Юридические исследования - ПОХОД АЛЕКСАНДРА. Арриан. Часть 2. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ПОХОД АЛЕКСАНДРА. Арриан. Часть 2.


    История Азии все больше и больше привлекает к себе внимание исследователей и широких кругов читателей. В этой истории есть период, который можно рассматривать как наиболее важный и значительный в мировой истории: то было время, когда встретились две культуры — западная и восточная, и когда началось их взаимное проникновение. Этот период носит название эллинизма, в последнее время ставшего предметом глубокого изучения советских ученых.


    АКАДЕМИЯ НАУК СССР

    ИНСТИТУТ ИСТОРИИ

    ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

    ПОХОД

    АЛЕКСАНДРА

    МОСКВА - ЛЕНИНГРАД

    1962


    доктор исторических наук О. О. КРЮГЕР


    Посвящается памяти Иосифа Абгаровича Орбели

    КНИГА ТРЕТЬЯ

    1

    Александр пошел на Египет, куда первоначально и собирался, и, выступив из Газы, на седьмой день прибыл в египетский город Пелусий. Флот его из Финикии направился также в Египет, и он застал свои корабли уже в Пелусийской гавани. (2) У Ма- зака, перса, которого Дарий поставил сатрапом Египта, не было персидского войска, и он, узнав об исходе сражения при Иссе, о позорном бегстве Дария и захвате Александром Сирии, Фини­кии и значительной части Аравии, беспрепятственно впустил Александра в страну и ее города. (3) Он ввел в Пелусий гарнизон; кораблям велел подняться по реке до Мемфиса, а сам отправился к Гелиополю. Нил оставался у него справа; земли, через которые пролегала его дорога, добровольно покорялись ему. Пересекши пустыню, он явился в Гелиополь, (4) а оттуда, переправившись через реку, прибыл в Мемфис, где принес жертву разным богам, в том числе и Апису, и установил празднество с состязаниями гимнастическими и мусическими. На него съехались знамени­тости из Эллады. Из Мемфиса он поплыл вниз по реке к морю, взяв с собой щитоносцев, лучников, агриан, а из всадников цар­скую илу, составленную из «друзей». (5) Придя в Канон, он про­плыл кругом залива Мариа и вышел там, где сейчас находится город Александрия, названный по имени Александра. Место показалось ему чрезвычайно подходящим для основания города, который, по его мнению, должен был здесь процветать. Его охва­тило горячее желание осуществить эту мысль, и он сам разметил знаками, где устроить агору, где и каким богам поставить храмы,— были посвященные эллинским богам, был и храм Исиды Египет­ской, — и по каким местам вести кругом стены. По этому поводу он совершил жертвоприношение, и оказалось оно благоприя­тным.

    2

    Существует еще такой рассказ, вполне, по-моему, вероятный. Александр хотел tоставить строителям знаки, по которым они и вели бы стену, но у них не было ничего, чем сделать на земле метки. Тогда один из строителей придумал, забрав всю муку, которую воины привезли в бочках, посыпать ею на земле там, где укажет царь, и таким образом описать круг, по которому он рассчитывает обвести город стенами. (2) Над этим случаем за­думались прорицатели, особенно же Аристандр из Телмесса, который во многих случаях правильно предсказывал Александру. Он сказал, что город будет изобиловать всем, в том числе и пло­дами земными.

    (3)   В это время приплыл в Египет Гегелох и сообщил Алек­сандру, что тенедосцы отпали от персов и перешли на его сторону (они и присоединились к персам против своей воли) и что на Хиосе народ впустил македонцев, одолев тех, кого Автофрадат и Фар­набаз поставили владеть городом. (4) Тут же был захвачен и Фарнабаз, а также Аристоник, тиран мефимнский, который вошел в хиосскую гавань на пяти пиратских суденышках, не зная, что гавань находится уже в руках македонцев. Стража, охранявшая гавань, обманула его, сказав, что тут на якоре стоит флот Фар- набаза. (5) Всех пиратов тут же изрубили в куски: Аристоника же, Аполлонида хиосца, Фисина, Мегарея и прочих, кто содействовал отпадению Хиоса и насилием держал это время в своей власти остров, Гегелох привел к Александру. (6) Харета, распоря­жавшегося в Митилене, он прогнал; с Митиленой и прочими го­родами на Лесбосе заключил союз, Амфотера же с 60 кораблями послал к Косу, потому что жители Коса их звали. Сам он, придя туда, нашел Кос уже во власти Амфотера. (7) Среди пленников, приведенных Гегелохом, не было только Фарнабаза, который бежал с Коса, ускользнув от стражи. Александр тиранов, прави­телей городов, отослал обратно: пусть сами города делают с ними, что хотят; Аполлонида же и хиосцев, его сподвижников, от­правил в египетский город Элефантину под строгой охраной.

    3

    Александра охватило желание отправиться к Аммону в Ливию; он хотел вопросить бога — говорили, что предсказания Аммона сбываются в точности и что именно он предсказал Персею и Ге­раклу: одному, что Полидект пошлет его против Горгоны, а дру­гому, что он придет к Антею в Ливию и к Бусириду в Египет.

    (2)   Александр стремился подражать и Персею, и Гераклу; вдо­бавок, происходя из рода обоих, он возводил свое происхождение


    к Аммону, как возводят мифы происхождение Геракла и Персея к Зевсу. Итак, он отправился к Аммону, рассчитывая, что он в точности узнает о том, что его касается, или по крайней мере сможет сказать, что узнал.

    (3)   До Паретония он прошел, как рассказывает Аристобул, 1600 стадий вдоль моря по пустыне, но местами отнюдь не без­водными, а затем повернул в глубь материка, где находился оракул Аммона. Дорога идет сыпучими песками среди безводной пустыни. (4) Над Александром, однако, и его спутниками про­лился обильный дождь, и это приписано было божественному вмешательству. Божественному вмешательству приписали и следующее: южный ветер в этой стране, начав дуть, почти совсем заносит дорогу песком; следы дороги исчезают и, словно в море, нельзя понять, куда идти по этому песку: признаков, указываю­щих дорогу, нет: нет ни горы, ни дерева, ни неподвижных холмов, по которым путники определили бы свое направление, как моряки по звездам. (5) Войско Александра блуждало, и проводники сомневались в дороге. Птолемей, сын Лага, рассказывает, что перед войском появились две змеи, наделенные голосом; Але­ксандр велел проводникам довериться божеству и следовать за ними, и змеи указали им дорогу к оракулу и обратно. (6) Ари­стобул же рассказывает, — и чаще всего именно так и расска­зывают, — что перед войском летело два ворона и что они именно и служили Александру проводниками. Что божество споспешест­вовало Александру, это я могу подтвердить, да это правдоподобно и само по себе; в точности же рассказа об этом заставляют усом­ниться разные его версии.

    4

    Область, где находится храм Аммона, представляет собой кругом сплошь песчаную безводную пустыню, среди которой находится небольшое пространство (в самом широком месте оно простирается самое большее на 40 стадий), сплошь засаженное плодовыми деревьями, маслинами и финиковыми пальмами, и единственное в окрестности, где бывает роса. (2) Ключ, бьющий здесь, ничем не похож на ключи, которые бьют в других местах. В полдень вода в нем холодна на вкус, а на осязание кажется совсем ледяной. Когда солнце склоняется к вечеру, она становится теплее, от вечера и до полуночи все теплеет, и в полночь делается совершенно горячей. С полуночи она постепенно охлаждается, на рассвете она уже холодна и в полдень совершенно ледяная. Эти изменения совершаются постепенно и каждый день. (3) Есть там и соль, которую уже в готовом виде выкапывают из земли. Жрецы Аммона привозят ее в Египет. Отправляясь туда, они
    кладут ее в корзиночки, сплетенные из листьев финиковой пальмы, в подарок царю или кому другому. (4) Зерна у нее крупные (попадались больше чем в три пальца) и чистые, как хрусталь. Египтяне и прочие благочестивые люди пользуются этой солью при жертвоприношениях, считая, что она чище морской. (5) Александр пришел в изумление и восторг от этого места; он во­просил бога и, услышав ответ, который, по его словам, пришелся ему по душе, вернулся в Египет той же самой дорогой, как рас­сказывает Аристобул. Птолемей, сын Лага, говорит, что он пошел другой — прямо на Мемфис.

    5

    В Мемфис пришли к нему многочисленные посольства из Эллады; и не было человека, которого бы он отпустил, не исполнив его просьбы. От Антипатра прибыло войско: около 400 эллинов- наемников под командой Менета, сына Г егесандра, и около 500 всадников из Фракии с Асклепиодором, сыном Эвника, во главе.

    (2)   Александр совершил жертвоприношение Зевсу-Царю, устроил торжественное шествие, в котором шло и войско в полном воору­жении, и учредил празднество с гимнастическими и мусическимн состязаниями. Египет он устроил таким образом: назначил в Еги­пте двух номархов египтян, Долоаспа и Петисия, и между ними н поделил египетскую землю. Когда Петисий отказался от своей должности, Долоасп принял всю власть. Фрурархами он на­значил «друзей»: в Мемфисе Панталеонта из Пидны, в Пелусии Полемона, Мегаклова сына, из Пеллы. Командовать чужеземцами он поставил этолийца Ликида; «писцом» у них Эвгноста, Ксено- фантова сына, одного из «друзей», а «наблюдателями» Эсхила и Ефиппа, сына Халкидея. (4) Управление соседней Ливией он поручил Аполлонию, сыну Харина, а управление Аравией, прилегающей к Героополю, Клеомену из Навкратиса. Ему было приказано оставить номархов управлять их номами по их соб­ственным обычаям, как установлено исстари; ему же собирать с них подати, которые им велено было вносить. (5) Стратегами н войске, которое оставалось в Египте, он назначил Певкеста, сына Макартата, и Балакра, сына Аминты, навархом же Поле­мона, сына Ферамена. Телохранителем вместо Арриба он по­ставил Леонната, сына Онаса: Арриб скончался от болезни.

    (3)   Умер и Антиох, начальник лучников; вместо него он поставил начальником над лучниками критянина Омбриона. Над союзной пехотой, которой командовал Балакр, поставил он командиром Калана (Балакр оставался в Египте). (7) Говорят, что Александр разделил власть над Египтом между многими людьми, восхи­щаясь природой этой страны, которая представляла собой естест­
    венную крепость: поэтому он и счел небезопасным вручить упра­вление всего Египта одному человеку. Римляне, думается мне, научились от Александра зорко следить за Египтом: поэтому и посылают они туда наместниками не сенаторов, а только людей из всаднического сословия.

    6

    Александр с первыми признаками весны пошел из Мемфиса в Финикию; через Нил у Мемфиса и через все его каналы были переброшены мосты. Прибыв в Тир, он уже застал там свой флот. В Тире он опять принес жертву Гераклу и устроил празднество с гимнастическими и мусическими состязаниями. (2) Сюда же прибыл из Афин и Парал с послами Диофантом и Ахиллом. К по­сольству был причислен и весь экипаж Парал а. Они получили от Александра все, за чем прибыли; отпустил он и афинян, взя­тых в плен при Гранике. (3) Так как пришло известие о волнениях в Пелопоннесе, то он отправил туда Амфотера помочь тем пело­поннесцам, которые во время войны с персами остались верны ему и не послушались лакедемонян. Финикийцам и киприотам он приказал выставить еще 100 кораблей вдобавок к тем, с кото­рыми он отправил Амфотера к Пелопоннесу.

    (4)   Сам он двинулся в глубь страны, к Фапсаку и реке Евфрату, поставив в Финикии для сбора податей Койрана из Берои, а в Азии, в землях по сю сторону Тавра, Филоксена. Ведать же деньгами, которые были при нем, он поручил вместо них Гарпалу, сыну Махата, только что вернувшемуся из бегов. (5) Гарпал бе­жал в первый раз еще в царствование Филиппа, потому что предан был Александру. По той же причине бежали Птолемей, сын Лага, Неарх, сын Андротима, Эригий, сын Лариха, и брат его Лаоме- донт. Александр же стал подозрительно относиться к Филиппу после того, как Филипп взял себе в жены Эвридику и пренебрег Олимпиадой, матерью Александра. (6) После смерти Филиппа все, кто бежал, опасаясь его, вернулись из бегов, и Александр назначил Птолемея телохранителем, Гарпала казначеем — он не годился для военной службы по своей физической слабости, — Эригия гиппархом союзников, Лаомедонта же, его брата, который владел двумя языками и понимал персидское письмо, поставил ведать пленными персами; Неарха сделал сатрапом Ликии и об­ласти, граничащей с Ликией, до самого Тавра. (7) Незадолго до битвы при Иссе Гарпал, послушавшись одного негодяя, именем Тавриска, бежал вместе с ним. Тавриск отправился к Александру эпирскому в Италию, где и умер; Гарпал бежал в Мегариду. Александр убедил его вернуться, поклявшись, что за это бегство ofl умален не будет. Так и оказалось; Александр опять назначил

    Гарпала казначеем. В Лидию же сатрапом он послал Менандра, одного из «друзей», (8) а во главе чужеземцев, которыми коман­довал Менандр, поставил Клеарха. Сатрапом Сирии он сделал Асклепиодора, сына Эвника, вместо Ариммы, который, по его мнению, слишком вяло занимался приготовлением всего, что было приказано ему приготовить для войска, направляющегося в глубь страны.

    7

    Александр прибыл в Фапсак в месяце гекатомбеоне в тот тод, когда архонтом в Афинах был Аристофан. К его приходу через реку было уже переброшено два моста. Мазей, которому Дарий поручил охрану реки, дав ему около 3000 всадников и <пехоты. . .>, в том числе 2000 эллинских наемников, все время держал здесь реку под охраной, (2) поэтому македонцы не могли довести мост до противоположного берега и боялись, как бы воины Мазея не начали ломать его с того места, где он оканчивался. Мазей, однако, услышав о приближении Александра, бежал со всем войском. Как только Мазей бежал, мосты на тот берег были переброшены, и Александр перешел по ним со своим войском.

    (3)   Оттуда он двинулся внутрь материка через так называемое Междуречье; Евфрат и горы Армении остались слева. От Ев­фрата он не пошел прямо на Вавилон, потому что по другой дороге войско могло в изобилии достать все: тут была и трава для ло­шадей, и съестные припасы для солдат; к тому же и зной здесь был не таким жгучим. (4) В пути было захвачено несколько Дариевых воинов, которых послали в разных направлениях на разведку; они сообщили, что Дарий стоит у реки Тигра и что он решил не допустить Александра к переправе. Войска у него гораздо больше, чем было, когда он сражался в Киликии. (5) Услышав об этом, Александр поспешно двинулся к Тигру, но, придя к реке, не застал ни Дария, ни охраны, которую оставил Дарий. Он переправился через реку с трудом вследствие стре­мительного течения, но никто ему при этой переправе не препят­ствовал.

    (1)    Тут он дал войску отдохнуть; случилось как раз и полное почти лунное затмение. Александр принес жертвы луне, солнцу и земле, от которых, как говорят, зависит это явление. Аристандр счел лунное затмение благоприятным знаком для македонцев и Александра; сражение, сказал он, произойдет в этом же ме­сяце, а жертвы предвещают победу Александру. (7) Снявшись с берегов Тигра, Александр пошел через Ассирию; слева от него были Гордиейские горы, справа Тигр. На четвертый день после
    переправы «бегуны» сообщили ему, что там на равнине видны неприятельские всадники, но сколько их, угадать трудно. Он пошел вперед, построив войско в боевом порядке. Примчались другие «бегуны»; эти разглядели точнее: по их словам, всадников, кажется, будет не больше тысячи.

    8

    Взяв царскую илу, один отряд «друзей», а из «бегунов» пе­онов, Александр стремительно помчался вперед, приказав осталь­ному войску следовать за ними обычным шагом. Персидские всадники, увидев быстро надвигающееся войско Александра, кинулись во всю конскую прыть назад; Александр начал упорное преследование. (2) Большинство спаслось; некоторые — те, у кого лошади пристали, были убиты; некоторых вместе с лошадьми захватили в плен. От них и узнали, что Дарий С многочисленным войском находится неподалеку.

    (3)    На помощь Дарию пришли инды, соседи бактрийцев, сами бактрийцы и согдиане. Предводительствовал ими всеми Бесс, сатрап бактрийской земли. Шли с ними и саки, — это скифское племя из тех скифов, которые живут в Азии, — они не подчи­нялись Бессу, а были непосредственными союзниками Дария. Предводительствовал ими Мавак; были это наездники, стреляв­шие из лука. (4) Барсаент, сатрап Арахозии, привел арахотов и так называемых горных индов; Сатибарзан, сатрап Арии, привел ариев. Парфян, гирканов и тапуров — это все конники — привел Фратаферн. Мидянами командовал Атропат; с мидянами вместе были кадусии, албаны и сакесины. (5) Людьми с побережья Красного моря распоряжались Оронтобат, Ариобарзан и Орксин. У сусианов и уксиев командиром был Оксафр, сын Абулита. Бупар вел вавилонян; с вавилонянами были вместе «выселенцы», карийцы и ситакены. Над армянами начальствовали Оронт и Мифравст, над каппадокийцами — Ариак. (6) Сирийцев из Келе- сирии и Междуречья вел Мазей. Говорят, что в войске у Дария было до 40 ООО конницы, до 1 ООО ООО пехоты, 200 колесниц с ко­сами и небольшое число слонов: голов 15, которых привели с собой инды с этого берега Инда.

    (2)   С этим войском Дарий расположился лагерем на совершенно ровном месте у Гавгамел, возле реки Бумела, стадиях в 600 от города Арбел. Места, неудобные для конницы, персы давно уже угладили для езды и на колесницах, и верхом. Были люди, кото­рые убедили Дария, что в сражении при Иссе персы должны были уступить потому, что в теснине они не смогли развернуться. И Дарий этому легко поверил.

    9

    Когда Александру все это сообщили пойманные персидские лазутчики, он в продолжение четырех дней оставался на том же месте, где были получены эти известия: дал войску отдых после дороги и укрепил лагерь рвом и палисадом. Он решил оставить здесь обоз и тех воинов, которые оказались небоеспособными, а в бой идти с людьми, которые могут сражаться и у которых при себе, кроме оружия, ничего нет. (2) Около второй ночной стражи он выступил с войском, чтобы днем уже столкнуться с варварами. Дарий, когда ему сообщили о приближении Александра, выстроил войско в боевом порядке. И Александр вел своих тоже выстро­енных в боевом порядке. Войска отстояли одно от другого стадиях в 60, но одно другого не видело, потому что в середине между ними находились холмы.

    (3)   Когда Александр оказался стадиях в 30 и войско его стало уже спускаться с этих холмов, он, увидя варваров, остановил своих; созвав «друзей», стратегов, илархов, предводителей союз­ных войск и чужеземцев-наемников, он стал совещаться с ними о том, вести ли ему сразу же войско на врага, (4) как хочет боль­шинство, или же, по совету Пармениона, стать здесь лагерем и осмотреть всю местность: нет ли тут чего-либо подозрительного или затрудняющего военные действия: например прикрытых ям с острыми, вбитыми в землю кольями. Хорошо и поточнее разглядеть ряды врагов. Мнение Пармениона победило; стали лагерем в том же порядке, в каком должны были идти в сражение.

    (5)     Александр, взяв с собой легковооруженных и всадников- «друзей», объехал кругом и осмотрел все место будущего сражения. Вернувшись, он опять созвал своих военачальников и сказал им, что ему нечего воодушевлять их перед сражением: они давно уже воодушевлены собственной доблестью и многократно совершенными блестящими подвигами. (6) Он просит только их всех обод­рить своих подчиненных: пусть лохаг скажет солдатам своего лоха, иларх своей иле, таксиархи своим полкам, начальники пехоты каждый своей фаланге, что в этом сражении они будут сражаться не за Келесирию, Финикию или Египет, как раньше, а за всю Азию; решаться будет, кто должен ею править. (7) Не надо ободрять их на подвиги длинными речами: доблесть у них при­рожденная; надо только внушить им, чтобы каждый в опасности помнил о порядке в строю, соблюдал строгое молчание, когда надо продвигаться молча; звонко кричал, когда понадобится кричать; издал самый грозный клич, когда придет время. (8) Пусть сами начальники стремительно выполняют приказания, стреми­тельно передавая их по рядам, и пусть сейчас каждый запомнит, что промах одного подвергает опасности всех, а беда выправляется ревностью о долге.

    10

    Сказав такую краткую речь и услышав от военачальников заверения в том, что он может на них положиться, Александр распорядился, чтобы солдаты поели и отдохнули. Рассказывают, что Парменион зашел к нему в палатку и стал уговаривать его напасть на персов ночью: они нападут на людей, ничего не ожи­дающих, которые сразу придут в смятение и от темноты напугаются еще больше. (2) Он ответил ему, — другие тоже слышали этот разговор, — что стыдно Александру красть победу: ему надлежит победить в открытую, без хитростей. Эти громкие слова свидететь- ствовали не столько о тщеславии, сколько о спокойном мужестве среди опасностей. Кажется мне, что был здесь и правильный рас­чет. (3) Ночью может случиться много неожиданного и для тех, кто хорошо приготовился к бою, и для тех, кто к нему не готов; ночь может погубить сильных и, вопреки ожиданиям обеих сто­рон, дать победу слабым. Ему, отважному воину, ночь должна была казаться опасной. Если бы Дарий был побежден, то тайное ночное нападение избавляло его от признания, что он и сам плохой воин, и командует плохим войском; (4) если же на долю македон­цев выпало бы неожиданное поражение, то для врага кругом все было свое, родное, и он знал местность; они ее я4 знали и были окружены только врагами, немалое число которых находилось у них в плену: пленные вместе с солдатами Дария нападут на них ночью и не только, если они потерпят поражение, но и в том случае, если победа их окажется неполной. За учет всех этих обстоятельств я и хвалю Александра и в равной степени хвалю его ясно выраженное чувство уважения к себе.

    11

    Войско Дария всю ночь оставалось в том же порядке, в каком и было первоначально поставлено, потому что лагерь не был у них обведен надежным укреплением, а кроме того, они боялись ночного нападения. (2) Персам, между прочим, очень повредило тогда и это долгое стояние в полном вооружении, и страх, обыч­ный в виду грозной опасности, но не тот, который возникает сразу, внезапно, а тот, который уже задолго овладевает душой и порабощает ее.

    (3)    Войско у него построено было таким образом (план войско­вого расположения, составленный Дарием, был впоследствии, по словам Аристобула, захвачен): на левом крыле у него стояла бактрийская конница и вместе с ней дай и арахоты; рядом с ними персы, всадники и пехотинцы вперемежку; за персами сусии, и наконец кадусии. (4) Левое крыло выстроилось до самой сере-


    дины всего войска. На правом стояли солдаты из Келесирии и Междуречья, а также мидяне, за ними парфяне и саки, затем та- пуры и гирканы, затем албаны и сакесины — эти тоже до сере­дины войска. (5) В середине же, где находился царь Дарий, стояли родственники царя, персы, «носители айвы»; инды, карийцы, име^ нуемые «выселенцами» и марды-лучники. Уксии, вавилоняне, люди с Красного моря и ситакены были поставлены в глубину.

    (6)    Впереди на левом крыле против правого Александрова крыла находились: скифская конница, около тысячи бактрийцев и сотня колесниц с косами. Слоны и колесниц с 50 стояли около царской илы Дария. (7) На правом крыле впереди была выстроена армянская и каппадокийская конница и стояло 50 колесниц с косами. Эллины-наемники стояли возле Дария, по обе стороны его и персов, бывших с ним: их выставили против македонской фаланги как единственных солдат, которые могли этой фаланге противостоять. (8) У Александра расположение войска было такое: правое крыло занимала конница «друзей»; впереди стояла царская ила со своим илархом Клитом, сыном Дропида, за ней ила Главкия, рядом ила Аристона, потом Сополида, Гермодо- рова сына, потом Гераклида, Антиохова сына, за нею Деметрия, сына Алфемена, рядом с ней воины Мелеагра, самой крайней из царских ил была та, которой командовал Гегелох, сын Гиппо- страта. Всей конницей «друзей» командовал Филота, сын Парме­ниона. (9) В македонской фаланге, рядом с конницей находилась агема щитоносцев, а за ней прочие щитоносцы. Командовал ими Никанор, сын Пармениона. Рядом с ними стоял полк Кена, По- лемократова сына; затем Пердикки, Оронтова сына; потом Ме­леагра, Неоптолемова сына; затем ' полк Полиперхонта, сына Симмии; затем Аминты, сына Филиппа. Этим полком командовал тоже Симмия, так как Аминта был отправлен в Македонию наби­рать войско. (10) Левое крыло македонского войска занимал полк Кратера, Александрова сына (Кратер же командовал и всей пехотой на левом крыле). Рядом с ним находилась союзная кон­ница под предводительством Еригия, сына Лариха. Рядом сними на левом крыле стояла фессалийская конница, которой командо­вал Филипп, сын Менелая. Всем левым крылом командовал Пар­менион, сын Филоты; вокруг него стояли всадники из Фа реала, составлявшие цвет и большинство фессалийской конницы.

    12

    Так была выстроена передовая линия Александрова войска. За ней он поставил другую линию так, чтобы иметь два фронта. Начальникам этих стоявших сзади отрядов было приказано, в том случае, если они увидят, что персидское войско окружает
    македонцев, повернуть в полный оборот и принять варваров.

    (2)      На тот конец, если бы пришлось развернуть фалангу или сомкнуть ее, были выстроены подковой на правом крыле, рядом с царской илой, половина агриан под командой Аттала, за ними македонцы-лучники под начальством Брисона, рядом с лучни­ками так называемые «чужестранцы-ветераны» со своим началь­ником Клеандром. (3) Впереди агриан и лучников стояли всад­ники — «бегуны» и пеоны, предводительствуемые Аретой и Ари­стоном. Впереди же всех находилась конница наемников под ко­мандой Менида. Впереди же царской илы и всех «друзей» нахо­дилась другая половина агриан и лучников, а также метатели дротиков Балакра. Они были выставлены против колесниц с ко­сами. (4) Мениду и его людям было приказано, если вражеская конница начнет объезжать их крыло, повернуть и напасть на них сбоку. Таково было расположение войска у Александра на правом крыле.

    На левом подковой поставлены были фракийцы под командой Ситалка, рядом с ними союзная конница под начальством Кой- рана, за ней всадники одрисы под командой Агафона, Тиримова сына. (5) Впереди же всех стояла здесь чужеземная наемная кон­ница под начальством Андромаха, Гиеронова сына. Для охраны обоза назначена была фракийская пехота. Всего войска у Алек­сандра было: конницы около 7000 и пехоты около 40 ООО.

    13

    Когда войска сошлись, стало видно, что Дарий со своим окру­жением: персами «носителями айвы», индами, албанами, карий- цами-«выселенцами» и лучниками-мардами стоят против Алек­сандра и царской илы. Александр двинул вправо свое правое крыло, а персы двинули на него свое левое крыло, которое за­ходило дальше Александрова правого фланга. (2) Уже скифские всадники подъезжали вплотную к передовым отрядам Александра, но Александр продолжал идти вправо и уже почти выходил за пределы того пространства, которое расчистили под дорогу персы. Дарий испугался, как бы македонцы не вышли на пере­сеченную местность, где его колесницы окажутся ни к чему, и приказал всадникам, выстроенным перед левым крылом, объехать неприятельское правое, которое вел Александр, и не дать ему возможности вести свое крыло дальше. (3) В ответ на это Алек­сандр приказал Мениду бросить на них находившуюся под его командой наемную конницу. Скифские всадники и бактрийцы, кото­рые были к ним приданы, устремились на нее и отогнали назад, так как значительно превосходили числом маленький отряд Менида. Александр приказал бросить на скифов отряд Ареты,
    пеонов и чужеземцев; (4) варвары дрогнули. Другой отряд бак- трийцев, подойдя ближе к пеонам и чужеземцам, заставил своих беглецов повернуть обратно; завязалась упорная конная схватка. Воинов Александра пало больше: варвары подавляли своей чис­ленностью, а кроме того, и сами скифы и лошади их были тща­тельно защищены броней. Несмотря на это македонцы выдержи­вали натиск за натиском и, нападая отрядами, расстроили ряды врагов.

    (5)    В это время варвары пустили на Александра свои колес­ницы с косами, рассчитывая в свою очередь привести в рас­стройство его фалангу. Тут они совершенно обманулись. Одни колесницы агриане и люди Балакра, стоявшие впереди конницы «друзей», встречали градом дротиков, как только они прибли­жались; на других у возниц вырывали вожжи, их самих стаски­вали вниз, а лошадей убивали. (6) Некоторым удалось пронестись сквозь ряды: солдаты расступались, как им и было приказано, перед мчавшимися колесницами. В этом случае чаще всего и сами колесницы оставались целы, и неприятелю, на которого неслись, вреда не причиняли. Их, впрочем, захватили конюхи Александ­рова войска и царские щитоносцы.

    14

    Когда Дарий вывел всю свою пехоту, тогда Александр велел Арете ударить на конницу, объезжавшую его правое крыло, с намерением его окружить. (2) Сам он вел пока своих солдат вытянутым строем, но когда на помощь бравшим в окружение его правое крыло пришли всадники и вследствие этого в передней линии варваров образовался прорыв, Александр повернул туда и, построив клином всадников-«друзей» и выстроенную здесь пехоту, бегом с боевым кличем устремился на самого Дария. (3) В течение короткого времени сражение шло врукопашную; когда же конница Александра во главе с самим Александром решительно насела на врага, тесня его и поражая в лицо своими копьями, когда плотная македонская фаланга, ощетинившись сариссами, бросилась на персов, Дария, которому давно уже было страшно, обуял ужас, и он первый повернул и обратился в бег­ство. Испугались и персы, обходившие правое крыло македон­цев, так как на них решительно бросился отряд Ареты.

    (4)     Тут началось повальное бегство персов; македонцы пре­следовали их и убивали бегущих. Симмия со своим полком не мог вместе с Александром броситься за убегающим врагом; он остался стоять на том же месте и не прекращал боя, так как ему донесли, что македонцам на левом крыле приходится плохо.

    (5)    Их линия была здесь прорвана: через прорыв часть индов и
    персидской конницы пробилась к обозу македонцев. Здесь завя­залось горячее дело. Персы храбро нападали на людей, в боль­шинстве своем невооруженных и не ожидавших, что можно про­никнуть к ним, прорезав двойной фронт. Пленные варвары при­соединились к персам и вместе с ними напали на македонцев.

    (6)      Как только о случившемся узнали предводители отрядов, стоявших за первой линией, они, как и было им приказано, зашли

    в.тыл персам, многих убили тут же, пока они дрались с обозни­ками; остальные дрогнули и обратились в бегство. На правом крыле у персов еще не знали о бегстве Дария, и всадники, объехав вокруг левого Александрова крыла, напали на воинов Парме­ниона.

    15

    Так как сначала положение македонцев казалось сомнитель­ным, то Парменион спешно послал к Александру с донесением, что он в тисках и нуждается в помощи. Александр, получив это -донесение, прекратил преследование и, повернув с конницей «друзей», вскачь понесся к правому крылу варваров. Сначала он напал на бегущую вражескую конницу, на парфиев, часть индов и на самые многочисленные и сильные отряды персов.

    (2)     Начался конный бой, самое жаркое дело во всей этой битве. Варвары, построенные в глубину отрядами, повернулись и на­пали на воинов Александра, стоя против них лицом к лицу; они не брались за дротики, не кружились, как это обычно в кон­ном бою: каждый поражал того, кто был перед ним, видя в этом единственное для себя спасение. Второпях поражали они и па­дали сами; жалости не было ни у тех, ни у других: сражались уже не ради чужой победы, а ради собственного спасения. Около 60 «друзей» пало здесь; ранены были сам Гефестион, Кен и Ме- нид; но и тут одолел Александр.

    (3) Те, кто пробился сквозь ряды Александровых воинов, об­ратились в неудержимое бегство. Александр готов был напасть на правое крыло неприятеля, но фессалийская конница сражалась так блистательно, что Александру нечего было тут делать: вар­вары с правого крыла уже обратились в бегство, когда Александр напал на них, так что он повернул и устремился опять пресле­довать Дария. Он преследовал его, пока было светло. (4) Парме­нион со своими воинами двигались, преследуя разбитого ими врага. Александр, перейдя реку Лик, остановился лагерем, чтобы дать немного передохнуть людям и лошадям. Парменион захватил лагерь варваров, их обоз, слонов и верблюдов.

    (5)    Александр, дав передохнуть до полуночи своим всадникам, спешно двинулся опять вперед к Арбелам, чтобы захватить там Дария, деньги и все царское имущество. Он прибыл в Арбелы

    на следующий день, проделав в общем сразу после сражения стадий 600. Дария в Арбелах он не захвати.:»; ни минуты :y.wь не задерживаясь, Дарий бежал дальше; деньги и все имущество- были захвачены победителями; захвачена была опять и колес­ница Дария; забрал Александр опять и его щит, и его лук.

    (6)    Из людей Александра было убито человек 100, лошадей же от ран и от того, что они надорвались при преследовании, пало больше тысячи — почти половина конного состава в коннице «друзей». У варваров, говорят, погибло до 30 000 человек; в плен же было взято гораздо больше; взяты были и слоны, и колесницы, которых не изрубили в бою.

    (7)    Так закончилась эта битва; произошла она при афинском архонте Аристофане в месяце пианепсионе. Исполнилось и пред­сказание Аристандра, что Александр будет сражаться и победит в том самом месяце, когда случилось лунное затмение.

    16

    Дарий сразу с поля битвы умчался в Мидию, держа путь к ар­мянским горам. С ним бежала и бактрийская конница, в том виде, как она была построена для битвы; бежали царские родствен­ники и несколько человек так называемых «носителей айвы».

    (2)    Во время бегства к ним присоединилось около 2000 наемников- чужеземцев, которыми командовали Патрон фокеец и Главк это- лиец. В Мидию Дарий бежал потому, что, по его расчетам, Алек­сандр после сражения направится в Сузы и Вавилон: места там сплошь заселены; дорога для обоза нетрудная, а Вавилон и Сузы представляются, конечно, наградой за невзгоды и трудности войны. В Мидию же пройти большому войску трудно.

    (3)    И Дарий не ошибся. Александр из Арбел направился прямо в Вавилон. Когда он был недалеко от Вавилона и вел войско уже в боевом порядке, навстречу ему всем народом вышли вавилоняне с правителями и жрецами, каждый с дарами. Город, кремль и казна были сданы. (4) Александр, вступив в Вавилон, приказал вавилонянам восстановить храмы, которые Ксеркс велел разру­шить, в том числе и храм Бела, бога, особенно чтимого вавилоня­нами. Сатрапом Вавилона он поставил Мазея; начальство над войском, оставленным Мазею, поручил Аполлодору из Амфиполя, а сбор податей Асклепиодору, сыну Филона. (5) Сатрапом в Ар­мению он отправил Мифрена,. который сдал ему в Сардах акро­поль. В Вавилоне встречался он, конечно, с халдеями, выполнил

    г.се пожелания халдеев относительно вавилонских храмов и принес, между прочим, жертву Белу по их указаниям.

    (6) Затем он отправился в Сузы и уже по дороге встретил сына сузийского сатрапа и гонца с письмом от Филоксена; Филоксена

    Александр сразу же после сражения отправил в Сузы. Филок- сен писал ему в этом письме, что жители Суз сдают ему город и .что вся казна полностью сохранена Александру. (7) До Суз Александр дошел из Вавилона за 20 дней; вступив в город, он принял казну: тысяч 50 талантов серебром и прочее царское иму­щество. Много было захвачено там и разных предметов, увезенных Ксерксом из Эллады, между прочим, медные статуи Гармодияи и Аристогитона. (8) Александр отправил их обратно афинянам, и теперь эти статуи находятся в Афинах, в Керамике, там, где начинается подъем на акрополь, почти напротив Метроона и недалеко от алтаря Эвданемов. Посвященный в элевсинские таинства знает, что алтарь Эвданема находится на площадке.

    (9)     Тут Александр совершил жертвоприношение по обрядам отечественным, устроил бег с факелами и учредил празднество с гимнастическими состязаниями. Сатрапом Сузианы он оставил перса Абулита, фрурархом на акрополе в Сузах Мазара, одного из «друзей», а стратегом Архелая, Феодорова сына; сам же отпра­вился на персов. К морю он отправил Менета, гипарха Сирии, Финикии и Киликии, (10) поручив ему доставить к морю около 3000 талантов серебром, чтобы он отослал из них Антипатру столько, сколько Антипатру потребуется для войны с лакедемо­нянами. В это время прибыл Аминта, сын Андромена, с войском, которое он привел из Македонии. (И) Всадников оттуда Алек­сандр назначил в конницу «друзей», а пехотинцев распределил между полками, по племенам. Каждую илу он разделил на два лоха — раньше конных лохов не было, а лохагами поставил тех «друзей», которые заслужили это предпочтение своей доблестью.

    17

    Снявшись из Суз и перейдя реку Паситигр, он вторгся в землю уксиев. Те из уксиев, которые жили на равнинах и были под­чинены персидскому сатрапу, сразу же покорились Александру, но так называемые горные уксии, не подчиненные персам, при­слали Александру сказать, что они пропустят его с войском в Персию, только если получат от него плату, какую они полу­чали за проход и от персидского царя. (2) Александр отослал их, велев идти к теснинам, господство над которыми позволяет им думать, что проход в Персию находится в их власти: там они от него получат установленную плату. Он взял царских телохра­нителей, щитоносцев, и около 8000 остальных солдат и ночью пошел, но не по известной дороге: проводниками ему были люди из Суз. (3) Пройдя по каменистой тяжелой дороге, он на рассвете напал на деревни уксиев, взял большую добычу и перебил много людей, захватив их еще в постелях. Другие бежали в горы. Сам
    он спешно пошел к теснинам, где уксии рассчитывали встретить его всем народом, чтобы получить установленную плату; (4) Кра­тера же еще раньше он отправил занять те высоты, куда, как он думал, отступят теснимые уксии. Сам он шел с великой поспеш­ностью, занял проходы первым и с высот повел свое выстроенное войско на варваров. (5) Перепуганные стремительным появлением Александра, лишенные позиций, на которые они больше всего полагались, уксии бежали раньше, чем дело дошло до рукопаш­ной. Одни во время бегства пали от руки Александровых воинов; многие убились, срываясь с обрывистой дороги. Большинство же, убежав в горы, наткнулось на солдат Кратера, и было перебито.

    (6)    Получив такие дары от Александра, они с трудом выпросили у него разрешения остаться на своей земле, платя ему за это ежегодную дань. Птолемей, сын Лага, говорит, что мать Дария упросила Александра позволить им жить в этой стране. Дань на них наложена была такая: ежегодно 100 лошадей, 500 вьючных живот­ных и 30 000 овец; денег у уксиев нет, и земли они не обрабаты­вают; в большинстве своем это пастухи.

    18

    Отсюда он отправил обоз, фессалийскую конницу, союзников, наемников-чужеземцев и вообще все тяжеловооруженное войско под начальством Пармениона по широкой проезжей дороге на персов. (2) Сам он с македонской пехотой, конницей «друзей», всадниками-«бегунами», агрианами и лучниками спешно двинулся через горы. Придя к Воротам Персии, он застал там Ариобарзана, персидского сатрапа, с войском, в котором было до 40 000 пехоты и до 700 всадников. Ариобарзан перегородил Ворота стеной и рас­положился перед ней лагерем, чтобы не пропустить через Ворота Александра.

    (3)    Александр тоже стал тут лагерем. На следующий день он выстроил войско и повел его к стене, но вернулся обратно в ла­герь, увидев, что штурмом взять стену нельзя. Место было не­приступным; к тому же многие солдаты были ранены, так как враг поражал их сверху из машин. (4) Пленные, однако, расска­зали ему, что есть другая дорога, по которой можно обойти Ворота и оказаться по ту сторону их, но что она трудна и узка. Александр оставил в лагере Кратера с его полком, полком Мелеагра, неболь­шим числом лучников и 500 всадников и велел ему штурмовать стену, (5) как только он узнает, что Александр уже обошел кругом и подходит к персидскому лагерю (узнать это будет нетрудно, так как сигнал подадут ему трубы). Сам он выступил ночью и прошел стадий 100; отсюда, следуя за пленными, он повернул * Воротам, взяв с собой щитоносцев, полк Пердикки, совсем
    легко вооруженных лучников, агриан, царскую илу «дру­зей» и еще одну конную тетрархию. (6) Аминте, Филоте и Кену он велел вести остальное войско на равнину и сделать мост через реку, которую надлежало перейти на пути в Персию. Сам он по­шел по трудной, неровной дороге, причем большую часть ее вел войско бегом. Первый сторожевой пост варваров он перебил, напав на него до рассвета; убита была и большая часть воинов на втором посту. (7) Большинство людей с третьего поста разбежа­лось, и побежали они не в лагерь к Ариобарзану, а с перепугу, как были, прямо в горы, так что на заре Александр напал на вра­жеский лагерь совершенно неожиданно. Одновременно с его пере­ходом через ров трубы подали знак войску Кратера, и Кратер повел людей на штурм стены. (8) Персы попали между двух линий противника и обратились в бегство, не вступив даже в бой. Ото­всюду, однако, путь им был прегражден: с одной стороны нажи­мал Александр, с другой наседали солдаты Кратера, так что многие вынуждены были повернуть обратно за лагерные стены, но и лагерь был уже в руках македонцев. (9) Александр, предвидя, как все произойдет, оставил здесь Птолемея с трехтысячным отря­дом пехоты, так что большинство варваров попало прямо в руки македонцев и было перебито; другие погибли, срываясь в паниче­ском бегстве с крутых обрывов. Сам Ариобарзан с немногими всад­никами бежал в горы.

    (10) Александр опять с такой же поспешностью повел войско к реке, застал уже готовый мост и легко перешел с войском на дру­гую сторону. Оттуда он спешно двинулся на Персеполь, так что успел прийти туда раньше, чем охрана расхитила казну. Захватил он казну и в Пасаргадах; она находилась в хранилищах Кира Старшего. (11) Сатрапом Персии он поставил Фрасаорта. сына Реомифра. Дворец персидских царей сжег, хотя Парменион и советовал ему сохранить его, между прочим, и потому, что нехо­рошо губить собственное имущество, а также потому, что население Азии примет его не как властителя Азии, твердо решившего удержать власть над нею, а только как человека, победоносно прошедшего по стране. (12) Александр ответил, что он желает на­казать персов за то, что, вторгшись в Элладу, они разрушили Афины и сожгли храмы; за всякое зло, причиненное эллинам, они и несут теперь ответ. По-моему, однако, Александр действовал безрассудно, и не было здесь никакого наказания древним персам.

    19

    Покончив с этим, Александр пошел дальше в Мидию, так как узнал, что Дарий находится там. У Дария был такой план: если Александр останется в Сузах и Вавилоне, то и он останется здесь
    в Мидии, поджидая, не возникнет ли в окружении Александра какой-нибудь заговор против него. Если же Александр бросится за ним, то он пойдет дальше в глубь страны, к парфянам, в Гир- канию, вплоть до Бактрии, уничтожая все кругом и делая таким образом дальнейшее продвижение для Александра невозможным.

    (2)    Женщин, всякое свое имущество и крытые повозки он отправил к так называемым Каспийским Воротам, а сам с войском, которое при данных обстоятельствах смогло стянуться к нему, оставался в Экбатанах. Услышав об этом, Александр и отправился в Мидию. Вторгшись в землю паретаков, он подчинил их и назначил их сатрапом Оксафра, сына Абулита, сатрапа Суз. (3) Когда в пути ему сообщили, что Дарий решил идти ему навстречу и вновь сра­жаться и что к нему прибыли союзники — скифы и кадусии, он распорядился, чтобы вьючные животные, их охрана и остальной обоз шли сзади, а сам с остальным войском, которое находилось в полной боевой готовности, пошел на врага. На двенадцатый день он прибыл в Мидию. (4) Там он узнал, что у Дария боеспо­собного войска нет, что ни кадусии, ни скифы не пришли к нему на помощь, и что Дарий решил бежать. Тогда Александр пошел еще поспешнее. На расстоянии трех дней пути от Экбатан его встретил Бисфан, сын Оха, царствовавшего над персами перед Дарием. (5) Он сообщил Александру, что Дарий уже пятый день как бежал, захватив у мидян около 7000 талантов; конницы у него около 3000, а пехоты около 6000.

    Придя в Экбатаны, Александр отослал обратно к морю фес­салийскую конницу и остальных союзников. Он полностью вы­платил им условленную плату и еще прибавил от себя 2000 та­лантов. (6) Он велел составить списки тех, кто на свой страх по­желал бы и дальше оставаться у него на службе; таких оказалось немало. Эпокилу, сыну Полиида, он велел с конной охраной со­провождать уходящих до самого моря; своих лошадей фессалийцы оставили Александру. Менету он написал, чтобы по прибытии их к морю он озаботился их переправой на триерах в Эвбею.

    (7)       Пармениону он поручил переправить деньги, вывезенные из Персеполя, в Экбатаны, положить их в кремль и передать Гарпалу. Гарпала он оставил казначеем, дав ему для охраны денег около 6000 македонцев и еще небольшое число всадни­ков и легковооруженных. Сам же Парменион с чужеземцами, фракийцами и прочей конницей (кроме конницы, составлен­ной из «друзей») должен был спешить через землю кадусиев в Гирканию. (8) Клиту, начальнику царской илы, он послал приказ (Клит остался в Сузах по болезни), явившись в Экбатаны, взять македонцев, которые были там оставлены для охраны денег, и идти к парфиям, куда и он сам собирался напра­виться.

    20

    Александр, взяв конницу, составленную из «друзей», «бегу­нов», наемных всадников, которыми командовал Эригий, македон­скую пехоту (кроме солдат, оставленных для охраны денег), лучников и агриан, устремился за Дарием. Он очень торопился; многие солдаты, измучившись, отставали; лошади падали. (2) Он все равно шел и на одиннадцатый день прибыл в Раги: место это отстоит от Каспийских Ворот на расстоянии одного дня пути, если нестись так, как Александр. Дарий опередил его; он был уже за Каспийскими Воротами. Из тех, кто бежал вместе с Да­рием, многие покинули его во время этого бегства и вернулись каждый к себе домой; немало было и таких, которые сдались Александру. (3) Александр, узнав, что ему до Дария рукой подать, пробыл тут пять дней и дал передохнуть войску; сатрапом Ми­дии он назначил перса Оксидата, которого Дарий взял и посадил в Сузах в тюрьму: это обстоятельство внушило Александру до­верие к Оксидату. Сам он пошел на парфян; (4) в первый день расположился лагерем у Каспийских Ворот; на второй прошел через Ворота и двигался вперед, пока страна была обитаемой. Он запасся здесь провиантом, услышав, что дальше лежит пустыня, и послал за фуражом Кена со всадниками и небольшим числом пехотинцев.

    21

    В это время прибыли к нему из Дариева лагеря Багистан, один из знатных вавилонян; и с ним Антибел, один из сыновей Мазея. Они сообщили ему, что Набарзан, хилиарх в коннице, бежавший с Дарием, Бесс, сатрап Бактрии, и Барсаент, сатрап арахотов и дранганов, арестовали Дария. (2) Услышав об этом, Александр заторопился еще больше; взял только «друзей» и всадников-«бегунов», отобрал в пехоте самых сильных и быстро­ногих людей и двинулся, не ожидая возвращения из фуражировки Кенова отряда. Над оставшимся войском он поставил Кратера и велел ему идти следом за собой, не делая больших переходов.

    (3)    У людей в его отряде было с собой только оружие и на два дня продовольствия. Александр шел целую ночь и следующий день до полудня; дав небольшой отдых войску, он опять вел его целую ночь и на рассвете прибыл в лагерь, откуда к нему выезжал Багистан. (4) Врагов он не захватил, а про Дария узнал, что его везли, как арестованного, в крытой повозке. Власть его перешла к Бессу, и Бесса провозгласили начальником бактрийская кон­ница и прочие варвары, бежавшие вместе с Дарием, кроме Арта- база, Артабазовых сыновей и наемников-эллинов. Они остались верны Дарию, но были не в силах помешать происходившему;

    поэтому они свернули с большой дороги и ушли сами по себе в горы, не желая принимать участия в затее Бесса и его сторон­ников. (5) У тех же, кто захватил Дария, наметился такой план: -если они проведают, что Александр их преследует, они выдадут Александру Дария и будут за это щедро вознаграждены; если же •они узнают, что он повернул обратно, то они соберут самое боль­шое войско, какое только смогут, и сообща закрепят за собой власть. В данную минуту всем распоряжается Бесс, и как род­ственник Дария, и как сатрап страны, в которой сейчас все про­изошло.

    (6)     Услышав об этом, Александр решил продолжать погоню, не жалея сил. Люди и лошади уже истомились от непрерывного напряжения, но он все равно шел вперед. Пройдя значительную часть дороги за ночь и за первую половину следующего дня, он к полудню оказался в селении, где накануне останавливались везшие Дария. (7) Узнав там, что у варваров было решено про­должать путь ночью, он стал расспрашивать местных жителей, не знают ли они более короткой дороги, по которой можно до­гнать беглецов. Они сказали, что знают, но что по этой дороге пет воды и потому она заброшена. Он велел вести его по ней. Понимая, что пехотинцы не смогут следовать за ним, несущимся рысью, он спешил около 500 всадников и, отобрав самых лихих пехотинцев и предводителей пехоты, велел им сесть на лошадей, оставив при себе обычное пехотное вооружение. (8) Никанору, начальнику щитоносцев, и Атталу, предводителю агриан, он при­казал вести оставшихся по той дороге, по которой прошел Бесс, причем снарядить их как можно легче; остальной же пехоте следовать за ними в строю. (9) Сам он выступил перед вечером и несся рысью. Проделав за ночь около 400 стадий, он на рассвете наткнулся на варваров. Они шли без оружия и в беспорядке, и только немногие из них кинулись обороняться; большинство бежало без боя, при одном виде Александра, да и те, кто вздумал сражаться, когда несколько человек было убито, обратились в бег­ство. (10) Бесс и его единомышленники старались увезти с собой в повозке Дария, по когда Александр уже совсем настигал их, Сатибарзан и Барсаент, нанеся Дарию множество ран, бросили его и сами бежали с 600 всадников. Дарий немного спустя умер от ран раньше, чем его увидел Александр.

    22

    Александр отослал тело Дария в Персию, распорядившись похоронить его в царской усыпальнице, где были похоронены и Другие персидские цари. Сатрапом парфиев и гирканов он назначил ларфия Атминапа, одного из тех, кто вместе с Мазаком сдал
    ему Египет. Тлеполема, сына Пифофана, одного из «друзей», он поставил наблюдать за тем, что делается в Парфии и Гиркании.

    (2)     Таков был конец Дария, последовавший при афинском ар­хонте Аристофонте в месяце гекатомбеоне. Не было человека, который бы вел себя на войне так трусливо и неразумно; вообще же жестокостей он не творил, может быть, просто потому, что тво­рить не довелось: только вступил он на царство, как пришлось ему воевать с македонцами и эллинами. Даже при желании нельзя было издеваться над своими подданными, находясь в опасности, еще большей для себя самого, чем для них. (3) При жизни на него обрушивалась одна беда за другой; с самого начала, как он при­шел ко власти, не было у него передышки. Сразу же его сатрапы были разбиты в конном сражении при Гранике; сразу же были от­няты Иония, Эолида, обе Фригии, Лидия и Кария, кроме Гали­карнасса, но вскоре был взят и Галикарнасе, (4) и вдобавок еще все побережье вплоть до Киликии. Затем его собственное пораже­ние при Иссе, где его мать, жена и дети на его глазах были взяты в плен; потеря Финикии и всего Египта; позорное бегство — одним из первых — при Арбелах и гибель большого войска* со­стоявшего из одних варваров. (5) С этого времени он как беглец скитался по своей державе и умер, преданный своими близкими в самый критический момент; царь и одновременно узник, ведо­мый с позором, он погиб от козней, которые замыслили самые близкие ему люди. (6) Такова была судьба Дария при жизни; когда он умер, его погребли по-царски; дети его получили от Александра такое содержание и воспитание, какое они получили бы от са­мого Дария, останься он царем. Александр стал ему зятем. Когда Дарий скончался, ему было около 50 лет.

    23

    Александр дождался своих войсковых частей, отставших во время погони, и отправился в Гирканию. Страна эта лежит влево от дороги, ведущей в Бактрию. Ее закрывают высокие лесистые горы; равнина за ними простирается до самого Великого моря. Александр отправился в Гирканию, узнав, что чужеземцы, на­ходившиеся на службе у Дария, бежали в горы, к тапурам; он хотел подчинить заодно и тапуров. (2) Войско свое он разделил на три части; большую и наиболее легкую часть его он повел по самой короткой и очень трудной дороге; Кратера с его полком, полком Аминты, лучниками, какие были, и немногочисленной конницей он послал на тапуров; Эригию он приказал идти с чу­жеземцами и остальной конницей по самой длинной проезжей дороге, взяв с собой повозки, обоз и все прочее.

    (3)      Перевалив через первые горы и разбив там лагерь, он взял с собой щитоносцев, самых быстроходных пехотинцев-ма- кедонцев, лучников, какие у него были, и пошел с ними по труд­ной, почти непроходимой дороге. В тех местах, где казалось ему, есть какая-то опасность, он оставлял сторожевые посты, чтобы варвары, засевшие в горах, не смогли здесь напасть на тех, кто этим путем шел. (4) Сам он вместе с лучниками, пройдя через ущелье, расположился лагерем у маленькой речки. Здесь к нему явились и сдались Набарзан, Дариев хилиарх, Фратаферн, сатрап Гиркании и Парфии, и другие знатнейшие персы из свиты Дария.

    (5)    Александр пробыл в лагере четыре дня, дожидаясь отставших в дороге. Все прошли беспрепятственно, кроме агриан, составляв­ших сторожевой арьергард: на них напали варвары, сидевшие в горах; они, однако, вскоре скрылись, не устояв перед дроти­ками и стрелами.

    (6)    Снявшись оттуда, Александр пошел на Гирканию, направ­ляясь в город гирканов Задракарты. Здесь с ними соединилось войско Кратера, которое чужеземных отрядов Дария не встре­тило, но землю, через которую шло, частью покорило, частью же население сдалось само. Явился тут и Эригий с обозом и повоз­ками. (7) Немного спустя к Александру прибыл Артабаз, сыновья его, Коф, Ариобарзан и Арсам, и с ними послы от чужеземных войск, бывших на службе у Дария, а также Автофрадат, сатрап тапуров. Автофрадату он отдал его сатрапию; Артабаза и его детей принял с почестями, принимая во внимание их знатность и верность Дарию. (8) Послам же от эллинов-наемников, просившим у него мира для всего их войска, от ответил, что соглашения с ними он никакого не заключит, потому что, воюя вместе с вар­варами против Эллады, они нанесли ей великую обиду и нарушили постановления эллинов. Пусть они все явятся и сдадутся на волю Александра или ищут спастись как могут. (9) Послы ответили, что они отдают себя и всех остальных на волю Александра; они просят дать их отряду командира, который беспрепятственно сопроводит их к Александру: в отряде их будет тысячи полторы. Александр отправил к ним Андроника, сына Агерра, и Артабаза.

    24

    Сам он пошел на мардов, имея при себе щитоносцев, лучников, агриан, полки Кена и Аминты, половину конницы «друзей» и всадников-дротометателей: у него был уже такой полк. (2) Он прошел значительную часть страны мардов; убегавшие были в боль­шом числе перебиты, сопротивлявшиеся в большом числе взяты в плен. С давних пор никто не вторгался войной в их землю, по­тому что проникнуть в нее трудно; марды народ бедный и потому

    воинственный. Они не боялись, что Александр вторгнется к нимг даже и тогда, когда он подошел совсем близко; тем легче их за­хватили врасплох. (3) Многие бежали в горы,—а горы у нйх в стране очень высокие и крутые, рассчитывая, что уж туда-то* Александр не дойдет. Когда же он пришел туда, они послали к нему послов, сдались сами и сдали ему свою страну. Александр сми­ловался над ними, а сатрапом назначил им Автофрадата, того самого, что назначен был к тапурам.

    (4)    Вернувшись в лагерь, откуда он пошел походом на землю* мардов, он застал там эллинов-наемников и лакедемонских пос­лов, посланных к царю Дарию: Каллистратида, Павсиппа, Мо- нима, Ономанта и афинянина Дропида. Он задержал их и посадил под стражу; посольство же из Синопа отпустил, потому что Синоп не участвовал в общеэллинском союзе и, находясь под властью* персов, не совершил ничего неподобающего, послав посольство* к своему царю. (5) Отпустил он и тех эллинов, которые поступили на службу к персам до заключения мира и союза с Македонией; посла халкидонян Гераклида отпустил тоже. Остальным велел; наняться на службу к нему; начальником над ними он поставил Андроника, который привел их и на деле показал свое благород-^ ство, спасая этих людей.

    25

    Покончив с этим, он пошел в Задракарты, самый большой го­род Гиркании, где находился и царский дворец. Проведя там 15 дней, принеся, как и положено, жертвы богам и установив празднество с гимнастическими состязаниями, он пошел к пар- фиям, а оттуда к границам Арии и в Сузию, город Арии, куда явился к нему Сатибарзан, сатрап ариев. (2) Александр оставил ему сатрапию, но послал с ним Анаксиппа, одного из «друзей», которому дал около 40 всадников-дротометателей, чтобы поставить по селениям сторожевые посты во избежание обид, которые могло причинить ариям войско, проходящее мимо.

    (3)   Тут к нему пришли какие-то персы, которые сообщили, что Бесс надел высокую тиару и персидскую столу, называет себя не Бессом, а Артаксерксом, и говорит, что он царь Азии. К нему собрались персы, бежавшие в Бактрию, много бактрийцев, и он поджидает прихода скифов-союзников.

    (4)   Александр, имея при себе уже все свое войско, тут же пошел на Бактрию, куда из Мидии прибыл к нему Филипп, сын Менелаяг с наемной конницей, которой он командовал, фессалийцами, по­желавшими остаться у Александра, и чужеземцами, наемниками Андромаха. Никанор, сын Пармениона, начальник щитоносцев^ скончался от болезни. (5) Александр собрался уже в Бактрию,.

    когда получил известие о том, что Сатибарзан, сатрап ариев,убил Анаксиппа и его всадников-дротометателей, вооружил ариев и собрал их в городе Артакоане, где у ариев был царский дворец. Узнав о продвижении Александра, он решил идти со своим вой­ском к Бессу, чтобы вместе с ним напасть, где придется, на ма­кедонцев. (6) Получив такое известие, Александр не пошел в Бакт- рию, а с конницей «друзей», всадниками-дротометателями, луч­никами, агрианами и полками Аминты и Кена спешно двинулся на Сатибарзана и ариев (прочее войско он оставил на месте под командой Кратера). Пройдя за два дня около 600 стадий, он подо­шел к Артакоане.

    (7)   Сатибарзан узнал, что Александр близко; испугавшись его стремительного продвижения, он бежал с несколькими всадни- ками-ариями, но большинство воинов покинуло его во время этого- бегства, так как им тоже стало известно, что подходит Александр. Александр, разузнав, кто принимал участие в этом восстании и теперь покинул свои селения, разослал за ними во все стороны стремительную погоню; одних он казнил, других обратил в раб­ство. Сатрапом ариев он назначил Арсака перса. (8) Сам он с вой­ском, которое оставил с Кратером и которое теперь прибыло, пошел в землю зарангов и достиг того места, где находился дво­рец их царей. Барсаент, управлявший тогда этой страной, один из убийц Дария, узнав о появлении Александра, бежал к индам, живущим за рекой Индом. Инды поймали его и отослали к Алек­сандру, который казнил его за измену Дарию.

    26

    Тут Александр узнал о заговоре Филоты, сына Пармениона. Птолемей и Аристобул рассказывают, что об этом ему доносили и раньше, еще в Египте, но Александр ничему не поверил: старин­ная дружба, почет, оказываемый им Пармениону, отцу Филоты, доверие к самому Филоте — все делало донос, не заслуживаю­щим доверия. (2) Птолемей, сын Лага, рассказывает, что Филоту ввели в собрание македонцев; Александр горячо его обвинял, Филота защищался. Выступили люди, раскрывшие этот заговор; они еще привели явные улики, изобличавшие Филоту и его едино­мышленников, но больше всего изобличило его собственное при­знание в том, что он знал о готовящемся против Александра заго­воре и не сказал о нем ни слова, хотя по два раза на дню бывал у Александра в палатке. (3) Филоту и других участников этого заговора македонцы поразили дротиками; что касается Парме­ниона, то Полидамант, один из «друзей», отправлен был с письмом от Александра к стратегам Мидии, Клеандру, Ситалку и Мениду: к ним переходило начальство над войском, которым командовал

    Парменион. (4) Они же и убили Пармениона, может быть, по­тому, что Александр считал невероятным, чтобы Парменион не принимал участия в замыслах сына, а может быть, потому, что если он в нем и не участвовал, то теперь, после гибели сына, страшно было бы оставлять его в живых: слишком высоко ценил его не только Александр, но и все войско, не только македонское, но и чужеземное; часто в очередь и без очереди командовал он ими по приказу Александра и к общему удовольствию.

    27

    Рассказывают, что тогда же привлечены были к суду Аминта, сын Андромена, Полемон, Аттал и Симмия, братья Аминты, как участники заговора против Александра: они были близкими друзьями Филоты. (2) Обвинение казалось толпе тем справедли­вее, что Полемон, один из братьев Аминты, после ареста Филоты перебежал к врагам. Аминта же с остальными братьями явился на суд, энергично защищался перед македонцами, и обвинение с него было снято. Оправданный, он тут же обратился к собранию с просьбой разрешить ему отправиться за братом и привести его к Александру. (3) Македонцы позволили. Аминта ушел в тот же день и привел Полемона. Это сняло с него уже всякое подозрение. Вскоре, однако, осаждая какое-то селение, он был ранен стрелой и скончался от раны, так что оправдание не принесло ему ничего, кроме доброго имени.

    (4)       Александр поставил над «друзьями» двух гиппархов: Гефестиона, сына Аминтора, и Клита, сына Дропида, и разде­лил полк «друзей» на две части: он не хотел вручить командование такой большой конницей,— тем более, что по своему значению и качествам она занимала в конном войске первое место,— одному человеку, хотя бы и самому близкому. Он пришел к народу, который в древности звался ариаспами, а потом был переименован в эвергетов, потому что они содействовали Киру, сыну Камбиза, в его походе на скифов. (5) Александр с уважением отнесся к тем, чьи предки помогли Киру. Убедившись, что их общественная жизнь вовсе непохожа на жизнь других местных варваров, что и они блюдут справедливость наравне с лучшими людьми Эллады, он оставил им их независимость и прибавил им соседней земли, сколько они захотят,— хотели же они немного, да и попросили не сами. Здесь он принес жертву Аполлону; заподозрив Деметрия, одного из телохранителей, в причастии к заговору Филоты, он арестовал его, и назначил телохранителем, вместо Деметрия, Птоледоея, сына Лага.

    28

    Покончив с этим, он пошел в Бактрию на Бесса, подчинив себе по пути дрангов и гадросов. Подчинил он и арахотов; сатра­пом же у них поставил Менона. Он дошел до земли индов, живу­щих по соседству с арахотами. Войско истомилось, проходя по этим землям: лежал глубокий снег и не хватало еды. (2) Узнав, что арии опять восстали, так как к ним явился Сатибарзан с кон­ницей в 2000 человек, полученной от Бесса, он послал против них перса Артабаза, а из «друзей» Эригия и Карана. Фратаферну, сатрапу парфиев, он приказал вместе с ними ударить на ариев.

    (3)   Произошла жестокая битва между отрядами Эригия и Карана и войском Сатибарзана; 'варвары отступили не раньше, чем пал вместе с Эригием Сатибарзан, пораженный в лицо копьем Эригия. Тут они кинулись бежать сломя голову.

    (4)     Александр подошел к горе Кавказ, где основал город и назвал его Александрией. Принеся там жертву богам, каким у него было положено, он перевалил через гору Кавказ; сатрапом в этой стране он назначил Проекса перса и оставил «надзирателем» Нилоксена, сына Сатира, одного из «друзей», с войском.

    (5)   Гора Кавказ, по словам Аристобула, выше всех гор в Азии; значительная часть ее, по крайней мере в этом месте, лишена растительности. Простирается эта гора на большое расстояние, так что Тавр, который отделяет Киликию от Памфилии, считается отрогами Кавказа, так же как и другие высокие горы, отходя­щие от Кавказа и носящие у разных народов разные названия.

    (6)             На этом Кавказе, по словам «Аристобула, растут только тере- бинты и сильфий. Тем не менее людей здесь много; они держат множество овец и скота. Овцы очень любят сильфий: если овца издали зачует сильфий, она бежит к нему, откусывает цветок, вырывает корень и съедает его. (7) Поэтому в Кирене отары отго­няют как можно дальше от мест, где у них растет сильфий. Не­которые даже огораживают такие места, чтобы овцы, если они даже и подойдут вплотную, не могли туда проникнуть: сильфий в Кирене очень ценится.

    (8)       При Бессе находились: персы, принимавшие участие в аресте Дария, около 7000 бактрийцев и дай, народ, живущий за Танаисом. Он опустошил земли у подножья Кавказа; пустыня, в которую он превратил область, лежавшую между ним и Алек­сандром, должна была, по его расчетам, удержать Александра от продвижения вперед. (9) Александр, однако, продвигался, правда с трудом, потому что лежал глубокий снег и не хватало самого необходимого, но тем не менее, он шел вперед. Бесс, когда ему сообщили, что Александр уже близко, переправился через реку Оке; суда, на которых они переправились, сжег и ушел
    в согдийскую землю, в Навтаки. (10) За ним последовали Спита- мен, Оксиарт с согдийскими всадниками и дай с Танаиса. Бактрий- ские всадники, узнав, что Бесс решил бежать, разошлись в раз­ные стороны к себе по домам.

    29

    Александр прибыл в Драпсак, дал войску отдохнуть и повел его на Аорн и Бактры: это самые большие города в бактрийской земле. Взял он их с ходу; в Аорне в кремле оставил гарнизон под начальством Архелая, Андроклова сына, одного из «друзей». Над остальными бактрийцами, которые сдались почти без со­противления, он поставил сатрапом перса* Артабаза.

    (2)    Сам он пошел к реке Оксу. Оке течет с горы Кавказ; это самая большая река в Азии из тех, до которых доходил Алек­сандр со своим войском, кроме индийских: в Индии реки вообще самые большие. Впадает Оке в большое море в Гиркании. (3) Алек­сандр собирался приступить к переправе и увидал,что перепра­виться через эту реку нигде невозможно: шириной она была по край­ней мере в 6 стадий, а глубина ее не соответствовала ширине; она была гораздо глубже, с песчанистым дном, и таким сильным тече нием,что оно легко выворачивало колья, которые загоняли в дно, тем более, что они некрепко сидели в песке. (4) Положение особенно затруднял недостаток леса, а подвоз его издалека для сооружения моста потребовал бы очень долгого времени.

    Александр велел собрать шкуры, из которых были сделаны палатки, набить их самой сухой травой, завязать и зашить так тщательно, чтобы вода не могла проникнуть внутрь. Эти набитые и зашитые меха оказались вполне пригодными для переправы, и за пять дней войско перебралось с ними на тот берег.

    (5)    Перед переправой через реку он отобрал среди македонцев людей пожилых и уже негодных к военной службе и отправил их домой вместе с фессалийцами, добровольно оставшимися у него на службе. Отправил он к ариям Стасанора, одного из «друзей», приказав ему арестовать Арсака, сатрапа ариев (ему казалось, что Арсак злоумышляет против него), и занять его место.

    (6)     Перейдя через Оке, Александр спешно направился туда, где, по его сведениям, находился Бесс с войском. В это время к нему пришли от Спитамена и Датаферна сказать, что если он пошлет им хотя бы небольшой отряд с его начальником, то они схватят Бесса и передадут его Александру. Он и сейчас у них под стражей, хотя они еще и не надели на него цепей. (7). После такого известия Александр дал войску передохнуть и повел его медленнее, чем раньше, а Птолемею, сыну Лага, приказал спешить к Спитамену и Датаферну; он дал ему три гиппархии «друзей» и всех конных
    дротометателей, а из пехоты Филотов полк, хилиархию щитонос­цев, всех агриан и половину всех лучников. Птолемей двинулся, как ему было приказано, и, проделав за четыре дня расстояние, которое положено проходить за десять дней, прибыл в лагерь, где накануне ночевал Спитамен со своими варварами.

    30

    Тут Птолемей узнал, что у Спитамена и Датаферна отнюдь не было твердого решения выдать Бесса. Он приказал пехоте следовать за ним в строю, а сам с конницей поскакал в селение, где^ находился Бесс с небольшим числом воинов. (2) Спитамен со своим отрядом уже ушел оттуда; им было стыдно выдать Бесса собственными руками. Птолемей окружил селение своими всад­никами (оно было обведено стеной с воротами) и объявил варварам, находившимся там, что они останутся целыми и невредимыми, если выдадут Бесса. Они впустили отряд Птолемея к себе. (3) Пто­лемей, забрав Бесса, пошел обратно и отправил вперед гонца к Александру с вопросом, в каком виде следует представить Александру Бесса. Александр приказал вести его голым, в ошей­нике и поставить справа от дороги, по которой Александр должен был пройти с войском. Птолемей так и сделал.

    (4)      Александр, увидев Бесса, остановил свою колесницу и спросил его, почему он Дария, своего царя и к тому же родствен­ника и благодетеля, сначала арестовал и вез в цепях, а затем убил. Бесс ответил, что поступить так решила вся свита Дария — не он один, рассчитывая таким образом войти в милость у Александра. (5) После этих слов Александр велел бичевать его, а глашатаю разгласить те обвинения, которые он предъявил Бессу в своем допросе. Бесса после этого бичевания отослали в Бактры на казнь. Так пишет о Бессе Птолемей. Аристобул же рассказывает, что Бесса привели к Птолемею Спитамен и Датаферн и что они пере­дали его Александру голого и в ошейнике.

    (6)    Александр, пополнив конницу местными лошадьми (у него пало много лошадей при перевале через Кавказ и во время похода к Оксу и за Оксом), пошел в Мараканды — это столица Согдианы.

    (7)     Оттуда он двинулся к реке Танаису. Истоки этого Танаиса, который местные варвары называют еще, по словам Аристобула, Орксантом, находятся тоже на горе Кавказ; впадает и эта река в Гирканское море. (8) Должен быть еще другой Танаис, о котором историк Геродот пишет, что это восьмая река у скифов: она выте­кает из большого озера, а впадает в озеро еще большее; называется оно Меотийским. Некоторые говорят, что этот Танаис является границей между Европой и Азией; (9) по их мнению, Меотийское озеро выходит из глубины Эвксинского моря, и в это озеро и_впа­
    дает Танаис, разделяющий Азию и Европу, подобно тому, как море между Гадирами и ливийскими номадами, живущими напротив Гадир, отделяет Ливию от Европы; по их же мнению, Ливия отделена от остальной Азии рекой Нилом.

    (10)      Здесь некоторые македонцы, ушедшие за фуражом и рассеявшиеся, были убиты варварами, которые затем бежали на гору, недоступную и со всех сторон отвесную. Было их тысяч около 30. Александр пошел на них с самыми легкими на ходу вои­нами. (11) Македонцы неоднократно пытались взобраться на гору; сначала они под стрелами варваров отступили назад: много людей было ранено; у самого Александра насквозь было про­бито бедро; стрела отколола часть кости. Тем не менее гора была взята. Часть варваров македонцы перебили тут же на месте; многие погибли, бросаясь вниз со скал, так что из 30 ООО уцелело не больше 8000 человек.


    КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ 1

    Несколько дней спустя к Александру пришло посольство от скифов, именуемых абиями (Гомер воспел их в своей поэме, назвав справедливейшими людьми; они живут в Азии, незави­симы — в значительной мере благодаря бедности и справедли­вости), и также от европейских скифов; это самое большое племя, живущее в Европе. (2) С ними Александр отправил кое-кого из «друзей» под предлогом заключения дружбы; настоящая же цель этого посольства была в том, чтобы познакомиться с природой скифской земли и узнать, велико ли народонаселение, каковы его обычаи и с каким вооружением выходит оно на войну.

    (3)    Сам он решил основать на реке Танаисе город, назвав и его своим именем. Место это показалось ему подходящим для города, который станет расти, будет превосходно защищен от возможного нападения скифов и станет для страны оплотом про­тив набегов живущих за рекой варваров. (4) Что город станет большим, за это ручалось и обилие поселенцев, которых он хотел собрать здесь, и блеск его имени. И вот в это время варвары, живущие по соседству с рекой, захватили и перебили гарнизоны македонских солдат, стоявших по их городам, а города эти стали укреплять еще больше. (5) В этом восстании приняли участие и многие согдийцы, которых подняли те, кто захватил Бесса; они же привлекли на свою сторону и часть бактрийцев. Может быть, они действительно боялись Александра, а может быть, только ссылались, как на причину восстания, на приказ Алек­сандра собраться всем начальникам этой страны в Зариаспах, са­мом большом городе; по их мысли, собрание это созывалось с це­лями недобрыми.

    2

    Получив эти известия, Александр приказал каждому пехот­ному лоху изготовить в числе ему указанном лестницы, а сам двинулся к ближайшему от лагеря городу, который назывался

    Газа. Говорили, что варвары сбежались из окрестностей в семь городов. (2) Кратера он послал под Кирополь, самый большой из них; там варваров собралось больше всего. Ему было при­казано разбить лагерь вблизи города, окопать его вокруг, обвести валом и сколотить потребное количество машин; пусть городское население будет поглощено мыслями о войне с Кратером и ока­жется не в состоянии подать помощь другим городам. (3) Сам он, подойдя к Газе, приказал с ходу брать город приступом, приста- *вив повсюду кругом к его стенам, невысоким и сбитым из глины, заранее изготовленные лестницы. В то время как пехота шла на приступ, пращники, стрелки из лука и дротометатели сбивали со стен бойцов; летели в них и стрелы с машин. Очень скоро град стрел согнал со стены ее защитников; македонцы быстро приста­вили лестницы и взошли на стену. (4) Всех мужчин перебили — это был приказ Александра; женщин, детей и прочую добычу за­брали себе солдаты. Отсюда он сразу же пошел на второй, со­седний город, который и взял таким же образом и в тот же день; побежденных ждала та же участь. Александр пошел к третьему городу и взял его с первого же приступа на следующий день.

    (5)    В это же самое время, пока он занимался со своей пехотой этими городами, он отправил конницу к двум другим соседним городам, приказав никого оттуда не выпускать, чтобы никто не узнал о взятии соседних городов, а также о его скором прибытии, и чтобы, обратившись в бегство, жители от него не ускользнули. Все произошло так, как он и предполагал; конницу свою он по­слал с правильным расчетом. (6) Когда варварское население двух еще не взятых городов увидело дым, поднимавшийся над соседними подожженными городами, и к ним прибежало несколько очевидцев штурма, спасшихся среди общего разгрома,— тогда все как были толпой кинулись бежать из этих городов, наткну­лись на стройные ряды всадников и были в большинстве своем изрублены.

    3

    Взяв таким образом за два дня пять городов и поработив на­селение, Александр пошел к самому большому их городу — городу Кира. Он, как и полагалось созданию Кира, был обведен стеной, более высокой, чем остальные; туда собралось большин­ство варваров, причем самых воинственных, и взять его маке­донцам с ходу было бы не так легко. Александр подвел к стене машины и думал, пробив в этом месте стену, через проломы, образующиеся один за другим, ворваться в город. (2) Тут, однако, он обратил внимание на реку, которая протекала через город и от зимних дождей становилась полноводной, но теперь совер­шенно пересохла. Стены не перегораживали ее русла вплотную,
    так что солдаты могли по нему подлезть в город. Александр взял с собой телохранителей, щитоносцев, лучников и агриан; варвары обратили все свое внимание на машины, оборонялись в том месте, где они стояли, и он, никем не замеченный, с малым числом людей по руслу этой реки вошел в город. (3) Разбив из­нутри ворота, находившиеся рядом с этим местом, они сразу же впустили и остальное войско. Варвары, видя, что город уже взят, все же обратились на Александра и его воинов. Завязалась же­стокая схватка; Александр был тяжело поражен в голову и шею камнем, Кратер и многие военачальники ранены стрелами. Тем не менее варваров с площади оттеснили, (4) а в это время осаждав­шие овладели стеной, на которой уже не было защитников. Около 8000 врагов погибло при первом же захвате города; остальные (всего сошлось сюда около 15 ООО воинов) бежали в кремль. Александр окружил их и продержал там в течение одного дня; они сдались, так как у них не было воды.

    (5)   Седьмой город он взял с.ходу; по словам Птолемея, жители сдались сами; Аристобул же рассказывает, что и он был взят приступом и что перебили всех, кого там захватили. Птолемей же говорит, что Александр роздал людей своим солдатам и приказал им держать их в цепях до тех пор, пока он не уйдет из этой страны: пусть не останется никого из участников восстания.

    (6)    В это время на берега Танаиса прибыло войско азиатских скифов; многие прослышали о восстании варваров, живущих за рекой, и собирались и сами напасть на македонцев, если вос­стание окажется действительно серьезным. Пришло известие о том, что Спитамен осадил гарнизон, оставленный в кремле Мараканд.

    (7)               Александр отправил на Спитамена Андромаха, Менедема и Карана, дав им около 60 всадников-«друзей» и 800 наемников, которыми командовал Каран; наемников же пехотинцев дал он около полутора тысяч. К ним прикомандировал он переводчика Фарнуха, родом ликийца; он хорошо знал язык местных варваров и вообще умел, по-видимому, с ними обращаться.

    4

    Александр занялся задуманным городом; за 20 дней он обвел его стеной и поселил там эллинских наемников, тех из соседей- варваров, которые пожелали там поселиться, и тех македонских солдат, которые уже не годились для военной службы. Принеся, как было у него в обычае, жертву богам, он установил праздне­ство с гимнастическими и конными состязаниями.

    Александр увидел, что скифы не уходят от реки (2) и даже пу­скают через нее стрелы (река была неширокой), причем, хвастаясь по варварскому обычаю, дразнят его, крича, что со скифами он
    схватиться не посмеет, а то придется ему узнать, какая разница между скифами и азиатскими варварами. В раздражении он ре­шил перейти реку и напасть на них и стал готовить меха для пере­правы. (3) Когда, однако, намереваясь переправиться, он стал совершать жертвоприношения, то знамения оказались неблаго­приятными. Его это очень раздосадовало, но все-таки от переправы он удержался. Скифы не оставляли его в покое. Александр опять принес жертву, собираясь перейти через реку, и Аристандр про­рицатель опять сказал, что ему грозит беда. Александр ответил, что лучше ему пойти на смерть, чем, покорив почти всю Азию, стать посмешищем для скифов, как стал им когда-то Дарий, отец Ксеркса. Аристандр ответил, что знамения, посылаемые боже­ством, он не может толковать по-другому, только потому что Александру хочется услышать другое.

    (4)    Меха для переправы были готовы; войско в полном воору­жении стояло у реки, и машины по данному знаку стали метать стрелы в скифов, скакавших на лошадях по берегу. Некоторые были ранены; одному стрела пробила насквозь щит и панцирь, и он упал с лощади. Скифы испугались стрел, летящих на такое большое расстояние, и того, что богатырь их убит, и отошли не­много от берега. (5) Александр, видя их смятение, начал переправу под звуки труб; он шел впереди, войско за ним следовало. Он распорядился, чтобы первыми на берег вышли лучники и пращ­ники: они должны были камнями и стрелами удерживать скифов и не давать им приблизиться к выходящим на берег пехотинцам до тех пор, пока не переправится вся конница. (6) Когда все ока­зались на берегу, он пустил на скифов сначала одну гиппархию чужеземцев и четыре илы солдат, вооруженных сариссами. Скифы встретили их, окружили на своих лошадях, поразили — многие немногих — и скрылись беспрепятственно. Александр ввел между рядами всадников лучников, агриан и прочих легко вооруженных воинов, которыми командовав Балакр, и повел их на скифов.

    (7)    Когда они сблизились, он приказал трем гиппархиям «друзей» и всем конным дротометателям броситься на скифов. Сам он по­спешно повел остальную конницу, построив ее глубокими рядами; теперь взять ее в окружение, как раньше, скифы уже не могли: одновременно с нападением конницы, легковооруженные воины, перемешанные со всадниками, не давали скифам возможности увернуться и напасть снова. И тут у скифов началось поголовное бегство. (8) Их пало около тысячи, в том числе один из их предво­дителей, Сатрак; в плен взято было человек полтораста. Врага преследовали стремительно, и воины замучились от сильной жары; все войско терпело жажду, и сам Александр наскаку пил воду, какая там была. (9) А была эта вода плохой, и у него нача­лось сильное расстройство. Поэтому и не удалось догнать всех
    скифов; я думаю, что если бы Александр не заболел, то их всех бы перебили во время их бегства. Он же в чрезвычайно тяжелом со­стоянии был отнесен обратно в лагерь. Так исполнилось пред­сказание Аристандра.

    5

    В скором времени к Александру явились послы от скифского царя с извинениями в том, что произошло: действовал ведь не скифский народ в целом, а шайки разбойников и грабителей; царь же готов исполнить все, что прикажет Александр. Але­ксандр ответил ему любезными словами: он доверяет ему, но ему кажется, что лучше не прекращать движения на врага и несвое­временно было бы его в данное время прекратить.

    (2)  Спитамен со своими воинами напал на маракандский кремль, охраняемый македонцами; они сделали вылазку, убили какое-то количество врагов, отогнали всех и без всякого ущерба для себя отступили в кремль. (3) Когда же Спитамену донесли, что уже приближается отряд, посланный Александром в Мараканды, он оставил осаду кремля и ушел на север Согдианы. Фарнух и его стратеги, торопившиеся изгнать его совсем из страны, следовали за ним до границ Согдианы и напали вопреки здравому смыслу на скифов-кочевников. (4) Спитамен, набрав еще около 600 скиф­ских всадников, ободренный союзом со скифами, решил сразиться с наступающими македонцами. Став на равнине около скифской пустыни, он не захотел, однако, ни ждать вражеского нападения, ни самому напасть на врагов; всадники его только скакали вокруг пехоты и пускали в нее стрелы. (5) Они без труда ускользали от наседавших Фарнуховых воинов, потому что лошади у них были быстрее и на ту пору свежее; у Андромаха конница, бывшая все время в пути и не имевшая достаточно фуража, была изнурена. Скифы энергично нападали и на тех, кто удерживал позиции, и на тех, кто отступал. (6) Много людей было ранено стрелами, были и убитые; наконец войско, выстроившись квадратом, отошло к реке Политимету, где находился лес, куда не могли проникнуть стрелы варваров и где от пехоты было больше пользы.

    (7)    Каран гиппарх, ничего не сказав Андромаху, начал пере­ходить реку, чтобы поместить конницу под ее прикрытием; пе­хота пошла за конницей, не получив на то никакого приказа; воины спускались в реку по обрывистым берегам, перепуганные и в полном беспорядке. (8) Варвары, заметив промах македонцев, стали вместе с лошадьми кидаться в реку с обеих сторон переправы. Одни преследовали тех, кто уже переправился через реку и отошел от нее; другие же, выстроившись фронтом против переправляю­
    щихся, сбрасывали их обратно в воду, или пускали в них стрелы с флангов, или кидались сзади на входящих в реку. Македонцы, оказавшись в безвыходном положении, бросились к небольшому островку посреди реки. Скифы и воины Спитамена окружили их и всех перестреляли из луков; небольшое число, впрочем, взяли в плен, но и их всех убили.

    6

    Аристобул рассказывает, что значительная часть войска по­гибла, попав в засаду, устроенную скифами, которые спрятались в зарослях и напали из своего укрытия на македонцев как раз в разгар схватки. Варвары воспользовались смятением и беспо­рядком в войске и перебили всех: спаслось не больше 40 всадников и человек 300 пехотинцев. Дело было в том, что Фарнух хотел передать командование македонцам, которые были с ним вместе отправлены, под тем предлогом, что он в военном деле человек несведущий и послан Александром больше для воздействия на варваров, чем для ведения войны; они же македонцы и «друзья» царя. (2) Андромах, Каран и Менедем не приняли, однако, ко­мандования, боясь, как бы не показалось, что они нарушают при­казы Александра и своевольничают, а кроме того, в эту страшную минуту они хотели, в случае поражения, отвечать каждый только за себя, а не нести в качестве плохих военачальников ответст­венность за все.

    (3)     Когда Александру донесли об этом поражении, горькая судьба воинов очень его опечалила, и он решил стремительно идти на Спитамена и его варваров. Взяв с собой половину конницы «друзей», всех щитоносцев, лучников, агриан и самых быстро­ходных пехотинцев, он пошел к Маракандам, куда, по его сведе­ниям, Спитамен вернулся и вновь осаждает кремль. (4) Александр прошел за три дня 1500 стадий и на рассвете четвертого подошел к городу. Спитамен со своим войском при известии о приближении Александра не стал его ждать, а бежал из города. (5) Александр преследовал его по пятам. Придя на то место, где происходила битва, он похоронил павших солдат так, как позволяли это обсто­ятельства, и гнался за убегавшими вплоть до самой пустыни. Повернув оттуда обратно, он опустошил страну, а варваров, скрывшихся в свои крепостцы, перебил, потому что, как ему сообщили, и они участвовали в нападении на македонцев. Он прошел по всей стране, которую орошает река Политимет. (6) Там, где вода в реке исчезает, начинается пустыня. Исчезает же вода, несмотря на свое обилие, потому, что теряется в песках. Так же теряются там и другие, большие и непересыхающие реки, напри­мер Эпард, протекающий через землю мардов, Арий, по имени
    которого названа земля ариев, и Этимандр, протекающий через землю «Благодетелей». (7) А среди этих рек нет ни одной, которая была бы меньше Пенея, фессалийской реки, которая протекает через Темпейскую долину и впадает в море. Политимет же го­раздо больше Пенея.

    7

    Покончив со здешними делами, Александр прибыл в Зариаспы. Здесь он оставался, пока зима не сломалась. За это время у него побывали Фратаферн, парфийский сатрап, и Стасанор, отправлен­ный к ариям для поимки Арсака. Арсака привели в цепях, как и Бразана, которого Бесс поставил парфийским сатрапом; привели и некоторых других участников восстания Бесса. (2) Тогда же вернулись Эпокилл, Меламнид и Птолемей, стратег фракийцев, которые сопровождали до моря деньги, отправленные с Менетом, и союзников. Вернулись тогда же Асандр и Неарх с войском из эллинских наемников, Бесс, сирийский сатрап, и Асклепиодор, гипарх с побережья, и тоже с войском.

    (3)     Тут Александр собрал совет из присутствующих и велел ввести Бесса. Он обвинил его в измене Дарию, приказал обрубить нос и кончики ушей, отвести его в Экбатану и там казнить перед толпой мидян и персов.

    (4)     Я не одобряю этого жестокого наказания и считаю вар­варским обычай увечить человеческое тело; я знаю, что Александр увлекся мидийской и персидской роскошью и жизнью варварских царей, совершенно отличной от жизни подданных, и я порицаю его за то, что он, Гераклид родом, сменил родную македонскую одежду на мидийскую. Порицаю и за то, что он не постыдился вместо головного убора, который он, победитель, носил издавна, надеть тюрбан побежденных персов. (5) Великие дела Александра я привожу в свидетельство того, что ни физическая крепость, ни знатность рода, ни военное счастье, даже большее, чем у Але­ксандра, ни присоединение Ливии к Азии (Александр думал объехать их вокруг по морю и овладеть ими), ни обладание Евро­пой, Азией и Ливией — ничто не дает человеку счастья, если этот человек, совершая великие, как кажется, дела, не обладает в то же время уменьем себя обуздывать.

    8

    Тут своевременно рассказать о насильственной смерти Клита, Дропидова сына (хотя она и случилась несколько позже), и о беде, постигшей в данном случае Александра. Наступил празд­ник в честь Диониса, который справляют македонцы; Александр
    ежегодно приносил на этом празднике жертву Дионису. (2) Рас­сказывают, что в этот раз он презрел Диониса и принес жертву Диоскурам, определив с этого времени приносить жертву Диоску­рам. Когда пирушка была в разгаре (у Александра уже вошло в привычку пировать по-новому, по-варварски), зашла речь о Дио­скурах и о том, что родителем их считается Зевс, а Тиндару от­казано в праве считаться их отцом. (3) Некоторые из присутст­вующих, льстя Александру (такие люди были и всегда будут проклятьем для царей), заявили, что Полидевка с Кастором нельзя и сравнивать с Александром, а дела их с его подвигами. Досталось от них на пирушке и Гераклу; зависть, по их словам, становится на пути живых и мешает современникам воздать им должный почет.

    (4)   Клит явно и уже давно огорчался и растущей склонностью Александра к варварским обычаям, и лестью, которую ему ра­сточали. Тут, сам разгоряченный вином, он заявил, что не поз­волит ни кощунствовать, ни принижать дела древних героев и л ичивать таким недостойным образом достоинство Алексан­дра. (5) Да Александр и не совершил таких великих и дивных дел, которые содеяли они; то, что он сделал, в значительной части дело македонцев. Александр обиделся на эти слова. И я не одобряю этой речи; по-моему, достаточно было среди общего опьянения самому сидеть молча и не подпевать лживым и льстивым речам.

    (6)    Когда же некоторые стали припоминать то, что сделал Филипп, и совершенно несправедливо называть дела его ничтожными и не заслуживающими удивления, таким образом угождая Александру, Клит, уже совершенно вне себя, стал превозносить Филиппа и при­нижать Александра и его дела. Был он уже совсем пьян, всячески поносил Александра и, между прочим, похвалялся, что он спас Александра в конном бою при Гранике. (7) Дерзко протянув вперед свою правую руку, он воскликнул: «Вот эта самая рука, Александр, тогда спасла тебя». Александр, уже не в силах пере­носить дальше пьяные дерзости Клита, в гневе вскочил, но его удержали собутыльники. Клит не унимался. (8) Александр крик­нул щитоносцев. Никто не явился на зов, и Александр заявил, что он находится в том же положении, в каком был Дарий, когда Бесс и его единомышленники схватили и вели его и он оставался царем только по имени. Теперь «друзья» не могли его удерживать; он вскочил и, по словам одних, выхватив копье у одного из тело­хранителей, ударил им и убил Клита; по словам других, он схва­тил сариссу у кого-то из стражей. (9) Аристобул не говорит, с чего начались пьяные речи, но всю вину складывает на Клита; когда Александр в гневе вскочил, намереваясь убить его, то Птолемей, сын Лага, телохранитель, вытащил Клита через ворота за стены и ров кремля, где все происходило. Клит, однако, не
    смог усидеть там, вернулся и попался прямо на глаза Александру, который его звал. Он отозвался: «Вот я, Клит, явился, Александр». В эту же минуту, пораженный сариссой, он скончался.

    9

    Я сильно порицаю Клита за его дерзкое поведение с царем; Александра я жалею в этой беде; он обнаружил, что находится во власти двух пороков, а именно, гнева и пьянства — разумному человеку неподобает быть во власти даже одного из них. (2) И тут, однако, я хвалю Александра за то, что он сразу понял, какое страшное дело он совершил. По словам одних, он упер сариссу в стену и хотел броситься на нее, считая, что недостоин жить после того, как в пьяном виде убил своего друга. (3) Большинство писателей рассказывает по-другому: Александр ушел к себе, рыдая, кинулся на кровать и, зовя по имени Клита и сестру Клита, Ланику, дочь Дропида, свою мамку, твердил, что, став взрослым, хорошо отплатил ей за ее заботы: (4) она видела, как ее дети сра­жались за него и умирали, а ее брата он убил собственной рукой. Он все время повторял, что он убийца своих друзей; три дня ничего не ел и не пил и вообще забыл думать о себе.

    (5)   По этому поводу некоторые прорицатели объявили, что Дионис разгневался, так как Александр пренебрег жертвой ему. «Друзья» с трудом уговорили Александра притронуться к еде и кое-как привести себя в порядок. Дионису жертву он принес, потому что ему желательнее было приписать случившееся несча­стье гневу божества, а не собственной порочности. (6) Я очень хвалю, однако, Александра за то, что он не отнесся к своему преступлению, как к чему-то незначительному, не стал защищать себя (такой защитник хуже преступника), а сознался в падении, человеку свойственном.

    (7)   Некоторые рассказывают, что к Александру позвали софи­ста Анаксарха, чтобы он утешил его. Застав его лежащим и ры­дающим, он засмеялся и сказал, что, по-видимому, Александр не знает, почему древние мудрецы сделали Справедливость сопре- стольницей Зевса: причина в том, что всё, что ни установил бы Зевс, творится по справедливости, и всё, что идет от великого царя, должно почитаться справедливым, во-первых, самим царем, а затем и остальными людьми. (8) Такими словами он утешил тогда Александра, но выдав за мысль мудреца положение, кото­рое не требует от царя, чтобы он действовал по справедливости, тщательно взвешивая свои дела, и признает справедливым любой царский поступок, он, утверждаю я, причинил ему великое зло, еще большее, чем то несчастье, от которого он тогда страдал.

    (9)   Известно ведь, что Александр, воображая себя в глубине души
    сыном Аммона, а не Филиппа, потребовал, чтобы ему кланялись в землю; восхищаясь обычаями персов и мидян, он сменил одежду и переделал чин дворцового этикета. Тут не требовалось ни льсте­цов, толкавших его на этот путь, ни таких софистов, как Анаксарх или Агис, эпический поэт, аргивянин.

    10

    Каллисфен, олинфянин, ученик Аристотеля, человек простой и суровый, не одобрял всего этого. Тут я согласен с Каллисфеном, но никоим образом не считаю справедливыми его слова (если они действительно были написаны), что Александр и Александровы дела зависят от него, Каллисфена, и от его истории (2) и что он прибыл к Александру не за славой для себя, а чтобы прославить его, что Александр станет сопричастником богов не по лживым рассказам Олимпиады относительно его рождения, а по той исто­рии Александра, которую Каллисфен напишет для мира. (3) Не­которые сообщают еще следующее: Филота однажды спросил Кал­лисфена, как он думает, кого особенно чтят в Афинах, и тот отве­тил, что Гармодия и Аристогитона, потому что они убили одного из двух тиранов и уничтожили тиранию. (4) Тут Филота спросил, может ли тираноубийца найти убежище в любом эллинском госу­дарстве? Каллисфен ответил, что в Афинах, во всяком случае, беглец найдет убежище: афиняне ведь за детей Геракла подняли войну с Эврисфеем, тогдашним тираном Эллады.

    (5)   О том, как он противился тому, чтобы кланяться в землю Александру, рассказывают следующее. Александр сговорился с софистами и знатнейшими персами и мидянами, окружавшими его, завести об этом разговор на пирушке. (6) Анаксарх положил начало и стал говорить, что гораздо правильнее почитать богом Александра, а не Диониса и Геракла, и не только за множество его великих деяний, но и потому, что Дионис фиванец и к маке­донцам не имеет отношения, а Геракл аргивянин и с македонцами его связывает только происхождение Александра, Гераклида ро­дом. (7) Справедливее будет, если македонцы станут оказывать своему царю божеские почести. Нет ведь никакого сомнения в том, что, когда он уйдет из этого мира, они будут чтить его как бога; гораздо правильнее возвеличить его при жизни, чем чтить умер­шего, которому эти почести уже ни к чему.

    11

    Анаксарх вел подобные речи; соучастники составленного плана одобрили его слова и заявили, что они тут же желают земно по­клониться Александру; большинство македонцев, раздосадован­
    ных слышанным, хранили молчание. (2) Каллисфен прервал его: «Анаксарх, я считаю, что Александр достоин всяческой чести, которая подобает человеку; люди, однако, провели строгую гра­ницу между почестями, которые воздаются людям, и теми, кото­рые воздают богам: им строят храмы, ставят статуи, выделяют для них священные участки, приносят жертвы и совершают воз­лияния, сочиняют в их честь гимны, а для людей пишут хвалебные песни. Особо важен обряд преклонения. (3) Люди, здороваясь, целуют друг друга, но божество пребывает высоко над нами и при­касаться к нему кощунство. Поэтому мы величаем его, склоняясь перед ним; в честь богов устраивают хоры, в честь богов поют пеаны. Нет ничего удивительного в том, что разных богов, клянусь Зевсом, и чтят по-разному; героям воздают ведь тоже почести иные, чем богам. (4) Неподобает все это перемешать и привести в полный беспорядок, возводя людей на недосягаемую высоту и оказывая им преувеличенные почести, и в то же время низ­вергать и принижать, по крайней мере насколько это от нас за­висит, богов, почитая их наравне с людьми. Александр ведь не вынес бы, если бы частному человеку присвоены были поднятием рук или неправильным голосованием царские почести. (5) Еще справедливее будут боги в своем гневе на тех людей, которые присваивают себе божеские почести или соглашаются на их при­своение. Для Александра более чем достаточно быть и считаться самым храбрым из храбрецов, самым царственным из царей, из военачальников самым достойным этого звания. (6) И уж кому, как не тебе, Анаксарх, следовало бы сказать то, что говорю я, и по­мешать высказываниям противоположным: ты ведь живешь при Александре, чтобы приобщить его к образованию и мудрости. Не выступать с твоим словом подобало тебе, а вспомнить, что ты живешь советником не при Камбизе или Ксерксе, а при сыне Филиппа, ведущем род от Геракла и Эака; его предки пришли из Аргоса в Македонию и стали править ею не как насильники, а по закону. (7) И самому Гераклу при жизни его эллины не воздавали божеских почестей и стали чтить его как бога не сразу, после смерти, а только потом, по приказу дельфийского бога. Если же человеку, который рассуждает в варварской стране, приходится иметь и варварский образ мыслей, то, прошу тебя, Александр, вспомни об Элладе, ради которой предпринял ты весь этот поход, пожелав присоединить Азию к Элладе. (8) Подумай: вернувшись туда, ты и эллинов, свободнейших людей, заставишь кланяться тебе в землю? или эллинов оставишь в покое и только на македонцев наложишь это бесчестие? или вообще почести тебе будут оказывать разные: эллины и македонцы будут чтить тебя, как человека, по эллинскому обычаю и только варвары по-вар­варски? (9) О Кире, сыне Камбиза, рассказывают, что он был
    первым человеком, которому стали кланяться в землю, и с того времени персы и мидяне продолжают унижаться подобным об­разом. Следовало бы подумать, что этого Кира образумили скифы, люди бедные и независимые; Дария опять-таки скифы; Ксеркса афиняне и лакедемоняне; Артаксеркса Клеарх и Ксенофонт со своими 10 ООО воинов, а Дария, нашего современника, Александр, которому земно не кланялись».

    12

    Такие слова Каллисфена чрезвычайно раздражили Александра, но македонцам пришлись по душе. Заметив это, Александр послал сказать, чтобы о земных поклонах не было больше и речи.

    (2)   Когда, однако, после всех этих разговоров наступило молчание, самые почтенные и старые персы встали и один за другим земно поклонились Александру. Леоннату, одному из «друзей», пока­залось, что кто-то из персов поклонился не по правилам, и он стал издеваться над его позой, как над чем-то унизительным. Александр тогда на него рассердился, но потом вернул ему свое расположение.

    (3)    Существует и такой рассказ. Александр, отпив из золотой чаши, пустил ее вкруговую, начав с тех, с кем он сговаривался относительно поклонов. Первый из получивших чашу отпил из нее, встал и земно поклонился Александру, который поцеловал его. Так чаша обошла подряд всех. (4) Когда черед дошел до Каллисфена, он встал, отпил из чаши, и подойдя к Александру, хотел поцеловать его, не поклонившись ему земно. Тот в это время как раз разговаривал с Гефестионом и не обратил внимания, выполнил ли Каллисфен обряд поклона. (5) Деметрий же, сын Пифонакта, один из «друзей», сказал, когда Каллисфен подошел поцеловать Александра, что он подходит без земного поклона. Александр не позволил ему поцеловать себя, а Каллисфен заметил: «Я потерял только один поцелуй».

    (6)    Я никоим образом не одобряю этих слов, свидетельствую­щих о бестактности Каллисфена, обидевшего Александра как раз в такую минуту. По-моему, достаточно каждому вести себя подо­бающим образом и содействовать, насколько возможно, преуспе­янию царя, находиться при котором ты не считаешь для себя унизительным. (7) Я считаю вполне естественным, что Александр возненавидел Каллисфена за неуместное свободоречие и высоко­мерие, соединенное с неуменьем держать себя. Поэтому я вполне доверяю тем, кто обвиняет Каллисфена в том, что он участвовал в заговоре юношей против Александра; другие даже говорят, что он поднял их на этот заговор. А заговор этот возник таким образом.


    13

    Еще Филиппом было заведено, чтобы сыновья знатных маке­донцев, вошедшие в юношеский возраст, набирались для услуг царю: им поручали прислуживать царю и стоять на страже, когда он спит. Когда царь собирался выезжать, они приводили ему лошадь из конюшни, подсаживали его по персидскому обычаю, принимали участие в охотничьих состязаниях. (2) В числе этих юношей находился и Гермолай, сын Сополида; он, по-видимому, занимался философией и поэтому с уважением относился к Кал- лисфену. Рассказывают, что когда на охоте кабан несся прямо на Александра, Гермолай метнул в него копье раньше Александра. Кабан упал; Александр упустил момент, но рассердился на Гер- молая; в гневе приказал он высечь его на глазах остальных юно­шей и отнял у него лошадь.

    (3)    Этот Гермолай, страдая от полученного оскорбления, ска­зал Сострату, сыну Аминты, своему сверстнику и другу, что он не сможет жить, если не отомстит Александру за оскорбление. Сострата он легко убедил помочь ему: тот любил его. (4) Они привлекли на свою сторону Антипатра, сына Асклепиодора, си­рийского сатрапа, Эпимена, сына Арсея, Антиклея, сына Фео­крита, и Филоту, сына фракийца Карсида. Сговорились в ту ночь, когда очередь держать ночную стражу дойдет до Антипатра, убить Александра, напав на сонного.

    (5)    По рассказу одних, само собой случилось так, что Але­ксандр пьянствовал до утра; Аристобул же пишет следующее: Александра сопровождала некая сириянка, которая бывала одер­жима божеством. Сначала Александр и его свита смеялись над ней. Когда же оказалось, что в состоянии одержимости она всегда вещает правду, то Александр стал относиться к ней с уважением, и сириянка получила доступ к царю ночью и днем; часто стояла она около него, когда он спал. (6) Она встретила его, одержимая божеством, когда он шел с пирушки, попросила вернуться и про­вести всю ночь на пиру. Александр, считая, что это указание свыше, вернулся, продолжая пировать, и таким образом дело юношей провалилось.

    (7)     На следующий день Эпимен, сын Арсея, один из участников заговора, рассказал обо всем Хариклу, сыну Менандра, своему другу. Харикл рассказал Эврилоху, брату Эпимена. Эврилох пошел в палатку Александра и изложил все Птолемею, сыну Лага, телохранителю. Тот рассказал Александру. Александр ве­лел схватить всех, чьи имена были названы Эврилохом. Их пы­тали, и они раскрыли весь свой заговор и назвали еще несколько человек.

    14

    Аристобул говорит, что они назвали Каллисфена, как чело­века, внушившего им этот дерзкий замысел. И Птолемей гово­рит то же. Большинство же рассказывает иначе: Александр сразу же поверил наветам на Каллисфена, потому что давно ненавидел его и потому что Гермолай был очень близок к Кал- лисфену. (2) Некоторые же пишут следующее: Гермолай, когда его поставили перед собранием македонцев, заявил, что он дей­ствительно составил заговор — свободному человеку невозможно терпеть дерзостное самомнение Александра — и он перечислил все: несправедливую казнь Филоты и уже совсем беззаконное уничтожение заодно с ним и его отца, Пармениона, и других людей; убийство Клита, совершенное в пьяном виде; мидийскую одежду; непрекращающееся обсуждение того, как ввести в обиход земные поклоны; попойки Александра, сменяющиеся сном. Он не в силах был переносить это и захотел освободить и остальных македонцев.

    (3)     Присутствующие побили камнями его и всех, кто был с ним захвачен. Каллисфена, по словам Аристобула, вели за войском в цепях; он заболел и скончался. По словам же Птолемея, сына Лага, его пытали и повесили. Так разноречивы сведения, идущие от людей, которые заслуживают наибольшего доверия, которые в то время были при Александре и пишут о событиях важных, чей ход от них скрыт не был. (4) Другие рассказывают о них еще много другого, причем все по-разному; я считаю, что об этом хватит. Случилось все это несколько позднее несчастья с Клитом, но я пишу об этом заодно, считая, что тут много общего.

    15

    К Александру пришло опять посольство от европейских ски­фов; с ними были и послы, которых он сам отправил к скифам. Скифский царь как раз умер, когда их послал Александр, и теперь царствовал его брат. (2) Посольство должно было сообщить, что скифы готовы сделать все, что скажет им Александр; ему поднесли от скифского царя дары, которые у скифов почитаются самыми драгоценными; царь готов выдать за Александра и свою дочь ради укрепления дружественного союза. (3) Если Александр не удостоит скифскую царевну своей руки, то царь готов выдать за самых верных друзей Александра дочерей скифских сатрапов и прочих могущественных людей скифской земли. Царь и сам придет к Александру, если он ему это прикажет, чтобы от него самого услышать его распоряжения. (4) В это же время пришел к Александру и Фарасман, царь хорасмиев, с конницей в полторы
    тысячи человек. Фарасман рассказал, что он живет по соседству с племенем колхов и с амазонками, и вызвался, если Александр пожелает, ударив на колхов и амазонок, покорить заодно и пле­мена, живущие у Эвксинского моря, быть ему проводником и за­готовить все необходимое для войска.

    (5)    Скифским посланцам Александр ответил ласково и так, как ему на то время было выгодно, но от скифских невест отка­зался. Фарасмана он поблагодарил, заключил с ним дружествен­ный союз, но сказал, что идти к Понту для него сейчас несвоевре­менно. Он поручил Фарасмана персу Артабазу, которого поставил управлять Бактрией, и другим соседним сатрапам и отослал его обратно на родину. (6) Мысли его, говорил он, заняты теперь Индией: покорив ее, он овладеет всей Азией; овладев же Азией, вернется в Элладу и оттуда уже, через Геллеспонт и Пропонтиду со всеми сухопутными и морскими силами ворвется на Понт. И он попросил Фарасмана отложить свою помощь, которую он предлагал сейчас.

    (7)    Сам он опять отправился к реке Оксу и решил идти обратно в Согдиану, получив донесение о том, что множество согдиан собрались по укреплениям и отказались повиноваться сатрапу, которого им поставил Александр. Когда он стоял лагерем возле Окса, то неподалеку от палатки самого Александра забил источник воды и рядом с ним другой источник, масляный. (8) Об этом диве сообщили Птолемею, сыну Лага, телохранителю, а Птолемей рас­сказал Александру. Александр по поводу этого явления принес все жертвы, какие были указаны прорицателями. Аристандр ска­зал, что масляный источник предвещает труды, но предвещает также и победу после трудов.

    16

    Александр перешел с частью войска в Согдиану, а Полипер- хонта, Аттала, Горгия и Мелеагра оставил в Бактрии, приказав им следить за страной, чтобы и тут варвары не возмутились; начавшиеся уже восстания велено было подавить. (2) Бывшее при нем войско Александр разделил на пять частей: во главе одной он поставил Гефестиона, во главе другой Птолемея, сына Лага, телохранителя; командование третьей поручил Пердикке; чет­вертым отрядом предводительствовали Кен и Артабаз; с пятым отрядом он сам пошел через эту страну к Маракандам. (3) Осталь­ные действовали по своему усмотрению: покоряли силой собрав­шихся по укреплениям; принимали в подданство сдавшихся. Когда все войско, пройдя значительную часть согдийской земли, прибыло к Маракандам, он отправил Гефестиона с приказом вновь заселить города Согдианы, Кена же и Артабаза послал к скифам,
    так как ему донесли, что к скифам бежал Спитамен. Сам он с осталь­ным войском прошел по той части Согдианы, которая была еще в руках восставших, и без труда покорил ее.

    (4)     Пока Александр был занят этим, Спитамен и несколько согдиан, бежавших с ним вместе в землю скифов-массагетов, на­брали конный отряд в 600 массагетов и подошли к одной крепостце в Бактрии. (5) Ни фрурарх, ни его сторожевой отряд не ожидали вражеского нападения; солдат перебили; фрурарха взяли в плен и держали под стражей. Ободренные захватом крепостцы, они через несколько дней подошли к Зариаспам, но на город напасть не решились и ушли, захватив большую добычу.

    (6)     В Зариаспах оставалось по болезни несколько всадников- «друзей»; с ними были и Пейфон, сын Сосикла, ведавший царским двором в Зариаспах, и кифаред Аристоник. Узнав о набеге скифов (они уже оправились после болезни, могли ходить при оружии и садиться на коня), они взяли человек 80 наемных всадников, оставленных для охраны Зариасп, кое-кого из «царских юношей» и бросились за массагетами. (7) Напав на ничего не подозревавших скифов, они в первой же стычке отняли у них всю добычу и пере­били немалое число похитителей. Возвращаясь в беспорядке обратно, так как предводителя у них не было, они попали в засаду, устроенную Спитаменом и скифами, и потеряли 7 «друзей» и 60 наемных всадников. Аристоник кифаред пал там, сражаясь не как кифаред, а как доблестный воин. Пейфона скифы ранили и живым взяли в плен.

    17

    Кратер, узнав о случившемся, стремительно пошел на мас­сагетов. Они, узнав о его приближении, кинулись что было сил бежать в пустыню. Кратер, идя по пятам за отрядом Спитамена, настиг его недалеко от пустыни; с ним было теперь еще с тысячу всадников-массагетов. (2) Между македонцами и скифами завяза­лась жаркая схватка; победили македонцы. У скифов пало пол­тораста всадников. Остальные легко укрылись в пустыне, где македонцы не могли уже их преследовать.

    (3)    В это время Александр уволил Артабаза от должности сатрапа Бактрии (он сам просил об этом по старости) и на место его поставил сатрапом Аминту, сына Николая. Кена он оставил на старом месте с его отрядом, отрядом Мелеагра, сотнями четырьмя всадников-«друзей», со всеми конными дротометателями и теми бактрийцами и согдианами, которыми командовал Аминта. Им всем было велено подчиняться Кену и остаться на зимовку в Со- гдиане, чтобы следить за страной и охранять ее; если же окажется,
    что зимой где-то бродит Спитамен, то устроить ему засаду и за­хватить его.

    (4)    Спитамен и его люди, видя, что македонцы всюду расста­вили свои гарнизоны и что бежать им некуда, пошли на Кена и его войско, решив, что тут как раз они и могут оказаться побе­дителями. Придя в Габы — это неприступное место на границе между согдийской землей и скифами-массагетами, — они без труда убедили около 3000 скифских всадников вторгнуться вместе с ними в Согдиану. (5) Скифы эти жили в крайней бедности; не было у них ни городов, ни оседлого жилья; бояться за свои блага им было нечего, и потому склонить их на любую войну ничего не стоило. Кен, узнав о приближении Спитамена и его всадников, пошел ему навстречу с войском. (6) Завязалась жестокая битва, и македонцы победили; варваров-всадников пало в этой битве больше 800 человек, а у Кена человек 25 всадников и 12 пехотин­цев. Согдиане, уцелевшие со Спитаменом, и многие бактрийцы покинули Спитамена во время бегства, пришли к Кену и сдались ему. (7) Скифы же массагеты, потерпев поражение, разграбили обоз бактрийцев и согдиан, воевавших вместе с ними, и бежали вместе со Спитаменом в пустыню.Когда до них дошла весть о том, что Александр собирается вторгнуться в пустыню, они отрезали Спитамену голову и послали ее Александру, чтобы этим поступ­ком отвратить его от этого намерения.

    18

    Кен отправился в Навтаки к Александру, также Кратер со своими людьми, Фратаферн, сатрап Парфии, и Стасанор, сатрап ариев: все приказания Александра были ими выполнены. (2) Александр расположил свое войско в окрестностях Навтак на отдых, так как стояло самое суровое зимнее время. Фратаферна он отправил к мардам и тапурам с приказом привести сатрапа Автофрадата, за которым Александр неоднократно посылал, но тот на зов не являлся. (3) Стасанора он послал сатрапом к дран- гам, а к мидянам на сатрапию Атропата, так как Оксидат, по его мнению, против него злоумышлял. Стамена он отправил в Вавилон, так как ему сообщили о смерти вавилонского гипарха Мазея. Сопола, Эпокилла и Менида он послал в Македонию привести ему из Македонии войско.

    (4)    В самом начале весны он пошел к Согдийской Скале, куда, как ему сообщили, собралось много согдийцев. Говорили, что на эту Скалу бежали жена бактрийца Оксиарта и дочери Окси- арта: Оксиарт спрятал их в этом, как казалось, неприступном месте, потому что и он отпал от Александра. Если бы эта Скала
    была взята, то у согдиан, желавших восстать, отнято было бы последнее убежище.

    (5)    Когда Александр подошел к Скале, он увидел отвесные, недоступные для штурма стены; варвары навезли туда съестных припасов с расчетом на длительную осаду. Нападал глубокий снег; это затрудняло подступ македонцам и обеспечивало вар­варам обилие воды. Тем не менее Александр решил брать это место приступом. (6) Высокомерные слова варваров разгневали Александра и подстрекнули его честолюбие. Он предложил им начать переговоры и обещал, что они вернутся домой здравыми и невредимыми, если сдадут это место. Те с хохотом, на варварский лад, посоветовали Александру поискать крылатых воинов, кото­рые и возьмут ему эту гору: обыкновенным людям об этом и думать нечего. (7) Тогда Александр велел объявить, что первый, кто взой­дет на Скалу, получит в награду 12 талантов, второй получит вторую награду, третий — третью, и так подряд; взошедшему по­следним причитается и награда последняя: 300 дариков. Это заявление еще больше подстрекнуло македонцев, которые и так рвались в бой.

    19

    Собраны были солдаты, привыкшие во время осад карабкаться по скалам, числом около 300. Они заготовили небольшие железные костыли, которыми укрепляли в земле палатки; их они должны были вколачивать в снег по тем местам, где снег слежался и пре­вратился в лед, а там, где снега не было, прямо в землю. К ним привязали прочные веревки из льна и за ночь подобрались к са­мой отвесной и потому вовсе не охраняемой скале. (2) Вбивая эти костыли или в землю, где она была видна, или в совершенно отвердевший снег, они подтянулись на скалу, кто в одном месте, кто в другом. Во время этого восхождения погибло около 30 че­ловек, и даже тел их не нашли для погребения: они утонули в снегу. (3) Остальные уже на рассвете заняли верхушку горы; взобравшись туда, они стали размахивать платками в сторону македонского лагеря: так им было приказано Александром. Он выслал глашатая и велел ему крикнуть варварской страже, чтобы они не тянули дальше, а сдавались, потому что крылатые люди нашлись и уже заняли вершину их горы. И глашатай тут же по­казал воинов на вершине.

    (4)   Варвары, потрясенные неожиданным зрелищем, решили, что гора занята гораздо большим числом вполне вооруженных лю­дей, и сдались: так перепугались они при виде этой кучки маке­донцев. В плен было взято много женщин и детей, в том числе жена Оксиарта и его дети. (5) У Оксиарта была дочь, девушка на
    выданье, по имени Роксана. Воины Александра говорили, что после жены Дария они не видели в Азии женщины красивее. Александр увидел ее и влюбился. Он не захотел обидеть ее как пленницу и счел ее достойной имени жены. (6) Я не порицаю за это Александра, а скорее хвалю. Он или не захотел жены Дария, которая слыла первой красавицей Азии, или сумел обуздать себя, хотя был молод и находился на вершине счастья, когда люди позволяют себе все. Он же отнесся к женщине с уважением и жалостью; проявил боль­шое самообладание и вполне уместное желание доброй славы.

    20

    Рассказывают, между прочим, что вскоре после битвы при Иссе к Дарию убежал евнух, приставленный стражем к его жене. Увидя его, Дарий прежде всего спросил, живы ли его дочери, жена и мать. (2) Узнав, что они живы, что их величают царицами и обращаются с ними так же, как обращались с ними у Дария, он затем спросил, верна ли ему его жена. Узнав, что верна, он опять осведомился, не совершил ли Александр оскор­бительного насилия. Евнух клятвенно подтвердил: «Царь! жена твоя осталась такой, какой ты ее оставил; Александр самый благо­родный и воздержанный человек». (3) Тогда Дарий воздел руки к небу и произнес такую молитву: «Зевс-владыка, ты ведаешь на земле судьбою царей! сохрани же мне теперь власть над персами и мидянами, которую ты же и дал мне. Если же тебе неугодно оставить меня царем Азии, то не передавай моего владычества никому кроме Александра». Так уменье владеть собой и себя обуз­дывать внушает уважение даже врагам.

    (4)     Оксиарт, услышав, что его дети в плену, и услышав, что Александр увлечен Роксаной, ободрился и явился к Александру. Его приняли с почетом, как и естественно при такой встрече.

    21

    Александр, покончив с делами в Согдиане и овладев Скалой, пошел на паретаков. Говорили, что множество варваров держит там в своей власти одно неприступное место, другую скалу, ко­торая называется скалой Хориена. Туда укрылся сам Хориен и немало других князей. (2) Скала эта высотой была в 20 ста­дий, окружностью же в 60. Была она со всех сторон отвесная, и вела на нее только одна дорога, причем узкая и неудобная, устроен­ная наперекор природе этого места. Взойти по ней было трудно даже при отсутствии всякого сопротивления и двигаясь пооди­ночке. Скалу опоясывала глубокая пропасть, и тому, кто за­думал бы подвести войско к этой скале, нужно было задолго до
    этого засыпать эту пропасть, чтобы повести штурм с ровного места.

    (3) Александр все равно взялся за дело: так велико было его дерзновение, на такую высоту счастья он поднялся, что, каза­лось ему, нет для него мест непроходимых и недоступных. Он велел нарубить елей (вокруг горы росло множество очень высо­ких елей) и наделать лестниц, чтобы войско могло спуститься по ним в пропасть: иначе сойти туда было невозможно. (4) Днем Александр сам руководил работами, назначая на них половину своих солдат; ночью его по очереди заменяли телохранители — Пердикка, Леоннат и Птолемей, сын Лага, так как другую поло­вину войска он разбил на три отряда, которые работали поочередно, каждый в назначенную ему ночь. За день успевали продвинуться не больше чем на 20 локтей, а за ночь немного меньше, хотя и все войско работало: так недоступно было это место и так трудно было там работать. (5) Спустившись в пропасть, солдаты заби­вали костыли в ее склоны в том месте, где она больше всего суживалась; расстояние между костылями определяли с таким расчетом, чтобы они выдержали будущий настил. Настил этот делали из ивовых плетенок, наподобие моста, скрепляли плетенки между собой и сверху на них насыпали земли, чтобы войско смогло подойти к скале по ровному месту.

    (6)    Варвары сначала с пренебрежением отнеслись к этим рабо­там, как к совершенно пустой затее. Когда же стрелы стали попадать уже на скалу и варвары, сидя наверху, оказались бес­сильны помешать македонцам (у них был сделан навес, под которым они могли работать, не боясь стрел), то Хориен испугался и послал глашатая к Александру, прося прислать ему Оксиарта.

    (7)     Александр послал Оксиарта, и тот убедил Хориена сдаться самому и сдать свою крепость: нет такого места, которого не взял бы силой Александр и его войско, но друг он верный, — и Оксиарт стал превозносить верность и справедливость царя, приводя в подтверждение своих слов разные случаи и прежде всего свой собственный. (8) Хориен послушался его и сам пришел к Александру в сопровождении нескольких родственников и друзей. Александр ласково принял Хориена, заверил его в своей дружбе, но не отпу­стил его и предложил отправить несколько человек из тех, кто пришел вместе с ним, обратно на скалу с приказом сдать ее.

    (9)     Беглецы, собравшиеся там, сдали ее; Александр с 500 щито­носцев сам поднялся туда, чтобы осмотреть крепость, и настолько был он далек от мысли о жестокой расправе с Хориеном, что поручил ему ведать этой крепостью и оставил его князем в тех местах, куда назначил его и раньше.

    (10)     Войско Александра очень страдало от зимней непогоды; во время осады случились большие снегопады; мучительно ощу­
    щался недостаток съестных припасов. Хориен пообещал доста­вить войску еды на два месяца; из запасов, сложенных в крепости, он доставил хлеба, вина и солонины, рассчитав количество по палаткам. При этом он сказал, что из заготовленного на случай осады он не истратил и десятой части. Александр после этого стал особенно уважать его, так как он сдал крепость не по необ­ходимости, а по свободному решению.

    22

    Покончив с этим, Александр сам пошел в Бактрию, а Кратера с шестью сотнями всадников-«друзей» и с пехотными отрядами — его собственным, Полиперхонта, Аттала и Алкеты — послал про­тив Катана и Австана, единственных в земле паретаков, которые еще не сложили оружия. (2) С ними завязалась жестокая битва; победили в этой битве солдаты Кратера. Катан пал в сражении; Австана взяли в плен и привели к Александру; из варваров по­гибло 120 всадников и около полутора тысяч пехотинцев. По­кончив с восстанием, Кратер с войском направился в Бактрию. В Бактрии и случились горестные для Александра события с Каллисфеном й юношами.

    (3)    Из Бактрии в конце весны Александр с войском пошел на индов; в бактрийской земле он оставил Аминту и с ним 3500 всадников и 10 ООО пехотинцев. (4) Переправившись за десять дней через Кавказ, он пришел в Александрию, город, основанный им в земле парапамисадов во время его первого похода в Бактрию. Гипарха, поставленного им тогда над городом, он отрешил от должности, потому что, по его мнению, он управлял плохо.

    (5)      Переселив еще в Александрию некоторое число окрестных жителей и оставив там солдат, которые уже не годились для воен­ной службы, он велел Никанору, одному их «друзей», заняться благоустройством города; сатрапом в земле парапамисадов и ва всей области вплоть до реки Кофена он назначил Тириеспа.

    (6)    Придя в город Никею и принеся жертву Афине, он повернул к Кофену, выслав вперед глашатая с приказом Таксилу и всем с этого берега реки встретить его как кому придется. Таксил и прочие князья вышли ему навстречу с дарами, какие у индов считаются ценнейшими, и пообещали дать ему слонов, которые у них имелись, числом до 25.

    (7)    Тут он разделил свое войско: Гефестиона и Пердикку он послал в землю певкелаотов, к реке Инду, дав им полки Горгияг Клита и Мелеагра, половину конницы «друзей» и всю наемную конницу. Он велел им все земли, лежащие на их пути, или поко­рять силой, или присоединять на договорных началах, а придя к Инду, приготовить все для переправы через реку. С ними отпра­вились Таксил и прочие князья. (8) Придя к Инду они сделали, как
    лриказал им Александр. Астис, князь Певкелаотиды, затеял восстание, погиб сам и погубил город, в который бежал. Воины Гефестиона взяли его после тридцатидневной осады. Сам Астис погиб, а управление городом было поручено Сангаю, который еще раньше перебежал от Астиса к Таксилу: это внушило Але­ксандру доверие к нему.

    23

    Александр, ведя с собой щитоносцев, всадников-«друзей», которые не ушли с Гефестионом, отряды так называемых «пеших друзей», лучников, агриан и конных дротометателей, направился в земли аспасиев, гуреев и ассакенов. (2) Пройдя горной труд­ной дорогой вдоль реки, называемой Хой, и с трудом ^переправив- шись через нее, он приказал всей пехоте следовать за ним обычным маршем; сам же, взяв всю конницу и посадив на лошадей около восьми сотен македонцев-пехотинцев (щиты, какие носила пехота, •они оставили при себе), стремительно двинулся вперед, так как ему донесли, что местные варвары бежали в окрестные горы и в свои города, откуда можно было с успехом отражать врага.

    (3)     Подойдя к первому же городу, который встретился ему на пути, он сразу же, с ходу, загнал в город и запер в нем варваров, расположившихся перед городом, но сам был ранен в плечо стре­лой, вонзившейся через панцирь. Рана оказалась легкой: пан­цирь не дал стреле пробить плечо насквозь. Ранены были также Птолемей, сын Лага, и Леоннат.

    (4)      Он расположился лагерем у города с той стороны, где стена казалась наиболее доступной. На следующий день перед рассветом македонцы без труда овладели первой, не очень тщательно сложенной стеной (город был обведен двумя стенами); за второй варвары некоторое время держались, но когда лестницы были уже приставлены и воинов на стене со всех сторон поражали стрелы, они не устояли и бросились через городские ворота в горы. (5) Часть их погибла во время бегства; взятых в плен македонцы всех перебили в гневе за рану Александра. Многим, однако, удалось скрыться в горах: горы отстояли недалеко от города. Город Александр велел срыть до основания и пошел к Андаке, другому городу. Андака сдалась; Александр оставил здесь Кратера с другими предводителями пехоты, приказав уничтожать города, которые добровольно не сдадутся, и устроить в стране все наилучшим для данного времени образом.

    24

    Сам он со щитоносцами, лучниками, агрианами, отрядами Кена и Аттала, агемой всадников, самое большее с четырьмя гип- лархиями остальных «друзей» и с половиной конных лучников
    двинулся к реке, где находился князь аспасиев. Пройдя большое расстояние, он на второй день подошел к городу. (2) Варвары, узнав о приближении Александра, зажгли город и бежали в горы. Воины Александра преследовали бегущих до самых гор и пере­били большое число варваров раньше, чем они успели скрыться в местах непроходимых.

    (3)      Птолемей, сын Лага, увидел на холме предводителя та­мошних индов; вокруг него стояли воины со щитами. У Птолемея людей было гораздо меньше, но он все-таки кинулся в погоню, сначала верхом. Лошади, однако, было трудно взбираться на холм; Птолемей спрыгнул с нее, отдал поводья кому-то из щито­носцев, а сам как был побежал за индом. (4) Когда тот увидел, что Птолемей близко, он и его воины повернулись к нему лицом. Инд ударил Птолемея в грудь длинным копьем; панцирь за­держал удар. Птолемей пробил инду бедро насквозь, свалил его на землю и снял с него доспехи. (5) Воины при виде своего павшего князя дрогнули и побежали; те же, кто засел в горах, видя, что тело их вождя подбирают враги, охваченные скорбию, сбежали вниз, и на холме завязалась жестокая схватка. На холме оказался сам Александр, прибывший сюда со своими пехотин­цами, которых он опять спешил. Несмотря на эту под­могу, индов с трудом отбросили в горы и овладели телом вождя.

    (6)     Перевалив через горы, Александр вошел в город, который назывался Аригеем, но застал только пожарище; жители подо­жгли город и бежали в горы. Сюда пришел и Кратер со своим войском, выполнив все, что было ему поручено царем. (7) Город же этот, расположенный в очень удобном месте, он приказал Кра­теру обвести стеной и поселить в нем окрестных жителей, кто пожелает, а также солдат, уже негодных к военной сл/ужбе. Сам он пошел туда, где, по его сведениям, собралось большое число здешних варваров. Подойдя к горе, он расположился лагерем у ее подошвы.

    (8)    Птолемей, сын Лага, посланный Александром за фуражом, отойдя для разведки с несколькими воинами на более далекое расстояние, доложил Александру, что костров увидел он у вар­варов больше, чем в лагере Александра. (9) Александр ко множе­ству костров отнесся недоверчиво; узнав, однако, что местные варвары сосредоточили здесь свои силы, он часть своего войска оставил под горой, там, где они стали лагерем. Сам он взял с со­бой людей в количестве, сообразном донесению, и когда костры видны были уже близко, разделил свое войско на три части.

    (10)     Во главе одной он поставил Леонната, телохранителя, пору­чив ему командование отрядами Аттала и Балакра; вторую по­ручил вести Птолемею, сыну Лага — тут была треть царских щитоносцев, отряды Филиппа и Филоты, две хилиархии лучников,
    агриане и половина конницы, — третью сам повел туда, где, казалось, скопилось больше всего варваров.

    25

    Варвары, находясь на высотах, заметили приближение македонцев; полагаясь на свою численность, они пренебрежительно отнеслись к малому, как им показалось, отряду македонцев и спустились в долину. Завязалась жаркая схватка, но и над этим противником Александр легко одержал победу. (2) Отряд же Птолемея стоял не на равнине; варвары удерживали холм, по­строившись рядами в глубину. Птолемей повел своих с той стороны, где холм казался всего доступнее, но не окружил его со всех сторон, а оставил свободный промежуток на тот случай, если варвары захотят бежать. (3) Завязалась и тут жестокая битва: место было неудобное, а кроме того, индов нельзя и сравнивать с прочими местными варварами: они гораздо храбрее своих сосе­дей. Македонцы, однако, оттеснили их от горы. Та треть войска, которой командовал Леоннат, сделала то же; и они победили своих врагов. (4) Птолемей рассказывает, что в плен было взято больше 40 ООО человек, а рогатого скота больше 230 ООО. Из этих животных Александр выбрал самых красивых — они выделя­лись и красотой и величиной, — чтобы отослать их в Македо­нию для полевых работ.

    (5)   Оттуда он повел войско в землю ассакенов. Ему донесли, что они готовятся к войне, что у них 2000 всадников, больше 30 000 пехотинцев и 30 слонов. Кратер к этому времени уже обстроил город, для заселения которого был оставлен, и пошел к Александру с тяжеловооруженной частью войска и с машинами на случай какой-либо осады. (6) Сам же Александр с конницей «друзей», конными дротометателями, полками Кена и Полиперхонта, с тысячей агриан и с лучниками пошел на ассакенов через землю гуреев. (7) С трудом переправился он через реку Гурей, по которой названа страна; она глубока, течение в ней стремительное; на дне ее лежат круглые камни, о которые спотыкались при пере­праве. Варвары, узнав о приближении Александра, не осмели­лись вступить в сражение всем скопом; они разошлись по своим городам и решили защищать их и отбиваться.

    26

    Александр пошел сначала к Массагам, самому крупному из здешних городов. Когда он уже подошел к его стенам, варвары, полагаясь на наемников, индов из дальних мест, бегом устремились на македонцев в то время, когда те стали располагаться лагерем. (2) Александр, видя, что битва произойдет рядом с городом,
    захотел увлечь варваров подальше от стен, чтобы, обратившись вспять (а он понимал, что варвары побегут), они не смогли, чуть- чуть пробежав, сразу же укрыться в городе. Когда он увидел, что они выбегают из города, он велел македонцам повернуть и отойти назад к холму, отстоявшему от того места, где он решил разбить лагерь, стадий на 7. (3) Враги, думая, что македонцы уже отступают, осмелели и в полном беспорядке бегом понеслись на них. Стрелы их уже долетали до македонцев; тогда по знаку, данному Александром, фаланга повернулась и бегом устреми­лась на врага. (4) Первыми схватились с варварами конные дрото- метатели, агриане и лучники; фалангу в боевом порядке вел он сам. Инды, испуганные неожиданным оборотом сражения, дрогнули, когда дело дошло до рукопашной схватки, и побежали в город. Погибло их около 200 человек; остальные заперлись в городских стенах. Александр подвел свою фалангу к стене; тут он был легко ранен со стены стрелой в лодыжку. (5) Подведя на следующий день машины к стенам, он без труда пробил их, но инды, храбро защищаясь, отбрасывали македонцев, стремившихся проникнуть через пролом, так что в этот день Александр отозвал солдат обратно. На следующий день македонцы нажали на врага энергичнее; к стенам была подведена деревянная башня, откуда индов стали засыпать стрелами из луков и с машин. Многих сбили со стены, но все равно прорваться в город македонцы не смогли.

    (6)     На третий день Александр опять повел фалангу, велел перебросить с башни на стену в том месте, где был пролом, мост и послал по нему щитоносцев, которые таким же образом взяли ему Тир. Люди рвались в бой; началась толкотня; мост не выдер­жал тяжести, сломался, и вместе с ним попадали и македонцы.

    (7)    При виде этого варвары с криком стали забрасывать македон­цев со стен камнями, стрелами, всем, что было у них под руками и кто что успел схватить в эту минуту. Некоторые выбегали через маленькие ворота, проделанные в стене между башнями, и рубили мечами пришедших в смятение македонцев.

    27

    Александр послал Алкету с его отрядом подобрать раненых и отозвать тех, кто еще сражался, обратно в лагерь. На четвертый день он велел таким же образом перебросить с другой машины на стену другие сходни.

    (2)     Инды храбро сражались, пока с ними был их вождь. Когда же он скончался, пораженный стрелой, пущенной с машины, когда часть людей пала во время этой непрерывной осады, а мно­гие были ранены и не могли сражаться, тогда они решили начать переговоры с Александром. (3) Он обрадовался возможности
    сохранить жизнь таким храбрецам и сговорился с наемниками- индами на том, что их разместят в его войске и они будут служить у него. Они вышли из города с оружием и расположились от­дельным лагерем на холме против македонского лагеря. Ночью они решили бежать и вернуться к себе на родину, не желая под­нимать оружия против других индов. (4) Когда Александру со­общили об этом, он расставил все свое войско вокруг холма и перебил индов, захватив их в клещи. Город он взял, — защитить его было некому, — и захватил в плен мать Ассакена и его дочь. За всю эту осаду Александр потерял человек 25.

    (5)    Отсюда он послал Кена к Базирам, рассчитывая, что жи­тели этого города, узнав о взятии Массаг, сдадутся сами. Аттала, Алкету и гиппарха Деметрия он отправил под Оры, другой го­род, приказав до его прихода держать этот город в блокаде.

    (6)     Горожане сделали вылазку и напали на отряд Алкеты. Маке­донцы легко обратили их в бегство и заставили вернуться в город. И Кену не повезло с Базирами: жители их, полагаясь на непри­ступность города, — он был расположен на очень высоком месте и тщательно укреплен со всех сторон, — не согласились на пере­говоры.

    (7)    Александр, узнав об этом, пошел к Базирам, но был уве­домлен о том, что соседние варвары собираются незаметно подойти к Орам (их послал туда Абисар), и направился сначала к Орам. Кену он приказал возвести сильное укрепление около Базир и оставить там такой гарнизон, который не давал бы горожанам возможности безбоязненно общаться с сельской местностью, а самому велел с остальной частью войска идти к нему. (8) Когда жители Базир увидели, что Кен со значительной частью войска уходит, они, решив, что у македонцев не хватит сил с ними спра­виться, спустились на равнину. Завязалась жестокая битва, в которой варваров пало 500 человек, а в плен было взято больше 700. Уцелевшие бежали в город; гарнизон, оставленный в укреп­лении, отрезал им всякое сообщение с деревней. (9) Осада Ор не доставила труда Александру; он с ходу взял город штурмом и забрал слонов, которые были там оставлены.

    28

    Жители Базир, узнав об этом, отчаялись в своей судьбе; в полночь покинули они город и бежали на Скалу. Так сделали и другие варвары: все они оставили свои города и бежали на эту Скалу, именуемую в той стране Аорном. Она пользовалась в этой стране великой славой; рассказывали, что ее не смог взять сам Геракл, сын Зевса. (2) Приходил ли Геракл к индам и какой Геракл, фиванский, тирийский или египетский, я ни утверждать, ни отри­
    цать не берусь. Скорее, однако, думаю, что никто и не приходил, но люди склонны преувеличивать трудность всякого трудного дела и рассказывать басни о том, что и Гераклу оно не под силу. Так и об этой крепости я думаю, что Геракла с ней связывают просто из хвастовства. (3) В окружности она, говорят, имеет по крайней мере 200 стадий; высота ее в самом низком месте равна

    11     стадиям; единственная дорога, ведущая к ней, проложена человеческими руками и очень трудна. На верху Скалы бьет ключ, в изобилии дающий чистую воду; есть лес и превосходная пахотная земля, которая, будучи обработана, может прокормить тысячи людей.

    (4)    Когда Александр узнал обо всем этом, ему очень захоте­лось взять эту гору, тем более, что она была еще прославлена сказанием о Геракле. Оры и Массаги он превратил в укрепленные пункты для надзора за страной; (5) город Базиры укрепил. Ге- фестион и Пердикка построили ему другой город (он был назван Оробатидой), оставили там гарнизон и пошли к реке Инду. Придя туда, они сделали все, что было приказано Александром отно­сительно переброски моста через Инд.

    (6)   Александр поставил сатрапом земель по эту сторону Инда Никанора, одного из «друзей». Сам же он пошел сначала к Инду; город Певкелаотида, находящийся недалеко от Инда, добровольно сдался ему; он поставил там македонский гарнизон, а начальником гарнизона назначил Филиппа. Покорил он и другие маленькие городки, лежавшие по Инду. Его сопровождали Кофей и Ассагет, князья страны. (7) Придя в город Эмболимы (он лежит рядом с Аорном), он оставил там Кратера с частью войска, чтобы свезти в город как можно больше съестных припасов и всего, что нужно для длительного пребывания: македонцы отсюда должны были пойти на осаду Скалы; если они не возьмут ее с ходу, они умучат ее защитников длительной осадой. (8) С собой он взял лучников, агриан, полк Кена, отобрал среди прочих пехотинцев самых быстроходных и в то же время хорошо вооруженных людей, добавил еще около двух сотен всадников-«друзей» и около сотни конных лучников и повел это войско к Скале. В тот же день они расположились лагерем в том месте, которое показалось ему удобным, а на следующий, подойдя еще немного поближе к Скале, опять стали лагерем.

    29

    Тут пришли к нему какие-то местные жители, сказали, чта сдаются ему, и пообещали провести его к самому доступному месту Скалы: отсюда ему легко будет ее взять. Он послал с ними Птолемея, сына Лага, телохранителя, во главе агриан, прочих легковооруженных и отборных щитоносцев и велел ему, захватив
    это место, удерживать его с помощью сильного отряда, а ему подать знак, что это место в его власти. (2) Птолемей, двигаясь по очень трудной, едва проходимой дороге, захватил это место прежде, чем варвары его увидели. Укрепив его вокруг частоколом и рвом, он зажег на горе огромный костер там, где его увидел бы Александр. Александр увидел пламя и на следующий день повел вой- око к Скале; варвары отбивались, и Александр ничего не мог поде­лать в силу природных трудностей. (3) Варвары, поняв, что Александр не может идти на приступ, повернули и сами напали на отряд Птолемея. Между ними и македонцами завязалась же­стокая битва; инды изо всех сил старались разнести частокол, а Птолемей удержать за собой занятое место. У варваров дело со стрельбой шло хуже, и когда стемнело, они отступили,

    (4)     Александр, выбрав из индов-перебежчиков особенно надеж­ного и хорошо знающего местность человека, послал его ночью к Птолемею с письмом, в котором Александр писал, что когда он пойдет на приступ, то Птолемею надлежит не довольствоваться охраной занятого места, а ударить на варваров с горы, чтобы инды, поражаемые с обеих сторон, не знали, куда податься. (5) Сам он со светом вывел войско из лагеря и пошел с ним по тому подъему, по которому незаметно пробрался Птолемей, рассчитывая, что если он добьется соединения с ним, то все пойдет на лад. (6) Так и «лучилось. До полудня продолжалась жестокая схватка между индами и македонцами: одни старались овладеть подъемом, другие били но поднимавшимся. Македонцы упорно шли, сменяясь одни другими; те, кто успел подняться выше, передыхали. С тру­дом только к вечеру овладели они проходом и соединились с вой­ском Птолемея. Когда все войско оказалось вместе, Александр опять повел его на Скалу, но взять ее оказалось невозможно; на этом и кончился день.

    (7)     На рассвете он приказал каждому солдату нарубить по 100 кольев. Колья нарубили, и он приказал делать большую насыпь, начиная с верхушки холма, где стоял их лагерь, и до самой скалы. С этой насыпи, считал он, стрелы из луков и с машин будут попадать в защитников крепости. Все взялись за дело; сам он присутствовал тут же, хвалил прилежно работавших и тут же наказывал увиливавших от работы.

    30

    В первый день войско сделало насыпь длиной в одну стадию. На следующий камни пращников и стрелы с машин (те и другие находились уже на насыпи) отгоняли индов, которые делали вылазки и нападали на работавших на насыпи. Насыпали ее без перерыва в течение трех дней; на четвертый небольшой кучке
    македонцев удалось захватить холм — маленький, но одинако­вой высоты со Скалой. Александр продолжал неутомимо вести насыпь, намереваясь соединить ее с тем холмом, который уже заняла кучка его солдат.

    (2)     Инды, пораженные неслыханной храбростью македонцев, овладевших холмом, и видя уже приближающуюся насыпь, перестали защищаться и послали к Александру глашатаев сказать, что они сдадут Скалу, если он вступит с ними в переговоры. Расчет же у них был на то, чтобы протянуть день в ожидании переговоров, а ночью рассеяться по своим родным местам. (3) Алек­сандр проведал об этом; он дал им время уйти и снял стражу, расставленную повсюду кругом. Сам он не двигался с места, пока варвары не стали уходить. Тогда, взяв сотен семь телохрани­телей и щитоносцев, он первый взошел на покинутую Скалу; македонцы, подтягивая один другого на веревках, взобрались в разных местах. (4) По данному знаку они обратились на уходя­щих варваров; многих бегущих убили; другие в страхе бросались с крутизны вниз и погибали. Александр овладел Скалой, куда не смог войти Геракл. Он совершил здесь жертвоприношение, привел крепость в порядок и оставил тут гарнизон, командовать которым поручил Сисикотту, который давно уже бежал из Индии в Бактрию к Бессу; когда же Александр захватил бактрийскую землю, он перешел к нему и оказался очень верным человеком.

    (5)     Уйдя со Скалы, Александр вторгся в землю ассакенов. Ему донесли, что брат Ассакена со слонами и множество окрестных варваров бежали в здешние горы. Придя в город Дирту, он не застал ни одного человека ни в самом городе, ни в окрестной сельской местности. На следующий день он выслал вперед Неарха и Антиоха, хилиархов у щитоносцев. (6) Неарху он поручил вести легковооруженных агриан, Антиоху же его хилиархию и еще две других. Они были отправлены осмотреть местность, и если случится, то захватить каких-нибудь варваров и расспросить их об этой стране; особенно хотелось ему разузнать относительно слонов.

    (7)    Сам он отправился к Инду; войско шло впереди и прокла­дывало дорогу, потому что иначе пройти по этим местам невоз­можно. Тут захватил он нескольких варваров и от них узнал, что инды, жившие в этих местах, бежали к Абисару, а слонов оста­вили пастись у Инда. Он велел им показать ему дорогу к этим слонам. (8) Многие инды охотники за слонами; Александр охотно взял их к себе и пошел с ними на ловлю слонов. Двое слонов погибло, бросившись с крутизны от преследователей; остальных поймали, сели на них и пригнали к войску. (9) По реке нашел он и строевой лес; солдаты срубили его. Были построены корабли, и на них поплыли вииз по Инду к мосту, который давно уже постро­или ему Гефестион и Пердикка.

    КНИГА ПЯТАЯ

    1

    В этой стране, которую Александр прошел между реками Кофеном и Индом, основан, говорят, и город Ниса; основание ему по­ложил Дионис. Рассказывают, что Дионис основал Нису, когда по­корил индов. Кто был этот Дионис, когда и откуда пошел он войной на индов? (2) Я не могу представить себе, чтобы фиванец Дионис отправился с войском из Фив или с лидийского Тмола на индов, прошел через столько воинственных и неизвестных тогда эллинам народов и покорил одних только индов. Не следует, впрочем, подвергать слишком точному исследованию древние сказания о богах. Если их мерить естественным ходом событий, то они не­правдоподобны; если, однако, допустить вмешательство боже­ственной силы, то они покажутся до известной степени правдо­подобными.

    (3)   Когда Александр подошел к Нисе, нисейцы выслали к нему своего правителя, именем Акуфиса, и с ним посольство из 30 самых знатных горожан просить Александра оставить город во власти бога. (4) Послы, войдя к Александру в палатку, застали его сидящим, всего в пыли с дороги; он не снял еще вооружения: на голове у него был шлем, а в руке он держал копье. Испуганные его видом, они упали на землю и долго молчали. Александр под­нял их, велел успокоиться, и тогда Акуфис повел такую речь:

    (5)    «Царь, нисейцы просят тебя оставить их свободными и незави­симыми из благоговения к Дионису. Дионис, покорив индов, пошел обратно к эллинскому морю, а для своих воинов, которые не могли уже нести военной службы (они же являлись и вакхан- тамн его), основал этот город, чтобы он напоминал грядущим поколениям о его странствиях и его победе. Так ведь и ты осно­вал одну Александрию у горы Кавказ и другую в земле египет­ской; много и других уже основано тобой и еще будет основано со временем, так как ты совершил дела большие, чем Дионис.

    (6)     Город же этот Дионис назвал Нисой, а землю нисейской по


    своей кормилице Нисе. Гору же, находящуюся вблизи города, он наименовал Мером, потому что, по сказанию, выносил его в своем бедре Зевс. С того времени Ниса свободный город; мы пользуемся независимостью; в городе у нас порядок и благочи­ние. И вот тебе еще доказательство того, что он создание Диониса: плюща в индийской земле нигде нет: он растет только у нас».

    2

    Все это выслушать было приятно Александру; ему хотелось, чтобы сказания о странствиях Диониса оказались правдой; хо­телось, чтобы Ниса была действительно созданием Диониса: оказалось бы, ведь, что он уже пришел туда, куда доходил Дио­нис, и пойдет еще дальше, чем Дионис, и македонцы, соревпуясь в подвигах с Дионисом, не откажутся, конечно, и дальше разде­лять его труды. (2) Он даровал жителям Нисы свободу и неза­висимость; ознакомился с их законами; узнав, что городом правят лучшие мужи, одобрил это и потребовал, чтобы ему прислали всадников человек 300, а из членов правительства (их было 300 че­ловек) 100 наилучших. Акуфис, которого он поставил гипархом нисейской земли, должен был отобрать эту сотню. (3) Рассказы­вают, что Акуфис, выслушав этот приказ, улыбнулся, и Александр спросил его, чему он смеется? «Царь, — ответил Акуфис, — мо­жет ли город, лишившись сотни хороших граждан, сохранить хорошее управление? Если ты думаешь о нисейцах, то возьми с со­бой 300 всадников, а если тебе угодно, то и больше; вместо же сотни первых людей, которых ты велишь отобрать, возьми вдвое больше последних, чтобы, по возвращении своем, ты застал наш город в таком же порядке и благочинии, в каком он сейчас».

    (4)     Эти слова — они были разумны — убедили Александра. Он велел прислать ему всадников; но не потребовал ни сотни избран­ных, ни замены им. Своего сына и сына своей дочери Акуфис отпра­вил к нему.

    (5)     Александру очень захотелось увидеть то место, где, как горделиво заявляли нисейцы, все напоминало о Дионисе. Он взо­шел на гору Мер со всадниками-«друзьями» и агемой пехотинцев и увидел, что гора сплошь заросла плющом, лавром и всякими деревьями, которые давали густую тень; водилось тут и всяческое зверье. (6) Македонцы с радостью глядели на плющ, давно ими не виденный (в земле индов нет плюща даже там, где растет вино­градная лоза); они усердно принялись плести из него венки, тут же увенчали себя ими и воспевали Диониса, называя его по имени и наделяя всеми его прозвищами. Александр тут же при­нес жертву Дионису и сел пировать с друзьями. (7) Некоторые сообщают (если только можно этому верить), что многие из быв-

    if*

    ших тут с ними почтенных македонцев были охвачены Дионисом: увенчав себя, они стали взывать к нему; воспели «эвое!»и вели себя как вакханты.

    3

    Пусть этому кто хочет верит, а кто хочет нет. Что касается меня, то я не во всем согласен с киренцем Эратосфеном, по сло­вам которого, рассказы македонцев о том, что совершено богами, имели целью только польстить Александру, и сверх меры возве­личить его. (2) Он рассказывает, что македонцы, например, нашли в стране парапамисадов пещеру, про которую услышали местное сказание (а может быть, сами сложили его и стали распростра­нять), что это грот Прометея, где он был привязан; сюда постоянно прилетал орел есть внутренности Прометея и сюда же пришел Геракл, который убил орла и отвязал Прометея. (3) Македонцы переместили своими рассказами гору Кавказ с Понта в восточные области, страну парапамисадов к индам, а гору Парапамис на­звали Кавказом, чтобы прославить Александра: Александр будто бы перешел через Кавказ. (4) Увидев в индийской земле коров с выж­женным тавром-палицей, они сочли это доказательством того, что Геракл был у индов. Эратосфен к подобным же рассказам о странствии Диониса относится тоже с недоверием. Я этими рас­сказами заниматься не буду.

    (5)     Когда Александр подошел к реке Инду, он увидел мост, уже наведенный Гефестионом, два тридцативесельных корабля и множество судов поменьше. От инда Таксила прибыли дары: талантов 200 серебра, 3000 быков, годных на убой, больше 10 000 овец и штук 30 слонов. (6) Прибыли от Таксила к нему в помощь и 700 всадников-индов. Ему сообщили, что Таксил сдает ему город Таксилы, самый большой между Индом и Гидас- пом. Александр совершил жертвоприношение богам, которым совершал обычно, и устроил у реки состязания конные и гимна­стические. Жертвы перед переправой оказались благоприятными.

    4

    О том, что Инд из азийских и европейских рек самая большая, кроме Ганга (это тоже индийская река), что истоки его нахо­дятся на этой стороне горы Парапамис, или Кавказ, что он впа­дает в Великое Индийское море, лежащее к югу, что у него два устья и оба, при впадении своем, илисты и мелки, подобно пяти устьям Истра, что Инд образует в индийской земле дельту, подоб­ную египетской, и она на языке индов называется Паталы, — этими вполне достоверными сведениями об Инде ограничусь и я. (2) Ги- дасп, Акесин, Гидраот и Гифас реки тоже индийские; они значи­
    тельно превосходят величиной другие реки Азии, но они меньше, значительно меньше Инда — насколько сам Инд меньше Ганга. Ктезий (если можно ссылаться и на Ктезия) пишет, что в самом узком месте берега Инда отстоят один от другого на 40 стадий, а в самом широком — на 100. Обычная же ширина его — средняя между этими двумя цифрами.

    (3)    Этот Инд Александр перешел со своим войском на рассвете и вступил в землю индов. В этой работе своей я ничего не пишу ни о законах, по которым они живут, ни о диковинных животных, которые обитают в этой стране, ни о рыбах и чудовищах, которые водятся в Инде, Гидаспе, Ганге и других индийских реках; не пишу ни о муравьях, добывающих для индов золото, ни о грифах, которые его стерегут. Все это россказни, созданные скорее для развлечения, чем с целью правдивого описания действительности, так же как и прочие нелепые басни об индах, которых никто не станет ни исследовать, ни опровергать. (4) Александр и те, кто воевал вместе с ним, опровергли многие, — кроме тех, что выду­мали сами. Они установили, что у индов — по крайней мере у тех, до которых дошел Александр с войском, а он дошел до многих, — золота нет вовсе, и жизнь они ведут вовсе не роскошную; они очень высоки ростом: многие в пять локтей или чуть пониже (в Азии это самые высокие люди); они чернее прочих людей, кроме эфиопов, и из всех тогдашних обитателей Азии самые воинствен­ные и благородные. (5) Я не сравнил бы, говоря по совести, с ин- дами даже древних персов, с помощью которых Кир, сын Камбиза, отнял у мидян власть над Азией, остальные же народы частью покорил, а частью подчинил себе с их же согласия. Персы были тогда бедны, жили в суровой местности, и обычаи их очень на­поминали лаконские установления. И поражение, понесенное персами в скифской земле, я, по совести, не знаю, чем объяснить: трудной местностью, какой-то ошибкой Кира или тем, что скифы там оказались лучшими воинами, чем персы.

    5

    Об индах, впрочем, будет у меня написано особо: я соберу са­мое достоверное в рассказах тех, кто воевал вместе с Александром: у Неарха, объехавшего Великое Индийское море, в писаниях двух знаменитых мужей, Эратосфена и Мегасфена, и расскажу

    об  обычаях индов, о диковинных животных, которые там водятся, и о самом путешествии по Внешнему морю. (2) Теперь я буду писать только о том, что достаточно, по-моему, объяснит действия Александра.

    Гора Тавр делит Азию; она идет от мыса Микале, находящегося против острова Самос, перерезает Памфилию и Киликию, до­
    ходит оттуда до Армении; от Армении же идет к Мидии, вдоль земли нарфиев и хорасмиев; (3) в Бактрии она смыкается с горой Парапамис, которую македонцы, воины Александра, назвали Кавказом, чтобы, как говорят, возвеличить Александра: тогда ведь оказывается, что Александр покорил и страны, лежащие по ту сторону Кавказа. Может быть, впрочем, гора эта является не­посредственным продолжением скифского Кавказа, как ее про­должением является Тавр. Я поэтому и раньше назвал эту гору Кавказом и в дальнейшем буду называть ее этим именем. (4) Этот Кавказ простирается до Великого Индийского моря, лежащего к востоку. Реки Азии, заслуживающие упоминания, берут на­чало с Тавра или с Кавказа; одни из них текут, повернувшись на север, и впадают — некоторые в Меотийское озеро, а не­которые в так называемое Гирканское море, а оно есть залив Великого моря. (5) Другие текут к югу: это Евфрат, Тигр, Инд, Гидасп, Акесин, Гидраот, Гифас и прочие реки, находящиеся между ними и Гангом, которые тоже впадают в море или мелеют, заболачиваются и исчезают, как исчезает Евфрат.

    6

    Рассматривая положение Азии, мы видим, что Тавр и Кавказ перерезают ее с запада на восток, и Тавр делит ее на две очень большие части: одна лежит на полдень в ту сторону, откуда дует нот; другая обращена на север, в ту сторону, откуда дует борей.

    (2) Южная Азия распадается на четыре части, и самой большой из этих частей и будет земля индов. Так утверждают Эратосфен и Мегасфен, который живал у Сибиртия, сатрапа Арахозии, и часто бывал, по его словам, у индийского царя Сандракотта. Самая малая из этих частей находится между Евфратом и нашим Вну­тренним морем. Две остальных лежат между Евфратом и Индом, и обе вместе не могут и сравниться с землей индов. (3) Границами индийской страны являются: на востоке и на юге Великое море; на севере гора Кавказ вплоть до того места, где она соединяется с Тавром; на западе и с той стороны, откуда дует япиг, вплоть до Великого моря, река Инд. (4) Значительную часть страны занимает равнина, которую, как предполагают, образовали реч­ные наносы. Есть и по другим местам в Азии поблизости от моря много равнин, созданных реками. И названы они с давних пор по рекам: есть, например, долина Герма (река Герм берет начало с горы Матери Диндимены у города Смирны и впадает в Эолий­ское море); в Лидии есть долина Каистра, названная по этой лидийской реке; в Мисии долина Каика; в Карии до самого ионий­ского города Милета идет долина реки Меандра. (5) Египет же историки Геродот и Гекатей (может быть, впрочем, сочинение
    о земле египетской принадлежит не Гекатею, а кому-то другому) оба называют даром реки, и Геродоту приведены были убеди­тельные доказательства в подтверждение того, что земля эта названа по имени реки. Египтом в древности называлась река, которую теперь и египтяне, и чужестранцы называют Нилом: это ясно засвидетельствовано Гомером, который говорит, что Менелай поставил свои корабли в устье Египта. (6) И если одна единственная река и притом не из больших в состоянии сбросить в море столько земли, снося с верховьев, от самых истоков своих, ил и грязь, то нечего сомневаться и относительно того, что ин­дийская страна представляет в значительной части своей равнину, образованную речными наносами. (7) Ни Герм, ни Каистр, ни Каик, ни Меандр, ни множество других азийских рек, впадаю­щих в наше Внутреннее море, не могут, даже если соединить их вместе, сравниться по обилию воды ни с одной индийской рекой, не говоря уже о великом Ганге, с которым нельзя сравнивать ни Нил в Египте, ни Истр в Европе. (8) И Инду они все вместе взя­тые равны не будут: это большая река уже от самых истоков; приняв в себя пятнадцать рек, которые все больше других азий­ских, дав свое имя всей стране, впадает он в море. Достаточно сейчас всего сказанного об индийской стране: остальное я от­кладываю на сочинение об Индии.

    7

    О том, как сделан был для Александра мост через Инд, не говорят ни Аристобул, ни Птолемей, которым я главным образом следую. И у меня нет оснований утверждать, устроен ли был здесь мост на судах, как через Геллеспонт у Ксеркса и через Боспор и Истр у Дария, или же был сделан постоянный мост через реку. Мне думается, что скорее наводили мост на судах: глубина реки вряд ли позволила сделать настоящий мост, и нельзя допустить, чтобы такое дело можно было выполнить за столь короткий срок. (2) Если мост навели на судах, то мне остается неизвестным, удовлетворились ли тем, что корабли, поставленные на якоря в один ряд, связали канатами, как это было сделано, по словам Геродота, на Геллеспонте, или же мост устраивали тем способом, которым, в случае необходимости, пользуются римляне на Истре, на кельтском Рейне, на Евфрате и Тигре. (3) Самый скорый способ устройства мостов у римлян, мне известный, это наведение моста на судах; я расскажу сейчас о том, как это делается, по­тому что это стоит упоминания. По данному знаку они пускают свои суда по течению, но не носом вперед, а кормой. Суда, есте­ственно, увлекает течением, но небольшое, идущее на веслах суденышко удерживает их и не позволяет гуплыть дальше наз­
    наченного места. Там, с носа каждого корабля опускают в воду пирамидальные плетенки из ивовых прутьев, полные всяких камней; груз этот не позволит течению унести судно. (4) Как только одно судно прочно утвердилось на месте, останавливают и другое носом по течению на таком расстоянии от первого,, которое соответствует силе наложенной тяжести. На оба судна быстро накладывают по прямой линии бревна и связывают их наискось досками. Такая работа идет на всех судах, которые требуются для устройства переправы. (5) По обеим сторонам такого моста ставят прочные перила, чтобы лошади и повозки переправлялись совсем спокойно и чтобы мост был сплочен еще крепче. Все заканчивается очень быстро,и, несмотря на шум и грохот, порядок в работе соблюдается* Случается, что с каждого судна несутся поощрительные крики и сыпется брань на отстаю­щих, но это не мешает ни выполнять приказания, ни работать с большой быстротой.

    8

    У римлян такой порядок заведен давно. Каким образом перебросили мост через Инд у Александра, я сказать не могу, и теу кто воевал вместе с ним, об этом тоже ничего не говорят. Мне думается, что наводили мост почти таким же способом, а если как-то по-иному, то сказать мне тут нечего.

    (2)   Перейдя через Инд, Александр и здесь принес положенную жертву. От Инда он направился к Таксилам, большому и богатому городу, самому большому между Индом и Гидаспом. Таксил, князь города, и тамошние инды приняли его дружественно. Александр дал им окрестной земли, сколько они хотели. (3) При­шли туда к нему и послы от Абисара, царя горных индов: брат Абисара и знатнейшие люди с ним; пришли также с дарами и послы от номарха Доксарея. Александр опять принес в Таксилах положенные жертвы и устроил состязания, гимнастические и конные. Сатрапом тамошних индов он назначил Филиппа, сына Махаты, оставил в Таксилах гарнизон и воинов, которые по болезни не годились для военной службы, а сам двинулся к реке Гидаспу.

    (4)     Ему донесли, что по ту сторону Гидаспа со всем своим войском стоит Пор, решивший не пустить его через реку или на­пасть на него во время переправы. Узнав об этом, Александр послал Кена, Полемократова сына, обратно к Инду с приказом разобрать суда, которые были заготовлены для переправы через Инд, и доставить их к Гидаспу. (5) Суда были разобраны и при­везены; те, которые поменьше, разобрали на две части, а корабли в 30 весел на три. Части эти везли на подводах до самого берега

    Гидаспа; здесь их сколотили вместе, и на Гидаспе через некоторое время появился флот. Сам же Александр, взяв с собой войско* с которым пришел в Таксилы, и 5000 индов, которых привели Таксил и местные князья, пошел к Гидаспу.

    9

    Александр расположился лагерем на берегу Гидаспа. Пор появился на противоположном берегу со всем войском и отрядом слонов. Против того места, где он увидел лагерь Александра, он стал сам, чтобы охранять переправу, а по другим местам, где через реку перейти было легко, разослал сторожевые отряды,, каждый под командой особого начальника. Пор рассчитывал, что таким образом не позволит македонцам переправиться.

    (2)    Видя это, Александр решил, что и ему надо двинуть своих воинов в разных направлениях и привести этим Пора в замеша­тельство. Разделив войско на множество отрядов, он с одним из них стал ходить то туда, то сюда по стране, опустошая ее, как вражескую, и в то же время присматриваясь, где река ока­жется наиболее удобной для переправы. Другим отрядам он назначил предводителей и разослал их в разных направлениях.

    (3)     Хлеб в лагерь ему поставляла вся страна, лежащая на этом берегу Гидаспа, и Пору стало ясно, что Александр решил оста­ваться на берегу реки до тех пор, пока вода в зимнее время не спадет и переправа станет возможной во многих местах. Суда Александра, сновавшие то туда, то сюда, меха для переправы, набитые сеном, берег, весь полный людей, — в одном месте всадников, в другом — пехотинцев, — все это пе давало Пору ни минуты покоя и не позволяло подготовить ни одного средства,, выбранного им преимущественно как особо пригодного сейчас для обороны. (4) Кроме того, в это время все индийские реки пол­новодны, и вода в них, очень илистая, несется стремительно; было как раз лето после солнцеворота. В это время на индийскую землю с неба низвергаются потоки воды; снега на Кавказе, где находятся истоки многих рек, тают и сильно поднимают уровень воды. Зимой вода опять спадает и становится чистой; реки мелеют, и во многих местах их можно перейти (кроме Инда, Ганга и, может быть, еще какой-нибудь реки); через Гидасп же перебраться можно.

    10

    Александр объявил во всеуслышание, что раз ему мешают переправиться сейчас, то он будет поджидать этой поры. На самом же деле он все время подстерегал такую минуту, когда он сможет переправиться тайком, стремительно и незаметно для
    всех. Он понимал, что в том месте, где на берегу Гидаспа распо­ложился лагерем Пор, переход невозможен: было много слонов, и большое войско, в полном порядке и хорошо вооруженное, нападет на них, когда они станут выходить на берег. (2) Он мог предвидеть, что и лошади не захотят подняться на тот берег, потому что на них сразу же, пугая видом и ревом, устремятся слоны; больше того, они не останутся при переправе на своих мехах, а спрыгнут в воду, обезумев от одного вида слонов. (3) Алек­сандр решил взять хитростью. Ночью он разослал в разные сто­роны по берегу множество всадников и велел им поднять воин­ственный крик и такой шум и грохот, какой бывает при переправе. Пор пошел на крик и увел с собой своих слонов, и Александр стал приучать его к такому маневру. (4) Он повторялся часто; все ограничивалось криком и воинственными воплями, и Пор уже не двигался с места при этих вылазках, а оставался в лагере, решив, что все это только пустое запугивание. Сторожевые посты были им, однако, выставлены по берегу во многих местах. Алек­сандр, добившись того, что Пор перестал обращать внимание на его ночные действия, устроил следующее.

    И

    Над Гидаспом поднималась гора как раз в том месте, где река образует сильный изгиб; гора эта густо заросла всяким лесом, напротив нее находился остров, лесистый и совершенно безлюд­ный. Александр, заметив, что остров расположен прямо против горы, что оба эти места заросли лесом и могут служить прикры­тием при переправе, решил, что войско переправится здесь.

    (2)     Гора и остров отстояли от главного лагеря стадий на полто­раста. По всему берегу стояли сторожевые посты, расставленные на таком расстоянии, чтобы от одного поста был виден другой и легко можно было услышать приказ, отданный в любом месте. В течение многих ночей со всех сторон слышались крики и всюду горели костры.

    (3)    Когда Александр решил приступить к переправе, то в лагере стали в открытую к ней готовиться. В лагере был оставлен Кра­тер со своей гиппархией, с конными арахотами и парапамисадами, пехотным македонским отрядом Алкета и Полиперхонта, номар­хами индов, живущих по сю сторону реки, и отрядами их числен­ностью в 5000 человек. (4) Кратеру было приказано не присту­пать к переправе, пока Пор не снимется со своим войском и не пойдет на Александра или же пока Кратер не узнает, что Пор бежит и македонцы победили. «Если же Пор пойдет на меня только с какой-то частью своего войска, а какая-то часть и слоны останутся в лагере, то ты и в этом случае все равно жди на месте.

    Если же Пор поведет на меня всех своих слонов, оставь часть войска в лагере и быстро переправляйся с остальными; слоны не дадут выйти на берег только лошадям; остальному войску они не помешают».

    12

    Такие поручения даны были Кратеру. По середине между островом и главным лагерем, где оставался Кратер, он поставил Мелеагра, Аттала и Горгия с наемной конпицей и пехотой. Им приказано было переправляться по отрядам, когда они увидят, что инды уже ввязались в битву.

    (2)      Александр отобрал с собой агему «друзей», гиппархию Гефестиона, Пердикки и Деметрия, конных бактрийцев, согдиан и скифов, даев, верховых лучников, щитоносцев из фаланги, отряды Клита и Кена, лучников и агриан и тайком пошел с ними далекой от берега дорогой, чтобы незаметно добраться до острова и до горы, откуда он решил переправляться. (3) Здесь ему ночью набили сеном меха, давно уже сюда доставленные, и тщательно их зашили. Ночью пошел проливной дождь, и это особенно помогло сохранить в тайне все сборы и приготовления к переправе, потому что бряцание оружия и громкие приказания заглушались раскатами грома и шумом ливня. (4) Сюда же еще раньше привезли ему в разобранном виде много судов, тайком их опять сколотили и спрятали в лесу; в числе этих судов были и корабли в 30 весел. Перед зарей ветер стих и ливень прекратился. Конное войско взобралось на меха, пехота села на суда, сколько ее вместилось, и все направились к острову; наблюдательные посты, выставленные Пором, заметили их только тогда, когда они обогнули остров и были уже совсем близко от берега.

    13

    Александр взошел на тридцативесельный корабль; с ним были Птолемей, Пердикка и Лисимах, телохранители, Селевк, один из «друзей», впоследствии царь, и половина щитоносцев: остальные щитоносцы находились на других тридцативесельных кораблях, Войско, обогнув остров, стало уже в открытую держать к берегу. Воины с наблюдательных постов, видя, куда они дви­гаются, поскакали во всю конскую прыть к Пору. (2) Тем вре­менем Александр высадился первый; встретил воинов с других тридцативесельных кораблей и по мере того, как всадники вы­ходили на берег, выстраивал их; всадникам было приказано выходить первыми; он и повел их вперед в боевом порядке. Будучи,
    однако, незнаком с местностью, он не заметил, что высадился не на материке, а на острове, и большом острове, причем не за­метил и того, что это остров, так как он был отделен от земли небольшим протоком. (3) Вода, однако, поднялась от ливня, длив^ шегося большую часть ночи, так что всадники не могли найти брода. Людей охватил страх, что при этой переправе им придется помучиться столько же, сколько и в первый раз. Когда, наконец,, нашли брод, идти через него оказалось трудно. Вода в самом глубоком месте доходила пешим до груди, а у лошадей только голова торчала над водой. (4) Когда переправились и через этот проток, то Александр перевел на правое крыло агему всадниковт а из прочих гиппархий отобрал сюда наилучших воинов. Конных лучников он поставил впереди всей конницы; за ней сразу стояли царские щитоносцы под командой Селевка; за ними находилась царская агема. Рядом с ними выстроились прочие щитоносцыг соблюдая первое место за теми, кому оно выпало на тот день. По краям на правом и левом крыле фаланги стояли лучники и агриане и по обеим сторонам метатели дротиков.

    14

    Выстроив таким образом войско, Александр велел пехоте следовать за ним обычным шагом и в полном боевом порядке. Было ее немногим меньше 6000 человек. Сам же он, считая, что конница у него сильнее, быстро двинулся вперед с одними всад­никами, которых было тысяч до пяти. Таврону, начальнику лучников, он приказал идти вслед за конницей — и торопиться.

    (2)     У него был такой расчет: если Пор со всем своим войском схватится с ним, то он или без труда одержит победу, бросив на него конницу, или же продержится, сражаясь, до тех пор, пока в дело не вступит пехота. Если же инды, перепуганные неслыханно смелой переправой, побегут, то он будет следовать по пятам за беглецами, и во время этого отступления перебито будет столько людей, что мало кого останется, чтобы сразиться лицом к лицу.

    (3)    Аристобул рассказывает, что сын Пора явился с 60 коле­сницами к переправе раньше, чем Александр успел перебраться с малого острова на большой. Он мог бы удержать Александра (пе­реправа была тяжела и при отсутствии всякой помехи), если бы инды, выскочив из колесниц, бросились на первых, кто выходил из воды. Вместо этого он проехал мимо со своими колесницами и дал возможность Александру спокойно переправиться на берег. Александр погнал за ним своих конных лучников, и те без труда обратили их, израненных, в бегство. (4) Другие же рассказывают* что инды, явившиеся с сыном Пора, вступили в сражение с Алек­сандром и его конниками на месте высадки, что сын Пора прибыл
    € войском большим, чем говорил Аристобул, что сам Александр был им ранен и что тут же погиб его коньБукефал — самый люби­мый конь Александра, — раненный также сыном Пора. Но Пто­лемей, сын Лага, которому я следую, рассказывает иначе. (5) Он тоже говорит, что Пор послал своего сына, но было у него не только (Ю колесниц. Нельзя допустить, чтобы Пор, услышав от своих воинов-наблюдателей, что Александр перешел через Гидасп хотя бы с частью войска, выслал против него собственного сына только с 60 колесницами. (6) Для разведки этого было бы много, и вернуться обратно такому числу было бы нелегко; для того же, чтобы и задержать врагов, еще не переправившихся, и вступить в сражение с теми, кто уже вышел на берег, 60 колесниц недоста­точно. По словам Птолемея, сын Пора привел с собой 2000 всад­ников и 120 колесниц, но Александр успел уже закончить свою последнюю переправу с острова.

    15

    И он же рассказывает, что Александр послал на них сначала конных лучников, а сам повел конницу, думая, что на него со всем войском движется Пор, а эта конница только первый отряд, высланный вперед. (2) Узнав же в точности силы индов, он стре­мительно обрушился на них со своей конницей. Они дрогнули, увидев самого Александра и множество всадников, выстроенных не в одну линию, а по илам. Всадников-индов пало человек 400, нал и сын Пора; колесницы захватили вместе с лошадьми: были они слишком тяжелы; кругом стояла грязь; трудно было с ними и отступать, оказались они бесполезны и в сражении.

    (3)       Когда всадники, спасшиеся бегством, рассказали Пору о том, что Александр уже переправился с лучшей частью своего войска и что сын его погиб в сражении, Пор заколебался, тем более, что войско, оставленное с Кратером в главном лагере, расположенном прямо против него, явно стало готовиться к пе­реправе. (4) Наконец, он решил идти на Александра и бросить все свои силы на цвет македонского войска с его царем. Тем не менее он оставил в лагере несколько слонов и небольшую часть войска, чтобы отпугнуть от берега всадников Кратера. С собой он взял всю конницу: около 4000 человек, все колесницы — их было 300, 200 слонов и цвет своей пехоты — около 30 000 чело­век — и устремился на Александра. (5) Наткнувшись на такое место, где не было грязи, и песчаная поверхность, ровная и твер­дая, была удобна для конной атаки и маневрирования, он вы­строил там войско. Впереди в одну линию стояли слоны, слон от слона на расстоянии не меньше, плефра: Пор хотел растянуть линию своих слонов вдоль всей своей пехоты, чтобы всюду устра­
    шали они Александровых всадников. (6) Он не допускал и мыслиг что враги отважатся пробраться между слонами: ни конники (лошади ведь слонов боятся), ни тем более пешие; на передовой линии тяжеловооруженные воины отбросят нападающих, и они будут растоптаны обратившимися на них слонами. (7) За слонами стояла у него пехота, расположенная по этой второй линии так, что отдельные отряды можно было быстро вдвинуть между жи­вотными. На флангах стояла тоже пехота; по обеим сторонам ее выстроена была конница и перед ней с обеих сторон находились, колесницы.

    16

    Так построил свое войско Пор. Александр, видя, что инды уже выстраиваются, остановил конницу, желая встретить пехотуг которая все время к нему подходила. Когда фаланга, прибли­жавшаяся бегом, уже соединилась с остальным войском, он не сразу выстроил и повел в бой воинов, не желая предавать в руки свежего варварского войска своих усталых и запыхавшихся сол­дат. Он велел коннице кружить вокруг неприятеля, пока его пехотинцы не отдышались. (2) Видя, как построились инды, Александр понял, что ему нельзя ударить в центр, где вперед выдвинуты были слоны, а в промежутках между ними стояли густые ряды пехоты: он боялся как раз того, на что рассчитывал Пор, располагая таким образом свои силы. Александр был сильнее конницей, и он решил, взяв большую часть ее, напасть на левое крыло врага. (3) Кена с гиппархией Деметрия и его собственной он послал против правого крыла индов, велев ему заехать в тыл варварам, когда те поскачут, увидев идущую на них массу всад­ников. Пехоту он поручил Селевку, Антигену и Таврону, но приказал вмешаться в сражение только тогда, когда они увидят, что его конница привела в замешательство и пехоту, и конников врага.

    (4)    Уже стрелы и копья долетали до них; Александр двинул против левого крыла индов конных лучников (было их около тысячи), чтобы они тучей стрел и стремительным натиском при­вели в замешательство вражеских воинов на этом фланге. И сам он с всадниками-«друзьями» кинулся на левое крыло варваров, стараясь ударить на них, пока они еще в замешательстве не успели выстроить свою конницу.

    17

    Тем временем инды отовсюду стянули своих всадников; они поскакали наперерез Александру, и конница Кена оказалась, как и было ей приказано, у них в тылу. Инды вынуждены были действовать своей конницей на два фронта: большую и лучшую
    часть ее выслать против Александра; остальные обратились против Кена и его отряда. (2) Это сразу же вызвало замешательство в рядах индов и смутило их; Александр, видя, что сейчас как раз удобный момент повернуть свою конницу в другую сторону, напал на центр вражеского войска. Инды, не дожидаясь удара Алексан­дровых конников, бросились врассыпную к слонам, как к спа­сительной стене. (3) В эту же минуту вожаки слонов погнали своих животных на конницу, а македонская пехота пошла на слонов, кидая дротики в их вожаков и поражая самих животных, которых они обступали со всех сторон. Это было сражение, не похожее ни на одно прежнее. Слоны врывались в ряды пехоты, поворачивались, и в этом месте густого строя македонцев как не бывало. Конница индов, видя, что дело завязалось у пехоты, опять повернула и бросилась на македонскую конницу. (4) Когда же Александровы конники опять одолели их (они значительно превосходили индов и силой, и опытностью), они опять откати­лись к слонам. Тогда вся конница Александра собралась в один отряд — не по приказу, а в силу условий боевой обстановки; нападая на ряды индов, они рассыпались, нанося большой урон.

    (5)    Слонов оттеснили, наконец, в узкое место, и здесь, поворачи­ваясь, толкаясь и топча людей, вреда своим наносили они не меньше, чем врагам. Погибло много всадников, отброшенных в это узкое место вместе со слонами; многих слонов и их вожаков поразили дротиками; одни слоны были ранены, другие, истом­ленные, без вожаков, беспорядочно бродили по полю битвы.

    (6)  Словно обезумев от боли и горя, они бросались одинаково и на своих, и на врагов, расталкивали людей, топтали и убивали их. Македонцы, если вокруг было просторно и они могли напасть на слонов, улучив удобный для себя случай, обычно разбегались, когда животные устремлялись на них, а когда они поворачива­лись, преследовали их и метали копья. Инды, двигавшиеся между слонами, особенно от них пострадали. (7) Наконец, животные устали, обессилели и начали, посапывая, отходить назад, повер­нувшись к врагу, словно корабли, которые идут вспять. Алек­сандр окружил все вражеское войско своей конницей и распоря­дился, чтобы пехота шла самым тесным строем, сомкнув щиты. Конница индов в этом сражении была перебита за вычетом не­многих. Избивали и пехоту, наседая на нее со всех сторон. Когда конница Александра раздвинулась, образовав проход, все обра­тились в бегство.

    18

    В это время Кратер и прочие военачальники Александра, оставленные им на берегу Гидаспа, видя блистательную победу Александра, переправились через реку. И они произвели

    не меньшее избиение среди отступавших индов, преследовать которых пошли со свежими силами, сменив усталых воинов Александра.

    (2)       Индов пехотинцев погибло немногим меньше 20 ООО, всадников около 3000, колесницы были все изрублены. Погибли два сына Пора, Спитак, номарх здешних индов, все вожаки слонов, возничие, все гиппархи и стратеги Пора . . . слоны, которые не погибли тут же на месте, были пойманы. (3) Пехота Александра из 6000, принимавших участие в первой схватке, потеряла самое большее человек 80; конных лучников, которые начали сражение, погибло 10, всадников-«друзей» около 20, прочих всадников человек 200.

    (4) Пор отличился в битве, показав себя не только хорошим военачальником, но и благородным воином. Увидя, что его кон­ница перебита, что одни слоны пали на поле битвы, а другие печально бродят без вожаков, что большая часть пехоты погибла, он не положил начала всеобщему бегству, как великий царь Дарий, (5) но сражался до тех пор, пока держалась еще хоть какая-то часть индов. Раненный в правое плечо (только оно и было у него обнажено во время сражения; все тело было защи­щено панцирем, замечательным по своей прочности и прила- женности к телу, как это увидели те, кто впоследствии его рас­сматривал), он, наконец, стал отходить, повернув своего слона.

    (6)      Александр, видя, как он велик и благороден в сражении, пожелал спасти его и послал за ним сначала инда Таксила. Таксил подскакал к нему на такое расстояние, на котором слон, несший Пора, не был ему опасен, и попросил Пора остановиться: нечего ему бежать дальше; пусть выслушает то, что сказал Александр. (7) Пор, видя Таксила, своего старинного врага, повернулся, чтобы метнуть в него дротиком; он, вероятно, и убил бы его, если бы тот не успел ускакать от него подальше. Александр и за это не разгневался на Пора, а стал посылать к нему одного человека за другим; и наконец отправил инда Мероя, узнав, что Мерой старинный друг Пора. Пор, выслушав Мероя, остановил слона и слез с него (его к тому же еще заму­чила жажда). Выпив и передохнув, он велел поскорее проводить его к Александру.

    19

    Его проводили. Александр, узнав, что Пор идет к нему, вые­хал вперед войска с несколькими «друзьями» ему навстречу. Остановив лошадь, он с изумлением смотрел на Пора, дивясь и на его рост (в нем было больше 5 локтей) и на его красоту, и на то, что, по-видимому, он не чувствовал себя приниженным:.

    он подошел к Александру, как герой к герою, как царь, доблестно сражавшийся за свое царство с другим царем. (2) Александр первый обратился к нему, предложив сказать, чего он для себя хочет. Пор ответил: «Чтобы ты обращался со мной, Александр, по-царски». Александру понравился этот ответ: «Я это сделаю, Пор, ради меня самого. А ты попроси ради себя того, что тебе мило». Пор ответил, что в его просьбе заключено все. (3) Александру эти слова понравились еще больше; он вручил Пору власть над его индами и прибавил к его прежним владениям еще другие, к >торые были больше исконных. Таким образом он и сам по-царски обо­шелся с благородным человеком, и тот с этих пор стал ему во всем верным другом. Так закончилась война Александра с Пором и с индами, живущими за Гидаспом; произошло это при афинском архонте Гегемоне в месяце мунихионе.

    (4)    На том месте, где произошло сражение, и на том, откуда Александр переправился через Гидасп, он основал два города: один назвал Никеей, потому что здесь победил индов, а другой Букефалами, в память своего коня Букефала, павшего здесь не от чьей-либо стрелы, а сломленного зноем и годами (ему было около 30 лет). (5) Много трудов и опасностей разделил он с Алек­сандром; только Александр мог сесть на него, потому что всех остальных седоков он ставил ни во что; был он рослый, благород­ного нрава. Отличительным его признаком была голова, похожая по форме на бычью; от нее, говорят, он и получил свое имя. Дру­гие же рассказывают, что он был вороной масти, но на лбу у него было белое пятно, очень напоминающее голову быка. (6) Этот конь исчез у Александра в стране уксиев, и Александр велел объявить по всей стране, что он перебьет всех уксиев, если ему не приведут обратно коня. Его привели сразу же после этого объявления. Так любил Александр своего коня и так боялись Александра варвары. И да будет ради Александра и мной воздана честь Букефалу!

    20

    Когда погибшие в сражении были почтены подобающими по­честями, Александр принес богам положенные по случаю победы жертвы и устроил гимнастические и конные состязания на берегу Гидаспа в том месте, где он перешел реку в первый раз со своим войском. (2) Кратера с частью войска он оставил, чтобы тот вос­становил и укрепил основанные тут города, а сам пошел на индов, соседей Пора. Называлось это племя, по словам Аристобула, главганиками, а по словам Птолемея — главсами; каково было их настоящее имя, мне все равно. (3) Александр вступил в их страну с войском, в которое он взял половину конницы, состав- 12 Арриан. Поход Александра
    ленной из «друзей», отборных пехотинцев из каждой фаланги, всех конных лучников, агриан и лучников. Все покорились ему добровольно. (4) Он взял около 37 городов, из которых в самых малых было не меньше 5000 жителей; во многих население пре­вышало 10 ООО. Взял он и большое число селений, не уступавших по многолюдству городам. Править этой страной он поручил Пору. Таксила он помирил с Пором и отправил его обратно в его землю.

    (5)     В это время пришли к нему послы от Абисара: Абисар отдавал себя и страну, которой правил, во власть Александру, хотя до войны с Пором он злоумышлял против Александра и был на стороне Пора. Теперь же он отправил к Александру вместе с прочими послами и своего брата, который поднес Александру в дар деньги и 40 слонов. (6) Пришли к нему послы и от незави­симых индов и от другого Пора, индийского князя. Александр велел Абисару поскорее явиться к нему и пригрозил, что если он не придет сам, то увидит Александра вместе с его войском и не на радость себе.

    (7)   Тогда же пришел к Александру Фратаферн, сатрап Парфии и Гиркании, и привел оставленных у него фракийцев, а от Сиси- котта, сатрапа ассакенов, явились послы с известием, что асса- кены убили своего князя и отложились от Александра. Он послал на них Филиппа и Тириеспа с войском, приказав им усмирить ассакенов и навести порядок в их стране.

    (8)     Сам он двинулся к реке Акесину. Величину только этой единственной индийской реки упомянул Птолемей, сын Лага. В том месте, где Александр со своим войском переправился через нее на судах и на мехах, река течет стремительно, среди высоких и острых камней; вода, с силой ударяясь о них, бурлит и взды­мается волнами; ширина ее здесь 15 стадий. (9) Те, кто плыл на мехах, переправились легко; из тех же, кто погрузился на суда, немало людей утонуло, потому что многие суда наскакивали на камни и разбивались. (10) Из этого рассказа можно заклю­чить, что люди, принимающие за среднюю ширину Инда 40 ста­дий, недалеки от истины; там же, где он всего уже и вследствие этой узости всего глубже, она снижается до 15 стадий: это на Инде бывает часто. Я предполагаю, что Александр выбрал на Акесине для переправы самое широкое место в расчете на более спокойное течение.

    21

    Переправившись через реку, он оставил здесь на берегу Кена с его полком, приказав ему позаботиться, как перевести остав­шихся воинов, которые должны были доставить ему хлеб и про­чие припасы из земли уже покоренных индов. (2) Пора он отослал


    обратно в его землю, велев ему отобрать самых храбрых своих воинов-индов; взять слонов, если они у него еще есть, и возвра­щаться к нему. Сам же он решил, взяв самых легконогих воинов, заняться преследованием другого Пора, труса, о котором ему донесли, что он бежал, оставив страну, бывшую под его управле­нием. (3) Этот Пор, пока у Александра шла война с другим Пором, прислал к Александру послов с заявлением, что и себя и свою страну он отдает во власть Александра. Сделано это было скорее из ненависти к Пору, чем из дружественного расположения к Александру. Когда же он узнал, что Александр отпустил Пора и вручил ему власть не только над его страной, но прибавил ему еще много земель, тогда он испугался, и не столько Александра, сколько своего тезки Пора, и бежал вместе с теми воинами, которых он смог убедить бежать с ним.

    (4) Гонясь за ним, Александр подошел к другой индийской реке, Гидраоту; шириной она не уступает Акесину, но течение в ней не такое быстрое. По всей стране, где он проходил вплоть до Гидраота, он в наиболее подходящих местах ставил сторожевые посты, чтобы Кратер и Кен в поисках продовольствия могли спокойно обойти значительную часть этой земли. (5) Отсюда он отправил Гефестиона с частью войска (он дал ему две пеших фаланги, из конницы его собственную гиппархию и гиппархию Деметрия и половину лучников) в землю отпавшего Пора с при­казанием передать ее другому Пору, а если на берегах Гидраота живут какие-либо независимые индийские племена, то и их подчинить и отдать под руку Пора. (6) Сам он переправился через Гидраот с меньшим трудом, чем через Акесин. Когда он шел по стране, лежащей уже за Гидраотом, то многие добровольно покорились ему, в том числе и те, кто сначала взялся за оружие; другие обратились в бегство и были подчинены.

    22

    Тут Александру сообщили, что некоторые независимые ин­дийские племена и в том числе так называемые кафеи готовятся и сами к войне на тот случай, если Александр войдет в их страну, и подговаривают на это дело и соседние с ними, также незави­симые племена. (2) Есть неприступный город, у которого они и задумали сразиться; имя ему Сангалы. Кафеи считаются са­мыми отважными и искусными воинами, так же как и оксидраки и маллы, другие индийские племена. Недавно на них ходили войной Пор и Абисар со своими войсками; кроме того, они под­няли на них много независимых индийских племен, но пришлось им уйти, не добившись ничего, что стоило бы таких приготовлений.

    (3)    Когда Александр получил это донесение, он стремительно пошел на кафеев. Двинувшись от Гидраота, он на второй день
    подошел к городу по имени Пимпрамы. Здешнее индийское племя называлось адраистами. (4) Они добровольно покорились Алек­сандру. Александр дал своим воинам отдохнуть следующий день, а на третий подошел к Сангалам. Кафеи и соседи их, объединив­шиеся с ними, расположились перед городом на холме, который был обрывист не со всех сторон. Вокруг холма они поставили телеги и внутри устроили свой лагерь: он находился внутри трой­ного ряда телег. (5) Александр поглядел на толпу варваров, на характер места и построил свое войско в таком порядке, какой в данных обстоятельствах он счел наилучшим. Конных лучников он сразу же с ходу выслал на врага и приказал им ездить взад и вперед вдоль лагеря, засыпая индов стрелами, чтобы они не могли сделать вылазки прежде, чем у него будет построено войско, и чтобы еще до начала битвы внутри укрепления у них оказались раненые. (6) На правом крыле он поставил агему всадников и гиппархию Клита, рядом с ними щитоносцев, а за ними агриан. На левом крыле у него стоял Пердикка со своей гиппархией и отрядами пехотинцев-«друзей». На каждом крыле находились лучники; отряд их он разделил пополам. (7) Пока он расставлял войско, прибыли пехотинцы и всадники из охраны, прикрывавшей войско сзади. Всадников он разделил и поставил на обоих флан­гах, а подошедшие пехотинцы дали ему возможность построить фалангу плотнее. Взяв конницу, выстроившуюся на правом крыле, он повел ее на телеги, стоявшие у индов на левой стороне: он рассчитывал, что дорога здесь лучше и телеги стоят не так плотно одна к другой.

    23

    Конница подошла, но инды не выбежали из-за своих телег, а, взобравшись на них, стали сверху осыпать стрелами всадников. Александр увидел, что конница тут ничего не сделает, соскочил с лошади и повел своих пехотинцев, сам спешившись. (2) С первого ряда телег македонцы без труда сбили индов, но индам, выстроив­шимся перед вторым рядом, отбросить врага было легче: они составили меньший, но более плотный круг, а у македонцев не было простора развернуться: им приходилось оттаскивать телеги первого ряда и идти на врага в образовавшиеся про­межутки как кому придется, в полном беспорядке. Все-таки македонская пехота оттеснила индов и отсюда. (3) У третьего ряда телег они не остались, а во всю мочь кинулись в город и там заперлись. Александр в этот же день расположил свою пехоту лагерем вокруг города, охватив его на таком пространстве, на какое хватило фаланги. Целиком опоясать лагерем стену, протянувшуюся на большое расстояние, было невозможно-
    (4) В промежутке, неподалеку от стены, находилось озеро, и он расставил вокруг этого озера своих всадников. Он узнал, что озеро неглубокое, и предполагал, что инды, устрашенные не­давним поражением, ночью покинут город. (5) Случилось так, как он предполагал. Около второй ночной стражи они высыпали из-за стен, и большинство наткнулось на передовые конные посты. Вышедших первыми перебили всадники; те, которые шли следом, поняли, что вокруг всего озера стоит стража, и вернулись об­ратно в город.

    (6) Александр поставил в том месте, где озеро не преграждало выход из города, двойной частокол и значительно усилил сторо­жевые посты вокруг озера. К стене он решил подвести машины, чтобы разбить ее, но перебежчики из города сказали ему, что инды намерены в эту же ночь выйти из города к озеру, где часто­кола нет. (7) Александр поставил тут Птолемея, сына Лага, и дал ему три хилиархии щитоносцев, всех агриан и один отряд лучников. "Указав место, где, по его мнению, варвары скорее всего постараются прорваться, он сказал ему: «Как только ты увидишь, что они хотят здесь прорваться, прегради им путь и вели трубачу трубить. Вы же, — обратился он к младшим военачальникам, — когда подан будет этот сигнал, идите каждый со своим отрядом на шум туда, куда позовет вас труба. И я не откажусь от участия в этом деле».

    24

    Таковы были его слова. Птолемей взял побольше телег из тех, которые варвары побросали, обратившись в первый раз в бегство, и поставил их наискось, чтобы беглецам на их пути представилось ночью множество затруднений; по середине, между озером и стеной, он велел в разных местах наложить кучи кольев, уже нарубленных, но еще не вбитых в землю. Воины сделали все это ночью. (2) Было уже около четвертой стражи; варвары (как и донесли Александру) открыли ворота, обращенные к озеру, и бегом кинулись к нему. Это не укрылось ни от сторожевых постов, ни от Птолемея, стоявшего за ними; тут же затрубили трубачи, и он повел на варваров свое войско, стоявшео в боевом порядке и при оружии. (3) Варвары натыкались и на повозки, и на сваленные посередине колья. Когда прозвучала труба и солдаты Птолемея бросились на них, избивая тех, кто старался пробраться между телегами, они опять повернули в город. При этом отходе их погибло около 500 человек.

    (4) В это время прибыл Пор с уцелевшими слонами и войском тысяч в пять человек. Машины были собраны и подведены к стене. Раньше, однако, чем была сделана хоть одна пробоина,македонцы
    подкопались под стену (она была кирпичная), наставили кругом лестниц и взяли штурмом город. (5) При взятии погибло 17 ООО ин­дов; в плен взяли больше 70 ООО человек, 300 колесниц и 500 всад­ников. У Александра за всю осаду погибло немногим меньше 100 человек; число раненых было несоизмеримо больше: больше 1200 человек. Среди них были разные военачальники и Лисимах— телохранитель.

    (6)   Похоронив, как полагается, мертвецов, Александр отправил своего секретаря Эвмена к двум городам, восставшим вместе с Сангалами. Он дал ему человек 300 всадников и велел сообщить жителям этих городов о взятии Сангал и сказать, что ничего худого им от Александра не будет, если они останутся на месте и дружественно его примут. Ничего не будет и тем независимым индам, которые добровольно ему покорятся. (7) Но до них уже дошла весть, что Александр взял Сангалы приступом, и они в страхе бежали, покинув свои города. Александр, узнав об этом бегстве, быстро отправился в погоню. Большинству удалось убежать, так как преследователи должны были пройти большое расстояние, но тех, кто отстал по болезни и слабости, солдаты захватили; погибло во время этого отступления около 500 человек.

    (8)     Александр отказался от дальнейшего преследования; вернув­шись в Сангалы, он разрушил город до основания, а землю отдал индам, которые издавна были независимы, а теперь добровольно ему покорились. Пора с его войском он послал в покорившиеся города поставить там гарнизоны, а сам с войском двинулся к реке Гифасу, чтобы попытаться покорить и индов, живущих за этой рекой. Он считал, что война не может окончиться, пока есть ещё люди, способные с ним воевать.

    25

    Ему рассказали, что за Гифасом лежит богатая страна, что населяют ее люди, которые умеют хорошо обрабатывать землю и храбро воевать. Государство их благоустроено: народом управ­ляют лучшие люди, которые не отдадут ни одного несправедливого приказания. Слонов там множество, и они превосходят осталь ных индийских слонов и своим огромным ростом, и своим муже­ством. (2) Эти рассказы еще больше подстрекнули Александра в его желании идти дальше, но македонцы пали духом, видя, что царь их готов громоздить тяготы на тяготы и опасности на опасности. В лагере стали собираться сходки; те, кто был посмирнее, только оплакивали свою участь, но другие твердо заявляли, что они не пойдут за Александром, даже если сам он станет во главе их. Когда Александр узнал об этом, то, не дожидаясь, пока волнение среди солдат усилится и они вовсе упадут духом, он созвал воена­чальников и обратился к ним с такими словами:

    (3)   «Я вижу, македонцы и союзники, что не с прежним настрое­нием пойдете вы со мной на опасную войну; я и созвал вас, чтобы или убедить вас и повести дальше, или убедиться вашими доводами и повернуть обратно. Если вы считаете, что все труды, понесенные до сих пор, были зряшными и я, ваш предводитель, заслуживаю только порицания, то мне вам сказать больше нечего. (4) А если этими трудами мы добыли себе Ионию, Геллеспонт, обе Фригии, Каппадокию, Пафлагонию, Лидию, Карию, Ликию, Памфилию, Финикию, Египет вместе с эллинской Ливией, часть Аравии, Келесирию и Междуречье? (5) Добыли Вавилон, Сузы, земли персов, мидян и те, которыми раньше управляли персы или мидяне и которыми теперь они не управляют, земли за Каспий­скими Воротами, по ту сторону Кавказа, Танаис, области по со­седству с Танаисом, Бактрию, Гирканию и Гирканское море? Скифов мы загнали в их пустыню; Инд протекает теперь по нашей земле, Гидасп по нашей, так же как Акесин и Гидраот. Чего же медлите вы прибавить к нашим македонским владениям Гифас и племена, живущие за Гифасом? (6) Или вы боитесь, что другие варвары смогут дать вам отпор? Но ведь одни из них добровольно покорились нам, другие бежали и были захвачены; беглецы отдали в нашу власть свои опустевшие земли, которые вручены нашим союзникам и тем, кто добровольно нам подчинился.

    26

    «Целью же тягот и трудов для благородного человека являются, по-моему, опять тяготы и труды, если ими осуществляются дела прекрасные. Если же кто-либо жаждет услышать, где будет конец нашей войне, то пусть знает, что нам осталось недалеко пройти до реки Ганга идо Восточного моря. Оно же, утверждаю я, сое­диняется с Гирканским морем; Великое море обходит ведь всю землю. (2) Я покажу македонцам и нашим союзникам Индийский залив, сливающийся с Персидским, и Гирканское море, сливаю­щееся с Индийским. От Персидского залива мы совершим на наших кораблях круговое путешествие в Ливию вплоть до Герак­ловых Столбов. Таким образом вся Ливия от самых Столбов и вся Азия станут нашими; границами нашего государства будут границы, которые бог назначил земле. (3) Если же мы сейчас повернем назад, то за спиной у нас останется много воинствен­ных народов: и за Гифасом вплоть до Восточного моря, и за ними к северу до самой Гиркании; а оттуда неподалеку находятся ведь и скифские племена. Можно бояться, что когда мы пойдем назад, то племена непокоренные поднимут восстание среди уже покоренных, но еще не подчиненных накрепко. (4) И тогда наши великие тяготы окажутся ни к чему или же потребуется опять

    с начала подвергать себя опасностям и нести новые тяготы. Кре­питесь, македонцы и союзники! Людям, которые переносят труды и опасности ради великой цели, сладостно жить в доблести и умирать, оставляя по себе бессмертную славу. (5) Разве вы не знаете, что предок наш достиг такой славы, что стал богом или прослыл им (а ведь был человек) не потому, что неизменно проживал в Тиринфе, Аргосе, Пелопоннесе или Фивах. И Дионис понес немало трудов, а по сравнению с Гераклом он так изнежен! Мы же оставили за собой Нису и овладели Аорнской скалой, которую не мог взять Геракл. (6) Прибавьте еще остаток Азии к тому, что вы уже приоб­рели — малое к большому. Что совершили бы мы великого и прекрасного, если бы сидели в Македонии и считали, что с нас хватит жить спокойно: охранять свою землю и только отгонять от нее соседей — фракийцев, иллирийцев, трибалов и тех элли­нов, которые нам враждебны.

    (7)      «Если бы я, предводительствуя вами, сложил на вас все труды и опасности, а сам бы их знать не знал и не ведал, вы, есте­ственно, могли бы пасть духом, считая, что труды выпали только на вашу долю, а награду за них вы зарабатываете для других. (8) Но ведь труды у нас общие, я делю опасности наравне с вами, а на­грады предоставлены всем. Вам принадлежит земля и вы ее сатрапы. И сейчас значительная часть сокровищ уходит к вам, а когда мы пройдем по всей Азии, то, клянусь Зевсом, я отмерю каждому добра не по его чаяниям, а сверх, с избытком, и тех, кто пожелает вернуться домой, я отошлю в родную землю или отведу их сам, а с теми, кто останется, я поступлю так, что ушедшие будут им завидовать».

    27

    Когда Александр кончил, долгое время все молчали: никто не осмелился сразу возражать царю, никто не хотел и согласиться с ним. Александр неоднократно предлагал выступить желающему, если у него есть какие-либо возражения. Молчание все-таки продол­жалось; наконец, Кен, сын Полемократа, набрался смелости:

    (2)      «Так как, царь, ты хочешь распоряжаться македонцами, не просто отдавая приказания, и говоришь, что поведешь нас, убедив в том, что надо двигаться дальше, а если тебя убедят в про­тивном, то от принуждения ты откажешься, то я отвечу тебе и б^ду говорить не о нас — мы осыпаны почестями; большинство из нас уже награждено за свои труды; мы поставлены выше других — и мы готовы с тобой на все. Я буду говорить о большей части войска.

    (3)    И о ней я буду говорить, думая не о том, что им приятно, но о твоей пользе в настоящем и о безопасности в будущем. И мой возраст и то уважение, которое, благодаря тебе, оказывают мне

    и другие, и моя безупречная отвага среди тяжких трудов и опас­ностей дают мне право открыто сказать, что я считаю лучшим.

    (4)   Тобой, вождем, и теми, кто вместе с тобой ушел из дому, совер­шено много великих дел, и поэтому-то, думается мне, особенно полезно положить предел трудам и опасностям. Ты видишь сам, сколько македонцев и эллинов ушло вместе с тобой и сколько нас осталось. (5) Когда ты увидел в Бактрии, что у фессалийцев нет больше охоты нести тяготы войны и походов, ты отослал их домой — и прекрасно сделал. Эллины, поселенные в основанных тобой городах, и те остались не совсем добровольно. Из эллинов и македонцев, которые продолжали вместе с тобой делить труды и опасности, одни погибли в боях, другие, уже неспособные после ранений к военной службе, рассеялись кто где по Азии. (6) Еще больше умерло от болезней; осталось немного, и у них уже нет прежних сил, а духом они устали еще больше. Все, у кого еще живы родители, тоскуют о них; тоскуют о женах и детях, тоскуют о своей родной земле, и тоска по ней простительна им: они ушли незаметными бедняками и теперь, поднятые тобой, они жаждут увидеть ее, став видными и богатыми людьми. (7) Не веди солдат против их воли. Если у них нет желания сражаться, они у тебя не будут такими, как раньше. Возвращайся сам на родину, повидайся с матерью, уладь эллинские дела, приведи в отцовский дом твои многочисленные и великие победы. И тогда уже вновь снаряди поход, если пожелаешь, на индов, живущих на востоке; если пожелаешь, к Эвксинскому морю или же против Карфагена и ливий­ских земель, лежащих за Карфагеном. Твое дело будет — вести людей. (8) Другие македонцы и другие эллины пойдут за тобой: молодежь вместо стариков, полные сил вместо обессиленных; люди, которые не испытали, что такое война, и поэтому не боятся, а хотят ее в надежде на будущее. Они пойдут за тобой, разумеется^ с особенной охотой, видя, что твои прежние сподвижники ушли неизвестными бедняками, а вернулись на родину богатыми и прославленными людьми. (9) Царь, если что хорошо, так это смирение в счастье. Тебе, такому вождю, ведущему такое войско, нечего бояться врагов, но божество может послать нечто неожи­данное, и человеку тут остеречься невозможно».

    28

    Когда Кен окончил, среди присутствующих поднялся шум. Многие плакали, и это еще яснее говорило о том, как настроены они против дальнейшей войны и какой радостью будет для них возвращение домой. Александр, раздосадованный свободной речью Кена и нерешительностью других, распустил собрание.

    (2)     На следующий день он, полный гнева, созвал опять тех же и сказал, что он сам пойдет вперед, но никого из македонцев.

    не заставит против воли следовать за ним; у него будут люди, которые пойдут за своим царем добровольно. Те, кто желает уходить домой, пусть уходят и пусть сообщат домашним, что они оставили своего царя, окруженного врагами. (3) После этих слов он ушел к себе в палатку и в этот день и еще два дня спустя не при­нимал никого даже из «друзей», выжидая, не изменится ли настроение у македонцев и союзников; это часто случается в солдатской среде и дает возможность ее легче переубедить. (4) В лагере, однако, стояла полная тишина; гнев Александра, очевидно, только раздосадовал солдат, но не изменил их настроения. Тем не менее, по словам Птолемея, сына Лага, Александр совершил жертвы перед переправой через Гифас, но жертвы оказались неблаго­приятны. (5) Тогда он собрал старейших из «друзей» и людей, •ему наиболее преданных, и так как все указывало ему на необхо­димость вернуться, он велел объявить войску, что решено по­вернуть обратно.

    29

    Солдаты стали кричать так, как кричит беспорядочная ликую­щая толпа; многие плакали. Подойдя к царской палатке, они осыпали Александра добрыми пожеланиями за то, что только им позволил он одержать победу над собой, Александром. Александр, разделив войско на отряды, приказал им соорудить 12 алтарей, высо­той с самую высокую башню, а шириной больше, чем бывают башни: благодарность богам за дарованные победы и память о понесен­ных трудах. (2) Когда алтари были сооружены, он принес на них положенные жертвы и устроил конные и гимнастические состяза­ния. Страну до Гифаса он отдал в управление Пору, а сам повернул к Гидраоту. Перейдя через Гидраот, стал он отступать дальше к Акесину. (3) Там застал он уже выстроенный город, выстроить который поручил Гефестиону. Он поселил тут окрестных жителей, пожелавших обосноваться здесь, и небоеспособных наемников, а сам стал готовиться к плаванию по Великому морю.

    Тут пришли к нему Арсак, князь страны, соседней с Аби- саром, брат Абисара и другие его родственники с дарами, которые у индов считаются особо почетными, и 30 слонами от Абисара. Абисару, сказали они, прийти невозможно, потому что он болей. Это подтвердили и послы Александра, отправленные им к Аби­сару. (5) Вполне доверяя этому, он поставил Абисара сатрапом над его страной и подчинил Арсака Абисару. Определив взносы, которые они будут вносить, он опять на берегу Акесина принес жертвы. Переправившись опять через Акесин, он пришел к Ги­даспу, где вместе с войском привел в порядок те части Никеи и Вукефал, которые пострадали от ливней, и вообще навел порядок п стране.