Юридическая Библиотека - ТОРГОВЛЯ ЖЕНЩИНАМИ И ДЕТЬМИ В СОЦИАЛЬНОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Ерохина Л.Д., Буряк М. Ю. -

На главную »  » ТОРГОВЛЯ ЖЕНЩИНАМИ И ДЕТЬМИ В СОЦИАЛЬНОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Ерохина Л.Д., Буряк М. Ю.

Криминология и виктимология: ТОРГОВЛЯ ЖЕНЩИНАМИ И ДЕТЬМИ В СОЦИАЛЬНОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Ерохина Л.Д., Буряк М. Ю.



    В представленной книге внимание фокусируется на  природе и социальных последствиях одной из форм современной работорговли, а именно торговле женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации. В связи с этим в книге исследуются ряд подходов к изучению основных форм сексуальной эксплуатации ¾  проституции и порнографии, структура и виды организованной проституции, и ее связь с организованной преступностью. Учитывая преступный характер деятельности современных работорговцев, авторы посчитали необходимым включить в книгу анализ международных документов и законов, направленных против торговли людьми. В свете этих законов рассматриваются социальные и криминальные  аспекты секс-торговли женщинами, способы вовлечения в сети международных торговцев и ее организационную структуру. Особый акцент авторы делают на освещении проблемы торговли людьми в России. Авторы рассматривают способы вовлечения женщин и детей в сеть работорговли, маршруты их вывоза за рубеж, условия работы в странах доставки. 
    Основу книги составили эмпирические исследования в области трэффика женщин, проведенные авторами в Дальневосточном регионе России.



















    Ерохина Л.Д., Буряк М. Ю.


    ТОРГОВЛЯ ЖЕНЩИНАМИ И ДЕТЬМИ

    В СОЦИАЛЬНОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

















    Книга издана при финансовой поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) и Совета по научным исследованиям и обмену (IREX)


    Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами и детьми в социальной и криминологической перспективе. – М.:             2002.   С.

    ISBN

    ББК

    В представленной книге внимание фокусируется на  природе и социальных последствиях одной из форм современной работорговли, а именно торговле женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации. В связи с этим в книге исследуются ряд подходов к изучению основных форм сексуальной эксплуатации ¾  проституции и порнографии, структура и виды организованной проституции, и ее связь с организованной преступностью. Учитывая преступный характер деятельности современных работорговцев, авторы посчитали необходимым включить в книгу анализ международных документов и законов, направленных против торговли людьми. В свете этих законов рассматриваются социальные и криминальные  аспекты секс-торговли женщинами, способы вовлечения в сети международных торговцев и ее организационную структуру. Особый акцент авторы делают на освещении проблемы торговли людьми в России. Авторы рассматривают способы вовлечения женщин и детей в сеть работорговли, маршруты их вывоза за рубеж, условия работы в странах доставки. 
    Основу книги составили эмпирические исследования в области трэффика женщин, проведенные авторами в Дальневосточном регионе России.
    Книга предназначена для высшего управленческого персонала, руководителей правоохранительных органов, философов, социологов, преподавателей,  студентов и аспирантов высших учебных заведения социального и юридического профиля, правозащитных организаций и круга читателей, интересующихся теоретическими и практическими вопросами природы, предупреждения и противодействия торговли людьми.




     
    ВВЕДЕНИЕ

    РазделМЕТОДОЛОГИЯИССЛЕДОВАНИЯ           
               
    I.1
    I.2. I.3.
    1.4.
    1.5.
    1.6.

        Цель исследования
    Рабочие гипотезы
    Общие проблемы методологии исследования трэффика
    Методологическая и техническая база исследования
    Методология поиска и интервью с трэффикерами
    Методология сбора информации в агентствах по трудоустройству населения за рубежом          
    Раздел II. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРОСТИТУЦИИ И ТОРГОВЛИ ЖЕНЩИНАМИ          
    II.1.
    II.2.

    II.3.
    II.4.

    II.5.
    II.6

        Дефиниции проституции
    Природа и мотивы женской проституции: антропологические теории
    Теории институциональных оснований проституции
    Проблема изучения масштабности и организационной структуры проституции
    Условия труда
    Социальный портрет проститутки
              
    Раздел III ДЕТИ И СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ      
    III.1.
    III.2.
    III.3.
        Вовлечение детей в проституцию
    Вовлечение несовершеннолетних в порнографию
    Порнография и права человека          
     Раздел IV. СОВРЕМЕННАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА БОРЬБЫ С ПРОСТИТУЦИЕЙ      
    IV.1.
    IV.2.

        Дискуссии о легализации проституции
    Деятельность правоохранительных органов в борьбе с проституцией  в Дальневосточном регионе
              
    Раздел V БЕЛОЕ РАБСТВО В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ      
    V.1.
    V.2.
        Международная секс-индустрия и процессы глобализации
    Торговля детьми          
    Раздел VI ПРОБЛЕМА ДЕФИНИЦИЙ ТРЭФФИКА И ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА      
    VI.1.
    VI.2.

    VI.3.

    VI.4.    Поиск корректного определения
    Определение трэффика в международных декларативных документах
    Законодательство против вывоза и торговли  женщинами в странах  поставщиках
    Законодательства принимающих стран, направленные
    против торговли людьми
              
    Раздел VII ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ КАК ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ      
    VII.1
    VII.2
    VII.3
    VII.4    Состояние проблемы
    Способы вербовки в секс-индустрию
    Организация трэффика
    Перемещение женщин в страны Юго-восточной Азии с целью сексуальной эксплуатации
              
    Раздел VIII. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИЙ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ В ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ТОРГОВЛЕ ЛЮДЬМИ      
    VIII.1.

    VIII.2.
        Анализ деятельности дальневосточных фирм по трудоустройству и туристических фирм
    Борьба правоохранительных органов региона с торговлей людьми
              
    Раздел IX. ВОЗМОЖНЫЕ ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ: ПОСЛЕДСТВИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ       
                  
    ПРИЛОЖЕНИЕ      
         
























    Обращение к столь сложной проблеме как торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации  вызвано следующими обстоятельствами. Во-первых, в последней четверти ХХ века международная проблема торговли людьми стала горячей темой для многих политиков в разных странах. Правительства и граждане стран, в которые доставляются люди в качестве товара, проявляют озабоченность нарастающими масштабами проблемы, нелегальной миграцией, сопровождающими торговлю людьми и ростом сети организованной преступности, осуществляющей процесс торговли. По своей сущности торговля людьми является формой рабства. И как любая форма она, в первую очередь, захватывает в свое поле самых беззащитных, а именно женщин и детей. Они вовлекаются в сети работорговцев с разными целями, одна из которых — сексуальная эксплуатация.  В разных ее проявлениях она приобретает угрожающие масштабы. В частности, предметом особой озабоченности правозащитных, государственных и правоохранительных организаций стала проституция, драматический рост которой  Всемирная организация здоровья (ВОЗ) отмечает практически в каждой стране мира. В докладах ООН указывается, что насилие против женщин, включая принудительную проституцию, приобретает, по-видимому, глобальный характер. Немаловажную роль в ее росте сыграли бум секс-индустрии в Азии, Европе, Южной Америке; бедность стран третьего мира, экономическая депрессия в странах бывшего Восточного блока и слабость или неспособность законов, бессильных перед сводниками, сутенерами, покупателями проституции, содержателями борделей и другими участниками сексуальной эксплуатации женщин и детей.
    Во-вторых, явление торговли людьми слабо освещено в научной литературе и еще меньше находит признания в российской правоохранительной и криминалистической практике. Одна из причин подобного положения дел состоит в том, что как теоретики, так и практики не делают различий между добровольной и принудительной проституцией, хотя есть достаточно много оснований допускать  их разграничения. Вторая причина заключается в смешении понятий торговля женщинами и проституция. В данном пункте авторы занимают четкую позицию, утверждая, что никоим образом нельзя отождествлять два эти понятия. Торговля людьми, в частности торговля женщинами, включает разные виды, к которым относят домашнее рабство, принудительные браки, продажа людей для использования их внутренних органов, фальшивое усыновление/удочерение, принудительное вынашивание ребенка и т.д. Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации есть часть глобальной проблемы работорговли, которая требует рассмотрения наряду с другими ее формами.
    В-третьих, авторы убеждены, что торговля женщинами, как отдельный вид торговли людьми, является грубейшим нарушением прав человека и дискриминацией по признаку пола. Освещение торговли людьми под данным углом зрения позволяет изменить сложившиеся общественные стереотипы, рассматривающие любую женщину, попавшую в сети сексуальной эксплуатации как потенциальную проститутку. Фокус борьбы с торговлей людьми должен быть перенесен с пострадавшей на организаторов перемещения и продажи женщин за рубежом в сферу секс-индустрии.
    В-четвертых, точка зрения авторов состоит в том, что торговля женщинами представляет собою глубоко криминализированное явление. Она поддерживается криминальными организациями, играющими определяющую роль в данном бизнесе и прямо или косвенно  вовлеченными в транспортировку женщин как внутри России, так и за ее пределами. Как  сектор коммерческой секс-индустрии проституция, поставленная в большинстве стран вне закона, приносит колоссальные доходы ее владельцам. Именно поэтому вовлечение в проституцию, продажа и перепродажа женщин и детей с последующим принуждением к занятиям проституцией становится прибыльным занятием для многих преступных групп, вовлеченных в данный бизнес. Рассмотрение торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации как явления, поддерживаемого и провоцируемого организованной преступностью или организованными преступными группами, позволяет понять скрытые механизмы его поддержания, а, значит и возможности борьбы с нею.
     В-пятых, масштабы торговли людьми являются столь угрожающими национальной безопасности и национальному генофонду, что  пришло время специалистам правоохранительных структур и государственным властным организациям обратить  пристальное внимание на указанную проблему. В-шестых, необходимо вносить принципиальные изменения в методологию изучения торговли людьми.
    В связи с этим в монографии анализируются с позиций защиты прав человека существующие в мировой и российской практике законы, направленные против торговли людьми. Авторы обосновывают необходимость введения в российскую юридическую практику законодательства, аналогичного тому, что введено во многих зарубежных странах.
    В книге отмечается связь между вывозом, продажей женщин и организованной проституцией, как в России, так и за рубежом. Авторы отмечают, что  организованная проституция является экономическим и структурным основанием торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Рост проституции, встроенность ее в экономику страны, связь с международной сетью организованной преступности являются объектами общественного морализаторства.  Именно морализаторства, поскольку ни государство, ни институты социальной помощи и образования (за редким исключением) не берут на себя обязательства в оказании помощи взрослым и детям, вовлеченным в проституцию. А между тем проституция как объект исследования требует подходов с различных сторон: нарушения прав человека, исследования условий труда, незаконной миграции, коммерциализации сексуальной эксплуатации детей, угрозы общественного здоровья. Проституция увеличивает риск роста ВИЧ-инфицированных больных. Она тесно связана с экономической эксплуатацией, коррупцией, организованной преступностью и наркоторговлей. Кроме того, проституция — чрезвычайно опасное занятие, поскольку индивид, включенный в этот род занятий, оказывается в криминальной среде сутенеров, наркоманов и преступников. Она/он рискует своим здоровьем и да­же жизнью.
    В  книге предпринята попытка обобщения некоторых подходов к изучению проституции как явления. Во избежание морализаторства и поверхностных оценок внимание обращается, прежде всего,  на институциональные и индивидуальные мотивации женщин к этому роду занятий.
    Важнейшими институциональными факторами являются: 1) резкая диспропорция в трудоустройстве женщин, желающих выехать на работу за границу по легальным каналам; 2) отсутствие двухсторонних договоров на уровне государств для трудоустройства граждан по специальностям, не требующим высокой квалификации (няни, сиделки, горничные, строительные рабочие и т.п.); 3) традиционная установка российских служб занятости на низкий уровень притязаний женщин в зарплате и карьере.  Все это вместе взятое приводит к тому, что женщины подталкиваются самим государством к поиску альтернативных путей заработка, каковым может стать проституция. Отсутствие рабочих мест или крайне низкая заработная плата, часто ниже прожиточного минимума, вынуждают женщин сознательно принимать  кабальные условия найма на работу различных агентств.  При этом женщины оказываются в положении правовой незащищенности, поскольку в России отсутствует законодательное обеспечение массовой трудовой миграции.
    В монографии представлены наиболее типичные способы рекрутирования женщин и детей в проституцию. В основе заключений лежат эмпирические исследования, которые были проведены в Дальневосточном регионе среди взрослых женщин и несовершеннолетних девочек, занимающихся проституцией. В работе намеренно делается различие между детской и взрослой проституцией для того, чтобы показать, что наказание за насилие в отношении женщин должно быть таким же неотвратимым, как и за насилие над детьми. Дело в том, что, наказывая преступника за сексуальную эксплуатацию девочки пятнадцати-шестнадцати лет и оставляя без внимания сексуальную эксплуатацию женщин после восемнадцати лет, мы тем самым вольно или невольно санкционируем проституцию, забывая, что детская проституция непосредственно смыкается с взрослой. Вряд ли возможно покончить с детской проституцией до тех пор, пока не будет развита стратегия борьбы против сексуальной эксплуатации человека любого пола и любого возраста.
    И, наконец, в книге представлены результаты исследований специфики и масштабов торговли женщинами в Дальневосточном регионе и сравнение их с аналогичными процессами в странах мира. Авторы рассматривают способы вовлечения женщин и детей в сеть работорговли, маршруты их вывоза за рубеж, условия работы в странах доставки.  Вместе с тем в книге обобщается практика работы различных государственных структур, по роду своей деятельности обязанных противостоять торговле людьми.
    Авторы выражают глубокую и искреннюю признательность сотрудникам правоохранительных органов, Федеральной пограничной службы и работникам прокуратуры Приморского края, Амурской области, Хабаровского края и Сахалинской области, оказавших большую помощь в сборе материалов для книги.
    Мы благодарим профессора Американского Университета (Вашингтон) Салли Стокер инициировавшей наше исследование в области торговли людьми и  сексуальной эксплуатации женщин.
    Рамки данного издания не позволяют перечислить всех людей, помогавших авторам в сборе эмпирического материала: волонтеров, представителей женских неправительственных организаций, женщин и их родственников, пострадавших от торговли людьми и многих других. Их участие в работе над книгой авторы ценят чрезвычайно высоко.
    И, наконец, мы благодарим спонсоров, без которых издание данной книги было бы невозможным, а именно Агентство США по международному развитию (USAID) и Совет по научным исследованиям и обмену (IREX).

    Издание подготовили:
    Разделы I-V, VI.1, VII-IX ¾  Ерохина Л.Д.
    Разделы VI.2, VI.3, VI. 4 ¾ Буряк М.Ю.










    РАЗДЕЛ I. 
    МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ


    Незаконное перемещение людей и торговля ими как живым товаром (трэффик) становятся глобальной проблемой, которая, в свою очередь включает множество вопросов, связанных с определением специфики стран, откуда осуществляется доставка людей, способами  перемещения, вербовкой, структурной организацией, требованиями рынка в странах доставки и др. Каждый из этих вопросов сам по себе составляет серьезную проблему, требующую решения. Однако основная сложность их решения, ¾ отсутствие соответствующей методологии, которая бы в полной мере приблизила наше знание о проблеме к картине, соответствующей реальности, а также  практически полное отсутствие трэффика как предмета исследований в российской академической литературе. Поэтому каждому исследователю, особенно включенному в эмпирико-аналитическое поле исследования, приходится начинать все сначала. Путем проб и ошибок в этой области создаются собственные методы или применяются комбинации различных методов. Видимо пришло время исследователям объединить усилия и рассказать о шагах, техниках и методах, используемых ими в ходе получения и анализа информации. Освещение такого рода опыта поможет значительно продвинуться в международных усилиях по борьбе с работорговлей.
    I.1. Цель исследования

    Исследование торговли женщинами в Дальневосточном регионе проводилось с января 2000 по сентябрь 2002 гг. Оно осуществлялось в рамках Владивостокского Центра по изучению организованной преступности и коррупции, созданного в 1997 году на грант Министерства Юстиции США и по договору с American University Transnational Crime and Corruption (Вашингтон).
    Учитывая сложность объекта исследования, скрытый характер, способы транспортировки,  формы торговли женщинами и неоднозначное отношение к проблеме, как со стороны административных властей, так и со стороны общественного мнения исследование имело следующую цель: определить влияние  трэффика женщин в целях сексуальной эксплуатации в Дальневосточном регионе на формирование политики национальной безопасности в России.
    Цель достигалась через постановку следующих задач:
    определить правовые, экономические, социальные и криминологические основания торговли людьми в целом и факторы, способствующие трэффику женщин;
    исследовать, какую специфику приобретает трэффик, когда его объектом являются женщины;
    исследовать способы вербовки женщин в секс-индустрию;
    определить организационную структуру трэффика;
    проанализировать работу туристических фирм и фирм по трудоустройству, деятельность которых связана с обеспечением выезда-въезда российских граждан за пределы России;
    исследовать деятельность правоохранительных органов в борьбе с торговлей людьми;
    выявить процессы, свидетельствующие о тенденциях нарастания торговлей женщинами и сексуальной эксплуатации.
    Данные, на которых строилась практическая часть исследования трэффика женщин, были собраны в Приморском и Хабаровском краях, Амурской и Сахалинской областях.
    I.2. Рабочие гипотезы

    Гипотеза первая
    Торговля людьми (в частности торговля женщинами) объявленная вне закона, представляет собою многоплановую, широко разветвленную и хорошо организованную международную сеть, вовлекающую в процесс купли-продажи ее жертв и организаторов ¾ продавцов, покупателей, посредников, охранников и т.д. В ее обороте находятся не только криминальные структуры, но и официальные круги: сотрудники визовых и миграционных служб, правоохранительных органов, государственных учреждений разного уровня и пр.  Поэтому можно отметить, по крайней мере, две причины, по которым отсутствует точная и надежная статистика в области торговли людьми. С одной стороны,  большинство их тех, кто был продан, никогда не определяются как таковые иммиграционными властями. С другой стороны, угроза депортации обычно сдерживает женщин, пострадавших от торговли и эксплуатации, в их желании обратиться за помощью к официальным властям.

    Гипотеза вторая
    Противоборство торговле женщинами затруднено, во-первых, политическим попустительством российского правительства при игнорировании проблемы большинством властных структур, предпочитающих не замечать, что вывоз российских граждан за рубеж давно перестал быть частным делом, а перешел в разряд масштабных коррумпированных криминальных преступлений. Во-вторых, несовершенство, либо отсутствие правовой базы для решения данной проблемы делает торговлю женщинами практически безнаказанной. Практика рассмотрения дел, связанных в целом, с торговлей людьми осуществляется, чаще всего, в контексте проблем иммиграции, что затрудняет выделение уголовно наказуемых деяний, каковыми является торговля людьми, в отдельные преступления. С прибывшими женщинами обращаются как с нарушительницами иммиграционных законов, что ставит последних в условия правовой беззащитности. В-третьих, ущербность современной российской и международной законодательной и процессуальной практики, не позволяет в должной мере выявить криминальный аспект торговли людьми. В-четвертых, юристы и общественные организации, отстаивающие интересы женщин, попавших в рабство, утверждают, что, «правительства как импортирующих, так и экспортирующих живой "товар" стран имеют большой интерес в этом "бизнесе" и потому не торопятся принимать необходимые меры». В-пятых, в правоохранительных структурах отсутствуют специальные подразделения, которые могли бы заниматься борьбой с торговлей людьми в различных ее проявлениях. В-шестых, практически полное отсутствие научных исследований данного явления в России или некачественные и недобросовестные исследования не только в России, но и в зарубежных странах не позволяют представить полноценно его масштабы и, следовательно, выработку политики в борьбе с организованной преступностью.

    Гипотеза третья
    Она состояла в том, что торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации ¾ явление не только транснациональное, но и национальное. Многие женщины, вовлеченные в коммерционализированную секс-индустрию в России добровольно или по принуждению, подвергаются трэффику внутри региона. Их перевозят с места на место, обменивают партиями для обновления персонала фирм досуга, бань, гостиниц и других мест по оказанию се6ксуальных услуг. Поэтому исследование внутренней структуры и организации коммерческой секс-индустрии, в частности, организованной проституции, в России позволит создать исследовательский фундамент для понимания структуры транснациональных организаций, вовлекающих женщин в сексуальную эксплуатацию за пределами страны.

    Гипотеза четвертая
    Во многом трэффику содействуют средства массовой информации, имеющие огромное влияние на массовое сознание населения. Действующий закон о рекламе не требует проверки объявлений, публикующихся в СМИ на предмет определения недостоверной информации о трудоустройстве за рубежом; не запрещает печатать объявления о найме на работу в фирмы досуга, за фасадом которых скрывается организованная проституция; не препятствуют, а более того, популяризирует образы проституции, зачастую идеализируя этот род занятий и формы насилия над женщиной. В равной степени СМИ могут противодействовать трэффику. Взвешенное, квалифицированное освещение проблемы в средствах массовой информации может предупредить трэффик. В то же время изучение Дальневосточных изданий выявило, что СМИ далеки от этой проблемы. Среди десятков региональных газет были выбраны для контент-анализа 12 крупных газет Приморского и Хабаровского края, имеющих репутацию источников, дающих достаточно объективную информацию. Охватываемый период изучаемых источников — с 1991 по 2000 гг. Анализ показал, что в изучаемых источниках отсутствовал сам термин «трэффик». Он появился только в сентябре 2000 г. Отсутствие данного термина позволило предположить полное незнание проблемы средствами массовой информации и в этом смысле, отсутствие информированности населения о формах и видах торговли людьми.
    I.3. Общие проблемы методологии исследования торговли людьми

    В условиях невнимания к проблеме секс-торговли как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны академических ученых выработка подходов к изучению данного явления как вида работорговли сильно затруднена. Существует множество факторов, влияющих изучение данного феномена. Наибольшая трудность состоит в скрытом характере проблемы. Это означает практическое отсутствие систематизированных статистических данных; глухое сопротивление проведению исследования со стороны официальных лиц, с большим трудом признающих существование проблемы торговли людьми в России или не признающих ее вовсе; труднодоступность к официальным и неофициальным источникам информации; и, наконец, проблематичность интерпретации полученных данных. Следовательно, создание соответствующей методологии для изучения проблемы трэффика все еще находится в процессе.
    Торговля людьми является нелегальной сферой деятельности, в которой очень трудно определить точную численность торговцев и их жертв и это усложняет задачу и исследования данного феномена. Противоречивые данные, полученные путем предварительного изучения темы, позволяют сделать вывод о зачастую ненадежных источниках, используемых в докладах и отчетах. Так, например, в многочисленных отчетах МОМ указывается, что только из Украины за последние десять лет было продано за границу 400.000 ¾ 480.000 женщин для работы в секс-индустрии и низкооплачиваемых сферах предприятий легкой промышленности. Из их числа  100.000 были насильственно принуждены к занятию проституцией, в частности около 3000 на территории США.  Более того, в  марте 2000 г. представительницы МОМ завили, что ежегодно из Украины вывозится около 400.000 женщин (Семинар «International Efforts to Combat Human Traffic» Вашингтон, IOM офис, 5 марта 2002). Однако первое и последнее научное исследование, связанное с проблемами трэффика женщин проводилось в Украине по заказу МОМ в 1994 году, а цифра 400.000 продолжает звучать во всех официальных отчетах. Аналогичные заблуждения возникают и на правительственном уровне.  Так, секретарь госдепартамента США Коллин Л. Пауэлл заявил, что «число жертв трэффика в мире, большинство из которых женщины и дети, оценивается от 700.000 до 4.000.000 ежегодно». Некорректность оценок в 3.500 млн. человек свидетельствует, по меньшей мере, о непрофессиональных исследованиях и данных, предоставляемых затем на официальном уровне.
    Сходные проблемы возникают и при изучении торговли женщинами в России. В большинстве своем российские исследования имеют своей целью привлечение внимание общественности и поэтому достаточно поверхностны в статистике, методах оценки масштабности явления и используемых подходах. Специальных научных исследований, которые бы представили торговлю людьми как систему организованной преступности, в России не проводилось. В большой степени проблему трэффика поднимают неправительственные организации.  И хотя само по себе ее осознание и освещение очень важно, однако, используемые подходы позволяют сделать вывод, что явление торговли людьми рассматривается как проблема нарушения прав человека, с одной стороны. С другой ¾ выводы и данные НПО часто не отличаются научной, криминологической и правовой обоснованностью. В большинстве случаев их выводы основываются на нерепрезентативных результатах общественного мнения и свидетельских показаниях жертв трэффика, что конечно очень важно, но не всегда достоверно. Бороться же с явлениями торговли и эксплуатации людьми, только опираясь на международные документы по правам человека и на свидетельских показаниях, невозможно. Необходима, прежде всего, доказательная база для создания программ борьбы с трэффиком на всех уровнях власти.  
    В то же время, очевидно, что трэффик ¾ явление сложное и многогранное. Оно выходит за рамки привычного круга вопросов, с которыми имеют дело уголовные и гражданские законодательства разных стран. Кроме того, явление это имеет транснациональный характер и процедуры согласования совместных оперативно-розыскных действий, выявления состава преступления, согласования процессуальных процедур требуют значительных усилий и времени.  Тем более что сам термин «торговля людьми» имеет множество аспектов. Значит и подходы к изучению данного явления должны быть комплексными.
    I.4. Методологическая и техническая база исследования

    Поскольку исследование проблемы торговли людьми осложнено высокой латентностью данного вида преступлений и его ярко выраженной специфичностью, то «прямое» изучение этого явления крайне затруднительно. Поэтому в исследовании феномена трэффика был использован системный подход. В рамках данного исследования к основаниям, которые формируют эту систему, следует отнести социальные, экономические и криминальные структуры. Следовательно, понимание сущности данного феномена необходимо исследовать через системный анализ.  Прежде всего, это означает найти ответ на вопрос: что является системообразующим фактором, какие уровни и структуры имеет торговля людьми, как взаимодействуют уровни и как поддерживаются уровни устойчивости этой системы.
    На макроуровне в качестве системообразующих факторов можно выделить 1) процессы глобализации мировой экономики, влияющие на создание секс-индустрии, 2) рост внутренних и внешних миграционных потоков, 3) создание региональных рынков труда,  4) процесс интеграции российской и международной организованной преступности. При этом процессе внутренние процессы каждой системы должны выступать в качестве мотивации к интеграции. Кроме того, ни один из элементов системы, не может рассматриваться как самодостаточный, главный, или второстепенный в создании или понимании этой системы. Более того, в сложных системах, таких как трэффик отдельные элементы могут осуществлять движение и становиться факторами иных элементов.
    В системный анализ был включен также гендерный подход. Многие исследования в области торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации проводятся без понимания того, что конструкция гендера играет наиболее важную роль в создании стереотипных представлений о мужчинах и женщинах как эротических и сексуальных субъектах. Это означает, что в канву проблемы должны быть включены не только торговцы и жертвы торговли, но также мужчины-клиенты, СМИ, порнографическая индустрия и многое другое.
    Имея в качестве основания данный подход, представляется возможным: 1) увидеть национальные и региональные особенности торговли женщинами и юными девушками; 2) представить механизмы, используемые сетью торговцев для их вовлечения в сексуальную эксплуатацию; 3) понять социальную ответственность государства и общества в отношении феномена торговли людьми; 4) преодолеть исторически сложившееся маргинальное положение женщин и зачастую несправедливое обращение с ними со стороны уголовного правосудия. Гендерный подход создает более высокую степень понимания этих вопросов и целенаправленность действий по их разрешению. На проходившем 10-м Конгрессе ООН по предупреждению преступности и оказанию помощи правонарушителям (Вена, апрель 2000 г.) директор Международного центра Национального института юстиции Министерства юстиции США Джеймс Финкенауэр подчеркнул: «Было бы желательно, чтобы исследования с учетом вопросов пола играли неотъемлемую роль в создании атмосферы лучшего понимания проблем. Было бы также целесообразно, чтобы системы уголовного правосудия на местном, национальном и международном уровнях заполнили многочисленные информационные пробелы путем предоставления соответствующих данных и осуществления исследований. И, наконец, важным является то, чтобы на основе этих знаний разрабатывались новые направления политики, практические решения и программы».
    Системный подход позволил применять различные техники, в том числе, такие как сбор количественных данных о состоянии проблемы, включая:
    контент-анализ правовых, криминологических и гендерных информационных материалов, СМИ, научных статей, книг и других материалов в аспекте трэффика;
    статистический анализ отчетных материалов, полученных в туристических агентствах, силовых, пограничных, таможенных, правоохранительных и других организациях;
    первичный анализ отчетов судебно-медицинских экспертиз, ежегодных психологических и венерологических диспансеров и других материалов;
    анкетирование сотрудников правоохранительных органов и представителей исполнительной и законодательной власти; анализ полученных данных;
    анкетирование женщин вовлеченных в проституцию и сексуальную эксплуатацию, и анализ полученных данных;
    поиск данных через Интернет, целенаправленный поиск организаций, занимающихся проблемами миграции  и мигрантов, а также организованной преступности;
    вторичный анализ полученных материалов.
    Классические позитивистские техники дополнялись дискурсивными аналитическими техниками в форме полуформализованного, свободного интервью с экспертами правоохранительных, административных и силовых структур в области противодействия торговли женщинами. Выбор экспертов определялся возможной заинтересованностью в решении проблемы трэффика и уровнем принятия властных решений.
    В качестве особого и, пожалуй, самого трудноступного информационного  материала для понимания латентной проблемы использовались case-study, репрезентирующие качественное разнообразие явления торговли женщинами. В качестве таких случаев использовались глубинные и биографические (неформализованные) интервью с пострадавшими от торговли, записанные как свидетельские показания или же рассказы и свидетельства родственников пострадавших. Кроме того, были использованы в качестве case-study истории трэффикеров. Применение качественных техник позволяет как бы «входить» в жизнь и истории интервьюируемых, сопоставлять образцы жизни, действий и слов в контексте беседы. При помощи этих техник выстраивается цельная картина событий.
    Однако большая проблема заключается в том, чтобы пострадавшие от трэффика себя обнаружили и заговорили. Особенно тяжело она решается в начале исследования. Здесь возможно несколько вариантов решений. Первый ¾ обращение в официальные правоохранительные и другие организации, которые могут по роду своей деятельности заниматься розыском лиц, пропавших за рубежом и бороться с предотвращением и последствиями торговли людьми. Но запросы в данные структуры не внесли ясности в определение масштабов трэффика и путей его предотвращения. Данные, получаемые из разных источников, противоречивы как в масштабах, так и в оценках феномена работорговли.
    Второй путь ¾ обращение к неправительственным (в основном женским) организациям, работающим с жертвами насилия или обращение к правозащитным организациям. Но проблема заключается в том, что информация, предоставленная этими организациями, может быть недостоверной или субъективной. Женщины, так или иначе пострадавшие от торговцев весьма неохотно рассказывают о своих историях по разным причинам. Во-первых, практика свидетельствует, что многие женщины имеют отрицательный опыт столкновения с полицией за рубежом и с правоохранительными органами в России. Обращение в милицию несет значительный риск для женщин ¾ через использование их как свидетелей в интересах борьбы с организованной преступностью без предоставления определенной защиты или поддержки. Преследование преступников не включает защиту и соблюдения прав жертв, а, наоборот, в большинстве случаев, интересы женщин полностью подчиняются интересам расследования. Адвокаты торговцев и сутенеров делают все возможное для того, чтобы доказать добровольность действий со стороны женщины, показать ее моральную несостоятельность, акцентируют внимание на ее безволии и бесхарактерности. Этим пострадавшая превращается в соучастницу, хотя к ней было применено насилие со стороны ее клиентов, а преступление по отношению к ней не является наказуемым. Во-вторых, стыд и психологические проблемы являются сдерживающим механизмом для дачи показаний.  Женщины, пережившие насилие и унижения находятся в депрессии, испытывают чувства растоптанности личности, стыда и вины за случившееся и отвращение к самим себе. Они, как правило, стыдятся рассказать родственникам или друзьям о том, что с ними происходило из-за боязни непонимания и общественного осуждения. Клеймо «проститутки» обладает убийственной силой. Пережитое прошлое разрушает психику пострадавших, женщины теряют самоуважение и интерес к жизни. Их надежды и желания были уничтожены. Дать показания, значит, предать огласке свое прошлое и подвергнуться преследованиям как со стороны бывших хозяев, так и со стороны торговцев у себя дома. Часто женщины боятся не только за свою жизнь, но и за жизнь близких, которые могут стать объектами запугивания и преступлений.
    Третьим, более перспективным оказался путь поиска свидетельских показаний, которые можно было бы найти через краевую судебно-медицинскую экспертизу от лиц, получивших разной степени физические увечья или пострадавших от сексуального насилия. Правда, ни одна из пострадавших не утверждала, что работает проституткой, и не указывала, что получила увечья на «работе». Это и понятно. Женщины, работающие в секс-секторе, не могут обратиться в органы милиции или в суд с жалобами на жестокое обращение со стороны клиентов, так как они сразу же будут обвинены в проституции, а насилие в отношении них будет рассмотрено как издержки работы. Практика обращения в правоохранительные органы показывает, что в подобных случаях процесс сбора доказательств насилия или изнасилования есть, прежде всего, сбор информации о моральном образе жизни потерпевшей. Конкретный случай насилия не отделяется от характера занятий и морального облика потерпевшей. В результате, женщина, работающая в сфере коммерческого секса, оказывается вне юридической защиты.
    Тщательный качественный анализ историй женщин, пострадавших от насилия, все же позволил выявить признаки профессиональных занятий проституцией. В качестве аналитического фундамента стали ключевые слова,  определение места происшествия и характер насилия. Далее необходимо было связаться с этими женщинами по телефону или по указанным адресам и взять интервью. Часть адресов оказалась ложной, однако, некоторая часть соответствовала действительности.
    Действительно, предположение нашло подтверждение. Часть из женщин, занимавшихся проституцией во Владивостоке, имела не только опыт работы в городской сети проституции, но и в других городах Дальневосточного региона, а также за пределами края и России.
    Четвертый путь поиска информации о женщинах, пострадавших от торговли людьми появился после публикации нескольких интервью в местных СМИ.  Отчаявшиеся родители стали обращаться к авторам книги за помощью в поисках пропавших или оказавшихся в затруднительном положении детей за рубежом. Как правило, все их обращения в местные отделения милиции в Приморском крае были либо отклонены, либо оформлялись так небрежно, что следы их заявлений терялись.
    Исследователи предлагали родителям изложить суть их проблемы письменно, с уточнением деталей и затем составлялись обращения в Приморское отделение министерства иностранных дел, в Управление внутренних дел, которое молчаливо отторгало все заявления, в миграционную службу и другие инстанции.
    Пятый путь поиска подсказали сами женщины, перенесшие тяготы торговли людьми. Некоторые из них поддерживают связи с  российско-корейскими, российско-японскими, российско-китайскими культурными обществами, с помощью которых устанавливаются различные контакты с зарубежными партнерами, в том числе и в шоу-бизнесе. Действительно, этот путь принес результаты. Часть женщин, которые могли определенно быть отнесены к категории пострадавших от торговли людьми а, была найдена через такие организации.
     С помощью вышеуказанных методов поиска всего было проинтервьюировано с 2000 по 2002 гг. 78 женщин. В этом случае найденные женщины либо могли рассказать о своих историях, либо они могли указать тех женщин, кто были подвергнуты перемещению за рубеж и перенесли насилие.
    В основном, накопление информации и историй осуществлялось по принципу «снежного кома», когда одна респондентка или респондент рекомендовали меня другому или сразу группе лиц. За редким исключением отказов, женщины соглашались на интервью, которое представляло по форме нарратив, длившийся по времени столько, сколько у респондентки или респондента хватало времени и сил. Как правило, такие интервью занимали время от полутора до трех часов. Респонденты рассказывали о своей жизни, о перенесенных лишениях, условиях пребывания за рубежом, отношениях с работодателями, клиентами, полицией и пр. Роль исследователя сводилась к роли слушателя, который изредка задает вопросы, уточняя сказанное или, задавая новые вопросы, расширяющие картину сказанного. Истории женщин предоставили достаточно информации для построения гипотезы внутренней организации трэффика и условий труда в сфере секс-бизнеса. Речь идет о статусных группах, условиях работы, способах передвижения, мотивации вхождения в проституцию, организаторах движения, странах доставки.
    Шестой путь ¾ анкетирование женщин, работающих в секторе коммерческого секса. Помимо общих вопросов о занятиях проституцией и причинах, подталкивающих к ней, в анкету включаются и вопросы, относительно видов работы за рубежом, странах пребывания, способах выезда, и др. Этот путь дал возможность собрать дополнительные количественные данные.
    Исследование позволило составить представление о причинах вхождения в проституцию, воссоздать социальный портрет проституции, выявить готовность женщин выехать за рубеж и многое другое. Кроме того, эта выборка была дополнена широкомасштабным исследованием женской трудовой миграции в Дальневосточном регионе. Выводы о наличии трэффика, перспективах его развития строились на репрезентативной выборке (1500 опрошенных женщин, путем анонимного анкетирования).
    Седьмой путь, оказавшийся весьма перспективным ¾ обращение к бывшим сотрудникам милиции, которые ныне либо на пенсии, либо работают в других организациях. В силу того, что они являются профессионалами своего дела и прекрасно знают внутренний механизм бюрократической системы правоохранительных органов, они могли бы, с одной стороны, указать, в каком направлении вести поиск необходимой информации и людей. С другой стороны, будучи в настоящее время независимыми от этой системы они могли более свободно выражать свое профессиональное мнение и со своей стороны объяснить, почему бюрократическая система правоохранительных органов, в целом, упорно отрицает наличие торговли людьми.
    Работа в этом направлении принесла неожиданно интересные результаты. Среди материалов периодических изданий Приморского края 70-х и 80-х годов обнаружился ряд статей советского периода, в которых рассказывалось о деятельности отдела по борьбе с проституцией, существовавшем в г. Находка. Руководитель этого отдела, ныне пенсионер, охотно согласился на встречу, показал все свои старые материалы по данному делу и согласился не только обсудить проблему, но и помог найти целый ряд материалов в архивах города,
    Восьмой путь изучения проституции и связанного с ним явления торговли людьми ¾ материалы следственных и судебных дел по вовлечению лиц в проституцию и притоносодержательство.
    Как правило, такие дела заводят чрезвычайно редко в связи с труднодоказуемостью. Во всяком случае, с 1991 по 2002 в Дальневосточном регионе было заслушано в судах всего несколько подобных дел, а часть из них была прекращена за отсутствием состава преступления. Тем не менее, они дают возможность понять механизм действия организационной структуры преступных групп, вовлекающих молодых, часто несовершеннолетних девушек в проституцию: долговая кабала, шантаж, угрозы рассказать об их занятиях друзьям, родственникам, коллегам, физическое насилие и др.
    Таким образом, сразу стало очевидно, что  в ходе работы придется исследовать большей частью не прямые, а пограничные данные, которые могли бы помочь в исследовании феномена торговли людьми в целом и ее масштабов и специфики в Дальневосточном регионе. Это, прежде всего, изучение деятельности различных структур, таких как туристические и брачные агентства, агентства по трудоустройству и другие организации. Различные аспекты их работы позволяют сделать выводы о способах и каналах выезда российских граждан за рубеж, характере их деятельности за пределами страны, способах перемещения, законности или незаконности их пребывания в странах доставки и многое другое. В ряде случаев различные агентства представляют средние или крупные звенья в цепи торговли людьми. Работа с этими организациями важна по той причине, что основная масса женщин, втянутых в трэффик выезжает, как показали данные пограничников и самих жертв, по туристическим визам или по безвизовому туристическому обмену. Кроме того, ряд туристических фирм занимается трудоустройством российских граждан за рубежом. И поскольку в подобной деятельности ряда турфирм, равно как и фирм по трудоустройству нарушается целый ряд законов о трудоустройстве (неправомочные действия, взимание платы за продажу бланков, информации и т.п.) то саму деятельность данных организаций можно квалифицировать как «торговля людьми» или трэффик. Следовательно, вопрос о том, какие фирмы занимаются помимо туризма незаконным трудоустройством российских граждан за рубежом, как составляются туристические группы, куда они направляются, кто несет ответственность за безопасность данных групп, кто оформляет выездные документы ¾ это вопросы первостепенной важности.
    Наибольшее понимание в исследовании торговли людьми было встречено со стороны  сотрудников федерально-пограничной службы. По роду своей службы они являются последними, кто провожает российских граждан за рубеж, и первыми, кто их встречает. Они постоянно сталкиваются с фактами нарушения визового режима российскими гражданками, выезжающими за рубеж индивидуально или в составе туристических групп. В ходе бесед с нарушительницами паспортно-визового режима или с депортированными лицами они получают письменные и устные подтверждения обмана, насилия, которые приводят женщин к занятиям проституцией за рубежом. Все без исключения офицеры федеральной пограничной службы согласны с тем, что проблема торговли людьми существует. Анализ историй, записанных самими пострадавшими от трэффика при пересечении российской границы и переданных российским пограничникам в качестве объяснительных документов, позволяет произвести классификацию методов работы трэффикеров.
    I.5. Методология поиска и интервью с трэффикерами

    Поиск и интервью с торговцами людьми были  центральными проблемами в исследовании. Если пострадавшие от трэффика не слишком охотно соглашаются на интервью, но все же идут на это, видя искреннюю заинтересованность исследователя в их судьбе, то всякий интерес, в том числе и исследовательский, для трэффикеров нежелателен. Субъекты, представляющие цепь трэффика понимают, что они нарушают законы и, обычно, не заинтересованы в контактах с теми, кто проявляет интерес к их деятельности, будь-то независимый исследователь, или представитель закона. Поэтому необходимо было продумать стратегию поиска. Прежде всего, следовало создать легенду, которая бы заинтересовала трэффикера в такой степени, чтобы с ним можно было бы открыто говорить о проблеме. Причем легенда должна была быть правдоподобной, иначе можно было бы запутаться в вопросах и, тем самым, разрушить установившийся контакт.
    С другой стороны, когда контакты установлены, получение достоверной информации, особенно если она высококриминализирована, представляется делом нелегким. Интервьюирование пострадавших или торговцев в пунктах, предназначенных для правонарушителей (в милиции, в погранично-пропускных пунктах, в иммиграционной службе и др.) сводится до сухих фраз, которыми правонарушители стараются отгородиться от официальных представителей власти и утаить множество деталей, существенно важных для восстановления картины правонарушения. Например, часть пострадавших из тех, кого удалось интервьюировать, оказались одновременно и сами в положении трэффикеров, поскольку они помогали получить документы, пересечь границы и войти в проституцию другим женщинам. Но в стенах официальных учреждений они предпочитают не упоминать о подобных фактах, понимая, что их действия будут квалифицироваться как организованная преступность и меры наказания за нелегальное пребывание за границей будут другими. Следовательно, необходимо было продумать место, где можно было бы встретиться с интересующими нас людьми.
    Вторая часть стратегии состояла в поиске людей, которые согласились бы дать интервью. При помощи ряда сотрудников правоохранительных и силовых структур такие интервью стали возможны.
    На первое интервью пришлось ехать около полутора часов. Встреча была обставлена таинственностью, и первые полчаса беседа не отличалось особым дружелюбием со стороны хозяев. На встрече присутствовали три молодые женщины, профессионально занимающиеся проституцией в России и неоднократно выезжавшие для занятий проституцией в Китай, хозяин фирмы досуга (продавец) и охранник (он же посредник). У хозяев естественно возник вопрос о целях интервью. Первое интервью длилось 4,5 часа, в течение которого были заданы самые общие вопросы о количестве работающих в фирме досуга, мотивах вхождения в проституцию и выезда за рубеж, отношений родственников и знакомых к работе проституток и трэффикеров, процедуре получения виз и паспортов, длительности контактов с китайскими партнерами, способах транспортировки и т.д.
    Последовавшие после встречи рекомендации позволили встретиться с другими хозяевами фирм досуга, охранниками, продавцами. Уровень представительства этих лиц был различным, но никто из них не представлял организацию выше среднего уровня, т.е. это были представители частных фирм или мелкие трэффикеры, действовавшие автономно. Но и те, и другие входили в состав групп, осуществлявших вывоз женщин за рубеж, имели зарубежных партнеров заказчиков или покупателей, имели возможности беспрепятственного и срочного получения загранпаспортов и виз. Иногда это была группа, состоящая из трех человек, иногда доходящая до 6-7 человек.  Результатом  интервью стала еще одна возможность анализа и классификации организационной структуры трэффика. В то же время выявилось, что и пострадавшие, и трэффикеры представляют только часть айсберга. Способы, каналы доставки обрели видимые формы, как и стало очевидным, что существование трэффика и организованных групп, его осуществляющих, возможно только при попустительстве, и порою и при поддержке официальных структур или легальных организаций, неподконтрольных органам власти. Однако стало очевидно и то, что российские представители цепи  торговли людьми выражают только локализованное знание и необходим более глубокий анализ, чтобы представить иные части общего звена торговли людьми.

    I.6. Методология сбора информации в агентствах по трудоустройству населения за рубежом

    Для получения более общей и достоверной информации был использован метод включенного наблюдения за клиентами и сотрудниками фирм по трудоустройству. Были применены методы сбора информации под видом соискательниц работы за рубежом.
    Были изучены объявления в СМИ о предлагаемых видах работы и составлен список фирм, которые показались наиболее интересными для сбора информации. Среди общего количества фирм по трудоустройству избирались компании, работающие на рынке услуг более 5 лет и новые, малоизвестные фирмы. Кроме того, было решено изучить работу брачных агентств, делающих заманчивые предложения о быстром и счастливом замужестве.
    В агентствах по трудоустройству исследовательницы представлялись как безработные, желающие выехать за рубеж с целью заработка. Список предлагаемых профессий в ряде фирм включал сезонных рабочих на фермах западноевропейских стран (Греция, Италия, Испания, Германия), домработниц, сиделок, рабочих на швейных фабриках или подсобных рабочих на строительстве (Южная Корея). Однако самыми популярными и востребованными профессиями были танцовщицы в барах, хостесс, массажистки и горничные в гостиницах. Причем ряд фирм сразу отвергал по возрастным показателям одну из исследовательниц и приглашал к работе  молодую женщину.
    После знакомства со странами и профессиями начиналась процедура переговоров об условиях работы и выезда за рубеж, знакомство с предлагаемыми документами. Оставалось только проанализировать зафиксированную информацию и соотнести работу исследуемых фирм с российским законодательством и международными нормами.
    Таким образом, исследование феномена торговли женщинами осуществлялось различными методами. К тому же перечисленные методы исследования не исчерпывают многочисленных вариантов работы. Одни из них были продуманы и с самого начала предполагали определенные конечные результаты, другие формировались попутно, третьи возникали неожиданно для самого исследования, но все они диктовались самой практикой торговли людьми. Сложные комбинации вовлечения женщин в сферу коммерческого секса и организации трэффика создавали и необычные методы поиска материала.
    При отсутствии официальной статистики формы системной методологии, применяемой в исследовании торговли людьми, кажется, дают позитивные и достаточно достоверные результаты. Техники контент-анализа, интервью, анкетирования, первичного и вторичного статистического анализа и других в конечном итоге есть не что иное, как путь от изучения явления торговли людьми к борьбе с ним. В результате были выявлены основные темы, включенные в данную книгу: проституция как наиболее распространенная форма сексуальной эксплуатации женщин и детей, дефиниции трэффика, его причины, проблема статистических данных, методология исследования, организация торговли людьми, криминализация миграционных процессов, способы перемещения женщин за рубеж. Выводы, суммирующие результаты работы определяют вопросы для будущего исследования.


















































    РАЗДЕЛ II

    ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРОСТИТУЦИИ И ТОРГОВЛИ ЖЕНЩИНАМИ

    II.1.  Дефиниции проституции

    Проституция насчитывает длительную историю и является предметом жарких дискуссий.  И хотя в самом этом явлении нет ничего нового, но споры о причинах его возникновения, характере отношений ее субъектов не стихают. Внимание к проблеме проституции вызвано, в большинстве случаев, двумя обстоятельствами. Первое ― моральная убежденность в том, что проституция аморальна, второе ― уверенность в том, что именно проституция порождает антиобщественные явления. «Проституция является антиобщественным, аморальным явлением. Она ведет к падению нравов в обществе, пагубно сказывается на семейных отношениях и воспитании подрастающего поколения. Алкоголизм, наркотизм, преступность, венерические заболевания и СПИД являются частыми спутниками проституции». И та, и другая версии хоть и заслуживают внимания, но требуют доказательств.
    Практика проституирования возникла задолго до угрозы ВИЧ-инфекций и попыток определить, декриминализировать или контролировать проституцию. История пестрит примерами проституции, которые часто ассоциировались и ассоциируются с религиозными верованиями и обычаями. В древнем Вавилоне от большинства женщин требовалось во время церемонии богослужения предлагать себя мужчинам. Проституция среди древних иудеев была допустима без каких-либо моральных предубеждений. Для древних кипрских женщин проституция была необходимым условием для вступления в брак.  Ряды греческих и римских проституток были представлены женщинами всех сословий ― от представительниц знати, до рабынь. Даже юные девочки были объектом принудительной проституции. Таким образом, многие общества не только практиковали проституцию, но даже поощряли к проституции детей, как наиболее прибыльный товар и продавали их в рабство или проституцию.
    Проституция оказалась неистребимой и века наивысшего расцвета мировых религий. Как отмечает С.Н. Красуля, даже христианству, которое крайне враждебно относилось к половому влечению как источнику низменной чувственности, удалось преодолеть только священную религиозную проституцию. Остальные типы проституции ― оседлая (сосредоточенная в борделях) и бродячая ― продолжали процветать в Европе вплоть до  XV века. Отношение официальных властей к проституции изменилось в связи с эпидемиями венерических заболеваний, основными носителями которых, являлись  проститутки. Появились запретительные меры, принимавшие иногда самые изуверские формы.
    Тем не менее, в истории проституция и сегодня рассматривается как «древнейшая в мире профессия»,  «легитимная женская профессия», не требующая ни профессиональных навыков, ни обучения, ни подготовки. Более того, исследование многочисленных интерпретаций проституции выявило широчайший разброс мнений по данному вопросу. Трудности начинаются с определения самого явления.
    Во-первых, исторически большинство дефиниций проституции были специфически ориентированы или сфокусированы на женской проституции. Но в настоящее время эти дефиниции не всегда работают, так как проституция стала видимой и значительно расширила свое поле, включив подростковую женскую проституцию, проституцию мальчиков, взрослую мужскую проституцию, гомосексуальную проституцию и даже проституцию по телефону и сексуальные интернет-услуги. Следовательно, определения проституции должны охватить все указанные формы.
    Во-вторых, множественность определений проституции вызвана и тем, что она рассматривается в разных системах определений.  Некоторые из них существуют в пределах юридических или социальных значений и характеристик, другие ― в философских и этических. В терминах последних проституция представляет собою «блуд», разврат или «наиболее маргинальный тип порока» и этот факт приводит часто к самым серьезным недоразумениям в понимании сущности проституции. Так, в некоторых старых и   современных исследовательских работах практика «свального греха» рассматривается как «религиозная проституция», хотя это явление не относится к проституции в строго аналитическом смысле термина «проституция».
    Однако наибольшая часть определений относится к двум областям: социальные значения проституции и правовые. Разделить их сложно, откуда и происходит путаница в понятиях.
    Социальные дефиниции проституции часто соотносят ее с сексуальными отношениями, включая некоторые формы монетарной платы или бартерные услуги, и характеризуются промискуитетом (беспорядочными половыми отношениями) и эмоциональной апатией. Одним из исследователей проституция была определена как «половые отношения промискуитета на меркантильной основе с эмоциональной индифферентностью». Эдвин Лемерт включает в нее бартер как вариацию половых сношений. Чарльз Виник и Пол Кинси определяют проституцию как «сексуальные услуги, основанные на взаимном соглашении женщины, ее клиента и/или ее работодателя за вознаграждение, которое частично или полностью обеспечивает ее жизненные нужды».
     Словарь Ожегова определяет проституцию как продажу женщин своего тела «с целью добыть средства к существованию, а также с целью личного обогащения». Согласно словарю сексологических терминов и понятий проституция (лат. prostitutio ― предание разврату, обесчещение, осквернение)  определяется как профессиональное удовлетворение сексуальных потребностей клиентов за вознаграждение; продажа женщинами своего тела с целью добыть средства к существованию. Проститутка же, согласно Оксфордскому словарю есть «индивид, предлагающий себя другому в качестве оплачиваемого сексуального партнера». Проституция, следовательно, есть акт сексуальных отношений между проституткой и покупателем, оплачивающим эти отношения. По сути дела под проституцией, чаще всего, подразумевается предоставление сексуальных услуг с целью заработка или материальной прибыли. Тем самым проституция может быть рассмотрена как коммерческий секс, в рамках которого человеческая личность, индивидуальность, тело превращаются в предмет купли-продажи, торговли. По замечанию Г. Зиммеля товарно-денежная природа проституции очевидна. Безразличие, с которым проститутки  «предаются всякому, новому к употреблению, легкость, с которой они покидают любого субъекта, ибо поистине не связаны ни с одним… ― все это заставляет провести роковую аналогию между деньгами и проституцией… Сущность проституции, обнаруженная нами в деньгах, сообщается предметам». Именно поэтому труд проститутки является одной из наиболее отчужденных форм труда. Создание ею «прибавочной стоимости» (если оперировать категориями марксистской политэкономии), на которой паразитируют преступные организации,  сопровождается нещадной эксплуатацией женского труда и тела.   Реальный  доход проститутки может в несколько раз  превышать то, что она могла бы зарабатывать законно, но этот доход представляет «награду» не за труд, а скорее награду за потерю социального статуса. 
    Однако в реальной жизни связи между содержанием проституции и тем, что по определению не является таковым, бывают весьма условны. Смещение акцентов на товарно-денежные отношения при «продаже тела для удовлетворения половой потребности другого человека» при всей своей очевидности и важности нуждается постоянно в оговорках и дополнениях, ибо оно не проводит резкой границы между разными явлениями.  «Продажа тела» многозначительный термин, подразумевающий получение денег, услуг, подарков, содержания и многое другое. Например, не вся проституция есть прямой обмен денег между ее участниками; не все предлагаемые проституткой услуги выражаются в сексуальных актах. Известны случаи, когда клиенты платят деньги не за собственный сексуальный акт, а за созерцание гомосексуальных половых актов между мужчинами-проститутками или лесбийской любовью женщин-проституток. Встречаются варианты занятий проституцией ради создания связей, которые в дальнейшем могут помочь женщине создать свой собственный бизнес или сделать карьеру. Не исключены и другие цели  вовлечения в занятия проституцией для обеспечения сексуальными услугами.
    Кроме того, некоторые проститутки могут не быть таковыми в строгом смысле этого слова. Так, некоторые исследователи считают, что проституткой является «любая женщина в возрасте от восемнадцати лет и выше, вовлеченная в любые сексуальные отношения (такие как половые сношения, эксгибиционизм) преимущественно для материальной или финансовой выгоды с каким-либо другим человеком, кроме ее брачных партнеров». Близкое к данному определение проституции Ю.М. Ткачевского, представляющего ее как «вступление за плату в случайные внебрачные сексуальные отношения». Однако по поводу указанных определений есть существенное возражение. Как показывает практика, нередко сутенерами проституток являются их собственные мужья. Следовательно, сексуальная интимная жизнь этих женщин является, скорее, отражением платных услуг, чем нормальными брачными отношениями. В таком случае указанное выше определение проституции должно исключить из контекста брака сексуальные акты между брачными партнерами.
    Как в российских, так и в зарубежных исследованиях проституция часто определялась очень просто и предельно широко, выступая синонимом любых внебрачных сексуальных отношений, если они совершались по обоюдному согласию партнеров или «в целях материальной выгоды». Более того, в русской литературе и в общественном мнении иногда встречается мысль о том, что и брак по расчету представляет собою род проституции. В 1914 г. Абрахам Флекснер писал, что проституция «характеризуется тремя элементами, составляемыми в различных комбинациях: бартер, промискуитет и эмоциональная индифферентность. Бартер необходим не для того, чтобы привлечь деньги… В промискуитете нет необходимости в выборе: женщина не становится менее проституткой от того, что она более или менее избирательна в ее ассоциациях. Эмоциональная индифферентность может часто подразумеваться как следствие бартера или промискуитета. В этом значении любой индивид, кто имеет привычку или намерение вступить в сексуальные промискуитетные отношения за деньги или по другим меркантильным соображениям есть проститутка. Ни дурная слава, ни арест, ни недостаток других занятий не являются здесь сущностными критериями».
    Юридические определения проституции не менее путаны, чем социальные. Изучение и сравнение судебных решений в России и США до 1918 года согласно данному определению показало, что существовала серьезная дилемма в определении проституции. До 1918 г. в законодательстве штата Индиана США установленное законодательством определение проституции гласило: «Любая женщина, живущая в доме или посещающая дом с плохой репутацией, наносящим урон целомудрию и который постоянно или изредка посещают мужчины дурного поведения, также как и женщина, совершающая адюльтер за плату будет определена как проститутка». В ряде случаев элемент прибыли был предметом существенной составляющей проституции, в других он отсутствовал полностью.
    И в настоящее время словари определений, будь-то вебстеровский словарь или российские юридические словари приводят в равной  степени весьма сомнительные дефиниции. Более того, в словаре Вебстера дефиниция проституции меняется согласно издательским вкусам. Что касается российского уголовного кодекса, то определения проституции и проститутки в нем и вовсе отсутствует.
    В недавнем прошлом Верховный Суд штата Орегона нашел различие между определением проститутки и женщиной, не являющейся таковой в следующих положениях: «Черты, которые отделяют проститутку от других женщин, вовлеченных в незаконные половые сношения, есть неразборчивость, с которой она предлагает себя мужчинам для заработка».
    Тот факт, что все определения медиков, юристов, социологов, философов и других специалистов нередко сильно разнятся между собой, доказывает, что проституция как предмет исследования настолько многогранен, что точное ограничение содержания слов «проституция» и «проститутка» весьма затруднительно. Слово «проститутка» часто ассоциируется с рядом синонимов в зависимости от смысла его употребления или отношения к теме исследования: «падшая женщина», «девушка по вызову», «уличная», «жертва обстоятельств» и многими другими. Любое из определений будет страдать односторонностью.
    Этому понятию трудно дать определение еще и потому, что секс всегда был одним из способов получить жела­емое — пищу, деньги, ценности, поддержку или власть. В этом смысле сложно определить является ли проституткой индивид (женщина или мужчина), идущий на сексуальный контакт или нет.
    В связи с этим, некоторые эксперты отмечают, что отсутствие удовлетворительной интерпретации данных понятий, как в России, так, и за рубежом, является одной из причин отсутствия уголовной ответственности за занятия проституцией. А между тем проституция как объект исследования требует подходов с различных сторон: нарушения прав человека, исследования условий труда, незаконной миграции, коммерциализации сексуальной эксплуатации детей, угрозы общественного здоровья. Проституция увеличивает риск роста ВИЧ-инфицированных больных. Она тесно связана с экономической эксплуатацией, коррупцией, организованной преступностью и наркоторговлей. Кроме того, проституция — чрезвычайно опасное занятие, поскольку индивид, включенный в этот род занятий, оказывается в криминальной среде сутенеров, наркоманов и преступников. Она/он рискует своим здоровьем и да­же жизнью.
    Однако можно все же выявить некоторые общие черты, объединяющие различные определения проституции. Во-первых, она предстает как отчуждение сексуальных эмоций и тела от их владельца и, во-вторых,  представляет собою весьма многоаспектное явление с множеством вариаций сексуальных актов как форм социальных отношений. В них включаются как представительницы данной профессии, так и их клиенты-покупатели, организаторы их деятельности (сутенеры, охранники, владельцы помещений для оказания сексуальных услуг, сборщики налогов и т.д.). Кроме того, при рассмотрении проституции следует учитывать способы вхождения в нее, способы ее организации и контроля, спрос и предложение.  Все это приводит к необходимости рассматривать проституцию как сложное интегративное явление, нуждающееся в тщательном изучении.
    II.2. Природа и мотивы женской проституции: антропологические теории

    Отношение к проституции как к объекту изучения всегда было весьма противоречивым. Одни рассматривают проституцию как полезное для общества явление на том основании, что она решает многие сексуальные проблемы части населения, снимает агрессивность, которая могла бы проявиться в других формах, позволяет одиноким людям на время создать атмосферу любви и уюта. По замечанию средневекового теолога Фомы Аквинского «если уничтожить публичных женщин, то сила страстей все разрушит». Более того, проституция противопоставляется браку, как институту, противному свободной любви. Сторонники проституции считают, что  угроза общественному здоровью со стороны существующей проституции и связь проституции с криминогенными структурами есть не более чем мифы.
    Другая, более многочисленная часть общества считает проституцию безусловным злом, с которым надо разделаться, загнав ее в подполье. Очевидно, что российская общественная мораль, религия, право находятся под сильнейшим влиянием патриархальных стереотипов в отношении проституции.
    Проституция выступает как особая форма отношений между субъектом сексуальных потребностей и тем, кто ее может удовлетворить за соответствующую плату. Чаще всего в распространении проституции и ее последствиях обвиняют тех, кто оказывает интимные платные услуги, т.е. проституток. Общество готово осудить проститутку как наносящую урон общественной нравственности и общественному здоровью, но не готово понять проституцию как явление. Часто встречающееся эмоциональное осуждение проституции с позиций религиозных или моральных норм основано, скорее, на патриархальном допущении различий в мужской и женской сексуальности, чем на серьезном знании проституции как таковой и ее угрозе здоровью, нравственности и безопасности граждан.
    Однако такой подход не выдерживает критики, поскольку он не вскрывает причины появления проституции и ее живучести. А между тем это базовые вопросы. Отвечая на них, мы создаем предпосылки для создания реальной тактики и стратегии борьбы с проституцией, а не с проститутками. Помимо эмоций и возмущения, вызываемых данным явлением необходимо помнить, что проституция требует всестороннего и пристального изучения, так как она всегда тесно связана с такими проблемами как основные права человека, безработица, гендерная дискриминация и коммерческая эксплуатация, особенно когда дело касается детей. Взглянув на проституцию с этой стороны, следует признать, что обсуждение данного вопроса требует серьезного изучения и понимания обстоятельств, по которым женщины и дети вовлекаются в секс-индустрию. И тогда перед нами встает целый комплекс сложнейших проблем, связанных с адаптацией женщин и детей к социальной среде.
    Существуют достаточно разнообразные подходы к объяснению природы проституции и мотивов вхождения в нее. Одни из них являются по своей сути дискриминационными и неадекватными реальности, другие — гендерно нейтральными и ставящими знак равенства между женской и мужской проституцией. В целом же все теории, затрагивающие проблему происхождения и поддержания проституции условно можно разделить на восемь категорий.
    В советской идеологии широко была представлена точка зрения, согласно которой проститутками становятся либо морально неустойчивые, деградирующие личности, у которых ценностные ориентации смещены в сторону исключительно материальных интересов, либо проститутки ― это молоденькие неопытные жертвы «совращения». Данное убеждение было основано на выводах криминально-антропологической школы Ч. Ломброзо, Г. Ферреро и др.
    Ломброзо был одним из первых, кто изучал проституцию как объект криминологии. Сочетая количественные и качественные данные, он и Вильям Ферреро выдвинули гипотезу, согласно которой женщины в целом и проститутки в частности предрасположены к криминальному поведению. По мнению Ломброзо и Ферреро проститутками становятся ненормальные по психическому складу личности, с наследственными, врожденными пороками организма и атавистическими характеристиками, предопределяющими их склонность к занятиям проституцией. В своих исследованиях они подразделили проституток на врожденных и случайных.
    В работе «Женщина преступница и проститутка» Ломброзо и Ферреро отмечали, что у врожденных проституток встречаются «дегенеративные и атавистические признаки»,  большие размеры головы, чем у «непреступных женщин», мужская гортань, сильно развитые челюсти и скулы и в особенности аномалии зубов. Строение тела у проституток имеет большее количество несоответствий. Им свойственны также преждевременная половая зрелость, ничтожная плодовитость, притупленность органов чувств и расстройства в области нервной системы, вплоть до нравственного помешательства. У них, якобы, слабо развита или совсем отсутствует любовь и привязанность к родственникам, они ревнивы, мстительны. Врожденные проститутки так же развязно торгуют своими дочерьми, как собственным телом. Алкоголизм является почти наследственным.
    Случайное падение девушек Ломброзо связывал с потерей невинности, обманом и изнасилованием, нищетой и дурными примерами. Случайные проститутки имеют много общего с первыми. Они также считаются ненормальными в психическом, нравственном отношениях личностями. Этим и объясняется, почему женщины «со слабыми, едва уловимыми признаками вырождения становились под влиянием случайных обстоятельств проститутками».
    Взгляды Ломброзо и Ферреро разделяли в России профессор В.М. Тарновский, Н.И. Канкарович, Н.В. Краинский, А.И. Федоров. Они отнесли большинство проституток к изначально дегенеративному типу, утверждая, что «предрасположенность к пороку является генетической особенностью». Все иные условия ― материальные, бытовые, финансовые, сословные есть лишь производное от антропологической предрасположенности. В качестве доказательства Тарновский приводил примеры жизни «падших женщин», которые, несмотря на все попытки помочь им покинуть среду проституции, вновь возвращались на панель.  Главной патологической особенностью психологии проститутки была ее сексуальная агрессивность. Прирожденная проститутка может появиться как среди высших, так и среди низших классов. Представители антропологической школы связывали увеличивающуюся численность проституток среди представительниц низших классов с накоплением патологических наследственных признаков, провоцируемых плохими условиями жизни, скудным питанием, пьянством, нездоровым образом жизни и рядом других факторов, сопутствующих бедности. Любой внешний фактор может спровоцировать уход женщины в проституцию. Свои выводы сторонники российской антропологической школы относили и к другим видам девиантного поведения: алкоголизму, преступности, бродяжничеству.
    Однако данная концепция не выдерживала серьезной критики и была вскоре отвергнута как методологически неадекватная, не имеющая под собою достаточных оснований в виде эмпирической исследовательской базы. Выводы русской антропологической школы, как и выводы Ломброзо, были основаны на узком эмпирическом материале. Возражение вызывала также идея «нравственного помешательства», выраженная в мстительности и отсутствии любви, якобы присущая только проституткам как дегенеративным существам. Критики справедливо указывали, что эти качества являются свойством и «нормальных», здоровых женщин и мужчин. Кроме того, даже в начале ХХ столетия антропологическая теория проституции давала повод сомневаться в ее научной объективности,  поскольку она выглядела как откровенно гендерно дискриминационная. Особый гнев она вызывала у российских феминисток. В своем докладе на Первом всероссийском съезде женщин (1908 г.) М.Е. Бландова заметила в адрес теории Тарновского, что если считать проститутку дегенеративным существом, то следует признать, ее субъектом ненормальным физически и нравственно, т.е. больным. А из этого вывода следует два вопроса для мужчин: «…согласуется ли с самыми примитивными понятиями о человечности эксплуатировать болезнь, да еще для таких низких целей? Да и само половое общение с физическими и нравственными уродами, каковы проститутки, по свидетельству хотя бы того же проф. Тарновского, самое это общение разве не должно вредно повлиять на того, кто им пользуется?».
    Благодаря дружной и обоснованной критике антропологической школы, ее концепция на некоторое время потеряла популярность. Но во второй половине ХХ века идеи Ломброзо были реанимированы в исследованиях, посвященных специфике женской преступности. В них используются так называемые биологические подходы, с помощью которых исследователи пытаются доказать наличие генетических факторов, обусловливающих склонность девочек к промискуитету, найти причинно-следственную зависимость между биологическими циклами женского организма (в частности, менструацией, предменструальным синдромом) и женской преступностью. Как правило, подобного рода исследования, как и гипотеза Ломброзо, слабо обоснованы методологически и  несостоятельны эмпирически.
    Вторая группа теорий женской проституции придает особое значение  психологическим факторам ее существования. Все они в той или иной степени находятся под воздействием идей З. Фрейда. Подобно тому, как Ломброзо рассматривал проституцию в виде биологической предопределенности, так и Фрейд природу проституции связывал с неспособностью женщин освободиться от комплекса Эдипа. Он был убежден в  том, что женщина является недостаточным существом и как таковое она неспособна руководствоваться рациональными механизмами мышления, чтобы контролировать свои эмоциональные импульсы. Женскую недостаточность Фрейд трактует как наследственную патологию, подталкивающую женщину к промискуитету и занятиям проституцией. Многие последователи фрейдистской теории утверждают, что проститутки являются фригидными женщинами, с «незрелым психологическим сексуальным развитием и несколько искаженным представлением о взаимоотношениях полов».
    В целом идеи фрейдистской теории построены на устойчивом предубеждении, согласно которому проституция считается   «неистребимым универсальным социальным злом». Этот аргумент строится на патриархальном подходе в понимании различий между мужской и женской сексуальностью.
    В противовес этому правозащитные группы в России, как и в других странах мира, стараются раскрыть нарушения прав человека и условий труда в секс-секторе. Они доказывают несостоятельность патриархального подхода, согласно которому мужчины и женщины имеют от природы различные сексуальные потребности. Поведение мужчины, пользующегося проституткой, оправдывается в общественном мнении его якобы «природной» сексуальной агрессивностью, в то время как женщина, занимающаяся проституцией, подвергается осуждению как нарушившая «природную» женскую стыдливость и целомудрие.
    Современные психиатры и психологи во многом отвергают фрейдистскую интерпретацию проституции как ограниченную, психологически слабую и не имеющую необходимых социальных и экономических обоснований. В то же время они находят связь между психологическими проблемами и депрессивными, шизофреническими и суицидными настроениями, сопровождающими занятия проституцией. Более того, ряд исследователей не исключают, что фактор ментальных заболеваний является решающим в существовании проституции. Исследования, проведенные в этой области, составляют третью группу теорий.
    Поддерживается она американскими исследователями, обратившими внимание на то, что многие дети, сбежавшие из дома и женщины, работающие проститутками, страдают рядом психических заболеваний, психическими и эмоциональными расстройствами, включая депрессию, шизофрению, эмоциональную депривацию и психозы. Полученные данные показали, что от 10% до 20% девочек-подростков, занимающихся проституцией, были госпитализированы в психиатрические клиники, а 50% взрослых проституток были госпитализированы с психическими расстройствами дважды и более. Около 50% всех проституток предпринимали попытку самоубийства, по крайней мере, однажды.
    Четвертую группу представляют теории промискуитета. Несмотря на серьезные факторы, подталкивающие женщин и детей к бегству из дому, наркозависимость, долговые, экономические и иные проблемы, было бы наивно допускать, что секс сам по себе или секс-индустрия не влияют на решения некоторых женщин заняться проституцией. Основание проституции может крыться в развитии особых индивидуальных психофизиологических и психологических характеристик личности. Во-первых, это гедонизм как стремление  вступать в любые сексуальные контакты ради получения удовольствия. Во-вторых, это могут быть сексуальные аддиктивные чувства. Таковым, например, является страх перед действительностью, порождающий стремление уйти от реальности. В большей степени ему подвержены люди с низкой переносимостью трудностей и низкими адаптационными способностями. В поисках средств защиты они часто прибегают к стратегиям аддиктивного поведения.
    Аддиктивное поведение ― это одна из форм деструктивного поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния. Для этого используются различные приемы, например, употребление некоторых веществ (алкоголь, наркотики и т.п.) или постоянная фиксация внимания на определенной деятельности, в том числе и на сексуальных отношениях. Те или иные способы смены психического состояния сопровождаются развитием интенсивных эмоций.  Данный процесс настолько захватывает индивида, что начинает управлять его жизнью и делает его беспомощным перед собственным пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности противостоять аддикции.
    Сексуальное аддиктивное поведение характеризуется сверхценным отношением к сексу, восприятием лиц, к которым возникают сексуальные влечения, не как личностей со своими особенностями и стремлениями, а как сексуальных объектов. При этом очень значимым, целевым становится «количественный» фактор. Формы проявления сексуальной аддикции различны: зависимость от проституции, привязанность к порнопродукции и сексуальным извращениям и др.
    При всех этих проявлениях происходит «суррогатная подмена, нарушение настоящих эмоциональных отношений с людьми». Перед лицами, с преобладающим аддиктивным поведением возникает множество психологических проблем: опасность возникновения сексуальных расстройств, комплексов неполноценности, зависимости. Разрушительный характер аддикции проявляется в том, что в этом процессе устанавливаются эмоциональные связи не с людьми, а с неодушевленными предметами. Отношения с людьми становятся поверхностными. Способ аддиктивной реализации из средства постепенно превращаются в цель.
    В-третьих, немаловажным  психологическим основанием, способствующим пополнению проституции, является уровень тревожности личности. Он состоит в повышенной склонности испытывать беспокойство в различных ситуациях. Определенный уровень тревожности присутствует у любого человека. Однако повышенный уровень тревожности является субъективным проявлением неблагополучия.
    Весьма велика зависимость тревожной личности от неблагоприятной среды, поскольку она постоянно и жестко привязана к ней. В данном смысле такая личность несвободна в целом и по отношению к конкретным ситуациям, так как недостаточно выделила сама себя  из среды. Следовательно, у нее низок уровень сознания сущности и смысла собственных действий, их субъективной значимости. Проститутки почти не способны «подняться» над возникшей жизненной ситуацией, взглянуть на нее со стороны, избрать иной способ ее разрешения.
    В диаграммах 1-2 представлена репрезентативная выборка результатов, обследования двух групп женщин на выявление уровня тревожности. В общей сложности были обследованы 240 женщин. Первую группу (120 человек) составили уличные и фирменные проститутки.  Анализ уровня личностной тревожности выборки 1 показал, что из общего числа проституток у наибольшего числа (68 человек ― 57,1%) был высокий уровень тревоги, низкий уровень тревоги зарегистрирован у 21 человек (17,1%) и последнюю группу составили проститутки (31 человек ― 25,8%) со средним уровнем тревоги.

    Диаграмма 1

    Женщины, занимающиеся проституцией
    (выборка 1).

     

    1 – высокий уровень тревожности.
    2 – средний уровень тревожности.
    3 – низкий уровень тревожности.

    Выборку 2 составили женщины, не занимающиеся проституцией. Из них: 24 человека (20%) с высокой, 55 человек (45,7%) с умеренным и 41 человек (34,3%) с низким уровнем личностной тревожности.

    Диаграмма 2

    Женщины, не занимающиеся проституцией (выборка 2).

     

    1 – высокий уровень тревожности.
    2 – средний уровень тревожности.
    3 – низкий уровень тревожности.

    Психологически повышенный уровень тревожности у первой группы женщин происходит в первую очередь потому, что они без остатка растворяются в происходящем. Проститутки намертво связаны с определенными внешними условиями, действиями других лиц, что исключает или серьезно затрудняет анализ и оценку этих условий и действий, а, следовательно, и принятие автономных решений. 
    В то же время, ведущей чертой тревожной личности является ощущение собственной неполноценности и постоянное стремление к самоутверждению, к самопринятию, защите себя и своего внутреннего «Я», отстаиванию своего места в жизни. Поэтому одним из психологических факторов существования проституции является  стремление к утверждению и самоутверждению. Оно может осуществляться за счет  власти над мужчинами. Все это приводит к гиперкомпенсации собственной слабости, т. е. к стремлению к  новым и новым «победам».
    Молодая девушка, начиная работать, в некоторый момент обнаруживает, что ее власть над мужчинами увеличилась. Представители противоположного пола в какой-то степени оказываются под ее влиянием. Они обращают на нее внимание, «выбирают» ее, и девушка начинает непосредственно ощущать власть над ними. Это ощущение, несомненно, приятно и доставляет сильное самоутверждение. Правда, стандартная рационализация, приписывающая эту возникшую власть личным достоинствам (внешности, характеру и т.д.), далека от истины, но она вполне устраивает девушку. Теперь ее занимают два вопроса: как далеко простирается эта власть и что нужно сделать, чтобы ее увеличить. На первый вопрос ответ дает жизнь, причем ответ всегда неприятный, ибо граница здесь резко очерчена.
    Пятую группу теорий происхождения проституции представляют теории гиперсексуальности, т.е. значительно повышенного полового влечения, выраженного  в синдромах нимфомании или сексомании. Они признаются патологическими половым и влечениями, проявляющимися в безудержном стремлении к половому сближению с разными партнерами. Повышение сексуальности может приводить к асоциальному поведению с множеством случайных половых связей и алкоголизацией. Асоциальное поведение чаще развивается тогда, когда гиперсексуальность проявляется в детском, подростковом или юношеском возрасте, когда женщина еще не сформировалась как личность и образовавшийся психический инфантилизм не позволяет противостоять болезненному повышению влечения.  Таким образом, женщина, обладающая патологической гиперсексуальностью, может реализовать себя в профессиональной проституции.
    Теория гиперсексуальности представляется крайне необоснованной. Она находится под явным влиянием фрейдизма, представляющего женщину как существо истерическое, превыше всего ценящее сексуальность, которая выглядит как компенсация умственной недостаточности. Единичные случаи женской гиперсексуальности возводятся фрейдизмом и последующими современными теориями в ранг универсальной женской сексуальности, требующей реализации в беспорядочной череде сексуальных контактов. Естественная сексуальная активность воспринимается патриархатной психологией и сексологией как болезнь или девиация.
    Шестую группу теорий представляют теории интереса,  как  психологических оснований вхождения в проституцию. Действительно, ряд девушек и женщин, выросших в среде, жестко поддерживающей общественные нормы, испытывают сильный интерес к «теневой» стороне нашей жизни.  И некоторые из них становятся проститутками именно потому, что стремятся удовлетворить свое чрезмерное любопытство. 
    Для многих девочек и молодых девушек любопытство, деньги, некоторый флер загадочности бывают привлекательнее, чем любой риск или страх. Как показали исследования часть девушек и девочек начинают заниматься проституцией, чтобы не отстать от своих подруг. Среди подростков и молодых людей секс теряет свое значение в качестве важной составной любовных отношений, он все больше воспринимается как удовольствие. Подобное восприятие ведет к снижению значимости сексуальных контактов. Что придает им значение, так это деньги или выгода.
    Седьмую группу теории происхождения проституции развил американский исследователь Вильям Томас. Он предложил рассматривать ее с позиций теории конфликта целей, согласно которой каждый человек имеет четыре основных желания: желание безопасности, признания, новых экспериментов и ответственности. Криминальное поведение наиболее подвержено влиянию конфликтов желаний новых экспериментов и ответственности. Причиной женской проституции, по мнению Томаса, является необходимость в приятных желаниях, входящих в конфликт с ответственностью.   Для женщины с этой точки зрения проституция в одной форме или в другой была наиболее подходящим способом удовлетворения этой необходимости.
    Современные исследователи расценивают теорию Томаса как патерналистскую и дискриминационную. Действительно, ее сексистский характер проявляется в том, что женщины идентифицируются с сексуальностью, определяющей их поведение. Патерналистское общество создает ригидные стандарты сексуальности для женщин, поэтому, всякое  ее проявление столетиями считалось отклоняющимся поведением и бичевалось гораздо сильнее, чем мужское. Концепция Томаса формировала представление о том, что мужское  сексуальное поведение есть лишь одна из граней его общего поведения, в то время как женское поведение полностью подчиняется сексуальным желаниям. Следовательно, женщина может определяться только через сексуальность.
    Секс-индустрия сама по себе кажется аддикцией многим женщинам, занимающимся проституцией. Одним привлекательным кажется общение с мужчинами, другим нравится употребление алкоголя или наркотиков. Но и то, и другое затягивает, и женщины обычно остаются в этом бизнесе до тех пор, пока не выбывают из него по возрасту, болезни, арестам или иным экстремальным причинам.
    Но перечень индивидуальных факторов поддержания проституции был бы неполон, если бы не были упомянуты пользователи проституции. Сектор интимных услуг поддерживают не только секс-работницы. Русский исследователь А.Х. Сабанин полагал, что в системе рыночных отношений именно «мужчинам в истории проституции принадлежит позорная роль», она существует потому, что на нее, как на товар есть потребительский спрос, прежде всего со стороны мужчин. А спрос, как известно, определяет предложение. Тем более что в подобных утверждениях присутствует известная доля истины. Исследования, проводимые в разное время, показывают, что, многие женщины, прежде чем придти к проституции,  подвергались изнасилованию, или были обмануты в ожиданиях мужьями, любовниками, или вовлечены в проституцию в принудительном порядке.
    Социологические исследования о пользователях проституции выявили классификацию клиентов обращающихся к услугам проституток. Прежде всего, это молодые мужчины, не имеющие должных навыков сексуального поведения и не умеющих иным способом удовлетворить свои сексуальные потребности. Далее, те, у кого сексуальные потребности, на которые не соглашаются их постоянные партнеры, приобрели необычный, даже патологический характер и для их удовлетворения мужчины покупают услуги проститутки. Затем, мужчины, не имеющие возможности вступить в сексуальные контакты с женщинами по причине физических или психологических проблем. Постоянными клиентами являются также одинокие люди, покупающие проститутку, чтобы создать иллюзию человеческого тепла и общения; мужчины, имеющие физические недостатки или болезни, которые мешают им найти постоянного сексуального партнера. В числе клиентов находятся также мужчины, чья финансовая несостоятельность, не позволяет содержать семью. И, наконец,  для тех, кто имеет возможность создания семьи или брачного союза или имеет таковые. Эти категории мужчин составляют основной контингент потребителей проституции.  При этом, как отмечал А.И. Елистратов, физиологические потребности мужчин не играют решающей роли для существования проституции. Ссылки на биологическую природу женщин или мужчин несостоятельны. Как те, так и другие имеют возможность удовлетворить свои сексуальные потребности в браке или в устойчивых внебрачных сексуальных связях с одним партнером. Мужчине проще и выгоднее купить сексуальные услуги лишь тогда, когда он по каким-либо причинам не хочет или не может этого сделать в рамках семьи и брачного союза.
    Думается, что перечисленные причины, по которым мужчины-покупатели прибегают к услугам проституток далеко не исчерпывают их. Среди них могут быть любопытство, возраст, нежелание утруждать себя обременительными ухаживаниями за женщинами, чтобы выстроить серьезные отношения. Кинсли Дэвис указывает, что «преимущество проституции ― его беспристрастность и экономия денег. Знакомство и соблазнение женщины может быть очень дорогостоящими».
    II.3. Теории институциональных оснований проституции

    Представители позитивистского направления придерживались диаметрально противоположной точки зрения относительно причин возникновения проституции. Основатели позитивисткой социальной психологии Э. Ферри, Ф. Лист, Г. Тард стремились изучить генезис проституции, как в самой женщине, так и в той среде, в которой она живет. Они находили, что социальные факторы точнее и полнее описывают гендерную специфику проституции. Они видели причины проституции не столько в личности проститутки, сколько в неблагоприятных социальных условиях ее окружения. Приводя обширный статистический материал, Э.Ферри стремился доказать, что социальные факторы играют большую роль, чем остальные.
    Американский исследователь середины 50-х гг. Отто Поллак в работе «Женская преступность» развил новую теорию  криминального женского поведения, частично, проституции. Его идеи находятся под вильным воздействием теории Ломброзо. Поллак настаивает на том, что, женская преступность, по преимуществу, сексуально мотивирована, в то время как мужская преступность в основном мотивируется экономическими факторами. Согласно теории Поллака, женские преступления, такие как проституция, неадекватно отражаются в статистике благодаря их скрытой природе. Он утверждает, что большая природная приспособленность женщин к аддикции позволяет им легче и более изощренно скрывать преступления, чем это делают мужчины. Подобного рода заявления позволяют подвергнуть поллаковскую теорию причин критике по тем же основаниям, что и теорию Фрейда.
    В работе «Приятная коммерция» Ч. Виник и Пол Кинси настойчиво убеждают, что проституция угрожает социальной структуре обществе, поскольку она разрушает равные и устойчивые сексуальные отношения, как, например, семейные. Кингсли Дэвис  развивал функциональную теорию проституции, суть которой заключается в том, что в функции проституции входит защита семьи, семейного союза, поддержка чести и чистоты респектабельных граждан. В рассуждениях Дэвиса причина проституции обнаруживается в господствующей общественной морали. Большинство женщин не занимаются проституцией лишь потому, что «общественная мораль сильнее финансовых выгод проституции, но сама эта социоэтическая система морали создает проституцию в том виде, в каком она предстает наиболее значимой для социальных отношений и объявляет ее наименее значимой для сексуальных отношений».
    В гипотезе социальной патологии Э.Лемерт описывает проституцию как «формальное продолжение наиболее обобщенной сексуальной патологии в нашей культуре, в которой сексуальный промискуитет и утонченная, но не менее отвратительная сексуальная эксплуатация пола в неформальном контексте занимает большую и важную часть». В этой перспективе проституция видится как ситуативное явление, а акт проституции как отражение конфликтов и напряженных отношений в обществе.
    Теории культурной трансмиссии поддерживают идею о том, что проституция ― это глобальное явление, существующее на всех уровнях социальной структуры общества, среди социальных групп с любым уровнем дохода и образования. Она возникает как результат слабости семейного и общественного контроля над воспитанием детей. Ослабленные механизмы контроля позволяют передавать от индивида к индивиду нежелательные знания, которые затем трансформируются в запрещенные или осуждаемые виды деятельности, в том числе и в проституцию. Однако некоторые исследователи приводят ряд возражений против столь упрощенного толкования природы проституции. Они считают, что ее корни гораздо глубже, если учесть, что она существует не только там, где есть слабость семейных уз. Более того, именно крепкую моногамию они считают одной из самых серьезных причин проституции. По убеждению Ф. Энгельса моногамия и проституция являются однопорядковыми понятиями. «Разве мы не видели, что в современном мире и моногамия и проституция  хотя и составляют противоположности, но противоположности неразделимые, полюсы одного и того же общественного порядка? Может ли исчезнуть проституция, не увлекая за собой в пропасть и проституцию?». Думается, что такая связь моногамии и проституции в основе своей имеет классовый подход. Единобрачие в марксистском варианте рассматривается как эксплуатация, как «порабощение одного пола другим», а новые формы семьи (внебрачный союз, материнская семья и другие) противопоставляются ему как утверждение индивидуальной половой свободы. В этом смысле Энгельс и Я.И. Гилинский рассматривают проституцию как вариант внебрачных связей, порождаемых «классовым» характером моногамии. Но такой подход достаточно узок и сводит проституцию, в своей основе, к женскому агрессивному сексуальному бунту, т.е. к биологическим основаниям. Видимо поэтому Я.И. Гилинский проводит параллель между проституцией и ее биологическими основаниями, как это делали представители антропологической школы, находя «общность причин девиантного поведения, различных форм социальной патологии… в известной устойчивости их взаимосвязей». Кроме того, концепция моногамии как причины проституции, не приложима к объяснению особенностей существования проституции в иных культурах, например, в культуре Юго-Восточной Азии, где проституция существует наряду с полигамными браками.
    В основном данные культуры сохраняют ярко выраженные черты патриархального общества, в котором существуют две системы морали: одна для мужчин, а вторая для женщин. Патриархальное общество определяет значимость мужского достоинства и чести в отношении к общественной жизни и позволяет им большую степень сексуальной свободы. Оно снисходительно смотрит на многочисленные мужские измены с разными женщинами и позволяет получать сексуальное удовольствие в различных формах. Другое дело женщины. Семья, религия, школа предписывают им быть заботливыми и послушными дочерьми, девственницами, преданными женами и жертвовать всем ради детей. Перечисленные принципы, уходящие своими корнями в культуру народа, допускают принципиальные различия в природе мужской и женской сексуальности и, поэтому оправдывают существование проституции как необходимость.
    Причиной проституции некоторые исследователи считают урбанизацию, «городскую анонимность, слабость традиционных и моральных ценностей». В деревенской среде на мужчин и женщин оказывают давление жесткие рамки традиционной жизни, общинная мораль, боязнь осуждения. Город ослабляет общинные связи и поэтому проституция расцветает в ней махровым цветом.  
    Пятая группа теорий связывает современное состояние проституции с разрастающимся наркобизнесом. Теория настаивает на зависимости проституции от наркотиков. Однако прямых доказательств происхождения проституции от употребления наркотиков нет. Действительно, большая часть секс-работниц употребляют наркотики, и готовы продавать свое тело для приобретения наркотических веществ, что говорит о наркозависимости как одном из факторов поддержания проституции. Однако проституция сама по себе существовала задолго до массового употребления наркотиков.
    Проблема проституции кроется и в одном из самых мощных институциональных факторов, каковым являются средства массовой информации, с детских лет программирующие современное общество на проституцию. Через каналы телевидения и радио,  определенный разряд книг, газет, журналов, произведений эстрады, общественное сознание насыщается информацией, в двух аспектах. Первый ― описание данного явления как коммерческой деятельности (с указанием цен на услуги, мест их скопления и т.д.), где женщины выступают исключительно жертвами обстоятельств. Второй аспект ― окружение проституции  дымкой романтики  и изображение проститутки положительной героиней. Нашумевшие произведения литературы включают романтические образы проституток. Самый простой пример ― повесть «Интердевочка». К ней примыкает   рождественская сказка-фильм   «Красотка» с обаятельной героиней, сказочным принцем и обязательным happy end. На этих образах формируется определенное отношение к проституции как к легкой и красивой работе. Забывается, что проституция является бизнесом, а бизнес нуждается в рекламе. Поверхностное описание проституции затрудняет выработку спокойной, взвешенной позиции в отношении данного явления.
    В вакханалии пропаганды «романтичной» профессии, мечта и цель жизни многих и многих девушек ― стать валютной проституткой или торговать своим телом иным образом, например, пробившись в ряды фото- или топ-моделей. Девушки рвутся в шоу-индустрию в надежде быстро и легко завоевать мир. Ежедневные газеты, телевидение, журналы, всевозможные рекламы и иные наглядные средства наперебой демонстрируют  женское тело на подиуме, в постели, рядом с автомобилями и т.д., формируя в подсознании людей идею принадлежности женщины к миру вещей. Женское тело, демонстрирующее холодильники, нижнее белье, автомобили, пылесосы воспринимается как товар, который легко можно купить, продать, сломать и заменить новым.
    Седьмую группу теорий представляют теории физического и сексуального насилия. Многие исследователи связывают существование проституции с многочисленными семейными проблемами и внутрисемейными отношениями. Схема вхождения в проституцию следующая. Родители ребенка демонстрируют ему пренебрежительное отношение к социальным нормам (и не обязательно, что они занимаются именно проституцией). Поэтому подросток легко усваивает их образцы поведения, взгляды на общество и представления, которые вписываются в его психологию и начинают стимулировать его поступки. Отсутствие тепла, заботы, понимания рождают стремление детей уйти из семьи и найти замещение отсутствующих отношений в иллюзии любви и тесных связей в сфере проституции. Эта точка зрения представляется не безусловной, но огромная доля истины в ней содержится.
    Исследование взрослой и детской проституции в Дальневосточном регионе показывает, что более 50%  детей и девушек были жертвами сексуального или физического насилия в собственном доме, 60% имели партнеров, употреблявших наркотики или алкоголь, 25% были изнасилованы и почти все из неполных семей, 78% были принуждены к сексуальным отношениям в возрасте до 14 лет. Часто их сексуальными партнерами становились члены семьи или знакомые.
    Причинно-следственные связи между физическим и сексуальным насилием и проституцией нельзя отвергать. Поскольку многие жертвы насилия покидают дом сами или их выгоняют, то они неизбежно оказываются на улице. Там их встречает насилие в лице сутенеров, клиентов, распространителей наркотиков.
    Сексуальное насилие  соединяет в себе  физическое, моральное и скрытое насилие. Оно сопутствует изнасилованию ― этому преступному деянию, заключающемуся в половом сношении, совершенном с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Изнасилование относится к разряду одного из наиболее тяжких и распространенных посягательств на половую свободу женщин.
    Физическое насилие при изнасиловании может заключаться в причинении женщине каких-либо телесных повреждений или в лишении ее возможности сопротивления иными средствами. Психическое насилие при изнасиловании выражается в угрозе или запугивании самой потерпевшей или близких ей людей, причем в условиях, в которых угроза может быть немедленно реализована, что парализует волю потерпевшей и лишает ее возможности сопротивляться насильнику. Сексуальное насилие ― это посягательство на тело человека. В принципе, тело ― самое меньшее, что женщина может отдать мужчине. Сам половой акт не имеет для него существенного значения. Гораздо важнее захватить женщину, принудить и унизить, то есть применить насилие над ее волей. Кроме того, сексуальное насилие это всегда покушение на «Я».  Мужчина в ситуации сексуального насилия не слышит женщину, она всего лишь игрушка без права быть личностью.
    После изнасилования многие девушки не обращаются в милицию по нескольким причинам. Насилие в отношении женщин усугубляется социальным давлением, главным образом чувством стыда, не позволяющим им сообщать об определенных актах.  Тут и боязнь психологической травмы, связанной с расследованием и судебным процессом, и страх распространения информации, и сомнения относительно эффективности правовой помощи, и страх за личную безопасность. К сожалению, все эти опасения абсолютно обоснованы. К делам об изнасиловании в правоохранительных структурах относятся скептически, недоверчиво, с издевкой. И даже иногда проникаются сочувствием к преступнику. Ведь широко распространено мнение о провоцирующем мужчину поведении женщины. Даже когда речь идет о несовершеннолетних, возбудить дело об изнасиловании весьма проблематично.
    По этим и другим причинам изнасилования являются глубоко скрытой проблемой. Может быть поэтому, многие женщины уверены, что эта беда с ними не случится. И чем выше эта уверенность, тем сильнее эмоциональный шок, который испытывает изнасилованная женщина. Акты насилия или угрозы совершения таких актов, независимо от того, где они применяются, привносят в жизнь женщин чувство страха и отсутствия безопасности.
    Реакция на изнасилование может быть разной. Иногда последствия обратимы, девушка/женщина как бы забывает происшедшее и чувствует себя нормально, относясь к прошлому спокойно. Но порой, изнасилование наносит женщине серьезную не только физическую, но и психическую травму.  Для особо чувствительных женщин она остается травмой на всю жизнь. Прежде всего, им не верится, что это произошло на самом деле, организм уже включил защитную реакцию и пытается отодвинуть неприятную картинку на задний план. Пройдет некоторое время, боль и стыд улягутся, а воображение дорисует даже то, чего не было. Именно тогда начинаются проблемы: боязнь остаться одной в квартире, боязнь звонков, боязнь выходить из дому, неприятие деталей, сопутствующих изнасилованию (запах дыма, алкоголь), ненависть ко всем мужчинам или к мужчинам определенного типа, невозможность возобновить нормальную сексуальную жизнь. Если в этот период женщина вместо понимания и сопереживания встречает осуждение и равнодушие, то еще больше замыкается в себе. Получив, таким образом, травматический невроз, она на всю жизнь фиксируется на моменте травматизирующего несчастного случая. Ее будут преследовать соответствующие сновидения, тревожность и чувство вины, ощущение нечистоты собственного тела. Защищаясь от тревожности, женщина строит соответствующий образ жизни: может работать сутками, пить транквилизаторы, развлекаться, глушить алкоголь, колоться наркотиками и обратиться к занятиям проституцией. Она выбирает то, что индивидуально ей подходит больше, потому, что воля бессильна против тревоги. Воля лежит в сознательном, тревога ― в бессознательном.
    Восьмую группу составляют теории, обращающие на экономические факторы вхождения в проституцию. Большинство исследователей все-таки считают, что основная причина женской проституции лежит в сфере экономики. Она является экономической базой для тех женщин, кто ищет альтернативные стратегии выживания или для тех лиц, которые извлекают прибыль из торговли женским телом.
    Основным мотивом для занятий проституции, с экономической точки зрения, являются деньги, добываемые женщиной для себя или для других, в том числе и для сутенеров. Сравнение заработной платы и, в конечном итоге, доходов приводит к решению заработать деньги проституцией, приносящей иногда более высокий заработок, чем занятия другими видами работ. Многие западные и российские феминистки настаивают также на том, что проституцию поддерживает гендерный дисбаланс власти и оттеснение женщин от распределения общественного дохода. Гендерный перекос власти и экономическая зависимость порождают и идею женской недостаточности, и систему двойной морали, и контроль над репродуктивным здоровьем женщин и их сексуальностью, и различие в статусах. Некоторые исследователи полагают, что проституция выполняет компенсаторную функцию. Через нее женщины пытаются сбалансировать разницы в статусах.
    Денежные нужды весьма разнятся: для одних они являются фактором поддержания основных витальных потребностей, для других — возможность прокормить детей и родственников или заплатить долги, для третьих — купить наркотики и т.п.
    Анализ экономических теорий выявил четыре аспекта социально-экономической структуры, подталкивающей женщин к проституции. Первый из них отсутствие возможностей трудоустройства для женщин  или низкие доходы в сравнении с доходами, получаемыми от занятий проституцией. Второй аспект — приписываемые женщинам культурой традиционные женские роли в форме физического существования и обслуживания, представляемые  как синоним «женской сексуальности». Третий аспект — значимость богатства и материальных ценностей, которые приводят некоторых женщин к желанию работать проститутками и получить то, что нельзя получить иным путем. Четвертый аспект — разрыв между мужскими и женскими ролями, создающий «двойной стандарт» женской сексуальности («мадонна-проститутка»), в силу чего сексуально активные женщины, не втискивающиеся в «нормальные» сексуально ролевые ожидания именуются девиантными и потерявшими «приличный» социальный статус.
    И все же этих факторов недостаточно для существования проституции. Глубокое исследование проблемы с экономической точки зрения позволяет сделать вывод, что ее  могло бы  и не быть, если бы  в ней не были бы замешаны личные интересы целого ряда лиц, контролирующих этот теневой вид бизнеса. Экономические интересы теневиков нацелены на поддержание и развитие макроэкономической политики секс-туризма внутри страны и за ее пределами, экспорта трудовой силы (в том числе и для работы в секс-индустрии), детской проституции и др. Более того, многие другие группы, включая иногда правительственных служащих, депутатов и сотрудников правоохранительных органов имеют свои интересы в функционировании секс-сектора.
    Например, проститутки привлекают клиентов в такие заведения как рестораны, бары, ночные клубы и т.п., чем способствуют увеличению объема продажи спиртного, наркотиков, товаров и услуг, предлагаемых клиентам. Хозяева заведений отчисляют небольшой процент проститутке за привлечение клиентов или снижают для нее стоимость некоторых товаров. На проституции зарабатывают содержатели гостиниц и жилых помещений, сдаваемых внаем для встреч с клиентами; хозяева фирм, содержащих проституток и персонал этих фирм; сутенеры, доставляющие женщин клиенту, водители и т.д.  Таким образом, проституция становится частью экономики и выгодным для легальных и нелегальных групп источником доходов, тесно сопряженным с организованной преступностью и наркобизнесом. Недаром влиятельное лобби, включая представителей СМИ, шоу-бизнеса, рекламных и туристических агентств оказывает давление на правительство с целью отстоять существование высоко прибыльной секс-индустрии. Видимо по этой причине законы, предусматривающие наказание за вовлечение в проституцию значительно смягчены, а проекты закона о борьбе с торговлей людьми с трудом проходят коридоры высших законодательных органов власти.
    Таким образом, даже первое приближение к проблеме проституции позволяет сделать важный вывод ― проституция становится возможной в обществе, заинтересованной в ее существовании и поддержании. Мы ничего не поймем в этом явлении, если не вспомним, что в условиях коррумпированности власти и развала экономики усиливается «способность всех продуктов, деятельностей, отношений к обмену на нечто третье, вещное, на нечто такое, что в свою очередь может быть обменено на все без разбора, т.е. меновых стоимостей (и денежных отношений)», что «тождественно всеобщей продажности, коррупции» и тогда «всеобщая проституция выступает как необходимая фаза развития общественного характера личностных задатков, потенций, деятельностей». Вот почему, по словам К.Маркса, проституция является лишь некоторым особым выражением всеобщего проституирования общества, причем в эти отношения втягивается не только проститутка, но и ее покупатель.
    Экономическая база проституции в России имеет свою специфику. Переход к рыночной экономике в стране привел к огромной потере рабочих мест и росту бедности. За годы реформ реальные доходы населения сократились более чем наполовину и продолжают сокращаться. Если в 1990 г. минимальная заработная плата составляла 80 руб. и в 1,5 раза превышала прожиточный минимум, то в 1999 г. этот разрыв составил 10 раз.
    В среднем доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в 1999 г. составила 29,9% против 23,8% в 1998 г. и 20,8% в 1997 г. В настоящее время более половины населения имеет среднедушевой доход менее 900 руб. в месяц (32 долл. США), а 43,8 млн. человек находится в крайне бедственном положении. Если в 1990 г. доля затрат на питание в расходах семьи составляла 30%, то после августа 1998 г. она возросла до рекордной отметки 97,7%. Сегодня основная масса населения по уровню потребления оказалась отброшенной на 20 лет назад. В 1999 г. задолженность по заработной плате составила 77 млрд. рублей.
    Бедность и потеря рабочих мест в первую очередь коснулись женщин, поскольку в России, в большинстве своем, безработица среди женщин выше, чем среди мужчин. Гендерное распределение трудовых доходов свидетельствует об уязвимости женщин с точки зрения размеров оплаты труда. В России средний размер заработной платы у женщин существенно меньше, чем у мужчин, причем этот разрыв имеет тенденцию к увеличению. Если в начале 90-х годов заработная плата женщин в среднем составляла 60-70% заработной платы мужчин, то в начале 1999 г., по данным ВЦИОМ, только 56%. Средняя пенсия женщин составляла лишь 60-90% средней пенсии мужчин, главным образом из-за различий в размерах заработной платы. Подобное положение сохраняется и сегодня.
    Экономический спад привел к резкому сокращению рабочих мест и росту безработицы. Уровень занятости населения в возрасте 15―72 лет сократился с 66,7 до 52,9 процентов, среди женщин ― с 60,4 до 47,6 процентов (среди населения трудоспособного возраста соответственно с 82,2 до 67,7 процентов и с 77,4 до 63,5 процентов). Уровень общей безработицы, определяемой по методике МОТ в ходе ежегодных выборочных обследований домохозяйств, вырос с 5,2 процента в 1992 г. до 13,3 процента экономически активного населения в 1998 г. Различий в уровне общей безработицы мужчин и женщин поначалу практически не было, но в последние годы обозначилось его превышение среди женщин. Зарегистрированная безработица среди женщин была в 1992 г. 1,3 процента против 0,4 процентов среди мужчин, к 1998 г. 4,3 и 2,0 процента соответственно.
    Около 30% российских женщин составляют безработные, малоимущие и одинокие, нуждающиеся в конкретных формах социальной поддержки. Доходы данной категории населения во многом ограничиваются предоставляемыми социальными выплатами и, как правило, относящиеся к ней, живут за чертой бедности.
    После официального признания в России безработицы (1991 г.) среди безработных, официально зарегистрированных в органах службы занятости, преобладают женщины. К концу 1999 г. они составили около 70% общей численности безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости (в 1995 г. ― 62,2%). Высокий удельный вес женщин типичен для разных категорий российских безработных, получивших официальный статус, независимо от их возраста или уровня образования, семейного положения и т.д. Особенно велик он у женщин, входящих в группы социального риска: оставшихся без работы родителей, воспитывающих несовершеннолетних детей, а также инвалидов детства (более 70% ― женщины); безработных одиноких родителей (более 90% ― женщины); многодетных родителей (около 80% ― женщины).
    В последние годы продолжительность периода женской безработицы растет. Если в конце 1994 г. она составляла в среднем 5,7 месяца, то в конце 1999 года ― 7,7 месяца. Среди безработных более одного года на долю женщин приходится 72%. Сокращается доля женщин среди проходящих профессиональное обучение и повышающих свою квалификацию. В результате они оказываются менее конкурентоспособными на рынке труда.
    Большинство россиянок входят в группу наемных работниц, для которых заработная плата является основным, а подчас и единственным источником дохода, нередко лишь незначительно превышающего величину прожиточного минимума Большинство же россиянок по-прежнему входят в группу наемных работников, для которых заработная плата является основным, а подчас и единственным источником дохода, нередко лишь незначительно превышающего величину прожиточного минимума.
    Частично женщины реализуют себя в неформальной экономике. Общая численность неформально занятых в настоящее время в стране составляет 25 млн. человек, из них около 7 млн. (9% экономически активного населения) не имели другой работы и 18 млн. человек совмещали работу в формальном и неформальном секторах (сведения Минэкономики России). Неформальный сектор сегодня ― новое явление для российской экономики. Хотя отдельные виды неформальной (скрытой, теневой) занятости существовали в России и в дореформенный период, но в процессе перехода к рыночным отношениям состав, объемы, характер неформальной занятости и ее роль в экономике существенно изменились.
    Наиболее типичными формами неформальной деятельности в России являются уличная и рыночная торговля, услуги населению по строительству, ремонту, пошиву, частный извоз, репетиторство и частные уроки, а также уборка квартир и офисов, приготовление пищи, присмотр за детьми, больными и престарелыми и др. При этом на таких работах, как ремонт квартир и автомобилей или частный извоз, то есть высокооплачиваемых, преобладают мужчины. Репетиторство, частные уроки, переводы, пошив одежды и т.п. могут быть отнесены к категории среднеоплачиваемой неформальной деятельности, где расценки за услуги зависят от уровня квалификации, спроса на тот или иной вид услуг и цен на них в данном регионе. В этой группе самозанятых неформалов большинство составляют женщины.
    Одной из распространенных стратегий выживания для женщин стал рынок ― розничная или мелкооптовая торговля, «челночничество» и другие формы самодеятельной экономической активности. В последние годы добиться самостоятельности в малом бизнесе становится все труднее. Получил распространение феномен «подставных хозяек». От женщины, пришедшей устраиваться на работу продавщицей, требуются свидетельство о том, что она зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, медицинская книжка с отметкой о прохождении медицинского осмотра и др. Налоговая инспекция и другие органы власти контролируют соблюдение ею правил торговли, взыскивают штрафы и т.д. Однако на деле и товар, и ларек принадлежат не ей, а настоящим «хозяевам рынка». Женщины на рынке полностью бесправны и в случае трудовых споров или конфликтов, часто даже и беззащитны. Несмотря на высокий уровень образования, редко кто из них стремился отстаивать свои права. Большинство женщин стараются не портить отношения с хозяином и всячески ему угождать, так как попавшим в немилость меньше платят или увольняют.
    Женщины, попав однажды в зону нарушения прав, допущенного государством (гендерная асимметрия вытеснения из сферы занятости), в неформальном секторе экономики продолжают оставаться бесправными уже по воле частных лиц хозяев.
    Статистика по Приморскому краю дополняет частности в общей картине экономической дисгармонии. По данным Краевого статистического бюро, за первое полугодие 2000 года 33% населения Приморья оказалось за чертой бедности, а минимальный уровень жизни  высокообеспеченных групп населения в 18 раз превышает уровень жизнь малообеспеченных.
    Доля женщин, занятых в экономике Приморского края в среднем составляет 51%, а дефицит рабочих мест за 2000 год был в пределах 14―23%. За годы перестройки практически все бывшие государственные сельскохозяйственные предприятия Хабаровского и Приморского регионов были закрыты, фермерское хозяйство, на которое возлагались надежды, не получило своего развития, и сельское население оказалось без работы. В условиях российской экономики это означает, что шансы у женщин найти работу намного ниже, чем у мужчин. Женская безработица в Приморье составляет 73%.
      Как показывают гендерные изыскания приморских исследовательниц, основное «вымывание» женских рабочих мест происходит в сельской местности и в небольших краевых городах, таких как Дальнегорск, Арсеньев, Амурск и др..   В структуре зарегистрированной безработицы на долю женщин приходится около 70% получивших статус безработных. Удельный вес безработных женщин с 1998 по 1999 года увеличился на 5 % (1998 г. ― 69 %; 1999 г. ―74 %). На конец 2001 года  уровень безработных женщин несколько снизился и составил 69 %, в то время как в декабре 2000 года этот показатель равнялся 72 %.
    В то же время, по замечанию Николаевой Л.А. «несмотря на тенденцию снижения уровня безработицы с 1999 года по 2001 год, с сожалением следует отметить факт сохранения числа безработных выпускников учебных заведений, среди которых женщины составляют 21 %, что в два раза больше, чем число безработных мужчин. Объясняется это тем, что они не имеют достаточного опыта и квалификации для работы в устойчиво функционирующих фирмах и предприятиях и вынуждены работать либо по другой специальности, которую молодые люди получили в ВУЗах; либо переучиваться на всевозможных курсах, проводимых в различных учебных заведениях Приморского края; либо обращаться на биржу труда, где оказывают существенную помощь в трудоустройстве женщин различных возрастов и уровня образования».
    В условиях хаоса, нищеты и беззакония наиболее страдающей стороной оказываются слабейшие.  Не выдерживая финансовых и экономических трудностей, женщины пытаются найти себе применение там, где они могут быть востребованы и все чаще, сначала в шутку, а потом и всерьез, задумываются над тем, не пополнить ли ряды женщин, подрабатывающих проституцией. По высказыванию А.М. Коллонтай, проституция ― это закономерное порождение эксплуататорского строя, при котором миллионы женщин вынуждены существовать на заработок слишком низкий, чтобы жить человеческой жизнью. «Причины проституции глубоко зарыты в экономике, эта страшная язва современного классового общества всецело кроется в растущей необеспеченности женских трудовых сил». Мы здесь добавили бы и такой фактор как заинтересованность громадного числа потребителей в данной деятельности. Таким образом, до тех пор, пока в орбиту изучения проституции не будет включен экономический фактор, она будет рассматриваться и обществом,  и государством в лице законодательных и исполнительных органов как персональный выбор женщины, за который никто, кроме нее самой не несет ответственности. Вина за индивидуальные пагубные последствия проституции и за вред, наносимый социуму, будет нести только отдельно взятая женщина, работающая проституткой.
    Подводя некоторый итог индивидуально-психологическим и институциональным основаниям проституции можно отметить, что мотивы вхождения в нее не так просты, как это представляется на первый взгляд. Многочисленные внешние и внутренние факторы, мотивирующие подростков и вполне взрослых женщин к занятиям проституцией, требуют рассмотрения и тщательного изучения с тем, чтобы создавать программы по предотвращению проституции и помощи всем осознавшим всю тяжесть проституции и желающим выбраться из сетей секс-бизнеса. Сокращение их распространенности, нейтрализация в их динамике и структуре маловероятны без стабильности в обществе.
     
    II.4. Проблема изучения масштабности и организационной структуры проституции

    Численность женской проституции оценить весьма проблематично в силу недостаточной изученности проблемы, недостоверных данных о задержании и арестах, благодаря существующим различиям в законодательствах стран, конституирующих проституцию. Однако проблема женской и детской проституции от этого не становится менее реальной и массовой. Похоже, процесс глобализации принес, одновременно, «эпидемию» продажи женских тел и, несмотря на попытки приостановить ее рост или разрешить проблему юридическими или нравственными способами, в ближайшее время она не может быть решена. Проституция поразила все страны мира и стала чем-то вроде пандемии. В свою очередь масштабность явления требует продолжения исследований в данной области с целью повышения ответственности государств и общества за существование данного явления.
    Согласно цифрам, обнародованным на конференции женщин Юго-восточных стран, с середины 70-х годов до 1991 г. около 30 млн. женщин во всем мире были проданы в проституцию. Это число может быть удвоено или даже утроено, если к нему добавить женщин, не полностью занятых в проституции или определяемых как содержанки, эскорт и т.д. Сложность определения численности женщин, работающих в сфере интимных услуг, имеет несколько причин.
    Первая причина кроется в статистике. В одних случаях статистика регистрации или арестов проституток не отражает действительную картину проституции, так как большинство из тех, кто ею занимается, не попадают под аресты. В других случаях не все те, кого арестовывали или привлекали за проституцию, фиксируются в отчетах и журналах записей в качестве проституток и секс-работниц. В зависимости от юрисдикции проституток нередко арестовывают и осуждают за учинение беспорядков, воровство, насилие, употребление или распространение наркотиков и другие проступки.
    Реальная проблема также состоит в том, что сотрудники правоохранительных структур походят к арестам проституток достаточно избирательно. Так, например, во всем мире чаще подвергаются аресту уличные проститутки, чем работающие в публичных домах, или числящиеся в разрядах эскорта, содержанок и других менее видимых и менее доступных для органов правопорядка групп.
    Поэтому, как показывают полицейские сводки различных стран, только часть проституток попадает в поле зрения полиции. Так, например, в 1995 г. в США были арестованы за занятие проституцией 74.297 человек. Из них мужская проституция составила 38,9%, женская — 61,9%. В Германии зафиксировано более чем 200.000 проституток; в Голландии, где проституция существует в ограниченных зонах ― 20.000. С учетом временно подрабатывающих женщин эта цифра может быть удвоена. Аналогично, во Франции  численность постоянно работающих проституток составляет 30.000 и 60.000 с частичной занятостью. Исследования 1993-1994 гг. выявили, что в ряде стран Юго-восточной Азии (Индонезии, Малайзии, Филиппинах и Таиланде), где проституция давно уже стала одним из источников поддержания самых элементарных нужд семьи, в проституцию втянуты от 0,25% до1,5% женского взрослого населения. Однако проценты эти достаточно лукавы. Данные о численности проституток сильно колеблются в зависимости от методов, используемых при вычислениях. Так, согласно оценкам Министерства здравоохранения Таиланда, в стране насчитывается 13.000 проституток, по данным Комиссии по проблемам женщин ― от 30.000 до 35.000, по расчетам статистического бюро ― от 200.000 до 800.000 тыс. Причем последняя цифра включает только детей в возрасте до 18 лет. Поэтому к данным о численности проституток следует подходить с большой осторожностью. Как высказался один из сотрудников французского национального отделения Интерпола «никто в действительно не может определить численность ― ни ООН, ни Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе. Вы должны быть осторожны с цифрами. Однако можно с определенностью сказать лишь одно: проституция возрастает, так же как и растет детская порнография и детская проституция».  В то же время обобщение среднестатистических данных позволяют составить некоторое представление о женской проституции в Юго-восточных странах, выраженное в табл. 1.
    Табл.1
    Оценочные данные о численности проституток в странах Юго-Восточной Азии  1993/1994 гг.
     
    Страны    Общая численность      
    Индонезия    от 1400.000 до 230.000      
    Малайзия    от 43.000 до 142.000      
    Таиланд    от 200.000 до 800.000      
    Филиппины    от 400.000 до 600.000      
    Индия    около 2.300.000      
    Япония    около 150.000      
    Южная Корея    около 27.000     
     
    В отличие от зарубежной статистики российские показатели  не позволяют составить  достоверную картину проституции. Проституция не представлена  в официальной криминологической статистике. Например, анализ официальной статистики показал, что в перечне уголовных преступлений по Дальневосточному региону практически отсутствуют преступления и наказания, связанные как с занятием проституцией, так и с вовлечением женщин и девочек в проституцию, порнографию или их незаконный вывоз за рубеж. Учитывая нелегальный характер проституции в России, с одной стороны, и пренебрежительное отношение к проблеме как правоохранительных органов, так и общества в целом, численность женщин, мужчин и детей, занимающихся этим родом деятельности, остается весьма туманной.
    Картину российской проституции можно сконструировать весьма приблизительно, по отрывочным данным, существующим в правоохранительные органах, или рассчитываемых исследователями при локальном изучении проституции в регионах и отдельных городах. Существующие данные, конечно же, неполны и не воссоздают действительную картину явления. Колебания в оценках чрезвычайно резки. Так,  на брифинге 2000 г. УВД Центрального административного округа Москвы было заявлено, то за 1999 г. в городе было задержаны 70.800 проституток. И хотя часть из них задерживалась неоднократно за занятие проституцией, но цифра эта вполне может соответствовать реальной, учитывая, что не все проститутки задерживаются сотрудниками милиции и не все работают постоянно. По другим оценкам УВД в 1999 в Москве находились от 4.000 до 5.000 активно работающих проституток. Организаторы коммерческого секс-бизнеса называют цифру в от 14.000 до 20.000 активно занимающихся проституцией.  Однако, практически во всех случаях речь идет о постоянно работающих проститутках. Многие из временно подрабатывающих или скрытых за фасадом «приличных заведений»: саун, массажных салонов, фирм эскорта остаются вне пределов досягаемости для правоохранительных органов и исследователей. С учетом скрытых и явных форм проституции Г.Саламов, сотрудник Российского научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, предполагает, что в Москве насчитывается около 130 тыс. проституток.
    По материалам УВД Хабаровского края и Приморского края к 2002 г. в г. Владивостоке и в г. Хабаровске  на учет за занятие проституцией были поставлены более 750 молодых девушек и женщин, но на самом деле занимающихся проституцией в несколько раз больше. По расчетам социологического исследования, проводившегося в 2000-2002 гг. численность женщин-проституток в возрасте от 18 лет и выше на территории Дальневосточного региона РФ (включая Приморский и Хабаровский края, Амурскую область и Сахалин) составляет около 12 тыс. человек. По мнению сотрудников отделов по борьбе с проституцией УВД Приморского и Хабаровского краев, эта цифра может быть увеличена, по крайней мере, в 2,5 раза.
    А между тем, до 1917 г. проституция в России была объектом повышенного внимания исследователей и государства. В 1889 г. в России были проведены  широкомасштабные и сопоставимые исследования проституции, в разных регионах империи. Оно охватывало 17.103 зарегистрированных проституток и позволило составить весьма достоверный социальный портрет российской проституции.  
    В то же даже такое развернутое исследование в современных условиях не могло бы представить в полной мере действительные масштабы и характер проституции. Дело в том, что, хотя статистические данные являются важным инструментом для определения женской проституции (как через прямую ее фиксацию, так и в виде сопутствующего элемента иным экономическим и уголовным преступлениям) однако они все же недостаточны для ее изучения. Эдвин Сазэрлэнд и Дональд Крэсси замечают, что «статистика преступников и правонарушений, возможно, наиболее неосознаваема и наиболее трудная из всех статистик. Ни в одной системе правосудия, в какое-либо время невозможно точно определить число преступников». Чарльз Ширеман и Фредерик Ример подчеркивают, что ограниченность  официальной статистики включает «неизвестные отношения между числом преступников, вовлеченных в преступления, числом тех, о ком докладывают в полицию, и числом тех, кто, возможно, проходил по отчетам и записям полиции». Именно поэтому американские исследователи считают, что помимо официальной статистики, сообщающей о количестве женщин, арестованных или замеченных в занятиях проституцией, дополнительные источники  дают основание предполагать, что, по меньшей мере,  2 млн. женщин в США работают проститутками. Но они также допускают, что численность их может быть выше.
    В России масштабы проституции возросли до таких объемов, когда мы можем без натяжек говорить о коммерческом секс-секторе, интегрированном в экономическую, социальную и политическую жизнь страны. Секс-бизнес как индустрия имеет свои правила и свои  требования, и прямо или косвенно имеет отношение к безработице, национальным доходам и экономическому росту или спаду.  Организационные структуры и отношения внутри секс-сектора весьма многообразны и сложны. Они привлекают интересы влиятельных лиц и, в то же время, создают сеть организаций, крепко удерживающих зависимых от нее людей.
    В официальной статистике коммерческая проституция не признается официально как экономический сектор. Лишь редкие научные исследования и данные НКО позволяют представить некоторые сегменты коммерческого секс-сектора, в частности секс-туризм и организованную женскую проституцию. Тем самым, они привлекают внимание общественности к проблемам, связанным с нелегальным бизнесом.
    Деятельность в сфере проституции  может быть обозначена как «организованная» и «неорганизованная». Изучение организационной структуры проституции позволяет сделать некоторые выводы относительно системы коммерциализированного секс-сектора, способов вхождения женщин и детей в проституцию и качественного состава различных категорий проституток.
    Организационная структура проституции в России существует в полулегальных и нелегальных формах.
    Прежде всего, проституция легализуется  под видом индустрии развлечений: фирм досуга, массажных салонов, саун, ночных клубов со стриптизом, стриптиз-баров, школ фотомоделей и моделей для показа мод, дискотек, конкурсов красоты, где в дополнение к действительно предлагаемому сервису оказывают сексуальные услуги и т.п. Новые для России формы, в которые облекается проституция, были скопированы с аналогичных структур западных стран, и адаптированы к России с начала 90-х.  Их деятельность регламентировалась Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», а с 1994 г. и до настоящего времени ст.51 Гражданского Кодекса РФ.
    Часть из этих организационных структур имеет прямую цель поддержания проституции, и оказания сексуальных услуг клиентам для извлечения прибыли из коммерческой сексуальной эксплуатации. Другие получают дополнительные доходы от коммерческих секс-услуг в виде непрямой проституции. Женщины в этих структурах работают массажистками, стриптизершами, официантками, моделями, сотрудницами бизнес-эскорта и т.п., поддерживая своей работой и услугами коммерческую секс-индустрию.
    Наступление организованных групп, открыто вовлекающих женщин в проституцию таково, что перед ними не устояло даже телевидение. Так, например, с июня 2000 г. по ночным каналам Приморского телевидения рекламируются в ходе вечерних и ночных программ деятельность многочисленных фирмам досуга, массажных салонов, саун и прочих замаскированных публичных домов.
    В отличие от полулегальной, нелегальная организованная проституция существует без какого-либо официального образования. В нее входят группы проституток, сутенеров, охранников и водителей, промышляющих на улицах, вокзалах, дорогах; а также группы содержателей подпольных притонов и их обитательниц. Их деятельность менее афишируется, чем деятельность легальных организаций, связанных с проституцией, поэтому нелегальная проституция в еще большей степени криминализирована, чем полулегальная. По статистике уличные проститутки подвергаются большему риску насилия и убийств, чем женщины, работающие в легализованных структурах секс-индустрии.
    Но, несмотря на разницу в статусе легальная и нелегальная проституция имеют много общего. В той или иной форме она, во-первых, содействует процветанию секс-бизнеса; во-вторых, тесно связана с организованной преступностью; в-третьих, является экономическим основанием организованной преступности.
    Следует сказать, что проституция достаточно многолика, в этой сфере существует множество пластов, резко отличающихся друг от друга. Поэтому классификация  организованной проституции может быть самой разнообразной: по качеству обслуживания, в зависимости от рода «бизнеса», возраста, пола, клиентуры, мест работы, степени эксплуатации и независимости, добровольности или принуждения и, разумеется, по уровню доходов. Различные типы проституток и другого «обслуживающего персонала» представляют адаптацию к характеристикам располагаемой клиентуры. Каждая из ступеней пирамиды имеет свою собственную структуру, представляющую все ту же пирамиду. Наиболее сложной предстает инфраструктура нижней ступени проституции, где есть своя иерархия.
    Начиная с конца 80-х гг. проституция нашла новые, более изощренные способы для процветания, усложняя тем самым свою организационную структуру и содержание. Помимо традиционных профессиональных групп уличных проституток и девушек по вызову проституцией занимаются женщины, имеющие другие основные занятия: студентки, домохозяйки, представительницы разных профессий. Учитывая существенные изменения в структуре и организации проституции, Поль Гольдштейн подразделил в 70-х гг. структурную организацию проституции на две категории: проституцию по контракту и профессиональную. В свою очередь, профессиональная проституция — это достаточно условное определение, и поэтому Гольдштейн предлагает разделить ее на три типа:
    - временные занятия проституцией в связи с определенными обстоятельствами, продолжительностью не более чем шесть месяцев;
    - занятия проституцией от случая к случаю, со значительными  временными перерывами, каждый из которых длится свыше шести месяцев;
    - постоянные занятия проституцией на регулярной основе, длящиеся более шести месяцев.
    Следуя классификации Гольдштейна, можно выделить семь категорий проституции, согласно их рангу во внутренней организации проституции:
    - уличная проституция — работа, которой занимаются женщины на улице, предлагая клиентам платные секс-услуги;
    - вызов к клиенту («фирменная проституция») — оплачиваемая работа по обслуживанию клиентов на дому, в гостиницах, апартаментах и других местах с предварительным заказом по телефону или через сутенеров;
    - салонная проституция — занятия проституцией под видом массажных, банных или спортивных услуг;
    - бордельная проституция — работа по оказанию сексуальных услуг в специально отведенных для этого домах и апартаментах. Особенность данного типа состоит в том, что женщинам, работающим в такого рода заведениях, запрещено оказывать сексуальные услуги в других местах и покидать заведения без разрешения менеджеров;
    - сводничество — занятие по обеспечению проституток клиентами за определенный процент от их заработка;
    - институт содержанок — оказание высокооплачиваемых сексуальных услуг в течение длительного времени только одному мужчине;
    - бартер — оказание сексуальных услуг в обмен на материальные товары, услуги, продвижение в карьере, информацию и т.п.
    Самой многочисленной и наиболее  известной является группа уличных проституток. Она занимает  одну из низших ступеней в иерархии проституции. По оценкам экспертов процент уличных проституток в США от числа в ней активно действующих составляет около 15%. Определить численность и процентное соотношение уличной проституции в России весьма проблематично в силу незаинтересованности различных структур в исследовании самой проблемы. Можно лишь предполагать некоторое соотношение в составе проституции, следуя ограниченной статистике. Так, по некоторым оценкам уличная проституция в Москве составляет 60%. На долю остальных категорий проституток приходится 40%.  Исследования, проведенные в масштабах Дальневосточного региона, выявили иное соотношение уличных и иных проституток в г. Владивостоке. На долю уличной проституции здесь приходится около 27%, в г. Благовещенске около 40%.
    Колебания в процентном соотношении проституции  связаны, прежде всего, с региональными особенностями городов и интенсивностью миграционных процессов. Уличная проституция в Москве, Санкт-Петербурге пополняется, в основном, за счет женщин и девушек, приехавших в столицу на заработки из городов России и ближнего зарубежья. Устроиться на работу в фирмы досуга не так просто. Требуются хорошие внешние данные, знание клиентов, умение поддерживать беседу и целый ряд иных показателей. Не имея регистрации, жилья, работы женщины выходят на панель. В дальневосточные города стекаются  молодые девушки, прибывшие из малых городов и деревень региона. Газетные объявления предлагают работу и жилье. Востребованность женщин в агентствах и фирмах по оказанию интимных услуг достаточно высока, реклама фирм доступна широкому кругу читателей через СМИ, поэтому большая часть будущих секс-работниц обращается за работой именно в эти заведения.
    Уличные проститутки, как правило, объединяются в группы от 2 до 6 человек под началом «мамки» или сутенера. Сутенершами редко становятся женщины, ранее не работавшие проститутками. От сутенерши требуются, прежде всего, лидерские качества и хорошее знание психологии, а организаторские навыки приходят со временем и с опытом работы. В их функции входят поиск клиентов, определение его финансовой состоятельности, обеспечение безопасности проститутки, контроль над лимитом времени, сбор денег, урегулирование отношений с криминальными структурами и, порою с представителями власти, получающими свою часть прибыли от проституции. Иногда они сами занимаются проституцией, но, переходя в более зрелую категорию, они предпочитают отбирать деньги у своих «девочек», нежели самим обслуживать клиентов.
    Вместе с сутенершей/сутенером работают охранники, они же могут быть водителями. В их обязанности входит контроль над перемещением и безопасностью проститутки, т.е. проверка машины клиента, устный договор о предоставлении гарантий безопасности, запись номерных знаков машины клиента на случай непредвиденных эксцессов и т.д. Если обслуживание происходит на дому или в гостинице, охранник записывает номер машины и выезжает на место. Только после того, как он убедился, что клиент один, его подопечная проходит в комнату. В обязанности охраны входит контролировать время визита и тарифы оплаты. С нею же решаются все спорные вопросы. Однако контроль этот практически не гарантирует ни безопасность, ни здоровье женщине, остающейся наедине с клиентом/клиентами.
    Бездомные, вокзальные и придорожные проститутки составляют «дно» проституции. Это так называемая неорганизованная проституция. В неорганизованной проституции задействованы проститутки, работающие с клиентами на свой страх и риск.  Но и эти категории могут лишь условно считаться неорганизованными проститутками. Система организованной преступности втягивает и эти  группы в свою орбиту. «Мамки», местные бандиты, представители власти, сутенеры ― все требуют своей финансовой доли, оставляя женщинам мизерную часть их заработка, или лишая их всего.
    Социальный состав данных категорий проституток, в основном, пополняется за счет сбежавших или брошенных детей, опустившихся женщин-алкоголичек и наркоманок. Миграционные процессы, захлестнувшие Россию и страны бывшего Советского Союза, выбрасывают в эту группу беженок и вынужденных мигранток, не имеющих жилья. Большинство из них идут на улицу и зарабатывают на жизнь проституцией. Следовательно, они сталкиваются с рискованными ситуациями, включающими сексуальные домогательства, аресты, опасность заражения ВИЧ и другими инфекциями, побои, членовредительство и многое другое. Вполне возможно, что большая часть бездомных женщин и несовершеннолетних заканчивают свой путь в качестве проституток.
    Большую популярность приобрела в развитых странах люксовая или элитная проституция, пользователями которой, в основном, являются достаточно солидные классы состоятельных мужчин. Люксовая проституция формируется из образованных девушек, обученных специфике работы в зависимости от типов клиентов и степени респектабельности. Они представляют достаточно престижный класс секс-работниц, имеют постоянных и состоятельных клиентов. Среди проституток США их численность достигает 25%. В России люксовая проституция пока не получила особенного развития, но в Москве и Петербурге существуют ряд фирм, специализирующихся на создании такого рода бизнеса. В основном используется опыт работы «валютных» проституток, доставшийся фирмам со времен советского режима. В свою очередь среди элитных проституток выделяются две категории: «домашние»  проститутки, предпочитающие работать самостоятельно или под прикрытием сутенеров и содержанки, имеющие в иерархии своей профессии самый высокий ранг.  Тип элитной проституции учитывает большую индивидуализацию операции и делает занятия проституцией более избирательными.
    Чаще всего, категория элитных проституток формируется из числа бывших «фирменных» или «сервисных» проституток, по разным причинам прекративших массовое обслуживание и перешедших на индивидуальное обслуживание ограниченного круга клиентов. В большей части ими становятся женщины от 30 лет, иногда имеющие детей, и состоящие в браке. Иногда возраст элитных проституток ниже указанного.  Но и молодых женщин и женщин постарше, принадлежащих к данной категории объединяет ряд качеств: опыт работы, знание психологии клиента и умение постоять за себя в экстремальных ситуациях.  Они образованы, интеллигентны, знают, чего хотят от жизни, знают цену себе и своим знакомствам. При необходимости они могут работать секретаршами, переводчицами, референтами. Среди элитных проституток достаточно много женщин, знающих иностранные языки, поэтому они работают и с иностранными клиентами. Выезды на вызовы принимаются в зависимости от состоятельности клиента.
    Такие контакты хранятся в секрете и очень редко «передаются» постоянными клиентами своим друзьям и знакомым. Вне зависимости от перечня предоставляемых услуг, тариф постоянный. Щедрый клиент, конечно, может заплатить гораздо больше.
    Проститутка такого класса, как правило, бережет свою репутацию. Следит за здоровьем и фигурой. Несмотря на всю конфиденциальность бизнеса, элитная проститутка редко работает одна. У нее всегда есть «подруга», которая в случае необходимости может ее подменить или присоединиться, если этого требуют обстоятельства. Этой подруге передается и излишек клиентов. Очень редко такие профессионалки работают втроем, и никогда их нельзя увидеть в компании с другими проститутками.
    Конфликтные ситуации с клиентами в этой среде возникают очень редко. В основном, клиенты ― крупные предприниматели и чиновники высокого ранга, которые негласно берут такую проститутку на содержание, помогая решить все насущные проблемы. Любопытно, что у клиентов такие содержанки пользуются доверием. Они никогда не позволяют себе спросить у клиента о месте его работы или о должности, а уж тем более — рассказать о состоявшейся встрече кому-нибудь третьему.
    Наибольшую популярность и  распространение (благодаря широкой рекламе в СМИ) получила в России такая форма организованной проституции как «фирменная», составляющая промежуточное звено между уличной и люксовой проституцией. Фирмы досуга имеют достаточно простую систему управления, не требуют больших затрат для создания, нуждаются в минимуме обслуживающего персонала и приносят достаточно высокие доходы владельцам. В организационную структуру фирм досуга входят хозяин фирмы, его «крышевые», охранники, водители (может быть одновременное совмещение должностей) проститутки, диспетчеры.
    Цены на секс-услуги в фирмах  на порядок выше, чем на улицах и гарантия того, что клиент не попадет в неприятную историю, намного больше. Ведь агентства, да и сами «девочки», заинтересованы в постоянных клиентах. В любом случае у клиента есть хоть какая-то информация о человеке, с которым он связывается.
    Фирмы отличает высокая мобильность и возможность трансформации деятельности. Они могут работать с клиентами напрямую, распространяя свой адрес через рекламы в СМИ или через контактные телефоны, где дежурит посредник. Последний, в свою очередь, передает вызовы и заказы клиентов в фирму. В качестве посредников чаще всего используются  пожилые люди, предоставляющие свой телефон за небольшую плату от 30 до 50 руб. за звонок. Этот заработок, тем не менее, является для пожилых людей существенным приработком к маленькой пенсии. Пенсионеров используют по следующим соображениям: они не связаны с криминальными структурами и, следовательно, не вызывают интереса у правоохранительных структур; не облагаются дополнительными налогами; не имеют отношения к коммерческому сексу.
    Однако посреднические телефоны имеют и свои недостатки. Между фирмами велика конкуренция, поэтому посредников переманивают более высокими заработками в расчете, что звонки, поступающие для одной фирмы, будут передаваться в другую. Поэтому фирмы стараются установить прямые линии. Прямые контакты с фирмой предполагают круглосуточное дежурство у телефона наемных сотрудников ― диспетчеров. Иногда функции диспетчеров выполняют сами проститутки, но уважающая себя фирма все-таки нанимает людей, не связанных с проституцией. Эта часть биографии особенно ценится при приеме на работу, ведь диспетчер не только принимает заказы, отправляет женщин на вызовы, но и следит за рабочей дисциплиной. Дистанцированность от занятий проституцией дает диспетчеру моральную власть осуществлять контроль над сотрудницами.
    Телефон фирмы обязательно имеет определитель номера, и если абонент вызовет хоть малейшее сомнение в своей «благонадежности», любые попытки клиента завязать контакты обрываются. Более того, у диспетчера есть специальные записи «неблагоприятных звонков». Интимный бизнес идет в ногу со временем. Диспетчеры обзаводятся не только телефонами с определителем номера, но и компьютерами. И если несколько лет назад они работали, записывая заказы, адреса клиентов и прочие сведения в журналы, то сейчас вся информация заносится в компьютер и прячется там таким образом, что найти ее бывает очень сложно. В том числе туда заносится и информация о «неблагоприятных звонках». Используются компьютеры и для других целей, например, поиск порнографических сайтов для расширения клиентских услуг.
    Иногда телефоном фирмы пользуются сутенеры-посредники. Зная вкусы клиентов и виды услуг, оказываемые проститутками, они звонят в фирмы, выясняя, где есть свободные от работы «девочки» и вызывая их для работы. Функции посредников зачастую выполняют  охранники или служащие гостиниц, саун, ресторанов и других заведений.
    Интересно объяснение диспетчеров наличия огромного числа фирм в г. Владивостоке. Наша рабочая гипотеза состояла в том, что к созданию фирм их владельцев подстегивает конкуренция. Однако интервьюирование хозяев и диспетчеров фирм досуга привело к неожиданным результатам. 70% опрошенных лиц (12) считают, что создание новых фирм связано с морально-психологическими причинами. Глубинное интервью с диспетчером одной из фирм поясняет вывод:

    Лариса, если фирмы не приносят таких больших прибылей, то почему же их так много?
    А их вынуждены создавать, те же самые хозяева. Проститутки не могут работать в одной и той же фирме больше двух месяцев. А половина из них работает месяц, а то и меньше.
    Почему? Условия плохие? Заработная плата меньше?
    Нет. Они просто не могут работать долго на одном месте. Они устраивают разборки друг с другом, не могут ужиться. Пока они друг дружку не знают, пока вместе не начали пить, они работают. А как поближе познакомились ― работы уже нет. Они скандалят или не хотят ехать на работу. Им удобнее сидеть на месте и пить. И еще, если проститутка проработала в фирме месяц ― она уже считает себя старожилкой и может командовать новенькими. А мы этого допустить не можем. Работать должны все. Вот и приходится создавать новые фирмы, чтобы девушки попадали в новый коллектив.

    По итогам интервью выявляются следующие особенности работы фирм досуга. Фирмы существуют недолго ― максимально 2 года, а затем либо закрываются, либо перепродаются другому покупателю. Максимальная стоимость фирмы ― $.500, минимальная ― $00. Сумма зависит от ее процветания. Особый интерес вызывают ответы на вопрос, кто покровительствует фирмам, как местные органы власти реагируют на их деятельность.

    Наталья (диспетчер фирмы)
    Кто крышевой? А милиция. Сколько раз в мое дежурство из местного отделения милиционеры приезжали. Чаем напоишь, за жизнь поговоришь. Ну, наглые такие.  Пользуются всем бесплатно, деньги берут и еще и девчонками бесплатно пользуются. А что делать? Жаловаться не будешь. Поэтому никогда эти фирмы и не закроют. Ну, потом, иногда сами женщины из милиции у нас работают. Например, в моей фирме работала женщина-следовательница. Вечером приедет, переоденется в офисе и едет на вызов. А утром снова к нам, в форму переоденется и на работу.

    В организационную структуру фирм досуга входит также обслуживающий персонал апартаментов, нанимаемых для приема своих и чужих клиентов. Апартаменты представляют собою подобие гостиниц на дому, со всеми предназначенными для гостиницы услугами: уборка, стирка белья, прием клиентов, питание и т.п.
    Наряду с фирмами досуга, существуют фирмы, маскирующиеся под массажные салоны. Если, утверждают некоторые исследователи «в рекламе салона содержатся такие эпитеты, как "современный", "неординарный" или "экзотический” массаж, ― можно не сомневаться, что перед нами реклама публичного дома».
    Большую группу в системе женской проституции составляют сервисные или гостиничные  проститутки.  По мнению криминологов, практиков, специалистов-социологов, гостиничная проституция является самой организованной формой проституции. Она полностью контролируется соответствующими группировками, которые не пускают в «свою» гостиницу посторонних.
     Как правило, организации гостиничных проституток не рекламируются. Заказы в гостиницах поступают регулярно, и бизнес не нуждается в дополнительных расходах на рекламу. Здесь роль кассира и сутенера выполняет охранник или одна из сотрудниц, которую называют «мамка», и которая практически становится частью гостиничного персонала. У нее налажены тесные контакты с горничными, портье, администраторами гостиницы, швейцарами, охраной, официантами и барменами ресторана, которые за определенную плату в нужный момент подсказывают клиентам, где можно взять «девочку». В свою очередь персонал сообщает сутенерам о заказах клиента.
    Обычно сервис в гостиницах поставлен на широкую ногу. Состоятельным постояльцам звонят в номер и прямо предлагают сексуальные услуги. Расчет за них, как и контроль над временем по отработанному тарифу возлагается на сутенеров или на мамку. Если возникают конфликты, не разрешаемые мирным путем, то по их звонку в течение нескольких минут прибывает команда бойцов, которая и занимается окончательным решением конфликта.
    Бордельная проституция представляет организацию полузакрытого типа, специально созданную для занятий проституцией. Женщины, работающие в них, оказываются там по разным причинам: одним обещают высокие заработки; другим, прежде чем они оказываются в борделях,  работу в модельных агентствах, прислугой в богатых домах, замужество и т.д. Поэтому большая часть женщин, работающих в публичных домах или борделях, пополняют ряды секс-работниц не добровольно, а по принуждению, принося крупные доходы их продавцам, сутенерам, владельцам домов, охранникам, всем, кроме них самих. Но даже те, кто приходит в публичные дома добровольно, редко осознают вначале, на что они себя обрекают. Во всем мире эти дома и их обитательницы контролируются организованными криминальными группировками. Как показывает мировая статистика, ежегодно сотни тысяч молодых женщин переправляются контрабандным путем в различные страны и принуждаются к проституции угрозами или под воздействием наркотиков. В этом смысле проституция трансформируется в торговлю женщинами. Не исключением в этом случае является и Россия. Молодые девушки из Украины, Молдавии и других стран СНГ в большой степени подвержены риску стать невольницами борделей, соглашаясь на предложения случайных знакомых и вербовщиков поехать на заработки в Москву  или в другие города, без оформления официальных трудовых контрактов с работодателями. СМИ достаточно часто сообщают о несовершеннолетних и совершеннолетних девушках, которые оказались в борделях обманным путем или после похищения.
    Рыночная конъюнктура диктует новые требования к секс-работницам. Если тридцать-сорок лет назад классификация, созданная Гольдштейном соответствовала организационному порядку проституции, то в настоящее время «узкая специализация» на бартере, сводничестве или каком-либо другом типе проституирования заведомо ставит секс-работницу и ее хозяев в экономически невыгодное положение. Поэтому все чаще происходит размывание границ того или иного типа проституции. Например, сутенерши (сводницы) зачастую одновременно работают и как проститутки, а содержанки и бордельные проститутки оказывают бартерные услуги по заказу клиентов или в оперативных разработках органов правопорядка и т.д. Кроме того, поле проституции значительно расширяется за счет активного вторжения в общественную и частную жизнь граждан системы Интернет. С ее помощью в проституцию вовлекаются новые работницы и клиенты. Проституция также значительно изменилась в психологическом и социальном планах, в расовых, этнических и возрастных характеристиках, а также в социально-экономической структуре. Собственно сегодня мир проституции создается за счет разных типов проституции и ее внутренней структуры. В стратификацию, предложенную выше, не вошли такие группы как эскортная проституция, секс-рабство по контракту, наркозависимая проституция и т.д.
    Рабынями по контракту становятся многие женщины и девушки, принуждаемые к проституции для уплаты долгов за легальный или нелегальный выезд за рубеж, путем запугивания или силой. Хотя сексуальное рабство процветает в странах третьего мира, странах переходного периода (России, странах Восточной Европы), но и в развитых странах сексуальное рабство является огромной проблемой, как для общественной морали, так и для национальной безопасности стран.
    Эскортная проституция переживает настоящий бум, как в России, так и за рубежом. Так, например, в справочнике «Yellow Pages» штата Орегона указаны телефоны около 200 эскортных агентств. Более чем 200 компаний, предоставляющих различного рода услуги от  эскорта для российских и зарубежных бизнесменов, политиков и других состоятельных клиентов, до вывоза групп женщин за рубеж для занятий проституцией существует в Москве. Большинство экспертов убеждено, что эскортные услуги созданы именно для проституции. Эскорт-сервис отправляет женщин как «данность» покупателям для сопровождения, массажа и часто для секс-услуг. Цена на эскортные услуги весьма высока, поскольку ее составляют достаточно образованные и профессионально подготовленные женщины. К услугам эскорта прибегают бизнесмены, политики, финансово состоятельные мужчины. Но, хотя, хотя эскорт более высокооплачиваемая работа, чем иные виды проституции, но все же она гораздо ниже в градации проституции, чем работа элитных проституток, как в статусе, так и в доходах.    
    Для группы наркозависимых проституток, которых как в России, так и за рубежом становится все больше,  занятие проституцией является вторичным, необходимым не для поддержания жизни, а для удовлетворения пагубной привычки. Проститутки этой группы находятся в еще большей опасности, чем не употребляющие наркотики. Во-первых, они в большей степени подвергаются риску ВИЧ-инфицирования не только через половые контакты с партнерами, но и через инъекции и, следовательно, представляют  возможный источник заражения клиентов при сексуальных контактах. Большинство наркозависимых проституток занимают низшие ступени в иерархии проституции, но в то же время, проститутки всех типов и рангов имеют дело с проблемой наркозависимости или аддикцией. Исследователи Центра контроля за тяжелыми заболеваниями (CDC) отмечают тревожную связь между женской крэк-кокаиновой зависимостью и проституцией. По некоторым оценкам 50% всех взрослых проституток в странах Западной Европы, США и Латинской Америки употребляют наркотики. Возможно,  процент этот значительно выше, поскольку многие из проституток употребляют легкие наркотики и находятся вне медицинского контроля. Американская исследовательница Дона Хьюз приводит данные, согласно которым половина обследованных ею женщин, проданных в секс-индустрию, утверждали, что хозяева использовали наркотики и алкоголь, чтобы контролировать их. Из 120 интервьюируемых нами проституток г. Владивостока 65 женщин (78%) либо постоянно употребляют наркотики, либо прибегают к ним время от времени.
    Садомазохистский тип проституции представлен высокооплачиваемыми секс-работницами. Их клиенты — мужчины среднего и высокого достатка.
    Учитывая ситуативность и многоликость проституции, Дженнифер Джеймс предлагает структурировать проституцию в виде двух типов: действительная проституция и  проституция с неполной рабочей занятостью или временная проституция, развивающаяся в последние годы весьма интенсивно. Она представлена категориями женщин, включающими домохозяек, молодых матерей, студенток вузов и колледжей, школьниц, работающих женщин с низкой зарплатой и других, чьи жизненные обстоятельства не требуют полной занятости в проституции. Мотивация для частичной занятости включает возможность легко заработать деньги, иногда значительные, для оплаты за образование, поддержания семейного бюджета, покупки наркотиков, приобретения детского питания, одежды и т.п. С этой точки зрения Дж. Джеймс рассматривает категории секс-работниц в зависимости от их ролевых значений. Они выглядят следующим образом: «лица, объявленные вне закона», «несостоявшиеся артистки», «пережитки старого прошлого», «леди» и «настоящие профессионалки». Частично занятые проституцией женщины не имеют ни стиля, ни призвания быть проституткой. Джеймс также замечает, что ни одна из этих ролей не исключает одновременное исполнение другой, поскольку все они скорее описывают различные аспекты поведения проститутки, чем полностью его характеризуют.
    Кроме традиционных областей проституции в последние годы возникли новые ее виды. Благодаря требованиям обширного и абсолютно нерегулируемого законом рынка коммерческих секс-услуг они успешно конкурируют с традиционными видами. К ним относится секс по телефону — разговор на сексуальные и интимные темы, доступный, как правило, 24 часа в сутки. Во Владивостоке, Хабаровске, Благовещенске  в фирмы «секс по телефону» обращаются не только взрослые, но и дети. По оценкам экспертов из 100 звонков в эти службы 6 звонков приходится на долю подростков от 14 до 16 лет.
    Среди новых форм проституции можно указать лэп-дансинг — интимные танцы на коленях мужчин-клиентов в барах или в стрип-клубах; кибер-секс — оказание секс-услуг в чат-румах или с помощью электронной почты. В частности, только во Владивостоке действуют четыре чата, организованных приморскими любителями секса по Интернету. Кибер-пространство используется для размещения объявлений с предложением или требованием секс-услуг, а также для продажи таковых. На таких сайтах вывешиваются анкеты девушек, готовых выехать к клиенту незамедлительно. Более того, многие бордели, фирмы досуга, массажные салоны и прочие организации по  оказанию секс-услуг отказываются от дорогостоящих рекламных объявлений в СМИ и предпочитают размещать их в Интернет.
    Следовательно, феномен проституции представляет собою более сложный мир, чем он выглядит внешне. В общем виде модель российской организованной проституции представляет собою иерархическую пирамиду, в основании которой находятся работницы секс-индустрии разных категорий. Вышеперечисленные категории проституции теоретически достаточно полно представляют ее структуру. Однако в действительности она гораздо сложнее и изощреннее. Каждая из ступеней пирамиды имеет свою собственную структуру, представляющую все ту же пирамиду. Наиболее сложной предстает инфраструктура нижней ступени проституции. Они-то и представляет основную рабочую силу, и, в то же время «товар», приносящий высокие доходы владельцам.
    Организованная проституция находится под контролем собственников или их менеджеров, роль которых нередко выполняют диспетчеры, охранники, сутенеры, водители транспортных средств.  Они составляют вторую ступень в структуре проституции. Их функциональные обязанности сводятся к посредничеству. С.В. Шлык также относит к этой категории лиц, оказывающих содействие в занятии проституцией: представителей СМИ, частнопрактикующих сотрудников кожно-венерологических диспансеров, администрацию и сотрудников гостиниц и заведений индустрии развлечений.
    В России на сегодняшний день ни один крупный или среднего ранга город не обходится без полузамаскированных притонов. Третья ступень пирамиды представлена владельцами притонов, фирм досуга, организаций индустрии развлечений. Они являются непосредственными организаторами проституции, собственниками средств и помещений. Основная задача владельцев ― организация бесперебойной работы индустрии, урегулирование связей с правоохранительными органами, налоговой инспекцией, администрацией, реклама и т.п. Они же определяют линию отношений внутри секс-бизнеса между проститутками и клиентами, проститутками и работодателями и между самими проститутками.  А, главное, в их руках сосредоточена прибыль, приносимая секс-работницами и распределение денежных средств. Доходы, в процентном соотношении, распределяются владельцами организаций между сутенерами, секс-работницами, охранниками, и т.д. Распределение не означает, что сутенеры и весь надстроечный над проститутками персонал не взимает с них дополнительную плату или услуги помимо платы, полученной от владельцев организаций.
    Нередко содержательницами борделей, фирм досуга являются женщины. Чаще ими становятся бывшие проститутки, в силу разных причин (замужество, беременность и роды, состояние здоровья, возраст) оказавшиеся более не в состоянии оказывать секс-услуги. Их доходы зависят от степени эксплуатации работниц, от поставленного бизнеса, подбора кадров и т.д. В некоторых случаях они измеряются пятизначными цифрами. Одно из самых громких и скандальных судебных процессов в мировой практике по обвинению в вовлечении в проституцию и организации притонов связано с именем Хэдди Флэйс, известной как «голливудская мадам». Хэдди поставляла элитных проституток, чья цена доходила до $0.000 состоятельным клиентам. Ее клиентами были известные голливудские киноактеры, бизнесмены, адвокаты. Хэдди была обвинена федеральным судом в укрывательстве доходов, неуплате налогов, отмывании денег и противозаконной деятельности.
    Однако и владельцы организаций индустрии секс-досуга являются только очередной ступенью пирамиды. Ее вершиной являются организованные преступные группировки, контролирующие секс-бизнес. Нельзя не признать в этой связи справедливость мысль русского криминолога М. Гернета о связи проституции и преступности. Преступным группировкам отчисляются значительные средства, полученные от проституции. Как отмечают сотрудники правоохранительных органов и криминологи «распределение полученной прибыли является прерогативой сутенеров, которые рассчитываясь с проститутками и остальными участниками посреднической деятельности, обязаны выплачивать определенный процент в "общак", содержатели которого, наряду с другими лидерами преступного мира, занимают самую верхнюю позицию в рассматриваемой иерархии. По мере укрепления своего авторитета среди сообщников, они осуществляют по отношению к последним, криминально-властные (административно-командные) функции. Контролируя данный вид преступного секс-бизнеса, они устанавливают ставки за услуги проституток, получаемые от клиентов и назначают сумму (в процентах), обязательную для отчисления в "общак"».  Более того, цены на организованную проституцию становятся предметом особой заботы и согласования между транснациональными преступными группировками. М. Дикселиус и А. Константинов приводят пример переговоров между российской и итальянской мафией в Санкт-Петербурге в 1993 г., в ходе которой итальянская сторона потребовала от российских представителей криминального мира поднять цены на услуги проституток, чтобы не сбивать рыночную цену на эти же услуги на Западе.
    Эксперты расходятся в оценках структурной организации проституции в регионах. Как считает Е. Тюрюканова «в регионах сутенерство не настолько распространено, как в столицах. В Москве же практически вся проституция ― организованная и контролируется сутенерами». В результате она предполагает, что, с одной стороны, «женщины, занятые секс-работой в регионах России, более свободны, они больше предоставлены сами себе и теоретически имеют больше возможностей контролировать ситуацию, требовать безопасного секса или отказываться от контакта. С другой стороны, работая один на один с клиентом, без сутенера, женщины лишены не только давления и эксплуатации с его стороны, но иногда и защиты».
    Однако с такой оценкой можно не согласиться. Как показывают российские и зарубежные исследования, организованная проституция, в основном, сконцентрирована в крупных и портовых городах, мегаполисах, курортных местах. Размах секс-индустрии, в том числе и организованной проституции зависит не столько от регионов, сколько от территориальной расположенности, плотности населения, финансовых потоков, сосредоточенных в городе, статуса. Поэтому зачастую масштабы организованной проституции в регионах сопоставимы с теми же показателями в столичных и центральных городах России. Для сравнения: по данным ГУВД Москвы (данные 1995-1996 г.г.) в городе насчитывалось около 300-400 секс-фирм, предлагающих интимные услуги; по оценкам ГУВД Санкт-Петербурга на пять млн. горожан насчитывалось 200 фирм такого рода; по оперативным материалам МВД Удмуртской области в г. Ижевске с населением около семисот тысяч человек зафиксировано около 70 фирм, в Перми с полуторамиллионным населением — около 100 фирм. Хабаровские  газеты сообщали о том, что число нелегальных притонов в городе, где можно в любое время купить проститутку, колеблется от 500 до 1000. И каждый притон содержит от 5 до 15 проституток. Аналогичные притоны существуют в любом из крупных или средних городов Дальневосточного региона: Благовещенске, Южно-Сахалинске, Биробиджане, Находке и др. Оперативные службы УВД Приморского края сообщают, что в г. Владивостоке с населением в шестьсот пятьдесят тысяч человек действуют на около 100 фирм досуга, оказывающих интимные услуги, с численностью сотрудниц от 8 до 20 в каждой; в Находке ― 25, в Уссурийске ― 30 (1 специально для китайских рабочих), Артеме ― 6.  Таким образом, уровень проституции только во Владивостоке в 2,3 раза выше, чем в таком крупном городе как Пермь. По данным УВД Амурской области в г. Благовещенске действует около 20  фирм досуга (1 числилась как совместное российско-китайское предприятие); УВД Хабаровского края зафиксировало 40 фирм. В  Южно-Сахалинске насчитывается около 20 фирм секс-услуг. Изучение проблемы проституции в Дальневосточном регионе, работа с материалами краевых и областных УВД, региональных РУБОП (ныне расформированных) выявило, что 100% фирм досуга, действующих как коммерческие организации, гостиницы и сауны, при которых работают закрытые группы проституток, равно как и группы уличных проституток, все они находятся под контролем криминальных группировок. Следовательно, о «свободе» женщин, работающих в секторе проституции вряд ли можно вести речь.
    Вся пирамида организованной проституции не могла бы существовать в условиях правового запрета на проституцию, если бы не имела высокого покровительства официальных структур в виде коррумпированных представителей правоохранительных органов и администрации. Этот состоявшийся факт отмечают как криминологи, так и исследователи.  Над пирамидой существует (в терминологии российских криминологов А.И. Гурова и Г.Ф. Хохрякова) «зонт безопасности», обеспечивающий криминализованной организованной проституции бесперебойную работу и защиту.  Попытки ряда сотрудников правоохранительных органов разрушить защиту заканчиваются весьма печально для российских «Дон-Кихотов».
    Таким образом, организованная проституция существует в криминализированном поле, границы которого очерчиваются коррумпированными властными и криминальными структурами. Стабильность структуры  обеспечивается бесперебойным пополнением рядов работниц коммерческого секс-сектора и функционированием высших криминализированных страт власти. Долговечность и прочность, как отдельной структурной единицы, так и структуры организованной проституции в целом зависит от качества установленных связей между низшей и высшей ступенями пирамиды. Именно сращивание преступного мира с органами власти и правопорядка обеспечивает проституции гарантированное существование, а ее нелегальный статус только повышает доходы от бизнеса, уходящие в теневую экономику.
    II.5. Условия труда

    Условия труда проституток варьируются в зависимости от места работы и способов вхождения в проституцию. Для одних женщин условия работы и оплата за труд кажутся  более приемлемыми, чем в других сферах деятельности, где они могли бы применить свои силы. Для других условия работы являются явно эксплуататорскими, поэтому они чувствуют постоянные унижения и насилие.
    Помимо субъективного отношения к проблеме, условия труда в сфере коммерческих секс-услуг во многом зависят от того, где и как работает женщина: как «независимая, свободная» проститутка, как секс-работница в какой-либо фирме, как рабыня или перемещенная. Условия труда зависят также от оценки, основанной на  моральных, религиозных, социальных или экономических стандартах.
    Так исследования, проведенные в г.г. Владивостоке, Хабаровске и Находке говорят о том, что «независимые» уличные проститутки или высокооплачиваемые девушки по вызову могут сами регулировать свой рабочий день и относительно свободно выбирать клиентов. Некоторые женщины, работающие в секс-индустрии, имеют особые условия труда (высокую заработную плату, свободу передвижения, специфические формы труда и т.д.).
    К разряду самых высокооплачиваемых относятся элитные проститутки, хотя степень их эксплуатации и зависимости от сутенеров не меньше, чем в фирмах. Они имеют собственное жилье, часто в дорогой части города. Их постоянными клиентами являются люди состоятельные, которых они либо сами выискивают и приводят домой, либо принимают тех, на которых им указывает сутенер.
    Выгодной и относительно безопасной считается работа «сервисных» проституток в гостиницах или фирмах досуга, где может числиться в качестве сотрудниц   неограниченное число «девочек», совершенно незнакомых между собой. В основном, это девушки 18-30 лет, большая часть из которых имеет полное или неполное среднее образование. Но охотно принимаются на работу и женщины до 40 лет, клиентами которых, в основном бывают мужчины солидного возраста.
    При устройстве на работу оцениваются внешние данные и умение работать с клиентурой. Прием на работу осуществляется под видом горничных, уборщиц, массажисток, и т.д. Паспорт при этом не обязателен, как и не обязательна запись в трудовую книжку. Оформление на работу происходит по устному, иногда письменному контракту. Случается, что паспорта все же требуют, но лишь для того, чтобы отобрать их и держать в качестве залога. Отсутствие документов позволяет легко контролировать женщину и удерживать ее на месте. Так называемая «подработка» в других фирмах досуга в свободное время не допускается категорически. За нарушение запретов налагаются штрафные санкции или отказывают от места работы.
    Новенькие девушки изучают правила и положения фирм досуга, различные сексуальные техники обслуживания большого количества клиентов, формы поведения с различными типами мужчин и способы предохранения от венерических заболеваний. Также они часто используются владельцами фирм и охранниками, хотя правилами фирмы внутренние связи запрещены. Из-за высокой конкуренции работа всех «девочек по вызову» приобретает универсальный характер.  Если раньше, при большом выборе богатых клиентов многие специализировались на узких сферах ― кто-то занимался только садомазохистской проституцией, причем, выполняя вполне определенную роль (раб, слуга, господин), кто-то обслуживал только мужчин или женщин, ― то теперь большинство оставшихся и выдержавших конкуренцию вынуждены принимать все заказы и выполнять разнообразные пожелания клиента.
    «Девочки по вызову» менее чем на час, не выезжают, и оплата производится строго по определенным критериям. Здесь не существует понятия «на ночь» или «разовая услуга», каждый час визита клиент будет оплачивать согласно тарифу. После сеанса охранник доставляет женщину в фирму и рассчитывается с ней. Работающие в сфере коммерческих услуг получают только часть их заработка.  Средняя заработная плата в фирмах досуга Приморского края составляет 250 руб.  и выше за вызов в зависимости от профессионализма проститутки и уровня фирмы. Из них секс-работнице остается 100-150 руб., а остальные уходят на оплату диспетчеру, водителю, охраннику, хозяину и другим посредникам
    Разумеется, возможны случаи, когда особо щедрый клиент может доплатить чаевые понравившейся девушке. Согласно неписаным законам, она обязана и эти деньги передать сутенеру. Но, чаще всего проститутки стараются их утаить. Если об этом становится известным «хозяину», то по отношению к ним принимаются самые решительные меры. Вообще, конфликты и разборки в этой среде ― обычный элемент трудовых будней.
    Из оставшейся части заработка высчитываются штрафы, оплата за предоставляемое жилье (если женщина живет в помещении, снимаемом фирмой) иногда питание, медицинское обследование и даже выходные. Иногда такие вычеты поднимаются до 60%. Комнаты или квартиры для проживания могут сниматься в городских районах, но могут быть непосредственно при заведениях, таких как сауна, массажные кабинеты и др. По сути дела эти заведения превращаются в нелегальные публичные дома, где женщины живут, принимают и обслуживают клиентов. Специфика работы в фирме такова, что даже если проститутке приходится работать много часов подряд,  большую часть времени тратится ею на ожидание вызова.
    Иногда в таких квартирах вместе с мамой, у которой нет иного места жительства кроме помещения или койки, предоставляемой фирмой, проживают и маленькие дети.  Они наблюдают весь быт проституток, впитывают их речь, формы поведения, отношения друг с  другом. Пока мама занята приемом клиентов или находится на вызове, за ребенком присматривают диспетчеры, охранники, свободные от работы проститутки.
    Следующее интервью дает представление об условиях труда в фирмах.

    Наталья, 23 года, работает в фирме досуга диспетчером.
    Ты считаешь свой бизнес прибыльным?
    Ну, не такой уж он и прибыльный. Иногда сидишь сутки и ни одного звонка на заказ. Но только раньше, если заказов не было, то ничего за это не было, а теперь хозяева могут диспетчера и избить.
    Тебя били?
    Нет, меня не били, но я знаю девушек из других фирм, так их там бьют, если нет заказов. А еще могут обрить голову, и ходишь страшилкой, пока волосы не отрастут.

    Наталья считает, что проституткам в ее фирме работается неплохо, потому что они могут выбирать себе клиентов, отказываясь от выездов, которые им не по душе.
    Еще один диспетчер ― Лариса ―  работает в фирме, не допускающей подобных вольностей. В ее фирме  женщины едут к клиенту по первому требованию. Единственное сходство в работе ― фирмы стараются ограждать своих проституток от группового секса. Но это удается не всегда. Как говорит Лариса: «Охранник привозит девушку к клиенту и уезжает, а девушка остается одна. И кто его знает, что клиенту взбредет в голову. Были случаи, когда после отъезда охраны в квартиру набивалось до 20 человек, и все по очереди насиловали девушку». Но не этот факт вызывает ее возмущение, а другой: «их бывает много, а платят, как за одного клиента. И тогда в фирме попадает мне. У меня и у охранника высчитывают деньги за этих подонков».
    Групповой секс, несмотря на попытки ограждения женщин от таких случаев, ― обязательный элемент работы любой фирмы и уличных проституток. Помимо особо оговоренных заказов на групповой секс или эксцессов за особую оплату, существуют так называемые запланированные «субботники», которые представляют собою бесплатную работу на «крышу». Как правило, в субботнике принимают участие 2-3 девушки и обслуживают до 10 пьяных мужчин. Причем власть над женщинами в таких случаях переходит из рук сутенеров, владельцев фирм в руки клиентов.
    Контроль и физическое насилие над проститутками, как со стороны клиентов, так и со стороны хозяев, охранников и даже диспетчеров являются непременной составляющей работы. Несмотря на некоторую свободу условий работы, особенно среди высокооплачиваемых проституток, многие из них не могут держать под собственным контролем выбор клиентов и маршруты передвижения, возможность самим составлять график своей работы, цену и форму сексуальных услуг. Положение усугубляется среди тех женщин, кто принуждается к проституции. Для России в настоящее время нередки случаи насильственного удержания женщин в притонах с целью сексуальной эксплуатации. Чаще всего в таких условиях оказываются несовершеннолетние девушки и молодые женщины-мигрантки из стран СНГ, приезжающие в Россию на заработки или беспризорные дети, вовлекаемые в коммерческий секс.
    Степень эксплуатации настолько высока, что среди 86 опрошенных проституток только одна заявила, что считает свою работу постоянной. Флер видимости материального достатка, высоких заработков, некой романтичности и интереса слетает очень быстро. Почти все профессионально занимающиеся проституцией женщины заявляют, что хотели бы оставить свое занятие и найти какое-либо другое дело. Однако, как следует из интервью  с владелицей одной из фирм досуга «каждая вновь пришедшая девушка считает, что она пришла поработать временно, чтобы заработать на жизнь, на квартиру или выйти замуж, но более 90% женщин остаются в секс-индустрии навсегда».  
    При такой потогонной системе девушки держатся 2-3 года, а затем переходят в иные структуры секс-сектора. Часть проституток из старшей возрастной категория переходит в разряд сутенерш (мамок), содержательниц саун, фирм интимных услуг, клубов знакомств, продолжая поддерживать секс-индустрию и вовлекая в нее новые жертвы.
    Другая часть бывших «фирменных» проституток из-за плохой формы (пьянство, наркомания, изнурительный труд) не умея зарабатывать на жизнь ничем иным, кроме собственного тела, в 28-30 лет оказывается на улице, скатываясь до положения уличных, вокзальных проституток или проституток, работающих в борделях и притонах за ночлег, еду, спиртное, и наркотики.  Зачастую они опускаются до статуса «придорожниц», т.е. работают на трассах и обслуживают водителей автомашин.
    Условия труда уличных проституток намного тяжелее.  В любую погоду они должны выстаивать на улицах в ожидании клиентов. За условиями их труда следят сутенерши/сутенеры. Как отмечают сами проститутки, основной организатор их бизнеса ― мамки ― обладают крутым нравом, непререкаемым авторитетом, умением заставить работать самую «ленивую» и стремлением к нещадной эксплуатации. Они же следят за тем, чтобы все ее «девочки» более-менее равномерно зарабатывали и ежемесячно проходили врачебный осмотр.
    Проститутки этой категории в среднем чаще вступают в половые контакты с клиентами, чем работающие в фирмах, хотя на «работу» они выходят реже. Эта категория проституток гораздо сильнее подвержена риску заражения венерическими заболеваниями и СПИД, так как, во-первых, в отличие от люксовой секс-работницы, уличная не имеет права отказаться от клиента, на которого ей указывают. Во-вторых, среди уличных, вокзальных и придорожных проституток высок процент несовершеннолетних девочек, плохо осведомленных о правилах безопасного секса и последствиях беспорядочных половых контактах. В-третьих, женщины старшего возраста представляют категорию лиц с деструктивным сознанием, которым безразлично как свое собственное здоровье, так и здоровье своих клиентов.
    Проститутке, состоящей в группе, запрещено работать на стороне. Нарушительница этого правила наказывается штрафом или увольнением, с предварительной «отработкой» неустойки. Если девушка сама захочет уйти, она также должна выплатить неустойку, либо привести на свое место замену. 
    Рабочий день уличных проституток должен продолжаться 10-12 часов без права на отдых, нездоровье или другие обстоятельства. При невыполнении требований на рядовую проститутку налагаются штрафы, иногда составляющие всю сумму ее дневного заработка, или в качестве наказания предписывается работа на «субботнике». Штрафные санкции назначаются за любые провинности: грубость по отношению к клиентам, непослушание, чрезмерное алкогольное опьянение  и т.п.
    Уличные проститутки доставляются для работы на дом к заказчику или в меблированные апартаменты, снимаемые какой-либо фирмой. Но чаще всего они обслуживают клиентов прямо в их в машинах или для этих целей предоставляется автомобиль охранников и сутенеров. Охранник или сутенер в таких случаях находится поблизости, контролируя ситуацию.
    Риск физического насилия среди уличных проституток гораздо выше, чем тех, кто работает в фирмах. Если в организационных структурах владельцы хоть в какой-то степени обеспечивают минимальную безопасность своим «сотрудницам», то женщины, работающие на свой страх и риск в одиночку на улицах или на дорогах, подвергаются гораздо большей опасности. Хозяева фирм дорожат своим «товаром» и в определенных случаях взимают дополнительную плату с клиента за нанесение физического ущерба для возмещения лечения женщин, подвергшихся насилию. Женщины, работающие на дорогах или на улицах, лишены и такой защиты. По сводкам УВД Приморского края только за 2000 год были зафиксированы, 11 убийств проституток, совершенных с особой жестокостью. Предположительно все они относились к категории уличных проституток.
     
    II.6. Социальный потрет проститутки

    Анализ региональных газет за 1998-2002 гг. позволил составить определенный портрет проститутки, поддерживаемый СМИ и общественным мнением. Это молодая девушка 18-20 лет, малообразованная, вынуждаемая к проституции экономическими условиями.  Однако, репрезентативная выборка результатов социологических исследований в г. Владивостоке показывает, что этот портрет далеко не полон и существенно отличается от стереотипных представлений. Современные проститутки очень отличаются от своих предшественниц, да и пути их  вхождения в проституцию стали более разнообразны. В основе своей способы вхождения в проституцию можно разделить на добровольные и насильственные. Добровольная проституция означает вхождение в эту деятельность осознанно, рационально и без какого-либо морального или физического давления. Под принудительной проституцией подразумевается деятельность по продаже сексуальных услуг, в основе которой лежат психоневротические причины или аддикция. В зависимости от содержания и условий работы проституцию можно представить в пределах от социальной комфортности до полного рабства и лишения каких-либо человеческих прав. Переход к проституции может быть травмирующим для одних женщин, и безболезненным для других, потому что они подсознательно благоприятно предрасположены к этому роду занятий.
    В то же время и проведенное исследование не воссоздает во всей полноте масштабы и социально-демографическую структуру проституции в Дальневосточном регионе по одной важной причине:  невозможно установить точно, какое количество женщин представляет данную профессию. Некоторые проститутки имеют вполне законное занятие, которое маскирует их реальную жизнь. Часть женщин настолько хорошо конспирирует свое занятие, что о них ничего не известно. Например, скрытой проституцией занимаются замужние женщины, или женщины с определенным социальным статусом (учительницы, инженеры, студентки и даже сотрудницы милиции). Занятие проституцией для них ― вид дополнительного заработка к скудной зарплате или стипендии. Обычно никто из родственников, знакомых, сослуживцев не знает об этом.
    Анализ материалов УВД г. Владивостока позволил составить некоторые представления о  дальневосточной проституции. За основы были взяты материалы по задержанию девушек и женщин, занимающихся проституцией. Всего было изучено 442 личных дел. Они позволили воссоздать географию Приморской проституции (см. табл. 2). Основная часть задержанных лиц представлена женщинами из категории «фирменных» секс-работниц. Уличная и иная проституция практически осталась за пределами арестов.

    Табл. 2.
    Сводный географический портрет
    (данные на ноябрь 2001 г.)

     
    Приморский край    ДВ регион    Другие регионы РФ    Ближнее зарубежье    Без опред.
    местож.      
    Владивосток    105    Амурская обл.     6    Ангарск
    (Иркутская обл.)    1    Украина (Днепропетровск)    4    3      
    Малые города и поселки края    140    Биробиджан    3    Краснодарский край    1    Белоруссия (Минск)    1          
    Сельская местн.    151    Благовещенск    1    Москва     1                  
            Камчатка    2    Пермь    1                  
            Магадан    2    Томская обл.    1                  
            Сахалин    2    Тюменская обл.    1                  
            Хабаровск и край    15    Чита и обл.    2                  
    Итого    395        31        8        5    3      
    Всего: 442                                     

    Оказалось, что из общего числа 34,1% женщин и девушек, втянутых в занятия проституцией, прибыли во Владивосток из сельской местности Приморского края, 31,6% из малых городов и поселков края, 7,01% ― из регионов Дальнего Востока (Амурская область, Сахалин, Камчатка, Хабаровский край, Якутия), 1,8% ― из других регионов России (Иркутская область, Пермь, Москва, Петербург и др.), 1,3% из стран СНГ. 
    В этих регионах сложная экономическая ситуация, трудно найти работу, а существующие предложения работы обрекают женщин на нищенскую зарплату. Не имея опыта городской жизни, молодые девушки ищут работу, в первую очередь, по объявлениям. Средства массовой информации пестрят рекламами, предлагающими жилье, и высокие заработки. Для многих сельских девушек городской стиль жизни кажется более привлекательным в сравнении с сельским. Стоимость жизни в городе значительно выше и требует существенных затрат. Поэтому многие женщины  откликаются на объявления в надежде иметь обещанный «стабильный высокий заработок», но вместо обещаний становятся профессиональными проститутками в фирмах досуга или в команде уличных проституток.
    В город, конечно, едут не все девушки. Часть сельских жительниц, предпочитающих оставаться в деревне, не находит там работы и выходит работать на трассы, обслуживая клиентов из числа водителей и пассажиров автомашин.
    Возрастной состав  секс-работниц г. Владивостока представлен в табл.2.

    Возрастные характеристики проституток
    (ноябрь 2001)

     
    14-17 лет    18-20 лет    21-25 лет    26-30 лет    31-40 лет      
    5    130    233    61    13     

    В процентном отношении данные табл. 2 составляют: детская проституция 1,13%, взрослая проституция среди категории 18-20 лет ― 21,49%, среди категории 21-25 лет ― 52,71%, среди категории 26-30 лет ― 13,81%, среди категории 31-40 лет — 2,94%. Статистика показывает, что наибольшее количество проституток представлено молодыми женщинами от 21 до 25 лет. Из этого следует, что наиболее значительная категория женщин занимающихся проституцией — это женщины наиболее благоприятного репродуктивного возраста.
    По материалам УВД оказалось, что в сфере оказания интимных услуг постоянно работают 332 женщин (76,62%) и 106 (23,37%) заявили, что работают временно. Однако данные о временных секс-работницах не представляются достоверными, так как многие женщины или несовершеннолетние девочки, заявляющие о себе как о временно подрабатывающих, были неоднократно зафиксированы на улице или на дорогах. Среди временно занятых в проституции женщин и девушек встречаются студентки, подрабатывающие на оплату обучения или молодые мамы, зарабатывающие на питание для детей. Видимо число постоянных секс-работниц гораздо выше. Сложность их фиксирования состоит в том, что требуется достаточно много свидетельств для постановки их на учет.
    Большая часть из проституток была задержана за различного рода преступления, а проституция выявилась как сопутствующее преступлениям занятие. Из них 13 женщин были задержаны за изготовление и сбыт наркотиков. Возбуждены уголовные дела за автоугон, кражи, телесные повреждения, мошенничество, организацию притонов, убийство за разбой и грабеж против 23 женщин, вовлеченных в проституцию.
    Образовательный уровень проституток, включая несовершеннолетних, представлен в таблице 3. (Однако он не полон, т.к. в материалах дел во многих случаях не оказалось данных об образовании).
    Табл.3.
    Образовательный уровень
     
     
    Высшее    Незаконченное высшее    Среднее специальное    Среднее    Неполное среднее    Начальное      
    7    11    49    209    64    10     

    Полученные результаты развенчивают миф о малообразованной, неопытной девушке, каковой является проститутка. Среди секс-работниц встречаются женщины, имеющие высшее образование (1,6%), студентки вузов (2,5%). Закончившие вузы специалисты с высшим образованием, как и студентки вузов, совмещают основную работу с занятием проституцией. Причем, проституция для них является основным способом добывания средств к жизни, а работа по специальности ― дополнительной статьей доходов. Но полностью на проституцию они не переключаются, объясняя это тем, что «по основному месту работы идет стаж», «сохраняется социальный статус», да и вообще «мало ли что может случиться в жизни, а тут есть постоянное место работы». Надо учесть, что лишь немногие из девушек указывают место учебы из боязни огласки. В графе образование они предпочитают поставить прочерк. Также на ряд вопросов  (семья, дети не были получены ответы).
    В большинстве своем женщины, работающие в коммерческом секс-секторе, имеют полное среднее (47,2%) или профессиональное образование (11%). Среди тех, кто получил профессиональную подготовку и имеет стаж работы в других сферах деятельности, встречаются женщины самых разных специальностей  ― учительницы младших классов, бывшие воспитательницы детского сада, медсестры, акушерки, продавщицы, парикмахерши, поварихи, лаборантки научных и учебных учреждений, библиотекарши, официантки и др. Они приходят в проституцию в надежде получить постоянный заработок или поправить свое материальное положение.
    Среди женщин, имеющих неполное среднее образование ― 14,4%, а среди совершеннолетних и несовершеннолетних проституток с начальным образованием ― 2,2%. Среди последних 5 несовершеннолетних девочек.
    Помимо материалов задержаний женщин, замеченных в проституции, при создании социального портрета проституции были использованы результаты анкетирования, проведенного среди работниц коммерческой секс-индустрии. Из 283 респонденток 56 (19,7%) утверждают, что они не знают, чем они могли бы зарабатывать себе на жизнь помимо проституции; 227 (80,2%) хотели бы учиться или работать в других сферах деятельности, но откладывают планы на отдаленное будущее, не прилагая ни малейших усилий к их осуществлению. Порог требовательности к себе и понимание возможностей преодоления жизненных трудностей у большинства женщин крайне низок. Они предпочитают плыть по течению, мечтая о том, что вскоре они покинут это бизнес, заработав достаточно денег. Однако все «розовые» мечты и надежда легких денег оборачиваются печальными последствиями. Все респондентки, по крайней мере, однажды обращались за медицинской помощью по поводу венерических заболеваний. Более 90% профессиональных проституток систематически употребляют алкоголь и спиртное. И лишь 8 (1,8%) твердо заявили, что надеются и дальше работать в секс-бизнесе в качестве содержательниц фирм досуга или школы моделей.
    Выяснилось, что из 442 секс-работниц 274 (61,99%) в семьях, где на них «не обращали внимания», «у родителей были вечно свои проблемы», «воспитывала бабушка», «мать пила и приводила мужчин», один или оба родителя находились в тюрьме и т.п. или выросли в детских домах. Очевидно, что их детство проходило либо в так называемых «неблагополучных семьях», либо в условиях лишения семейной привязанности и общения, что, несомненно, привело к психологическим проблемам, низкой самооценке, тяге к «приключениям». По-видимому, закономерно, что предоставленные в детстве сами себе теперешние молодые женщины в большинстве своем (85,72%) впервые вступили в половой контакт между 13―15 годами. Лишь немногие совершеннолетне проститутки ― 26 (5,88%) ? признают, что они имели частую смену партнеров до профессионального занятия проституцией (от 20 и выше), но только часть из них считает, что это можно назвать «работой». Их первый сексуальный опыт был добровольным и связан с друзьями-мальчиками.
    И здесь немаловажным фактором была для них референтная группа. Вообще, подростковый период ― период выбора самостоятельного образа жизни и ценностей, период негативного отношения к словесному воздействию и отрицания принятых критериев, авторитетов. В этот период сильно возрастает значение микросреды, друзей, чувство возрастного коллективизма. Влияние «своей группы», стремление не отстать от сверстников, определенная мода, любопытство и зачастую гипертрофированное желание получить удовольствие, «вкусить запретный плод», скука, при которой подросток готов пойти на любое безрассудство ― вот одна из причин приобщения молодых людей к проституции. При этом следует подчеркнуть издержки родительского влияния, когда два поколения не могут взаимодействовать друг на друга, найти общий язык. «Улица» становится более привлекательной, чем семья и школа.
    Среди проституток следует отметить и тех, чей первый опыт был связан с изнасилованием — 47 человек (10,63%), или инцестом —  12 человек (2,71%), перед тем как они пришли в коммерческий секс.
    Поэтому неудивительно, что, достигнув совершеннолетия, девушки склонны работать в секс-секторе с чувством полного безразличия к своему телу и своему будущему. Тело бессознательно воспринимается как физическая данность, которой можно распоряжаться по своему усмотрению для решения различных жизненных задач. Оно как бы отчуждается от личности и теряет свою ценность, приобретая стоимость товара.
    Данный вывод подтверждается ответами в табл.4 на вопросы относительно отношения проституток к работе (всего было получено 336 ответов).
    Табл. 4.
    Отношение к работе

     
    Нравится    Нет, не нравится, но работа приносит деньги    Стараюсь не думать об этом    Все равно      
    16    202    87    31     

    Итак, вопреки устоявшемуся мнению о том, что проститутками становятся женщины необразованные или не имеющие альтернатив, вышеприведенные показатели свидетельствуют, что часть российских проституток имеют и образование, и профессиональную подготовку для иных видов деятельности. Однако они не нашли иного способа изменить свое материальное или финансовое положение (даже имеющие высшее или специальное профессионально образование), кроме как занимаясь проституцией. 
    Среди 325 совершеннолетних проституток ― 147 (59,3%) заявили, что к занятию проституцией их толкнули безработица, материальные и финансовые трудности. Из них у 38 (25,8%) сформировалось представление о высоких заработках,  99 (67,3%) утвердились в мысли, что только этот вид работы дает возможность заработка и какой-то видимости стабильности в жизни. В основном в таких мнениях утверждаются бывшие сельские жительницы или представительницы малых городов, где они получали мизерную зарплату или не получали вовсе. Заработки проституции кажутся большими суммами. Определенная часть респонденток — 18 (5,5%) женщин подтвердили, что к занятию проституцией их принудили для отработки своих собственных долгов или долгов их приятелей; 1 (0,30%) была подвигнута к занятию проституцией собственной матерью, работавшей в этом же бизнесе; 18 (5,5%) женщин занялись проституцией из любопытства, или им работа показалась интересной; 8 (2,4%) стали проститутками из мести мужу; 56 (25,2%) ― из-за отсутствия жилья. Небольшая часть респонденток — 3 (0,92) решились на занятия проституцией ради покровительства и прочных связей, которые могут помочь им в будущем в создании собственного бизнеса (парикмахерские, салоны красоты).  Большое влияние на выбор проституции в качестве основного рода занятий (особенно среди несовершеннолетних) оказали подруги и знакомые, описывающие легкие способы заработка. Таких девушек оказалось ― 15 (17,2%).  СМИ (фильмы, телепередачи, книги) окружающие жизнь проститутки некоторой романтикой и загадочностью повлияли на выбор 7 девушек (2,1%). На основе полученной информации у 32 женщин (9,8%) сформировался образ «красивой жизни» (развлечения, рестораны, поклонники).  Из общего числа 47 (14,4%) увидели в проституции единственный путь выезда за рубеж с целью трудоустройства или замужества.





















    РАЗДЕЛ III
    ДЕТИ И СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ
    III.1. Вовлечение детей в проституцию

    Мир сексуальной эксплуатации вовлекает в свою орбиту  не только  взрослых, но и детей. Детская проституция исторически столь же древнее явление, как и взрослая, но в последнюю четверть ХХ века, благодаря процессам глобализации она стремительно возросла. Самая высокая степень детской проституции отмечается  в крупных и курортных городах. Эти места привлекают детей возможностью добывания средств к существованию, а для пользователей детской проституции это возможность дешево купить сексуальные услуги.
    Центром детской проституции считается Юго-восточная Азия. Резкий всплеск детской проституции в Юго-восточной Азии связывают с ростом бедности, массовым развитием туризма и секс-туризма. По оценкам ЮНИСЕФ более 1 млн. детей в Азии, включая Таиланд, Филиппины, Индию, проданы в бордели или уличным сутенерам для занятий проституцией. В то же время такая организация как ЕСРАТ (Ending Child Prostitution, Pornography and Trafficking) находит что, численность детей, занимающихся проституцией гораздо выше. По ее оценкам детская проституция в Индии достигает 20% от 20 млн. общей проституции. Таким образом, она составляет около 2 млн. детей, работающих в борделях, массажных салонах, барах, на улице и т.д.. На 1995 г. в Камбодже каждая третья проститутка не достигает восемнадцатилетнего возраста. По сообщениям газеты «Korea Times» в Южной Корее в детскую проституцию втянуты около 500.000 несовершеннолетних. Около 75.000 жертв детской проституции насчитывалось на Филиппинах в 2000 г.; от 30.000 до 35.000 ― в Таиланде; около 44.000 ― в Шри-Ланка, стране, известной по туристическим каталогам как центр проституции мальчиков.  По оценкам правозащитных организаций до 20% растущей секс-индустрии во Вьетнаме составляют дети в возрасте до 18 лет, в Камбодже приблизительно 35% секс-работниц ― девушки в возрасте от 13 до 17 лет.  На Тайване, по оценкам ЕСРАТ, около 100.000 детей втянуты в проституцию.
     Не меньшей популярностью пользуется детская проституция и в других странах мира. До 40.000  малолетних проституток насчитывается в Венесуэле, приблизительно 25.000 в возрасте от 12 до 17 лет ― в Доминиканской республике, около 500.000 ― в Перу,  500.000 ― в Бразилии,  и 200.000  ― в Канаде. Из 2 млн. проституток США от 300.000 до 600.000 составляют дети и подростки, не достигшие еще восемнадцати лет. Большинство из них принадлежит к категории уличных проституток. По некоторым оценкам их численность достигает в этой группе до 20%.
    Как видно из вышеприведенной статистики, которую можно продолжить, проблема детской проституции стала глобальной. Россия оказалась частью этих глобальных процессов и, как показывает практика, она не готова встретиться с нею ни в плане оценки явления, ни в плане ее решения. До падения Советского Союза и развала Восточного блока защита детства имела не только правовую, но и экономическую основу. В переходный период экономика стран Восточной Европы и России оказалась не в состоянии поддерживать семьи в целом и детей в частности. Законы теневой экономики стали господствующими, а законы криминального мира ее законами. Закономерно, что дети и женщины, как самые уязвимые группы оказались вовлеченными в цепь организованной преступности.
    Определить реальную статистику детской проституции очень сложно, если невозможно. В зависимости от дефиниции детской проституции, инструментов для ее измерения, государственной политики цифры разнятся достаточно сильно. О детской проституции можно лишь судить по отдельным разрозненным численным показателям, поступающим из разных городов и регионов страны. Во всяком случае, по данным ГУВД г. Москва более 1.000 детей были втянуты в проституцию в 1993 г. В ходе рейдов и проверок УВД Приморского края в 2000 г. по выявлению и задержанию проституток, 25% от задержанных проституток составили дети, в 2001 году около 27%.
    Детская проституция, сексуальная эксплуатация детей и детская порнография являются вопиющим ущемлением прав человека и безусловной формой рабства. Согласно классификации Международного Департамента Труда (International Labor Office) детская проституция классифицируется как «несоответствующая форма труда».. Именно поэтому даже в тех странах, где проституция легализована, детская проституция находится вне закона, а вовлечение детей в проституцию  считается криминальным преступлением. Если взрослую проституцию можно разделить на добровольную и принудительную, то детская проституция, безусловно, должна быть определена как принудительная. Конечно, не все дети, особенно подростки, принуждаются к проституции силой. Принуждение, которое они испытывают, иного порядка ― экономическое или социальное.
     В отличие от взрослой проституции детская проституция и сексуальная эксплуатация в любой ее форме имеет более серьезные последствия для жизни и здоровья ее жертв. Ее рост не только лишает детей нормальной жизни, семейного тепла, но и подталкивает их к иным рискам: употреблению наркотиков, алкоголизму, воровству и другим преступлениям.
    Детская проституция определяется как «участие за плату или материальное вознаграждение в сексуальных актах с взрослыми или лицами, не достигшими восемнадцати лет». Сексуальные акты включают половые сношения, оральный секс и содомию. Отличие детской проституции от юридически определяемого акта изнасилования состоит в обмене услуг на деньги или их эквивалент: наркотики, еду или другие товары. Также как  и взрослую ее можно разделить на организованную и неорганизованную. В ее организационную структуру включены несовершеннолетние дети, работающие на улицах, в фирмах досуга, борделях, саунах и других развлекательных заведениях. Неорганизованная детская  проституция включает, в целом, группы бездомных детей, детей, проживающих в семьях. Они время от времени оказывают секс-услуги за небольшую плату. Деньги, заработанные таким образом, тратятся на мелочи: косметику, еду, развлечения.
    Особенность детской проституции состоит в том, что ее организаторами и основными потребителями являются взрослые. Они несут ответственность за приобщение несовершеннолетних к вступлению в сексуальные отношения с различными лицами, получая за это материальное вознаграждение. Организаторами проституции могут случайные лица, знакомые и даже собственные родители. Действия взрослого, образующие объективную сторону вовлечения детей в занятие проституцией выражаются в разных формах воздействия: физического принуждения (побои, причинение телесных повреждений, лишение свободы, пищи, оскорбления) или психического (обман, уговоры, лесть, подкуп, возбуждение чувства зависти и др.).
    Причины детской проституции различны. Едва ли не самая главная причина ― семейное насилие. «Юля говорит, что девочкой она перестала быть в 12 лет, когда пьяный отчим тупо изнасиловал ее из-за того, что мать не дала ему денег на бутылку. У кого отчим постарался, а Женьку родной папа оформил» («Владивосток», 12 марта 1999).
    По фактам семейного насилия был сделан анализ репрезентативной выборки актов судебно-медицинского освидетельствования Приморским краевым Бюро судебно-медицинской экспертизы. Выборка проводилась за 1997, 1998 и 1999 г. За каждый год рассматривалось по 80 дел насилия, свершаемого в семье. В 1997 г. количество детей,  пострадавших от семейного насилия составило 2%, в 1998 г. насилие над детьми не зарегистрировано, в 1999 г. зарегистрировано 4% детей, от общего числа дел по совершению насилия.
    Конечно, сведения эти крайне скудны. На самом деле размах семейного насилия над детьми достигает чудовищных масштабов. По данным Краевого реабилитационного Центра для детей 55% детей, прошедших в нем реабилитацию, пережили физическое насилие в семье. Хотя на самом деле цифра эта  занижена. Не все дети рассказывают о побоях, издевательстве, и других формах насилия, которые они пережили. В личных делах детей такие формы давления как лишение еды, устные оскорбления не рассматриваются как насилие.
    Как считают сотрудники Краевого реабилитационного Центра, практически каждый второй ребенок нуждается в реабилитации. Особенно это касается сельских детей, которые из-за экономической несостоятельности родителей находятся в крайне тяжелых обстоятельствах. В отдаленных сельских районах жители годами не получают заработной платы, не имеют возможности покупать детям продукты, одежду, необходимые лекарства. Дети не посещают школу либо потому, что нет одежды, либо потому что родители алкоголики. По данным Краевого статистического бюро, около 45%  населения Приморского края, живущего в сельской местности, не работает и существует на результаты своего подсобного хозяйства. Количество хронических алкоголиков в некоторых поселках достигает 80% взрослого трудоспособного населения. В таких условиях рождается насилие в отношении детей, детская заброшенность и преступность. Так, из 1366 детей, побывавших в центре с 1996 по 2000 гг. 56 детей прибыли из семей, в которых оба родителя лишены родительских прав, у 34 детей матери, у 66 детей ― отцы находятся в тюрьмах за различные преступления (чаще всего воровство, драка, убийство на почве пьянства), у 162 детей родители хронические алкоголики. В целом же, статистика показывает, что  из 1366 детей, посетивших Центр за годы его существования, 88,5% составляют дети из так называемых «неблагополучных семей», т.е. семей, где родители и дети имеют серьезные проблемы на почве пьянства, наркомании, семейных конфликтов.
    Жизнь детей в таких семьях превращается в кошмар и подталкивает к проституции.

    Свету привезли в реабилитационный Центр в 1997 г. Ей было 14 лет. Девочка была из неблагополучной семьи, проживающей в Уссурийском районе. После пребывания  в Центре она уехала домой, а через год сотрудники Центра случайно встретили ее на улице. Девочка была грязная, оборванная, худая, вела себя очень агрессивно. Ее пригласили прийти в Центр. Через некоторое время Света пришла и рассказала свою историю. После возвращения домой она не смогла в очередной раз вынести побои, оскорбления и убежала из дому. Летом жила на улице, а зимою ее подобрали взрослые бездомные мужчины и поместили в притон на заброшенной даче. Девочка прожила в Центре несколько месяцев, а затем сотрудники Центра помогли ей поступить в профессиональное училище. Пока Света учится и строит планы на будущее.

    В данном конкретном случае судьба девочки сложилась более-менее удачно. Но, к сожалению,  данные свидетельствуют о катастрофическом положении детей в крае.
    В личных делах детей, состоящих на учете в отделах по делам несовершеннолетних и Краевого реабилитационного Центра для детей, иногда  фиксируются сексуальные формы насилия, совершенные над ними. На самом деле таких случаев гораздо больше. В беседах с детьми выявляется, что многие из них скрывают насилие или даже не понимают,  что они были в ситуации насилия. В частности дети, пережившие инцест не всегда понимают смысл совершенного над ними надругательства. Причем, инцест иногда совершается с ведома матерей, которые убеждают дочерей, что подобные отношения являются нормой семейных отношений.

    Сестры Наташа (12 лет) и Аня (8 лет) были направлены в Краевой реабилитационной Центр по ходатайству поселкового совета. Дети подвергались не только физическому насилию, но и инцесту. Как заявили девочки, мама не видела в этом ничего удивительного. Она им говорила, «для чего же мы с папой вас родили? Для того чтобы вы доставляли ему удовольствие».
    В ходе реабилитационной программы девочкам долго объясняли, что их случай не имеет ничего общего с нормальными семейными отношениями.

    По официальной статистике Центра 13,6% детей пережили сексуальное насилие в семье. Согласно оценкам американских социологов эта цифра достигает 47%. Региональные СМИ время от времени освещают проблему, пытаясь найти как корни инцеста, так и выяснить последствия сексуального насилия для психического и физического здоровья ребенка. Каждый такой случай является трагедией для ребенка и сильнейшим мотивом  к занятиям проституцией не только для пострадавшего, но и для других детей. В большей части жестокость подростков, насилующих своих сверстниц, или способствующих насилию связана с чувством мести, возникающим после насилия. «Чем она/он лучше меня. Пусть и ей/ему будет так же плохо, как и мне». Шантажом или обманом они заманивают своих сверстниц в подвалы, глухие места, подворотни, где подростки или взрослые мужчины их насилуют. А далее насилие порождает насилие.
    Чувство мести развивается по двум причинам: непонимание происходящего и незнание способов выхода из сложившейся ситуации. Находясь под постоянным психологическим и физическим прессингом, ребенок перестает ощущать себя личностью. Он воспринимает себя как вещь, которой могут распоряжаться более сильные и властные люди. Поэтому у детей, переживающих насилие, возникает безразличие к своему телу, своей судьбе и отношения насилия они воспринимают как жестокие, но естественные. Главная задача для таких детей ― выжить. Их опыт подсказывает, что, покоряясь насилию можно приспособиться к различным ситуациям. В итоге сексуальные контакты не воспринимаются как насилие, а как чисто механическое занятие, не сопровождаемое никакими эмоциональными переживаниями.  Для исковерканного сознания насилуемых детей секс становится привычным образом жизни, способом заработать деньги на своем и чужом теле. Для девочек, занимающихся проституцией, деньги становятся символом взрослости. Поскольку большинство из них имеют заниженную самооценку, зарабатывание денег создает у них новое, повышенное чувство собственной значимости.
    Девочки, пережившие насилие в семье, становятся первыми потенциальными жертвами дальнейшей сексуальной эксплуатации. Результаты исследований главного психолога Краевого Центра по исполнению наказаний за совершенные преступления Шабиневич Н.И., свидетельствуют, что каждый второй несовершеннолетний ребенок, находящийся в следственном изоляторе (включая девочек и мальчиков) подвергался в детстве сексуальному насилию в семье или своими сверстниками. Именно эти дети, как уже было замечено выше, являются потенциальными проститутками. По данным Шабиневич Н.И. средний возраст детей, впервые подвергшихся сексуальному насилию ― 7-10 лет, хотя встречаются случаи насилия и в пятилетнем возрасте. Исследование, проведенное в Дальневосточном регионе, показало, что почти 90% девочек, перед тем как стать проститутками подвергались сексуальным домогательствам. Другие исследования подтверждают эти результаты. 
    Среди этих детей много бездомных. Ряд  американских исследований показывают, что более чем 1 млн. девочек ежегодно убегают из дому. По меньшей мере, 35% из них просто выбрасываются на улицу родителями или родственниками. Но часто факт этот скрывается, и о девочках заявляют в полицию как о пропавших. Большинство российских городов страдает от высокого уровня беспризорности. В настоящее время в России около 2-2,5 млн. бездомных детей.  В 2000 г. по заявлению мэра г. Владивостока около 3.000 детей в городе живут на улице, а средства родителей и города не позволяют позаботиться о них. Убегая от семейного насилия, «дети улиц» становятся жертвами различных преступлений или сами вовлекаются в преступную деятельность. В силу вступает «фактор спирали», согласно которому за одним преступлением следует другое.  Более 45.000 несовершеннолетних находятся в местах лишения свободы. Беспризорные дети подвержены нещадной криминальной эксплуатации, в том числе в виде организованной проституции, пополняя разряд самых низкооплачиваемых эксплуатируемых проституток: «вокзальных», «уличных» и «придорожных». Обычно у ребенка, сбежавшего из дому, нет никакого реального представления о том, на какие средства он будет существовать; лишенные друзей, семьи, жилья, такие дети неизбежно становятся жертвами педофилов, распространителей наркотиков, порнодельцов и сутенеров. Ирония состоит в том, что многие беглецы, убежав из дому именно из-за того, что их использовали в сексуальных целях, став независимыми, тут же вновь оказываются в сетях принудительного секса.
    Но если дети не всегда понимают характер своей работы в качестве проституток, то взрослые сутенеры или родители, отправляющие их на панель, понимают всю прибыльность торговли детьми. Уголовные дела, по факту вовлечения детей в занятия проституции как Приморском, так и в Хабаровском краях свидетельствуют о доходности этого бизнеса и связи с взрослыми сутенерами/сутенершами. Жертвы детской проституции всегда находятся под контролем организованной проституции. От них требуется не только «качественное» исполнение своих обязанностей, но и вовлечение в проституцию других детей. Детей принуждают заниматься проституцией ради денег, которые потом отбирают старшие: родители, сутенеры и другие лица.
    Дети, работающие на улицах, подвержены гораздо чаще и в большей степени насилию, чем взрослые проститутки. Поэтому для собственной защиты они часто объединяются в группы, возглавляемые чаще взрослыми, реже несовершеннолетними сутенершей/сутенером. Для проституции характерно поощрение эксплуатации одних детей другими. Часто именно девочки принуждают своих подруг и знакомых к проституции.
    Второй мотив вхождения детей в проституцию ― материальный. Дети, даже из самых благополучных семей занимаются проституцией из-за небольших денег на карманные расходы. Причем, родители часто не знают, чем на самом деле занимаются их чада.  Дети вовлекаются в проституцию, как правило, сверстницами, которые рассказывают друг другу как легко можно заработать деньги на дамские мелочи.
    Нередко к проституции детей подвигают их собственные родители. В августе 2002 г. депутат Государственной Думы С.Горячева обнародовала данные, согласно которым «за последнее время в России было зафиксировано 192 случая продажи детей в сексуальное рабство. Нередки случаи вовлечения детей в порнографию». Цифра, указанная С.Горячевой учитывает лишь официально установленные случая вовлечения детей в проституцию. Статистика неофициальная остается скрытой проблемой.
    Прямая продажа детей их родителями дополняется поощрением или принуждением с их стороны к занятиям проституцией. Восьмилетний мальчик в краевом реабилитационном Центре для детей заявил, что его пятнадцатилетняя сестра «проститутка и хорошо устроилась. Она выходит вечером на дорогу, садится в машину и потом приносит домой деньги». Деревенская девочка является, по сути, единственной кормилицей в этой семье. Родители не возражают против ее поездок и принимают деньги, заработанные продажей ее тела.
    Третья причина вовлечения несовершеннолетних в проституцию совершается для занятий преступной деятельностью. Несовершеннолетних девочек используют в качестве наводчиц на состоятельных клиентов с целью последующего совершения в их отношении краж, грабежей, разбоев. Хотя главная цель взрослого в этом случае заключается в склонении несовершеннолетних к совершению преступления, но достичь ее невозможно без приобщения подростка или ребенка к проституции.
    Четвертая причина вовлечения в проституцию ― приобщение детей к наркотикам и алкоголю со стороны взрослых.  Дети-наркоманы и алкоголики занимаются проституцией за выпивку, дозу наркотиков, небольшие суммы денег на приобретение наркотических веществ. Таким образом,  они приносят существенные доходы наркоторговцам. С другой стороны многие дети, как и взрослые проститутки быстро становятся зависимыми от наркотиков и алкоголя, как спутников  проституции.
    Приведенная ниже таблица 6 дает некоторое представление о масштабах детской наркомании в г. Владивостоке. Цифры, представленные в таблице не отражают в полной мере действительное положение дел с детской наркоманией и алкоголизмом. В ней представлены только выявленные и зарегистрированные в УВД случаи наркомании, связанные с определенными преступлениями или девиантным поведением, Поэтому как о наркоманах поставленных на учет можно говорить о тех детях, которых выявили сотрудники милиции, родители или учителя школ. Следует учитывать, что существуют так называемые группы риска среди детей, т.е. тех, кто не употребляет наркотики и алкоголь систематически, но был замечен в этих деяниях. Данная группа детей и подростков на учет не ставится, а регистрируется, зачастую анонимно. Причем, она значительно превышает группу зарегистрированных правонарушителей. В соответствии со  статистикой наркологического диспансера г. Владивостока в 2000 году на учете по направлению УВД состояло 310 подростков до 18 лет, и  402 подростка были зарегистрированы как группа риска.  Поэтому, как считают врачи краевого наркологического диспансера, 2/3 детей наркоманов остаются незарегистрированными. Количество наркоманов, беспризорников и преступников среди детей, несомненно, выше, чем это отражено в цифрах.
    Местные органы власти не в состоянии обеспечить соответствующий надзор за семьями и дети либо снова оказываются в условиях насилия, либо покидают дом и уходят на улицу, где попадают в зависимость от взрослых, рекрутирующих их в коммерческий секс-сектор.
    Высокая численность детей-проституток во всем мире сама за себя говорит о спросе на детскую проституции. И не только потому, что находятся любители заниматься сексом с детьми, но и потому что многие клиенты верят, что тем самым они защищены от угрозы Вич-инфекции и венерических заболеваний. Однако это лишь заблуждение. Дети более чем взрослые подвержены риску заболеваний, так как не могут оценить необходимость правил безопасного секса, а если и знают о них, то физически не могут защитить себя и противостоять взрослым в их сексуальных желаниях. Нижеприведенные таблицы по двум регионам Дальнего Востока позволяет реально взглянуть на зависимость детской проституции и угрозы заболеваний, передающихся половым путем.
    Табл.5.

    Количество выявленных несовершеннолетних и молодых людей с венерическими заболеваниями по Приморскому краю

     
    1996      
    Заболевания    0-14 лет    15-17 лет    18-19 лет      
        девочки    мальчики    девочки    мальчики    девушки    юноши      
    Сифилис    57    35    564    139    638    160      
    Гонорея    39    5    111    117    150    173      
    Прочие    106    2    941    68    2181    196      

    1997
          
    Сифилис    67    44    527    160    583    185      
    Гонорея    30    3    101    108    113    135      
    Прочие    192    -    1173    69    1826    152      

    1998
          
    Сифилис    64    32    433    125    488    167      
    Гонорея    25    2    86    107    112    139      
    Прочие    132    4    1102    94    2076    257      

    1999
          
    Сифилис    39    22    331    83    356    121      
    Гонорея    18    1    102    117    111    143      
    Прочие    57    4    392    84    574    85      

    2000
          
    Сифилис    33    18    208    55    299    105      
    Гонорея    16    8    126    101    92    176      
    Прочие    55    3    376    29    606    79      

    2001
          
    Сифилис    13    20    146    64    179    73      
    Гонорея    10    2    59    110    86    170      
    Прочие    38    1    315    46    563    78     

    Табл.6.
    Количество выявленных несовершеннолетних и молодых людей с венерическими заболеваниями по Хабаровскому краю.

     

    1999
          
    Заболевания    0-14 лет    15-17 лет    18-19 лет      
        девочки    мальчики    девочки    мальчики    девушки    юноши      
    Сифилис    0    0    240    70    306    198      
    Гонорея    0    0    163    144    173    216      

    2000
          
    Сифилис    0    0    134    55    198    81      
                160    131    189    257      

    2001
          
    Сифилис    0    0    163    63    211    91      
                138    129    198    235     

    Многие случаи выявленных заболеваний характерны для беспризорных детей, поступивших в приемники-распределители. Большая часть детей и подростков (девочек) приобрела венерические заболевания в ходе занятия уличной проституцией. Естественно, что заражали их не дети, а взрослые клиенты. При этом нередки случаи вторичного заболевания сифилисом. За 2001 г. в Приморском крае были зафиксированы 3 таких случая среди детей самой младшей возрастной категории от 0 до 14 лет и 73 случая среди категории девочек от 15 до 17 лет; в 2000 г — соответственно 11 и  108.
     Как считают врачи Приморского краевого кожно-венерологического диспансера показатели заболеваемости среди детей и молодежи превышают приведенную статистику как минимум в пять раз. При существующей системе частных поликлиник многие больные дети и подростки по настоянию родителей официально не фиксируются.  Часть больных предпочитает лечиться самостоятельно или не лечатся вовсе. В ходе медицинского обследования беспризорных детей, поступивших в приемник распределитель транспортной милиции г. Хабаровска, была выявлена двенадцатилетняя девочка, с заболеванием сифилиса в третьей стадии. С 1998 по июнь 2002 г. в Хабаровском крае были выявлены 71 вич-инфицированных больных в возрасте от 15 до 20 лет. Таким образом, в Дальневосточном регионе очевидна наметившаяся тенденция к омоложению проституции. В орбиту втягиваются малолетние дети, которых выводят на продажу сутенеры или даже родители. Уголовные дела по факту вовлечения в проституцию в Приморском и Хабаровском краях за период 1998―2002 гг. были связаны именно с детской проституцией. Причем, сутенерами несовершеннолетних зачастую выступают сами несовершеннолетние. Показательным примером является уголовное дело, заведенное в г. Хабаровске в 1999 в отношении пятнадцатилетней сутенерши, продававшей своих сверстниц взрослым клиентам.
    Общую тенденцию к омоложению проституции подтверждаются и данные других регионов. Так, в 1987 г. каждая двадцатая проститутка была моложе 18 лет, а в 1996 г. ― каждая восьмая, в Москве и Петербурге ― каждая пятая.  
    Эту же тенденцию к омоложению отмечают и организаторы секс-индустрии. Содержатели борделей утверждают, что они стараются не принимать на работу несовершеннолетних из боязни быть привлеченными к уголовной ответственности. Но утверждение это весьма сомнительное. «Свежий товар» всегда в цене. По признанию некоторых сотрудников фирм досуга «конечно, несовершеннолетние девчонки у нас работают, просто мы делаем вид, что не знаем этого. Паспорта ведь требуются  не всегда, а многие выглядят гораздо старше своих лет». Более того, некоторые газеты со ссылкой на правоохранительные структуры сообщают, что в г. Владивостоке работают около 40 необъявленных фирм досуга, поставляющих клиентам несовершеннолетних проституток от 14 лет, равно как и мальчиков для оказания сексуальных услуг. Чтобы не быть замеченными в вовлечении детей в проституцию и сексуальную эксплуатацию, посредники данных фирм развозят  визитки фирм в сауны, игорные клубы и другие места, где оставляют их заинтересовавшимся и заслуживающим доверия клиентам.
    Дети находятся под давлением двойной морали. С одной стороны, дома от родителей и в школе от учителей они получают информацию о том, что занятия проституцией опасны и морально неоправданны. С другой ― те же самые взрослые печатают в газетах на разворотах объявления фирм досуга и откровенные предложения интимных услуг, помещают полупорнографические рекламы, демонстрируют фильмы с участием проституток, продают в каждом киоске порнографические журналы и видеофильмы. А дети выбирают то, что кажется проще, легче и интересней. И, к сожалению, у них формируется очень устойчивое положительное отношение к проституции как к приятному и легкому способу добывания средств к существованию. На вопрос врачей краевого Центра по борьбе со СПИДом, почему проституция это плохое занятие, они получили единственный ответ: «можно заболеть».
    Возможно, в борьбе с детской проституцией в определенной степени мог бы помочь опыт зарубежных стран. Помимо приютов и реабилитационных программ для детей, пострадавших от проституции во многих странах существуют и иные действенные меры. Так, например, в Южной Корее против проституции развернута настоящая война. В одном из крупнейших «розовых кварталах» Сеула проводятся ежедневные рейды с целью выявить несовершеннолетних девочек, работающих в секс-бизнесе. В интервью газете начальник одного из отделений полиции заявила, что причину преступного бизнеса она видит в «извращенных сексуальных наклонностях корейских мужчин.… До тех пор пока будет спрос, будет и предложение». Далее она продолжила: «Некоторые говорят, что девочки добровольно становятся проститутками, чтобы заработать "легкие деньги". Однако подростки недостаточно зрелы, чтобы решать за себя, у них нет чувства ответственности за свою судьбу. Кроме того, извращенная сексуальная культура, становясь достоянием гласности при помощи бесконтрольных средств массовой информации, заражает сознание молодежи и ведет к распространению "спонсорских" отношений между взрослыми мужчинами и молодыми девочками  (карманные деньги в обмен на секс) и к другим формам проституции. Мы, взрослые, должны чувствовать свою ответственность и защищать подростков от подобных вещей». Для того чтобы пресечь детскую проституцию парламент Южной Кореи принял поправки к закону о защите молодежи, согласно которым правоохранительные органы могут теперь предавать гласности список лиц, занимающихся сексом с подростками. Это послужит эффективной профилактической мерой и приведет к снижению спроса. Новый вариант закона предусматривает также более жесткие наказания для сутенеров и владельцев «отелей любви», которые нанимают несовершеннолетних.
    Корейская полиция обращается к поддержке общественных групп правительственных служб и всего населения, создавая вместе с ними реабилитационные программы для подростков.
    Борьба с детской проституцией должна основываться не только с позиций несоответствующей занятиям ребенка формы труда, но и с позиций признания детской проституции современной формой рабства, которая должна быть уничтожена всеми возможными средствами. Все дети должны быть защищены от принудительного труда и сексуальной эксплуатации. Они имеют право на образование, материальную поддержку общества и государства для полноценного физического и духовного развития.
    III.2. Вовлечение несовершеннолетних в порнографию

    Проблема детской порнографии стала привлекать внимание исследователей и криминологов лишь в последние годы. Она имеет различные формы, включая печатные средства массовой информации (журналы, книги, газеты), видеозаписи, кино- и видеофильмы. Распространение порнографических изделий осуществляется через самые разнообразные каналы: включая театры, стриптиз-клубы, кабельное телевидение, видеомагазины, книжные магазины, интернет, и телефонные компании. Даже телевидение, пытаясь конкурировать с иными средствами массовой информации, допускает фильмы  и программы со сценами насилия над женщинами и детьми. Зачастую в них стирается грань между мягким и жестким порно.
    Хотя число задействованных в этом бизнесе детей неизвестно, можно с уверенностью сказать, что оно достигает нескольких десятков тысяч в год. В Лос-Анджелесе, например, ежегодно около 30.000 детей втягиваются в порнографию. По сообщениям полиции во многих приграничных селениях Голландии и Германии находятся мальчики из Восточной Европы и России, которых принуждают сниматься в порнофильмах, производимых в этих местах. В 1999 г. в Париже полиция обнаружила подпольную студию, изготовлявшую порнофильмы с участием бразильских детей, а после записи на видеокассеты фильмы продавались постоянным клиентам.
    Число пользователей детского порно составляет от по оценочным данным от 30.000 до 40.000. Из них 99% потребителей детской порнографии составляют мужчины. Потребители основывают клубы детской порнографии, коллекционируют фильмы, фотографии, изображения детей, объединяются в клубы и обмениваются порнографической продукцией. В июле 1998 г. в Нидерландах была раскрыт международный клуб пользователей детской порнографии, куда входили граждане Нидерландов, Германии, США. Израиля и России. В квартире гражданина Нидерландов были изъяты около 9.000 порнографических изображений, часть из которых составляли порнографические фотографии детей в возрасте от одного года до полутора. Некоторые часть фотографий запечатлевала сцены изнасилований пятилетних и восьмилетних девочек. Однако это лишь вершина огромного айсберга, который представляет собою глубоко законспирированный и хорошо организованный преступный и многомиллионный бизнес для развлечения взрослых.
    Центрами производства детской печатной и кино- порнографии по праву можно назвать Данию, Голландию, Швейцарию, Германию и Швецию, где, в общей сложности производится более 200 журналов, изображающие сексуальные акты с привлечением детей. Доходы от такой продукции может быть выше, чем доходы от  других  видов порнографии.
    Главной проблемой для изготовителей детской порнографии являются модели. Основными «актерами» в порнобизнесе являются женщины и дети, в то время как изготовителями, распространителями и потребителями в подавляющем большинстве являются мужчины.
    Добровольцев среди детей сниматься в порнофильмах или для фотографий немного, поэтому их  привлечение происходит разными способами. Многих «звезд» и «звездочек» для такой продукции поставляет армия бездомных детей. Проще всего работать с маленькими детьми. Они не особенно понимают характер работы, в которую их вовлекают, ведь иногда они позируют с игрушками. В других случаях их вначале фотографируют просто обнаженными, а затем быстро переходят к съемкам целых сцен, поставленных таким образом, чтобы было похоже на сексуальную активность; и, наконец, разыгрываются «настоящие» сексуальные акты, таким образом, чтобы фильм или фотографии выглядели как можно более реалистично. Главным движущим фактором в этой работе служат деньги, однако в некоторых случаях с более взрослыми детьми «сотрудничество» достигается с помощью угроз и шантажа. Жертвы детской порнографии представлены в разных формах сексуального насилия, включая изнасилования, садистские акты, наказания и даже убийства.
    Дети постарше часто догадываются, в каких целях их используют, но любопытство и деньги пересиливают страх. Иногда на порнографические съемки соглашаются подростки, ищущие способы «проникнуть в мир кино»; их интересуют не только деньги, но также жажда приключений и желание стать «звездой».
    В 2000 году в России была раскрыта домашняя подпольная киностудия детского порно «Голубая орхидея». Съемки в доморощенной студии производились на все вкусы потребителей ― от так называемого «мягкого секса» до порнографии с садистскими сценами истязаний и даже убийств. Основными «актерами» в «Голубой орхидее» были бездомные дети, которых хозяин, он же режиссер и постановщик фильмов подбирал на улице. Сам владелец студии был весьма респектабельным молодым человеком, помощником депутата Государственной Думы. Помимо политической деятельности он занимался вербовкой детей, производством порнографической продукции и поставкой прямых сексуальных услуг взрослым клиентам. Иногда к съемкам были причастны родители, которые наживались на эксплуатации собственных детей. Нередко сами дети приводили в студию своих приятелей, получая за это «вознаграждение» в виде наркотиков. Опасаясь разглашения своей преступной деятельности, хозяин запугивал детей, одновременно внушая им, что их участие во всей этой деятельности совершенно нормально.
    Раскрытие преступления стало возможным благодаря совместным действиям российских и итальянских правоохранительных органов. Именно в Италию поставлялись отснятые фильмы. В результате проведенной операции итальянская полиция разослала 600 повесток в суд, арестовала и обвинила в распространении порнографических изделий девять граждан. Один из участников съемок, насиловавший детей, был осужден и приговорен к 11 годам тюремного заключения, а два других были освобождены, поскольку продажа и распространение порнографических изделий хоть и запрещены российским УК, но практически не рассматриваются как серьезные преступления. Страшно то, что все случаи сексуального насилия над детьми часто судами не квалифицируются как педофилия, поскольку в УК России нет статьи с подобным определением, а психиатры склонны утверждать, что педофилия может считаться извращением лишь в том случае, если никаких других способов сексуальной жизни гражданин не признает. Позже представители УВД России заявили, что семь месяцев ранее этого случая они арестовали трех членов того же преступного синдиката и в результате обнаружили список клиентов «Голубой Орхидеи» из 24 стран, среди которых были граждане США, Великобритании, Германии и Италии.
    Не меньшей популярностью пользуется детская порнография и в Юго-восточных странах. Ее центром в Данном регионе по праву считают Японию, где производится около 4/5 всей видеопродукции и журналов, демонстрирующих детей в сексуальных позах и сексуальных актах.
    Во всех изученных организациях порнобизнеса, использовавших детей, последним показывали порнографические книги и журналы, чтобы «просвещать» и «воспитывать» их. Неудивительно, что у 75% детей, после того как их удалось вырвать из этой среды, наблюдались ярко выраженные нарушения психологической и социальной адаптации. Систематических исследований отдаленных последствий участия детей в порнобизнесе не проводилось, однако, судя по данным клинических наблюдений, все, что им пришлось испытать, оставило глубокие следы в их сознании. Дети, снимающиеся в порнофильмах, начинают воспринимать себя как товар, который можно продать. Они забывают обо всем, что любили прежде, и в конечном итоге реагируют на происходящее с ними, как будто они неодушевленные предметы, а не люди с душой и сердцем. Дети, вовлеченные в порнографию, нередко находят потом ей замещение в виде наркотиков или проституции. Как и у других жертв сексуального принуждения, у них в зрелом возрасте часто возникают сексуальные проблемы. И, что хуже всего, дети, подвергавшиеся сексуальной эксплуатации, став взрослыми, часто начинают проделывать то же самое с другими детьми.
    Состоятельные любители детской порнографии съезжаются со всего мира в экзотические страны, такие как Таиланд, Камбоджа, Бразилия, где чрезвычайно развита детская проституция. Поездки предпринимаются не только для того, чтобы заниматься сексом с детьми, но и для того, чтобы снять любительские порнофильмы с их участием. Некоторые кино- и фотолюбители платят деньги за возможность провести съемки половых актов между детьми. Затем эти фильмы или фотографии используются как для личного просмотра, так и для распространения среди таких же любителей порнографии через интернет или электронную почту.
    В Дальневосточном регионе вовлечением в порнографию, а в дальнейшем и в проституцию занимаются ряд фирм, которые прикрываются различными вывесками городских образовательных учреждений. Показательна в этом отношении «Школа Афродиты», куда принимали девочек 12-14 лет.

    Школа действовала во Владивостоке и Хабаровске в течение 1996-1999 гг. Цель студии была весьма благородной ― музыкальное и художественное воспитание девочек с последующим устройством на работу фотомоделями. Скандал с фирмой разразился в 1998 г., когда обнаружилось, что девочек “образовывают” и в области сексуальной.  Играя на мечтах детей о блестящем будущем, директор школы Бурмакин А.А. готовил их для порнографических съемок и проституции. При поступлении в школу девочки должны были, во-первых, раздеться донага и директор лично осматривал их. Во-вторых, дети должны были заполнить анкеты, в которые были включены следующие вопросы:
    «Когда вы впервые имели сексуальные отношения с мужчинами?»; «Испытывали ли Вы оргазм?»; «Какого мужчину Вы хотели бы видеть своим партнером?» и т.п.
    Помимо уроков художественного воспитания, танцев, музыки и других «светских» занятий девочек и девушек обучали анатомии мужчин, умению нравиться, понимать сексуальные жесты, показывали порнографические картинки. После того, как возмущенные родители сначала во Владивостоке, а затем в Хабаровске, подали на директора студии жалобу в судебные инстанции, студия быстро сменила свое название и вид деятельности.

    Правоохранительные органы не успели собрать необходимые материалы для возбуждения уголовного дела, поскольку предприимчивый владелец школы исчез, прихватив с собою деньги, собранные на обучение профессиональных проституток.  По некоторым сообщениям хабаровской прессы «Афродита» продолжает свою деятельность в Москве.
    А детская порнография, со временем переходящая в проституцию, по-прежнему продолжает процветать в регионе, принося ее создателям и пользователям солидный доход. Иначе ничем другим нельзя объяснить объявление, появившееся бегущей строкой на одном из каналов Приморского телевидения в январе 2001 г.: «Школа обучения девочек эротическим танцам с гарантией трудоустройства за рубежом». Телефонный звонок по номеру, указанному в объявлении подтвердил существование этой «школы». Для приема требовалось лишь желание девочки без согласия родителей.
    Статистика судебных дел в Приморском крае не дает ни одного свидетельства судебного разбирательства, а тем более наказания за продажу, показ порнографии несовершеннолетним или совершеннолетним гражданам. Но очевидно, что существует прямая зависимость между насилием и порнографией.  Более того, существует зависимость между насилием над детьми и порнографией. В частности, по данным Управления внутренних дел Приморского края все изнасилования детей, совершались взрослыми людьми, поклонниками порнографии. Приморские газеты, помещающие подборки статей о насилии против детей, как частную деталь из биографии насильников, помещают сведения о порнографических материалах, которые у них находили («Владивостокское приложение в Комсомольской Правде» от 11 февраля 2000, «Владивосток» от 16 июля 1999, 3 августа 1999 г., 4 мая 2001 и др.).
    В последние годы правоохранительные институты столкнулись с новым типом преступлений против  детей ― использованием интернет-линий в целях создания, использования и распространения детской порнографии. Причем, проблема эта приобрела международный масштаб. Интернет как коммуникативная система является поистине новой территорией для детей и молодежи, которую они стремительно осваивают, как когда-то осваивали новые территории европейские завоеватели. В 1999 г. около 24 млн. детей в возрасте от 10 до 17 лет были регулярными пользователями интернет, а в 2002 г., по мнению экспертов, их число достигнет 45 млн. Дети играют, учатся, встречают новых друзей и знакомых и интернете и входят в новый мир. Однако интернет внес в него и новые проблемы, в том числе и криминального характера. Можно только представить какое количество детей сталкивается сейчас и может столкнуться в будущем через интернет с распространителями порнографических изделий. Некоторые исследования показывают, что пути вовлечения детей в порнографию разнообразны ― от самостоятельного поиска порносайтов, до осознанного вовлечения детей в порноактивность взрослыми пользователями. Британская газета «Sunday  Times» провела в 1993 г. опрос в 850 школах, в результате чего выяснилось, что во всех без исключения начальных учебных заведениях компьютерное порно пользуется большой популярностью. Газета делает вывод, что в порнографию вовлечены десятки тысяч британских школьников.
     По самым скромным подсчетам каждый пятый ребенок в США в возрасте от 10 до 17 лет, пользующийся интернет, получил в 2000 году через его линии предложения сексуального характера от взрослых пользователей. Каждому четвертому ребенку, вступившему в переписку с взрослыми пользователями через чаты, были показаны картинки и фотографии порнографического характера.
    Около 40% пользователей ищут порнографические сюжеты именно в интернете, где по некоторым оценкам насчитывается почти  40.000 порносайтов. Из них на долю российских порносайтов приходится 0,5%, что составляет около 2000 порностраниц. Цена на услуги интернет-порно колеблется от $0 до $50 в зависимости от услуг, которые они предлагают. Наличие такого количества порносайтов позволяет сделать вывод о наличии транснациональных преступных групп в сетях интернета, специализирующихся на специфических сексуальных пристрастиях клиентов. Некоторые данные, полученные ФБР в ходе проведения широкомасштабной операции «Кэндимэн» свидетельствуют, что среди пользователей американских порнографических сайтов с фотографиями детей были иностранцы.  По оценкам международных экспертов детское порно составляет среди тысяч порносайтов в интернете 25%. Не исключением в этом отношении является и Россия, которая все чаще упоминается в криминальных хрониках как страна-изготовитель детской порнографии. Например, в 2000 же году сотрудниками правоохранительных структур был случайно обнаружен глубоко законспирированный интернет-сайт  «Российская порнография из детского сада». В декабре 2000 г. совместными действиями российских, британских и американских спецслужб были арестованы в Москве и Санкт-Петербурге двое мужчин, продававших порнографические изображения детей через Интернет и электронную почту клиентам из США и стран Европы. В ходе операции были изъяты 588 видеокассет, 112 видеодисков и более чем 1.000 фотографий, на которых были запечатлены дети, вовлеченные в сексуальные акты.
    В 1998 г.  международными усилиями полиции был раскрыт один из самых больших порносайтов, поддерживаемый, так называемым международным «кольцом» любителей. Они образовали клуб под названием  Вандерленд (Wanderland). В него входили граждане США, Англии, Австралии и ряда стран Европы. По обвинению в создании и распространении детской порнографии было арестовано около ста человек. В электронной библиотеке группы было обнаружено около 120.000 снимков порнографического характера с изображениями детей, большинство из которых не достигли десятилетнего возраста. Члены клуба редко пересылали друг другу фотографии по электронной почте, предпочитая обмениваться паролями для входа в электронные библиотеки, которые имели на своих компьютерах. Они не только коллекционировали изображения, но и делали фильмы с участием детей.
    Каналы создания и распространения детской порнографии через интернет многообразны: компакт-диски, CD-ROM, DVD, Интернет-клубы, чаты, Интернет-сайты и т.д. Новые компьютерные технологии позволяют совершать манипуляции с настоящими фотографиями или создавать виртуальную детскую порнографию при помощи создаваемых образов, лишенных гуманного содержания. Наиболее распространенный и популярный тип порнографии, используемого в интернет ― неподвижные картинки по типу фотографий, или компьютерные слайды.
    Проблемы, связанные с сексуальными домогательствами, эксплуатацией и оскорблением чести и достоинства детей чрезвычайно сложны в силу глубокой латентности и часто сопряжены с огромными психологическими издержками, как для пострадавших, так и для тех, кто расследует случаи сексуального насилия и несет ответственность за расследования. Серьезная экспертиза и методы расследования случаев использования детей в целях сексуальной эксплуатации через Интернет требует еще больших усилий, чем обычная практика расследования случаев сексуального насилия над детьми. Запретить детям пользование компьютером невозможно. Вопрос состоит в том, как снизить риск интернет-революции в целях предотвращения  сексуального насилия над детьми. Существующие законы хотя и объявляют порнографию вне закона, но криминологи и эксперты констатируют, что они не в состоянии привлечь к наказанию изготовителей, продавцов и пользователей за изготовление и распространение порнографии. Технологии становятся столь изощренными, а сеть создателей и пользователей детского порно столь широка, что эпидемию трудно остановить. Тем не менее, специалисты-правоведы и криминологи должны не только работать над существующими законами, но и разрабатывать подходы к ответственности за новые виды порнографии, набирающие темпы в своем развитии.  Например, специалисты прогнозируют в недалеком будущем развитие графической порнографии как самостоятельного вида порнографии. Он представляет собою движущиеся картинки с изображением сексуальных поз и половых актов. С помощью графических изображений можно наслаивать реальные лица детей на движущиеся изображения, рисуемые картинки и создавать  «идеальную модель» для сексуального возбуждения. Антипорнографические законы не готовы определить состав преступлений в такого рода изображениях.
    Следовательно, к борьбе с детской порнографией необходимо искать новые подходы, которые бы четко сформулировали меру ответственности изготовителей, распространителей и разного рода потребителей данной продукции. Задача эта трудная, потому что уголовное законодательство разных стран не имеет единых стандартов относительно детской порнографии и проституции. В Германии, например, эксплуатация детей, карается сроком до 4 лет тюрьмы, а в США до 10 лет. В Новой Зеландии за распространение и коллекционирование унижающей достоинство человека порнографическую продукцию или CD-ROMs существует наказание  в $0.000 или год тюремного заключения.  Если эти пробелы в законодательстве не заполнить, то трэффикеры и порнодельцы выиграют войну против детей. Некоторые страны, например США, стараются предвидеть развитие ситуации и принимают достаточно жесткие меры против изготовителей и пользователей порнографии как в ее печатном, так и графическом изображении в Интернет. Хотя раскрытие данного рода преступлений чрезвычайно сложное дело и даже когда они раскрыты, не всегда удается доказать состав преступления. Таким образом,  любая страна с несовершенным законодательством является потенциальной целью для изготовителей и пользователей порнографии, особенно через систему Интернет.
    Методы, с помощью которых удается избежать ответственности за использование детской порнографии, достаточно просты. Многие из пользователей Интернет переадресовывают свои порноколлекции на сайты стран, где законы о порнографии не столь строги или отсутствуют вовсе. Американские следователи, расследующие дела, связанные с использованием детской порнографии через Интернет обнаружили, ряд американских вебсайтов, переадресованных на серверы японских и российских доменов. Контроль за Интернет, как в России, так и в странах Восточной Европы практически отсутствует, что делает возможным его использование в любых целях.
    Хотя Интернет действует на основе международного законодательства, законодательства стран различаются, поскольку действуют на территориальной основе. Следовательно, существуют расхождения в правовых аргументах, используемых при оценке действий, совершаемых в отношении несовершеннолетних. Имеющиеся расхождения в правилах использования Интернет также вносят свою лепту в трудности борьбы с кибер-порнографией. Так, в Нидерландах расследования, связанные с пользованием Интернет крайне затруднены, поскольку вторжение в личный компьютер пользователя  приравнивается к вторжению в частную жизнь, что запрещено законами оправе на личную жизнь. До тех пор, пока будут такого рода различия, существующая система будет давать поддержку и возможность продолжать выгодный бизнес производителям порнографических изделий. Есть только один способ противостоять распространению детской порнографии ― создать универсальные законы против нее, что даст мощную поддержку правоохранительным органам. Они нуждаются в более качественной подготовке, более качественном техническом оснащении и большей координации совместных действий, чем преступники.

    III.3. Порнография и права человека

    Разброс мнений среди исследователей и юристов по вопросу порнографии колеблется от полного ее признания как некоего внутреннего клапана, позволяющего человеку избавиться от подавленных сексуальных влечений до полного ее неприятия и требования принять самые суровые меры по пресечению изготовления и распространения изделий порнографического характера, Сторонники разрешительных мер, во-первых, представляют иногда порнографию как синоним полового просвещения. Во-вторых, они приводят примеры опросов общественных мнений, выявляющих достаточно большой процент женщин и мужчин, пользующихся порнографией для полового возбуждения, ссылаются на опыт стран (Дании, Швеции), отменивших антипорнографические законы, что, якобы снизило количество изнасилований и сексуальных преступлений против детей. Апелляция к подобным фактам есть ни что иное, как попытка представить порнографию в виде некоего русла, куда может быть направлена сексуальная агрессивность для снижения сексуальных преступлений в обществе.
    Другой подход выражен в деятельности СМИ, которые под видом полового просвещения и, главное, под видом свободы слова и самовыражения, постоянно навязывают нам порнографические стереотипы. В конечном итоге они постепенно перестают восприниматься массовым сознанием как порнографические и потому снижают порог нашей чувствительности, как к феномену порнографии, так и к тем, кто вовлекает в нее все новые и новые жертвы.
    Однако порнография не может заменить половое просвещение, поскольку ее основная характеристика, как следует из различных определений самого термина, есть «непристойность», «оскорбление», «цинизм», «пробуждение низменных инстинктов» и т.п. Основная причина ее процветания лежит в сфере экономики. Это, прежде всего, прибыльная сфера коммерческой секс-индустрии, приносящая баснословную прибыль. В Германии, например, доходы от ежегодной продажи детской порнографии превышают $50 млн. Однако самый большой рынок детской порнографии, оцениваемый в $ млрд. существует в США. По самым скромным оценкам детская порнография составляет около 7% всей порнографической индустрии в США.  Производство порнографической продукции очень выгодно. Порнофильм, производство которого обходится в $4.000, приносит за пять лет $5 млн. прибыли.
    Следовательно, при ближайшем рассмотрении доказать связь порнографии и проституции оказывается не так просто. Сложность доказательства вовлечения в проституцию посредством порнографии состоит, прежде всего, в определении самого понятия «порнография».
    Толковый словарь Д.Н. Ушакова определяет порнографию в этическом аспекте, как «непристойность, крайнюю циничность в изображении половых отношений». В том же ключе понятие порнографии определяет и словарь русского языка Ожегова, а также «Словарь иностранных слов в русском языке» под редакцией  И.В. Лехина и Ф.Н. Петрова. По сути, эти дефиниции ставят знак равенства между понятиями «порнография и «непристойность». И.С. Кон, оставляя в стороне этическую сторону вопроса, определяет порнографию как отдельные моменты сексуальности, вырванные из жизненного контекста и сводящие сексуальность к «половому акту и его технике». Он считает, что порнография ― это всего лишь оценочное понятие дозволенного или недозволенного. Но в таком случае кто устанавливает критерий дозволенного? И как быть с расхождением индивидуальных и общественных оценок? Именно эта путаница не позволяет четко определить ответственность изготовителей порнографических изделий за их деяния по вовлечению женщин в проституцию и коммерческую секс-индустрию.
    Не меньшая путаница возникает при переходе к юридическим определениям порнографии. Например, в российском УК нет определения порнографии, позволяющем привлечь изготовителей порнопродукции к суду. В Федеральном законе под «порнографической продукцией понимается «печатная и аудиовизуальная  продукция, в том числе реклама, переданные и полученные по коммуникационным линиям сообщения и материалы, целью которых является натуралистическое, циничное изображение и (или) описание сексуальных действий с несовершеннолетними, насильственных действий, связанных с надругательством над телами умерших или совершаемых в отношении животных».
    Таким образом определить понятие порнография трудно даже законодателю, не говоря уже об обывателе.
    В 242 ст. УК РФ порнография квалифицируется как один из видов преступлений, посягающих на общественную нравственность, классифицирующийся как незаконное изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера. Однако такое определение, хоть и заслуживает внимания, но не выдерживает критики со стороны защиты прав человека и криминологии. В самом этом определении преступления содержится противоречие. Речь идет о незаконном изготовлении, рекламировании или распространении порнографии, что, в свою очередь предполагает, что есть узаконенная порнография. Следовательно, наказанию и ответственности подлежит  узаконенная порнография, к каковой могут быть отнесены только те изделия, которые могут быть официально определены как порнографические. Элементарные, нарушающие общественную нравственность изделия порнографического характера могут не считаться таковыми, если они не получили официального статуса.
    Подобная размытость определения предмета порнографии и самого понятия делает изготовителей и продавцов порнографии практически неуязвимыми для уголовной и социальной ответственности. Ведь ответственность за незаконные действия с порнографическими материалами может быть вменена только после того как целая когорта искусствоведов, критиков, специалистов в области педагогики, медицины, сексопатологии, кино- и видеоискусства, телевидения, и иных сфер, к которым относится соответствующий предмет или материал смогут признать его характер порнографическим. На это прямо указывается в решениях Верховного суда по конкретным делам. Но существующие экспертные комиссии, как и законодатели, не проясняют существа дела. Основным критерием для вынесения вердикта является субъективное мнение специалистов. Поэтому зачастую члены комиссий расходятся во мнениях о наличии элементов порнографии в видео- и изобразительной продукции.  
    Зыбкость решений Верховного суда и экспертных комиссий поощряет вольных или невольных сторонников порнографии. Как утверждают некоторые юристы  «нельзя вменять в вину субъекту совершенное деяние, общественную опасность которого он может и не осознавать, поскольку не знает о порнографическом характере предмета этого деяния». На этом основании авторы данной точки зрения считают, что применение ответственности к лицам, занимающимся изготовлением и распространением порнографических изделий, нарушает ст.5 УК РФ, закрепляющую прин­цип вины, тем более что в ч.2 той же статьи прямо записано, что «объек­тивное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное при­чинение вреда, не допускается». Выход из данной ситуации авторы видят в легальном определении понятия порнографии на уров­не федерального закона (как это, например, предлагалось в проекте закона «О государственном регулировании и контроле над оборотом продукции сексуального характера»), поскольку такое определение напрямую связано с уголовной ответственностью, т.е. с ограничени­ем прав и свобод граждан. Принятие соответствующего постановления Пленума Верховного суда РФ также было бы желательным для обес­печения единства правоприменительной практики на всей террито­рии Российской Федерации.
    Подход, предлагаемый выше вряд ли можно назвать оправданным с точки зрения здравого смысла и угрозы общественной нравственности. По сути, он отрицает способность рядового гражданина определить порнографический характер изображения человеческого тела и интимной половой жизни людей. Более адекватным выявлению содержания понятия «порнография» представляется подход, используемый исследовательницей О.В. Ворониной. Она считает, что путаница в определении порнографии происходит из-за смешения понятий, вкладываемых в данное определение. В одном случае «порнография» используется «как синоним непристойного и публичного секса», в другом ― «как современное и свободное выражение секса, который в свою очередь определяется как природно-биологическая, то есть ес­тественная потребность человека»,  в третьем ? как синоним эротики.
    Определения порнографии в американском законодательстве имеют серьезные отличия от российского варианта. По определению Верховного Суда США порнографические изображения отличаются от непристойности тем, что 1) возбуждают у читателя «низменные инстинкты», 2) описывают сексуальное поведение «под явно оскорбительным» для обычного читателя углом; 3) демонстрируют в целом отсутствие серьезной литературной, художественной, политической или научной ценности». Критерии порнографии в данном случае соответствуют точке зрения «обычного человека» и «благоразумного человека». Правда, они  также не всегда являются средством для четкого разграничения между порнографией и непристойностью. И, тем не менее, основной характеристикой порнографии  в американском варианте является апелляция к «низменным инстинктам». Думается, что такое определение порнографии гораздо точнее определяет ее сущность, чем размытые определения порнографии через понятие «непристойность».
    Оценивая предлагаемый выше федеральный законопроект, О.В. Воронина, вслед за американскими специалистами в области гендерного анализа и феминистской юриспруденции, пред­лагает, рассматривать порнографию как гендерную проблему, как «сексуальное опредмечивание женщин, сексуальное насилие, мужское доминирование, сексуальное подчи­нение женщин».
    Исходя из предлагаемого подхода, под порнографией следует понимать представление о сексуальном поведении, которое характеризуется признаками деградирующего и унижающего изображения роли и статуса женщины или мужчины. Деградирующее и унижающее изображение есть грубое изображение поведения, которое намеренно наносит вред, физически или морально принуждает других быть объектом сексуальной эксплуатации. К сожалению, гендерный подход, рассматривающий порнографию как дискриминацию личности практически не находит отклика среди криминологов. Возможно поэтому, порнография ярко процветает на российском рынке, и изготовители порнографии чувствуют себя уверенно и безнаказанно. Она поддерживает себя благодаря систематической эротизации насилия против женщин и детей, ради сексуального удовольствия создавая и продавая образы насилуемых, истязаемых и убиваемых жертв. Секс используется как оружие для подавления женщин, сводя ее к сумме частей тела, лишая разума, свободы и самоуважения. Унижая женщин, порнография  поддерживает убеждение в женской и детской недостаточности, создавая психологические основания для продолжения насилия против них, включая продажу для занятий проституции. Порнография дегуманизирует сексуальные отношения. Она является идеологией культуры поощряющей насилие, изнасилования и другие преступления против женщин и детей.


















    РАЗДЕЛ IV

    ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА БОРЬБЫ С ПРОСТИТУЦИЕЙ
    IV.1. Дискуссии о легализации проституции

    Исследование проблемы проституции сопровождается и поиском путей ее искоренения как социального зла. Традиционно все  они сводились к двум прямо противоположным точкам зрения: разрешительной и запретительной («аболиционистской») И та, и другая точка зрения имеют своих сторонников и противников.
    Противники легализации проституции требуют запретить любую форму продажи женского тела и принять строгие законы против сутенеров и торговцев «живым товаром». Аболиционисты отвергают саму идею ее воплощения по нескольким причинам. Основная из них состоит в апелляции к опыту зарубежных стран, в которых проституция находится под запретом. Такова, например, позиция «Коалиции против торговли женщинами», имеющей штаб квартиру в США.
    Действительно, в большинстве стран мира, в том числе и в России, проституция является незаконной деятельностью. Так, в 50 штатах США она прямо объявлена вне закона, законы 38 штатов запрещают взимать плату за сексуальные отношения, а за приставание к мужчинам грозит наказание в 44 штатах и округе Колумбия. В других штатах проституция осуждается косвенно, через законы о бродяжничестве. В Юго-восточных странах,  несмотря на ее масштабность, проституция также находится вне закона.
    Однако, рассматривая ближе международное законодательство можно обнаружить, что, во-первых, даже в США в ряде случаев проституция легализована, например,  в двенадцати сельских районах штата Невада. Во-вторых, несмотря на нелегальный характер секс-работы, число стран, предусматривающих уголовную ответственность за проституцию невелико. В США такие законы имеются лишь в некоторых штатах, например, в штате Нью-Йорк.  В Юго-восточных странах законы также не предусматривают уголовную ответственность за проституцию.  В силу могут вступать лишь исламские законы шариата, предусматривающие чрезвычайно жестокие наказания для тех, кто продает свое тело за деньги или нарушает святость брака. Особенно характерны они для Полинезии и Индонезии.
    Второй аргумент против легализации проституции связан с твердым убеждением в том, что «основными распространителями венерических заболеваний являются проститутки, это давно известный факт». Действительно, цифры, приводимые в СМИ и солидных журналах, достаточно убедительно устанавливают связь проституции с распространенностью венерических заболеваний. Приводятся примеры, согласно которым, например, 83% проституток в Греции и Руанде, 10% проституток Москвы являются носителями ВИЧ-инфекции.  Однако данное утверждение, построенное на выборочных исследованиях, не является доказательным: в обществе существует много других групп риска, являющихся переносчиками болезней. С 1987 (регистрация первого случая в России) по 1996 год в стране было зарегистрировано всего 1062 случая. Более чем в 90% случаев заражение происходило половым путем через гомосексуальные контакты. ВИЧ практически не выходил за пределы гомосексуального сообщества. К 2000 г. эпидемия ВИЧ-инфекции охватила все регионы страны. Собранные московской исследовательницей Е.Тюрюкановой данные выявляют следующее: «практически на всех территориях до 90% вновь зарегистрированных ВИЧ-инфицированных являлись внутривенными потребителями наркотиков. По состоянию на начало 2001 г. в России было зарегистрировано 87.614 ВИЧ-инфицированных, в том числе 1.320 детей. Из этого числа СПИДом больны 457 человек, в том числе 90 детей; 80% ВИЧ-инфицированных ― молодежь в возрасте от 15 до 25 лет, не обязательно занимающихся проституцией.  2001 г. происходил быстрый рост эпидемии ― зарегистрировано около 90 тыс. новых случаев. На конец 2001 г. было уже 177.169 инфицированных, а самые последние данные на начало марта 2002 г. составили 183.073 ВИЧ-инфицированных. Таким образом, распространенность ВИЧ-инфекции в России на настоящий момент составляет 126,4 на 100.000 населения».  Проститутки среди этого числа составляют лишь незначительный процент. Скорее можно вести речь о неразборчивости в половых связях, часто смене половых партнеров, имеющих место, прежде всего, в молодежной среде.
    Третий аргумент используют радикально настроенные сторонники аболиционизма утверждающие, что обязательная регистрация и проверка здоровья, следующие за легализацией проституции, являются формой дискриминации, как проститутки, так и ее клиента. Кроме того, не каждая проститутка и не каждый клиент пройдет систему регистрации, и большая часть работающих в коммерческой секс-индустрии все равно останется за пределами правового контроля. Поскольку одна из целей правового регулирования секс-сектора состоит в предотвращении распространения заболеваний, то эта цель не будет достигнута. Поэтому легализация проституции не является эффективным способом для регуляции состояния здоровья и защиты незарегистрированных проституток, наиболее часто подвергающихся сексуальной эксплуатации. Убеждение, что принудительное медицинское освидетельствование будет предупреждать и контролировать распространение СПИДа или других заболеваний фальшиво.
    Четвертый аргумент против легализации проституции заключается, в том, что эта процедура не снизит рост проституции, но более того, приведет к значительному ее увеличению и криминализации. Легализация секс-индустрии «приводит к ограничению возможностей в определении состава преступления, в изобличении и наказании торговцев "живым товаром", так как значительно усложняет процесс доказывания, например, принуждения или насилия в делах, имеющих чаще всего латентный характер, что пойдет лишь на пользу транснациональным преступным организациям».
    Этический аргумент, наиболее часто используемый сторонниками запрета проституции, строится на глубокой вере в том, что открытое признание ее существования  и обнародование суммарных доходов секс-работниц вызовет небывалый приток молодых девушек в сферу секс-бизнеса и уничтожит хрупкие остатки общественной нравственности.
    Подобные аргументы, часто звучащие в СМИ, с пафосом декларируемые депутатами Государственной Думы, по меньшей мере, наивны. Проституция не обрела официального статуса, но получила широкое освещение в СМИ через рекламные объявления об интимных услугах, через фильмы и журналы, благодаря скандальным историям  с народными депутатами, пользующихся услугами проституток, и, наконец, она обнаруживает себя в многочисленных и реальных фактах  существования. Запрещение проституции при ее популяризации и использовании является лицемерием. Для того чтобы решить вопрос о ее искоренении следует определить субъектов, ответственных за ее существование и использование. А в этом случае аморальными можно объявить и государство, не решающее экономические проблемы женщин, и мужчин-потребителей. В этой части в действующем российском законодательстве имеются серьезные проблемы и противоречия. Представляется, что осуждать и наказывать следует не за занятие проституцией, а за использование проститутки в качестве средства обогащения, получения прибыли и за те преступления, которые совершаются в связи с оказанием коммерческих сексуальных услуг.
    Запрет на легализацию проституции не решит проблему ее существования. Многие сутенеры успешно обходят законы, рекрутируя женщин и детей для работы в эскорте, массажных кабинетах, ночных клубах и других организациях, маскирующих занятия проституцией. Даже когда представители правоохранительных органов осознают проблему, они очень часто не могут ничего предпринять для ее решения или закрывают на нее глаза. Проблема состоит в том, что в России уголовная ответственность за само занятие проституцией не предусмотрена ― только административная, по месту прописки. Учитывая, что в городах, многие из занимающихся проституцией являются иногородними или гражданами иностранных государств, то становится ясно, что не представляется возможным привлечь их даже к административной ответственности. Уголовная ответственность существует за вовлечение в занятие проституцией и за содержание притонов (ст.240 и 241 УК РФ). Но здесь ситуация еще сложнее. Дела, предусмотренные этими статьями, не имеют достаточной судебной практики, и поэтому сбор доказательной базы представляет большие трудности. Закон не дает четких определений этим преступлениям, хотя бы потому, что как уже было указано ранее, в российском УК нет самого определения проституции. Возбуждение судебных дел по ст. 240, 241 и 251, как правило, производится только в отношении несовершеннолетних. Представитель московского ГУВД отмечает, что ежегодно по этим статьям возбуждается около 10 уголовных дел, до суда доходят единицы, а обвинительных приговоров выносится еще меньше. Тем самым он признал непригодность существующих законов и бессилие правоохранительных органов в борьбе с проституцией, поскольку «реальные организаторы бизнеса, как правило, остаются в стороне». Поэтому, как заявил он «нам, исполнителям, все равно, легализуют проституцию или нет. Главное, чтобы закон давал четкие рекомендации для работы».
    Наконец, аргумент, на котором настаивают многие женские и правозащитные организации состоит в том, что легальное признание проституции, насилующей права человека, превращает женское тело и женскую сексуальность в официально узаконенный товар для продажи и извлечения прибыли для секс-индустрии. Поэтому как бы ни дистанцировать различные способы вхождения в проституцию: добровольные или принудительные, свободные или насильственные ― она все равно остается формой дискриминации и легализация проституции как бы узаконивает дискриминацию.
    Что касается позиции сторонников легализации проституции, то их возражения против запрета на данную деятельность основаны на следующих аргументах. Первый из них состоит в том, что, несмотря на все запреты и меры противодействия, до сих пор не удалось найти действенных способов уничтожения проституции.
    Второй аргумент в защиту легализации проституции основывается на идее защиты прав человека. Система правового регулирования толерантна к существованию проституции. В то же время эта система предотвращает криминализацию данного явления: эксплуатацию, насилие, вовлечение детей в проституцию, незаконное перемещение людей и вытекающие из него последствия и другие преступления. Проститутки обретут юридический статус и смогут обращаться в суды в случаях шантажа, насилия или изнасилования. Не секрет, что многие женщины, работающие в коммерческом секс-секторе, не могут обратиться в правоохранительные органы или в суд с жалобами на жестокое обращение с ними со стороны клиентов, так как они будут обвинены в проституции, а насилие в отношении них будет рассмотрено как издержки работы. Конкретный случай насилия, вне зависимости от рода их занятий остается без внимания. В результате женщина, занимающаяся проституцией, оказывается вне юридической защиты. Легализация проституции дает проститутке гарантию защиты ее прав как личности.
    Недаром идею легализации проституции поддерживают многие медицинские работники и судебно-медицинские эксперты. Они считают, что легализация проституции позволит снизить риск заболеваемости, как самих проституток, так и их клиентов. Если клиенты проститутки будут также официально регистрироваться, то можно будет найти следы многих венерических  заболеваний, что особенно важно в связи с эпидемией  сифилиса и СПИД, охватившей Россию. И в этой связи взваливать все бремя вины за эпидемию на проституток было бы стратегически неверно. Как отмечает Е.В. Тюрюканова «сегодня признано, что женщины обладают повышенной уязвимостью к этой болезни как с точки зрения медико-биологических факторов, так и социальных. В результате биологических причин вероятность заражения женщины от мужчины при незащищенном половом контакте в три раза выше, чем мужчины от женщины. Причем, чем меньше внимания уделяется в обществе репродуктивному здоровью женщин (как это происходит в России и других странах с переходной и слабой экономикой), тем больше вероятность заражения, так как многие гинекологические заболевания (эрозии, ИППП) многократно увеличивают вероятность заражения ВИЧ. Социально-экономическим фактором повышенной уязвимости женщин по отношению к ВИЧ является гендерное неравенство в обществе и семье, неравноправие властных взаимоотношений между полами, "благодаря" чему женщины не всегда могут контролировать свое сексуальное поведение, в частности отказаться от вступления в половую связь или добиться безопасного полового контакта. Это касается как отношений в семье, так и коммерческого секса или ситуаций сексуальных домогательств на работе. Во всех этих случаях ситуация контролируется, как правило, мужчиной». В связи с распространением ВИЧ-эпидемии происходит как бы двойная дискриминация и стигматизация женщин, вовлеченных в секс-работу. Кроме ярлыка проститутки на них ставится клеймо разносчиков ВИЧ, сифилиса и других страшных ИППП. Это, в свою очередь, способствует латентизации проблемы, нежеланию женщин лишний раз афишировать свое положение, обращаясь за медицинскими услугами. Эксперты отмечают также психологические последствия для секс-работниц, т.е.  снижается самооценка девушек, что нарушает их способность адекватно реагировать на состояние своего здоровья и соответственно увеличивает риск заражения и развития инфекции. Путем легализации проституции удастся  снизить риск венерических заболеваний, обезопасить секс-работниц и клиентов от насилия.
    Третий аргумент в пользу легализации проституции состоит в том, что правовая регуляция проституции обеспечивает регистрацию и лицензирование секс-сектора, контроль над деятельностью содержателей публичных домов, официальный контроль над общественным порядком, поставит под контроль организованную преступность и ее теневые доходы.  Ведь коммерческие услуги, предоставляемые многочисленными фирмами досуга, борделями, массажными салонами, саунами и прочими организациями являются, по своей сути коммерческой деятельностью. Предпринимательская деятельность ― это самостоятельная деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законе порядке. Фирма, вкладывающая деньги в рабочую силу, зарабатывает не только на воспроизводстве товара (в данном случае женское тело), но и на прибыли. Если бы фирмы, занимающиеся предоставлением коммерческих сексуальных услуг, были зарегистрированы в установленном законодательном порядке в качестве юридических лиц, оказывающих секс-услуги, тогда четко прослеживались бы взаимоотношения этих фирм с государством, посредством уплаты ими налогов. Деятельность фирм и их прибыль вышли бы из теневого оборота.
    В настоящее время все фирмы досуга, занимающиеся секс-бизнесом, не указывают в своих учредительных документах истинный род деятельности.  Как отмечает А. Ландо  их деятельность «противоречит п.1 ст.49 ГК, гласящему, что юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. НЕ потому ли и не указывается в учредительных документах подобных фирм как вид деятельности коммерческих сексуальных услуг, чтобы избежать этих самых обязанностей?». Любопытно, что в законе о предпринимательской деятельности в ст.49 ГК указано, что юридические лица могут заниматься любыми, не запрещенными видами деятельности. Проституция не входит в перечень запрещенных видов деятельности. Можно сказать, что государство уже легализовало проституцию, но не желает признавать этот факт как состоявшийся. Отсутствие нормативных актов, регулирующих проституцию как вид деятельности, создает криминальное поле для секс-бизнеса.
    О развитии различных форм организованной и неорганизованной проституции знают все — от простого обывателя до высокопоставленных чиновников правоохранительных и государственных органов. Правоохранительные органы и государство не в силах помешать ее развитию. Более того, она является весьма доходной статьей теневой экономики, ее услугами пользуются и рядовые обыватели, и государственные чиновники, и сотрудники организаций, которые по долгу службы обязаны бороться с нею. Поэтому делать вид, что проблемы не существует, было бы ханжеством, но еще большим ханжеством было бы загнать ее в подполье. А именно   это и происходит, когда в ситуации экономического обвала и массовой безработицы проституцию объявляют вне закона.  Государство юридическими мерами пытается решать экономические проблемы.
    Опыт легализации проституции в таких европейских странах как Нидерланды, Германия, Бразилия, Англия, Венгрия, Швеция и США (штат Невада) позволяют сделать выводы о такой возможности. Во всех этих странах занятия проституцией ограничены публичными домами. Что же касается уличной проституции, то она запрещена законом. Женщины, работающие в публичных домах, регулярно тестируются на венерические заболевания и ВИЧ-инфекцию. Исследования показали, что уровень ВИЧ-инфицированных в публичных домах значительно ниже, чем среди уличных проституток. Так, в штате Невада не было зафиксировано ни одного случая ВИЧ-инфекции, в то время как среди уличных проституток оказалось 6% ВИЧ-инфицированных. Исследования, проведенные в Ньюарке, Нью-Йорке и Вашингтоне показали, что соответственно 57%, 35% и около 50% проституток имеют положительную реакцию на ВИЧ-инфекцию. Сторонники легализации проституции используют пример Невады как аргумент в защиту своей позиции. Основываясь подобной статистике, организация по защите прав проституток КОЙОТ (KOYOTT — Call Off Your Old Tired Ethics) продвигает идею пересмотра законов о проституции как дискриминационных, нарушающих право на частную сексуальную жизнь.
    Конечно, создание специальных домов, где женщины, занимающиеся проституцией, будут под контролем и ограждены от грубого физического насилия, не решит окончательно их проблемы.  Даже в легальных борделях проститутки жалуются на отсутствие нормальных условий, в том числе и на дискриминационное к ним отношение. Как  говорит одна из женщин, работающая в публичном доме «мы должны жить в доме на весь период работы…Уход из дома без разрешения запрещается. Женщин регулярно проверяют на предмет венерических заболеваний, но почему-то не проверяют клиентов. Рабочий день длится по двенадцать-четырнадцать часов, а администрация отбирает половину заработка, составляющего 40$».
    В последнее время юристы, криминологи практики правоохранительных и силовых организаций, эксперты женских неправительственных организаций  все чаще занимают позицию «не запрета» относительно упорядочения работы проституток. Она, как правило, основывается на идее несвоевременности легализации проституции в настоящий момент. «Незапретители» считают, что легализация секс-работы в бедном обществе с крайне ограниченными возможностями нормальной занятости, высокой степенью криминализации, низкими семейными и моральными ценностями может привести к массовому притоку работников в секс-сферу. Предлагается также снять и административную ответственность за проституцию, которая на настоящее время является единственным способом наказания за проституцию (задержание и штраф). Исключение составляют лишь случаи насилия, оскорблений и т.п. Этот шаг должен быть сделан на основании того, что административная ответственность, по сути, является профанацией «борьбы с проституцией», приводит к коррупции и массовым нарушениям прав человека.
    Очевидно, что оппозиционные взгляды на проституцию требуют тщательного анализа. Вопрос о легализации проституции очень щекотливый, поскольку проблему человеческих прав очень трудно отделить от проблем нравственности, криминальности и угрозы общественному здоровью. Государству необходимо совершенствовать законодательную базу на федеральном уровне, ускорить принятие местных нормативных актов, регулирующих вопросы деятельности фирм по оказанию интимных услуг или легализовав проституцию. Предусмотренные Кодексом об административных правонарушениях штрафы не предупреждают и не уничтожают проституцию. Более того, зная, что фирмы досуга совершают противоправные деяния по оказанию коммерческих услуг, правоохранительные органы и налоговая полиция не имеют правовых оснований для прекращения их деятельности.
    Многие из этих вопросов могут быть разрешены и помимо криминологических подходов. Скорее всего, суть споров вокруг проблемы легализации проституции состоит в выборе самих подходов к определению проституции. Если мы будем настаивать только на существующем подходе в российской юриспруденции, то вся ответственность за существование проституции и ее последствия будет и дальше ложиться только на самих проституток. Многочисленные потребители проституции и те, кто извлекает из нее прибыли, оказываются вне юридической ответственности. 
    Поэтому споры вокруг «за» и «против» легализации проституции были бы более взвешены, если бы в законах, направленных против нее учитывался дискриминационный подход. В этом случае в сферу юридических законов попали бы лица, эксплуатирующие  проституцию с целью извлечения прибыли или материальных и других выгод. Пока же дискриминация направлена в юридических законах против женщин. Как свидетельствует российская и международная практика правоохранительных структур, значительно большее количество женщин проституток арестовываются и подвергаются наказанию в виде штрафов, депортации, тюремного заключения, судебного преследования и т.п., чем те, кто пользовался их телом, вовлекал в проституцию, пользовался их заработками.
    Когда проституция легализована,  судебное преследование предусматривает возможность свидетельских показаний женщины о том, что она была переправлена за рубеж обманным или принудительным путем. С позиций существующего в настоящее время российского законодательства доказать обман и насильственное принуждение к проституции гораздо труднее.
    Разумеется, легализация проституции не является панацеей для ее преодоления. Вместе с тем, секс-индустрия является реальной частью экономики.  И этот специфический рынок подается триадой, где субъектами выступают: продавец услуг – посредник – клиент. Причем каждый из них руководствуется своими моральными нормами и интересами. Этот рынок сегодня требует регуляции и с точки зрения общепринятых норм морали, и с точки зрения ликвидации его теневого характера.  Возможно, размах проституции не уменьшится от этого, но  легализованная проституция  создает трудности торговцам и требует от них ответственности за их действия перед законом.
    Сексуальные услуги в странах Центральной Европы легализованы, но введены в рамки правовой регуляции. Законы в каждой стране отличаются только административностью, как в Германии, или фискальной, как во Франции, жесткостью. В целом же четко обозначены границы прав индивида и размежевание сфер, в которых каждый может распоряжаться доступными ему способами в его собственных целях. Проблема проституции  является следствием нарушения единых правил, которые гарантируют предотвращение дискриминации или насилия со стороны одних лиц в отношении к другим. Легализация, создание системы правовой регламентации позволит снизить социально опасные последствия проституции.
    В качестве опыта решения проблемы проституции, возможно представить шведский подход, состоящий в том, чтобы прекратить спрос на женщин, используемых в проституции. В 1998 году в Швеции был принят  закон о насилии против женщин, который зафиксировал новое насилие ― «насилие против женской чести». Проституция была включена в проект закона как тип насилия против женщин. С 1 января 1999 «покупка сексуальных услуг» была запрещена и наказывается штрафами и/или заключением до шести месяцев тюрьмы. Шведскому правительству было ясно, что этот новый закон идет навстречу мнению шведских граждан в отношении проституции как   «нежелательного социального явления» и акту насилия против женщин. Новый закон о насилии против женской чести и запрещении на покупку сексуальных услуг призван устранить действия насилия, которые стоят на пути равенства для женщин.
    Шведский подход признает вред, причиняемый женщинам сексуальной эксплуатацией. Их подход начинается с предпосылки, что женщины имеют право на достоинство, честь и равенство. Данный закон впервые сформулирован как закон, имеющий целью защитить женщин от насилия, совершаемых людьми, ответственными за него.

    IV.2. Деятельность дальневосточных правоохранительных органов по борьбе с проституцией

    В 2000-2002 г. в Дальневосточном регионе были взяты интервью у сотрудников правоохранительных институтов и ряда организаций Приморского края, курирующих передвижение российских граждан через границу. Цель интервью состояла в выявлении их отношения к проблеме проституции и проблеме выезда российских женщин за рубеж. Всего было опрошено 76 сотрудников. Среди многих вопросов внимание было акцентировано на следующих:
    «В чем кроется, по Вашему мнению,  причина проституции?»
    Ответы: Резкое ухудшение уровня жизни ― 76.
    Из них дополнительно отмечены следующие причины:
    Отсутствие уголовного законодательства, карающего за занятие проституцией ― 42;
    Отсутствие контроля над детьми в семье ― 18;
    Нежелание молодежи заниматься общественно-полезным трудом ― 14;
    Рекламирование проституции в СМИ как доходного бизнеса ― 39;
    Психологические отклонения в сознании личности ― 3.
    Как видно из содержания ответов основную причину проституции официальные лица видят в ухудшении экономической ситуации в России и желали бы направить удар всей законодательной системы не против лиц, вовлекающих женщин в проституцию, а против самих женщин. Характерно, что и женщины, занимающие официальные должности в правоохранительной системе, убеждены, что законы должны быть направлены не против проституции как явления, а против проституток. Очевидно, что при таком подходе проституция как социальное явление не исчезнет. Данный вывод подтверждают и ответы на вопрос, который был сформулирован следующим образом:
    «Считаете ли Вы что проституция искоренима в обществе?» Все 76 респондентов дружно ответили «нет», потому что а) определенная категория женщин всегда зарабатывала на жизнь этой профессией, и всегда найдутся желающие заниматься ею; б) нет законов, наказывающих за проституцию.
    Перекладывая всю тяжесть законов и ответственности за проституцию на женщин, ни один из респондентов, в то же время,  не вспомнил о потребителях проституции ¾ мужчинах. Стереотипы в отношении мужчин, которые могут безнаказанно пользоваться телом женщины, очень сильны в российском сознании. На вопрос «Должен ли мужчина нести уголовную или какого-либо другого рода ответственность за использование проститутки?» были получены два ответа: 
    потребитель должен подвергаться уголовной ответственности только в случае вовлечения в проституцию несовершеннолетних  ― 68;
    потребитель должен подвергаться уголовной ответственности в том случае, когда он вовлекает женщину в проституцию путем грубого физического насилия ¾ 76.
    Правда, некоторые респонденты вносили оговорки: а) «потребителей проституции следует привлекать к административной ответственности в виде серьезного денежного штрафа» ― 24; б) «случаи насильственного принуждения к проституции настолько редки или трудно доказуемы, что вопрос об ответственности можно рассматривать лишь теоретически»  ― 13.
    Словом, выводы из интервью свидетельствуют о стереотипном понимании проституции как явления,  создаваемого и поддерживаемого самими женщинами. Практически все респонденты  заявляют, что «бороться с проституцией бесполезно, потому что проституткам нравится их занятие». Выявленные ответы позволили объяснить и стратегию борьбы с проституцией в Приморском крае.
    В структурах УВД Приморского края нет постоянного отдела, который бы целенаправленно занимался данной проблемой. В г. Владивостоке ее решение отнесено к отделу по раскрытию тяжких преступлений, в г. Находка всеми вопросами, связанными с проституцией ведает  отдел по борьбе с организованной преступностью УВД.  А это означает, что проституция не выделяется правоохранительными органами в самостоятельный вид преступной деятельности или деятельность, которую следовало бы расценивать как самостоятельный вид антиобщественного и антиправового поведения. Внимание к ней возникает время от времени, лишь в связи с особо тяжкими преступлениями как бандитизм, экономические преступления, продажа наркотиков и другими, свидетелями или участниками которых могли стать лица, вовлеченные в занятия проституцией. Фиксирование занятиями проституцией происходит в ряде случаев и при рассмотрении менее тяжких преступлений воровства, драк, нарушении общественного порядка и т.д.
    При таком подходе основной удар в борьбе с проституцией приходится на женщин и девушек, продающих интимные услуги, а не на организаторов проституции.   Борьба с бандитизмом не затрагивает интересов притоносодержателей и лиц, вовлекающих женщин в занятия проституцией. Она касается их лишь в случаях укрывательства бандитов, контрабанды и продажи наркотиков, ограблений, убийств и других преступлений, квалифицируемых как уголовные. В других случаях вовлечение в проституцию, равно как и вывоз российских граждан за рубеж при помощи обмана оказываются вне сферы рассмотрения и преследования в уголовно-законодательном порядке.
    Несколько иначе обстоят дела в сфере борьбы с проституцией в Хабаровском крае. В рамках УГРО Хабаровского края существует отделение по борьбе с вовлечением в занятие проституцией, организацией и содержанием притонов. Это отделение было создано в 1997 г. и поначалу имело статус отдела, в котором было 14 сотрудников. Но постепенно, в связи с нехваткой кадров часть сотрудников была переведена в другие отделы для выполнения иных задач, и отдел был сокращен до размеров отделения. В настоящее время в нем работают 4 сотрудника. Очень важно отметить положительный пример работы хабаровского  отделения. Его работа осуществляется в тесном контакте со всеми правоохранительными, административными и налоговыми организациями. Сотрудники ведут активную переписку с этими службами, сообщая обо всех фактах сомнительной деятельности тех или иных структур, связанных с индустрией развлечений, отдыха и трудоустройства. В свою очередь налоговая полиция, службы занятости населения, РУБОП проверяют деятельность этих фирм. Все это дает свои результаты. В отличие от СМИ Приморского края, публикующих завлекательные призывы в сомнительные фирмы досуга или притоны, только одна газета в Хабаровском крае (включая такие крупные города как Благовещенск, Комсомольск-на-Амуре и др.), а именно «Хабаровский экспресс» помещает подобного рода объявления.  Редактор газеты является единственным, кто отказывается сотрудничать с правоохранительными органами.
    В сферу деятельности указанных подразделений или добровольных групп входят, в частности, выявление и расследование дел по притоносодержательству, вовлечению в проституцию и предотвращению данного рода преступлений. Но поскольку за занятие проституцией предусмотрена лишь административная ответст­венность, то отделения и группы концентрирует свои усилия, прежде всего, на профилактической работе. Методы работы включают в себя постоянный контроль и проверку деятельности так называемых «фирм досуга», фирм по трудоустройству населения за рубежом и в крае, СМИ в части публикации объявлений о найме на работу. Сотрудники осуществляют также рейды и проверки гостиниц, нелегальных притонов, проводят профилактические беседы с задержанными проститутками и т.п. Одновременно с проституцией и притоносодержательством эти отделения занимаются выявлением физических и юридических лиц, вовлекающих детей в проституцию и порнографию.
    Имея такие немногочисленные силы весьма трудно противостоять развитию организованной проституции и приостановить ее. За два года работы групп или отделов по борьбе с проституцией и организацией притонов (2000-2002 гг.) в г. Владивостоке и Хабаровске были задержаны за занятие проституцией более 700 женщин и девушек, занимающихся проституцией.  В этих случаях сотрудники отделения выясняют их имена, место жительства и связываются с районными отделениями УВД, в которые вызывают родителей малолетних девочек, занимающихся проституцией, с целью проведения профилактических и воспитательных мер. В том числе, выявлены 6 случаев детской проституции. Дети были возращены родителям. Но сотни несовершеннолетних девочек и совершеннолетних девушек остаются вне поля зрения правоохранительных органов. А, главное, реальных  рычагов воздействия на организаторов проституции нет.
    Неудивительно, поэтому, что, несмотря на все усилия сотрудников, нелегальные притоны растут с невероятной скоростью. Так, например, в 1997 г. в г. Хабаровске их насчитывалось 550, то в 1999 г. по некоторым данным, промелькнувшим в хабаровских СМИ, их уже было около 1000. Причем, намечается явная тенденция сращивания российской и международной организованной преступности в сфере секс-индустрии.  Примером тому служит раскрытие в г. Благовещенске притона, содержателями которого были граждане Китая. Притон был зарегистрирован как совместное российско-китайское предприятие (бар). На самом деле это был стриптиз-бар. Любопытно то, что он существовал на деньги китайских криминальных дельцов, и все доходы от этого предприятия поступали китайским владельцам. Даже пригласительные билеты для входа  в бар были отпечатаны на китайском языке. Появляются подпольные бордели, содержателями которых являются китайские граждане в Благовещенске и Владивостоке.
    За период 1996-2000 гг. во Владивостоке были возбуждены 2 уголовных дела по статьям, предусматривающим наказание за вовлечение в проституцию и притоносодержательство. Одно ― в 1996 г., по которому содержательница притона была осуждена на 5 лет отбывания наказания. Второе дело ― в августе 2000 г., завершившееся условным осуждением сутенерши, вовлекавшей в проституцию несовершеннолетних девочек.
    За время работы отделения по борьбе с проституцией и организацией притонов УВД г. Хабаровска его сотрудниками были возбуждены против физических лиц 7 уголовных дел, связанных с вовлечением в проституцию и притоносодержательство. Из них до суда были доведены 4 уголовных дела, а в трех случаях в возбуждении дел было отказано за недостаточностью улик.
     В 1999 г. в г. Биробиджане было возбуждено уголовное дело против руководителей модельного агентства. Его владельцы набирали девушек якобы для подготовки и трудоустройства за рубежом, но на самом деле готовили их к работе хостесс и стриптизершами. Хозяйками агентства были две ранее судимые женщины, не имеющие даже среднего образования, не говоря уже о специальном. Работало их предприятие по подложным документам.  В 2000 году правоохранительными органами г. Хабаровска были возбуждены семь уголовных дел против различных фирм, которые работали по фальшивым документам, занимаясь вовлечением совершеннолетних и несовершеннолетних в проституцию.
    Все вышеперечисленные случаи интересны, во-первых, тем, что привлечение виновных по данным статьям (152, 156 УК) крайне редки;  во-вторых, тем, что позволяют признать официально факт существования проституции в России; в-третьих, понять отношение и процедуру расследования проституции как явления со стороны правоохранительных органов и законотворцев. Оба дела потребовали тщательной проверки и сбора доказательств. И, как считают сотрудники УВД, дела велись небрежно, длительно и закончились весьма мягким осуждением. По словам одного из сотрудников УВД «проституция ― прибыльное дело и вокруг него кормится слишком много людей. Многие повязаны взятками, бесплатным пользованием девочек,  поэтому никаких суровых мер по отношению к сутенерам и хозяевам притонов не применяется».
    Три подобных дела были возбуждены в г. Находка. Первое  из них было начато в октябре 1998 г. против гражданина г. Находки, содержавшего фирму досуга «Дикая орхидея». Ему было инкриминировано притоносодержательство и вовлечение женщин в проституцию. В деле содержатся показания владельца фирмы и сотрудников УВД, задержавших девушек, когда они оказывали сексуальные услуги клиентам.
    Второе уголовное дело было возбуждено в ноябре того же года   против гражданина г. Находки, содержавшего фирму по оказанию сексуальных услуг «Ассорти». Данный гражданин вовлек в проституцию двух своих несовершеннолетних племянниц и трех их подруг (девушки от 15 до 17 лет). Он предоставлял им свою квартиру, куда девушки приводили клиентов. За свои услуги девушки брали с клиентов 350 рублей, их которых 100 рублей они оставляли себе, а 250 рублей отдавали хозяину фирмы. В деле содержатся необходимые признания хозяина фирмы и его девушек.
    И, наконец, в 2000-м году третье дело по ст.131, ч.3 УК РФ было возбуждено  также в Находке в отношении родительницы, продававшей свою одиннадцатилетнюю дочь взрослым мужчинам для сексуальных отношений.
    Все три дела чрезвычайно похожи ― в проституцию вовлекались несовершеннолетние девочки. Но результаты двух первых дел достаточно странны ¾ оба были прекращены по постановлению прокурора г. Находка. Первое дело прекратили через два дня, а второе расследовалось две недели, после чего было так же благополучно прекращено по постановлению того же официального лица. Сделать какие-либо заключения о мотивах прекращения расследования очень трудно. В первом деле основанием стал последующий отказ владельца фирмы от своих прежних показаний, а основания для прекращения второго дела трудно установить. Мотивировка или ссылки на статьи УК РФ в деле отсутствуют.
    В связи с прекращением данных дел напрашиваются два вывода. Первый ― они были прекращены из-за отсутствия достаточных улик (хотя из материалов следствия этого не вытекает). Второй, ― кто-то был сильно заинтересован в прекращении уголовных дел и имел достаточно влияния, для того чтобы прекратить данное дело. Третий, и наиболее вероятный, сформулировал в интервью начальник УБОП г. Находка: «У милиции и следственных органов есть дела гораздо важнее, чем ловить проституток и следить за тем, какая фирма вывозит их за границу. В конце концов, никто не принуждает их к этому занятию, как никто силой не вывозит их за рубеж. Мы можем заниматься этими вопросами, если фирмы досуга и разные компании по трудоустройству поддерживают деньгами организованную преступность. Если у нас таких фактов нет, то мы наблюдаем за их деятельностью издали. Хотя, конечно, мы держим их в поле зрения как потенциальную экономическую базу для организованной преступности». По сути, это означает, что принуждение к проституции, даже если это детская проституция, не входит в число серьезных преступлений, на которых правоохранительным институтам стоило бы заострять внимание.
    В то же время, наш респондент заметил, что до тех пор, пока проституцией и различными ее проявлениями будут заниматься разрозненные структуры УВД и администрации ― успеха в борьбе с нею не будет. По мнению официальных лиц, следует создать, а лучше воссоздать специальный отдел по борьбе с проституцией, по аналогии с тем, который существовал в 80-е  годы в г. Находке.  И это будет конкретная задача для данного отдела, что обеспечит успех его работы.


































    РАЗДЕЛ V
    «БЕЛОЕ РАБСТВО» В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
    V.1 Международная секс-индустрия и процессы глобализации

    Внутри феномена проституции существует явление, называемое в мировой юридической практике «белое рабство». Согласно юридическим документам оно определяется как «принуждение женщин к проституции в противоположность к добровольному вхождению в данный вид деятельности и возможности свободного выхода из него». Термин был впервые определен в 1902 году на парижской конференции как «трэффик личности». Он был применен для того, чтобы отделить порабощение белых женщин от насчитывающей длительную историю практики порабощения черных женщин. Фактически же «белые рабыни» не были ограничены белыми женщинами, а включали женщин и мужчин всех возрастов национальностей и рас, словом всех тех, кто «мог бы хитростью, похищением и принуждением вовлечен в проституцию». Белое рабство напомнило о серьезной проблеме, существующей во всем мире: миллионы женщин принуждаются к проституции или сексу по контракту.
    Практика «белого рабства» в проституции насчитывает длительную историю. Во времена колонизации европейцами Австралии и Нового Света осужденных за преступления женщин посылали в колонии и силой принуждали к проституции. Столетиями африканские женщины продавались работорговцами в бордели Америки и Европы. В последней четверти  XIX в. среди проституток Индии большую часть составляли женщины из Европы. Например,  харбинские газеты 1925 года сообщают о том, что в Данциге была раскрыта полицией организация, обманом поставлявшая женщин в притоны Южной Америки и Константинополя.  По некоторым данным, озвученным на конференции женщин Юго-Восточной Азии, с середины 70-х годов около 30 млн. женщин были проданы в белое рабство.
    Малоизвестные факты подтверждают, что проблема «белого рабства» существовала и в России. Американская исследовательница Донна Гай обнаружила, что «до1860 года иностранные проститутки и сутенеры часто появлялись в Буэнос-Айресе», и что между 1889 и 1901 гг. 75% зарегистрированных полицией женщин были из Европы и России. В самой России в послереволюционные годы российских женщин продавали как рабынь  в страны Запада: Австрию, Германию, Италию.  Проблема «белого рабства» российских женщин на Востоке стала предметом особого расследования Лиги Наций. Большинство из них  бежали в страны Юго-восточной Азии в 1918 г., спустя год после революции. Многие девушки выросли за рубежом в условиях нищеты и безработицы. Газеты российских эмигрантов «Русский голос» и «Рупор», издававшиеся в Харбине, периодически сообщали об ужасающих условиях жизни, в которых находились большинство русских беженцев. «Многие и очень многие здесь стоят перед вопросом: как быть? И только незначительная часть решает этот вопрос переходом в китайское подданство, да и то по чисто материальным соображениям, чтобы сохранить за собою службу на дороге (КВЖД — прим. автора) и другое. Для остальных, для массы это решение неприемлемо по многим соображениям, — и они чувствуют себя в положении людей, для которых нет места на земле, нет возможности самоопределиться, не отречься от своей идеологии». Число самоубийств, вызванных экономическими трудностями, возрастает в русских общинах, из года в год. И, как было отмечено в докладе Комиссии по вопросам трэффика на Востоке, «сотни тысяч женщин, бежавших в Китай, в основном, в Манчжурию, вынужденные хоть как-то поддерживать свое существование в таких больших городах как Харбин, попадают в поток трэффика, уносящий их в другие города Китая. Условия на севере в последние несколько лет сделали почти невозможным для них зарабатывать себе на жизнь, поэтому девушки, в возрастающем числе, следуют на юг в Шанхай и другие города в надежде на более легкую жизнь, чем на севере». Из 70.000 иностранцев, проживающих в Китае в 1937 году, 9.000 составляли русские женщины. Кроме того, в Международном лагере для беженцев проживали еще 2.400 русских женщин. В лагере существовало 50 борделей, собственниками которых были русские подданные. В них работали около 500 русских проституток. Помимо этого во французской концессии постоянно или время от времени подрабатывали еще 500 женщин. В основном, это были женщины из бывших «благородных семей», которые, как было сказано в докладе, «к сожалению.. не имели подготовки или профессиональных навыков для борьбы за существование. Мужчинам не хватало работы и женщины в большей или меньшей степени принуждались к проституции. В ряде случаев они начинали работать в качестве партнерш по танцам (taxi-dance), но постепенно род их работы приводил к проституции». Русские женщины, работавшие в шанхайских ресторанах и барах  в качестве официанток, также были замечены в проституции. «Русские девушки и женщины, отказывающиеся работать проститутками, зарабатывают на жизнь с большим трудом. Они вынуждены соглашаться на самую мизерную на Дальнем Востоке заработную плату, ниже даже, чем ту, которую получают китайские женщины». Во многих других городах, таких как Кантон, Мукден, Гонконг, Чинцзин и других «русские женщины были принуждены к той же профессии». Основная причина русской проституции, как подчеркивалось в докладе комиссии — безработица.
    Современная демократия, признанная наиболее соответствующей правам человека политической системой, торжественно провозглашает запрет на любого рода произвол в отношении личности. Но, как показывает практика, даже самые прогрессивные демократии и самые замечательные декларации ХХ века не могут изжить  явление рабства. Более того, процессы глобализации создали  для торговцев людьми новые возможности для расширения рынков сбыта и создания широкой сети торговли людьми.
    В последние двадцать лет торговля людьми стремительно растет и трансформируется в различные формы: принудительные работы, домашнее рабство, вынашивание и рождение ребенка по контракту или принуждению, секс-туризм и другие.  И, как любая форма насилия она направлена, прежде всего, на самых слабых и беззащитных — на детей и женщин, торговля которыми достигает чудовищных масштабов во всем мире. Среди форм рабства чрезвычайно развито похищение, обман, принуждение и продажа женщин и молодых девушек для целей сексуального насилия и эксплуатации. Сексуальную эксплуатацию мы определяем как сексуальное насилие над достоинством личности, равенством, умственной и физической целостностью и как практику, в ходе которой некоторые индивиды (преимущественно мужчины) утверждают свою власть и преимущество над другими индивидами (преимущественно над женщинами и детьми) в целях сексуального удовлетворения, финансовой прибыли и/или других выгод.
    Ярче всего сексуальная эксплуатация выражена в проституции, которая непосредственно связана с феноменом трэффика. Именно для занятий проституцией женщин, в большинстве своем,  обманом или насильственно вывозят в принимающие страны.
    В настоящее время не существует точной и надежной статистики в области торговли людьми по двум причинам. С одной стороны,  большинство их тех, кто был продан, никогда не определяются как таковые иммиграционными властями. Кроме того, в большинстве стран данные относительно торговли людьми собираются крайне нерегулярно. С другой стороны, угроза депортации обычно сдерживает женщин, пострадавших от торговли и эксплуатации, в их желании обратиться за помощью к официальным властям, поэтому большая часть пострадавших от торговли людьми остается скрытой для статистики.
    Несмотря на недостаток точной информации, некоторые данные, приведенные в докладах МОМ (Международная Организация Мигрантов) за 1997-2000 гг., ООН и Всемирной Организации за выживание (Global Survival Network), американского конгресса и других официальных и неофициальных организаций позволяют воссоздать некоторую картину современных рынков сексуальной эксплуатации женщин и детей.
     По данным  Конгресса США ежегодно около 2 млн. людей, большинство из которых женщины и дети, становятся жертвами торговли людьми. Примерно 50.000 из них ежегодно ввозятся в США. Маршруты трэффика женщин в США достаточно четко отработаны и специализированы. Доставка женщин и детей из Африки проходит через цепочку Италия ― Западная Европа ― Амстердам ― Нью-Йорк или Вашингтон. Мигрирующее население из Южной Америки проникает в США через Мексику. Направление въезда из Гонконга реализуется по схеме Гонконг ― Канада ― далее авиа- или наземным легковым транспортом через канадско-американскую границу. Путь трэффика из Австралии проходит через Гонолулу ― Сан-Франциско или Лос-Анджелес. И, наконец, женщины и дети из Восточной Европы добираются в США по маршруту Восточная Европа ― Франкфурт или Париж ― Нью-Йорк. Затем через сети организованной преступности женщины и дети распределяются по частным клубам, барам, массажным салонам, борделям и т.д.  Цены колеблются от 200 мексиканских долларов за женщин из Южной Америки до 20.000 долларов США за женщин из Восточно-европейских стран и СНГ.
    Возглавляют список стран, поставляющих женщин на продажу во все страны мира, Таиланд, Бразилия и Филиппины. Так, например, по данным ООН, от общей численности женщин, работающих в Японии в качестве проституток (а это от 40.000 до 50.000)  почти 2/3 составляют иммигрантки из вышеуказанных стран.  В Японии, например, работают 70.000 тайских женщин, ввезенных туда специально для занятий проституцией.  
    В торговлю втянуты  не только большие, но и малые страны, такие как Доминиканская республика, поставившая около 50.000 женщин для работы в качестве проституток в западноевропейские страны, Латинскую Америку и США.
    Однако указанные страны — это только часть айсберга. В ходе слушаний в Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе было отмечено, что в течение последних десятилетий торговля людьми процветала в странах Юго-Восточной Азии, но в настоящее время самый стремительный рост торговли людьми, прежде всего женщинами и детьми наблюдается в Европе. Причем он напоминает некое волнообразное движение. Представляется, что можно вести речь о четырех волнах трэффика захлестнувших Европу с начала 1990-х. Первая волна ― Юго-восточная, принесшая мигранток, в основном из Таиланда и Филиппин. Вторая волна  ―  латиноамериканская, привлекшая в Европу женщин из Доминиканской республики и Колумбии. Третья волна ― африканская, вслед за которой в Европе оказались мигрантки из Гвинеи и Нигерии. И, наконец, четвертая волна принесла в Европу в поисках работы и лучшей жизни женщин и детей из Центральной и Восточной Европы, включая Россию и республики бывшего СССР. Причем движение трэффика свидетельствует о массовости вывоза женщин с территории СНГ. Так, немецкая уголовная статистика фиксирует, что на территории Германии на первом месте по количеству женщин, вовлекаемых в проституцию, находятся женщины из СНГ, на втором — из Польши, а из Таиланда — на седьмом. Количество славянских женщин, перевозимых в Бельгию, Нидерланды, Польшу и Швейцарию, превысило традиционное количество ввозимых африканских, южноамериканских и азиатских женщин.
    В целом по оценкам ОБСЕ в 1997 году 175.000 женщин и девушек были контрабандным путем вывезены из Центральной и Восточной Европы и СНГ в другие страны для занятий проституцией,  Последние данные увеличивают эту цифру до 500.000.   Только из Украины за последние десять лет было продано за границу 400.000 — 480.000 женщин для работы в секс-индустрии и низкооплачиваемых сферах предприятий легкой промышленности. Из их числа  100.000 были насильственно принуждены к занятию проституцией, в частности около 3000 на территории США. В целом же, по данным МОМ на территории США находятся в сексуальном рабстве 5.000 молодых женщин из бывших стран СССР.
    Россия, как и другие страны также втягивается в процесс торговли людьми. Причем, процесс этот интенсивно нарастает. Специфика российского феномена состоит в том, что страна является не столько страной ввоза, сколько вывоза женщин. По некоторым данным, в результате насильственного вывоза российские женщины занимаются проституцией более чем в 50 странах мира. В некоторые страны мира, такие как Израиль и Турция,  ввоз женщин из России и других республик бывшего СССР осуществляется в таких масштабах, что проституток там называют «Наташами». В середине 90-х женщины из России появились в египетской  секс-индустрии. В сенатских слушаниях 2000 г. были представлены свидетельства двух российских женщин, которые были завербованы на легальную работу по фальшивым объявлениям, а затем были вынуждены заниматься проституцией в борделях Германии и Израиля. Женщины заявили, что сутенеры трижды продавали их страны в страну, до тех пор, пока полиция их не освободила. Несколько молодых девушек из России, вместе с девушками из Польши и Венгрии пригласили на работу в одно из модельных агентств Абу-Даби (Арабские Эмираты) сроком на один месяц. Девушкам обещали необычайно высокий заработок ― около $0.000. Вместо предложенной работы они были обращены в рабство. На все запросы о дальнейшей судьбе девушек модельное агентство отмалчивается. 
    Принуждение к проституции, само по себе представляющее чудовищный вид преступления против личности, усугубляется тяжелыми последствиями, угрожающими здоровью и безопасности женщин. Далеко не все выехавшие гражданки возвращаются на родину. Только в Германии пропали без вести 12.000  женщин. «Если провести криминологический анализ этих цифр, отбросить приблизительное количество женщин, которые могли бы быть убиты, умерли в результате телесных повреждений и пр., остается примерно 4.000 исчезнувших в никуда».
    Стремительный  и масштабный процесс роста торговли женщинами  в целях сексуальной эксплуатации вызван нарастающими потребностями секс-индустрии. Мощный рывок в ее развитии относится к началу 70-х гг. ХХ столетия. В первую очередь он был вызван разработкой новых стратегий развития крупных западных корпораций, вкладывающих инвестиции в развивающиеся страны. Стратегия складывалась из трех частей: создание рынков труда с дешевой рабочей силой, унификация труда и гибкая политикой найма и увольнения рабочих и служащих.
    Во второй четверти ХХ столетия безработица и временная трудовая занятость поразили как развитые индустриальные страны, так и развивающиеся. Международная Организация Труда сообщала, что на январь 1994 г. общее число безработных в мире составило около 30%, что не давало возможности значительному числу населения поддерживать даже минимальные жизненные стандарты. Финансовая власть и влияние международных институтов, таких как Мировой Банк, Организация Экономического Сотрудничества и Развития и других корпораций заменили власть  национальных правительств и национальный бизнес. Меры, предпринятые Международным Валютным Фондом (IMF) для погашения задолженностей государствами и международные торговые соглашения, такие как Северо-Американское Свободное Торговое Соглашение (NAFTA),  всеобщее соглашение по тарифам и торговле (GATT) привели к упадку экономики многих стран, вынудив жителей сельских регионов искать работу в густонаселенных городских районах. Во многом приток дешевой рабочей силы способствовал росту безработицы в городе, снижению заработной платы и росту бедности с одной стороны, но с другой стороны создал индустрию массового производства и потребления.
    Современная экономика потребления стремится к получению прибыли с помощью   производства и распространения новых товаров, видов услуг и культивирования новых потребностей и нужд. Наряду с модной одеждой, автомобилями, электроникой, компьютерами и предметами роскоши растет и секс-индустрия, наполняя нашу жизнь секс-шоу, магазинами с секс-товарами, массажными кабинетами с оказанием секс-услуг, эскорт-сервисом, сексом по телефону, секс-туризмом, стриптиз-клубами, создавая гигантский рынок мультимиллирадной секс-индустрии с брокерами, синдикатами, сутенерами, охранниками, продавцами и потребителями. Возникают новые отрасли секс-индустрии, как, например, секс-туризм. Только в Таиланде, как одном из мировых центров секс-индустрии ежегодные доходы от секс-туризма, составляют $ млрд., в то время как в таких странах как Куба, Россия или Доминиканская Республика туризм является лишь частью национальной экономики.
    Большинство исследователей единодушно признают, что  основной причиной торговли людьми являются условия жизни в странах с низким уровнем экономики.  В то же время ряд исследований, в том числе и исследование, представленное в данной работе обнаруживает, что многие женщины, пострадавшие от торговли людьми не были поставлены в собственной стране в условия полной нищеты. Поэтому закономерно возникает сомнение в том, что трэффик порождается только экономическими причинами. Вероятно, следует поставить вопрос: не стимулируется ли искусственно процесс торговли людьми лицами, заинтересованными в этих процессах? Возможно, они были бы менее интенсивными, если бы осуществлялись без вмешательства вербовщиков, групп доставки и других агентов? Эти вопросы требуют амбивалентных ответов. Как отмечают Е.Тюрюканова и М.Малышева «сегодня можно говорить о глобальном трансферте женской сексуальности, отчужденной от личной идентичности женщины. Не имеют значения ни ее национальная принадлежность, ни язык, на котором она говорит, ни социальный слой, из которого она вышла. Тело женщины транспортируется в любой конец мира и арендуется по договорной цене, устанавливаемой посредниками. Сутенеры, или «пимпы», вместе с охранниками сомнительных заведений составляют целую армию «служащих», столь же многочисленную, как и армия представительниц наиболее древней профессии».
    Агенты-вербовщики ищут и привлекают на работу в секс-индустрию миллионы необходимых работников и работниц, связывая разные части мира, в которых существует секс-индустрия в единое целое и способствуя созданию единой организованной сети торговли людьми. Успех секс-индустрии основывается на особых отношениях, складывающихся благодаря взаимным интересам сложной сети сутенеров, владельцев заведений секс-индустрии,  туристических агентств, специализирующихся на секс-туризме, клиентов, чиновников, правоохранительных органов и т.д. В цепь международной секс-индустрии включаются владельцы ресторанов, гостиниц, авиакомпаний и наземных видов транспорта и другие агенты,  предоставляющие проживание, перевозку и жизненное обеспечение клиентам и секс-работницам/работникам.
    Сексуальный труд молодых женщин становится чрезвычайно важным компонентом национальной экономики, хотя юридически он запрещается и морально осуждается. Практически ни в одной стране мира официальная статистика или правительство не признают, что проституция для экономики становится весьма существенным фактором ее развития, что она сама стала экономическим сектором. А между тем в Юго-восточных странах, где секс-индустрия стала важным сектором экономики. В Японии она составляет 1% от национального дохода, в Таиланде от 10% до 14%, в Индонезии от 0.8% до 2.4%. В качестве некоторых показателей можно привести следующие цифры: годовой оборот проституции как теневой сферы экономики составляет $US 1.4 млрд. в Британии, в Австралии — $0 млн., в Индонезии — от US $.2 до $.3 млрд., в — Таиланде от US $2.5 до $7 млрд.. Российский рынок интимных услуг оценивается различными экспертами от  $70 до $70 млн..
    Государственная политика в большинстве стран мира фактически толерантна проституции. Признать этот факт, значит, признать, что ее существование выгодно. В свою очередь это означало бы, что вовлечение в коммерческую секс-индустрию и проституцию женщин и детей экономически выгодно многим группам, контролирующим данный бизнес, и объясняло бы, почему многие государства, в том числе и Россия не предпринимают решительных мер по ее искоренению. До тех пор, пока секс-сектор будет тесно связан с поддержанием национальной экономики и экономических интересов, все усилия международной общественности и полиции будут оставаться тщетными. Многие страны, чья экономика находится в кризисном состоянии, существенно зависят от глобальных корпоративных интересов, частью которых является развитие секс-индустрии.
    С экономическими факторами поддержания торговли людьми тесно связаны миграционные процессы, охватившие весь мир, в том числе, как отмечают исследователи  и нелегальная миграция. По оценкам ООН и МОТ в последние годы в мире насчитывается от 120 до 200 млн. человек по сравнению с 75 млн. в 1965 году. В России и странах СНГ миграционные процессы усилились под влиянием тяжелого экономического положения и межнациональных конфликтов, нарастающих год от года. Уже в 1994 г. Россия приняла около 2 млн. вынужденных мигрантов. По данным Федеральной миграционной службы УВД России в середине 90-х гг. каждый четвертый мигрант являлся либо беженцем, либо вынужденным переселенцем. Некоторые исследователи оценивают на настоящее время численность нелегальных иммигрантов, находящихся на территории России в 4 млн. человек. Вынужденная миграция влечет за собою ряд сложнейших проблем: поиск жилья и работы, финансовые трудности, материальные потери, необходимость адаптации к новым условиям, психологический стресс. По этим и другим причинам мигранты уязвимы для различного рода преступлений и могут легко стать жертвами преступников.
    Глобальные экономические перемены самым ужасающим образом влияют на жизнь женщин в развивающихся странах: низкая, в сравнении с мужской,  заработная плата, рост женской безработицы, превышающий необходимые нормы труда рабочий день и т.п.  Как считают Е. Тюрюканова и М. Малышева «Разница в уровне жизни и экономических возможностях в разных странах — основная движущая сила такой миграции. В 1995 г. почасовая оплата труда в производстве составляла 0,25 USD в Индии и Китае, 0,6 — в России, 2,09 — в Польше против 17,20 в США, 23,66 — в Японии, 31,88 — в Германии». 
    В странах с патриархальной экономикой (куда можно включить Юго-восточные, африканские, латиноамериканские страны и страны СНГ) новый экономический порядок принес женщинам двойные проблемы: с разрушением традиционной домашней экономики и семейной структуры они приобретают новую роль опоры семьи. С убыванием семейных ресурсов женщины должны были бы полагаться на государственную поддержку материнства и детства, здравоохранения, трудоустройства и достойной заработной платы, развития социальных программ и т.д. Поскольку государство не может гарантировать женщинам эту поддержку, они уходят в сферу неформальной и теневой экономики, существенной частью которой является секс-индустрия.
    Миграция есть путь, следуя которым женщины ищут иные возможности для выживания. Мигрируя, часть женщин становятся жертвами «белого рабства». Крайняя нужда превращает женщин во многих развивающихся странах в легкую добычу для торговцев людьми. Однако законы, запрещающие или регулирующие проституцию и миграцию, создают чрезвычайно сложную и угнетающую ситуацию для женщин, если они вовлечены в секс-индустрию за пределами своей страны. Нелегальный или легальный выезд за рубеж в поисках работы с дальнейшим нелегальным проживанием в стране доставки (трэффик), становится весьма реальным способом для женщин получить работу в теневом секторе экономики. Похоже, что нелегальная миграция делает торговлю женщинами весьма привлекательным для транснациональной организованной преступности. Как отмечает российская исследовательница Репецкая А.Л. «такие организации становятся важными участниками мировой экономической деятельности и играют ключевую роль в запрещенных законом сферах, (например, в производстве им торговле наркотиками), которые приобрели глобальные масштабы и приносят прибыль, превышающую размер валового национального продукта некоторых развивающихся и развитых стран».
    Доминирующей целью для транснациональных преступных организаций является прибыль. По замечанию Лунеева В.В. «организованные преступники, действующие в той или иной стране никогда бы не переступили ее национальных границ, если бы не видели выгоды, не получили бы серьезных преимуществ и возможностей».
    Оборот нелегальных доходов, получаемых от торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации закономерен. В развивающихся странах или странах с переходным типом экономики макроэкономические процессы, такие как развитие туризма или эмиграция и миграция рабочей силы часто идут рука об руку с развитием проституции. Секс-индустрия в Азии, например, была основана на милитаризме в течение первой половины ХХ века, а позднее на туристическом бизнесе. В условиях нестабильной экономики и непродуманной государственной финансовой и экономической политики, развитие нелегального бизнеса, обходящего легальные каналы развития сферы труда и сервисных услуг вполне закономерно.
    Доходы от торговли людьми отмываются и вкладываются в другие незаконные виды деятельности, такие как, торговля наркотиками и оружием. Возникает «двусторонняя взаимосвязь между миграционными процессами и организованной преступностью. Во-первых, возможность включения в организованную преступную деятельность стимулирует миграционные процессы, как из одних стран в другие, так и из областей, регионов в крупные мегаполисы… Во-вторых, интересы организованной преступности определяют специфику значительной доли миграционных процессов… Наиболее ярким примером здесь выступает функционирование организованных преступных групп в сфере криминального рынка: незаконная иммиграция, незаконный оборот оружия и наркотиков и ряд других сфер деятельности».
    Согласно оценкам экспертов «торговля женщинами для целей сексуальной эксплуатации является теневым рынком с многомиллионным долларовым оборотом… Объем мировой торговли женщинами, как товаром для секс-индустрии, оценивается от 7 до  12 миллиардов долларов в год» . В феврале 2001 г. в эту оценку была внесена существенная корректировка.  Некоторые источники со ссылкой на Интерпол указывают новую цифру доходов, получаемых от торговли людьми ― 19 млрд. долларов. В дополнение к традиционным формам сексуальной эксплуатации в последние годы активно развивается продажа женщин и детей через виртуальные каналы. Секс-индустрия в интернете, включающая объявления о работе за рубежом, приглашение к замужеству, предложения секс-услуг, порносайты и др. приносит теневые доходы почти в 1 млрд. долларов ежегодно. Только большие порнографические веб-сайты позволяют извлекать из них около 100.000 долларов в год, хотя другие источники повышают цифры до $0 млн.. Нелегальная транспортировка наркотиков, оружия, природного сырья, драгоценных металлов, алкоголя и т.п. рано или поздно фиксируется соответствующими правоохранительными и силовыми структурами с соответствующими формами борьбы с незаконной деятельностью и теневым оборотом финансовых средств. Торговля людьми не относится к числу видимых преступлений. Она является высокоприбыльным предприятием с низким уровнем риска по сравнению с торговлей наркотиками и оружием.
    Торговля людьми качественно отличается от всех других видов нелегального бизнеса. Он является высокоприбыльным бизнесом с относительно низкой степенью риска. Одной из характерных особенностей способствующей, по всей вероятности, громадным прибылям, извлекаемым из торговли женщинами, является тот факт, что в отличие от незаконного оборота оружия или наркотиков, женщины и дети — товар многоразового использования. Их можно «пускать в оборот вновь и вновь», что позволяет осуществлять оборот доходов неоднократно и делает трэффик людей одним из основных источников доходов части организованных преступных групп.
    Однако широкомасштабность и интенсивность деятельности преступных организаций имеет и другие причины. Как отмечалось в докладе Совета государственной безопасности США «с падением международных политических и экономических барьеров, с глобализацией деловой активности образовалась более широкая свобода перемещения и международных транспортировок товаров и облегчение процедуры услуг. Расширение сети воздушных сообщений, снижение визовых ограничений во многих странах с целью увеличения международной коммерции, особенно внутри региональных блоков, одновременно способствует росту криминальной активности. В прошлом международная преступность встречала значительные преграды в связи с существующими ограничениями для перемещения лиц и товаров в странах с более строгим пограничным контролем. Теперь же преступники имеют гораздо больший выбор маршрутов для путешествия и больше возможностей организации транспортировки товаров с наименьшим риском. Пограничный контроль внутри многих экономических блоков, таких как, например, Евросоюз, зачастую отсутствует».
     Люди, контролирующие секс-индустрию, стремятся заручиться поддержкой чиновников, полиции, политиков и других лиц, с помощью которых возможно осуществление трэффика. Во многих странах с ослабленным государственным аппаратом  само государство, его коммерческие структуры и сфера уголовного законодательства оказываются вовлеченными в преступную деятельность. Поэтому  правила игры в торговле людьми определяют организованные преступные группировки. Они вновь и вновь обращают не только женщин и детей, но и мужчин в настоящее рабство, шаг за шагом расширяя поле своей деятельности, меняя тактику и формы торговли, опережая правоохранительные и силовые структуры по технической, финансовой и организационной обеспеченности. Они используют несовершенство законодательства в области миграционной политики, пограничного и визового контроля. В таких случаях только законы, предупреждающие нелегальную миграцию и вовлечение женщин в коммерческий секс-бизнес, являются основным препятствием для организованной преступности.
    К сожалению, правоохранительные органы не в состоянии соревноваться в борьбе с трансконтинентальными и транскриминальными синдикатами, работающими более изощренно, чем государственные структуры.  Процесс сращивания легального бизнеса и преступных групп способствует созданию новых рынков и заполнению образовавшихся ниш.
    Немаловажное значение для расширения границ торговли людьми имеет так называемая военная проституция. Она связывается с присутствием военных сил и военных баз в различных частях мира. Военнослужащие являются одними из самых активных пользователей проституции.  Исторически, женская проституция всегда была частью «военных трофеев». Для солдат действующих армий создаются бордели, куда продаются женщины и дети завоеванных территорий или же покупаются и доставляются извне. В годы II Мировой войны девочек и девушек в возрасте от 12 до 20 лет обманом или силой принуждали к занятиям проституцией и продавали в бордели, посетителями которых были японские солдаты в оккупированных районах. Эти бордели получили название «станции комфорта», а женщины и девочки из борделей назывались «комфортные женщины». Такие комфортные станции существовали с начала 30-х гг. в Манчжурии, Китае, позже в Бирме, Борнео, Гонконге, Индонезии, Корее, Малайзии, Новой Гвинее, Филиппинах, Сингапуре, Вьетнаме и Окинаве. Первая станция была основана в Шанхае в 1932 г. Впоследствии комфортные станции стали называться «нигуичи», т.е. «29 к 1». Это была ежедневная пропорция обслуживания «комфортными женщинами» солдат в борделях на завоеванных территориях. Взрослые и несовершеннолетние проститутки поставлялись в бордели как из Японии, так из всех завоеванных японскими войсками территорий.
    В годы II Мировой войны солдаты и офицеры вермахта были постоянными посетителями борделей, куда доставлялись женщины и девушки из разных стран: СССР, Польши, Болгарии, Чехословакии и других.
    Война существует рука об руку с бедностью, экономическим падением стран и, как показывает история, она напрямую связана с эксплуатацией людей и, особенно, женщин и детей. В докладах  католической церкви в Гватемале указывается, что сотни детей были вывезены солдатами из страны в течение 36-летней гражданской войны.  Известный правозащитник Граса Машель, автор доклада «Влияние армейских конфликтов на детей», представленного в ООН (1995 г.) отметил: «В последнее десятилетие 2 млн. детей были убиты в военных конфликтах. Втрое больше получили серьезные ранения или стали инвалидами. Миллионы других стали свидетелями или  участниками насилия. Невозможно представить точную статистику этих преступлений. Очень приблизительные и осторожные оценки скрывают численность убитых детей. Их смерть нигде не зафиксирована, стерта из памяти человечества, так же как и стерта память о целых семьях и сообществах. Совершенно ясно, что в некоторых странах дети становятся целью, а не случайными жертвами военных конфликтов, длящихся так долго, что дети вырастая и становясь взрослыми, не знают, что такое мир».
    Факты истории свидетельствуют, что в зонах военных конфликтов женщины и дети подвергаются принудительной сексуальной эксплуатации.
    В современной действительности одна из самых опасных зон военных конфликтов  ― Балканы. Женщин и детей ввозят туда нелегально, обманным путем и принуждают работать проститутками в ночных клубах, борделях и ресторанах. По сообщениям МОМ, в ноябре 2000 года сотрудники этой организации помогли в освобождении  37 жертвам работорговли. Это были гражданки Румынии, Молдавии, Украины и Кыргызстана. Среди них были и несколько несовершеннолетних девочек. Дети экспортируются на Балканы из Албании, Македонии, Украины, Чехии, Молдавии, Болгарии, Польши и России. Все они были насильственно привезены в Боснию и Герцоговину для работы в качестве проституток. Еще одна большая группа (32 женщины), была освобождена в Сараево при помощи МОМ, местной полиции и членов Международной полиции целевых сил (IPTF). Большинство женщин утверждают, что им была обещана работа в Италии в качестве официанток. В октябре-ноябре в Македонии МОМ и местная полиция помогли 38 жертвам работорговли. Одни из этих жертв, доведенные до отчаяния унижениями, насилием и пренебрегая угрозами, сумели сбежать от хозяев, другие были выявлены и вызволены из сетей проституции в ходе полицейских рейдов по ночным клубам и борделям.     
    По сообщениям представителя миротворческих войск ООН, в 2000 г. ими были освобождены из сексуального рабства 200 женщин и детей, которые работали в борделях Сьерра Леоне, обслуживая солдат военной хунты. Врачи, обследовавшие жертв насилия, нашли на их телах следы множественных ножевых ранений, ожогов и других свидетельств истязаний. По подсчетам экспертов ООН к бордельной проституции в Сьерра Леоне были принуждены около 20.000 детей. В то же время и солдаты миротворческих сил нередко принимают участие в сексуальной эксплуатации детей, компрометируя международные усилия ООН по ликвидации этого явления.
     Обращение женщин в проституцию на завоеванных территориях  никогда не рассматривалось как преступление. Но даже в отсутствие военных конфликтов проституция непременный спутник армии. Более того, присутствие военных самым активным образом влияет на рост проституции. Так, детская проституция на Тайване получила развитие не только в угоду западным и юго-восточным  туристам и бизнесменам, приезжающим за дешевым и безопасным сексом в эту страну, но и благодаря присутствию японских военных сил на острове в недавнем прошлом.
    На развитие женского и детского секс-туризма  оказало влияние присутствие США в Юго-восточном регионе.  В 1967 г. между правительствами США и Таиланда было заключено соглашение, гласившее, что «тайские порты могли бы стать местом отдыха для солдат, следующих из театра военных действий во Вьетнаме». Тайское правительство брало на себя обязательства обеспечивать американским войскам отдых и рекреационный сервис, включающий «правительственную поддержку» проституции для сексуальных потребностей солдат. ЕСРАТ напрямую связывает рост женской и детской проституции в Таиланде с каникулярным отдыхом американских солдат в этой стране.
    Войска США и в настоящее время продолжают эксплуатировать проституцию в Таиланде и Филиппинах. Активно работают полузакрытые бордели вокруг американских военных баз в Южной Корее. Полицейские сводки отмечают, что среди 9000 незарегистрированных проституток, работающих в этих борделях,   находится немало русских девушек.. Как заметил один из экспертов «там, где армия США основывает свои базы, появляется проституция. А это означает, что экономика, основанная на проституции,  получает бурный рост благодаря американским оккупационным силам».
    Масштабы военной проституции в 80-хх и 90-х гг. в Юго-восточных странах вынудили некоторые страны предъявить американским военнослужащим обвинения в сексуальных преступлениях.  Обвинения были столь серьезны, что вынудили военные ведомства США провести собственные расследования, в ходе которых выяснилось, что многие из девушек, оказывавших сексуальные услуги солдатам, были несовершеннолетние девочки. Последовавшие, начиная с 1994 г. изменения в законодательстве США усилили ответственность граждан за вовлечение в проституцию или за ее использование. В частности, была запрещена транспортировка несовершеннолетних в возрасте до 18 лет в США или другие страны в целях вовлечения в проституции или использования в сексуальных актах. Действующее законодательство США создает возможность предъявить обвинение гражданину в сексуальной эксплуатации несовершеннолетних в зарубежных странах, если таковое преступление имело место. Тем самым законодатели США создают серьезную основу как для борьбы с военной проституцией, так и для борьбы с сутенерством и притоносодержательством.

    V.2. Торговля детьми

    Торговля людьми с целью сексуальной эксплуатации вовлекает в свою орбиту не только взрослых женщин и мужчин, но и детей. Дети транспортируются из одной страны в другую и продаются в качестве сексуальных объектов. В ходе доставки используются различные методы. Доставка может принимать формы киднэппинга и похищения, фиктивного брака, изнасилования и принуждения, фиктивного удочерения/усыновления,   использования фальшивых документов при нелегальной миграции. Часто сутенеры покупают детей, уплачивая родителям оговоренные суммы целиком или частично. Рекрутирование детей на продажу вовлекает в этот процесс родителей, сутенеров, доставщиков, официальных лиц, покупателей. По многочисленным полицейским сводкам разных стран, продажу детей осуществляют криминальные организации практически всех стран мира. Торговля детьми принимает разные формы: организованная проституция, порнография, секс-туризм, военная проституция и т.д. Наиболее широкое распространение получила торговля детьми с целью вовлечения в организованную проституцию. Особенно широкие масштабы она приобрела в Юго-восточной Азии, где помимо сутенеров агентами по продаже детей активно выступают их родителями. В основе торговли детьми лежат, прежде всего, экономические причины. Исследование, проведенное в Камбодже в 1995 г. показало, что 40% детей были проданы в проституцию их родителями. Все дети были из экономически нищих районов, поэтому единственный выход для семьи ― поддержать свое существование ценой продажи собственного ребенка. Фактически все члены семей знают, что ожидает их детей в Индии, Бангладеш, Китае и других странах, куда дети продаются под видом домашней прислуги, моделей в детских модельных агентствах. Полицейские сводки Китая констатируют, что более 10.000 женщин и девочек ежегодно пересекают границу и продаются в Таиланд. В ряде случаев используются традиционные методы обещания устройства на работу посудомойщицами, официантками. Вербовщики предлагают хороший заработок, новую одежду и это делает предложения чрезвычайно привлекательными для девочек и их родителей из бедных деревень. Перед продажей детей в высокоразвитые страны, такие, например, как Япония, родители затрачивают немалые деньги на обучение детей танцам, искусству макияжа, чтобы они могли работать в индустрии развлечений танцовщицами.
    В Юго-восточных странах широко практикуется метод продажи детей в секс-индустрию в виде «дети в кредит». Особенно он развит в бедных тайских деревнях. Родителям предлагают необходимые вещи или дом в обмен на дочь, которая должна в течение нескольких лет работать проституткой в публичных домах Японии, Гонконга, Индии. Общая цена ребенка составляет от $00 до $600. Эта сумма становится долгом, который девочки обязаны отработать. В сельской местности Таиланда рождение девочки празднуется как «золотая возможность» для семьи обогатиться. Дети, особенно девочки, с детства воспитываются в духе жертвенности семье, поэтому безропотно сносят насилие и эксплуатацию, не зная истинных размеров долга, и приносят своим хозяевам значительные доходы. Филиппинские НПО сообщают о нескольких случаях активного сопротивления родителей депортации иностранцев-педофилов. Родители защищали педофилов, многие из которых дарили их детям дорогие подарки и часто финансово поддерживали семьи.
    Хотя бедность является решающим фактором развития детской сексуальной эксплуатации, но она не может объяснить ее чрезвычайно широкое распространение, особенно когда заходит речь о восточных и Юго-восточных странах. Во многих бедных странах уровень  детской проституции  невысок, поэтому фактор бедности не может объяснить ее существование. Скорее жесткая иерархия семейных обязанностей и принятие культурой детской проституции как рядового явления повышает статус детской проституции. Рост консюмеризма и превращение сексуальности в товар также вносит свой вклад в возрастание детской проституции.
    Другая цель продажи детей ― секс-туризм, стремительно развивающийся в последнее десятилетие и переживающий настоящий  бум.  Секс-туристы выбирают для своих путешествий страны с низким уровнем экономики, но с высокоразвитой коммерциализированной секс-индустрией. В этом плане Юго-восточные страны поощряют детский секс-туризм, за счет которого, частично, происходит прирост национальной экономики. Такие страны как Филиппины, Таиланд, Камбоджа, Шри-Ланка, Индия, Индонезия, Бразилия, Коста-Рика, Доминиканская Республика и Мексика наиболее привлекательны для секс-туристов. Некоторые тур-операторы предлагают путешествия с предварительным согласованием вкусов секс-туристов. Как отмечается в докладе ассоциации «возможно операторы не всегда выражают словами свои предложения относительно секса с детьми. Вместо этого они демонстрируют фотографии детей в туристических проспектах».  По данным Всемирной Ассоциации Туризма (WTO) статистика ежегодно фиксирует около 120 млн.  секс-туров. WTO также предполагает, что 360.000 секс-туров были совершены педофилами. Чаще всего их предпринимают граждане Австралии, Великобритании, Канады, Германии, Японии и США. Причем, как отмечают исследователи ЕСРАТ, секс-туристы из США составляют наиболее многочисленную группу.
    Очень трудно найти методы измерения масштабов существующего детского секс-туризма. Оценки правительственных и неправительственных организаций очень сильно разнятся. Но, как отмечалось в специальном докладе ООН  «даже если один ребенок подвергается сексуальной эксплуатации ― это серьезная проблема». Цифры колеблются от 2 до 10 млн. Определения секс-туризма разнятся в зависимости от различий в законодательстве стран и возраста, определяемого как «детский». Однако общая дефиниция секс-туризма была дана в документах ООН от 1995 г., где  он определяется как «туризм, организованный с преимущественной целью коммерческих сексуальных отношений с детьми». Детский  секс-туризм, также, может быть представлен как использование детей внутри собственной страны  во время путешествий, командировок и перемещений с иными целями.
    В силу возраста и недостатка контроля дети легче, чем взрослые становятся объектами торговли и секс-туризма. Секс-туризм включает все действия вовлечения в торговлю людьми: поиск, рекрутирование, доставку внутри страны или за ее пределы с намерением продажи, обмена или использования в незаконных  целях, таких как проституция, обслуживание, незаконное замужество, рабский труд или использование человеческих органов. В случае перемещения с целью сексуальной эксплуатации криминальные организации продают детей в бордели или прямиком доставляют клиенту.  В ряде случае дети поставляются организациям педофилов для сексуального использования.
    Секс-туризм привлекает педофилов в развивающиеся страны, где секс с детьми чрезвычайно дешев, легко доступен и относительно безопасен. Интерес и запросы покупателей детской проституции возрастают. И одно из требований ― снижение возраста детей. Сегодня самый дорогой «товар» на рынке проституции дети от 7 до 12 лет, в поисках которых клиенты готовы ехать в самые отдаленные страны.
    В докладе ООН по правам человека 1995 г. отмечалось, что 20% проституток Индии составляют несовершеннолетние, доставленные в страны из Непала, Пакистана, Шри-Ланка, Таиланда, Филиппин и других Юго-восточных стран. Например, ежемесячно от 200 до 400 молодых женщин и девочек из Бангладеш Пакистана и Непала продаются в Индию. Многие из них прибывают в Индию девственницами, а возвращаются домой изнасилованными и часто с венерическими заболеваниями. По крайней мере, половина из них ВИЧ-инфицированы. Учитывая, что численность проституток в Индии оценивается в 10 млн. человек, детская проституция составляет предмет особого внимания общественных организаций и мирового сообщества. Однако усилия НПО и активистов остановить детскую проституцию в странах Юго-восточной Азии часто входят в противоречие с государственной поддержкой индустрии туризма. Несмотря на то, что Таиланд, Филиппины, Индонезия и Малайзия ратифицировали Конвенцию об уничтожении всех форм дискриминации и ряд других международных документов, однако мощное лоббирование интересов туристических компаний приводит к тому, что правительственные чиновники поддерживают деятельность любого вида секс-индустрии, включая детскую проституцию для иностранцев.
    Хотя большинство центров секс-туризма сосредоточены в странах Юго-восточной Азии, тем не менее, нет стран или континентов, где не существовал бы детский секс-туризм. В странах с развивающейся экономикой он явно находится на виду. Экономические трудности, социальная напряженность, бедность, миграция населения и беженцев ― все это вносит существенный вклад в рост детской секс-индустрии. Например, «в Африке многие страны встретились с ростом детской проституции, в частности благодаря бедности, миграции из сельской местности в городскую и … развитию туризма… В Зимбабве проблема возникает благодаря близости границы. Судан, Кения и Ливия  ― все эти страны встретились с проблемой. Об Алжире говорят как о стране транзита для трэффикеров. Как сообщается в докладах, в Мавритании процветает педофилия и растет проституция мальчиков. В Гане молодые девушки обманом вовлекаются в проституцию и верят, что они будут работать домашней прислугой. Видимый рост сексуальной эксплуатации отмечается в Буркина-Фасо и Береге Словной Кости». Более полвины из 100.000 проституток в Эфиопии моложе 18 лет.
    По докладам ECPAT латиноамериканские страны, как и Юго-восточный регион, охвачены эпидемией детской проституции. Сотни детей ежегодно из Коста-Рики продаются педофилам в различные страны мира. В Бразилии существуют туристические зоны, где дети занимаются проституцией в борделях и массажных салонах. В основном это девочки из шахтерских поселений и умирающих деревень, которым была обещана работа официантками и  горничными.
    Но и в благополучной Европе детская проституция не менее популярна, чем на Востоке. В Италии занимаются проституцией более 2.500 девочек. Туда же на выходные дни приезжают туристы из Европы, чтобы заняться сексом с азиатскими девочками, поставляемыми в Италию японскими и китайскими криминальными синдикатами. Бразильские и африканские мальчики пользуются популярностью в Бельгии, куда их приглашают под предлогом учебы в школе футбольного мастерства.
    Россия втягивается в секс-туризм не менее рьяно, чем другие страны. Популяризация секс-туризма осуществляется через рекламные объявления, интернет или даже через благопристойные журналы такие как «Аэрофлот». Реклама журнала приглашает посетить пляжи Рио-де-Жанейро, Капакабаны и прочих экзотических мест. Журнал доверительно предлагает: «…давайте-ка, прокатимся по некоторым местам уже не запретных развлечений. А их для секс-активистов не так уж и мало. Остановимся на нескольких наиболее популярных». И далее следует перечисление туристических маршрутов, на которых туристам предлагаются развлечения, отдых, прогулки по окрестностям райских уголков в сопровождении девушки «на выбор», с которой предстоит «заниматься тем, зачем вы, собственно, и забрались в такую даль». Указаны и расценки за «райские наслаждения» —— $000 за недельный секс-тур или «секс-сафари» в Коста-Рике; от $000 до $500 за порноолимпиады в Мексике с возможностью съемок в порнофильмах. Предлагаются садомазохистские удовольствия в Японии, посещение кварталов «красных фонарей» в Голландии, «травести»-секс в Париже и т.д..
    Реклама сопровождается практикой секс-туризма. Так, например, китайские триады, русские и восточно-европейские организованные преступные группировки, совместно с нигерийскими криминальными организациями поставляют детей из разных стран в бордели Южной Африки. Источники сообщают, что, в Йоханнесбурге, наряду с тайваньскими и таиландскими детьми, на улицах и борделях работают несовершеннолетние мальчики и девочки из России.  В случае обнаружения детей, их, как иностранцев, обязаны доставить в страну происхождения и проживания. Однако в Южной Африке нет процесса репатриации. Поэтому детей довозят до границы и выдворяют на территорию соседней страны. В лучшем случае их доставляют в посольства или представительства тех стран, откуда они были вывезены.
    Россия является не только страной вывоза, но, одновременно, и принимающей стороной. В 2001 году практически все крупные СМИ сообщили об аресте американского гражданина, задержанного в московской гостинице при попытке вступить в сексуальный контакт с несовершеннолетним мальчиком. Цель его визита была спланирована заранее. Зная, что в России громадное число беспризорных детей, секс-турист прибыл в Россию за детскими интимными услугами. В феврале 2002 года по тем же причинам в Москве был арестован аргентинский гражданин.  Нарастающий поток секс-туристов отмечается на Дальнем Востоке. В основном пользователями дешевого детского секса являются граждане Китая. В любой гостинице Владивостока, Благовещенска, Находки китайские туристы или мелкие коммерсанты могут заказать через переводчика или сутенеров малолетних девочек, которых доставят по первому требованию. В некоторых барах Владивостока, особенно посещаемых китайскими гражданами, имеются секретные комнаты, где постоянно находятся женщины и девочки, готовые оказывать секс-услуги в любое время.
    Решение проблемы секс-туризма затруднено рядом причин. Во-первых, секс-туристы обнаруживают полное игнорирование последствий психологических, физических и моральных страданий, переживаемых детьми. Они для взрослых пользователей лишь товар или класс, отличный от «нормального» человеческого сообщества. Покупая интимные услуги в экономически слаборазвитых странах, секс-туристы создают и поддерживают миф о «другой», отличной от цивилизованного мира «открытой», «свободной», «природной» культуре. И даже если кто-либо из секс-туристов в какой-то степени осознает последствия, сексуальной эксплуатации, то он, как правило, убеждает себя в собственной непричастности к совершаемому преступлению
    Во-вторых, обвинить и тем более доказать преступный акт секс-туризма, практически невозможно. Не каждая страна имеет законы, специально адресованные секс-туризму. Например, законодательство США предусматривает наказание за секс-туризм в том случае, когда субъект имеет  намерение совершить путешествие с целью сексуальных действий в отношении несовершеннолетних, и это намерение доказано. По законам Великобритании наказание за секс-туризм может следовать только в случае совершения преступления. Намерения в этом случае недостаточно. Францией принят закон о секс-туризме, предусматривающий обвинение и наказание для субъектов, предпринимающих поездки в другие страны с целью вступить в половые сношения с несовершеннолетними. Но даже в том случае, когда есть законы, противодействующие секс-туризму, следователям и суду очень трудно довести дело до конца, потому что иногда законы имеют весьма слабую доказательную базу или дети часто отказываются свидетельствовать против клиентов и насильников, поскольку проституция для них есть единственное средство к существованию. Примером тому является Таиланд, где по законодательству за  секс с детьми в возрасте от 13 до 15 лет предусматривается тюремное заключения от 7 до 20 лет, а в случае, если ребенку менее 13 лет, то следует пожизненное заключение. Однако детская проституция в Таиланде процветает, несмотря на строгие запреты.
    Зачастую единственной реакцией со стороны уголовного правосудия в отношении задерживаемых в странах назначения детей является заключение их под стражу, обращение как с нелегальными иммигрантами и депортация на родину, где они снова становятся добычей для дельцов от незаконного бизнеса.






































    РАЗДЕЛ VI
    ПРОБЛЕМА ДЕФИНИЦИЙ ТРЭФФИКА И ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА
    VI.1. В поисках корректного определения

    Трэффик или «торговля людьми» как глобальная проблема соотносится с целым комплексом таких основных вопросов как природа данного явления, транзит, страны доставки, международная безопасность стран и их экономика. В ходе работы над специализированной литературой обнаруживается, что в ней предлагается, в основном два дискурса, ― экономический и криминальный, ― в котором может иметь место торговля людьми. Это не значит, что отсутствуют иные области, в которых проявляется работорговля, но лишь означает, что теоретические конструкции торговли людьми в них пока отсутствуют.
    Они ассоциируются  с попытками сформировать политику ответственности стран и правительств в отношении предупреждения и наказания данного преступления против человечества. Таковы, например, концепции различия между добровольной и принудительной миграцией; инструменталистские концепции, выявляющие роль организаций, групп и отдельных агентов в мобилизации населения и организации миграции, концепции этнических конфликтов, организованной преступности и другие. Таким образом, речь идет не собственно концепции трэффика, а о пограничных областях, в пределах которых данная концепция разрабатывается.
    Большинство экспертов придерживаются точки зрения, согласно которой торговля людьми обязательно должна быть определена как акт, в котором есть наличие обмана и принуждения любого рода. Например, в случае легального въезда в страну назначения, где женщине обещали работу танцовщицей,  обман заключается в том, что она предназначается не только для выполнения указанных обязанностей, но и для работы проституткой.
    Как следует из вышеприведенных условий о торговле женщинами речь идет тогда, когда некто путем использования насилия, обманом или путем злоупотребления своего служебного положения принуждает женщину работать проституткой. При этом не имеет значения, работала ли эта женщина ранее проституткой либо она хочет продолжать это занятие по собственному желанию. Основой преступления есть нарушение свободы женщины.
    Таким образом, существующие дефиниции торговли людьми выявляют, что среди них нет ни одной, ясно и просто определяющей эту сферу деятельности и приложимой к широкому спектру ситуаций. Очевидный разброс мнений в определении понятия «торговля людьми» (трэффик) свидетельствует о том, что исследователи столкнулись с многогранным явлением, практически являющимся «белым пятном» в социальных  исследованиях. Дополняет путаницу в определении сущности трэффика использование правовыми и государственными организациями различных дескриптивных терминов, так или иначе подразумевающих торговлю людьми: «контрабанда иностранцев», «перемещение иностранцев», «нелегальная контрабанда иммигрантов», «перемещение людей», «торговля людьми». Кроме того, в ряде исследований употребляются дополнительные определения, такие как «перемещение человеческого товара», «продажа людей», «перемещение лиц» и другие.
    Эти и другие расхождения в трактовке  трэффика еще более усугубляются при использовании данного термина в теоретических исследованиях и в практике. В первом случае он означает некий феномен, во втором ― комплекс мер (инструментарий), используемый в международных передвижениях граждан из одного региона в другой.
    Суммируя многочисленные дискуссии вокруг понятия «трэффик» голландские исследователи выделяют шесть основных подходов к определению феномена работорговли женщинами.
    Торговля женщинами как проблема организованной преступности.
    Когда торговля женщинами определяется как проблема борьбы с преступностью, стратегией этой борьбы является применение более строгого наказания, развитие международной координации действий полиции и прочие мероприятия, которые дают возможность более эффективно преследовать преступников. Борьба с торговлей женщинами, в этом случае, ограничивается борьбой с преступностью. Практика европейских государств свидетельствует, что многие женщины имеют отрицательный опыт столкновения с полицией. Такой подход несет значительный риск для женщин ― через использование их как свидетелей в интересах борьбы с организованной преступностью без предоставления определенной защиты или поддержки. Преследование преступников не включает защиту и соблюдения прав пострадавших, а, наоборот, в большинстве случаев, интересы женщин полностью подчиняются интересам расследования.
    Данный подход используют в своей деятельности представители полиции и правоохранительных органов. На них ложится основный груз ответственности при таких подходах к определению торговли женщинами.
    Торговля женщинами, как проблема миграции.
    В последние годы торговля женщинами все больше идентифицируется с нелегальной миграцией, в особенности в странах Западной Европы. В пределах этого подхода, предотвращение торговли означает и предотвращение въезда потенциальных пострадавших. Борьба против торговли женщинами становится борьбой против (нелегальной) миграции.
    Репрессивными мероприятиями по миграции, общими для всех стран, являются следующие: жесткая визовая политика, суровый пограничный контроль;  более строгий надзор за смешанными браками; криминализация третьей стороны, что оказывает содействие нелегальному въезду или пребыванию, а, иногда, и самим (нелегальным) мигрантам, и тому подобное. Фактически, целью таких мероприятий является защита страны от (нелегальных) мигрантов, а не защита женщин от насилия и злоупотреблений, и служат они интересам страны больше, чем интересам женщины.
     В этом случае интересы женщин противопоставляются интересам государства. Для женщин пребывание в другом государстве означает нелегальный статус, недостаточные легальные возможности миграции (и в то же время спрос на рабочую силу в нелегальном секторе) и отсутствие работы в родной стране, что делает торговлю очень прибыльным делом и подталкивает женщин к нелегальным переездам, часто сопровождающимся насилием и эксплуатацией.
    Репрессивная  миграционная  политика декларируется европейскими государствами в отношении граждан России, Украины и других стран СНГ.
    Комментируя данное обстоятельство, некоторые исследователи считают, что термин «трэффик» следует применять в том случае, когда речь идет об оказании организованной помощи мигрантам в их передвижении. Если же речь идет о нелегальном перемещении женщин и детей через государственные границы, то необходимо использовать термин «контрабанда людей», что дает основание квалифицировать такого рода услуги как криминальную деятельность. Причем саму эту деятельность рассматривают в двух плоскостях: как угрозу национальной безопасности и как угрозу личной безопасности.
    Однако в этом случае часть дискуссий в определении трэффика переносится в сферу определения такого понятия как «нелегальная миграция» населения. Суть проблемы заключается в следующем: следует ли считать торговлю людьми самостоятельным явлением, или же она является формой нелегальной миграции? Ее решение может оказать значительное влияние на создание действенных правовых норм и принятие соответствующих практических мер по борьбе с трэффиком. Большая часть исследователей склоняется к тому, чтобы считать торговлю людьми наиболее значительной формой нерегулируемой миграции, принимающей широкомасштабный характер благодаря комплексным процессам вовлечения в нее, таким как наркотики, военные действия, этнические и религиозные конфликты, терроризм, проституция, домашнее насилие и другие.  Как пишут Дж. Солт и Дж. Штейн «Среди различных определений глагола "перевозить" (трэффик ― прим. авт.), который в юридическом значении интерпретируется как "совершать грузовые перевозки для торговли", "торговать", продавать", "покупать", "осуществлять торговые сделки с кем-либо", "иметь коммерческую прибыль от продаж" оксфордский словарь идентифицирует этот глагол, как "иметь дело с чем-либо неподходящим, неправильным" и фигурально "совершать действия, имеющие незаконный или секретный характер". Таким образом, в контексте нерегулируемой миграции, трэффик может быть  определен как практика "нелегальных" торговых сделок возникающих в связи с передвижением людей, иногда описываемая как "контрабанда иностранцами"».
    Рассматривая понятие трэффика, омские исследователи Клейменов М. и Шамков С.В. предлагают сузить понятие «торговля людьми» до специального понятия «криминальное перемещение людей», которое они определяют как «организованное перемещение любого человека (или их группы) вопреки его (их) воле внутри страны или за ее пределы путем насилия или любым иным способом, нарушающим его (их) права, а равно приводящим к нарушению этих прав». Выявление криминологического аспекта в дефиниции вполне оправдано, но такого рода сужение самой дефиниции оставляет за его пределами целый ряд преступлений против личности, которые должны входить в сферу внимания правоохранительных и судебных институтов.
    Торговля женщинами как проблема труда.
    Попытка трудоустройства в развитых странах является  для женщин возможностью и правом получить работу с достойной заработной платой и с достойными условиями труда. Когда торговля женщинами, принудительный труд и рабовладельческая практика определяются как проблема труда, то она может рассматриваться как результат низкого юридического и социального статуса женщин и рабочих мигрантов. В границах этого понятия, торговля женщинами связана с процессами феминизации трудовой миграции. «Торговля женщинами» ― это развитие различных форм эксплуатации женского труда в неформальном женском рабочем секторе, таком, как домашняя работа и связанный с этим коммерческий рынок фиктивных браков. Данный подход поддерживают Н.В. Ходырева и М.Г. Цветкова, которые считают, что «в основании понятия «трэффик» лежит экономическое различие между посылающими и принимающими полулегальных мигрантов странами, позволяющее богатым нациям эксплуатировать представителей бедных наций. Оно включает в себя действия группы лиц, связанные с вербовкой людей, их транспортировкой из одного государства в другое, продажей и перепродажей для работы или занятия проституцией (иногда под видом брачного союза или учебы), с целью извлечения прибыли посредством обмана, угроз и других форм принуждения».
    Принуждаемые к труду защищаются такими документами, как Конвенция МОТ относительно принудительного труда, Конвенция относительно рабства и рабовладельческой практики, Конвенция относительно работающих мигрантов, Положение против долговой зависимости и т.п.
    Торговля женщинами как моральная проблема.
    Наиболее традиционным подходом к торговле женщинами является моральный подход, осуждающий проституцию. С этой позиции торговля женщинами рассматривается как зло, которое неминуемо сопровождает проституцию. Борьба с торговлей женщинами в таком контексте означает борьбу с проституцией. Данный подход поддерживается в настоящее время членами коалиции «Ангел».
    Торговля женщинами, как проблема, связанная с проституцией.
    Исследуя эту проблему необходимо проводить границу между добровольной и принудительной проституцией. Во многих странах проституция легализована, и преступлением считается принуждение женщины к занятию проституцией. Такая ситуация наблюдается, например, в Германии и Нидерландах. Но, разрешение на занятие проституцией в этих странах дается только женщинам из стран Европейского Сообщества. Это означает, что женщины-мигранты, в том числе из стран Восточной Европы, подлежат наказанию и депортации. Данный подход заранее обрекает их на нелегальное положение и отсутствие правовой защиты при обращении в полицию в случаях насилия и эксплуатации.
    Торговля женщинами как проблема нарушения прав человека.
    Большинство представителей неправительственных организаций, считают торговлю женщинами и практику рабовладения нарушением прав человека, за которое несут ответственность государства. Важным этапом в утверждении такой концепции стала Всемирная конференция по правам человека, которая состоялась в Вене в 1993 г., где впервые насилие против женщин было определено, как нарушение прав человека. На его основе в январе 1999 года эксперты  «Всемирного Альянса против торговли женщинами», «Фонда против торговли женщинами», «Международной группы по праву в области прав человека» и других организаций, входящих в коалицию «Human Rights Caucus», опубликовали «Стандарты по правам человека в отношении лиц, пострадавших от торговли людьми». В этих документах торговля людьми определяется как «акты или попытки актов, содержащие вербовку, перевозку внутри страны или через границы, продажу, покупку, прием и укрытие лица, включающие использование обмана и насилия (включая использование угрозы применения силы или злоупотребления властью) или долговое рабство с целью удержание лица, за плату или нет, в принудительном труде (домашнем, сексуальном, репродуктивном), или в условиях, подобных рабству». В процесс торговли людьми может быть вовлечено как одно лицо, так и цепь лиц, начиная с вербовщика и, заканчивая лицом, которое покупает или получает жертву, или лицом, которое содержит жертву в условиях рабства, принудительного труда, долговой кабалы или других условиях, подобных рабству.
    Нидерландский «Фонд против торговли женщинами» и международная организация «Ла-Страда», помогающие пострадавшим от торговли людьми дают следующие характеристики торговли женщинами:
    -    до отъезда за границу женщина не знала о том, что она будет работать в проституции или была обманута относительно условий, в которых она будет работать;
    -    женщина несвободна принять личное решение о том, хочет ли она работать проституткой;
    -    женщину принуждают отдавать заработанные ею деньги третьим лицам;
    -    женщина связана долгами, с которыми она должна расплатиться, прежде чем сама сможет распоряжаться своими доходами, поучить назад свои документы и решить, может ли она прекратить эту работу;
    -    женщина постоянно находится под контролем других лиц;
    -    женщина ущемлена в свободе передвижения и общения с другими людьми;
    -    женщина несвободна отказать отдельным клиентам или протестовать против отдельных видов сексуального контакта.      
    Стивен Галстер, исследователь Всемирной Сети за Выживание, определяет составляющие элементы торговли как «использование обмана, принуждение (включая применение силы, или ее угрозу, или злоупотребление властью), долговая зависимость, или все вышеперечисленное».
    Европейский Парламент в своем отчете определил торговлю как «незаконный акт, совершенный лицом, которое, направленно или ненаправленно, склоняет гражданина третьей страны выехать в другую страну или остаться в ней с целью эксплуатации этого гражданина, путем использования обмана или другой формы насилия или путем злоупотребления уязвимым положением этого гражданина или своим административным статусом».
    Глобальный Альянс против торговли женщинами (GATTW) определяет трэффик как «все действия, вовлекающие в вербовку и/или транспортировку женщин внутри и за пределами страны для работы или услуг путем насилия или угроз насилия, шантажа, принуждения или других форм принуждения».
    Изучение многочисленных подходов показывает, что различия в исследованиях торговли людьми возникают в зависимости от рассматриваемого контекста торговли людьми. Однако, все вышеприведенные определения трэффика, имеют больше сходства, чем различий. Во-первых, многие официальные лица не делают четкого различия между формами эксплуатации, которые претерпевают женщины и мужчины. Во-вторых, до настоящего времени не сформулированы понятия, которые определяли бы характеристики торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации. Все перечисленные понятия и подходы объединяет одна деталь: они включают торговлю женщин для сексуальной эксплуатации как суб-категорию в более широкое определение торговли людьми. Более того, во многих случаях наблюдается сужение феномена торговли женщинами до использования их в сексуальном бизнесе. Ряд криминалистов-практиков и неправительственных женских организаций предпочитают употреблять термин «трэффик» в значении описания принудительной проституции среди женщин-переселенок. Широко распространены понятия, акцентирующие внимание на перечислении различных форм принуждения и контроля над пострадавшими от трэффика, таких как, долговые обязательства, унижение, угрозы и т.п. Но это скорее формулировка различий между формами свободной проституции и проституцией по принуждению, вокруг которых ведутся дебаты на протяжении последних лет.
    Почему происходит смешение представлений? Вероятнее всего, сказывается влияние, прежде всего, количественных факторов. Поскольку нелегальный секс-бизнес наиболее прибылен, постольку как раз там используется абсолютное большинство тех лиц, которые подпадают под признак пострадавших от торговли людьми. Проблема употребления данного термина затрудняется также и тем, что он не всегда связан с ситуацией, в которой человек подвергается эксплуатации или может быть признан жертвой преступлений, совершенных против него. Торговля женщинами не сводится исключительно к сексуальной эксплуатации или проституции. Женщины могут въезжать в зарубежные страны и для иных целей: трудоустройства, замужества, учебы и других.  
    Кроме того, проблема осложняется тем, что не всегда женщины, страдающие от работорговли, осознают себя пострадавшими, хотя все признаки работорговли налицо. Например, нелегал, пересекающий границу добровольно, заплатив при этом большие деньги за перевозку, может подвергаться эксплуатации и рассматривать ее как плату за свое «светлое» будущее в зарубежной стране. Так развивается симбиоз между трэффикерами и их жертвами. С одной стороны, это может привести к эксплуатации последних с последующим нарушением прав человека. С другой ― человек, подвергшийся трэффику, может быть удовлетворен предоставленными ему услугами, а трэффикер успешной сделкой.
    Кроме того, путаница в применении термина «торговля людьми» возникает в ситуациях, когда проданный человек не обязательно въезжает в страну назначения нелегально. Данные паспортно-визовой и Федеральной пограничной служб Дальневосточного региона показывают, что пострадавшие часто выезжают в страны назначения легально, по крайней мере, на бумаге. Они получают из стран доставки гостевые визы, выезжают по туристическим путевкам или заключают частные трудовые контракты на работу в индустрии развлечений или в низкооплачиваемых сферах тяжелого физического труда. 
    Другой источник путаницы состоит в том, что до настоящего времени неясны границы между определением проституции в целом и торговлей женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Не все иностранные проститутки были проданы и не все проданные женщины занимаются проституцией. Другие формы торговли, помимо сексуальной эксплуатации, включают материальную эксплуатацию, принуждение, обман, жестокое обращение, женитьбу с целью использования в качестве бесплатной рабочей силы в домашнем хозяйстве и т.д. Между тем, большинство случаев известных в этой сфере, действительно связаны с принуждением женщин к проституции в качестве непосредственной или дополнительной работы, и жестокой их эксплуатацией в качестве проституток.
    Данный факт требует найти элементы отличий перемещения и торговли с целью сексуальной эксплуатации от перемещения с целью использования людей для других целей. Основное отличие состоит в том, что женщины, доставляемые в другие регионы для целей сексуальной эксплуатации, попадают в цепочку организованной преступности и контролируются ею, в то время как перемещение для других целей, например, домашней работы, замужества, физического труда, могут не контролироваться вовсе. Организации или отдельные лица, заказывающие новых рабынь, платят за доставку «товара», а затем расходы по доставке включаются в долговые обязательства женщин, оплатить которые можно, лишь занимаясь проституцией.
    Учитывая вышеизложенное, мы предлагаем понимать под торговлей женщинами (trafficking in women) вербовку, перемещение женщины и совершение любых сделок в отношении нее в целях сексуальной и иной эксплуатации указанной женщины в пределах одного и более государств.
    Недостаток универсальности правового определения трэффика как преступной деятельности делает ее чрезвычайно затруднительной для научного анализа и развития политики предотвращения. Тем не менее, термин торговля людьми («трэффик») употребляется для крайних случаев нарушения основных прав и свобод человека. Каким же образом, в таком случае можно определить само понятие «торговля женщинами»? Вероятно, необходимо обратиться к рассмотрению международных правовых и практических документов, в которых излагается данное понятие.
    VI.2. Определение трэффика в международных декларативных документах

    Первые международные акты, касающиеся торговли женщинами были приняты еще в конце прошлого века.
    1899 г. ― Призыв Лондонской конференции по борьбе с торговлей женщинами в целях сексуальной эксплуатации к государствам о заключении многосторонних соглашений и создании соответствующих национальных комитетов.
    1904 г. ― Международный договор о борьбе с торговлей белыми рабынями.
    1910 г. ― Международная конвенция о борьбе с торговлей белыми рабынями.
    1921 г. ― Международная конвенция о борьбе с торговлей женщинами и детьми.
    В 1926 г. была принята Конвенция о рабстве. В ней рабство определяется как «статус или состояние человека, относительно которого используют любые действия на основании закрепленного права собственности». Конвенция обязала всех участников предупреждать и подавлять работорговлю, стремиться к отмене рабства во всех его формах.
    В 1930 г. принятая МОТ Конвенция о принудительном труде определила его как «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольных услуг». В это определение, исходя из круга интересов МОТ, не вошли многие состояния, подобные рабству, в частности то, что нельзя определить как традиционную работу/службу. Многие женщины вовлекаются в принудительные браки, домашнее рабство и пр. Кроме того, в данное МОТ определение так же не входит и такая разновидность рабства как рабство само по себе, без принудительного труда.
    В 1949 г. ГА ООЕ приняла Конвенцию о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами. В преамбуле отмечается, что «проституция и торговля людьми, преследующая в качестве цели проституцию, несовместимы с достоинством человека и угрожают его благосостоянию, благосостоянию семьи и общества». В соответствие с положениями Конвенции уголовными преступлениями международного характера были признаны:
    сводничество, принуждение к проституции третьего лица, даже при его согласии;
    эксплуатация проституции третьими лицами, даже при согласии лиц;
    содержание домов терпимости или управление ими, участие в их финансировании;
    передача в аренду или внаем помещения для использования в целях проституции;
    а также соучастие в подготовке к этим действиям.
    Государствам-участникам рекомендовалось привести в соответствие национальное законодательство, с тем, чтобы лица, виновные в перечисленных деяниях, преследовались по закону.
    Конвенция делает основной упор на запрет проституции как принудительной, так и добровольной, сексуальной эксплуатации и использовании женщин в проституции и сексуальной индустрии. Однако, несмотря на осуждение любой формы проституции, документ содержит статьи, прямо дискриминирующие тех, кого он должен защищать. Ст.18 предусматривает обязательство сторон собирать в соответствие с внутренним законодательством сведения об иностранках, занимающихся проституцией, в перечисленных целях. Сведения должны быть переданы властям для репатриации этих женщин.
    Конвенция предусматривает введение комплекса мер по поддержке и защите жертв торговли, призывает участников к сотрудничеству в сфере преследования виновных в преступлениях, связанных с торговлей. Делается попытка предусмотреть процедуру репатриации и возвращения жертв на родину, в этой связи рассматривается и вопрос финансирования таких актов.
    Документ обязует участников принимать необходимые меры для защиты населения от недобросовестных фирм по трудоустройству и т.п.
    Конвенция, безусловно, внесла огромный вклад в понимание необходимости борьбы с торговлей женщинами. Одним из самых спорных моментов документа, ставшим препятствием на пути ее повсеместного распространения стал пункт о добровольной проституции, к тому же позиция в отношении жертв торговли оставляла желать много лучшего.
    В 1979 г. была принята Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которая уделила внимание и проблеме торговли женщинами. По значимости этот документ, касающийся политических, социальных и экономических прав женщин, может быть приравнен к Декларации прав человека. Впервые было предложено внести ответственность государств за дискриминацию женщин, в том числе и в семье.
    Конвенция гласит, что государства должны «использовать все соответствующие меры, включая законодательные, относительно прекращения всех видов торговли женщинами и использования проституции женщин». Торговля женщинами рассматривается Конвенцией как преступление. Наряду с этим документ различает проституцию и эксплуатацию проституции, не обязывая участников преследовать первое.
    Положения Конвенции раскрываются в Декларации ООН «О ликвидации насилия относительно женщин». Декларация провозглашает универсальность общечеловеческих прав и необходимости утверждения для женщин прав и принципа равенства, безопасности, свободы, неприкосновенности и достоинства.
    Торговля в Декларации рассматривается в контексте общих проблем насилия против женщин. Документ разделил, наконец, два понятия: «торговля» и «принуждение к проституции», признавая, таким образом, что, акт торговли может быть совершен не единственно в целях сексуальной эксплуатации.
    С позиций защиты прав женщин в последние годы разрабатывался ряд международных документов по предотвращению и борьбе с торговлей женщинами и детьми с целью сексуальной эксплуатации, например, Гаагская Министерская декларация. В ней подчеркивается, что «торговля женщинами есть вопиющее нарушение человеческих прав женщин, с которым можно бороться только путем применения полидисциплинарного и координированного подхода, в котором принимали бы участие все заинтересованные стороны ― негосударственные организации, организации социальной защиты, правовые, законотворческие и миграционные. Такая борьба требует как национальных, так европейских и международных общих действий и сотрудничества.    Однако    основная ответственность лежит на государствах-членах Европейского Содружества. Поскольку негосударственные организации широко определяются как носители перемен и источник поддержки обозначенных женщин, правительства государств-членов должны предоставлять им поддержку».
    Это очень важные вопросы, так как соответственно избранному подходу формируются не только определения феномена торговли женщинами, его основные черты, но и мероприятия по борьбе с ним, соответствующие государственные структуры, которые занимаются борьбой с этим явлением.
    В зависимости от того, как определяется проблема, существуют различные способы ее решения. Например, если торговля людьми рассматривается как проблема бедности или как проблема прав человека, будут применяться иные мероприятия, чем в случаях, когда торговля рассматривается как проблема организованной преступности или нелегальной миграции. Различные анализы и способы решения проблемы имеют свою направленность. Для этого не подходит только одна стратегия и, не одна из попыток не является хорошей или плохой. Делая комплексные выводы, можно сказать, что стратегии должны быть многогранными.
    Итогом целого ряда конференций ООН стала Пекинская платформа действий 1995 г., принятая на IV Всемирной конференции по положению женщин. В декларации обозначено, что в сферу торговли людьми входит, помимо вовлечения женщин в занятие проституцией, принудительный труд и браки по принуждению.
     Документ предлагает следующие конкретные шаги для стран на пути борьбы с торговлей:
    рассмотрение вопроса о ратификации и использовании международных конвенций, касающихся торговли людьми и рабства;
    проведение надлежащих мероприятий по устранению основополагающих факторов, в том числе внешних, которые оказывают содействие торговле женщинами и девушками с целью проституции и иным коммерческим видам деятельности, связанным с сексом, браками по принуждению и принудительным трудом, с целью положить конец торговле женщинами, в том числе путем усовершенствования существующего законодательства для обеспечения более эффективной защиты прав женщин и девушек и наказания правонарушителей путем привлечения их к уголовной и гражданской ответственности;
    сотрудничество и согласование действий всех правоохранительных органов;
    выделение ресурсов для разработки всеобъемлющих программ, рассчитанных на предоставление терапевтической помощи и социальной реинтеграции женщинам, которые стали жертвами торговли людьми;
    налаживание сотрудничества с негосударственными организациями с целью предоставления медицинских и социальных услуг жертвам торговли людьми;
    рассмотрение вопроса о принятии законов, нацеленных на предотвращение секс-туризма и торговли женщинами.
    Последними из числа международных актов, направленных на борьбу с торговлей женщинами в частности  и людьми в целом стали Приложение к Конвенции против транснациональной организованной преступности.
    Основным универсальным документом, закладывающим основу системы противодействия торговли людьми, должен стать Протокол по профилактике, пресечению и наказанию торговли людьми, особенно женщинами и детьми, приложение к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. Документ был разработан Специальным комитетом по совершенствованию Конвенции против транснациональной организованной преступности. Он принят резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 года вместе с остальным пакетом документов ― приложением к Конвенции ООН. В соответствии с Протоколом, торговля людьми означает  осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо.
    Протокол, как и все подобные международные акты, носит декларативный характер и призван скоординировать общую и уголовную политику Стран-Участниц в отношении торговли: «Цели настоящего Протокола заключаются в:
    а) предупреждении торговли людьми и борьбе с ней при уделении особого внимания женщинам и детям;
    b) защите и помощи жертвам такой торговли при полном уважении их прав человека; и
    с) поощрении сотрудничества между Государствами–участниками в достижении этих целей».
    К безусловным плюсам документа относится попытка закрепить, прежде всего, на законодательном уровне сотрудничество между Странами-Участницами как необходимую и неотъемлемую часть борьбы с торговлей и обеспечения прав и оказания помощи жертвам этой торговли (ст.1). В ст.4 Протокола особенно подчеркивается транснациональный характер включаемых в список преступлений, совершаемых организованными группами. Следовательно, мировое сообщество в лице разработчиков документа придает особую значимость именно одновременным усилиям Стран-участниц в противодействии торговли.
    Помимо прочего, несколько статей Протокола (ст.ст.6, 7, 8) посвящены пострадавшим, порядку предоставления им помощи, обеспечению легального статуса в стране назначения либо постоянно, либо на какое-то время (например, в течение расследования дела и судебного процесса) и  возможности без отсрочек вернуться на родину (репатриации). Протокол требует от Стран-Участниц обеспечения защиты личной жизни и личности, пострадавших от торговли, в том числе и физическую безопасность. Тем самым предлагается внести указанных лиц в программы по защите свидетелей или распространить на них иные сходные меры, принятые в национальном законодательстве. Странам-Участницам рекомендуется рассмотреть возможность реализации мер по обеспечению физической, психологической и социальной реабилитации жертв торговли людьми, и, что особенно важно, мер по оказанию материальной помощи и «возможностей в области трудоустройства, образования и профессиональной подготовки» (п.3d ст.6). Многие страны, в частности Германия, при более или менее гуманном отношении к жертвам и обеспечении им поддержки прав свидетелей терпят неудачу на поприще привлечения указанных лиц к оказанию помощи следствию и последующему участию в судебном процессе. Причем вся проблема сводится именно к отсутствию у женщин возможности либо получать полноценную материальную помощь от государственных и негосударственных общественных организации, либо легально (!) трудоустроиться. Не секрет, что лишенные этого права женщины вновь возвращаются на панель.
    Касаясь вопросов репатриации, Протокол особо подчеркивает необходимость учета вопросов обеспечения безопасности возвращающегося лица (п.1 ст.8). Положение является одним из самых декларативных позиций рассматриваемого документа, поскольку большинство жертв являются выходцами из стран третьего мира, где об обеспечении безопасности обычного гражданина речь идет весьма условно, не говоря уж о пострадавшей/пострадавшем от торговли, расправиться над которым имеет веские основания целая преступная организация. 
    Документ предлагает сделать постоянной практику возмещения жертвам причиненного ущерба из средств, конфискованных у преступников. Все эти меры — большой шаг на пути совершенствования средств и методов борьбы и предотвращения торговли. Он позволит, в частности, правоохранительным органам успешнее и эффективнее привлекать виновных в совершении таких преступлений к ответственности, опираясь на помощь пострадавших. Государства меняют свое отношение к жертвам торговли, переставая видеть в них преступников и признавая за ними статус жертвы преступления. Протокол запрещает применение любых видов наказания к пострадавшим от торговли.
    Предусматривается целый комплекс мероприятий, направленных на предупреждение торговли людьми (ст.9). Среди прочих перечисляется проведение информационных кампаний, в том числе в средствах массовой информации. Однако практика Украины, например, свидетельствует, что принятие подобного рода мер, не так действенно, как может показаться на первый взгляд. По мнению Э.В. Рыжкова (к.ю.н., доцента кафедры Донецкого института МВД Украины), меры информационного характера, в том числе и кампании в средствах массовой информации, не имеют того эффекта, который должны были бы иметь. В частности, закончилась провалом кампания по борьбе со СПИДом и ВИЧ, проводившаяся на территории страны. На сегодняшний день Украина занимает одно из первых мест среди стран бывшего Советского Союза по количеству ВИЧ-инфицированных. И это притом, что, на информирование населения о мерах предупреждения и предохранения и т.п. были потрачены колоссальные средства. Хотя, конечно же, для подтверждения этого факта необходимо проведение соответствующих исследований, проверка статистики и пр.. Примерно такая же картина и с кампаниями по предотвращению торговли людьми. Ярким подтверждением тому служат статистические данные, приводимые Т.А. Денисовой. 
    Возможно, в скором будущем будет изменена концепция миграционной политики принимающих стран Америки, Западной Европы и Азии, которая сегодня является одним из факторов постоянного роста количества людей, попадающих в «сети» торговцев людьми.  Такого мнения придерживаются, например, Е.Тюрюканова и М.М. Малышева. Примерно с середины 80-х гг. принимающие страны проводят политику ограничения въезда иностранцев для последующего трудоустройства. Естественно, обвинять их в этом нельзя, поскольку каждое государство предпринимает на своей территории такие действия, которые посчитает необходимыми, а в данном случае еще и экономически обоснованными. Безусловно, такая политика не могла не сказаться на ситуации мировой трудовой миграции. Однако наибольший урон она нанесла именно женщинам, как наиболее незащищенным социальным агентам. Теперь они вынуждены обращаться в криминальные структуры, ибо получить рабочую визу законным путем в развитые страны стало практически невозможно. Следовательно, сегодняшняя ситуация есть во многом результат планомерных, но недальновидных и необдуманных действий западных стран в сфере иммиграционной трудовой политики.
    Отрицательным моментом Протокола является попытка унификации профилактики, противодействия и наказания ввоза/вывоза людей. На наш взгляд, единообразие в вопросе борьбы с нелегальным ввозом/вывозом невозможно, поскольку все страны, где существует проблема, можно разделить на две категории: страны-получатели и страны-поставщики «живого товара». Уголовная политика в этих странах должна быть дифференцирована как в сфере наказания, так и в сфере профилактики. Первым необходимо пресечь ввоз людей, наказать виновных в этом, гарантировать должный статус и защиту пострадавшим в соответствии с требованиями международного законодательства по правам человека, обеспечить сотрудничество последних с правоохранительными органами для большей эффективности уголовного судопроизводства и реализации принципа неотвратимости наказания. Вторым — пресекать вывоз людей, наказывать вербовщиков и т.п., проводить широкую пропаганду среди населения, бороться с причинами, толкающими людей на работу за границей любой ценой. Вероятно, в Протоколе необходимо отразить эту специфику.
    Вторым важным документом из пакета приложении является  Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности,  принятый также резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 г. Он направлен, прежде всего, на противодействие совершаемому с нарушением закона пересечению границы, организованному преступными группами, носящими транснациональный характер. 
    Часть женщин ввозится на территорию принимающих стран незаконным путем, либо по поддельным документам. Ввозимые законно, но, как правило, по туристическим визам, они также, по сути, являются нелегальными трудовыми мигрантами. Таким образом, Протокол частично направлен и на борьбу с торговлей женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Более того, ст.6 п.3b требует от Стран-Участниц признания в качестве отягчающих ответственность обстоятельств тех, что «связаны с бесчеловечным или унижающим достоинство обращением с такими мигрантами, в том числе в целях эксплуатации».
    В соответствии со ст.2 указанного документа его  цель заключается в предупреждении незаконного ввоза мигрантов и борьбе с ним, а также в поощрении сотрудничества между Государствами–участниками в достижении этих целей при обеспечении защиты прав незаконно ввезенных мигрантов. Протокол не предусматривает запрета на уголовное преследование незаконных мигрантов, говоря лишь о том, что он не применяется в таких случаях в силу того, что указанные лица стали жертвами перечисленных в нем преступлений (ст.5). Он идет дальше: «Ничто в настоящем Протоколе не препятствует Государству–участнику принимать меры в отношении какого-либо лица, деяние которого является уголовно наказуемым согласно его внутреннему законодательству» (п.4, ст.6). Естественно, этот пункт пресекает на корню надежду на какое бы то ни было сотрудничество с пострадавшими в расследовании преступлений, совершенных преступными организациями, а также влечет за собой усиление нарушения прав мигрантов и неприемлемостью для последних обращение в правоохранительные органы под угрозой уголовного преследования. 
    Государства-Участники Протокола обязуются сотрудничать в сфере  противодействия нелегальному ввозу мигрантов и оказывать помощь друг другу в расследовании и уголовном преследовании перечисленных преступлений. Кроме того, в соответствие со ст.16 государства обеспечивают жертвам соблюдение прав, предусматриваемых международным законодательством, принимают меры для защиты их от насилия, которому они могут подвергнуться со стороны отдельных лиц или групп по той причине, что стали объектом перечисленных в Протоколе деяний, а также оказывают помощь, в случае если жизнь или безопасность последних поставлена под угрозу вышеуказанным состоянием.
    Эти и другие международные документы послужили основой для законодательств многих стран, в рамках которых разработаны законы по борьбе с работорговлей. Модели стратегического решения проблем трэффика и насилия над женщинами представлены в таблице 7.

    Табл.7
    Международные стратегические документы по предотвращению торговли женщинами

     
    Дата    Событие      
    1904    Международный договор о борьбе с торговлей белыми рабынями      
    1910    Международная конвенция о борьбе с торговлей белыми рабынями      
    1921    Международная конвенция о борьбе с торговлей женщинами и детьми      
    1948    Подписание Всемирной Декларации прав человека      
    1949    Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами      
    1966    Международная конвенция о гражданских и политических правах      
    1966    Международная конвенция по экономике, социальным и культурным правам      
    1975    Первая всемирная конференция женщин под эгидой ООН (Мехико)      
    1979    Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин      
    1980    Вторая всемирная конференция женщин под эгидой ООН (Копенгаген)      
    1981    Конвенция по выявлению всех форм дискриминации против женщин, подвергаемых насилию      
    1985    Третья всемирная конференция женщин под эгидой ООН (Найроби)      
    1990    Международная Комиссия женщин (CIM) опубликовала «Решение и рекомендации межамериканской консультации по проблемам женщин и насилия»      
    1992    Рекомендация комиссии ООН № 19 «О насилии против женщин», подтвердившая, что насилие против женщин является формой дискриминации и призвавшая страны, члены ООН уничтожать насилие во всех сферах.      
    1993    Всемирная конференция по правам человека (Вена) признала что: 1) насилие против женщин и детей является нарушением прав человека; 2) женские права являются правами человека, независимо от того, нарушаются ли они в общественной или частной сфере; 3) гендерная интеграция, так же как и развитие гендерно сфокусированных механизмов на международном, региональном и национальном уровнях уничтожают насилие и дискриминацию против женщин.      
    1993    Декларация об уничтожении насилия против женщин (принята Генеральной Ассамблеей ООН).      
    1994    Комиссия ООН по правам человека приняла резолюцию, призывающую к гендерной интеграции на всех уровнях прав человека и программу деятельности на международном, региональном и национальном уровнях.      
    1994    Комиссия ООН по правам человека приняла первый специальный отчет ООН о насилии против женщин.      
    1995    Четвертая всемирная конференция женщин в Пекине (Пекинская платформа действий).      
    1997    Гаагская Министерская Декларация      
    1997    Резолюция Комиссии ООН о статусе женщин      
    1998    Комиссия ООН по правам человека рассмотрела выполнение Венской декларации и Пекинской платформы действий      
    2000    Протокол по профилактике, пресечению и наказанию торговли людьми. Принят резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи ООН 15.11 2000 года     


    VI.3. Законодательство против вывоза и торговли  женщинами в странах  поставщиках

    Представляется полезным провести сравнительный анализ уголовного законодательства ряда стран в части пресечения деятельности по торговле женщинами в целях сексуальной эксплуатации и принудительного труда.
    Опыт Украины представляется особенно интересным, поскольку эта страна за короткий период времени дважды кардинально изменяла содержание уголовного закона в части, касающейся торговли людьми. Первый раз это касалось введения в уголовный кодекс страны в 1998 году статьи, криминализирующей торговлю и связанные с ней действия. Статья ст.1241 была непосредственно направлена на предотвращение торговли людьми. Она определяла это действие как «открытое или тайное завладение человеком, связанное с законным или незаконным перемещением по согласию, или без согласия данного лица через государственную границу Украины, или без такового, для дальнейшей продажи, или иной оплаченной передачи с целью сексуальной эксплуатации, использования в порнобизнесе, вовлечения в преступную деятельность или долговую кабалу, усыновления в коммерческих целях, использования в вооруженных конфликтах, эксплуатации труда».
     Статья даже на первый взгляд вызывала сомнения по поводу своей адекватности. В частности, представлялось затруднительным доказывание целей завладения ― продажи, иной оплаченной передачи и т.д.. К концу 2000 г. по этой статье УК Украины было возбуждено 37 уголовных дел, 2 из них прошли только первую инстанцию в суде, 1 закончено. По последнему осуждены 2 женщины, участвовавшие в вывозе украинок за рубеж и последующей их продаже в бордели стран Европы.
    По мнению украинских экспертов столь низкий процент привлечения к ответственности по данной статье есть результат следующего комплекса факторов:
    -  отсутствие практики поданной категории дел;
    - длящийся характер преступлений (преступление начинается на территории Украины, а завершается на территории другого государства), сложности в расследовании, связанные со сложными международными и дипломатическими процедурами связи с правоохранительными институтами других стран;
    - нежелание жертв сотрудничать с правоохранительными органами из-за боязни неблагоприятных последствий для себя и своих близких, а также из-за отсутствия реальной защиты свидетелей;
    - низкая квалификация работников правоохранительных органов;
    - отсутствие у женщин, вступающих в брак с иностранцами достаточных знаний о своих правах в качестве иностранки и др.
    В 2001 г. вступил в силу новый Уголовный кодекс Украины, содержащий новую статью против торговли. Разумеется, при ее разработке авторами кодекса были учтены все те трудности, с которыми столкнулись правоохранительные органы при использовании прежнего состава на практике, и в соответствие с их пожеланиями и предложениями, а также новыми политическими реалиями статья была пересмотрена и в значительной мере модернизирована. Ст.149 нового УК Украины признает преступным продажу, иную оплатную передачу человека, а равно осуществление иной незаконной сделки, связанной с законным или незаконным перемещением с его согласия или без согласия через государственную границу Украины для дальнейшей продажи или иной передачи другому лицу (лицам) в целях сексуальной эксплуатации, использования в порнобизнесе, вовлечения в преступную деятельность, втягивания в долговую кабалу, усыновления (удочерения) в коммерческих целях, использования в вооруженных конфликтах, эксплуатации его труда. Даже простой лингвистический анализ позволяет сделать вывод о том, что в новом кодексе акценты смещены с завладения с целью продажи на непосредственно сделку, что, безусловно, предпочтительнее с точки зрения доказывания.
    Опираясь на исследования, проведенные украинскими учеными, в рамках анализа украинского законодательства небезынтересно будет рассмотреть еще одну проблему, тесно связанную с торговлей людьми: наказания для жертв торговли. Международное законодательство дает однозначный ответ на этот вопрос: Протокол 2000 г. запрещает применять к жертвам какие бы то ни было наказания. Однако, например, по данным Т.А. Денисовой, проводившей криминологическое исследование на территории Украины, «из 84 жертв торговли, 53 (63%), несмотря на пережитые страдания, снова имеют намерение выехать за рубеж, считая, что на это раз их ждет удача». Следовательно, необходимо рассмотреть вопрос о привлечении к ответственности лиц неоднократно выезжавших за рубеж с целью занятия проституцией, поскольку их уже нельзя причислить к жертвам торговли, скорее, к соучастницам совершаемых преступлений: зачастую при повторном выезде за рубеж девушки выступают в качестве вербовщиц.
    В белорусском Уголовном кодексе появилась статья, предусматривающая ответственность за вербовку или вывоз за рубеж граждан с целью их последующей сексуальной или иной эксплуатации. Новый  УК Белоруссии (1999 г.) разделяет понятия «торговля людьми», «похищение» и «вербовка для эксплуатации». Под торговлей понимаются «действия, направленные на совершение купли-продажи или иных сделок в отношении зависимого лица в форме его передачи или завладения им» (ст.181 УК Белоруссии). Вербовку в целях «сексуальной  или иной эксплуатации путем обмана» (ст.187 УК) можно определить как набор по найму людей за определенное материальное вознаграждение. Однако вызывает удивление тот факт, что, являясь поставщиком и транзитной территорией и имея законодательство, криминализирующее торговлю, в стране не было до сих пор возбуждено ни одного уголовного дела по факту торговли людьми.
    УК Азербайджана содержит статью, скорее косвенно, чем напрямую направленную против торговли. Статья 234 предусматривает уголовную ответственность за вовлечение в занятие проституцией с целью получения дохода или иной выгоды. Причем в статье перечисляются и методы вовлечения: применение или угроза применения насилия, шантаж, уничтожение или повреждение имущества и обман. Все эти методы в целом применяются и в торговле, но есть одно «но»: Азербайджан не является страной ввоза, поэтому статья скорее направлена на борьбу с проституцией как таковой, чем с торговлей женщинами.
    Ст.128 УК Казахстана криминализирует вербовку людей для сексуальной и иной эксплуатации путем обмана. Статья имеет несколько квалифицированных составов. Особенно интересна часть 3 статьи, предусматривающая ответственность за вербовку с целью вывоза завербованных лиц за пределы Республики Казахстан. Содержит Уголовный кодекс и статью, посвященную торговли детьми (ст.133). Уголовно наказуема купля-продажа и иные сделки «в форме передачи или завладения». Однако, учитывая, что страна является одновременно поставщиком, транзитной территорией и местом назначения, законодательство, на наш взгляд, не отвечает реальной действительности, сложившейся вокруг ввоза/вывоза женщин.
    Женщины и девушки Польской республики вошли в так называемую «четвертую волну» жертв торговли. Например, по данным немецкой уголовной статистики, Польша занимает второе после стран бывшего Советского Союза место по количеству ввезенных в Германию женщин в целях сексуальной эксплуатации. Поэтому неудивительно, что в новом УК (1998 г.) государство определило ряд деяний, связанных с торговлей, подлежащих уголовному преследованию. Помимо п.4, предусматривающего ответственность за склонение и перемещение за границу с целью занятия проституцией и п.1 ст.204, преследующего тех, кто с целью получения имущественной выгоды склоняет к занятию проституцией или это облегчает, польский закон наказывает, что очень важно, и тех, кто сам непосредственно не участвует в перемещении, торговле, склонении, однако получает имущественную выгоду от занятия проституцией других лиц (п.2 ст.204).
    Чехия является поставщиком, транзитной территорией и страной предназначения. Сюда везут девушек из стран бывшего Советского Союза, Азии, в свою очередь, чешские женщины поставляются на рынки Западной Европы. Такая ситуация заставила законодателей внести в уголовный кодекс страны статью против торговли женщинами. Ст.246 УК определяет как преступление вовлечение, наём и перемещение женщины с целью использования ее в сексуальных отношениях с иными лицами. В качестве квалифицированных составов предусматривается совершение тех же действий организованной группой, в отношении девушки, не достигшей 18 лет и в целях вовлечения женщины в проституцию. Что же касается таких разновидностей торговли как принудительный труд и рабство и сходные с ним институты, то законодатель не счел нужным вводить их в круг уголовно наказуемых деяний. Думается, такое положение вещей следствие специфики торговли, сексуальная направленность которой в странах СНГ и Восточной Европы очевидна, использование же принудительного труда и рабства не достигло того уровня распространенности, который требуется для обоснованной криминализации.
    Однако власти страны не стали ограничиваться лишь банальным уголовным преследованием торговцев. В стране действует мощная сеть общественных организаций, оказывающих медицинскую, психологическую и иную помощь жертвам торговли, предоставляющих им убежище с одной стороны, с другой же государство в свою очередь распространяет на них программу по защите свидетелей и некоторые иные гарантии, позволяющие девушкам и женщинам без боязни выступать на процессах против своих поработителей.
    Все указанные выше страны являются поставщиками товара на рынки сексуальных услуг. Заметим, что политические власти заинтересованы в противодействии и профилактике торговли. В каждой из них при поддержке международных, иностранных и местных общественных организаций проводятся информационные кампании для населения, оказывается помощь потерпевшим от таких преступлений. Общество открыто говорит о проблеме, признавая ее наличие и вред, частичность настоящих последствий и вероятность будущих проявлений в самых непредсказуемых вариантах.
    УК этих стран содержат две, на наш взгляд, прогрессивные во всех отношениях нормы, которые, как мы отметим позже, отсутствуют в законодательстве других стран. Речь идет о ст.187 УК Белоруссии и п.2 ст.204 УК Польши.  Первая предусматривает ответственность за вербовку. Стоит отметить, что подобная норма особо важна для стран поставщиков, поскольку именно на их  территории производится «подбор кадров» для нужд секс индустрии развитых стран. Как правило, в этом акте принимают участие соотечественники жертв, следовательно, необходимость такой нормы вызвана тем фактом, что пресекать акт торговли нужно в самом начале, а не в момент его средней стадии. По крайней мере, на наш взгляд, такой подход позволит увеличить эффективность борьбы с торговлей.
    Вторая статья из приведенных содержит еще одну важную норму, которая почему-то опускается многими законодателями, как стран поставщиков, так и принимающих стран. В особенности это касается последних, поскольку, по мнению международных исследователей проблемы, именно на их территории расположены и действуют преступные организации, получающие львиную долю доходов от актов торговли и последующей эксплуатации проституции. Необходимо в уголовном порядке преследовать выгодоприобретателей, а не только непосредственных исполнителей.      
    Ст.155 УК Болгарии носит комплексный характер. Она посвящена вовлечению в занятие проституцией и частично торговле женщинами. Наряду с этим на территории страны действует закон, посвященный борьбе с торговлей людьми. Болгария, по определению Госдепартамента США, является не только поставщиком и транзитной территорией для девушек из стран СНГ, но и реципиентом. Естественно потребность в принятии подобного нормативного акта, учитывая сложившуюся ситуацию, была чрезвычайно велика.
    Целью закона является предотвращение и противодействие торговле людьми путем (а) предоставления защиты и оказания помощи жертвам торговли, в особенности женщинам и детям, при полном соблюдении их прав; (б) налаживание сотрудничества между центральными и местными властями, а также неправительственными организациями в реализации программы против трэффика и выработки национальной политики по данному вопросу. Как мы видим, закон носит скорее программный и организационный характер. Следуя логике целей, заявленных в этом нормативном акте, все, что предусматривается им можно разделить на три основных направления.
    Во-первых, это помощь и защита пострадавших от торговли людьми. Предусматривается создание сети приютов для пострадавших, а также центров поддержки. Центры оказания помощи и поддержки жертвам насилия будут работать под патронажем местных комиссий по борьбе с торговлей. В их функции будет входить оказание медицинской и психологической помощи жертвам, обеспечение перевода жертвам на их родной язык всех официальных процедур, их касающихся (административных актов, постановлений суда и т.п.), реабилитационные процедуры.
    Во-вторых, во исполнение закона будут созданы комиссии по борьбе с торговлей людьми на местном и центральном уровнях власти. Предполагается, что Национальная комиссия по борьбе с торговлей людьми будет вести мониторинг ситуации с торговлей, готовить ежегодные отчеты о состоянии дел в этой сфере, проекты годовых программ противодействия, координировать и обеспечивать совместную работу различных органов для реализации положений закона, разрабатывать и реализовывать концепцию государственной политики в этом вопросе, поддерживать проведение информационных кампаний, тренингов для специалистов и т.д.
    В-третьих, законом предусматривается ряд мер экономического характера, призванных повлиять на ситуацию, сложившуюся в связи с массовым выездом девушек из страны в поисках работы за рубеж. К их числу можно отнести разработку программы микрокредитования и стимулирования работодателей брать на работу лиц, относящихся к группам риска.
    Кроме всего прочего закон гарантирует легальный статус для пострадавших, согласившихся сотрудничать с правоохранительными органами, и ряд общепроцессуальных и специальных мер защиты как свидетелей.
    По оценкам специалистов закон Болгарии против торговли людьми, являющийся чуть ли не единственным специальным нормативным актом, направленным на борьбу и профилактику трэффика, в странах Восточной Европы и СНГ, носит прогрессивный характер. Вероятно, одной из главных его ценностей является, то, что закон разработан в стране, которая в больше мере является поставщиком живого товара в мировую секс-индустрию, а, следовательно, содержит целый комплекс мер направленных, прежде всего, не только на обеспечение прав пострадавших от торговли, но и на предотвращение торговли и снижение числа лиц, выезжающих на заработки за рубеж добровольно.  
    Если для стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза вывоз женщин в целях проституции — явление новое, Китай уже давно охвачен очередной кампанией из серии «борьба с опасными антисоциальными явлениями». Правоохранительные органы направляют острие удара против торговцев «живым товаром».
    Китайцы успешно продают своих соотечественниц как внутри страны (женщины и дети похищаются в бедных, как правило, северных провинциях и продаются в богатые на юге), так и за границу (девушки поставляются в бордели Японии, Кореи, Австралии). Торговля людьми в Южном Китае очень популярна. Существует даже невольничий рынок. Вместе с тем Китай поглощает в неограниченных количествах и «живой товар» из России.
    Статьи новой редакции УК (1997 г.) направлены, прежде всего, на пресечение деятельности  по торговли женщинами и детьми внутри страны. Это связано с тем, что, как уже говорилось выше, индустрия работорговли в Китае имеет древнюю историю. Среди стран, которые в первую очередь являются поставщиками «живого товара», Китай имеет разработанную систему уголовно-правовых норм, посвященных непосредственно похищению и последующей продаже женщин и детей.
    Ст.240 УК КНР понимает под похищением совершенное с целью продажи любое из действий, связанных с похищением путем обмана, захвата, покупкой, продажей, передачей, и посредничеством при этом. Статья имеет 8 квалифицирующих обстоятельств, среди которых принуждение похищенной угрозами или уговорами к проституции или продажа третьему лицу, принуждающему ее к проституции (п.4), захват с целью продажи путем угроз, насилия или одурманивающих (наркотических) веществ (5), а также продажа за границу (п.8).
    Ст.241 предусматривает ответственность за покупку похищенных в целях продажи женщины или ребенка, однако нет нормы, которая бы наказывала выгодоприобретателя. Введение такой нормы затрудняется тем, что далеко не всегда лицо, непосредственно осуществляющее указанные действия и лицо, которое получает от этого прибыль, являются одним и тем же.
    Заметим, что Россия и КНР имеют слабое уголовное законодательство для борьбы именно с торговлей людьми, как ввозимыми, так и вывозимыми. Россия его, можно сказать, вообще не имеет, а Китай уделяет внимание лишь похищению, оставляя без внимания вывоз/ввоз путем обмана, мошенничества и пр.

    VI. 4. Законодательства принимающих стран, направленные
    против торговли людьми

    Прежде всего, отметим, что в государствах, принадлежащих к данной категории, законодатели осуществляют свою деятельность в двух направлениях:
    обеспечение правовой базы для уголовного преследования виновных в совершении преступлений, связанных торговлей людьми;
    обеспечение правовой базы для предоставления легального статуса жертвам торговли, соблюдение их прав, предусмотренных международным законодательством и защита их как свидетелей для получения показаний — залога  успешного привлечения виновных к ответственности.
    Ст.2503 УК Голландии предусматривает ответственность за торговлю людьми. Его дополняет Инструкция по работе со случаями торговли детьми, дающая нормативное понятие торговца людьми. Таковым соответственно признается лицо, которое вовлекает другое лицо в проституцию путем применения насилия или, угрожая применением насилия, или использованием своей власти, вытекающих из обычных отношений, сложившихся обстоятельств или неполного представления лица о сложившейся обстановке, или предпринимает любое действие, о котором знает или может уверенно подозревать, что оно вовлечет другое лицо в проституцию.
    Стоит отметить, что проституция в Голландии не запрещена, не является правонарушением. По закону преследуется лишь принуждение к занятию проституцией и изымание заработанных средств.
    Работать гражданам стран, не входящих в Европейский Союз, разрешено только при наличии разрешения на работу и жилье. Соответственно, запрещено заниматься проституцией, имея туристическую визу. Однако если имеются основания полагать, что женщина стала жертвой трэффика, в действие вступают вышеуказанные законодательные акты. Важную роль в возможности реализации уголовных норм играет Закон Голландии об иностранцах, который предусматривает возможность получения легального статуса для жертв торговли, а также свидетелей по делу до полного завершения судебного процесса.
    Известно, что Голландия — одна из самых вовлеченных в торговлю стран и является крупным реципиентом восточноевропейских женщин на своей территории. Следствием этого, в общем-то, малоприятного факта стало появление мощной и продуманной системы поддержки и обеспечения режима социального благоприятствования для подозреваемых, потерпевших от торговли. В поддержку данного утверждения можно привести следующие факты. При даже самых малых признаках, указывающих на то, что женщина пострадала от торговли, ей предоставляется, прежде всего, 3 месяца, именуемых «время на обдумывание», в течение которых она вольна решить вопрос о подаче заявления в полицию. На протяжении этого времени пострадавшая имеет право пройти медицинское обследование, связаться с адвокатом или обратиться за помощью в общественную организацию против торговли женщинами (STV). Она имеет право на получение существующих в стране видов социального обеспечения (денежная помощь, проживание в доме-приюте и т.д.). В случае если пострадавшей будет принято решение о подаче заявления в полицию, ей предоставляется временный вид на жительство и уже упомянутый комплекс социальных вспомоществований. Единственное «но» — запрет на занятие проституцией. Очевидно, что государственные власти Голландии заинтересованы не только в привлечении виновных к ответственности и выдворении нарушившего визовой и иные режимы лица, но и в предоставлении разумных и необходимых для реального обеспечения поддержки и помощи пострадавшей условий временного проживания на территории страны. Власти многих стран, являющихся реципиентами, о чем еще будет упомянуто ниже, не в полной мере осознают необходимость социальной поддержки жертвам торговли для обеспечения оказания искомого понимания и помощи пострадавшим женщинам и в привлечении виновных к установленной законодательством ответственности.
    Вопрос торговли женщинами в Бельгии вызвал общественный интерес после публикации серии материалов журналистом, который проник и тайно работал в преступной группе, занимающейся перемещением женщин и их последующей продажей. По мнению МОТ от 10 до 15% работающих в стране проституток ― жертвы секс-торгвцев .
    Противодействие торговле в стране носит комплексный характер и поддерживается следующими основными законодательными актами:
    - Уголовным кодексом Королевства Бельгия содержащим ряд статей, направленных против торговли живым товаром и эксплуатации проституции (ст.379, 3802). В уголовном порядке преследуется использование проституции. Виновные наказываются тюремным заключением, а квалифицирующим обстоятельством является совершение акта (-ов) торговли организованной группой;
    - Законом о борьбе против торговли людьми и детской порнографии, который направлен на лиц,  самостоятельно или через посредника содействующих въезду или пребыванию иностранного лица на территории страны и использующих по отношению к таковому силу, обман, насилие или угрозу, злоупотребляющих особенно уязвимым положением оного. Квалифицирующим обстоятельством для данной категории деяний является совершение группой лиц;
    - Циркуляром о предоставлении вида на жительство и разрешений на работу (рабочих карт) иностранцам, ставших жертвами торговли людьми. 
    Одной из отличительных характеристик бельгийского антитраффик-законодательства является положение о том, что «бельгиец или иностранец, обнаруженный в Бельгии, совершивший вне Королевства одно из преступлений …может преследоваться по закону в Бельгии, даже если бельгийские власти не получат никакой жалобы или официального сообщения от зарубежных властей».
    Признаются преступлением принуждение лица въехать на территорию иностранного государства для занятия там проституцией путем использования насилия, угроз или обмана в соответствие с Кодексом о наказаниях Италии. Кроме того, на территории страны действует Закон о торговле людьми, направленный на упорядочение действий различных ведомств в сфере борьбы и противодействию торговли, оказания помощи и обеспечению легального статуса жертвам. Этот акт высоко оценен специалистами ОБСЕ. Он позволяет правоохранительным органам на практике реализовывать заложенное в Проект Протокола ООН положение о конфискации доходов и имущества торговцев и выплат компенсаций пострадавшим. Также в нем предусмотрено распространение на жертв права свидетелей, иных процессуальных прав, необходимых для отстаивания своих интересов в суде, а также легальный статус временно пребывающего по гуманитарным основаниям.
    Италия ― одна из немногих стран Европы, которая имеет сформировавшиеся комплексные правовые акты по проблеме торговли людьми, являясь, с одной стороны, не самой популярной получающей страной, с другой ― транзитной территорией для потоков женщин на пути вглубь материка.
    УК Германии содержит целый блок статей, посвященных торговли людьми: ст.ст.180а, 180б, 181, причем сам термин получил довольно любопытную интерпретацию. Согласно уголовному закону статья, преследующая торговлю, включает следующий состав: воздействие ради имущественной выгоды на другое лицо, зная о его стесненном положении, для склонения этого лица к занятию проституцией или к продолжению этого. Таким образом, можно предположить, что немецкий законодатель под актом торговли понимает не непосредственную куплю-продажу (и т.п. сделки), а склонение лица к «продаже» собственного тела. В этом случае присутствует своеобразная опосредованность.
    Добавим, что законодательство Германии о праве свидетелей содержит положения, ставящие потерпевших в такие условия (невозможность работать, выезжать за пределы определенного населенного пункта и др.), что пострадавшие с неохотой идут на контакт с правоохранительными органами для оказания помощи в расследовании.
    В марте 2001 г. Генеральный прокурор США Джон Ашкрофт заявил, что борьба с торговлей людьми ― главный приоритет в работе Министерства юстиции США.
    В отличие от многих других стран в США проблема рабства и торговли людьми была решена намного позже, чем в других странах цивилизованного мира, что, с одной стороны, несомненно, плохо: рабство и торговля, ― вопиющие нарушения прав человека, а с другой, дало этому государству неоспоримый козырь в борьбе с современной разновидностью этого явления ― трэффиком (торговлей преимущественно женщинами и детьми в целях сексуальной и иной эксплуатации). Еще в 1910 г. в США был принят закон и ныне применяемый для уголовного преследования лиц, обвиняемых в трэффике. Данный нормативный акт известен как Mann Act (White Slave Act) ― Закон о белом рабстве. Закон входит в Свод Законов США и включен в главу 117 раздела 18. Самой известной и чаще всего применяемой статьей закона является ст. 2421, однако используются и другие его статьи: 2422, 2423.
    С момента принятия формулировки Акта о белом рабстве претерпели значительное изменение, ставшие, что естественно, результатом его применения. Изложение содержания статей стало емким и более общим, что позволило значительно расширить сферу их использования. Так, термин «женщина или девушка» изменен на «лицо». Соответственно, полностью изменился круг потерпевших от рассматриваемого преступления, поскольку из диспозиции была исключена характеристика его пола. Статья может быть применена для уголовного преследования торговцев и женщинами, и мужчинами. Изменено описание целей перевозки, ограниченные теперь лишь вовлечением в проституцию и иную сексуальную деятельность. Разврат и аморальные цели исключены. 
    11 сентября 2000 г. Сенат единогласно принял новый закон, направленный на защиту жертв домашнего насилия и торговли людьми. Часть указанного нормативного акта посвящена борьбе с нелегальным ввозом женщин в страну в целях сексуальной и иной эксплуатации, а также защите жертв и привлечении виновных в указанных преступлениях к уголовной ответственности (Trafficking Victims Protection Act of 2000). Вывоз женщин за рубеж с целью вовлечения их в проституцию относится к разряду федеральных преступлений. Предусматривается выделение $5 миллионов для борьбы с ростом этого явления. Закон обеспечивает помощь жертвам, желающим предъявить иск к своим поработителям, предоставляет защиту и приют и санкционирует внесение изменений в иммиграционное законодательство, допускающих освобождение от немедленной депортации и присвоение статуса беженцев с последующим предоставлением постоянного вида на жительство после трех лет пребывания на территории страны. Тем самым становится возможным судебное разбирательство дел, связанных с контрабандой людей.
    В общих чертах закон содержит положения, позволяющие облегчить бывшим рабыням и прочим жертвам террора получение компенсации от своих государств, финансирующих подобную деятельность. Согласно новому закону будет наложен запрет на помощь со стороны США тем правительствам, которые закрывают глаза на факты торговли людьми.
    Анализируя новый Закон США против трэффика, стоит особо отметить, что данный нормативный акт обладает рядом особенностей в связи с характером правовой системы, в основе которой лежит прецедент. Рассматриваемый документ носит во многом комплексный и программный характер, отражает направления политики Правительства США и Администрации Президента в отношении проблемы торговли людьми. Помимо рассмотрения и уточнения политических аспектов, в Законе много места отводится обеспечению положения жертвы трэффика, соблюдению в отношении нее прав человека, гарантиям, делающим выгодными участие в процессе против торговцев и оказание помощи следствию. В нем, по сути, содержатся нормы, относимые к различным отраслям права: процессуальному, иммиграционному, административному и другим, в нем содержится целая система дефиниций, определяющих практически любое понятие, относящееся к трэффику.
    Среди прочего Закон вносит изменения и дополнения в главу 77 раздела 18 «Пеонаж и рабство», направленные, прежде всего, на ужесточение наказания за совершение преступлений, связанных с трэффиком.
    Рассмотрим подробнее изменения, вносимые в статьи Свода законов США, и сравним два нормативных акта против трэффика: Mann Act и уголовные нормы Protection Act.
    Важно отметить, что оба этих нормативных акта не подменяют друг друга, а взаимно дополняют, поскольку криминализируют разные деяния. Закон о белом рабстве действует в отношении любого лица, кто сознательно перемещает другое лицо через границу штата или государства с целью вовлечения в проституцию или совершения иных правонарушений сексуального характера. Проститутка в данном случае признается жертвой, и ее согласие не смягчает вину. Наказывается такое деяние лишением свободы на срок до 10 лет и/или штрафом. Главной отличительной чертой акта является то, что в уголовном порядке преследуется первоначальный этап трэффика ― перевозка, во-первых, а во-вторых, все нормы определяющим признаком называют вовлечение в проституцию и сексуальную деятельность. Таким образом, можно сделать вывод о том, что Акт о белом рабстве ставит во главу угла противодействие секс-индустрии, вовлечению в нее все новых и новых жертв. На момент принятия закона исторически сложилась необходимость уголовного преследования лиц, ввозящих женщин на территорию страны или перемещающих их из одного штата в другой с целью последующей сексуальной эксплуатации. Деяния, связанные с принуждением к труду и т.п. в условиях ограничения свободы отдавались на откуп главе 77.  Mann Act ― реакция государства на новую проблему: фактически сложившаяся реальность обусловливает иные акценты рассматриваемого нормативного акта.
    Закон о трэффике развивает положения Акта о белом рабстве, внося изменения в главу 77 раздела 18 и ужесточая ответственность за содержание в рабских условиях, похищение, завлечение для последующей продажи в рабство и прочих деяний, так или иначе связанных с рабским статусом или институтами, сходными с рабством. Он предлагает в качестве меры наказания для торговцев до 20 лет тюремного заключения и пожизненное заключение «в случае смерти лица, явившейся следствием нарушения соответствующей статьи (1581 (а), 1583 и 1584), или если это нарушение включало похищение или покушение на похищение, сексуальное насилие при отягчающих обстоятельствах или покушение на сексуальное насилие при отягчающих обстоятельствах или покушение на убийство». Изначально нося общий характер по сравнению с Актом о белом рабстве, Закон 2000 г. не ограничивается вовлечением в проституцию и сексуальной эксплуатацией, делая особый акцент на условиях жизни и работы жертвы. Основной отличительной особенностью рассматриваемого Акта является то, что в данном случае все преступные деяния связываются общими целями рабства, институтами, сходными с рабством и принудительным трудом, т.е. по сути, ограничением свободы. Для Mann Act подобные условия не важны. Главной и определяющей является цель ― вовлечение в проституцию и секс-бизнес, что, на наш взгляд, облегчает бремя доказывания.
    Глава 77 раздела 18 была дополнена 6 новыми статьями (1589-1594). Статья 1589 посвящена принудительному труду и предусматривает ответственность за обеспечение или получение труда или услуг путем различных злоупотреблений определенной категории – касающихся физического и юридического статуса лица, полагая именно их наиболее распространенными и общественно опасными: «(1)под угрозой причинения существенного вреда или физического ограничения в отношении этого лица или иного; (2)использование схемы, плана или модели поведения, позволяющей предположить возможность того, что если лицо не выполнит работу или не окажет услуги, то этому лицу или иному будет причинен существенный вред или физические ограничения; (3)злоумышленное использование или угроза использования нормативных и процессуальных актов».
    Статья 1590 определяет как преступное деяние торговлю в целях пеонажа, рабства, рабского или принудительного труда, рассматривая в данном случае торговлю как рекрутирование, укрывательство, транспортирование, обеспечение или получение труда или услуг. Здесь еще раз стоит подчеркнуть различные сферы действия Mann Act и Protection Act и отметить ориентацию первого на торговлю в целях сексуальной эксплуатации, а второго - именно на рабство и сходные с ним институты, обеспечивающие труд или оказание услуг.
    Статья 1591, пересекаясь с Актом о белом рабстве, точнее, со ст. 2423, определяет как преступление торговлю детьми в целях сексуальной эксплуатации или торговлю людьми путем применения силы, обмана или принуждения, а также получение любых доходов от участия в акте торговли. Цель торговли определена однозначно ― пострадавший вовлекается в совершение коммерческого сексуального акта. Статья отграничивается от сходного состава Protection Act путем выделения в отдельную категорию вовлечения в совершение коммерческого сексуального акта. В соответствии с нормативной трактовкой под такого рода актом понимается любой сексуальный акт, за который было уплачено или получено любое вознаграждение. Вероятно, такая формулировка стала следствием необходимости, с точки зрения законодателя, вычленения из понятия проституции, подразумевающей все же некоторую систематичность действий, совершения в результате использования силы, обмана или принуждения единичного сексуального акта. Наказание за преступления, предусмотренные статьей, градируются в зависимости от возраста потерпевшего и обстоятельств дела, максимальным же сроком является пожизненное заключение.
    Статья 1592 признает преступным уничтожение, сокрытие, изъятие, конфискацию или завладение паспортом, иммиграционными и иными удостоверяющими (или им подобными) документами в обеспечение совершения акта торговли, пеонажа, рабства и принудительного труда или ограничения или попытки ограничения свободы движения и перемещения в целях обеспечения выполнения работы или оказания услуг лицом, ставшем или являющимся жертвой жестокой формы торговли. Не секрет, что многие торговцы пользуются такими методами для удержания своих жертв и подчинения их своей воле. Женщина, оказавшаяся в чужой стране и лишенная паспорта и прочих идентифицирующих документов, становится совершенно беспомощной, что и надо поработителям: полного контроля над жертвой. Статья дополняется оговоркой, отменяющей действие нормы в отношении лиц, пострадавших от жестокой формы торговли, если их поведение стало следствием или спровоцировано фактом торговли.
    Статья 1593 посвящена принудительной реституции. В соответствии с этой нормой суд вправе назначить помимо уголовных и гражданских наказаний за совершение предусмотренных в анализируемой главе преступлений реституцию. Реституция рассматривается американским законодательством как комплексная выплата, покрывающая: а) полную сумму потерь жертвы, куда в соответствии со ст.2259 (b) (3) включаются все затраты, связанные с психической и физической реабилитацией потерпевшей, ее проживанием и т.п., покрытием расходов на адвоката, потерянных доходов и пр.; б) максимальную сумму дохода, полученную ответчиком за оказание услуг или выполнение работы жертвой, или сумму, в которую оценивается труд или услуги, оказывавшиеся жертвой, в соответствии с размером з/п и сверхурочных, гарантированных Актом о трудовых гарантиях (29 U.S.C. 201, et seq). Кроме того, норма распространяет действие легальных гарантий жертвы, в случае если потерпевшей не исполнилось 18 лет и на ее представителя или члена ее семьи.
    Впервые указанный нормативный акт был применен при разбирательстве «дела русских рабынь на Аляске». Суд Аляски обвинил группу из четырех человек в том, что они эксплуатировали российских женщин как рабынь в одном из ночных клубов города Анкоридж. Как заявляют в министерстве юстиции США, перед судом предстали россияне Виктор Вирченко и Павел Агафонов, а также граждане США, Тони и Ракель Кеннард. Они обвинялись в 23 случаях заманивания женщин и детей в США с целью превращения их в рабов. Россиянки были привезены в США под предлогом участия в российском фольклорном фестивале, говорится в заявлении министерства юстиции. Женщин лишили паспортов и силой заставили обнаженными выступать в ночном клубе. В ходе процесса подсудимые признали себя виновными в части предъявленных обвинений, что и позволило в дальнейшем значительно сократить сроки заключения, а их деяние были переквалифицированы. Виктор Вирченко и Павел Агафонов получили соответственно 30 и 18 месяцев лишения свободы, а Тони Кеннард приговорен к 4 годам лишения свободы.
    Таким образом, хотя с момента принятия нового Закона против трэффика в США прошло более года, суды продолжают применять прежний Акт о белом рабстве, привлекая виновных в торговле к ответственности лишь за перевозку, не затрагивая содержание потерпевших в рабских условиях. Возможно, данное явление ― следствие отсутствия практики применения нового закона. Хотя правоохранительные органы и иммиграционные службы, в отличие от судебных, активно работают над реализацией положений Акта 2000 г.
    В отдельную статью 2251А главы 110, находящуюся вне рамок Mann Act и Protection Act, вынесена торговля детьми в целях последующего вовлечение в поведение откровенно сексуального характера с последующим запечатлением на визуальных носителях. Субъектами рассматриваемого деяния могут быть как родители, законные опекуны или лица, наделенные правом опеки или контроля над несовершеннолетним, так и те, кто покупают детей с целью их последующего использования в целях, предусмотренных статьей. Непременным условием привлечения к ответственности является перемещение несовершеннолетнего или преступника между штатами или государствами, распространение или перевозка материалов любыми способами через границы штатов или государств, в том числе по почте и Интернету.
    Еще одна статья, стоящая обиняком, но, тем не менее, применяемая в делах о торговли людьми ― ст.1328 USC титула 18. Сам титул посвящен проблемам иммиграции и натурализации, а также связанным с ним всевозможным нарушениям, в том числе и нелегальному ввозу иностранцев на территорию США. Непосредственно рассматриваемая статья сконцентрирована на нелегальном ввозе мигрантов для проституции и иных аморальных целей, причем криминализируется не только непосредственно ввоз, но и удержание, контролирование, предоставление соответствующего вида работы и жилища во исполнение целей нелегального ввоза. Закон предусматривает наказание в виде штрафа и лишения свободы сроком не более 10 лет.
    В общем и целом, американское законодательство, криминализирующее трэффик и связанные с ним деяния, является одним из самых прогрессивных. Оно в большей мере соответствует международному праву, в частности, Протоколу ООН против торговли людьми 2000 г., чем национальное законодательство иных стран, что, несомненно, свидетельствует о современности используемых юридических конструкций и соответствии фактической действительности. Возможно, здесь сыграла свою роль, в том числе и преемственность Protection Act, основой которому послужил предыдущий закон 1998 г., направленный на защиту  жертв насилия. Разумный анализ и имплементация соответствующих положений американского права, посвященных торговле, возможно, позволит российскому законодателю модифицировать существующие ныне уголовные нормы, избежав ошибок, уже допущенных и исправленных США, тем самым, сэкономив время на эволюции норм права, и обеспечив соблюдение декларируемых Конституцией прав человека.
    В 1998 году Швеция признала проституцию насилием против женщин. С 1999 г. «покупка сексуальных услуг» запрещена и наказывается штрафами и/или заключением до шести месяцев тюрьмы. Именно клиенты создают рынок проституции, т.е. спрос на услуги сексуального характера. Теперь потребители услуг, предоставляемых проститутками, поставлены с ними на один уровень, они вне закона. Тем не менее, не следует забывать, что новое ― это хорошо забытое старое. В свое время в США пытались ввести ответственность для клиентов. Первым прецедентом в этой сфере стало дело Брейтунг (1923 г.) в штате Нью-Йорк. К началу 70-х годов 21 штат США приняли законы об уголовной ответственности клиентов. Например, в Индиане предусматривалось наказание в виде штрафа $00 и два месяца лишения свободы, а в Иллинойсе ― $00 и шесть месяцев лишения свободы. Однако практика применения этих норм показала, что доказывание наказуемого деяния сопряжено с большими трудностями, ибо основным доказательством является задержание на месте преступления. Это значит, что требуются свидетельские показания, подтверждающие как факт половой связи, так и факт получения материального вознаграждения. Поскольку свидетели, как правило, отсутствуют, а виновные не заинтересованы в выявлении правды, доказывание и предание суду практически неосуществимы.    
    Королевство Таиланд называют «азиатскими Нидерландами», ибо в эту страну, имеющую мировую славу столицы секс-туризма, везут женщин и девушек со всего АТР региона. Отсюда и высокая степень разработанности законодательства, направленного против торговли женщинами.
    Правовую базу, определяющую основы борьбы с торговлей, составляют Кодекс Таиланда о наказаниях, законы «О мерах по предотвращению и преследованию торговли женщинами и детьми» и «О предотвращении и преследовании проституции».
    Кодекс о наказаниях посвящает торговле ст.283, 2832, 284 и 3123. Отличительной особенностью первых трех статей является тот факт, что они касаются торговли исключительно в целях проституции, что и не удивительно, учитывая особенности региона. Здесь сложно согласиться с мнением Ф.Л. Синицина, который отмечает как недостаток рассматриваемого нормативного акта именно эту специфическую направленность. Преступными, согласно уголовному законодательству Таиланда, признаются деяния в целях сексуального удовлетворения третьих лиц, представляющие собой предложение и доставление, перевозку для неприличной сексуальной цели с использованием обманных средств, угроз, физического насилия, аморального влияния или психического насилия в любом виде. Также, особое наказание предусматривается для пособников, и в том случае, если жертва не достигла 15 или 18 лет.
    Ст.3123 носит общий характер и направлена против тех, кто для получения незаконной прибыли получает, продает, заманивает или перевозит лицо вне зависимости от согласия последнего.
    Два указанных нами закона развивают положения Кодекса, рассматривая отдельно торговлю в целях принуждения к проституции и прописывая некоторые процессуальные действия, связанные с привлечением виновных к ответственности.
    В целом, рассматриваемое законодательство отражает довольно высокий уровень понимания проблемы торговли, прежде всего в целях сексуальной эксплуатации и адекватное реагирование властей на этот феномен.
    Малайзия еще одна страна в АТР, являющаяся реципиентом в торговле женщинами. Соответственно, это отразилось и на законодательстве страны, направленном на противодействие данному явлению. Основную роль здесь играет закон «О защите женщин и девушек» 1973 г. В соответствие с ним уголовному преследованию подлежат сводники и содержатели борделей, занимающиеся продажей, наймом, сводничеством и удерживанием женщин и детей в целях проституции, а также осуществляющие действия, связанные с посредничеством, заманиванием и ввозом женщин в Малайзию для этих же самых целей.  Так же наказуемыми является торговля женщинами и девочками, вне зависимости от целей таковой.
    В отличие от западных стран, признающих ввезенных женщин жертвами торговли и предоставляющих им в большинстве своем, при условии сотрудничества с правоохранительными органами определенные социальные блага, в Малайзии иностранные проститутки и сутенеры определяются как нелегальные эмигранты. Именно таковым статусом наделяет их Закон об иммиграции 1959/63. В соответствие с п.31 такие лица при обнаружении помещаются в иммиграционные центры, а позже выдворяются из страны.
    Кодекс о наказаниях Филиппин содержит ст.341, посвященную белому рабству. В соответствии с ней подлежит уголовному преследованию любое лицо, которое любым способом и под любым предлогом вовлекает или вербует женщин. 
    Безусловно, разработки, принятия и применения нормативных актов недостаточно для противодействия торговле людьми — позорному явлению XX века. Необходимы комплексные программы, включающие в себя меры политического, экономического, социального характера, дифференцированные в зависимости от роли страны на общемировом секс-рынке. Необходимо тесное международное сотрудничество, государств, общественности и правоохранительных органов, без чего преследование и привлечение к ответственности всей «цепочки» виновных невозможно. Однако самым главным на наш взгляд является защита прав пострадавших в получающем государстве и на родине так, как это изложено в Декларации 1947, так как, несмотря ни на что, они остаются людьми.















    РАЗДЕЛ VII

    ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ КАК ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

    VII.I. Состояние проблемы

    Учитывая многоплановость современной работорговли, следует отметить, что ее существование угрожает жизненным интересам личности, нации и государства. Среди последствий ее существования можно выделить ряд аспектов.
    Национальный аспект.
    Перемещение и торговля женщинами и детьми с целью сексуальной эксплуатации стала таким большим и серьезным явлением, что она угрожает как национальной безопасности, так и национальному генофонду.
    Психологический аспект.
    Торговля людьми порождается правовой безответственностью лиц или организаций, продающих женщин, правовой незащищенностью и юридической неграмотностью самих женщин. Его последствия оказывают разрушающее воздействие на пострадавших. Опыт работы международных и российских общественных организаций с пострадавшими от трэффика свидетельствует о серьезных проблемах, возникающих у тех, кому удалось вырваться из рабства.
    Прежде всего, это психологические проблемы. Женщины пережили насилие и унижения. Возникает состояние депрессии, чувство растоптанности личности, стыда и вины за случившееся и отвращение к самой себе. Женщины, как правило, стыдятся рассказать родственникам или друзьям о том, что с ними происходило из-за боязни непонимания и общественного осуждения. Клеймо «проститутки» обладает убийственной силой. Пережитое прошлое разрушает психику пострадавшей, женщина теряет самоуважение к самой себе и интерес к жизни.
    Часто полиция в странах доставки предлагает женщинам свидетельствовать в суде о преступлениях, совершенных против них. Пострадавшие редко соглашаются. Одна из причин ― чувство страха. Женщины не рассказывают, что были запуганы работорговцами, посажены на наркотики или к ним применяли насилие. Они предпочитают быть депортированными или отсидеть некоторый срок в тюрьме. Дать показания ― значит, во-первых, предать огласке свое прошлое, а, во-вторых, подвергнуться преследованиям как со стороны бывших хозяев, так и со стороны торговцев у себя дома. Часто женщины боятся не только за свою жизнь, но и за жизнь близких, которые могут стать объектами запугивания и преступлений.
    Женщины и девушки, которые соглашаются свидетельствовать в суде как жертвы торговли за рубежом или в России испытывают противоречивые чувства. В это время воспоминания о насилии перерабатываются в сознании как позорные и постыдные. С точки зрения психиатрии это может привести к блокировке памяти и стыдливому молчанию, а также к нежеланию снова ворошить прошлое, связанное с унижениями.
    Сама процедура суда является большим испытанием для пострадавших от торговли людьми. Адвокаты торговцев и сутенеров делают все возможное для того, чтобы доказать добровольность действий с их стороны, показать  их моральную несостоятельность, акцентируют внимание на их безволии и бесхарактерности. Этим пострадавшие превращаются в соучастниц, хотя к нм было применено насилие со стороны клиентов, а преступление по отношению к ним не является наказуемым.
    Проблема физического здоровья.
    Следующая проблема, которая является следствием торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации ― физические травмы, увечья и запущенные медицинские заболевания, в первую очередь венерические. Отсутствие знаний, принуждение к выполнению любых требований клиента, в том числе к половым контактам без предохранительных средств, приводит женщин к медицинским заболеваниям.
    Таким образом, беззащитность женщин и детей, вовлеченных в проституцию как внутри страны, так и за ее пределами, должна стать предметом для пересмотра отношения к торговле людьми как к явлению в целом и к торговле в целях сексуальной эксплуатации в частности. Эти лица находятся в ненормальных, неравных властных отношениях с работодателями, диктующими им условия работы; с сутенерами и другими посредниками, живущими за счет их труда; с клиентами, чьи сексуальные требования они не могут отвергнуть; с коррумпированными официальными чиновниками и иногда сотрудниками различных правоохранительных институтов, ожидающими или вымогающими взятки и услуги. Природа их работы и их изоляция от «нормального» общества означает, что пострадавшие от торговли людьми нуждаются в поддержке структур, которые могли бы изменить существующие неравные отношения.
    Международный аспект.
    Отсутствие законодательной базы и низкий уровень экономики хотя и создают основу для развития трэффика, но все же  главным элементом, способствующим торговле женщинами, является существование организованной сети торговцев и преступников, которые доставляют женщин из более бедных стран в более развитые с целью их эксплуатации. От них не застраховано ни одно государство, ни один регион. Сеть организованной преступности, торгующая людьми, представляет угрозу для стабильности государства, препятствует их экономическому развитию и подрывает политическую власть, демонстрируя при этом свою неуязвимость.
    Некоторые исследователи считают, что дальнейшее развитие торговли людьми приводит к тяжелым криминологическим последствиям международного масштаба, а именно:
    - появление криминальных государств;
    - укрепление международного терроризма, которому необходимы для существования финансовые средства, часть из которых добывается куплей-продажей людей;
    - легализация теневых доходов, полученных криминальным путем;
    - рост коррупции среди сотрудников правоохранительных органов, посредством создания легальных каналов вывоза и эксплуатации «секс-рабынь» (выдача виз, паспортов, лицензий, взяточничество и т.п.);
    - вовлечение специалистов в криминальную деятельность;
    - появление международных очагов криминалитета, способствующих вовлечению в преступную деятельность новых поколений;
    - международные формы обучения преступного опыта и криминальных технологий торговле людьми;
    - укрепление международных связей транснациональных преступных корпораций и организаций;
    - деморализация населения, у которого снижается барьер нетерпимости перед различными формами отклоняющегося поведения.
    К сожалению, осознание глобальной угрозы, которую несет торговля людьми, находится в России только в самом начале. Проблема трэффика, в основном, рассматривается на уровне официальных властей как надуманная. В ходе урегулирования дипломатического конфликта, возникшего между Нидерландами и Россией на почве приостановления выдачи въездных виз для российских граждан начальник паспортно-визовой службы управления МВД РФ Ю. Шарагоров в мае 2001 года,  заявил, что «в России нет преступных групп, переправляющих людей за рубеж». В реальности же масштабы трэффика приобрели такой размах, что, некоторые представители силовых структур вынуждены были признать не только факт его существования, но и наличие организованной преступности в данной сфере. «Россия постсоветского периода впервые столкнулась с таким позорным явлением, как массовый незаконный вывоз детей и женщин за рубеж и использование их в сексуальных, иных низменных целях для получения прибылей. Мы столкнулись с завуалированными фактами скупки и перепродажи людей, их эксплуатации, то есть дикими явлениями рабовладельческого строя. Мы также констатируем, что внутри страны сформировался устойчивый преступный бизнес на содержании притонов и сводничестве, откровенной проституции и вовлечении в нее несовершеннолетних». Хотя, как было подчеркнуто одним из депутатов Государственной Думы на заседании круглого стола по проблемам торговли людьми «этот тип преступлений носит очень секретный характер».
    Оценки экспертов  показывают, что торговля женщинами, объявленная во многих странах вне закона, представляет собою многоплановую, широко разветвленную и хорошо организованную международную сеть, охватывающую все континенты и вовлекающую в процесс купли-продажи миллионы ее жертв и сотни тысяч организаторов — продавцов, покупателей, посредников, охранников и т.д. В ее обороте находятся не только криминальные структуры, но и официальные круги: сотрудники визовых и миграционных служб, правоохранительных органов, государственных учреждений разного уровня и многие другие. Причем, судя по нарастанию масштабов торговли,  связь эта, растет и укрепляется. Отчеты Международной сети за выживание и независимых зарубежных экспертов фиксируют сращивание российской организованной преступности с многочисленными международными преступными организациями, в том числе и в области торговли людьми. По оценкам американских экспертов в России насчитывается  около 9.000 криминальных организованных групп, часть из которых поддерживает контакты с такими крупными международными преступными организациями как  итальянская каморра, японская якудза, сицилийская Коза Ностра и другими. Американские исследователи отмечают нарастание интенсивной деятельности по продаже женщин на территории США российских организованных  преступных группировок. Они поставляют женщин для работы танцовщицами и проститутками в стрип-клубы и массажные салоны. В докладе ООН отмечается, что с российскими преступными группировками связаны 40.000 российских бизнесменов. Чем крепче такой симбиоз, тем шире возможности транснациональной организованной преступности беспрепятственно и безнаказанно осуществлять свою деятельность.
    Касаясь причин более чем прохладного отношения государственных и правоохранительных институтов к торговле людьми, один из высокопоставленных чиновников думского комитета по государственной безопасности заметил, то она кроется в «фальшивых стереотипах относительно данного преступления». Для большинства чиновников явление торговли женщинами женщин подразумевает исключительно выезд за рубеж для добровольного занятия проституцией. Иные формы торговли людьми практически не рассматриваются. Видимо, оценка проблемы трэффика зависит не только от изучения объективных данных (экономических, социальных и иных), но и от того, чью сторону занимает исследователь, юрист, практик или обычный гражданин: жертвы, преступника или покупателя.
    Может быть, по этой причине УВД, УБОП, ФСБ и другие правоохранительные институты обращаются к решению вопросов, связанных с торговлей людьми лишь в связи с другого рода правонарушениями: контрабандой, убийствами, нелегальной миграцией и т.п. Но очевидно, что данный подход устарел. Как показывает статистика и практика деятельности преступных организаций, торговля людьми является самостоятельным видом преступлений. Более того, не торговля людьми является сопутствующим преступлением, но многие другие виды преступлений возникают вслед за ним. Высокие потенциальные доходы, извлекаемые из торговли людьми, связаны с сопутствующей криминальной деятельностью: покупкой и продажей наркотиков и оружия, ввозом и вывозом драгоценных металлов, автомобильным бизнесом, национальной и международной сетью организованной преступности, коррумпированностью чиновничества и др.  Принуждение женщин к занятиям проституцией, как часть общего процесса торговли людьми, сопровождается минимальным риском для торговцев, в то время как прибыли огромны. При этом извлеченные доходы уходят в теневую экономику и затем отмываются в различных легальных сферах: через торговые сети, банки и т.п.
    Торговля людьми менее рискованное занятие для преступников, чем, например, контрабанда наркотиков или автомобилей. В России и Центрально-Европейских странах законы о торговле наркотиками стали намного жестче, чем несколько лет назад, а меры, предпринимаемые для сокращения случаев воровства автомобилей, стали гораздо изощреннее. Наказания же за торговлю людьми во многих странах намного мягче, чем за незаконный оборот наркотиков, а в России они и вовсе отсутствуют. Такие преступления очень трудно доказать, и лишь немногие женщины согласны свидетельствовать в суде. Таким образом, человеку, который эксплуатирует иностранных женщин и принуждает их к занятию проституцией, практически нечего опасаться. И как следствие, преступники все более вовлекаются в незаконную торговлю людьми.
    Согласно официальным данным МВД России только за три года с 1994 по 1997 гг. было раскрыто несколько сот организованных преступных групп, занимающихся вербовкой российских граждан для занятий проституцией в странах Восточной и Западной Европы, Среднего Востока, Северной Америки и Азии. В основном эти группы были выявлены в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Екатеринбурге. Также были выявлены преступные группировки по торговле женщинами в Бурятии. Они вывозили женщин в страны Западной Европы, Китай и Турцию, используя фальшивые паспорта, визы и приглашения. 
    По данным Федеральной пограничной службы в 1996 году, через границу страны не были пропущены 4,5 тысячи женщин и более 5 тысяч детей, которых неправомерно пытались переместить в другие государства.
    В 1997 г. сотрудниками УВД Калининградской области в ходе совместных операций с Российским Бюро Интерпола и германской полицией удалось выявить и арестовать международную преступную группу, которая  через средства массовой информации находила женщин, желающих работать в Германии в качестве администраторов или помощниц по хозяйству. Члены этой преступной группировки использовали фальшивые паспорта для вывоза женщин за рубеж. За границей они передавали женщин своим партнерам, гражданам Турции. В результате обманутые россиянки оказывались в турецких кварталах, где их принуждали к занятиям проституцией.
    К сожалению, приходится констатировать, что случаи из криминологической практики, приведенные выше, единичны. Несмотря на значительную численность легальных и полулегальных групп, занимающихся контрабандой российских граждан за рубеж и информацию о действительной природе их деятельности, привлечь к ответственности преступные группировки или отдельных лиц крайне сложно. По данным фактам было возбуждено только 20 уголовных дел по ст.226 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за содержание притонов и за организацию проституции. Однако за недоказанностью организации притонов на территории России все дела были впоследствии приостановлены. Во втором ежегодном аналитическом отчете Госдепартамента юстиции США, представленном в 2002 г. была вынесена оценка 89 государствам мира, в зависимости от того, какие усилия предпринимают государства для соблюдения минимума стандартных принципов по борьбе с трэффиком. Все страны были условно разделены на три категории (см. табл.8).
    Табл.8
    Список стран,
    подвергнутых оценке в зависимости от соблюдения стандартных принципов по борьбе с торговлей людьми

     
    Категория 1
        Категория 2    Категория 3      
    Австрия
    Бельгия
    Великобритания
    Испания Канада
    Германия
    Гонконг
    Италия
    Колумбия
    Литва
    Македония
    Нидерланды
    Польша
    Португалия
    США
    Франция
    Чехия
    Швейцария
    Южная Корея


     
        Албания
    Ангола
    Бангладеш
    Бенин
    Берег Слоновой Кости Болгария
    Бразилия
    Буркина-Фасо
    Венгрия
    Вьетнам
    Габон
    Гаити
    Гана
    Гватемала
    Гондурас
    Грузия
    Доминиканская республика
    Израиль
    Индия
    Казахстан
    Камерун
    Киргизия
    Китай
    Коста-Рика
    Лаос
    Латвия
    Малайзия
    Мексика
    Марокко
    Молдова
    Непал
    Нигерия
    Пакистан
    Румыния
    Сальвадор
    Сенегал
    Сьерра-Леоне
    Сингапур
    Словения
    Того
    Таиланд
    Танзания
    Украина
    Уганда
    Филиппины
    Шри-Ланка
    Южная Африка
    Экваториальная Гвинея
    Эстония
    Эфиопия
    Япония

        Афганистан
    Армения
    Бахрейн
    Белоруссия
    Босния и Герцоговина
    Бирма
    Казахстан
    Камбоджа
    Греция
    Индонезия
    Иран
    Кыргызстан
    Ливан
    Объединенные Арабские Эмираты
    Отар
    Россия
    Саудовская Аравия
    Судан
    Таджикистан
    Турция
    Чехия
    Югославия     


    Критериями для отнесения стран к той или иной категории стали:
    - запрещение торговли, расследование и наказание случаев торговли на территории страны. Отнесение торговли с целью секс-эксплуатации, включающей похищение человека, изнасилование или приведшей к смерти к тяжким преступлениям;
    - защита жертв торговли, обеспечение их безопасности, усилия по   привлечению жертв к расследованию в качестве свидетелей;
    - принятие превентивных образовательных мер против торговли;
    - сотрудничество с другими государствами в расследовании случаев торговли и наказании  преступников;
    экстрадиция преступников;
    - мониторинг иммиграции и эмиграции в целях выявления случаев торговли при поддержке правоохранительных органов;
    - оперативное расследование и наказание официальных лиц, замешанных в торговле или попустительстве трэффику.
     Категорию третью, согласно табл. 8, составляют страны, в которых предпочитают не замечать проблему и не  предпринимать эффективных усилий для предотвращения торговли людьми. Категория первая представлена странами, соблюдающими стандартные принципы. К ним относятся такие страны как США и Великобритания. Во вторую категорию входят страны, не соблюдающие стандартные принципы, но предпринимающие значительные усилия по борьбе с торговлей людьми. К третьей категории относятся многие страны Восточного блока и СНГ, включая Россию, Чешскую Республику, Белоруссию и другие. Как отмечалось в отчете «Россия является страной, откуда женщины и дети доставляются во многие страны Европы, Ближнего Востока и Северной Америки с целью сексуальной эксплуатации. Правительство России все еще полностью уклоняется от соблюдения минимальных стандартов по уничтожению трэффика и не предпринимает значительных усилий сделать это. Нет специального закона против трэффика. Вовлечение в проституцию является незаконным, но не криминальным деянием. Существующие законы, которые могут быть использованы против трэффикеров, включают законы о нелегальном пересечении границы, использовании фальшивых документов, похищении детей, принуждении к проституции и организованной преступности. Правительство России редко энергично расследует случаи трэффика взрослых, и только в редких случаях они могут быть подведены под статус случаев, требующих наказания виновных. Но даже относительно малые сроки наказания представляют большие трудности для обвинения, когда жертвами являются дети, незащищенные от угроз и насилия со стороны трэффикеров. Ресурсы правоохранительных органов ограничены. Нет специализированной подготовки против борьбы с трэффиком, которая должна поддерживаться как правительством, так и участием в международных и национальных программах».
    Указанные пробелы в политике Российского государства очевидны. Но есть надежда, что медленно российское правительство меняет свою позицию в понимании опасности торговли людьми. За последние годы Россия приняла участие в ряде международных встреч по борьбе с трэффиком и подписала некоторые международные декларативные документы. К ним относятся: 
    - Стамбульский саммит ОБСЕ — 1999 г.  и Венская сессия СМИД ОБСЕ —2000г. приняли обязательства стран ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми;
    - подписана Конвенция и Протокол по торговле людьми — 2000 г.;
    - заседание Комиссии по положению женщин при Правительстве РФ (вопрос о торговле женщинами внесен МИДом) — 20 апреля 2001г.;
    - отчеты Министерств о выполнении решений Комиссии — осень 2001 г.;
    - конференция МИД ФРГ и БДИПЧ ОБСЕ "Европа против торговли людьми" - сформулирована позиция МИД РФ — октябрь 2001г.;
    -  СМИД ОБСЕ (Бухарест) — декабрь 2001г.;
    - создана внутриведомственная комиссия МВД по борьбе с насилием против женщин и торговлей людьми — 2002 г.
    Созданная межведомственная комиссия в настоящее время не имеет программы действий по борьбе с торговлей людьми, но уже факт ее создания свидетельствует о том, что некоторые изменения в политике противодействия торговле людьми возможны.

    VII.2. Способы вербовки в секс-индустрию

    Нельзя сказать, что женщины, уезжающие за рубеж абсолютно незнакомы с тем, что их там ожидает, но очевидно, что именно из числа желающих выехать за границу вербовщики находят дешевую «рабочую силу» для секс-бизнеса. Из 40 историй женщин, которые были получены путем глубинного интервью, выяснилось, что 12 женщин занимались проституцией до отъезда за рубеж, а остальные смутно знали, что, возможно, им придется быть в нее втянутой. Однако, выезжая на работу с намерением трудоустроиться за рубежом, 28 женщин не были настроены на проституцию. Действительность оказалась совсем иной. Данные приведенной ниже таблицы позволяют представить картину соотношения предлагаемой и фактической  работы.

    Табл. 9.
    Соотношение фактической и представленной работы

     
    Профессия     Европейские страны    Страны АТР      
         предложение    фактически    предложение    фактически      
    Танцовщица    0    0    7    0      
    Официантка/ Повар    0    0    4    0      
    Домработница    3    0    0    0      
    Хостесс (консумантка)    2    0    8    0      
    Рекламный агент    0    0    1    1      
    Торговец    0    0    3    0      
    Проститутка    1    6    8    34      
    Рабочая    0    0    3    0      
    Всего:    6    6    34    34     

    Как показывает проведенное исследование, 9 женщин из 40 ехали с намерением работать проститутками, а 25 были принуждены к проституции по прибытию к месту работы.
    Первую  категорию выезжающих составляют женщины, покидающие Приморье по экономическим мотивам. Средний возраст, входящих в эту категорию ― 28-39 лет. Как правило, эти женщины искренне верят в возможность легального трудоустройства за рубежом. Они ищут серьезную работу: санитарки в госпиталях, повара, строители, сельскохозяйственные сезонные разнорабочие, швеи на фабриках и др. В большинстве своем они замужем и имеют детей, а трудоустройство за рубежом связывают с желанием заработать деньги для поддержания своей семьи. Данные по результатам анализа деятельности ряда фирм по трудоустройству г. Владивостока (2000 г.) дают некоторое представление о качественных характеристиках указанной категории женщин (табл.13).

    Табл.10.

    Данные  о женщинах, выехавших на работу за рубеж, их возраст, семейное положение, наличие детей

     
    Возраст    Европейские страны    США, Канада    Страны АТР      
    Моложе 18 лет    0    0    0      
    18-20 лет    13    0    4      
    21-25 лет    18    3    27      
    26-35 лет    33    11    57      
    36 и более лет    14    5    39      
    Всего    78    19    127      
    Замужем    32    8    87      
    Имеют детей    18    6    42     

    Во вторую категорию попадают женщины, мечтающие увидеть мир и получить легкий заработок. Они руководствуются психологическими установками в поисках работы. Очень часто такими установками становятся гендерные стереотипы, сформированные фильмами, современными «дамскими» романами, порнографией и другими средствами массовой информации. Как отмечалось на заседании коалиции «Ангел»: «При мощном прессинге СМИ происходит отвлечение молодых женщин от профессиональных ориентаций на конкурентные профессии при сформированном уровне консюмеризма и качества жизни». В результате столкновения конфликтующих мотивов возникает устойчивая ориентация на помощь состоятельного поклонника, а затем и на клиента, которому можно оказывать дешевые сексуальные услуги при высоком спросе на них. Женщины представленного типа нанимаются официантками, хостесс, стриптизершами, танцовщицами в надежде быстро и легко заработать деньги и вернуться домой обеспеченными дамами или остаться на содержании у богатого поклонника. В большинстве своем они выезжают на работу за рубеж без знания языка страны доставки, но с надеждой больших денег. Женщины понимают, какого рода дополнительная работа их ожидает, но надеются, что у них будет свобода выбора, и они не будут подвергаться сексуальной эксплуатации.
    В эту же категорию входят и несовершеннолетние девочки, мечтающие устроиться на работу за рубежом. В вышеприведенной таблице сведения о них отсутствуют, однако неофициальные и официальные источники сообщают о пресечении неоднократных попыток несовершеннолетних выехать на работу в сопредельные страны по подложным паспортам. С подобными фактами сталкивались сотрудники паспортно-визовых  и федерально-пограничных служб Владивостока, Находки, Хабаровска, Благовещенска и других городов Дальневосточного региона. Части из несовершеннолетних все же удается получить документы, в которых либо они сами, либо посредники, оформляющие им паспорта, прибавляют возраст. Далее процедура выезда осуществляется по обычной схеме через туристические фирмы, честные приглашения и т.д.
    Третью категорию потенциальных жертв сексуальной эксплуатации составляют женщины и девушки, работающие профессиональными проститутками. Они хорошо представляют себе характер работы, надеются на высокие заработки, возможность выбора клиентуры и свою удачу. Однако, как показывает практика, в действительности они не всегда понимают, какова будет степень их эксплуатации и условия труда.
    В четвертую категорию попадают женщины, мечтающие выйти замуж за иностранца. Они легко поддаются вербовке при помощи брачных объявлений и доверяют свое будущее сомнительным клубам знакомств и брачным агентствам. Страстное желание изменить жизнь приводит их к бесцельной трате денег, разочарованию, а в худшем случае, ― к эксплуатации труда.
    Анализ интервью, рекламных объявлений, материалов дел о розыске пропавших за рубежом лиц показывает, что существуют общие способы вербовки женщин и девочек в секс-индустрию для зарубежных стран.
    Первый и наиболее популярный способ вербовки происходит  через газетные объявления о найме на работу. Множество фирм и агентств, имеющих и не имеющих на то разрешения, завлекают на любую работу в любую страну. Объявления предлагают женщинам и девушкам от 18 до 30 лет высокооплачиваемые и безопасные вакантные места «неквалифицированных рабочих», прислуги, стриптизерш, танцовщиц в ночных клубах или в фирмах досуга. Например, объявление такого рода: «Набор девушек от 18 до 28 лет для работы в престижных клубах Японии». Многие газеты помещает от четырех до нескольких десятков подобных объявлений. Так, например, приморская газета «Дальпресс» помещает до 40 такого рода объявлений из номера в номер (напр., «Дальпресс», № 5, 2000).

    «Официальный правительственный контракт. На шесть месяцев в Японию. Для девушек 18-30 лет, любящих танцевать, и просто симпатичных, серьезных девушек, желающих заработать деньги и независимость. Зарплата 500-800 USD, авиабилеты, питание за счет фирмы».

    Перечень стран, жаждущих предложить российским женщинам «престижную работу», самый разнообразный: Япония, Южная Корея, Китай, Италия, Арабские Эмираты, и другие.
    При этом фирмы, размещающие объявления не разъясняют, каков уровень жизни населения в тех или иных странах. Поэтому, даже если в Японии кому-то и выплатят обозначенные 500 долларов, то они практически полностью уходят на питание, одежду, бытовые мелочи и многочисленные штрафы.  Дополнительные деньги можно заработать только оказанием сексуальных услуг.
    Кроме того, вербовщики часто скрывают правду о том, какие виды работ разрешены иностранным гражданам в зарубежных странах. Например, как следует из объявления одной из хабаровских газет компания «предлагает работу в Южной Корее и Японии для девушек от 19 до 20 лет танцовщицами, хостесс». Как всегда гарантируется рабочая виза и «выгодные условия контракта». Рекламодатель утаил лишь одну «деталь» — в настоящее время южнокорейское правительство не выдает разрешений на работу хостесс российским гражданкам. Очевидно, что откликнувшихся на подобные объявления женщин российские фирмы-посредники заведомо отправят работодателям в качестве заложниц-рабынь или для работы борделях. Нередко девушки, отправляющиеся на поиски работы в страны Западной Европы, оказываются в элементарных борделях Голландии или, что страшнее, борделях Балкан. Одна из таких историй, записанная в г. Хабаровске, типична для вербовки через газеты (стилистика текста заявления жертвы торговцев сохраняются).

    «В газете нашла объявление, что есть работа за границей в Израиле, есть рабочая виза, не интим встретилась с молодой девушкой (имя) и молодой парень (имя) проживают где не знаю, они мне сказали что через неделю приедет человек. У него есть работа в русских ресторанах. Я у него спросила это точно, что работа девушки не легкого поведения. Он мне сказал, что это точно, что работа без интима. В октябре мы поехали в Москву — потом в Египет, когда был разговор, что Москва — Израиль. После Египта был Израиль. Когда я и две девушки поняли в чем дело мы решили убежать уже в Израиле нас они поймали и сказали еще раз попытаетесь убежать еще хуже изобьем. Меня продали в махон (публичный дом) там меня принуждали работать, когда я сказала сразу, что работать не буду меня сильно избили, потом у меня получилось убежать и я пошла в консульство России все ему рассказала и он мне помог уехать».
     
    Второй способ вербовки для трудоустройства ― отбор девушек по фотографиям. В таких случаях девушек, пришедших по объявлению «Приглашаются серьезные, самостоятельные девушки, желающие хорошо заработать в Японии и Южной Корее. Обучение танцам в студии фирмы» одевают в русские народные костюмы и заставляют позировать, оголяя различные части тела. Затем их фотографии отправляются для отбора в указанные страны соответствующим заинтересованным заказчикам.
    Ниже приводится подобный способ вербовки:

    «Агентство "Тандем-Восток" устроит на работу в ночные клубы Кореи и Японии девушек в возрасте от 18 до 25 лет с з/паспортом. Набор ежедневно по фотографиям».

    Востребованные девушки приглашаются на работу. Поскольку въезд по индивидуальным приглашениям вызывает подозрение японских и корейских иммиграционных властей, то девушек отправляют партиями как танцевальные коллективы, оформляя их выезд по артистическим визам. Профессиональная пригодность этих коллективов вызывает большое сомнение. Многие из артисток зачастую не только не имеют профессиональной танцевальной подготовки, но и по внешним данным никак не соответствуют амплуа танцовщиц. Но, по существу, это неважно, ведь для секс-индустрии вербуются любые девушки, любой профессии.
    Ниже приводится пример типичного объявления:

    «Агентство "Тандем-Восток" устроит на работу в ночные клубы Кореи и Японии девушек в возрасте от 18 до 25 лет с з/паспортом. Требуются непрофессиональные (диско) танцовщицы, "хостесс", певицы, профессиональные танцовщицы шоу балета, топлес, стриптиз, артистки цирка. Контракт 6 мес. Рабочая виза (надежно, недорого)»

    Аналогичные объявления размещают многие газеты в Дальневосточном регионе. В газетах Амурской области можно встретить следующие предложения:

    «Требуются для работы в Ю.Корее девушки (от 19 до 30 лет) без танцевальной подготовки, а также шоу-коллективы, акробаты, певцы, музыканты. Рабочая виза».

    Отсутствие соответствующей подготовки, необходимой для работы в шоу-бизнесе мало кого смущает. Как сообщил в интервью один из сотрудников Хабаровского ОКПП, «в нашей практике встречался случай, когда японские полицейские сделали запрос относительно подлинности документов российской гражданки, въехавшей в Японию по "артистической визе". Она представила в Японии документы о том, что у себя дома она работала в ансамбле песни и танца. В ходе проверки ее личности и рода занятий в городе Хабаровске была выявлена фирма, изготавливающая фальшивые документы о танцевальной подготовке девушек и справки о том, что они работают в различных музыкальных и танцевальных коллективах». Следовательно, можно вести речь о хорошо спланированной и организованной системе вывоза женщин за пределы России с заведомо преступными целями. Подобного рода непрофессиональные танцовщицы приглашаются на работу с единственной целью — для занятий проституцией. Более того, приглашение в одном объявлении на работу профессиональных артистов и девушек без профессиональной артистической подготовки преследует одну коммерческую цель — возместить как российским посредническим агентствам, так и работодателям расходы на профессиональных артистов (заработная плата, дорожные расходы, питание и проживание). В одном из интервью девушка, работавшая танцовщицей в Южной Корее, отметила: «мы не занимались проституцией, хотя нам и предлагали и силком тащили в машины. Бывало, что и в отдельные номера вызывали, но,  Слава Богу, мы отбились. Но когда уезжали, наш хозяин нам сказал, чтобы наше агентство больше не присылало таких, как мы. Ему порядочные не нужны. Велел передать, чтобы вместе с артистами присылали бы и девочек для того, чтобы они шли с гостями, когда требуется. Ему невыгодно платить нам. Поэтому и набирают девчонок, которые и двигаться-то на сцене не умеют».
    Третий, нарастающий способ  вербовки получил название «вторая волна», в ходе которой проданные женщины возвращаются домой, чтобы нанять на работу других женщин. Процесс перевербовки отработан очень тщательно. Как только женщин продают и заманивают в ловушку  секс-индустрии, у них почти не остается выбора. Во-первых, женщины зарабатывают немного,  и им нечего предъявить по возвращении домой. Во-вторых, из-за клейма проститутки они зачастую подвергаются дома дискриминации. В-третьих, одно из немногих средств избежать зверств,  которые применяют к женщинам, чтобы принудить их к проституции ―  путь от жертвы к преступнице. Часто моральные и физические унижения используются для принуждения к занятию сводничеством. Чтобы избавиться от насилия женщины, проданные в свое время в рабство, по возвращении домой нанимают на работу новые жертвы, превращаясь, таким образом, в сутенерш. Немало интервьюируемых женщин признавались, что поехали за большими деньгами по совету своих подруг, рассказывавших им о чудесах легкой жизни. Пособничество сутенерам превращает бывших жертв в преступниц.
    Четвертый способ вербовки осуществляется индивидуально лицами, откровенно нуждающимися в деньгах или же имеющих долги перед российскими и зарубежными партнерами. Вербовка девушек для работы в Китае является самым легким и быстрым способом расплатиться с долгами. Неоднократно сами девушки или их родители рассказывают в историях вербовки или подают в правоохранительные органы заявления, в которых указывают на случайных знакомых, предложивших работу за рубежом.
    Пятый способ вербовки осуществляется через публичные мероприятия, такие как конкурсы красоты, конкурсы фотографий, наборы в студии фотомоделей, манекенщиц и другие. Около 20 процентов проданных женщин вербуются при помощи таких рекламных объявлений о различных конкурсах. Процесс обычно комплексный, с детальным обманом, рассчитанным на то, чтобы заверить женщин, в том, что возможность занятости является подлинной. В Дальневосточном регионе едва ли не каждый месяц проводятся различного рода молодежные конкурсы-шоу красоты, фото конкурсы бикини, андеграунда, body-flower, фотомоделей и т.п.  Победительницы и участницы извлекают свой интерес, а для болельщиц и болельщиков последствия конкурса чреваты формированием весьма устойчивого представления о том, что красота тела является мерой успеха в жизни и на ней можно неплохо заработать. Глубоко засевшие в сознании установки о связи между демонстрацией красоты тела и успехом глубоко внедряются в сознание, а потому девушки легко попадаются на такие объявления как «Приглашаются модели (от 18 лет) с хорошим качеством тела…», что, по сути, означает приглашение к порнографии. Вывод этот напрашивается сам собою, поскольку в объявлении, помещенном ниже, в той же самой газете предлагается «приватное фото, каталог моделей (девушек), дорого…». Телефон для первого и второго объявлений ― один и тот же. Нередко такого рода объявления предлагают участие в зарубежных конкурсах:

     «Приглашаем девушек, желающих принять участие в крупнейшей фотосессии на Хоккайдо (Япония), в качестве фотомоделей». Указанные в объявлении телефоны оказались телефонами фирмы досуга.

    Поддержание интереса к различным шоу и конкурсам красоты преследует, конечно, коммерческую цель. Помимо извлечения прибыли из самого шоу, под видом таких конкурсов происходит отбор молодых девушек, в том числе и несовершеннолетних, для работы, как в российских, так и в зарубежных барах, ночных клубах не только в качестве моделей, но и для работы в секс-индустрии. Так газета «Владивосток» (10.07.1999) поместила статью «Я вытаскиваю из них сексуальность…», в которой упоминается фотомодели, с 17 лет совмещающие профессиональную карьеру с работой в ночных клубах за рубежом. Инициаторами работы были владивостокские организаторы шоу-бизнеса.
    Достаточно четко специфику работы модельного бизнеса сформулировал президент ведущего российского модельного агентства «Red Stars» В.Лейба. «У нас на каждого фотографа или модельера приходится по несколько агентств… Но ни одно никому из моделей не сделало международной карьеры, они лишь зовут юных несмышленых девушек в свои агентства. По-видимому, существуют много не афишируемых способов для финансовой поддержки убыточных на первый взгляд предприятий, если эти предприятия собрали у себя десятки или даже сотни молодых, красивых девушек. Остановимся только на одном из них: на том, которого не стесняются, и который … афишируют, хотя в цивилизованных странах он либо запрещен законом, либо к нему не прибегают потому, что абсолютно очевидна его аморальность. Речь идет о платных модельных школах.… То есть сотни, тысячи юных девушек выпрашивают средства у своих родителей для того, чтобы заплатить фактически мошенникам, эксплуатирующим детскую мечту…».
    Ниже демонстрируется один из типичных способов вербовки в секс-индустрию, используемый через модельные агентства.

    «Владимир» ― российский вербовщик, использующий школу манекенщиц и «совершенствования» в качестве прикрытия для секс-торговли. В двух различных случаях два представителя Глобальной сети за выживание — один представившийся журналистом, пишущим статью о школах моделей, а другой представлявшийся в качестве потенциального инвестора в операции по секс-экспорту — встретились с Владимиром, российским вербовщиком, проживающим во Владивостоке и использующим школу манекенщиц и «совершенствования» в качестве прикрытия для секс-торговли.  Описание директором своей школы разительно отличалось в зависимости от того, с кем он разговаривал. Общаясь с исследователем, представлявшимся журналистом, Владимир объяснял так, почему и как он открыл свой бизнес:
    «Когда в 1985 году началась наша замечательная перестройка, у меня появилась идея применить опыт, накопленный мной за время работы с манекенщицами, и применить его для создания некоего совершенства... процесс преобразования человека занимает столько времени. Я считаю себя вторым отцом. Я беру человека и даю ей новую жизнь. Тогда в Советском Союзе это было очень популярно, проводились многочисленные конкурсы красоты... (Теперь) я беру девушку с улицы, и в процессе работы с ней она становится совершенно другим человеком, не только внешне, но и внутренне».
    Рекламные материалы компании Владимира предлагают работу фотомоделями в Южной Корее, «хозяйками-хостесс» в баре и танцовщицами в Японии, видеомоделями и домашними служанками в США и работниками телевидения в Австралии. Заинтересованные кандидаты должны принести «туфли на каблуках, купальники, красивые фотографии и другие документы» для «конкурсных экзаменов» и «интервью». В случае приема в школу студентки получают обучение в целом ряде областей, включая массаж, укладку прически, макияж и колдовство и магию обольщения».
    Владимир объяснил, что обучение в его школе стоит более 4000 долларов каждой девушке или женщине, и что он надеется заработать на плате за учебу почти 500.000 долларов. Он сказал: «Мы планируем набрать 100 человек... Но мы не думаем, что нам удастся найти необходимое количество состоятельных семей... Поэтому мы будем вынуждены предлагать кредиты за обучение, чтобы люди могли бы нам вернуть деньги в будущем... Добившись успеха с нашей помощью, она вернет кредит, вернет проценты, и мы сможем заплатить нашим кредиторам». Он добавил: «Я рассматриваю (академию), среди прочего, как альтернативу работе девочек в качестве проституток».
    Сотрудники ГСН подозревали, что студентки Владимира не будут иметь возможности вернуть кредит в 4000 долларов иначе, чем, занимаясь проституцией. Для того, чтобы проверить свои подозрения, ГСН послала на встречу с Владимиром другого исследователя, на этот раз представившегося потенциальным инвестором, который спросил Владимира, не мог бы он поставлять женщин и девочек моложе 18 лет для секс-торговли в Японию и США. Владимир продемонстрировал более 1000 фотографий и личных дел «имеющихся» женщин и девушек из своей академии. Он сообщил исследователю, что он уже послал нескольких студенток в Японию на работу в качестве «хостесс» в барах и в Южную Корею и США в качестве «моделей». Когда исследователь дал ясно понять, что речь идет о секс-торговле, Владимир ответил, что он все понял. «Все абсолютно ясно... Мы можем подписать гарантию, что мы будем нести ответственность в том случае, если они захотят выйти из игры, и что мы предоставим другую женщину взамен без дополнительной оплаты. Мы также должны будем заставить их подписать жесткий контракт, который не позволит им легко прекратить работу».

    Модельный бизнес процветает в Хабаровске и Владивостоке и по настоящее время. Одним из примеров может стать деятельность модельного агентства «Элито», владелицы которого, помимо основного бизнеса занимались прямым поставками девушек в бордели Китая.
    Шестой способ вербовки ―  откровенные объявления о найме на работу в качестве проституток. Например, такие: «Требуется группа девушек приятной внешности для работы за бугром. Заработная плата до $000. Жилье и питание за счет фирмы» (Владивосток, «Вавилон», № 14, 1999), «Работа девушкам в Южной Корее» (Владивосток, «Реклама Телевидения», 10-16 февраля 2000), «Торговая фирма объявляет о наличии вакантных мест. Возраст до 33 лет» (Владивосток, «Вавилон», № 23, 1999), и т.д.  Такие объявления заранее предусматривают нелегальное пребывание в странах доставки и опасности работы. Ниже приводится выдержка из объяснительной записки девушки, депортированной из Израиля.

    «Встретилась с молодым человеком и он мне рассказал цель поездки. И я согласилась, так как другого выхода не было. Я выехала в Москву в июне 2001 г. В Москве находилась четыре дня и…выехала в Египет. Там пробыла несколько дней. После чего был переход через границу. После того, как границу перешли нас взяли под арест. В тюрьме находилась три недели».

    Следует отметить, что, несмотря на достаточно большой опыт работы в области сексуальных услуг и отчетливое понимание характера предлагаемой работы, категория проституток является наиболее незащищенной в юридическом и моральном аспектах. С юридической точки зрения эти женщины заранее обрекают себя на положение нелегальных мигрантов, поскольку, во-первых, они знают, что проституция запрещена в большинстве Юго-восточных стран, и, во-вторых, как следствие, они вверяют свою судьбу сутенерам, использующим их как средство наживы. Как следует из интервью с хозяевами фирм досуга, сутенерами, посредниками и др. лицами, каждая из женщин, продаваемых в качестве проститутки зарубежному заказчику, приносит чистой прибыли российскому владельцу в 2-3 раза больше, чем в России. 
    Седьмой способ вербовки ― «брачные агентства», иногда называемые агентствами «невест по почтовой переписке» или агентствами по предоставлению международных услуг. Согласно исследованиям МОМ, все агентства «невест по почтовой переписке» из республик бывшего Советского Союза находятся под контролем сети организованной преступности. Многие из этих агентств работают в Интернете. Вербовщики используют «брачные агентства» как способ войти в контакт с женщинами, стремящимися путешествовать или эмигрировать. Этот маршрут в секс-индустрию может принимать несколько форм. Вербовщиками могут быть сами торговцы или те, кто непосредственно работает с ними. После согласия женщины приехать в качестве жены или невесты к жениху или мужу мужчина может в течение краткого периода времени использовать ее сам, а затем принудить  к порнографическим съемкам, продать для работы в секс-индустрию,  или непосредственно поставить женщину в  бордель.
    Зачастую одни и те же фирмы предлагают свои услуги, как в качестве брачных агентств, так и в качестве агентств по найму на работу.  Взимая немалую плату за свои услуги (до 520 $USA) они никоим образом не гарантируют последствия брачных знакомств: безопасность поездок для встреч, размещения на время пребывания и т.п. Один из примеров работы брачного агентства приводится ниже:

    «Через фирму "Роско" г. Хабаровск мы выехали в республику Корею с целью замужества… Прожив с мужем в не очень счастливом браке. Потом на эту фирму мой муж подал в суд и сказал, что у него плохая жена. В Корее началось разбирательство с этой фирмой. Муж от меня отказался. Я девять дней сидела в Корее в эмиграционной службе. Потом моя мама мне выслала деньги на билет, т.к. муж денег не дал и фирма билет покупать не собиралась…. Возвращаться в Корею больше не хочу».

    По мнению руководителя миграционной службы Приморского края Пушкарева С.Г. «около 90% брачных агентств, занимающихся устройством браков с иностранцами ― аферисты. Отсутствие лицензии для такого рода деятельности и требование уплаты различных денежных сумм сразу должны насторожить потенциальных невест».
    Восьмой способ вербовки, имеющий пока довольно короткую историю ¾ вовлечение в секс-бизнес через программы обмена и обучения для студентов и школьников. Подобные примеры становятся известны все чаще. Так, в 1999 г. администрация одного из петербургских колледжей заключила договор с посреднической фирмой, осуществляющей подбор образовательных учреждений за рубежом, о предоставлении фирмой услуг для стажировки группы российских студенток в Германии. Прибывшие к месту стажировки девушки с ужасом обнаружили, что их привезли в бордель. К счастью у них были обратные билеты, и они смогли благополучно вернуться домой.
    Девятый способ вербовки осуществляется родителями. Одни из них точно знают, какого рода работа ожидает их дочерей за рубежом, и даже подталкивают их к проституции, надеясь, что они заработают достаточные средства для поддержания семейного бюджета.  Другие верят, что их дети действительно будут работать по специальности, указанной в объявлениях о найме на работу. Однако это скорее родительская безответственность, иногда доведенная до цинизма и нежелания вникать в суть и характер работы, ожидающей девушек за рубежом. По утверждениям сотрудников паспортно-визовой, туристической, миграционной и других официальных служб им все чаще приходится сталкиваться с родителями, подталкивающими своих дочерей к занятиям проституцией, как у себя дома, так и за рубежом.
    В приведенной ниже таблице 14 суммированы субъекты, осуществлявшие рекрутирование 64 женщин к добровольной или принудительной проституции за рубежом.

    Табл. 11.
    Субъекты вербовки

     
    Субъект вербовки    Европейские страны    Страны АТР      
    Агентство по трудоустройству    5    9      
    Туристические агентства    0    8      
    По объявлению    2    8      
    С помощью знакомых/друзей    6    9      
    С помощью случайных знакомых    5    6      
    Предполагаемым мужем    0    2      
    Родителями    0    2      
    Брачные агентства    0    2      
    Всего    18    46     

    Следует отметить, что способы вербовки, перечисленные выше, не ограничивают фантазию вербовщиков. Поскольку средства массовой информации время от времени живописуют ужасы жизни и работы женщин, уезжающих за рубеж в поисках работы, то вербовщикам приходится менять формы работы и искать новые варианты вербовки, скрывающие подлинный смысл предложений работы и поездок за рубеж. Это могут быть предложения к дружеским контактам. «Российские женщины приглашаются к переписке с корейскими мужчинами», говорилось в объявлении одной из газет Владивостока. Как затем пояснили сотрудники, разместившей объявление, «компания заинтересована в развитии дружеских связей с Кореей. Корейское правительство создало программу по развитию дружеских связей между корейскими мужчинами и российскими женщинами и финансирует эту программу». Возраст женщин, которых приглашали к переписке был стандартным — от 18 до 35 лет. Следует добавить, что южнокорейское консульство не подтверждает существование указанной программы.
    Подводя итог можно сказать, что при вербовке женщин для секс-индустрии, во-первых, используются как формальные, так и неформальные каналы и, во-вторых, одни из рекрутируемых достаточно четко представляют, какого рода работа их ожидает, а другие считают, что они будут работать по специальности, или жить и учиться  на тех условиях, которые указываются в объявлениях  и устных сообщениях.

    VII.3. Организация торговли людьми

    Структурная организация торговли людьми одна из наиболее гибких и быстроменяющихся систем. Она отличается мобильностью, эффективными коммуникациями инфраструктуры, международными связями с государственными и преступными организациями. Деятельность организованных групп, вовлекающих женщин в секс-индустрию мгновенно реагирует на экономическую и социальную ситуацию, вкусы заказчиков и потребности рынка. В то же время их работа меняется в зависимости от количества входящих в них людей, финансовых возможностей, пограничного контроля, коррумпированных связей, и др.
    Вся сеть торговли людьми имеет ряд характерных признаков. Во-первых, пока в мировой торговле женщинами и детьми преобладают маленькие группы со свободным членством и множеством филиалов. В отличие от международных преступных организаций, для которых торговля людьми является лишь дополнением к торговле наркотиками или оружием группы, специализирующиеся на трэффике, в большинстве своем не имеют четкой иерархической структуры, характеризуются свободными членством и свободными взаимоотношениями. Такая структура делает преступные организации по торговле людьми мобильными, глубоко латентными и облегчает им процедуры перемещения мигрантов через отдельные регионы и целые континенты. В эту систему маршрутов обычно входят местные агенты,  вербующие людей, заинтересованных в нелегальной иммиграции и формирующие из них группы для отъезда; оформители — лица, принимающие меры для обеспечения удостоверяющими документами, визами и любыми другими необходимыми бумагами; международные брокеры  на протяжении всего маршрута, облегчающие промежуточные пути и обеспечивающие прибытие в место назначения. Обширная сеть сотрудников позволяет группам, занимающимся нелегальной миграцией, быстро и легко изменять маршруты или связываться с необходимыми людьми в случае срыва операции в результате вмешательства правоохранительных органов или иных обстоятельств. Тот факт, что группы нелегальных мигрантов, как правило, передаются из рук в руки от одних контрабандистов другим на протяжении всего маршрута, делает затруднительным обнаружение и разрушение каналов контрабанды.
    Во-вторых, в последнее время растет роль крупных преступных организаций широкого с четкой структурной организацией. За десять лет коммерческий сектор в России прошел путь от мелких подпольных притонов до глобальной индустрии, в которой оперируют организованные преступные группы из бывших республик СССР, работающие в тесной связи с организованными группами восточноевропейских или ближневосточных стран. Все чаще группы, действующие на территории России, приобретают этническую окраску. Исследователи отмечают функционирование азербайджанских, армянских, грузинских, китайских, вьетнамских и монгольских группировок в Восточно-Сибирском регионе. Благодаря этническому единству в преступных группировках повышается внутренняя дисциплин, растет эффективность коммуникации инфраструктуры и конспиративность.
    Каналы вывоза женщин из европейской части России в страны Запада, Ближнего и Среднего Востока и США определены во многих международных докладах полиции, правозащитных организаций и международных организаций по делам иммигрантов. Первый из них — Балтийский маршрут, который считается самым легким для вывоза людей в западные страны. Из Прибалтики путь лежит в страны Скандинавии, Польшу, Германию, Нидерланды и далее везде. В основном этот путь используют женщины из северных и центральных  областей России и Белоруссии. Маршруты, пролегающие по транзитным странам, представляют дополнительные трудности для получения разрешения на пребывания в странах проживания, прохождения дополнительного контроля. Поэтому действия трэффикеров требуют особой скрытности и на этих маршрутах часто используются нелегальные способы перевозки людей.  Например, доставка в Югославию или Турцию может проходить через Польшу или Германию. При этом первоначальный пункт доставки часто обозначается в одну из транзитных стран, где женщинам обещают работу или замужество. Дальнейшее передвижение женщин осуществляется нелегально, без виз и паспортов или по поддельным документам. Часто женщины и сами не знают, какими легальными каналами им следует воспользоваться для устройства на работу за рубежом или для поездки в качестве туристов. Все чаще транзитным каналом доставки мигрантов за рубеж становится Россия, куда стекаются мигранты из Юго-восточной и Центральной Азии: Афганистана, Шри-Ланка, Вьетнама, Китая, Индии и ряда других стран. Прибывая наземными и воздушными маршрутами в Москву, они ожидают некоторое время своей очереди доставки на Запад. Для них организованы специальные центры ожидания, где мигранты живут практически в полной изоляции от внешнего мира без документов и необходимых жизненных вещей. После того, как группа сформирована и оформлены надлежащие фальшивые документы, мигрантов доставляют в грузовом транспорте на территорию Белоруссии или Украины, а затем Западным маршрутом переправляют в страны назначения.
    Второй маршрут — Грузинский, используемый для перевозки людей в Турцию, на Кипр и страны Ближнего Востока. Многие женщины из Грузии, Армении, Средней Азии отправляются этим маршрутом на работу или в качестве туристок и оказываются затем в  борделях или гаремах восточных стран. Третий маршрут —  Южный лежит через Молдавию, Румынию и Болгарию. Им пользуются чаще женщины Украины, Молдавии и южных регионов России. Он предназначен, прежде всего,  для доставки женщин в зоны военных конфликтов на Балканах. С территории Балканского полуострова можно, используя морские транспортные средства (лодки, паромы, трюмы торговых и грузовых пароходов и даже танкеров) перевозить людей контрабандой в Грецию и Италию. Через Италию нелегалы проникают в самое сердце Европы. 
    В последнее время усиливается значение Сибирского направления, являющегося каналом въезда и выезда туристов, челноков, легальных и нелегальных мигрантов из Китая.
    Что касается юго-восточного направления, то оно практически выпадает из поля зрения исследователей. А между тем,  говоря о специфике Дальневосточного Федерального округа, специалисты-криминологи отмечают «межрегиональный и международный характер криминальной деятельности (157 преступных формирований действует на межрегиональном уровне и 41 имеют международные криминальные связи». Они контролируют маршруты трэффика наркотиков, оружия, сырья. И хотя дальневосточные исследователи отмечают их узкую «специализацию» (ингушские группировки связаны с хищениями промышленного золота, чеченские — с торговлей оружием, азербайджанские — с наркобизнесом),  но торговля людьми и сопутствующие ей криминальные преступления становятся частью деятельности всех преступных групп.
    Приморье все стремительнее приобретает славу транзитного пути для иностранных граждан (в основном китайских), часть из которых из Приморья проникает затем в западные.
    В приведенной ниже табл.12 видно, что пик въезда иностранных граждан по туристическим визам на территорию России пришелся на 1998 г., а в дальнейшем темпы официального въезда несколько снизились. Зато темпы роста нелегального въезда стремительно растут.
    Табл.12.
    Показатели въезда иностранных туристов в Приморский край (чел.)

     
    Годы
    Страны     1995     1996    1997     1998    1999     2000
    (1 полугодие)      
    КНР    37 272    21 505    75 400    109 400    77 600    41 100      
    Япония    3 949    4 198    6 400    3 100    4 200    1 200      
    Республика Корея    254    365    1 000    1 000    2 900    700      
    КНДР    99    149    100    400     200    -      
    США    1 811    1 901    2 200    1 500    1 500    900      
    Канада    210    485    200    100     200    160      
    Австралия    142    229    100    140    -    -      
    Филиппины    4    175    -    -    -    -      
    Великобритания    -    -    -    -    -    200      
    Тайвань    -    -    -    -    140    80      
    Монголия    1142    168    100    260    -    -      
    ИТОГО    44 453    29 200    85 500    115 900    87 100    44 400     

    В то же время  Приморье играет важную роль в качестве региона выезда постоянно проживающих на территории российских граждан и граждан иностранных государств в страны Юго-восточной Азии. Некоторые статистические данные по результатам пересечения государственной границы в пунктах пропуска на территории Приморского, Хабаровского краев и Сахалинской области представлены в табл.13.
    Табл.13
    Пропущено через границу

     
        1996 г    1997 г.    1998 г.    1999 г.    2000 г.      
    Всего лиц    1321941    1349629    1237428    129280    2033644      
    Из них россиян    1019428    994369    859232    870496    1373190     

     «Приморье сегодня стало своеобразной форточкой, через которую в Японию, иногда в Южную Корею нелегально "пролезают" беженцы из Африки, с Ближнего и Среднего Востока», — заявил заместитель иммиграционного контроля ФИС С.Бурлик. Признавая факт существования организованной преступности в сфере нелегального ввоза-вывоза мужчин-иностранцев, официальные власти вынуждены признавать и наличие международной организованной преступности в сфере контрабанды женщин за рубеж в Дальневосточном регионе. Причем, по признанию представителей контрразведки регионального управления Федеральной пограничной службы их расследование показало, что нелегалы, в основном граждане Ирана и Пакистана, прибывают на Дальний Восток «по приглашению от несуществующих организаций». Изучение одного из случаев контрабанды иностранных граждан выявило, что консульские отделы российского посольства в Тегеране и Исламабаде выдали им туристические визы. Так что начало всех бед надо искать, видимо там.
    В выступлении генерального прокурора России в дальневосточном федеральном округе К. Чайки, сделанном им на Международной конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (Хабаровск, март 2001), отмечается, что «российский Дальний Восток все больше оказывается под жестким прессом преступных кланов сопредельных стран».  Он подчеркнул, что Приморский край является наиболее привлекательным для преступных российских и китайских группировок. Среди многих преступлений «особенно поражает беспрепятственность, благодаря которой дети сегодня вывозятся из Приморья. В Приморском крае создана и отшлифована целая система доставки юных россиян в государства Азии». В этот преступный бизнес под видом туризма  вовлечены десятки современных работорговцев, зарабатывающих на детском сексе. Они втягивают как женщин, так и несовершеннолетних девочек не только в секс-индустрию, но и в наркобизнес и иные криминальные действия. Практически ежемесячно сотрудники КПП «Благовещенск» сталкиваются со случаями нелегального вывоза в Китай больших валютных средств, запрещенных наркотических веществ и т.п. Как правило, курьерами работают  студентки, женщины из малообеспеченных семей, следующие в Китай по туристическим или рабочим визам и связывающие, таким образом, российские и китайские преступные группы. Стоит только добавить, что российские преступные группы сотрудничают не только с китайскими организациями, но и тесно контактируют  с японскими и корейскими организованными преступными группировками для транспортировки женщин в юго-восточные страны. Как отмечает Луиз Шелли, директор Центра по изучению транснациональной организованной преступности и коррупции Американского университета,  «эти связи особенно важны для российских криминальных структур, поскольку японские группировки имеют многолетний опыт в этой области».
     Хотя женщин нанимают для выезда за рубеж под видом трудоустройства, но  большей частью основная цель вербовщиков и работодателей — вовлечение женщин в секс-бизнес. Их доставляют в сопредельные с Дальневосточным регионом страны и, либо обманным путем, либо насильно заставляют заниматься проституцией и порнографией. Поэтому процесс вербовки и перемещения превращается, по сути, в торговлю живым товаром.
    Одна из самых больших трудностей в выявлении деятельности преступных организаций, занимающихся продажей женщин, заключается в том, что в большинстве своем, они организуют въезд на территорию страны назначения по легальным документам. Благодаря международным контактам организованные преступные группы могут получать легальные визы в любую страну. Существует отлаженный механизм приобретения частных приглашений на работу, обучение, туристические поездки, дающие право на въезд в зарубежные страны. Приглашения для трудоустройства выдают легально зарегистрированные зарубежные фирмы, подобные туристическим агентствам, ресторанам, клубам и т.п. Это означает, например, что владелец маленького ресторанчика в Пуссане завязывает контакт с фирмой по трудоустройству или с туристическим агентством в любом из городов Дальневосточного региона и посылает в данные фирмы письма с приглашением необходимых ему служащих на работу. Эти письма используются в качестве официального документа для того,  чтобы отправить женщин на работу по трудовым частным соглашениям или по туристической визе.
    В то же время достаточно часты случаи выезда за рубеж по поддельным паспортам. Здесь возможны два варианта. Первый вариант — получение фальшивых документов на родине. К нему прибегают женщины, ранее депортированные из зарубежных стран или несовершеннолетние девушки, рвущиеся за рубеж. Как сообщают сотрудники паспортно-визовых служб гг. Владивостока и Находки, они неоднократно пресекали такого рода индивидуальные попытки. Практикуется, например, передача паспортов от одних лиц, другим. На этом достаточно интенсивно специализировалась хабаровская фирма «Элито», хозяйка которой просила претенденток на работу в модельных агентствах оставить на некоторое время загранпаспорта, а затем передавала их депортированным девушкам напрокат, по которым они, загримированные под владелиц настоящих паспортов, выезжали на работу в Корею и Китай.
    Возможны случаи, когда оформлением выездных документов занимаются туристические фирмы или лица, вступившие в сговор с сотрудниками правоохранительных структур. В таком варианте  возможность получения настоящего паспорта незаконным путем, весьма велика. Как сообщают газеты, в 2000 г. в Хабаровске было возбуждено уголовное дело против сотрудницы паспортно-визовой службы, которая неоднократно выдавала поддельные загранпаспорта, в том числе и женщинам, депортированным из зарубежных стран. Причем подобные случаи зафиксированы в нескольких отделениях ПВС г. Хабаровска. Конечно, выдача «чистых» паспортов стоит денег, которые затем вычитаются из заработка женщины.
    Третий вариант получения поддельных паспортов используется в странах транзита. Например, некоторые фирмы во Владивостоке предлагают выезжать в западноевропейские страны (Испанию, Великобританию, Германию, Италию и др.) через Венгрию или Польшу. В транзитные страны, с которыми у владельцев фирм установлены контакты, российские граждане приезжают по настоящим паспортам. Встречающая сторона готовит фальшивые национальные паспорта, позволяющие российским гражданам  приобрести польское или венгерское гражданство. Делается это преднамеренно — граждане восточно-европейских стран могут на короткий период времени въезжать в западноевропейские страны без визы. Столь хитроумный способ выезда в зарубежные страны, сразу же ставящий женщину вне закона, позволяет сделать предположение о будущем принуждении к нелегальной деятельности или об изменении маршрута следования. Легкодоступность средств для подделки и изготовления фальшивых документов снижает до минимума риски, связанные с перемещением «человеческого груза». И в том, и в другом случае мы имеем дело с торговлей людьми.
    Коррумпированные чиновники в странах поставки, транзита и назначения во многом облегчают торговлю. Работники правоохранительных органов в странах поставки зачастую игнорируют процесс вербовки, полагая, что в большинстве случаев фактическое принуждение имеет место лишь в самом конце в пункте назначения. Тот факт, что во многих случаях вербовки потенциальных жертв трэффика присутствует обман, недостоверность информации, принуждение во внимание не принимается.
    Рекрутирование и торговля людьми сопровождаются определенными требованиями. За возможность трудоустройства через частные фирмы необходимо заплатить достаточно большую сумму. В нее входят: оплата за аппликационные формы, ведение переписки, оформление загранпаспорта, визы и многое другое. Суммы варьируются в зависимости от страны доставки и аппетитов посредников. В конечном итоге за трудоустройство на швейные предприятия Южной Кореи сумма оплат достигает в приморских фирмах от $00 до $00, а за трудоустройство на сезонные работы или домашнее услужение в Италию или Испанию до $00. Выезд на работу в США в качестве горничной в гостинице или танцовщицы в шоу-бизнесе стоит до $00. Поскольку мало кто из выезжающих  имеет возможность заплатить большие суммы у себя на родине, то на эти случаи продуман вариант долговых обязательств перед работодателем. Другой вариант, используемый на начальном этапе рекрутирования, состоит в выдаче денежного займа выезжающим женщинам  под большие проценты с условием отработки долга.
    Ниже приводится пример долговой вербовки:

    «Трудоустройство. Республика Корея, Ирландия, Португалия, Испания, Израиль, Италия. Мужчины и женщины. Семейные пары.
    Республика Корея, Япония, Кипр, Испания — танцовщицы, хостесс до 30 лет. Оформление за счет работодателя. Оформление виз в страны Азии и Европы».

    Второе требование деятельности сети торговцев людьми — заключение контрактов или устных соглашений с женщинами, которых вывозят на работу за рубеж. В контракте указывается денежная сумма, уплачиваемая за работу, сумма штрафов и виды наказания за нарушения правил контракта, устанавливаемые не в соответствии с трудовым и миграционным законодательством, а по усмотрению работодателя. Сумма обещанных денег, как правило, оказывается фикцией, в то время как штрафные санкции не только реальны, но и превышают указанные суммы.
    Продолжением финансовых операций трэффика является письменный или устный контракт (соглашение) между российскими отправителями и покупателями в странах доставки. В нем определяются доходы каждой стороны в случаях продажи, купли или «аренды» женщин и девушек. Финансовая сторона контракта зависит от срока, на который продается женщина для сексуальной эксплуатации и от цен на рынках страны доставки. Например, за каждую женщину, отправляемую в Китай, владелец фирмы или сутенер получает при ее продаже от $00 до $00 и процент от ее заработка после возвращения.  Львиная доля денег за проданную женщину оседает в кошельках лиц, отправляющих ее за рубеж. Некоторые источники сообщают неофициальные данные, согласно которым, такса за русскую девушку, поставляемую в Китай, составляет почти $000. Если учесть, что девушки выезжают в составе 8-10 человек, то за каждую такую группу агенты получают $.000-$0.000.  Еженедельная плата за девушку, проданную в Австралию, доходит до $000. Таким образом, доходы работодателей в странах доставки от сексуальной эксплуатации женщин превышают все затраты на транспортировку и содержание.
    Организованные сети торговцев людьми активно эксплуатируют мифы о женской сексуальности, извлекая прибыли из стереотипов общественного сознания. Азиатские женщины идентифицируются в сознании потребителей как мягкие и знающие толк в сексе создания, африканские женщины  отождествляются с дикой страстью и экзотичностью, русские женщины с нетребовательностью и покорностью. Учитывая эту особенность сознания (в основном мужского) поставщики подбирают ту категорию женщин, которая наиболее популярна в странах доставки. Так, объявления о подборе кадров для работы в Китае, Японии и Южной Корее приглашают к сотрудничеству невысоких, худощавых девушек, а в Таиланде, судя по объявлениям, ценятся высокие и крупные женщины.
    Еще один характерный признак деятельности преступных сетей торговцев людьми заключается в организации тотального контроля процесса перевозки «товара» от пункта отправки до пункта доставки. Многие группы предпочитают сами осуществлять весь процесс ввоза-вывоза и контроля. Например, южнокорейские хозяева ночных клубов, баров и других увеселительных заведений  лично совершают поездки во Владивосток, Хабаровск и другие города Дальнего Востока, где они рекрутируют и откуда транспортируют женщин в различные южнокорейские города. Присутствие работодателя должно убедить искательниц рабочих мест в надежном сотрудничестве и служить гарантией получения именно той работы, которая была указана в соответствующем объявлении.  Затем девушек вывозят в пункты назначения и помещают под охрану в недорогие апартаменты или в комнаты при клубах, где их принуждают к занятию проституцией. Нередко помогают им в этом российские дельцы.
    В ходе перевозки и в местах доставки в торговлю людьми включаются новые криминальные и некриминальные структуры — водители, охранники, обслуживающий персонал в барах и ресторанах. Их задача — контроль за поведением женщин. Контроль над жертвой происходит с использованием самых разных эмоциональных и физических манипуляций. Они начинаются с изоляции от окружающего местного сообщества. Это обычно легко сделать, поскольку женщины, выезжающие на работу, не знают языка страны и находятся на нелегальном положении. По этой причине многие содержатели борделей и так называемых заведений для индустрии развлечений предпочитают нанимать на работу именно иностранок. Типичная стратегия изоляции заключается в том, чтобы хитростью или силой отобрать у женщины паспорт, без которого она превращается лишь в виртуальную российскую гражданку. Часто изъятие паспорта требуется по условиям контракта.
    Другой способ контроля состоит в том, чтобы принудить женщину жить тем же, где она работает. Это могут быть комнаты при ресторане, клубе, сауне, массажном салоне или это может быть непосредственно место работы. Без особого разрешения женщинам не разрешается покидать место проживания и работы. Иногда владельцы борделей дают им возможность контактировать с местной средой или изучать язык, но лишь для того, чтобы привлекать клиентов.
    Третий способ контроля заключается в том, чтобы запретить женщине получение любой легальной медицинской или социальной помощи. Оплата приглашенных в необходимых случаях частнопрактикующих медицинских работников на несколько порядков выше стоимости их услуг в госпиталях, что сразу же увеличивает общие долговые суммы, выплачиваемые хозяину.
    Четвертый способ контроля — наркотики или алкоголь, делающие женщин полностью зависимыми от хозяина.
    Пятый способ контроля — заработная плата. Хозяева или сутенеры выплачивают за работу столько, сколько сами считают нужным. Истории многих жертв трэффика свидетельствуют об их нещадной эксплуатации. Например, по подсчетам германского бюро по борьбе с организованной преступностью средний дневной заработок проститутки составляет $00. Хозяева же выдают на руки всего $2. Средняя заработная плата славянской танцовщицы в Южной Корее составляет около $00. Но  суммы штрафов или долговых обязательств таковы, что на них уходит весь заработок. Причем, даже если штрафные санкции оговорены заранее, хозяева находят возможность увеличить их. Например, работа хостесс может считаться неудовлетворительной, если женщина не аплодирует во время показа стриптиза или не подкладывает лед в напитки клиентам, не одета в провокационное платье, недостаточно «оживлена» (разговор, прикасание, флирт и потребление алкоголя, вместо того чтобы спровоцировать клиента на приобретение напитков) и т.д.
    Шестой способ контроля — шантаж и угрозы в адрес семьи. Международные связи позволяют преступным группировкам использовать различные формы принуждения не только по отношению к своим жертвам, но и по отношению к их семьям, в случаях сопротивления или неповиновения. После возвращения домой женщины, нарушившие условия контракта по причинам невыплат заработной платы, физического или психологического насилия, нередко оказываются под прессом местных группировок, заинтересованных в трэффике.
    «Мы не могли больше находиться там», — рассказывает танцовщица, работавшая в Южной Корее в течение нескольких месяцев. «Работать по контракту мы были обязаны с одиннадцати вечера до четырех утра и получасовыми перерывами между представлениями. На каждое выступление уходит очень много энергии и надо отдохнуть и поесть. Но нам не давали никакой передышки. Как только заканчивался номер — нас запихивали в автобус или машину и отвозили в другой клуб, где мы опять должны были работать номер. Через полчаса снова возвращались в свой бар и работали до утра. Все время хотелось есть, а есть было нечего. Хозяин покупал ящик корейской лапши на всех. А нас там работало человек пятнадцать вместе с подтанцовкой. Пока промотаешься из одного бара в другой — уже все съели. К утру уже ноги не держат… На свои деньги купить не было возможности, хозяин два месяца вообще ничего не платил. Потом выпросили у него по сто долларов, так можно было хоть купить какую-нибудь лепешку. Я от такой работы через два месяца потеряла десять килограммов. Потом выяснилось, что хозяин перепродал нас, поэтому мы работали вдвойне. И предлагал нам сначала своего брата, а потом других гостей. Говорил, что тогда у нас будет и еда, и отдых».

    Седьмой способ — устрашение, запугивание, методы физического воздействия, которые нередко заканчиваются убийством. Практически все истории женщин, работавших в секс-индустрии за рубежом полны свидетельств физического воздействия: побои, изнасилования, ножевые и другие ранения, травмы, и т.п.. Многие женщины возвращаются с подорванным здоровьем и психологическими травмами, требующими длительного лечения.
    Механизмы контроля очерчивают, но не исключают и другие приемы принуждения. Они столь же многообразны и изощренны, как и любая форма насилия, поэтому каждый отдельный случай трэффика должен быть рассмотрен со всеми обстоятельствами, ему сопутствующими.

    VII.4 Перемещение женщин в страны Юго-восточной Азии с целью сексуальной эксплуатации

    Потоки женщин, выезжающих с территории Дальнего Востока, осуществляются в двух направлениях. Первое из них — западное. Через Москву, где поодиночке или в группах  женщины выезжают воздушными и наземными путями в западноевропейские, ближневосточные и африканские страны. Дальневосточных женщин можно встретить в борделях и в рядах уличной проституции в Египте, Израиле, Италии, Нидерландах и других странах. Доставка в указанные страны часто осуществляется с риском для жизни, с использованием фальшивых документов или без таковых. Путь в Израиль, например, лежит через Египет. Российские вербовщики и продавцы, египетские преступные группы, исполняющие роль проводников через израильско-египетскую границу, а также израильские покупатели и владельцы борделей представляет собою хорошо отлаженную преступную организацию по продаже женщин.
    Однако основное направление выезда и продажи женщин — страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Выезжающие в Юго-восточные страны женщины, проходят через  множество каналов, свободно связанных между собой и опутывающих весь Дальневосточный и  Юго-восточный регионы. В нижеприведенной табл. 14 представлены основные направления выезда российских граждан по туристическим визам. Поскольку большинство женщин выезжают в страны Юго-восточные страны под видом туристок, то таблица позволяет представить страны предпочтений в выборе мест работы.
    Табл.14.
    Показатели выезда российских туристов из Приморского края (чел.)*

     
                                Годы
    Страны    1995    1996    1997    1998    1999    2000
    (1 полугодие)      
    КНР    174 931    188 470    198 000    138 000    209 300    136 200      
    Япония    2 949    3 077    4 500    5 200    1 400    600      
    Республика Корея    9 786    10 359    4 200    7 600    8 100    2 500      
    КНДР    164    -    100    500    -    -      
    США    298    1    2 500    1 200    560    100      
    Австралия    24    17    20    15    -    -      
    Великобритания     132    58    45    55    -    -      
    Франция    109    -    20    40    -    -      
    Турция    1 689    1 421    1 200    300    -    -      
    Польша    753    237    150    100    -    -      
    Сингапур    121    -    -    3 200    1 800    -      
    Таиланд    1 066    -    300    300    -    1 500      
    ОАЭ    246    136    115    100    -    -      
    Индонезия                        160      
    Сейшельские острова    203    -    -    20    -    -      
    ИТОГО    250 000    206 500    211 200    157 100    222 600    141 060     
    ·    с учетом транзита через Приморский край

    Как следует из таблицы численность российских туристов, следующих в Китай, неуклонно возрастает. Снижение туристического потока в Японию за последние два года связано с ужесточением правил въезда и проживания для российских граждан. В частности, ужесточены правила получения артистической визы, возросли возрастные цензы. Поэтому резко возрастают миграционные потоки в соседнюю с Японией Южную Корею.
    Данные таблицы 14 соответствуют  данным о маршрутах, по которым осуществляется торговля людьми в страны Юго-восточной Азии. Самый массовый вывоз женщин осуществляется в Китай, с которым Приморье, Еврейская автономная область, Хабаровский край и Амурская область имеют прозрачную границу, и практически безвизовый обмен туристами. В ниже приведенной таблице представлены данные о количестве и каналах въезда-выезда российских туристов в Китай.

    Табл.15.
    Данные о пунктах выезда российских граждан за рубеж в 2000 году

     
        Количество выезжавших  в Китай российских туристов в 2000 году      
    пункт пропуска    1 квартал    2 квартал    3 квартал    4 квартал          
    Пограничный ЖД    23706    19269    29815    11926    84716      
    Пограничный Авто    15272    26920    17095    8425    67712      
    Полтавка    11472    16560    8680    4809    41521      
    Краскино    287    646    12439    12439    25811      
    Турий Рог    4375    16642    789    4109    25915      
    Аэропорт    508    585    738    895    2726      
    Находка п-порт                1    1      
                ИТОГО:        248402     

    Близость к месту доставки, относительная дешевизна путешествия  и обещания высоких заработков местными вербовщиками делают Китай притягательным местом работы для многих женщин. Каналы вывоза «живого товара» за рубеж давно отработаны.  В зависимости от географического положения используются различные виды транспорта. Самый дешевый вид транспорта — автобусы, используемые для доставки в приграничные области. Этот вариант наиболее развит  в Приморье и Еврейской АО. В Амурской области наиболее дешевый вид транспортировки — паромная переправа между Благовещенском и  расположенном на противоположном берегу реки Амур городом Хайхэ.
    Более дорогой вариант доставки — использование железнодорожного транспорта, конечной целью доставки которого являются Шанхай, Харбин, Макао и другие внутренние города Китая, где судьбу туристок проследить очень трудно. Нередко их по нелегальным каналам перепродают в  Таиланд, Филиппины, Малайзию, Бруней и другие страны. Воздушная транспортировка дорога, подвергается более тщательному контролю со стороны российских и китайских пограничников и потому используется очень редко.
    По мнению представителей ТОРУ ФПС РФ, основным каналом вывоза/выезда женщин за рубеж, в частности в КНР, с целью проституции является система безвизового туризма. Едут либо в одиночку, либо в составе групп, совершающих шоп-туры или туристические поездки. В первом случае женщины действуют на свой страх и риск, во втором — группу сопровождает посредник, часто он же заложник, получающий свою часть суммы от торговой сделки между продавцом и покупателем. После пересечения границы он передает женщин китайскому хозяину и следит за тем, чтобы его подопечные были доставлены по назначению, и вернулись в Россию после истечения срока действия разрешения на пребывание в стране.
    Из интервью: Александр, посредник по продажам, около 45 лет.

    «Я теперь в Китай ехать не могу. Мне закрыли визу. Последний раз отправил группу женщин, но меня обманули. Китайский покупатель и российский продавец договорились помимо меня, да еще и покупатель оказался такой, что задержал женщин и практически ничего не заплатил ни мне, ни им. Пришлось срочно выезжать в Китай в качестве заложника и выручать наших девчонок. А у них уже были к тому же визы просроченные. Пришлось подключать и наших ребят, и "помогаек" на китайской стороне».

    Наиболее часто встречающийся вариант предлагаемых женщинам рабочих мест — бары, гостиницы, публичные дома, замаскированные под массажные салоны, а то и просто в бордели. Иногда, правда, встречаются предложения работы в качестве домработниц. Как убеждают некоторые газеты, в Китае  в последнее время стало «модно заводить русскую прислугу». Но как считает бывший руководитель миграционной службы Амурской области Ярополова Т.В., подобные предложения сомнительны, поскольку «европейские страны предъявляют особые требования в этой работе: знание языка, стаж работы и высокий профессионализм. Поэтому туда никто не едет». В случаях же предложений, поступающих из Китая никаких требований, кроме наличия самой женщины не предъявляется. Следовательно, предложения работы домработницей в Китае она считает «одним из прикрытий для занятий проституции»
     Самыми крупными и престижными районами работы считаются города Шанхай и Харбин. Другой локальной точкой продажи женщин, является Макао, ставший в последние годы популярным местом проведения воскресных дней и отпусков для обеспеченных жителей Китая, Гонконга и зарубежных туристов. Отправку сотен женщин из Владивостока в Макао и Гонконг для занятий проституцией под видом массажисток, топ-моделей, танцовщиц и горничных признают как представители силовых структур (Интерпол, УВД), так и независимые исследователи.  По некоторым неофициальным сведениям в борделях Макао работают сотни российских женщин, доставленных туда российскими организованными преступными группировками.
    Прямые «поставки» российских женщин в эти пункты ведутся около 10 лет. Расследования некоторых уголовных преступлений и свидетельства российских граждан, побывавших в Макао, позволяют сделать вывод, что начало массового выезда российских женщин для занятий проституцией восходит к 1991 году. Одним из первых, кто обратил внимание на юго-восточный маршрут трэффика, был Стивен Галстер. Еще в 1994 г. он провел независимое расследование во Владивостоке под видом работодателя, покупающего девушек для работы в ночных клубах и борделях. Цель была им определена очень четко — девушки будут работать проститутками. Имея такую «легенду» он вел переговоры с фирмами по трудоустройству, туристическими агентствами и выявил связь между российской организованной преступностью и преступными организациями стран АТР, занимающихся поставкой женщин для проституирования в Макао, Японию, Канаду, Германию и США. Он усматривает все признаки организованной преступности в сфере контрабанды людей за рубеж: обман женщин, преступный сговор продавцов, покупателей и сутенеров, получение денег, нелегальная перевозка через транзитные страны, нелегальное трудоустройство и др.. Однако он заметил, что наиболее часто для занятий проституцией используется секс-туризм, который организуют действующие на территории Дальневосточного региона туристические агентства. Поездка для трудоустройства по туристическим визам превращается в секс-туризм. Часть женщин въезжает в зарубежные страны по трудовым контрактам, но большая часть — по туристическим визам, не дающим право на трудоустройство. Поэтому, даже если женщины прибывают в зарубежные страны легально, вскоре их пребывание становится нелегальным, поскольку они не могут оставаться в стране, не имея разрешения на работу.
    Как правило, после прибытия новой жертвы, хозяева отбирают у них  паспорта под видом постановки на учет в полиции или для оформления соответствующих документов для работы. Женщины, оставшись без документов, попадают в полную зависимость и далее, как они утверждают, «все зависит от того, каким окажется китайский хозяин». Работорговцы заставляют их оказывать такие сексуальные услуги, за которые они никогда бы не взялись добровольно. Наркотиками, обманом или силой женщин вынуждают отдавать большую часть своих заработков, а зачастую и весь заработок. Данные международных исследований свидетельствуют, что в иерархии проституции проданные женщины получают саму низкую заработную плату и работают больше всех. Большинству жертв удавалось сохранить не более 25% заработка от проституции, а многие женщины и вообще ничего не получали. Параллельно с сексуальным трудом они используются в качестве домработниц, уборщиц, официанток и т.д.
    В ситуации незнания чужого языка, психического и физического насилия женщины оказываются беспомощными и бесправными. Через сексуальные истязания и унижения, побои, пытки (например, ожоги, ножевые ранения), алкоголь, наркотики и угрозы их принуждают к подчинению и послушанию. Проданных женщин легко контролировать, поскольку они часто вынуждены проживать в том же помещении, где они работают. Те же, кто снимал внаем жилье, свидетельствуют, что расценки для них были выше, чем для местных проституток.
    После окончания срока контрактов с работорговцами одни из хозяев выполняют договоренности и возвращают своих работниц домой, а другие перепродают их как рабынь. Судьбу женщин, попадающих в секс-бизнес проследить очень трудно или невозможно вообще. Поскольку практически  все они работают в Китае на нелегальных основаниях, то  боятся обратиться в полицию. Хозяева же, как и агенты-вербовщики не считают нужным пояснять будущим или настоящим нелегалам законодательство КНР, согласно которому уголовные санкции за проституцию применяют только к китайским гражданкам, а иностранок просто депортируют из страны, налагая штраф и закрывая разрешение на въезд.
     Следующая история двух девушек работавших в Китае типична для многих женщин, отправившихся на работу в Китай.
     Аня (23года) и Наташа (24) года работали в Китае. Наташа работала дважды.
    Наташа: «Первый раз я работала в Суньфуйхэ, в гостинице. Там работалось неплохо. Во-первых, граница рядом; во-вторых, в гостинице была охрана и нас не обижали; в-третьих, там, наверное, 70% русских, американцев, японцев и других иностранцев. Там мы заработали.
    Сколько русским женщинам платили?
    Да почти столько же, сколько и здесь, да еще чаевые.
    Какой же смысл ехать в Китай, если вы сможете заработать и здесь такие же деньги?
    Здесь не всегда есть работа, а там русские женщины в цене. Особенно китайцам нравится, когда в паспорте стоит штамп Владивостока. Женщины из Владивостока стоят дороже».

    Во второй раз Наташа отправилась в Китай вместе с Аней. Фирма, отправлявшая их в Китай, пообещала им работу в Шанхае, но сразу же после пересечения границы их хозяин перевез группу девушек из шести человек в Чиндау, где они работали в баре проститутками и за отдельную плату стриптизершами. Условия жизни были отвратительными. Хозяин их не бил, но, как они говорят, «за людей их не считал» и установил жестокие штрафы, так что денег они практически не видели. Сроки визы у девушек закончились, но хозяин их не отпускал, а обратиться в полицию девушки боялись. Единственно, что смогли они сделать — добраться до российского консульства и попросить помощи. То, что произошло дальше, поражает своей циничностью.

    Рассказывает Наташа:
    -    «Мы попросили у сотрудников консульства помощи, просили отправить нас домой. Но помощник консула сказал нам, что у консульства нет денег. Единственное, что он может для нас сделать, это поселить нас в гостиницу, пока решится наш вопрос. Но для того, чтобы поселить в гостиницу, нужно было заплатить деньги, и тогда тот же помощник посоветовал нам пойти в соседнюю гостиницу и заработать деньги. После этого мы поняли, что надеяться нам не на что. Жить нам было негде, денег, чтобы добраться до границы тоже не было, и пришлось вернуться к хозяину. А дальше мы уже ожидали, что нас отправят куда-нибудь вглубь Китая. Так многих девушек отправляли. Но тут на наше счастье нагрянула полиция. Сначала мы страшно испугались, потому что знали — в Китае наказание за проституцию очень серьезное. Но в полиции нам объяснили, что такие наказания применяются только в отношении китайских проституток. А если мы сознаемся в проституции, то нас отправят домой. Ну, мы и сознались и только так вернулись домой. И еще прождали на границе неделю, ждали, когда приедет Александр и привезет деньги, чтобы заплатить штраф за просроченную визу и штраф за выезд.
    Аня:
    -    Да, никому мы там не нужны. Если бы не полиция, то были бы мы, наверное, уже где-нибудь в Гонконге, а то и где похуже. Многие девчонки возвращаются домой уже в цинковых гробах, а кто и пропадает бесследно. Ладно, живые вернулись. Ни копейки нам не заплатили».

    В 1999 г., согласно сообщениям регионального Приморского управления погранвойск  через Приморье в Россию официально вернулись 162 женщины заявившие, что они побывали в рабстве. Вернувшиеся утверждают, что использовали их нещадно.  Самых строптивых и усталых заставляют принимать наркотики, при помощи которых можно легко управлять жертвами. Многие женщины, работавшие в Китае, рассказывают о несовершеннолетних девочках, которых они встречали в Китае в барах и гостиницах. «Они уже законченные наркоманки», — говорят респондентки.
    Поток женщин, выехавших для нелегального трудоустройства, возрастает. Более 50 женщин выехали по туристическим визам в Китай в мае 2000 г. с территории Хабаровского края и не вернулись. Несмотря на то, что по статистике Приморского Комитета по туризму и санаторно-курортному делу через границу с Китаем возвращается практически 100% выехавших россиян, за первое полугодие 2000 г. число не вернувшихся составило 413 человек, на сентябрь этого же года – 60 человек.  За первое полугодие 2001 г. в Китай из Владивостока выехали по линии безвизового туризма и не вернулись в Россию 37 молодых женщин в возрасте до 30 лет. Задержано в пунктах пропуска через государственную границу 27 молодых женщин в возрасте до 30 лет, пытавшихся въехать на территорию РФ без документов.  По существу это означает, что женщины были депортированы из страны в связи с отсутствием соответствующих документов, дающих право на трудоустройство и проживание. Можно предположить, что их длительное пребывание за рубежом было связано с нелегальной трудовой деятельностью, в том числе и с проституцией. По разным оценкам Дальневосточных СМИ, ссылающихся на сведения окружной прокуратуры, в 2001 году в Китае на положении рабов находились до 15 тыс. российских граждан, в большинстве своем дальневосточников. Китайские и российские преступные организации используют их по своему усмотрению, продавая и перепродавая из одного района Китая в другой или за его пределы. Основной вид занятия этих несчастных — проституция и наркоторговля .  Примером тому служит история приморской девушки, о судьбе которой в сентябре 2002 г. сообщили все российские информационные агентства. Жительница Приморья была приговорена к смертной казни в Китае за транспортировку в страну более килограмма наркотиков. Материалы следствия выявили, что представители азербайджанской группировки пристрастили ее к наркотикам. В первое время она занималась проституцией за деньги для очередной дозы, а затем превратилась в наркокурьера.
    Интервьюирование женщин, побывавших в сексуальном рабстве, сотрудниками силовых структур, паспортно-визовой, миграционной и пограничной служб воссоздает ужасающую картину отношения иностранных хозяев и клиентов к русским секс-рабыням.

    Лена уехала работать официанткой, но «вечером к нам в номер зашли китайцы и сказали, что мы будем работать у них проститутками, что они купили нас на три месяца. Нас стали принуждать работать насильно». Женщины свидетельствуют о пережитых ужасах. Света Р. рассказывает: «Спали мы в сарае. Зимою ночи холодные и мы менялись местами, время от времени, чтобы согреться. Практически нас не кормили. Избивали страшно. Один раз в меня китаец бросил стакан, но я успела отклонить голову, а иначе бы разбил. Презирают нас до такой степени, что нам плевали в тарелки, а затем заставляли, есть из них».

    Нечеловеческие условия труда проституток в Юго-восточных странах подтверждают и зарубежные источники. «В борделях хозяева используют методы, состоящие из комбинации угроз, силы, долговых обязательств и физического заключения, чтобы контролировать женщин и девочек и принудить их работать в плачевных, оскорбительных условиях и уничтожить любую возможность сообщить кому-либо о своем положении или сбежать».
    Более того, женщины, ввозимые в принимающую страну, подвергаются двойной эксплуатации: как нелегальные иммигранты, и как лица, занимающиеся проституцией. Они не могут рассчитывать на помощь местных властей, вместо этого они становятся объектами официального насилия и депортации. Бесчисленные отчеты полиции и информация в СМИ сообщают что женщины, занятые в сфере коммерческого секс-туризма, шоу-бизнеса являются объектами сексуальных домогательств и изнасилований, избиваются и даже загадочно погибают.
    Так, по сообщениям газеты «Золотой Рог», в 1999 г. официально зафиксированы два случая гибели проституток в Китае. В провинции Сычуань была убита пепельницей русская девушка и в южнокитайском городе Шаньчжань российская проститутка умерла от передозировки наркотиков. В УВД Амурской области поступили сведения от китайской полиции о смерти трех российских девушек, погибших в разных районах Китая от передозировки наркотиков.  При этом, как отмечается в официальных документах УВД Амурской области, подруга одной из погибших в течение трех месяцев находилась в помещении гостинице в изоляции от мира и без права выхода за пределы комнаты. Только после вмешательства Посольства РФ ей удалось вернуться на Родину. Подобные случаи нередки и в других районах Китая. Как сообщил в интервью один из сотрудников УВД Амурской области «есть подозрение, что в двух случаях девушки были переправлены в Китай с заведомой целью — оказание интимных услуг с последующим их убийством». В феврале 2001 года в Приморское представительство МИД во Владивостоке поступило сообщение, о том, что в южной провинции Гуйчжоу были тяжело избиты три приморские гражданки, работавшие в местном баре. Две из них скончались от тяжелых травм в больнице. Скорбный список можно продолжать достаточно долго.
    За последние два года произошли некоторые изменения в интенсивности поисков работы в КНР. Рассказы девушек и женщин и освещение некоторых условий жизни и работы в Китае снижают поток желающих из ряда регионов выехать в эту страну. Это касается, прежде всего, Приморского и Хабаровского краев. Ряды желающих выехать в КНР пополняются за счет неискушенных девушек из малых городов и деревень, прибывающих краевые центры в поисках работы и откликающихся на сомнительные объявления о работе в соседней стране. Основные же потоки выезжающих в КНР женщин и девушек направляются из Амурской и Еврейской автономной областей.
    Наряду со снижением интереса к работе в Китае возрастает интенсивность потоков в Южную Корею. Она находится на втором месте по количеству «импорта» женщин.
    Наряду с увеличением потока желающих найти работу, ужесточаются и правила въезда в эту страну, поэтому практика найма женщин для занятий проституцией более завуалирована. Представители южнокорейского консульства категорически отрицают возможность сексуальной эксплуатации в стране и утверждают, что им не приходилось сталкиваться с подобными фактами. Как было сказано в телефонном интервью с одной из представительниц южнокорейского консульства во Владивостоке, отбор претенденток для въезда в страну в целях трудоустройства «происходит тщательно и никаких нарушений не выявлено».
    Но данные МОМ указывают, что с середины 90-х гг. более 5.000 женщин, в основном из Филиппин и бывшего СССР, были ввезены в Южную Корею для работы в секс-индустрии. В 1997 году в Южной Корее было зарегистрировано 14 случаев вовлечения в проституцию совершенных иностранными гражданами. Они были квалифицированы полицией как преступные действия. В 1998 году таких случаев уже насчитывалось 24, а в 1999 году ― 41. Например, три российские гражданки, незаконно проживающие в Корее, были арестованы и осуждены за привлечение соотечественниц к проституции. Они являлись посредницами в поставке российских женщин для владельцев корейских ресторанов, предлагавших от 30000 до 80000 корейских вон за женщину.  Две россиянки, убившие соотечественницу после ссоры за зону влияния, были приговорены к 12 годам тюремного заключения. По признанию южно-корейского консула, сделанному официальным работникам миграционных служб и ОВИР во Владивостоке, в 2000 году в Южной Корее находилось на нелегальном положении около 2.000 российских граждан. Но российские и зарубежные эксперты увеличивают эту цифру. Согласно их оценкам из 200 тысяч нелегальных мигрантов в Республике Корея около 2 500 россиянок, приехавших по «артистической», туристической или транзитной визе, находятся в этой стране нелегально, занимаясь проституцией. Организации, которые контролируют эту сферу деятельности, почти на 100% действуют в сговоре с преступными группами в России. Нередко указанные категории россиянок подвергаются насильственным действиям, невыплате заработной платы, эксплуатации, незаконным задержаниям.
    В то же время местные объявления полны предложений  работы хостесс, танцовщиц и «живой рекламы». Последний тип работы означает, что женщины должны часами стоять у дверей заведений или ходить по улицам с рекламными плакатами, предлагая какой-либо обозначенный хозяином товар. Контракты, подписываемые женщинами еще в России, не объясняют, какого рода товар будет рекламироваться, зато в них на нескольких страницах перечисляется, за какие провинности вычитаются штрафы из мизерной зарплаты.
    Способы транспортировки женщин в Южную Корею более разнообразны и дорогостоящи. Чаще всего используются морские маршруты судами, следующими из Владивостока и Находки; авиамаршруты из Владивостока и Хабаровска. Возможны также маршруты через транзитные страны: Китай, Таиланд или Вьетнам. Используются туристические визы (по аналогии с китайским вариантом), сомнительные одиночные трудовые контракты, гостевые приглашения и другие формы выезда за рубеж. Но схема вербовки в секс-бизнес аналогична всем прочим. Самый популярный вид предлагаемой работы — шоу-бизнес. Нередко это лишь завуалированная форма предложений к работе в секс-бизнесе. Особенно отличается в этом плане фирма «World Entertainment», имеющая своих представителей в Дальневосточном регионе. Она обещает достаточно высокие заработки ($00), обучение в России корейскому языку и танцам. За будущее трудоустройство еще в России с девушек берут долговые расписки о том, что в первую же зарплату они обязуются выплатить работодателю $50. Обман продолжается уже в Корее. Вместо обещанной работы танцовщицами в Пуссане девушек оправляют в самые низкопробные бордели маленьких городов.  Жилье предоставляется подвальное, сырое, без каких-либо элементарных санитарных норм. С 2001 г. фирма переправила в Южную Корею, по крайней мере, 15 девушек. Некоторые из них вернулись домой после обращений в консульство и к родителям. Состояние их плачевно: туберкулез, психологические проблемы, желудочная язва и т.д. Одна из девушек набралась смелости и обратилась в суд на представителей фирмы, но в суде г. Хабаровска отказались принять ее заявление на том основании, что у нее отсутствует рабочий контракт, который был уничтожен менеджером фирмы в Корее. При полной безответственности фирм за растление девушек неудивительно, что торговля людьми процветает, трэффикеры чувствуют себя в безопасности, а российские девушки пополняют ряды их жертв.
    Многие из женщин, отправляющихся на работу в Южную Корею, верят в то, что в этой стране они будут в большей безопасности, чем в Китае, проживать в более комфортных условиях, более свободны в передвижении и будут иметь гарантии приличного заработка. Но в действительности,  контроль над женщинами в Южной Корее не менее жесткий, чем в Китае. Материалы письменных показаний девушек, вернувшихся из Кореи с просроченными датами пребывания в стране полны следующих показаний: «приехала по рабочей визе в Южную Корею. Работа оказалась не такой, какая была указана в контракте. Паспорт оказался у менеджера», «…выехала на работу в Республику Корея с целью работы. По приезде были вынуждены отдать паспорта менеджеру», «…на третьем месяце работы в Корее мой загранпаспорт был утерян менеджером», «выехала в Корею с целью заработать денег танцовщицей. По приезде в Корею у меня забрали документы, заверив, что с визой будет все в порядке. Документ я получила за шесть дней до депортации», «поехала в Корею с целью работы танцовщицей, но человек, к которому я обратилась, ввел меня в заблуждение. По приезде в Корею у меня забрали паспорт и билет. Свои документы я получила за неделю до депортации. Меня депортировали в связи с нарушением паспортно-визового режима» и т.д.
    Однако есть и более жесткие схемы контроля и наказаний за невыполнение распоряжений хозяина: избиения, лишение еды, принуждение к занятию проституцией под дулом пистолета. Профессиональная танцовщица, неоднократно выезжавшая на гастроли в Южную Корею и Японию, в последнюю свою поездку в 2000 году столкнулась с трэффиком. Помимо работы танцовщицей, ее принуждали к оказанию сексуальных услуг гостям. «А когда мы отказывались, то нас просто морили голодом или ставили на колени и охранники размахивали над нашими головами мечами и говорили, что отрубят головы, и никто никогда не узнает, что с нами случилось», — рассказывала респондентка.
    Фиктивное замужество также является частью процесса продажи женщин в Южную Корею. Ниже приводится почти дословное заявление жительницы Амурской области, которое она сделала, вернувшись домой после неудачной попытки замужества. Через хабаровское брачное агентство она познакомилась с гражданином Южной Кореи, который предложил ей выйти замуж. Девушка отправилась к жениху.

     «В течение двух месяцев я должна была определиться — регистрироваться или нет. К началу второго месяца я поняла, что корейский мужчина не подходит по характеру. Я заговорила о России, что не решаюсь выйти за него замуж. Он начал что-то придумывать, его поведение доводило меня до умопомрачения. Он закрывал меня дома, запрещал общаться с русскими по телефону, даже, чтобы звонила маме. И я сказала, что хочу в Россию. Он решил сдать меня в полицию, причем обманув, что мы едем в ресторан. Потом пригрозил, что отдаст меня в публичный дом. Все это длилось очень долго. Он забрал все подарки и даже прихватил мои личные вещи. После полиции меня отправили в эмиграционную службу, я там просидела девять дней и ждала, пока меня отправят. И я поняла, что русские никому не нужны. На них делают только бизнес. Фирма отправила еще несколько человек, и нам сообщили, что фирма не будет покупать нам билеты. Если даже я не заключила брак официально, я подписывала договор в Хабаровске о том, что уже выбран муж, прошла помолвка. Директор фирмы сказала, что, пускай покупает билет муж. А муж говорит на фирму.
    Я поняла, что помощи не дождешься, прочитанные статьи в газетах оказались правдой. Я за свое хорошее замужество должна заплатить тоже и пришлось деньги просить у родственников с России. Привезли билет в эмиграционную службу. И вот теперь завершилась моя двухмесячная жизнь свадебная».

    Учитывая указанные цифры и показания женщин, пострадавших от работорговли  удивительным представляется отнесение Южной Кореи в отчете Госдепартамента США к первой категории стран, соблюдающих минимальные стандарты борьбы с торговлей людьми.
    Наиболее крупным и прибыльным невольничьим рынком в Юго-Восточной Азии является Япония, куда привозят женщин из стран Азии, Европы, а в настоящее время и из России. Спрос на проституцию в Японии колоссальный. В 1995 г. число тайских женщин, работавших проститутками в Японии, достигало 27.000, а филиппинских — 75.000. Свою лепту в японскую теневую экономику вносят и российские торговцы людьми.
    Поскольку въезд в Японию сопровождается многочисленными формальными процедурами, то ввоз женщин из России осуществляется не только по прямому маршруту Россия — Япония, но  и окольными путями через третьи страны. Транзитными странами служат Южная Корея, Таиланд или Бруней. Было установлено, что в Японии нелегально работают около 40-50 тысяч женщин, прибывших из Таиланда. Основная работа, в которой они задействованы ― проституция. По сообщению представителя  Приюта для азиатских женщин в Токио Мидзухо Мацуда, в поставках женщин в Японию задействованы организованные преступные группировки, которые создали международный синдикат по торговле женщинами между Тайванем и Японией.
    Непосредственный въезд осуществляется либо из Владивостока морскими и воздушными перевозками, либо из Хабаровска самолетами. Возможен и вариант транзитный: Владивосток — Сахалин — Япония. Поскольку между Сахалином и японскими портами существует паромное сообщение Холмск — Отару, Корсаков — Вакканай (о.Хоккайдо), то путь в Японию оказывается довольно дешевым и легким.
     Японские законы запрещают занятия проституцией, поэтому в последние годы все чаще организаторы секс-туров оформляют поставляемым для этих целей женщинам визы для работы в шоу-бизнесе. Каждый год в Японию прибывают до 5.000 российских гражданок. По данным   японского Министерства юстиции в 1989 году в страну въехали 17.513 человек из стран бывшего СССР и только 379 из них по артистическим визам. С тех пор число въезжающих по этим визам неуклонно растет. Пик данного процесса приходится на 1995 год, когда из 22.060  российских граждан 4.763 получили приглашение на работу в качестве артистов. За пять лет (1993-1998 гг.) каждая пятая виза получалась для работы танцовщицами, цирковыми артистами, музыкантами и т.п.
    Однако сотрудницы японских  общественных организаций по оказанию помощи жертвам торговли людьми считают, что так называемые хостесс, массажистки привозятся в Японию с одной целью — для занятий проституцией. Они являются частью глобальной теневой экономики и приносят своим работодателям огромные прибыли. Способы контроля за женщинами аналогичны тем, что используются при ввозе женщин во все другие страны. Как сообщают респондентки «…вылетела в Ниигату на рейсе авиакомпании Далавия. Прилетев туда, встречающая сторона забрала у меня заграничный паспорт», «…сразу же у вех у нас забрали наши документы, сказали, что мы можем их потерять» и т.д.
    Репортажи японского бюро новостей в 1992 г. зафиксировали нарастающий процесс принуждения русских женщин к проституции, хотя они въезжали в Японию для работы в индустрии развлечений.   Механизм ввоза российских женщин в Японию под видом туристок с последующим их использованием для проституции подтверждается исследованиями Глобальной Сети за выживание (GSN). В них был зафиксирован въезд зарубежных женщин в Японию по «временному разрешению» или по туристическим визам, которые  создают возможность для принуждения к проституции. Согласно статистике японского Иммиграционного Бюро число зарубежных женщин, которые остаются в стране сверх определенного срока туристической визы, значительно возросло в последние годы. В течение 1994 г., например, число женщин, просрочивших срок выезда из страны, возросло на 3.000 в сравнении с 1993 годом. Японское Министерство юстиции отмечает, что с 1989 по 1995 гг. от 15.000 до 25.600 российских женщин приезжали каждый год в страну с временным визитом или как туристы, что составляло около 70% всех полученных российскими гражданами виз.
     Более того, несмотря на предпринимаемые ме