Юридическая Библиотека - Обзор судебной практики "Спорные вопросы уступки права требования и перевода долга" А.В. Фролова -

На главную »  » Обзор судебной практики "Спорные вопросы уступки права требования и перевода долга" А.В. Фролова

Периодика: Обзор судебной практики "Спорные вопросы уступки права требования и перевода долга" А.В. Фролова


    Проект Информационного письма Президиума ВАС РФ "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - проект обзора) рассматривался 11 октября 2007 г. В нем даются ответы на наиболее часто встречающиеся на практике и спорные вопросы, связанные с уступкой права требований. Обратим внимание на некоторые из них.


    Обзор судебной практики "Спорные вопросы уступки права требования и перевода долга"

     

     Автор

     

    А.В. Фролова - кандидат юрид. наук

     

    "Арбитражное правосудие в России", 2007, N 11

     

     

     Обзор судебной практики "Спорные вопросы уступки
    права требования и перевода долга"

     

     Проект Информационного письма Президиума ВАС РФ "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - проект обзора) рассматривался 11 октября 2007 г. В нем даются ответы на наиболее часто встречающиеся на практике и спорные вопросы, связанные с уступкой права требований. Обратим внимание на некоторые из них.

     

     Недействительность требования, переданного на основании соглашения
    об уступке права (требования),
    не влечет недействительность этого соглашения

     

     Так, в п. 1 проекта обзора отмечается, что недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительность данного соглашения. В этом случае цессионарий (лицо, которому уступлено право требования) вправе обратиться в суд с требованием о привлечении к ответственности цедента (лица, уступившего требование) согласно ст. 390 ГК РФ. Таким образом, Президиум ВАС РФ не поддержал позицию, согласно которой недействительность уступаемого требования влечет недействительность соглашения об уступке права (требования).

     

     Права кредитора по кредитному договору могут быть уступлены
    организации, не являющейся кредитной

     

     Другой важный вывод содержится в п. 2 проекта обзора. В нем говорится об уступке банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией. Согласно проекту такая уступка не противоречит законодательству.

     Вместе с тем на практике нередко встречаются случаи, когда подобная уступка признавалась ничтожной в силу того, что права кредитных организаций привлекать денежные средства во вклады и размещать их принадлежат исключительно банкам. Следовательно, соглашение об уступке права (требования) по просроченной перед банком задолженности могло быть заключено только с кредитной организацией. Не соглашаясь с данным доводом, Президиум ВАС РФ подчеркнул, что уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", которые могут совершать исключительно кредитные организации.

     

     Права, полученные страховщиком в порядке суброгации, можно уступить
    лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности

     

     Следует также обратить внимание на п. 3 проекта обзора о том, что сторонами уступки права (требования), полученного в порядке суброгации (перехода к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба), могут быть страховщик и лицо, не имеющее лицензии на осуществление страховой деятельности.

     Суд привел доводы, аналогичные по сути тем, что содержатся в п. 2 проекта обзора, а именно: "реализация права, полученного в порядке суброгации, не связана с наличием лицензии на осуществление страхования". Следовательно, цессионарий (лицо, которому уступается право) не обязательно должен иметь лицензию на осуществление страховой деятельности, заключая соглашение об уступке права (требования), полученного в порядке суброгации.

     

     Несоответствие размера встречного предоставления объему
    передаваемого права как основание ничтожности уступки

     

     Необходимо также остановиться на другом немаловажном выводе, сделанном в описываемом документе. В пункте 11 проекта обзора говорится о таком основании для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями, как несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования). Ряд судов нередко указывали на ничтожность данного соглашения в силу ст. 170 ГК РФ, поскольку фактически оно прикрывает договор дарения права.

     По мнению Президиума ВАС РФ, такое несоответствие само по себе не является основанием для признания уступки ничтожной. Суд подчеркнул, что при определении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, должны учитываться степень платежеспособности должника, степень спорности передаваемого права (требования), характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (требование), т.е. ответственность лишь за действительность права (требования) или также и за его исполнимость должником.

     

     Отстутствие в соглашении об уступке условия о цене передаваемого
    права само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как
    сделки дарения

     

     Вопросам квалификации соглашения об уступке права (требования) как сделки дарения также посвящен п. 10 проекта обзора, в котором говорится следующее.

     Такое соглашение, заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в соглашении об уступке права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями (п. 10).

     

     Что делать, если цедент уклоняется от передачи документов,
    удостоверяющих переданное право?

     

     В проекте обзора также дается ответ на вопрос, что делать, если цедент уклоняется от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование).

     Президиум ВАС РФ указал, что данный факт сам по себе не свидетельствует о том, что данное право не перешло к цессионарию. Во-первых, передача документов, удостоверяющих уступаемое право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки. То есть уступка права (требования) после подписания соглашения считается состоявшейся. Во-вторых, сама передача права (требования) может быть оформлена сторонами как путем составления отдельного документа (например акта о передаче права), так и обозначением в соглашении об уступке права момента перехода данного права. Воля стороны на передачу права может быть выражена и в иных действиях сторон соглашения об уступке.

     

     Какие права могут быть уступлены?

     

     Значительное число положений проекта обзора посвящено предмету соглашения об уступке права (требования).

     Так, предметом такого соглашения могут быть..."

     - право, не возникшее на момент заключения данного соглашения (п. 4);

     - часть права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим (п. 5);

     - права, полученные поручителем в силу ст. 365 и 387 ГК РФ. Речь идет о правах поручителя, возникших вследствие исполнения обязательства должника перед кредитором (п. 19);

     - права на возмещение убытков (п. 18). При этом суд отметил, что из закона (ст. 15 ГК РФ) не следует, что обязательство по возмещению убытков является обязательством, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Следовательно, уступка права на возмещение убытков может быть совершена и без согласия должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ);

     - права на подлежащую уплате неустойку, даже если на момент совершения уступки размер неустойки не являлся окончательно определенным. Судом, помимо прочего, был сделан важный вывод о том, что право на неустойку может быть передано в отрыве от основного права (п. 17).

     В проекте обзора также сказано, что перевод обязанности по уплате имущественных санкций (например, неустойки) возможен без перевода обязанности по уплате основного долга (п. 22).

     

    А.В. Фролова,

    кандидат юрид. наук

     

     "Арбитражное правосудие в России", N 11, ноябрь 2007 г.