Юридические исследования - А. С. ГРИБОЕДОВ и ДЕКАБРИСТЫ. М. В. НЕЧКИНА Часть 7 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: А. С. ГРИБОЕДОВ и ДЕКАБРИСТЫ. М. В. НЕЧКИНА Часть 7


    Вопрос о взаимоотношениях Грибоедова и декабристов является прежде всего темой исторического характера. Он входит как органическая часть в состав истории русского общественного движения XIX в., исследование которого было бы неполно без раскрытия этой темы. Вместе с тем вопрос о взаимоотношениях Грибоедова и декабристов входит в состав другой крупнейшей проблемы — истории русской культуры XIX в. Развитие русской культуры можно понять лишь в тесной связи с историей общественного движения.


    АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ

    М. В. НЕЧКИНА

    А. С. ГРИБОЕДОВ 

             и

    ДЕКАБРИСТЫ

    ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ

    ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР Москва —1951

    ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР член-корреспондент АН СССР А. М. ЕГОЛИН

    ГРИБОЕДОВ И ДЕКАБРИСТЫ ПОСЛЕ РАЗГРОМА ВОССТАНИЯ

    1

    Задача настоящей главы может быть истолкована сравни­тельно просто: собрать все скудные данные об отношении Гри­боедова к декабристам и декабристов к Грибоедову после раз­грома восстания, охватив период времени с 1826 г. до конца жизни писателя, и представить эти данные в систематическом виде. Однако такое понимание задачи представляется несколько упрощенным. Ведь отношения с декабристами были какой-то частью идейной жизни Грибоедова. Очевидно, состав задачи сложнее: необходимо восстановить и тот контекст идейной жиз­ни писателя, частью которой было его отношение к декабри­стам и к их движению. Поэтому необходимо кратко очертить и дальнейшую эволюцию всего круга декабристских проблем в мировоззрении Грибоедова. Эта постановка вопроса, однако, не ограничена узко «грибоедовской» темой, она сама является частью более общей проблемы истории русского общественного движения после восстания декабристов.

    Декабрьская катастрофа явилась переломным моментом в истории русского общественного движения. Она оказалась и ис ходным пунктом дальнейшего его развития. Передовые деятели понимали жизненность основных лозунгов восстания и после его разгрома: борьба за ликвидацию крепостного права и самодержавия оставалась центральной исторической задачей. Тяжелые уроки разгромленного восстания говорили о невоз­можности бороться за указанные высокие цели без активного участия народа. Однако пути разрешения этой великой задачи были еще неясны, и передовая общественная мысль глубоко и тревожно работала над их уяснением. Таково было основное содержание переломного момента. Русское общественное дви­жение восходило на новую ступень. Пройдет еще некоторое время, и Герцен, представитель второго поколения дворян­ских революционеров, отчетливо формулирует смысл уроков


    декабристского восстания словами: «Декабристам на Сенатской площади не хватало народа». Между периодом декабристов и периодом Герцена лежит существенная переходная полоса, наименее изученная в истории общественного движения России: вторая половина двадцатых годов. Период этот далеко не бес­плоден и далеко не заполнен одной «реакцией». Именно тут начинает откристаллизовываться мнение передовых людей о декабристах и их опыте; именно тут горько продумываются вновь старые вопросы о способах свалить самодержавие и крепостное право и вновь перебираются всевозможные решения этих вопросов.

    В новый период вступает история тех двух лагерей в рус­ском общественном движении, которые разбирались выше. В них происходят существенные перегруппировки. Историки еще не только не систематизировали всего необходимого материала, но даже не выявили его. При этой работе выявления обращает на себя внимание материал, группирующийся около истории самих потерпевших поражение деятелей,— около декабристов. Поэтому все, что можно собрать об отношении Грибоедова к разгромленному движению и его представителям, имеет далеко не только узкое значение истории личных симпатий и личного горя. Это — выявление материала, который в будущем найдет свое место в общей картине движения вперед русской обществен­ной мысли на основе усвоения опыта только что отгремевшей борьбы.

    «Гром пушек на Сенатской площади разбудил целое поко­ление»,— писал тот же Герцен. Этому грому было бы труд­нее разбудить молодое поколение, если бы оно росло в старин­ной среде, абсолютно глухой к только что происшедшему, мол­чавшей о нем, забывшей его. Эта среда не была единой, она была расслоена: ее передовые люди запомнили раскаты выстре­лов,— ведь это они, старшее поколение, донесли их эхо к новому молодому поколению. Среда сочувствующих современ­ников — сверстников декабристов — сыграла свою значитель­ную роль в сохранении их традиций. А охранять эти традиции и думать об их новом смысле значило думать и о деле восстания, о том деле, которое не пропало. «Не пропадет ваш скорбный труд»,— писал декабристам Пушкин. Поэтому, как ни скро­мен материал этой главы, он служит большой, пока еще не разработанной в науке теме.

    Внесем сначала в тему некоторые хронологические уточнения.

    Третьего сентября 1826 г. Грибоедов был уже на Кавказе. Жить ему оставалось только два года и неполных восемь ме­сяцев,— его убили в январе 1829 года.

    Таким образом, история отношений Грибоедова к разгром­ленным декабристам и их делу имеет очень небольшую протя­
    женность во времени. История же его личных взаимоотношений с сосланными на Кавказ декабристами и того короче: если еще вычесть из упомянутого краткого периода то время, которое Грибоедов пробыл в Иране и в Петербурге в связи с Туркман- чайским договором, период, когда он мог иметь личное общение с декабристами, еще более сожмется и окажется менее двух лет.

    И все же за этот краткий период в интересующей нас об­ласти совершились некоторые события, важные для разбора поставленной темы.

    Внешне жизнь Александра Сергеевича Грибоедова протекает в изучаемое время под знаком идущей вверх дипломатиче­ской карьеры. Падение Ермолова не отражается на его восхож­дении: в конце марта Ермолова отрешают от должности, место его занимает Паскевич. 4 апреля 1827 г. Паскевич пред­писывает Грибоедову принять ведение дипломатических дел России с Турцией и Ираном. С 12 мая Грибоедов принимает участие в Эриванском походе и активно работает как дипломат. 10 февраля подписан в Туркманчае мирный договор с Ира­ном— создание Грибоедова. Он отбывает в Петербург с тек­стом подписанного договора и в марте 1828 г., по представле­нии императору, осыпан наградами: получает чин статского советника, орден Анны 2-й степени с алмазами и четыре ты­сячи червонцев. Заметим, что в этом награждении не было ни­чего из ряда вон выходящего: дипломаты, заключавшие удач­ный мир, награждались и щедрее. Грибоедов назначается затем министром-резидентом в Иран, составляет сам для себя инструк­цию, выезжает с молодой женою в Тавриз; его повсюду встре­чают с пышностью, подобающей его дипломатическому сану. Такова внешняя линия его успехов.

    Однако на всем протяжении этой восходящей дипломатиче­ской карьеры идет синхронно ей другая, несовпадающая, ли­ния фактов и переживаний: хлопоты за сосланных декабристов, заботы о них, воспоминания о случившемся, возникнове­ние художественных замыслов, полных ненависти к кре­постному праву. Могли ли хлопоты и заботы о тех, чьи имена вслух и называть-то запрещалось, повредить Грибоедову в его карьере? Конечно, могли. Мы увидим далее, что Грибоедов осмелился лично просить императора за сосланных. Грибоедов сам был на подозрении и свое пребывание на Востоке после сме­лого обращения к императору называет «политической ссылкой». Первые годы после восстания 14 декабря были особенно труд­ными годами для хлопот за ссыльных.

    Рассмотрим сначала вопрос о личных отношениях Грибо­едова и декабристов в указанное время. Наиболее ранним до­кументом этого периода является письмо Грибоедова к декаб­ристу Александру Александровичу Добринскому из Тифлиса
    от 9 ноября 1826 г. Добринский, о котором уже упоминалось ранее, поручик лейб-гвардии Финляндского полка, был связан по Северному обществу со Свистуновым; последний принял его в члены в апреле 1825 г. Свистунов сообщил Добринскому и о существовании Южного общества и о республиканских планах последнего. Добринский содержался под арестом на той же гауптвахте главного штаба, что и Грибоедов. Они пробыли вместе короткое время, с 19 мая до 24 мая, когда последовало царское соизволение на перевод Добринского в Кавказский корпус с ежемесячным донесением о поведении. Иначе говоря, Грибоедов пробыл с Добринским в совместном заключении все­го дней шесть, но результатом были самые дружеские отноше­ния. Добринского надо было устроить в полк, предназначенный для ближайших боевых действий,— это давало способы бы­стрейшего служебного продвижения для сосланного на Кавказ и приближало перспективы снятия кары. Попасть же в бездейству­ющий полк где-либо в отдалении от линии боевых действий зна­чило обречь себя на длительное прозябание без перспектив про­изводства. Грибоедов хлопотал перед Ермоловым за Добринско­го, просил о переводе в такой полк и получпл согласие в самые трудные для Ермолова дни, когда за ним зорко наблюдали и когда царская опала уже тяготела над каждым его шагом. Гри­боедов не мог сообщить Добринскому о всех своих хлопотах в обычном почтовом письме и искал оказии, то-есть посылал пись­мо в секретном порядке: «Дорогой товарищ по заточению, не думайте, что я о вас позабыл. Я не подавал признаков жизни лишь потому, что не случилось верной оказии, чтобы пере­слать вам записку» (подлинник по-французски). Он обещает немедленно добиться результатов и сообщить о них, пригла­шает — что любопытно — довериться «счастливой звезде» его, Грибоедова
    («Je vous engage de vous reposer avec moi dans ma bonne etoile»). Очевидно, он именно этой «счастливой звезде», то-есть случаю, приписывает собственную удачу, уведшую его целым из царского заточения. Он просит сооб­щить ему о себе, советует пока что отвлечься от мрачных мыс­лей, читать книги у «Мишеля Грекова», с которым Грибоедов, очевидно, хорош, просит напомнить о нем, Грибоедове, знако­мым по гарнизону — знак широких связей самого Грибоедова в Кавказском корпусе. Письмо это самое дружеское. Инте­ресно, что в нем отражены хлопоты Грибоедова и за другого ссыльного по делу декабристов — за Николая Васильевича Шереметева, подпоручика лейб-гвардии Преображенского полка, принятого в Северное общество Оболенским и в наказание переведенного, как и Добринский, из гвардии в армию, в 43-й егерский полк, с ежемесячным донесением о поведении 688.

    Другая группа данных относится к братьям Бестужевым. Сосланный на Кавказ Петр Бестужев рассказывает, как встре­тил у Грибоедога своего брата, также сосланного по делу декабристов, Павла Бестужева. Грибоедов, следовательно, при­нимал братьев Бестужевых, Петра и Павла, его квартира ока­залась местом, где они смогли, не сговариваясь, встретиться.

    Но этим не ограничивалось дело. Грибоедов не только при­нимал Бестужевых, но еще чем-то активно помогал им, неда­ром Петр Бестужев пишет о Грибоедове: «Общий друг и бла­годетель наш», а Грибоедов называет Петра Бестужева своим «приемышем», то-есть приемным сыном. Грибоедов предприни­мал шаги и для облегчения участи лучшего своего друга, Александра Бестужева, наиболее близкого ему среди всех братьев Бестужевых. А. Бестужев пишет: «Грибоедов взял слово с Паскевича мне благодетельствовать, даже выпросить меня из Сибири у государя. Я видал на сей счет сделанную покойником записку... благороднейшая душа! Свет не стоил тебя... по крайней мере я стоил его дружбы и горжусь этим». К сожалению, этот замечательный документ—записка Грибоедо­ва об осужденном декабристе —не дошел до нас. Письмо, откуда взята предшествующая цитата, адресовано А. Бестужевым

    Н.   А. Полевому и в подлиннике пока не разыскано, а публи­кация «Русского вестника», которой пользуются исследователи, явно неполна: в редакционном примечании мы читаем, что стро­ки, непосредственно предшествующие тексту о Грибоедове, «не могут быть напечатаны, потому что относятся к разным лицам и могли быть написаны только в дружеском письме. С сожа­лением ограничиваемся началом и окончанием этого письма...». Наличие пропусков и приведенная оговорка наводят на мысль, что и дважды встречающееся троеточие в конце самого текста о Грибоедове также может говорить о пропусках в тексте 689.

    Общение с сосланными на Кавказ декабристами было далеко не безопасным для личной карьеры Грибоедова. Все они были, разумеется, поднадзорны, и связи с ними могли легко стать известными ш отделению. Лица, которые сами были привле­чены к процессу, как Грибоедов, тем легче могли себя скомпро­метировать. Существенно, что Грибоедов очень хорошо созна­вал это, оберегая других, которые были в аналогичном поло­жении, но не щадя себя самого. Так он прекратил переписку с Бегичевым по почте и переписывался лишь оказиями. «Тебя не браню за упорное молчание, угадываю причины; однако, коли в Москве будешь схвати удобный случай и напиши»,— пишет он Бегичеву 9 декабря 1826 г. из Тбилиси. Не считал Гри­боедов возможным в это время переписываться и с Жандром, арестованным по делу декабристов, но быстро отпущенным и «прощенным» (он не был замешан в тайную организацию и
    обвинялся лишь в том, что принял после восстания Одоевско­го, дал ему одежду и денег на побег.) Грибоедов боялся ском­прометировать его своими письмами. «В переписке ли ты с Андреем? — спрашивал Грибоедов Бегичева.— Он от меня ни строчки не имеет. Невозможно». Последнее слово означает «переписка невозможна». Повидимому, Грибоедов возобновил с другом переписку только после своего торжественного приезда в Петербург с Туркманчайским миром. Но, оберегая своих нескомпрометированных или «прощенных» друзей от письмен­ных сношений с собою, Грибоедов, как видим, не щадил себя и не только сам переписывался с декабристами в том же 1826 г., но и открыто хлопотал за них 690.

    Ряд документов, дошедших до нас, говорит о том, какой незаживающей раной была для Грибоедова мысль об Але­ксандре Одоевском. Неизвестна точная дата стихов, посвящен­ных Грибоедовым юному декабристу, осужденному на две' надцатилетнюю каторгу. Стихи находились в описанной и изданной Д. А. Смирновым «Черновой тетради» Грибоедова. Написаны они, повидимому, не ранее июля 1826 г., когда Гри­боедов узнал о приговоре, и не позже первой половины июня 1828 г., когда Грибоедов забыл у Бегичева, проезжая на Во­сток, материалы «Черновой тетради». Из текста стихов видно, что Грибоедов не раз писал стихи, касавшиеся Одоевского, но ни одни, кроме этих, не дошли до нас:

    Я дружбу пел... Когда струнам касался,

    Твой гений над главой моей парил,

    В стихах моих, в душе тебя любил И призывал, и о тебе терзался!..

    О  мой творец! Едва расцветший век Ужели ты безжалостно пресек?

    Допустишь ли, чтобы его могила Живого от любви моей сокрыла?..

    В разгар работы над Туркманчайским мирным договором, создавшим его дипломатическую славу, Грибоедов не забывает о декабристах: он умоляет Паскевича вырвать Одоевского из Сибири. «Вспомните о ночи в Тюркманчае перед моим отъез­дом. Помогите, выручите нещастного Александра Одоевского»,— пишет Грибоедов Паскевичу.

    В Петербурге, осыпанный царскими милостями, Грибо­едов пишет Одоевскому письмо, отрывок которого каким-то образом сохранился в архиве М. П. Погодина: «Брат Але­ксандр! Подкрепи тебя бог. Я сюда прибыл на самое короткое время, прожил гораздо долее, чем полагал, но все-таки менее трех месяцев. Государь наградил меня щедро за мою службу. Бедный друг и брат! Зачем ты так несчастлив! Теперь ты бы
    порадовался, если бы видел меня гораздо в лучшем положении, нежели прежде, но я тебя знаю, ты не останешься равнодушным при получении этих строк и там... в дали, в горе и в разлуке с ближними. Осмелюсь ли предложить утешение в нынешней судьбе твоей! Но есть оно для людей с умом и чувством. И в стра­дании заслуженном можно сделаться страдальцем почтенным. Есть внутренняя жизнь нравственная и высокая, независимая от внешней. Утвердиться размышлением в правилах неизмен­ных и сделаться в узах, в заточении лучшим, нежели на самой свободе. Вот подвиг, который тебе предстоит. Но кому я это говорю? Я оставил тебя прежде твоей экзальтации в 1825 году. Она была мгновенна, и ты верно теперь тот же мой кроткий, умный и прекрасный Александр, каким был в Стрельне и в Ко­ломне в доме Погодина. Помнишь, мой друг, во время наводне­ния, как ты плыл и тонул, чтобы добраться до меня и спасти. Слышу, что снисхождением высшего начальства тебе и товари­щам твоим дозволится читать книги. Сей час еду покупать тебе всякой всячины, реэстр приложу после» 691.

    Вчитываясь в этот страшный человеческий документ, кото­рый, наверно, внутренне дорого стоил Грибоедову, обратим прежде всего внимание на фразу: «Слышу, что снисхождением высшего начальства...». Кто-то в Петербурге проинформи­ровал Грибоедова о том, что в ближайшем будущем в тюрем­ном режиме сибирских каторжников-декабристов ожидаются изменения: пока запрещено, но в скором времени будет дозво­лено («дозволится») читать книги. Информация эта не какой- либо досужий слух,— она авторитетна, ибо Грибоедов немед­ленно, «сей час» же, едет покупать книги, не выжидая, не ища проверки и не нуждаясь ни в каких подтверждениях получен­ного сведения. В этой связи и глагол в настоящем времени — «слышу» (не «слышал» или «говорят», а «слышу»)— воспри­нимается как запись только что, в эту же минуту полученного сведения: очевидно, Грибоедов пишет письмо в присутствии этого авторитетного информатора и фиксирует на бумаге то, о чем только что шел разговор.

    Кто же может быть этим петербургским авторитетным ли­цом, которое точно осведомлено о будущих, еще не проведен­ных в жизнь, но имеющих быть проведенными изменениях в сибирском режиме декабристов? Таким лицом мог быть лишь человек, чрезвычайно близко прикосновенный к III отделению, находящийся в курсе правительственных решений по сибир­скому режиму каторжников. Ища подобных лиц среди петер­бургских связей и встреч Грибоедова в 1828 г., мы без труда на­ходим наиболее правдоподобного кандидата в лице некого иного, как Александра Христофоровича Бенкендорфа. Из собственных писем Грибоедова за данное время мы узнаём, что он видел в

    Петербурге А. X. Бенкендорфа, с братом которого, Константи­ном Христофоровичем, служившим в войсках Паскевича на Кавказе, был хорошо знаком лично. В это время брат Бенкен­дорфа также приехал в столицу вскоре вслед за Грибоедовым; последний бывал у него в Петербурге и встречался с его братом, шефом жандармов, в неофициальной обстановке. Трудно пред­ставить себе, чтобы Грибоедов, из головы которого в это время не выходил Одоевский, упустил подобный случай для хлопот за сосланного на каторгу друга. Биограф Грибоедова, рас­полагавший не дошедшими до нас грибоедовскими докумен­тами, замечает, что данное письмо посылалось «официальным путем чрез начальство», не по оказии или почтой. Каким же это путем? Ведомственный путь для подобных писем один — через III отделение, иного и быть не могло. Подобные письма стес­нены в искренности содержания и по существу должны иметь два адреса: они предназначены и для родных и для чужих, соглядатайских, глаз 692.

    Вчитываясь в документ, мы легко замечаем эту двойствен­ность. Самые слова: «снисхождение высшего начальства», «в страдании заслуженном» даже по стилю чужды интимному лич­ному письму и представляют собою как бы обломки какого-то официального ходатайства. Есть возможность проверить искрен­ность поучения Грибоедова о христианском самоусовершенст­вовании узника: сопоставим отношение Грибоедова к каторге Одоевского, свободно выраженное в только что приведенном стихотворении, с отношением, высказанным в данном письме. Стихи открывают перед нами мир бушующей скорби, проте­стующей не то что против властей, а даже против самого бога, допустившего несправедливость: «О мой творец! Едва расцвет­ший век ужели ты безжалостно пресек? Допустишь ли, чтобы его могила живого от любви моей сокрыла?» Протест стихов стоит в резком контрасте с вымученной резиньяцией письма. В стихах Одоевский — человек, живым закопанный в землю; едва ли можно придумать более отчетливый образ для мучитель­ного протеста против тюрьмы и каторги декабриста. В письме же Одоевский несет как бы «заслуженное» страдание и на досу­ге может заняться самоусовершенствованием. Ясно чувствуется, что это письмо является одновременно и ходатайством властям за осужденного. Преступление осужденного—нечто иное, как «эк- зальтация»молодости, она была «мгновенна», в настоящее же вре­мя страдалец предан благочестивому самоусовершенствованию, он «кроток», «умен», «прекрасен». Ему и вообще свойственны пере­численные превосходные качества; следует доказательство, как он «плыл и тонул» во время наводнения 1824 г., чтобы спасти товарища. Кстати сказать, если информатором Грибоедова по вопросам тюремного режима декабристов был Бенкендорф, а
    путем отсылки письма — III отделение, то воспоминание о том, как Одоевский «плыл и тонул», желая спасти Грибоедова во время петербургского наводнения 1824 г. (как раз в это время Грибоедов и жил в доме Погодина, о котором он упоминает в письме), могло иметь особый расчет: А. X. Бенкендорф был активным участником спасения утопающих во время наводне­ния 1824 г., и рассказанный Грибоедовым факт мог располо­жить его в пользу «несчастного молодого человека».

    После всего изложенного понятно, как болезненно должно было подействовать на Грибоедова какое-то недошедшее до нас письмо В. С. Миклашевич, полное напоминаний о необ- ходимодти хлопотать за Одоевского и даже упреков Грибоедову в «холодности». Ответное письмо Грибоедова от 3 декабря 1828 г.— один из самых волнующих декабристских докумен­тов Грибоедова. «Верно, сами догадаетесь, неоцененная Варва­ра Семеновна, что я пишу к вам не в обыкновенном положении души. Слезы градом льются... Александр мне в эту минуту душу раздирает. Сейчас пишу к Паскевичу: коли он и теперь ему не поможет, провались все его отличия, слава и гром по­бед, все это не стоит избавления от гибели одного нещастного, и кого!!! Боже мой, пути твои неисследимы...»

    Дошедшее до нас письмо Грибоедова к Паскевичу кончается особо выделенным текстом с подчеркнутой надписью «Главное», который невозможно и теперь читать без волнения: «Благодетель мой бесценный! Теперь без дальних предисловий просто бросаюсь к вам в ноги, и если бы с вами был вместе, сделал бы это, и осы­пал бы руки ваши слезами. Вспомните о ночи в Тюркманчае перед моим отъездом. Помогите, выручите нещастного Але­ксандра Одоевского. Вспомните, на какую высокую степень поставил вас господь бог. Конечно, вы это заслужили, но кто вам дал способы для таких заслуг? Тот самый, для которого избав­ление одного нещастного от гибели гораздо важнее грома побед, штурмов и всей нашей человеческой тревоги. Дочь ваша едва вышла из колыбели, уже государь почтил ее самым вниматель­ным отличием, Федю тоже того гляди сделают камер-юнкером. Может ли вам государь отказать в помиловании двоюродного брата вашей жены, когда двадцатилетний преступник уже довольно понес страданий за свою вину, вам близкий родствен­ник, а вы первая нынче опора царя и отечества. Сделайте это добро единственное, и оно вам зачтется у бога неизгладимыми чертами небесной его милости и покрова. У его престола нет Дибичей и Чернышевых, которые бы могли затмить цену вы­сокого, христианского, благочестивого подвига. Я видал, как вы усердно богу молитесь, тысячу раз видал, как вы добро де­лаете. Граф Иван Федорович, не пренебрегите этими строками. Спасите страдальца» 693.

    Эти строки Грибоедов писал менее чем за два месяца до своей трагической смерти. Биография А. И. Одоевского еще недостаточно исследована, и история хлопот за него не вполне выяснена. Однако никак нельзя утверждать, что хлопоты за него остались безрезультатными: Одоевский упомянут в цар­ском указе от 8 ноября 1832 г.: в силу указа был отменен его каторжный приговор, он был «обращен на поселение» в Иркут­ской губернии. Отметим, что в мае 1836 г. Одоевский был переведен в Ишим, Тобольской губернии, а в июле 1837 г. определен рядовым в Кавказский корпус. Облегчение 1836 г. было сделано по ходатайству престарелого отца Одоевского, «поддержанному князем Варшавским», то-есть именно Паске- вичем. Не приходится сомневаться, что ходатайство последнего было для Николая I наиболее весомым. Следовательно, Паске­вич выполнил горячую просьбу Грибоедова — хлопотал перед Николаем I за А. Одоевского 694.

    Остановимся теперь на замечательном и ранее неизвестном факте — на личном обращении Грибоедова к Николаю I с хо­датайством за сосланных декабристов.

    В опубликованной в «Воспоминаниях Бестужевых» записи мы читаем о Грибоедове: «Благородство и возвышенность его характера обнаружились вполне, когда он дерзнул говорить в пользу людей, при одном имени которых бледнел оскорблен­ный властелин». Текст этот свидетельствует, что Грибоедов ходатайствовал за декабристов перед каким-то высокопоставлен­ным лицом или лицами, однако перед кем именно — остается неясным. Но вопрос полностью уясняется при обращении к рукописному подлиннику записи Петра Бестужева: оказывается, в печатной публикации его текста пропущено существеннейшее слово «государю» после слова «говорить». Точный текст чи­тается, следовательно, таким образом: «Благородство и возвы­шенность его характера обнаружились вполне, когда он дерзнул говорить государю в пользу людей, при одном имени которых бледнел оскорбленный властелин». Итак, Грибоедов говорил не с кем иным, как с самим царем, и узнаём мы об этом новом факте из записи декабриста, очевидно слышавшего рассказ об этом разговоре от самого Грибоедова.

    Когда же мог произойти этот знаменательный факт?

    После восстания декабристов Грибоедов виделся с Никола­ем I дважды: в воскресенье 6 июня 1826 г., при своем пред­ставлении императору в группе «чиновников», только что осво­божденных из-под ареста, и затем весною 1828 г., во время аудиенции по случаю прибытия в Петербург с Туркманчайским трактатом. Ясно, что упомянутый Бестужевым разговор не мог происходить во время первого свидания. Правдоподобнее всего предположить, что разговор с царем состоялся именно во вре­
    мя мартовской аудиенции 1828 г., когда Грибоедов был в зените своего служебного успеха по случаю удачного Туркман- чайского мира 695.

    Таким образом, Грибоедов презрел вопросы карьеры и в разгар своего дипломатического торжества обратился к царю с просьбой о сосланных декабристах.

    Грибоедов совершил акт большой смелости, и более чем правдоподобно, что «оскорбленный властелин» побледнел при одном имени осужденных. Ясно, Грибоедов этим неслыханно смелым поступком не мог снискать расположения Николая I. Царь не согласился принять отставку Грибоедова и вновь по­слал его в Иран, где его ожидала смерть. Едва ли Николай предвидел именно этот исход и расправлялся с подозритель­ным дипломатом, хлопочущим за сосланных декабристов, имен­но этим путем. Но вполне правдоподобно, что, удостоверив­шись после этого разговора в непрекратившемся сочувствии Грибоедова к сосланным, царь был заинтересован в удалении Грибоедова из столицы: будучи далеко на Востоке, Грибоедов не был столь опасен в идейном смысле, как в Петербурге.

    В связи с только что изложенным по-новому читается одно ранее не совсем понятное выражение из письма Грибоедова к Булгарину от ноября 1828 г. из Тавриза. Грибоедов назы­вает тут свое пребывание в Иране «политической ссылкой». Действительно, до своего туркманчайского торжества он, может быть, мог горько говорить о «ссылке» на Восток, но теперь он появился тут вновь в высоком дипломатическом ранге, осыпан­ный царскими милостями, всеми признанный счастливец, в зе­ните карьеры. Почему же после всего этого он называет почет­ное дипломатические назначение «ссылкой», да еще «политиче­ской»? Это было ранее неясно. Но теперь, после того как смелый разговор Грибоедова с царем о сосланных декабристах нам изве­стен, выражение «политическая ссылка» полностью уясняется 696.

    2

    Переходя теперь к истории декабристских идей в творче­ском сознании Грибоедова за интересующий нас период, отдадим себе прежде всего отчет в том, что успешная служебная карь­ера отнюдь не была его «призванием». Он резко отличал от нее цель и истинный смысл своей жизни. «Я рожден для дру­гого поприща» — пишет он Бегичеву и много раз повторяет ту же мысль в переписке и разговорах с друзьями. «Все, чем я до сих пор занимался,— для меня дела посторонние»,— говорил он о своей службе Бегичеву. Он резко отличает свою зависимость от службы и свою зависимость «от цели в жизни, которую себе назначил». К своей дипломатической должности на Востоке
    он едет по «проклятой дороге, по которой я в 20-ый раз проез­жаю без удовольствия, без желания: потому что против воли». В письме к П. Н. Ахвердовой он пишет о своем жела­нии совсем «убежать от службы, которую ненавижу от всего моего сердца»
    («deserter completement le service que je hais de tout mon coeur»). Как дипломат и чиновник, он внимателен к вопросу о ранге и чине, он обращает внимание правительства на ранг английского посла в Тегеране, требует, чтобы русский представитель не был бы поставлен ниже; его заботит вопрос о чине как вопрос о престиже среди иностранных дипломатов в чужой столице. Пренебрежение этой стороной дела было бы недопустимо в столь одаренном и умном дипломате, как Грибо­едов. Однако внутренне все это не вызывало в нем удовлетво­рения. В интимном письме к П. Н. Ахвердовой, с которой он был откровенен, он пишет об «отвращении», которое воз­буждают в нем ранги и отличия («le degout que je porte aux rangs et aux dignites»). «Чем далее от Петербурга, тем более важности приобретает мое павлинное звание», — пишет он Булгарину.

    Та форма деятельности, которую Грибоедов считал своим призванием, была формой воздействия на мир посредством художественного творчества: его призванием была, по его же словам, поэзия, которую он любил «без памяти», создание худо­жественных произведений. Это и являлось целью в жизни, им самим себе назначенной. Поражает именно активная сторона воздействия на действительность в его понимании художествен­ного творчества. Он не воспринимает художественную деятель­ность как форму самоуслаждения, как замкнутый круг личных эмоций,— ему свойственно ощущение острой необходимости иметь живой круг слушателей, среду, воспринимающую резуль­таты его творчества.

    Тема общественного служения поэта, проникающая твор­чество его друга В. Кюхельбекера, является, по всем данным, и грибоедовской темой. Сюжеты произведений, им избираемые и лелеемые,— это сюжеты значительной социальной заострен­ности: «Горе от ума», «1812 год», «Радамист и Зенобия», «Грузинская ночь». Всему облику Грибоедова с его действен­ным складом ума и чуткостью его творческой фантазии к об­щественным вопросам свойствен активный характер созна­тельного стремления воздействовать на мир. Мыслью об об­щественном значении поэта проникнуты горькие строки его письма к Бегичеву, обошедшие всю грибоедовскую литературу: «Кто нас уважает, певцов истинно вдохновенных, в том краю, где достоинство ценится в прямом содержании к числу орденов и крепостных рабов? Все-таки Шереметев у нас затмил бы Омира,— скот, но вельможа и крез. Мученье быть пламенным
    мечтателем в краю вечных снегов». С этих позиций и надо подойти к идейной стороне творчества Грибоедова после восстания декабристов 697.

    Какие же художественные замыслы относятся к интере­сующему нас периоду? Установим сначала круг документов, ложащихся в основу исследования.

    К этому периоду, несомненно, относится замысел «Грузин­ской ночи». Работа над нею может быть довольно точно дати­рована на основании воспоминаний Бегичева и Булгарина: пер­вый сообщает, что Грибоедов 13—15 июня 1828 г., во время последнего своего свидания с Бегичевым, читал ему в качестве своего нового произведения отрывки из трагедии,— речь идет о «Грузинской ночи». Булгарин сообщает, что Грибоедов писал эту трагедию «в последнее пребывание свое в Грузии»; по кон­тексту ясно, что речь идет о периоде до приезда в Петербург с Туркманчайским миром. Таким образом «Грузинская ночь»г о которой друзья Грибоедова ничего не знали в предшествую­щее время и узнали лишь тогда, когда он приехал из Ирана с Туркманчайским миром, очевидно задумана и писалась Гри­боедовым в какое-то время между возвращением в Грузию после своей реабилитации по делу декабристов (3 сентября

    1826    г.) и до февраля 1828 г., когда он выехал из Туркманчая в Петербург с текстом мирного договора. Она, очевидно, и в Петербурге и по пути из Петербурга на Восток еще жила в творческом сознании писателя, ибо на убеждения Бегичева про­честь ему всю трагедию Грибоедов никак не согласился: «Я теперь еще к ней страстен,— говорил он,— и дал себе слово не читать ее пять лет, а тогда, сделавшись равнодушнее, про­чту как чужое сочинение, и если буду доволен, то отдам в печать». Судя по данным, приведенным у Бегичева, Грибоедов в основном трагедию закончил, так как просьбу друга прочесть ее ему всю он отвел не тем соображением, что она еще не за­кончена, а словами: «Я теперь еще к ней страстен». У Булга­рина же осталось впечатление, что трагедия вполне закон­чена не была, но передача им ее сюжета в очень подробной форме говорит во всяком случае о большой работе, уже про­деланной над нею Грибоедовым. Очевидно, трагедия взяла у Грибоедова немало времени. Трудно поэтому предположить, чтобы Грибоедов одновременно работал над какими-нибудь другими крупными замыслами 698.

    Идейное содержание «Грузинской ночи» разобрано ранее в главе X. Идейная позиция противника крепостного права в трагедии «Грузинская ночь» выявлена с огромной силой. В этом отношении „Грузинская ночь" ни в малейшей мере не про­тиворечит идеям «Горя от ума»: и после разгрома восстания Гри­боедов остается ненавистником крепостного права и его глубоким
    идейным противником. Более того, в «Грузинской ночи» мысль автора сосредоточилась на самой проблеме крепостного права более, нежели в «Горе от ума».В «Горе от ума» молодой новатор противостоит старому миру, весь идейный комплекс его мировоз­зрения мотивирует его позицию и в основе композиции пьесы— столкновение двух лагерей. В «Грузинской ночи» проблема кре­постнического обладания человека человеком особо выделена, философски трактована и положена в основу композиции.

    Однако нет сомнений, что грибоедовская разработка этой декабристской идеи времени — борьбы с крепостным правом— вступила в авторском сознании в новый фазис развития после разгрома восстания.

    Характерно, что острое столкновение человеческого права и лютой господской власти над человеком (кормилица говорит: «Ругаться старостью — то в лютых ваших нравах») не ведет к торжеству правды. Вмешивается сила, очень похожая на рок древних трагедий: мать вступает в союз со злыми духами для пагубы своему господину; пуля, направленная князем в сердце возлюбленного его дочери, попадает в дочь, пуля кор­милицы пронзает сердце ее сына. Исход, как то и должно быть в трагедии, далек от оптимистического разрешения конфликта,— справедливость не побеждает, результат трагичен и мрачен. В «Горе от ума» справедливость хотя формально и не побеж­дает, но общее художественное впечатление о судьбе героя всё же оставалось оптимистическим. Конфликт человеческого права с крепостнической господской властью еще глубже пони­мается автором, и все его существо на стороне человеческих прав, но путей преодоления зла он в данном произведении не находит и рисует безысходность горя и гибель человека.

    «Грузинская ночь»— не единственный творческий документ идейной жизни Грибоедова после разгрома восстания. К тому же документальному кругу надо, на мой взгляд, отнести замы­сел «Радамиста и Зенобии». Уясним сначала вопрос о времени возникновения этого грибоедовского текста.

    В литературе отсутствуют попытки точно датировать работу Грибоедова над этим замыслом. Ясно лишь, что дошедшие до нас в «Черновой тетради» наброски плана записаны не позже июня 1828 г., когда Грибоедов забыл их у Бегичева проездом на Восток. Пока не обнаружится каких-либо новых данных, бесспорная датировка грибоедовской записи затруднительна; однако все же имеются данные для построения обоснованной рабочей гипотезы, ведущей к более точной дате. Сюжет пьесы восходит к первоисточнику — к «Анналам» Тацита, отно­сится к древней истории Грузии и Армении в половине I в. на­шей эры и к их взаимоотношениям с Римской империей. Обратим внимание на сложность сюжета и чрезвычайную запутанность
    интриги. В коротком и неполном наброске только двух первых актов мы встречаем более четырнадцати действующих лиц (владе­тель Радамист, его оруженосец Семпад, посланец от восточных римских легионов Касперий, вельможи Ярванд, Мирван, Бакрат, Аспрух, Армасил, Арфаксат, Ашод; жена Радамиста Зенобия и ее прислужница Перизада, евнух, юродивый, «несколько охотников», «прочие прислужницы»). Действующие лица, даже судя по наброскам первых двух актов, делятся на разнообраз­ные группы, — группа царя, группа Рима, группа вель- мож-заговорщиков, женская группа. Сложный восточный сюжет требовал погружения в специфику быта древнего Рима и зависимых от него стран, в особенности древней Армении и Грузии; для него, несомненно, были необходимы многочислен­ные справки по истории Востока и древнего Рима. Из всего сказанного следует, что разработка такой сложной трагедии не могла быть мимолетной и легкой, а потребовала какого-то существенного периода времени и авторской сосредоточенности. Едва ли поэтому она совмещалась с работой над другими сложными сюжетами; очевидно, скорее она располагалась в пос­ледовательном ряду с другими замыслами, нежели синхронно совмещалась с ними.

    Исходя из этого, будем искать период работы над «Радами- стом и Зенобией». Очевидно, пьеса не стоит последней во всем ряду грибоедовских замыслов до июня 1828 г., когда он забыл у Бегичева материалы своей «Черновой тетради». Это послед­нее место, по свидетельству и Бегичева и Булгарина, прочно занимает «Грузинская ночь». В Петербурге в 1828 г. (март — начало июня), приехав с Туркманчайским трактатом, Грибо­едов читал литераторам отрывки из «Грузинской ночи», был ею взволнован. Увидевшись с Бегичевым в июне 1828 г., он также читал ему отрывки «Грузинской ночи» и признавался, что он к ней еще «страстен», иначе говоря, творческий процесс еще не был вполне закончен. Таким образом, какой-то довольно значи­тельный период до июня 1828 г. надо выделить для работы над «Грузинской ночью»; срок около года не может быть признан для этого чрезмерным, так как Грибоедов работал в общем мед­ленно. Получив таким образом terminus ante quern, будем искать terminus post quem. Период до пребывания Грибоедова на Во­стоке, то-есть до 1818 г., очевидно, тоже придется исключить — настолько явно в выполнении сюжета хорошее знакомство с Востоком и учет личных впечатлений от него, полученных, в ча­стности, от восприятий непосредственно зрительного характера («повосточному прямолинейная аллея чинаров, миндальных де­ревьев, которые все примыкают к большой пурпурной ставке...»). Период работы над «Горем от ума» также необходимо вычесть и в силу принятой ранее предпосылки и дополнительно—в силу
    резкой разницы эпох: едва ли автор мог жить творческим вооб­ражением
    сразу и в современной ему(Москве, и в древних Грузии и Армении. Таким образом, возможные границы поисков допол­нительно сузятся, и период 1818—1824 (по крайней мере) также отпадет. Выше были изложены соображения о том, что 1824— 1825 годы являются наиболее вероятным периодом работы над пьесой «1812 год», следовательно эти годы также вычитаются.

    Таким образом, искомый период еще более суживается и находится где-то между осенью 1825 г. и летом 1827 г. Он имеет в данный момент протяженность менее двух лет. Однако и из этого короткого периода нужно, вероятно, вычесть время междуцарствия, восстания, последующего ареста Грибоедова и пребывания его на гауптвахте главного штаба: едва ли эти месяцы могли быть периодом работы над сложным и большим замыслом, требовавшим справок в исторической литературе. Таким образом, из периода между осенью 1825 г. и летом

    1827    г. вычитается время во всяком случае с декабря 1825 г. примерно по 2 июня 1826 г.— по день освобождения из-под ареста. В остатке предположительно получаются, таким образом, два отрезка времени: 1) осень 1825 г. (скажем, по ноябрь 1825 г., поскольку далее уже начинается исключенный нами период междуцарствия, восстания, ареста и следствия); 2) вре­мя с лета 1826 г. по лето 1827 г. Задача датировки сюжета близится, таким образом, к своему предположительному реше­нию. Из двух указанных отрезков времени правдоподобнее остановиться на втором в силу следующих соображений, вплот­ную подводящих нас к вопросу о влиянии впечатлений от де­кабристского заговора на состав разбираемого художествен­ного замысла.

    Время пребывания Грибоедова под следствием и время не­посредственно после освобождения, несомненно, были для него периодом величайшей сосредоточенности на истории заговора, его ходе, восстании и последующих событиях. Если во время следствия он, естественно, был более всего сосредо­точен на личной теме и ходе собственного допроса, то после заговора, оказавшись с сентября опять на Востоке, он, без сомнения, тысячи раз вновь невольно пробегает мысленно всю историю заговора, весь его «сюжет» в целом, определяет место в нем своих друзей, участь которых была столь печальна. Не­сомненно, Грибоедов думает о междуцарствии, цареубийстве, о вопросе отношения к царю, думает о царе-следователе и допросчике, о подготовке и силах восстания, размышляет над ролью народа и, конечно, над ролью в заговоре Ермолова. Вчитываясь в набросок плана «Радамиста и Зенобии», мы отчетливо улавливаем осколки аналогичной тематики, облечен­ные в историческую одежду древнего Рима и древних Грузии
    и Армении. Основа сюжета — заговор знати против царя. Царь еще до заговора «едва тверд на собственном престоле». Остро формулировано взаимоотношение между заговорщиками и на­родом: «Вообще надобно заметить, что народ не имеет участия в их деле,— он будто не существует». Важно, что противо­поставление народного движения аристократическому заговору непосредственно перекликается с противопоставлением рус­ской аристократии народу в «Загородной поездке», написанной вскоре после выхода из тюрьмы. Это один и тот же круг мыслей, и обстоятельство это также надо принять во внима­ние среди других соображений, относящихся к датировке ра­боты над новой трагедией. Через заговор ярко проведен мо­тив цареубийства: откровенность Армасила «невольно истор­гает у каждого одно желание: смерть утеснителя». Продумы­вается вопрос о силах заговора: «не во множестве сила, когда дело правое, но в испытанном, надежном, несомненном муже­стве участников»; эта формула — одно из глубоких раздумий современника над только что развернувшимися событиями. Зна­комые мотивы вспоминаются нам и в связи с некоторыми деталями пьесы. «Жалобы (армян), что все главнейшие места воинские и все поборы поручены грузинам, ино­земцам». Царь обезоруживает заговорщика, ранит его;, царь ведет сам хитрый допрос: «притворное соучастие выманивает у него тайну, потом свирепствует». Тема «преданности» царю тревожила автора; был выведен вельможа Арфаксат — «первый по Радамисте»: «он кичится тем, что знает только царево сло­во, которое ему вместо совести и славы». Обращает на себя внимание фигура цареубийцы Ашота, желающего умертвить царя не во имя общего дела, а из соображений личной мести. Армасил говорит о нем: «он вскормлен в царедворцах, вчера еще дышал милостью царевой, ныне мгновенно возбужден против него одним внезапным случаем, но кто поручится: завтра не обратится ли опять слабодушием в ревностного ласкателя».

    Не нужно обладать особой проницательностью, чтобы уви­деть во всех этих древнеармянских и древнеримских темах отра­жение работы сознания над вопросам о декабристах. Грибоедов был страшно подавлен разгромом восстания и приговором по делу декабристов. Он внутренне метался, ища выхода. Он с горькой иронией обещает в письме к Бегичеву больше «не умничать», он советует ему перечесть Плутарха и быть довольным «тем, что было в древности. Ныне эти характеры более не повторятся» (письмо от 9 декабря 1826 г.). Очень возможно, что и сам он пе­речитывает и Плутарха и Тацита, кстати всегда лежавших на столе у Ермолова. Тут стоит напомнить, что Тацит вообще бы­вал в роли вдохновителя декабристов в их свободолюбивых
    идеях. Так, декабрист Бриген пишет: «Свободный образ мыслей заимствовал я от чтения книг, в особенности лето­писей Тацита, которого я, выучившись латынскому языку, с большою жадностью несколько раз читал в оригинале». Грибоедов как бы уходит от настоящей действительности в историю (последний из разработанных им замыслов «Гру­зинская ночь» также уводил его в грузинскую древность). Но действительность врывалась через подсознание в исторический сюжет и возрождалась в нем вновь и вновь, облаченная в древние одежды.

    Добавим к этому некоторые осторожные сближения с тек­стами из писем, относящихся примерно к предполагаемому пе­риоду. «Беспокойство души, алчущей великих дел» в плане трагедии сближается со словами письма от 16 апреля 1827 г.: «Я рожден для другого поприща». «Бояться людей значит баловать их»,— пишет Грибоедов Булгарину из-под ареста. Это перекликается со словами: «Радамист презирает слишком людей, чтобы от них бояться чего-нибудь важного». Наконец, сблизим некоторые места плана «Радамиста и Зенобии» с ермо- ловской темой в переписке Грибоедова: «Но старик наш чело­век прошедшего века»,— пишет Грибоедов о Ермолове (19 декаб­ря 1826 г.). «Иного века гражданин»,— читаем мы в плане характеристику Касперия. С этой же точки зрения интересна и вся характеристика в целом. «К чему такой человек, как Касперий, в самовластной империи,— опасен правительству и сам себе бремя, ибо иного века гражданин» 699.

    Исследование идейной стороны этого наброска ясно говорит о том, что Грибоедова после восстания декабристов глубоко тревожил основной вопрос—причина их неудачи: он, несомнен­но, противопоставлял заговор аристократии — восстанию наро­да. Как именно разрешал он этот конфликт в пьесе и нашел ли он для него авторское решение, мы не знаем. Однако ясно, что общественная мысль Грибоедова — в русле развивающего­ся передового движения, а не в русле реакции. Декабристские идеи времени живут в его сознании и после восстания, однако не стоят, а живут в движении, развиваясь дальше, не пребывая на старой ступени и не откатываясь назад. Трагедия «Радамист и Зенобия» осталась незаконченной. То обстоятельство, что в николаевской России и думать было нечего о публикации подобной пьесы после восстания, не могло, разумеется, способ­ствовать продолжению работы над нею.

    Так, несмотря на скудость документального комплекса, уясняются некоторые стороны идейной эволюции Грибоедова после разгрома восстания: в нем жив декабристский идейный комплекс, вступающий в новую — передового характера — фазу развития.

    До сих пор мы имели дело с художественными замыслами. Но к изучаемому периоду относится еще один важный документ иного характера, который также необходимо рассмотреть для поставленной темы: это проект организации Закавказской ком­пании, подписанный Грибоедовым и Завелейским.

    3

    Интерес Грибоедова к хозяйственным делам Закавказья был давним. Еще в 1823 г., дописывая «Горе от ума» в бегичевской деревне, он интересуется сбытом восточных товаров на Ниже­городской ярмарке и пишет А. В. Всеволожскому: «Потрудись разведать, как деятелен обмен нынешнего года с персиянами и на какие именно статьи более требования для выпуску и при­возу». Этот интерес подогревается, а может быть, и прямо вы­растает на почве общения с Ермоловым и его окружением. Ермолов чрезвычайно интересуется хозяйственными вопросами Закавказья — занят улучшением шелководства, в частности хлопочет об усовершенствованном коконоводстве, намерен сде­лать судоходной Куру на всем ее протяжении. 16 апреля 1827 г. Грибоедов просит Булгарина прислать ему «статистическое описание самое подробнейшее, сделанное по лучшей новейшей системе, какого-нибудь округа южной Франции, или Германии, или Италии (а именно Тосканской области, коли есть, как края, наиболее возделанного и благоустроенного), на каком хочешь языке... Я извлек бы из этого таблицу не столь многосложную, но по крайней мере порядочную, которую бы разослал нашим окружным начальникам, с кадрами, которые им надлежит напол­нить. А то с этим невежественным чиновным народом век ничего не узнаешь и сами они ничего знать не будут».

    «Записка о лучших способах построить город Тифлис», со­ставленная Грибоедовым, относится к области интересов того же порядка.

    Вопрос об идейном содержании проекта Закавказской ком­пании не нов в грибоедовской литературе. По этому вопросу уже не раз выносилось резкое, порочащее Грибоедова решение: на основании этого документа он объявлялся сторонником кре­постного права и одновременно «империалистом» и «стяжателем» (Н. К. Пиксанов). Этим выводом, в сущности, сводились на-нет как хлопоты Грибоедова за сосланных декабристов, так и идей­ная сторона «Грузинской ночи». Проект Закавказской компании и Ю. Н. Тынянов сделал, употребляя военный термин старого времени, «осью захождения» для своей — крайне неправиль­ной — концепции в романе «Смерть Вазир Мухтара». Всё это делает особо настоятельным внимательное исследование вопроса.

    Установим прежде всего состав исследуемого памятника.

    Наиболее полные сведения о документе содержались до последнего времени в статье А. Малынинского «Неизданная записка А. С. Грибоедова» в «Русском вестнике». Автор имел в руках какие-то рукописи, на которые двукратно ссылается, не указывая, однако, архива, в котором они находились. Текст проекта, как можно судить по сообщению А. Малынин­ского, имел следующий состав:

    1.     Вступление к проекту устава Российской Закавказской компании.

    2.    Самый текст проекта.

    3.     Записка об учреждении Российской Закавказской ком­пании.

    Из перечисленных трех документов опубликованы лишь два — первый и последний. Самого текста проекта Малынин- ский не опубликовал, ограничившись тем, что изложил своими словами некоторые его пункты, причем не вообще главные пункты, а лишь те, которые вызвали возражения И. Ф. Пас­кевича и — как утверждал Малынинский — И. Г. Бурцова, которому Паскевич давал проект для просмотра. Замечаниям Бурцова и Паскевича Малынинский придает вид подлинных цитат, текст же самого проекта нигде не цитирует, ограничи­ваясь изложением некоторых его пунктов «своими словами».

    По свидетельству Н. Н. Муравьева-Карского, весь проект Российской Закавказской компании был оформлен («сделан») Грибоедовым в Петербурге в дни, когда он ездил туда с договором о Туркманчайском мире. Однако эта датировка, повидимому, не­точна: ни один из дошедших до нас текстов не носит петербург­ской даты. Е. Вейденбаум, также, повидимому, знакомый с подлинником, сообщал, что «вступление» к проекту подписано Грибоедовым и Завелейским в Тифлисе 17 июля 1828 г., а «Записка» об учреждении Российской Закавказской компании подписана ими же также в Тифлисе 7 сентября 1828 г. Этому соответствует и текст «Записки»,— изложив доводы в пользу основания компании, составители писали о себе: «Вот что послу­жило первым основанием сообщений между собою подписав­шихся, которые по случаю сошлись в С.-Петербурге вскоре после заключения Тюркманчайского трактата». Очевидно, в Петербурге замысел был авторами обсужден устно, писались, вероятно, и первые черновые наброски, но документы, которые дошли до нас, датированы более поздним временем.

    В последнее время О. П. Марковой разыскан и опублико­ван новый документ, имеющий прямое отношение к данному вопросу: это — «Примечание действительного] ст[атского] советника] Жуковского на Проэкт г.г. Грибоедова и Завилей- ского о учреждении Компании Закавказской в 1828-м году».

    На основании этого документа О. П. Маркова установила, чт° замечания, выданные Малыпинским за тексты декабриста И. Г. Бурцова, в действительности принадлежат генерал-интен­данту Отдельного кавказского корпуса М. С. Жуковскому, ярому крепостнику и верному слуге самодержавия. Таким об­разом, Мальшинский ввел исследователей в заблуждение,— это необходимо учесть при дальнейшем анализе 700.

    Замысел Российской Закавказской компании, разумеется, был заключен составителями в самую благонадежную и легаль­ную форму. Он внутренне связан несомненным авторским реше­нием не выходить из рамок дозволенного правительством. Соста­вители считают свой образ мыслей «позволенным, желаемым и требуемым правительством». Мы узнаём, что они «руководствова­лись высочайшим манифестом 1 января 1807 г.». Поясняя суще­ственный пункт проекта — об отводе компании земель,— со­ставители спешили пояснить, что «привилегия сия не есть новая»; прося о водворении на землях компании колонистов на особых правах, составители также спешили добавить, что «сие не заключает в себе ничего нового». Замысел подается под видом развития и использования старого российского законо­дательства, явно с целью «не испугать» правительство, не возбудить его подозрений тем новым, что в действитель­ности обильно насыщало проект. Между тем он содержал существенное новое для феодально-крепостнической России и стремился вдвинуть в ее косные рамки явно инородное тело701.

    Самой яркой и основной идеей проекта является идея о развитии производительных сил Закавказья, лежавших втуне в силу феодально-крепостного положения метрополии и военно­феодального гнета на самой «окраине». Сами того не со­знавая, авторы составляли проект капиталистического разви­тия «окраины», и основная линия, по которой сформировался их проект, был вопрос о развитии производительных сил края. Это особо существенно: объективно проект надо характеризо­вать как капиталистический, но в субъективном авторском сознании отражена была не вся полнота входящих в это опре­деление признаков, а прежде и более всего вопрос о развитии производительных сил края, об его «процветании».

    «При внимательном рассмотрении Закавказского края каждый удостоверится, что там природа все приготовила для человека; но люди доселе не пользовались природою»; «...чтобы избавиться от нужды, чтобы умножить свои доходы, надлежит трудиться, производить и сбывать свои произведения, руковод­ствуясь требованиями на них, более или менее многочислен­ными». Авторы руководствовались мыслью о повышении про­изводительности хозяйства местного населения,— они отмечали, что «житель закавказский не имел времени думать об
    улучшении своего хозяйства... не возникло ни одной фабрики, не процвело ни земледелие, ни садоводство. Бродящие татары, скитаясь по тучным пастбищам, как и прежде, не знали друго­го употребления из прекрасной шерсти овец своих, кроме обме­на на самонужнейшие предметы в полудикой кочевой их жиз­ни». Из нового текста, опубликованного О. П. Марковой, мож­но извлечь прямые указания о предлагаемой хозяйственной деятельности грузин, армян, «татар». Авторы представляли себе, что в будущем корабли, пристающие к берегам Кавказа, будут не только привозить свои товары, но и грузить произ­ведения кавказской промышленности, которые по своей выдел­ке и качеству будут пригодны к европейскому употреблению. Авторы предвидели развитие шелководства, виноделия, произ­водство хлопка, красителей, табака, лекарственных растений; не забывали о сахарном тростнике, «в древности здесь быв­шего известным», о «маслинных деревах», марене, кошенили, кашемирской шерсти, даже о диком льне и каперсах. Они выражали надежду, что со временем «шамахинский шелк будет предпочитаем итальянскому». Воодушевленные мыслью «собирания от земли несчетных сокровищ, ныне дремлющих в ее недрах», составители в своем субъективном пред­ставлении преследовали одновременно две цели: «обо­гащение здешнего края» и извлечение «вместе с тем» из него «истинной пользы для всей империи». Они даже высчи­тали, что количество полученных человеком «произведеий», увеличится «в двадцать раз против того, сколько их до сих пор свозилось на разные торжища», государственные же доходы составители — более скромно — обещали увели­чить «впятеро», то-есть львиную долю двадцатикратного- увеличения производительности мечтали оставить непосред­ственному производителю. Составители не выражали желания грабить уже кем-то до них накопленные богатства и зани­маться хищением готового, а проектировали «выписание машин» для прядения «хлопчатой бумаги, находящейся в Армянской области в огромном количестве», и мечтали о «новых, усовер­шенствованных способах», которые «придадут и произведениям и товарам ценность, дотоле неизвестную», и «соделают их до­стойными явиться наряду с плодами промышленности государств, просвещенных», причем не без наивности оговаривалось: компания «никогда не вступит в соперничество с отечественными фабриками по тем предметам, кои в России гораздо легче, удоб­нее и дешевле будут обделаны». Предположение о широком строительстве
    фабрик характерно для проекта.

    Чрезвычайно любопытна оговорка, что компания «не токмо не намерена сохранять в тайне употребляемые ею средства усо­вершенствования разных родов промышленности, но, напротив
    того, доступ открыт будет всякому желающему освоиться с предметами ее упражнений». Интересно, что авторы проекта заговорили прямо языком политической экономии, отметив, что «капитал и даже в самом начале не останется без движения», нужно «соединить в общий состав массу оборотных капиталов»
    {capitaux disponibles), упомянув, что необходимо разделение труда («правильное разделение работ займет каждого по спо­собностям»), Вводился мотив подоходного обложения, говори­лось о том, что «поселянин, постепенно обогащаясь, легко по­несет нововводимые налоги в соразмерности с приращением его капитала». К концу проекта авторы вновь возвращались к моти­ву общего роста и развития производительных сил. Они опять вспоминали, что в Закавказье имеются богатейшие дары при­роды, которые еще не животворил труд человека, говорили, что есть «растения, к которым рука человеческая никогда не прикасалась», полезные плоды, которые «предаются нетле­нию», и пылали желанием заставить все это служить на пользу человека, были уверены в «необыкновенном движе­нии», которое проявится в результате их проекта в области экономики702.

    Не может быть сомнений в объективно-капиталистическом характере проекта. Он не носит в себе никаких феодальных черт. Раздраженный против Грибоедова Н. Н. Муравьев считает, что он, Грибоедов, вдохновлен примером Ост-Индской компании. Ост- Индская компания, грабительские прибыли которой вскормили рождающийся английский капитализм, в 1828 г. уже была в полном упадке и не представляла собой заманчивого примера цветущей хозяйственной деятельности. Сравнение Муравьева явно неправомерно. Авторами проведено сравнение будущих результатов реализации своего проекта с процветанием Северо- Американских соединенных штатов («Северо-Американские соединенные штаты представляют тому образец самый поучи­тельный»)703. Ост-Индская торговая компания не ставила перед собою никаких производственных задач: она грабила готовое и монопольно торговала,— вот весь круг ее основной деятель­ности. Между тем проект Грибоедова и Завелейского подчерк­нуто ставил перед собою задачу заведения в Грузии своей про­мышленности, своих «мануфактурных заведений», ввоза машин, одним словом — развития фабрично-заводской промышленности. Подобные задачи не имеют ничего аналогичного в деятельно­сти Ост-Индской компании.

    Вторым не менее существенным отличием является отсут­ствие в проекте Грибоедова — по крайней мере в дошедших до нас документах — чисто торговых монополий, составлявших, так сказать, душу Ост-Индской компании. Российская Закав­казская компания испрашивает себе ряд «многоразличных
    привилегий, торжественным актом обращенных в закон, ко­торый бы на определенное время исключил от участия в оных всех тех, кои в самой компании участвовать не будут». В чем же состоят просимые привилегии? В предоставлении компании на самых льготных условиях пустопорожних земель за самую малую арендную плату; в отдаче компании на откуп казенных садов, находившихся в тот момент «в расстроенном положении»,— особенно это касалось садов, лежавших близ иранской гра­ницы; в позволении водворить на землях компании всякого рода переселенцев-колонистов на особых условиях (освобож­дение от крепостного права и ряда казенных повинностей); осо­бенно интересовали компанию переселенцы-армяне, которые по* Туркманчайскому мирному трактату переходили в «российские пределы» и воссоединялись таким образом с основной массой армянского народа; компания просила выделить ей «складоч­ное место для своих произведений на Черном море» и отдать «в полное распоряжение компании» ту или другую пристань с дарованием ей прав порто-франко, «окружностию на две или три версты полупоперешника от берега». При этом авторы проекта вносили предложение о завоевании «порта Батумского», который своим местоположением представил бы для замыс­лов компании «наивеличайшие удобства». Вот все основные испрашиваемые компанией привилегии, отразившиеся в до­шедших до нас текстах. Ряд существенных отличий от Ост- Индской компании бросается в глаза.

    Вне сомнений глубокое убеждение авторов в том, что их проект приведет к процветанию края и общему благополучию.

    Присутствовало ли в сознании авторов проекта желание поставить «туземцев» в зависимое от русских положение, от­дать их в эксплоатацию прусским колонизаторам? Нет, этого желания в сознании авторов нет: они уверены, что проект послужит к процветанию местного населения,— оно не только не исключено из сферы промышленных прибылей, но, наобо­рот, вовлечено в них. Действительность могла бы разбить утопические чаяния авторов, но в данном случае нас интере­сует то, как они сами понимали свой замысел. Они заявляют, что основным критерием их деятельности является забота об «общем благе», они говорят об обогащении сел и саклей, о процветании всех жителей местного края. Они думают, что «большая часть акционеров, конечно, будет состоять из по­мещиков и купцов закавказских». Составители проекта уто­пически надеются, что деятельность компании водворит между русскими и кавказскими народами «некоторое равенство», раз­вивая «мирные и приятные сношения для собственных выгод» и давая возможность оказывать друг другу «обоюдные услуги всякого рода»; «таким только образом исчезнут предрассудки,
    полагавшие резкий рубеж между нами и подвластными нам народами». Авторы были уверены, что компания «просветит край, образует людей, сблизит и соединит к России узами нравственными разные закавказские народы». Авторы меч­тают даже о том, что «здешние жители» настолько «почув­ствуют пользу и приятность от нового измененного рода жиз­ни», что «возлюбят» русское правление и представят собою резерв «воинов-патриотов, защитников России», чем сберегут России «тысячи драгоценных жизней сынов ее, которые здесь часто находят смерть не в сражениях, не на приступах, но изнемогают жертвами климата, им не свойственного». Воины- патриоты из местных жителей, привычные к местному климату, будут сами охранять свой край, и необходимость посылать туда русских солдат сама собою исчезнет.

    Такой остров буржуазного «процветания» думали авторы проекта вдвинуть в систему феодально-крепостной России. Мож­но не сомневаться, что из мечтаний о «всеобщем благе» в действительности ничего не вышло бы, но субъективное убеж­дение в этом Грибоедова, как автора проекта,— вне подозре­ний. Как показано выше, текст проекта прямо изобилует мыс­лями об этом всеобщем процветании.

    Авторов проекта изобличали в яром крепостничестве на основании следующей мысли проекта, недошедшей до нас в опубликованных подлинных текстах, но рассказанной бегло «своими словами» тем же Малынинским. В конце изложения Малынинского вкраплена цитата якобы из замечаний И. Г. Бурцова на проект Российской Закавказской компании. Теперь можно считать установленным, что замечание принадле­жит не декабристу Бурцову, а упомянутому выше генерал- интенданту Жуковскому.

    Как передает Жуковский, проект Грибоедова и Завилей- ского просил «дозволить Компании покупать крестьян в России с тем, что с поступлением во владение Компании освобожда­ются от крепостного состояния с обязательством служить на плантациях Компании 50 лет». «Кто же доживет до освобо­ждения от крепостного состояния?» — спрашивает Жуковский, очевидно не делая различия между крепостным состоянием и обязательной службой на плантациях в течение 50 лет 704.

    Из приведенного текста ясно, что происходит освобож­дение крестьян от крепостного права: «... освобождаются от крепостного состояния». Однако крестьяне, освобож­денные Закавказской компанией от крепостного права, сразу попадают в новую кабалу: они обязаны в течение 50 лет, то-есть, в сущности говоря, пожизненно работать на плантациях компании. Ограничение пятидесятилетней обязательной служ­бой в предприятиях компании освобожденных крепостных
    крестьян, конечно, являлось очень существенным и суровым для крестьян условием. Очевидно, лишь дети переселенцев не несли бы на себе обязательства непременной работы на плантациях 705.

    Определим прежде всего характер условия: является ли оно по существу феодальным или капиталистическим? Жуков­ский приравнял положение такого освобожденного крестьянина к положению крепостного, иначе говоря, употребляя привычную для нас терминологию, счел это ограничение феодальным. В этом вопросе он неправ. Ясно, что освобожденный от крепостной зависимости крестьянин получал бы за свою работу от Закавказской компании заработную плату, имел бы неко­торые личные юридические права, не принадлежал бы поме­щику на правах собственности, имел бы право жениться без разрешения помещика, приобретать собственность; дети, рож­денные от его брака, не были бы крепостными барина, и т. д. Второе поколение крестьян не подлежало правилу о пяти­десятилетием сроке работы. Таким образом, перед нами капита­листически закабаляемый, а не феодально-угнетаемый кре­стьянин. Бессмысленно сокрушаться, что проект Грибоедова носит капиталистические черты. Конституционный проект Никиты Муравьева оставлял помещикам почти всю землю и предписывал наделение крестьян лишь жалким наделом по две десятины на двор — и то только в последнем своем варианте. Однако никто еще не вычеркивал по этому случаю Никиту Му­равьева из состава противников крепостного права. Исследо­ватели лишь постоянно подчеркивают — и вполне справедли­во — резкую классовую ограниченность его конституционного проекта. Однако и из числа декабристов Никита Муравьев не выбывает.

    Тот же Жуковский, явно противореча собственному заме­чанию о тяжелом положении крестьян, раздраженно пишет о привилегиях, испрашиваемых компанией для переселенцев. «На такие права кто не пожелает из России и из здешних мест переселиться в подданство Компании... когда свобода от обя­занностей казне и службе общественной обещается... Таким образом и грузины и татары поспешат в подданство Компании, чтобы освободиться от повинностей правительству...». Очевидно, даже Жуковский не мог не признать выгод для населения, которые последовали бы в результате реализации проекта Закавказской компании.

    Своеобразие проекта Грибоедова не в том, что он хотел пользоваться принципами буржуазного строя,— иначе и быть не могло,— а в том, что на изучаемом этапе его идейного раз­вития он утопически и безнадежно стремится вдвинуть кусок искусственно созданной капиталистической действительности в
    рамки феодально-крепостной России. После восстания декабри­стов те мечты об общем буржуазном преобразовании России, которые делил с ним Александр Бестужев, рухнули. Творче­ская энергия Грибоедова, его страстное желание изменить мир ищут выхода. Он проектирует частичное осуществление про­цветания нового хозяйственного типа в далеком краю, где не­когда властвовал Ермолов, в краю, куда не всегда дотягивается рука правительства, где может быть искусственно ослаблен крепостнический гнет.

    Проект Грибоедова и Завелейского правительство, разумеет­ся, отвергло, забраковало, оно не признало его «своим», что вполне понятно.

    4

    Мы рассмотрели и сопоставили друг с другом разнообраз­ные данные, свидетельствующие как о личных отношениях Грибоедова к декабристам после разгрома восстания, так и об отношении Грибоедова к основным декабристским идеям за тот же период. Между всеми этими материалами имеется глубокая внутренняя связь. Грибоедов подавлен разгромом восстания. Происшедшая катастрофа ни в малейшей степени не ослабляет его дружеского отношения к участникам движения. Рискуя сво­ей «благонадежностью», он смело общается с сосланными декаб­ристами и делает все, что только может, для облегчения их участи. Он на коленях молит Паскевича об избавлении Одоев­ского от каторги. Работая над «Радамистом и Зенобией», он воссоздает в древней исторической одежде целую систему воп­росов декабристского движения. Создавая затем «Грузинскую ночь», он хранит и воссоздает вновь в художественных образах антикрепостнический комплекс декабризма, правда теперь уже отмеченный трагизмом исхода. Сдавленная торжествующим крепостничеством энергия и жадное стремление к переустрой­ству российской действительности проявляются в виде короткой вспышки — в проекте Российской Закавказской компании. Все три области явлений в основном синхронны. Чувствуется, как жадно ищет выхода Грибоедов. Не его вина, разумеется, что он, один из лучших людей времени, не обладает способом ра­дикально и практически разрешить основные задачи своего вре­мени. Но то русло, в котором бьется, ища выхода, его обществен­ная мысль, найдено им глубоко правильно и полно плодотворных возможностей. Он думает о народе и о его роли в исторической жизни своей страны. К глубокому прежнему внутреннему конфликту,— он не верил и ранее, до восстания, в правиль­ность путей, избранных декабристами, хотя и признавал
    справедливость их
    дела, — прибавляется новое страдание: подчас внезапно возникающее и затем пропадающее вновь сознание безысходности.

    Горькая ирония пронизывает иногда его письма. «Потру­жусь за царя, чтоб было чем детей кормить»,— пишет он од­нажды Булгарину. У него нет детей,— ситуация придумана Грибоедовым в образном порядке, чтобы иронически оттенить обычную мотивировку трудящегося для удовольствия началь­ства бедного, обремененного семьей человека. «Выручите, ес­ли возможно — а я за вас буду бога молить с женой и с малыми детушками»,— в том же образном плане писал М. П. Погодину еще холостой Пушкин. Образ был народным, фоль­клорным 706.

    К этому прибавляется крайне тяжелый для Грибоедова по­ворот отношений к Ермолову и двусмысленность положения при Паскевиче. Счастливый для него исход следствия по делу декабристов при тонкости его душевной организации оказы­вается для него источником новых душевных страданий. Петр Бестужев оставил нам ключ к тяжелому душевному состоянию Грибоедова в последекабристский период. «До рокового происше­ствия,— пишет Петр Бестужев,— я знал в нем только творца чудной картины современных нравов, уважал чувство патрио­тизма и талант поэтический. Узнавши, что я приехал в Тифлис, он с видом братского участия старался сблизиться со мною. Слезы негодования и сожаления дрожали в глазах благородно­го; сердце его обливалось кровию при воспоминании о пораже­нии и муках близких ему по душе и, как патриот и отец, состра­дал о положении нашем. Не взирая на опасность знакомства с гонимыми, он явно и тайно старался быть полезным. Благород­ство и возвышенность характера обнаружились вполне, когда он дерзнул говорить государю в пользу людех!, при едином имени коих бледнел оскорбленный властелин!.. Единственный чело­век сей кажется выше всякой критики, и жало клеветы притуп­ляется на нем.— Ум от природы обильный, обогащенный глу­бокими познаниями, жажда к коим и теперь не оставляет его, душа, чувствительная ко всему высокому, благородному, герой­скому. Правила чести, коими б гордились оба Катона; характер живой, уклончивый, кроткий, неподражаемая манера прия!- ного, заманчивого обращения, без примеси надменности; дар слова в высокой степени; приятный талант в музыке; наконец, познание людей делает его кумиром и украшением лучших об­ществ. Одним словом, Гр[ибоедо]в один из тех людей, на кого бестрепетно указал бы я, ежели б из урны жребия народов какое-нибудь благодетельное существо выдернуло билет, не- увенчанный короною, для начертания необходимых преобра­зований... Разбирая его политически, строгой стоицизм и най­
    дет, может быть, многое, достойное укоризны; многое, на что решился он с пожертвованием чести; но да знают строгие мо­ралисты, современные и будущие, что в нынешнем шатком веке в сей бесконечной трагедии первую ролю играют
    обстоя­тельства и что умные люди, чувствуя себя не в силах прене­бречь или сломить оные, по необходимости несут их иго.— От сей-то, думаю, придчины происходит в нем болезнь, весьма на сплин похожая... имея такие нежные чувства и крайне раздра­женную чувствительность, при рассматривании своего полити­ческого поведения, он гнушался самим собою, боясь самого себя, помышляя, что когда он (по оценке беспристрастия) лучший из людей, сделал поползновение, дал право на укоризны потом-' ства, то что должны быть все, его окружающие? — в сии минуты благородная душа его терпит ужасные мучения — чтоб- не быть бременем для других, запирается он дома. Вид чело­века терзает его сердце; природа, к которой он столь неравно­душен в другое время, делается ему чуждою, постылою: он хотел бы лететь от сего мира, где все кажется заражено предательством, злобою и несправедливости!©!!. .»707.

    В этой замечательной характеристике затронут ряд суще­ственнейших сторон, нас интересующих. Здесь налицо свидетель­ство о том, что Грибоедов тяжело переживал в крахе декабрь­ского восстания не только гибель личных друзей, но и неудачу их дела, его сердце «обливалось кровию» при воспоминании о «поражении» его друзей — он «сострадает» Бестужевым i*e только как друг и старший товарищ (как «отец»), но и так патриот». Здесь же указывается на опасность дружбы со ссыль­ными и хлопот за них — Грибоедов помогает им, «не взирая на опасность знакомства с гонимыми». Он помогает сосланным «явно» и «тайно». Если доказательства первого перед нами на­лицо,— хлопоты за Одоевского и Бестужевых,— то доказа­тельств последнего мы не знаем и можем лишь на основании этого свидетельства утверждать, что Грибоедов помогал декаб­ристам и тайно. Особо ценно прямое свидетельство о разговоре Грибоедова с Николаем I.

    Но какие именно упреки мог сделать Грибоедову «строгой стоицизм» со стороны политической? На что решился он «с по­жертвованием чести»? К какой морально неправильной линии политического поведения его принудили непреодолимые «обстоятельства», подчеркнутые декабристом в тексте? Ведь несколько выше «правила чести» Грибоедова с полным основа­нием отнесены тем же декабристом к таким правилам, «коими б гордились оба Катона». В чем же тут дело? Невозможно точно ответить на эти вопросы за отсутствием данных. Можно лишь высказать более или менее правдоподобные предположения. Не мучило ли Грибоедова то, что он, будучи столь же или даже
    более замешанным в дела тайного общества, как и другие по­страдавшие, вышел сух из воды при помощи собственной со­образительности, влиятельных знакомств и родственных связей? Товарищи томились в сибирских казематах, а он ходил на свобо­де, осыпанный «милостями» начальства? «Друзья, братья, товари­щи», употребляя пушкинское выражение, брошены были на ка­торгу, а он получил повышение в чине и жалованье «не в зачет». Не прибавлялась ли к этому тяжесть двусмысленного положения между Паскевичем и Ермоловым, сухое отношение к нему Ермо­лова, которого Грибоедов так любил, еще какие-нибудь подозре­ния? Вероятно, утвердительный ответ на эти вопросы дает наиболее правдоподобное истолкование тех загадочных мест, которые имеются в замечательной характеристике Грибоедова, данной Петром Бестужевым.

    Декабристы сохранили о Грибоедове самую светлую память. В мемуарной литературе иногда, хотя и очень редко, встре­чаются отрицательные характеристики Грибоедова, но ни одна из них не вышла из среды декабристов. Наоборот, самые светлые, самые убежденные положительные характеристики автора «Горя от ума» принадлежат именно декабристам. При­мер одной из них, принадлежащей Петру Бестужеву, был приведен выше.

    30 января 1829 г. Грибоедов был убит тегеранской чернью, которая долго волокла его труп по улицам Тегерана и надру­галась над ним. Страшная весть о гибели автора «Горя от ума» потрясла всю мыслящую Россию. Потрясла она и декабристов, пробившись к ним в рудники, казематы, места ссылки. 17 апре­ля 1829 г. Петр Бестужев пишет из Ахалцыха брату: «Не­приятно передавать горестные вести и истины, но я не могу умолчать о следующем: общий друг и благодетель наш, полно­мочный министр в Персии, А. С. Грибоедов предательски зарезан в Тегеране со всею миссиею. Невольно содрогаешься при сей страшной мысли». В Якутск к А. Бестужеву страшная весть дошла позднее. 25 мая он писал в письме к матери, что вместе с открывшейся Леной получил почту, из которой узнал «ужасную весть об убийстве при персидском дворе посланника. Не говорю уже, какую горесть почувствовал я о потере чело­века, которого приязнею имел счастие пользоваться, но просто как человек, но просто как русский могу ли не горевать о та­кой безвременной кончине человека, которому счастие обещало все в будущем и который столько обещал отечеству своими познаниями и талантами! Вот судьба: одного град пуль ми­нует, другой поражен железом в лоне мира, под кровом народ­ных прав и за стенами гостеприимства. Сколько людей зави­довали его возвышению, не имея и сотой доли его достоинств, кто позавидует теперь его падению? Молния не свергается на
    мураву, но на высоту башен и на главы гор. Высь души, ка­жется, манит к себе удар жребия».

    Через полгода после смерти Грибоедова, в августе 1829 г., Александр Бестужев был переведен на Кавказ. В Тбилиси он посетил могилу Грибоедова, тогда еще не имевшую памятни­ка — на горе святого Давида. Позже (в 1832 г.) он писал об этом: «В 1829 году я был на могиле нашего незабвенного Гри­боедова и плакал, как дитя — я был один... Что этот человек хотел сделать для меня!.. Он умер, и все пошло прахом».

    Когда другая страшная весть — о гибели Пушкина — дошла до Александра Бестужева, он соединил память о нем с памятью первого трагически погибшего друга и отслужил в феврале 1837 г. на могиле Грибоедова панихиду по двум убиенным Алек­сандрам. Он так писал об этом в письме к брату Павлу Бестужеву 23 февраля 1837 г.: «Меня глубоко потряс трагический конец Пушкина, дорогой Павел... Я всю ночь не сомкнул глаз и на восходе солнца уже ехал по крутой дороге, ведущей к мона­стырю святого Давида, который ты знаешь. Приехав туда, зову священника и служу панихиду на могиле Грибоедова, на мо­гиле поэта, попранной ногами черни — без надгробного камня, без надписи на нем. Я плакал тогда — как и сейчас плачу— горячими слезами, плачу о друге, о товарище по оружию, о себе самом; и когда священник протяжно провозгласил: «за убиенных боляр Александра и Александра»,— я чуть не задох- ся от рыданий — эти слова показались мне не только воспоми­нанием, но и предсказанием... Да, чувствую я, что смерть моя тоже будет и насильственной и необычайной — и близкой...».

    Предчувствия не обманули декабриста — третий Алек­сандр — Бестужев был убит через три месяца с небольшим в стычке с черкесами у мыса Адлер—7 июня 1837 г.708

    Слух об этой необычной панихиде распространился в декаб­ристской среде; о ней с волнением вспоминает в своих записках близкий к Александру Одоевскому человек—декабрист Розен.

    Узнал о гибели Грибоедова и друг его декабрист Александр Одоевский, посвятив ему известные стихи:

    Где он? Кого о нем спросить?

    Где дух?.. Где прах?.. В краю далеком!

    О, дайте горьких слез потоком Его могилу оросить,

    Согреть ее моим дыханьем!

    Я с ненасытимым страданьем Вопьюсь очами в прах его,

    Исполнюсь весь моей утратой,

    И горсть земли, с могилы взятой,

    Прижму — как друга моего!

    Как друга... Он смешался с нею,

    И вся она родная мне.

    Я там один с тоской моею В ненарушимой тишине Предамся всей порывной силе Моей любви,— любви святой,

    И прирасту к его могиле,

    Могилы памятник живой...

    В том же 1837 году. Одоевский был переведен из Сибири в ссылку на Кавказ. «Часто хаживал он на могилу своего Гри­боедова, воспел его память» — пишет декабрист Розен 709.

    Живое, горячее чувство дружбы к Грибоедову сохранил в тюрьме и декабрист Кюхельбекер. В заточении, в Динабург- ской крепости, он нашел случай тайно послать письмо любимо- му другу. Письмо было перехвачено III Отделением и дошло до нас. «...мне не представится уже другой случай уведомить тебя, что я еще не умер, что люблю тебя попрежнему; и не ты ли был лучшим моим другом?..»— писал из тюрьмы Кю­хельбекер своему другу.

    В дошедшем до нас дневнике В. Кюхельбекера много запи­сей с именем Грибоедова,— того, кто был для него, по его соб­ственному выражению, «более чем другом». В ссылке, в зато­чении мысль Кюхельбекера непрерывно обращается к памяти друга: то вспомнит он в январе 1832 г., как читал ему Грибо­едов на Кавказе книгу пророка Исаии, поэтические достоинства которой высоко ценил; то представит себе, как приехавшая в Петербург Прасковья Николаевна Ахвердова разговаривает с его матушкой о Грибоедове; то вспомнит свои юношеские сти­хи, которые нравились Грибоедову. 7 февраля 1833 г. Кюхель­бекер посвятил несколько умнейших и проникновенных стра­ниц своего дневника разбору «Горя от ума» и его защите от на­падок М. Дмитриева, а позже записывал, с каким наслажде­нием перечитал несколько отрывков из комедии Грибоедова «Своя семья». «Пережить всех — не слишком отрадный жребий! — записал Кюхельбекер в дневнике 1840 г.— Высчитать ли мои утраты? Гениальный, набожный, благородный, единственный мой Грибоедов...».

    Под 16 января 1843 г. в дневнике Кюхельбекера записано: «Сегодня я видел во сне Грибоедова. В последний раз, кажет­ся, я его видел (также во сне) в конце 1831 года. Этот раз я с ним и еще с двумя близкими мне людьми пировал, как бы­вало, в Москве. Между прочим, помню его пронзительный взгляд и очки, и что я пел какую-то французскую песню...» 71°.

    Так тепло и проникновенно вспоминали Грибоедова декаб­ристы, так хранили они в памяти дружбу с ним после его тра­гической смерти.

    Глава XIX ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    31ы восстановили историю связей великого русского писате­ля Грибоедова с общественным движением его времени. Перво­источники, на которых может быть построено изучение этой темы, дошли до нас далеко не во всей полноте,— они скудны по сравнению с тем комплексом, который некогда существовал, но погиб большей частью в связи с трудностями революцион­ной борьбы и необходимостью уничтожать улики перед лицом царских следователей и судей. Однако, несмотря на трудности исследования, — личные, идейные, общественные связи писа­теля с самым передовым движением его времени несомненны. Мы проследили эти связи, начиная с истоков и предпосылок, с общественной среды Московского университета до последних лет жизни писателя и до воспоминаний о нем декабристов по­сле его трагической смерти. Мы видим юпошескую среду, в которой одновременно начинает складываться мировоззрение и Грибоедова и будущих декабристов; оно проходит через гроз­ные дни двенадцатого года и эпоху заграничных походов, обо­гащаясь и зрея; мы видим, как в бурные послевоенные годы кануна общеевропейской революционной ситуации в России складывается первая тайная революционная организация и из того же горячего и бурного комплекса общественных идей вы­растает в первой своей форме замысел великой русской нацио­нальной комедии. Автор разрабатывает этот замысел на Востоке, в общественной среде, вовсе не мертвой,не оторванной от общих интересов родины и всемирно-исторического движения, а в обществе, живущем темь же основными идеями и той же жизнью, что и более широкая общественная среда столицы. Весь комплекс идей «Горя от ума» вырастает из тех же исто­рических корней, что и все передовое движение, с которым взаимодействует писатель. Общение с живой средой передо­вого революционного движения — могущественный усилитель и помощник внутренней творческой работы писателя.

    Грибоедов совершает дело огромного исторического значе­ния именно для передового движения своего времени, — он создает великое художественное произведение, насыщенное этими идеями и несущее их в среду пробуждающихся русских людей, агитирующее за лучшие, ведущие вперед идеи времени. Художник, подвергшийся аресту и следствию по тому же делу, что и декабристы, изведавший царскую тюрьму и допро­сы, тяжело пережил катастрофу движения, но не изменил основным идеям, под знаменем которых стояло его произве­дение. Весь комплекс этих идей двинулся дальше в мировоз­зрении автора, вступил в новый этап, вместе с развивающейся передовой идеологией.

    Мы проследили, насколько возможно, за индивидуальными особенностями решений Грибоедова по важнейшим, ведущим во­просам времени. Он, повидимому, не разделял некоторых су­щественных декабристских мнений о способах борьбы, не был сторонником военной революции, не считал, что она может обеспечить успех того дела, в необходимость и справедливость которого он верил вполне. Его мысли отчетливо сосредоточи­лись на вопросе о народе. Он видел какие-то новые народные пути и возможности. Он в мучительной форме переживал крах движения, свое от него отъединение и невозможность найти бесспорное и близкое решение основных общественных вопро­сов времени. Многое остается неясным и в личной его драме, но наличие ее несомненно, как и ее общественный характер, связанный с революционным движением.

    То, что удалось уяснить, представляется существенным и дает возможность раскрыть на примере Грибоедова замечатель­ную особенность русской культуры: ее глубочайшую, органи­ческую связь с передовым общественным движением своего времени.

    Имеется несомненная зависимость между присущим «Горю от ума» общечеловеческим значением и глубокой органической спаянностью произведения с общественным движением именно своего времени. Равным образом налицо несомненная связь между великим общекультурным значением комедии в истории России, с одной стороны, и историческим характером ее воз­никновения и развития — с другой. Противополагать эти зна­чения крайне неправильно. Литературовед, который утверждал бы, что дело не в связи Грибоедова с декабристами, а в обще­человеческом и общекультурном значении комедии, не понял бы существа вопроса. Именно органическая связь произведения с историческими задачами своего времени делает произведение реалистическим и питает его общечеловеческое значение.

    Пьеса Грибоедова глубоко отразила движение бытия сво­его времени. Глубина и точность этого отражения оказались
    присущи произведению именно потому, что писатель понял ос­новную линию исторического движения и основные задачи эпо­хи, уловил направление, по которому шла история, и умом, честью, сердпем, художественным сознанием оказался
    согласен с передовым решением задач, назревших в истории его родины. Это движение эпохи и направление решений он передал в пьесе не рассудочно-теоретически, а в образах, как художник. Общечеловеческое значение комедии — в борьбе новатора со старым миром. Новатор — потерпевший поражение — обри­сован автором и воспринят читателем как будущий победи­тель, Да, он пока что как бы побежден, но историческая прав­да на его стороне, и он, уходящий со сцены полным энергии и негодования, уноергт с собою залог будущей победы. Глу­боко прав И. А. Гончаров, сказав: «Чацкий сломлен коли­чеством старой силы, нанеся ей в свою очередь смертельный удар качеством силы свежей». Тут можно спорить лишь о глаголе «сломлен»: Чацкий отнюдь не воспринимается как сломленный человек, но общий, основной смысл положения глубоко верен.

    Жизненность образов дополнительно питалась особой рус­ской исторической ситуацией, вопросы буржуазной революции в России разрешались на протяжении почти что столетия. Их «походя, мимоходом», по выражению Ленина, разрешила лишь Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 г., совершившая свое основное дело ликвидации всех и всяческих эксплоататоров, создавшая возможность построения нового, социалистического общества. Родились вопросы, зани­мавшие Грибоедова в конце XVIII в., а на историческую почву русской революционной борьбы были впервые поставлены имен­но декабристами, основавшими свое первое общество ровно за столетие до Октября, в 1816 г. Борьба с крепостничеством и самодержавием не снималась с исторического порядка дня в те­чение целого столетия. Белинский назвал «Горе от ума» «благо­роднейшим гуманистическим произведением, энергическим (и притом еще первым) протестом против гнусной расейской действительности, против чиновников, взяточников, бар-раз­вратников, против нашего светского общества, против неве­жества, добровольного холопства и прочее и прочее». В этой же связи В. О. Ключевский называл «Горе от ума» самым серьезным политическим произведением русской литературы XIX века». Добролюбов в юности мечтал походить на Чацкого; Плеханов называл героя «Разорения» Глеба Успенского «Чац­ким из рабочих».

    Время двигалось вперед, на смену поколению дворянских революционеров пришли революционеры-разночинцы, их смени­ли пролетарские революционеры. В эпоху революционной
    ситуации кануна реформ (1859—1861), когда лагерь революцио- неров-разночинцев требовал от Герцена выдвижения политиче­ской программы (республики, например) и резко критиковал его политику частных разоблачений царского крепостного строя, как недостаточную, Добролюбов выступил еще раз с критикой тактики Чацкого: «Вдруг как снег на голову грянет с каким-нибудь маленьким требованием: будь, дескать, добро­детелен, служи бескорыстно, ставь общее благо выше собствен­ного и тому подобные абстракции, весьма милые и
    вполне справед­ливые, но, к несчастью, редко зависящие от воли частного чело­века». Это была отчетливая борьба с тактической позициех1 Герцена, принявшая подцензурную форму разбора «Горя от ума»: надо было консолидировать революционный лагерь и объединить его на одной тактической платформе — открытой политической революционной борьбы со всем строем. Однако и тут не снималась проблема самой борьбы со злом у Чацкого, обладателя «вполне справедливых» идей. Он оставался борцом против старого мира и этим совершал гигантскую воспитатель- ную работу в поколениях.

    Общечеловеческое значение комедии и ее историческая функ­ция в каждую эпоху становились понятными все большему и большему кругу людей. Ленин указывал на то, что ускорение исторических темпов, отличающее более поздние исторические времена от более ранних, происходит по причине все большего и большего увеличения человеческих масс, творящих историю. «Основная причина этого громадного ускорения мирового раз­вития есть вовлечение в него новых сотен и сотен миллионов людей»,— говорил Ленин о послеоктябрьских годах. «Чем боль­ше размах, чем больше широта исторических действий, тем больше число людей, которое в этих действиях участвует». Ленин считал, что этот закон — «одно из самых глубоких поло­жений марксизма, в то же время являющееся самым простым и понятным»711. В конце века страна вступает в период про­летарского революционного движения. Этот процесс сопровож­дается резким, невиданным и непрерывно растущим увеличением исторически действующей массы народа. А это увеличение со­провождалось и ростом культуры масс. Общий рост культур- HOX1 воспринимающей среды был резко заметен уже в грибоедов- ское время и явился огромнейшим — доселе недооцененным — фактором, стимулххрующим творчество великих русских писа­телей тех дней. В Москве — даже в следующем году после казни декабристов — все переписывали «Горе от ума». Только что приехавший в Москву студент Костенецкий — будущий уча­стник круж1^а Сунгурова — сейчас же переписал комедию и вы­учил ее наизусть. Безвестный чиновник Гогниев, страстный теа­трал, пишет другу в 1830 г.: «Как часто пи играют, но не могут
    утолить жажду публики. Знаешь ли что? всякую неделю раза два-три Горе от ума! Горе от ума! таков был Грибоедов! Такова его комедия! Ах, милый, как жалко, что без тебя ею любуюсь. Какой разгул, какая живость на сцене. Смех, радость, аплоди- сман по всему театру. Чацкого играет Каратыгин». А играли всего только «два последние действия» — цензура еще не про­пускала всей пьесы на сцену. Число же читателей «Горя от ума», размноженного «руками патриотов», было бесконечно шире. «Еще до печати и представления рукописная комедия Грибо­едова разлилась по России бурным потоком»,— писал В. Г. Бе­линский. Современники полагали, что копий. «Горя от ума» существовало не менее сорока тысяч. В журналах помещались иронические по адресу цензуры заметки, что хотя она, мол, и не пропускает всей пьесы на сцену, но пьеса разошлась по ци­татам и эпиграфам, и якобы «некто», вырезавший эти цитаты и эпиграфы из печатных текстов и наклеивший вырезки на бу­магу, получил почти что полный
    печатный экземпляр «Горя от ума». В «Санкт-Петербургских ведомостях» 1857 г. писали, что «многие тысячи рукописных экземпляров «Горя от ума» рас­пространены на всем протяжении нашего отечества от Немана до Камчатки, от Архангельска до Эривани... в тридцатых годах нам самим случалось видеть рукопись «Горя от ума» в таких захолустьях России, где кроме календаря да «Москов­ских ведомостей» не было ничего печатного» 712.

    Став классической пьесой и войдя в золотой фонд русской национальной культуры, «Горе от ума» сыграло огромную роль в формировании мировоззрения русских людей. Гончаров неда­ром в каких-то отношениях ценил «Горе от ума» выше самых высоких образцов в изумительной литературе того периода: «Пушкин занял собою всю свою эпоху, сам создал другую, породил школы художников,— взял себе в эпохе все, кроме того, что успел взять Грибоедов и до чего не договорился Пушкин» 713.

    Таким образом, общечеловеческое значение «Горя от ума» не только не может быть противопоставлено его историческому значению для своего времени, но вообще может быть понято лишь в этой связи. Пьеса родилась из бытия своего времени и сама воздействовала на это бытие. Автор, один из умнейших людей своего времени, вовсе не «заимствовал» идеи из чьего- то чужого багажа, он сам был историческим деятелем, участни­ком движения своей родины вперед, сам внес большую долю, как творец, в идейную жизнь своей эпохи. Пьеса вводила по­томка в прошлое и звала вперед — к борьбе за будущее. Пьеса прославляла смелого молодого новатора, борющегося против старого мира. Пьеса звучала и в герценовские времена, когда борец за новое, изгнанник из родной страны, в своем «Коло­коле» горой стал за освобождение крестьян. Она звучала в
    революционной проповеди «Современника», умевшего и подцен­зурными статьями воспитывать настоящих революционеров. Ее не отвергло, а подняло вместе с величайшими новыми лозунгами поколение самых последовательных революционеров, самых сме­лых новаторов в мировой истории — поколение пролетарских революционеров. Она перешла к поколению победителей над старым, косным миром. Она жива в том великом наследстве, от которого мы не отказываемся. Поэтому с убеждением можно сказать, что и творец ее, друг декабристов, жив среди нас и идет об руку с нами,— человек, много потрудившийся для осво­бождения родной страны. Ум и дела его бессмертны в памяти русской.


    ПРИМЕЧАНИЯ [1]

    1      Был представлен отрывок из «Горя от ума»—сцена московского бала.

    2      Полевой К. А., Записки, Спб., 1888, с. 269.

    3      Гоголь Н. В., Поли. собр.соч., Спб.—М., 1913, с. 855 (письмо XXXI).

    4       Татищев С. С., Император Александр II, его жизнь и царство­вание, т. I, изд. 2-е, Спб., 1911, с. 206.

    5       Семевский М. И., Несколько слов о фамилии Грибоедовых, «Москвитянин», 1856, XII, сс. 309—323; Тимощук Вера, Михаил Ивано­вич Семевский, основатель исторического журнала «Русская старина», с пред. Н. К. Шильдера, Спб., 1895, сс. 18, 33, 46, 59, 60; Семевский Михаил Иванович [некролог], «Русская старина», 1892, т. IV, с. III и XV; Серчевский Евграф, А. С. Грибоедов и его сочинения, Спб., 1858, с. 49.

    6       Шаломытов Н. В., «Два утра у Щепкина», «Ежегодник император­ских театров», сезон 1907—1908, с. 176; Смирнов Д. А., Черновая тетрадь Грибоедова, «Русское слово», 1859, № 4, с. 57, № 5, сс. 60, 86—87 (ср. данные о политических настроениях Д. А. Смирнова); Нарпенский Владимир (псевдоним Д. А. Смирнова), Отрывки из записок мирового посредника, «Эпоха», 1864, август, сс. 27—52.

    7      «Отечественные записки», I860, X, с. 640.

    8       Герцен А. И., Полн. собр. соч. и писем под ред. М. К. Лемке, т. II, ст. 106, 391; III, сс. 13, 77, 249; VI, сс. 356, 359, 373; VII, сс. 402, 463; XIII, с. 139; т. XVII, сс. 97, 219, 225 227; XXI, с. 231, ср. также IX, с. 95 (о характере литературной оппозиции в дониколаевское время) и заме­чание VIII, с. 221 («у нас нет Пупгкипых и Грибоедовых в числе наших сотрудников»); литературные цитаты и эпиграфы Грибоедова в статьях и письмах: т. XI, с. 362; XV, сс. 265, 349; XVI, сс. 325, 562; XVIII, с. 261; т. XXI, с. 318; О Толстом-Американце, т. XII, с. 262; замечание о Мол- чалине и мещанстве, т. XV, с. 247.

    9        «Записки Дениса Васильевича Давыдова, в России цензурою непро- пущенные», Memoires inedits de Denis Davydow, печатано в типографии кн. Петра Долгорукова, Londres Bruxelle, 1863, сс. 44—48.

    10     Писарев Д. Пушкин и Белинский, Полн собр. соч., изд. Пав- ленкова, т. V, сс. 59, 62.

    11       Галахов А.у Историческая хрестоматия нового периода русской словесности, т. II, Спб., 1864, с. 440 и сл.; Галахов А. Д., История рус­ской словесности древней и новой, т. II, Спб., 1868, сс. 453—472, ср. Гри­боедов, Биогр. очерк, «Иллюстр. листок», 1862, VII, № 49, с. 594.

    12        Письмо Грибоедова к В. С. Миклашевич опубликовано Д. А. Смир­новым в «Беседах в Обществе любителей российской словесности»,вып. II, М. 1868, с. 28. Ср. прим. 8. Слова из этого письма (от 3 декабря 1828 г., продолжение письма от 17 сентября 1828г.): «Александр наш что должен

    обо  мче думать...)) также относились к Одоевскому и были впервые опу­бликованы Ф. Булгариным в 1830 г. в «Сыне отечества», но весь следую­щий за этими словами текст Булгарин по цензурным соображениям опустил, поэтому читатель, не знакомый с обстоятельствами жизни Грибоедова в это время, не мог бы понять, о чем тут идет речь. Ср. Гри­боедов А. С.у Полн. собр. соч., т. III, с. 237.

    13      Гончаров И. А.у Мильон терзаний, Полн. собр. соч., т. VIII, сс. 152, 127, 137. Ср. «Вестник Европы», 1872, III. Ср. В. Евгенъев, И. А. Гонча­ров как член Совета главного управления по делам печати, «Голос минув­шего», 1916, XII, сс. 178—179.

    14       Авдеев М. В., Наше общество в героях и героинях литературы за пятьдесят лет, в двух частях. Критический анализ сочинений А. Гри­боедова, А. Пушкина и др., 2-е изд. б. г., с. 21.

    15       Сосновский Т. А., Александр Сергеевич Грибоедов (1795—1829), «Русская старина», 1874, т. V, сс. 156, 275—276, VI, с. 282.

    16        Веселовский Алексей, Очерк первоначальной истории «Горя от ума», «Русск. архив», 1874, VI, столбцы 1587—1588, 1544. Ср. статью того же автора в Энциклопедич. словаре Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон,

    XVIII       (ст. Грибоедов), Спб., 1893, сс. 689—696.

    17       Салтыков-Щедрин М. Е., В среде умеренности и аккуратности. Полы. собр. соч., т. XII, М., 1938, сс. 311—312, 321.

    18        «Русская старина», 1874, т. V, с. 316; Косова Ю. В. и Кюхельбе­кер М. В., Вильгельм Карлович Кюхельбекер, «Русская старина», 1875,

    VII,      сс. 333—382; Шимановский Н. В., Арест Грибоедова в 1825 г., Из воспоминаний, «Русский архив», 1875, VII; Веселовский А. НАлександр Сергеевич Грибоедов («Русская библиотека»), Спб., 1875, сс. XLI, XXXIII, XLV, XLVI, XLX; Кюхельбекер В. К., Дневник, «Русская старина», 1875, тт. VII, VIII, IX 1883, т. VII, 1891, т. X. Ср. отд. изд. Кюхель­бекер В. К., Дневник, предисловие IO. Н. Тынянова, 1929.

    19      Миллер О. Ф., А. С. Грибоедов, жизнь и переписка, «Неделя», 1879, № 15—17, сс. 484, 477—78; Завалишин Д. П., Воспоминания о Гри­боедове, «Древняя и новая Россия», 1879, IV.

    20       Ленин В. Я., Соч., т. XVIII, сс. 244—245. Крах II Интернационала,

    21      Достоевский Ф. М., Биография, письма и заметки из записной книжки, Спб., 1883, сс. 374—375.

    22       Достоевский Ф. М., Бесы, Полн. собр. соч., т. VIII (1905), с. 606.

    23      Суворин А. С., «Горе от ума и его критики», «Горе от ума» А. С. Гри боедова, изд. А. С. Суворина, 1886.

    24      Суворин А. С., Op. cit., сс. X, IV, IX, XV, XLIII, XLIX, XXXIII, XXXIV, XXXV, XXXVI, XXVII; Пыпин A. H., Поход против Белин­ского, предпринятый под флагом «Горя от ума», «Вестник Европы*), 1886, V.

    25     Пыпин А. Н., Исторические заметки о Грибоедове, «Вестник Евро­пы», 1890, № 1 (ср. т. IV его «Р1стории русской литературы», гл. XL1),

    сс. 218, 219, 221; Венгеров С. А., см. Белинский В. Г., Собр. соч., т. V, прим. к ст. 1840 г.

    26        Греч Я. Я., Записки о моей жизни, Спб., 1886, изд. Суворина, сс. 384—389, 391—392, 446; Гангеблов А. С., Как я попал в декабристы и что за тем последовало, «Русский архив», 1886, VI, с. 249; Максимов С. В., Печорский князь, «Русская мысль», 1887, XII; Соковнина Е., Воспоми­нания о Д. Н. Бегичеве, «Исторический вестник», 1889, III, сс. 661 — 673; «Русская старина», 1889, т. II; ср. Грибоедов А. С., Полн. собр соч. (Акад. б-ка русск. писателей), т. III, с. 182; «Харьк. губ. вед», 1891, № 93, 10 апреля; Бегичев С. Я., Записка об А. С. Грибоедове, «Русские ведомости», 1892, VIII, сс. 305—316.

    Н. Ш., Туманский и Мицкевич, «Киевская старина», 1899, III, с. 300; Каллаш В. В., Письмо декабриста Кюхельбекера, «Р. А.», 1901 II; Щего­лев П. Е., Грибоедов в 1826 году (1903, перепеч. под загл. «Грибоедов и декабристы» в сб. статей П. Е. Щеголева «Декабристы», М.—Л., 1926. письма Грибоедова к Николаю I на с. 88).

    Завалишин Д. Я., Записки декабриста, 1904, т. I, сс. 177—79; т. II, сс. 32, 33—35; Шаломытов Н. В., Из неизданных материалов Д. А. Смир­нова к биографии А. С. Грибоедова, «Исторический вестник», 1909,

    III,      IV, с. 148.

    27      Пиксанов Н. К., К характеристике Грибоедова, Поэт и ссыльные декабристы, «Русские ведомости», 1911, № 263 (15 ноября),— тут впервые опубликовано письмо Грибоедова к декабристу Добринскому.

    28      Некрасова Е., Неизданные письма А. С. Грибоедова, «Дела и дни», кн. II; Попова О. И., А. С. Грибоедов в Персии, М., 1929.

    29                            Пиксанов Н. К., Русские писатели в неизданных воспоминаниях

    В.   Н. Григорьева, «Современник», 1925, кн. I.

    30      Боцяновский В. Ф., Александр Сергеевич Грибоедов (по поводу 100-летия со дня его рождения), «Ежегодник императорских театров», ред. А. Е. Молчанов, прил. кн. Ill, сс. 1—44 (сезон 1893/94 г.), сс. 29т 30, 12—13, 6, 25; Веселовский А. Я.. Этюды и характеристики, М., 1894, сс. 516, 525, 532; Андреевский С. А., К столетию Грибоедова, «Новое время», 1895, Да 6833.

    31     Меньшиков М. О., Критические очерки (сб. статей), Спб., 1899, сс. 264, 272, 282, 292.

    32      Смирное А. И., Александр Сергеевич Грибоедов, его жизненная борьба и судьбы комедии его «Горе от ума». Речь, составленная и. д. орд. проф. А. И. Смирновым к торжественному акту в имп. Вартавск. ун-те 30 августа 1895 г. «Варшавские университетские известия», 1895, VI, сс: 7—21, 22—24, 76—77, 83.

    33      Розанов В. В., Литературные очерки, Сб. статей, изд. И. Перцова, Спб., 1899, сс. 194—201; ср. сс. 1—60; Ленин В. Я., Соч., т. II, с. 659.

    34      Каллаш В. В., Грибоедов и Чацкий (К 75-летию смерти Грибое­дова), «Русская мысль», 1904, I—II, сс. ’ 185, 189—190, 191 (N> 2), с. 72 (№ 1).

    35     Скабичевский А. М., А. С. Грибоедов, его жизнь и литературная деятельность. Биографический очерк, Спб., 1892, сс. 19, 22, 47 и др.; Иванов Я. Я. Годовщина великого автора и великого произведении, «Мир божий», 1894, XII, сс. 20—24,35; ср. О вс янико-Куликовский Д. Я., История русской интеллигенции (впервые в «Вестнике воспитания», 1903, № 1—3), т. I, (у 13, 15, 16—18.

    30 Вейденбаум Е., Кавказские этюды. Исследования и заметки. Тифлис, 1901, с. 261; Он же, Арест Грибоедова, «Кавказ», 1898, И; Без­родный А. В. [Шаломытов Я. В.], В. К. Кюхельбекер и А. С. Грибоедов, «И. В.», 1902, V, с. 596.

    Работа П. Е. Щеголева рассматривается далее в последнем ее изда­нии— см. сб. Я. Е. Щеголева «Декабристы», М.—Л., 1926; Сологуб Федор,

    «Вопросы жизни», 1905, июль, сс. 255—257 (по поводу факсимильного издания следственного дела о Грибоедове).

    37     Пиксанов Н. К., Грибоедов и Бестужев. «Известия II Отделения Академии нэук», 1906, т. XI, кн. IV, сс. 49—78. Ср. Пиксанов Н. К., Грибоедов, Сб. ст., 1934, перераб. статья; Пиксанов Н. К., Александр Сер­геевич Грибоедов, История русской литературы, иод ред. Д. Н. Овся- штко-Куликовского, т. I, гл. VI, сс. 195—220, изд. «Мир», М., 1908, сс. 200, 204, 205, 207—208, 213.

    38      Пиксанов Н. К., «Горе от ума# в парадоксах русской критики, «Русские ведомости», 1913, № 182 от 8 августа. Некоторые положения этой работы подготовлены несколько более ранней статьей того же авто­ра,— ср. Пиксанов П. К., Душевная драма Грибоедова, «Современник», 1912, XI, сс. 223—243. Ср. в сб. того же автора «Грибоедов», 1934, «Пи­сательская драма Грибоедова», сс. 224, 228, 235, 239, 241. Ср. Пикса­нов Н. К., Душевная драма Грибоедова, «Красная папорама», 1929, № 6 от 8 февраля. Положение о" том, что Грибоедов—автор «единствен­ного произведения», выдвинуто у Patouillet, Le theatre de moeurs russes des origines â Ostr ovski (1672—1859), Paris, 1912 (автор утверждает, что Грибоедов — «est I’homme d’une oeuvre unique», op. cit., p. 99).

    39       Гергиензон М. О., Грибоедовская Москва, М., 1914, изд. М. у, С. Сабашниковых, сс. 4, ИЗ 119; название «Грибоетовская Москва» впервые употреблено в качестве заглавия в публикации писем М. А. Вол­ковой в «Вестнике Еврот«ю>, 1374, К: 8—10, 12; заметим, что упомянутый Григорий Корсаков не только причастен к декабристам, но также прия­тель Пушкина и Вяземского.

    40     Пиксанов Н. К., Грибоедов и старое барство, изд. «Никитин­ские субботники», М., 1926, с. 71.

    41      Вагрисов ВСоциальный генезис образа Чацкого, «Родной язык в школе», 1927, сб. IV, сс. 25—27, 30—33.

    42     Пиксанов Н. К., Грибоедов и декабризм, «Учительская газета», 1929, февраль.

    43       Пиксанов Н. К., Литературные работы М. С. Ольминского, «Звез­да», 1926, V, сс. 180—188.

    44     Пиксанов Н. К., Грибоедов и «Горе от ума», предисловие к школь­ному изданию «Горя от ума» (изд. 3-е) в серии «Русские и мировые клас­сики, под общей редакцией А. В. Луначарского и Н. К. Пиксанова, ГИЗ, М.—Л., 1929, сс. 38, 39, 40, 41, 46. Ср. ст. того же автора «Социо­логия «Горя от ума» с его сб.«Грибоедов», 1934, сс. 19—50; Пиксанов Н. К., Литературные работы М. С. Ольминского, «Звезда», 1920, V, сс. 180— 188. Ср. Пиксанов Н К., Письмо в редакцию, Об отзывах И. Сергиевского и о себе самом, «Литературный критик», 1933, VII, сс. 212—217.

    45    Пиксанов Н. К., Грибоедов и декабризм, «Учительская газета», 1929, № 20 от 15 февраля,.

    46      Коган П. С., А С. Грибоедов. Критический очерк, М.—Л.,1929; Сакулин П. П., «Красная панорама», 1929. VI.

    47      Луначарский А. В., А. С. Грибоедов, «Красная панорама», 1929, VI. Он же, Автор еще живых героев, «Огонек», 1929, VI.

    48       Во всей этой своеобразной логической аберрации автора есть один существенный момент. Вся конструкция строится полемически: раньше исследователи будто бы утверждали, что весь идейный состав «Горя от ума» возник под воздействием встреч Грибоедова с декабри­стами в 1823—1825 гг., но теперь исследование «Творческая история «Горя от ума» доказало, что это неправильно и что указанные годы надлежит исключить из сферы воздействия. И. К. Пиксанов пишет, что приведенная выше неправильная схема—это схема, те раз повторенная и грибоедовской литературе». Кого именно автор имеет в виду — неясно. (Ср. «Творческая история „Горя от ума"», 1928, с. 325. «В литературных
    кругах доселе живет уверенность...»). Полемический элемент в этой формулировке чрезвычайно устойчив: еще в 1912 г. в статье «Ду­шевная драма Грибоедова» Н. К. Пиксанов писал: «В литературных кру­гах все еще ютится предрассудок, что яркая общественная сатира „Горя от ума“ создана сближением Грибоедова с политическим движением в Пе­тербурге в 1824—1825 гг.». Но и тут не указывались имена авторов, допускавших эту ошибку. Изучив историографию темы, можно точно сказать, что наиболее частой формой упоминания о воздействии декабри­стов на идеологию комедии являются общие упоминания, лишенные ка­ких-либо датировок и ириурочений к определенному периоду биографии Грибоедова. В тех же немногих случаях, когда эти воздействия датируют­ся, они чаще всего датируются правильно: значение первого петербург­ского периода признается, например, Алексеем Веселовским, на что я ука­зывала выше. Даже критик «Отечественных записок» С. С. Дудышкин писал в 1854 г., то-есть до публикаций Д. А. Смирнова и до обнародования музейного автографа, что необходимо «обратить внимание читателя на причины, которые содействовали развитию таланта Грибоедова между 1817—1823 гг.», то-есть в общем правильно датировал период, наиболее существенный для творческой истории. Поэтому полемическая установка автора представляется мне историографически необоснованной и не слу­чайно лишенной авторских имен.

    49     Орлов Вл. II., Заметки о творчестве Грибоедова, «Литературная Згчеба», 1939, I, сс. 14, 18, 21. Ср. предисловие к однотомнику произве­дений Грибоедова, Л., 1940.

    50    Цейтлин А. Г.. Русская литература первой половины XIX века, М., 1940, стр. 134.

    51    «Красная звезда» от 14 января 1945 г., «Комсомольская правда- от-23 декабря 1944 г.; «Труд» от 14 января 1945 г.; «Московский больше» вик» от 14 января 1945 г и др.

    В «Правде» от 11 января 1945 г. Н. К. Пиксанов опубликовал по­священную грибоедонскому юбилею статью «Великий русский писатель», свидетельствующую о значительном отходе автора от прежней ошибоч­ной концепции, однако статья попрежнему не содержит прямой форму­лировки о том, что Грибоедов был противником крепостного права как института.

    52      «Комсомольская правда» от 14 января 1945 г.

    53     Леонов Л., Факел гения, «Правда» от 14 января 1945 г.

    54     Даиелиа С. И., О философии Грибоедова, изд. 2-е, Тбилиси, 1940.

    55     Названия дел № 26 и № 25 носят условный характер: в подлин­нике у них отсутствуют заглавные листы, и я пользуюсь общепринятыми в декабристской литературе наименованиями. Необходимо также отме­тить, что высший следственный орган по делу декабристов трижды менял свое название: 17 декабря 1825 г. открыл свою деятельность «высочайше учрежденный Тайный Комитет для изыскания соучастников возникшего злоумышленного Общества». С 14 января 1826 г. но царскому приказанию он перестал именоваться «Тайным» и в следственных бумагах стало обыч­ным его краткое наименование: «Высочайше учрежденный Комитет». С 29 мая 1826 г. Комитет был переименован в Комиссию (см статью А. А. Покровского, «Следствие над декабристами», «Восстание декаб­ристов», т. I, с. XIV).

    56     Документ на л 130 упоминает имя Грибоедова, а предыдущий, хотя и не упоминает его фамилии, но имеет к нему непосредственное от­ношение, так как назначает дату представления Грибоедова императору после ареста («в воскресенье»)/

    7    Данные о Катенине и Каверине сосредоточены главным об­разом в двух делах: дело 28 «Списки о разных лицах...» и дело № 243 «Справки о членах тайного общества, собранные по показанию пол ковника Бурцова»; имеется также материал в делах «Nâ 55 и 213.

    58         П. Е. Щеголев, в соответствии с первоначальной описью подлин­ника, считает в деле Грибоедова 18 документов, ошибочно принимая за две документальные едииицы следственную анкету от 24 февраля 1826 г и ответы на нее. В других же случаях Г1. Е. Щеголев вопросы следствия и ответы на них принимает за один документ. Полагаю, что при подсчете документов необходимо придерживаться какого-то единого принципа; наиболее правильным представляется мне следственные анкеты и ответы на них всюду считать за один документ, тем более что в большинстве случаев тексты их объединены на одном листе и непонятны один без другого. Хронологический же порядок расположения документов в пуб­ликации П. Е. Щеголева также несколько отличен от предлагаемого мною: Щеголев выносит на первое место подготовительную сводку по­казаний о Грибоедове в других следственных делах, как бы полагая ее основанием ареста. Между тем она значительно более позднего происхож­дения — это обычный черновой рабочий материал, предварявший беловую сводку о подследственном лице (если оно освобождалось до суда) или о подсудимом (в этом случае она носит обычное в декабристских делчх название «сила вины»). гГоэтому в перечне документов лучше предпослать ее заключительной сводке.

    59       Третий раз — обычным типографским набором П. Е. Щеголев опубликовал дело о Грибоедове в 1913 г. в своем сборнике «Исторические этюды»; в четвертый раз — в 1926 г. в сборнике «Декабристы».

    60        Нечкина М. В.у Следственное дело о Грибоедове, изд. Академии Наук, М —JI., 1945.

    61        Заметим, что при воспроизведении письма в академическом изда­нии Полн. собр. соч. Грибоедова автограф остался недоступен публика­тору. Благодаря любезности владельца подлялшка Г. М Залкинда уда­лось сличить подлинник с опубликованным текстом. Этим путем удалось восстановить одну грибоедовскую шутку, совершенно пропавшую в публикапии Полн. собр соч. (1917) в силу ошибки только в одном слове. В Полн. собр. соч. читаем: «Котш кто из вас часто бывает в театре, пускай посмотрит на 1-й бенаурслевой стороны и подарит меня воспоми­нанием, может быть, это отзовется в моей душе и заставит меня искать где-нибудь возле Арарата или на Араксе»; между тем в подлиннике стоит вместо Vискать» — «икать», что сразу возвращает тексту его шутливый смысл (Грибоедов, Полн. собр. соч., с,. 135).

    62       Смирнов Д. А., Черновая тетрадь Грибоедова, «Русское слово», 1859, IV, с. 53.

    63      Грибоедов А.С., Полн. собр. соч., т. III, с. 124. Там же, т. III, с.

    166.

    64       Шаломытов Н. В., Из пеизданных материалов Д. А. Смирнова к биографии А. С. Грибоедова, «Исторический вестник», 1909, III, с. 1045.

    65       Memoires do Don Juan Van Halen, par Ch. Rogier, en 2 parties, Bruxelles, 1827, II, p. 192.

    66       «Русский вестник», 1861, III

    67        Сосновский Я. А., Александр Сергеевич Грибоедов, 1795—1829 гг., Очерк жизни и неизданные его бумаги, «Русская старина», 1874, VI, с. 300.

    68       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 144, 150.

    69        «А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников», редакция и предисловие Н. К. Пиксанова, примечания И. С. Зильберштейна, изд-во «Федерация», М., 1929, с. 70. В дальнейшем цитируется сокращенно: < Грибоедов в восп. совр.».

    70       Парсамян В. А., Грибоедов и армяно-русские отношения, докторск. диссертация, Ереван (на армянском яз.).

    Письма А. С. Грибоедова к Д. Н. Бегичеву хранились у потомка по­следнего, Николая Ивановича Бегичева,офицера Сумского гусарского пол­
    ка, получившего их от своей матери, и после его смерти перешли к жене Н. И. Бегичева — Вере Алексеевне Бегичевой, ур. Лавровой, умершей летом 1935, г., 86 лет от роду (сообщено А. А Бегичевой).

    71     Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, с. 155.

    72     Я. Ш., Тумане кий и Мицкевич, «Киевская старина», 1899, III, с. 300.

    73      Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, сс. 166—167. Ср. перво­печатный текст в изд. «Письма Карамзина к Алексею Федоровичу Ма­линовскому и письма Грибоедова к Степану Никитичу Бегичеву», под ред. М. Н. Лонгинова, М., 1860, с. 24.

    74     Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 125; ср. первопечатный текст в «Сборнике, издаваемом студентами императорского Петербург­ского университета», Спб., 1860, вып. 2, с. 241.

    75    "Там же, т. III, с. 155. Ср. первопечатный текст в цит. сб. «Пись­ма Карамзина...»

    76       Там же, т. III, с. 196.

    77       Там же, т. III, с. 130, 172. Ср. также сс. 183, 122, 35, 185, 307.

    78       Там же, т. III, сс. 39, 136, 124, 135, 162.

    79      Письмо В. К. Кюхельбекера к Грибоедову сохранилось в силу особых обстоятельств. Кюхельбекер написал его в тюрьме й пытался передать Грибоедову через кн. С. С. Оболенского, разжалованного и сосланного в Сибирь, между прочим и за сокрытие этого письма (за «упорное сокрытие полученного им письма от государственного пре­ступника Кюхельбекера для отдачи оного статскому советнику Грибо­едову», см. Б. Базилевский В. Богучарский], «Государственные преступ­ления в России в XIX веке», т. I, Спб., 1906, с. 94. Текст письма см. Безродный (Шаломытов Н. В.), В. К. Кюхельбекер и Грибоедов, «Исто­рический вестник», 1902, V, сс. 596—600.

    80      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 181, стр. 334.

    81      Там же, т. III, 183, ср. 175.

    82      Особенно приходится жалеть об утрате письма А. А. Жандра к Грибоедову, на которое последний отвечает 18 декабря 1825 г., замечая: «Какое у вас движение в Петербурге...». Очевидно, эта фраза была навеяна содержанием письма. Ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 187, 189.

    83     Библиотека Зимнего дворца, рукописный фонд, дело Кч 1230, письмо А. Бестужева к Павлу Александровичу Муханову от 17 июля 1825 г. Необходимо обратить внимание на то, что обращение к П. А. Му­ханову выскоблено до дыры. («Очень, очень грустно было, любезный

    [---------- ] выезжать мне из Белокаменной...»). Возможно, что тут было

    какое-то прозвище, которое адресату позже показалось необходимым скрыть. Любопытно, что в этом же деле, хранятся три целых письма А. Бестужева и одно на французском языке, разорванное, от которого остался только один клочок,— на нем можно разобрать имя Панина. Надо заметить, что Грибоедов был знаком с одним из Паниных с детства; и в его путевых заметках хранится список имен,— вероятно, тех лиц, кому он думал писать во время своего путешествия на Восток; там также значится имя Панина. (Ср. Грибоедову А. С.> Полн. собр соч., т. III, с. 67). Имя Панина в комментарии к акад. Полн. собр. соч. А. С. Грибоедова осталось необъясненным. (Ср. Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, с. 296.)

    84      «Грибоедов в восп. совр.», с. 134.

    85      «Архив Раевских», I, с. 435.

    86      «Воспоминания Бестужевых», М., 1931, с. 402, ср. 403. Ср. напр, соотв. цитату в книге Я. К. Пиксанова «Грибоедов, Исследования и ха­рактеристики» Л., 1934, с. 186—187.

    87       Там же, с. 163. Ср. «Грибоедов в восп совр.», с. 133.

    88        Завалишин Д. П., Воспоминания о Грибоедове, «Древняя и но­вая Россия», 187Р, т. 1, кн. IV; он же, Записки декабриста, 2-е русское издание, б. г.

    89       «Грибоедов в восп. совр.», с. 228, ср. 242.

    90        Там oice, с. 245.

    91       «Воспоминания Бестужевых», с. 55.

    92       Шаломытов II. /?., Из неизданных материалов Д. А. Смирнова к биографии А. С. Грибоедова, «Исторический вестник», 1909, III, с. 1033

    93        Memoires de Don Juan Van Halen, par Ch. Rogier, en 2 parties, Bruxelles 1827. Повидимому, ближе к испанскому подлиннику англий­ский текст: Memoirs of Don Juan Van Halen, comprising the Narrative of his imprisonment in the dungeons of the inquisition at Madrid, and of his escape, his journey to Russia, his campaign with the army of the Caucasus etc., etc. Edited from the original spanish manuscript by the author of «Don Esteban» and «Sandoval», in two volumes, London, 1830. Любопытные документы, касающиеся Ван Галена, хранятся в архиве Ермолова.

    94      Ср. С. П. Я^ихарев, Записки современника, «Academia», 1934, сс. 23—24.

    95       Грибоедов А. С., Горе от ума, подлинная рукопись А. С. Грибо­едова, ред. В. Е. Якушкина, М.", 1903; «Горе от ума», комедия в четырех действиях в стихах С. Грибоедова, редакция полного текста, при­мечания и объяснения составлены И. Д. Гарусовым, Спб., 1875; «Горе от ума», комедия А. С. Грибоедова, текст жандровской рукописи, хра­нящейся в императорском Российском историческом музее им. Александра I в Москве, редакция, введение и примечания Н. К. Пиксанова, издание Л. Э. Бухгейм, М., 1912; Грибоедов А. С., Горе от ума, комедия в четырех действиях в стихах. Гос. изд-во, М.—Л. ,1923 (па обороте титульного листа: «Горе от ума», печатается по бул гари не кому списку комедии, храняще­муся в Российской публичной библиотеке. Редакция К. Халабаева и Б. Эйхенбаума); Пиксанов Н. Ii., Творческая история «Горя от ума», М.—Л., 1928 (свои несогласия с Н. К. Пиксановым но вопросу о начале и окончании творческой работы Грибоедова над «Горем от ума» я подробно аргументирую в главе XIV).

    96       Смирнов Д. А. у Черновая тетрадь..., с. 4.

    97        Тут стояло «напечатанных»—явная опечатка, см. «Грибоедов в восп. совр.», с. 172. Ср. первопечатный текст «Древ, и нов. Россия», 1879, т. I, кн. 4, с. 320.

    98       Смирнов Д. А., Черновая тетрадь..., с. 3.

    99         Там же, сс. 1—3. Добавлю, что в составе рукописного наследия Грибоедова все же имеются листки из «Черновой тетради», о которой исследователи единогласно утверждают, что она сгорела при пожаре в имении Д. А. Смирнова. Иногда в грибоедовской литературе встречается утверждение, что листки эти сохранились «чудом»; поскольку чудес не бывает, можно надеяться, следовательно, что и другие материалы «Чер­новой тетради» Грибоедова когда-либо будут отысканы.

    100        Смирнор- Д. А., Черновая тетрадь..., IV, сс. 15—16

    101      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 54—55.

    102       Там owe, сс. 49—50. (Подчеркнуто мною.—М. П.).

    103       Выдержки из этих источников впервые опубликованы С. Н. Черно­вым в его «Отчете о командировке в Москву летом 1924 года» (Саратов, 1925), а позже, независимо от Чернова,— Н. К. Пиксановым в работе «Грибоедов и старое барство», изд-во «Никитинские субботники», М.- 1926; Алексей Федорович Грибоедов, дядя писателя, приходился вну­чатным братом матери молодых Лыкошиных.

    104       Ал. Ремизов, Россия в письменах. Круг жизни, «Заветь!», 1914, март, с. 143: Чернов С. Н.. Отчет о командировке в Москву летом 1924 года, Саратов, 1925, сс. 27, 28, 38, 39.

    Алфавитный указатель фамилий составлен С. Н. Черновым (см. «Отчет о командировке...», сс. 37 — 38). Включаю в число «де­кабристских» фамилию Рачинских, поскольку молодой Рачинский был членом «Священной артели», предшественницы Союза Спасения (основана Александром Муравьевым, Бурцовым, бр. Колошиными и др.). Позже некоторые из Рачинских были переведены в армию в связи с возмущением Семеновского полка.

    105        Имущественное положение декабристов. «Красный архив», XV (1926), сс. 178—179, 202—203; Щепкина Е., Помещичье хозяйство декаб­ристов. Дворянские гнезда Каховских, Повало-Швейковских, Якуш- киных, Вишневских, «Былое», 1925, № 3 (31), сс. 5, 8, 10, И; Иконни­ков В. С., Граф Н. С. Мордвинов, историческая монография, Спб., 1873, с. 557; Рассказы А. П Ермолова, «Чтения Моск. о-ва истории и древно­стей российских», 1863, IV, сс. 214—232; Dolgoroukow Pierre, prince. Le general Jermoloff. Bruxelles et Leipzig. Paris, 1862, p. 8.

    106        Данные указателя «Алфавита» декабристов о Сергее Муравьеве- Апостоле не совсем точны; годом его рождения «Алфавит» считает 1796 г., между тем сам Сергей Муравьев-Апостол в январе 1826 г. показывает на следствии: «От роду мне 31-й год» (родился он 28 сентября), следо­вательно год его рождения правильнее определить как 1795-й.

    107        Сушков Я. В., Воспоминания о Московском университетском благородном пансионе, М., 1848 (не смешивать с изд. 1858), с. 7.

    108        «Декабристы и их время», т. I, с. 166; ЦГАДА, ф. XLVIII, д. 405 (Ф. Ф. Вадковского), лл. 3 об.—4; Сушков Я. В., Воспоминания о Мо­сковском университетском благородном пансионе, 1848, с. 11; ЦГИА, ф. XLVIII, д. 426 (Загорецкого), л. 14; Wischniizer М. Die Universităt Gottingen und die Entwicklung der libera]en Ideen in Bussland im ersten Viertel des XIX Jahrhunderts, Berlin, 1917, S. 204 (данные о Ка­верине). Ср. «Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г., со­бранные и изданные П.И. Щукиным», М. ,1912, т. X, с. 248 (в 1812 г. граж­данским смоленским губернатором был тайный советник Каверин); «БД», I, с. 343 (в момент поступления на службу Каховский был записан уже как московский дворянин); ЦГИА, ф. XLVIII, д. 403 (Артамона Му­равьева), л. 21; Беляев А. Я., Воспоминания о пережитом и перечувство­ванном, Спб., 1882, с. 23—24; Шевырев С., История императорского Москов­ского университета, М., 1855, с. 399; ЦГАДА, ф. XLVIII, д. 422 (Бобри- щева-Пушкина 1-го), лл. 9—9 об.; там же, д. 427 (Поливанова), л. 9; там же, д. 206 (Семенова Алексея), л. 12 об.; там же, д. 149 (Вл. Раев­ского), л. 6 об.; там же, д. 67 (Семенова Степана), л. 47 об., ср. формуляр; Свербеев Д. Н., Записки, М., 1899, т. I, с. 105; Тарасов Детство и юность Н. И. Тургенева, Журн. мин. нар. проев., 1915, VIII, с. 211; «ВД», I, с. 8 (о С. Трубецком); «Сказания о роде князей Трубецких», изд. кн. Е. Э. Трубецкой, М., 1891, сс. 148, 150, 256, 268; С. Ш. Из семейной ста­рины. По бумагам «Остафьевского архива князей Вяземских», «Старина и новизна», кн. VI, с. 315, 324; Чистяков В., К биографии П. Я. Чаадае­ва, «Русская старина», 1907, VIII, ср. Рудаков В., К биографии П. Я. Ча­адаева, «Исторический вестник», 1907, XI, с. 627, ср. «Декабристы и их время», I, с. 177; «ВД», II, с. 282 (дело Якубовича); «ВД», III, с. 44; Семеновское дело. сб. «Декабристы», 1926 (изд. Всссоюзн. б-ки им. Ленина), с. 154; Жихарев М. И., Петр Яковлевич Чаадаев (из воспоминаний со­временника), «Вестник Европы», 1871, VII, с. 184; 185; ср. Рудаков; дит. изд., с. 628; «Декабристы и их время», I, с. 148; там же, т. II, с. 161; Гри боедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 191 Чернов С. Я., Четыре пись­ма неизвестного к декабристу И. Д. Якушкину, Саратов, 1927, с. 23; «Декабристы и их время», II, с. 161, ср. «Алфавит декабристов», «ВД»,

    VIII,      passim, и Я. Я. Чулков, «Москва и декабристы» в сб. «Декабристы и их время», II, сс. 293, 294 и др.

    109         Сушков II. В., цит. изд., с. 12 Грибоедов А.. С. Полн. собр. соч., т. III, сс. 134, 203; Архив Тургеневых, II, с. 462; 1, с. 420; Панчулидзев С.у Сборник биографий кавалергардов, биография С. Н. Бегичева. Полагаю, что именно тут приведены наиболее правильные даты биографии С. Н. Бе­гичева, поскольку автор статьи (Шерсметевский) пользовался автори­тетными документальными данными (племянница же Бегичевых Соков- нина данные о возрасте дяди приводила по памяти). Ср. также Сушков Н. В., цйт. изд., сс. 10—И.

    110        Шевырев Ст., История императорского Московского университета, цит. изд. (число 412 включает как казенных, так и своекошт­ных студентов; не включены посещающие университет по особым раз­решениям ректора). Н. В. Сушков утверждает, что с назначением А. Ан­тоне кого (1791) число пансионеров и полупансионеров в университетском пансионе «увеличилось» и «иногда» (когда — не сказано) доходило «почти» до 400 (Н. В. Сушков, цит. изд., с. 9). В 1800 году воспитанников благо­родного пансиона числилось 177 человек (см. «О состоянии Благородного пансиона при Московском университете в 1800 г. и проект преобразова­ния пансиона в кадетский корпус», сообщил В. О. Эйнгорн, Чтения О-ва ист. и др. рос., 1901, kii. I, с. И).

    311 ЦГАДА, ф. XLVIII, д. 404 (Повало-Швейковского, с. 17, об.— 18; там же, д. 423 (Бобрищева-Пушкина 2-го); там же, д. 396 (Бесту­жева-Рюмина), л. 25; там же, Гершензон М. О., Декабрист Кривцов и его братья, М., 1914, сс. 63, 70. Декабрист П. Муханов не был знаком с И. Д. Якушкиным, что, повидимому, говорит за то, что он поступил в университет позже 1811 г., когда Якушкин уже вышел из него; мне не удалось проверить этого по биографической анкете Муханова, поскольку последняя отсутствует в его деле. Ср. показания Муханова и Якушкина в деле Муханова № 356, лл. 25 об.—26, л. 35 об. (ср. «ВД» III).

    112        Сушков II. В., цит. изд., с. 13; Тарасов Е. П., Журн. мин. нар. проев., 1915, VIII, с. 213 и др.; Дмитриев М., Мелочи из запаса моей памяти, сс. 159, 183; О состоянии благородного пансиона при Москов­ском университете в 1800 г. и проект преобразования пансиоиа в кадетский корпус, сообщ. В. О. Эйнгорн, Чтения О-ва ист. и др. рос., 1901, кн. I, сс. 8, И; Любавский М. К., Московский университет в 1812 г., Чтения О-ва ист. и др. рос., 1912, IV, 73—75; Жихарев С. П., Записки современ­ника. Дневник студента. Дневник чиновника.— «Academia», 1934, т. I, сс. И, 13, ср. Снигирев И. М., Воспоминания, «Русск. архив», 1866, IV— V, ср. Ляликов Ф. Л., Студенческие воспоминания, «Русский архив», 1875, сс. 376—387.

    113       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 237; Жихарев, Петр Яковлевич Чаадаев, «Вестник Европы», 1871, VII, сс. 179, 181—182, 184, ср. «Грибоедов в восп. совр.», «Федерация», М., 1929, с. 319; С о пи­ков В. 6,«Опыт российской библиографии или полный словарь сочинений и переводов, напечатанных на славянском и российском языках от на­чала заведения типографий до 1813 года...», часть I, Спб., 1813, с. 43.

    114        Легенду о «волыюслушательстве» Грибоедова пустил в ход Бул­га рип в своих воспоминаниях (ср. «Грибоедов в восп. совр.», цит. изд., с. 23), повторили Т. А. Сосновский («Русская старина», 1874, V, с. 154), А. Н. Веселовский («Русский архив», 1874, VI, столбец 1520) и др. Н. К. Пиксанов опроверг эту легенду на основании документальных данных (ср. предисловие к акад. изд. сочинений Грибоедова, Полн. собр. соч., т. I; ср. т. II, с. 292, и в других работах).

    115       Тургенев Ник., Дневник, I, с. 85.

    116       Ляликов Ф. Л., Студенческие воспоминания, «Русский архив», 1875, XI, с. 384; Сосновский Т. А., цит. изд., с. 154; «ВД», III, с. 44: «ВД», I, с. 282, 294; Лонгинов М. И., Воспоминания о П. Я. Чаадаеве,
    «Русский вестник», 1862, с. 121;
    Жихарев М. И. Петр Яковлевич Чаадаев, «Вестник Европы», 1871, VII, с. 184.

    117        Ср. старые биографические работы о В. А. Жуковском, А. С. Гри­боедове, М. Ю. Лермонтове, В. Ф. Одоевском, в частности и работу П. Н. Сакулина «Из истории русского идеализма» (кн. В. Ф. Одоевский. Мыслитель — Писатель), М. 1913, т. I, ч. I и др.

    118                               Ср. Горюшкин Захарий, Судебное действие, происходившее

    21     декабря 1809 г. в благородном университетском пансионе, сообщ. А. С. Наставин, «Русская старина»,‘XXIII (1878), сс. 551—574; Суш­ков Я. В., цит. изд., сс. 14, 19, 25, 37, 75 и сл., 83; Тургенев Ник., Дневник, II, Спб., 1913, сс. 180—181, 421; Жихарев С., Записки современника, 1934, т. I, сс. 171, 206, ср. Второв Ив. Ал., Москва и Казань в начале

    XIX       века, «Русская старина», 1891, т. IV, с. 3.

    119        Тарасов Е., Детство и юность Н. И. Тургенева, Жури. мин. нар. проев., 1915, VIII, с. 217, 218, ср. Ник. Тургенев, Дневник, I, с. 81, ср.

    С.  Жихарев, цит. изд., с. 171 и др.

    120        Чернов С. Н., Отчет о командировке в Москву летом 1924 года, Саратов, 1925 ,о. 33.

    121       Сушков И. В., цит. изд., с. 16; Щеголев П. Е., Декабристы,М.—Л., 1926, с. 12; Ник. Тургенев, Дневник, I, с. 19—20; Чернов С. Н., Отчет о командировке..., с. 22; Жихарев С., цит. изд., с. 40. Никак нельзя согласиться с выводом П. Н. Сакулина, что воспитанники университет­ского пансиона являлись «безусыми Правдиными» и «мальчиками в се­дых париках, всегда готовыми порезонерствовать на любую нравствен­ную тему» (Сакулин II. Н., цит. изд., ч. I, с. 72).

    122      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, с. 23. (Курсив мой.—М. II.)

    123      Чернов С. II., Отчет о командировке..., с. 13; Жихарев М. И., цит. изд., с. 182.

    124       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 118.

    125        Р-ский П. АДело Михаила Кологривова, «Русская мысль», 1901, XI, с. 153, 157, 161; Кацман М. (сообщил), Русский доброволец в рядах испанских инсургентов в 1830 г., «Красный архив», 1937, т. 4 (83), с. 107—120; Долгоруков Петр, князь, Российская родословная кни­га, ч. IV, Спб., 1857, с. 131; Вулич Н. II., Из первых лет Казанского уни­верситета, ч. II, изд. 2-е, Спб., 1904, с. 674; Веселовский А. Я., Очерки первоначальной истории..., стлб. 1518.

    126       Веселовский А. II., Очерки первоначальной истории..., стлб. 1521.

    127        Тургенев Николай, Дневник, I, сс. 26, 27.

    128       Лонгинов М. Я., Воспоминания о И. Я. Чаадаеве, «Русский вестник», 1862, ноябрь, с. 122.

    129       Тургенев Николай, Дневник, I, с. 31, подчеркнуто самим Н. Тур­геневым; там oice, 1, сс. 84, 63, 96, 109—110; II, с. 190 и др.

    130        Там же, I, сс. 15, 51, 54.

    131        Сушков II. В., цит. изд., сс. 93, 75, 91; Дмитриев М. А., Мелочи из запаса моей памяти, М., 1869, с. 50, ср. Тарасов Е., Жури. мин. пар. проев., 1915, VIII, с. 215, Сакулин Я. Я., Из истории русского идеализ­ма, ч. I, с. 15—17; Тургенев Николай, Дневник, I, с. 64, 428; Радищев А. Я., Путешествие из Петербурга в Москву, Спб., 1790, сс. 72, 85.

    132       Цветаев Л. А., Первые начала права естественного, изданные для руководства учащихся, М., 1816, предисловие, сс. 10, 14, 66, 86,143 — 144, ср. Л яликов Ф. Л., Студенческие воспоминания, «Русский архив», 1875, XI, сс. 382—383; Тургенев Николай, Дневник, I, с. 36.

    133      Якушкин И. Д., Записки, изд. 7-е, 1926, с. 26.

    134       Жихарев М. Я., «Вестник Европы», 1871, VII; Жихарев С., За­писки современника, сс. 199, 200; Кологривова А. Ф.,-Из семейных вос­поминаний, «Русский архив», 1886, кн. VII, с. 339.

    135      Вигель Ф. Ф., Записки, П.—М.,1891, IV, с. 206; Жихарев М. IL цит. изд., с. 182.

    136       РОЛБ, Шах/II, 18/13, л. 7.

    137       «ВД», III, с. 66; Сеербеее Д. Н.. Записки, т. I, с. 105; сб. -«Бунт декабристов» под ред. 10. Г. Оксмана и П. Е. Щеголева, Л., 1926, с. 325

    138       Тургенев Николай, Дневник, I, сс. 18, 29, 30, 32, ср. Тарасов Е., Журн. мин. нар. проев., 1915, VIII, с. 221; С. Жихарев, цит. изд., сс. 39, 110, 201; Чаадаев П. ЯСочинения и письма под ред. М. О. Гершензо- на, I, с. 207.

    139       «Грибоедов в восп. совр.», сс. 8—9; Грибоедов А. СНоли, собр. соч., т. I, с. 103; там же, т. III, с. 172.

    140      Мерзляков А. Ф., Краткая реторика, 1809; Тихонравов II. С.г О пребывании В. А. Жуковского в университетском благородном пансио­не, Соч., т. III, ч. 2, с. 150.

    141      Тургенев Николай, Дневник, I, с. 99; Жихарев С., цит. изд., с. 99.

    142      Тургенев Ник., Дневник, I, с. 17.

    143      И. Д. Якушкин дает разные даты для начала своего «безверия»: или «с 15-летнего возраста», то-есть с 1810, или с 1812 г. (ср.«ВД», III, с.48).

    144      Грот Я., Об авторе «Митюхи Валдайского», «Библиографические записки», 1861, Л» 15, столбцы 454—455 и сл. Слова Александра I запи­саны Страховым; именно на эту книгу ссылается в своей «Истории Мо­сковского университета» С. Шевырев, но тем не менее искажает конец цитаты. Ср. Шевырев С., цит. изд., с. 387.

    145      Ср. Пиксанов Н. К., Грибоедов и старое барство, с. 59; Кара­тыгин П. А., Записки, «Русская старина», 1873, II, с. 159; «Гри­боедов в воси. совр.», сс. 74 и 273; Грибоедов, А. С. Полн. собр. соч., т. III, сс. 139—140, 138, 211, 231, ср. Восп. Булгарина («Грибоедов в восп. совр.», с. 31, ср. 342); Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, 240; Кю­хельбекер В. К., Дневник, под ред. IO. П. Тынянова, «Прибой», 1929, с. 331; Щеголев П. Е., Декабристы, с. 96; «Грибоедов в восп. совр.», сс. И, 12, 13, 342, ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, с. CXII1 и 259.

    146      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. Ill, сс. 158—159.

    147      Григорьев Аполлон, Воспоминания, «Academia», М.—Л., 1930.

    148      Щеголев П. Е.у Декабристы, с. 12.

    149       Муравьев-Карский Н. Я., «Русский архив», 1885, IX, сс. 25—26; «Юношеское собратство» Н. Н. Муравьева датируется на основании указания о переводе Льва н Василия Перовских из Московского универ­ситета в училище колонновожатых,— они поступили туда в 1811 г. и сразу оказались членами формировавшегося общества.

    150      «ВД», IV, с. 91.

    151      История побега Никиты Муравьева рассказана тут на основании неопубликованной рукописи воспоминаний декабриста Александра Му­равьева, разысканной мною. РОЛБ, Шах/П, 18/13.

    152     Муравьев-Апостол М. Я., Воспоминания и письма. Предисловие и примечания С. Я. Штрайха, 1922; Герцен А. Я., Etudes historiquesr Полн. собр. соч. под ред. М. Лемке, XX, с. 214.

    153      «Архив Раевских», I, сс. 97, 155, 161.

    154      Ср. Дирин П., История лейб-гвардии Семеновского полка, т. L с. 397; Щеголев П. Е., Владимир Раевский (первый декабрист), в его сб. «Декабристы», М.—Л., 1926, с. 13.

    155      В распоряжении С. Н. Чернова были, как он сообщает, какие-то «обрывки» дневника Якушкина за время похода 1812 г., см. Чернов С. Ну Из отчета о командировке в Москву и Ленинград осенью 1922 года, Саратов, 1924, с. 13.

    156      Беляев А., Воспоминания декабриста о пережитом и перечув­ствованном, Спб., 1882, с. 90.

    157        Переписка из дела «О поручении но высочайшему повелению полк [оннику J гр[афу] Салтыкову сформировать Московский драг[унекий] (ошибка: надо «гусарский».— М. Я.) полк и о присоединении оного к Иркутскому драг [унекому ] полку» (см. «Отечественная война», «Переписка русских правительственных лиц и учреждений», т. XVTJI, сс. 197—199); «Журнал исходящим бумагам канцелярии Московского] генерал-губернатора графа Растопчина с июня по декабрь 1812 года» (см. «Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г., собр. и изд. П. И. Щукиным», т. X, с. 117).

    158       Алъбовский Е., История Иркутского полка (50-й драгунский Иркутский полк), Минск, 1902, с. 217; «Бумаги, относящиеся до Оте­чественной войны...», т. X, сс. 95, 100, 101, 104; «Отечественная война», т. ХуШ, с. 197.

    159        Историческое описание одежды и вооружения российских войск, ч. XVIIJ, табл. 25—29.

    160        Язон, Новые данные о Грибоедове, «Русская правда», 1904, № 19.

    161        Штейн, барон [О состоянии России в 1812], «Русский архив», 1871, II, сс. 0127—0128: Попов А. Н., Барон Штейн в России, «Русский архив», 1880, II, сс. 433, 438; ср. «Грибоедов в восп. совр.», сс. В—7, ср. 329—330.

    162       Попов А. П., Барон Штейн в России, с. 439.

    163        Ср. Предисловие к академ. изд. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. 1, с. XVII. На мой взгляд, нет оснований утверждать, что в 1812 г. Грибоедов впервые (?) испытал патриотическое одушевление (ср. там же, т. I, с. CXI),— Друг Петра Чаадаева, выросший в атмосфе­ре идейного оживления Московского университета, мог неоднократно переживать эти настроения и раньше по различным поводам.

    164       «Отечественная война», т. XVIII, сс. 197, 198; «Бумаги... изд. Щукиным», т. X, сс. 103, 110, 143, 129; Алъбовский Е., цит. изд., с. 216; Вигелъ Ф. Ф., Записки, IV, с. 46.

    163 ЦГВИА, Архив Кологривова, ф. 46, св. 34. оп. 187. Ср. Слез- скине кий А., Народная война в Смоленской губ. в 1812 г., «Русский архив», 1901, II, с. 7; «Господину Грибоедову», у которого была в Сычев- сколг уезде Смоленской губ. вотчина, отказали в вспомоществовании по случаю разорения от французов, так как помощь получали лишь те по­мещики, которые имели земли только в Смоленской губ., а Грибоедовы имели владения и в других губерниях (данные из Голицыне кого архива; ср. «Бумаги... изд. Щукиным», т. VIII, с. 25); ср. Пиксанов И. К., Гри­боедов и старое барство, с. 65.

    106        «Отечественная война», XVIII, с. 198.

    367 Вигелъ Ф. Ф., Записки, IV, с. 61; «Бумаги... изд. Щукиным», т. III, 204; Вулич Я. П., Из первых лет Казанского университета, ч. II, Спб., 1904, с. 674; ср. Грибоедов А. С., Соч., под ред. Вл. Орлова, с. 473.

    168        Глинка С., Записки о 1812 годе Сергея Глинки, первого ратника Московского ополчения, Спб., 1836, с. 65; «Бумаги... изд. Щукиным», т. X, сс. 170, 173, 190; «Отечественная война», т. XVIII, с. 198; Второв Я. А., Москва и Казань в начале XIX века, «Русская старина», 1891,

    IV,     с. 19.

    ЦГВИА, Архив Кологривова, св. 34, оп. 187, «Ведомость о удоволь- ствовании Моск. гусарского полка за декабрь месяц [1812]».

    169        См. Вулич Я. Я., Из первых лет Казанского университета; о вос­питателе Грибоедова Ионе, с. 674—677.

    170        ЦГВИА, Архив Кологривова, ф. 46, св. 34, оп. 187; ср. Алъбов­ский Е., цит. изд., с. 216—217; «Бумаги... изд. Щукиным», т. X, с. 196.

    171       «Бумаги... изд. Щукиным», т. IV, с. 348; «Сборник исторических материалов, извлеченных из архива собственной е. и. в. канцелярии», изд. под ред. Н. Дубровина, выи. XI, с. 163.

    172          «Сборник исторических материалов...», вып. II, с. 64 — 65, текст царского рескрипта А. С. Кологривову, сс. 245—247 (материалы о кавалерийских резервах); вып. XI, сс. 221—222 и сл.; «Бумаги... изд. Щукиным», т. Х,с. 196; ср. 216; ср. Грибоедов А. СО кавалерийских ре­зервах, «Вестник Европы», 1814, ч. 78, № 22, с. 166 и сл. Это единствен­ная статья, специально посвященная резервам в обширной литературе о 1812 г.

    173       «Отечественная война», т. XVIII, с. 199; Алъбовский Е., цит. изд., с. 126.

    174        Полное собрание законов, XXXII, с. 483 (именной указ. № 25292), ср. с. 484; «Сборник исторических материалов...», под ред. Н. Дубровина, вып. I, с. 244—245; вып. XI, с. 170.

    175              «Отечественная война», т. XIX, сс. 298 — 299, 302, 306. («Переписка из дела по высочайшему указу о принятии ген. Кологривова на службу и о поручении ему формирования кавалерийских ре­зервов»); Алъбовский Е., цит. изд., с. 216; «Бумаги... изд. Щуки­ным», V, с. 70; ср. Панчулидзев С., История кавалергардов, 1912, т. III, с. 431.

    176        ЦГВИА, Архив Кологривова, св. 34, оп. 187, лл. 131—135; ве­домость о составе Иркутского полка на 1 апреля 1813 г.

    Не были ли данные из архива Кологривова в руках Н. В. Шаломы- това? По крайней мере он однажды ссылается на документ, повидимому, официального характера, где имеется сведение о том, что в 1813 г. Грибое­дов «за болезнью находится в г. Владимире». Повидимому, у Шаломытова и были заимствованы эти сведения в предисловии к Полн. собр. соч. Грибоедова (акад. изд.). Ср. Шаломытов II. В., предисловие к публикации Д. Смирнова, Два утра у Щепкина, «Ежегодник императорских театров», сезон 1907/08 г., с. 174. Аналогичная фраза «за болезиию во Владимире» стоит в списке штаб- и обер-офицеров Иркутского гусарского полка от

    8    сентября 1813 г. (ЦГВИА, Архив Кологривова, св. 35, л. 59 об.); до сих пор ссылок на этот архив в грибоедовской литературе повстречалось. См. также ЦГВИА, Архив Кологривова, с. 34, оп. 187, л. 148—цитата: «Грибоедов [болеп] простудой в левом боку».

    177        Алъбовский Е., цит. изд., сс. 212, 216; ср. Панчулидзев С., Исто­рия кавалергардов, т. III, св. 431; ср. Грибоедов А. О., О кавалерийских резервах,.

    178        «Отечественная война...», т. XVI, с. 115; «Бумаги... изд. Щу­киным», т. III, с. 218; т, IX, с. 271; Алъбовский Е., цит. изд., сс. 182, 206, 212, 214, 216, 217, 220—227; ср. Письма Грибоедова к С. Н. Бегиче­ву от 4 сентября 1817 г.

    179       Комедия Грибоедова и Катенина «Студент», см. Грибоедов А. С., Соч., под ред. Вл. Орлова, Л., 1940, с. 193.

    180       Алъбовский Е., цит. изд., сс. 216—220.

    181        «Остафьевский архив», IV, с. 2; ГершензонМ. О., Грибоедовская Москва, сс. 65, 67; Беляев А., Воспоминания, с. 39; Вигель Ф. Ф., За­писки, IV, сс. 70—72, 123; «Бумаги... изд. Щукиным», VII, сс. 14, 15, 16, 233; т. V, сс. 101—102, 106; т. IX, с. 316; т. X, с. 248; Кологривова А. Ф., 1812 год, из семейных воспоминаний, «Русский архив», 1886, кн. VII, с. 346; Шубинский С. Н., Исторические очерки и рассказы, 6-е изд., Спб., т. 1911, с. 533; Бабаев Г. С., Гвардия в декабрьские дни 1825 г., с. 184; «Декабристы и их время», сб., т. II, с. 311; «Сборник исторических материалов...», под ред. Н. Дубровина, вып. II, с. 78 —79; Фрейман О. Р., Пажи за 183 года. Фридрихсгамн, 1894, сс. 126, 149; ср. Гри­боедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 332; Кацман М., Русский доброво­лец в рядах испанских инсургентов, 1830, «Красный архив», т. 4(83), 1937, с. 120; ЦГИА, ср. XLVIII, on. I, д. 360 (Штейнгеля), л. 6; Чернопятов В. И., Дворянское сословие Тульской губернии, т. III,
    я. VI, с. 91 30);
    Долгорукое П. Д«Российская родословная книга», Спб., 1857, ч. TV, с. 131 (ср. 128—131), 225—318.

    182        Грибоедов А. С., Письмо из Бреста-Литовского к издателю, «Вестник Европы», 1814, № 15, с. 228.

    183       Пиксанов Н. К., Социология «Горя от ума» в сб. того же автора «Грибоедов», 1934, с. 19—34. Ср. предисловие к школьному изданию «Горя от ума», 1929, с. 10 и след.

    184        Подлинное донесение Липранди находится в архиве министерства внутренних дел, впервые опубликовано Мих. Лемке в его комментарии к Полн. собр. соч. А. И. Герцена, т. XVI, с. 57; о чертах Шатилова в образе Репетиловя см. Веселовский Ал., Очерк первоначальной истории «Горя от ума», стлб. 1555.

    185       Алъбовский Е., История Иркутского полка, сс. 217, 218; Весе­ловский Ал., Очерк первоначальной истории «Горя от ума», стлб. 1535, 1555—56.

    186        «Грибоедов в восп. совр.», с. 62.

    187       Герцен А. И., Новая фаза русской литературы, Полн. собр. соч., под ред. М. Лемке, т. XVII, с. 225.

    188        Iii иль дер Н., Император Александр I, т. IT I, с. 248, 264, 269.

    189        ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 372 (Бригена), л. 10; Дирин П., История л.-гвардии Семеновского полка, сс. 444—445, 448; Шилъдер Н., Император Александр I, т. III, с. 249; Висковатов, Исторические обо­зрения л.-гвардии Измайловсквго полка, Спб., 1850, сс. 241—242; Чи­черин А., Долгов С., Афанасьев А., История лейб-гвардии Преображен­ского полка, т. III, Спб. 1888, сс. 132—133; Семевский В.И., Политические и общественные идеи декабристов, 1909, с. 192.

    190        Вигелъ Ф. Ф., Записки, IV, сс. 128, 129.

    191       Якушкин И. Д., Записки, сс. 12—13.

    192       Чичерин А., Долгов САфанасьев А., История л.-гвардии Пре­ображенского полка, сс. 136—137; Панчулидзез С., История кавалер­гардов, т. IV, сс. 4—5; Висковатов, Историческое обозрение л.-гвардии Измайловского полка, с. 243; Вигелъ Ф. Ф., Записки, IV, с. 151.

    193       Панчулидзез С., История кавалергардов, т. IV, с. 4; Вигелъ Ф.Ф., Записки, IV, сс. 178—179.

    194      Кавалергарды двинулись из Парижа 21 мая (2 июня) через Гер­манию по маршруту Шалон — Вюрцбург — Иена — Тильзит — Митава — Рига — Дерпт. Они вступили 28 августа 1814 г. в пределы России. Лишь 14 октября первые эшелоны кавалергардов вошли в Красное Село; шеф полка ими. Мария Федоровна принимала парад 16 октября. Пан- чулидзев С., История кавалергардов, т. III, сс. 412, 416, 422, 423.

    195        Пестель и позже постоянно посещал кавалергардские казармы, поскольку в кавалергардском полку служил его брат.

    Ф. Вадковский был выписан из кавалергардского полка «за дерзкий разговор» (в формуляре: «неприличное поведение», что пояснено мотиви­ровкой ареста после восстания декабристов: «за прежние поступки, через которые переведен... из гвардии»), ЦГИА, ф. XLVIII, oii. I, д. 405 (Вадковского), л. 5. Ср. Шилъдер Н., Император Александр I, т. IV, с. 408.

    196                                «ВД», IV, с. 105. Из писем и показаний декабристов, под ред.

    А.   К. Бороздина, Спб., 1906, стр. 35.,

    197        «ВД», IV, с. 101.

    198        Ленин В. П., «К четырехлетию Октябрьской революции». Соч., т. XXVII, с. 26.

    199        «ВД», IV, с. 273 (дело С. Муравьева-Апостола).

    200                              Министерство духовных дел и народного просвещения учреждено

    24    октября (5 ноября) 1817 г.

    201       Ценные сведения о Военном обществе имеются в деле Перовского (ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 248); ср. Якушкин И. Д., Записки,
    со.
    19—20 и 30—31; ср. «ВД», I, сс. 306—307, III, сс. 19—20 35—

    36,     49, 55.

    202        Панчулидзев С., История кавалергардов, IV, с. 9; ср. Пестель П. И«Русская правда», под ред. П. Е. Щеголева, 1906, с. 59; «Зеленая книга» (гл. I, § 2), см. у Пыпина А. Н., Общественное движение в России при Александре I, Спб., 1885, изд. 2-е, с. 509.

    203       «ВД», IV, с. 91.

    204        Вопрос о том, с кем из декабристов и близкие к ним людей мог встречаться Грибоедов в годы Союза Спасения и Союза Благоденствии, разобран более подробно в моей статье «Грибоедов и декабристы» в «Ли­тературном наследстве», Д« 47—48, и в настоящей книге сокращен за не­достатком места.

    205        Катенин П. А., Воспоминания о Пушкине, «Литературное наслед­ство», № 16 — 18, 1934, сс. 635, 644; «Грибоедов в восп. совр.», с. 7, ср. с. 267 (пребывание Грибоедова на квартире Завадовского было, очевидно, недолговременным и случайным), ср. Шубинский С. Н., Дуэль Шереметева с Завадовским, в его сб. «Исторические очерки и рассказы»,

    6    изд., Спб., 1911, с. 627 (показание Истоминой); Грибоедов /1. С., Полн. собр. соч., т.III, сс. 133, 173; Письма П. А. Катенина к Н. И. Бахтину, «Рус­ская старина», 1911, с. 149; Каратыгина А. М., Воспоминания, «Русск. вестник», 1881, IV, с. 566; Грибоедов А. С.ч Полн. собр. соч. т. III, с. 162.

    206        «ВД», VIII, с. 81; ЦГАДА, ф. XLVIII, on. I, дело 217 (Жандра), лл. 1, 3, «Грибоедов в восп. совр.», сс. 234 — 242; Рылеев К. Ф., Записка о дуэли Новосильцева с Черновым, Полн. собр. соч., 1934, сс. 313—315, ср. с. 656; «XIX век», кн. I, Спб.,1872, с. 319; Шубинский С. Н. Дуэль Новосильцева с Черновым, в его кн. «Исторические очерки и рас­сказы», Спб. 1911, с. 634. Слежка за Жандром после восстания декабри­стов и является причиной, почему Грибоедов не может с ним переписы­ваться (Грибоедов, А. С. Полн. собр. соч., т. III, с. 196). Недоумение о причинах воздержания Грибоедова от переписки с Жандром может быть таким образом рассеяно (ср. Предисловие Н. К. Пиксанова к жан- дровской рукописи «Горя от ума». Комедия А. С. Грибоедова. Текст жандровской рукописи... Изд. Л. Э. Бухгейм, М., 1912, с. XVIII (ср. «Русская старина», 1881, сентябрь).

    «Варвара Семеновна Миклашевичева живет на Мойке в доме военно­счетной экспедиции, близ Синего моста» (адрес помечен на письме Одоев­ского рукою коменданта Петропавловской крепости Сукина), ЦГИА. ф. XLVIII, on. I, дело 301, л. 40 об.; позже адрес Жандра изменился, и в 1828 г. Грибоедов адресует к нему письма по адресу: «Против нового Михайловского дворца в доме Пентюшина», см. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 211.

    207         Текст Смирнова об отношении Жандра к событиям 14 декабря резко противоречив,— очевидно, сочувствие событиям приходилось при­крывать для цензуры: так, бросается в глаза явное противоречие,— Жандр «сочувствует» восстанию, но «осуждает его», см. «Грибоедов в восп. совр.», с. 275, ср. там же, с. 277 и 271.

    208       «Древняя и новая Россия», 1879, № 4, с. 313.

    209        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 194; 123; Щербачев Ф. //., Приятели Пушкина Михаил Андреевич Щербинин и Петр Павло­вич Каверин. М. 1912, сс. 37, 49, 53, 54, 56, 57, 145 (к стр. 46); Тургенев Николай, Дневник (Архив бр. Тургеневых, вып. I), т. II, с. 158; Семевский В. И., Политические и общественные идеи декабристов, 1909, с. 322; Майков Л. НПушкин в изображении ЛГ. А. Корфа, «Русская ста­рина», 1899, т. IX,с.519, 520; С. Трубецкой лично знает Каверина (ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 243, л.22 об.). К. Ф. Рылеев.о Каверине ничего не зна­ет,— это характерно: Каверина знают преимущественно члены ранних декабристских организаций (там лее, лл. 2—3).

    210      Лонгинов М., Воспоминание о П. Я. Чаадаеве, «Русский вестник», 1862, с. 125; Жихарев М. И., Петр Яковлевич Чаадаев, с. 188.

    211        По моим данным, П. Я. Чаадаев, как то и полагалось по декаб­ристским правилам, принимался в члены тайного общества дважды: в более раннюю организацию — Союз Благоденствия п затем — в Се­верное общество. После разрушения Союза Благоденствия прием членов производился наново, поскольку была основана новая организация. Особую важность имеет показание о членстве Чаадаева в деле Бурцова (ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, л. 19): Бурцов отпал от тайной организации после московского съезда 1821 г. и не мог знать, вступил ли Чаадаев в об­щество после 1821 г., в то время как все дела общества до 1821 г. Бурцов, как один из активных членов, знал превосходно.

    212       «Декабристы и их время», I, с. 151; «ВД», III' с. 40 (Якушкин уехал из Петербурга в Сосницы, к 37 егерскому полку, 5 июня 1816 г., ср. Якушкин И. Д., Записки, с. 16). На допросе Якушкин показал, что не знает С. Н. Бегичева (ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 253, л. 9).

    213      Якушкин И. ДЗаписки, сс. 15, 16.

    214       Там же, с. 15.

    215      «Декабристы и их время», I, сс. 148, 151, 163, 170, 173; «Семе­новское дело» в сб. «Декабристы», 1926 (Всесоюзная б-ка им. Ленина), сс. 102—103, 156, 176, 197.

    216        Модзалевский Б. Л., К истории «Зеленой лампы», в сб. «Декаб­ристы и их время», I, с. 12; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 135, 154; «Грибоедов в восп. совр.», с. 326. По требованию следст­венного комитета, С. Трубецкой перечислил своих родственников-одно- фамильцев,— все они легко исключаются из круга возможных Трубец­ких, которым мог бы быть адресован привет А. С. Грибоедова в данном письме (ср. ВД, I, с. 43).

    217       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 134—135; «Пушкин», Временник пушкинской комиссии, т. II, с. 31; Tolstoy J. Essai biogra- phique et historique sur le feld-marechal prince de Varsovie comte Paske- vitch d’Erivan, Paris, 1835, p. 46.

    Заметим, что нет оснований озаглавливать письмо Грибоедова к Я. Толстому и Н. Всеволожскому условным названием «Петербургским друзьям», как это сделано в т. III Полн. собр. соч., раз письмо это совер­шенно точно адресовано самим Грибоедовым двум названным лицам.

    218        Труды Публичной библиотеки им. Ленина, кн. III, «Academia», 1934, с. 39; Каратыгин П. А., Записки, Спб.,1880,с. 43; «Грибоедов в восп. совр.», с. 248; «Звенья», VI, с. 250; впервые неправильное указание на то, что Грибоедов — член «Зеленой лампы», сделал П. О. Морозов,— повидимому, отсюда оно попало в предисловие к I тому акад. изд. Поли, собр. соч. Грибоедова. Ср. Семевский В. Я., Политические и общест­венные идеи декабристов, 1909, с. 435.

    219       Грибоедов А. С., Полн.собр.соч.,т. III,с. 312. Ср. ЦГИА,ф. XLVIII, on. I, д. 372, л. 18 об. Заметим, что декабрист Бригеи был хорошо зна­ком с кругом семеновских офицеров, в частности с Римским-Корсаковым, одним из знакомцев Грибоедова.

    220        «Рукою Пушкина», «Academia», 1935, сс. 828—829.

    «Кюхельбекер служил в 1824 году на Кавказе, где приятелем его

    был Грибоедов, встретивший его у меня и с первого взгляда принявший его за сумасшедшего» (Греч Н. Я., Записки о моей жизни, Спб., 1886, с. 384); «Грибоедов в восп. совр.», сс. 25, 341, 342; ср. Тынянов Ю. Я., Французские отношения В. К. Кюхельбекера, «Литературное наследст­во», Л° 33—34; Сосновский Т. А., Александр Сергеевич Грибоедов, «Рус­ская старина», 1874, т. V, с. 160; вопрос о связи Кюхельбекера с «ар­телью» офицеров генерального штаба рассмотрен в моей работе «Свя­щенная артель» (печатается); Кюхельбекер В. К., Дневник, «Прибой».

    1929, сс. 340, 335—336; Грибоедов, Полн. собр. соч., т. III, с. 148—140 (заметим, что выражение письма «Ies plis deceux, gui me vouerent quelque souvenir...» является прямым указанием на то, что Юстина Карловна Кю­хельбекер вспомнила о Грибоедове и написала ему письмо на Восток^ то-есть знала его еще раньше, по Петербургу).

    «ВД», II, сс. 141, 158, 164, 192; Тынянов Ю. Я., Пушкин и Кюхель­бекер, сс. 318, 331, 334; Тынянов Ю. Я., Французские отношения В. К. Кюхельбекера, с. 361. Тынянов пишет тут относительно известного пере­числения учебных заведений в «Горе от ума» в словах княгини Тугоухов- ской и Хлестовой: «Здесь дан полный и точный список учебных заведе­нии, в которых учился и преподавал Кюхельбекер: он кончил лицей, преподавал в Педагогическом институте, был воспитателем пансиона ш состоял при этом секретарем общества взаимных ланкастерских обуче­ний». Ср. его прозвище «Кугельбекер» — «пекарь пуль», Кюхельбекер

    В.  К., Соч., т. I, с. XVI (предисловие Ю. П. Тынянова).

    221       Завалишин Д. Я., Воспоминания о Грибоедове, «Древняя и новая Россия», 1879, с. 319; Щеголев Я. Е., Петр Григорьевич Каховский, в его сб. «Декабристы», с. 159.

    222       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 403 (Артамона Муравьева), лл. 5, 21, 22 об., 23 об. (формуляр), 24 об., 40, 47, 48; Муравьев М., Декабрист Артамон Захарович Муравьев, в сб. «Тайные общества в России в нач. XIX в.», М., 1926, сс. 105—106.

    223       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174 (Грибоедова). Ср. Щеголев П. Е.у Декабристы, сб. ст., М.—Л., 1926, с. 93; Дружинин Я. М., Масонские знаки Г1. И. Пестеля, «Музей Революции СССР», сб. II, сс. 16, 19, 20,

    23,   34; Вигель Ф. Ф., Записки, т. V, с. 57; Пыпин А. Я., Русское масон­ство XVIII в. и первой четверти XIX в., «Огни», П., 1916, сс. 318, 326, 426; Семевский В. Я., Политические и общественные идеи декабристов, 1909, с. 288.

    224      Чернов С. Я., Из отчета о командировке в Москву и Ленинград осенью 1922 г., Саратов, 1924, с. 32.

    225       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 134, 312; Турге­нев Николай, Дневник, I, сс. 8, 10, 15, 11—12 и 420 («Архив бр. Тур­геневых», вып. I); повидимому, с А. И. Тургеневым Грибоедов не был знаком до 1824 г., если, конечно, об этом точно осведомлен П. А. Вязем­ский («Познакомьтесь с Грибоедовым, он с большими дарованиями и пылом»,— писал 22 июня 1824 г. П. А. Вяземский А. И. Тургеневу).

    226        ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, дело 396 (М. П. Бестужева-Рюмина), лл. 26—26 об., л. 133; сб. «Декабристы и их время», I, с. 210—211. Ср. в деле Бестужева-Рюмина: «Тогда он [Иван (Фонвизин], просил меня съездить с ним к Якушкину (давно знакомому нам обоим)», ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 396, л. 133.

    227        Грибоедов, Поли. собр. соч., т. III, сс. 84 и 88; ср. Полн. собр. соч. т. I, с. LX; Гершензон М. О., История молодой России, М.—П.,1923, с. 10; Жихарев М. Я., Петр Яковлевич Чаадаев, сс. 37, 190; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 177 (Раевских), л. 12 об. и др.

    228        «Грибоедов в восп. совр.», с. 173; Архив библиотеки Зимнего дворца, д. 1230 (письмо из Петербурга от 17 июня 1825 г.), «ВД», III, 138—140; Сивере А. А., Материалы к родословию Мухановых, Спб., 1910; Иконников В. С., Опыт русской историографии, Киев, т. I,. кн. 2, с. 298; ср. Панчулидзев С., цит. изд., с. 290.

    229        «ВД», I, сс. 239, 252, 316 (ф. 308): Я. А. Челищев, Сборник материалов для истории рода Челищевых, Спб., 1893, с. 265; тут под «N» 265 зарегистрирован Александр Иванович Челищев; составителю осталось неизвестным, что у него была дочь Екатерина (ср. формуляр А. С. Кологривова); Долгоруков П., Российская родословная книга, Спб., 1857, ч. IV, с. 131; у Долгорукова правильно указывается, что

    Андрей Семенович Кологривов был женат на Екатерине Андреевне Че- лищевой.

    230         ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 56 (Кологривов), лл. 6 об.—7. «Я уже был поражен известием, которое я получил 10 ноября о внезапной кончи­не единственного моего благодетеля, родного дяди генерала Кологри­вова. В полку известно, сколько сия смерть меня расстроила...»; ср. там Dice, лл. 8 об.—9 (формуляр А. Л. Кологривова); там же, лл. 2, 4, 5, 10, 11. Отпуск в Москву А. Л. Кологривов взял именно в связи со смертью дяди, что и «спасло» его от участия в восстании 14 декабря 1825 г.; ср. там же, л. 1: «С 6-го декабря отпущен был я на 28 дней и отправлен в Москву. Там я узнал о происшествии но разглашению оного 22 числа печатными газетами»; ср. Б. Пушкин, Арест декабристов в сб. «Декабри­сты и их время», II, сс. 282, 393. В именном указателе к Полн. собр. соч. Грибоедова (акад. изд., т. III,с. 1917) этот Кологривов помещен без инициалов и никак не комментирован в примечаниях,— теперь его инициалы, несомненно, устанавливаются как А. Л. (Александр Лукпч); ср. Грибоедов. А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 385, 308; ср. Пан- чулидзев С., Сборник биографий кавалергардов, с. 256; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 122 (подчеркнуто мною).

    231       Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III,с. 124; Воронов П., Бутов­ский В. ,ВалъбергИ. ,Карепов Я.,История лейб-гвардии Павловского полка, Спб., 1890, сс. 21, 143, ср. приложение: «Список штаб- и обер-офицеров л.-гвардии Павловского полка»; ср. Смирное Д., цит. изд. «Исторический вестник», 1909, апрель, с. 137 (ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с.308); ЦГВИА, дела канцелярии начальника главного штаба, св. 18, 439, лл. 44, 138, 153 Панчулидзев С., История кавалергардов, Спб., 1912, т. IV, с. 7 (гвардия пошла в Москву в составе четырех сводных полков — двух пехотных из первых батальонов шести гвардейских пехотных полков, и двух кавалерийских — из первых эскадронов шести кавалерийских полков; сверх того,— 1-я батарейная и 1-я легкая конная роты и диви­зион казаков).

    232       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 171 (Ф. Ф. Гагарина); Федор Федо­рович Гагарин — брат княгини В. Ф. Вяземской, жены П. А. Вязем­ского, см. М. Д. Бутурлин, Записки, «Русский архив», 1897, VI, с. 256;

    VII,      сс. 435—436; Панчулидзев С., Сборник биографий кавалергардов, сс. 135—137; «Остафьевский архив», I, с. 441.

    233        ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 419 (В. П. Ивашева), лл. 1, 2, 3, 4, 5 об.—6 (формуляр); ср. Буланова-Трубникова О. К., Три поколения, М.—Л.,1928, сс. 5, 6, 8; Фон Фрейман О. Р., Пажи за 183 года, Фрид- рихсгамн, 1894, с. 183. Расхождение в датах поступления Ивашева в кавалергардский полк между двумя авторами — Фрейманом и Була­новой-Трубниковой разъясняется при сопоставлении с подлинным форму­ляром декабриста В. П. Ивашева, имеющимся в его следственном деле (л. 5 об.): Ивашев стал корнетом кавалергардского полка 28 февраля 1815 г.; Bariatinsky A., Queîques heures de loisir â Toulchin, Moscou,

    1824,    pp. 10—И; перевод Федора Сологуба; Послание к Ивашеву, «Бы­лое», 1926, 1 (35), сс. 11—12; Нечкина М. В., Последний председатель Тульчинской управы, рукопись, сс. 55, 56, 74, 76, 77, 78; Буланова O.K., Роман декабриста. Декабрист В. П. Ивашев и его семья (из семейного архива), 1925, сс. 13, 15, 16; Булич С. К., А. С. Грибоедов-музыкант (см. в академ. изд. Ноли. собр. соч. Грибоедова, т. II, с. 308). «ВД»,

    VIII,      с. 320. Заметим, что Бурцов упорно отрицает свое знакомство с С. Н. Бегичевым (ср. дело Бегичева. ЦГИА, ф. XLVIII, д. 253).

    234      «ВД», I, сс. 252, 316; Нечкина М. В., Последний председатель Тульчинской управы, рукопись, с. 54.

    235       «Из воспоминаний графа В. А. Сологуба», «Русский архив», 1865, I, 738; Русский биографич. словарь (Сологуб Влад. Андр., стр. 96);

    Вигель Ф. ф., Записки, IV, сс. 144—145; Модзалевский Б. Л.„ Роман декабриста Каховского, Ленгиз, 1926, с. 22.

    236        цгпА, ф. XLVIII, on. 1, д. 82 (Федора Глинки), лл. 17, 49 об.; «ВД», II], с. 88; ЦГИА, там же, д. 174 (Грибоедов); ср. Щеголев Я. Е., сб. «Декабристы», сс. 97 и 114; «Воспоминания Бестужевых», с с. 129—. 130; Тынянов Ю. Я., Пушкин и Кюхельбекер, с. 331.

    237       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 382 (Н. II. Оржицкого), лл. 1, 4, 7, 8, 9 об.—10, 11 об., 15, 16 об. и др. (Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III. сс. 181—182); «Пушкин», Временник пушкинской комиссии, VI, с. 263: «Бумаги, относящиеся до Отечественной войны, собранные и изданные II. И. Щукиным», М., 1911, ч. X: «Грибоедов в восп. совр.», с. 160; «Русская старина», 1905, т. XII, с. 715.

    238                               ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 74 (Д. Зыкова), лл. 1, 3, 7 об., 9, 10 об.,

    14          об., 18 об.—19, 20, 22 (формуляр)—22 об., 24, 25, 36—36 об., 38. На очной ставке с кн. Е. II. Оболенским Зыков сознался, что был принят в тайное общество в 1823 (там же, лл 21, 24); Катенин Я. Я., Воспоми­нания о Пушкине, «Литературное наследство», АL 16—18 (1934), сс. 637, 635, 644: Тарасов Д. К., лейб-хирург, Император Александр I, послед­ние годы царствования, болезнь, кончина, погребение, П., 1915, с. 21.

    239       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 82; Грот Я., Об авторе «Митюхи Валдайского», «Библиографические записки», 1861, AL» 15, стлб. 449. П. Н. Семенов был прекрасным имитатором («большой мастер передраз­нивать»).

    240        Шубинский С. Я., Исторические очерки и рассказы, 6-е изд., Спб., 1911, с. 626, «Русский архив», 1904, kii. I, с. 407; Нечкина М. В., Из истории рабочего движения эпохи декабристов, сб. «История про­летариата СССР», т. II (1930), с. 250—233; Дурылин С., Русские писатели у Гете в Веймаре, «Литературное наследство», AL 4—6 (1932), сс. 412— 415, 420.

    241       Сосновский Т. А., Александр Сергеевич Грибоедов. 1795—1829? Очерк жизни и неизданные его бумаги, «Русская старина», 1874, т. VL с. 161; «Пушкин», Временник пушкинской комиссии, III, с. 520; Кате~ нин П. П., Воспоминания о Пушкине, «Литературное наследство»» AL 16—18 (1934), с. 636; Пушкин А. С., Русский Пелам. Вновь открытые автографы Пушкина, транскрипция и комментарий М. А. Цявловского, «Труды Публичной библиотеки СССР им. Ленина», вып. III, «Academia», сс. 41, 13, 37.

    242      Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, сс. 172—173, 156, 158; Иконников В. С., Граф Н. С. Мордвинов, Историческая монография, Снб., 1873, сс. 432—435, 439, 440, 573, 574, 576, 578; Шильдер Я. К., Импера­тор Александр I, т. IV; ср. Я. О. (сообщил). Граф Н. С. Мордвинов, А. А. Закревский, II. Д. Киселев, кн. А. Н. Голицын, Балашов и А. П. Ер­молов в доносе на них в 1826г., «Русская старина», 1881, т. I, сс. 187—190. Заметим, что какой-то Мордвинов служил одновременно с Грибоедовым в Московском гусарском полку графа Салтыкова (ср. начало V главы данной работы).

    243      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 156, 158.

    244      Напомню, что к этой же группе лиц, учившихся одновременно с Грибоедовым в московском пансионе или университете, относятся также Вл. Раевский, Ф. Вадковский, А. Черкасов и И. Повало-Швейков- ский; я не упоминаю их в тексте в силу того, что мне неизвестно точно их местопребывание в годы первого петербургского периода жизни Гри­боедова.

    245       «ВД» I, сс. 85, 135, 306, 315; Щ, сс. 18, 81, 149; Тынянов 10. Я., Пушкин и Кюхельбекер, «Литературное наследство», AL 16—18 (1934), сс. 369, 622, 824; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 427 (Поливанова), лл. 15. 16; «Семеновское дело»,, с. 189; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 253 (Беги­
    чева), лл. 3—4 об.;
    Панчулидзев СИстория кавалергардов, IV, с. 256; Муравъвев М., Декабрист Артамон Захарович Муравьев, с. 106; Каратыгин П. А. у Записки, 1930, с. 280; «Пушкин», временник пушкинской комиссии, II, сс. 15, 23, 310; сб. «Декабристы и их время», I, сс. 152, 162, 175, 178, 211; II, с. 28; «Рукою Пушкина», сс. 828—829; Глинка М., Записки, 1887, с. 48; Тимофеев Г. А., А. Алябьев, Очерк жизни и творчества, М., 1912. с. 12; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 123, 149; Щеголев П. Е., Декабристы, сб. статей, 1926, с. 91.

    246      «Литературн. наследство», № 16—18, (1934), сс. 622, 623, 631; Якушкин И. Д., Записки, 7-е изд., с. 29; «Грибоедов в восп. совр.», с. 264; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 373 (Бригена), л. 33; «ВД», IV, с. 82.

    247      «ВД», II, с. 146; Пущин И. И. Записки о Пушкине, редакция и примечания С. Я. Штрайха, сс. 67, 116—117.

    248     Гри боедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 175, 179; «ВД», И, сс. 159, 250, 251, 258, 260, 261, 263, 270; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д.

    382  (Оржицкого), л. 16; «Грибоедов в восп. совр.», с. 156.

    249       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 51.

    250       Щербатову Генерал-фельдмаршал кн. Паскевич, его жизнь и деятельность, т. I, «ВД», Спб., 1888, сс.318, 326—327,328.С ноября 1817 по март 1818 г. И. Ф. Паскевич был в Москве и жил в доме Ал. Ф. Гри­боедова, иногда отлучаясь; так, известно, что в декабре 1817 г. он был командирован в Гжатск. Настасья Федоровна Грибоедова, разумеется, могла выбрать время для свиданий с Паскевичем и хлопот за сына.

    Грибоедов А. С.f Поли. собр. соч., т. III, сс. 130, 211; Белокуров С Материалы для характеристики русских писателей, художников и обще­ственных деятелей. А. С. Грибоедов, «Русское обозрение», 1895, март, с. 388 (курсив мой.— М. Я.), с. 389; статья Ал. Веселовского о Грибо­едове в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, п/т 18, с. 692; Шубинский С., цит. изд., сс. 625, 626, 627; «Грибоедов в восп. совр.», сс. 10, 267; Язон, Новые данные о Грибоедове, «Русская правда», 1904, № 19.

    Н. К. Пиксанов называет роль Грибоедова в дуэли Шереметева — Завадовского «не весьма почтенной», не поясняя, однако, какие именно упреки можно адресовать Грибоедову. Орест Миллер полагает, что сам Грибоедов был увлечен Истоминой,— см. Миллер О. Ф., В память А. С. Грибоедова, «Древняя и новая Россия», 1879, № 4, с. 475.

    251     Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., т. I, с. XXVI (выражение «беззаботное прожигание жизни»).

    252       «Семеновское дело», сб. «Декабристы», 1926 (Всесоюзная б-ка им. Ленина), сс. 162—163; Жихарев М. Я., Петр Яковлевич Чаадаев (из воспоминаний современника), «Вестник Европы», 1871, VII, сс. 180— 181; Герцен А. Я., Полн. собр. соч., т. III, с. 41 (дневник).

    253       Шилъдер Я. К.у Александр I, т. IV, с. 108; Дирин Я., История лейб-гвардии Семеновского полка, т. II, сс. 20, 25; Панчулидзев С., Исто­рия кавалергардов, т. IV, с. 8; Завалишин Д. Я., Записки декаб­риста, 2*е русск. изд., с. 99.

    254      «Отечественные записки», 1854, К°. 4, отдел III, с. 36 (анонимная рецензия-статья критика А. А. Дудышкина по поводу 25-летия со дня смерти А. С. Грибоедова. Ответом на нее явились записки С. И. Беги­чева о Грибоедове).

    255      «Грибоедов в восп. совр.», сс. 26—27.

    256      Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., т. III, сс. 144—145 (первый курсив мой, остальные Грибоедова.— М. Я.).

    257      Грибоедов А. С.у Полн. собр.соч.,т. III,сс. 144—145. В дате письма необходимо восстановить какой-либо знак пропуска: тире или три точки перед словом «час». Грибоедов по каким-то причинам не мог поставить точно часа в тексте (см. с. 145); точное указание часа он заменил каким-то
    знаком пропуска, воспроизведенным в редакции «Москвитянина», где впервые публиковался этот текст (подлинник его не дошел до пас), через знак тире (—); очевидно, этот же знак надо воспроизвести и в начале письма, где слово «час» фигурирует в дате. Сопоставление этих двух мест ясно показывает, что дело не идет о
    первом часе ночи,— тогда бы цифра 1 или слово «первый» были проставлены в обоих местах.

    Так как письмо явно писалось ночью, то слова: «Муэдзин с высоты минара звонким голосом возвещал ранний час молитвы (—час. по полуно­чи)...» дают основания для предположений о часе: в Иране возвещение муэдзином «раннего часа молитвы» может относиться только к самому раннему началу рассвета, первым его признакам.

    258       Пиксанов Н. К.у Творческая история «Горя от ума», М.—Л.,1928, сс. 79—81.

    259       «Грибоедов в восп. совр.», с. 329.

    260        Текст этого письма С. Н. Бегичева полностью не опубликован. Он дважды цитирован Н. К. Пиксановым в «Творческой истории „Горя от ума“» (сс. 78 и 94), оба раза по-разному, в обеих цитатах несомненны ошибки: правильно чтение: «Горе от ума в Грузии...»; «Епифановской моей деревне» неправильно, надо: «Ефремовской моей деревне...». Благодарю Т. К. Ухмылову, сообщившую мне точную копию подлинника, храня­щегося в Ленинграде, в рукописном отделе б-ки им. Салтыкова-Щедрина.

    261       «Грибоедов в bocii, совр.», с. 9.

    262       Бебутов Давид Осипович [Записки...]. «Кавказский сборник», т. XXIII, Тифлис, 1902, сс. 51, 52, ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 67.

    263      Пиксанов Н. КТворческая история «Горя от ума», с. 78.

    264        Там же, с. 79. Ср. Пиксанов Я. Александр Сергеевич Грибо­едов, «История русской литературы XIX в.», иод редакцией Д. Н. Овся- нико-Куликовского, т. I, с. 216; тут автор правильно датирует начало работ Грибоедова над комедией 1816-м годом. Замечу, что французский исследователь J. Patouillet также принимает 1816 год за начало работы над комедией — ср. Patouillet J., Le theâtre de moeurs russes des origines ă Ostrovsky (1672—1859), Paris, 1912, p. 102.

    265        В полном противоречии со своим основным выводом о свиде­тельствах С. Н. Бегичева и Д. О. Бебутова, гласящим, что эти свиде­тельства относятся не к «Горю от ума», а к какой-то другой пьесе («И Шнейдер, и Бегичев, и Бебутов говорят не о первоначальной редак­ции Г. о. у., а о чем-то ином, хотя, может быть, и близком, напоминаю­щем комедию»), Н. К. Пиксанов далее спокойно оперирует * женой Фаму­сова» и прочими данными Бегичева, забывая, что это свидетельство только что им же самим отвергнуто в целом и отнесено к какой-то «другой» пьесе (ср. Пиксанов Н. «Творческая история „Горя отума“»; сравнить сс. 78—79 со сс. 198 и 291,— резкое противоречие).

    266        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 137.

    267         Новосильцева г-жа, сообщила. Рассказы из прошлого, «Русская старина», 1878, т. IIT, с. 546.

    268        Пиксанов Н. К.у Творческая история «Горя от ума», с. 92.

    2*9 Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 100.

    270       «Грибоедов в восп. совр.», с. 9; Тынянов Ю. Н., Пушкин и Кю­хельбекер, «Литературное наследство», № 16—18 (1934), сс. 349, 350.

    271        Заметим, что и Орест Миллер усматривает «нечто шекспиров­ское» в «Грузинской ночи», см. Миллер О. Ф., А. С. Грибоедов, Жизнь и переписка, «Неделя», 1879, № 16—17, с. 483.

    272       «Грибоедов в восп. совр.», с. 151.

    2Грибоедов А. С.у Полн. собр: соч., т. III, с. 166 (подчеркнута мною.—М. Я.).

    274       Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., т. III, с. 188.

    275       Пушкин А. С., Путешествие в Арзрум.

    276        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 156; «Грибоедов в восп. совр.», сс. 24, 59, 151, 184; ср. Пушкин А. С., Путешествие в Арз­рум, loc. cit. Характеристики Грибоедова у Н.Н.Муравьеъа-Карского при­страстны; он враждебно относился к Грибоедову и как к счастливому сопернику в любви (оба были влюблены в Нину Чавчавадзе).

    277       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III,' сс. 42, 156.

    г'8 «Декабристы и их время», I, с. 55 (подчеркнуто мною.— М. Н.).

    279        Там же, с. 25.

    280        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 31, 26, 42, 60, 65, 40, 43, 52, 47, 137 (ср. Пестель — «ВД», IV, с. 105). Можно пред­положить, что и на эти темы Грибоедов беседовал с северными декаб­ристами,— по крайней мере, разительна параллель к его рассуждениям в одном из писем А. Бестужева (1833). Он пишет о кавказском Нуцал- Аге, что можно «изучить в нем старинных русских князей» (Попов А. С. Декабрист А. Бестужев на Кавказе, 86, 87).

    281       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 50—51, 58, 61, 136.

    282        Там же, сс. 51, 58, 59.

    283        Там же, с. 52.

    284        Там ме, с. 52.

    285       Кюхельбекер В. К., Соч., т. I, Лирика и поэмы. Л., 1939, сс. 208-209.

    286        Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов. Материалы для его биографии, М., 1864, сс. 303, 321; Потто В., генерал-майор, История 44-го драгунского Нижегородского е. и. в. наследника-цесаревича полка, т. II, Спб., 1892, сс. 172, 164—168; Вейденбаум Е., Декабристы на Кав­казе, «Русская старина», 1904, т. VI, сс. 494, 495; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 44, л. 20 (ответ Ермолова об Авенариусе), ср. «ВД», VIII, сс. 21, 267; ЦГИА, ср. XLVIII, on. I, д. 356, л. 8; «ВД», VI, с. 343; Долгору­кий В. П., кн., В рядах Нижегородского драгунского полка, «Русская старина», 1S82, т. VIII,сс. 447, 448. Отмечу, что в актах Кавказской архео­графической экспедиции нет специальных материалов о сосланных па Кавказ.

    287      Архив Ермолова, № 275 «О высочайшем повелении нащет рядо­вых, поступающих в службу за дурное поведение офицеров» (1819). Долгорукий В. П., В рядах Нижегородского драгунского полка, сс. 448, 449, 484.

    288       См. письмо Грибоедова к Мазаровичу от 12 октября 1818 г. (По­пова О. П., цит. изд., с. 39).

    289        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, с. XXXIV; Попова О. П., цит. изд., сс. 41—42, 59—60; я внесла ряд изменений в перевод О. И. По­повой с целью большего приближения к подлиннику и к стилю эпохи; Дубровин Н., Алексей Петрович Ермолов на Кавказе, «Военный сборник», 1882, № 5, сс. 14, 16—17, 26, 27 (к итинерарию Ермолова).

    290        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 34; Семевский В. П., Крестьянский вопрос в России в XVIII и в первой половине XIX века, Спб., т. II, с. 499.

    291       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 35—36; любопытно сравнить более позднее (не от общения ли с Грибоедовым возникшее?) выражение П. А. Вяземского в письме к жене от 28 июля 1830: «У Мень­шикова па высшей степени русская способность быть на все способным».

    292       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 35.

    293       Ср. «Русская старина», 1874, т. IX(резкое письмо Ермолова к Дп- иову от 5/XII 1820 г. относительно того, почему Грибоедова не производят в следующий чин); Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 35—36, 135; Давыдов Денис, Военные записки, ред. Вл. Орлова, Гос. изд-во «Художественная литература», М. 1940, сс. 391—392; ср. «Бумаги,
    относящие до Отечественной войны 1812 г.», собр. и изд. П. И. Щуки­ным, вып. IX, с. 325.

    294        «Рассказы А. П. Ермолова», Чтения Моск. о-ва истории и древно­стей российских, 1863, IV, с. 223 (Аракчеев заметил Ермолову во время смотра, что в артиллерии результаты смотра оцениваются в зависимо­сти от состояния лошадей. Смотр делался на походо, войска устали, ло­шади прошли большой путь, и замечание Аракчеева было явно неуместно. Ермолов ответил: «Жаль, ваше сиятельство, что в артиллерии репу­тация офицеров зависит от скотов»); Архив Ермолова, № 571 (1859), письмо к Ермолову от Александра Дюма; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III. с. 37.

    295       Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, с. 8; Кюхельбекер В. К., Соч., т. I, с. 65. Ермолов Александр, Библиографический указатель сочинений, журнальных статей и заметок об А. П. Ермолове с при­ложением перечня его портретов, «Русский библиофил», 1911, IV, с. 7 (особ, нумер.); «Исторический сборник Вольной русской типографии в Лондоне», II вып., с. 245.

    296        «Рассказы Ермолова», сс. 229, 232; Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, с. 397; Иконников В. С., Граф Н. С. хМордвинов, Спб., 1873, с. 561.

    297        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 35, 37, 137: Dolgoroukow Pierre, prince. Le general Jermoloff. Bruxelles et Leipzig. Paris, 1862.

    298        Bogier Ch., Memoires de Don Juan Van Halen, v. II, p. 171; Ермо­лов A. i7., Письма к H. П. Годеину, с. 124; Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, сс. 11, 13, 300, 391, 447, 448; «Грибоедов в восп. совр.», с. 65; Архив Ермолова, д. 372 (1818), «Письмо председателя Общества любителей Российской словесности графа Салтыкова к Ермолову о посыл­ке журнала, издаваемого обществом».

    299        Письмо Грибоедова к А. И. Рыхлевскому от 25 июня 1820 г. из Тавриза; Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, сс. 293, 295.

    300        Архив Ермолова, д. 818, л. 3 об.; Погодин М. Я., Алексей Петро­вич Ермолов, с. 10.

    *01 Архив Ермолова, д. 818, л. 10.

    302 Иконников В. С., Граф Н. С. Мордвинов, Спб.,1873, сс. 560—561; ср. Погодину цит. изд.

    803 Погодин М. П.у Алексей Петрович Ермолов, с. 330; Грибо­едов А. С.у Полн. собр. соч., т. III, с. 37; Ермолов А. П., письма к

    Н.   П. Годеину, с. 121. Любопытно свидетельство Ван Галена: «Jermo- low received 'without any formality or etiquette whoever whished to make on at his table». [Van Halen]. Memories of Don Juan Van Halen, compri­sing the Narrative of his imprisonment etc., t. II, p. 119.

    304       Грибоедов, Полн. собр. соч., III, с. 136.

    305       Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, сс. 188, 206, 219.

    306        Погодин М. П.у цит. изд., сс. 290, 296; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 110, 146, 182; Вейденбаум Е., Декабристы на Кав­казе, «Рз^сская старина», 1903, т. VI, с. 489; Rogier Charles, Memoires de don Juan Van Halen, t. II, p. 169.

    307        «Грибоедов в bocii, совр»., с. 242 Вейденбаум 2?., Декабристы на Кавказе, «Русская старина», 1903, т. VI, с. 490.

    308         «ВД», т. IV, с. 82; VIII, с. 296; «Грибоедов в восп. совр.», сс. 63, 67; Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, сс. 289, 290; Акты, собран­ные Кавказскою археографическою комиссиею (Архив Главного управ­ления наместника кавказского), т. VI, ч. I, с. 497.

    309        «ВД», т. IV, с. 82, VIII, с. 296; «Грибоедов в восп. совр.», с. 64. Н. П. Воейков позже женился на Екатерине Дмитриевне Беги­чевой. Van Halen жил в Тбилиси у Ренненкампфа, и тот ухаживал за ним
    во время болезни
    —«as if I were his brother» (Van Halen, op. cit., т. II, p. 168).

    310       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 146; Ермолов А. П., Письма кВ. О. Бебутову (опубликованы А. Берже), «Русская стари­на», 1872, т. III, с. 434; IV, сс. 46, 47, 58.

    311       Максимов С.у Печорский князь, «Русская мысль», 1887, XII, с. 193 и др.

    312      Якушкин В. Е. (сообщил), К литературной и общественной истории (1820—1830), «Русская старина», 1888, т. XI, с. 317; Потто В., Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях, т. II, Спб., 1887, с. 463 и ел.; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 142, 141; Van Halen, Memoirs, t. II, p. 167; Погодин М. П., Але­ксей Петрович Ермолов, сс. 189, 331, 353; Акты, собранные Кавказскою археографическою комиссиею, т. VI, ч. 1, с. IX; Исторический сборник Вольной русской типографии, вЫп. II, с. 243; Цебриков мог иметь ряд сведений от своего брата, служившего у Ермолова; Давыдов Денис, Воен­ные записки, ред. Вл. Орлова, М., 1940, с. 392.

    313         Генерал-майор В. Потто составил биографию А. Г. Чавчавадзе, пользуясь подлинными документами, в частности, его формуляром. См. Потто В., История 44-го драгунского Нижегородского полка, i. II, Спб., 1893.сс. 142—144, 185 (примеч. 17-е). Однако год рождения А. Г. Чав­чавадзе, повидимому, был в военных документах (что нередко бывало) проставлен неточно,—возраст был указан старше действительного — 1783 г. Я беру дату из позднейших биографий советского времени (1787). Чавчавадзе А., Орбелиани Г., Бараташвили Н., Стихотворения. Всту­пительная статья А. Островского и А. Федорова, jX 1941, сс. 9, 10; Ман- зей К., История лейб-гвардии гусарского его величества полка, т. III, сс. 55, 74, 80, 81.

    314      Потто В. у История 44-го драгунского Нижегородского полка, т. II, сс. 155, 158: Островский А. и Федоров А., Грузинские романтики, «Звезда», 1940, VII, сс. 137, 138; Чавчавадзе А. Г., Орбелиани Г. и др., цит. изд., с с. 8, 60; Чавчавадзе А., «Горе этому миру...», пер. Мих. Фро- мана, «Литературный современник», 1937, IV, с 171—172; Архив Раев- ских, II, с. 1.

    315      Харламова Д. Ф., Из воспоминаний; Ахвердов, Федор Исаевич умер не в 1818 г., как указано в комментарии к письмам Грибоедова (см. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 342), а в апреле 1820 г.— ошибка академического издания указана О. И. Поповой, цит. изд.. с. 110; «Грибоедов в восп. совр.», с. 303.

    316        Акты, собранные Кавказскою археографическою экспедициею, т. VI, ч. I, с. 504; Потто В., История 44-го драгунского Нижегород­ского полка, ч. II, сс. 134, 142, 144, 152; Van Halen, Memoires, op. cit., t. II, p. 174 (высокоположительная характеристика А. Г. Чавчавадзе).

    317      Харламова Д. Ф., Из воспоминаний, ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 342.

    318         Van Halen, Memoirs, op. cit., t. II, pp. 174, 178; Потто В., История 44-го драгунского Нижегородского полка, т.И, с. 154—155. Опи­сание имения Чавчавадзе взято от В. Потто.

    319       Rogier Charles, Memoires de don Juan Van Halen, t. II, pp. 167, 225; Грибоедов A. C.% Полн. собр. соч., т. Ill, сс. 26, 197; Записки Фонвизина, см. «Общественное движение в России в первую половину XIX в.», Спб., 1905, с. 185.

    320      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 142, 143, 147, 315; Rogier Ch., Memoires de don Juan Van Halen, op. cit., t. II, p. 176.

    321      Rogier Ch., op. cit., t. II, pp. 2—3, 176; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 314; Потто В., История 44-го драгунского Нижего­родского полка, с. 168. Записки Ван Галена очень неполно и с
    существенными пропусками пересказаны Н. Белозерской,—см. «Историче­ский вестник», 1884, VI, сс. 402—419; VII, сс. 651—678. Заметим, что знакомцы Грибоедова Якубович и Бебутов — участники той же битвы при Хозреке, в которой отличился Ван Гален.

    322        Грибоедов дважды упомянут в английском издании мемуаров Ван Галена («The young Grivaiedoff», t. II, pp. 191, 192; ср. там же«Jakouvovitch», р. 191; ср. Rogier Charles, op. cit., t. II, p. 146). Буква «б» (латинск. «в») в испанском произношении близка к «в»,— ср. испан­скую транскрипцию слова Кордова — «Cordoba».

    328      Van Halen, Memoires, op. cit., т. II, p. 347 «I do not consider mys?lf at liberty to enter into a full explanation of the generous conduct wich was privately adopted by General Jermolow towards me...».

    324        Ван Галеп уехал из Англии, уже зная из письма Квироги о под­готовке революции,— Квирога просил его сообщить об этом друзьям в Англии. Ср. Rogier Ch., Memoires, op. cit., t. I, pp. 4, 261, 262. Фонд Ер­молова, д. 1000 (1821). «Записка, поданная испанскому королю Фер­динанду VII дон Хуаном Ванга леном» (на французском яз.), л. 17. Изложение мемуаров Ван Галена у Rogier проигрывает по сравнению с английским текстом, является изложением, а не подлинником, но выигрывает в своих приложениях (среди них имеются и факсимиле Ермолова). В. Потто в «Истории Нижегородского драгунского полка» упоминает о Ван Галене (однако самый текст мемуаров остался ему неизвестен, он судит о них лишь по сокращенному изложению в «Исто­рическом вестнике»), ср. Потто В., цит. изд., т. II, сс. 167 и сл., 186; т. III, с. 304. Потто ошибается, утверждая, что портрет Ермолова при­ложен к английскому переводу,— он приложен лишь ко II т. француз­ского издания. Имеется беглое упоминание о Ван Галене и в биографи­ческих материалах о кн. Мадатове (ср. Погодин М. П., А. П. Ермо­лов, с. 278). Краткое изложение позднейшей биографии Ван Галена имеется у Rogier (op. cit., t. II, p. 271); в начале бельгийской революции 1830 г. Ван Гален командовал ополчением; в 1836 г. Ван Гален в Испании командовал одною из дивизий в походе против карлистов и одержал над ними победу. Позже (1842) Ван Гален становится одним из сторон­ников Эспартеро; К. Маркс пишет о Ван Галене этого времени: «Когда Нарваес привлек на свою сторону корпуса Серана и Сурбано у Торрехона и пошел на Мадрид, Эспартеро соединился, наконец, с Ван-Галеном и подверг Севилью бесполезной и возмутительной бомбардировке» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. X, с. 691).

    О Казикумухской экспедиции кн. Мадатова и о битве за Хозрек,— с упоминанием о Ван Галене — см. у Дубровина Н., Алексей Петро­вич Ермолов на Кавказе — «Военный сборник», 1882, № 9, сс. 39, 41. К французскому изданию Rogier Ch. приложены прекрасные военные карты, иллюстрирующие битву при Хозреке; материалы о том же—см. Акты, собранные Кавказской археографической экспедицией, т. VI, ч. I, с. VII; Ван Гален первый вскочил на городскую стену Хозрека и был ранен (Потто В., История 44-го драгунского Нижегородского полка, т. II, с. 168). О переписке Ван Галена с генералом дон Франциско Эспо- за Минаем. Rogier Ch., t. И, p. 147; автор замечает о письме Мина к Ван Га­лену: «C’est probablement la premiere lettre. espagnole regue au Caucase». К. Маркс высоко оценивает друга Ван Галена, вождя герильясов гене­рала Мина (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. X. с. 744). Всего Ван Гален пробыл на Кавказе 18 месяцев. Паспорт Ван Галену с личной подписью Ермолова на выезд из России имеется в копии в архиве Ермолова, опу­бликован у Rogier, op. cit., t. II, p. 302 (датирован 3 октября 1820 г.).Рен- ненкампф провожал Ван Галена до Моздока'. Термин «конституционалист», примененный к Ван Галену, не произвольно выбран автором письма, а является общепринятым официальным названием сторонников рево-

    Люции 1820 г., противополагаемых «абсолютистам» — сторонникам реак­ционного королевского правительства. В Испанию Ван Гален вернулся 27 февраля 1821 г.

    Если Ван Галеном сохранены истинные даты и места встреч, упоми­наемые в письме (он или переписчик могли их изменить в силу конспи­рации,— ведь изъяли же они из письма в этих целях целые строки), то они дают основания для предположений об авторе. Это, повидимому, не Грибоедов, если учесть, что упомянутая в письме последняя встреча Ван Галена с автором письма произошла на Кавказе 18 (30) сентября 1820 г.— Грибоедов был в это время в Иране. Это также не друг Ван Га­лена Ренненкампф, который в момент отъезда испанца был в Тифлисе и провожал его до Моздока. Было бы чрезвычайно интересно установить, кто же из «ермоловцев» является автором письма.

    «ВД», II, с. 282; Rogier Ch., op. cit., t. II, p. 168: Потто В., История 44-го драгунского Нижегородского полка, ч. II, с. 148; Van Halen, Memoires, op. cit., t. II; pp. 169, 313.

    325         Архив Ермолова, д. 938, лл. 1—2; состав армии, предполагавшейся для движения в Италию под начальством Ермолова: Литовский корпус под командой ген.-лейтенанта Довре; 1-я армия: 3-й пехотный корпус под командой ген.-лейтенанта Рота; 4-й резервный кавалерийский кор­пус под командой ген.-адъютанта Бороздина. 2-я армия: корпус под на­чальством ген.-лейтенанта Рудзевича. В состав армии был включен П. И. Пестель и другие декабристы*; в составе формирующейся армии предполагалось 36 генералов, 236 штаб-офицеров и 2198 обер-офицеров, всего же 112 901 человек.

    Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, сс. 242, 243; Бебутов Д. О., Записки, «Кавказский сборник», XXIII, Тифлис, 1902; с. 54; Та- расов Д. К., Император Александр I, П. 1915, с. 48; Иконников В. С.,

    Н.  С. Мордвинов, с. 559; «Рассказы Ермолова», с. 232.

    326           ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 106 (П. X. Граббе), л. 5; «ВД», I, с. 304; III, с. 74.

    327      Якушкин И. Д., Записки, с. 65 (подчеркнуто хмною.—М. Н.).

    328      Кюхельбекер В. К., Соч., I, с. 48.

    329        Кюхельбекер В. К., Соч., I, сс. 48, 54, 341, 455; сс. XX и сл., Тынянов Ю. Я., Пушкин и Кюхельбекер, «Литературное наследство», № 16—18 (1934), сс. 344, 357, 360; Грибоедов А. СПолн. собр. соч., т. I, с. XLIV; «ВД», II, с. 141.

    330      Кюхельбекер В. К., Соч., I, с. 50.

    331         Тынянов Ю. Я., Пушкин и Кюхельбекер, «Литературное наслед­ство», № 16—18 (1934), с. 352; Кюхельбекер В. К., Соч., I, сс. XXV, XXVI; «ВД», II., с. 193.

    332        Кюхельбекер В. К., Соч., I, с. 59; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, с. XLIV.

    333       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, с. XLIV; т. III, с. 369; «Русская старина», 1875, т. IX, с. 84; Кюхельбекер В.”К., Соч., I, с. XXVII.

    334      Кюхельбекер В. К., Соч., I, с. 56—57.

    335        Ю. Н. Тынянов датирует 1820 годом листы рукописи В. К. Кюхель­бекера, па которых нарисована голова грека (воспроизв. в т. I сочинений, с. 49); можно несколько усомниться в этом—скорее не 1821 ли это год? Кю­хельбекер В. К., Соч., I, сс. XXIX, XXX, 57, 591; Тынянов 10. Я., Фран­цузские отношения В. К. Кюхельбекера, «Литературное наследство», 33—34, с. 357. Не мешает напомнить, что мысль о бегстве в Грецию для помощи восставшим возникала не раз,— например, у А. С. Пушкина, у декабристов П. Г. Каховского, И. Д. Якушкина и др. Ср. Чернов С. Я., Из отчета о командировке в Москву и Ленинград осенью 1922 г., Сара­тов, 1924, сс. 19, 22. Вероятно, интерес Грибоедова к запрещенному пере­воду книги Пуквиля «Жизнь Али паши Янинского» связан с интересом к восставшей Греции,— ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., III, с. 159;

    ср. Лонгинов М. Н., Соч., т. I, с. 59, а также сочувственный отзыв А. Бе­стужева в обзоре литературы за конец 1824—начало 1825 г. [Бесту­жев А. А. (Марлинский), Полн. собр. соч., изд. А. А. Каспари, т. II,с. 369]*

    336      Кюхельбекер В. К.. Соч., I, с. 60; Пушкин А. С., Полн. собр. соч. (академич. изд.), т. XIII, с, 175; необходимо подчеркнуть, что датировка стихотворения Кюхельбекера, посвященного Грибоедову, при­надлежит первопечатному тексту,— «Московский телеграф», 1825, ч. I, отд. II, сс. 118—119: «Тифлис" 1821».

    337       Кюхельбекер В. К., Соч., I, с. XXVIII.

    338       «ВД», II, с. 176.

    339       Кюхельбекер В. Я., Соч., I, сс. 62, 457; «ВД», И, с. 163—164; Грибоедов А. С, Полн. собр. соч., т. I, с. XLIV.

    340      Пиксанов Н. К., Творческая история «Горя от ума», с. 313.

    341      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, сс. 53, 136, 143, 148

    342       Там же, с. 26.

    343       Там же, сс, 41, 129, 137, 146.

    344       Там же, сс. 141—142, 146, 489.

    345     Пушкин А. С., Письма под редакцией и с примечаниями Б. Л. Модзалевского, т. I, М., 1926, с. 115

    346        Грибоедов, А. С. Полн. собр. соч., т. III, с. 167. Слово «разумеется» незаключено Грибоедовым в запятые и по прямому смыслу текста должно считаться не вводным словом, а сказуемым: хотя такое понимание и не меняет коренным образом значения фразы, однако, несет в себе некото­рый новый оттенок мысли. О пунктуации Грибоедова можно говорить точно, так как письмо дошло до нас в автографе. «Грибоедов в восп. совр.», сс. 340—341 (курсив мой.— М. Н.).

    347        «Грибоедов в восп. совр.», с. 340. Маркс К., цит. у Ленина, Соч.^ т. XXI, с. 407.

    348       «Грибоедов в восп. совр.», с. 27; мысль о нарушении Грибоедовым классического канона очень подробно раскрыл О. М. Сомов. Цитиро­ванные в тексте строки принадлежат Фаддею Булгарину.

    349       Rogier Charles, Memoires de don Juan Van Halen, op. cit., t. I, pp. 11—12; Орсини Феличе, Воспоминания, перевод Д. П. Кончаловского, «Academia», 1934, сс. 23, 297.

    350       Ленин, В. И. Соч., т. XVIII, с. 108.

    351       Там же с. 244.

    352      Вигелъ Ф. Ф., Записки, V, с. 3; «Бумаги, относящиеся до Оте­чественной войны 1812 г., собр. и изд. П. И. Щукиным», часть IX, с. 133.

    353      Щеголев П. Е., Петр Григорьевич Каховский, в сб. «Декабристы», М.—Л., 1926, сс. 171, 173.

    354      Греч Н. И., Записки о моей жизни, Спб., 1886, сс. 324—325; Ви­гелъ Ф. Ф., Записки, V, с. '9; Басаргин Я. В., Записки, редакция и всту­пительная статья П. Е. Щеголева, II, 1917, с. 7, ср. с. 12.

    355       Шиман, Александр Первый, М., 1908, с. 21; Евстафьев П. П., Восстание военных поселян Новгородской губернии в 1831 г., М., 1934, с. 21, ср. Joseph de Maistre, Du Pape.

    356       Ленин, В. И. Соч., т. XV, с. 468; XVI, с. 575 (курсив Ленина).

    357       Там же, XIX, с. 351.

    358       «Декабристы и их время», I, с. 44.

    359       Кошелев А. И., Записки, Берлин, 1884. с. 13.

    360        Греч П. П., Записки, с. 326; Дружинин Н. М., Декабрист Ники­та Муравьев, М., 1933, с. 100; Якушкин И. Д., Записки, с. 13; Грибо­едов А. С., Полн. собр соч., III, с. 131.

    361       Якушкин И. Д., Заппски, цит. изд., сс. 15, ?5. Записки декаб­риста В. И. Штейнгеля — см. «Общественные движения в России в первую половину XIX века», т. I, Спб.; 1905 с. 414.

    362       «ВД», I, с. 430; Басаргин Н. В., Записки, с. 9.

    363     Греч Я. И., Записки, с. 446; ЦГАДА, ф. XLVIII, д. 397 (Матвея Муравьева-Апостола), л. 57 об.; Басаргин Я. В., Записки, с. 36; Якуш­кин И. Д., Записки, с. 17.

    364      Якушкин И. Д., Записки, сс. 58—59; Пущин И. И., Записки о Пушкине, редакция и примечания С. Я. Штрайха, М., 1937, с. 65.

    365       Ср. Дружинин Я. М., Декабрист Никита Муравьев, с. 97.

    366        яКуШКин Я. Д., Записки, с. 14; Вигель Ф. Ф., Записки, V, с. 7.

    367        ЦГИА, ф. XLVIII, оп. 2, д. 10, лл. 58—58 об.;

    368        «Остафьевский архив», т. V, вып. 2, с. 159 и сл.

    369        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, с. LIII. Крити­ческие статьи декабристов о «Горе от ума» будут рассмотрены ниже в главе XV.

    ^ 370 Каратыгин Я. А., Записки, «Русская старина», 1873, т. II, с.

    371       Пиксанов Н.К., Творческая история «Горя от ума», сс. 242—243.

    372       Ср. Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», с. 243.

    373       ВД; IV, стр. 273.

    374       Дубровин Я., Письма главнейших деятелей в царствование импе­ратора Александра I (1807—1829), Спб., 1883, с. 231.

    375        Текст одного из черновых вариантов «Горя от ума»; Модзалев- ский Б. Л., Роман декабриста П. Г. Каховского, JL, 1926, с. 62 и сл., «Декабристы и их время», I, с. 179, 157, 161, 176; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 154. Яблоновский дает другое решение Софьи: «Софья спит», она еще и не пробуждалась,— она якобы полюбила Мол­чалина как бы «во сне», как «грезу» и «мечту». Никак нельзя согла­ситься с этой концепцией—ср. Яблоновский Сергей П., В защиту С. П. Фамусовой, сб. «О театре», М., 1909, сс. 27—54; ср. Рожков Я., Пуш­кинская Татьяна и грибоедовская Софья в их связи с историей рус­ской женщины XVII и XVIII веков, «Журнал для всех», 1899, № 5, сс. 557—566 (правильно мнение Н. А. Рожкова, что Софью нельзя сме­шивать с лагерем Фамусова).

    376        Ср. Веселовский А. Я., Очерк первоначальной истории «Горя от ума», стлб. 1569—1570.

    377       Гриневская Я. А., Оклеветанная девушка, «Ежемесячные сочи­нения», 1901, № 10; она же, Кого любит Софья Павловна? Там же, 1901, № 11.

    378        Ср. «Грибоедов в восп. совр.», сс. 107, 119; Мичурина-Самойлова В А., Полвека на сцене Александринского театра, редакция С. С. Да­нилова, 1935, сс. 97, 98, 154, 165.

    379        Ср. Мичурина-Самойлова В. А., цит. изд., с. 165.

    380       Мичурина-Самойлова В. А., цит. изд., с. 97.

    381      Салтыков-Щедрин М. Е., В среде умеренности и аккуратности, Поли. собр. соч., т. XII, М., 1938, с. 310.

    382       «Декабристы и их время», т. I, с. 179.

    383       ЦГИА, ф. XLVIII, д. 382, л. И об.

    384        Вигель Ф. Ф., Записки, IV, М., 1892, с. 48; «ВД», I, с. Коло­гривова А. Ф., 1812 год. Из семейных воспоминаний, «Русский архив», 1886, VII, с. 339; Фонвизин, декабрист, Воспоминания (см. «Обществен­ное движение в России в первую половину XIX века», т. I; сост. Се- мевский В. Я., Богучарский В. и Щеголев Я. Е., с. 182).

    385       Фонвизин, Воспоминания, сс. 182—183.

    386        Якушкин И. Д., Записки, с. J2.

    387         Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 128, письмо от 15 апреля 1818 г.

    388        ЦГИА, ф. XLVIII, д. 397 (Матвея Муравьева-Апостола), л. 33; Фонвизин, Воспоминания, с. 183.

    389       Стихи Н. Н. Оржицкого опубликованы в «Сыне отечества» 1819, LI, сс. 223—224.

    390        ЦГИА, ф. XLIII, д. 397, л. 70.

    391       Донос Ф. Булгарина на Царскосельский лицей (см. Б. Л. Мод- залевский, «Пушкин под тайным надзором»).

    392       Бумаги князя Ил. Вас. Васильчикова, «Р. А.», 1875, V, с. 45.

    393       Вигелъ Ф. Ф., Записки, III, с. 71.

    394         Висковатов, Историческое обозрение лейб-гвардии Измайловского полка, Спб., 1850, с. 244; Семевский В. И., Политические и общественные идеи декабристов, 1909, с. 131; Греч Н. И., Записки о моей жизни, Спб, 1886, с. 326; «История лейб-гвардии Преображенского полка» (1683— 1883), т. IV, с. 140; Пестриков Н. С., капитан, Исторпя лейб-гвардии Мо­сковского полка, I, Спб., с. 216; «ВД», VIII, с. 212. Пузанов, поручик, История лейб-гвардии Гренадерского полка, Спб. 1845, сс. 62—63; «Исто­рическое обозрение лейб-гвардии Измайловского полка», Спб., б. г. при- лож., т. III, с. 244; Ростковский Ф., полковник, История лейб-гвардии Финляндского полка, т. I, Спб., 1881, сс. 224—225, 265, 266; замечу, что А. Е. Розен в общем положительно отзывается о Шеншине, но все же подача им заявления о переводе на Кавказ к Ермолову относится как раз к моменту появления в полку Шеншина (А. Е. Розен, Записки декабриста, Спб., 1907, сс. 30—31, 40, 43 и др.); «История лейб-гвардии Егерского полка за сто лет, 1796—1896», сост. по арх. документам и другим источ­никам, Спб., 1896, сс. 179, 181; «Из записок полковника гвардии Александ­ра Густавовича Гебеля», «Русский архив», 1871, X, стлб. 1718—1719.

    395       Цявловский М. А., Эпиграмма Пушкина на Аракчеева, «Лит- критик», 1940, 7—8. «Столетие военного министерства», II, с. 143; Шилъ­дер Н. Император Александр I, III, с. 359; «Былое», 1907, № 2, с. 94; Якушкин И. Д., Записки, сс. 14, 17—18; Дирин П., История лейб-гвар­дии Семеновского полка, т. I, с. 76; ЦГИА, ф. XLVIII, дело Поджио; Гангеблов А. С., Как я попал в декабристы и что за тем последовало, «Русский архив», 1886, VI, сс. 185—186 (в изложении Гангеблова явная контаминация «норовской истории» и происшествия в лейб-гвардии Егер­ском полку); Бумаги князя Иллариона Васильевича Васильчикова, «Русский архив», 1875, V, с. 47; Висковатов, Историческое обозрение лейб- гвардии Измайловского полка, Спб. 1850, с. 245; Зноско-Боровский П., История лейб-гвардии Измайловского полка, Спб.,1882, сс. 85—86; «ВД»,

    I,    сс. 250—251: Чернов С. Н., Несколько справок о Союзе Благоденствия перед московским съездом 1821, «Ученые записки Саратовского ун-та», 1924, И, вып. III, с. 56; «Русский архив», 1875, II, с. 46—47; Гангеб­лов А. С., Как я попал в декабристы..., сс. 185—186, 187—189, 192; Греч Н. И., Записки о моей жизни, с. 327; «Семеновское дело», сб. «Декабристы», 1926, сс. 174, 177, 180, 195, 197; «Декабристы и их время», I, сс. 148, 176. Замечу, что, по сведениям С. Н. Чернова, в лич­ном собрании А. В. Шебалова имелся ряд копий документального мате­риала, относящегося к политическому брожению в армии, начиная с 1813 г. (см. Чернов С. Н., Отчет о командировке в Москву..., с. 8).

    396       ЦГИА, ф. XLVIII, оп. 2, д. 6; Семевский В. П., Волнения Се­меновского полка в 1820 г., «Былое», 1907, № 1, 2, 3.

    397       Бибикова А., Из семейной хроники, «Исторический вестник», ноябрь, 1916, с. 409; Муравъев-Апостол Матвей, Воспоминания, с. 110; Бумаги кнйзя Иллариона Васильевича Васильчикова, «Русский ар­хив», 1875, V, с. 55.

    398         Например, копия (не вполне исправная) пародии имеется в архи­ве Строганова, ф. 355, оп. 4, д. 197, лл. 37—37 об. Любопытно, что запись этой пародии на «Черную шаль» находится рядом с переписанными воль­нодумными стихами молодого Пушкина. Все собрание заключено в изящ­ную папку с надписью «Albaume».

    899 Ср. Пушкин А. С., Полн. собр. соч.,т. XIII,с. 108 (Дельвиг: «И нас тогда пленяли эполеты»); «Русский архив», 1906, XII, с. 55; Семевский В. И., Политические и общественные идеи декабристов, 1909, с. 126; «Памяти декабристов», с. 18; «Отечественные записки», 1860, VI, с. 71.

    400        «История лейб-гвардии Егерского полка», с. 179; ср. Шилъдер П. К., Император Александр I, т. IV, с. 226.

    401        Щербатов, кн., Генерал-фельдмаршал кн. Паскевич, его жизнь и деятельность, Спб., 1888, т. I, сс. 74, 101, 36-°, 363, 334; Фрейман О. Р., Пажи за 183 года, Фридрихсгамн, 1894, с. НО; «История лейб-гвардии Егерского полка», сс. 74, 75.

    402       Басаргин Н. В.у Записки, Пгр., 1917, с. 17 и сл.

    403        Муравьев-Апостол Матвей, С. И. Муравьев-Апостол. Заметка по поводу его биографии, «Русская старина», 1873, VII, сс. 108—109; «Из писем и показаний декабристов», Спб., 1906, с. 26; «Воспоминания Бесту­жевых», М., 1931, с. 67.

    404        Чаадаев П. Я.у Сочинения и письма, под ред. М. О. Гершензопа, т. II, М., 1914, с. 540 (подлинник— т. I, с. 4— по-франпузски); «ВД», II, сс. 210, 211; рукопись Вл. Раевского была в распоряжении П. Е. Ще­голева — см. Щеголев П. Е., Декабристы, с. 13: «ВД», VIII, с. 383; Якушкин И. Д., Записки, сс. 15, 17; «Семеновское дело», сб. «Де­кабристы», 1926, с. 172; «ВД», I, с. 444; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч. III, сс. 128—129, письмо от 15 апреля 1818 г.; Панчулидзев С., Исто­рия кавалергардов, т. III, с. 256; Дружинин Н. М., Декабрист Никита Му­равьев, с. 114; Пущин И. И.у Записки о Пушкине, М., 1937, с. 76; Иконников В. С.у Граф Н. С. Мордвинов, Спб. 1873, с. 433.

    405         «ВД», II, сс. 211, 210; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 142; Кюхельбекер В. К., Дневник, 1929, с. 339; Кюхельбекер В. К.у Соч., I, с. XV; Оболенский Е., Записки, с. 235; Попова О. И.у А. С. Гри­боедов в Персии, М. 1929, с. 76; «Бунт декабристов», под ред. Оксма- на Ю. Г. и Щеголева П. Е., JIrp., «Былое», 1926, с. 324—325 (отзыв о службе); ср. у Грибоедова: «1е service que je hais de tout mon coeur» (Грибоедов А. С., Полы. собр. соч., т. III, 205).

    406        Вопрос о «тихой славе» для пушкинского текста исследован М. А. Цявловским.

    407        Щеголев П. Е.у Петр Григорьевич Каховский, в его сб. «Декабри­сты», с. 173.

    408        ЦГИА ф. XLVIII, д. 83 (Мих. Орлова); Розен А. Е., Записки декабриста, Спб. 1907, с. 58.

    409        Веселовский A. H.t Очерк первоначальной истории «Горя от ума», стлб. 1569.

    410       «Дневные записки путешествия А. Бошняка в разные области Западной и Полуденной России в 1815 году», ч. I, М., 1820, с. 27 (ч. II вышла в 1821 г.). «Тифлисские ведомости», 1832, № 3, ср. «Русская стари­на», 1874, т. VII, сс. 610—614.

    411        Пиксанов Н. К.у Творческая история «Горя от ума», с. 206.

    412      Грибоедов А. С.у там же.

    413       Михайловский-Данилевский A.f Записки о походе 1813 г., изд. 2-е; Спб., 1836, сс. 208—209, 216, 224—225; Норов В. С., Записки о походах 1812 и 1813 годов, ч. II, Спб., 1834. Норов дает несколько иную дату на­чала военных действий после Плесвицкого перемирия: «Первые ружей­ные выстрелы сделаны были егерями второго корпуса 12 августа, в седь­мом часу утра», с. 64; если даже предпочесть это свидетельство, общий вывод от этого не меняется.

    414      Пиксанов Н. К.у Творческая история «Горя от ума», с. 207.

    415       Ротмистр — старший обер-офицерский чин в кавалерии. Так как тут речь идет именно о кавалерии, то неуместно приводить чины пехоты,
    комментируя слова; «Ты обер или штаб?» (ср. комментарий Н. К. Пикса­нова к «Горю от ума», изд. 1929, с. 187).

    416        Котляревский Нестор, Литературные направления александров­ской эпохи, Спб., 1913, с. 311.

    417        «Декабристы на Украине», т. II, с. 43.

    418       Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., т. I, с. XIX.

    419        «Из писем и показаний декабристов», Спб., 1906, с. 16.

    420      S, «Горе от ума», производящего всеобщий революционный дух. Философическо-умозрительное рассуждение, М. 1831, с. 12.

    421       Пиксанов Н. К.у Творческая история «Горя от ума», сс. 45, 319. Ср. школьное издание А. С. Грибоедов, «Горе от ума», редакция, введение и комментарии Н. К. Пиксанова, изд. 3-е, М.—Л., 1929.

    422       ЦГИА, ф. XLVIII, д. 231 (Ивана Шипова), л. 1.

    423       Я. Тургеневу Дневник, III, с. 76; «ВД», III, с. 48; ср. «Из писем и показаний декабристов», Спб., 1906, с. 77.

    424      Jlopep Я. И.у Записки декабриста, М. 1930, с. 202.

    425       «Общественное движение в России в первую половину XIX века» , т. I, с. 217.

    426        ЦГИА, ф. XLVIII, д. 382, лл. 3 об., 15 об.

    427       «ВД», II, с. 210.

    428       Дружинин Я. М.у Декабрист Никита Муравьев, с. 101.

    429        «Грибоедов в восп. совр.», с. 137; «Общественное движение в Рос­сии...», с. 227; ЦГИА, ф. XLVIII, оп. 3, д.12; Дружинин Я. Ж.,Декабрист Никита Муравьев, с. 82; Вигелъ Ф. Ф., Записки, V, с. 150.

    430       Гончаров И. А.у Полн. собр. соч., т. VIII, изд. 5-е, Пгр., 1916, с. 134.

    431       Семевский В. И., Крестьянский вопрос в России в XVIII и в 1-й половине XIX в., Спб., т. II, с. 424.

    432      Пиксанов Я. К.у Грибоедов, сб. ст., с. 31; он жеу Творческая ис­тория «Горя от ума», с. 318.

    433    Пиксанов Я. К. Дворческая история «Горя от ума», цит. изд.,с. 288.

    434      Пиксанов Я. К.у Грибоедов, сб. ст., с. 31; он же, Творческая ис­тория «Горя от ума», с. 299.

    435      Пиксанов Я. К.у Грибоедов, сб. ст., с. 153,— тут ясно сказано, что барин-балетоман, распродавший крепостных детей поодиночке, при­надлежит к придворной знати; это утверждение ни на чем не основано.

    Необходимо указать на то, как отчетливо воспринимали читатели «Горя от ума» вопрос о крепостном праве. В этом отношении интересны доселе совершенно не изученные подражания «Горю от ума». Вот отрывок из такого подражания, автором которого является Платон Волков (опуб­ликовано в «Северном Меркурии», 1831, № 9, 21 января, среда с. 38); идет разговор между Ленским (параллель с Чацким) и поручиком Сломише- евым (повидимому, параллель со Скалозубом). Ленской обратился к не­му по делу о разделе имения. Сломишеев приглашает Ленского при­нять участие в охоте и расписывает ее удовольствия:

    Сто семьдесят борзых, да сотня в напуску Породы лучшей и отменной,—

    Поистине сказать, утешат, мой почтенной!

    Ленской отказывается, говоря что терпеть не может этой забавы, и в отказ вводит социальную мотивировку:

    Я не могу понять, где польза или честь Скакать черезо рвы, на огороды лезть И псарнею одной, а не именьем править,

    Забыть своих детей, жену свою оставить,

    У бедных поселян топтать овес и рожь...

    С л о м и ш с е в

    Та-та-та-та, хорош ты, гусь, хорош.

    Пожалуй, слушай речи ваши,

    Сергей Иванович! ей! право, мне смешно:

    У мужиков поля вытаптывать «грешно»...

    Да мужики-то чьи?., ведь мужики-то наши.

    Ленской А вам крестьян своих не жаль?

    Сломишеев

    Тьфу, пропасть! вот далась печаль!

    О чем хлопочешь ты, скажи мне, мой голубчик? Мужик — мужик и есть, я — все-таки поручик.

    Ленской

    Все знаю, точно так; но прав не вижу я

    II     у своих крестьян вытаптывать поля,

    (строка точек в подлиннике).

    Крестьянин — человек; и дело, сударь, в том,

    Что с мнением таким по нынешнему веку Не мудрено попасть в опеку.

    Сломишеев

    Что? Что сказали вы..............................................

    ................................ (точки в подлиннике).

    В опеку . . . .хорошо . . . .покорный

    ваш слуга.

    (Идет.)

    Л е н с к о й

    О деле о моем............................

    (Сломишеев кланяется и уходит)

    Л е и с к о и Еще купил врага.

    436       Грибоедов А. С., Соч., под. ред. Вл. Орлова, с. 199; Пиксанов И. К., Грибоедов, сб. ст., сс. 149—151.

    В недавно появившейся работе «Радищев и Грибоедов» Н. К. Пи­ксанов упоминает об «антикрепостнической „Грузинской ночи“», харак­теризуя ее далее как протест против крепостного права; отсюда можно заключить, что старый взгляд Н. К. Пиксанова на отношение Грибоедова к крепостному праву, повидимому, начал изменяяться (сб. «Радищев», с. 69 и сл.).

    437       Комментаторы Грибоедова на эти 15 точек в тексте Д. А. Смир­нова доселе не обращали внимания и не давали им никакого объяснения. В частых цитациях этого текста редакторы заменяли их тремя точками или подавали как слитный, непрерывный авторский текст. Такая передача

    текста неправильна. К сожалению, эта ошибка допущена и в академиче­ском издании сочинений Грибоедова (ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., I, с. 263), где 15 точек заменены троеточием. Ошибки этой избежал Вл. Орлов, редактируя грибоедовский однотомник (ср. Грибоедов А. С, Соч. под ред. Вл. Орлова, JI. 1940, с. 343), не остановившийся, к сожа­лению, на этом вопросе в комментарии к тексту (см. там же, с. 621).

    В своей последней, только что появившейся работе «Радищев и Гри­боедов» Н. К. Пиксанов, к сожалению, повторяет эту неточность и вновь цитирует указанный текст, употребляя троеточие (сб. «Радищев», Лгр.г 1950, стр. 76).

    438       Пиксанов Н. К., Грибоедов, сб. ст., сс. 44, 153.

    439        Там же, с. 153.

    440       Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», с. 308.

    441       Имеется ряд вариантов этого экспромта; ср. Цявловский М. А., Экспромт А. С. Грибоедова, «Новый мир», 1938, IV.

    442       Семевский В. И., Крестьянский вопрос, II, сс. 467, 494, 508; «Записки декабриста Штейнгеля», см. «Общественное движение в Рос­сии...», с. 291.

    443       Радищев А. Я., Путешествие из Петербурга в Москву, 1790, сс. 342—343.

    444      Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», с. 289.

    445       Там жеу с. 308.

    446       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., III, с. 182, 196, 200, 201, 245; ср. Миллер Орест, А. С. Грибоедов. Жизнь и переписка, «Неделя», 1879, № 16—17, с. 484.

    447        Веселовский А. Я., Очерк первоначальной истории «Горя от ума», стлб. 1558; Тургенев Николай, Дневник, III, с. 188; Тынянов Ю. Я., Фран­цузские отношения В. К. Кюхельбекера, «Литературное наследство», № 33—34, сс. 331—378.

    448        ЦГВИА, аудиториатский департамент, 2-е отделение, д. 42; «ВД», II, с. 166 (дело В. К. Кюхельбекера); Веселовский А. Я., Очерк первоначальной истории «Горя от ума», цит. изд., стб. 1558.

    449       Дружинин Я. М., Декабрист Никита Муравьев, цит. изд., с. 110.

    450       Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», цит. изд., с. 324.

    451      Пиксанов Я. К., Грибоедов, сб. статей, цит. изд., с. 149.

    452      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., III, с. 100—101.

    453       В. И. Семевский отмечает трудность опубликования работ о кре­постном праве в царствование Александра I, см. Семевский В. П., Кре­стьянский вопрос в России, II, с. 393; Рылеев К.Ф., Полн. собр. соч., с. 85.

    454      Ср. Пиксанов Я. К.у школьное издание «Горя от ума», 1929 г., сс. 31, 41, 45.

    455      Гончаров И. А.у Полн. собр. соч., т. VIII, Пгр., 1916, с. 153; ср. Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», с. 319.

    456       Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», с. 320.

    457       Сталин И., Марксизм и национально-колониальный вопрос. Сборник избранных статей и речей. М. 1934, сс. 4, 6, 10; Ленин В. И., Соч., т. XVIII, с. 108. Под чужим флагом,

    458       Ленин В. П., Соч., т. XVII, с. 143. Критические заметки по национальному вопросу,

    459       Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», с. 305. В статье «Социология «Горя от ума» Н. К. Пиксанов пишет: «Ярко выраженный в «Горе от ума» национализм, трактовавшийся западнической и славянофильской критикой как «патриотизм», как чувство «националь­ного достоинства» и пр., связан, с одной стороны, с усадебно-помещичьим,
    бытом и пристрастиями, а с другой,— коренится в том антагонизме, в какой вступало русское служилое дворянство с остзейским немецким на службе в государственных учреждениях» (см.
    Пиксанов Н. К., Грибо­едов, Исследования и характеристики, Лгр.. 1934, с. 49).

    460       Вигель Ф. Ф., Записки, с. 37—38; ср. Шильдер Н. К. у Импера­тор Александр I, IV, с. 481; Вяземский П. А., Поли. собр. соч., V, с. 144 .

    461       Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., т. III, сс. 147—148; ср. стихи Телешевой «Хищники на Чегеме», Полн. собр. соч., I, сс. 15, 17.

    462       Семевский В. ИКрестьянский вопрос в России в XVIII и в 1-й по­ловине XIX в., Спб., т. II, с. 511; он о^се, Политические и обще­ственные идеи декабристов, с. 109; ср. Модзалевский В. Л. Яков Николаевич Толстой, биографический очерк, Спб. 1899, с. 18; ср. «Остафьевский архив кн. Вяземских», т. I.

    403       Ср. Пиксанов Я., Литературные работы М. С. Ольминского, «Звез­да», 1926, V, с. 183 (автор указывает на то, что термин «народный» путают с «национальным», и называет это «крупной путаницей»).

    464       «Из писем и показаний декабристов. Критика современного со­стояния России и планы будущего устройства», под ред. А. К. Борозди­на, Спб. 1906, с. 17; «ВД», I, с. 267 (слова декабриста Митькова приведены в передаче декабриста Е. П. Оболенского); Якушкин И. Д., Записки, с. И.

    465       Басаргин Я. В., Записки, ред. П. С. Щеголева, Пгр. 1917, сс. 6— 7; Вл. Раевский, О солдате, «Красный архив», XIII, с. 313; «Семеновское дело», сб. «Декабристы», 1926 (Всесоюзная библиотека им. В. И. Ленина), с. 156.

    466       Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., III, с. 27.

    467       Погодин М. П.у Алексей Петрович Ермолов. Материалы для его биографии, М. 1864, сс. 222, 226—228; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III., сс. 61 и след., 369.

    468       Попова О. И.у А. С. Грибоедов в Персии, М. 1929, сс. 72, 67, 70 (замечу, что французскую фразу «et me voici dupe et stompeur» едва ли возможно переводить словами: «и вот я оказался дураком и обманщиком»; речь, несомненно, идет о том, что Грибоедов был сам обманут и в силу этого оказался «обманщиком», никакого эквивалента для понятия «дурак» в фразе нет).

    469       Грибоедов А. С.у Полн. собр. соч., т. III, с. 176.

    470        «Декабристы и их время», т. I, с. 48.

    471      Там же

    472       Там же.

    473      Пиксанов Н. К.у Грибоедов. Исследования и характеристики, с. 151 (мечтать о «премудром незнании иноземцев» — цитата явно не­точна: пропущено «у них»).

    Необходимо указать на наличие целой книжки, построенной на анек- дотически-ложном толковании монолога о французике из Бордо, которая объявляет Чацкого, а вместе с ним и Грибоедова противником просвеще­ния, сторонником невежества. На этом тезисе основана реакционная книжка С. И. Данелиа «О философии Грибоедова», вышедшая вторым изданием в Тбилиси в 1940 г. (изд. «Пантеон писателей Грузии»), особенно сс. 18—26. См. у Данелиа: «Незнание, по представлению «Горя от ума», есть мудрость» (с. 24); «Мнение о преимуществе «премудрого незнанья иноземцев» было коренным убеждением Грибоедова» (с. 20); «Началом логического противоречия между народом и обществом пьеса Грибоедова предполагает ум» (с. 16); «Пьеса приписывала болезнь русского общества фатальному действию просвещения» (с. 53) и т. д.

    474      Пиксанов II. К., Грибоедов. Исследования и характеристики, с. 151.

    475       Замечу, что при применении столь же «прямолинейного» толко­вания можно при желании доказать, что Чацкий сам себя признал сума­сшедшим, так как сказал: «Безумным вы меня прославили всем хором,— вы правы...»

    476       Лернер Я., Ростопчинская шутка о декабристах, см. Addekabri- stiana, сб. «Бунт декабристов», Лгр., изд-во «Былое», 1926, с. 398.

    477      Ср. уже цитированную книгу Данелиа С. Я., «О философии Гри­боедова».

    478        «Декабристы и их время», с. 55.

    479        Там же, с. 48.

    480        «Воспоминания Бестужевых», 1931, с. 85.

    481        А. Н. Пыпин, справедливо критикуя ложную концепцию А. С. Су­ворина, правильно указал на сходство национальных требований в «Горе от ума» и в декабристской идеологии (см. Пыпин А. Я., Поход против Белинского, предпринятый под флагом «Горя от ума», «Вестник Европы», 1886, V). Ал. Веселовский правильно отвел упрек Чацкому в «славяно­фильстве» (см. Веселовский Ал., Очерк первоначальной истории «Горя от ума», «Русский архив», 1874, I, № 6, стлб. 1546). Н. К. Пиксанов усматривает в идеологии Чацкого «барско-усадебное народничество» — в сб. «Грибоедов», с. 45; Щеголев П. Е., Декабристы, сб., с. 113.

    482       Ср. Круглый А. О., П. И. Пестель по письмам к нему родителей. «Красный архив», 1926, т. III (шестнадцатый), с. 179 (слово «истинник»).

    482 Сперанский М. М., Записка об устройстве судебных и правитель­ственных учреждений в России (1803), см. «План государственного пре­образования гр. М. М. Сперанского», изд. «Русской мысли», 1905; Сухом­линов М. Я., Исследования и статьи по русской литературе и просвеще­нию, Спб. 1889, т. I, с. 280; Тынянов К). Я., Пушкин и Кюхельбекер, «Литературное наследство», Д® 16—18 (1934), с. 334; Грибоедов, А. С., Полн. собр. соч., III, с. 51.

    484      Пестель П. П., Русская правда, Спб., ЦГИА, 1906, с. 59; ф. XLVIII, д. 385, л. 30; SГоре от ума, производящего всеобщий револю­ционный дух. Философско-умозрителыюе рассуждение, М., 1831, с. 14; Греч Н. Я., Записки о моей жизни, Спб., 1886, с. 325.

    485       Якушкин И. Д., Записки, с. 65; Фонвизин М. А., Обозрение про­явлений политической жизни в России, в кн. «Общественное движение в России в первую половину XIX века», т. I, Спб., 1905, с. 184; Бороздин А. Я., Из писем и показаний декабристов, Спб., 1906, с. 18.

    486       «ВД», I, с. 306; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 95, л. 17; д. 372, л. 35; с. 102.

    487        Ср. слова Якушкина: «...каждый член, зная, что он не один и излагая свое мнение перед другими, мог бы действовать с большею уверен­ностью и решимостью», «Записки», с. 17 (курсив мой.—М. Я.), ср. «ВД», III, с. 48; Якушкин И. Д., Записки, с. 3'1; «ВД», 1,с. 433.

    488        Вигель Ф. Ф., Заппски, III, с. 32; Якушкин И. Д., Записки, с. 25. Долгоруков П., 35-й год моей жизни или два дни вёдра на

    363   ненастья, Кишинев, 1822, рукопись, хранится в Пушкинском музее в Москве, готовится к печати Т. Г. Цявловской.

    489        Л. П. Гроссман обновил версию о П. Я. Чаадаеве как о прототипе Чацкого перед грибоедовским юбилеем 1945 г., выступив па эту тему со специальной статьей в «Комсомольской правде». Концепция Л. Гросс­мана такова, что делает комедию Грибоедова произведением, написанным ad hoc, к какому-то совершенно определенному случаю из жизни Чаадае­ва. Слова Пушкина в известном письме к П. А. Вяземскому: «Что такое Грибоедов?.. Мне сказывали, что он написал комедию на Чедаева, в те­перешних обстоятельствах это чрезвычайно благородно с его стороны»
    (декабрь, 1823) — толкуются как одобряющие Грибоедова. Пушкин тут будто бы положительно оценивает Грибоедова, написавшего «комедию на Чедаева». Такое толкование па мой взгляд противоречит прямому смыслу пушкинских слов. «Написать комедию
    на кого-то» значит прежде всего высмеять этого «кого-то» (ср. написать на кого-то эпиграмму, па­сквиль и проч.). Но JI. Г1. Гроссман понимает эту запись как похвалу Грибоедову и именно па этом шатком фундаменте строит свою концепцию. С этой концепцией нельзя согласиться. Широкое обобщающее значение комедии вне сомнений. Сомневаться же в том, что и Чаадаев служил образцом Грибоедову в построении его художественно обобщенного типа Чацкого, конечно, не приходится. В этом смысле приведенная выше пушкинская цитата имеет значение.

    '90 «Грибоедов в восп. совр.», сс. 12, 24, 28, 140.

    49* ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 372, л. 30 об.

    492       Там же, д. 397, л. 111.

    493        Семевский В. П., Политические и общественные идеи декабристов, с. 109.

    494        Бумаги князя Иллариона Васильевича Васильчикова, «Русский архив», 1875, V, сс. 92—93.

    495       «ВД», IV, с. 91.

    496         Биограф Чаадаева М. Жихарев указывает на то, что право объяв­лять сумасшедшим правительство присвоило себе в одном из петровских законов, где объявляется безумным всякий, кто что-либо произнесет против православной веры; см. /Кихарев М. И., Петр Яковлевич Чаадаев. (Из воспоминаний современника), «Вестник Европы», 1871, септ., с. 34; Сухомлинов М. //., Исследования и статьи по русской литературе и про­свещению, Спб., 1889, т. I, с. 333; Чернов С. II., Из отчета о командировке в Москву и Ленинград осенью 1922 г., Саратов, 1924, с. 11; Рской П. А., Дело Михаила Кологривова, «Русская мысль», 1901, Да 11, с. 161; ЦГИА, ф. XLVIII, д. 82, л. 44 (дело Ф. Глинки).

    497       Ср. Тынянов 10. II., Французские отношения В. К. Кюхельбе­кера, «Литературное наследство», Да 33—34, с. 360; Якушкин И. Д., Записки, с. 16; ЦГИА, ф. XLVIII, оп. ], д. 82, л. 52 и с л.

    498       Пиксанов II. К., Творческая история «Горя от ума», 1928, с. 246.

    499        Там owe, сс. 247—249.

    000 Там же, с. 249.

    501       Рукопись комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума», М., 1903, ред. и прим. В. Е. Якушкина.

    502      Григорьев Аполлон, Взгляд па русскую литературу со смерти Пушкина, «Русское слово», 1859, Ai 2, с. 41.

    503       Якушкин И. Д., Записки, сс. 32, 37.

    4 ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 397, лл. 53, 55.

    505       Каратыгин 11. А., Записки, Сии., 1880; Меньшиков М. О., Кри­тические очерки, Спб., 1899; Суворин А. С., «Горе от ума» и его критики, «Новое время», 1886, январь; Пиксанов Н. К., Творческая история «Горя от ума», с. 322 и сл.; он же, Грибоедов. Исследования и характеристики, с. 176.

    506       Якушкин И. Д., Записки, сс. 37, 44.

    5°7 Там оке, с. 55; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, Д. 397, л. 70 об.

    508       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 372, лл. 33 об.; д. 403, л. 48 об.

    509       «Грибоедов в воен. совр.», с. 12.

    510       Пиксанов II. К., Творческая история «Горя от ума», с. 111.

    511       Предисловие к школьн. изд. «Горя от ума», 1929, с. 16.

    512       Якушкин И. Д., Записки, сс. 66—67; Чулков II. II., Москва и декабристы, сб. «Декабристыи их время», II, М., 1932, с. 306; Пиксанов II. К., Творческая история «Горя от ума», с. 115; ЦГИА, ф. XLVIII, oii. I, д. 356, лл. 4 об.—5; д. 396, лл. 8, 27, 28, 132—134, 111.

    513       Пушкин А. С., Поли. собр. соч. (акад. изд.), т. XIII, сс. 01 — 92. Доселе неизвестное письмо А. С. Грибоедова к И. А. Вяземскому (не вошедшее в академическое издание Полн. собр. соч. Грибоедова) впервые (с купюрами) опубликовано В. С. Нечаевой в «Литературной газете», 1945, № 3 (1114) от 15 января.

    514      Пушкин А. С., Полн. собр. соч.,т. XIII, с. 118; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 253 (Бегичева) и д. 419 (Ивашева); Кошелев А. И., Запистш, Берлин, 1884; ЦГИА, ф. XLVIII, ori. I, Д. 399, лл. 44 об.-4(3

    515      Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, сс. 195, 196, 341. Как сообщил мне Н. П. Пузин, имеется рукопись учителя Куркинской средней школы А. Миловидова «А. С. Грибоедов в селе Екатеринин­ском»: автор был знаком с Надеждой Степановной и Марией Степанов­ной Бегичевыми.

    516       Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. I, с. CXV111 и сл.

    517       Там же, т. III, сс. 154—155.

    618        Там же, сс. 154, 182; «Памяти декабристов», I, сс. 59—60 (Александр Бестужев впервые познакомился с Оржицким («Оржинским») в январе 1824 г., то есть до приезда Грибоедова в Петербург); см. также Рукописный фонд библиотеки Зимнего дворца, д. 1230 (ср. пись­мо Грибоедова от 22 ноября 1825 г.).

    519        «ВД», I, с. 293; Дружинин Н. М., Декабрист Никита Мура­вьев, сс. 123—124; Сивере А. А., Л. А. Муханов, Материалы для биографии, в сб. «Памяти декабристов», I, сс. 89, 153, 155, 157—159, 168, 173. Заметим, что Сивере датирует киевский период жизни декабри­ста П. А. Муханова с мая 1823 г. но май 1825 г. и полагает, что он бывал в Петербурге в 1819—1823гг., то есть тогда,когда Грибоедова там не было; в начале 1824 г. Муханов ездил из Киева в Воронеж и Одессу. Летом 1825 г. Муханов также из Киева ездил на Кавказ устраиваться иа службу к Ермолову, в мае 1825 г. он уже был па Кавказе, и 9 июля он собирается ехать обратно,— очевидно, на Кавказе Петр Муханов также не мог встретиться с Грибоедовым. Заметим также, что хотя Петр Муханов и был адъютантом у Н. II. Раевского, но «Архив Раевских» не содержит ни­каких данных, касающихся его пребывания в Киеве и отношений со своим начальником.

    Пушкин А. С., Поли. собр. соч., т. XIII, с. 144; ЦГИА, ф. XLVIII, он. I, д. 82, л. 17 об.

    520       «Памяти декабристов», I, сс. 66, 67, 69, 89, 97; «Грибоедов в bocii. совр.», сс. 136—138; Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, сс. 152— 153; ЦГИА, ф. XLVIII, oii. I, д. 174, л. 7.

    521        «ВД», I, с. 434; «Памяти декабристов», I, с. 69; ср. Пушкин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII, сс. 168, 173 (ср. «Памяти декабристов», J, сс. 50—51).

    522        «Общественное движение в России в первую половину XIX в.», т. I, с. 242 (воспоминания Е. П. Оболенского); Щеголев 11. Е., Грибо­едов и декабристы, в его сб. «Декабристы», 1926, с. 114; «ВД», 1,с. 447;

    VIII,       с. 280; «Воспоминания Бестужевых», 1931, сс. 129—130. Петр Бе­стужев по молодости лет в то время, повидимому, мало знал Грибоедова, так как в своих позднейших заипсках относит знакомство с ним к числу «новых» (см. «Воспоминания Бестужевых», сс. 398—399).

    523       Модзалевский Б. JI., Роман декабриста Каховского, 1926, с. 49; «ВД», I, сс. 153, 338; Щеголев II. Е., Петр Григорьевич Каховский, в его сб. «Декабристы», М.—Л., 1926, сс. 153, 158, 160; «Грибоедов в воси. совр.», с. 173.

    524       ЦГПА, ф. XLVIII, on. I, д. 427 (Поливанова) и 56 (Кологривова).

    526       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 169. Замечу, что можно

    уточнить датировку цитируемого письма к Катенину; комментатор ака­демического издания сочинений Грибоедова Н. К. Пиксанов датирует
    первую полонилу письма январем 1825 г., между тем его можно датиро­вать несколько более точно —
    первой половиной января 1825 г.; его конец, датированный Грпбоодовьглг 14 февраля 1825 г., содержит замечание, что предыдущие страницы «уже месяц, как начаты», иначе говоря, они начаты около 14 января 1825 г. В начале письма Грибоедов пишет, что то письмо Катенина, на которое он отвечает, он получил «вчера» и «на другой же день» читал это письмо тому, «с кем только встретился», в частности Дельвигу, которого видел «два раза в жизни». Следовательно, Дельвиг познакомился с Грибоедовым ранее середины января 1825 г.

    526       «ВД», II, с. 142; Грибоедов А. СПолн. собр. соч., т. 111, с. 17.’»; Кюхельбекер В. К., Дневник, сс. 329, 340; Пушнин А. С., Поли. спор, соч., т. XIII, сс. 135, 143, 144, 1G8.

    527       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, л. 23; Грум-Грэн'ммайло А., Декабрист А. О. Корнилович (жизнь и литературная деятельность), в сб. «Декабристы и их время», II, сс. 328, 330, 340, 342, 314, 347, 352, 353, 355; «Памяти декабристов», I, с. 47.

    528        На основании текста дела Якубовича, опубликованного в изда­нии «Восстание декабристов», нельзя точно решить вопрос о времени его приезда в Петербург в 1825 г., ибо в одном случае (первый допрос) значится «в июле», а в другом показании — «в июне». Однако обращение к подлинному делу, хранящемуся в ЦГИА (ф. XLVIII, on. I, д. 348; ср. л. 2 и л. 11), разрешает вопрос; верить надо дате «июнь», а не «июль»: первое показание записано рукою генерал-адъютанта Левашова, в ко­тором издатели дела ошибочно приняли «н» за «л»; во втором же показа­нии записано рукою самого Якубовича совершенно ясно: «в шопе».

    Итинерарий Якубовича устанавливается на основании ряда докумен­тов; см. «Памяти декабристов», I, с. 53 (письмо А. Бестужева); «ВД», II, сс. 289, 279, 285; ср. I, сс. 269, 303, 309, 434; Потто ВИстории 44-го драгунского Нижегородского полка, т. II, с. 167.

    529      Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 155; Панчулидзев С., Сборник биографий кавалергардов, сс. 288—290; «ВД», III, сс. 135, 130, 138—143; «Древняя и новая Россия», 1879, IV, с. 321; «Памяти декаб­ристов», I, с. 86, ср. с. 56.

    530        Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 158. Очевидно, чтение слов: «у Демута» затрудняло и первых публикаторов, так как в перво­печатном тексте фраза передана: «Живу я у Данцата» (см. Письма Карам­зина к Алексею Федоровичу Малиновскому и письма Грибоедова к Сте­пану Никитичу Бегичеву, иод ред. М. Н. Лонгинова, М., 1860, с. 17); отмечу, что в справочнике Самуила Аллера «Руководство к отысканию жилищ по С.-Петербургу», Спб., 1824, никакого «Данцата», разумеется, не числится (ср. «Грибоедов в восп. совр.», с. 33). Грибоедов в спешке написал: «у Демунта»: буква «е» и первая ножка буквы «м» приняты были позднейшими комментаторами по ошибке за «а», а хвост «у» был ошибочно истолкован как элемент буквы «ц».

    Имя и отчество Чебышева (не упомянутое в комментариях к Полному собранию сочинений Грибоедова) восстанавливается через сопоставление текста грибоедовского письма со следственным делом Одоевского («ВД», II, с. 255).

    Ş31 Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 208.

    532 Кюхельбекер В. КДневник, с. 347; Кюхельбекер В. К., Соч., т. I, с. XLI; «ВД», II, с. 258; ЦГИА, ф. XLVIII, ori. I, д. 174, л. 14.

    033 «ВД», 11, сс. 244, 250, 256. А. И. Одоевский сам не занимался управлением имения — вместо него управлял его дядя, Дмитрий Серге­евич Ланской (см. ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 301, л. 40); Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, с. 164; «Древняя и новая Россия», 1879, Ai; 4, с. 312—313; «ВД», I, с. 163.

    534 Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 182.

    635      Ср. Пушкин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII, с. 173.

    636       «Воспоминания Бестужевых», 1931, с. 79; «ВД», I, сс. 458, 338; II, сс. 270, 148, 137, 250.

    537      Н. III., Туманский и Мицкевич, «Киевская старина», 1899, III, сс. 299—300. Тут опубликовано письмо А. Бестужева и Рылеева к Туман- скому. дружески рекомендующее ему Мицкевича; письмо датировано «15 генваря 1825» г.; дата письма и дружеский круг, в котором оно воз­никло, дают все основания поставить вопрос о знакомстве Грибоедова с Мицкевичем (в датировке письма явная опечатка: 1826 вместо 1825 — в январе 1826 г. Бестужев и Рылеев находились уже в тюрьме).

    538       «ВД», I, сс. 153, 230, 267; «Воспоминания Бестужевых», 1931, сс. 98, 128—129, 54; «Атеней», III (1926); «Общественное движение в Рос­сии в первую половину XIX века», т. I, с. 233; «ВД», II, с. 165; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 181; Модзалсвский В. Л., Роман декаб­риста Каховского, с. 49.

    539       «ВД», I, сс. 156, 184, 356, 363, 457; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, лл. 7, 14; «Воспоминания Бестужевых», 1931, с. 428.

    540    «ВД», I;с.435; II,сс. 251,260;«Общественное движение в России...»; т. I, с. 219; Грибоедов А. СПолн. собр. соч., т. III, с. 141; Пуш­кин А. С., Переписка, под ред. В. И. Сайтова, т. I, с. 187; «Звенья», т. VI, с. 309 (ср. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 35); Пушкин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII, с. 97 (ср. Грибоедов А. С.,Полн. собр. соч., т. III, с. 165); «Воспоминания Бестужевых», 1931, с. 74; ср. с. 48 (примеч.); Пушкин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII, сс. 58, 118; «Из писем и показаний декабристов», иод ред. А. К. Бороздина, Спб., 1906, с. 16.

    541      «Беседы в Обществе любителей российской словесности», 1868, вып. 2, с. 20.

    541а «ВД», I, с. 441.

    542      «Грибоедов в восп. совр.», с. 182.

    543      ЦГИА, ф. XLVIII, ои. I, д. 174, лл. 14, 5, 7; Соковнина Е., Вос­поминания о Д. Н. Бегичеве, «Исторический вестник», 1889, т. III, с. 672.

    544     «ВД», I, сс. 256, 457; ЦГИА, ф. XLVIII, oii. I, д. 174, л. 14; Гри­боедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 182.

    545      ЦГИА, ф. XLVIII, oii. I, д. 382, л. 4 об.

    546       «ВД», I, с. 451; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, л. 7.

    547       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, л. 18 (курсив мой.— М. II.).

    548      «ВД», I, с. 444, ср. 451.

    549       «Грибоедов в воен. совр.», цит. изд., сс. 145, 228.

    550      Нечкина М. В., Кризис Южного общества декабристов, «Историк- марксист», 1935, кн. VII (47), сс. 30—47.

    651 Муравьев-Апостол М. И., Воспоминания и письма, пред. и при­меч. С. Я. Штрайха, изд. «Былое», 1922 (подлинник письма к С. И. Му- равьеву-Аиостолу см. в деле Матвея Муравьева-Апостола, ЦГИА, ф. XLVIII, он. I, д. 397); ЦГИА, там же, д. 422 (Бобрищева-Пушкина), лл. 22—23.

    552       «ВД», IV, с. 92.

    553      «Грибоедов в воен. совр.», с. 269.

    554      Там же, сс. 269—270, ср. 270—271. Ошибка А. А. Жандра или Д. А. Смирнова: управа была в Тульчине (ее возглавлял II. И. Пестель, потом А. П. Барятинский); Пестель никогда не возглавлял Кишиневской управы; «Желтой книги», насколько можно судить по данным следствен­ного дела декабристов, не существовало.

    555      Сверх этого Д. II. Завалишин пишет еще следующее: «Если сам Грибоедов не говорил о сношениях с членами, имевшими особенное зна­чение, то говорить об этих сношениях значило бы добровольно и без нужды выдать самого себя» («Грибоедов в воси. совр.», с. 171); ср. также его слова о том, что среди декабристов было заранее условленное и об­
    щепринятое правило: «Стараться не запутывать никого, кто не был еще запутан» (там же).

    556       «ВД», I, с. 21. Существенно, что С. Трубецкой вторично без всяких оговорок свидетельствовал, что Грибоедов принят в члены тайного общества, в допросе по делу о тайном «ермоловском» обществе на Кавказе (см. ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 0; «ВД», I, с. 103).

    557                              ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, л. 4; ср. «ВД», II, сс. 244, 251,

    252,     2G2, 2G3.

    5*8 ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, л. 7.

    559 Там же ср. «ВД», VIII, с. 74; «Грибоедов в восп. совр.», с. 301.

    ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 174, лл. 5, 7; ср. «ВД», I, 230, 269,

    451  (показания Якубовича переносят его намерение к более поздней дате); «Звенья», VI, с. 282.

    561       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 372, л. 27. Показания А. Ф. Бриг- гепа, датировано 6 марта 1826 г.

    562       «ВД», I, сс. 238—241 (имя Грибоедова на с. 241), ср. с. 237.

    563       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 382 (II. Н. Оржицкого), л. 16.

    664       «ВД», IV, сс. 14, 164; II, сс. 68, 250, 251, 263, 284; «Записки» де­кабриста Н. И. Лорера, 1931, с. 70.

    565 «ВД», I, сс. 440, 132, 133, 135—137, 139, 229, 231, 278, 279.

    «ВД», I, сс. 21, 147. Согласно формуляру С. Трубецкой был назна­чен дежурным штаб-офицером в 4-й пехотный корпус 22 декабря 1824 г.

    567        Заметим, что свидетельство о разряде так называемых «друзей» попало даже в «Донесение следственной комиссии» с расшифровкой: «Не принятых в оное... но считаемых в единомыслии с прочими» (см. «Донесение», изд. Саблина, с. 10, прим. 2-е).

    568        Щеголев Я. Е., Грибоедов и декабристы, в сб. того же автора «Декабристы», М.—Л., 1926, с. 124; Орлов Вл. Я., Предисловие к одно­томнику сочинений А. С. Грибоедова, Лгр., 1940, с. 4; ср. Орлов Вл. Я. Заметки о творчестве Грибоедова, «Литературная учеба», 1931, № 1, сс. 13—38. В своей работе о «Зеленой лампе» П. Е. Щеголев повторяет свое мнение о том, что Грибоедов «выгородил себя» (см. сб. статей П. Е. Ще­голева «Пушкин», 1931, сс. 56—57); ср. Вейденбаум Е.у Арест Грибоедова, первонач. в газете «Кавказ», 3 января 1898 г., № 2; Нестор Котляревский, Литературные направления александровской эпохи, Спб., 1913, с. 298.

    569       Кошелев А. И., Записки, Берлин, 1884, с. 13.

    570       Миллер О. Ф., А. С. Грибоедов. Жизнь и переписка, «Неделя», 1879, № 16—17, с. 303.

    571       «Из писем и показаний декабристов», сс. 19, 35—36. С. Голубов, А. И. Муравьев о Грибоедове, «Лит. газета», 1939, № 46.

    572        «Грибоедов в восп. совр.», с. 134; Пущин И. П., Записки о Пуш­кине, ред. и прим. С. Я. Штрайха, М., 1937, с. 91 (подчеркнуто мною.— М. Я.).

    573       «Грибоедов в восп. совр.», с. 274; Пиксанов Я. К., Творческая история «Горя от ума», М.—Л., 1928, сс. 125—126, 135.

    574        Впервые письмо Грибоедова к П. А. Вяземскому (не в полном виде) опубликовано В. С. Нечаевой в «Литературной газете» от 15 января 1945 г., — полностью же в грпбоедовском номере «Литературного наследст­ва», № 47—48 (1946). Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, сс. 155—158.

    575       «Русский архив», 1886, с. 249.

    576        «Грибоедов в восп. совр.», сс. 137—138.

    577       Грибоедов, А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 164.

    578      Пушкин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII (пзд. AII СССР), сс. 120, 147; «Грибоедов в восп. совр.», сс. 138—139.

    579        «Памяти декабристов», I, с. 48.

    580       Я. Ш., Тумаиский и Мицкевич, «Киевская старина», 1899, III, с. 300.

    581        «ВД», II, с с. Л8—59; ср. VIII, с. 281, 111, ее. 375-376, 387; «Па­мяти декабристов», I, сс. 42, 48—49.

    582       Беляев А. 77., Воспоминания декабриста о пережитом и перечув­ствованном, Спб., 1882, с. 155.

    583      Пущин И. 7/., Записки о Пушкине, М., 1937, сс. 77—91, 92.

    581 «Грибоедов в воси. совр.», с. 159; Завалишин Д. 7/., Записки декабриста, 2-е русс к. изд., б. г., с. 100.

    585       «Грибоедов в восп. совр.», с. 160.

    586         Кюхельбекер появился в Петербурге лишь в апреле 1825 г., Грибоедов же уехал в мае; предполагаемое представление «Горя от ума» должно было состояться, судя по переписке Грибоедова, 18 мая (ср. письмо Грибоедова к С. II. Бегичеву от 18 мая 1825 г.: «...нынешний вечер играют в школе приватно, без дозволенья ценсуры, мою комедию» — Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 173); следовательно, репетиция, которую посетили декабристы, могла иметь место лишь в апреле или мае, причем ранее 18 мая.

    «Грибоедов в восп. совр.», с. 112,— во 2-м примечании тут сказано, что репетиция эта должна быть отнесена к лету 1824 г., когда Кюхельбекер был в Петербурге; предположение это явно ошибочно: во-первых, в конце июня списки только-только стали распространяться, и о представлении комедии и ее репетициях и речи не было (ср. письмо Грибоедова П. А. Вяземскому от 21 июня 1824 г.); во-вторых, летом 1824 г. Грибоедов еще не сближался с А. Бестужевым, и тот о его комедии знал только понаслышке; знакомство Бестужева с комедией Грибоедова и дружба обоих писателей должны быть отнесены па основании воспомина­ний А. Бестужева ко времени вскоре после петербургского наводнения, после 7 ноября 1824 г.

    587       Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, с. 155.

    588                                 Вновь найденное письмо Грибоедова к Вяземскому от 21 июня

    1824   г. из Петербурга (подчеркнуто мною.— М. II.): «Древняя и новая Россия», 1879, IV, с. 314; Пиксанов И. К., Творческая история «Горя от ума», М.—JL, 1928, сс. 118—119; «ВД», III, с. 228; ср. сс. 222—223 (формуляр), ср. с. 235; факт напечатания отрывков «Горя от ума» в «Рус­ской Талии», копечно, никак не может быть доводом для установления момента полного окончания работы над комедией (ср. Пиксанов II. К., Творческая история «Горя от ума», с. 143, ср. сс. 118—119).

    589        ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 360, лл. 6—6 об. Слова «двадцать седмь лет я упражнялся и упражняюсь в беспрестанном чтении» вписаны декабристом В. Штейнгелем позже между строк; слово «сочинения» перед именем «Фонвизин, Волтер» также вписано над строкой.

    Г)9° «Грибоедов в восп. совр.», с. 172 (свидетельство Д. II. Зава- лшннпа).

    591       «Мнемозпна, собрание сочинений в стихах и прозе», изд. км. В. Одоевскими В. Кюхельбекером, ч. IV, 1825; «Московский телеграф»,

    1825,   Л- 2 (январь); «Полярная звезда», 1825, 20/Ш (статья Ал. Бестуж-е- ca, «Взгляд па русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 годов»); М. А. Дмитриев, Замечания на суждения «Телеграфа», «Вестник Евро­пы», 1825, ч. CXL, ЛЪ 6, сс. 111—115; Сомов О., Мои мысли о замечаниях г. Мих. Дмитриева на комедию: «Горе от ума» и о характере Чацкого, «Сын отечества», ч. 101, Спб.,1825, сс. 177—195; Пиллад Белугин (А. И. Пи­сарев), Несколько слов о мыслях одного критика о комедии «Горе от ума», «Вестник Европы», 1825 (май), ч. CXLI, 10, сс. 108—121. Замечания и суждения Мих. Дмитриева о комедии «Горе от ума», «Московский теле­граф», 1825, ч. III, № 10 от 17 мая. (приложение). «Пиллад Белугин»— псевдоним, построенный в соответствии с реальным именем противника Орестом Сомовым.

    592       «Грибоедов в воен. совр.», с. 340.

    593       Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 1G9.

    594        Бестужев Ал., Взгляд па русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 годов, ср. Бестужев А. А. (Мариинский), Полн. собр. соч., в двух томах, т. II, Спб., б. г., изд. А. А. Каспари, с. 371; Пи­ксанов II. К., Обзор литературы о Грибоедове, см. в изд. Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. II, с. 303, ср. Сомов О., Мон мысли о замечаниях г. Мих. Дмитриева..., «Сын отечества», с. 101, Спб., 1825, сс. 180, 193.

    595        Ср. мнение В. Г. Белинского: «Комедия Грибоедова, отвергая искусственную любовь, резонеров, разлучников, весь пошлый, истертый механизм старинной драмы...» и т. д. Аналогичное мнение о стиховом строе комедии также высказано В. Г. Белинским: «Представьте же себе, что комедия Грибоедова была написана не шестистопными ямбами с пиитическими вольностями, а вольными стихами, как до того писались одни басни».

    596       Считая по академическому изданию, в комедии всего 2221 стих.

    597      «Грибоедов в восп. совр.», с. 341. Тремя точками обозначен явный пропуск в тексте, нарушающий ход основной мысли.

    598        Ср. отзыв А. Тургенева в письмо к П. А. Вяземскому от 8 мая 1825 г.: «Вчера слушал у княгини Голицыной (Измайловой) комедию Грибоедова. Всем вам досталось. Много остроты в некоторых стихах, ио пьеса нехороша и интрига подлая. Есть сатирические черты и верные портреты московских оригиналов, но нет комедии» («Остафьевский архив», т. Ill, с. 123). Отзыв этот часто цитируется как окончательное и установив­шееся мнение А. Тургенева о комедии Грибоедова. Однако в письме к тому же Г1. А. Вяземскому от 28 мая 1825 г. А. Тургенев откликается па статью А. Бестужева в «Полярной звезде» и пишет: «Строки о Гри­боедове прелестны»; очевидно, речь идет о знаменитых словах А. Бесту­жева: «Будущее оцепит достойно сию комедию и поставит ее в число пер­вых творений народных». Если отзыв А. Тургенева относится к этим словам Бестуя?ева, то второй текст А. Тургенева глубоко смягчает первый резкий отзыв, который уже нельзя прямолинейно и безоговорочно цити­ровать как окончательное мнение А. Тургенева о комедии (ср. «Остафьев­ский архив», т. III, с. 12).

    599       Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. 11Т, сс. 178, 173.

    600        «Декабристы и их время», I, с. 55.

    (501 Там же, с. 25.

    fi02 Там же, с. 55.

    3              Пушкин А. С., Поли. собр. соч., т. XIII (изд. АН СССР), сс. 141. 149 (подчеркнуто мною.— М. П.).

    4               Попов П. А., Новые материалы о жизни и творчестве Пушкина, «Литературный критик», 1940, кн. 7—8; Пушкин А. С., Письма, под ред. и с прим. Б. Л. Модзалевского, т. I, с. 393 (ср. Пушкин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII, с. 173). Заметил!, что Рылеев, горячий патриот-револю­ционер, прекрасно понимал национальное значение Пушкина — ср. слова Рылеева в письме к Пушкину от 5—7 января 1825 г.: «Ты идешь шагами пеликана и радуешь истинно русские сердца» (см. Пушкин А. С., Поли, собр. соч., т. XIII, с. 133).

    605         Грибоедов А. С., Поли. собр. соч.,т. III, сс. 172, 175. Заметим, что с С. И. Бегичевым Грибоедов в этот свой проезд через Москву не видался (см. сб. «Грибоедов в восп. совр.», с. 13). К расчету летнего передви­жения из Москвы в Петербург можно привести, например, ука­зание в письме Карамзина к Малиновскому о том, что Александр I выезжает из Петербурга 11 августа и будет у вас (то есть в Москве.— М. П.) 14-го— см. «Письма Карамзина к Алексею Федоровичу Малинов­скому и письма Грибоедова к Степану Никитичу Бегичеву», под ред. М. Н. Лонгинова, М., 1860, с. 10. Киевский адрес Грибоедова—см. Ба­зилевич В. М., Грибоедов в Киеве, Киев, 1929, с. 5.

    Отмстим также, что Столыпин «по словам Рылеева, одобрял Обще­ство» (показание Николая Бестужева),—«ВД», П, с. 68.

    606      Пиксанов II, К,, Александр Сергеевич Грибоедов, «История рус­ской литературы XIX века», под ред. Д. II. Овсянико-Куликовского, т. I, М., изд-во «Мир», 1908, гл. VI, с. 205.

    607       «ВД», I, сс. 455, 157, 175, 182, 231,257, 309, 325; VIII, 151, 57; ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 372, лл. Зоб., 17, 26, 38, 41, 42; Нечкииа М. В., Последний председатель Тульчинской управы, рукопись, лл. 312, oi;».

    воз ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 396, л. 37 об., 54 об.

    609      Там же, д. 403, лл. 30 об., 36—36 об.; «ВД», IV, сс. 272, 289.

    610      Там же, д. 174, л. 23.

    611       Там же, д. 397, л. 25.

    612     ЦГИА, ф. XLVIIf, on. I, д. 174, л. 23.

    13    Я более подробно осветила этот вопрос в своей работе «Кризис Южного общества декабристов», «Историк-марксист», 1935, кн. VII, сс. 30-47.

    011 «ВД», IV, с. 349.

    15          «ВД», I, с. 223; IV, с. 104; ЦГИА, ф. XI,VIU, on. I, д. 49, л. 17 и др.

    в1в «ВД», I, сс. 10, 35; IV, 238, 110.

    617 Долгоруков 77. В., Петербургские очерки. Памфлеты эмигранта, М., 1934, с. 360.

    018 ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 403, л. 50 об.; д. 396, лл. 115-115 об.

    619       ЦГИА, ф. XLVIII, on. I, д. 396, л. 137 об.

    620            Ср. Сыроечковский Б. Е. Записка А. К. Бошняка, «Красный архив», 1925, т. П (IX), с с. 205, 214.

    621       «Записка Бошняка», «Красный архив», 1925, т. II (IX), сс. 195— 225; Шильдер Н. К. Император Александр I, его жизнь и царствование, т. IV, сс. 336, 344, 349.

    622      Грибоедов А, С., Полн. собр. соч., т. III, с. 175 (подчеркнуто мною.— М. П.).

    623       Пиксанов П. К., Душевная драма Грибоедова, «Современник», 1912, XI, сс. 223—245; он же, Душевная драма Грибоедова, «Красная панорама», 1929, № 6, 8 февраля; оп же, Писательская драма Грибо­едова, в сб. Пиксанова «Грибоедов», Лгр., 1934, сс. 305—325.

    624      Необходимо упомянуть, что «Бердичевская ярмонка» этого же года была назначена местом тайного свидания Пестеля с представите­лями польского тайного общества —ср. показание Пестеля: «Я ожидал видеться в Бердичеве на ярмонке в Юне месяце с князем Яблоновским или с тем, кто от него мне подаст письмо», «ВД», IV, с. 121).

    625        «Русская старина», 1888, т. XII, с. 595. Письмо к Бегичеву от 4 янва­ря 1825 г. никак не может быть сочтено отправным документом для изу­чения «душевной драмы» Грибоедова; его основная тема, занимающая очень значительную часть текста,—охлаждение его чувства к балерине Телешовой. Попутно он называет литературный мир Петербурга «тря­синным государством» и пишет Бегичеву: «Вчера я обедал со всей сволочью здешних литераторов. Не могу пожаловаться, отовсюду коленопрекло­нения и фимиам, но вместе с этим сытость от их дурачеств, их сплетен, их мишурных талантов и мелких душишек...» Далее — рассказ о его отношениях с Телешовой, о его соперничестве с Милорадовичем, о негодованпи драматурга Шаховского и его возлюбленной Ежовой, в которую Грибоедов затем «стрелял каким-нибудь тряпичным по­дарком» и мирился. С тех пор как Грибоедов опубликовал стихи о Телешовой,; он удивительным образом «остыл» к ней: «все так открыто, завеса отдернута, сам целому городу пропечатал мою тайну, и с тех пор радость мне не в радость». Он намерен со временем искать прибежища в деревни у Бегичева «не от бурей, не от угрызающих
    скорбей, а решительно от пустоты душевной. Какой мир! Кем населен! И какая дурацкая его история». Надо признать, во-первых, что сознание «пустоты душевной» ни в малейшей мере не связано с вопросом об «исся­кании творчества» после «Горя от ума» и с «невозможностью» написать второе «Горе от ума»: письмо от 4 января 1825 г. не имеет к этому ни ма­лейшего отношения. Затем надо признать любовную тему доминирующей в этом письме. Наконец,надо отметить, что между этим письмом и присту­пом тоски в сентябре 1825 г. лежит целая вереница писем — к Бегичеву, Катенину, Булгарину, не содержащих никаких данных о продолжении угнетенного состояния. Оно именно вспыхивает у Грибоедова вновь в Крыму, следовательно, причины или поводы для объяснения нахлы­нувшей па него тоски надо искать где-то между маем и сентябрем

    1825  г..

    626        Примеры оборванной цитаты,— нередко у Н. К. Пиксанова, например, в I т. «Истории русской литературы XIX века» под ред. Д. Н. Овсянико-Куликовского (статья II. К. Пиксанова, с. 205); то owe в сб. «Грибоедов», Лгр., 1934, с. 319 и др. Ср. Алферов А. Д., Грибоедов и его пьеса, изд. 1-е, с. 19 и др.

    627       Грибоедов А. С., Ноли. собр. соч., т. III, сс. 17, 177, 181.

    628        Там owe, сс. 157, 1G2. Первый приступ тоски у Грибоедова начал­ся после рамазана 1822 г., т. е. после 22 мая — 20 июня 1822 г. Акаде­мик И. 10. Крачковский любезно сообщил мне дату рамазана указан­ного года.

    629        Письмо Пушкина к В. А. Жуковскому от 20-х чисел япв. 182G из Михайловского, см. Пушнин А. С., Полн. собр. соч., т. XIII, с. 257.

    630        Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, с. 181; Вейденбаум Е. Г., Кавказские этюды, Тифлис, 1901, с. 263; Погодин М. П., Алексей Петро­вич Ермолов. Материалы для его биографии, 1864, с. 254; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч., т. III, с. 181; «Грибоедов в восп. совр.», с. 144; Гри­боедов А. С., Полн. собр. соч., т. I, сс. XIII, XIV; Шилъдер Н. К., Импе­ратор Александр I, т. IV, сс. 404, 398, 400; Грибоедов А. С., Полн. собр. соч. ,т. П1,сА82;ВейденбаумЕ., Присяга А. Г1. Ермолова ими. Николаю I, «Русская старина», 1913, т. X, с. 27; Погодин М. П., Алексей Петрович Ермолов, с. 355; Грибоедов А. С., Поли. собр. соч., т. III, сс. 187, 188; Денис Давыдов, Военные записки, ред. Вл. Орлова, М., 1940, с. 392; «Грибоедов в восп. совр.», с. 182; «Алексей Петрович Ермолов в пись­мах к бывшим своим адъютантам», «Русский архив», 1906, кн. IX, сс. 77, 69, 83. В этой же связи любопытно показание арестованного по делу декабристов Ю. Е. Франка об Артамопе Муравьеве: после присяги Константину Артамон Муравьев чрезвычайно удивлялся, почему не дают так долго сигнала к действию. «Архив Воронцова», т. XXXVI, сс. 253— 254; Вейденбаум Е., Присяга А. П. Ермолова императору Николаю I, «Русская старппа», 1913, т. X, с. 29. Погодин М. П., А. П. Ермолов, с. 254. Сохранилась ли подлинная рукопись дневника Ермолова, — неизвестно; «Грибоедов в восп. совр.», с. 145.

    631      «Горе от ума», действие первое, явление 7-е.

    632      Вейденбаум Е., Присяга Ермолова.

    633      ЦГИА, ф. XLVIII, oii. I, д. 26, л. 28 об.; д. 31, л. 3.

    634       Пиксанов II. К., Грибоедов, сб., с. 183 (Пиксанов пишет: «Из следственного дела о Грибоедове теперь оказывается, что основанием для ареста и потом обвинения в принадлежности к тайному обществу были показания кн. Трубецкого и кн. Оболенского, прямо назвавших Грибоедова членом тайного общества». Это крайне неясно и неточно, ибо показания Оболенского были даны позже приказа об аресте и не яви­лись поводом к нему).

    630 Щеголев П. Е., Декабристы, сб.; ср. Пушкин Б., Арест декаб­ристов, в сб. «Декабристы и их время», II, с. 391 (дата 23 января, однако, без каких бы то ни было аргументов).

    630        «Алексой Петрович Ермолов в письмаv к бьшпшм сволм адъютан­там», «Русский архив», 1906, кн. JX, сс. 56, 77, 80, 85; «Грибоедов в восп. совр.», с. 183.

    637        Вейденбаум Е., Кавказские этюды (статья «Арест Грибоедова»), с. 264.

    38           ЦГИА, ф. XLVIII, on. 1, д. 3J, л. 4.

    39           Там owe.