Юридические исследования - К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 15 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 15


    Настоящий сборник состоит из основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.


    ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!




    К.Е.ВОРОШИЛОВ

    СТАТЬИ И РЕЧИ

    П А Р Т И 3 ДАТ ЦК В К п /6/  1 9 3 7


    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Настоящий сборник состоит ид основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.

    ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(6)


    К ПЯТНАДЦАТИЛЕТИЮ РККА

    Приказ Революционного Военного Совета Союза Советских Социалистических Республик. Лг 24, 23 февраля 1933 г., Москва

    Товарищи красноармейцы, командиры п политработники! Сегодня Рабоче-крестьянской Красной армии исполнилось 15 лет. В огне гражданской войны, в жестоких кровавых боях за Великий Октябрь родилась она.

    Из разрозненных отрядов красногвардейцев и красных пар­тизан, волей и усилиями рабочих и трудящихся крестьян Совет­ского Союза, под руководством великой ленинской большевист­ской партии была создала Рабоче-крестьянская Красная армия— неотъемлемая часть трудового народа, ныне мощная вооружен­ная сила, песокруншмый оплот пролетарской диктатуры.

    В ожесточенных кровавых боях против помещиков, капита­листов, кулаков-мироедов, генералов и разных интервентов учи­лась военному делу Красная армия, выковывала свою боевую мощь. Она разгромила врагов пролетарской революции, прогнала армии империалистов с Советской земли и обеспечила трудя­щимся СССР, мирное строительство новой социалистической жизпи. Неувядаемой сдаюой покрыты революционные боевые знамепа Красной армии. Ее велнкие героические подвиги, имена ее лучших бойцов и полководцев живут в сердцах каждого ра­бочего и колхозника, каждого трудящегося Советской страны. Рабочие и крестьяне горячо любят свою родную Красную армию. Своей, родной ее считают все революционные пролетарии и трудящиеся всего мира.

    Красную армию организовала, воспитала, сделала непобеди* мой паша великая ленинская большевистская партия. Ленин — гений человечества, величайший стратег пролетарской рево­люции, вождь п организатор партии большевиков, был орга­низатором и вождем Красной армии. Все ваяшейшие вопросы строительства вооруженных сил пролетарской революции раз­работаны партией по указаниям Ленина. Ленинское руководи ство —та могучая сила, которая обеспечила Красной армии ее великие и славные победы в ожесточенных сражениях гра­жданской войны.

    С именем т. Сталина, лучшего ленинца, вождя партии боль­шевиков, вождя всех трудящихся, тесно связаны вооруженная


    борьба, победы и строительство Красной армии. В годы гра­жданской войпы партия всегда посылала т. Сталина па наибо­лее опасные и решающие ддя жизни пролетарской революции фронты

    Сотни тысяч коммунистов, посланных большевистской пар­тией па фронт, сплотили Красную армию вокруг великого ле­нинского знамени и обеспечили ее победы. Кровью лучших сы­нов рабочих и крестьян, кровью лучших бойцов и командиров Красной армии полита советская земля. Прочно и незыблемо реет над советской землей краспое знамя социализма.

    XV* годовщина РККА совпадает с величайшими победами социализма в СССР. Пролетариат и трудящиеся СССР под ру­ководством коммунистической партии победоносно закончили первую пятилетку. Бывшая отсталая Россия превращена в стра­ну ыощпой тяжелой индустрии, в страну самого передового сель­ского хозяйства в мире. Окончательно и бесповоротно разрешен ленинский вопрос кто кого в пользу социализма; СССР прочно Закрепился па социалистическом пути.

    Уснешпо выполненная пятилетка укрепила и усилила обо- ропу Советского Союза. Социалистическая индустрия может сейчас производить в массовом масштабе все современные ору­дия обороны и снабдить ими Красную армию в необходимом количестве, ec.ni классовые враги посмеют напасть на наши границы. Пятилетка дала Краспой армии современную боевую технику. За Это время вырос культурпо и политически боец. Красная армия превратилась в могучую силу, которой не страшны военные замыслы империалистов. Она сможет отразить любую интервенцию, направленную против Советского государ­ства, против строительства социализма.

    Твердо, настойчиво и неуклонно будут продолжать трудя­щиеся СССР политику мира. С непоколебимой энергией рабочие и колхозники будут бороться за разрешение ответственнейших задач первого года второй пятилетки. Освоение новой техники, додпое и своевременное выполнение производственных программ, повышение производительности труда и улучшение качества продукции, повышение урожайности колхозных и совхозных полей, беспощадная борьба с остатками гибнущих классов, с кулаком и его агентурой, оппортунистами всех мастей —вот на чем сосредоточено внимание и все усилия нашей партии, рабочего класса и колхозников-ударпиков.

    Красная армия была, есть и всегда будет первой в рядах борцов за коммунизм. Вместе со всей страной, в одной шеренге с рабочими и колхозниками, красноармейцы, командиры и полит­
    работника будут бороться за полное разрешение задач второй пятилетки.

    На исторические решения январского пленума ЦК и ЦКК Краспая армия отвечает упорной работой над дальнейшим укре­плением своей боевой мощи. Не покладая рук мы должны и дальше работать над освоением новой техники —танков, самоле­тов, артиллерийского а стрелкового оружия. Рабочий класс и крестьянство Советского Союза дали своей Красной армии со­временную боевую технику. Величайший долг нас всех —красно­армейцев, командиров и политработников — изучать эту техпику постоянно, знать ее и владеть ею в совершенстве. Еще выше должна быть поднята роль РККА, как первоклассной политиче­ской школы. Командиры и политработники должны непрерывно повышать свое марксистско-ленинское образование. Партийная и комсомольская организации, весь командный и политический состав Краспой армии должны бороться за подлинное комму­нистическое воспитание всего личного состава РККА, 3а со­циалистическую культуру и культурность, за воспитание в каждом бойце и командире действительной большевистской стой­кости, самоотверженности, классовой бдительности и неприми­римости.

    В то время как социализм побеждает и дело строительства социалистического общества идет неуклонно вперед, хозяйство буржуазных стран продолжает разрушаться. Нищета и разо­рение охватила крестьянские массы во всем капиталисти­ческом мире; ужасающая безработица свирепствует во всех капиталистических городах. Развивающееся революционное движение в сам^й основе подрывает пошатнувшееся здание капитализма.

    Растет опасность новых военных авантюр против СССР. Красная армия должна быть всегда на-чеку, в любой момент она должна быть готова к обороне социалистического отечества.

    Поздравляя весь личный состав Красной армии с 15-й годовщиной, Революционный военный совет прозывает всех красноармейцев, командиров и политработников к напряженной работе над дальнейшим: усилением боевой мощи РККА.

    Еще тесней сплотимся вокруг нашей коммунистической пар­тии, вокруг нашего лучшего друга, вождя и учителя т. Сталина!

    Твердо и непоколебимо будем стоять на страже вюликпх Октябрьских завоеваний!

    Горячий, братский привет всем пролетариям, всем колхоз­никам, всем труженикам городов и деревень СССР, всем трудя­щимся и угнетенным во всем мире!

    35 Ворошилов. Статьи и ррчи


    Боевой красноармейский привет всем бывшим красногвардей­цам, красным партизанам, всем тем, кто с оружием в руках боролся за советскую власть, кто п сейчас в любую мплуту готов выступить на защиту Советского Союза I

    Да здравствует наша ленинская большевистская партия!

    Да здравствует Рабоче-крестьянская Краспая армия!

    Да здравствует коммунизм!

    Народный комиссар по военным и морским делам и председатель РВС СССР ВОРОШИЛОВ.


    ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ КРАСНОЙ АРМИИ

    Доклад на торжественном юбилейном заседании в Большом театре

    23 февраля 1933 г.

    I

    В БОЯХ ЗА ОКТЯБРЬ

    Т

    оварищи красноармейцы^ командиры и политработники, то­варищи рабочие п работпицы!

    Рабоче-крестьянская Красная армия, как вооруженная сила пролетарского государства, празднует сегодня 15 лет своего существования. В этот день мне хотелось бы вместе с вами восстановить в памяти те исторические пути, какими паша партия подошла к строительству регулярных вооруженных сил пролетарской диктатуры.

    Подобно тому как политическая форма рабочего государ­ства имеет своим прообразом советы рабочих депутатов 1905 г., наша Рабоче-крестьянская Красная армия своими корнями ухо­дит в боевые рабочие дружины и отряды (тройки и пятерки) первой российской революции.

    Красная гвардия и партизанские отряды 1917 и начала 1918 гг. представляли дз себя возрожденные боевые дружины 1905 г., выражаясь обратно, были богатыми процентами на капитал, вложенный пашей партией и рабочим классом в дело первой русской революции.

    Вооружение и организацию боевых сил пролетариата Ленин всегда считал важнейшей задачей партии. Еще в 1905 г., сразу же после Кровавого воскрешнья 9 января в Петербурге, великий стратег и тактик пролетарской революции Ленин в статье На­чало революции в России призывал к немедленному воору­жению революционных рабочих.

    „Только вооруженный парод может быть действительным оплотом народной свободы. II чем скорее удастся вооружиться пролетариату, чем дольше продержится он на своей военной позиции забастовщпка-революцпонера, тем скорее дрогпет вой­ско, тем больше найдется среди солдат людей, которые поймут, наконец, что они делают, которые станут на сторону парода против извергов, против тирана, против убийц... Немедленное вооружение рабочих и всех граждан вообще, подготовка и орга­низация революционных сил для уничтожения правительствен­ных властей и учреждений, вот та практическая основа, на


    которой могут и должны соединиться ддя общего удара все и всякие революционеры"1.

    Этот призыв великого вождя был крепко усвоен не только нашей партией, но и подхвачен широкими слоями рабочих и в Значительной части крестьянскими массами. Паша партия раз­вернула в 1905 г. большую организационную работу по созданию боевых рабочих дружин, отрядов и пр.

    На III съезде партии, состоявшемся в апреле 1905 г., по предложению Ленина была принята резолюция, в которой между прочим говорилось:

    „Принять самые энергичные меры к вооружению проле­тариата, а также к выработке плана вооруженного восстания И непосредственного руководства таковым, создавая для этого, по мере надобности, особые группы из партийных работников"2.

    По всей стране и особеппо в промышленных районах, где наша партия имела свои организации, военная работа, заклю­чавшаяся в организации рабочих дружин и отрядов и их во­оружении, стала важнейшей частью всей партийной работы. Ленин с неутомимой настойчивостью продолжал учить нашу партию, что эта практическая боевая работа является важ­нейшей и решающей в переживаемый всей страной и партией революционный период. Б шопе 1905 г. он писал:

    Великие вопросы политической свободы и классовой борь­бы решает, в последнем счете, только сила, и мы должны забо­титься о подготовке, организации этой силы и об активном, ие только оборонительном, но и наступательном употреблении ее 3.

    В октябре 1905 г., предвидя приближение революционного взрыва, Ленин выступает уже в роли тактика, конкретизируя до мельчайших подробностей вопросы вооружения боевых от­рядов и дружин. Непосредственно перед декабрьским восста­нием в Москве он пишет:

    „Отряды должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, налка, тряпка с керосином для поджога, веревка пли веревочная лестница, лопата для стройки баррикад, пироксилиновая шашка, колючая проволока, гвозди (против кавалерии) и пр. и т. д.). Ни в каком случае не ждать со стороны, сверху, извне, помощи, а раздобывать все самим" 4. Эти замечательные указания Ленина были восприняты всей вашей партией. Там, где были у пас ячейки и организации, т. е. почти во всех пролетарских центрах—в Ленинграде, Москве, Ив апово-Вознесвдскс, Донбассе, а также в Закавказье и других местах,—всюду мы имели сколоченные и вооружен­ные рабочие отряды. Этн отряды пе ждали, чтобы их воору­жали сверху, а сами доставали себе несложную боевую тех­нику—винтовки, револьверы, сами создавали лаборатории, изготовлявшие, и вс плохо, бомбы. На заводах кЬвались пики, отливались оболочки для бомб и пр. С боевыми дружинами велись практические военные занятия. Дружинники во многих местах были разбиты ва специальные группы стрелков, бомбо- метчиков, разведчиков и т. п.

    Вся эта большая подготовительная, массовая, боевая работа пе пропала для нашей партии даром, несмотря на поражение вооруженного восстания: в Москве и в других городах. Ленин и партия знали, что это временное поражение, за которым! пемипуезю если не через год-два, так через 10 лет придет победа, и революция восторжествует. После подавления вос­стания 1905 г. Ленин и партия пе покладая рук продолжают работать над вопросом организации мощных боевых сил про­летариата, над систематическим воспитанием в рабочих мас­сах воли к вооруженной борьбе. На Стокгольмском съезде веспой 1906 г. Ленин снова ставит вопрос о вооруженном восстании и партизанских боевых действиях. В годы реак­ции Ленин продолжал с той же настойчивостью указывать партии пути дальнейшей работы по подготовке вооруженпых сил пролетариата. Вот что он: писал в это время:

    „Пролетариат сумеет теперь выполнить выдержанно, стойко, терпеливо работу воспитания и подготовки повых кадров бо­лее могучей революционной силы.

    А еще позже:

    „Усиленная военная подготовка для серьезной войны тре­бует не порыва, не клича, не боевого лозунга, а длительной, напряженной, упорпейшей и дисциплинированной работы в массовом масштабе.

    Эта массовая военная работа среди революционных рабо­чих была той исключительной школой, в которой выросли и воспитались наши боевые большевистские кадры.

    Паряду с этим Ленин учил нас вести одновременно и другую работу—работу по разложению старой, царской армии, насчитывавшей в то время около полутора миллионов солдат. Эта работа была чрезвычайно трудной, поскольку командный состав старой армий представлял из себя наиболее реакционную часть
    российского дворянства п буржуазии, а сана армия — наиболее окостенелую и отсталую часть самодержавно-полицейского госу­дарства. Но эта работа была необходима. С одной стороны, искусство восстания
    (Маркс —Энгельс —Ленин) требует от руководителей, чтобы одновременно с накоплением собственных боевых сил пролетариата делалось все для ослабления врага. С другой стороны, нельзя создать новой вооруженной силы, но­вой революционной армии, не разрушив армии старой. Ленпп по этому поводу несколько позже говорит следующее:

    Без „дезорганизации армии ни одна великая революция не обходилась и обойтись не может. Ибо армия есть самый закостенелый инструмент поддержки старого строя, наиболее отвердевший оплот буржуазной дисциплины, поддержки гос­подства капитала, сохранения и воспитания рабской покорности и подчинения ему трудящихся[1]4

    И далее:

    „Первой заповедью всякой победопосной революции —Маркс и Энгельс многократно подчеркивали это —было: разбить ста­рую армию, распустить ее, вменить ее новою. Новый обще­ственный класс, поднимаясь к господству, не мог никогда и не может теперь достигнуть этого господства и укрепить его иначе, как совершенно разложив старую армию” 2.

    Ленин и его партия знали, какое огромное значение имеет работа и но сколачиванию рабочих отрядов и по разложению старой армии прежде всего и: главным образом в том отноше­нии, что на этом вырастали и воспитывались наши больше­вистские партийные военпые кадры. И когда надо было после Февральской революции развернуть работу по организации вооружения пролетариата и ликвидации старой армии по всей стране, у партии уже был накоплен для этого значительный организационный и боевой опыт, опа могла двинуть сотни и тысячи своих членов, которые были не только в известной степени знакомы с военным делом вообще,—этому они учились на фронтах империалистической войны,—но также были хо­рошо знакомы с искусством вооруженного восстания и во­оружения пролетарских масс.

    После разгрома самодержавия пришедшая к власти бур­жуазия вместе с меньшевиками и эсерами новела отчаянную борьбу за сохранение боевой мощи старой армии. Усилия их оказались напрасными. К этому времени армия была уже „самой больной частью государственного организма*4, она неуклонно шла, не без нашей помощи", как п строй, ее породивший, к своему историческому концу,

    С первых дней Февральской революции наша партия бро­сила лучшую часть своих работников иа заводы и фабрики для вооружения рабочих и организации крепких боевых дружин и красногвардейских отрядов. Характерно, что в эт£> время меньшевики и эсеры захватывали дворцы и министерства. Одновременно партия бросила в войсковые части значительные партийные силы, и вскоре нам удалось захватить руководство в различных солдатских фронтовых организациях и комитетах. Усталая, измученная войной солдатская масса не хотела больше воевать. Брошенный нашей партией лозунг мира и братания был подхвачен и тут же стал проводиться солдатской массой в жизнь. Эт® был последний; гвоздь в крышку гроба старой, царской, крепостнической армии.

    * * *

    *

    К моменту Октябрьского переворота пролетариат уже имел своп значительные вооруженные силы в виде отрядов Красной гвардии, нескольких распропагандированных старых полков и отдельных частей и кроме того почти всю матросскую массу Балтфлота.

    Эти вооруженные силы решили судьбу буржуазии в ок­тябрьские дни.

    И, что самое главное, рабочие, и не только Ленинграда, имели помимо воли к борьбе и оружие.

    Старая армия пе поддержала самодержавного строя, и он распался в прах. По старая армия не в состоянии была служить и новому классу — пролетариату. Она разлагалась л умирала. С другой стороны, Краспая гвардия также не в силах бьглй справиться с огромными задачами обороны молодого Совет­ского государства от империалистов и борьбы с впутреппей контрреволюцией, поднимавшей со всех сторон голову. Пужно было спешить с созданием своей регулярной армии. Так воз­никла п была декретировала 28 января 1918 г. Рабоче-кре- стъянская Красная армия. Кстати сказать, приурочивапие празд­нества годовщины Рабоче-крестьянской Красной армии к 23 февраля носит довольно случайный и труднег объяснимый характер п не совпадает с историческими датами.

    Краспая армия росла и складывалась в боевую силу в огне жесточайшей гражданской войны. Первоначально Красная армия комплектовалась из добровольцев рабочих, батраков


    и бедняков-крестьяп. Декрет разрешал допуск в новую Красную армию и целых воинских частей старой армхш, но при обяза­тельном условии круговой поруки всех входящих и поручи­тельства за эту часть той или ипой революционной органи­зации. Ошибочно было бы думать, что декрет от 28 января 1918 г. полностью определил формы и порядок организации Рабоче-крестьянской Красной армии. Нет. Были установлены только основные принципы создания Красной армии как клас­совой армии трудящихся, и только. В это время па фронтах стояла еще миллионная старая армия, которая уже не сража­лась, но по инерции еще оставалась в окопах и гяшга ла корню. Эту армию пужно было возможно скорее распустить, демоби­лизовать. Солдаты старой армии, в огромной своей массе кре­стьяне, стремились и сами поскорее всрпуться по домам для реали­зации завоеваний революции, для раздела помещичьих земель.

    При таких условиях новую армию можно было начать строить только ла добровольческих началах. Так оно и было. В течение первых трех месяцев Красная армия строилась на этом принципе. По уже 29 мая 1918 г. ВЦИК принял по­становление об обязательной мобилизации рабочих ряда райо­нов, а 9 июня постановил мобилизовать пять возрастов ра­бочих и крестьян в пунктах, прилегавших к районам бело­гвардейских мятежей. Развернувшаяся ожесточенная вооружен­ная борьба требовала сил, для собирания которых необходимо было применить без замедлепия п принцип принуждения.

    Количественный состав Красной армии в первые месяцы се существования установить невозможно, тем более что это количество менялось в зависимости от политического положения в том или ином районе. Ряды Красной армии увеличивались в зависимости от активности и количества белых банд и уменьшались после удачпого разгрома врага. Можно только примерпо сказать, что численность красногвардейских отрядов, отрядов революционных матросов, солдат и отдельных перешед­ших в РККА частей старой армии (как лапример латышские стрелки, 5-й Заамурский полк, даже некоторые казачьи полки и др.) составляла к пачалу 1918 г. 50—60 тыс. человек.

    Партия, рабочий класс в целом для строительства постоян­ной регулярной армии пе имели своих опытных военных спе­циалистов. Военные большевики л рабочие, побывавшие ла фронтах империалистической войны, не могли нп по своему количеству, ни по своим военным дознаниям справиться с гро­мадной задачей организации регулярной новой Красной армци. Между тем события развертывались с исключительной быстро­
    той. Приходилось формироваться наспех и сразу же бросать части на возникавшие то там, то здесь фронты.

    В 1918 г. контрреволюционные восстания кольцом окру­жили Советскую республику. На Дону подвизались Каледин, Алексеев и Корнилов, на Урале действовал Дутов, Украину за­хватили войска Рада и немецкие полчища, па Поволжье восстали чехословаки. К этому же времени относится и начало иностранной интервенции на Украине, в Сибири и на Севере.

    Красная армия, еще пе окрепшая и молодая, без проверен­ного и знающего командного состава, без налаженного аппарата управления и снабжения, прп расстроенном вдобавок транспорте должна была сдерживать натиск превосходящих сил врагов, стре­мившихся концентрическим охватом удушить, не дав eii офор­миться, пашу юную Красную армию, уничтожить власть советов.

    После демобилизации старой армии значительное количе­ство бывших военных специалистов было призвано в ряды Красной армии, часть из них добровольно пошла в ее ряды. С помощью опыта и знаний этих специалистов были созданы центральные и местные военные органы. Военные специалисты появились и на фронтах, в армиях и дивизиях, главным образом на штабных должностях, и в тыловых учреждениях.

    Военные специалисты делились на две группы. В одной части это были профессионалы, старые кадровые офицеры, в другой части — прпзваппые па империалистическую войпу бывшие студенты, учителя, служащие и др. Надо прямо ска­зать, что если первая группа была ценнее по своим военным знаниям, то вторая в своей массе была к нам политически ближе, надежнее п вернее.

    Несмотря па ряд измен и предательств военспецов, невзирая на массу трудностей и недоразумений, сопровождавших освоепие нашей армией военных специалистов,— все же роль их в строи­тельстве Красной армии надо считать положительной. Нарочно говорю о роли в строительстве, потому что в непосредственных боях их значение за малым исключением было невелико. Па VIII съезде нашей партии Ленин со всей страстью обрушился на некоторых военных большевиков, пытавшихся неправильно толковать вопрос об использовании старых военпых специалистов.

    Заслуга военных специалистов заключается не столько в их работе. (были, разумеется, сотни честных специалистов, впо­следствии ставших большевиками, которые с пачала и до конца работали и честно п хорошо),— я говорю обо всей массе военных специалистов,—заслуга их заключается отчасти в том, что они учили нашего брата, пли вернее сам наш народ на ходу, в боях
    учился военному делу, требуя от военных специалистов помощи, проверяя эту помощь делом, в боях с врагом. Главным же учителем, инструктором военного дела для наших большевист­ских кадров была сама гражданская война во всем своем тя­желом, часто кошмарном, кровавом многообразии и сложности.

    Красную армию строила наша партия. Только она, партия, и рабочий класс, который шел безоговорочно за партией, могли бесстрашно взяться за эту сложнейшую задачу. Только благо­даря напряжению сил всей партии под непосредственным руко­водством Ленина —этого гиганта воли и настойчивости, только благодаря самоотверженной работе таких организаторов, как Сталин, ставший в короткий срок настоящим нашим больше­вистским военным специалистом, нам удалось организовать Краспую армию и побеждать на многочисленных фроптах. Огроэшую роль в строительстве и укреплении РККА сыграло введение института военных комиссаров в действующие части, комплектовавшегося лучшими испытанными большевиками. Они-то вместе с партийцами и пролетариями и вынесли на своих плечах все тяжести борьбы на боевых фронтах, их кровью цементировались паши красные полки и части.

    Победы Краспой армии давались нам нелегко, как нелегко строилась и складывалась в регулярную воинскую силу и Крас­ная армия.

    В начале 1919 г., т. е. спустя больше года после создания Красной армии, па VIII съезде партии вопрос о строительство армии и положении на фропте был поставлен со всей остротой. Большинство военных делегатов, прибывших с многочисленных фронтов, поставили перед съездом партии резко вопрос о руко­водстве строительством и боевыми операциями Красной армии со стороны РВС и Троцкого.

    Давно это было. Теперь это уже история, а тогда, 14 лет назад, вокруг этого вопроса на съезде происходили настоя­щие бои (словесные) между большинством военной делегации и небольшой группой товарищей, тоже не безоговорочно, но поддерживавших военное руководство и Троцкого. Военные де­легаты почти единодушно сходились на том, что Красная армия того времени была еще не организована как регулярная армия, что работа РВС республики в области организационного твор­чества идет из рук воп плохо. Делегаты докладывали о том, как на местах с помощыо партийных комитетов, опираясь па рабочих, приходится наспех сколачивать воинские части и без всякой предварительной подготовки бросать их на затычки прорывов пли на подкрепление нашим измотанным боями
    частям. Жаловались, что пикаких подкреплений из центра пет и пр. Коистатировали неправильное толкование РВСР роли воеппых специалистов, что порождало и трепия на местах п измены ряда бывших офицеров. Было сильное недовольство Троцким за «го черствое, враждебное отношение к старым большевикам, находившимся на фронтах и па своем горбу выносившим все тяжести боевой страды. Уже к этому времени Троцкий пытался расстрелять целый ряд ответственнейших во­еппых коммупистов-фронтовиков, и только вмешательство ЦК и сопротивление, оказанное фронтовыми работниками, пред­отвратили гибель ряда лиц.

    Троцкого на съезде не было. Он предпочел быть па фронте*4 неприятностям, которые его ждали па съезде. Правда, в то время вновь исиечеппын большевик Троцкий еще пе успел разверпуть всех своих мелкобуржуазных „талантов44 во всерос­сийском масштабе (это он сделал через полтора года, в период профсоюзной дискуссии), по уже н тогда расхождения между старыми большевиками и Троцким по вопросам армейской ра­боты приняли резкий и серьезный характер. VIII съезд нашей партии в истории развития Красной армии занимает одно из важ­нейших мест. На этом съезде, как никогда ли до, ди после этого, был доставлен между прочим со всей остротой н вопрос о воен­пых специалистах, об их использовании в рядах Красной армии.

    Съезд принял известные решения по воеппому вопросу и тем самым внес полную принципиальную и деловую ясность в этот сложнейпшй вопрос. На закрытом заседании съезда выступили Ленин и Сталии как докладчики ЦК партии.

    Вот что говорил т. Сталин:

    „Мы либо создадим настоящую рабоче-крестьянскую, по преимуществу крестьянскую, строго дисциплшшровалпую армию л Защитим Республику, либо пропадем44.

    Далее т. Сталин продолжал:

    Политическое воспитание в армии имеет огромное значе­ние. Мы должны поставить вопрос, чтобы Всероссийское бюро военных комиссаров было реорганизовано или упразднено, не­обходимо добиться того, чтобы как в тылу, так л на фронте части были воспитаны в революционном духе, необходимо до­биться того, чтобы создать регулярную армию, которая была бы готова в любой момент итти в бой44.

    Таким образом т. Сталин характеризовал тогдашнюю армию как нерегулярную вооруженную силу, не спаянную твердой организацией и дисциплиной и не готовую в любую минуту итти в бой. Дело, заключалось в том, что партизанские отряды,
    сыгравшие колоссальную роль в первых боях и победах, часто не только не могли вырасти; в регулярные единицы, но и сами их руководители и командиры во многих случаях мешали строи­тельству дисциплинированных частей.

    Этому вопросу Ленин посвятил на съезде свою речь, сыграв­шую решающую роль в дальнейшей пашей работе по строи­тельству регулярной Красной армии.

    Как я уже говорил, военпых специалистов у нас было во­обще немного, а крупных организаторов из них очепь и очень мало: бывший главнокомандующий С. С. Каменев (аплодис­менты), его предшественник па этом посту Вацетис (апло­дисменты), П. П. Лебедев, Б. М. Шапошников, П. И. Петин, С. А. Межепинов и еще пара-другая десятков человек—вот и весь кадр настоящих военпых специалистов на всю Краспую армию.

    А в общем, оглядываясь теперь пазад, нужпо сказать, что все мы были неопытны и ко мпогим вопросам подходили ощупью. А из-за нашей неопытности дело не клеилось, не всегда выходило так, как нам того хотелось. РВСР например разверпуд строительство регулярных дивизий и разработал для них такие штаты (знаменитые штаты по приказу 220), что одпа стрелковая дивизия состояла из 55 тыс. человек и 25 тыс. голов лошадей. Нет надобности здесь говорить о том, что ни одной такой дивизии мы пе создали н не могли создать. Зато тылов, т. е. «доков, при этаком организационном творчестве мы наплодили буквально зшллиопы.

    Боевая ценность дивизий, создаваемых на этих основах, была очень не велика даже по сравнению с плохо организо­ванными, но хорошо дравшимися полупартизанскимп частями, так как среднее количество бойцов, фактически дравшихся в таких дивизиях, не превышало 3—4 тыс. человек, хотя едоков насчитывалось десятки тысяч. Для укомплектования частей на фронте поступали из тыла обычно неорганизованные попол­нения. В моей лично практике был только один случай, когдз! москвичи прислали на царицынский фронт прекрасно организо­ванный, хорошо снабженный Рогожскоимоновский полк. Все, начипая с комполка т. Лагофет и кончая стрелками, было в этом полку хорошо. В первых боях полк дрался прекрасно, но быстро выдохся. Люди не были втянуты в боевую жизнь, в тяжелую боевую работу на фронте. Bo-время сменить такую часть ла фронте, дать ей оправиться, отдышаться от первых боевых потрясений — это элементарная задача всякого комапдования. Но мы этого делать не могли. Раз лопавшая на фронт воин­ская часть бессменно пли почти бессменно должна была драться


    до победы, до разгрома врага. Естественно, что в боях, а Красная армия па фронте всегда дралась, было трудно зани­маться организацией, приведением частей в регулярный44 вид. Всем этим пуяшо было заниматься в тылу, но там этим занима­лись слабо и неумело. Этим между прочим и пужпо объяснить отсутствие организованной армии даже к началу 1919 г.

    Чем же, как не отсутствием организованной армии, твер­дого порядка и крепкой дисциплины в армии, можно объяснить тот факт, что ЦК, вернее, Ленин, превратил Сталина в спе­циалиста по спасанию положения почти на всех фронтах, где нависала опасность или делу грозила катастрофа. Так было на царицынском фронте, па пермском участке 111 армии, в Ленин­граде, па западе, па юге, всюду и везде — Сталин в качестве человека, вытаскивающего дело из хаоса и неразберихи, спа­сающего положение па фронте. (Аплодисменты.) Работавшие с ним товарищи могут многое порассказать, как работа.! Сталин и какие результаты получались от этого. Я говорю не для того, чтобы лишний раз повторить то, что давным-давно всем из­вестно, а для того, чтобы еще раз напомнить о том, с какими; трудностями доставались нам победы из-за недостаточной орга­низованности Красной армии, из-за плохого руководства со стороны РВС республики.

    Нельзя объяснять трудиости в организации регулярной Крас­ной армии в первые годы ее жизни наличием только одних объективных причин. В этом деле немалую роль сыграли субъ­ективные причины. Именно эти субъективные причипы вы­нудили однажды т. Сталина, когда его отправляли спасать по­ложение на одном из фронтов, написать Ленину, что его (Сталина) превращают „в специалиста но чистке конюшеп воен­ного ведомства44. Этими словами т. Сталин метко охарактеризовал работу тогдашнего Реввоенсовета и руководство Троцкого. Метод Троцкого — руководить Красной армией с двух поездов, а всю тяжесть работы перекладывать на второстепенных работников, Этот метод не достигал цели. Этот метод приводил к тому* что Ленин принужден был заниматься буквально всем, вплоть до мелочей, чем по сути дела обязан был заниматься Реввоен­совет и его глава Троцкий. Об этом свидетельствуют опубли­кованные сегодня в „Правде44 четыре ленинских документа. К массе тех документов, которые частью уже опубликованы, а. частью еще неизвестны, я прибавлю письмо Ленина к тог­дашнему члену РВС т. Гусеву, тоже еще не опубликованное 1.

    1   Сейчас это письмо опубликовано в Ленинском сборнике XXIV, стр. 15.


    16. IX. 1919

    Тов. Гусев! Вникая в письмо Скляпского (о положении дел 15. IX) и в итоги по сводкам, я убеждаюсь, что наш РВСР работает плохо.

    Успокаивать и успокаивать, это — плохая тактика. Выходит „игра в спокойствие.

    А на деле у нас застой —почти развал.

    На Сибирском фронте поставили какую-то сволочь Оль- дероге п бабу... (фамилию опускаю—К. В.) и „успокоились. Прямо позор! А нас начали бить. Мы сделаем за это ответ­ственным РВСР, если не будут приняты энергичные меры. Выпускать из рук победу — позор.

    С Мамонтовым застой. Видимо, опоздания за опозданием. Опоздали войска, шедшие с севера па Воронеж. Опоздали с пере­кидкой 21-й дивизии на юг. Опоздали с авто-пулеметами. Опозда­ли с связью. Один ли главком ездил в Орел или с Вами, дело но сделали. Связи сСелпвачевым не установили, надзора за ним не установили, вопреки давнему и прямому требованию ЦК.

    В итоге с Мамонтовым застой, и у Селивачева застой (вместо обещанных ребячьими рисуночками „побед” со дня в день — помните, эти рисуночки вы мне показывали? И я сказал: о про­тивнике забыли!).

    Если Селнвачев сбежит пли его начдивы изменят, виноват будет РВСР, ибо он спал и успокаивал, а дела не делали. Надо лучших, энергичнейших комиссаров послать на юг, а не сонных тетерь.

    С формированием тоже опаздываем. Пропускаем осень, а Деникип утроит силы, получит и танки, я проч. 1и проч. Так нельзя. Надо сонный темп работы переделать в живой.

    Ответьте мне (через Л. А. Фотневу).                         1EBITB

    Видимо, наш РВСР комапдует, не интересуясь пли не желая следить за исполнением. Если это общий паш грех, то в военном дел это прямо гибель”.

    Вот как Ленин оцепивал работу Реввоенсовета. Оценка со­вершенно объективна и правильна. Письмо датировано 16 сен­тября 1919 г. Эт° был наиболее острый, наиболее тяжелый период гражданской войпы, это было тогда, когда Деникин подходил к Орлу. Настоящего, действенного, творческого руко­водства со стороны Реввоенсовета не было. В таких труднейших условиях строилась и создавалась Краспая армия.

    И, невзирая на все эти трудности, невзирая на ряд пе-
    простительпых ошибок, имевших место в центральном руко­водстве Краспой армии и на местах, мы все же победили всех наших врагов, отстояли независимость Советского государства и наше право па социалистическую стройку. Мы победили по­тому, что в гуще Красной армии вели дело настоящие боль- шевики-партийцы, закаленные в битвах, получившие богатый опыт в вооружепной борьбе задолго до Октябрьской революции, дисциплинированные, непоколебимо верящие в непобедимость рабочего класса. Нашей партии, воспитанпой п руководимой Лениным, дым пожара гражданской войны не мешал по-мар- ксистски видеть соотношение сил в борьбе, исторически сло­жившиеся факторы, действовавшие за п против нас. Только верный учет всех элементов, из которых складываются силы борющихся сторон, может гарантировать руководителям и во­ждям успех в борьбе. Наша партия, ее вожди это искусство постигли в совершенстве.

    Тов. Сталин в статье К военному положению па юге, помещенной в Правде4* от 28 декабря 1919 г., писал следующее

    о  паших преимуществах в борьбе с белогвардейцами:

    Еще в начале Октябрьского переворота наметилось неко­торое географическое размежевание между революцией н контр­революцией. В ходе дальнейшего развития гражданской войны районы революции и контрреволюции определились оконча­тельно. Внутренняя Россия с ее промышленными и культурно- политическими центрами (Москва и Петроград), с однородным в национальном отношепип населением, по преимуществу рус­ским,—превратилась в базу революции. Окраины же России, главпым образом южная и восточная окраины, без важных про­мышленных и культурно-политических центров, с населением в высокой степени разнообразным в национальном отпошепии, состоящим из привилегированных казаков-колоннзаторов, с одной стороны, и неполноправных татар, башкир, киргиз (на востоке), украинцев, чеченцев, ингушей и других мусулъ-мапских народов, с другой стороны — превратились в базу контрреволюции.

    ...Здесь же следует искать объяснения того, непонятного для просвещенных шаманов Аптапты, факта, что „контрреволюцион­ные войска, дойдя до известных пределов (до пределов вну­тренней России!), неминуемо терпят катастрофу...44

    В качестве ближайших, так сказать, практических причип наших побед т. Сталин на примере южного фронта называл:

    1) Улучшение дела резервов и пополнений на советском южном фронте.

    2)  Улучшение дела снабжепия.

    3)   Наплыв на фронт коммупистов-рабочих из Питера, Мо­сквы, Твери, Иваново-Вознесенска, вошедших в паши южные полки п совершенно преобразивших последние.

    4)    Палажение аппаратов управления, совершенно расстроен­ных раньше набегами Мамоптова.

    5)   Умелое применение командованием южфропта системы фланговых ударов при наступлении.

    6)   Методичность самого наступления...

    Последние два положения оперативно-тактического порядка нужно отнести за счет хорошей работы тогдашнего командую­щего южфронтом и нынешнего нач. штаба РККА т. Егорова так же, как за счет самого т. Сталина, вместе с Егоровым громившего войска Деникина. (Аплодисменты.)

    К 1920 г. в результате папряжепия сил всей партии и страпы и накопленного опыта Красная армия выросла в настолько бое­способную силу, что могла померяться силами с белопольской армией, организованной по образцу западноевропейских армий. Если кто из молодых товарищей может подумать, что польская армия не представляла собой современной, хорошо организован­ной армии, тот сильно ошибется. Польша выставила в 1920 г. с помощью Антанты хорошо обученные, лучше нашего воору­женные и прекрасно снабженные войска. Красная армия, не имея ни минуты передышки от бесконечных боев, нмея как бы „про запас укрывшегося в Крым Врангеля, выдержала неплохо и этот экзамен на боевую зрелость.

    II

    ГЛАВНЕЙШИЕ ЭТАПЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТИ КРАСНОЙ АРМИИ

    Гражданская война закончилась. Красная армия последова­тельно разгромила белогвардейские армии, выдержала войну с белополяками, прогнала с территории СССР многочисленных интервентов, последними из которых были японцы на Дальнем Востоке. Однако боевая работа Красной армии на ртом -не за­кончилась. Красная армия принуяедена была ликвидировать бесконечное множество мелких и крупных бандитских шаек, которые в течение ряда лет после разгрома регулярных армий белогвардейцев и интервентов мешали и дезорганизовали мирную жизнь советских. республик.

    Непосредственна после разгрома Врангеля Красная армия вступила в период: демобилизации. Демобилизация армии пред­ставляла собой процесс длительный., тяжелый и болезненный.

    Численность Красной армии, до официальным данным, дости­гала к концу 1920 г. 5,5 млн. человек. Для того чтобы рас­пустить эту массу людей, развезти их ло областям, районам и селам, потребовалось громадное напряжение всех сил государ­ства, особенно в условиях тогдашней тяжелой разрухи, явив­шейся результатом империалистической и гражданской войн. В декабре 1920 г. тогдашний Ревсовет республики принял постановление: „Припять все меры к тому, чтобы к началу 1921 г. распустить 2 млл. бойцов и оставить не больше 3,5 млп. бойцов в Краспой армии'4.

    Это было только началом демобилизации, которая затя­нулась на годы и проходила к тому же недостаточно орга­низованно.

    Весь 15-летлий исторический дуть Красной армии можно разбить на трп главнейших этапа:

    Первый этап1918—1923 гг. Э™ этап заполнен граждан­ской войной, в огне которой была создана наша армия, п по­следовавшей за окончанием войны демобилизацией, фактически продолжавшейся до начала 1924 г., т. е. до так называемой военной реформы.

    Второй этап —1924—1928 гг. Этот этап, начавшийся с воен­ной реформы л связанный с именем покойного М. В. Фрупзе» вошел в строительство Красной армии главным образом как Этап ее окончательного организационного оформления.

    Наконец, третий этап 19281933 гг.—годы первой пяти­летки социалистического строительства, сопровождавшиеся для Красной армии ее коренной технической реконструкцией.

    Таким образом в течение последующих лет до начала 1924 г. Красная армия продолжала жить в демобилизационном пе­риоде. Войска занимали места постоянного расквартирования, устанавливались численность п основные организационные со­единения, приводилось в известность и порядок оставшееся от войны имущество и т. д. и т. л.

    Было лп однако достаточно для обороны страны одной этой демобилизационной работы Краспой армии? Пет, эта работа ни в коем случае не могла удовлетворить нашу партию, нашу стра­ну. Наше международное положение после окончания граждан­ской войны, в первые годы передышки, было чрезвычайно напря­женным. Оно было чревато всякими неожиданностями и воен­ными осложнениями. Учитывая это, еще в декабре 1921 г., т. е. в самый разгар демобилизации Красной армии, Ленин сказал:

    „Мы говорим себе: взявшись за паше мирное строительство, мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспрерывно.

    36    Ворошилов. Статьи в реи

    В то же время, товарищи, будьте на-чеку, берегите обороноспо­собность пашей страны и нашей Красно армии, как зеницу ока[2].

    Ленин, учивший пас, что мы вступили в полосу войн и пролетарских революций, завещал немедлшно вслед за демоби­лизацией Красной армии, учитывая сложившуюся новую внешне­политическую обстановку л новых противников, приступить к военной учебе, к укреплению Красной армии, готовой в любой момент выступить па оборону советских республик.

    В 1924 г. на историческом заседании II съезда советов, посвященном смерти нашего великого вождя, т. Сталин так говорил об этом же самом:

    „Ленин не раз говорил нам, что передышка, отвоеванная нами у капиталистических государств, может оказаться кратко­временной. Ленин не раз указывал нам, что укрепление Крас|ной армии и улучшение ее состояния является одной из важнейших Задач нашей партии... Поклянемся же, товарищи, что мы не пощадим сил для того, чтобы укрепить нашу Красную армию, наш Красный флот[3].

    Заветы Ленина об укреплепии Красной армии сейчас же после окончания гражданской (войны, чтобы в новой обстановке она была способна к обороне советских республик, были для нас путеводной рвездой. Но как можно былю укреплять Красную армию того (времени, плохо снабженную, плохо организованную, очень плохо размещенную, еще ine приведенную в крепкую, стройную систему, какой должна быть всякая военная орга­низация? К тому же в эти годы (1921—1924) партия должна была напрягать все свои силы, чтобы отражать жестокие атаки на ленинскую линию со стороны троцкистов и других оппози­ционных групп и группировок. Это отвлекало значительные силы партии в том числе и от внимания к вопросам строитель­ства Красной армии, что сказывалось отрицательно на разреше­нии ряда неотложных вопросов. В этой обстановке Красная армия продолжала переживать тот же неустойчивый и нездо­ровый период демобилизации, не двигаясь вперед, не ставя новых проблем в области военного дела, в лучшем случае Это было топтанье на месте.

    Уже !в 1921 г. и для ЦК, и для многих военных работников в особенности, стало ясным, что дело организации Красной армии в соответствии с новыми требованиями, которые предъ­являл тогда Советский Союз, подвигается слишком медленно


    вперед. Уже давно прошла гражданская война, и однако Красная армия по чувствовала никакого свежего воздуха, никакой повой творческой работы. Такое положение ие могло, не возбуждать в ДК, во всей партии очень серьезных опасений относительно качества тогдашнего руководства Красной армии.

    В январе 1924 г. Центральный комитет назначил специаль­ную комиссию во главе с т. Гусевыэг, которой было поручено обследовать состояпие Краспой армии и долюжитъ о результатах пленуму Центрального комитета партии. Эта комиссия рабо­тала несколько месяцев п результаты своей работы доложила ЦК па двух пленумах —февральском и апрельском 1924 г. Выводы комиссии были чрезвычайно неутешительны ш сформу­лированы кратко следующим образом:

    ' Красной армии как организованной, обученной, полити­чески воспитанной н обеспеченной мобилизационными запасами силы, у пас в настоящее время нет. В настоящем своем: виде Красная армия небоеспособна".

    На этом пленуме выступил т. Сталин, который в следующих словах характеризовал состояпие Красной армии: „Если бы бог нам не помог... и нам пришлось бы впутаться в войну, нас распушили бы в пух п прах.

    Резолюция, принятая пленумом по предложению т. Сталина, подтвердила эту уничтожающую оценку состояния Красной армии:

    Заслушав доклад комиссии и единогласно дошнятые ею резолюции, пленум ЦК констатирует наличие в армии серьез­ных недочетов (колоссальная текучесть, полная неудовлетвори­тельность постановки дела снабжения и пр.), угрожающих ар­мии развалом".

    Таким образом к началу 1924 г. Красная армия представляла собой больной, небоеспособный организм. Это явилось прежде всего следствием неудовлетворительного руководства со сто­роны тогдашнего Реввоенсовета Союза строительством Красной армии. Поэтому непосредственно вслед за э.тим был проведен ряд организационных мероприятий, направленных к обновле­нию руководящей верхушки Красной армии. Покойный т. Скляп- ский, который фактически нес на своих плечах всю работу в Наркомвоенморе, был снят с этой работы, и на его место был назначен М. В. Фрупзе. Весь центральный аппарат Крас­ной армии был до основания реорганизован н почти полностью обновлен за счет привлечения боевых командиров-коммунистояв и политработников—участников гражданской войны п моло­дых наших академиков. В этот знаменательный год в истории


    Красной армии всколыхнулась до самых низов вся армейская общественность. К разработке вопросов военного строительства были ио-ыастоящсму привлечены наши молоды© коммунисти­ческие кадры. После нескольких лет опасного застоя в Крас­ной армии повеяло впервые свежим воздухом.

    Бее эти объективные факты, основанные на живых сви­детелях п документах, рассеивают между прочим довольно распространенную легенду о том, что Троцкий, тогдашний глава военного ведомства, был снят со своей работы только в ре­зультате его борьбы против партии. Конечно это было важней­шим соображением, когда ЦК освободил Троцкого от его обя­занностей, потому что нельзя было ни одной минуты держать во главе Красной армии человека, который па всех парах совер­шал обратный бег в лагерь контрреволюции. Но в такой же степени снятие Троцкого диктовалось всей обстановкой, со­здавшейся тогда в армии. Безотрадные выводы комиссии т. Гу­сева явились следствием прежде всего неудовлетворительного руководства строительством со стороны Троцкого. Троцкий ока­зался полным банкротом, совершенно непригодным для твор­ческой положительной работы, когда пужно было засучив рукава организовывать военпых большевиков, молодых командиров и политработников, для того чтобы двинуть дело строительства Красной армии на высшую ступень, на уровень современных требований обороны и военного искусства. Центральный комитет снял Троцкого с поста наркомвоенмора пе только как уже определившегося врага нашей партии, но и как пе справив­шегося с порученной ему партией работой.

    Второй этап в жизни Красной армии начался с военной реформы 1924 г. и продолжался до 1928 г. Как я ужо сказал, главным его содержанием было организационное оформление всех вооруженных сил на основе опыта империалистической п гражданской войн. За этот период организационная структура Красной армии была приведена в соответствие с современными требованиями. Именно в эти годы сложилась та организация Красной армии, как она в основпом существует до сих пор, была установлена система комплектования Красной армии, си­стема мобилизации, система подготовки кадров командного и политического состава. В частности территориальная система, являющаяся важнейшей частью в организационной структуре Краспой армии, окончательно сложилась и приняла устойчи­вые, полностью себя оправдавшие формы пмеппо за этп годы.

    В этот же период Красная армия получила все современные уставы и наставления, составленные на основе изучения опыта


    мировой в гражданской войн. Была создана, система боевой подготовки рядового и начальствующего состава. Па основании новых уставов и этой установившейся системы боевой подго­товки обучение Красной армии было поднято на уровень со­временных армий.

    В области военной техники эти годы характеризовались теоретической разработкой вопросов технического перевоору­жения РККА. Именно в эти годы была проделана огромнейшая работа теоретического характера, которая дала нам возможность приступить в дальнейшем к плапомерпой технической рекон­струкции Красной армии с учетом всех требований современной войны и современного боя.

    В этом втором этапе исторического развития Красной армии мпого сил и внимания было обращено на установление пра­вильных взаимоотношений между командным и политическим составом. Я имею в виду установление в армии единоначалия, потребовавшее неодпократиого вмешательства нашего Цен­трального комитета. За эти годы еще более был укреплен по­литический аппарат — этот исключительный аппарат, сыграв­ший громадную роль в строительстве Красной армии и в под­готовке и воспитании ее кадров.

    В итоге работ 1924 1928 гг. Красная армия получила! современную устойчивую организацию, наладила регулярное комплектование личного состава, установила сроки службы, получила все современные уставы, систематизировала и на­ладила боевую подготовку рядовых бойцов и начальствующего состава, развернула сеть высших и средних военпо-учебных заведений.

    Из армии организационно отсталой Красная армия в 1928 г. превратилась в армию современную, сделавшую для себя вев организационно-учебные выводы из опыта последних войн.

    III

    ПЕРВАЯ ПЯТИЛЕТКА И ОБОРОНА СССР

    По уяаз в это время перед Красной армией во всей остроте встал вопрос о ее техническом перевооружении. Еще в 1925 г., выступая на III съезде советов, покойный М. В. Фрунзе указывал па техническую отсталость Краспой армии как на самую слабую сторону наших вооруженных сил, считая поднятие техники Красной армии самой основной и самой пасущной задачей.

    Однако осуществление этой задачи по необходимости было от­ложено, потому что пи в 1925 г., ни в ближайшие последующие
    годы наша страпа де располагала такими материальными ресур­сами, такими технико-производственными возможностями, кото­рые бы позволили по-настоящему серьезно поставить и разрешить вопрос технического перевооружения Красной армии, рту. воз­можность мы получили в ходе успешного выполнения первой пяти­летки социалистического строительства. Индустриализация стра­ны, рост советской металлургии, химии, рост машиностроения, общий колоссальный технический рост всего народного хозяй­ства—вот что создало те благоприятные
    условия, которые дали возможность в качестве одной из главнейших задач первого пяти­летнего плана поставить и задачу укрепления оборопы СССР.

    Каким путем этого можпо было достигнуть? Во-первых, путем создания промышленной базы, способной производить технические средства борьбы в необходимом для оборопы страны количестве, и, во-вторых, путем оснащения Красной армии современной техпикой на основе роста тяжелой инду­стрии и машиностроения.

    Старая армия была самой отсталой армией в Европе. Перед мировой войной на ее вооружении состояли трехлинейные вин­товки, 'небольшое количество пулеметов „Максима, значитель­ное количество легких трехдюймовых пушею, небольшое коли­чество гаубичной артиллерии.

    Вот в осиовпом все, чем была вооружена армия паря. Тя­желая артиллерия полностью отсутствовала. К этому надо при­бавить, что все образцы вооружения, в частности артиллерий­ского, были ие отечественного, а иностранного происхождения. Своих собственных конструкторских кадров, работавших над вопросами современного вооружения, старая армия почти не имела. В 1917 г., т. е. к Октябрьской революции, в этом воору­жении старой армии не произошло значительных перемен. Правда, количество вооружения увеличилось, до качество его осталось прежним. Новые средства борьбы, появившиеся в про­цессе мировой войны (танки, авиация, химия), в старой армии почти полностью отсутствовали.

    Эта отсталость старой армии в военной технике была уна­следована и Красной армией. Вооружение Красной армии в годы гражданской войны было таким же, как у старой армии, только более изношенным и количественно более слабым. С но­выми средствами борьбы Красная армия знакомилась, отнимая у интервентов и белогвардейцев в бою повые предметы воору­жения. Таким образом Красная армия получила например первые танки. Поэтому разрешение давно назревшей задачи техниче­ского перевооружения Красной армии, или, как у нас принято
    говорить, технической ее реконструкции, явилось неотложным делом после ее организационного оформления.

    Как была осуществлена намеченная нами программа в пер­вую пятилетку? Прежде всего я должен отметить, что техни­ческая реконструкция Красной армии происходила по заранее обдуманному и утвержденному нашим ЦК плану. Как я ужо говорил ранее, техническая разработка вопросов перевооружения Красной армии была памп начата еще в 1927 г. и продолжалась в 1928 и 1929 гг. Иа основе теоретического изучения проблем современной техники был составлен план, по которому мы ра­ботали все эти последние годы. Это плановое начало в строитель­стве Краспой армии, проводившееся с твердой последователь­ностью, чрезвычайно облегчило задачу перевооружения РККА.

    Прежде всего мы должпы были запяться стрелковым во- оружением. Какие запросы мы предъявляли в э.той области? Мы должны были улучшить нашу трехлинейную винтовку, су­ществующую на вооружении. Но пе только улучшить,—опыт истекших войн требует перехода иа самозарядную винтовку, требует автоматической винтовки. Теперь мы эти новые типы винтовок имеем своего собственного, советского происхожденпя.

    Но самым главным недостатком в стрелковом вооружении Красной армии были пулеметы. Пулеметов в старой армии и в Красной армии в годы гражданской войны было вообще не­достаточно; ручных пулеметов почти вовсе не было, также не было и крупнокалиберных пулеметов. Нечего и говорить, что специальных — танковых и авиационных — пулеметов не было и подавно. Между тем всем известно, какое решающее значение пулеметы имеют в современной обороне.

    Это они, пулеметы, в большом количестве и хорошо распо­ложенные на всей глубине поля боя, заставили англичан в мировую войну сконструировать танк. Э'то они, пулеметы, хо­рошо примененные к местности и тактически правильно исполь­зованные, останавливали неоднократно атаки японцев в Шанхае, хотя эти пулеметы и находились в руках такой отсталой армии, какой является армия нынешнего Китая. Поэтому все совре­менные армии буквально насыщены пулеметным вооружением. Пулеметы выполняют различные функции в современной обо­роне—и против живой силы, и против танков, и против воз­душного противника. В зависимости от этого все армии имеют различные типы пулеметов, внедрепные в самые мелкие под­разделения войск.

    В результате наших работ в этой области Красная армия имеет теперь все необходимые ей типы пулеметов. Все нанщ


    пулеметысоветской конструкции, сделаны руками наших ра­бочих, наших мастеров, наших инженеров и техников.

    На этой схеме (показывает схему) вы видите результаты наших успехов в деле стрелкового вооружения Красной армии.

    Возьмем 1921 г. Эт0 ручной пулеметик, иностранной фа­милии. Он попал к пам в очень ограниченном количестве от старой армии, но большею частью был нами отбит в боях с интервентами и белогвардейцами. На следующей диаграмме показан 1928 г. Как видите, некоторое, но очень незначительное увеличение, хотя вы здесь уже видите пулемет советской кон­струкции. И наконец 1933 г.: мы имеем столько ручных пуле­метов, сколько нужно нашей Красной армии.

    Старый станковый пулемет „Максима по своему качеству не вызывал никаких сомнений, но количество этих пулеметов было чрезвычайно незначительно. Вот на этих трех диаграммах вы видите, как росло с 1921 г. количество станковых пулеме­тов в Красной армии.

    По самым главным достижением в стрелковом вооружении, мы считаем, во-первых, создание кадра специалистов, могущих со знанием дела и опытом работать в этой области: их раньше пе было, теперь опи есть; во-вторых, создание промышленной базы, которая сможет производить такого рода оружия столько, сколько потребуется Красной армии для отражения возмояшого нападения.

    Не лучше обстояло дело и с артиллерийским вооружением. Артиллерия во всех буржуазных армиях продолжает занимать весьма важное место. Невзирая на появление новых родов войск — авиации, танков и химии, удельный вес артиллерии попрежнему остается очень высоким. В соответствии с новыми условиями, в ”которых будет протекать бой, от современной ар­тиллерии требуется большая дальнобойность и большая мощ­ность. Поэтому все буржуазные армии после окончания миро­вой войпы продолжают усиленно работать над новыми ти­пами артиллерийского оружия.

    Вся артиллерия Краспой армии, унаследованная от старой армии, была времен начала империалистической войны —уста­релая по дальнобойности, с малым количеством гаубиц и с очепь незначительным количеством тяжелой артиллерии. Со­вершенно не было батальонпой артиллерии, не было зешггной п танковой артиллерии. Хуже всего было то, что почти все артиллерийское оружие старой армии было заграничного происхождения. Виккерс, Шнейдер-Крезо, Крупп вот кто поставлял образцы артиллерийских орудий старой армии.

    К этому падо добавить, что вся наша артиллерия к 1928 г. была не только устарелой конструктивно, по а очень изно­шенной, потому что прошла две войны —мировую и гра­жданскую.

    В результате работ последних четырех дет мы добились в области артиллерии очень многого. Мы модернизировали всю существующую артиллерию, подняли ее до уровня ипостр энных типов, мы увеличили коллчество гаубичной артиллерии. Впер­вые в нашей стране мы создали свою тяжелую артиллерию. Мы сконструировали и поставили на производство свою зенит­ную, танковую и противотанковую артиллерию. Мы, наконец, создали свою мелкокалиберную артиллерию, так необходимую нам для мелких подразделений пехоты. Работа эта потребовала громадных сил и громадного напряжения. На этой схеме (по­казывает) вы видите, как росла артиллерия Красной армии с 1921 г.. как из незначительного количества, состоявшего главным образом из трехдюймовок, артиллерия выросла в мощ- пую силу, состоящую из всех современных образцов. Вы ви­дите здесь картину, которая меня по крайней мере радует. (Смех, аплодисменты.) Я уверен, что она радует и всех здесь присутствующих. (Аплодисменты.)

    Так же как в стрелковом вооружении, главнейшим дости­жением и в этой области является создание, во-первых, своих конструкторских кадров, своих советских инженеров и техни­ков, получивших опыт в сложнейшем деде артиллерийских кон­струкций; во-вторых, создание своей мощной промышеппой базы, которая способна будет в случае надобности давать Крас­ной армии артиллерию, какая ей потребуется.

    Хуже всего обстояло у нас дело с танковым вооружением. Вам известпо зпачение танков в современной войне. Вы по­мните, что танки сыграли весьма существенную роль в победе Антанты пад Германией в 191$ г. И после мировой войпы все буржуазные армии усиленно работают пад конструкцией новых типов танков, над усовершенствованием старых, отводя Этому оружию первостепенное место в будущей войне. У нас тапков совсем не было, и это создавало громадную опасность для оборопы страны. Правда, несколько десятков танков со­стояло на вооружении Красной армии, но все эти огромней­шие „Рикардо и маленькие „Рено, которые многие из вас имели возможность видеть на наших прежних военных пара­дах, были отняты нами в боях у белогвардейцев и интервентов па различных фронтах гражданской войны. Эт° был старый хлам, не имевший никакой боевой ценности и представлявший


    собой только некоторый учебный интерес. Поэтому на тап- ковое вооружение мы должны были обратить самое присталь­ное внимание. ЦК партии и правительство и в особенности т. Сталин приняли все меры, нажали на все педали, чтобы Это оружие появилось в Красной армии. Мы .имеем теперь значительные конструкторские кадры, которые могут работать в области танкового вооружения, могут давать свои, ориги­нальные типы этих боевых: машин. Кроме того мы и здесь создали мощную базу, которая может удовлетворить паши по­требности в тапках, если на нас пападуг империалистические интервенты.

    К данному времени мы можем считать задачи танкового вооружения Красной армии разрешенными вполне удовлетво­рительно. Мы пе только имеем эти боевые машины в наших войсках, но мы имеем различные типы танков в зависимости от их боевого назначения. На этой схеме (показывает па схеме) вы видите, как из еле заметных точек, каковым было наше танковое вооружение в 1921 г., оно к 1933 г. выросло в солид­ное, как видите, хорошо заметное оружие. (Аплодисменты.)

    Что касается авиации, то мы занимались ею очень много и раньше. Уже к 1928 г. мы имели значительный воздушный флот. Вот Hai этой схеме (показывает на схему) изображено, как росла наша авиация начиная с 1921 г. Как видите, этот рост был: довольно значительный. Особенно, если взять его с 1921 по 1933 г., то он—огромный. Но самое главное, что внесла пяти.*етка в нашу авиацию,— это большие качественные изменения. Мы имеем теперь не только одни разведчики, из которых по преимуществу состояла паша авиация к 1928 г. Мы имеем теперь вое типы современных машин (бомбардиро­вочную, штурмовую, истребительную и тяжелую бомбардиро­вочную авиацию), и в таком соотношении, которое должным образом увеличивает мощь нашего воздушного флота. Мы уси­лили нашу промышлеппую авиационную базу. Увеличились кадры конструкторов, работающих как в области самолето­строения, так и —что особенно важно —в области моторострое­ния. За эту пятилетку мы получили первые образцы советских авиационных моторов, которые ставятся теперь на массовое производство.

    Мы наконец проделали большую работу по оснащению Крас­ной армии современной связью. Средства связи и в культур­ной и в экономической жизни государства имеют громадное значение, не меньшее значение средства связи имеют и для современной армии. Без хорошей квалифицированной связи
    невозможно управление войсками в современном бою, а раз не­возможно управление, следовательно невозможно использование всех современных технических средств войны. Связь Краспой армии была очень слаба и базировалась главным образом па очень отсталых аппаратах проволочной связи. Теперь мы имеем не только улучшенную проволочную связь с новой аппаратурой, мы значительно радиофицировала всю Красную армию. На этих диаграммах показал рост радиосвязи Краспой армии. Как видите, он также значителен.

    В нескольких словах я хочу остановиться па химическом вооружении. Надо прямо сказать, что мы были еще не так давно в известной степени безоружны перед этим острым и все развивающимся родом оружия. Невзирая на специальные кон­венции, всякого рода конференции и разговоры о разоружении, империалисты, без всякого сомнения, очепь много работают в области химического оружия. И, невзирая на женевскую бол­товню, химия в будущей войне будет применена но в меньших, а в больших масштабах, чем то имело место в империалистиче­скую войну. Мы можем сказать, что перед лицом химического оружия мы не будем безоружны. Мы сумеем защитить наши войска от химического нападения.

    Что касается инженерного и железнодорожного вооружения, то оно целиком зависит от механизации производственных про­цессов в стране и па трапспорте. Однако и здесь у нас име­ются реальные достижения.

    И наконец два слова о пашем морском флоте. Наша гро­мадная страна имеет большие и открытые морские границы, рти морские границы прилегают к богатейшим пашим про­мышленным и сельскохозяйственным районам. Для обороны и охраны их нам необходим морской флот. За это время мы Значительно модернизировали, т. е. улучшили, наш старый судовой состав, мы сделали кое-что и новое. Но задача укрепле­ния морского флота является нашей задачей на ближайшие годы.

    Вот в самых основных и кратких словах та громадная ра­бота, которая была проделана нами за годы первой пятилетки под руководством Центрального комитета в области техниче­ского оснащения Красной армии, в области ликвидации той большой технической отсталости, которая составляла самое сла­бое место в обороне нашей страпы. В результате этой ра­боты Краспая армия из армии отсталой превратилась в ар­мию современную, передовую. В промышленности создана производственная база, могущая производить все современные
    тех
    нические средства борьбы. Боеспособность Красной армии гигантски выросла, неизмеримо выросла оборона Советского Союза.

    Чтобы дать полное представление о всей нашей работе по укреплению обороны СССР за эти четыре года, необходимо еще сказать о произведенном нами укреплении наших западных и восточных границ. Протяжение всех наших границ огромно: оно равно почти 32 тыс. км. Наши границы с запада и зюстока открыты, легко доступны. Эт° побудило ЦК нашей партии ц правительство потребовать от РВС принятия мер к укреплению наиболее угрожаемых участков наших границ. Поэтому, исполь­зуя имеющийся иностранный опыт, главным образом француз­ский, мы перекрыли часть наших западпых и восточных границ, как показано вот на этой карте (показывает схему), прерывча­той цепыо легких укреплений. Эти укрепления загораживают путь в нашу советскую землю, и если у кого и явится такая охота, то оп принужден будет прежде всего преодолеть степу пулеметного и артиллерийского огня.

    Эти укрепления между прочим являются свидетельством наших мирных намерений. Мы ни на кого пе думаем нападать и отгораживаемся столь дорогими сооружениями от возможных нападений па нас со стороны тех, кто так охотно и облыжно обвиняет пашу страну в красном империализме н прочей че­пухе. Красная армия существует не для завоеваний, оиа при­звана защищать рабоче-крестьянскую страну. Конечно эта цепь укреплений вызвала значительные расходы со стороны государ­ства. Но мы вынуждены это сделать, чтобы отгородиться от охотников до советского добра.

    В итоге всего этого можно сказать, что партия выполнила клятву, произнесенную на II съезде советов устами т. Сталина: она укрепила Красную армию, она оснастила ее новейшей воен­ной техникой и тем самым по-лепнпски укрепила обороноспо­собность Советского Союза.

    IV

    ТЕХНИКА И ЛЮДИ

    Когда говоришь об усовершенствованной, современной и вдобавок количественно довольно многочисленной технике, ко­торой по-настоящему стала пас обеспечивать гигантски вырос­шая за пятилетку индустрия страны, немедленно возникает вопрос, в какие руки эта техника поступает.


    Ведь сама до себе техника мертва. Она дает эффект только в руках человека и лменпо тот эффект, какой приставленный к машине человек хочет и умеет от нее лолучить.

    Годы пятилетки, как я уже говорил, были годами рекон­струкции Красной армии, оснащения ее современными техниче­скими средствами борьбы. На этом участке наша отсталость была очень велика, и мы должны были силами всего пролетар­ского государства ликвидировать это гибельное отставание. Но в то же время мы пи па одну минуту пе забывали о чело­веке — о нашем бойце, командире и политработнике, о том, что этот человек должен быть абсолютно надежным защитни­ком дела социализма и должеп как следует научиться владеть техникой, которую он получает.

    Этот вопрос являлся для нас, является и будет всегда яв­ляться решающим и главнейшим. У пас может быть много прекрасного оружия, -но если мы не будем иметь настоящей своей, подлинной Рабоче-крестьянской Красной армии, если наша армия не будет состоять из преданных пролетарской ре­волюции, политически крепко подкованных, хорошо знающих свое дело командиров, политработников и бойцов,—враг от­нимет у пас это оружие, никакая техника не ломожет нам защитить нашу великую страну.

    Какое сейчас личный состав Рабоче-крестьянской Краспой армии? Начпу с социального состава.

    В 1921 г. в армии было: рабочих —18о/о, крестьян —71 о/о и прочих —11 о/о. В 1928 г. рабочих стало 21о/0, крестьян — 67 О/о и прочих — 12 o/q , В 1933 г. мы имеем уже рабочих 43®/q, крестьян — 47 о/о и прочих —10 о/0. 72°/0 всех крестьян, находя­щихся в армии,—уже пе прежние крестьяне, а сыны повой, социалистической деревни — колхозники. Как видите, с 1928 по 1933 г. произошли большие изменения в социальном составе РККА.

    Чем эти изменения объясняются? Ие ищите здесь искус­ственных мероприятий с нашей стороны. Правда, мы достаточно серьезно следим за тем, чтобы в паши ряды принимались наи­более революционные, наиболее преданпые нашему делу эле­менты, чтобы пе пролез в Красную армию кулак, лпшепеп. Но не в этих паших необходимых мероприятиях главное. Основ­ное в том, что изменяется лицо нашего государства: вдвое за пятилетку количественно вырос рабочий класс, крестьянство стало па две трети колхозным. Вот в чем корень исключитель­ного улучшения социального состава армии—в успехах социа­листического строительства, в каждодневном росте численности
    активных строителей нового человеческого общества, строите­лей социализма. (
    Аплодисменты.)

    Не менее резко изменилась партийло-кол1сомо.1ьская насы­щенность РККА. В 1921 г. мы имели в армии только 7 о/о пар­тийцев, в 1928 г.12,8 о/о партийцев л 14,5 о/о комсомольцш. В 1933 г. мы имеем в составе Рабоче-крестьянской Красной армии 35 о/о членов и кандидатов партии л 24 о/о комсомольцев, т. е. всего около 5( всего личного состава.

    Таким: образом число коммунистов и комсомольцев в армии па сегодня превышает половину всего ее состава. Наша Красная армия —настоящая армия большевиков.

    Тов. Сталин в своем сегодняшнем приветствии Рабоче-кре­стьянской Красной армии, т. Молотов, т. Каганович и все при­ветствовавшие нас совершенно правильно указывали, что Крас­ная армия есть не только вооруженная сила, защищающая строительство социалистического общества, но она в то же время и серьезная школа, пе только школа грамоты, техники, культуры, она одновременно и партийно-политическая школа.

    Я хочу доложить вам, как воспитывает армия нашу моло­дели», ежегодно вливающуюся в ее ряды: в 1924 г. к лам пришло в армию в числе призывников 10 о/о коммунистов, а в 1926 г., после двух лет службы, мы выпустили из армии 28 о/о больше­виков. В 1928 г. мы получили 20о/о коммунистов, в 1930 г. вы­пустили 40о/0. В 1930 г. получили 27о/о, а в 1932 г. выпустили 6/э большевиков, и с удовлетворением скажу, вы рто под­твердите,— неплохих большевиков.

    Мы даем нашим красноармейцам не только большевистское политическое воспитание, не только учим шх военному делу. Ни одни красноармеец вот уже почти 10 лет (с 1924 г.) не выхо­дит из рядов армии неграмотным. Мы повышаем общеобразо­вательную подготовку наших бойцов, даем нм различные знапия, обучаем технике, прививаем культурность, организованность, дисциплину (не только воинскую), развиваем охоту и уменье работать над собой, расти, совершенствоваться. Я знаю людей, которые пришли л армию неграмотными л малограмотными, а из армии ушли в высшие учебные заведения, в техникумы, втузы, стали корреспондентами крупных газет, даже писателями.

    Я не имею времепи подробно рассказывать вам, какую ко­лоссальную работу ежегодно проводит партийно-политический аппарат армии в деле подготовки бойцов по различным спе­циальностям. Мы готовим шоферов, трактористов, механиков, животноводов, кооператоров, культработников и прочих нужных нашей стране специалистов по весьма большой номенклатуре.


    Не все выходят и? армии подобного рода специалистами, по. каждый отпускник, şa буквально» единичными исключениями, Это сознательный, активный, организованный гражданин Совет­ской страны, добросовестный работник, организатор дисциплины и социалистического отношения к труду и в городе —па заводе и в деревне —в колхозе. Мы гордимся тем, что рое шипи орга­низации с охотой принимают па работу к себе демобилизованных бойцов Красной армии, потому дао знают, что ва них можно поло­житься. Мы гордимся тем, что лучшие ударники фабрик, кол­хозов и совхозов — бывшие бойцы Красной армии, в ней полу­чившие, правда, суровую, но хорошую, большевистскую школу.

    Коротко скажу о нашем командном составе. Как я уже доклгадьшал вам, мы были страшно бедны комсоставом на заре строительства своих вооруженных сил. Проблема командира была самой тяжелой, самой болдной во всем нашем деле. Зато за годы мирного строительства мьг, памятуя уроки прошлого, напрягли все силы, чтобы этот пробел раз и навсегда заполнить, чтобы эту проблему раз и навсегда разрешить. На сегодня мы имеем полностью свой, абсолютно преданный пролетарскому делу, непрерывно растущий во всех отношениях командный состав. Костяком его, главной его маооой является командир, рожденный гражданской войной, выученный нашими школами, в подав лшощем большинстве рабоче-крестьянского происхожде­ния. Но мы не только вырастили свои молодые командные кадры. В нашей командирской большевистской среде мы рас­творили целый ряд военпых специалистов старой армии, ко­торые честно и добросовестло с начала гражданской войны, не за страх, а за совесть, служат делу революции. Не только Сергей Сергеевич Каменев, Шапошников, Петин, Меженипов, но и многие другие старые специалисты, пришедшие к нам с первыми выстрелами наших врагов, стали нашими товарищами, партийцами.

    Вот несколько цифр, характеризующих лицо основных ва­ших командных кадров.

    Командующие войсками округов —все 100 о/о члены нашей партии. Командиры стрелковых корпусов —100 о/о партийцы, 33 о/о окончили Военную академию, 6/0 курсы усовершенство­вания высшего начсостава (сокращенный курс академии), многие но два раза. Командиры стрелковых дивизий — 93 о/о партийцы, 25 о/о окончило академию, 75 о/0 КУВНАС. Командиры кавди- визий 95 о/о коммунисты, 43 о/о окопчило академию, остальные КУВПАС. Компо^лков стрелковых— 88 о/о партийцы, 13 0/0- академики, остальные окончили курсы усовершенствования.

    Примерно таковы же - данные о командирах кавполков. Ком­батов—7/о, среднего комсостава (рота, взвод)—69 о/0 ком­мунистов, Командиры авиобригад — 78 о/о коммунисты, авио- Эекадрилий — 77 о/0} отдельных авпоотрядов — 85 о/о коммунисты. Средний комсостав авиации —74 о/о коммунисты. Командиры артполков —76 о/о коммунисты и т. д. в том же духе. Коман­диры, не получившие нормального но занимаемым должностям военного образования или не прошедшие соответствующих кур­сов усовершенствования, насчитываются в РККА единицами, как исключение.

    Большов число наших командиров-'большевиков стало выдаю­щимися военными специалистами — учеными, теоретиками. Вы­ращенные Красной армией командиры не только с успехом командуют округами, морями, воздушными силами, корпусами, дивизиями, бригадами воздушных п морских кораблей, танко­выми частями и пр., они же, а не люди старой школы, составляют подавляющее болынипство преподавателей и научных работни­ков наших военных академий. Основная масса наших инженеров, конструкторов, изобретателей, среди которых можпо насчитать немало крупных имен, дающих армии современную военную технику, также свои, выращенные Красной армией командпры- болыпевики.

    Без всякого преувеличения можно сказать, что в деле под­готовки большевистских военных кадров мы добились огромных, решительных результатов. Из этой нашей победы, из наличия огромного процента комапдиров и других военных специали­стов — члепов нашей партии — нельзя делать вывод, что нам пе нужны беспартийные командиры, что им нет места и пер­спективы в рядах Красной армии. Те беспартийлые, сравни­тельно небольшой процент которых остался у нас на различных ков!апдных должностях,—рто абсолютно наши люди, подчас по чисто случайным, формальным причинам оставшиеся вне рядов партии. Мы доверяем им так же, как коммунистам, продвигаем и будем продвигать по службе наравне с коммунистами до их заслугам, по работе и ее результатам.

    Несколько слов о том, как мы готовим сегодпя наших ко­мандиров. В связи с осдащелием Красной армии техникой мы переключили основное наше внимание на подготовку команд­ного состава и специалистов для технических родов войск, ко­торые в общей массе нашего начальствующего состава со­ставляют сейчас значительно больше половины. Курсанты воен­ных школ технических родов войск составляли л 1921 г. 11 о/о всей численности обучавшихся в лузах курсантов, в 1928 г.—
    31,8 о/о, а в 1933 г.— 63,5 о/0, т. с. удельный вес военно-техни­ческих школ в паших военных шкодах возрос почти в
    6 раз.

    Колоссальные фронты, многомиллионные армии, многочислен­ная техника самого различного назначения чрезвычайно услож­няют руководство современной войной, современным боем. Чтобы правильно, умело и организованно владеть всем этим гигантским механизмом, необходимо иметь достаточное число высококвалифицированных мастеров военного дела с широкой подготовкой, большими знаниями. Не менее необходимы люди, имеющие высшее военно-техническое и военпо-полнтнчесиое об­разование. ртих мастеров мы готовим в наших академиях. Ре­конструкция армии, весьма повысившая спрос на командиров с высшим военным образованием, заставила нас прибавить к ранее существовавшим военной, морской, воздушной, военно- политической и другим еще несколько новых академий и уве­личить число слушателей в старых академиях. Мы сейчас обу­чаем в академиях в несколько раз больше командиров, чем обучали в 1921 г., и больше, чем в 1928 г.—перед началом пятилетки, причем основной рост ддег в сторону подготовки высококвалифицированных командиров технических родов ору­жия и ннженеров-специалистов различных отраслей военной техники.

    Нужно добавить, что и в наших школах н в академиях мы пе только готовим больше людей, чем раньше, по мы пх и учим несравненно лучше, чем учили раньше. И не только учим по их специальности, но даем также большую маркси­стско-ленинскую подготовку, воспитываем 113 них крепких боль­шевистских бойцов.

    Подготовка нашего командира не ограничивается стенами школы, курсов усовершенствования или академии. Каждый наш командир и политработник, находясь в части, на работе, уча других, непрерывно участвует сам в роли ученика па всевоз­можных тактических, специальных, политических и иных про­чих занятиях. Ни одного дня он не стоит па месте. В школе ли, в войсках ли,— он обязан постоянно расти, совершенствоваться. Этого требует жизнь, которая не стоит на месте, требует непрерывное развитие военного дела, требуют интересы проле­тарского государства, которому нужна максимально надежная н крепкая вооруженная защита.

    Повторяю, мы имеем большевистский, обученный своей спе­циальности личный состав. Я не скажу, что; он обучен уже так, как мы этого хотим, как нам нужно,—это былю бы хва­стовством. Все мы еще мало обучены. Но и самые архиученые

    37    Порошило*. Статьи н речи


    из нас должны непрерывна и упорно работать над собой, иначе Завтра они отстанут. И не только теоретически работать й кабинете над книгой, но пе терять связи с живой практикой, живых делом.

    Паша работа, работа военных людей —вещь своеобразная. Меньше, чем какой бы то ни было другой специалист, мы можем быть отвлеченными от жизни людьми. Мы должны не­прерывно сочетать пашу пауку с прямым, живым делом.

    Рабочс-крестьяпская Краспая армия сильна пе только тем, что опа имеет преданпый и военно-грамотный командный со­став. Паша армия сильна пе только тем, что она имеет хоро­шее, а завтра будет иметь прекрасное вооружение. Рабоче-кре­стьянская Краспая армия сильна своим духом, своими тради­циями, своей коммунистической спайкой. В ее рядах сотни тысяч коммунистов и комсомольцев —завтрашних членов пар­тии. Эт°й нашей мощной партийпо-комсомольской организа­цией, составляющей основной костяк всей нашей вооруженной силы, руководит испытанный в боях гражданской войны и в годы мирного строительства большевистский политалпарат — одно из лучших создаппй пашей великой партии. Зтог нолит- аппарат, сыгравший всем вам известную роль в победе над классовыми врагами, цементирует паши красноармейские ряды и оказывает огромную помощь командованию во всей работе, во всех наших мероприятиях.

    Было время —и в гражданскую войну и в годы мпрпого строительства папшх вооружеппых сил, когда между командным составом и политаппаратом кое-где имели место недоразумения, треиия. Бывало, что комсостав недооценивал роль лолитаипа- рата — аппарата партии в армии, пе умел согласовывать работу с политработниками. Бывало, что и отдельные политработники неправильно понимали свое место, пе умели организовать взаим­ную работу с командирами. Еще пе так давпо, всего несколько лет пазад, па этой почве были неприятности. Все это теперь отошло в прошлое. И комсостав партийно-политически окреп и вырос, и политапиарат в военном отношении стал совсем другим. Паконец, и тог и другой научились совместно, дружна делать общее наше дело. Миогие старые лучшие наши полит­работники стали командирами, ряд командиров мы перевели па политработу. Прекрасной массой наших славных бондов руко­водит сейчас, воспитывает ее, учит ее крепкий, болыпевлсгсклй, дружный в работе, спаянный командный и политический состав. Мы имеем сейчас армию, преданную делу социализма, армию, напряженно и успешно работающую над тем, чтобы стать


    достойной того оружия, которое дает нам социалистическая индустрия, чтобы оправдать огромные затраты на не© нашей страпы. Красная армия делает все, чтобы быть достойной великой задачи, поставленной перед ней рабочим классом и всеми трудящимися, нашей партией, ее ЦК и другом Красной армии т. Сталиным,— оборонять наше государство, строящее социализм во что бы то ни стало и при всяких обстоятельствах.

    Наша армия с этой задачей справится. Всякий командир, любой политработник, каждый боец каждую минуту дня и ночи готов выполнить любое приказание своей партии, своего рабоче-крестьянского правительства. Маленькую проверку на­коротке мы уже имели в 1929 г. на Дальнем Востоке. Правда, Экзамен был слабый, „учителя оказались недостойными своих „учеников. Выдержали мы этот экзамен легко, без напря­жения, но как подлинные большевики. Сейчас мы много силь­нее, чем в 1929 г. Ведь с тех пор прошла целая пятилетка. И кто бы ни были застрельщики новой войны, которой мы не хотим, которой стараемся и будем стараться избежать всеми силами, наша Рабоче-крестьянская Красная армия, поддержан­ная трудящимися всей нашей страны, имеющая своим резервом многомиллионный Осоавиахим и многочисленных героев-бойцов гражданской войны, наша Рабоче-крестьянская Красная армия во главе с пашей партией, во главе с лучшим из ленинцев— т. Сталиным (аплодисменты), во главе с рабоче-крестьянски»! правительством и с т. Молотовым (аплодисменты), справится с любым провокатором войны, отстоит дело великого народа, строящего социализм. (Бурные аплодисменты, переходящие в овацию.)

    „Правда* от 5 марта 1933 г.




    [1] Тт оке, стр. 378—379.

    [2]  Ленин, IX ВсеросслйскпН съезд советов, Соч., т. XXVII, стр. 120.

    [3]  Сталии, О Левине, стр. 20—21, Дартпздат, 1935 г.