Юридическая Библиотека - Наследственное право. Булаевский Б.А. (Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации) -

На главную »  » Наследственное право. Булаевский Б.А. (Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации)

Гражданское право: Наследственное право. Булаевский Б.А. (Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации)


    Происшедшие в нашем обществе кардинальные изменения социально-экономических отношений, и в первую очередь, что особенно важно для наследственных отношений, утверждение института частной собственности, предопределили существенное обновление законодательства о наследовании. 1 марта 2002 г. вступила в действие часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, в которую включен раздел V "Наследственное право".

     Изменению подверглись и отдельные положения, имеющие концептуальное значение для наследственного права. Среди них можно обратить внимание на новое содержание принципа универсальности наследственного правопреемства, расширение свободы завещаний, увеличение круга наследников по закону и др. Существенно изменились порядок и формы совершения завещаний, в том числе правовой режим завещанных вкладов, размер и режим обязательной доли в наследстве, способ фактического принятия наследства, порядок раздела наследственного имущества и многие другие положения.

     Вышедшие в свет комментарии нового наследственного законодательства, а также трехлетняя практика его применения свидетельствуют об отсутствии единых позиций по ряду имеющих принципиальное значение вопросов, возникающих при толковании новых норм.

     Авторы книги на базе анализа научных положений, сравнения ранее действовавшего и нового законодательства, с привлечением судебной и нотариальной практики наряду с освещением традиционных вопросов наследственного права стремились раскрыть содержание и сущность новелл наследственного законодательства.

     В книге охвачен по возможности широкий круг заслуживающих внимания вопросов. Наряду с разделами, посвященными общим положениям наследственного права, наследованию по завещанию и по закону, приобретению и оформлению наследственных прав, охране и управлению наследственным имуществом и особенностям его раздела между наследниками, возмещению расходов, вызванных смертью наследодателя, и ответственности по его долгам, особенностям наследования отдельных видов имущества, содержатся разделы, посвященные наследованию результатов интеллектуальной деятельности, а также регулированию наследственных отношений, осложненных иностранным элементом. Кроме того, уделено внимание истории развития отечественного наследственного законодательства и дан обзор зарубежного законодательства о наследовании.

     Авторы надеются, что книга окажется полезной для практических работников, применяющих наследственное законодательство (судей, нотариусов, соответствующих должностных лиц), а также для преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов по курсу "Наследственное право", для всех, кого интересуют вопросы регулирования наследственных отношений.


    Наследственное право / Булаевский Б.А. и др.; отв. ред. К.Б. Ярошенко. - М.: Волтерс Клувер, 2005. - (Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации)

     

     

     Наследственное право

     

     Предисловие

     

     Происшедшие в нашем обществе кардинальные изменения социально-экономических отношений, и в первую очередь, что особенно важно для наследственных отношений, утверждение института частной собственности, предопределили существенное обновление законодательства о наследовании. 1 марта 2002 г. вступила в действие часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, в которую включен раздел V "Наследственное право".

     Изменению подверглись и отдельные положения, имеющие концептуальное значение для наследственного права. Среди них можно обратить внимание на новое содержание принципа универсальности наследственного правопреемства, расширение свободы завещаний, увеличение круга наследников по закону и др. Существенно изменились порядок и формы совершения завещаний, в том числе правовой режим завещанных вкладов, размер и режим обязательной доли в наследстве, способ фактического принятия наследства, порядок раздела наследственного имущества и многие другие положения.

     Вышедшие в свет комментарии нового наследственного законодательства, а также трехлетняя практика его применения свидетельствуют об отсутствии единых позиций по ряду имеющих принципиальное значение вопросов, возникающих при толковании новых норм.

     Авторы книги на базе анализа научных положений, сравнения ранее действовавшего и нового законодательства, с привлечением судебной и нотариальной практики наряду с освещением традиционных вопросов наследственного права стремились раскрыть содержание и сущность новелл наследственного законодательства.

     В книге охвачен по возможности широкий круг заслуживающих внимания вопросов. Наряду с разделами, посвященными общим положениям наследственного права, наследованию по завещанию и по закону, приобретению и оформлению наследственных прав, охране и управлению наследственным имуществом и особенностям его раздела между наследниками, возмещению расходов, вызванных смертью наследодателя, и ответственности по его долгам, особенностям наследования отдельных видов имущества, содержатся разделы, посвященные наследованию результатов интеллектуальной деятельности, а также регулированию наследственных отношений, осложненных иностранным элементом. Кроме того, уделено внимание истории развития отечественного наследственного законодательства и дан обзор зарубежного законодательства о наследовании.

     Авторы надеются, что книга окажется полезной для практических работников, применяющих наследственное законодательство (судей, нотариусов, соответствующих должностных лиц), а также для преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов по курсу "Наследственное право", для всех, кого интересуют вопросы регулирования наследственных отношений.

     

    К.Б. Ярошенко

    доктор юридических наук, профессор,

    заслуженный деятель науки РФ

     

     Раздел I. История отечественного наследственного права

     

     Наследственное право до Свода законов Российской империи - Наследственное право по Своду законов Российской империи (1835-1917 гг.) - Наследственные отношения в 1917-1918 гг. Декрет об отмене наследования - Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. - Указ о наследниках по закону и по завещанию 1945 г. - Основы гражданского законодательства 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. - Изменения в наследственном праве после 1991 г.

     

     1. Наследственное право до Свода законов Российской империи

     

     Наиболее древним из дошедших до нас памятников отечественного права, содержащих нормы о наследовании, является заключенный киевским князем Олегом Договор с Византией (911 г.). Договором предусматривалось, что, если русский умрет в Византии, не оставив распоряжений о своем имуществе и не имея родственников в Византии, имущество его должно быть отправлено в Россию его родственникам; если же умерший сделает распоряжения о своем имуществе ("створить обряжение"), имущество должно передаваться тому, кому оно предназначено по завещанию. Таким образом, в договоре отражены два признававшихся в древнем русском государстве способа наследования - по закону и по завещанию, причем завещание являлось письменным актом. Наследниками по закону признавались те из ближайших родственников умершего, на которых лежала обязанность кровной мести за убийство своего сородича *(1).

     Более пространные положения о порядке наследования содержались в Русской Правде - сложившемся в ХI-ХII вв. своде феодальных законов Киевской Руси и остававшемся основным писаным источником права на всех русских землях вплоть до ХV в. К наследству ("задница" или "статок") относилось только движимое имущество - дом, двор, товар, челядь, скот; недвижимость (земля) принадлежала роду в целом и по наследству не переходила. Наследование допускалось по закону и по завещанию. Завещание ("ряд") вплоть до ХIV в. выражалось исключительно в устной форме. Наследовать по завещанию могли только лица, являвшиеся наследниками по закону, поэтому воля завещателя ограничивалась лишь возможностью перераспределить наследство между ними. Наследниками по закону являлись исключительно дети умершего, причем братья устраняли от наследования сестер, которые призывались только при отсутствии у наследодателя сыновей. На получивших наследство братьев возлагалась обязанность выделить своим сестрам приданое, какое смогут дать. Родственники по боковой и восходящей линиям не имели права наследовать. Из наследственной массы часть выделялась на церковь ("по душе"), часть - остававшейся вдовой жене наследодателя, а остальное имущество делилось поровну между его детьми. При этом к младшему сыну переходили дом и двор отца. Муж не имел права наследования после жены. Если у умершего не было ни сыновей, ни дочерей, имущество переходило к князю, при наследовании после лиц низшего сословия - смердов - князь получал имущество даже при наличии дочерей *(2).

     В Псковской судной грамоте (1467 г.) различалось наследование по завещанию ("приказное") и по закону ("отморщина"), каждое из этих оснований получило самостоятельное значение. Допускалось наследование не только движимого ("живот"), но и недвижимого ("отчина") имущества. Завещание ("рукописание") могло быть составлено не только в пользу наследников по закону, но и в пользу посторонних лиц. Устанавливались письменная форма и особый порядок утверждения завещания. При этом письменная форма требовалась только для завещаний в пользу посторонних лиц, завещание в пользу наследников по закону допускалось в устной форме. К наследникам по закону относились отец, мать, сын, брат, сестра, племянники ("кто ближнего племени"). Сыновья призывались к наследованию вместе с матерью. Наследование пережившего супруга заключалось не только в получении в собственность части имущества, но и в пожизненном или до второго брака владении всем остальным имуществом умершего *(3).

     Для наследственного права Московского государства, получившего закрепление в Судебнике Ивана III (1497 г.), Судебнике Ивана IV (1550 г.) и Соборном уложении (1649 г.), характерны постепенное расширение круга наследников по закону за счет родственников по боковой линии до пятой степени родства и ограничение правомочий наследодателя за счет изъятия из свободного распоряжения отдельных видов недвижимого имущества, составлявшего, как правило, основную ценность наследства. Завещание ("духовная грамота" или просто "духовная"), помимо указания главного наследника, могло содержать распоряжения относительно различных выделов в пользу отказополучателей - легатариев. При этом наследниками по завещанию, как правило, назначались законные наследники или родственники до пятой степени родства либо церковь, а легатариями - посторонние лица. Завещать имущество можно было и кому-либо одному из наследников, лишив, таким образом, наследства жену и ближайших родственников, запреты касались лишь нескольких частных случаев (например, в 1580 г. было запрещено завещать все имущество церкви, обойдя жену и ближайших родственников). В 1679 г. свобода завещательных распоряжений была ограничена запретом завещания родовых и выслуженных вотчин. Завещание в письменной форме должно было быть подписано завещателем либо только свидетелями и утверждено церковными властями. Словесное завещание допускалось вплоть до конца ХVII в.

     К наследованию по закону призывались дети, супруг и родственники по боковой линии. Сыновья при наследовании по-прежнему исключали дочерей, однако приданое, которое причиталось дочерям, постепенно приближалось по своей правовой природе к наследованию, так как не связывалось более с обязательным замужеством. При отсутствии сыновей дочери призывались к наследованию, однако это не могло касаться недвижимого имущества, которое предоставлялось под условием государственной службы владельца (поместья и жалованные вотчины). Вдова имела право на пожизненное пользование выслуженной вотчиной и право собственности на благоприобретенные вотчины. Из поместья вдове причиталась определенная часть, которая в ХVI в. подлежала определению в каждом конкретном случае и составляла от 1/3 до 1/7 части, а с 1644 г. устанавливалась в зависимости от того, погиб ли ее муж на войне, умер ли в походе или просто на службе. Из движимого имущества умершего вдове причиталась 1/4 часть. Наследование родственниками по боковой линии первоначально допускалось только в отношении родных братьев и их потомков до четвертой степени родства, а в 1676 г. было расширено за счет двоюродных дядьев и братьев до пятой степени включительно *(4).

     Значительные изменения в порядок наследования были внесены Указом о единонаследии (1714 г.), изданным Петром I. Этот Указ основывался не на началах, выработанных предыдущей историей русского права, а на примерах западноевропейского, прежде всего английского, права. Введение единонаследия означало, что в отношении недвижимого имущества к наследованию как по закону, так и по завещанию призывался только один, главный наследник. Наследником по завещанию мог быть избран один из сыновей, а при их отсутствии - одна из дочерей; если у завещателя не было нисходящих родственников, он мог для наследования недвижимости назначить одного наследника из своего рода. Движимое имущество подлежало свободному завещанию только в случае бездетности наследодателя; при наличии детей оно распределелялось между ними. Были ужесточены правила составления завещания - единственной формой до 1726 г. стало письменное завещание, подлежавшее удостоверению в особом ("крепостном") порядке.

     При наследовании по закону главным наследником недвижимого имущества являлся старший из сыновей, а в случае его смерти это право переходило не к его нисходящим родственникам по праву представления, а к следующему по старшинству сыну наследодателя. При отсутствии сыновей главной наследницей становилась старшая из дочерей, причем преимущество отдавалось незамужним дочерям. Если у наследодателя не было нисходящих родственников, главным наследником являлся старший родственник в ближайшей степени родства. При отсутствии родственников недвижимость поступала в казну. Движимое имущество при наследовании по закону делилось поровну соответственно между остальными сыновьями, остальными дочерьми или остальными родственниками. Бездетная вдова получала пожизненное право владения на все имущество мужа, которое после ее смерти подлежало наследованию по закону. В 1761 г. право пожизненного наследования было заменено для вдовы правом собственности на 1/4 часть имущества мужа.

     Указ о единонаследии был отменен в 1731 г. императрицей Анной Иоанновной главным образом потому, что на практике не удавалось достичь экономически оправданного сохранения в неприкосновенности крупных имений, поскольку родители, стремясь равным образом обеспечить своих детей, прибегали к различного рода подложным сделкам, обязывали детей "великими клятвами" передать полученное по наследству своим братьям, что порождало между наследниками "ссоры, ненависть и смертоубийство". Указом 1731 г. были установлены новые правила наследования по закону. Имущество, как движимое, так и недвижимое, переходило в равных долях ко всем сыновьям наследодателя; внуки призывались к наследованию по праву представления и получали долю своего отца, умершего до открытия наследства. При этом родовое недвижимое имущество подлежало наследованию только по закону. Дочери при наличии сыновей получали 1/14 недвижимого и 1/8 движимого имущества отца. При отсутствии нисходящих родственников имущество переходило к братьям наследодателя. Пережившему супругу полагалась 1/7 недвижимого и 1/4 движимого имущества наследодателя. Родители после смерти своих бездетных детей получали обратно в собственность все переданное ими детям, а также право пожизненного пользования их благоприобретенным имуществом *(5).

     Указ Анны Иоанновны совершенно не затронул завещательное право, что означало восстановление действия правил Соборного уложения 1649 г. и принятых в его развитие узаконений, так называемых новоуказных статей. Наряду с этим наследование по завещанию вплоть до первой трети ХIХ в. регламентировалось случайными и казуистичными положениями отдельных указов, относящихся к частным случаям. Так, весьма противоречивыми были положения о завещании родовых имуществ, которое то допускалось вопреки родовому преемству, как это следовало из Указа о единонаследии, то совершенно исключалось. Порядок завещательных распоряжений был регламентирован Положением о духовных завещаниях (1831 г.). В нем были определены лица, имеющие право делать завещания, и лица, в пользу которых допускалось завещание имущества. Свободному завещанию подлежало благоприобретенное имущество, причем как движимое, так и недвижимое. Имущество родовое не могло быть завещано, однако допускалось одно исключение - бездетному владельцу предоставлялось право завещать это имущество своему дальнему родственнику, минуя родственников ближайших степеней родства. Положение предусматривало две основные формы духовных завещаний - крепостное и домашнее. Завещание должно было быть написано рукой завещателя либо иным лицом и собственноручно подписано завещателем. Крепостные завещания писались на гербовой бумаге, домашние - на простой, но обязательно на целом листе. Крепостное завещание должно было быть удостоверено ("явлено") в суде при жизни наследодателя в присутствии двух свидетелей, удостоверяющих тождество личности завещателя. После открытия наследства завещания, как крепостные, так и домашние, подлежали утверждению в уездном суде. Наряду с общим признавался и особый порядок совершения завещаний - походных, морских, заграничных и госпитальных, имевших силу крепостных актов *(6).

     

     2. Наследственное право по Своду законов
    Российской империи (1835-1917 гг.)

     

     Нормы наследственного права, основанные на Соборном уложении 1649 г. и последующих узаконениях, были подвергнуты систематизации в Своде законов Российской империи (1835 г.) и на всем протяжении его действия (до 1917 г.) подвергались уже весьма незначительным изменениям *(7). В Своде законов наследственному праву посвящены гл. 5 разд. I и гл. 1-5 разд. II книги III Свода законов гражданских (т. Х ч. 1).

     Наследство представляло собой совокупность имуществ, прав и обязанностей наследодателя, среди последних особо выделялись долги умершего. Наследование открывалось со смертью наследодателя либо вследствие его безвестного отсутствия, лишения всех прав состояния, пострижения в монахи. В интересах наследников по инициативе частных лиц, полиции, прокурорского надзора, начальства умершего или по собственной инициативе суд принимал меры по охране оставшегося имущества, заключавшиеся в описи имущества, опечатывании и сохранении его до явки наследников и вызове наследников *(8).

     Призвание к наследованию осуществлялось по завещанию и по закону. Наследование по закону имело место в случае, когда у умершего было родовое имущество, когда он не оставил завещательных распоряжений относительно благоприобретенного имущества либо когда эти распоряжения были признаны судом недействительными. Наследование по закону основывалось на кровном родстве и осуществлялось по линиям - сначала в пользу нисходящих родственников, а при их отсутствии - боковых и восходящих. Родственники ближайшей линии устраняли от наследования дальнейшие линии. В нисходящей и боковой линии допускалось наследование по праву представления без ограничения степеней родства. Родственники одинаковой степени родства делили наследство между собой поровну, а наследники, призывавшиеся по праву представления, делили между собой часть наследства, причитавшуюся их умершему родителю. До 1912 г. дочери призывались к наследованию только при отсутствии сыновей и их нисходящих родственников; дочь при живых сыновьях имела право на получение 1/14 из недвижимого и 1/8 из движимого имущества отца, а сестры при братьях вообще лишались права на наследство. В 1912 г. дочери были уравнены в наследственных правах с сыновьями, а сестры с братьями, за исключением, однако, наследования земельного внегородского имущества, из которого лица женского пола при наличии братьев могли получить лишь 1/7 часть. Родители получали в пожизненное пользование оставшееся после своих бездетных детей благоприобретенное имущество (за исключением авторского права, которое при этих условиях переходило в их собственность), а также получали в собственность имущество, которое было передано ими своим детям в виде дара. Переживший супруг имел право на получение так называемой указной части в размере 1/7 из недвижимого и 1/4 из движимого имущества умершего независимо от наличия у него нисходящих наследников; однако авторское право переходило к супругу как к единственному наследнику в полном объеме, а не в указной части. При отсутствии у умершего наследников, а также если никто из наследников не принял наследство в течение 10 лет со дня опубликования сообщения о вызове наследников либо не доказал свое право на наследство, имущество признавалось выморочным и поступало в государственную казну. В случае неявки наследников по истечении полугода имущество поступало в опекунское управление.

     Для составления завещания завещатель должен был достигнуть 21 года и находиться "в здравом уме и твердой памяти". Во всех случаях недействительными являлись завещания самоубийц и лиц, лишенных по суду всех прав состояния, а в определенных случаях - и завещания лиц, состоявших под опекой, а также лиц духовного звания. Свобода завещания ограничивалась лишь запретом завещать родовое имущество кому-либо помимо законных наследников, завещание благоприобретенного имущества целиком отдавалось на усмотрение завещателя. Помимо завещания имущества в собственность или пожизненное владение наследников, в завещании могли содержаться распоряжения о назначении душеприказчика, а также о предоставлении завещателем определенных имущественных выгод (отказов) иным лицам. Подназначение наследника не допускалось. Завещание должно было совершаться в письменной форме на бумаге любого формата и размера, составляющей, однако, целый лист; завещание в устной форме ("словесное") не допускалось. Завещание должно было быть подписано завещателем либо вместо него рукоприкладчиком. Для действительности завещания необходимы были подписи трех, а в особых случаях - двух свидетелей, которые удостоверяли лишь подлинность завещания и нахождение завещателя при его составлении в здравом уме и твердой памяти. Завещание могло быть составлено без участия должностного лица и в этом случае называлось домашним. При желании завещателя составить завещание в публичном порядке допускалось нотариальное завещание, совершаемое при участии младшего нотариуса.

     В этом случае завещание заносилось в актовую книгу, а завещателю выдавалась выписка ("выпись") из нее, равносильная подлинному завещанию. Помимо нотариальных завещаний аналогичную силу имели завещания военно-походные, морские, госпитальные и заграничные.

     Отмена завещания допускалась в любое время по усмотрению завещателя. При этом нотариальное завещание могло быть отменено только последующим нотариальным завещанием. Отмена домашнего завещания была возможна также путем его уничтожения самим завещателем, а нотариального - путем совершения о том нотариального акта.

     После открытия наследства завещание для утверждения к исполнению должно было представляться в суд в течение года с момента смерти завещателя - для лиц, пребывающих в России, и в течение двух лет - для находящихся за границей. По истечении этого срока завещания для утверждения не принимались и считались ничтожными. Исполнение завещания возлагалось завещателем на наследников или на назначенного им душеприказчика.

     Для приобретения наследства необходимо было его принять. Принятие осуществлялось наследником либо путем предъявления в суде иска об утверждении его в правах наследования, либо путем совершения таких действий, в которых выражалась его воля владеть и распоряжаться наследственным имуществом и стать субъектом прав и обязанностей наследодателя. Утверждение в правах наследования являлось обязательным при наследовании по завещанию, которое должно было быть утверждено судом, а при наследовании по закону производилось только в случае, если наследники сочтут это необходимым. Однако независимо от оснований призвания к наследованию утверждение являлось необходимым условием для вступления во владение недвижимым имуществом и получения сделанных наследодателем вкладов в банке.

     В свою очередь, отказ ("отречение") от наследства был возможен только посредством объявления о том в "надлежащем присутственном месте". Молчание наследника отказом от наследства не признавалось. Наследник, принявший наследство, нес неограниченную ответственность по долгам наследодателя, т.е. должен был оплатить их не только соразмерно наследственной доле, но и сверх нее - за счет своего собственного имущества. Ответственность нескольких наследников распределялась между ними пропорционально долям в наследственном имуществе. Ограниченная ответственность наследников была установлена лишь в отношении нескольких частных случаев - например, обязанность возместить причиненные преступлением наследодателя материальные убытки потерпевшему переходила к наследникам в части, покрывавшейся наследственным имуществом.

     Характеризуя в целом наследственное право по Своду законов гражданских, необходимо отметить, что, несмотря на объем и подробность регулирования, это право вплоть до начала ХХ в. оставалось по своему характеру сословно-феодальным и крайне архаическим с экономической точки зрения. Нельзя не согласиться с пессимистической характеристикой отечественного наследственного права, данной в 1896 г. крупнейшим русским цивилистом К.П. Победоносцевым в его "Курсе гражданского права": "Русский закон наследования развивался органически и в полноте лишь относительно порядка, в коем родственники призываются к наследованию, и относительно ограничений наследственного права для некоторых лиц и по некоторым имуществам. Во всем прочем русское наследственное учреждение отличается отсутствием или крайней скудостью определений, и определения, какие есть, имеют вид отрывочный, случайный, без связи с ясно сознаваемой идеей, к которой должны примыкать все определения, возникшие путем органического роста или развития. Эта скудость, впрочем, становится понятной, когда подумаем, что наш наследственный закон возник в крайней простоте и скудости хозяйственного быта, в коем земледелие преобладает над промышленностью, капиталов образуется немного и обращение их медленно... Нынешний наш закон о наследовании есть по началу своему учреждение для высшего владеющего сословия, и ныне имеет практическую важность почти исключительно для меньшинства, по числу незначительного в сравнении с миллионным большинством, для коего закон этот почти не имеет практического значения" *(9).

     Характерно, что новеллы 1912 г., частично уравнявшие наследственные права женщин и расширившие пределы завещания родовых имуществ, были едва ли не единственными и, во всяком случае, важнейшими изменениями принципиальных положений наследственного права, внесенных в Свод законов гражданских со времени введения его в действие в 1835 г. Оценивая указанные новеллы в общем контексте действовавшего наследственного права, А.Г. Гойхбарг весьма образно отмечал, что "эти новые, яркие заплаты на убогом рубище нашего гражданского законодательства еще рельефнее оттеняют всю гниль остального материала и настойчиво напоминают о необходимости бросить рубище, заменив его новыми одеждами из материала по возможности превосходной и одинаковой доброты" *(10).

     Завершая характеристику этого периода развития нашего отечественного права, хотелось бы отметить, что русскими цивилистами к 1906 г. был подготовлен полноценный проект нового Гражданского уложения, книга 4 которого была посвящена наследственному праву. Его регулирование строилось исходя из потребностей динамично развивающегося буржуазного общества с набиравшей силу капиталистической экономикой, каковым безусловно была Россия в начале ХХ в. Это регулирование вобрало в себя не только лучшие достижения отечественной цивилистической мысли, но и новейшие достижения гражданского права Франции, Германии и Швейцарии. К сожалению, из-за затянувшегося согласования проекта в различных государственных учреждениях и обсуждения его в научных кругах, находивших в Уложении наряду с достижениями немало изъянов, которые хотелось исправить непременно до внесения проекта в Государственную Думу, а также из-за начавшейся вскоре Первой мировой войны и последовавшей затем революции проект так и не стал действующим законом.

     

     3. Наследственные отношения в 1917-1918 гг.
    Декрет об отмене наследования

     

     После Октябрьской революции 1917 г. прежнее законодательство о наследовании (т. Х ч. 1 Свода законов) не было сразу отменено, а продолжало действовать постольку, поскольку не противоречило "революционной совести и революционному правосознанию" (Декрет СНК о суде N 1 от 7 декабря 1917 г. *(11)). В связи с тем что первые декреты советской власти не затрагивали наследственных правоотношений, суды продолжали применять нормы т. Х ч. 1, касавшиеся состава наследников по закону, порядка составления завещаний и т.п. Разумеется, отпали те нормы старого права, которые относились к сословным привилегиям, ущемляли права женщин при наследовании *(12). Следует также иметь в виду, что, национализировав в 1917-1918 гг. крупную частную собственность, Советская власть не проводила "экспроприацию мелкой и средней буржуазии", допуская, таким образом, существование в этой сфере частноправовых рыночных отношений, что означало и сохранение частной собственности. А потому сохранялась и потребность в регулировании наследственных правоотношений.

     С введением политики военного коммунизма, ставившей целью вытеснение из экономического оборота частнокапиталистических элементов путем национализации мелких и средних предприятий, замену частной торговли государственным распределением продуктов и натурализацию хозяйственных отношений, потребность в нормах, регулирующих переход по наследству частной собственности (каковыми, безусловно, являлись нормы т. Х ч. 1), отпала, и был издан Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 г. об отмене наследования *(13).

     Декрет безоговорочно отменил старое наследственное право, придав этой отмене обратную силу в отношении всех наследств, не поступивших во владение наследников до его издания, и одновременно установил новые правила перехода имущества умершего, правда, не назвав их наследованием *(14). Декрет исключал завещательные распоряжения собственника относительно своего имущества и допускал наследование исключительно по закону. Наследниками являлись родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, полнородные и неполнородные братья и сестры, а также супруг умершего. При этом никакого различия между родством брачным и внебрачным не делалось, а усыновленные по отношению к усыновителям и усыновители по отношению к усыновленным приравнивались к родственникам по происхождению.

     Условия призвания к наследованию различались в зависимости от характера принадлежавшей умершему собственности. Из имущества, относившегося к частнокапиталистической, "эксплуататорской" по терминологии того времени, собственности, наследники при условии нуждаемости и нетрудоспособности получали пожизненное содержание в размере прожиточного минимума. При недостаточности имущества умершего для обеспечения содержания его супруга и родственников в первую очередь подлежали удовлетворению наиболее нуждающиеся из них. Декрет устанавливал также очередность погашения расходов, связанных с управлением имуществом, и расчетов с кредиторами наследодателя. Из имущества умершего в первую очередь погашались расходы, связанные с управлением имуществом. Наследники получали содержание преимущественно перед кредиторами наследодателя, требования которых при недостаточности имущества удовлетворялись на конкурсной основе. Срок для заявления требований на наследство был установлен в один год, по истечении которого наследники утрачивали право на получение содержания из имущества умершего.

     Имущество, относившееся к трудовой собственности умершего, в частности усадьба, домашняя обстановка и "средства производства трудового хозяйства" в городе или деревне, и не превышавшее по стоимости 10 000 руб., поступало в непосредственное "управление и распоряжение" наследников независимо от их нуждаемости и трудоспособности. В связи с обесценением денег предельная стоимость имущества в отношении "трудового хозяйства" была в 1919 г. отменена.

     Декретом 1918 г. были заложены основополагающие принципы советского наследственного права, такие, как наделение правом на наследство лиц, близко связанных с наследодателем при его жизни не только семейными и родственными узами, но и иждивенством, признание за супругом права наследования на тех же основаниях, что и за детьми, уравнение в наследственной правоспособности лиц обоего пола.

     

     4. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.

     

     Переход после окончания гражданской войны к новой экономической политике, направленной прежде всего на создание экономического фундамента дальнейшего развития страны, предусматривал использование рыночных товарно-денежных отношений, допущение в оборот различных форм собственности (в том числе частнокапиталистической). В этих условиях потребовали изменения и нормы о наследовании, главным образом в части снятия установленных в период военного коммунизма запретов наследования частной собственности как меры, стимулировавшей "допущенное законом частное накопление имущества" *(15), которое, в свою очередь, находясь в экономическом обороте, способствовало развитию производительных сил страны.

     Первым шагом на этом пути стало Постановление III сессии ВЦИК от 22 мая 1922 г. "Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР" *(16), установившее право наследования по закону и по завещанию супруга и прямых нисходящих родственников наследодателя в пределах общей стоимости наследства в 10 000 золотых рублей. Дальнейшее развитие наследственное право получило в принятом в 1922 г. и введенном в действие с 1 января 1923 г. Гражданском кодексе РСФСР, который с последующими изменениями и дополнениями действовал до 1 октября 1964 г.

     Гражданский кодекс 1922 г. установил наследование имущества, какова бы ни была его природа, в пределах 10 000 золотых рублей. Превышение указанного предела допускалось только в случаях, когда в наследственное имущество входили права, вытекавшие из заключенных частными лицами с государством арендных, концессионных и других договоров. Максимум наследования, установленный в целях ограничения накопления крупной частнокапиталистической собственности, сохранялся до тех пор, пока частнокапиталистические элементы участвовали в экономическом обороте наряду с государственной и коллективной формами собственности. С развитием социалистической индустриализации страны, когда частнокапиталистические элементы постепенно вытеснялись из экономического оборота, а вопрос "кто кого" был уже предрешен в пользу государственной собственности, максимум наследования был в 1926 г. отменен. В то же время целям предотвращения концентрации частными лицами крупной собственности в одних руках служила вплоть до 1943 г. прогрессивная шкала налогообложения наследства, предусматривавшая изъятие в качестве налога до 60% стоимости наследства, если она превышала 200 000 руб., и до 90% стоимости наследства, превышавшей 500 000 руб. При этом наследственное имущество стоимостью до 1000 руб. вообще освобождалось от налогообложения.

     Принятым в 1922 г. одновременно с ГК Земельным кодексом РСФСР был предусмотрен особый порядок наследования общего имущества в колхозном дворе, ограничивавший открытие наследства случаем, когда умерший являлся последним членом двора. Во всех остальных случаях правила о наследовании не подлежали применению, а доля умершего в имуществе двора переходила к остальным его членам.

     Наследниками по закону и по завещанию являлись прямые нисходящие родственники (дети, внуки и правнуки) и переживший супруг умершего, а также нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ст. 418 ГК 1922 г.). Из числа наследников, таким образом, были исключены родственники по боковой и восходящей линиям. В 1928 г. в число наследников были включены усыновленные и их нисходящие родственники. Кодекс не предусматривал наследования по праву представления и не устанавливал очередности призвания к наследованию, поэтому при наследовании по закону наследственное имущество делилось поровну между всеми наследниками (ст. 420 ГК 1922 г.). Наследники, проживавшие с наследодателем, при наследовании по закону получали сверх законной доли имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу, за исключением предметов роскоши (ст. 421 ГК 1922 г.).

     Самостоятельно распорядиться своим имуществом на случай смерти могло лицо полностью дееспособное, т.е. достигшее 18 лет. Завещание могло быть составлено только в пользу законных наследников, завещание в пользу посторонних лиц не допускалось даже при отсутствии наследников по закону (ст. 422 ГК 1922 г.). Наследниками по закону исчерпывался также круг лиц, из числа которых завещатель мог подназначить наследника на случай, если назначенный наследник умрет до открытия наследства или не примет его (ст. 424 ГК 1922 г.). В 1928 г. было разрешено составлять завещания в пользу государства, государственных органов, а также партийных, профессиональных и кооперативных организаций. Завещатель, таким образом, имел возможность либо лишить наследства кого-либо или всех наследников по закону, и в этом случае соответствующее имущество в целом или в части в качестве выморочного переходило к государству, либо распределить наследственное имущество между наследниками по закону по своему усмотрению, отойдя от установленного законом равенства долей. В 1928 г. в ГК 1922 г. было введено правило об обязательной доле, которое запрещало лишать наследства несовершеннолетних наследников и предоставлять им по завещанию менее 3/4 законной доли (примечание 2 к ст. 422).

     На получающего по завещанию наследственное имущество завещатель был вправе возложить исполнение какого-либо обязательства в пользу одного, нескольких или всех остальных наследников по закону, которые в силу этого распоряжения приобретали право требовать исполнения соответствующего обязательства от наследника по завещанию (ст. 423). В 1928 г. было допущено возложение исполнения каких-либо действий, направленных на осуществление общеполезной цели, а при завещании имущества в пользу государственных и кооперативных организаций разрешено указывать цель, на которую следует употребить это имущество.

     Завещание допускалось только в письменной форме с последующим внесением в актовую книгу нотариального органа, которое в 1926 г. было заменено его нотариальным удостоверением. Завещание должно было подписываться самим завещателем, а в случае его неграмотности - третьим лицом, рукоприкладчиком (ст. 425). В 1928 г. было разрешено отступление от нотариальной формы для завещания паевых взносов, внесенных в первичную кооперативную организацию, которое могло осуществляться путем соответствующей надписи в членской книжке (примечание к ст. 425). В 1929 г. было введено удостоверение завещаний, составленных за границей, консулом или консульским агентом СССР, а завещаний, составленных лицом, находящимся на морском судне, - капитаном судна. В 1930 г. аналогичное право было предоставлено капитану судна внутреннего водного плавания. В 1942 г. был введен упрощенный порядок удостоверения командованием отдельных воинских частей завещаний лиц, состоящих в рядах армии и флота.

     Существовавшее с 1922 г. право вкладчика указать не входившее в число наследников по закону лицо, которому в случае смерти вкладчика подлежал передаче его вклад в гострудсберкассе, Госбанке или Внешторгбанке, было в 1935 г. закреплено в ст. 436 ГК 1922 г. При этом было установлено, что указанные вклады не входят в состав наследства, а получающим их лицам из числа наследников вкладчика они не засчитываются в размер наследственной доли. Соответствующее распоряжение могло быть сделано в простой письменной форме в карточке лицевого счета или на сберегательной книжке и не требовало нотариального удостоверения. Правило ст. 436 ГК 1922 г. на практике часто использовалось для обхода правил, запрещавших составление завещания в пользу лиц, не относящихся к законным наследникам.

     Позднее составленное завещание отменяло предыдущее, если только в последнем не оставалось распоряжений, не предусмотренных позднейшим завещанием (ст. 426). Отмена завещания без составления нового завещания допускалась путем подачи соответствующего заявления в суд или нотариальный орган (с 1930 г. - только в нотариальный орган).

     Исполнение завещания возлагалось на назначенных в нем наследников или особое лицо - исполнителя завещания. В последнем случае требовалось согласие исполнителя на самом завещании или в отдельном приложенном к нему заявлении (ст. 427).

     Сроки и порядок принятия наследства различались для наследников в зависимости от присутствия их в месте открытия наследства. Присутствующие наследники считались принявшими наследство, если в течение трех месяцев со дня открытия наследства они не заявляли надлежащему нотариальному органу об отказе от наследства. Доля отказавшегося наследника переходила к государству. Находившиеся налицо наследники могли вступить в управление наследством, не дожидаясь явки остальных наследников, каковые, своевременно явившись, могли истребовать свою долю наследственного имущества (ст. 429). Наследники, отсутствовавшие в месте открытия наследства, могли принять наследство лично или через поверенного в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Доля не родившегося к моменту открытия наследства наследника могла быть в течение трех месяцев по его рождении истребована его законным представителем (ст. 430).

     Лица, призванные к наследованию как по закону, так и по завещанию, имели право просить нотариальную контору о выдаче свидетельства, подтверждающего их права на наследство (ст. 435).

     Вызов наследников через публикацию не производился, но уполномоченные органы (сначала суд, с 1927 г. - финансовые, а с 1930 г. - нотариальные органы) обязаны были принять меры по охране наследства немедленно по получении известия о смерти наследодателя. Охрана наследства продолжалась до явки наследников, но не дольше шести месяцев (ст. 431). В 1930 г. было введено правило, требующее принятия мер по охране наследства только в том случае, если нотариальным органом это будет признано целесообразным "в интересах государства или наследников".

     При отсутствии наличных наследников торговых и промышленных предприятий, находящихся на ходу, над этим имуществом назначался ответственный попечитель (ст. 432). В 1930 г. назначение попечителя было установлено в отношении любого имущества, требующего управления.

     В случае неявки наследников в течение шести месяцев со дня открытия наследства, а равно в случае отказа наследников от наследства, за исключением случаев, когда им был подназначен наследник, имущество признавалось выморочным и в зависимости от характера поступало в распоряжение соответствующих государственных органов (ст. 433).

     Кодекс установил ограниченную ответственность по долгам наследодателя: наследник принявший наследство, а также государство, к которому перешло выморочное имущество, отвечали по долгам, обременяющим наследство в пределах действительной стоимости наследственного имущества (ст. 434). Для кредиторов наследодателя был установлен шестимесячный срок заявления претензий, по истечении которого они утрачивали свое право требования.

     В таком виде наследственное право действовало до 1945 г. *(17) В этот период впервые после 1917 г. было установлено развернутое регулирование наследственных отношений, включающее нормы по всем вопросам, связанным с посмертным преемством в имущественных правах и обязанностях умершего лица. Принципиальное значение наследственного права в ряду других гражданских прав было подчеркнуто включением в 1936 г. в Конституцию СССР нормы, гарантировавшей охрану законом права граждан на наследование. В ГК 1922 г. впервые в отечественном гражданском праве были закреплены наследственные права иждивенцев - лиц, как правило, не связанных с наследодателем семейными или родственными узами, ответственность наследников по долгам наследодателя ограничена стоимостью наследственного имущества, установлена обязательная доля необходимых наследников, признано право завещателя на установление завещательного отказа и подназначение наследника.

     

     5. Указ о наследниках по закону и по завещанию 1945 г.

     

     Существенные изменения в наследственное право были внесены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. "О наследниках по закону и по завещанию" *(18). Соответствующие изменения были внесены 12 июня 1945 г. в ГК 1922 г. *(19)

     Указ расширил круг наследников за счет включения в него родителей, а также братьев и сестер наследодателя. Была введена очередность призвания к наследованию по закону. В первую очередь подлежали призванию дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные лица (ранее эти лица должны были быть еще и неимущими), состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ч. 1 ст. 418). Во вторую очередь призывались трудоспособные родители, а при их отсутствии - в третью очередь - братья и сестры умершего (ч. 3 ст. 418).

     Для нисходящих наследников вводилось наследование по праву представления, предусматривавшее призвание к наследованию внуков и правнуков наследодателя в случае, если их родитель умрет раньше наследодателя (ч. 2 ст. 418). Соответственно изменился размер законных наследственных долей внуков и правнуков, которые наследовали не в равных с прочими наследниками долях, а делили между собой поровну долю, причитавшуюся их родителю.

     Была существенно расширена свобода завещания: завещатель получил право при отсутствии лиц, являющихся наследниками по закону, составить завещательные распоряжения в пользу посторонних лиц (ч. 3 ст. 422). В то же время обязательная доля устанавливалась в размере полной законной доли, а к числу необходимых наследников помимо несовершеннолетних детей наследодателя были отнесены все нетрудоспособные лица из числа наследников по закону (ч. 2 ст. 422).

     Помимо изменений, вытекающих из Указа от 14 марта 1945 г., в ГК 1922 г. в 1945 г. были внесены и другие изменения.

     При составлении завещания в пользу лиц, не относящихся к наследникам по закону, завещатель приобрел право возложить на этих лиц исполнение завещательного отказа в пользу любого лица (ч. 2 ст. 423). При отсутствии законных наследников допускалось подназначение наследником также любого лица (ст. 424). Наследники по завещанию из числа лиц, не относящихся к наследникам по закону, могли заявить о своем согласии на принятие наследства в течение шести месяцев со дня открытия наследства независимо от того, будут ли они призваны к наследованию (ч. 2 ст. 430).

     Из ст. 429 ГК 1922 г. была исключена норма о переходе к государству доли отказавшегося от наследства наследника, что означало переход этой доли к другим наследникам по закону, призываемым к наследованию. Таким образом, наследственное имущество становилось выморочным только при отсутствии наследников, отказа всех наследников от наследства либо лишения их всех права наследования (ч. 2 ст. 433).

     Изменения, внесенные в 1945 г., завершили формирование законодательного регулирования наследственного права в ГК 1922 г., соответствующие правила которого уже не подвергались изменению вплоть до прекращения действия этого Кодекса в 1964 г.

     Поскольку сложившееся к 1945 г. наследственное законодательство представляло собой, как уже отмечалось, систему развернутого и подробного регулирования всех традиционных наследственных институтов, а также в связи с многочисленными изменениями, вносившимися в него на протяжении 20 лет, отражавшими, естественно, различные уровни экономического и социально-политического развития общества, архаичностью многих норм, относящихся к 1920-м гг., в судебной и нотариальной практике во второй половине 1940-х гг. стало возникать немало вопросов и затруднений в применении этого законодательства. В связи с этим в 1947 г. Пленум Верховного Суда СССР принял постановление, содержавшее разъяснения и руководящие указания по целому ряду вопросов наследственного права. Постановление было направлено на обеспечение единообразия применения правовых норм, ориентировало практику на адекватное существу наследственных правоотношений толкование законодательства. В дальнейшем Верховный Суд СССР в 1957 г. и в 1966 г., а Верховный Суд РСФСР в 1974 г. и 1991 г. принимали комплексные постановления, разъяснявшие отдельные вопросы, возникавшие в судебной практике по делам о наследовании.

     

     6. Основы гражданского законодательства
    1961 г. и ГК РСФСР
    1964 г.

     

     Несмотря на то что после 1945 г. в ГК 1922 г. не было внесено ни одного изменения по вопросам наследственного права, с 1 мая 1962 г. нормы Гражданского кодекса подлежали применению в части, не противоречащей Основам 1961 г. Основы явились результатом более чем 20-летних законопроектных работ по созданию общесоюзного кодифицированного акта в сфере гражданского законодательства и включали лишь принципиальные положения, касавшиеся основных цивилистических институтов.

     К наиболее существенным новеллам, предусмотренным Основами 1961 г. по сравнению с ГК 1922 г., относится включение родителей в первую очередь наследников по закону независимо от их трудоспособности (ч. 1 ст. 118), а также изменение положения иждивенцев наследодателя, которые наследовали вместе с той очередью наследников, которая призвана к наследованию (ч. 4 ст. 118). Основы установили, что предметы обычной домашней обстановки и обихода наследуются только теми наследниками по закону, которые проживали совместно с наследодателем, независимо от того, относятся ли они к призываемой к наследованию очереди (ч. 5 ст. 118). При этом отсутствовало положение о том, что к наследуемым в таком порядке предметам не относятся предметы роскоши. Основы существенно расширили свободу завещания, допустив безусловное право наследодателя завещать свое имущество любым лицам независимо от того, относятся ли они к наследникам по закону (ч. 1 ст. 119). Размер обязательной доли был уменьшен до 2/3 доли, которая причиталась бы наследнику при наследовании по закону (законной доли), и сокращен круг необходимых наследников, к которым относились только дети наследодателя, а также нетрудоспособные супруг, родители и иждивенцы умершего. При определении размера обязательной доли должна была учитываться и стоимость имущества, состоящего из предметов обычной домашней обстановки и обихода (ч. 2 ст. 119). Основы ввели отсутствовавшую ранее в Гражданском кодексе норму о том, что при неизвестности последнего постоянного места жительства наследодателя местом открытия наследства является место нахождения наследственного имущества или его основной части (ст. 121).

     Дальнейшее развитие и детализация положений Основ были проведены ГК РСФСР, принятым в 1964 г. и введенным в действие с 1 октября 1964 г. При этом источниками законодательного материала для новой кодификации наряду с воспроизведенными в ГК 1964 г. положениями Основ стали действовавшие правила ГК 1922 г. и других нормативных актов о наследовании, обширная судебная практика применения этих правил, а также выводы и предложения цивилистической науки *(20).

     В соответствии с ГК 1964 г. наследование осуществлялось по закону и по завещанию. Наследование по закону имело место, когда и поскольку оно не было изменено завещанием (ст. 527). Временем открытия наследства признавался день смерти наследодателя, а при объявлении его умершим - день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим либо день его предполагаемой гибели, указанный в решении суда (ст. 528). Местом открытия наследства признавалось последнее постоянное место жительства наследодателя, а если оно неизвестно - место нахождения имущества или его основной части (ст. 529).

     Наследование в случае смерти члена колхозного или единоличного крестьянского двора возникало только в случае, когда умерший был единственным членом двора. Во всех остальных случаях правила о наследовании не подлежали применению (ст. 560). В 1987 г. указанное ограничение было отменено в отношении единоличного крестьянского двора и установлено в отношении хозяйства граждан, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью.

     Не могли быть наследниками ни по закону, ни по завещанию лица, которые своими незаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из наследников или против осуществления последней воли наследодателя, способствовали призванию их к наследованию. Не призывались к наследованию по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав, а также родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них обязанностей по содержанию наследодателя (ст. 531).

     Кодекс установил две очереди наследников по закону. В первую очередь наследовали дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (в том числе усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. При отсутствии наследников первой очереди или при непринятии ими наследства, а также в случае, когда все наследники первой очереди лишены завещателем права наследовать, к наследованию призывались наследники второй очереди - полнородные и неполнородные братья и сестры умершего, его дед и бабка, как со стороны отца, так и со стороны матери (ч. 1 ст. 532). Наследниками по закону являлись также нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При наличии других наследников они наследовали наравне с наследниками той очереди, которая призывалась к наследованию (ч. 3 ст. 532). Между наследниками, относящимся к одной очереди, наследство делилось поровну, за исключением призвания к наследованию по праву представления внуков и правнуков наследодателя, которые наследовали поровну в той доле, которая причиталась бы их родителю, умершему до открытия наследства (ч. 4 ст. 532).

     Предметы обычной домашней обстановки и обихода переходили к наследникам по закону, которые проживали совместно с наследодателем не менее года до его смерти, независимо от их очереди и наследственной доли (ст. 533). Однако стоимость указанного имущества должна была учитываться при определении размера обязательной доли (ст. 535).

     По завещанию каждый гражданин был вправе распорядиться всем своим имуществом или его частью на случай смерти, завещав его одному или нескольким лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным, кооперативным или общественным организациям (ч. 1 ст. 534), подназначив также в завещании другого наследника на случай, если назначенный им наследник умрет до открытия наследства или не примет его (ст. 536). Завещатель был вправе лишить в завещании права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону (ч. 2 ст. 534), за исключением своих несовершеннолетних или нетрудоспособных детей, нетрудоспособных супруга, родителей и иждивенцев, которые наследовали независимо от содержания завещания не менее 2/3 доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону (ст. 535). Если завещалось не все имущество, то часть его, оставшаяся незавещанной, делилась между наследниками по закону, в том числе между теми, которым другая часть имущества была оставлена по завещанию (ст. 537).

     Помимо распределения своего имущества между наследниками, завещатель был вправе возложить на наследника по завещанию исполнение какого-либо обязательства (завещательного отказа) в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые могли как входить, так и не входить в число наследников по закону (ч. 1 ст. 538). Предметом завещательного отказа могли быть передача какой-либо вещи, выплата определенной денежной суммы, совершение каких-либо действий в общеполезных целях.

     Завещание должно было быть составлено в письменной форме с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и удостоверено нотариусом (ст. 540). Если завещатель в силу физических недостатков, болезни или иных причин не мог собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе могло быть подписано в присутствии нотариуса другим гражданином (ст. 542). Помимо нотариуса завещание в определенных случаях могло удостоверяться определенным должностным лицом - командиром воинской части, капитаном судна, главным врачом больницы, санатория или другого стационарного лечебного заведения, начальником экспедиции (ст. 541). В 1974 г. право удостоверения завещания было предоставлено начальникам госпиталей и других военно-лечебных учреждений, а также начальникам мест лишения свободы.

     Особая форма сохранялась для завещательных распоряжений вкладами в гострудсберкассах или Госбанке СССР. Вкладчик был вправе сделать соответствующее распоряжение непосредственно сберкассе или банку о выдаче вклада в случае его смерти любому лицу или государству. В этих случаях вклад не входил в состав наследства и на него не распространялись правила о наследовании (ст. 561).

     Завещатель в любое время мог отменить или изменить завещание, составив новое завещание или подав соответствующее заявление в нотариальную контору (ст. 543). С 1974 г. указанное заявление в местностях, где не было нотариальных контор, можно было подать в исполком местного Совета.

     Исполнение завещания возлагалось на назначенных в завещании наследников или исполнителя завещания, который должен был выразить на это согласие в надписи на самом завещании либо в заявлении, приложенном к завещанию (ст. 544). Исполнитель завещания не имел права на вознаграждение, но мог требовать возмещения за счет наследства необходимых расходов, связанных с охраной наследства и управлением им (ст. 545).

     В течение шести месяцев со времени открытия наследства наследник, как присутствующий, так и отсутствующий, мог принять наследство или отказаться от него. Наследник признавался принявшим наследство, если он фактически вступил во владение соответствующим имуществом или подал в нотариальную контору заявление о принятии наследства (ст. 546). Принятие наследства являлось бесповоротным, отказ от принятого наследства не допускался (ч. 3 ст. 550). Отказ от наследства мог быть совершен с указанием лиц, в пользу которых он происходил (так называемый направленный отказ), из числа наследников как по закону, так и по завещанию, а также государства или отдельной государственной, кооперативной или общественной организации (ч. 1 ст. 550).

     Если наследник не принял наследство, его доля переходила к остальным наследникам и делилась между ними поровну (приращение наследственных долей), за исключением случаев направленного отказа, а также подназначения наследника в завещании (ст. 551).

     Имущество по праву наследования переходило к государству, если оно было завещано ему, если не было наследников ни по закону, ни по завещанию, либо если все наследники были лишены завещателем права наследования, либо ни один из наследников не принял наследство. При этом входящее в состав наследства, перешедшего к государству, авторское право подлежало прекращению (ст. 552).

     Наследники, принявшие наследство, несли ответственность по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к ним имущества (ст. 553). Кредиторы наследодателя вправе были в течение шести месяцев с момента открытия наследства предъявить претензии наследникам, принявшим наследство, или исполнителю завещания, или нотариальной конторе либо предъявить иск в суде к наследственному имуществу. Претензии должны были быть предъявлены независимо от наступления срока соответствующих требований под страхом утраты кредиторами принадлежащих им прав требования (ст. 554).

     Меры к охране наследственного имущества принимались нотариальной конторой или исполкомом местного Совета, если это было необходимо в интересах государства, наследников, отказополучателей или кредиторов. Охрана наследственного имущества продолжалась до принятия наследства всеми наследниками, а если оно не было принято - до истечения срока, установленного для принятия наследства (ст. 555). Опекун над наследственным имуществом назначался в случае, когда это имущество требовало управления, а равно в случае предъявления иска кредиторами наследодателя (ст. 556).

     Свидетельство о праве на наследство выдавалось нотариальной конторой по просьбе наследников по истечении шести месяцев со дня открытия наследства либо до истечения этого срока, если имелись данные о том, что кроме лиц, заявивших о выдаче свидетельства, других наследников нет (ст. 558).

     Раздел наследственного имущества производился по соглашению между наследниками, принявшими наследство, а при недостижении ими согласия - в судебном порядке (ст. 559).

     В целом наследственное право по ГК 1964 г. строилось на тех основополагающих принципах, которые были заложены Указом о наследниках по закону и по завещанию 1945 г. и Основами 1961 г. Оставляя некоторые отношения за рамками правового регулирования, а другие регулируя весьма схематично, Кодекс вполне адекватно отвечал потребностям оборота, когда в силу ограничения количества и видов имущества, которое могло принадлежать гражданам на праве личной собственности (например, можно было иметь один дом или часть одного дома, а гражданам, проживавшим в городах, запрещалось иметь скот), крупные наследства были немногочисленны, наследование осуществлялось преимущественно по закону. Если судить по литературе, относящейся к периоду действия ГК 1964 г., то ни судебной практикой, ни наукой не было выявлено сколько-нибудь существенных проблем и коллизий, которые бы не могли быть разрешены в рамках действовавшего наследственного законодательства либо разрешение которых в соответствии с этим законодательством противоречило бы представлениям о разумности и справедливости распределения имущества между наследниками умершего *(21). О высоком качестве наследственного законодательства этого периода свидетельствовала его стабильность: до 2001 г. изменения в Гражданский кодекс вносились дважды и, помимо уточнения порядка удостоверения завещания и места подачи заявления об отмене завещания, имели исключительно редакционный характер (например, в связи с изменением наименования представительных органов власти в Конституции СССР 1977 г. были внесены изменения в статьи Кодекса, содержавшие упоминание об этих органах).

     

     7. Изменения в наследственном праве после 1991 г.

     

     Хотя раздел ГК 1964 г. о наследственном праве продолжал действовать вплоть до 1 марта 2002 г. без каких-либо существенных перемен, основополагающие изменения, происходившие с начала 1990-х гг. в базовых принципах построения гражданского оборота, коснулись и перехода имущества после смерти гражданина к другим лицам. Прежде всего произошло уравнение частной собственности с другими видами собственности, были существенно ограничены законодательные запреты, касающиеся видов имущества, которое может принадлежать гражданам. Объектом собственности гражданина, а значит, и объектом наследственного преемства, могли теперь быть земельные участки и другая недвижимость, сложные имущественные комплексы, пакеты акций, многообразные имущественные права, прежде всего связанные с ценными бумагами и интеллектуальной деятельностью *(22). Все это в конечном итоге определило основные направления реформирования наследственного права, которое было осуществлено в части третьей Гражданского кодекса РФ 2001 г.

     Не оказал сколько-нибудь существенного влияния на регулирование наследственных правоотношений действовавший в 1992-2002 гг. разд. VI "Наследственное право" Основ 1991 г. И хотя ГК 1964 г. подлежал в этот период применению в части, не противоречащей Основам, ни одна из предусмотренных Основами новелл практической реализации не получила. К таким новеллам, относилось, в частности, распространение на вклады граждан в банках общих правил наследования (п. 4 ст. 153). Из-под действия этой нормы в 1993 г. были изъяты вклады в Сбербанке России. Основами 1991 г. была установлена только первая очередь наследников по закону, совпадавшая с аналогичной очередью, предусмотренной ГК 1964 г. Включение в число наследников первой очереди других лиц, а также установление последующих очередей было отнесено к компетенции республиканского законодательства (ст. 154). Помимо нотариальной формы допускалось установление иных форм завещания (п. 2 ст. 155). Необходимыми наследниками признавались нетрудоспособные и несовершеннолетние наследники первой очереди, круг которых мог быть, правда, расширен республиканским законодательством. Последнее должно было также определять и размер обязательной доли (п. 3 ст. 155).

     В то же время изменения коснулись и собственно наследственного законодательства, установленного в ГК 1964 г. В 1996 г. был отменен особый порядок наследования имущества в колхозном дворе, что означало открытие наследства после смерти любого из членов двора, а не только последнего и единственного из них, как это предусматривалось ч. 2 ст. 560 ГК 1964 г. В 2001 г. был значительно расширен круг наследников по закону за счет введения еще двух очередей - третьей, в которую включались дяди и тети наследодателя, и четвертой, объединявшей прадедов и прабабок умершего, как со стороны деда, так и со стороны бабки. Одновременно правом наследования по праву представления были, помимо внуков и правнуков наследодателя, наделены его племянники и племянницы, а также двоюродные братья и сестры.

     Новое наследственное право (разд. V ГК РФ), действующее с 1 марта 2002 г., освободившись от идеологических запретов и ставших архаичными ограничений, остававшихся в нашем праве с первых лет советской власти, в то же время сохранило преемственность прежнему правопорядку, прежде всего в части социальных начал при определении круга наследников по закону, защиты интересов наиболее уязвимых категорий наследников, сбалансированного сочетания принципов свободы завещания с обеспечением имущественных интересов членов семьи наследодателя, и др. Однако общая оценка этого законодательства, оценка обоснованности предложенных им новаций и эффективности правовых механизмов не может быть дана, пока не накопится значительная практика его применения. Нотариальная и судебная практика, вероятно, выявят и основные направления совершенствования законодательного регулирования наследственных правоотношений.

     *(1) См.: Неволин К. История российских гражданских законов. Т. 3. СПб., 1851. С. 294, 295, 343-344.

     *(2) См.: Неволин К. Указ. соч. С. 346-355.

     *(3) См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 472-479.

     *(4) См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. С. 479-488.

     *(5) См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. С. 488-492.

     *(6) См.: Неволин К. Указ. соч. С. 325-340.

     *(7) При этом следует иметь в виду, что наряду со Сводом законов в ряде местностей империи (губерниях Царства Польского, Прибалтийских губерниях и Бессарабской губернии) действовали местные гражданские законы, а наследование среди крестьян регламентировалось на всей территории страны исключительно нормами обычного права.

     *(8) См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 467-534; Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 546-620.

     *(9) Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 2. М., 2003. С. 281-283.

     *(10) См.: Право. 1913. 21 апр. N 16. Стб. 995.

     *(11) СУ РСФСР. 1917. N 4. Ст. 50.

     12 См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М., 1955. С. 16-23.

     *(13) СУ РСФСР. 1918. N 34. Ст. 456.

     *(14) См.: Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. М., 1949. С. 503-515; Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 23-32.

     *(15) Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т. 1. Гражданский кодекс. 3-е изд. М., 1924. С. 235-237.

     *(16) СУ РСФСР. 1922. N 36. Ст. 423.

     *(17) См.: Серебровский В.И. История развития советского наследственного права//Вопросы советского гражданского права: Сборник 1. М.; Л., 1945. С. 163-170; Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 515-538; Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 32-44.

     *(18) Ведомости ВС СССР. 1945. N 15.

     *(19) См.: Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 538-542; Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 44-45.

     *(20) См.: Маковский А.Л. Развитие кодификации гражданского законодательства (гл. IV)//Развитие кодификации советского законодательства/Отв. ред. С.Н. Братусь. М., 1968. С. 123-124, 139-141.

     *(21) Выдвигавшиеся предложения касались прежде всего уточнения круга наследников по закону и очередности их призвания к наследованию (см., например: Чепига Т.Д. Развитие советской системы наследования в условиях зрелого социалистического общества//ХХVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М., 1982. С. 78-79).

     *(22) См.: Маковский А.Л. Наследники получат по статье: Нормы наследственного права в проекте нового Гражданского кодекса//РГ. 1997. 8 февр.



  • Хотели бы заказать винтовую лестницу? Лестницы и комплектующие - у Wooden Ladders! . строительство дачи бытовки