Юридическая Библиотека - ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ). В.А. ХИМИЧЕВ -

На главную »  » ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ). В.А. ХИМИЧЕВ

Гражданское право: ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ). В.А. ХИМИЧЕВ


    Банкротство - неизбежное следствие и необходимое условие развития современных экономических отношений. Принимая это экономическое явление как объективную реальность, государство обязано упорядочить общественные отношения, складывающиеся по поводу несостоятельности (банкротства), создать правовой режим, способный обеспечить баланс частных и публичных интересов различных субъектов права, вовлеченных в процедуры банкротства.

    Вполне понятно, что при неплатежеспособности должника и недостаточности его имущества для удовлетворения требований кредиторов гражданско-правовые и иные отношения не могут развиваться так, как в обычных условиях хозяйствования - решение задач банкротства требует изменения режима реализации субъективных прав.

    В случае недостаточности имущества для удовлетворения требований всех его кредиторов наличие каждого обязательства оказывает действие в отношении других обязательств, уменьшая возможность их погашения <*>. Этот тезис известного ученого-цивилиста взят автором в качестве теоретической основы для исследования некоторых наиболее актуальных с его точки зрения вопросов осуществления и защиты гражданских прав при банкротстве.


     

    ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

    ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

     

    В.А. ХИМИЧЕВ

     

    Сведения об авторе

     

    Химичев Виктор Афанасьевич - кандидат юридических наук, председатель судебного состава по рассмотрению дел специальной подведомственности Арбитражного суда Орловской области, автор ряда работ, исследующих различные аспекты банкротства.

     

    ПРЕДИСЛОВИЕ

     

    Банкротство - неизбежное следствие и необходимое условие развития современных экономических отношений. Принимая это экономическое явление как объективную реальность, государство обязано упорядочить общественные отношения, складывающиеся по поводу несостоятельности (банкротства), создать правовой режим, способный обеспечить баланс частных и публичных интересов различных субъектов права, вовлеченных в процедуры банкротства.

    Вполне понятно, что при неплатежеспособности должника и недостаточности его имущества для удовлетворения требований кредиторов гражданско-правовые и иные отношения не могут развиваться так, как в обычных условиях хозяйствования - решение задач банкротства требует изменения режима реализации субъективных прав.

    В случае недостаточности имущества для удовлетворения требований всех его кредиторов наличие каждого обязательства оказывает действие в отношении других обязательств, уменьшая возможность их погашения <*>. Этот тезис известного ученого-цивилиста взят автором в качестве теоретической основы для исследования некоторых наиболее актуальных с его точки зрения вопросов осуществления и защиты гражданских прав при банкротстве.

    --------------------------------

    <*> Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1. М.: Центр ЮрИнфор, 2002. С. 203.

     

    Автор рассматривает реализацию многообразных в своих проявлениях гражданских прав в их взаимосвязи, в системе прав, вытекающих из других правоотношений. Особое внимание в книге уделено процессуальным аспектам обеспечения и защиты прав и интересов субъектов конкурсных отношений.

     

    УКАЗАТЕЛЬ СОКРАЩЕНИЙ

     

    АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. 27 июля. N 30. Ст. 3012.

    Закон о банкротстве 1992 г. - Закон Российской Федерации от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" // ВВС РФ. 1993. 7 янв. N 1. Ст. 6.

    Закон о банкротстве 1998 г. - Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 1998. 12 янв. N 2. Ст. 222.

    Закон о банкротстве 2002 г. - Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 2002. 28 окт. N 43. Ст. 4190.

    Закон об исполнительном производстве - Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" // СЗ РФ. 1997. 27 июля. N 30. Ст. 3591.

    ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ 1994. 5 дек. N 32. Ст. 3301; Гражданский кодекс Российской Федерации, часть вторая: Федеральный закон от 26 января 1996 г. // СЗ РФ. 1996. 29 янв. N 5. Ст. 410.

     

    ВВЕДЕНИЕ

     

    В сфере отношений, возникающих по поводу несостоятельности (банкротства) субъектов предпринимательской деятельности, активно идет процесс реформирования, что проявилось в принятии трех законов о несостоятельности в период с 1992 по 2002 гг.

    Определяя государственную политику в сфере регулирования несостоятельности (банкротства), государство исходит из существующих экономических и политических реалий. В современной России институт банкротства развивался в условиях зарождения рыночной экономики и формирования демократических институтов. Поэтому в значительной мере правовое регулирование конкурсных отношений определяется этими обстоятельствами. Однако, несмотря на эти факторы, которые представляются не столь благоприятными для нормотворчества, можно констатировать, что российскому законодателю удалось за относительно короткий промежуток времени создать достаточно совершенную и эффективную по международным стандартам национальную систему регулирования процедуры несостоятельности (банкротства). Нельзя не заметить устойчивую положительную тенденцию в регулировании конкурсных отношений. Правовые нормы, образующие институт несостоятельности (банкротства), несомненно, стали более совершенными, способными по большей части обеспечить достаточно эффективное регулирование рассматриваемого вида отношений.

    Однако эффективность правового регулирования определяется не только юридико-техническим совершенством правовых норм, образующих какой-либо правовой институт. Действительную оценку содержательной стороны института банкротства можно дать лишь на основании анализа судебной практики, поскольку совершенство правовых норм во всей полноте познается только в процессе правоприменения.

    В значительной степени, не говоря об экономических и политических факторах, изменение и совершенствование правового регулирования конкурсных отношений происходило под влиянием судебной практики, нашедшей отражение в ряде постановлений и определений Конституционного Суда РФ, принятых при проверке конституционности некоторых положений федеральных законов, регулирующих вопросы банкротства, а также некоторых постановлений Пленума и информационных писем Высшего Арбитражного Суда РФ (далее - ВАС РФ) по вопросам применения норм конкурсного права.

    Под влиянием судебной практики, а также критических оценок действовавшего ранее законодательства о несостоятельности (банкротстве) со стороны ученых, специалистов в области банкротства правовое регулирование рассматриваемого вида отношений приобрело новое качество, позволяющее в целом положительно оценивать действующую систему несостоятельности.

    Однако, несмотря на это, правовое регулирование отношений в сфере несостоятельности не лишено существенных недостатков, что вызывает справедливую критику. Наиболее критическое мнение о действующих законодательных актах о несостоятельности (банкротстве) состоит в том, что они являются ничем иным, как средством передела собственности и "ухода" от долгов.

    В этой крайне негативной оценке законодательства о банкротстве есть немалая доля истины. Вместе с тем, как представляется, эта критика по большей части не относится собственно к проблеме правового регулирования конкурсных отношений. Это скорее не правовая, а политико-экономическая оценка нормативного акта. По своим целям и задачам, порядку возбуждения дела о банкротстве, ведению процедур банкротства и их реализации современный институт несостоятельности (банкротства) никак нельзя назвать инструментом передела собственности.

    Подобная критика была уместна в отношении отдельных положений Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 1998 г.) <*>, позволяющих кредиторам легко, даже по непроверенным требованиям возбудить конкурсный процесс и злоупотребить процедурами банкротства. Острота проблемы была снята с принятием Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 2002 г.) <**>, нормы которого содержат положения о возможности обращения кредитора в суд только по истечении 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного листа в службу судебных приставов и его копии должнику, что является серьезным правовым барьером для различного рода злоупотреблений.

    --------------------------------

    <*> СЗ РФ. 1998. 12 янв. N 2. Ст. 222. Утратил силу.

    <**> СЗ РФ. 2002. 28 окт. N 43. Ст. 4190.

     

    Поэтому сейчас есть все основания считать, что проблема злоупотребления правом кредитора на подачу заявления о признании должника банкротом утратила свою актуальность.

    Если же институт банкротства сам по себе не является средством, позволяющим отнять собственность у одного и передать ее другому, а на самом деле, по результату его применения это выглядит именно так, то причины использования столь нужного для государства правового института в корыстных целях состоят в чем-то другом. Пожалуй, в ряду множества факторов, негативно влияющих на применение законодательства о банкротстве, не последнюю роль играет субъективный фактор. Это может быть объяснено тем, что, как нигде, в механизме реализации процедур банкротства задействован не только целый комплекс правовых средств, но и множество субъектов конкурсных отношений.

    Поэтому исполнение Закона о банкротстве 2002 г. зависит не только от его юридической состоятельности, но и от добросовестности действий лиц, наделенных полномочиями проводить в жизнь нормы конкурсного права. В делах о банкротстве, где происходит столкновение прав и интересов различных субъектов права, вовлеченных в процедуры банкротства, неправомерные действия кредиторов, должника и арбитражных управляющих не являются редким явлением. Более того, можно сказать, что они обусловлены самой природой конкурсных отношений.

    Неправомерные действия при банкротстве столь многообразны в своих формах и проявлениях, что вряд ли можно привести их исчерпывающий перечень. Такая правовая действительность есть результат невысокого уровня правосознания, одного из элементов, характеризующих уровень развития правовой системы государства. Отрицание закона, а также безнаказанность, которая позволяет незаконопослушным гражданам проводить в жизнь "серые" схемы по так называемому переделу собственности, используя институт банкротства, свидетельствуют о том, что еще, видимо, рано говорить о создании в России подлинно правового государства.

    Что же касается непосредственно правового регулирования конкурсных отношений, то, безусловно, ясно только одно - оно не обеспечивает ожидаемого результата. Поэтому данную проблему, как представляется, целесообразно рассматривать, в первую очередь, с позиции эффективности правового регулирования общественных отношений.

    Главным показателем эффективности правового регулирования отношений в сфере предпринимательской деятельности является обеспечение устойчивости экономического роста. Правовое регулирование в области несостоятельности есть неотъемлемая часть общего процесса упорядочения рыночных отношений, поэтому оно, несомненно, определяет конечный результат правового воздействия на общественные отношения. Непосредственный результат правового воздействия на отношения по поводу несостоятельности должника выражается, главным образом, в показателях сохранения бизнеса (и, соответственно, рабочих мест) и в возврате долгов кредиторам.

    Главенствующей в правовых системах несостоятельности является цель сохранить действующие предприятия, а не просто распродать имущество несостоятельного должника по частям. При такой направленности правового регулирования защита интересов кредиторов отходит на второй план, обеспечение их прав является лишь одной из задач в процессе сохранения хозяйствующего субъекта. Наиболее желаемый результат правового регулирования конкурсных отношений видится в решении обеих обозначенных задач. Такое регулирование было бы оптимальным.

    Наличие в российской системе несостоятельности нейтральной процедуры банкротства - наблюдения, реабилитационных процедур - внешнего управления, финансового оздоровления и мирового соглашения, возможности перехода к внешнему управлению в конкурсном производстве, - все это говорит о намерении законодателя всеми возможными правовыми средствами сохранить предпринимательские структуры.

    Безусловно, для государства наиболее важно восстановить платежеспособность должника и сохранить действующие предприятия и рабочие места. Однако, как представляется, важно, чтобы конкурсный процесс строился на основе равнозначности процессов ликвидации и реабилитации.

    Следуя разумно обоснованному подходу при введении процедур банкротства, законодатель всегда должен сохранять возможность выбора между ликвидационной либо реабилитационной направленностью процедур банкротства. Реабилитационная процедура, вводимая лишь при наличии формальных оснований, не способна привести к восстановлению платежеспособности должника. Эффективное внешнее управление способно полностью удовлетворить требования кредиторов и в то же время сохранить бизнес и рабочие места. Но процедура внешнего управления, вводимая на основании формальных критериев, которые содержатся в Законе о банкротстве 2002 г., без учета перспектив реального восстановления платежеспособности должника, вопреки анализу финансового состояния, не способна достичь целей внешнего управления и обеспечить защиту кредиторов, которые в результате неэффективного управления не получат того, на что они имели право рассчитывать при немедленной ликвидации.

    Как показывает практика рассмотрения дел о банкротстве, бесперспективное внешнее управление, с неизбежностью переходящее в конкурсное производство, не оставляет шансов конкурсным кредиторам на удовлетворение их требований, т.к. расходы внешнего управления, возникновение требований текущего характера значительно уменьшают конкурсную массу. По своей сути такое внешнее управление есть не что иное, как скрытая форма ликвидации, осложненная негативными правовыми последствиями.

    Специфика института несостоятельности (банкротства) состоит и в том, что он воплощает в себе не только главенствующие идеи гражданского права, но также и сплав идей других отраслей права. В нем, в частности, находят отражение концептуальные положения арбитражного процессуального и налогового законодательства. Поэтому, чем совершеннее арбитражно-процессуальное или налоговое законодательство в плане концептуальных подходов и юридической техники изложения правовых норм, тем совершеннее в целом институт банкротства. И наоборот, существенные недостатки правовых норм других отраслей права, образующих в своей совокупности с нормами гражданского права институт банкротства, делают этот институт недостаточно пригодным для решения свойственных ему задач. То есть, насколько в целом совершенно российское законодательство, настолько совершенен и институт банкротства.

    Однако, как представляется, совершенство института банкротства определяется не только этим обстоятельством, и даже не столько им. По оценке многих ведущих специалистов в области банкротства, во Франции, где высок уровень развития законодательства, система несостоятельности (банкротства) недостаточно эффективна.

    В чем же причина такого парадокса? Возможно, отчасти это объясняется тем, что, видимо, не следует чисто механически переносить на почву конкурсных отношений положения норм других отраслей права, равно как и норм общегражданских, - специфика конкурсных отношений требует корректировки правовых норм и институтов.

    Поэтому было бы правильным при регулировании отношений в сфере несостоятельности (банкротства) учитывать, что нормы других отраслей права, искусственно вживленные в ткань правового регулирования конкурсных отношений, не только не могут придать ему эффективность, но и способны парализовать его отдельные институты. Инородным телом в законодательстве о банкротстве, например, является комплекс правовых норм, регулирующих порядок заключения мирового соглашения с участием уполномоченного органа. Требование законодателя соблюсти при заключении мирового соглашения положения налогового законодательства, как показала практика, фактически нейтрализовало институт мирового соглашения.

    В завершение краткого анализа отдельных проблем правового регулирования конкурсных отношений, позволю обратить внимание на выступление Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.А. Иванова на заседании ученого совета Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации 16 марта 2005 г., которое, безусловно, не могло остаться незамеченным для юридической общественности. В выступлении, касающемся вопросов повышения качества законов и деятельности арбитражных судов, в частности, обращается внимание на необходимость разрешения проблем по обеспечению доктринальной выдержанности и концептуального единства законопроектов.

    В этом контексте необходимо отметить, что исследуемые в данной книге отдельные нормы, образующие институт банкротства, не только не корректны, но и не вписываются в концепцию этого правового института, если не сказать более, что они разрушают его основы. Поэтому данную проблему нормотворчества, имеющую общий характер, необходимо как можно скорее решать, ибо в противном случае некачественное законодательство будет порождать глубокие негативные последствия.

     

    Глава I. ИСПОЛНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

    ПРИ БАНКРОТСТВЕ

     

    1. Общие условия действия обязательств при банкротстве

     

    Банкротство, являясь категорией экономической, в то же время есть событие, с которым закон связывает наступление гражданско-правовых последствий. Последствия банкротства затрагивают интересы различных субъектов гражданского оборота. Они могут касаться как в целом правоспособности юридического лица <*>, так и правоотношений участников и общества <**>, кредиторов и должника.

    --------------------------------

    <*> Например, в случае признания одного из участников полного товарищества несостоятельным (банкротом) товарищество может продолжить свою деятельность, если это предусмотрено учредительным договором товарищества или соглашением остающихся участников (п. 1 ст. 76 ГК РФ). В ином случае деятельность товарищества должна быть прекращена.

    <**> Так, при банкротстве одного из участников общества с дополнительной ответственностью его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок распределения ответственности не предусмотрен учредительными документами общества (ст. 95 ГК РФ).

     

    Введение в отношении должника процедур банкротства не изменяет существа правоотношения, из которого возникло право требования кредитора к должнику: кредитор в конкурсном процессе сохраняет право требования к должнику, а последний не освобождается от обязанности совершить в пользу кредитора определенное действие. Но, безусловно, осуществление гражданских прав при банкротстве связано с определенными ограничениями, обусловленными природой конкурсных отношений.

    Задачу обеспечения баланса интересов различных субъектов права, вовлеченных в процедуры банкротства, законодатель решает различными правовыми средствами, в том числе путем публично-правового воздействия в процессе осуществления гражданских прав. В связи с этим правовой режим банкротства имеет в своем арсенале нормы публичного права.

    Конституционный Суд РФ, рассматривая вопрос о конституционности положений Закона о банкротстве 1998 г. об установлении порядка, не допускающего удовлетворения этих требований в индивидуальном порядке, сделал вывод о том, что ограничения, связанные с особым порядком предъявления и удовлетворения требований кредиторов, установлены законодателем в рамках комплекса мер, направленных на предотвращение банкротства и восстановление платежеспособности должника, а также на создание условий для справедливого обеспечения экономических и юридических интересов всех кредиторов, включая лиц, в отношении которых необходимо введение дополнительных гарантий социальной защиты <*>.

    --------------------------------

    <*> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П (п. 3 мотивировочной части) // СЗ РФ. 2001. 19 марта. N 12. Ст. 1138.

     

    Правовая позиция Конституционного Суда РФ состоит в том, что установление особого режима имущественных требований к должнику, не допускающего удовлетворения этих требований в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства, создавая необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов, что, по существу, направлено на предоставление им равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе когда имущества должника недостаточно для справедливого его распределения между кредиторами. При столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения конкурсной массы среди кредиторов.

    Таким образом, исходя из правовых позиций Конституционного Суда РФ, можно сделать вывод, что установление комплекса правовых ограничений, связанных с особым порядком предъявления и удовлетворения требований кредиторов, не допускающим удовлетворения этих требований в индивидуальном порядке, составляет публично-правовое вмешательство в частные отношения, направленное на предоставление всем кредиторам равных правовых возможностей при реализации экономических интересов в условиях несостоятельности должника.