Юридическая Библиотека - Хозяйственное законодательство Украины. Знаменский Г.Л. -

На главную »  » Хозяйственное законодательство Украины. Знаменский Г.Л.

Гражданское право: Хозяйственное законодательство Украины. Знаменский Г.Л.


    В книге рассмотрены политические, социалык-экоиомичсские и культурноис торические предпосылки формирования национальной системы хозяйственного законодательства Украины. Раскрываются предмет, цели и принципы хозяйственного законодательства, обосновывается необходимость его кодификации.


        Знаменский Г.Л. Хозяйственное законодательство Украины:

    формирование и перспективы развития. -К.: Наукова думка, 1996. 56с.

    Наукове видання

     

    ЗНАМЕНСЬКИЙ Г.Л.

     

    ГОСПОДАРСЬКЕ ЗАКОНОДАВСТВО УКРАЇНИ

     

    формування та перспективи розвитку

     

    Російскою мовою

     

    Київ, видавництво <Наукова думка>, 1996р. 56с.

     

    Ум. друк. арк. 3,72. Тираж 600 прим.

     

    В книге рассмотрены политические, социалык-экоиомичсские и культурноис

    торические предпосылки формирования национальной системы хозяйственного

    законодательства Украины. Раскрываются предмет, цели и принципы хозяйственного

    законодательства, обосновывается необходимость его кодификации.

     

    Книга служит введением в проблематику хозяйственного законодательства

    Украины, делающего лишь первые шаги в своем развитии. В будущем потребует-

    ся фундаментальное, монографическое исследование проблемы.

     

    Для научных работников специалистов органов государственной власти, пре-

    подавателей, аспирантов и студентов юридических вузов.

     

    Утверждено к печати ученым советом

    Института экономико-правовых исследований

     

    Редакция литературы по экономике, истории,

    философии и праву

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

     

    Введение

     

    ГЛАВА 1 Общие предпосылки формирования национальной системы хозяйст-

    венного законодательства Украины ............ 8

     

    ГЛАВА II. НАЦИОНАЛЬНЫЕ И ОБЩЕЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ИСТОКИ

    ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА УкРАИНЫ ' .. 12

     

    ГЛАВА III. ДОКТРИНАЛЬНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ

    ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ ......... 22

     

    ГЛАВА IV. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ

    ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ

    .............. 33

     

    ГЛАВА V. ПРЕДМЕТ ХОЗЯЙСТВЕННОГО

    ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

     

    ГЛАВА VI ЦЕЛЬ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА -

    УКРЕПЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПОРЯДКА* ...............49

     

    ГЛАВА VII. СТРУКТУРА ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

     

    Примечания

     

     

     

     

     

                                                      ВВЕДЕНИЕ

    ________________________________________________________

    Украинское общество вошло в полосу глубоких перемен. С об-

    ретением государственной независимости Украины изменяется, ре-

    формируется ее политическая система. Уже одного этого обстоя-

    тельства было бы достаточно для потрясений, затрагивающих

    судьям многих людей. Однако существенно меняется и фундамент

    жизни общества - его экономическая система. Начавшиеся ре-

    формы выглядят весьма многообещающими, но пока экономика

    охвачена жесточайшим кризисом, что ущемляет интересы практи-

    чески каждого жителя страны.

     

    Исторический опыт показывает, что как бы не велики были

    трудности, переживаемые тем или иным обществом, в нем всегда

    обнаруживаются силы, способные искать и находить пути преодо-

    ления кризисов. И хорошо, когда эти живительные силы свободно

    проявляют себя, а не сдерживаются, глушатся по неведению или

    по чьей-то злой воле. Казалось бы, народ Украины обрел свобо-

    ду, - то необходимое условие, которое позволяет ему выбрать на-

    илучший путь развития, раскрыть свой потенциал, проявить ини-

    циативу. Однако и здесь возникает множество проблем: обретен-

    ная свобода в значительной мере является иллюзорной, поскольку

    ее ограничивают многие внутренние и внешние обстоятельства,

    неблагополучное прошлое. Но даже тогда, когда свобода вполне

    реальная и можно действительно свободно решать повседневные

    экономические, хозяйственные задачи, неизбежно возникают мно-

    гие затруднения.

     

    Сегодня на экономическую арену вышли новые действующие

    лица - предприниматели. Для них основными являются свобода

    хозяйственной деятельности, извлечение максимальной прибыли,

    инициатива, риск. Вскоре они стали убеждаться в том, что в ре-

    альной экономике свобода - не только благо, но и немалое бре-

    мя. В своей критической точке, во времена кризисов, это бремя

    настолько тяжело, что ставит перед выбором между свободой и

    несвободой. В последнем случае и в наших условиях речь идет ни

    о чем ином, как о возврате к недавнему прошлому, когда верхо-

     

    вевствовали административные методы. Однако большинство дело-

    вых людей ставит вопрос по-другому: дороги назад уже нет, но

    создайте порядок, при котором бы свобода сохранялась, а бремя

    было бы, хотя и неизбежным, но посильным, справедливым. По-

    этому сейчас ждут не столько свободы, сколько порядка и закон-

    ности, при которых эта свобода может реализоваться с макси-

    мальной пользой.

     

    Порядок - большая ценность любого здорового общества. Бу-

    дучи заранее обдуманным образом действия, порядок создает ста-

    бильность во взаимоотношениях членов общества, а именно этого

    недостает обществу, в котором мы живем. Порядок составляет со-

    вокупность институтов, приоритетов, традиций, обычаев, психоло-

    гических установок, моральных и других норм. Но основой, фун-

    даментом порядка всегда было и остается право, законодательство.

    Вполне уместно вспомнить мудрую французскую поговорку <Не

    надо просить у Бога то, что может дать законодательство>.

     

    Порядок в экономике в значительной мере определяется зако-

    нодательством, которое традиционно именуется хозяйственным, хо-

    тя может обозначаться и по-другому - предпринимательское,

    коммерческое, торговое, <бизнес-право>. При этом важнее всего

    правильное наполнение такого законодательства, его совершенство,

    эффективность.

     

    Такого законодательства Украина раньше не имела, она нача-

    ла его создавать только сейчас. К сожалению, успехов на этом

    пути пока мало. Перефразируя известное выражение, можно ска-

    зать, что в нашем хозяйственном законодательстве <мы имеем то,

    что имеем> - противоречия, запутанность, пробелы. Неупорядо-

    ченность законодательства, являясь его изъяном, все же характе-

    ризует внешнюю сторону дела. Главное - внутреннее содержание

    законодательства, его действительная способность регулировать от-

    ношения в экономике. Здесь положение вещей еще хуже.

     

    В последние годы наши законодатели, вольно или невольно,

    показали, что создание законов - дело не такое уж сложное, де-

    скать, <Не боги горшки обжигают!>. Более чем наглядно было

    продемонстрировано, что законы и декреты - простые инструмен-

    ты текущей государственной политики. К сожалению, упускалось

    из виду, что это идет вразрез с постоянно повторяемыми деклара-

    циями о построении правового государства. Ведь такое государев

    во должно признать верховенство права и отказаться от попыток

    подгонять его раз за разом под свои интересы.

     

    Между тем постоянны колебания в экономической политике,

    шараханье от командных методов к рыночным и наоборот авто-

    матически отражалось в законах и декретах, создавало разнонаправленную

     регламентацию хозяйственных отношений, сталкивало

    частные интересы с общественными интересами. Многие правовые

     

    институты и конструкции становились уродливо-гибридными, <ка-

    питалистическими по форме, социалистическими по содержанию>.

    По всем этим причинам наше хозяйственное законодательство

    стало тормозить социально-экономическое реформирование, созда-

    вать дополнительные помехи в процессе вывода экономики из

    кризисного состояния.

     

    Наибольшие просчеты были допущены при создании норм, оп-

    ределяющих правовой статус субъектов хозяйствования. Неопреде-

    ленность правового положения таких массовых субъектов, как

    <малое предприятие>, <кооператив>, <объединение предприятий>,

    <совместное предприятие>, <коммерческий банк> и др., создала <за-

    конные> основания для 'явочной приватизации государственного

    имущества, открыла многие, опять-таки <законные>, возможности

    для тоге, чтобы избежать полного налогообложения, имуществен-

    ной ответственности за срыв договорных обязательств. Неопреде-

    ленным стало само понятие <предприятие> - трудно определить,

    является ли оно субъектом, или объектом хозяйствования.

     

    <Притчей во языцех> стала противоречивость, экономическая и

    юридическая необоснованность и невыверенность норм о налогооб-

    ложении, ценообразовании, валютном регулировании, кредитова-

    нии, дотировании, субсидировании и квотировании. В <зародыше-

    вом> и аморфном состоянии находится антимонопольное законода-

    тельство, законодательство об индикативном планировании, про-

    граммировании социально-экономического и научно-технического

    развития. На <откуп> самим субъектам хозяйствования отдана ре-

    гламентация договорных отношений - нового национального за-

    конодательства здесь нет, а поэтому можно выбирать: или руко-

    водствоваться старым, в первую очередь, общесоюзным законода-

    тельством (ущербным во многих отношениях), или заниматься ре-

    гламентацией на <самодеятельных> началах. На практике чаще

    склоняются ко второму варианту, что уродует само понятие до-

    говор> (контракт) и чревато немалым ущербом для самих пред-

    принимателей.

     

    Таким образом, наше молодое государство еще не смогло

    сформировать свое национальное хозяйственное законодательство

    на требуемом уровне, что дало повод для многих нареканий со

    стороны как наших, отечественных предпринимателей, так и зару-

    бежных партнеров. Хорошо, что эти факты признаются нашим

    парламентом, а потому вопрос о качестве законодательства не

    снимается с повестки дня.

     

    При всем этом надо иметь в виду, что правопорядок в эконо-

    мике определяется не только законодательством как совокупно-

    стью норм и правил, но и практикой его применения. Последняя

    также имеет крайне низкий уровень. Можно привести бесчислен-

    ные примеры того, насколько неквалифицированно применяются

     

     

     

    вполне оправданные и полезные нормы. Вместе с тем широко рас-

    пространилось явление, которое можно назвать <криминальным

    правоприменением>. Поражает та изощренность, с какой использу-

    клся едва заметные несогласованности в нормативных актах, а.

    также некоторые пробелы в них. Особенно много таких фактов в

    практике лицензирования предпринимательства, налогообложения,

    банковского кредитования, . внешнеэкономической деятельности.

    Весьма ооасвмй характер приобрело подобное <правоприменение>

    в тех сферах деятельности, которые связаны с рискованным при-

    влечением денежных средств населения (регистрация инвестицион-

    ных фондов и компаний через подставных лиц, создание акцио-

    вервых общесп закрытого типа, но с использованием правил, ус-

    тановленных для обществ открытого типа, и др.).

     

    Сказанное выше, казалось бы, способно убедить читателя в

    большой сложности и неординарности тех проблем, которые дол-

    жны решаться в процессе форммрояания национальной системы

    хозяйспеиного законодательства. Ав-гор данной книги стремился

    показать, что эти проблемы нельзя решить с узкоюридических и

    сугубо отраслевых позиций. В то.же время далеко не всегда мож-

    но преодолеть возникающие здесь трудности, если обратиться к

    общей жонокической теории или к общей теории государства и

    права. Дело в той, что названные теории также находятся в со-

    стоянии переформирования своих основ, с тем чтобы уйти от оя-

    востороавей, классовой направленности марксистских предотавле-

    юй. Поэтому соответствующие науки пока не могут дать надеж-

    ных ориентиров в изучении реальных потребностей социально-

    хотемическаго и политического развития, без чего крайне за-

    трудняется создание такого законодательства, которое наиболее

    полно соотвегсповало бы новой экономической системе, было ста-

    бильным, рассчитанным не только на сегодня, но и на отдален-

    ную перспективу.

     

    Однако если все это учитывать, то не может не появиться и

    такая мысль: стоит ли преодолевать множество трудностей и

    сложностей при создании оригипалыюй украинской законодатель-

    ной системы, если можно поступить проще, восприняв законода-

    тельную систолу какой-либо зарубежной страны с развитой эко-

    номикой? И эта мысль укрепляется тем, что постоянно множатся

    предложения зарубежных политиков, экономистов и юристов об

    использовании их опыта законодательного урегулирования эконо-

    мики. При этом стало общим правилом в процессе пропаганды

    такого опыта проводить ту точку зрения, что законодательство

    стран Запада предоставляет абсолютную свободу предпринимате-

    лям, как того, дескать, и требует рыночная экономика. Однако

    пропаганда ' пропагандой, а реальная ситуация намного сложнее.

    Если внимательнее присмотреться к зарубежному законодательст-

     

    ву (а теперь такая возможность появилась), то возникает довольно

    пестрая картина. Заководательвая система любой западной страны

    является уникальной в силу совокупности своих достоинств и не-

    достатков. Есть в вих коапфукции и правила действительво про-

    грессшише, а есть и такие, что являются наследием конкретвого

    и часто противоречивого исторического развития, а пакту выгля-

    дят атавизмами. Поэтому вполне правомерна поставовха вопроса

    об использовании лишь прогрессивного опыта зарубежвого законо-

    дательства. Для этого необходим продуманный и критический о^

    бор норм, которые имеют общецивилизациоаное значение, а пото-

    му могут органично войти в новое законодательство нашей стра-

    ны. А к тому, что можно воспринять всю законодательную систе-

    му какой-либо страны, хотя бы и самой развитой, вряд ли можно

    отнестись серьезно.

     

    Что касается рекламных заявлений об абсаяютной. свободе

    предпринимательской деятельности в условиях современного рын-

    ка, то их следует воспринимать спокойно. За <ими скрываются

    или наивные патриотические мотивы, или романтическое преуве-

    личение свободы в тойили'иной стране, или просто ностальгия

    по давно ушедшим временам Адама Смита. К сожалению, иногда

    за такого рода взглядами распознается хорошо продуманный об-

    ман - просто иностранному инвестору в чужой стране хочется

    встретить знакомый и привычный правовой климат, а может быть,

    более мягкий, чем в своей стране. Между тем в ряде сфер эконо-

    мической жизни таких стран, как США, Германия и Япония, су-

    ществует весьма жесткое правовое регулирование.

     

    Таким образом, главная цель данной книги состоит в том,

    чтобы ввести читателя в круг весьма сложных проблем формиро-

    вания национальной системы хозяйственного законодательства.

    Эти проблемы касаются как правотворчества, так и правопримене-

    ния. Поэтому она может оказаться полезной прежде всего студен-

    там и аспирантам юридических вузов, готовящихся к работе в на-

    званных сферах. Думается, что наша книга окажет определенную

    помощь и любому другому специалисту, который в силу своей

    профессии сталкивается с нормами хозяйственного законодательст-

    ва и не хотел бы относится к ним как к простой данности, а то

    и бездумно.

     

    Автор не исключает и того, что эта книга могла бы служить

    введением, преддверием будущего фундаментального курса хозяй-

    ственного права Украины.

     

    Глава 1

     

    ОбЩИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ

    НАЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ

     

    Одним из важнейших рычагов упрочения государственной не-

    зависимости Укра^ы является создание национальной правовой

    системы. Эта систма призвана обеспечить функционирование на

    принципиально н^ой основе политико-государственных, экономи-

    ческих и социалы^-культурных отношений в республике.

     

    Созидательная,творческая роль нового права Украины должна

    проявиться во все2 сферах общественной жизни. Однако есть сфе-

    ра, которая испытчвает потребность в этом особенно остро,- это

    сфера материального производства, экономика. Обретение Украи-

    ной независимост) совпало по времени с переходом к многоук-

    ладной экономике социально ориентированному рынку, поэтому

    обеспечение такой перехода, создание рациональных форм хозяй-

    ствования - зада^ первостепенной важности для права.

     

    Строительство самостоятельной экономики Украины, управле-

    ние процессом о^овления ее народнохозяйственного комплекса

    невозможны без овершенной системы правового регулирования

    хозяйственны де>ельности. Ядро этой системы - хозяйственное

    законодательство. Последнее должно сложиться в республике, по

    существу, заново, (оскольку в условиях бывшего Союза и центра-

    лизованного управления экономикой оно имело ущербное содер-

    жание и занимал* незначительный удельный вес в общем объеме

    республиканского законодательства. В условиях независимости и

    перехода к рыно^ым отношениям это законодательство станет,

    несомненно, ведуией отраслью права.

     

    3аконотворчес1ой деятельностью Верховного Совета Украины

    уже положено н^ало формированию национального хозяйствен-

    ного законодател^тва, и этот процесс постоянно нарастает. Если

    во время разрабо^и и обсуждения в парламенте Программы пе-

    рехода Украины^ рынку (июнь-июль 1990 г.) предполагалось,

    что потребуется Здание около 60 законодательных актов в сфере

    хозяйствования, т^ теперь стала очевидной необходимость приня-

    тия несравненно (ольшего числа таких актов. Однако говорить о

    системе правовое регулирования хозяйственной деятельности,

     

    8

     

    адекватной современным потребкостям эковомики, пока еще рано.

    Продолжается количественный рост законодательного материала,

    фрагмеятарво акватывающий те или иные области регулируемых

    отвошений. При этом отсутствует требуемая ясность в осозаании

    целей и принципов хозяйствеввого законодательства. Растет рас-

    согласованность между законодательвыми актами и отделькыми

    нотами. Недостаточное внимание уделяется разработке механиз-

    мов реализации законодательства. Наблюдается и пренебрежение

    технико-юридической стороной законотворчества.

     

    Преодолеть наметившиеся и практически неизбежные недо-

    статки, своеобразные <болезии роста> в новом хозяйственном зако-

    нодательстве можно различными путями. В парламенте поначалу

    наметилась, например, практика рассмотрения и издания <пакета>

    законов, объединяемых прежде всего тем или иным объектом пра-

    вового регулирования (ликвидация последствий Чернобыльской ка-

    тастрофы, агропромышленный комплекс, приватизация и др.). Вы-

    двигались и предложения по консолидации законодательства -

    систематизации норм отдельных законодательных акте> какой-ли-

    бо одной отраслевой принадлежности и издание их в виде одного

    укрупненного акта (Основ или Свода законодательства). Однако

    все эти варианты упорядочения законодательства не были ради-

    кальными в той мере, чтобы поднять законотворчество в Украине

    на качественно новый уровень.                     :

     

    В результате сложилась ситуация, когда молодое государство

    Украины стало утрачивать редкий в истории шанс сформировать

    свое хозяйственное законодательство на разумных, рациональных

    началах. Ведь страна, в силу известных обстоятельств, лопала в

    число тех немногих государств, которые получили возможность

    свои законодательные системы создавать, по существу, заново.

    Этим странам не было нужды распутывать узлы противоречий за-

    конодательства, которое во многих государствах складывалось в

    течение столетий. У нас же умудрились в очень короткий срок

    создать такие тугие узлы противоречий, не разрубив которых, не-

    возможно продвигаться к оздоровлению общества.

     

    Для преодоления <законодательного кризиса> и тем самым, в

    какой-то мере, общего экономического кризиса необходимо было

    срочно менять законодательную политику. Прежде всего надо бы-

    ло отойти от традиционного пути совершенствования законода-

    тельства: постепенно урегулировать те или иные отношения от-

    дельными актами, дать <отстояться> урегулированным отношени-

    ям, выявить в них новые тенденции, а затем приступать к коди-

    фикации, то есть качественной переработке норм и их системати-

    зации. Низкое качество хозяйственного законодательства <первого

    поколения>, нестабильность регулируемых хозяйственных отноше-

    ний не позволяли идти <нормальным> путем, пытаться исправить

     

    положение вещей изданием множества отдельных актов, изменяю-

    щих или дополняющих прежние. Избежать новых противоречий

    теперь уже могла только ускоренная кодификация, разработка

    крупных законодательных актов - кодексов.

     

    Решительный шаг в этом направлении был сделан Президиумом

    Верховного Совета Украины, который принял постановление от

    31 октября 1991 г. о подготовке ряда кодифицированных актов - ко-

    дексов. В чцсло кодексов, обеспечивающих правовое регулирование

    различных отношений в сфере экономики, были включены следую-

    щие: измененный и дополненный Кодекс законов о труде, обновлен-

    ный Гражданский кодекс и впервые создаваемый Торговый кодекс.

     

    Названное ' решение парламентского органа исходило, несом-

    ненно, из необходимости дифференцированно подойти к регулиро-

    ванию экономических отношений. Учитывалось, что в последних

    спецификой обладают отношения трудовые, гражданские и хозяй-

    ственные. Поэтому вполне правомерен сделанный Комиссией Вер-

    ховного Совета Украины по вопросам экономической реформы и

    управления народным хозяйством в ноябре 1991 г. вывод о том,

    что Торговый кодекс должен стать, по существу. Хозяйственным

    кодексом, поскольку главным предметом его регулирования явля-

    ется предпринимательская, коммерческая деятельность. Тем самым

    было признано, что хозяйственное законодательство должно иметь

    достаточно широкий предмет регулирования - хозяйственную

    (предпринимательскую, коммерческую) деятельность не только в

    сфере товарного оборота, но и в производстве.

     

    Таким образом, крупнейшая в истории Украины правотворче-

    ская задача получила конкретизированный вид - подготовить

    проект Хозяйственного (Коммерческого) кодекса Украины, который

    создал бы правовую основу стабильного регулирования всего раз-

    нообразия хозяйственных отношений в условиях рынка. Осуществ-

    ление этой задачи было поручено Национальной Академии наук

    Украины. Координатором и непосредственным исполнителем такой

    работы стал созданный в середине 1992 г. Институт экономико-

    правовых исследований.

     

    Рабочая группа по подготовке кодекса, в состав которой вошли

    специалисты Института экономико-правовых исследований НАН

    Украины, Национального университета имени Тараса Шевченко,

    Национальной юридической академии Украины имени Ярослава

    Мудрого и Донецкого государственного университета, в сжатые сро-

    ки подготовила концепцию кодекса, а также предварительный его

    проект (аванпроект). Цель последнего состояла в том, чтобы создать

    условия для его всестороннего изучения и обсуждения, особенно в

    научной среде. Поэтому на протяжении 1992--1993 гг. выполнялась

    работа, которая была связана с использованием в крайне необходи-

    мых случаях прогрессивного иностранного законодательного опыта,

     

    проведением научных экспертиз, рецензированием и обсуждением

    на конференциях и симпозиумах в нашей стране и за рубежом.

    Для таких потребностей аванпроект имел русский, немецкий и ча-

    стично (первый раздел) французский тексты.

     

    Доработка проекта производилась с учетом замечаний и пред-

    ложений, высказанных в рецензиях и экспертных заключениях

    Центра предпринимательского права Института государства, и

    права Российской академии наук, кафедры хозяйственного права

    Московской юридической академии. Германского фонда междуна-

    родного правового сотрудничества (Бонн), Французского министер-

    ства экономики, а также в рецензиях отдельных специалистов и

    участников специально организованной конференции в мае 1993 г.

    в Донецке для обсуждения проблем создания Хозяйственного ко-

    декса. Способствовала работе над проектом и информационная по-

    мощь Института менеджмента при Львовском государственном

    университете имени Ивана Франке и участников программы

    <Коммерческое право для Украины> (США).

     

    В дальнейшем доработка проекта кодекса осуществлялась в

    Рабочей группе, созданной Кабинетом Министров Украины под

    руководством председателя Высшего арбитражного суда Украины

    Д. Н. Притыки. После учета замечаний и предложений ведущих

    министерств и ведомств Украины указанная Рабочая группа под-

    готовила окончательную редакцию проекта кодекса, которую и

    представила на рассмотрение Кабинета Министров Украины в де-

    кабре 1995 г.

     

    В соответствии с принятой авторами в начале работы над про-

    ектом концепцией Хозяйственный (Коммерческий) кодекс Украины

    должен определять экономические, организационные и правовые

    основы хозяйственной (коммерческой, предпринимательской) дея-

    тельности в условиях формирования в Украине смешанной эконо-

    мики, опирающейся на многообразие конкурирующих между со-

    бой субъектов хозяйствования разных форм собственности. Пред-

    метом регулирования должны стать отношения хозяйствования,

    складывающиеся при организации и непосредственном осуществ-

    лении хозяйственной деятельности.

     

    Имея столь сложный предмет регулирования, будущий Хозяй-

    ственный (Коммерческий) кодекс становится крупнейшим по объе-

    му актом в законодательстве Украины. Ясно, что этот законопро-

    ект нуждался в тщательной проработке вопросов, касающихся его

    целей, принципов и структуры. В специально разработанной кон-

    цепции кодекса была предпринята попытка максимально полно

    учесть реально существующие политические, экономические и со-

    циальные предпосылки формирования национальной системы хо-

    зяйственного законодательства Украины. Со многими идеями и

    представлениями, вошедшими в указанную концепцию, как раз и

    предлагается ознакомиться читателям настоящей книги.

     

    10

     Глава II

     

    НАЦИОНАЛЬНЫЕ И ОБЩЕЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ИСТОКИ

    ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА УкРАИНЫ '

     

    При моделировании будущий системы хозяйствеквого законода-

    тельства Украины невозможно обойти вопрос о национально-истори-

    ческих и общецифилизационвых его истоках. Выявление этих исто*

    ков призвано очертить <генетическую> линию развития националь-

    ного законодательства. Это поможет выяснить меру его самобытно-

    сти, а также пределы возможного использования опыта других стран.

    И в данном, случае вполне уместны были бы слова-заповедь Тараса

    Шевченко: <1 чужому научайтесь, и свого не цурВйтесь>.

     

    Глубоко ошибается тот, кто считает, что Украина в далеком

    прошлом была правовед пустыней. Ёслх процесс утверждения ук-

    раинской государственности насчитывает тысячелетнюю историю,

    то не меньшим, а может быть, и большим, был срок утверждения

    в Украине права.

     

    Вполне очевидно, что основным побудителем появления раз-

    личных правовых установлении на этой земле яв1(лись развитые

    торговые отношения в Древней Руси. История украинской вывоз-

    вой торговли, видимо, превышает историю украинской политиче-

    ской жизки. Сведения об этой торговле можно встретить в араб-

    ских записях IX и Х веков, в договорах Олега и Игоря с Визан-

    тией^. В те времена происходил обмен с другими народами не

    только товарами, но и, несомненно, правовыми идеями. Общеприз-

    нанно, что венцом правового развития древнего Киева стало появ-

    ление Русской Правды - одного из крупнейших правовых источ-

    нике> средневековой Европы. В течение многих последующих сто-

    летий этот источник оказывал существенное влияние на жизнь не

    только на территории Киевской Руси, но и за ее пределами. Его

    нормы, например, вошли почти в неизменном виде в другой изве-

    стный источник права - Литовский Статут. Несмотря на все пре-

    вратности исторической и политической судеб Украины, се право-

    вое развитие было, по существу, непрерывным, хотя формы этого

    развития часто менялись. Например, в истории правовой мысли

    яркие страницы были вписаны кодификациями украинского права

    ХУШ и начала XIX вв. '

     

    Украина в XVIII-XIX вв. дала и юридической науке немало

    ярких имен. Достаточно назвать имена таких ученых, как СЕДес-

    гащкий, М. А. Балугьянский, К. Д. Ушинский, И. И. Янжул. Так,

    С Е.. Десницкий, получив юридическое и экономическое образова-

    ние в Москве и Глазго (был учеником Адама Смита), стал первым

    отечественным профессором права (до него право преподавали ис-

    ключительно иностранцы). Обладая необходимыми юридическими

    и экономическими знаниями, он основное внимание уделил раз-

    витию проблем собственности и стремился придать своим исследо-

    ваниям практическую направленность. М. А. Балугьянский (1769-

    1847 гг.) - известный в Европе экономист и юрист - был про-

    фессором Академии в Гросвайдене (Германия) и в Пештском уни-

    верситете (Венгрия). Переехав в Петербург, преподавал в должно-

    сти профессора политэкономию. Затем вошел в состав комиссии

    по разработке Свода законов Российской империи, в 1819 г. стал

    первым ректором Петербургского университета. Основные его тру-

    ды были посвящены проблемам формирования национального бо-

    гатства и хозяйственных систем, реформирования финансов.

    1СД.Ушинский, окончив юридический факультет Московского уни-

    верситета, первые годы своей научной работы посвятил вопросам

    разработки науки о хозяйстве и впервые в мировой юридической

    науке обосновал необходимость выделения в качестве самостоя-

    тельной правовой отрасли хозяйственного права (середина XIX в.).

    И. И. Янжул, получив образование в области права, экономики,

    финансов, статистики в Москве, Дрездене, Лейпциге и Лондоне,

    стал профессором кафедры финансового права Московского уни-

    верситета. Его основные исследования носили комплексный эконо-

    мико-правовой характер. В круге его научных интересов были

    прежде всего проблемы правовых отношений в производстве, про-

    блемы предпринимательства (конец XIX - начало XX в.).

     

    К интересным и полезным идеям упомянутых выше ученых у

    нас еще будет повод возвратиться в настоящей книге. Сейчас же

    целесообразно более подробно рассмотреть ту полосу историческо-

    го развития права, которая поможет многое проявить в генезисе

    права Украины и послужить ориентиром в современном его воз-

    рождении.

     

    В Киеве, на крутом берегу Днепра, ниже Владимирской горки,

    у Крещатицкого источника стоит с 1802 г. памятник старинному

    торгово-городскому праву Киева, называвшемуся Магдебургеким

    по месту своего зарождения в XII-XIII вв. К сожалению, мы

    многие годы недооценивали как важность правового регулирова-

    ния хозяйственных отношений, так и правового обеспечения жиз-

    недеятельности городов. Уважительное отношение к праву, свиде-

    тельством чему является факт установки подобного памятника,

    утрачено. Поэтому не только не все киевляне, но даже не все ки-

     

    евские юристы знают об этом памятнике и о самом Магдебургс-

    ком праве. А ведь это редкий памятник- памятник тому праву,

    которое было предоставлено Киеву еще в 1494-1497 гг. и приме-

    нялось во многих городах Украины вплоть до середины XIX в. (в

    Галицко-Волынской земле с начала XIV в. до середины XVIII в.).

     

    Магдебургское право - право городского самоуправления и

    рыночных отношений в городах. И из всего правового наследия

    именно оно представляет сейчас наибольший интерес с точки зре-

    ния как истории развития городского самоуправления, так и с

    точки зрение истории правового регулирования рыночных отноше-

    ний. Старинный торгово-ремесленный город - это зародыш или

    минимодель, на основе которой в дальнейшем выросли современ-

    ные макрохономические модели. Зародыш обладал генетической

    ценностью - системным или, во всяком случае, комплексным

    подходом к регулированию управленческих и имущественных от-

    ношений в <городском пространстве>. Это генетическое свойство

    сохраняет свою ценность и для макромодели - современного эко-

    номически развитого и высокоурбанизированного <государственно-

    го пространства>. Мы же, к сожалению, в своей практической дея-

    тельности страдаем правовой бессистемностью.

     

    Известно, что в средневековой Европе города были центрами

    торговли и ремесла. Возникали они на торговых путях, в местах

    проведения торгов, ярмарок (кстати, город Магдебург возник на

    месте, где в давние времена шла оживленная торговля между гер-

    манскими и славянскими племенами). Центром каждого возникше-

    го города становился рынок, рыночная площадь, на которой обыч-

    но находилась и ратуша. Город, являвшийся собственником земли

    и общественных сооружений, центром торговли и ремесла, пред-

    ставлял собой, если говорить современным языком, единую соци-

    ально-экономическую систему, каркасом которой была двуединая

    система управленческих (включая налоговые) и договорных отно-

    шений. Наиболее адекватное отражение эти отношения получили

    как раз в Магдебургском праве.

     

    Магдебургское право носило комплексный, универсальный ха-

    рактер, ибо во взаимоувязке регламентировало реализацию раз-

    личных видов правоотношений. Большая часть его норм регулиро-

    вала торговлю и ремесла, деятельность цехов и купеческих гиль-

    дий, отношения собственности и налогообложения. Ряд норм был

    посвящен организации городского самоуправления и судебной вла-

    сти. Магдебургское право, будучи приспособленным к потребно-

    стям развивающихся городов, носило в целом антифеодальный ха-

    рактер *.

     

    Являясь своеобразным знаменем борьбы с феодальным угнете-

    нием, Магдебургское право получило широкое распространение в

    городах (нередко - и в сельских общинах) Центральной Европы.

     

    Самым надежным способом защиты города от феодального произ-

    вола магнатов-князей становилось завоевание им <вольностей>, во-

    площенных в Магдебургском праве.

     

    На украинские земли, находившиеся тогда в большинстве слу-

    чаев под вассалитетом Литвы и(или) Польши, Магдебургское пра-

    во пришло не по воле их обитателей, а в результате превратно-

    стей исторической судьбы. Но зададимся вопросом: почему же

    Магдебургское право (право иноземное, <немецкое>) на новых тер-

    риториях не отторгалось, а нормально <приживалось> и функцио-

    нировало там целые столетия? Очевидно, Магдебургское право на

    украинских землях удачно заполнило правовой <вакуум>, который

    образовался после упадка Киевской Руси. Однако этот упадок не

    означал, что исчезла сама <почва> - хозяйственная жизнь, требу-

    ющая возрождения и упорядочения, как это было в прежние вре-

    мена. Значит, сохранилась историческая память о праве.

     

    Вчитаемся в такие, например, строки историка В. О. Ключев-

    ского: <Легко заметить ту общественную среду, которая выработа-

    ла право, послужившее основанием Русской Правды: это был

    большой торговый город. Село в Русской Правде остается в тени,

    на заднем плане. Впереди всего... поставлены интересы и отноше-

    ния состоятельных городских классов, т. е. отношения холоповла-

    дельческого и торгово-промышленного мира>^ Если это учесть, то

    вполне понятны и следующих два вывода В. О. Ключевского: <Ру-

    ководящая сила народного хозяйства, внешняя торговля сообщили

    жизни много движения, приносили на Русь большие богатства> и

    <Русская Правда> - кодекс капитала> '.

     

    На этой торгово-городской особенности жизни Киевской Руси

    строил свои оценки и М. С. Грушевский. Он, в частности, писал:

    <Скелет Киевского государства IX-Х вв. составляла система горо-

    дов и факторий на торговых дорогах-. Киевская правительствен-

    ная политика состояла на службе у торговли, как, в свою оче-

    редь, торговля составляет ту экономическую основу, на которую

    опираются князья и правительство> ".

     

    Когда же после татаро-монгольского лихолетья мало-помалу

    стали возрождаться города на обширной территории Украины,

    вновь возникла потребность в надежном правовом опосредовании

    этих процессов. Невольным преемником Русской Правды после из-

    вестных предшественников как раз и стало Магдебургское право.

     

    В исторической литературе последнего времени преобладает

    мнение о том, что Магдебургское право, принятое в средние века

    многими городами, сыграло положительную роль. Так, в одном из

    исследований, посвященных проблемам развития Польши (а зна-

    чит, в определенной части, - и Украины) в эпоху феодализма,

    отмечается: <".перевод польских городов и деревень на так назы-

    ваемое немецкое право, будучи неизбежным следствием хода эко-

     

    15

     

    номического развития феодальной Полыии, в свою очередь, содей-

    ствовал дальнейшему развитию производительных сил и экономи-

    ки страяы>'. Можно встретить и вполне определенное утвержде-

    ние о том, что введение в Киеве в конце XV в. Магдебургского

    права привело к оживлению экономической жизни города и вы-

    звало рост его населения *

     

    Справедливости ради следовало бы вспомнить и о том, что

    М. С Грушевский оценивал влияние Магдебургского права неод-

    нозначное с одной стороны, он указывал на <либеральные тенден-

    ции> немецкого права (широкое самоуправление, регламентация

    отвошений писанным договором), а с другой - на то, что .оно

    <оказалось весьма неблагоприятным для туземцев (украинцев)>".

    Последняя негативная оценка влияния Магдебургского права, ви-

    димо, была весьма субъективной. Она подсказывалась, скорее всег^

    не фактами, а логикой предпринятого им анализа ситуации на

    украинских землях, которая сложилась накануне освободительных

    войн с Польшей. Безусловно, эта ситуация была обусловлена мно-

    жеством противоречий - экономических, политических, нацио-

    нальных, религиозных и др. Однако вряд ли рационально напря-

    мую связывать эти причины с действием норм Магдебургского

    права. Они функционировали и во время упомянутых войн, и

    многие годы после них. Известно, например, что судебные органы

    Войска Запорожского во времена Богдана Хмельницкого наряду с

    нормами ооычного права использовали нормы Магдебургского

    права", или что горожане Киева настойчиво добивались от цар-

    ского правительства России и добились-такй в 1801 г. восстановле-

    ния отмененного было Магдебургского права (<прав древней сто-

    лицы>), о чем свидетельствуют надписи на упомянутом в начале

    главы памятнике. Кроме того, все официальные и частные коди-

    фикации права в Украине в XVII- ХУ1Н вв. осуществлялись с ис-

    пользованием норм Магдебургского права.

     

    Факт остается фактом, что Магдебургское право долгое время

    действовало в Украине и сыграло в ее истории заметную роль. Из

    его норм и сейчас можно извлечь немало полезного при решении

    проблемы правового обеспечения торгового оборота и городского

    (регионального) самоуправления. Системность регулирования тако-

    го рода отношений, содержавшаяся в Магдебургском праве, сохра-

    няет свое значение, свою ценность и в наши дни. Более того, сей-

    час (та особенно важна в связи с гораздо большей сложностью

    экономики и управления ею. Да и города стали гораздо более

    сложными системами.

     

    Однако существует и более важная причина, которая потребо-

    вала проведения этого исторического экскурса. Она состоит в сле-

    дующем. Обретение Украиной государственной независимости вы-

    двинуло в число первоочередных задач создание национальной

     

    правовой системы. Эта задача сама по себе сложна. Однако еще

    более сложной ее делает то обстоятельство, что Украина стано-

    вится на путь перехода к смешанной экономике, к социально

    ориентированному рынку. Обеспечение такого перехода, создание

    современных форм хозяйствования на базе разновидной собствен-

    ности - вот <сверхзадача> законотворчества, законоприменения и,

    естественно, <сверхзадача> юридической науки. Однако, приступая

    к решению задачи такого рода, оказывается совсем не лишним ог-

    лянуться назад, чтобы в дальнейшем уяснить ориентиры движе-

    ния вперед.

     

    В недавнем прошлом правовая система Союза ССР и те блед-

    ные оттиски этой системы, которые существовали < бывших ре-

    спубликах, относились к <семье социалистических правовых сис-

    тем>". Самыми существенными и отличительными признаками и

    права, и законодательства признавалось то, что они являлись ре-

    волюционными, социалистическими. Тем не менее глубокий кри-

    зис, охвативший практически все социалистические страны, позво-

    лил выявить и понять искусственность, эфемерность многих по-

    строений в рамках понятия социалистического права. Даже, не-

    сомненно, новаторские, прогрессивные нормы социалистического

    права, касающиеся, например, закрепления социальных прав граж-

    дан, не имели, как оказалось, прочных материальных обоснований

    и гарантий. Дав толчок в развитии социальной направленности

    права во всем мире, цели этих норм остались нереализованными

    в самих социалистических странах. Мировое сообщество получило

    наглядный урок: подлинно социалистическое право невозможно в

    неправовых и недемократических государствах. Ясно, что дальней-

    шее развитие правовой системы Украины (в особенности тех ее

    аспектов, которые <выходят> на экономику) невозможно * рамках

    <социалистического права>.

     

    Правовая система Украины в условиях государственного суве-

    ренитета может развиваться совершенно самостоятельно. Но озна-

    чает ли это, что такое развитие вновь будет основываться на про-

    извольных, искусственных схемах? Необходимо трезво оценить до-

    статочность <внутренних источников> Украины, которые позволи-

    ли бы сформировать непохожую на другие, оригинальную право-

    вую систему. Во всяком случае, чрезвычайно трудным, если вооб-

    ще возможным, делом станет формирование такой системы в ус-

    ловиях национальной замкнутости. Особенно важно учесть, что

    Украина не имеет самостоятельного опыта правового регулирова-

    ния хозяйства, основанного на современных рыночных принципах.

     

    В этих условиях вполне оправданным было бы изучить и ис-

    пользовать лучший опыт правового регулирования самых различ-

    ных стран, в которых сложились социально направленные рыноч-

    ные отношения. Однако вряд ли можно найти какую-то идеаль-

     

    ную правовую систему, сложившуюся в другой стране, которая

    годилась бы для простой <пересадки> на украинскую почву. Оче-

    видно, понадобится изучить опыт многих стран. Совсем не лиш-

    ним здесь будет как положительный прошлый опыт бывшего

    СССР, так и приобретаемый новый опыт бывшими союзными ре-

    спубликами, поскольку они решают аналогичные задачи в исход-

    ных условиях. Изучая опыт правового регулирования других

    стран, целесообразно все же выбрать определенный <вектор> ори-

    еятнроваииости, предпочтения.

     

    Нельзя игнорировать тот факт, что Украина является страной

    Центральной Европы. Поэтому вполне естественной была бы ори-

    ентация ее правового развития на достижения <романо-германской

    правовой семьи>. На такой вывод совершенно естественно натал-

    кивают имеющиеся исторические предпосылки, и в частности из-

    ложенные факты о Магдебургском праве.

     

    Между тем возникают и более конкретные задачи - изучить,

    например, опыт современной правовой системы в Германии. Одна-

    ко для начала необходимо уяснить, как, какими путями она

    сформировалась.

     

    Одна из линий развития германского права, несомненно, выте-

    кала из просуществовавшего несколько столетий <городского>

    (прежде всего Магдебургского) права. Однако по мере отмирания

    феодальных отношений многие нормы этого права теряли значе-

    ние. Вместе с тем в условиях становления общегерманского тор-

    гового оборота на первый план выдвигались, совершенствовались

    нормы, регулирующие торгово-договорные отношения. В итоге это

    привело к созданию <права коммерсантов>, воплощенного в таком

    законе, как Германское торговое уложение (ГТУ), принятое в

    1897 г. и введенное в действие с 1 января 1900 г. "

     

    Наряду с <истинно германским правом> еще в средние века

    начало формироваться так называемое паидектное право. Его ис-

    точниками были переработанные нормы римского частного права,

    нормы канонического права и германские феодальные правовые

    обычаи". В буржуазную эпоху пандектное право стало использо-

    ваться в разных кодификациях законодательства. Ландектная сис-

    тема (модернизированное римское частное право) послужила осно-

    вой принятого в 1886 г. и введенного в действие с 1 января 1900 г.

    Германского гражданского уложения (ГГУ) ". Таким образом, в

    Германии сложился так называемый дуализм частного права, при

    котором гражданские и торговые отношения оказались регулиро-

    ванными разными кодифицированными актами. Конечно, в воз-

    никновении такого дуализма в определенной мере <повинны> и

    разнообразные исторические перипетии, и противоборствующие на-

    правления (школы) в германской юридической науке ". Но в этом

    нельзя не заметить и причин объективных, требующих дифферен-

     

    цированного правового регулирования экономических отношений

    различного вида.

     

    Дифференцированное правовое опосредование экономики мы

    видим и в современной Германии. Продолжают действовать ГГУ

    и ГТУ, но эти кодексы в XX в. обросли множеством законода-

    тельных актов как ответ на потребности экономического роста.

    Выявилась недостаточность упомянутого ранее <дуализма частного

    права> - усилилось государственное регулирование экономики, а

    поэтому были приняты комплексные акты, регулирующие коммер-

    ческие отношения в промышленности и других отраслях. На этой

    почве и возникла концепция хозяйственного (экономического) пра-

    ва, находящегося на стыке публичного и частного права (Хейман,

    Гедеман, Клаузинг) .

     

    Хозяйственное (экономическое) право в Германии занимает

    ныне одно из ведущих мест. Отличительная его черта - четкое

    определение роли государства в регулировании экономики. В <со-

    циальном рыночном хозяйстве> государство выступает в качестве

    <третьего партнера> наряду с предпринимателями и потребителя-

    ми. Главная его задача - гарантировать достижение обществен-

    ных, народнохозяйственных целей. Уже ст. 14 Основного Закона

    ФРГ гарантирует частную собственность, но с оговоркой, <что

    пользование ею должно также служить общему благу>. Государ-

    ство препятствует проявлениям <необузданного> капитализма, в

    необходимых случаях ограничивает или даже исключает <правила

    игры> свободного рынка '*. В хозяйственном праве ФРГ важная

    роль отведена законам, направленным против монополии произво-

    дителей и недобросовестной конкуренции. Эта отрасль законода-

    тельства охватывает также общие положения торгового, предпри-

    нимательского, внешнеэкономического и патентного права.

     

    Немецкий ученый-юрист Франц Риттнер считает, что граница

    между гражданским и хозяйственным правом устанавливается на

    основе оценочного принципа: в то время, как в гражданском (час-

    тном) праве на первом месте отношения одиночек друг к другу, в

    хозяйственном праве субъекты находятся под воздействием обще-

    хозяйственного интереса. Одни и те же правовые институты (соб-

    ственность, договор, ответственность и др.) в каждой из этих от-

    раслей имеют другой смысл и другие функции. В гражданском

    праве в этих институтах превалируют частные, автономные черты.

    Но уже в условиях конкуренции появляется необходимость следо-

    вания общехозяйственной цели. Поэтому в хозяйственном праве

    эти институты включают элементы государственного регулирова-

    ния - официальное разрешение, контроль, финансовая (налого-

    вая) инспекция, принудительное соглашение и др. "

     

    Опыт Германии, накопленный ею в законодательстве и юриди-

    ческих доктринах, заслуживает пристального внимания в процессе

     

    кодификации законодательства Украины. Поэтому вполне оправ-

    данной является, например, постановка вопроса о воспроизведении

    в будущем Гражданском кодексе Украины ащюбированной в Гер-

    мании паидектиой системы построения норм . Тем самым будут

    закреплены и в законодательстве Украины две основные линии в

    правовом опосредовании экономики - гражданское (частное) пра-

    во и хозяйственное право.

     

    Трудно переоценить опыт Германии для кодификации хозяй-

    ственного законодательства Украины - в особенности в части си-

    стемного регулирования отношений по горизонтали и вертикали

    (что прослеживалось еше в Магдебургеком праве), обеспечения до-

    стижения <общего блага> и общей социальной направленности хо-

    зяйственного законодательства, правовых средств борьбы с монопо-

    лиями и недобросовестной конкуренцией. Следует признать цен-

    ной и основную идею германской доктрины хозяйственного пра-

    ва - необходимость взаимопроникновения, <стыковки> частного и

    публичного права, отказа от традиционной дихотомии частного и

    публичного права ".

     

    Конечно, не следует считать> что германская правовая система

    является идеальной - она постоянно совершенствуется, как и лю-

    бая другая правовая система. На германском опыте мы останови-

    лись наиболее подробно именно потому, чтобы через него попы-

    таться найти принципиальный подход к заимствованию всякого

    иного иностранного правового опыта.

     

    Становится вполне ясным, что основным критерием в исполь-

    зовании иностранного опыта должна стать реальная потребность

    развития у нас рыночных отношений. Поэтому наибольший инте-

    рес вызывает законодательство тех стран с развитой экономикой,

    в которых наиболее рельефно выделяется современное правовое

    регулирование коммерческого оборота (США, Япония, Франция и

    др.). В данном случае не является догмой ранее приводившийся

    довод о том, что правовая система Украины должна базироваться

    прежде всего на достижениях европейской <романо-германской

    правовой семьи>. Это весьма серьезное обстоятельство, но оно не

    должно служить тормозом при использовании действительно про-

    грессивных правовых институтов и отдельных положений, которые

    создавались в рамках законодательства, относящегося к другой

    <правовой семье>. Например, в коммерческом законодательстве

    вполне целесообразно заимствовать такой институт, как довери-

    тельная собственность (траст), а также отдельные положения об

    агентских, банковских и иных расчетах. Весьма полезным был бы

    поиск прогрессивного опыта гармоничного сочетания публичнд-

    правового и частноправового регулирования. Такой опыт можно

    встретить в законодательстве США о контрактах. Несомненно, был

    бы интересен и важен для нас опыт Франции в регулировании

     

    20

     

    отношений субъектов предпринимательства и государственных ор-

    ганов. В Японии же достаточно развито законодательство об анти-

    монопольном регулировании. Естественно, ограничителем в ис-

    пользовании такого рода регуляций является явное его противоре-

    чие с принципиальными основами украинского законодательства.

    Зарубежный опыт должен прежде всего заполнять имеющиеся

    <ниши> в отечественном регулировании, образовавшиеся как раз в

    результате недостаточности своего опыта.

     

    При всем этом должно быть учтено, что право Украины фор-

    мируется не в таких условиях, в которых оно формировалось и

    действовало в экономически развитых странах. В наших условиях

    наиболее важно создать правовое обеспечение процесса перехода

    от одной экономической системы к другой. Поэтому целесообраз-

    но присматриваться и к опыту формирования хозяйственного пра-

    ва тех стран, которые имеют близкую к нашей стартовую пози-

    цию (Чехия, Словакия, Польша, страны Прибалтики, Россия и др.).

     

    Таким образом, диапазон поиска положительного опыта право-

    вого регулирования отношений в рыночной экономике может

    быть весьма широким. Главное заключается в том, чтобы как сле-

    дует <переварить> зарубежный опыт, учитывая реальные условия

    Украины - экономические, политические, культурно-исторические

    и психологические, а затем трансформировать этот опыт в се на-

    циональную правовую систему.

     

    Глава III

     

    ДОКТРИНАЛЬНЫЕ

    ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

    ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ

    ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

    УКРАИНЫ

     

    На реальное содержание хозяйственного законодательства за-

    метное влияние оказывают те или иные доктринальные подходы

    к решению проблемы. Это законодательство, как никакое другое,

    постепенно стало объектом ожесточенных теоретических споров.

    Достаточно сказать, что само существование хозяйственного права

    (законодательства) ставилось и продолжает ставиться под вопрос.

    Причем отрицание такого законодательства строилось на самых

    различных по своему характеру доводах - от примитивных, на-

    думанных до теоретически изощренных.

     

    Вряд ли ошибочным было бы утверждение о том, что теорети-

    ко-юридический потенциал в государствах, образовавшихся после

    развала СССР, является весьма значительным ~ он не меньший,

    а может быть, и больший, чем во многих зарубежных странах,

    которые часто фигурируют в массовых публикациях как образцо-

    вые. Там просто не было объективных причин для того, чтобы в

    сжатые сроки разрабатывать юридические теоретические концеп-

    ции, которые закладывались бы в основу текущей законодатель-

    ной политики. Такого рода процессы носили там преимуществен-

    но эволюционный характер. У нас же в прошлом непрерывно

    свершались разного рода революции и перестройки. А потому

    наша юридическая теория то и дело перестраивалась. Отсюда и

    парадоксальный факт: наши юридические концепции и доктрины

    становились все более тонкими и изощренными, хотя при этом за-

    конодательные системы продолжали деградировать и в конце-кон-

    цов разрушились. Однако сохраняющийся научный потенциал

    имеет и самостоятельную ценность. Если его направить в нужное

    русло, то появится надежда на то, что сложнейшие юридические

    проблемы, которые возникли в наших странах в последнее время,

    все-таки найдут приемлемое разрешение.

     

    Между тем у нас пока немало сторонников решения проблемы

    хозяйственного законодательства в упрощенном виде. Считают,

    что все вопросы правового регулирования рыночных отношений,

     

    22

     

    все вопросы предпринимательской, хозяйственной деятельности

    можно решить в традиционных рамках концепции <единого граж-

    данского права>.

     

    Здесь необходимо вспомнить, что именно вокруг проблемы

    правового регулирования хозяйственных отношений в течение ря-

    да десятилетий шла дискуссия в юридической науке бывшего

    СССР. Причем в центре этих дисскуссий находился вопрос о спо-

    собах кодификации хозяйственного законодательства. Представите-

    ли хозяйственно-правовой концепции неизменно отстаивали точку

    зрения о принципиальном единстве хозяйственных отношений (о

    единстве вертикальных и горизонтальных хозяйственных отноше-

    ний), а потому предлагали создать Хозяйственный кодекс, который

    бы закреплял и развивал это единство '. Для цивилистической же

    концепции характерым было то, что хозяйственные отношения

    рассматривались в качестве разнородных, опосредуемых различны-

    ми правовыми методами. Исходя из этого, горизонтальные хозяй-

    ственные отношения (обязательные, договорные) предлагалось ин-

    тегрировать в общее гражданское законодательство (путем расши-

    рения содержания Основ гражданского законодательства Союза

    ССРи Гражданских кодексов союзных республик), а отношения

    вертикальные регламентировать в рамках административного зако-

    нодательства '.

     

    В начале 80-х годов наблюдалась своеобразная <конверсия>

    цивилистической концепции. Она заключалась в отказе от узкоот^

    раслевого (с позиций гражданского или только административного

    права) подхода к изучению и законодательному оформлению хо-

    зяйственных отношений. Последние стали рассматриваться если не

    единым, то комплексным, межотраслевым*. В результате резко воз-

    росла численность сторонников кодификации хозяйственного зако-

    нодательства (в том числе и в форме кодекса). Однако в конце

    80-х годов, когда стала рушиться политика <перестройки> и поя-

    вилась вероятность перехода к рыночной экономике, названная

    <конверсия> цивилистики была свернута. Более того, представите-

    ли этой концепции объявили о том, что они всегда выступали за

    гражданско-правовое (<горизонтальное>) регулирование имущест-

    венных отношений, что отвечало потребностям рыночной экономи-

    ки. Хозяйственно-правовую концепцию сторонники цивилистиче-

    ского подхода объявляли ущербной, адекватной содержанию адми-

    нистративно-командной экономики^ Тем самым они как бы пред-

    лагали возобновить дискуссию о судьбе хозяйственного права (за-

    конодательства). Но при этом им было невдомек, что такая дис-

    куссия в который раз возвращает юридическую науку к решению

    тех проблем, которые уже были решены и теоретически, и прак-

    тически еще в начале века в таких, например, странах, как Гер-

    мания.

     

    23

    Оценивая с позиций сегодняшнего дня ход и результаты дис-

    куссии о проблеме хозяйственного права в СССР, нельзя не уви-

    деть иллюзорность имевшихся тогда представлений и построений

    у представителей обеих концепций.

     

    Создавая в изобилии словесные миражи, цивилистическая

    (гражданско-правовая) концепция тем не менее не смогла увязать

    свои идеи и конструкции с реальной действительностью. В усло-

    виях жесткого централизованного управления народным хозяйст-

    вом она ратовала за <имущественные отношения, обусловленные

    использованием товарно-денежной формы в коммунистическом

    строительстве> '. В действительности же эти товарно-денежные

    формы никак не могли использоваться, поскольку это противоре-

    чило самой логике существования административно-командной си-

    стемы. Тогда господствовали прямые управленческие, вертикаль-

    ные связи, что сводило на нет горизонтальные связи.

     

    Когда же ученые-цивилисты обвиняют концепцию хозяйствен-

    ного права в родстве с административно-командной системой, то

    они просто демонстрируют свое умение лукавить. Основные черты

    концепции хозяйственного права появились в стране не до и не

    после, а во время НЭПа, то есть тогда, когда была отпущена на

    свободу хозяйственная инициатива, когда развивались горизонталь-

    ные имущественные отношения. Но тогда же появилась объектив-

    ная потребность в государственном регулировании экономики. Не-

    обходимость согласования горизонтальных и вертикальных отно-

    шений как раз и создала почву для хозяйственно-правового

    подхода к решению проблем управления народным хозяйством.

    Поскольку в рамках гражданского законодательства такие пробле-

    мы не могли быть решены (предметом его регулирования были

    только горизонтальные отношения), постольку и начало развивать-

    ся хозяйственное законодательство. Поэтому опыт правового регу-

    лирования коммерческой и хозяйственной деятельности во време-

    на НЭПа является в определенной своей части ценным и сейчас.

     

    Как известно, командно-административная система в полной

    мере проявила свои качества после ликвидации НЭПа. В конце

    30-х годов, в период массовых репрессий и террора, <именем рево-

    люции> была ликвидирована н хозяйственно-правовая концепция,

    что трагически сказалось и на личной судьбе ряда ее представи-

    телей. Цивилистическая же концепция продолжила свое существо-

    вание прежде всего в силу своей безобидности и никчемности. На

    практике роль гражданского права была сведена к регулированию

    отношений жилищного найма и мелких бытовых сделок. Естест-

    венно, бюрократия не видела в этом какой-либо угрозы для свое-

    го господства.

     

    Хозяйственно-правовая концепция вновь появилась в 50-х го-

    дах, в период хрущевской <оттепели>. Центральная ее идея оста-

     

    24

     

    валась прежней - согласовать вертикальные (управленческие) от-

    ношения с отношениями горизонтальными (имущественно^бяза-

    тельственными). Этим обеспечивалась определенная защита гори-

    зонтальных связей, защита декларировавшегося, но не воплощае-

    мого в жизни хозрасчета предприятий. В качестве юридической

    формы обеспечения единства хозяйственных отношений предла-

    гался крупный кодифицированный акт - Хозяйственный кодекс.

    Однако это также было иллюзией, порожденной эйфорией начав-

    шейся было демократизации общественной жизни. <Заматеревшая>

    к этому времени административно-командная система с порога от-

    вергла и демократизацию, и все то, что как-то ее .ограничивало,

    связывало в действиях. Поэтому бюрократия не хотела и не мог-

    ла допустить, чтобы <централизованное плановое руководство на-

    родным хозяйством> было введено в рамки закона. Не проходила

    идея не только <большой>, но и <малой> кодификации - напри-

    мер, в виде Закона о планировании. В этих условиях уделом уче-

    ных было только теоретизировать и дискутировать, но не мешать

    <руководить> строительством светлого будущего.

     

    Вместе с тем необходимо отметить и теоретическую слабость

    хозяйственно-правовой концепции того времени в разработке, на-

    пример, проблемы метода хозяйственно-правового регулирования.

    Долгое время считалось, что в хозяйственном праве не должно

    быть единого правового метода. В нем могут лишь сочетаться ме-

    тод автономных решений (в свою очередь, включающий методы

    согласования и разрешения), метод обязательных предписаний (со-

    стоящий из методов приказа и запрета) и метод рекомендаций. В

    результате получалось, что в хозяйственных правоотношениях вза-^

    имодействуют методы, действующие в противоположных направле-'

    киях, конкурирующих между собой. Указывалось, правда, на со-

    гласование, сочетание таких методов, но тогда возникал вопрос о

    мере (степени, пропорции) такого сочетания, чтобы обеспечить од-

    нонаправленность их действия. Ведь существовала известная прак-

    тика <социалистического хозяйствования>, в которой реальная

    практика предписаний (а это главный метод административного,

    бюрократического по своей сути, управления) превалировал над

    всеми другими методами.

     

    Теоретические споры о путях развития законодательства, ре-

    гламентирующего отношения в экономике, имеют множество ас-

    пектов. Они часто возникают по субъективным причинам, на ос-

    нове межличностных отношений в научной среде. Однако они ос-

    новываются на разных представлениях о предмете регулирования,

    разной оценке отечественного и зарубежного законодательного

    опыта. Иногда, чтобы прояснить первопричину современных взгля-

    дов на те или иные вопросы, требуется углубиться в изучение ис-

    торических фактов.

     

    25

     

    Например, следовало бы учитывать, что законодательство мно-

    гих стран развивалось столетиями и, как правило, спонтанно эво-

    люционным путем, без какого-либо заранее намеченного <плана>.

    Поэтому сложившиеся там законодательные системы в большинст-

    ве случаев являются уникальными из-за своих особых комбина-

    ций достоинств и недостатков. Украина же ныне попала в число

    тех немногих стран, которые получили возможность создавать

    свои законодательные системы, по существу, заново. Этим самым

    ей бал дан редкий шанс формирования законодательства на ра-

    зумных, рациональных началах.

     

    К сожалению, еще нет полной уверенности в том, что разум-

    ные начала берут верх при формировании как национальной сис-

    темы законодательства в целом, так и ее отдельных подсистем. В

    особенности это заметно на примере крупнейшего массива право-

    вых иорм, опосредующих сферу материального производства, эко-

    номику. Казалось бы, обеспечение рационального перехода к рын-

    ку, создание эффективных форм хозяйствования - это теперь за-

    дача первостепенной важности для права и правотворчества, а по-

    этому здесь и будут заложены основы подлинно системной орга-

    низации всего законодательства. Результаты же свидетельствуют

    пока о другом - законодательство в сфере экономики остается

    самым неупорядоченным, запутанным, противоречивым. Помочь

    исправить такое положение, безусловно, может юридическая нау-

    ка, но непременно при том условии, что она избавится от многих

    устаревших представлений, заблуждений и даже предрассудков.

     

    Известные на сегодняшний день концептуальные подходы к

    строительству национального законодательства Украины имеют

    пока весьма схематичный вид, поскольку далеко не в полной ме-

    ре учитывают все разнообразие внутренних и внешних связей

    формирующейся системы. Чаще всего поступают упрощенно: за

    основу структурной организации законодательного массива прини-

    мается известное с древнейших времен разделение права на част-

    ное и публичное. Такое жесткое ^противопоставление двух-начал

    (то, что в науке называется <дихотомией>) приносит в жертву осо-

    бенности ряда новых отраслей законодательства, которые по объ-

    ективным причинам сочетают в себе частные и публичные нача-

    ла. Сомнения вызывают и попытки разделить отрасли законода-

    тельства на <традиционные> (уголовное, административное, граж-

    данское и др.) и <нетрадиционные>, обслуживающие отдельные

    фракции государства (хозяйственное, экономическое, культурное и

    др.). В данном случае одна часть законодательства остается в пре-

    делах упомянутой выше дихотомии, а другая - вообще выводит-

    ся из правовой системы и, по существу, <огосударствляется>.

     

    Как видим, возможности традиционных юридических подходов

    к построению законодательной системы весьма ограничены. Стано-

     

    26

     

    вится все более очевидным, что главные системообразующие фак-

    торы следует искать не столько в юридической сфере, сколько в

    реальных потребностях общества. Мало что дает простая экстра-

    поляция юридических конструкций на реальную действительность,

    поскольку последняя нередко не <втискивается> в эти конструк-

    ции, требует внесения в них изменений. Экономика как раз и от-

    носится к таким динамичным частям общественной системы, кото-

    рые требуют решительного пересмотра многих законодательных

    решений.

     

    Не так уж трудно обнаружить, что современная экономика

    является сложно организованной системой, охватывающей разного

    рода процессы и области деятельности. Поэтому, решая проблемы

    развития законодательства, необходимо учитывать его внутреннюю

    специализацию (дифференциацию). Специализация - это объек-

    тивная тенденция развития законодательства, обусловленная иден-

    тичным процессом развития в различных сферах жизни общества

    и требующая учета их особенностей, специфики и многогранно^

    сти. Накопленный и постоянно увеличивающийся массив норма-

    тивных актов в сфере экономики не может быть отнесен к какой-

    либо одной отрасли законодательства. Он неизбежно распадается

    на части, регулирующие специфические отношения (социально-

    трудовые, земельные, гражданские, хозяйственные, бюджетно-фи-

    нансовые и др.). Все отрасли законодательства, относящиеся к сфе-

    ре экономики, необходимы и важны. В данном же случае мы вы-

    деляем отрасль хозяйственного законодательства, которое в силу

    многих причин (и, прежде всего, объективных причин) является

    наиболее сложным и объемным. С учетом прошлого отечественно-

    го и зарубежного опыта и проявляющихся в настоящее время

    тенденций можно прогнозировать, что хозяйственное законодате-

    льство составит 70-80 % общего объема законодательства страны.

     

    Таким образом, хозяйственное (предпринимательское, коммер-

    ческое) законодательство выделяется в самостоятельную отрасль в

    значительной мере по объективным причинам, в силу необходимо-

    сти в специализированном регулировании экономических отноше-

    ний особого рода. Различное же терминологическое обозначение

    законодательства (права) в области хозяйствования объясняется

    известными историческими причинами. Во многих европейских го-

    сударствах возник в XIX в. и сохраняется в определенных преде-

    лах до сих пор так называемый дуализм частного права, обусло-

    вивший раздельную кодификацию гражданского и торгового зако-

    нодательства. Последнее, как правило, формировалось на основе

    средневекового торгово-городского права, к которому относилось и

    Магдебургское право, о чем речь шла раньше. Но на каком-то

    этапе было обнаружено несовпадение терминологического обозна-

    чения <торговое право> с предметом регулирования - он вышел

     

    27

     

    за пределы торгового оборота. Тогда и начались поиски новой

    терминологии, адекватной более широкому предмету регулирова-

    ния: отношения торгово-промышленные, коммерческие \ хозяйст-

    венные, предпринимательские и др. С учетом отечественных тра-

    диций и опыта ряда стран (например, Германии, Австрии, Японии)

    данное законодательство (право) вполне оправдание называть <хо-

    зяйственным>. Тем самым замыкается логический ряд всем извест-

    ных терминов: <хозяйственная деятельность>, <хозяйствование>,

    <хозяйственные отношения>, <субъект хозяйствования> и т. д. Эти

    тещины широко используются в законодательстве Украины.

     

    Сегодняшняя задача в области совершенствования хозяйствен-

    ного законодательства на первый взгляд предельно ясна: необхо-

    димо в соответствии с принятыми на высшем государственном

    уровне решениями осуществить кодификацию этого законодатель-

    ства (параллельно с кодификацией других отраслей законодатель-

    ства). И эта работа началась, получен первый ее результат -

    подготовлен аванпроект Хозяйственного (Коммерческого) кодекса

    Украины, ставший предметом научной экспертизы, обсуждения на

    научно-практических конференциях, предметом многочисленных

    рецензий. Однако эта работа сопровождается и немалыми помеха-

    ми. К сожалению, большая их часть возникает в научной и око-

    лонаучной среде. Как известно, здесь не всегда преобладает озабо-

    ченность поисками истины, а предпочтение отдается корпоратив-

    нъш привязанностям, нарочитой консервативности мышления, лож-

    но понимаемому престижу. В такой <питательной> среде как раз

    и существует многие годы концепция <единого гражданского пра-

    ва>. Отечественные представители этой концепции весьма ревност-

    но следят за процессом кодификации хозяйственного законодате-

    льства Украины. В связи с этим появляются высказывания, на-

    правленные против самой ее возможности. Утверждается, что но-

    вый Гражданский кодекс Украины мог бы охватить не только

    традиционно понимаемые гражданско-правовые отношения, но и

    все разнообразие хозяйственно-правовых отношений.

     

    Рассматриваемая концепция отнюдь не локализуется в теоре-

    тических спорах и дискуссиях, она имеет негативные практиче-

    ские следствия, поскольку пытается соответствующим образом по-

    влиять на законодателя. Но при этом упускается из виду, что все

    это наносит ущерб кодификации самого гражданского законода-

    тельства, поскольку затрудняется разграничение его с хозяйствен-

    ным, коммерческим, предпринимательским законодательством, де-

    формируется предмет гражданско-правового регулирования.

     

    Сторонники общецивилистической концепции имеются и в ря-

    де зарубежных стран. В России, например, уже осуществлена но-

    вая кодификация гражданского законодательства, принят Граж-

    данский кодекс РОССИЙСКОЙ Федерации. Но указанный кодекс

     

    28

     

    предлагается рассматривать в качестве универсального, <модельно-

    го>, который мог бы быть принят без особых раздумий и в дру-

    гих странах СНГ.

     

    Таким образом, сейчас в Украине возникает своеобразный <ры-

    нок предложений по импорту законодательства>. Здесь немалый

    выбор - предлагается принять или Гражданский кодекс по об-

    разцу российского, или Коммерческий кодекс на основе <Единооб-

    разного коммерческого кодекса> США, или воспринять в макси-

    мальной мере <надгосударственное европейское коммерческое пра-

    во> (соответствующее законодательство Европейского Союза) и др.

    Все эти предложения, конечно, должны внимательно изучаться, и

    лучший зарубежный опыт законотворчества необходимо учиты-

    вать, но без того, чтобы игнорировать свой, отечественный опыт и

    занижать возможности своего научного и захонотворческого по-

    тенциала.                 ,

     

    Однако сказанное не снимает проблему разграничения граж-

    данского и хозяйственного законодательства, поскольку она реаль-

    но существует. И решать эту проблему необходимо вавешеино, учи-

    тывая, по возможности, вое ее аспекты. Здесь равно важны и пред-

    варительный теоретический анализ предметов предполагаемого ре-

    гулирования, и сравнительный анализ практических результатов

    кодификационных работ. Как указывалось, один объект для срав-

    нения уже практически готов - проект Хозяйственного кодекса

    подготовлен.

     

    Линия разграничения между гражданским и хозяйственным

    законодательством идет прежде всего по предмету, характеру ре-

    гулируемых отношений. Никто не оспаривает тот факт, что совре-

    менное гражданское право, очищенное от <огосударствления> и

    обогащенное прогрессивным мировым опытом, обладает большой

    социальной ценностью. Имея такие качества, оно является важ-

    ным компонентом формирующегося у нас заново гражданского

    общества. Основной пафос гражданского права - утверждение и

    защита частного интереса, определение правового статуса челове-

    ка, личности, закрепление автономности индивидов, их независи-

    мости друг от друга и от государства. В современных условиях

    гражданское законодательство должно получить ярко выражен-

    ную гуманистическую направленность, обеспечивая удовлетворе-

    ние материальных и духовных интересов и запросов человека.

     

    Однако при всем этом гражданское право не в состоянии ох-

    ватить своим регулированием всю ту сложную систему отноше-

    ний, которая и представляет собой гражданское общество. Отдель-

    ные ученые-юристы (Р. О. Халфина, С. С. Алексеев, Г. К. Матвеев)

    однозначно утверждают: поскольку в гражданском обществе гос-

    подствует частный интерес (а это как раз и не является аксио-

    мой), постольку оно и охватывается действием гражданского пра-

     

    29

     

    а. Здесь спекуляции начинаются уже с простого созвучия терми-

    ж> (<траждаяское общеслю - гражданское право>). А дальше де-

    лается попытка мовополизировать все правовое пространство в

    ховомической сфере. Ущеровость концепции <единого граждан-

    ского права> в тем и состоит, что она постоянно твердит о своих

    претензиях на охват посредстве>* гражданского кодекса практиче-

    ски всех отношений в экономике, но в действительности их не

    охватывает.

     

    ^   Отечественный и зарубежный опыт показывает, что наиболее

    1 полно ценность гражданского законодательства раскрывается гог-

    \>, когда регулируются <атомарные> связи, разовые сделки. Здесь

    в полной мере и проявляется обособленность интересов субъектов,

    щх равенство. Это и есть сфера действия частного интереса, част-

    но1Ч) права. Другое дело, когда современная экономика рождает

    отношения, имеющие и горизонтальные, и вертикальные аспекты,

    связанные с общественным, публичным интересом.

     

    Поэтому есть все основания для того, чтобы задаться вопро-

    сом: способно ли гражданское право охватить своим регулирова-

    нием всю ту сложную систему общественных отношений, которая

    входит в гражданское общество? Ведь давно ушли аристотелевские

    времена, когда гражданское общество понималось <атомистиче-

    ски> - как простая совокупность человеческих индивидов. Уже

    Гегель определил гражданское общество как сферу экономических

    отношевий, где <всесторонне переплетается зависимость всех от

    всех>. В современных представлениях гражданское общество явля-

    ется ае <одномервой>, а <многомерной> категорией, вбирающей в

    себя самые разнообразные отношения и связи (не только <горизон-

    тальные>, но и <вертикальные>). Особой сложностью характеризу-

    ется <хозяйственное общество>, которое стало неотъемлемой со-

    ставной частью гражданского общества. Вот здесь^то и обнаружи-

    вается ущербность концепции <единого гражданского права>, ко-

    торая постоянио твердит о своих претензиях на охват практиче-

    ски всех отношений в экономике посредством Гражданского ко-

    декса.

     

    Если не утруждать себя рассмотрением философского аспекта

    проблемы, то необходимо дать адекватную оценку реальным фак-

    там и ответить на связанные с ними вопросы. Почему, например,

    наряду с гражданскими кодексами в свое время стали издаваться

    кодексы торговые (коммерческие)^ В свою очередь, почему все эти

    кодексы впоследствии стали обрастать огромным массивом норма-

    тивных актов, которые перестали <вписываться> в традиционно

    понимаемое гражданское и торговое законодательство? Очевидно,

    это происходило под напором жизни, это был ответ на реальные

    потребности развивающейся и усложняющейся экономики.

     

    30

     

    Нельзя также проходить и мимо фактов отечественной юриди-

    ческой мысли. Еще во второй половине XIX в. появились утверж-

    дения о <диктатуре> (Н. М. Коркунов), <ветхой храмине> (К^ЦСа-

    велин) гражданского права. Тогда же впервые появилась ориги-

    нальная концепция хозяйственного права (К. Д. Ушинский). Это

    говорит, в частности, о том, что процесс концепции <единого

    гражданского права> начался отнюдь не с <козней> ныне живу-

    щих ученых-<хозяйственников>. Серьезные причины для этого по-

    явились давно.

     

    При всем этом требуют своего объяснения и причины <долго-

    жительства> концепции <единого гражданского права>. Это, ко-

    нечно, отечественный феномен, достойный <книги Гиннеса>: кон-

    цепция живет около ста лет, хотя ни в одном из отрезков этого

    времени она по-настоящему не совпадала с действительными по-

    требностями развития экономики. Большая часть времени так на-

    зываемого легального существования концепции была обеспече-

    на - такова правда - <под зонтиком> тоталитарного режима. Но

    это было жалкое существование: роль гражданского права была

    сведена к регулированию элементарных связей людей-<винтиков>.

    Имелись причины и психологического характера - объяснимая

    тяга к консерватизму, удобству, простоте и др. Но, очевидно, при-

    чины были и в другом: и научные исследования, и законопроект-

    ные работы в гражданском праве все больше стали терять эле-

    менты творчества, новизны, поскольку его основы были заложены

    еще в Древнем Риме и в течение столетий отшлифовались до

    предела. Инструментарий Гражданского права в принципе одина-

    ков в любой стране, а поэтому создать его с национальной окра-

    ской невозможно (да и не нужно). Отсюда и появляется искуше-

    ние - покинуть чисто обработанную почву гражданских отноше-

    ний и перейти на <целину> - попытаться с помощью Граждан-

    ского кодекса урегулировать другие отношения, прежде всего хо-

    зяйственные. Здесь же задачи законотворчества на два порядка

    сложнее, чем в гражданско-правовой сфере, а поэтому требуют но-

    визны, творчества. И нет ни одной страны, где бы эти задачи бы-

    ли решены одинаково. Однако при этом часто не понимают, что и

    инструментарий для решения таких задач должен быть новый.

     

    Некоторая (очевидно, наименее консервативная) часть предста-

    вителей рассматриваемой концепции соглашается с тем, чтобы

    осуществлялась отдельная кодификация хозяйственного (торгового)

    законодательства. Однако сразу же делается оговорка: <Только на

    базе (основе) гражданского законодательства>. Здесь следовало бы

    учитывать следующее. Любая отрасль законодательства должна

    находиться в системной связи с другими отраслями и правом

    страны. Этого требуют сложные, системные связи, например, в

     

    смешанной экономике, да и в обществе в целом. Поэтому связи

    граждажкого и хозяйствевиого кодексов не могут быть только одао-

    направленнюш (например, субсидиарная связь второго с первым).

    Эффективное действие норм Гражданского кодекса во многом

    обеспечивается наличием норм Хозяйственного кодекса. Ведь даже

    простые сделки между гражданами могут оказаться деформиро-

    ванными в результате монополий на товарных рынках, недобросо-

    вестной конкуренции и т. п. Регулируя соответствующую сферу

    отношений. Хозяйственный кодекс может как бы расчищать поле

    действия для Гражданского кодекса.

     Глава IV

     

    СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ

    ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ

    ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

    УКРАИНЫ

     

    Зарождение и дальнейшее развитие любой законодательной

    системы не может быть бесцелевым, самодовлеющим процессом,

    оторюнным от развития всего общества. Поэтому законотворчест-

    во должно иметь заранее продуманный <вектор> своего развития,

    отвечающий потребностям общественного развития.

     

    Истоки формирования национального хозяйственного законода-

    тельства заключены в сложном взаимодействии общества, эконо-

    мики, государства и права. При этом необходимо учитывать, что

    каждый из названных институтов в современных условиях трак-

    туется по-новому: говорят не просто об обществе, а о <граждан-

    ском обществе>; не просто о государстве, а о <правовом государст-

    ве> и т.д.

     

    Формирование гражданского общества сейчас широко деклари-

    руется в процессе политических преобразований в конституциях

    многих стран. Эту идею воспринимает и Украина, что отражено в

    ее Конституции. К сожалению, все еще не раскрывается в доста-

    точней* мере содержание упомянутого понятия. В данном случае

    на выручку приходит наука - в последнее время появились серь-

    езные научные работы, в которых дается основательный анализ

    этого понятия в его историческом развитии '. В этих работах по-

    казано, что в современных условиях гражданское общество явля-

    ется не одномерной, а многомерной, сложной системой, интегриру-

    ющей самые разнообразные (в том числе разнородные) институты,

    отношения и связи. Такому гражданскому обществу не соответст-

    вует государство как <машина подавления одного класса другим>.

    Ему соответствует социальное и правовое государство, то есть го-

    сударство, подчиненное общественным интересам и праву.

     

    В публикациях по проблематике гражданского общества следу-

    ет обратить также внимание на принципиально важный вывод о

    недопустимости разделения, противопоставления государства и

    гражданского общества на том основании, что первое обычно оли-

    цетворяется с властными, вертикальными отношениями, а второе -

    с горизонтальными отношениями. Современное государство, выпол-

     

    33

     

    няа социальные и экономические функции, становится неотъемле-

    мым элементе>* гражданского общества. Поэтому <разумные> вер-

    тикальные связи здесь не менее важны, чем горизонтальные.

     

    Теперь посмотрим, как может быть охарактеризована экономи-

    ка - главная составная часть гражданского общества. Причем

    речь должна идти не о сегодняшней, <посткоммунистической>

    экономике, находящейся в кризисном состоянии, а о будущей эко-

    номике, которой еще предстоит сформироваться в ходе реформ.

    На этот счет известны различные точки зрения. Юристу здесь

    следовало бы не заниматься <астрологическими прогнозами>, а

    учесть соответствующие научные выводы, политические решений,

    выявить тенденции в хозяйственном законодательстве <первого по-

    коления>.

     

    Когда говорят о будущей экономике Украины, то чаще всего

    ее характеризуют как рыночную, свободную экономику. Хотя эко-

    номика и в прошлом, и теперь более чем достаточно подвергается

    насилию, экспериментированию и реформированию, но в ней дей-

    ствительно проявляется тенденция к свободному, прогрессивному

    развитию. И чем полнее учитывается эта тенденция, тем концеп-

    ции социально значимее и действеннее.

     

    Однако важно учитывать, что свобода или несвобода экономи-

    ки определяется внешними условиями, прежде всего характером

    ее взаимодействия с обществом в целом, политикой, государством,

    рравом. Поэтому необходим поиск какого-то равновесия в этом

    взаимодействии, чтобы экономика начала оправдывать социальные

    ожидания. С учетом сказанного можно посчитать вполне прием-

    лемой идею немецкого ученого Франца Бема - необходимо со-

    здать <экономическую конституцию> общества, которая бы орга-

    низовала экономику с помощью права таким образом, чтобы она

    не была ни <господином>, ни <рабом> государства '. Небезынтерес-

    но отметить, что эта идея нашла определенное отражение в Ос-

    новном Законе ФРГ, легла в основу сформировавшегося там <со-

    циального рыночного хозяйства>, предопределила развитие совре-

    менного немецкого хозяйственного законодательства.

     

    К сожалению, в процессе реформирования экономики в Украи-

    не, равно как и в других республиках развалившегося СССР, на

    первых порах не было обеспечено рациональное взаимодействие

    экономики и государства, что и явилось одной из главных причин

    крайней противоречивости этого процесса и непредсказуемости его

    результатов. Если у нас этот изъян в политике реформирования

    выявлен и осознан далеко не всеми специалистами, то у многих

    зарубежных аналитиков он оказался в центре внимания.

     

    В связи с этим представляется полезным ознакомиться с выво-

    дами, сделанными аналитической группой Международного инсти-

    тута мира (г. Вена). Эта группа отмечала, в частности, что в боль-

     

    34

     

    шинстве стран Центральвой и Восточной Европы -идеология ре-

    формирования не содержала в себе четкого определения роли го-

    сударства. Это привело к тому, что повсеместно стал проявлять-

    ся двойственный (<дихотомический>) подход к решению главных

    проблем перестройки социальных и экономических отношений: го-

    сударство резко противопоставлялось обществу, общественное -

    частному, план - рынку. В результате происходило быстрое ос-

    лабление роли государства, что поставило под угрозу не только

    политическую стабильность, но и успех самих преобразований. И

    что парадоксально, жесткость и отсутствие гибкости приводили к

    сохранению старых управленческих структур там, где они менее

    всего нужны. Что касается западной социологии и юриспруден-

    ции, то, как утверждают зарубежные аналитики, эти науки спо-

    собствовали преодолению разного рода дихотомий. Любой преоб-

    разовательный процесс в социальной и экономической жизни они

    рассматривают как открытый, то есть допускающий включение

    противоположных, конкурирующих начал. Новый общественный

    порядок может основываться на разных источниках, если они вно-

    сят позитивный вклад в его преобразование '.

     

    Изложенные выше представления, думается, подталкивают к

    тому, чтобы проблема правового регулирования в современной

    экономике рассматривалась с широких позиций, учитывала мно-

    гие факторы. Узкоюридичсский подход, состоящий из замшелых

    представлений о традиционных отраслях права и методах регули-

    рования, окажется здесь просто беспомощным.

     

    В связи с этим следовало бы обратить внимание, например, на

    распространившееся в последнее время представление о так назы-

    ваемой смешанной экономике. Правильное уяснение смысла этого

    понятия оказалось весьма важным для юридического исследова-

    ния, поскольку в нем содержится нужная подсказка в поиске

    адекватного правового регулирования.

     

    В обширной западней литературе, в которой так или иначе за-

    трагивается вопрос о смешанной экономике, неизменно подчерки-

    вается, что эта экономика характеризуется не только многоуклад-

    ностью, наличием частного и общественного (государственного,

    публичного) секторов. Главное состоит в том, что государство че-

    рез различные формы регулирования оказывает существенное вли-

    яние на экономику в целом, добиваясь интенсификации использо-

    вания ресурсов.

     

    Показательна одна из оценок организационной структуры эко-

    номики США. Отмечается, что в этой экономике часто обознача-

    ются две подсистемы - <атомистическая> (сфера мелкого бизнеса)

    и <хозяйственные блоки>. Хозяйственные блоки представляют со-

    бой крупные многоотраслевые образования, в которых субъекты

    связаны между собой <паутиной> различных отношений - это

     

    35

     

    слияния, взаимное владение акциями, кредитные отношения, пере-

    плетающиеся директораты, совместные проекты, контрактные от-

    ношения и др. Подсчитано, что около 3/4 американской экономи-

    ки охвачены такими блоками и примерно 1/4 - атомарными свя-

    зями .

     

    Приведенные выше материалы позволяют сделать более уве-

    ренный вывод о том, что отношения в современной экономике и в

    гражданском обществе в целом являются дифференцированными.

    В любом случае в них не так уж сложно выделить два класса

    отношений - <атомарные> и сложно организованные. И возникает

    все тот же вопрос: может ли право обойти стороной указанную

    дифференциацию, не заботясь об адекватном регулировании раз-

    личного рода отношений?

     

    ^Цифференцированность отношений в экономике - это сегод-

    няшняя реальность. Однако первые ее признаки начали появляться

    более ста лет назад под влиянием общего роста производительных

    сил. Вот тогда отдельные ученые (в частности, Н. М. Коркунов,

    К. Д. Кавелин) и стали ощущать потребность в такой специализа-

    ции права, которая учитывала бы новые тенденции в обществе.

    Этот факт не так уж удивителен, поскольку всегда и везде нахо-

    дились ученые-<провидцы>. По-настоящему же удивляет то, что

    многие современные ученые-юристы не замечают существенных

    сдвигов в экономике и не делают соответствующих выводов.

     

    Несомненно, к <провидцам> следует отнести и такого выдаю-

    щегося ученого украинского происхождения, педагога и юриста,

    как К. Д. Ушинский. Еще в середине XIX в. он сделал весьма

    примечательный вывод: в гражданском обществе имеют место от-

    ношения различного рода, и они не могут быть охвачены одним

    гражданским правом; внутри этого общества родилось <хозяйст-

    венное общество>, и ему должно соответствовать свое особое пра-

    во - хозяйственное право. По мнению К. Д. Ушинского, хозяйст-

    венное право является <юридическим изложением хозяйственной

    деятельности> '. Имеются все основания считать, что тогда и бы-

    ла создана первая концепция хозяйственного права.

     

    Многие идеи и соображения К. Д. Ушинского, высказанные в

    связи с обоснованиями хозяйственного права, актуальны и сейчас.

    В его словах, характеризующих, например, цель закона в <хозяй-

    ственном обществе>, заключена, без преувеличения, программная

    установка развития современного хозяйственного законодательства:

    <"Юридические законы имеют целью - разделить экономические

    интересы членов государства так, чтобы они, достигая каждый

    своего особого интереса, достигали вместе с тем экономического

    интереса всего народа; а с другой стороны - соединить эти эко-

    номические интересы так, чтобы каждый член народа, достигая

    этого общего хозяйственного интереса, самым полным образом до-

     

    36

     

    стигал своего собственного> '. Как видим, представленная увязка

    интересов вполне диалектична и жизненно необходима. Остается

    лишь подобрать нужные средства для достижения тех целей, ко-

    торые поставлены перед хозяйственным законодательством.

     

    При всем этом на пути создания национальной системы хо-

    зяйственного законодательства Украины имеются еще немало пре-

    пятствий, не преодолев которых, весьма затруднительно остано-

    виться на каком-либо одном, действительно оптимальном варианте

    построения этой системы. Главное из таких препятствий - то и

    дело возникающий вопрос: к какому типу должна относиться бу-

    дущая экономика Украины? Казалось бы, сторонников централи-

    зованно управляемой и плановой экономики осталось не так уж

    много, и можно сказать, что общество признало необходимость пе-

    рехода к рыночной экономике. Однако общественная мысль в по-

    следние годы заметно колебалась - разговор шел то о <свобод-

    ном рынке>, то о <регулируемом рынке>, то вновь об укреплении

    <государственного руководства>. В последнее время крайностей

    стало меньше, поскольку эйфория прошла, появилась возможность

    более тщательно изучать опыт развитых стран. Поэтому в поле

    зрения все чаще попадают современные представления о <соци-

    ально ориентированной рыночной экономике>, о <смешанной эко-

    номике>.

     

    Однако в политических дискуссиях часто берут верх не науч-

    но выверенные представления, а ставшие привычными идеологиче-

    ские установки, вращающиеся вокруг понятий <социализм> и <ка-

    питализм>. Например, в украинском парламенте был однажды по-

    ставлен и надолго завис известный вопрос: <Какое общество мы

    строим?> Этот вопрос стал заметным тормозом в выработке эконо-

    мической политики. Возникла ситуация, которую немецкий уче-

    ный-экономист В.0йкен, также признаваемый одним из <отцов>

    успешных экономических реформ в послевоенной Германии, опи-

    сал в начале 50-х годов: <В экономической политике государств-

    господствует спор о таких весьма чувствительных словах, как ка-

    питализм и социализм. Эти слова, как монеты, двигают туда-сюда,

    при этом не видя действительности. Непригодные порядки и ре-

    флекторная болтовня, идеологии силовых групп и доктрины меч-

    тателей занимают господствующие позиции> .

     

    Известный украинский политический деятель и ученый И.Р.ЮХ-

    новский несколько лет назад выдвинул формулу, нацеленную на

    разрешение спора о будущем нашего общества: <Не капитализм и

    не .социализм, но и капитализм, и социализм>, б~этои формуле

    многие увидели лишь пример парадоксальности мышления чело-

    века, в свое время претендовавшего на пост президента страны.

    Однако можно было присмотреться к ней и внимательнее, что по-

    зволяло как-то приблизиться к искомой истине.

     

    37

     

    Дело в том, чо в отечественной научной литературе последне-

    го времени формируются представления, отвергающие <открытые>

    в рамках марксизма-ленинизма <железные закономерности> смены

    социально-экономических формаций. Доказывается, что речь мо-

    жет идти лишь о двух исторических типах общественного устрой-

    ства: государственный и негосударственный децентрализованный)

    способы производства. В одной из работ отмечается, что <общество

    постоянно колеблется между централизмом и децентрализмом.

    При этом <идеальные> решения (только административная систе-

    ма или только рынок) можно найти, пожалуй, лишь в головах

    теоретиков; для исторической же практики характерны постоян-

    ные поиски приемлемых сочетаний того и другого, этапы усиле-

    ния то централизма, то децентрализации> *.

     

    Считают, что родоначальником современной типологии эконо-

    мических (хозяйственных) систем явился упомянутый немецкий

    ученый В. Ойкен. Действительно, все многообразие хозяйственных

    систем В. Ойкен сводил к двум <идеальным типам> - централь-

    неуправляемому хозяйству и меновому (рыночному) хозяйству ".

    Целям разграничения порядков служит характер регулирования

    хозяйственных процессов и принятия соответствующих решений.

    Причем в качестве критерия такого разграничения В. Ойкен изби-

    рает количество хозяйственных планов. Отсюда <монизм> в плани-

    ровании он объявил признаком центральноуправляемого хозяйст-

    ва, а <дуализм> или <плюрализм> - менового хозяйства. В ре-

    зультате план в центральноуправляемом хозяйстве составляет и

    осуществляет центральный орган, а меновом - отдельные хозяй-

    ственные единицы '

     

    Для определения того, какая из двух рассматриваемых хозяй-

    ственных систем является <хорошей> или <плохой>, в качестве

    критерия В. Ойкен предложил использовать внешнюю и внутрен-

    нюю стабильность той или иной системы. Наибольшая стабиль-

    ность, считал он, достигается при совершенной (организованной,

    упорядоченной) конкуренции. Все промежуточные формы (между

    центральноуправляемым хозяйством и конкурентным порядком)

    являются нестабильными. При этом центральноуправляемое хо-

    зяйство, отмечал В. Ойкен, может обладать внешней стабильно-

    стью достаточно длительное время при УСЛОВИИ, однако, что рав-

    новесие в ней обеспечивается принуждением ".

     

    Несмотря на жесткую критику теоретических взглядов В.Ойке-

    на со стороны марксистской политэкономии, они получили широ-

    кое распространение. Более того, эти взгляды оказались практиче-

    ски значимыми и поэтому приобрели статус здравого смысла. В

    этом своем качестве они не однажды принимались в расчет в

    процессе реформирования экономики не только в Германии, но и

    в других странах.

     

    38

     

    Однако вряд ли было бы правильным рассматривать учение

    В. Ойкена о типах экономических систем уникальным, внезапно

    появившимся лишь в середине XX века. Изучение истории вопро-

    са позволило установить> что многие подходы к решению этой

    проблемы появились более ста лет назад. Причем заметный вклад

    здесь был сделан отечественными учеными, украинцами по проис-

    хождению.

     

    Так, еще в 1806-1808 гг. М. А. Балутьянский (о нем мы уже

    говорили в начале II главы данной книги) в серии своих статей в

    <Статистическом журнале> значительное внимание уделил тог-

    дашней типологии хозяйственных систем. Одна из его статей так

    и называлась - <Национальное богатство. Изображение различ-

    ных хозяйственных систем> .

     

    И. И. Янжул (экономист и юрист) в своих обоснованиях пред-

    принимательского права опирался на свои оригинальные представ-

    ления о типах экономики. Как и впоследствии В.0йкен, И. И. Ян-

    жул выделил (в терминологически иных выражениях) две эконо-

    мические и философские системы: <индивидуализм> и <социа-

    лизм>. Первая - ограничивает деятельность государства, делает

    круг его деятельности уже и теснее. Вторая - увеличивает и рас-

    ширяет деятельность государства, стремится реализовать свои задачи

    через государство или его посредничество. Если В. Ойкен отдал

    предпочтение одному из типов, то И. И. Янжул сделал теорети-

    ческую попытку соединения обеих крайностей: от индивидуализма

    он берет сколько нужно для экономической культуры индивиду-

    альности, от социализма - все необходимое, чтобы <дать челове-

    честву благоприятные шансы для развития>. Такая смешанная си-

    стема, по мнению И. И. Янжула, призвана ограничить господство

    эгоизма в экономической сфере и помочь слабому в экономиче-

    ской борьбе; она не может уничтожить все социальные неравенст-

    ва, а лишь уменьшить их '.

     

    Изложенные выше представления о разных типах хозяйствен-

    ных систем, конечно, не могут предопределить конкретную модель

    хозяйственно-правового регулирования в Украине. Однако они мо-

    гут дать необходимую ориентацию в выборе тех или иных вари-

    антов построения такой модели. Причем такое моделирование

    должно учесть ряд других .факторов, которые не могут не влиять

    на выбор окончательного варианта. К числу таких факторов сле-

    дует отнести уже состоявшиеся государственные решения о на-

    правлениях развития экономики Украины.

     

    Для выяснения вопроса об ориентирах развития экономики Ук-

    раины следует обратиться к тексту, как минимум, двух актов -

    Закона <Об экономической самостоятельности Украинской ССР> от

    3 августа 1990 г. и <Концепции перехода Украинской ССР к рыноч-

    ной экономике>, принятой Верховным Советом УССР 1 ноября

     

    39

     

    1990 г. Эти тексты не дают возможности сделать иного вывода, кро-

    ме такого, что будущая экономика Украины - это социально ори-

    - ентированная рыночная экономика. Например, в разделе 1 Концеп-

    ции отмечается следующее: <Рынок Украины представляет собой

    систему товарно-денежных отношений с механизмом свободного це-

    нообразования, со свободным предпринимательством на основе эко-

    номической самостоятельности, равноправности и конкуренции субъ-

    ектов хозяйствования в борьбе за потребителя. Рынок Украины пре-

    дусматривает использование экономических регуляторов государст-

    венного влияния на развитие народного хозяйства и существование

    эффективной системы социальной защиты населения>.

     

    Весь парадокс ситуации в том, что эти акты вскоре оказались

    забытыми, и Верховный Совет Украины, по существу, не огляды-

    вался на них, принимая те или иные акты хозяйственного законо-

    дательства. Однако всякий раз при принятии этих актов вспыхи-

    вали споры о направлениях развития экономики. Эти обстоятель-

    ства как раз и породили колебания в законодательной политике,

    что не могло не сказаться на качестве и стабильности самого за-

    конодательства. В результате и экономика, и законодательство топ-

    тались на одном месте, а социально-экономический кризис углуб-

    лялся.

     

    Однако в последнее время появились признаки того, что на

    общегосударственном политическом уровне становятся все более

    четкими представления об ориентирах будущего развития обще-

    ства и экономики. Стала, наконец, осознаваться и признаваться та

    идея, которая уже получила отражения в прежних государствен-

    ных решениях. Так, Председатель Верховного Совета Украины

    А. А. Мороз в своем докладе на торжественном собрании, посвя-

    щенном 3-й годовщине со дня провозглашения независимости Ук-

    раины, сказал следующее: <Верховный Совет нового созыва отве-

    тил, наконец, на вопрос, что же мы строим. Стратегической целью

    социально-экономического переустройства во всех сферах жизни

    является выведение Украины на путь построения общества с мно-

    гоукладной экономикой при реальном подчинении государства ин-

    тересам трудящихся> '*. Близки к этому и высказывания Л. Д. Куч-

    мы: <Весь комплекс мер, охватывающих социально-экономическую

    политику Президента Украины, будет сосредоточиваться на утвер-

    ждении в процессе реформ не просто рыночного, а социально на-

    правленного рыночного хозяйства>; <стержневым заданием новой

    экономической политики>, будет утверждение рыночной многоук-

    ладной (смешанной) экономики> . Год спустя, Л. Д. Кучма под-

    черкивал необходимость завершения формирования национальной

    рыночной экономики как функционально целостной системы. При

    этом он призвал более активно и настойчиво вести поиск собст-

    венной, украинской модели рыночной трансформации ". Как ви-

     

    40

     

    дим, в экономической политике государства утверждаются доста-

    точно прочные концептуальные основы, что создает необходимые

    предпосылки для целенаправленного развития хозяйственного за-

    конодательства.

     

    Ясность в вопросе об ориентирах будущего развития экономи-

    ки для правотворчества и права более важна, чем для многих дру-

    гих общественных институтов. В данном случае необходимо учи-

    тывать особую (определяющую, <задающую>) роль законодательст-

    ва, прежде всего хозяйственного законодательства, в перестройке

    экономики на рыночных началах. Идеальным было бы положение,

    когда совокупность соответствующих законодательных актов была

    создана заранее, с тем чтобы появились необходимые <стартовые>

    условия для развития рыночной экономики. Ведь далеко не всегда

    законодательство лишь <протоколирует> наличные экономические

    отношения, оно способно, а в определенных условиях - должно,

    опережать и направлять экономические процессы. К сожалению,

    значительная часть рыночной инфраструктуры в Украине создает-

    ся в условиях правового <вакуума>, что уже привело к немалым

    общественным издержкам.

     

    Следует также отметить, что выбор в качестве ориентира для

    законотворчества какого-либо одного типа экономической (хозяй-

    ственной) системы (в данном случае - рыночной экономики) яв-

    ляется лишь началом решения проблемы формирования нацио-

    нальной системы хозяйственного законодательства. Дело в том,

    что не существует универсальной модели рыночной экономики,

    пригодной для <привязки> к социально-экономическим условиям

    любой страны. <Рыночные правила> в каждой стране проявляются

    по-своему, а иногда существенно ограничиваются (не всегда, прав-

    да, в разумных пределах, что приводит к застою в экономике).

    Чаще всего эти ограничения вызваны необходимостью решения со-

    циальных проблем. Учитывая, что и для Украины характерна уст-

    ремленность к высокому уровню социальной защищенности трудя-

    щихся и других групп населения, рыночная экономика здесь не

    может не быть социально ориентированной. Обеспечение этой на-

    правленности рынка зависит в первую очередь и от права в це-

    лом, и от отдельных норм (в том числе хозяйственно-правовых).

    Однако важно учесть при этом, что в социальную ориентирован-

    ность экономики следует вкладывать широкий смысл - социаль-

    ные ожидания в обществе не сводятся к размерам тех или иных

    пособий и льгот. Они могут выражаться, например, и в развитии

    производственной демократии (с созданием реальных условий для

    участия трудящихся в управлении предприятиями), материальной

    и моральной поддержке творческой инициативы отдельных трудо-

    вых коллективов и работников, создании уровни экологически

    безопасной хозяйственной деятельности и др.

     

    Необходимо помнить также о наличии таких негативных яв-

    лений в нашем обществе, как бюрократизм, коррупция, правовой

    нигилиз, проявления <теневой> и <мафиозной> экономики. Причем

    они распространены практически повсеместно, а не только в аппа-

    рате управления и в среде хозяйственников на уровне госпредпри-

    ятий. Эти обстоятельства, очевидно, потребуют правового режима

    повышенной жесткости (например, для случаев выхода за те ши-

    рокие рамки предпринимательства, которые будут установлены в

    законодательстве). Безусловно, в достаточно жестком правовом ре-

    жиме должна протекать прежде всего деятельность органов госу-

    дарственного управления всех уровней (в особенности тех, которые

    будут связаны с решением судьбы государственной собственности).

     

    На выбор той или иной степени жесткости правового режима

    в хозяйственных отношениях влияют и некоторые другие обстоя-

    тельства. По мнению некоторых отечественных <знатоков> свобод-

    ного рынка, <нормальная> экономика не связана с нравственно-

    стью. Однако есть немало свидетельств тому, что современный ры-

    нок требует стойких моральных убеждений, например, благородст-

    ва, надежности, порядочности, солидарности. Возникает следующая

    зависимость: чем меньше в предпринимательской среде моральных

    качеств, тем большая потребность в правовом и государственном

    регулировании этой среды. Наблюдая же за становлением пред-

    принимательства в наших условиях, мы пока вправе сомневаться

    в проявлении требуемой моральности. Это обстоятельство и долж-

    но определенным образом учитываться в хозяйственно-правовом

    регулировании.

     

    Наконец, требуется конкретное решение задач, связанных с обес-

    печением должной сопряженности системы хозяйственного законо-

    дательства Украины с аналогичными системами зарубежных стран.

    Сближение содержания и форм основных решений в области пра-

    вового регулирования хозяйственной деятельности является необ-

    ходимым условием вхождения национальной экономики в эконо-

    мическое пространство, образуемое независимыми государствами в

    рамках СНГ, а также в мировой экономический процесс.

     

    Глава V

     

    ПРЕДМЕТ ХОЗЯЙСТВЕННОГО

    ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

     

    Изложенные выше представления о различных предпосылках

    формирования национальной системы хозяйственного законода-

    тельства позволяют, как нам представляется, с большей уверенно-

    стью и конкретностью рассмотреть вопрос о предмете этого зако-

    нодательства.

     

    Непосредственный предмет регулирования хозяйственного зако-

    нодательства - это хозяйственная деятельность. Под ней (хозяй-

    ственной деятельностью) подразумевается процесс производства и

    реализации продукции, производства работ и оказания услуг, а

    также обеслечебие этого процесса необходимыми ресурсами (прежде

    всего финансовыми и материальными) '.

     

    Хозяйственная деятельность создает основу (фундамент) эконо-

    мики любого типа. Рыночные отношения, несомненно, невозможны

    без обращения конкретных товаров и услуг. Последние как раз и

    являются результатами хозяйственной деятельности. Рыночные от-

    ношения - это совершенно определенная качественная сторона

    организации хозяйственной деятельности. Другое известное нам

    качество этой организации - централизованное плановое руковод-

    ство, от которого мы ныне отказываемся. Оно теперь исчезает, но

    фундамент - хозяйственная деятельность - остается.

     

    Хозяйственная деятельность в условиях рынка преобразуется

    во многих своих элементах. Прежде всего она становится свобод-

    ной в достаточно широких пределах, определяемых законодатель-

    ством и общими <рыночными правилами>. Базируется эта деятель-

    ность на предпринимательстве, инициативе, коммерческом подхо-

    де, риске. С появлением различных форм собственности расширя-

    ется круг субъектов хозяйственной деятельности. В их число по-

    падают и граждане, если они являются собственниками средств

    производства и занимаются предпринимательской деятельностью.

     

    Предметом регулирования хозяйственного законодательства

    должны стать не только общие, но и специфические проявления

    хозяйственной деятельности в различных сферах экономики (куп-

     

    43

     

    ля-продажа средств производства, оптовая торговля, инвестицион-

    ный процесс, техническое перевооружение, внешнеэкономические

    связи, перевозка грузов железнодорожным, автомобильным, воз-

    душным, морским транспортом и т. л.). В регулировании нуждает-

    ся также связанная с осуществлением хозяйственной деятельности

    рыночная инфраструктура (банковское дело, обращение ценных

    бумаг, страхование предпринимательской и коммерческой деятель-

    ности и т. п.).

     

    Хозяйственная деятельность невозможна без вступления ее

    субъектов во взаимодействие, в хозяйственные отношения. В процес-

    се осуществления хозяйственной деятельности возникают хозяйст-

    венные отношения по горизонтали и по вертикали, а также внутри-

    хозяйственные отношения. И хозяйственная деятельность, и хозяй-

    ственные отношения обладают одними и теми же признаками, обоз-

    начая собой конкретные действия, поведенческие акты различных

    субъектов. Оба эти понятия имеют одни и те же синонимы - хо-

    зяйственный процесс, хозяйственная практика, хозяйствование. Поэ-

    тому вполне оправдано то, что при определении предмета хозяйст-

    венного законодательства (права) в юридической литературе и в

    правотворчестве оперируют всеми этими понятиями как тождест-

    венными. Единственный смысл в их различении состоит в том, что

    в одних случаях оттеняется <деятельностное> начало поведения

    субъектов, а в других - <коммуникативное>, указывающее на ад-

    ресность действий субъектов, их связанность.

     

    Центральное место в хозяйственно-правовом регулировании

    должны занять вопросы функционирования горизонтальных связей

    участников рыночных отношений. Организация этих связей в ус-

    ловиях рынка зависит, как правило, не от решений государствен-

    ных органов (плановых актов, фондов, разнарядок и т. л.), а от

    добровольных сделок самостоятельных субъектов хозяйствования.

    Поэтому значительное число норм хозяйственного законодательст-

    ва должно быть посвящено вопросам заключения и исполнения

    договоров, ответственности сторон в этих договорах.

     

    Однако в условиях рынка отношения в хозяйственной сфере

    не могут быть сведены лишь к горизонтальным (договорным) свя-

    зям между хозяйствующими субъектами (контрагентами). Непос-

    редственное влияние на хозяйственную деятельность оказывают и

    вертикальные связи. Большая совокупность норм должна быть на-

    правлена, например, на осуществление антимонопольных мер. В

    этом же ряду будут нормы, опосредующие деятельность государ-

    ства в области лицензирования предпринимательства, налогообло-

    жения, дотирования, выдачи субсидий, установления субвенций и

    квот. Вместе с тем потребуется введение ряда норм и гарантий,

    препятствующих неоправданному вмешательству органов исполни-

    тельной власти непосредственно в хозяйственную деятельность.

     

    44

     

    При всем этом следует указать на одну из важнейших харак-

    терных особенностей хозяйственных отношений. Речь идет о един-

    стве этих отношений, которая не нарушается, а наоборот, укреп-

    ляется тем, что они построены на сочетании горизонтальных и

    вертикальных связей. Возможность такого сочетания и, тем самым,

    возможность единства хозяйственных отношений создается тем,

    что каждая из этих связей (вертикальная или горизонтальная) не

    является <чистой>: она содержит в себе элементы другой связи.

    Если пользоваться другой терминологией, то можно сказать, что

    частные (горизонтальные) отношения включают в себя определен-

    ное публичное (вертикальное) начало. То же самое можно сказать

    и о публичных (вертикальных) отношениях - в них учитываются

    частное начало (частный интерес).

     

    Эта особенность хозяйственных отношений неизменно подчер-

    кивалась представителями хозяйственно-правовой концепции. Оп-

    равданность такой позиции становится все более очевидной в со-

    временных условиях, когда осуществляется переход к рыночным

    отношениям. А. Г. Быков, обосновывая предмет предприниматель-

    ского (хозяйственного) права, пишет, например, следующее: <Пред-

    принимательское право регулирует не частноправовые граждан-

    ские, а предпринимательские отношения, специфика которых в

    том, что они либо не частноправовые (в традиционном понима-

    нии) при государственном предпринимательстве, либо частноправо-

    вые, но с включением элементов публичноправовых при частном

    предпринимательстве> \

     

    Указанная особенность хозяйственных отношений не является

    плодом лишь теоретических изысканий; она суть отражение ре-

    альности. Причем эта реальность начала кристаллизоваться давно,

    когда в экономические отношения стали внедряться коммерческие

    начала. А это означало то, что частные отношения мало-помалу

    теряли свою <чистоту>, включая в себя обществеииые, публичные

    начала.

     

    С. Е. Десницкий в конце XVIII в. отмечал, что право собствен-

    ности окончательно складывается только тогда, когда общество

    переходит в <коммерческое состояние> (ремесло отделяется от зем-

    леделия и развивается торговля). Причем здесь утверждается по-

    нимание собственности как таковой, что имеет общеполезный ха-

    рактер '. Именно поэтому начавшаяся коммерциализация отноше-

    ний в обществе означала проникновение в частные отношения об-

    щественных, публичных начал. И этот факт начинает отражаться

    в законодательстве. С начала XIX в. в большинстве западных

    стран наметился дифференцированный подход к регулированию

    экономики - наряду с гражданскими стали появляться торговые

    (коммерческие) кодексы. Это происходило под напором жизни и

     

    45было юридическим ответом на реальные потребности развиваю-

    щейся и усложняющейся жизни.

     

    Современная экономика, тем более, неизбежно порождает от-

    ношения, имеющие как горизонтальные, так и вертикальные ас-

    пасты, связанные с общественным, публичным интересом. Это опять-

    таки сфера сложно организованных связей - сфера хозяйствова-

    ния. Вполне обоснованным в этом смысле выглядит вывод, сделан-

    ный в одной из диссертаций по проблемам гражданского права:

    <Особенностью хозяйственно-предпринимательской деятельности мож-

    но назвать то обстоятельство, что это не разовый акт или едино-

    временное действие предпринимателя, а многоэтапная, сложная

    деятельность, осуществляемая систематически, профессионально, в

    виде промысла> *. Поэтому особое социальное значение, специфи-

    ка и сложность хозяйственных отношений объективно требуют

    особого нормативного правового регулирования . Неизбежно воз-

    никают тупиковые ситуации, когда пытаются урегулировать эти

    отношения только при помощи традиционного инструментария

    гражданского права.

     

    Когда предмет гражданских кодексов (существующих и проек-

    тируемых) ограничивают <имущественными и личными неимуще-

    ственными отношениями, основанными на юридическом равенстве

    их участников>, то тем самым сознательно сужают сферу дейст-

    вия этих кодексов, ибо она отделяется от регулирования предпри-

    нимательских, коммерческих, а в целом - хозяйственных, отно-

    шений, в которых юридическое равенство является лишь элемен-

    том. Такой подход к определению предмета гражданского законо-

    дательства является оправданным, поскольку он соответствует тра-

    диционным представлениям о гражданском праве и реальным по-

    требностям дифференциации отношений в современной экономике.

    В этом случае предметом регулирования становятся <атомарные>

    связи, в основном - это частноправовые, эпизодические бытовые

    сделки. В результате концепция <единого гражданского права> не

    может получить своей реализации в действующем законодательст-

    ве, поскольку она безосновательно претендует на охват граждан-

    скоправовым регулированием всего разнообразия отношений в эко-

    номике. Однако в правовой практике некоторых стран (например,

    в гражданских кодексах Италии и Нидерландов) все же предпри-

    нимаются попытки урегулирования в рамках традиционного

    (гражданского) права и хозяйственно-коммерческих отношений. Но

    такие решения неизбежно порождают противоречия: с одной сто-

    роны, в гражданские кодексы включаются чуждые им элементы

    публичноправового характера, а с другой - это приводит к регу-

    лированию государственного предпринимательства на внерыночной

    основе '. Во всяком случае, такая практика разрушает традицион-

    ное гражданское право, в известной мере коммерциализирует его.

     

    46

     

    Однако чтобы ему преобразоваться в полнокровное коммерческое

    право, потребуется более органичная увязка частноправового и

    публичноправового регулирования.

     

    Таким образом, круг хозяйственных отношений, попадающих в

    сферу действия формирующегося хозяйственного законодательства

    Украины, оказывается весьма широким. Он неизмеримо масштаб-

    нее того круга, который традиционно относят к гражданскому за-

    конодательству. Предмет хозяйственного законодательства шире и

    того предмета, который, опять-таки по традиции, сложившейся в

    некоторых зарубежных странах, относят к торговому законода-

    тельству. Торговые кодексы в этих странах были приняты еще в

    XIX в. и с тех пор обросли большим количеством законодатель-

    ных актов, регулирующих самые различные проявления хозяйст-

    венной деятельности, помимо торговой деятельности. Поэтому но-

    вые массивы законодательства все чаше стали называться коммер-

    ческими или хозяйственными.

     

    В наших же условиях объединять, например, под названием

    <Торговый кодекс> самые разнообразные нормы хозяйственного за-

    конодательства (регулирующие далеко не только торговые отно-

    шения) вообще нет никаких оснований. Это наименование можно

    было бы как-то оправдать традицией, но таковой у нас никогда

    не было. Поэтому при кодификации нашего хозяйственного зако-

    нодательства соответствующий кодекс наиболее целесообразно име-

    новать хозяйственным или хозяйственно-коммерческим.

     

    Лишено всякой перспективы регулирование хозяйственных от-

    ношений посредством Гражданского кодекса. В настоящей моно-

    графии не раз обосновывалось то, что главной направленностью

    гражданского права служит обеспечение удовлетворения матери-

    альных и духовных интересов и запросов человека, гражданина.

    Такая ориентация гражданского права вполне соответствует кон-

    цепции Конституции Украины, в которой во главу угла ставятся

    вопросы прав, свобод и интересов граждан.

     

    Когда гражданин выступает в качестве субъекта правоотноше-

    ний, то в правоотношениях гражданских он является прежде все-

    го потребителем, трудовых - работником, трудящимся, хозяйст-

    венных - товаропроизводителем, предпринимателем. Если допу-

    стить, что в гражданское законодательство вольется огромный

    массив хозяйственно-правовых норм, то нормальное функциониро-

    вание чисто гражданских правоотношений окажется, по существу.

    парализованным. Во-первых, нормы общей части Гражданского ко-

    декса (ГК) станут нормами крайне абстрактными (иначе они не

    охватят все разнообразие хозяйственных правоотношений), лишен-

    ными возможности прямого действия. Во-вторых, обилие специаль-

    ных хозяйственно-правовых норм в ГК не может не оттеснить на

    задний план те нормы, которые направлены на защиту интересов

     

    граждан. При всем этом из-за такого огромного объема норматив-

    ного материала вряд ли достижимо технико-юридическое совер-

    шенство ГК.                                       "

     

    Вместе с тем при подготовке и Гражданского, и Хозяйственно-

    го кодексов возникнут вопросы, связанные с обеспечением сопря-

    женности ряда граждаиско-правовых и хозяйственно-правовых норм.

    В чётности, необходимо учитывать, что некоторые общие положе-

    ния ГК (о сделках, исковой давности и др.) могут использоваться

    на субсидиарных началах (как использовались и раньше) не толь-

    ко в хозяйственных, но и в земельных, трудовых, семейных и

    иных правоотношениях.

     

    ГлаваVI

     

    ЦЕЛЬ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА -

    УКРЕПЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПОРЯДКА

     

    Важной составной частью концепции создания национальной

    системы хозяйственного законодательства является определение

    целей, задач и принципов этого законодательства.

     

    Использование понятия <цель> позволяет раскрыть наиболее

    существенные характеристики хозяйственного законодательства,

    учесть не только прошлое и настоящее, но и будущее его состоя-

    ние, направленность развития. Целевой подход буквально вынуж-

    дает рассматривать это законодательство не как нечто существую-

    щее для самого себя (учитывая его сугубо нормативное значение),

    а как предназначенное для достижения какого-либо социально

    значимого результата. Все дело в том, что цель составляет имма-

    нентное свойство как права в целом, так и каждой правовой нор-

    мы, поскольку бесцельных правовых норм просто не существует.

     

    Причем цели хозяйственного законодательства предполагают

    определенную стадийность в своем осуществлении. Прежде всего

    они направлены на изменение поведения хозяйствующих субъек-

    тов. Это поведение оценивается с точки зрения того, соответствует

    или не соответствует оно содержащимся в конкретных нормах за-

    претам, дозволениям или предписаниям должного поведения. В

    этих случаях речь идет о правовых целях законодательства и о

    достижении результатов от их реализации. Однако достижение

    правовых результатов (изменение поведения при правовом воздей-

    ствии) имеет дальнейшее следствие. Поскольку нас интересует

    правовое поведение в хозяйственной сфере, это следствие имеет

    экономический характер. Все это позволяет выделять в хозяйст-

    венном законодательстве правовые и экономические цели.

     

    Исходя из этого, цель хозяйственного законодательства, взятую

    в правовом аспекте, можно сформулировать как укрепление обще-

    ственного хозяйственного порядка. Иными словами, общество по-

    средством хозяйственного законодательства создает для всех без

    исключения участников рыночных отношений определенные <пра-

    вила игры> - совокупность условий и форм хозяйствования. По-

    ведение субъектов хозяйствования, соответствующее установленно-

     

    49

     

    му порядку, должно привести к ожидаемому экономическому ре-

    зультату - к обеспечению эффективности производства, подъему

    национальной экономики Украины. Такова цель хозяйственного за-

    конодательства, взятая уже в экономическом аспекте.

     

    Охарактеризованную пока в самом общем виде цель хозяйст-

    венного законодательства необходимо конкретизировать, уточнить

    направления регулирующего воздействия. Эти конкретизации и

    уточнения могут быть выражены в целевых функциях хозяйствен-

    ного законодательства, непосредственно направленных на качест-

    венный рост экономики.

     

    К важнейшей целевой функции хозяйственного законодательст-

    ва следовало бы отнести обеспечение заинтересованности хозяйству-

    ющих субъектов в повышении эффективности производства, стиму-

    лировании хозяйственной инициативы, предприимчивости. В дан-

    ном случае речь идет о том, чтобы и отдельные хозяйственно-пра-

    вовые нормы, и их совокупности создавали новую мотивацию в

    действиях хозяйствующих субъектов. Обеспечение заинтересован-

    ности невозможно без приведения в действие социальных рычагов,

    учета человеческого фактора в материальном производстве. За каж-

    дым субъектом хозяйствования стоят трудовой коллектив и отдель-

    ные работники, имеющие свои интересы. Связывая эти интересы с

    соответствующими формами собственности, право и должно создать

    необходимые условия для общего экономического роста.

     

    Наряду с этим целевой функцией хозяйственного законода-

    тельства должны служить согласование действий хозяйствующих

    субъектов, их координация и стабилизация. Важнейшим правовым

    средством, обеспечивающим достижение такой цели, является обя-

    зательство (договор, соглашение), в котором каждый участник на-

    деляется необходимыми правами и обязанностями, а в определен-

    ных случаях несет ответственность.

     

    В процессе формирования системы хозяйственного законода-

    тельства необходимо наиболее полно использовать регулирующий

    потенциал таких правовых средств, как правовые принципы, юри-

    дические конструкции, правовые механизмы и т. п.

     

    Так, более широкое использование правовых принципов созда-

    ет возможности для преодоления постоянно растущей сложности

    правового регулирования. Последняя проявляется, в частности, в

    росте объема нормативного материала, увеличения казуистичности

    и противоречивости правовых предписаний. Законодательные акты

    последнего времени стали многословными, декларативными. Если

    бы в них четче формулировались цели и принципы регулирова-

    ния, то многословия можно было бы избежать. Принципы призва-

    ны сыграть роль важного привода (<сжатой пружины>), энергия

    которого увеличивает целенаправленность и точность действия

    норм.

     

    50

     

    Думается, что в число общих принципов хозяйствования, кото-

    рые должны найти отражение в Кодексе, могут войти следующие:

    свобода хозяйственной деятельности, инициативы и предпринима-

    тельства; недопустимость монополизации экономики; содействие

    развитию добросовестной конкуренции; обеспечение народнохозяй-

    ственных интересов путем государственного регулирования эконо-

    мики на основе экономических методов; государственная поддерж-

    ка научно-технического прогресса; государственная и обществен-

    ная защита интересов потребителя (в сфере производства); равное

    подчинение субъектов хозяйствования закону и обеспечения за-

    конности в хозяйственной деятельности.

     

    Изложенные представления о цели и принципах хозяйственно-

    го законодательства нуждаются в некоторых пояснениях. При

    этом особое внимание следует проявить к понятию <общественный

    хозяйственный порядок> - в нем, как нам думается, содержится

    <ключ>, с помощью которого можно раскрыть существо и  специ-

    фику хозяйственно-правового регулирования.

     

    Само словосочетание <общественный хозяйственный порядок>

    не является каким-то необычным и ранее не употреблявшимся.

    Его можно встретить, например, в трудах известного украинского

    философа и общественного деятеля М. Л. Драгоманова. Однако

    все дело в наполнении этого понятия определенным содержанием.

     

    Вначале следует внимательно присмотреться к такому элемен-

    ту рассматриваемого понятия, как <порядок>. Этот элемент, в

    свою очередь, представляет самостоятельное понятие. Оно весьма

    широко по своему смысловому значению, но довольно часто упот-

    ребляется и в сугубо юридическом значении. Порядок - это

    прежде всего полезное, а потому желательное состояние правовых

    отношений в обществе. В нем и формируются институты, приори-

    теты, нормы морали, обычаи, традиции и другие компоненты по-

    рядка. Но всегда основой, <несущей конструкцией> порядка явля-

    ется право (законодательство).

     

    В разных сферах жизнедеятельности общества обеспечение по-

    рядка имеет свои особенности: одно дело достичь требуемого по-

    рядка в трудовой деятельности, другое дело - культурной,

    третье - криминальной и т. д. Вполне очевидно, что особенности

    каждой общественно значимой деятельности, специфика формиро-

    вания порядка в этой деятельности должны найти отражение в

    законодательстве. Причем каждая сфера деятельности упорядочи-

    вается своим особым набором правовых способов и методов. В ря-

    де случаев эти способы и методы могут быть типизированы, отне-

    сены к частноправовому или публичноправовому порядку. Однако

    есть немало и таких сфер деятельности, в которых требуется ус-

    тановление разумного компромисса между частноправовым и пуб-

    личноправовым регулированием.

     

    51

     

    Общественный хозяйственный порядок - это и есть тот спо-

    соб, который, по нашему мнению, призван олосредовать взаимо-

    действие частных и общественных интересов в сфере хозяйствова-

    ния. Основным источником этого порядка является тот особый ха-

    рактер взаимосвязи общества, государства и права, который под-

    робно рассмотрен в предыдущих главах настоящей монографии.

     

    Сочетание частноправового и публичноправового регулирования

    является задачей, решение которой в такой же мере жизненно не-

    обходимо, как и трудно достижимо на практике, в законодательст-

    ве. Одно дело - разделить частные интересы субъектов, а также

    разделить частный и общественный (публичный) интересы. И в про-

    шлом, и в настоящем законодательство справлялось с такой задачей

    без особых затруднений: посредством метода равенства, автономии

    (гражданское законодательство) и метода власти и подчинения (ад-

    министративное законодательство). Другое дело - соединить, увя-

    зать такие интересы. Ввиду своей сложности такая задача вышла за

    пределы практических решений, она стала одной из центральных в

    философии. Ведь с философской точки зрение названные интересы

    являются противоположностями, антиномиями.

     

    Попытки прямого соединения упомянутых противоположнос-

    тей успеха не приносят, ибо одна противоположность уничтожает

    или поглощает другую. Поэтому с гегелевских времен и по ныне

    не прекращаются поиски способов разрешения такого рода проти-

    воречий. Так, современный канадский философ М. Бунге считает

    возможным соединение противоположностей в рамках выдвинуто-

    го им понятия <системизм>. Данную проблему он решает на при-

    мере противоположных социально-экономических систем: <корпо-

    ративный капитализм> и <реальный социализм>. М. Бунге считает,

    что обе системы функционируют неадекватно и морально не оп-

    равданы, поскольку ущербны основания каждой из них - инди-

    видуализм и коллективизм. Системизм, по мнению ученого, есть

    альтернатива и индивидуальному, и коллективному, ибо соединяет

    ценные свойства и того, и другого. Системизм призван создать

    комбинацию конкуренции и кооперации, создать баланс прав и

    обязанностей '.

     

    Интересно и научное направление, созданное в стенах Россий-

    ского государственного гуманитарного университета. Там создан

    необычный предмет изучения и преподавания - <кентавристика>.

    Центральная идея этого предмета - <сочетание несочетаемого>.

    Метафористическим образом этой идеи стало существо, рожденное

    в греческой мифологии, - <кентавр> (человек-конь). В основу ре-

    шения проблемы <сочетания несочетаемого> положен фундамен-

    тальный вывод, полученный в рамках ряда точных наук: <Проти-

    воположности не исключают, а дополняют друг друга>. Формули-

    руются также принципы, которым должны подчиняться конкрет-

     

    52

     

    вне действия по соединеяиюпротивоположяостей в различных

    сферах жижи общества '.

     

    Во всем этом вас интересует, главным образом, то, что в раз-

    ных обстоятельствах и на примере многих явлений находятся до-

    казательства принципиальной возможаостм сочетания противопо-

    ложностей. Показательно и то, что арсенал способов, с помощью

    которых осуществляется это сочетание, не является <закрытым>,

    ои постоянно расширяется.

     

    В нашем случае - при решении проблемы сочетания частно-

    правояого и публичноправового регулирования - оказалось доста-

    точным использовать традицию, заключающуюся в поиске так на-

    зываемого <третьего 'элемента>. Бели первых два элемента состав-

    ляют сами противоположности, а их <прямое> сопоставление по-

    ложительного результата не приносит, то разрешать противоречия

    необходимо в рамках <срединного> (<третьего>) элемента, который

    обладает качествами, снимающими противоречия. Именно эти ка-

    чества мы обнаруживаем в таком понятии, как <общественный хо-

    зяйственный порядок>.

     

    Общественный хозяйственный порядок - это основанная на

    законодательстве и реальных интересах общества система право-

    вых и экономических средств, направленная на обеспечение ста-

    бильности и эффективности хозяйствования, удовлетворение и за-

    щиту интересе> хозяйствующих субъектов '.

     

    Характеризуя структурную организацию общественного хозяй-

    ственного порядка, необходимо отметить следующее. Включаемые

    в его состав правовые средства являются <чистыми продуктами>

    правовой системы - это нормы, принципы, презумпции, правоот-

    ношения, санкции, приемы и процедуры правореализующей дея-

    тельности (правовая работа) и др. Что касается экономических

    средств, то в состав обозначенного порядка могут быть включены

    лишь те из них, которые способны служить регуляторами хозяй-

    ственных отношений. Для этого они должны получить ту или

    иную <легализацию> (или закрепление в правовых нормах, или

    утверждение компетентными органами государства). К ним следу-

    ет отнести индикативные планы, программы социально-экономиче-

    ского и научно-технического развития, балансы материальных и

    финансовых ресурсов, субсидии, квоты и т. п. Естественно, эконо-

    мико-правовое регулирование должно находиться в системной вза-

    имосвязи с государственным регулированием. Однако последнее

    здесь играет сугубо функциональную, служебную роль, что и вы-

    текает из представления о правовом государстве.

     

    Наиболее существенно то, какие функции должен выполнять

    общественный хозяйственный порядок. Ясно, конечно, что под воз-

    действием этого порядка действия всех субъектов хозяйствования

    должны стать скоординированными, заинтересованными, инициа-

     

    53

     

    тивнкми. Но все это достигается отнюдь не автоматически. Поэто-

    му самой конструкцией порядка должно быть предусмотрено вы-

    полнение такой функции, как обеспечение требуемого взаиморас-

    положения и стимулирования субъектов хозяйствования в конк-

    ретных правоотношениях. В качестве конструктивного звена по-

    рядка призвано выступить не что иное, как метод хозяйственно-

    правового регулирования \

     

    Главное требование метода хозяйственно-правового регулирова-

    ния - равное подчинение всех субъектов хозяйствования обще-

    ственному хозяйственному порядку. Подчеркнем, что речь здесь

    идет не о равенстве или подчинении субъектов по отношению

    друг к другу (что присуще, соответственно, гражданско-правовому

    и административно-правовому методам), а о равном подчинении

    <третьему элементу> - порядку. Это уже, по нашему мнению,

    новое качество правовой связи субъектов правоотношений (в том

    числе органов государственного управления в случаях выполнения

    ими хозяйственных функций).

     

    Правовой и экономический смысл хозяйственно-правового ме-

    тода заключается прежде всего в том, чтобы создать равные стар-

    товые возможности субъектов хозяйствования. Посредством этого

    метода горизонтальные и вертикальные правоотношения <настраи-

    ваются> таким образом, чтобы интересы признавались и удовлет-

    ворялись, но вместе с тем следовали общественным (публичным)

    интересам.

     

    Метод хозяйственно-правового регулирования делает принци-

    пиально однородными правовые связи в горизонтальных и верти-

    кальных аспектах хозяйствования. В горизонтальных хозяйствен-

    ных отношениях создается иное равенство, чем в гражданских от-

    ношениях, - оно призвано не разделять, а соединять интересы

    субъектов, превратить их в партнеров, которые в равном подчине-

    нии порядку могут найти свой общий интерес. В вертикальных

    связях хозяйствования субъекты также превращаются в равных

    партнеров, ибо здесь нет подчинения, характерного для админист-

    ративно-правового отношения (жесткого отношения <власть - под-

    чинение>).

     

    Административное управление (например, осуществление госу-

    дарственного контроля) находится за пределами предмета хозяйст-

    венного права. Оно включает в свой предмет лишь те отношения,

    которые складываются по поводу вертикали особого рода - эко-

    номической вертикали, существенно отличающейся от администра-

    тивной. Главное в экономической вертикали - отношения парт-

    нерства между органами государственного управления и субъекта-

    ми хозяйственной деятельности. Властный элемент в этих отноше-

    ниях не исчезает, он присутствует в них, но его сосредоточием

    является не орган государственного управления, что считалось ес-

     

    54

     

    тественным в командно-административной системе, а общеспеи-

    ный хозяйственный порядок. Стороны вертикального хозяйственно-

    го отношения равно подчинены этому порядку. Причем здесь воз-

    никают два варианта такого подчинения. Первый из них: если то

    или иное требование порядка выражено в прямой форме в нор-

    мах хозяйственного законодательства, то подчинение является,

    безусловно, обязательным для обеих сторон. Второй вариант: если

    требование порядка выражено в форме принятого компетентным

    государственным органом экономического решения (например, в

    показателях индикативного плана, позициях какой-нибудь про-

    граммы, государственном заказе и др.), то подчинение является

    безусловным для органа государственного управления, а для субъ-

    екта хозяйствования (предпринимателя) - условным, ибо реализу-

    ется на добровольной основе, с учетом интересов этого субъекта.

     

    Таким образом, вертикальные хозяйственные отношения стро-

    ятся не на подчинении одной стороны другой, а на взаимных обя-

    зательствах, в принципе, таких же, какие возникают в отношени-

    ях по горизонтали,- каждая из сторон получает и права, и обя-

    занности. Какие-либо действия и акты органов государственного

    управления, не основанные на требованиях и правилах обществен-

    ного хозяйственного порядка, должны признаваться противоправ-

    ными, влекущими за собой в необходимых случаях применение

    мер ответственности.

     

    Завершая анализ функциональных возможностей предлагаемо-

    го понятия <общественный хозяйственный порядок>, необходимо

    внести еще одно немалое уточнение. Так, следует учесть, что су-

    ществование современного правового государства не мыслится без

    размежевания функций законодательства, государственного управ-

    ления и юрисдикции. Все три ветви государственной власти ока-

    зывают (порознь и вместе) существенное влияние на экономику, в

    том числе на условия хозяйственной деятельности. Однако и в

    данном случае важно показать, что влияние оказывается не не-

    посредственно, а через все тот же общественный хозяйственный

    порядок. Это тот посредник (и, одновременно, <амортизатор>), ко-

    торый призван не допускать прямого подчинения интересов хозяй-

    ствующих субъектов интересам государства, которые далеко не

    всегда, как показал опыт, совпадают с интересами общества.

     

    Думается, что рассмотрение проблематики общественного хо-

    зяйственного порядка способно принести полезный результат -

    радикализировать и уточнить представления о предмете, целях и

    средствах хозяйственного закойодательства, способствовать его ус-

    пешной кодификации.

     

    Глава VII

     

    СТРУКТУРА ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

     

    Под структурой любой отраслевой системы законодательства

    обычно понимают упорядоченное расположение соответствуюигих

    нормативных актов. Такая структура призвана отвечать, по мень-

    шей мере, двум требованиям: отражать специфические предметКке

    характеристики той или иной отрасли законодательства и обеете-

    чивать удобство пользования ею. Что касается непосредственно хо-

    зяйственного законодательства, то его структура должна отразить

    все основания (предпосылки), условия, формы и проявления хозхй-

    ственной деятельности. Важно здесь учесть, что такая отрасль и-

    конодательства, несомненно, будет намного превосходить по объе-

    му любую другую отрасль. Это обусловливает повышенные требо-

    вания к структуре хозяйственного законодательства. Она должна

    быть тщательно продуманной, рациональной, с тем чтобы весь

    огромный массив хозяйственного законодательства стал обозри-

    мым, приспособленным к автоматизированному поиску норматкв-

    ных положений, их систематизации и кодификации.

     

    Известно, что когда речь идет о какой-либо системе и ее

    структуре, тогда ко всем решениям, связанным с формированием,

    развитием и практическим использованием системы, следует под-

    ходить именно с системно^труктурных позиций. Однако этот сб-

    щенаучный постулат часто упускают из виду, рассматривая систе-

    му законодательства. В свое время некоторые юристы отдали да<ь

    моде и попытались излагать юридическую проблематику в терим-

    нах системного подхода. Так, С. С. Алексеев подготовил крупную

    работу, специально посвященную системным (структурным) проб-

    лемам права '. Однако результат такого исследования свелся к до-

    казательству, что в системе права существуют основные (традицион-

    ные) отрасли и вторичные (<наслаивающиеся над первичной струк-

    турой>). К последним автор, будучи сторонником цивилистическ>й

    концепции и противником хозяйственно-правового подхода, огне,

    естественно, и хозяйственное право (законодательство).

    Думается, что подлинный системный подход к законодательсг-

     

    56

     

    ву требует более тщательного рассмотрения вопросов его построе-

    иия. Но с самого начала необходимо уяснить, что в правовой сис-

    теме все нормы, институты и отрасли одинаково важны (их не

    следовало бы разделять на основные и {<основные, вторичные),

    поскольку во взаимодействии ови и создают целостное единство,

    систему. Внутреннее строение (структура) такой системы может

    быть бесконечно разнообразным, во при условии, что создается

    оно по какому-то определенному критерию, по которому выявля-

    ется (обозначается) тот или иной вариант. То внутреннее строение

    законодательства, которое чаще всего обсуждается в научной ли-

    тературе, является предметом дсжтринального подхода, и критери-

    ем здесь обычно служит предмет регулирования.

     

    К сожалению, совсем редко используется в качестве критерия

    цель правового регулирования. Так или иначе разграниченная по

    своим составляющим, система законодательства выполняет полез-

    ную роль, в том числе в процессе правотворчества. Но всем этим

    не исчерпывается проблема использования системного подхода. На

    систему законодательства можно смотреть и под углом зрения

    многих других критериев. Не последнюю роль играют здесь сооб-

    ражения удобства пользования законодательством. В соответствии

    с этим разрабатываются различные классификаторы. Иногда они

    приобретают официальный характер, ибо утверждаются теми или

    иными органами государственной власти. В Российской Федерации

    классификатор подготавливался авторитетной комиссией и был

    утвержден Указом Президента России^. Хотелось бы надеяться,

    что подобный классификатор законодательства будет создан и в

    Украине.

     

    Что касается структуры украинского хозяйственного законода-

    тельства, то ояа может, по нашему мнению, иметь следующий

    схематический вид (с разбивкой лишь на крупные разделы): ^ За-

    конодательство по общехозяйственным вопросам; II. Субъекты хо-

    зяйственной деятельности; III. Имущественные права в хозяйствен-

    ной деятельности; IV. Интеллектуальная собственность; V. Зако-

    нодательство о национализации и приватизации собственности;

    VI. Учет и отчетность; VII. Налоговое и финансовое законодатель-

    ство; УШ. Таможенное законодательство; IX. Законодательство о

    стандартизации и защите прав потребителей: X. Законодательство

    о монополиях и конкуренции; XI. Законодательство о страховой

    хозяйственной деятельности; XII. Банковское законодательство;

    XIII. Биржевое законодательство; XIV. Инвестиционое законода-

    тельство; XV. Инновационное законодательство; XVI. Транспорт-

    ное законодательство; XVII. Законодательство об энергетике;

    XVIII. Внешнеэкономическое законодательство; XIX. Законодатель-

    ство о хозяйственных договорах и контрактах; XX. Законодатель-

    57

     

    сгео о хозяйственном пжредамчеспе(аге1пспе); ХХЬ Законодатель-

    ство о защите хозяйственных прав.

     

    Разумеется, приведенная структура хоэяйстеенвого законода-

    тельства нуждается как в корректировке (с точки зрения закон-

    ченности и последовательвости разделе>), так и в конкретизации

    (разбивка разделов на подразделы).

     

    В процессе кодификации хозяйственного заководательства по-

    являются дополнительные проблемы структуры. Если речь идет,

    например, о структуре Хозяйственного кодекса, то в вей должны

    быть отражены нс только (и не столько) структура этого заково-

    дательства в целом, но и основополагающие начала хозайственио-

    правового регулирования, имеющие стержневое значение для вор-

    мативных акте> любой юридической силы. Не следует упускать

    из виду, что Кодекс является законом, а это исключает из него

    огромное число подзаконных актов. Кроме того, структура Хозяй-

    ственного кодекса должна в большей мере отвечать требованиям

    <законодательного дизайна>, ему следует придать компактный и

    легко обозримый вид.

     

    Проект Хозяйственного (Коммерческого) кодекса включает сле-

    дующие разделы: Преамбула; ^ Основные начала общественного

    хозяйственного порядка; II. Субъекты хозяйствования; Ш. Имуще-

    ственная основа хозяйствования; IV. Хозяйственные обязательства;

    V. Ответственность за хозяйственные правонарушения; VI. Специ-

    альные виды хозяйственной деятельности; VII. Финансовое обеспе-

    чение хозяйственной деятельности; VIII. Хозяйственная внешнеэко-

    номическая деятельность.

     

    В разделе 1, который посвящен общим началам общественного

    хозяйственного порядка, определяются задачи и принципы регули-

    рования хозяйственной (предпринимательской, коммерческой) дея-

    тельности, обозначаются понятия хозяйственного законодательства

    и отношения, которые им регулируются. Отдельные главы этого

    раздела посвящены общехозяйственным программам, балансам ма-

    териальных и финансовых ресурсов, основам налогообложения в

    системе государственного регулирования и стимулирования хозяй-

    ственной деятельности, защите прав субъектов хозяйственной дея-

    тельности, содействию соревновательности и противодействию мо-

    нополизма в экономике, основным началам бухгалтерского учета

    в народном хозяйстве.

     

    В разделе II определяется правовое положение субъектов хо-

    зяйственной деятельности. Дается общее понятие этих субъектов,

    устанавливается, что они осуществляют предпринимательскую и

    иную хозяйственную деятельность или ее организуют, имеют для

    этого необходимое имущество, самостоятельно, от своего имени

    приобретают права и обязанности, несут ответственность и имеют

    право обращаться за защитой своих прав. Отдельно определяется

     

    58

     

    правовой статус таких субьекто>, как предприятия, государствен-

    ные унитарные предприятия, хозяйственные общества, объедине-

    ния предпринимателей и т. п.

     

    В разделе Ш предусматриваются нормы, определяющие право-

    вед режим имущества субъектов хозяйствования. Излагаются нор-

    мы, которме закрепляют юридические основания приобретения иму-

    щества и имущественных прав, определяются виды (формы) иму-

    щества, которое используется в предпринимательстве.

    *  Раздел IV содержит нормы о предпринимательских договора)

    и иных обязательствах. Определяется общее понятие хозяйствен-

    ных обязательств, а затем рассматриваются отдельные их виды.

     

    Раздел V посвящен регулированию ответственности в хозяйст-

    ешых отвошеанях. Рассматриваются разные формы ответственно-

    сти: штрафы и возмещение убытков в отиошениях между субъек-

    тами хозяйствования; оперативио-хозяйстминые санкции; санкции,

    которые используются в отношениях субъектов хозяйствования г

    государственными органами управления

     

    В разделе VI регулируются следующие виды хозяйствования

    торгово-коммерчесхая деятельность, поставка товаре>, энергоснабже-

    ние, контрактация, аренда и продажа имущественных комплекта>,

    агентские отношения, инвестиционная деятельность, перевозка гру-

    зов и др.

     

    Вопросы финансового обеспечения хозяйственной деятельности

    регулируются & разделе VII. Здесь излагаются, в першую очередь

    нормы, регламентирующие финансовое положение предприятий.

    Отдельные главы посвящены организации кредитования и расче-

    тов, ценным бумагам.

     

    В разделе VIII кодифицированы нормы, которые регулируют

    хозяйственную внешнеэкономическую деятельность, в том числе

    ввешнеэкономические операции, иностранные инвестиции, концес-

    сии, специальные экономические зоны. Этим разделом и заверша-

    ется проект Хозяйственного (Коммерческого) кодекса.

     

    ПРИМЕЧАНИЯ

    главаI

     

    ' В основу настоящего раздела положена статье <В1д Русык)1 Правди 1 Ма^

    дебурзымго права> (Иче. - 1921 - №6.- С 12-22), написанная авторот> со-

    вместно с В. К. Мамутс-лм.

    ' Виа1д прав Украйм. - Льв>в. 1991. - С. 59.

     

    ' Ткм А. П. 1стор1я коди^кацИ ж^еволмиМного права УкраГни. - К, 19<$&

    * Магдебуркжое право // БСЭ. - М, 1974. - Т. №.- С. 149-150? Хрестома-

    тия памятников феодального государства и права. - М, 1961. - С. 38>-382.

    ' Ключемжий В. О. Курс русской истории. - М, 1937. - 4.1.- С. 254.

    Там же.- С 253, 280.

     

    " Грушевский М. С. Очещеи истории украинского народа. - 2-е изд.- К,

    1991. - С 47.

     

    * Лимнцм К. В. История государства и права феодальной Польши ХП1-

    XIV вв.- Л. 1958. - С. 2.

    ' Киев // ВСЭ. -М, 1971 -Т. II -С. 85.

     

    "* Грушевский М. С. Очерки истории украинского народа. -С 135. 141

    " Смомй. В. А, ГуржшО. 1. Як 1 коли почала формуватися Укра1нська

    навдя. -10,1991.- 061

     

    " Давид Р. Основные правовые системы современности - М^ 1967. - С. 41

    " Гражданское и торговое право капиталистических стран: Учеб. пос. / Под

    ред. В. П. Мозолина, М. И. Кулагина. - М, 1980. - С. 32.

    '* Пандектное право // БСЭ. - М^ 1975. - Т. 19. - С. 142.

    " Гражданское и торговое право капиталистических государств. - С. 30-31.

    " Германия //БСЭ.-К, 1971. -Т. 6.-С. 387.

     

    " Гражданское и торговое право капиталистических стран. - С. 9-10, 30-32.

    '* Роль ' государства в социальном рыночном хозяйстве // Гутен '"'

    1991. -№9.-С. 12-17.

    " Риммнер Ф. Хозяйственное право: Учебник. -

     

    19 (на нем. яз.).

     

    ^ Концептуальш питания створення нового Цимльного кодексу Украши //

    Мат. респ. наук.-практ. конференцп. 14-15 кв1т. 1992 р. - К., 1992. - С. 9, 27, 52.

     

    " Кнапп В. Западнонемецкая концепция хозяйственного права (Рецензия на

    учебник Ф. Риттнера <Хозяйственное право>). - Прага. 1989. - С. 462-463 (на

    чеш. яз.).

     

    Глава III

     

    ' Хозяйственное право: Общие положения. - М, 1983. - С. 39-48.

    ' Иоффе О. С. Развитие цивилистической мысли в СССР. - Л., 1975. -

    Ч. 1.-С. 6-II, 79-108.

     

    60

     

    // Гутен Таг. -

    Гейдельберг, 1987. - С. 18-

     

    ' Алексеев С. С, Яковлев В. Ф. Правовое ретулиромние хозяйственных ог-

    нЬшений // Сов. гос. и право. - 1979. - №3.- С 61-69.

     

    * Рахмилович В. А. О хозяйственном праве и путях развития хозяйственного

    законодательства // Сов. гос. и право. - 1989. -№10.- С. 48-56.

    ^ Гражданское право: Учебник. - М, 1969. -Т.1.- С 3. <-9.

     

    Сенякин. И. Н. Проблемы специализации и унификации законодательст-

    ва//Гос. и право. - 1993. -№5.-С. 21

     

    Термины <коммерческий> и <торговый> нередко неоправданно смешиваются.

    Однако точнее под коммерческими следовало бы подразумевать более развитые,

    всесторонние отношения в экономике, чем только тяговые. Традиции такой трак-

    товки сложились давно. Упомянутый ранее первый отечественный юрист С. Е. Де-

    сницкий в своем произведении <Юридические рассуждения о разных понятиях,

    какие имеют народы о собственности имения в различных состояних общежитель-

    ства> (1781 г.) назвал четвертой и последней (высшей) ступенью в развитии обще-

    ства (<рода человеческого>) <коммерческое состояние>. Исследователи отмечают,

    что в данном случае С. Е. Десницкий употребил термин <коммерческий> именно

    в широком, многозначном смысле (Гряциаиский П. С. Десницкий. - М, 1978. -

    С. 45,49,106).

     

    Глава IV

     

    ' Гаджиев К. Гражданское общество и правовое государство // Мир. экон. и

    междунар. отношения. - 1991. -№9.-С. 5-18; Одишиава А. В. Гражданское

    общество: взгляд экономиста // Гос. и право. - 1992. - №8.- С. 98- 109; Чер-

    ниловсюш 3. М. Гражданское общество: опыт исследования // Там же. -

    №6. -С. 142-151.

    ' Общественные науки за рубежом: Реферативный журнал. Серия 4. - М,

     

    1980.-№4.-С. 21

     

    * Рыночный шок: Экономические и социальные преобразования в Централь-

    ной и.Восточной Европе. - Вена, 1992. - С. 36-40 (на англ. яз.).

     

    Трофимова И. Крупные корпорации и эффективность экономики // Мир.

    экон. и междунар. отношения. - 1992. -№9.-С. 62.

     

    ' Ушинский К. Д. О камеральном образовании // Ушинский К. Д. Собр.

    см-М, Л, 1948. -Т. 1.- С. 208-209.

    * Там же.-С 210.

     

    Ойкен. В. Основные принципы экономической политики (фрагменты кни-

    ги) // Рос. экон. журнал. - 1993. -№6.-С. 97.

     

    * Востримое П. Общественное развитие: пять формаций или две <ветви> //

    Мир. экон. и междунар. отношения. - 1991. - № 12.

     

    Гупишк В. К публикации глав работы Вальтера Ойкена <Основные прин.

    ципы экономической политики> // Рос. экон. журнал. - 1991 -№2.-С. 100.

    Котов В. Н. Критика буржуазных теорий <экономических систем>. - М,

     

    1981. - С. 26.

     

    Ойкен. В. Основные принципы экономической политики (фрагменты кни-

    ги) // Рос. экон. журнал. - 1991 -№6.-С. 98-99.

     

    Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. Т.1.-С. 122-123.

    " Семенова Т. Г. Академик финансового права // Финансы. - 1993. -

    №2.- С. 78.

     

    Немало интересных и полезных суждений о соотношении индивидуальных и

    общественных начал в хозяйственных системах содержится в трудах известных

    философов Н. А. Бердяева и И. А. Ильина, однако рассмотрение позиций этих

    ученых выходит за рамки данной работы.

    '* Голос УкраТни. - 1994. - 26 серп. - С. 1

    Кучма Л. Д. Шляхом радикальних економ1чних реформ: Допов1дь Прези-

     

    дет Укрюки про осяом1 амми <тМм1<1>М1 тя соц1алыю! под1пжи // Там

    же. - 13 жжт. - С 9-10.

     

    * Кучм Л. Д. Вюмчш паяЪ >свв*п<1>о1 1стор<Ь Допов1дь Презмдетя Ук-

    1я11т т уро-стих збори. 11)тамчеш<х Дню незалежносп Укра!ни 24 серпня

    1995 року // Также.- 1995. - 28 верес.

     

    Глава V

     

    ' Смегское тозяйственте прма Учебник. - К^ 1985. - С ЭТ.

    ' Вымя А. С. Предприштатсяъасое пр-о: проблемы форииромит и рмт-

    ти> // Вест. Моск. ун-та. Серия <Пр-о>. - 1993. -№ &-С 7.

    * Грмщмский П. С. Десяицкмй. - С. 64.

     

    * Брышишм. А. В. Граждаиско^риомХ регулирование  сфере организа-

    ции и деятельности субъектов предприимкательства : Автореф. дис. _ канд. юрид.

    наук. - Бкатеринбург, 1993. - С 20.

     

    ' Ляинм В. В. Хомйспемное ярмо - право предпринимательской делель-

    ности // Гос. и права - 1993. - №1.- С 36-40; Мярмемммм В. С. Хомйст-

    вевкое право. Т. 1. Общие положент. Курс лекций. - М^ 1994. - С 1-17.

     

    Глава VI

     

    ' Бунге М. Холотехнократия: альтернатива капитализму и социализму //

    Вопр. философии. - 1994. -№ 6.-С. 42-43.

     

    ' Данши. Д. Призрак кентяц> бродит по Европе // Известия. - 1994. -

    II июня.

     

    ^ Предлагаемое понятие в какой-то кере соотносится с такими известными  

    зарубежной юридической литературе понятиями, как <общехозяйственный (иногда

    просто - хозяйственный) порядок> (Риммнер Ф. Хозяйственное право : Учеб-

    ник. - 2-е изд. - Гейдельберг, 1987 (на нем. язЛ- С 15, 18, 25 и др.) или <эко-

    номический публичный порядок> (Смани> Р- Теория обязательств : Юрид. и экон.

    очерк. - М.. 1972 (пер. с франц. яз.). - С. 206-216).

     

    * О развитии понятия метода хозяНственно-правового регулирования и его

    функциональных возможностях см- Знамнский Г. Л. Совершенствование хозяй-

    ственного законодательства: цель и средства. - 1С, 1980. - С. 58-75; Знамен-

    ский. Г. Л. Хозяйственный механизм и право. - 1С, 1988. - С. 66-72.

     

    Главе VII

     

    ' Алексее> С. С. Структура советског* права. - М" 1975.

    ' Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. -

    1993. - № 51.- С. 4936.