Юридические исследования - К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 14 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 14


    Настоящий сборник состоит из основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.


    ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!




    К.Е.ВОРОШИЛОВ

    СТАТЬИ И РЕЧИ

    П А Р Т И 3 ДАТ ЦК В К п /6/  1 9 3 7


    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Настоящий сборник состоит ид основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.

    ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(6)


    ЗА СКОРЕЙШИЙ ПОДЪЕМ И УКРЕПЛЕНИЕ

    колхозов

    Речь па первом Всесоюзном сЪезде колхозиикос-ударников 19 февраля 1933 г.

    Товарищи ударники социалистических полей! От красно­армейцев, командиров и политработников пашей славной Рабоче-крестьянской Краспой армии передаю вам братский боевой привет. (Бурные аплодисменты.)

    В рядовом составе Рабоче-крестьянской Краспой армии в данное время насчитывается 40 о/о рабочих и 40 о/о колхозников. Огромное количество командного и политического состава— тоже бывшие хлеборобы, бедняки н середняки. Наша Рабоче- крестышская Красная армия кровно связана с трудовым паро­дом, она есть его составная неотъемлемая часть. Отсюда по­нятен тот глубокий интерес, который Краспая армия проявляет ко всему тому, что происходит в деревне, чем живет трудовая крестьянская масса, ко всем успехам и трудностям па новом поприще социалистического земледелия. Вместе с тем вся Краспая армия в целом— н бойцы, и командиры, и политра­ботника стараются делом помогать скорейшему изживанию недочетов в колхозном строительстве.

    УСПЕХИ И ТРУДНОСТИ НАШИХ колхозов

    Наша классовые враги — международная буржуазия вместе с изгнанными из нашей страны помещиками п капиталистами — со страхом следят за нашими успехами и с нескрываемым зло­радством отмечают малейшие паши недочеты п особеппо наши недочеты в строительстве социалистического земледелия.

    На различных этапах нашего существования международ­ная буржуазия по-разпому реагировала на нашу победоносную борьбу. Было время, когда буржуазия все свои падежды воз­лагала па то, что паи но удастся отстоять и укрепить ра­боче-крестьянскую власть в борьбе с многочисленными бело­гвардейскими бандами и зштервентамн, окружавшими со всех сторон Советскую страну. Она была уверена, что мы пе вы­держим напряженной кровавой борьбы и погибнем. Но надежды ню оправдались. Краспая армия и весь рабоче-крестьянский
    народ отстояли в боях гражданской войпы свое право па су­ществование и завоевали себе право на строительство повой
    жизни.

    Наступила новая полоса, повые времена — мы должны были восстанавливать разрушенное войнами народное хозяйство и в первую голову пашу ипдустршо, В результате империалисти­ческой, а затем и гражданской войпы, как вы знаете, паша индустрия была совершению разрушена. У международной бур­жуазии зародились новые надежды. Нашим врагам казалось, что у нас нехватит сил справиться с разрушенным хозяйством, чт нас эти трудности похоронят под своими обломками. Но и тут буржуазия просчиталась. Мы восстановили хозяйство. Но не только восстановили, но и переоборудовали, порестршгли паши фабрики, заводы, железные дороги, реконструировали их па новой, социалистической основе. Тяжелую индустрию мы. подняли на такую высоту, которая и не снилась нашим помещикам и капиталистам. Мы сделали нашу индустрию могу­щественной, организованной по последнему слову современной науки и техники. Буржуазия припуждена была прпмирпться с фактом восстановления и строительства пашей социалистиче­ской индустрии. Паши враги теперь признают, что мы ока­зались способными на это огромное и в то же время славпое дело.

    Но у наших врагов, как у утопающего, должна быть ка­кая-нибудь соломинка, за которую можно было бы ухватиться, чтобы не потерять голову. II вот они хватаются за последнюю соломинку —за наши трудности- в области социалистического переустройства сельского хозяйства.

    Вся международная буржуазия, в том: числе и приютив­шиеся 3а границей наши белогвардейцы, кричат везде и всюду, что мы не справимся с переустройством сельского хозяйства. Сельское хозяйство, рассуждают буржуа, капиталисты п бап- киры, покоится на принципе индивидуального владения зем­лей, на принципе частной собственности, нспокоп веков оно строилось на единоличном хозяйствовании крестьян, где ка­ждый сам себе господин, каждый сам себе хозяин. Буржуа ведь не могут себе представить такого положения, при котором все капиталисты, банкиры и помещики всех стран или хотя бы одпой страны объединились бы в один коллектив, сложили бы все свои капиталы (и большие п малые —и тот, у кого мил­лиарды, и тот, у кого сотни тысяч) и стали бы равноправ­ными хозяевами этого обобществленного капитала. А если Это для них совершенно невозможно, то онн считают, что


    а коллективное хозяйство в деревне также невозможно. Всякий крестьянин, рассуждает буржуа, по своей природе маленький капиталисток, стремящийся стать крупным хозяином, думающий только о своих личных интересах. Поэтому большевики, за­теявшие объединение крестьян в коллективы, намеревающиеся таким путем переделать всю народнохозяйственную систему на новый, социалистический лад, потерпят неминуемо неудачу, провалятся вместе с темн чудаками-крестьянами, батраками и середняками, которые их поддерживают. Так рассуждает бур­жуазия и не скрывает своей радости, когда мы в порядке самокритики открыто в наших газетах вскрываем недочеты, а иногда и прорывы в огромной, новой работе по коллективи­зации сельского хозяйства. Это их последняя надежда. „Бед- ные буржуа, „несчастные" помещики, придется им разо­чароваться н в этой своей последпей надежде. Они не могут, не желают попять* простой истины, заключающемся в том, что крестьянин является не только маленьким хозяйчиком, еди­ноличником (индивидуалистом), во он одновременно труженик: крестьянин в своей огромной массе (у нас 90—95о/о)—бедняк и середняк, своим горбом, тяжким трудом добывает свой хлеб. Только 5—10 о/о богатеевксплоататоров, мироедов жили в де­ревне богато и сыто, за счет эксплоатациИ остальной части деревни, за счет выжимаемых последних соков из бедняков и середпяков. Только советская власть дала возможность де­ревенской бедноте и середняку не только получить в трудовое пользование всю землю, но н окончательно освободиться от кулака, ликвидировать его как класс.

    Я думаю, товарищи, что среди нас, сознательных ударни­ков и строителей социалистической деревни, пет ни одного человека, который не был бы крепко уверен в том, что бур­жуазия и здесь, в этой последней надежде, просчитается и останется в дураках. (Аплодисменты.)

    Я убежден, что все вы вместе с нашей партией, вместе со всем рабочим классом воодушевлены единой мыслью: во что бы то ни стало и в кратчайший срок, в самое ближайшее время преодолеть все трудности, стоящие на пути социалисти­ческого переустройства сельского хозяйства. И не за горами то время, когда наши усилия в этой области увенчаются полным успехом. Я в этом глубочайше убежден. (Аплодисменты.)

    Мы уже достигли громадных успехов в области коллективи­зации сельского хозяйства. Эта успехи гораздо больше, чем опи кажутся нам — непосредственным строителям. Наиболее ре­шающим из всех достигнутых нами успехов является то, что
    мы не только перекроили, как говорил т. Каганович, землю ,п уничтожили межи, но ужо начинаем переделывать частно­собственническую психологию крестьянина, сложившуюся у него веками па основе его личного хозяйства. Мы пе безуспешно справляемся с задачей переделки этой психологии единолич­ника, психологии собственника, живущего только для себя, Замкнутого в своем маленьком, карликовом хозяйстве. (Апло­дисменты.) Доказательством этому служит ваш съезд с по­лутора тысячами колхозников. Мы создаем новых людей, созна­тельных строителей, порвавших окончательно со старым про­клятым прошлым, которое кроме горя и несчастья — одпим, ожирения и излишества — другим ничего но приносило. Наш колхозник духовно перерождается, и в ртом паше величайшее достижение, залог нашей окончательной и бесповоротной по­беды. (Аплодисменты.)

    На сегодпяшний день у пас в колхозах еще очень много непорядков, неполадок, трудностей. Эт° общеизвестно. Но где же этих недочетов и трудностей до было в нашем гигантском социалистическом строительстве? Они были всюду. После гра­жданской войпы, когда мы занялись нашим хозяйством, когда мы взялись за паши шахты, заводы, фабрики, за железные дорога, с чем мы там столкнулись? Мы тогда обнаружили пе только полный развал хозяйственной деятельности этих пред­приятий, мы обнаружили печто более страшное—отсутствие коллективной воли, непонимание в некоторых случаях элемен­тарных задач, стоящих перед рабочим классом. Объяснялось Э'го очень просто. Четыре года империалистической войпы, три года гражданской войны, разруха в промышленности—все Это привело к распылению рабочих кадров, вое это подорвало волю к стройке. Нужно было заново собирать организаторов, а эти организаторы должпы были собрать и организовать кадры рабочих. Нужно было собирать и организовывать техников, инженеров, чтобы опи взялись за восстановление нашего хо­зяйства.

    Многим на первых порах казалось, и в особенности мировой буржуазии, что мы с этим пе справимся. Но мы, как я уже говорил, все трудпости преодолели и с задачей справились.

    Та же история примерно повторилась и с нашей Рабоче- крестьянской Красной армией. Рабоче-крестьянская Красная армия в настоящий момент является могущественной силой. Но всегда ли за весь период своего существования она была такой силой? Было время, когда Красная армия, в особен­ности после гражданской войны, представляла собой организм
    весьма слабый п даже больной. Мы должны были
    проделать колоссальную работу для того, чтобы из этой слабой армии создать мощную вооружепиуто силу, способную отразить вра­гов, если они вздумают напасть па границы Советского Союза. (А плодисменты.)

    Нам пужно было прежде всего создать свои, верные ра­боче-крестьянскому делу, обученные, квалифицированные ко­мандные кадры, которые могли бы воспитывать, обучать, орга­низовывать и вести за собой рабочих и крестьян, призванных в ряды Красной армии. Нам нужно было внедрить в армию железную революционную дисциплину. Нам пужно было про­делать не меньшую работу по созданию политического аппа­рата, по сколачивапию армейской парторганизации, чтобы це­ментировать ряды бойцов и воспитывать их в духе интересов рабочих и крестьян, в духе коммунизма. Нам нужно было в то же время по мере роста народного хозяйства поднимать и технический уровень армии. Все это нам далось не сразу и не легко. Эта работа потребовала от нас на протяжении всех лег нашего существования огромного напряжения моральных и физических сил.

    Такая же перспектива предстоит пам и о области кол­хозного строительства. Сделано в этом отношении уже не­мало, по предстоит сделать еще больше. Колхозы еще слабы. Но это не значит, что мы не имеем и прекрасных колхозов. Я недавно был в коммуне им. Сталина на Украине, в Геывг- ческом районе,—прекрасная, замечательная коммупа. Я видел еврейский колхоз на Одесщине прекрасный колхоз; видел там же немецкий колхоз —чудесный колхоз. Я знаю еще ряд таких же колхозов Западной Сибири. Я знаю наконец целую Кабардино-балкарскую область, где колхозы организованы отлично. Тов. Калмыков, секретарь партийной организации области, сумел подготовить организаторов, объединить работни­ков па селе и повести дело так, что уже теперь можно реко­мендовать любому из вас поехать туда, чтобы поучиться, как надо строить колхозы, как следует работать по-новому, яо- коллективному.      i

    Но все-таки в общей массе паших еще не окрепших колхо­зов эти хорошие колхозы являются пока что отдельными оча­гами. Мы еще пе полностью решили основное и главное —мы еще не вывели всю массу наших колхозов на широкий путь их планомерного, мощного,7 уверенного и быстрого развития. Эту задачу мы должны решить во что бы то ни стало и решим, в этом нет сомнения, в самое ближайшее время.

    31 Bopowutoa. Сзатьп и р?чи

    Главная наша беда в колхозном строительстве заключается в том (тут у нас нет никаких расхождений, кажется, ни с кем), что мы по-настоящему еще пе справились с кулаком. Не в том смысле, что мы кулака не уничтожили физически, не выселили, а в том смысле, что кулак во многом еще живет в самих кре­стьянах, в их предрассудках, в их привычках, в их отношении к колхозу, к труду, к общсственпому имуществу. Кулака как будто нет, но он еще живет незримо, невидимо, сплошь и рядом руководит нашими поступками, сплошь и рядом его рука направляет работу в колхозе. Старые настроения часто одолевают колхозников, и они поддаются тому, что угодпо кулаку, хотя самого кулака как будто в данном колхозе и нет.

    Я видел колхозы, которые находятся в неудовлетворитель­ном состоянии. Эти колхозы еще не выполнили своих государ­ственных обязательств, но уже заявляют, что сдали почти весь хлеб свой государству, что хлеба для продовольствия у них мало, живут они неважно. Таким является, например, колхоз „Червовый хлебороб" на Украине, в Одесщине. Спрашиваю колхозников: в чем дело, почему вы очутились в таком по­ложении? Отвечают колхозники: работали мы много, и работали неплохо, п урожай был как будто неплохой. Но случилось вот что: многие из колхозников еще с осени поразъехались, и летом во время полевых работ их тоже не было; мы работали все лето небольшой группой. А когда начался сбор урожая, все уехавшие явились и колхоз, и правление решило, чтобы поско­рее убрать хлеб, допустить их на уборку. Так вот эти посторон­ние для колхоза люди во время уборки развезли и разворовали весь наш хлеб. Этих летунов было больше, чем постоянных колхозников,—Почему же, спрашиваю, вы допустили их?—Да, так, говорят, пожалели людей, и правление решило это сде­лать.—А кто они такие?—Конечно, это враждебно настроенные к нам люди, они ухитряются уже in торой год уезжать от ра­боты, где-то бродят, куда-то скрываются от посевной кампании, а являются только на уборку, для того чтобы разворовать хлеб и снова скрыться. Вот, товарищи, какие существуют еще дикие факты, как ловко еще ухитряется кулак вредить делу колхоз­ного строительства, подрывать хозяйственный рост колхозов.

    О КОНЕ И МАШИНЕ

    Основным содержанием работы вашего съезда являются во­просы предстоящей весенней посевной кампании. Я хочу оста­новиться на одном из этих вопросов, имеющих важнейшее


    За скорейший подъем и уНреплепие колхозов

    Подпись: 531Надо прямо сказать, что вы, колхозники-ударники, в пер­вую голову вашей совестью отвечаете за состояние конского поголовья на селе, за состояние <жота вообще. Мне кажется, что очень многие трудности в колхозном строительстве можно понять, объяснить и, так сказать, простить, извинить. Скажем, очень часто эти трудности создает обстановка на селе: кулаж, ожесточенная классовая борьба, недостаточная политическая сознательность бедняка и середняка, плохая их организован­ность, неуменье иногда в целом ряде областей противостоять кулацкому напору и т. д. Кулак в своей борьбе применяет хитрости, обман, и не все можно во-время раскусить, понять. Но ничем нельзя извинить неудовлетворительное состояние кон­ского поголовья в колхозах. Вспомните, как когда-то бедняк и середняк мечтали, как о величайшем счастье, о лошади. „Эх, кабы мне коняку",— говорили бедняки-украинцы. „Эх, кабы мне лошаденку",— говорили безлошадники москвичи, рязанцы, пензякп и т. д. И когда наконец эта лошаденка пришла к вам, когда вы стали ее хозяевами, вы не взяли ее под свою охрану, под свое наблюдение, под свою защиту.

    Чем же это объяснить? Прежде всего, мне кажется, тем, что этом деле кулак над всеми нами сыграл злую шутку., Именно в вопросе о лошади кулаге очень ловко обошел нас с тыла и шопотком через своих агентов создал такое мнение среди колхозников, что, мол, без лошади теперь можно обой­тись, лошадь отжила свой век. Находились также простаки даже среди членов нашей партии, которые решили, что машина заменит лошадь полностью, что защита лошади является чуть


    ли пе кулацким предрассудком. Но это уж сплошная чепуха! Это псе равно, что сказать: хороший дом —это кулацкий пред­рассудок, будем жить в шалаше пли просто па чистом воздухе, небом прикрываясь, землю подстилая. Эт0 же нелепые рас­суждения. Лошадь — кулацкая, если она принадлежит кулаку, если на ней на кулака работает батрак; лошадь — социалисти­ческая, если опа работает у нас в колхозе, если она лашет и обрабатывает нашу землю, служит делу социалистического зе­мледелия. Эту лошадь надо всячески беречь, как все то, что принадлежит колхозу, что является общественной собствен­ностью. (Аплодисменты,)

    Что же касается замены лошади машиной, то на деле ока­залось: во-первых, машин не может притти сразу столько, чтобы Замелить лошадь полностью, и, во-вторых, если даже и придет такое количество машин, то все равно —без лошади не обой­дешься. Но предположим, что со временем изобретут все ма­шины, могущие полностью обслужить наше земледелие. Разве в таком случае лошадь будет мешать пам, разве она не будет нужна в хозяйстве, разве она не будет главнейшей частью на­шего мощного, здорового, социалистического животноводства? Тут надо прямо сказать, что все мы, и в первую голову вы, товарищи, работающие iua местах, совершили громаднейшую ошибку, что допустили лошадь до такого состояния.

    Разговоры, слова, болтовня тут пе помогут, тут можно помочь только своей работой. Сплошь и рядом наиример мно­гие ссылаются на недостаток кормов. Я должен сказать, что Это неприкрытая ложь. Кормов везде сколько угодно было, корма есть и теперь.

    У  нас любят говорить — кошоха назначили, обезличку лик­видировали. Эт<> сплошь и рядом разговоры. Я видел конюхов. Спрашиваю: сколько у вас лошадей?—27 штук. 27 лошадей па одпого человека, на одного колхозника! Разве же он может усмотреть за ними, папоигь их, накормить, почистить, замыть копыта, убрать подстилку, проследить, чтобы лошадь не за­секалась, чтобы опа пе стояла в мокроте, не наживала мок­рецов? Нет, не может. Неужели нельзя поставить больше лю­дей? Неужели нет людей?

    Нет, люди есть. Но, видите ли, на этом деле люди экономят, берегут трудодни. И в результате лошадь — основной капитал колхоза — остается без должного досмотра, подвергается порче, хиреет без работы.

    Без лошади мы работать не можем. Поэтому нам всем, и прежде всего вам, необходимо немедленно, не ожидая никаких


    новых постановлений (их издано уже достаточное количество), на месте по-большевистски взяться за оздоровление конского поголовья и за сохранение того, что есть. Необходимо беречь кобыл, как зеппцу ока, ибо опи воспроизводят конское по­головье, они наверстают nasi утерянное,. Необходимо беречь молодняк, потому что, если вы двухлетку впрягаете даже в борону, вы ее ломаете, и через пару лет она выбывает из строя; это воо равпо, что спозараику и до поздней ночи гонять на работу 78-летнего ребенка. Нужно вообще по- настоящему взяться за конское дело, пока еще не поздно. Все, что здесь нами упущено, можно очень легко наверстать. Для Этого нужно только уделить серьезное, по справедливости им Заслуженное, внимание коню. Не забывайте, что конь пужеи обороне так же, как и хозяйству.

    Попутно с конем, о котором я сказал здесь довольно по­дробно, я хочу ска^ть несколько слов о сбережении в колхо­зах машин и сельскохозяйственного инвентаря. Машин; сейчас в сельском хозяйстве очепь много, машин дорогих и сложных, но содержатся эти машины пока во многих колхозах неудо­влетворительно. Машина не менее, чем лошадь, нуждается в уходе, в сбережении,—это общеизвестно, по это пока пе всеми проводится в жизнь. Что от этого происходит, вы знаете: дорогие машины преждевременно изнашиваются, портятся, вы­ходят из строя. Мае кажется, что вас не следует агитировать по этому поводу. Безобразное отношение к машинам, к ипвеи- тарю должно быть немедленно искоренено. Бережное, хозяй­ское отношение к машине, к, плугу, а тем более к трактору, к комбайпу должно стать главнейшей обязанностью, делом чести для каждого ударпгака.

    НАДО ХОРОШО ОРГАНИЗОВАТЬ ТРУД II ДОБРОСОВЕСТНО КАЖДОМУ РАБОТАТЬ

    Я думаю, что помимо целого ряда причин, мешающих хо­рошей работе колхозов, о которых здесь подробно говорилось, есть еще одпа причина, не знаю, говорилось о пей н.ш нет,— Это наша исконная расейская матушка-лень. Мы не только бедны организаторами, не только бедны культурными силами, не только страдаем оттого, что сплошь и рядом слушаем кулака или делаем то, что ему угодно, но паша беда еще заключается и в толг, что мы вообразили: раз-де коллективное социалистическое хозяйство, то можно работать через пень- колоду, а иногда, некоторые думают, можно и cqBceiţ пе рабо­
    тать. Есть такие ловкачи, которые пропадают на своем ого­родном хозяйстве,
    ai в колхозе норовят как можно меньше ра­ботать. В некоторых колхозах мне прямо говорили: „Эх-> если бы мы работали, ну, скажем, половину того, что раньше делали, то завалили бы всех хлебом и не знали бы, куда его девать^. Я думаю, что большинство из вас скажет, что это правда. (Аплодисменты.) Это если бы мы работали иоловипу. А по­чему мы должны работать половину? Почему на классового врага, на кулаков-кровососов и мироедов мы работали все 100 0/0, а на себя только 5/о? Ведь должно быть наоборот: па себя мы обязаны работать пе 10/о, а все 200о/о. (Аплодисменты.) А что это возможно, я сошлюсь вам на один пример. Прошед­шим летом в некоторые совхозы и даже отдельные колхозы мы посылали для помощи наших красноармейцев, тех же са­мых колхозников-крестьян, только организованных и проходя­щих учебу в Рабоче-крестьянской Краспой армии. И что же получалось? На Северпом Кавказе, па Украине, па Дальнем Востоке, в Заладной Сибири, на Нижней и Средней Волге — всюду, куда ни посылали наших бойцов, результаты их работы были отличные. Так шшример бригада из работах совхозов имеет норму 10/о, паши красноармейцы вырабатывают 250— 300, а были случаи и 60/о, т. с. в шесть раз больше. (Апло­дисменты.) И это не единичные случаи, это общее явление. Или например на копке свеклы. Различные постоянные бри­гады рабочих давали норму в 100о/о, наши красноармейцы 300—40/о.

    Что же вы думаете, мы механизировали паших бойцов, что ли? (Смех.) Ничего подобного. Паши красноармейцы про­сто организоваппые, дисциплинированные, добросовестные люди, они настоящие большевики, настоящие строители: нового, со­циалистического общества. Они пе болтовней, а работой, чест­ным трудом доказывали свою преданность нашему рабоче- крестьяпскому деду. Почему этого, такой работы, нет до сих пор в колхозах? Почему, спрашивается? Копечяо легче ра­ботать наполовину того, что раньше работали па кулака или на своем карликовом паршивом хозяйстве. Но надо прямо, без обиняков сказать: трудно ждать лучшей жизни при таком темпе работы. Долго придется ждать. Вы думаете, что наша партия, раб.очпй класс, т. Сталин, который душой болеет за все, что делается на селе, печется о состоянии деревни, живфг ее. радостями и горестями, неужели вы думаете, что все мы вместе взятые не видим трудностей, в которых еще живёт наше село? Партия большевиков все видит, всё. задает. Она

    Зс& скорейший подъем и укрепление колхозов

    Подпись: 535Мы заготовляем для государства 1200 млн. пудов хлеба. Много ли это? Чепуха! С наших прекрасных земель, в нашем громадном государстве 1200 млн. пудов —это чепуха, незна­чительный процент. (Аплодисменты.) Если на наших землях по-настоящему заработать, если приложить руки и науку к нашему социалистическому земледелию, то можно будет, и мы рто сделаем, буквально, как говорил один крестьянин, засыпать нашу страну хлебом. А если у нас будет много хлеба, тогда у нас будет много молочного скота, тогда у нас будет сколько угодно, коней, тогда у пас будет сколько, захотим, хороших -свиней, тогда разводи птицу скрлько требуется, тогда мы бу­дем богатыми» Мы против богатства, когда это боштства


    принадлежит кулакам, помещикам, капиталистам. Мы за бо­гатство, когда оно принадлежит миллионам трудящихся Со­ветского государства, строящих социализм, когда оно принад­лежит рабочим и колхозникам, т. е. тем, кто его создал, когда все это богатство идет на развитие сог(иалистиче- ского строительства и на повышение материального и куль­турного уровня трудящихся. Наше пролетарское государство должно быть очень богатым, силышм, могучим п непобедимым. (Продолжительные аплодисменты всего зала.) А для этого нам нужпо только работать, хорошо работать, организованно, по- социалистически, по-новому, по-товарищески, взявшись рука за руку, коллективно и в коллективе.

    С нашептыванием кулаков, нашептыванием всех враждебных остатков проклятого ирошлого, готовых на всякую гадоегь, чтобы помешать работе, со всей этой мерзостью нужно повести решительпую борьбу, не прекращая практической работы по севу, по уборке хлеба, по уходу за скотом, по удобрению земли, не прекращая работы по всему тому, что паполнит наше хо­зяйство богатством, что превратит его в организованное социа­листическое хозяйство.

    Товарищи, все мы малокультурны, потому что рабочие и крестьяне при капитализме были угнетенными классами. Их не просвещали, а, наоборот, старались держать в темпоте п невежестве. И только советская власть, власть паша—рабоче- крестьянская, стала насаждать культуру среди трудящихся масс. Выступления на съезде товарищей колхозников свидетельствуют

    о  том, что мы достигли в этом отношении огромных успехов, говорю без всякого преувеличения. Вряд ли найдется много таких крестьян в Европе и в Америке, которые бы вышли на трибуну и без единой запиночки произносили длинные и хо­рошие речи о строительстве новой жизни, нового человече­ского общества. Политически мы достигли очень больших вы­сот. Политически мы выросли. По материальная культура у, нас еще очень слаба. Она может вырасти до уровня нашей ду­ховной культуры только через социалистический, организован­ный труд, только через создание все новых и новых материаль­ных ценностей.

    Я уверен, что не за горами то время, когда университеты, техникумы будут открываться не только в наших городских центрах, по и в паших деревнях, для которых мы придумаем новое, социалистическое название (смех, аалодисмеиты)Т где будут работать не крестьяне, пе колхозника, а работники со­циалистического общества, строители, победрвпшд старый, мир
    и строящие новую жизнь. (Аплодисменты.) Я в этом вместе с вами абсолютно ие сомневаюсь. Эт0 время придет. По оно может притти или немножко позже илл намного раньше, если мы будем по-болъшевпстски работать, если мы будем учиться но только произносить речи (речи тоже ипогда нужны, это тоже дар божий", от которого отказываться пе следует) (смех), по и работать, когда мы будем работать лучше, чем говорить. (Аплодисменты.)

    Товарищи, мы все вас поучаем. Но т. Кагановпч. в своем докладе совершенно правильно сказал, что мы и сами у вас должны учиться. И т. Каганович, и т. Калинин, и т. Яковлев, и другие выступавшие здесь товарищи, к в особенности т. Косарев, самый старый из нас (аплодисменты),— все мы учимся у жизни, а жизнь —это ваша повседневная работа во всех уголках нашего Союза. Поэтому я думаю, что вы не будете на меия в претензии за те слова, которые я вам сказа»*. Я прошу передать товарищам колхозникам, не имевшим сча­стья попасть на этот съезд, чтобы они вместе с вами по-на­стоящему взялись за работу в эту весну, заложили в эту первую весну второй пятилетки пепоколебимый фундамент новой ра­боты, крепкое основалпе для более быстрого строительства нового, социалистического земледелия, повой, социалистической, советской красной деревни. (Аплодисменты всего зала.)

    К тому же на помощь вам — колхознпкам-ударнлкам, кол- хозникам-коммупистам, на помощь всему колхозному активу наша партия организовала в совхозах и МТС политотделы. В частности в эти политотделы и мы —Красная армия — дали до 300 лучших своих товарищей. Политотделы, возглавляемые испытанными большевиками, помогут организовать вокруг на­шей партии, вокруг вас —лучших строителей социалистического земледелия — всю крестьянскую массу, весь деревенский ак­тив, организовать и повести этд массы на борьбу за быстрый и решительный лодъем социалистического сельского хозяйства.

    МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБСТАНОВКА II УКРЕПЛЕНИЕ ОБОРОНЫ СССР

    Я хочу сказать вам несколько слов о международном поло­жении Советской страны л о нашей Красной армии.

    Вы отлично понимаете, что единственное в мире государ­ство рабочих и крестьян, строящее социализм, не может нра­виться капиталистическим государствам, эксплоатирующнм н угнетающим рабочих и крестьяи.

    Как предупреждал пас неоднократно Делил, ни на один момент мы не можем считать себя полностью гарантированными от внешнего нападения и поэтому всегда должны быть на-чеку. Товарищ Сталин, Центральный комитет партии, наше правитель­ство, все трудящиеся нашей страны зорко следят за событиями. Наша Краспая армия постоянно готова к защите советских границ, обороне социалистического строительства.

    Все вы знаете, что паше правительство на протяжении всей своей истории ведет нсуклонпую и честную политику; мира и не хочет никаких завоеваний. Это очень хорошая по­литика. Не один раз в нашей истории опа, я бы сказал, обес­кураживала наших классовых врагов, готовых было набро­ситься па нашу страну.

    По и самой честной, самой искренней политики мира, ка­кой является наша политика, для страны трудящихся отнюдь недостаточно. Чтобы чувствовать себя более или менее прочно и спокойно, нужна мощная индустрия, пужно развитое сель­ское хозяйство, нужно крепко стоять на ногах всему государ­ству. И, разумеется, в первую голову необходимо иметь креп­кую вооруженную силу, крепкую армию. ЭТУ армию, хорошо организованную, по-современному вооруженную, абсолютно пре­данную делу рабочих и крестьян, делу социализма, мы имеем. плодисменты.)

    На январском пленуме ЦК и ЦКК мы отметили, что если бы наше правительство, наша партия, руководимая товарищем Ста­линым, пе приняли во-время нужных мер по укреплению Красной армии, прежде всего по ее оснащению современным техническим оружием, в течение последних лет мы несомненно подверглись бы нападению, нам была бы павязана война. Тов. Сталии совершенно правильпо говорит, что слабых бьют. Мы не хотели быть слабыми, пе хотели быть битыми. Мы пережили в эти последние годы ряд очень острых моментов. И если опи не разразились войной, то прежде всего потому, что те, кто думал напасть на нас, каждый раз убеждались, что мы неизменно бдительны и зорки и делаем все необходимое, чтобы встретить удар готовыми к бою. Об этом подробно и правильно докладывал вам т. Каганович.

    С удовлетворением необходимо здесь заявить об известном

    и,   можно даже сказать, значительном улучшении наших от­ношений с некоторыми западноевропейскими государствами за последнее время. Это улучшение выразилось прежде всего в заключении предложенных нами пактов о ненападении с рядом стран.

    Особого внимания заслуживают недавно подписанные-* и утвержденные пакты о ненападении с Польшей и Францией, отношение которых к нам. еще сравнительно недавно не могло по выбывать беспокойства как нашего, так и польского н фран­цузского народов.

    Пакт о ненападении не есть еще свидетельство о стопро­центной невозможности этого нападения. По заключение такого пакта имеет определенный смысл: и значение. Этот смысл прежде всего в том, что правительство, подписавшее с нами пакт, очевпдпо должным образом оценило паши успехи, наш рост, нашу силу, поияло, что выгоднее улучшать, чем обо­стрять отношения с нами. Этот смысл: в том, что нодипсавшее его правительство очевидно всерьез поняло, что управляемый им парод пе имеет никакого желания воевать с нами, а, наобо­рот, желает укреплять дружественные связи с нашим пародом. Наконец, пакт о ненападении, публикуемый всенародно, является известным обязательством пе только перед нашей страной, по и перед рабочими и крестьянами своего государства, перед всем миром. В этом прежде всего значение пактов о ненападении.

    Если таким образом можно говорить о заметном улучшении положения на наших западных границах, Восток (я имею в виду Дальний Восток) продолжает оставаться участком, тре­бующим неослабпого внимания всей нашей страны.

    Правда, недавно, по предложению нанкинского правитель­ства, восстановлены паши дипломатические отношения с Ки­таем. С Японией текущие наши огношепия также как будто бы нормальны.

    Однако нас не может пе беспокоить тот факт, что неко­торые достаточно видпые политические, общественные и глав­ным образом военные деятели Японии открыто выступают и в печати н на публичпых собраниях с заявлениями о воз­можности, а иногда и прямо о необходимости войны с нами. Как на всех прочих участках,, так п на Дальнем Востоке мы ведем неуклонную политику мира, абсолютного невмешатель­ства в чужие дела н развития дружественных связей со всеми нашими соседями»       > '1 -

    Уже более года назад мы предложили японскому правитель­ству заключить с нами пакт о ненападении по прдмеру других стран. Мы неоднократно напоминали, и напоминаем об этом

                      нашем предложении. Но японское правительство видимо больше прислушивается к мнениям воинственных империалистов, оо­торых я. говорил, чем к разумным голосам тех довольно много­численных японских деятелей, которые хотят мира и улучше-
    пия экономических и прочих связей с Советским Союзом. Так и ли иначе, японское правительство отклонило пока паше предложение о заключении пакта с памп, и мы не можем не учитывать это тревожное обстоятельство в паших мероприятиях, в частпости по оборопе советских дальневосточных границ.

    Я сказал уже, что ЦК нашей партии, наше правительство и главным образом т. Сталин как вождь п руководитель Цен­трального комитета ц всей партии сделали очень мпого для того, чтобы наша Красная армия была сильной п крепкой.

    Скажу очепь коротко, чего мы добились в этом деле за четыре года, составляющих первую пятилетку планового строи­тельства социалистического хозяйства. Неправильно будет ду­мать, что только сейчас, за последние годы, мы создали креп­кие вооруженные енлы. Мы давно уже имели прекрасную армию в отношении людей, человеческого материала, если можно так выразиться. Уже с 1924—1925 гг. и особеппо с 1926 г. Красная армия, и до того сознательная и предапная делу социализма, стала крепкой, организованной п неплохо обученной боевой силой. Но паша армия не могла оторваться от всего нашего государства, выскочить далеко вперед из общего хозяйствен­ного и культурного уровня страны. А страна наша была бедной материальными ценностями и технически отсталой. Эта бедность, эта отсталость тормозила естественно и развитие Красной армии. Мы были плохо или во всяком случае недо­статочно вооружены, гораздо хуже, чем армии крупных капи­талистических государств. И вот за четыре года волей нашей партии, волей Центрального комитета, и в первую голову т. Сталина, который непосредственно занимался долом осна­щения Красной армии современной техникой, мы сделали ре­шительный прыжок вперед. Это дело стоило нал! немалого труда и денег. Если бы все средства, потра^енпые на вооружение, были брошены нами в хозяйство, палример в земледелие, это было бы весьма заметно. Но мы не имели права так поступить, мы должны были перевооружить армию во что Gy то ни стало. Мы унаследовали от старой армии очень худое вооружение— и по качеству и по количеству. Была винтовка, был: станковый пулемет, была трехдюймовка, было небольшое количество более тяжелых орудий, и этим в основном исчерпывалось все паше вооружение. В то же время паши возможные противники уже тогда имели не только винтовки, пулеметы, артиллерию такую же, как мы, они имели много дальнобойных тяжелых пушек, мощные гаубицы, мпого танков, прекрасную авиацию, химиче­ские войска, богатейшие средства связи, ипженерпые войска,


    За скорейший подъем и укрепление колхозов

    Подпись: ШСила Красной армии пе только в ее организации и воору­жении, она прежде всего в ее личном составе. Л личный состав Красной армии —это мы с вами, это наша страна, вели­кая ие только своей беспредельной землей, но великая много­миллионным и многонациональным чудесным своим народом, его действиями и победами. Пет страны в мире, которая сделала то, что совершила паша рабоче-крестьянская страна. Нет еще», кроме нас, страны в мире, которая имеет свою родную рабоче- крестьянскую власть. Пет еще, кроме пас, такой страны, ко­торая имеет и свою рабоче-крестьянскую вооруженную силу, свою родную армию, которая защищает труд, служит угнетен­ным против угнетателей, служит защитой строящегося социа­лизма. К нашему огорчению, кроме нас, больше нет пока такой страны. Пока только мы одни.

    Паш народ велик в своих действиях, в своем творчестве. То, что мы совершили в 1917 г., то, что мы совершали в гра­жданскую войну, то, что мы совершаем ныне,—это, товарищи, будет служить поводом ддя изумления поколений, для изумле­ния миллионов людей, которые будут жить после нас. Весь мир рабочих и крестьян, угнетаемых: вековой эксплоатацией; с любовью и уважением следит за упорной борьбой, за вели­кими успехами нашего трудового народа. Мы не. сомневаемся, что те трудности, досадпые, подчас тяжелые, которые сопут­ствуют нашему строительству^ в частности ев сельском хо­зяйстве, что они величайшим гением нашего народа — рабочих
    и колхозников будут изжиты на-жоротке. Наше земледелие будет так же блистать в самом недалеком будущем, как блещег наша социалистическая индустрия, как блещет паша Рабоче- крестьянская Красная армия. (Аплодисменты.)

    Да здравствуют славные ударники советских полей!

    Да здравствуют строители социалистического земледелия! (Аплодисменты.)

    олос с места; Да здравствует стальной пролетарский полководец, советский слесарь, первый самоотверженный парти­зан Донецкого бассейна — Клим Ефремович Ворошилов! Ура!!! Бурные аплодисменты, крики: „Ура! Все встают.)

    Правда* от 22 февраля 1933 г.