Юридические исследования - К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 13 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 13


    Настоящий сборник состоит из основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.


    ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!




    К.Е.ВОРОШИЛОВ

    СТАТЬИ И РЕЧИ

    П А Р Т И 3 ДАТ ЦК В К п /6/  1 9 3 7


    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Настоящий сборник состоит ид основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.

    ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(6)


    ОБ ИТОГАХ ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ

    Доклад об итогах январского объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) на собрании партактива Московского гарнизона 20 япваря 1933 г.

    I

    ПАРТИЯ В БОРЬБЕ ЗА РАЗВЕРНУТОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

    ГРоварнщи! Январский объединенный пленум ЦК я ЦКК па- шей партии стал: историческим пленумом.

    Нп одному из объединенных пленумов ЦК и ЦКК пе выпала на долю такая широкая популярность не только в нашей стране, но и во всем мире. Без преувеличения можно сказать, что нет сейчас ни одного уголка па земном шаре, где бы этому пленргу и выступлениям т. Сталина не было уделено самого серьезного внимания. Пет нп одной большой буржуазной газеты, пе посвятившей пленуму передовой статьи или специального обзора.

    Очевидно, что все это объясняется исключительным, исто­рическим значением работы пленума.

    Этот пленум подвел итоги первому пятилетпему плану со­циалистического строительства. Оп констатировал величайшие победы, одержанные рабочим классом под руководством нашей партии, под руководством любимого вождя трудящихся т. Ста­лина. Паши достижения настолько велики и очевидны, что они признаются сейчас не только нашими друзьями, нашими братьями по классу в Европе и в Америке,—их уже пе могут скрывать даже наши классовые враги.

    Со всей тщательностью, со всей большевистской откро­венностью, со всей леннпской прямотой пленум обсудпл состоя­ние пашей работы в деревпе, проанализировал процессы, сопут­ствующие социалистическому переустройству сельского хозяй­ства па повой, машинной основе, вскрыл: имеющиеся в этой области крупнейшие недочеты и наметил пути их изживания.

    Наряду со столь огромными историческими вопросами пле­нум уделил вппмание чрезвычайно важным вопросам внутри­партийного положения. Пленуму пришлось разобрать дело не­большой антипартийной группки, появившейся в рядах нашей партии; пленум одобрил решение Политбюро о чистке партии с целью изгнания из нее всего недоброкачественного, классово

    29    Верошшов. Статья в речи


    чуждого, переродившегося, могущего помешать дальнейшему движению к социализму.

    Прежде чем приступить к изложению итогов пленума, мне хотелось бы сделать небольшой исторический э®скурс в прошлое, чтобы восстановить в памяти всю последовательность громадных боев, с которыми наша партия подходила к раз­вернутому социалистическому наступлению. Тогда цифры, со­бытия и факты, составляющие итог первой пятилетки, которые часто кажутся нам, непосредственным участникам, будничными и обыкновенными, вырастут в свою действительную историче­скую величину.

    В самом деле, что представляла собой наша страна 15 лет назад? Мы унаследовали страну, слабую экономически, отсталую технически на 100 лет, по определению т. Сталина, с не­развитой индустрией, по преимуществу аграрную и к тому же малокультурпую, полудикую в буквальном смысле этого слова.

    Эта немощная и отсталая страна, разоренная империалисти­ческой войной, доставшаяся пролетариату в результате победо­носной Октябрьской революции, была вынуждена под руко­водством нашей партии в течение четырех лет отвоевывать себе право на существование от внутренних п внешних классовых врагов. Гражданская война, разрушения, произведенные бело­гвардейскими и иностранными бандами, довели страну до край­них пределов разорения п разрухи.

    И действительно, производство чугуна в 1920/21 г. упало до 600 тыс. то, производство угля — до 6,5 млн. т, без того слабое машиностроение совершенно замерло, транспорт остана­вливался, заводы разрушались.

    Ленин указывал как на главную опасность, что к 1921 г. не было даже пролетариата как монолитной, организованной силы. С исключительной резкостью об этом Ленин говорил на X партийном съезде:

    „...вы подумайте, ясно, что наш пролетариат в большей части своей деклассирован, что неслыхапные кризисы, закрытие фабрик привели к тому, что от голода люди бежали, рабочие просто бросали фабрики, должпы были устраиваться в де­ревне и переставали быть рабочими[1].

    Технический аппарат промышленности н всего народного хозяйства состоял в подавляющем большинстве из классово враждебных элементов; своих кадров, вышедших из людей ра­бочего класса, у пролетариата еще не было. И попятно, что,


    подводя всему этому итоги, Ленин принужден был констати­ровать, что пет промышленности, а сам пролетариат в большей своей части деклассирован.

    Паша партия стала перед тревожным вопросом: что делать дальше, как быть? И только гений Лепипа и его мудрость, только коллективный разум нашей партии и железное един­ство ее рядов могли найти выход из создавшегося тяжелого положения, сделать крутой поворот, пойти на сложный ма­невр и этим самым сохранить диктатуру пролетариата от гро­зившей ей опасности, выиграть время, сколотить, привести в порядок и умножить пролетарские кадры, накопить силы и материальные средства, чтобы снова, выбрав момент, перейти в социалистическое наступление по всему фропту.

    Так родилась идея нэпа. Нэп был времепным отступлением с целью маневра для того, чтобы после отступления на рельсах же нэпа начать повое, более широкое и убыстренное наступле­ние на капитализм. Леппп так определял сущность нэпа:

    „Задача перехода к повой экономической политике в том и состоит, что после опыта непосредственного социалистиче­ского строительства в условиях, неслыханно трудных, в усло­виях гражданской войпы, в условиях, когда пам буржуазия навязывала формы ожесточенной борьбы,—перед нами весной 1921 г. стало ясное положение: пе непосредственное социали­стическое строительство, а отступление в целом ряде областей экономики к государственному капитализму, не штурмовая атака, а очень тяжелая, трудная и пеприятная задача длитель­ной осады, связанной с целым рядом отступлений"[2].

    Сущность нэпа состояла в том, что он допускал па из­вестных условиях капиталистические элементы в пашей эконо­мике—и в сельское хозяйство, и в промышленность, и в осо­бенности в торговый оборот.

    Сущность нэпа заключалась в том, чтобы поднакопить си­ленки, восстановить н оживить промышленность, собрать и сколотить пролетарские епды на фабриках и заводах и Этим самым получить возможность перейти в дальнейшее наступле­ние на капиталистические элементы в стране.

    „Мы сейчас отступаем... назад, но мы это делаем, чтобы сначала отступить, а потом разбежаться и сильнее прыгнуть вперед. Только под одним этим условием мы отступили назад в проведении нашей новой экономической политики" [3].

    Среди присутствующих здесь немало старых членов пар­тии, которые прекрасно помнят, какую ожесточенную борьбу в 1919—1920—1921 гг. выдержали Ленин и партия и с троцки­стами, и с „рабочей оппозицией, п с „демократическими цен­тралистами, п с всяческими другими группами и группи­ровками. Надо было обладать гением Ленина, его непреклон­ностью, надо было обладать громадным революционным опытом пашей партии и ее героизмом, чтобы победить в этой борьбе, отстоять единство партии и обеспечить проведение смелого стратегического плана.

    Первые годы нэпа партия работала п руководила рабочим классом п страной, имея во главе величайшего из людей —Ле­нина. Но задолго до перехода в социалистическое наступление — в самый разгар нэпа партия лишилась Лепипа. Ленин умер. И к трудностям, создаваемым сложнейшим переплетом классо­вой борьбы внутри страны, прибавилась еще одпа трудпость, самая большая: в партии началась с повой силой жестокая борьба. И это было понятно. На руководство партией претен­довали Троцкий, Зиповьев, Каменев и др. К нашему счастью, в партии имелись старые большевистские кадры, которые объ­единились и противопоставили чужакам и оппортунистам ленин­скую, революционную линию. Среди этих людей был человек, до­подлинный, настоящий ленинец, т. Сталин. Тов. Сталин стал Заместителем Ленина не потому, что этого хотели те или дру­гие отдельные товарищи или группы, а потому, что в про­цессе борьбы, в процессе страшных потрясений внутри партии т. Сталин определился как истинный пролетарский вождь (апло­дисменты), который не потеряется в труднейших условиях, как человек, который знает, куда надо вести дело, чего надо добиваться, куда надо направлять рабочий класс.

    На долю т. Сталина выпала громаднейшая историческая обя­занность—завершить стратегический маневр Лепипа, выбрать момент, когда будут достаточно накоплены силы и средства, и перейти в более решительное социалистическое наступление. Это дело требовало ленинского учета обстаповки и ленинской решимости. Партия с большой внутренней борьбой подходила к этому новому этапу пролетарской революции.

    В 1926—1927 гг. объедппенпый блок троцкистов и зиновьев- цев пытался атаковать партию. Под прикрытием „левой” фра­зеологии они толкали партию на преждевременное наступление, предлагали форсировать наступление па капиталистические эле­менты без учета тех материальных сил п средств, которыми обладала пролетарская диктатура. Они обвиняли партию в бур-


    жуазпом перерождении, они не гнушались ничем, чтобы очер­нить руководство партии, опи занимались самой безответствен­ной, самой подлой демагогией.

    Под руководством т. Сталина, обладающего исключительной ясностью марксистско-ленинского анализа, непоколебимой твер­достью воли и впутрепней убежденностью, партия отбила эту атаку и ие позволила бросить пролетарскую армию в насту­пление, которое неминуемо должно было или выдохнуться' или выродиться в бесполезное царапанье с кулаком. Вам всем известно, чем кончил троцкистско-зиповьевскии блок. Вы все помиите, как паряду с „левыми фразами и под их прикрытием изощрялись Зиновьевы, Каменевы, Троцкие и иже с ними в издевательствах п насмешках над идеен строительства социа­лизма в пашей стране. Вызывая сочувствие в международ­ном лагере социал-фашизма, показывая свое меньшевистское нутро, они говорили партии: „Вы скоро будете строить со­циализм в одном уезде, чуть ли не в одной деревне”. Да, мы можем ответить теперь всем этим господа»1: пришло наконец время, когда мы строим социализм в каждой деревне, в каждом уезде, в каждом городке.

    Атака троцкистов и зиновьевцев была отбита. Партия не свернула с лепинского пути. Накапливал силы, партия усиленно готовилась и ждала того момента, когда она сможет перейти в разверпутое наступление па капиталистические элементы. Этот момент наступил в 1928 г. Именно к этому времени за­кончился восстановительный период, создалась довольно креп­кая промышленная база, консолидировались ряды пролетариата. К этому же времени стало совершенно ясным, что крупнейшее социалистическое производство не может дальше основываться как на своей продовольственной и сырьевой базе па раздро­бленном мельчайшем крестьянском хозяйстве. И величайшей исторической заслугой т. Сталина является то, что именно он определил, он указал пашей партии, пролетариату момент, когда надо было перейти в успешное, победоносное социали­стическое наступление. Под руководством т. Сталина партия разработала первый пятилетний план социалистического строи­тельства, под руководством т. Сталина она перешла в реши­тельное наступление.

    Н па этом крутом повороте партия была снова атакована, на ртот раз справа. Социалистическое наступление больно уда­рило с первых же шагов по капиталистическим элементам го­рода и деревни; отражением их ожесточенного классового со­противления, рупором, в нашей партии явились правые оппор­
    тунисты. Правые полагали, что нэп—это не только всерьез и падолго, но и навсегда; правые создали теорию мирного врастания кулака в социализм; правые открыто выступали про­тив социалистического наступления. Они предлагали не трогать кулака, равняться в строительстве на узкие места* (Бухарин), заменить пятилетний план строительства двухлетпим (Рыков); они пытались противопоставить профессиональные организации раббчего класса его партии (Томский). И величайшей заслугой т. Сталина является то:, что под его руководством партия беспощадно разгромила правых оппортунистов, расчистила путь, объединила ряды партии и рабочего класса и перешла в социалистическое наступление.

    Что было бы, если бы победила та или другая группировка против партпп? Вот как об этом впоследствии говорил т. Сталин:

    Что было бы, если бы мы послушались правых оппорту­нистов из группы т. Бухарина, если бы отказались от наступле­ния, свернули бы темп развития индустрии, задержали бы раз­витие колхозов и совхозов и базировались бы на индивидуаль? ном крестьяпском хозяйстве?

    Мы наверняка сорвали бы нашу индустрию, загубили бы дело социалистической реконструкции сельского хозяйства, оста­лись бы без хлеба и расчистили бы дорогу для засилия кула­чества. Мы сидели бы у разбитого корыта.

    Что было бы, если бы мы послушались левых<{ оппорту­нистов из группы Троцкого — Зиновьева и открыли бы насту­пление в 1926/27 г., когда мы пе имели никакой возможности Заменить кулацкое производство производством колхозов и сов­хозов?

    Мы наверняка сорвались бы па этом деде, продемонстриро­вали бы свою слабость, усилили бы позиции кулачества и во­обще капиталистических элементов, толкдули бы середняка в объятия кулачества, сорвали бы паше социалистическое строи­тельство и остались бы без хлеба. Мы сидели бы у разбитого корыта.

    Результаты — те же самые£С1.

    А вот как говорил сам Рыков на январском пленуме ЦК и ЦКК о том, что было бы, если бы в партии одержали верх правые оппортунисты:

    „Если бы партия пошла по тому пути, который я предла­гал в свое время, то к настоящему сроку мы бы не имели ни

    1  Сталин, Политический отчет Центрального Комитета XVI съезду ВКП(6), Вопросы ленинизма", стр.. 390, дзд. 10-е.

    тех успехов в области индустриализации, доклад о которых вы слыхали; мы бы не имели обобществленного сектора, со­циалистического сектора в области сельскохозяйственного про­изводства.

    ...Мы бы имели усиление собственнических, капиталистиче­ских слоев в нашей стране.

    В копечном счете усиление собственнических элементов в стране пролетарской диктатуры должно привести к буржуаз­ной реставрации.

    Сам Рыжов с запозданием ровно па пять лет, подводя итоги своей пятилетке борьбы с партией, прознал, что если бы партия его послушала, то мы бы не только пе имели величай­ших итогов первой пятилетки, мы имели бы буржуазную ре­ставрацию. Я лично полностью присоединяюсь к этой правиль­ной оценке, данной Рыковым самому себе, только с одним добавлением: может быть, прежде реставрации мы имели бы интервенцию, мы имели бы настоящую большую войпу, которую нам неминуемо навязали бы империалисты.

    Партия шла своим ленинским путем» Партия не послушалась советов слева, выдержала характер” талии) и не пере­шла в преждевременное наступление, не накопив для этого до­статочных средств.

    Партия разгромила правых и перешла в широкое социали­стическое наступление, лишь только были накоплены для этого необходимые средства.

    Для выполнения пятилетки партия самомобилизовалась, мо­билизовала комсомол, органы советской власти, профсоюзы, весь рабочий класс; партия пробудила величайший трудовой энту­зиазм среди трудящихся, развернула невиданное социалистиче­ское соревнование и ударничество.

    И в результате первой пятилетки, когда весь капиталисти­ческий мир разрушается экономическим кризисом, СССР, занял:

    по производству тракторов ....... 1-е место в мире

    сельхозмашиностроению.................... i-с место в мире

    производству комбайнов.......................... 1-е место в мпре

    общему машиностроению......................... 1-е место в Европе

    п 2-е место в мире

    чугуну............................................. ... 1-е место в Европе

    и 2-е место в мире

    электроэнергии........................................... 3-е место в мире

    ,, нефти............................................................. 1-е место в Европе

    и 2-е место в мире

    торфу......................................................... .1-е место в мире

    углю............................................................... 4-е место в мире

    химии.......................... ... .. .......................... 4-е место в мпре

    В результате неуклонного проведения генеральной ленинской линии партии СССР стал могучей индустриальной страной.

    Но пе только индустриальной страной,—мы стали страной самого крупного сельского хозяйства в мире. Вместо десятка миллионов мельчайших крестьянских хозяйств мы имеем сей­час *211 тыс. колхозов и 5 тыс. совхозов.

    Все это сопровождалось разгромом капиталистических эле­ментов в стране, ликвидацией кулака как класса, уничтоже­нием нэпмана, торговца, частника, посредника. Все эти успехи были основаны исключительно на гигантском росте социа­листического сектора.

    Таковы общие итоги первой пятилетки социалистического наступления. Можно было бы привести бесконечное множество цитат из мировой буржуазной прессы, оценивающих эти итоги. Я ограничусь только тремя цитатами.

    Когда Леппн в 1921 г. принужден был констатировать чрез­вычайно тяжелое положение диктатуры пролетариата, когда он должен был говорить о необходимости маневра, времеппого отступления, наиболее дальновидный и умный буржуазный по­литик Ллойд-Джордж так оценивал наш переход к нэпу: „Дикий, экстравагантный коммунизм, существовавший в Рос­сии год-два или даже несколько месяцев тому назад, меняется... Читайте прошедшие московскую цензуру радиотелеграммы: они содержат откровения, указывающие на полпый поворот к ка­питалистам, к частной инициативе. Ленин произпес такие речи, которые могли бы быть произнесены моим достопочтенным другом — министром к олопий1.

    Но уже через 10 лет, в 1930 г., тот же Ллойд-Джордж говорил следующее:

    „Коммунистические вожди взялись за осуществление плана, который по своему объему и значению превосходит все, что знала история в области великих и смелых предприятий. Про­екты Петра Великого по сравнению с планами Сталипа пикнут в своей незначительности. Сталия берется оборудовать совре­меннейшими фабриками, машинами, орудиями производства Рос­сию, которая больше всей Европы и одновременно организо­вана хуже всех европейских стран<(.

    В последнем Ллойд-Джордж несомненно прав. Россия была больше всей Европы во много раз, но и организована была во много раз хуже, чем любая из европейских стран. К сожале­нию, мы и сейчас еще организованы не так, как пам хоте-

    , 1 Рощ» Ллойд-Джорджа в палате общшг в 1921 г.

    лось бы. Это пссолшеппо. Однако к утверждению Ллойд-Джор­джа надо внести целый ряд поправок. Если Ллойд-Джордж считает английскою организацию хорошей, то позволительно его спросить, почему эта организация не изживает хрониче­ской громадной безработицы, достигшей к данному временя 3 млн. человек, почему эта „отличная английская организация не могла удержать ог потрясений свою денежную систему, по­чему эта организация в вопросе о межсоюзнических долгах прибегает к мотивировкам, взятым пе из арсенала английского империализма. Пожалуй, эту „хорошую организацию Ллойд- Джорджа невыгодно для нее самой сравнивать с нашей, еще пока во многом требующей усовершенствования и исправления.

    Ллойд-Джордж заговорил другим языком только потому, что мы неплохо осуществили паш пятилетний план, потому что Ллойд-Джордж, умный политик и зоркий наблюдатель, пе мо­жет не видеть колоссального роста нашего социалистического строительства в то время, как во всем мире, в том *шсле и в Англин, хозяйство разрушается п идет к гибели.

    Я приведу еще одно свидетельство — редактора пемецкой га­зеты „Фрапкфуртер Цейтунг Артура Файлера. Оп такими сло­вами говорит о нашей пятилетке:

    „В конечном итоге плап не столько точное предсказапие, сколько приказ, выражение воли. Так сражающийся отряд бро­сает свое знамя в ряды врагов и бросается сам вслед за ним, чтобы снова отобрать его у противника. Невероятное количество цифр, содержащееся в пяти томах пятплетиего плана, претво­ряется в действительность при помощи непрерывного подъема воодушевления масс: цель поставлена, ее надо достигнуть, ее надо превзойти”.

    Да, этот буржуазный журпалист прав. Плап для нас есть приказ, есть знамя. Наша партия, весь рабочий класс были настолько уверены в своих силах, что бросили это знамя вперед, призвали всю могучую волю трудящихся масс и в результате одержали громадные, всемирно-исторические победы в первой пятилетке.

    П

    СССР —МОГУЧАЯ ИНДУСТРИАЛЬНАЯ СТРАНА

    Известно, что мы, большевики, парод неугомонный, нена­сытный. Мы пнкогда не удовлетворяемся достигнутым. Но даже нам хотя бы один раз, в юбилейный день, следует огля­нуться пазад и окинуть взором .пройдеппый путь.

    Итак, вспомним, какие задачи ставил пятплетшш плап. Ответ


    на этот вопрос кратко сформулировал т. Сталин в своем докладе на пленуме:

    Основная задача пятилетки состояла в том, чтобы пере­вести нашу страну с ее отсталой, подчас средневековой тех­никой—на рельсы новой, современной техники.

    Основная задача пятилетки состояла в том, чтобы превратить СССР из страпы аграрной и немощпой, зависимой . от капризов капиталистических стран,—в страну индустриальную и могучую, вполне самостоятельную и независимую от капризов мирового капитализма.

    Основная задача пятилетки состояла в том, чтобы, превра­щая СССР в страну индустриальную,— вытеспить до конца капи­талистические элементы, расширить фронт социалистических форм хозяйства и создать экономическую базу для уничтожения классов в СССР, для построения социалистического общества.

    Основная задача пятилетки состояла в том, чтобы создать в нашей стране такую индустрию, которая была бы способна пере­вооружить и реорганизовать не только промышленность в целом, но и транспорт, но и сельское хозяйство —на базе социализма.

    Основная задача пятилетки состояла в том, чтобы пере­вести мелкое и раздробленное сельское хозяйство на рельсы крупного коллективного хозяйства, обеспечить тем самым эко­номическую базу социализма в деревне и ликвидировать таким образом возможность восстановления капитализма в СССР.

    Наконец, задача пятилетнего плана состояла в том, чтобы создать в стране все необходимые технические и экономические предпосылки для максимального поднятия обороноспособности страпы, дающей возможность организовать решительный отпор всем и всяким попыткам военной иптервелпии извне, всем и всяким попыткам военного нападения извнег.

    Теперь посмотрим, как эти задачи осуществлялись.

    Мпогпе из вас наверно помнят, что пятилетний план был разработан в двух вариаптах —отправном и оптимальном. От­правной вариант был значительно меньше оптимального. В па­ших руководящих органах немало было таких товарищей, ко­торые настаивали, чтобы мы приняли за основу отправной вариант, а оптимальный имели „па всякий случай“ — если вдруг сложится очень удачная конъюнктура. Но мало того, находились и такие коммунисты (из них вербовала свои кадры правая оппозиция), которые не были уверены в реальности даже

    1 Сталин, Итоги первой пятилетки. Вопросы лодшшзма", стр. *485, над- Ю-е.

    отправного варианта. Я ле говорю о наших врагах,—те не ве­рили в реальность пятилетки потому, что не хотели верить!, потому, что боялись выполнения пятилетки. Но, х сожалению, такие скептики и маловеры находились даже в пашей среде.

    Действительность однако перекрыла все самые смелые ожи­дания. Не надо забывать, что в процессе осуществления пяти­летнего плана нам приходилось неоднократно менять задания но ряду важнейших и решающих отраслей, причем во всех случаях —в сторону их увеличения.

    Для того, чтобы провести намеченный пятилетний план реконструкции народного хозяйства, потребовались громадные вложения капиталов. По отправному варианту намечалось вло­жить в обобществленный сектор народного хозяйства за iBce пять лет 39,9 млрд. руб., по оптимальному—46,5 млрд. руб.; фактически за четыре года пятилетки было вложено 48,4 млрд. руб. Особенно внушительно выглядит эта сумма в сопоставле­нии с капиталовложениями за пять лет, предшествовавших пятилетке (1924—1928 гг.), т. е. за годы восстановительного периода; эти вложения составили всего лишь 11,8 млрд. руб. Таким образом; капиталовложения за четыре года пятилетки составили 410 о/о к капиталовложениям за пять предшествуют щнх лет восстановительного периода, 121 о/0 к отправному ва*- риапту пятилетки и 103 о/0 ж ее оптимальному варианту.

    Продукция цензовой промышленности в 1913 г. составила (все данные, как и в дальнейшем, показаны в неизменных ценах 1926/27 г.) 10,2 млрд. руб., в 1928 г.—15,7 млрд.; по отправному варианту пятилетки намечалось для 1932/33 г. 31,8 млрд. руб., по оптимальному—36,6 млрд.; фактическая же продукция 1932 г. составила 34,3 млрд. руб. Таким образом продукция промышленности 1932 г. выросла по сравнению с 1913 г. на 334.5о/о, а с 1928 г.—на 219о/о. По отношепию к отг- правному варианту пятилетки она составила 108о/о, а к оптималь­ному93,7 о/0. Причины этого небольшого недовыполнения были объяснены т. Сталиным. Мы вынуждены были переключить ряд за­водов па выполнение оборонных заказов; Вследствие сложившейся внешнеполитической обстановки мы пе могли поступить иначе.

    Продукция тяжелой промышленности выросла колоссально. В 1928 г. oua равпялась 3988 млн. руб. На 1932/33 г. пяти-; летка предусматривала рост продукции тяжелой промышлен­ности по отправному варианту до 10 млрд. руб., по оптималь-? ному —до 12,2 млрд.; фактически было выработано в 1932 г. на 13,2 млрд. руб. Это составляет к 1928 г. 331,5 о/0, к отправ­ному варианту пятилетки — 132,1о/о и к оптимальному—108,4о/о.

    Перейдем к одному и? главнейших рычагов индустриализа­ции—к металлу. В 1913 г. было выплавлено 4,2 млн. т чугупа, в 192S г. при всем напряжении мы дотянулись только до

    3,        3 млн. т, а в 1932 г. мы имеем уже 6,2 млп. т чугупа. Стали было выплавлено в .1913 г. 3,5 млп. т, в 1928 г. 4,2 млн. шив 1932 г.—5,9 млн. mL

    Машиностроение было самым слабым местом старой инду­стрии, а за период империалистической и гражданской войн оно было целиком разрушено. Тем разительнее наши успехи в этой области. В 1913 г. все машиностроение дало продукции только на 697 млн. руб., в 1928 г.—па 1462 млп. руб. По отправному вариапту пятилетки был намечен для 1932/33 г. выпуск продукции на 3020 млн. руб., по оптимальному — на 4688 млн. руб.; фактически же продукция 1932 г. составила 7 245 млн. руб. Это значит по сравнению с 1913 г. увеличение более чем в 10 раз, по сравнению с 1928 г.—увеличение в 5 раз, по отношению к отправному варианту пятилетки 220,1 о/о, а к оптимальному—154,5о/о.

    За четыре года пятилетки мы освоили производство громад­ного количества новых машин, которые до этого ввозились из-за границы. Мы теперь сами производим автомобили, само* леты (которые до этого производились в очень ограниченном количестве и посредственного качества), авиомоторы, танки, тракторы, тракторные плуги, тракторные сеялки, льнотеребилки, комбайны, турбогенераторы, гидрогенераторы, блюминги, элек­тровозы, врубовые машины, оборудование для крекингов, элек­тропечи, электролебедки, автоматические телефоны, обувные машины, табачные машины, револьверные и фрезерные станки новейших систем и много, много других сложных машин самых новейших конструкций, за которые мы раньше платили капи­талистам чистым золотом.

    Капиталисты брали с пас за эти машины недешево, и мы вынуждены были вывозить из нашей страпы необходимые нам самим товары, чтобы взамен получать эти самые машины. После выполнения первой пятилетки положение резко изменилось. Правда, еще не полностью, но уже весьма значительно мы осво­бодились от импорта машин. В этом отпошении мы уже не Зависим от капиталистических стран. Мощная советская база машиностроения имеет полную возможность производить любые машины, любые агрегаты.

    Огромны успехи за четыре года пятилетки в области элек­тропромышленности и. электрификации страпы. Тов. Каганович в своем докладе уже приводил интересную выдержку из книгц


    Уэллса. Этот английский буржуазный писатель побывал в 1920 г, в России, а вернувшись, написал книгу Россия во мгле“. В этой книге Уэллс, рассказывая о своей беседе с Лепиным, назвал ленинский план электрификации утопией. Господин Уэллс, на­писавший немало фантастических романов, обвинил Ленина в утопизме! Но жизнь уже дала свой убедительный ответ па сомнения Уэллса. Жизнь подтвердила реальность ленинского плана электрификации и доказала, что мышление Уэллса слиш­ком ограничено сферой отношений буржуазного хозяйства, что­бы понять исключительные возможности социалистической си­стемы хозяйства, где „невозможное44, с точки зрения Уэллсов, претворяется в действительность. Мало того, жизнь и здесь шагнула гораздо дальше, чем мы этого ожидали.

    В 1928 г. районных станций было только 18 с мощностью в G10 тыс. кет, теперь районных станций уже 44 с згощ- постыо в 2,5 млн. кет. До революции производилось электро­энергии 2 млрд. квт-ч, в 1928 г.—5 млрд. квт-ч, а теперь —

    13.5  млрд. квт-ч. В 1913 г. не было ни одной станции с мощ­ностью более 25 тыс. кет, а сейчас мы имеем десять станций с мощностью свыше 100 тыс. кет.

    Мы развернули специальное электротехническое машино­строение. В 1913 г. электротехнического оборудования было произведено па 86 млн. руб., в 1928 г.—на 190 млп. руб. По отправному варианту пятилетки намечалось для 1932/33 г. 700 млп. руб., по оптимальному—896 млн., а фактически про­изведено в 1932 г. на 1083 млн. руб. Эт° значит увеличение продукции к 1913 г. в 12,5 раза, а к 1928 г.—в 5,5 раза. Это означает перевыполнение пятилетки: к отправному варианту — 154,7о/о, к оптимальному—120,9 о/о.

    Мы производим крупнейшие турбогенераторы, гидрогенера­торы, трансформаторы, электроприводы, высоковольтные ма­шины и мпого других сложнейших машин и агрегатов. Доста­точно сказать, что наша Днепровская станция оборудована на 90о/о нашими собственными машинами.

    В области топлива мы имеем в настоящее время следую­щее положепие: в 1913 г. было добыто нефти 9,2 млп. т, в 1927/28 г.—11,9 млп. т. Намечалась по отправному варианту для 1932/33 г. добыча 19 млн. т, по оптимальному—21,7 млн. т фактически добыто 22,2 млн. т, или 241,3 о/о к 1913 г., 186,5 о/о к 1927/28 г., к отправному варианту—11/0, к оптимальному —

    102.5     о/о.

    Угля добывалось в 1913 г. 29 млн. т, в 1928 г.—35,4 млн. т, а в 1932 г.—61,5 млн. т.


    До революции химической промышленности в России вовсе . но было, если не считать нескольких небольших предприятий кустарного типа. Сейчас мы имеем свою собственную химиче­скую промышленность, которая уже приобрела значительный удельный вес в народном хозяйстве. В 1913 г. вся продукция осповной химической промышленности (без резины) выражалась в сумме 153 млн. руб., в 1928 г. она достигла 314 млн. руб., а в 1932 г. мы имеем продукции уже на 1020 млн. руб., что составляет к 1913 г. 666,7 о/0 и к 1928 г.—324,8о/о.

    За четыре года пятилетки введены в строй 13 заводов и комбинатов основной химии, 2 химических завода пластмасс,

    1  завод лакокраски, 3 фабрики искусственного волокна, 2 завода синтетического каучука, 19 лесохимических заводов, 13 коксо­вых п коксохимических установок и т. д. Все это введено в строй, все это действует, все это уже дает народному хозяй­ству необходимые ему жизнеппые соки.

    В числе построенных химических заводов есть настоящие гиганты —в Березниках, Бобриках, Воскресепске, Ленинграде, Соликамске, Констаптиновке, Ярославле, Угрешах п Перми. Я че­ловек заводский в прошлом, побывал за свою жизнь на многих заводах, в том числе на заграничных, и должен сказать, что европейским заводам и во сие не спилось пичего подобного) тому, что мы имеем в Березниках. Это не завод, а огромнейший комбинат, состоящий из нескольких заводов. То же самое, когда говорят о Днепрогэсе, часто забывают, что рядом с огромной Электростанцией вырастает огромный комбинат, состоящий из алюминиевого, металлургического и сталелитейного заводов в завода ферросплавов, который легко может обслужить целую страну, настоящую большую европейскую страну. Мы просто- напросто за это время избаловались масштабами и. часто за­водами называем то, что в действительности является промыш­ленным центром.

    Уже по этим немногим данным можно видеть, насколько далеко двинулась вперед тяжелая промышленность. Тяжелая промышленность* основное звено индустриализации, и вполне понятно, что именно ей партия уделила особенное внимание. Из всей суммы капиталовложений в промышленность (23 млрд. руб.) львиная доля, а именно 19,2 млрд. руб., была вложена в тяжелую промышленность (против 11 млрд. по плану).

    Эти капиталовложения внутри тяжелой промышленности по» шли на повое строительство в сумме 7,3 млрд. руб., на рекон­струкцию и расширение старых заводов—5,9 млрд., на жилищное строительство—2,1 млрд. руб. В результате основной капитал


    тяжелой промышленности вырос с 5,5 млрд. руб.. в 1928 г. до 14,4 млрд. на 1 января 1933 г.

    Очень характерны итоговые цифры об обновлении основ­ного капитала тяжелой промышленности. Из действующего к на­чалу второй пятилетки основного капитала промышленности — 62 о/о пового, созданного за последние четыре года. При этом по сельхозмашиностроению капитал обновлен на 7/о, по основ­ной химии —на 81 о/о. А ряд отраслей на все 10/о заново созданы за четыре года пятилетки.

    Ввод в эксплоатацпю за эти же четыре года выразился в сумме 11,2 млрд. руб. (из пих 7,5 млрд.—за последние два года). А сколько заводов, средства на которые были затрачены в первую пятилетку, еще не пущены в ход, какое огромно© количество предприятий будет введено в строй в этот и бли­жайшие годы!

    Теперь о реконструкции и расширении старых заводов. Многие понимают эту реконструкцию как некоторое усиление оборудования, пристройку помещений и т. п. На самом деле пичего подобного. Основной капитал старого завода, подвер­гаемого реконструкции, настолько обновляется и увеличивается, что старый завод по существу перестает существовать, вы­растает повый завод, который поглощает старый. Вот например мы стали реконструировать Луганский паровозостроительный завод. Было решено вложить в это дело 40 млн. руб., потом по мере дальнейшей разработки планов эти вложения стали определяться суммой в 60 млн. руб., потом суммой в 100 млн. руб., а теперь стоимость этого завода превысила и эту сумму. Таким образом вырастает повый гигант паровозостроения в Луганске,—и это иные тоже называют реконструкцией!

    Реконструирование старых заводов за четыре года пятилетки Поглотило около 6 млрд. руб., т. е. больше, чем стоили в 1928 г. все заводы, включая и не подвергавшиеся реконструкции. В ре­зультате по 23 реконструированным старым заводам основной капитал вырос с 257 млн. руб. в 1928 г. до 493 млп. руб. в 1929 г., количество рабочих —с 54 тыс. до 139 тыс., валовая продукция —с 284 млн. руб. до 1,3 млрд. руб.

    Наша легкая промышленность раньше работала главным образом на привозном оборудовании. Сейчас мы уже создали собственное машиностроение для оборудования легкой промыш­ленности. Сама легкая промышленность уже не та, что была рапыпе. Она пополнилась, реконструировалась, она предста­вляет собой уже крепкую базу для развертывания производства товаров широкого потребления.

    Выросла и сырьевая база для целого ряда отраслей легкой промышлеппостп. Особеппо большие успехи пеобходимо от­метить в области производства хлопка. Хлопок еще в 1928 и даже в 1929 г. ввозился из-за границы на сумму до 120 млн. руб. золотом. Сейчас хлопковое производство разверпуто ие только в средней Азии, но и в Закавказье, па Кубани я Украипе. Все это дало нам возможность стать независимыми от заграничных рынков и сэкономить сотню миллионов рублей Золотом.

    Транспортная проблема является одной из важнейших про­блем. Транспорт играет определяющую роль пе только в на­роднохозяйственной жизни, но и в оборопе государства.

    Что собой представляет железнодорожный трапспорт в на­стоящий момент? В 1932 г. он перевозит в 5 раз больше пас­сажиров, чем это было в 1913 г.: в 1913 г. перевозилось около 250 млн. человек, теперь же перевозится более 1,2 млрд. че­ловек, т. е. таким образом почти вся страпа, начиная от ново­рожденных и кончая старичками, по семь-восемь раз в год может прокатиться по нашим железпым дорогам.

    Грузонапряженность дорог в 1932 г. по сравнению с 1913 г. повысилась па 100о/о. В то время как ни одна страна в мире за эти 4 года почти ие увеличила своей железнодорожной сети, а такие страны, как например Северная Америка, даже имеют некоторое уменьшение железнодорожной сети (после разорения во время кризиса отдельных железнодорожных компапий),— мы за это время увеличили пашу железнодорожную сеть на 4/о по сравнению с 1913 г. Весь грузооборот пятилетки со­ставил 791 млрд. тонно-километров. Таким образом транспорт выполнил поставленную перед ним задачу, хотя, должеп сказать, ему приходилось очень и очень трудно.

    Транспорт наш представляет собой такую область народного хозяйства, которую партия все время держала под своим на­блюдением, которую во многом еще нужно выправлять, во мно­гом ставить на ноги. Тем не менее транспорт имеет огромные достижения. Вы уже наверное забыли, что мы выстроили огром­ную железнодорожную магистраль— Турксиб. Эта огромпейшая железная дорога проложена в пустыне, ее хозяйственная роль огромна.

    Автомобильный транспорт у пас, к сожалению, пока что слаб, но однако с 23 тыс. автомобилей в 1928 г. он вырос к 1 января 1933 г. до 73 тыс. В этой пятилетке еще пе ска-.

    *  залась работа Горьковского гигалта, который должеп уже в 1933 г. сыграть большую роль в автомобилизации страны.

    Конечно это далеко не то, что имеет Америка, и не .то; что нам иужио. По за первую пятилетку мы создали собствен­ную базу автостроения, что дает нам возможность во вторую пятилетку двинуть это дело по-пастоящему вперед.

    За четыре года пятилетки мы совершенно изменили эконо­мическую географию пашей страны. Мы не только за это время укрепили наши старые индустриальные базы, но создали новую— Уральскую металлургическую базу, построили новые гигапты Магнитогорск, Кузнецк, создали новую топливную базу па Даль­нем Востоке и в Восточной Сибири, заложили осиовы новых индустриальных очагов в Средней Азии.

    Все это дает паз! возможность не только более рационально использовать нашу промышленность, не только избавляет от необходимости огромных непроизводительных перевозок по стране, но имеет огромное значение для обороны государства. Поъое размещение промышленности облегчает во многом задачу обороны.

    Мы уже почти закончили строительство канала, соединяю­щего Балтийское и Белое моря, объединяющего Балтику с Ледо­витым океаном. Этот капал имеет громаднейшее народнохозяй­ственное зпачение.

    Хорошо ли мы работали в области промышленности в пер­вую пятилетку? Если рассматривать с точки зрения посторон­него наблюдателя, с точки зрения Ллойд-Джорджа, Уэллса или какого-пибудь другого подобного критика, мы сделали чрез­вычайно много —достижения наши грандиозны, мы решили нечеловечески трудную, титаническую задачу. А если посмотреть па то, что мы сделали, с точки зрения большевика, с точки зрения человека, который сам непосредственно работал на про­тяжении всего этого времени, то мы сделали все-таки не все, что могли бы сделать.

    Главный недочет в работе промышленности—это невыпол­нение заданий по качественным показателям. Производитель­ность труда, себестоимость л качество продукции — это крепость, которую мы должны еще брать, это редуты, еще не отбитые у врага, а нашим врагом здесь является наша плохая органи­зованность, недостаточная техническая выучка, недостаточная культурность.

       В этих недочетах мы расплачиваемся за грехи паших отцов, за нашу отсталость. Я имел возможность побывать за послед­ние два года па ряде заводов и наблюдать их работу, в част­ности я был на Магдптострое, на Кузнедкстрое, в Березни­ковском химкомбинате, на Урадмашстрое, на Челябстрое и на


    многих других новых и старых предприятиях. Всюду наблю­дается одно и та же характерное явление, о котором говорил т. Стадия. На стройках дело идет гораздо лучше, чем на ра­ботающих предприятиях. Чем это объясняется? Тем, что строи­тельную технику освоить гораздо легче, чем технологический процесс, чем освоить работу па слояшейших машинах, иа блю­мингах, на доменных печах, на мартенах и т. д. Эт0 гораздо труднее.

    Прошлым летом я был па одном из наших крупных за­водов—ка Красном Октябре в Сталинграде. Я был команди­рован туда ЦК ликвидировать так называемый прорыв. Дол­жен сказать, что, котгувшись поглубже в том, что делается на заводе, я понял, почему завод плохо работает. Люди, ко­торые должпы были производить на машинах машины, еще месяц —два, в лучшем случае —год назад пе имели никакого попятия о машипах. Это были крестьяпе, которые, запачкав­шись маслом и сажен, выглядели доподлинными пролетария­ми, а на самом деле представляли в массе совершенно неква­лифицированную силу. Этн люди еще ие освоили и не могли в такое короткое время освоить машину, приобрести павыкл работы в сложном технологическом процессе. Этим п объясняется, что новые предприятия — будь то Сталинград­ский тракторный завод, Горьковский автомобильный завод или другой машиностроительный завод —мы осваиваем и будем еще па протяжении некоторого времени осваивать с большим трудом.

    Должен здесь совершенно откровенно заявить, что я лично удивляюсь не тому, что с таким трудом осваиваются новые производства,—пет, я удивляюсь тому, что мы пх все^такп быстро осваиваем, строим комбайны, тракторы, автомобили, тапки другие сложные машины. Кто пх строит? Вчерашние крестьяне. Ни одпо буржуазное государство иге справилось бы с такой сложной задачей. Мы справляемся потому, что у нас советская власть, потому, что наша страна па протяжении всех прошедших лет представляла собой страну-университет, страну- втуз, страну, которая непрерывно, всюду и везде, каждый день учится пе только политграмоте. Политграмоту еще при Ленине мы прошли уже настолько хорошо, что смогли создать высший тип государства — советское государство. Мы начали учиться технике, осваивать культуру, что дало лам возможность из многомиллионных масс выдвинуть сотпи тысяч и послать их на фабрики и заводы, поставить к станкам. Но, разумеется, пока у молодых рабочих еще пе выработалось рефлекторных
    навыков, поскольку у них иет еще постоянной привычка к* ра­боте на станке, постольку бывают неизбежные срывы, болез­ненно отражающиеся на производстве.

    При наличии таких возможностей мы могли бы сделать Значительно больше, если бы у нас было достаточное коли­чество организаторов и техников, главным образом организа­торов. Наши трудности заключаются в том, что паряду со строительством гигантов мы должпы эти гиганты немедленно осваивать, выращивать новые кадры, которые должны работать на сложнейших станках, требующих высокой квалификации. Это двойная и очень трудная задача.

    Как обстоит дело с кадрами в промышлеппости? Мы вы­растили немало своих кадров, но посмотрите, что они из себя представляют. Это все наша зеленая рабоче-крестьянская мо­лодежь. Эт° техники и ппжеперы, только вчера окончившие втуз, только вчера Пришедшие на производство. Копечпо у них пет еще достаточного опыта, достаточных практических на­выков. Все это накладным расходом ложится на работу про­мышленности.

    Но, несмотря на все рто, вся паша партия, все трудящиеся Советского Союза и в частности мы, военные работники, должны признать, что в нашей промышленности мы имеем величайшие достижения за четыре года первой пятилетки.

    Ill

    СССР —СТРАНА КРУПНЕЙШЕГО социалистического ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

    Наши классовые враги, оценивая достижения пятилетки, неизметю повторяют одно и то же: в области промышленного строительства — в индустриализации большевики имеют несо­мненные успехи (эти успехи теперь уже не оспариваются), по зато, говорят они, в сельском хозяйстве, в коллективизация его большевики провалились. По буржуазия ошибается и в этом, так же как она ошибается во всем другом, что касается пролетарского государства, что касается пашего социалисти­ческого строительства. Желаемое для нее она принимает за существующее, своп мечтания —за действительность. Реальные факты—против буржуазии. Они свидетельствуют об огромных успехах и в этой области пашей социалистической стройки. В результате пятилетки коллективизация сельского хозяйства стала пезыбдемои осповой советского земледелия.


    В сельском хозяйстве мы имеем значительно больше труд­ностей, чем в промышленности, pro бесспорио, этого мы пе скрывали и пе скрываем. Только в первой пятилетке мы по­лучили возможность по-настоящему взяться за сельское хо­зяйство, приступить к переустройству его па социалистических началах. Было бы ребячеством думать, что за два-три года можно крестьянина-собственника, который жил веками, как индивидуалист, общественным идеалом которого было —как бы выбиться в люди, стать хозяином,— чтобы этого крестьянина- собственника Мы смогли в точение пары лет переделать в Законченного коллективиста, в сознательного социалиста. Ко­нечно' это невозможно. Конечно мы об этом и не думали, такой Задачи мы себе пе ставили. Партия и весь рабочий класс отличпо попимают, что перестройка крестьянского хозяйства на новой, социалистической основе —дело сложное и не одиого-двух лет. Но это дело абсолютно верное и единственно правильное с точки Зрения рабочего класса, с точки зрения интересов основной кре­стьянской массы, которая через коллективизацию приобщается к великому делу построения нового, социалистического общества.

    Вопрос стоял так: или мы переведем сельское хозяйство на рельсы коллективизации — и тогда построим в нашей стране социализм, или мы социализма вообще пе построим. Разве можпо построить социализм, базируясь только па индустрии и сохраняя в сельском хозяйстве отсталый мелкособственни­ческий уклад, порождающий капиталистический сиособ про­изводства? Копечпо нельзя. Разве мы не знали и пе знаем, пасколько трудна и сложна задача — переделать психологию миллионов крестьян, организовать из десятков миллионов мел­ких, технически отсталых, полунатуральных крестьянских хо­зяйств культурнейшее, осповаппое на передовой технической базе, самое крупное в мире социалистическое сельскохозяйствен­ное производство? Эт° мьх знали и зпаем. Но мы знаем также, что, несмотря па все трудности, мы эту задачу разрешим успешно, ибо она, повторшо, в интересах самого крестьянина. Только через разрешение этой задачи, только через коллек­тивизацию крестьянину открывается широкая дорога материаль­ного п культурного развития.

    Мы имеем сейчас в колхозах уже больше 60 о/0 всех крестьян­ских хозяйств с охватом более 70 о/о всех посевных площадей. Вместо десятков миллионов мельчайших крестьянских хозяйств мы имеем сейчас 211 тыс. колхозов и 5 тыс. совхозов. Мы подвели под наше сельское хозяйство прочную машинную базу. В 1928 г. у пас было всего лишь 26700 тракторов, и притом
    почти все купленные за границей на валюту; теперь мы цмйем около 150 тыс. тракторов. Колоссально увеличилось производг ство тракторов па собственных заводах,—больше мы их уже не импортируем. В 1927/28 г. паша промышленность выпустила' тракторов общим количеством в 15,9 тыс. лош. сил. По отрад­ному варианту намечалось па 1932/33 г. произвести 500 тыс. лош. сил, по оптимальпому — 550 тыс. лош. сил, а фактически произведено в 1932 г, 759 тыс. лош, сил. Эт0 означает увеличе­ние выпуска тракторов к 1927/28 г. почти в 50 раз, к отправно­му варианту пятилетки на 1932/33 г.—151,8%, к оптимальпому варианту 1380/0. Производство сельскохозяйственного инвента­ря в 1932 г. возросло по сравнению с 1928 г. в 3,5 раза. Посев­ная площадь за эго же время увеличилась па 21
    Bi.ni. га, а по тех­ническим культурам она выросла па 7/о. Вложепия в сельское хозяйство за четыре года пятилетки составили 9,4 млрд. руб. В 1928 г. у пас была только одна машиипо-тракторпая стан­ция, только одна! А в 1932 г. их количество дошло уже до 2500.

    Что же мы имеем в итоге всего этого? Если перед пятилет­кой мы могли в порядке государственных заготовок получить всего 500—600 млн. пудов хлеба, то сейчас имеем возможность получить уже 1200—1400 млп. пудов.

    Все это говорит об огромных достижениях в сельском хозяйстве. Проблема перевода сельского хозяйства на новую социальную основу уже разрешена, и сегХчас перед нами во весь рост стоит другая, пе менее важная и трудная задача- освоение колхозов, организационно-хозяйственное и политиче­ское их укрепление. Можпо ли было пам за это время достигнуть больших результатов в области сельского хозяйства? При извест­ных условиях —да. Почему же мы этого пе сделали? Па этот вопрос я отвечу примером из всем пам близкой области-г боевой подготовки Красной армии.

    Вспомните, как в течение ряда лет мы бились пад разрег шепнем сравнительно несложных задач пашей боевой подгог товки. II только за последние годы, в особенности за 1932 г.? мы смогли отметить настоящие, крепкие успехи, очевидный перелом в этом деле. А ведь мы имеем в составе Красной армии около 60 о/о коммунистов и комсомольцев. Мы имеем гро,- мадпые кадры людей, подготовленных в воеппых школах. Мы имеем воинскую дисциплину. Мы имеем сложную, палажеиную машппу, в том числе и политаппарат, которая управляет всей пашей военной организацией, машину, действующую беспере­бойно и, как будто неплохо. По тем не мепее в боевой подго­товку и пашем специальном деле, для чего мы, собственно


    говоря, и существуем и за что нас пролетарское государство кор­мит,— мы в ртом деле ряд лет двигались вперед не больпо шибко.

    Чем это объяснялось? Тем, что мы учились медленнее, чем следовало бы, а жизнь предъявляла к нам с каждым годом вое большие в новые требования, и мы не поспевали за жизнью. Это серьезное дело — поспевать за жизныо, особенно у нас, в Советском Союзе.

    То же самое в отношении колхозов. Наше крестьянство, наши большевики, работающие в деревне, очень многому на­учились, по жизнь требует еще большего, а рост организатор­ских кадров сельского хозяйства —и численный п качествен­ный—за ней не поспевает. Эт° обстоятельство имеет не­маловажное зпачение. Кроме того в деревне до спх пор мы имеем различные социальные прослойки. Имеется масса паших людей из бедняков и середняков, наших полностью, которые ввгесте с нами работают, вместе с нами преодолевают все трудности, которыми нужно только хорошо руководить, кото­рых нужно только по-большевистски политически и органи­зационно обслуживать. Имеются в деревне и осколки враждеб­ных классов — кулаки, подкулачники, бывшие белые офицеры, поны н пр., которые никаких колхозов не хотят, которые враждебны нам. Имеется некоторый процент крестьян ней­тральных, если можно так выразиться, которые идут за теми, кто их за собой ведет. В этих сложнейших условиях классовых переплетов развивались и живут наши колхозы, п, невзирая на все трудности, они продолжают накапливать опыт и стано­вятся крепкими социалистическими хозяйствами.

    Мы имеем огромное количество колхозов, которые уже прочно стали па ноги, которые уже теперь могут не только свое­временно выполнять все обязательства в отношении государства, но хозяйство которых поставлепо прекрасно, и они являются вполне рентабельными. Я сам лично знаю такие колхозы, и пе один, а много. В декабре месяце прошлого года мне«»удалось побывать в некоторых колхозах Кабардино-балкарской авто­номной области па Северном Кавказе. То, что я увидел в этих колхозах, меня и поразило п обрадовало. Это уже действительно социалистические хозяйства, образцово поставленные, прекрасно организованные. Все, начиная от сплошной зяблевой вспашки и уже полной подготовки к весеннему севу и кончая свинар­ником,—в прекрасном порядке. В этих колхозах вся работа, вся жизнь идет, как подобает, по плану, организованно, спо­койно, без суеты. Такие колхозы я видел не только на плоско-* стд—кабардинские п русские; такие же хорошо поставленные
    колхозы есть и в горных районах Балкарни. Все это потому, что есть организатор, есть большевик т. Калмыков, вклады­вающий вместе со всей партийной организацией всю душу в Эту работу. Такие же колхозы имеются и на Украине, л в Сибири, и в ДЧО, и на Нижней и Средней Волге, и в других местах. Но наряду с длмя у нас еще есть колхозы слабенькие, хозяйственно немощные, плохо организованные—н совсем не потому, что у ппх нет инвентаря, нехватает рабочих рук или земля плохая, а потому, что они слабы организационно, не имеют еще настоящего большевистского руководства. Есть у нас еще и такие колхозы, где у руля стоит не большевик (даже при наличии коммунистов в правлении), а самый под­линный матерый враг.

    Тов. Каганович в своем докладе на пленуме ЦК и ЦКК приводил ряд примеров плохой организации колхозов, плохого руководства колхозами; он рассказал ряд фактов, как па Се­верном Кавказе встретил в колхозах много осевших там бело­гвардейцев, бывших есаулов, атаманов и прочей контрреволю­ционной дряни. В некоторой своей части паши колхозы были фактически в руках этих врагов советской власти и коммунизма. Контрреволюционеры во многих случаях занимали если не руководящие, то очень влиятельные и важные должности в кол­хозах — бухгалтеров, учетчиков, счетоводов, кладовщиков и т. п. Естественно, что если колхоз руководился людьми из контр­революционного лагеря, то такого сорта колхоз крестьянству и государству ничего, кроме вреда, принести не может.

    Вся эта нечисть, примазываясь к колхозам, делала свое черпое дело. Опи пе только агитировали, не только разлагали колхозников,—они организовывали самое настоящее вредитель­ство: расхищали хлеб, устраивали всякого рода черные ам­бары", терроризировали добросовестных активистов, вредили в севе, в пахоте, в уборке и т. д. Против этих классовых врагов должны быть применены вс© средства пролетарской диктатуры.

    Неизбежны ли были эти явления? Нет, их могло и не быть, если бы все коммунисты, которым поручено непосредственное руководство колхозами, были настоящими, доподлинными боль­шевиками, если бы все наши областные и особенно районные руководители по-настоящему смотрели за делом. По, к со­жалению, слабость значительной части сельских коммунистов, а в ряде мест засоренность наших сельских парторганизаций чуждыми людьми, отсутствие достаточного и конкретного ру­ководства со стороны ряда руководящих работников районов и областей, особенно районов,—все это вместе взятое в условиях
    упорпого сопротивления классового врага в деревне, чувствую­щего, что пробил его последний час, привело к тому, что во многих колхозах, особенно па Украине и на Северном Кав­казе, мы имеем ряд прорывов, ряд серьезных недочетов.

    Тов. Сталин в своей речц О работе в деревне" совер­шенно правильно указал, что во всех недостатках нашего кол­лективизированного сельского. хозяйства виноваты прежде всего мы, большевики. Колхоз, говорил т. Сталия, является социали­стической формой хозяйства, по содержание. в этой форме может быть па данном; этапе различно. Тов. Сталин проводил аналогию с советами, Советы —это социалистическая форма политической организации. Однако были исторические мо­менты, когда эта форма заполнялась контрреволюционным со­держанием, вспомните эсеровско-меньшевистские советы в июле 1917 г., вспомните, как немецкие социал-демократы пре­вращали советы в очаги контрреволюции. Мало создать кол­хозы,—надо еще ими по-настоящему руководить, сделать их социалистическими по существу, сделать их большевистскими колхозами. Падо помпить, что если мы, большевики, по будем руководить колхозами, то за пас начнут „руководить" враждеб­ные нам люди, или, в лучшем случае, оставшись без всякого руководства, колхоз развалится.

    Все предпосылки, все возможности для создания настоящего социалистического сельского хозяйства у. пас налицо. Загвоздка заключается только в том, что в наших колхозах, так же как и на заводах, только в гораздо большей степени, ощущается пока нехватка хороших организаторов, которые могли бы пол­ностью эти возможности использовать. Колхозы еще не вы­работали своих крупных организаторов, не создали свопх руководящих кадров. По опи пх создают, оци уже появляются. За это дело взялась партия, она этого добьется.

    Когда крестьянин был единоличником, оп сам отвечал за свое хозяйство, за его успехи и за его недочеты. Сейчас положение резко изменилось. Колхозник, отдав свои средства производства в общественное пользование, придя в артель, ждет указаний, ждет организации труда. Коренпые вопросы колхоза решают все колхозники, но в практической работе, в повседлевпой организации производства по могут все распо­ряжаться. Да и плохо было бы, если бы все начали распоря­жаться. Нужпа едипая воля, единое руководящее ядро. И вот рта единая организующая воля во многих случаях отсутство­вала, а в некоторых случаях, по недосмотру коммунистов, ис­ходила от классовых врагов пролетарской диктатуры.

    Если руководитель общего дела слаб,—и дела идет плохо. Вот например па сталинградской заводе „Красный Октябрь, о котором я уже упоминал, в руководстве сидели люди, ко­торых т. Сталин назвал шляпами. Дело шло там из рук вон плохо.. Все. свои прорывы администрация объясняла нехваткой рабочей силы. На самом же деле при проверке оказалось, что на заводе числится по списку одно число рабочих, на­лицо—другое, а фактически работает почти вдвое мепыне. Потом оказалось, что и этих много,—решено было провести некоторое сокращение. Руководство было сменено, и Красный Октябрь вот уже почти полгода перевыполняет свою про­грамму. Вот что значит руководство, правильная расстановка людей, организация труда.

    В колхозах это сделать много труднее, потому что у нас нет еще хороших кадров, меньше опыта, чем в руководстве заво­дами, часто мало еще глубокого нонимапия этого сложного дела.

    Пленум выпес решение об организации политотделов в МТС и совхозах. МТС и совхозы—это основные рычаги пере­устройства социалистической деревни.

    Можем лп мы сказать, что совхозы уже стали настоящим образцом для колхозного крестьянства в обработке земли, сборе урожая, ведении хозяйства, выполнении обязательств перед го­сударством? К. сожалению, нет. Некоторые из них блестяще выполняют эту CBOip задачу, но только некоторые. Мпоте ра­ботают более или менее удовлетворительно. Но много еще есть и таких совхозов, которые плохо выполняют государственные Задания, плохо ведут хозяйство, неумело справляются с севом, уборкой. Чем это объясняется.?. Все тем же нехваткой хоро­ших организаторов. В т;ех совхозах, где хороший директор, где хорошо подобраны люди, дело идет хорошо. Там же, где си­дят „шляпы”,— там дело валится из рук. Примерно та же картина наблюдается и в МТС.,

    Вследствие этого и решено) было) организовать политот­делы в машинно-тракторных .станциях н совхозах. Центральный комитет решил попользовать опыт армейских политотделов в совхозах и МТС..На. политотделыозлагается обязанность, по- большевистски поставить политическую работу среди рабочих МТС и совхозов, среди колхозников и оказать практическую помощь в организационно-хозяйственном укреплении колхозов.

    Красная армия дала 300 политработников для МТС п сов­хозов Северного Кавказа, н Украины. Мы дали пашнх лучших товарищей, потому что считаем это дело чрезвычайно важпым. Я уверен, .что опыт всей пашей армейской работы является


    свидетельством и ручательством того, что посланные товарищи справятся с возложенными на них ответственнейшими и слож­ными обязанностями.

    Политотделы должны сыграть большую роль и безусловно сыграют ее. Но, разумеется, наряду с этим все паши парт­организации должны взяться за дело организационно-хозяй­ственного большевистского укрепления колхозов, за повседнев­ное уководство ими.

    Партийная и политическая работа в колхозах и совхозахэто основное, что нам поможет быстро выйти из переживаемых затруднений.

    Наши достижения в области сельского хозяйства за первую, пятилетку настолько велики, что они создали у нас достаточ­ную базу и пепоколебимую уверенность в том, что эти труд­ности и недочеты будут изжиты. Но одного убеждепия конечно недостаточно. Нужна активная, эиергичпая работа. Многим из вас придется работать в близком соприкосновении с колхозами, многим из вас приходится сталкиваться с работой паших МТС и совхозов. Вы обязаны всеми силами помогать нм в раз­решении стоящих перед ними больших и сложных задач.

    Тов. Сталин сказал, что трудности, которые имеются в кол­хозах, должны послужить для нас уроком, как в свое время по­служило уроком для промышленных работников вредительство.

    Больше революционной бдительности к попыткам классо­вого врага пролезть в колхозы! И наряду с этим —самая энергичная работа по выращиванию собственных организа­торов сельского хозяйства, честных, преданных и знающих свое дело. Вот что больше всего нам нужно, чтобы быстро двинуть вперед дело социалистической организации сельского хозяйства.      ^

    IV

    ПОДЪЕМ МАТЕРИАЛЬНОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ И КУЛЬТУРНЫЙ РОСТ РАБОЧЕГО КЛАССА И КРЕСТЬЯНСТВА

    Как отразилось выполнение пятилетки на матернальпо-бы- товом положении рабочего класса и крестьянства?

    Говоря о материально-бытовом положении рабочего класса, мы не можем не сравнивать обстановку у пас с положением пролетариата в странах капитала. В течение ряда лет в этих странах выброшено за борт фабрик и заводов 35—40 млн. рабочих, причем цифра 35 млп. является преуменьшенной, так как даже в документах Лиги наций и других подобных
    учреждений фигурирует цифра в 40 и более миллионов без­работных. Если принять в расчет я семьи этих рабочих, то эту цифру по меньшей мере надо будет удвоить. Эт0 зна­чит, что около 100 млн. пролетариев и их семей голодают, обречены иа нищету и вымирание и действительно вымирают! Это нужно помнить, товарищи, при сопоставлении нашего по- ложения с положением всего капиталистического мира.

    Каковы были бы условия жизни для трудящихся нашей страпы в данное время, т. е. в условиях жесточайшего миро­вого кризиса, если бы она пе была советской, если бы она была, положим,- даже буржуазно-демократической? Мы были бы в том же примерно положении, что и иынелшяя Польша» и даже в худшем, потому что Польша в прежние времена была более индустриальной, более культурной, чем царская Рос­сия. Без советской власти в России к нынешнему времени процесс пауперизации сельского населения под давлением кри­зиса принял бы гигантские размеры, количество сельской бедноты перешагнуло бы за довоенные 60 о/о и мы имели бы в деревне 60—70 млн. людей, влачащпх жалкое, получело- веческое, полудикое существование. Если брать пролетариат, то, во-первых, количественно оп был бы малочисленным, так как даже при самом широком притоке концессионных капи­талов промышленное развитие страны (если бы оно вообще имело место) шло бы самыми ничтожными, колониальными темпами; во-вторых, его экономическое положение было бы в лучшем случае таким же, как, скажем, в той же Польше, где подлинный голод и беспросветная хшщета являются уделом буквально всего рабочего класса.

    Когда мы сравниваем матернально-бытовоо положение ра­бочего класса Советского Союза с положением рабочих ка­питалистических стран, мы должны учитывать все особенности и преимущества советской системы в совокупности. Экономи­ческое положение советского рабочего определяется не одной только цифрой заработной платы. Каждый рабочий у нас- хозяин, в своей стране. Нот и не может быть в Советском Союзе такого положения, когда рабочий впал бы в острую нужду по причинам, от него пе зависящим, без надежды на конкретную помощь и внимание. Исключена у пас возможность, чтобы заболевший пли потерявший трудоспособ­ность рабочий па заводе был выброшен на улицу. Инвалиды труда» У нас обеспечены не хуже здоровых и работающих на производстве. Б условиях капиталистической эксплоата- ции к рабочему, достигшему 40—45-летпего возраста, хозяева
    придираются всячески, чтобы выбросить его с производства в обеспечить себя от всякого риска платить за увечье, кото­рому люди такого возраста легче подвержены, чем молодежь во цвете сил. Капиталисты стараются отделаться от такого рабочего.

    Ничего подобного у нас пет. Рабочие работают до тех нор, пока физические силы им это позволяют, а затем по инвалидности получают гарантированную пенсию.

    Осуществление пятилетиего плана социалистического строи­тельства у нас сопровождалось бурным численным ростом рабочего класса. С 11,2 млн. в 1928 г. количество рабочих и служащих возросло до 22,3 млн. в 1932 г; Материальная обеспеченность их также возрастала из года в год. Фопд заработной платы вырос с 8152 млн. руб. в 1928 г, до 30 321 млн. руб. в 1932 г, Средний годовой заработок рабочего поднялся с 703 руб. в 1928 г. до 1356 руб. в 1932 г. Вместе с тем социализированная зарплата, являющаяся очень суще­ственной частью материально-бытового и культурного бюд­жета рабочего класса, с 1,1 млрд. руб. в 1928 г. выросла: в 1932 г. до 4,3 млрд. руб.

    Чрезвычайно важпым является и то обстоятельство, что рабочий день значительно уменьшился. *Если в 1913 г. рабочий день составлял в среднем 9,02 часа, то теперь оп равпяется 7,09 часа. Эт<> на круг по всему народному хозяйству. Во всех основных отраслях промышленности мы имеем 7-часовой par бочий депь, во вредных же производствах — химических, под­земных и т. д.—рабочий день снижен до 6 часов. Причем в этих производствах рабочие снабжаются спецодеждой и спе­циальным пайком, о чем представления пе имел рабочий царской России,- как пе имеет об..этом представления проле­тариат капиталистических стран.

    Общественным пнтанцем в 1928 г. было охвачено всего 650 тыс. человек, т. с. немного больше полумиллиона, в 1931>г.-«11,3 млн. человек, , а в 1932 г.-охвачепо обществеппым *штаий£м. 14 млн. человек, т. е. 70 о/о всех лиц иаемиог.о труда.

    Что рто значит, вы прекрасно понимаете. Это не только удовлетворение рабочих и работпиц продовольствием. Нет, этЬ гораздо -больше. Общественное питание —это кроме всего про­чего освобождение женщины от кухни, раскрепощение ее от цепей плиты;- и горшка. Общественные столовые позволили нам разрешить проблему питания рабочих во мл о го раз. лучше, чем в какой;- бы то ни было буржуазно-капиталистической стране. Наши детишки в школах получают горячие завтрака в количестве, 3767 тыс. человек.

    Наконец ведичайшим пашин достижением, пашей истинной социалистической победой в этой области является ликвидация безработицы.

    Большинство из вас, сидящих здесь, пс имеет ясного пред­ставления, что такое безработица. Большинство из вас росло в условиях советской системы, исключающей безработицу в ее ужасном виде. А вот ваш докладчик знает прекрасно, что такое безработица. Мне пришлось испытать па своей соб­ственной персоне, что безработица — это ужас, и не только физического свойства, но и морального. Когда пролетарий теряет работу, он чувствует, что он никому ле нужен, хотя и полон сил, способен к труду. Оп начинает рыскать по разным Заводам, фабрикам, мастерским, рыскает годами, а если вдоба­вок попадет под подозрение полиции как политически неблаго­надежный, то вообще становится парнем, изгоем, человеком, которому некуда приклонить свою голову. Таких безработных в старое царское время было много тысяч. Мыкались они с одного завода на другой, встречая у ворот заводов толпы таких же без­работных, измученных, голодных, потерявших надежду в поисках труда и заработка, утративших веру в- себя, озлобленных.

    Бот такая же, нет, еще горшая, безработица охватила сейчас весь капиталистический мир. Больше 35 млн. людей выброшены за борт, не имеют работы. Подобно тому как в царской России революционные рабочие первыми выбра­сывались из заводов и послсдплми находили себе работу, так в капиталистических странах теперь тяжелее всех приходится коммунистам, пролетарским революционерам. Работающие чув­ствуют себя пе лучше безработных, пад ними постоянно висит дамоклов меч —угроза увольнения с завода за малейшую про- виппость, за малейший проступок п просто без всякой провин­ности; выгоняют по капризу, берут других,— их сколько угодно за воротами завода, они все жаждут попасть на работу, получить хотя какой-нибудь заработок. 35—40 млн. людей без работы — значит без хлеба, значит без крова. Но ведь у них дети, жены, матери, отцы,—п опп без крова, без хлеба, п опи го­лодают и вымирают вместе" со своими кормильцами,

    У пас этого ужаса пет. Мы уже пе знаем, что такое без­работица. Наоборот, на паших фабриках и заводах всюду чув­ствуется потребность в рабочих. По секрету могу вам сказать, что эта пужда очень часто вызывается пеумепием руководи­телей на производстве расставить людей как следует. Мы сейчас имеем такой огромный разворот строительства, что если бы мы даже немпого иоужали штаты некоторых - заводов,


    освобожденная оттуда рабочая сила дашла бы себе немедленно применение в зрелом ряде других новых предприятий.

    Ликвидация безработицы—это величайшее наше достиже­ние, колоссальная паша победа, особенно, повторяю, в сравне­нии с капиталистическим миром, где ликвидируются фабрики и заводы, спосятся с лица земли целые фабричные поселки, выбрасываются на улицу новые и новые десятки тысяч рабочих.

    Наряду с ликвидацией безработицы огромным достиже­нием рабочего класса является п то, что он создал для себя обстановку неограниченного культурного роста п является сам решающим фактором в культурном подъеме своей страны.

    В одпой высшей школе учится полмпллиона рабочих и крестьян, в техникумах—95ыселовек, па рабфаках—440 тыс. человек, в Ф$У и профшколах —1177 тыс. человек. И все они содержатся за счет государства. Эт0 ВСДЬ 110 буржуа, не ка­кие-нибудь дворянские сынки, по люди белой кости, готовя­щиеся управлять черным народом, а доподлнппыо рабочие и крестьяне, готовящиеся строить социализм, строить для себя новое человеческое общество.

    Всеобщее начальное образование охватило сейчас 98овсех детей от 8 до 11 лет. В СССР осталось меньше 10 о/о негра­мотных. А давно лп было как раз наоборот? Таким образом страна, которая в недавнем прошлом была страной безгра­мотной, темной, полудикой, становится страной сплошной гра­мотности, повышенного образования, страной высшей социали­стической культуры.

    Когда и где это было, чтобы рабочий имел возможность читать столько газет, книг, посещать библиотеки, театры, жить в домах отдыха, санаториях, участвовать в спорторганкзациях, причем все эт0 создано именно им и для себя и для всех трудящихся в певидаппых масштабах?

    А что получили крестьяне в результате пятилетки? Кре­стьяпе в нашем Союзе приобрели для себя то, о чем не могут дажо мечтать крестьяне ни в одном капиталистическом госу­дарстве. В результате пятилетки ликвидировано расслоение крестьянства, и тем самым раз п навсегда прекращена паупе­ризация и обнищание крестьянства. Это громаднейшее дости­жение, которого только слепые могут пе видеть. Колхоз Это товарищество равных, в котором нет деления па богатых и бедных. Все колхозники имеют одинаковые возможности обеспечить себя материально. От каждого колхозника зависит его собственное благополучие.

    Недостатки, которые мы наблюдаем в колхозах сегодня,— ведь это мелочи; опи под нашим напором исчезнут завтра. Колхозник, работник земли, со дня на день будет улучшать свое материальное и культурное состояние по мере роста социалистического накопления колхоза. А это социалистиче­ское накопление, рост благосостояния колхоза, целиком за­висит от работы самих колхозников. Раньше бедняк и середпяк, мпллнопм их, могли биться, как рыба об дед, на своих жалких клочках земли и оставаться в состоянии ужасающей: нищеты. Пролетарская революция передала в руки крестьян всю землю, освободила крестьянина от помещика, урядника, попа, тор­говца, мироеда-кулака. Пролетарское государство организовало крестьянство в колхозы, предоставило в его распоряжение машинно-тракторные станции и все современные сельскохозяй­ственные машины. Ог крестьяпина-колхозпика теперь требуется организованный и не изнуряющий его, как раньше, труд, для того чтобы быстро поднять свое материально-культур­ное состояпие на невиданную доселе высоту.

    Не много усилий, но много упорства и доброй воли тре­буется от колхозников, чтобы быстро, через год-два, покончить с расхлябанностью и недочетами в работе колхозов и твердо стать на путь их расцвета.

    Крестьянские дети наряду с рабочими заполняют паши высшие, средние и низшие учебные заведения; из них выде­ляются кадры советской интеллигенции. Нет пи одной деревни в пашей стране, которая не имеет нескольких представителей своей молодежи в наших вузах и втузах, а во многих районах и даже в селах имеются уже агрономы, инженеры, врачи, техпики, вышедшие из крестьянских низов.

    В качестве активных участников колхозного строительства крестьяне получили возможность влиться в единый трудовой коллектив с пролетариатом по строительству социализма. Кре­стьянство перестало быть низшей категорией человеческого общества, как это было в царской России, как это остается в капиталистическом мире. Крестьянство перестает влачить жалкое существование, перестает быть оторванным от культуры, не знающим, что делается за его околицей, погрязшим в „идиотизме деревенской жизни”.

    Крестьянство включается в общий водоворот строительства нового, социалистического общества, в ряды строителей со­циалистической культуры. Оно становится равноправным со­членом единой трудовой социалистической семьи.

    Два слова относительно народнохозяйственного плана на 1933 г.

    Можно было просто об ЭТОМ не говорить, потому что принятая пленумом и опубликованная резолюция достаточно ясна и подробна. Доклады тт. Молотова и Куйбышева на пле­нуме, которые вы тоже читали, были посвящены этому во­просу. Из резолюции вы уже знаете, что па предстоящий год, т. е. па первый год второй пятилетки, темпы дальнейшего роста промышленной продукции несколько умепынены, при­рост продукции промышленности в 1933 т. запроектирован в размере 16,5 о/0 по отношению к 1932 г., рост производитель­ности труда—14о/о, снижение себестоимости—3,9о/о. Что со­бой качественно представляет каждый процент роста промыш­ленной продукции, вы тоже знаете из доклада т. Сталина. Основной упор на 1933 год—первый год второй пятилетки — делается па освоение новых производств, на качество продук­ции, па повышение производительности труда и снижение себест о имости.

    Означает ли это ослабление темпов? Да, в количественном отношении до известной степени означает. Означает ли это, что во вторую пятилетку мы будем работать с прохладцей? Нет, ни в коем случае не означает. Наоборот, нам придется взяться за работу с еще большим напряжением сил, с еще большей энергией, чем это имело место до сих нор.

    Почему? Потому, что мы должны освоить новые пред­приятия но-настояще.му, а это дело нелегкое, должны во что бы то пи стало поднять производительность труда, снизить себестоимость продукции и улучшить качество продукции. Все это потребует от нас немалого напряжения сил и, глав­ное, потребует огромного роста организованности во всей работе.

    Такова в двух словах наметка народнохозяйственного плана па 1933 г.

    V

    ПЯТИЛЕТКА УКРЕПИЛА ОБОРОНУ СССР

    Перехожу к следующему важнейшему для пас с вами раз­делу—о состоянии Рабоче-крестьянской Красной армии в ре­зультате выполнения пятилетнего плана.

    По вполне попятным причинам я не могу сделать подробного доклада и ограничусь общими замечаниями по главнейшим во­просам.


    Красная армия развивалась и росла вместо с ростом проле­тарского государства, пе отставая от уровня развития произво­дительных сил страны и; ее техники. Иначе п по могло быть. Наша армия существует для защиты социалистического оте­чества. Паше государство, окруженное враждебным кольцом империалистов, пе сможет существовать пп одного дня без своей хорошо вооруженной и крепкой во всех отношениях армии. Поэтому наша партия, ее ЦК, наш вождь т. Сталии всегда уделяли и уделяют громадное вшшапие Красной армии. Вот почему в пятилетнем плане пе могли не найти и нашли отра­жение интересы оборопы Советского государства.

    В течение всех лет нашего с вами существования мы стара­лись возможно лучше выполнять возложенные па нас ответ­ственные задачи. Мы всегда заявляли нашей партии, рабо- чез1у классу и трудящемуся крестьянству, что мы, Красная армия, выполним свой долг, что мы ни при каких условиях пе допустим классовых врагов нарушить неприкосновенность советских границ, рш заявления были абсолютно правдивыми. Наша Красная армия, классовая армия рабочих и крестьян, всегда была сильна своим исключительным политико-моральным состоянием, своим духом, своей высокой революционной созна­тельностью. Но все мы чувствовали и особенно те из нас, которые сидели наверху, в руководстве, что за этим духом была очень слабая, выражаясь фигурадьпо, материя. Старая армия, от которой наследовала свое вооружение Красная армия, была самой отсталой армией в Европе. Во время гражданской войны техника Краевой армии улучшалась только за счет того воору­жения, которое отнималось в бою у белогвардейцев и иностран­ных интервентов. В годы после гражданской войны, в восста­новительный период, вооружение Красной армии почти не изме­нилось. Это объяснялось, во-первых, тем, что в стране еще не была создана промышленная база, способная разрешить этот огромный вопрос, а во-вторых, тем, что от старой арзшп пам не осталось почти никаких квалифицированных кадров, мо­гущих работать в области военной техники. Почти все образцы вооружения старой армии были приобретены за границей. По­этому основной! задачей пятилетии в области оборопы было техническое перевооружение Красной армии на базе успеш­ного роста нашей индустрии. Поэтому главнейшим содер­жанием нашей работы была техническая реконструкция Красной армии па базе поступающего с паших заводов нового вооружения.

    33 Ворошилов. Статьи и речи

    Результаты нашей работы в этой области не меньшие, чем в других областях. Красная армия конца пятилетки совер­шенно пе похожа па Красную армию 1927—1928 гг., точно так же, как паша страна с ее новой экономической географией, новыми индустриальными центрами, новыми промышленными гигантами, совхозами и колхозами совершенно не похожа на СССР конца 1927 и начала 1928 г. Как и во всем выполнении первого пятилетпего плана социалистического строительства, так п в этой специальной области — строительстве Красной армии и ее техническом перевооружении необходимо особо отметить и особо подчеркнуть исключительную роль т. Сталина. Понимая исключительную важность для целостности нашего государства, для успешности строительства социализма крепкой вооруженпой обороны, обладая обширпымп познаниями в военном деле п бо­гатейшим боевым опытом, приобретенным в гражданскую воину, т. Сталин принимал всегда личное и непосредственное участие во всех вопросах, связанных с технической реконструкцией армии, с ее перевооружением на новой технической базе.

    Что же мы имеем в области технического оснащения армии па данный момент?

    Ну, начнем хотя бы с пулеметного вооружения. Всем вам известно значение пулеметного огня в современной обороне. Говоря прямо, современная оборона невозможна без насыще­ния пулеметным оружием самых различных войсковых подразде­лений, до самых мелких включительно. Эт0 было причиной того, что в конце империалистической войны п после нее наряду с тяжелыми станковыми пулеметами появились ручные, зе­нитные, крупнокалиберные и другие пулеметы, имея назначе­ние выполнять в оборопе ту или иную функцию (оборона от наступающей живой силы, оборона от авиации, оборона от бро- петапковых средств и т. д. и т. п.).

    Наша Краспая армия еще в 1928 г. па пулеметпом воору­жения не имела ничего, кроме хорошего станкового пулемета, старого Максима", и то сравнительно в небольшом количестве. Своего ручпого пулемета Краспая армия не имела, и иа ее вооружении состояли различные иностраппые системы (,,Шош, „Льюис" и „Кольт"). Все эти пулеметы представляли собою не только техпически устарелые типы, но были расстреляны, но имели нужного количества запасных частей и вообще представляли, из себя малобоеспособпое оружие. Хуже всего было то, что у пас не было серьезной, крепко оружейной базы.


    Тем более конечпо у нас не было своих авиационных пулеметов, не было зенитных пулеметов, совершенно по было танковых пулеметов. II поэтому все наши усилия в пятилетием плане перевооружения армии прежде всего были направлены к тому, чтобы снабдить Красную армию современным мощным пулеметным оружием.

    В результате работы в этой области мы имеем свой, не отстающий от современных инострапных образцов ручной пу­лемет, авиационный пулемет, танковый пулемет и свои пулемет­ные зенитные устаповки. Больше того, в процессе конструктор­ской и изобретательской работы по стрелковому п пулеметному вооружению мы создали мощные кадры специалистов масте- ров-оружейппков, техников, молодых ипжеперов, которые про­должают заниматься дальнейшими изысканиями в этой области. Как я уже говорил, от старой армии пам не осталось конструк­торских кадров. Мыобрали их на отдельных заводах, главным образом из старых оружейных мастеров, техников, рабочих, организовали их, помогли им в их труднейшей работе, дали им свою коммунистическую технически грамотную молодежь, и в итоге мы создали такую высокую пулеметно-оружейпую культуру, которая бед всякого преувеличения дает нам воз­можность разрешать все вопросы, стоящие перед Красной армией в технике стрелкового дела. Сейчас мы имеем само­зарядную винтовку, имеем несколько образцов автоматической впптовки, пулемета-пистолета, автоматическою ни столета ш т. д.

    Наши молодые советские копструкторы упорно и успешно работают, догоняя быстро шагающую европейскую и амери­канскую стрелковую техпику.

    В, разрешении пулеметной проблемы сыграл наряду с дру­гими конструкторами главнейшую роль конструктор Дегтярев, награжденный ЦИК ордепом Трудового красного знамени. Тов. Дегтяреву армия обязана многим.

    Но мы не только создавали за эту пятилетку новые образцы стрелкового и пулеметного вооружения, мы создали новые про­мышленные базы, которые сумеют выполнить все наши требо­вания, сумеют дать Красной армии достаточное количество столь ей необходимого автоматического оружия в случае на­падения врагов на СССР.

    Еще хуже обстояло прежде дело в Красной армии с артил­лерийским вооружением. Значение артиллерийских средств борьбы в современном бою всем вам известно. Вам также известпо и то, что после империалистической войпы все буржуазные армии чрезвычайно много работают в области
    усовершенствования и конструкции новых систем артиллерии. Почти все армии — и французская, и английская, н американская, и итальянская — ие только модернизировали свою старую артил­лерию, выжали из нее все, что можно выжать в смысле дальности и убойпости, но и изменили коренным образом со­отношение между отдельными родами артиллерии в сторону увеличения количества гаубиц и разработали целый ряд
    iioblly образцов.

    Наше положение в этой области было но менее трудным, чем в стрелковом и пулеметном вооружении. Там, среди ста­рых рабочих кадров оружейников, мы смогли отыскать ряд даровитых изобретатедей-самородков, вроде Токарева, Дегтярева1, вокруг которых объединились паши молодые коммунистические технические кадры. В области же артиллерийского вооружения у нас почти пе было никаких конструкторов. То, что осталось от старой армии, или вымерло, или было не особеппо грамотно, или намеренно вредило нам, задерживая наши работы по пе­ревооружению артиллерии. Остались буквальпо единицы от старых технических кадров. На пустом месте мы должны были создавать конструкторские кадры, организовывать конструктор­ские бюро, ставить запово чрезвычайно сложную и технически высококвалифицированную работу. Тем более мы должпы осо­бенно ценить успехи, достигнутые в деле артиллерийского пе­ревооружения. Правда, полностью задачи артиллерийского пе­ревооружения Красной армии нами еще не разрешены. Пред­стоит еще большая работа.

    За это время мы модернизировали нашу старую артилле­рию, добившись от нее такой мощности (по дальности и убой­ности), что она теперь пе отстает от европейских образцов.. Мы создали (т. е. сконструировали и поставили на производство) свои новью системы тяжелой артиллерии, мы поставили на производство новую систему зенитной артиллерии. Мы создали (т. е. сконструировали и поставили на производство) мелкока­либерную артиллерию. Мы сейчас имеем в войсковых подраз­делениях противотанковую пушку, имеем особые системы ору­дий для сопровождения мелких подразделений пехоты и для борьбы с пулеметными гнездами противника на коротких ди­станциях.

    Кроме того в результате работы наших конструкторов яы имеем очепь большое количество различных новых артиллерий­ских систем в той пли иной степепи готовности. Многие из них уже испытаны, показали блестящие результаты и сейчас изготовляются па наших заводах.

    По что является самым главпым достижением в ртой обла­сти? Мы создали в первую пятилетку мощную базу для про­изводства артиллерии, создали мощные конструкторские бюро, воспитали квалифицированных техников и ипжеперов, создали на наших заводах такую Артиллерийскую культуру, которая даст лам возможность разрешить все вопросы в области артил­лерийского вооружения пашей Красной армии.

    Тт. Маханов, Магдосеев, Сидоренко и ряд других молодых ипжеперов являются пашей, гордостью. Это они умело и упорно работают над современным артиллерийским вооружением своей Рабоче-крестьянской Красной армии. Вокруг пих создаются и воспитываются новые квалифицированные кадры инженеров и техников.

    II наконец до 1928 г. у нас было неблагополучно со снаряд­ный! запасом. В противоположность стрелковому и артиллерий­скому вооружению пам достались от старой армии значитель­ные запасы артиллерийских выстрелов. Но все опи находились в очень запущенном состоянии, были разбросаны по различным складам, пе скомплектованы, снабжены устарелыми трубками и взрывателями, что во много раз уменьшало их убойную мощность. Благодаря проделаппой нами за эти четыре года громадпой работе мы привели паш запас артиллерийских вы­стрелов в подлый порядок.

    Красная армия совершенно не имела танкового вооруже­ния. Нельзя же было считать в самом деле тапковым воору­жением несколько десятков тапков, притом различных марок и образцов, отбитых пами у Деникина, Врангеля, Юденича и иа других фронтах у белогвардейцев и интервентов во время гражданской войпы. Одпако до 1929 г. эти несколько десятков тапков были теми единственными образцами, па которых просвещалась и училась вся Красная армия. Эти танки мы показывали на наших парадах, и они вызывали, есте­ственно, усмешку у всех присутствовавших на парадах пно- страппых представителей. Нам же было не до смешков. Зна­чение танкового оружия в современном бою всем известно оно громадно. Современный фронт, пасыщенный до край­ности пулеметным огнем, вряд ли может быть дробит без помощи тапка. Этим объясняется и то особое внимание, кото- рым пользуется во всех буржуазпых армиях танковое дело. Этим объясняется та огромная работа, которая ведется иностранными армиями по исследованию технических и оперативно-тактиче­ских свойств танкового оружия в разных его формах и ком­бинациях.

    Все эти „Репо", Рикардо" п другие системы, которыми мы счастливо обладали, были конечно не боевым оружием, а со­вершенно ненужным хламом. В 1927 г. нам удалось сконструиро­вать свой всем вам известный танк. Но этот танк был неудачей в по своему боевому качеству недалеко ушел от старых Рено".

    Необходимо было принимать какие-то чрезвычайные меры. Трудность заключалась в том, что до 1928 г. у нас не было нп автомобильной, ни тракторной промышленности. Совер­шенно очевидно, что мы не имели никаких технических кадров, которые могли бы вырастить нашу советскую талко- вую культуру. Поэтому нам пришлось встать,—и мы посту­пили совершенно правильно, па путь приобретения загра­ничных образцов. В результате громадного напряжения своих сил мы поставили у пас в стране па производство современ­ные танкл. И пе только поставили на производство, не только создали танковые производственные базы, по уже воспитали па этой работе кадры квалифицированных конструкторов (тт. Барыков, Лебедев, Тоскип и др.) и квалифицированных рабочих, которые, как и надо было ожидать, уже дали нам несколько своих оригинальных конструкций, пе уступающих известным заграничным образцам. Мы теперь уже можем без преувеличения сказать, что за эти четыре года мы полностью освоили и на производстве и в армии современное танковое оружие.

    Несколько слов об авиации. Наша авиация уже в 1928 г. пе была слабой. В этой области мы очень много работали раньше и к началу первой пятилетки достигли значительных успехов. Но качество наших самолетов и моторов в отношении пх вы­сотности, грузоподъемности и радиуса действия продолжало отставать от мировой авиациоипой техники. За эти четыре года в области самолетостроения мы шагнули вперед. Мы создали авиационную промышленность. Одпако по качеству авиацион­ной продукции мы еще ие догнали современную мировую тех­нику. Как и прежде, мы все еще отстаем в моторостроении. Однако в этом отставании сейчас пет уже ничего похожего на то, что было в 1928 г. К данному времени мы имеем не­сколько своих совремеппых образцов авиационпых моторов, из которых некоторые уже ставятся на массовое производство. Мы имеем значительно окрепший и выросший кадр авиацион­ных конструкторов. У нас есть полная уверенность, что в ближайшее пятилетие мы выйдем па уровень мировой авиа­ционной техники н создадим все условия для того, чтобы в
    этой области быть впереди других. Наши авиационные шике-* нерьг-конструкторы, вроде тт. Туполева, Калинина и др., и кон­структоры моторостроения, вроде тт. Микулииа, Назарова и др., служат толу порукой. Опи делом; подтверждают мои слова.

    Только два слова о пашем морском флоте.

    Разумеется, пятилетка пе прошла мимо наших морских сил. За эти четыре года мы отремонтировали весь судовой, состав, произвели некоторую модернизацию паших лилейных кораблей, усилили несколько подводный флот и укрепили нашу береговую оборону. Личный состав флота значительно вырос, квалифи­цировался, окреп в овладении сложной морской техникой. За первую пятилетку значительно разверпулась наша судострои­тельная база.

    Вся эта работа по техническому перевооружению Красной армии была пе легкой пе только для пас, воеппых работников,— она очень дорого стоила нашему государству. Государство за­тратило на это дело немалые с2>едства. Я имею в виду только расходы, связанные с оплатой техники, поступающей на во­оружение Рабоче-крестьяпской Красной армии, без учета тех средств, которые израсходованы на создание производственной базы. Мы в 1927—1928 гг. на технику тратили ужо болыпие средства, а вот для того чтобы произвести переворот в во­оружении нашей армии, о котором я докладывал, нужпо было израсходовать еще гораздо больше. Эт0 Дадо пам возможность технически реконструировать Красную армию, сделать се крепкой не только большевистским духом, организованностью п дисциплиной, но и своей советской военной техникой, в том числе такой сложной, как авиация и танки.

    II       накопец последний вопрос, который нас с вами пер­сонально касается,—это вопрос о кадрах. Чем сложнее и много­численнее техппка, тем сложнее се использование, тем труд­нее руководство этой техпикой, тем следовательно должны быть более подготовлены кадры. Техника не только во много раз усиливает нашу оборону, она предъявляет к нам, армейским работникам, громадные требования. Новая техника требует от всех нас постояппой работы над собой, изучения этой техники, се освоения, приобретения твердых навыков для боевой работы с этой техпикой.

    Все ли у нас обстоит благополучно и гладко в этой об­ласти? К сожалению, этого сказать пока еще нельзя. Возьмем хотя бы нашу авиацию. В. начале летного периода прошлого года мы имели в ней вспышку аварийности, повлекшую за собой человеческие жертвы и потери в материальной части.


    Это произошло оттого, что наши летчики еще но в совершепстве владеют техникой, а техника стала очепь сложной, и она жестоко карает тех, кто не умеет ею управлять, кто недостаточно твердо ее освоил, кто е прохладцей подходит к ее использованию. Человек является создателем, творцом всех маппш, всей тех­ники, но когда вы оживляете с помощью бензила эту тех­нику—авиационный мотор, скажем, он может разорвать на части, раскрошить все кости и уничтожить своего создателя, если он, этот создатель", пе научился им управлять, не Знает его досконально, до мелочей, как следует. И наоборот — самая сложная, самая мощная машина становится послушным орудием в руках технически грамотных людей. Сейчас паши авиаторы подтянулись, несчастных случаев стало мало. Ра- бота стала итти лучше. Стало быть технику подчинили себе, взнуздали ее, управляют ею как подобает — хорошо, по-больше- вистски.

    Не все хорошо обстоит у нас п в танковом деле. Правда, есть уверенность, что благодаря заблаговременно принятым мерам в танковом деле мы избежим тех ошибок и промахов, которые мы имели в авиации. Но одпако и там первоначально накапливаемый опыт сопровождается накладными расходами, которые в зависимости от пашей организованности, от нашего умения владеть этой техникой могут быть или незначитель­ными или очепь большими.

    Здесь, на этом собрании, печего доказывать, что наш долг перед партией, перед рабочим классом, перед всоми трудя­щимися заключается в том, чтобы овладеть по-настоящему новой техникой, которую дала нам страна, которая так дорого стоит и так крепко пам нужна.

    Что памп сделано за первую пятилетку по подготовке и усовершенствованию кадров Краспой армии? Прежде всего технически оспащепная армия требует большого количества техников, инженеров и командиров с общим высшим воен­ным образованием. Этот личный состав, как вам известно, мы готовим в военных академиях:. В 1928 г. во всех военных ака­демиях мы обучили 3198 слушателей. В 1932 г. мы специа­лизировали наши академии и увеличили их число, соответ­ственно увеличив состав слушателей. Нами приняты необходи­мые меры по усилению нашей высшей школы подготовленным, квалифицированным и политически зрелым профессорским и преподавательским составом. Результаты работы академий армия почувствует в по .той мере в ближайшие годы.

    Насыщение наших частей образованными ннжшерпо-техпиче- скнмн кадрами явится главнейшим: залогом того, что посту­пающая в армию техника будет находиться в пей в должном порядке и будет умело использоваться в интересах оборопы страпы.

    Но технически по-новому оснащенная армия потребовала пе только высшего квалифицированного состава, ей потребо­вался другого качества и средний начальствующий состав. Наши военные школы за истекшую пятилетку подверглись большому изменению. Выросли специальные школы—авиационные, тан­ковые, ипжеперпые и технические. Чрезвычайно важно обу­чение и воспитание в этих школах поставить на должную высоту, чтобы получить действительно хороших комапдиров н техников пе только в смысле технической их грамотности, по п в смысле их классовой выдержанности и преданности пашей партии.

    В самой армии за истекшую пятилетку произошли изме­нения в распределении командного состава по родам войск в соответствии с технической реконструкцией Красной армии. Так в пехоте количество командного состава несколько умень­шилось; то же произошло и в кавалерии. Наоборот, возросло количество командного состава в артиллерии, танковых и дру­гих технических войсках.

    Улучшился социальный состав комапдпых кадров. Число рабочих с 2/о в 1928 г. выросло до 4/о. Улучшилась пар­тийная прослойка, выросшая с 55 о/о в 1928 г. до 61 о/о в 1932 г. Особенно велик рост партийной прослойки в высших и старших осиовных должностях. Например в артиллерии в старшем ко­мандном составе партийная прослойка с 15о/о выросла до 8/0, в пехоте —с 5/0 до 88о/о, в бронетанковых войсках она равна 100 о/о.

    Колоссально выросла партпйпо-комсомольская организация РККА. Количество членов паргпи и комсомольцев в 1928 г. составляло 31,/о, в настоящее время члены партии и ком­сомольцы составляют 59,4 о/о всего личного состава армии. Выросла общая культурность красноармейцев, комапдиров и политработников. Выработалась система боевой подготовки ко­мандира и политработника в войсках. Поставлепа марксистско- ленинская учеба начсостава на должную высоту.

    Созданы все условия для того, чтобы кадры Красной армии были достойны той техники, которую дали своей армии наша партия и наш рабочий класс при победоносном завершении первой пятилетки социалистического строительства.

    VI

    ЛЕНИНСКАЯ КРЕПОСТЬ ПАРТИЙНЫХ РЯДОВ —ГЛАВНАЯ ОСНОВА НАШИХ УСПЕХОВ

    Пленуму ЦК и ЦКК наряду с большими вопросами пришлось рассматривать вопрос о ново