Юридическая Библиотека - Передача имущества во исполнение несуществующего обязательства. В.Н. Ямпольский -

На главную »  » Передача имущества во исполнение несуществующего обязательства. В.Н. Ямпольский

Периодика: Передача имущества во исполнение несуществующего обязательства. В.Н. Ямпольский


    В соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения.

     Смысл данной нормы достаточно прозрачен. Едва ли разумно удовлетворять требования лица о возврате имущества при условии, что передача такого имущества другому лицу произошла не по ошибке, а во исполнение заведомо несуществующего обязательства. Сомнительно, что действия субъекта оборота, находящиеся в противоречии с его предшествующим поведением, будут соответствовать закрепленным в законе принципам добросовестности и разумности. Положение п. 4 ст. 1109 ГК РФ согласуется с положениями континентального права, согласно которым иск из неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению, если истец определенно знал об отсутствии у него обязательства или если исполнение предписывалось ему не правом, а морально-этическими нормами.


    Передача имущества во исполнение несуществующего обязательства

     

     Автор

     

    В.Н. Ямпольский - ОАО "Газпром-Медиа", юрист

     

    "Закон", 2007, N 10

     

     

     Передача имущества во исполнение несуществующего обязательства

     

     В соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения.

     Смысл данной нормы достаточно прозрачен. Едва ли разумно удовлетворять требования лица о возврате имущества при условии, что передача такого имущества другому лицу произошла не по ошибке, а во исполнение заведомо несуществующего обязательства. Сомнительно, что действия субъекта оборота, находящиеся в противоречии с его предшествующим поведением, будут соответствовать закрепленным в законе принципам добросовестности и разумности. Положение п. 4 ст. 1109 ГК РФ согласуется с положениями континентального права, согласно которым иск из неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению, если истец определенно знал об отсутствии у него обязательства или если исполнение предписывалось ему не правом, а морально-этическими нормами. *(1)

     Кроме того, представляется, что в п. 4 ст. 1109 ГК РФ нашла свое выражение позиция законодателя в отношении "косвенного" обогащения. Проиллюстрируем сказанное примером: субподрядчик отремонтировал здание заказчика и по причине неплатежеспособности генерального подрядчика заявил иск из неосновательного обогащения заказчику. Очевидно, что субподрядчик знал об отсутствии у него обязательства перед заказчиком, очевидно также, что у субподрядчика не было намерения кого-либо одаривать. В приведенном примере речь идет о "косвенном" обогащении, т.е. чаще всего об обогащении третьего лица вследствие сделки между двумя другими лицами. *(2) Возможность взыскания "косвенного" обогащения таит в себе опасность двойного взыскания (в приведенном примере - с генерального подрядчика и непосредственно с заказчика), поэтому исключается в большинстве стран, в том числе в немецком праве: "Когда субподрядчик проводит внутреннюю отделку дома третьего лица: только фирме, а не третьему лицу он может предъявить иск из договора, а если договор недействителен - из неосновательного обогащения... Ограничение права передающего предъявлять иски из договора и неосновательного обогащения только партнеру по договору - справедливо: он заключил договор, рассчитывая на кредитоспособность партнера, и должен будет нести убытки, если его расчеты не оправдаются и партнер, принимающий исполненное, будет испытывать финансовые трудности, которые помешают ему заплатить по договору, или, в случае отпадения договора, возместить стоимость неосновательного обогащения". *(3)

     Однако вполне определенная норма подверглась ограничительному и небесспорному толкованию со стороны одной из высших судебных инстанций. Так, в соответствии с п. 11 Информационного письма Президиума ВАС от 11.01.2000 N 49 положения указанного пункта не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке, поскольку специальные последствия недействительности сделок предусмотрены законом. Кроме того, Президиум ВАС в своем Постановлении от 15.02.2002 N 2773/01 указывает на то, что в п. 4 ст. 1109 ГК РФ речь идет о договоре дарения, если же лицо не имело намерения передавать имущество в дар либо с благотворительной целью, указанное положение закона неприменимо. *(4)

     Представляется, что ВАС РФ неоправданно сужает сферу действия указанного положения закона, сводя случаи исполнения заведомо несуществующего обязательства к дарению. Последнее, будучи гражданско-правовым договором, предполагает согласие лица на принятие дара, в то время как в момент передачи имущества приобретатель может иметь совершенно иное представление о характере предоставления, а также может вообще о нем не знать (например, при зачислении средств на банковский счет). В обоснование указанной позиции можно привести норму п. 3 ст. 623 ГК РФ, в соответствии с которой стоимость неотделимых улучшений, произведенных без согласия арендодателя, арендатору не возмещается. Указанная норма, имеющая по сути своей аналогичное содержание, применяется судами в соответствии с буквальным смыслом.

     По всей видимости, теоретически небезупречная позиция ВАС РФ была вызвана к жизни следующими соображениями: действующая в российском праве презумпция знания закона и п. 4 ст. 1109 ГК РФ не позволят взыскать переданные по недействительному договору деньги (аванс), что в конечном счете приведет к несправедливому обогащению одной из сторон ничтожной сделки.

     А.M. Эрделевский полагает, что и в отсутствие разъяснения ВАС РФ п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежал бы применению в данном случае, поскольку "правомерным, возможно, было бы утверждение приобретателя о том, что покупатель должен был знать о ничтожности сделки, но это вовсе не тождественно действительному осознанию им этого обстоятельства". *(5) Мы согласны с тем, что обязанность знания закона и его фактическое знание - не одно и то же, однако презюмируется как раз последнее. *(6)

     Если проблема с недействительными сделками так или иначе была решена ВАС РФ, то аналогичная проблема со сделками несостоявшимися высшими судебными инстанциями не рассматривалась. Д.Г. Лавров отмечает: "Напрашивается вывод о том, что не может быть истребовано от приобретателя имущество, переданное по договору, признанному незаключенным (например, ввиду отсутствия в нем одного из существенных условий). Ведь об отсутствии обязательства передающая сторона не могла не знать, а какие-либо специальные правила, определяющие режим имущества, переданного по несостоявшейся сделке, отсутствуют". *(7) Действительно, поскольку в соответствии со ст. 432 ГК РФ существенными условиями договора являются, в частности, условия, поименованные в качестве существенных в законе либо иных правовых актах, обозначенная выше проблема также имеет место в случаях с несостоявшимися сделками. В настоящее время суды взыскивают неосновательное обогащение, возникшее вследствие передачи имущества по незаключенному договору (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 23.12.2003 N Ф09-3765/03ГК).

     Пункт 4 ст. 1109 ГК РФ и презумпция знания закона вступают, на наш взгляд, в определенное противоречие, что подталкивает судебные органы к ни на чем не основанному ограничительному толкованию указанного пункта, а по сути - к нормотворчеству. Представляется, что в указанном случае знание закона не должно презюмироваться, на сей счет в законе необходимо специальное указание.

     

    В.Н. Ямпольский,

    ОАО "Газпром-Медиа", юрист

     

     "Закон", N 10, октябрь 2007 г.

     

     ─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

     *(1) Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2. М., 1998. С. 324. Заметим, что положение п. 4 ст. 1109 ГК РФ неприменимо к случаям неосновательного пользования чужими услугами (работами) в силу того, что последние не охватываются понятием имущества, предусмотренным ст. 128 ГК РФ. Такое положение дел, на наш взгляд, ничем не оправдано.

     *(2) Лавров Д.Г. Некоторые вопросы вещного и обязательственного права во Французском гражданском кодексе // Французский гражданский кодекс / науч. редактирование и предисловие канд. юрид. наук Д.Г. Лаврова, перевод с франц. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб., 2004. С. 99.

     *(3) Цвайгерт К., Кетц X. Указ. соч. С. 291.

     *(4) Недавно ВАС РФ отменил решение суда апелляционной инстанции, применившего норму п. 4 ст. 1109 ГК РФ в соответствии с ее буквальным смыслом (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2007 N 3056/07 по делу N А40-29633/2006-209).

     *(5) Эрделевский А.М. Неосновательное обогащение: проблемы правоприменения // Законодательство. N 10. 2000. С. 18.

     *(6) "Никто не может отговариваться неведением закона, когда он был обнародован в установленном порядке" (Мейер Д.И. Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003. С. 120.). Вопрос о содержании соответствующей презумпции носит дискуссионный характер и будет рассмотрен более подробно в следующей публикации.

     *(7) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть вторая / под ред. проф. А.П. Сергеева и проф. Ю.К Толстого. М., 2003. С. 1020 (автор главы - Д.Г. Лавров).

     



  • Здесь есть одежда для малышей от рождения до.