Юридические исследования - СБОРНИК ВСЕСОЮЗНОГО ОБЩЕСТВА КУЛЬТУРНОЙ СВЯЗИ С ЗАГРАНИЦЕЙ. МУЗЫКА. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: СБОРНИК ВСЕСОЮЗНОГО ОБЩЕСТВА КУЛЬТУРНОЙ СВЯЗИ С ЗАГРАНИЦЕЙ. МУЗЫКА.



    ЗАПАД И ВОСТОК

    СБОРНИК ВСЕСОЮЗНОГО ОБЩЕСТВА КУЛЬТУРНОЙ СВЯЗИ С ЗАГРАНИЦЕЙ

    МОСКВА

    1926




    МУЗЫКА.

    ДОНАУЭШИНГЕН.                                      .

    "                                 (Фестиваль камерной музыки).

           Донауэпшнген — маленький городок в Баденском Шварцвальде, расположенный на высоте свыше 700 метров над уровнем моря и насчи­тывающий в настоящее время едва 5.000 жителей. В 1848 г. он Должен был быть центром восстания в пользу республики, закончившегося неудачно. В настоящёе же время он известен своей замечательной библиотекой, заключающей в себе такие уники, как древнейшие



    списки легенды о Парсифале и др. Отношение Донауэшингена к «совре­менной» музыке было благожелательным уже в сравнительно отда­ленные от наших дней времена. Так, когда еще Моцарт был «.совре­менным» композитором, он имел художественные связи с Донауэшин- геном, посетил его, и следом его пребывания здесь в библиотеке оста­лось несколько его рукописей с композициями, написанными. или в Донауэшингене, или же для Донауэшингена. Но славу выдающе­гося приюта для современной музыки Донауэншнген получил только в последние годы, после того, как там в течение пяти лет устраивались скромные фестивали современной камерной музыки, сыгравшие огромную роль в смысле поддержки и ободрения нового, главным образом германского музыкального искусству. Особенно интересными были съезды любителей современной музыки в Донауэшингене в по­следние годы— 1924 и 1925. В 1924 году Донауэншнген .посетил даже «сам» Шенберг — этот апостол и предтеча современной музыки в ‘Германии и Австрии и ныне ее признанный глава.

    Донауэншнген выдвинул целый ряд имен современных компози­торов, к числу которых прежде всего принадлежат имена Пауля Хин­демита и Эрнста Кшенека — наиболее выдающихся в настоящее время представителей современной музыки в странах немецкой культуры. Физиономия донауэпшнгенских концертов с самого начала была столь определенна, что среди немецких музыкантов существует даже выражение «донауэшингенский стиль», вполне всем понятное и представляющее собою вполне определенное содержание. Огромная польза донауэшингенских концертов оценена в настоящее время' даже баденским правительством, пришедшим в прошлом году на помощь частной инициативе, которой эти концерты обязаны своим возникновением, и взявшим на себя часть расходов по организации прошлогоднего фестиваля. В этом году поддержка правительства обещает, кажется, быть еще более значительной.

    Обстановка концертов в Донауэшингене очень своеобразная и не похожая.на обстановку других фестивалей и в частности на обста­новку основанных почти в одно время с ними фестивалей Интернацио­нального. Общества Современной Музыки. Поскольку последние являются предприятием большого размаха и связаны с официальным представительством и чуть ли не с дипломатическим этикетом, по­стольку концерты в Донауэшингене являются полной противополож­ностью им, проходя в обстановке дружеской, простой и веселой. Крошечный городок с живописным парком на несколько дней пере­ходит в полное обладание молодых музыкантов,, которые чувствуют себя здесь полными хозяевами, будучи в то же время желанными гостями. Концерты и репетиции сменяются дружескими собеседова­ниями, прогулками .и развлечениями, вся прелесть которых заклю­чается в их экспромтности. По прошествии этих дней городок пустеет и ждет следующего, фестиваля с его музыкальной суматохой и с его новыми музыкальными достижениями. .



    Концерты в Донауэшингене пользуются необычайной популяр­ностью среди молодых композиторов. Так, к фестивалю 1924 года, жюри концертов было прислано 142 сонаты и трио, 91 квартет и квин­тет, 47 композиций для большого камерного состава и несколько сот романсов, в огромном большинстве случаев находящихся еще в руко­писи. Я не знаю количества произведений, присланных в Донауэшин- ген в 1925 году, но я должен отметить, что фестиваль этого года носил уже международный характер, благодаря включению в его про­грамму сочинений Аарре Мериканто (финна), Альфредо Казеллы (итальянца) и Ачександра Черепнина и Стравинского (русских). Другой особенностью фестиваля была та значительная доля внима­ния, какая была уделена многоголосным вокальным произведениям, возрождающим в современности традиции средневекового мадригаль­ного стиля.

    Как во время романтического периода музыкального искусству лозунгом было: итти назад, чтобы итти вперед, так и в наше время европейская музыка имеет стремление к возврату к старым прими­тивным формам, чтобы из нового толкования их создать новое искус­ство. В связи с этим стремлением находится и стремление к возро­ждению многоголосного пения без сопровождения и с сопровождением. Целый ряд «донауэшингенских» композиторов демонстрировал в кон­цертах фестиваля свои достижения в этой области. Перед слушате­лями прошли четыре пьесы для «камерного хора» Эрнста Кше- н е к а, озаглавленные «Времена года»; три «Итальянских мадри­гала» для пяти- и шестиголосного смешанного хора Вильгельма В е й с м а н а; два четырех- и восьмиголосных смешанных хора Макса Буттинга; «Три веселых духовных мадригала» для женского хора Феликса Петирека и, наконец, пять мадри­галов на старонемецкие тексты для смешанного хора Пауля Хин­демит а, —принятые аудиторией с исключительным одушевлением.

    Современный романс в программах фестиваля был представлен только опусом романсов венца Ганса Эйслера (ор. 2), циклом из шести вокальных миниатюр редкой искренности и непосредствен­ности творчества, хотя и в высшей степени «модернистичных» по своим выразительным тенденциям.

    Творчество для фортепиано, столь распространенное у русских композиторов, на Западе привлекает к себе значительно меньше внимания, отвлекаемото в сторону камерной музыки. В справедливой, а вследствие этого и в небольшой пропорции, это творчество вошло в программу донауэшингенских концертов, где в качестве фортепиан­ных композиторов были представлены Филипп Яр н>а х (испа­нец по происхождению и немец по культуре и воспитанию), чех Феликс-Петирек и Стравинский с его фортепиан­ной сонатой. Ярнах — интересный композитор — находится в своей сонатине (Romanzero I) ор. 18 под влиянием более романтических, чех современных настроений. Четыре фуги (из третьей части «Форте­



    пианных упражнений»)' Петирека показывают прекрасное владение композитора фортепианным полифоническим стилем, но несколько холодны. Соната Стравинского, ожидавшаяся с очень большим инте­ресом, была принята холодно и вряд ли была по настоящему понята. Во всяком случае, «гвоздем» концертов, как этого ожидали, она не сделалась. Ее «аскетизм» выражения оказался чрезмерным даже для поклонников крайнего музыкального примитивизма.

    Творчество для скрипки с фортепиано было представлено только грубой, неинтересной и неловко слаженной сонатой Отто Зигля, австрийца по происхождению.

    Таким образом, центр тяжести фестиваля оказался лежащим кроме области мадригального пения в области камерной музыки. Здесь был исполнен известный у нас прекрасный «Концерт» для струн­ного квартета Альфредо К а з е л л ы; очень длинный (несмотря на то, что он был урезан на одну часть) и мало интересный струнный квартет швейцарца Эрхарта Эрматингена; квинтет для кларнета, валторны, скрипки, альта и виолончели Генриха Каминского и '«Концертино» немца Пауля Дессау для скрипки, флейты, кларнета и валторны, написанное с прекрасным использованием технических средств инструментов, но без большого творческого подъема. Кроме этих камерных произведений.в фестивале были исполнены два «концерта» для сольных инструментов с сопро­вождением камерного оркестра: концерт для скрипки, кларнета и валторны с сопровождением струнного секстета Мериканто и «Камерный концерт» для флейты и скрипки с сопровождением малого оркестра Александра Черепнина. Первое из назван­ных произведений (оба они были прекрасно исполнены под управле­нием франкфуртского дирижера Германа Шерхена) понравилось своей свежестью колорита и национальным характером музыки, хотя и оказалось полным более или менее обычных описательных компози­ционных приемов, второе же имело выдающийся успех благодаря яркости стиля и лаконичности намеренно упрощенных форм. Как бы то ни было, но успех фестиваля был разделен между Хин­демитом и Черепниным, как наиболее выдающимися его участ­никами.

    В текущем году концерты в Донауэшингене состоятся в связи с фе­стивалем Интернационального Общества Современной Музыки в Цю­рихе с таким расчетом, чтобы интернациональная музыкальная ауди­тория цюрихского фестиваля имела возможность -после него при­сутствовать и на фестивале в Донауэшингене. Такое сопоставление деятельности Донауэшингена с деятельностью Интернационального Общества очень обязывает Донауэшинген, поэтому будет чрезвы­чайно интересно познакомиться с программами донауэпшнгвнских концертов, которые в то время, когда пишутся эти строки., только еще вырабатываются.     '

    ________________ Виктор Беляев.



          МУЗЫКАЛЬНАЯ НАУКА В ЕВРОПЕ. Вопрос о специаль­ных кафедрах по искусствове­дению и в частности музыки в наших университетах не схо­дит с точки замерзания. Между тем в германских универси­тетах каждый новый семестр приносит значительное расши­рение круга предметов препода­вания. ■

    Приводим список курсов, слу­живших предметом изучения до кафедрам музыки в Венском и Берлинском университетах.

    Вена: Гвидо' Адлер «Анализ и дефиниция произве­дений искусства». Роберт Л- а х «Гений и дегенерация в музыке», «Психологические и феноменологические основания музыкальной эстетики»; «Коми­ческий элемент в музыке и коме­дии». Мак Диц «Природа и историческое развитие сим-, фонии до классического периода». В и л ь г. Фишер «Оратория Генделя», «Мензуральная нотация в XV и XVI столетиях». Эгон В е л е ш ь «Проблемы современ­ной музыки». А л ь ф р ед О р е л ь «Постклассическая симфония», «Палестрины и Орландо Лассо». Роберт Хас «Начало оперы», «Монтеверде».

    Берлин: Герман А б е р т «История фортепианной музыки». Музыкологический семинарий — «Теоретики XVII столетия». Макс Фрилёндер «Ро­мантические композиторы — Шу­ман, Шопен», «Хоровые упражне­ния с коллоквиумом по истории немецкой песни». Оскар Ф л е й ш е р «Средневековая му­зыка», «Основания сравнитель­


    ного музыкознания». Курт Закс «История музыкальных инструментов как основание музыкознания». Семинарий по истории музыкальных инстру­ментов . Иоганес Вольф «История немецкой музыки в XVI л XVII столетиях», «Евангели­ческая церковная музыка от Баха до наших дней». Семина­рий по музыкологии.. Георг Ш ю н е in а н «Проблемы музы­кальной педагогики». Семинарий по музыкальной педагогике. Горнбостль «Психология слуховых феноменов». Семинарий по' сравнительному музыкове­дению.- К. Шефер «Психо­физиологические основания слуха и голоса», Практические занятия по акустике. Иоганн Биль «Литургия и церковная музыка», «Колокола и их употребление в церкви», «Хоровые и сольные упражнения в церковной му­зыке». Фриц Блюм «Основ­ные проблемы в композиции песни в XIX веке». Семина­рий по современной немецкой песне.

    Из приведенного плана ясно видно, какой широкий объем за­хватывают курсы Венского и Бер­линского университетов и на­сколько они отличаются от наших обычных консерваторских про­грамм. Можно надеяться, что и у нас. в ближайшем будущем в университетах будут органи­зованы подобные курсы, тем более что мы имеем специальный му­зыкальный научно - исследова­тельский институт (Г. И. М. Н.), который должен здесь оказать необходимую помощь. .

    С. М.



          Тенденции новой итальян­ской музыкальной школы. Пред­ставители новой музыкальной школы Италии решительно повер­нули в сторону линеарно-диато­нических основ старой полифо­нической Палестриновской му­зыки.

    Наиболее видные представители этого течения Малипьеро, Витторио Риети, П и ц- цетти, Респиги решитель­но отходят от ультрахромати- ческого вертикально-гармониче­


    ского склада музыки после-Ваг- неровского периода.

    Оперная трилогия Мали­пьеро «Орфеида», прошедшая в первый раз в ноябре 1925 года в Дюссельдорфе, представляет попытку воскрешения традиций Палестрины и Нанини, но обо­стренных богатством оркестрового колорита и утонченных ритмикой.

    В таком же плане написан балет Риети «Ноев ковчег», с интересными оркестровыми пре­людиями.                             (J.