Юридические исследования - К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 6 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: К.Е. ВОРОШИЛОВ СТАТЬИ И РЕЧИ Часть 6


    Настоящий сборник состоит из основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.


    ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!




    К.Е.ВОРОШИЛОВ

    СТАТЬИ И РЕЧИ

    П А Р Т И 3 ДАТ ЦК В К п /6/  1 9 3 7


    ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Настоящий сборник состоит ид основных выступлении Народного Комиссара Обороны СССР маршала Советского Союза т. К. Е. ВОРОШИЛОВА за период 1925-1936 гг.

    ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(6)


    ВОПРОСЫ ОБОРОНЫ И ПЯТИЛЕТКА

    Речь на XV сЪезде ВКП(б) 13 декабря 1927 г.

    ПП оварищи! Тезисы ЦК по пятя летнему плану развития нашего хозяйства, представленные на ваше усмотрение, предусма­тривают и вопросы обороны нашей страны. Выступавшие до­кладчики по этому вопросу, а также т. Куйбышев уделили известное внимание этим вопросам. Я пе сомневаюсь в том, что директивы XY съезда будут тверды и в отношении вопро­сов, связанных с обороной государства. Но я выражаю неко­торые опасепня, как бы мирная инерция и рутина, которые, к сожалению, гнездятся в наших аппаратах, не помешали нам своевременно и как следует выполнить те директивы, кото­рые будут даны съездом по пятилетнему плану развития хозяйства.

    Я обращаю ваше внимапие па следующее место в тезисах, которое, надеюсь, пе будет упущено и в директивах XV съезда: „К вопросам обороны в связи с построением пятилетнего пер­спективного плана необходимо пе только привлечь внимание плановых и хозяйственных органов, по и, самое главное, обес­печить неустанное внимание всей партии

    Сказало, как видите, товарищи, весьма сильно и внятно: „обеспечить неустанное внимание всей партии".

    Если бы нам удалось к вопросам обороны приковать внимание 1200 тыс. членов нашей партии, а также вни­мапие и того кольца рабочего класса и трудящихся, кото­рое их окружает, то несомненно мы бы имели достаточ­ную гарантию того, что принятые решения будут проведены в жизнь.           ţ

    В докладе товарища Сталина блестяще показано и, я счи­таю, столь же блестяще доказано, куда и как разви­вается капиталистический мир. Мне думается, что сейчас уже стало ходячей истиной положение о том, что на человечество с неотвратимой неизбежностью надвигается новая мировая бойня. Поэтому при построении пятилетпего плана мы обязаны исходить из необходимости готовиться к обороне. Мы не имеем ни малейшего нрава позволить себе пренебрежительное или легкомысленное отношение к важнейшим задачам, которые
    предъявляет паи к разрешению ход нашего исторического, раз­вития.

    Я поэтому вынужден буду в своем выступлении коснуться вопроса, который как будто не совсем связан с темой обсу­ждаемых здесь докладов Рыкова и тов. Кржижановского. Я дол­жен буду процитировать вам ряд мнений лиц, идеологов господствующих классов крупнейших стран, которые по-на­стоящему готовятся к войне, тем самым ее приближая.

    Мы с вами до сих пор не отрешились от некоторых уста­ревших взглядов па вопросы, связанные с ведением войпы; во всяком случае некоторые товарищи полагают, что достаточно иметь неплохую армию, чтобы быть спокойными за судьбы и безопасность пашего государства. Такое мнение, товарищи, в корие ошибочно и вредно. Босспособпые вооруженные силы являются только одним из многих факторов, определяющих обороноспособность государства, п часто не самым важным. Кроме этого фактора необходимо наличие целого ряда эле­ментов обороны, которые дали бы возможность нам сказать, что паши границы обеспечены от нападения.

    ВОЙНА И НАРОДНОЕ ХОЗЯЙСТВО

    Что думают и как готозятся империалисты к предстоя­щим потрясениям? Я 6ejpy выдеряису из книги „Артиллерия геперала Эрра? одного из наиболее авторитетных военных спе­циалистов Франции, человека, который командовал различными воинскими соединениями в империалистическую войну, лица, которое на своей собствеппой спине испытало превосходство организации немецкого государства и армии. Эрр после войны был назначен инспектором артиллерии французской армии, и с его мнением считаются не только военные, но п полити­ческие круги французской буржуазии. Что говорит генерал Эрр?

    „Будущая война будет по преимуществу войной заводов, и совершенно естественно поэтому, что мобилизация промыш­ленности стоит в настоящее время в центре внимания тех, кто ведет подготовку к войне. Прежде всего нужно наилучшим образом распределить между армией фронта и армией заводов все имеющиеся .ресурсы народной энергии. Очевидно, что это распределение изменится в зависимости от того, с каким про­тивником пам придется сражаться, т. е. ог его военной и про­мышленной мощи. Мобилизация,донимая под общим термином все частные мобилизации, т. е. военную, финансовую, экономи­


    ческую, промышленную и сельскохозяйственную, должна быть разработана с многочисленных точек зрения, в различных ва­риантах, исключающих возможность неожиданностей. Поста­вленная таким образом проблема отличается сложностью и трудностью".

    Вы видите, что этот крупный юоеппый ученый считает, что будущая войпа по преимуществу будет войной заводов. ЭРР- как военный специалист делает отсюда конкретные выводы и предложения, которые пе только принимаются, но и про­водятся па протяжении уже ряда лет во Франции в жизнь. Военные авторитеты излагают свои соображения, на основании которых соответствующие органы готовят мобилизацию про­мышленности и всех ресурсов государства для потребностей войны.

    А вот что по этому поводу говорит не менее автори­тетное лицо, один из крупнейших буржуазных политиков Фран­ции, ныне хотя |и военный министр, но по существу глубоко штатский человек—Педлеве. Оп был воеиным министроз! также во время войны, имеет таким: образом громадный опыт. Пен- леве заявляет:

    Войну, рассчитанную на продолжительный промежуток вре- мепи, можно вести лишь при условии, если она базируется па Экономике, приспособленной к войне".

    Так говорят французы. Можно подумать, что французы после победы над Германией, боясь реванша со сторопы нем­цев, принимают чрезвычайные меры к тому, чтобы быть го­товыми к новым боям. Но должен вас предупредить, что на этот счет не менее выразительно, чем французы, высказываются и представители других государств.

    У меня выписка из статьи генерала Ромера „Будущая война". Эт0 боевой генерал польской службы (он известен как командир группы, дравшейся с I Конной армией), теоретик и крупный военный специалист. Вот что он пишет:

    „Несомненно, что в будущей войне борьба будет проис­ходить в трех областях: военной, экономической и психоло­гической. Весьма вероятно, что в будущей войне экономическая и психологическая борьба будет вестись еще ожесточеннее, чем в минувшую мировую войну".

    Генерал Ромер по существу излагает то. же самое, что генерал ЭРР и Пенлеве, с той лишь разницей, что он доба­вляет к войне материальной, к войне промышленности и во­оруженной силы, еще войну психологическую. Эт°т вопрос, т. е. вопрос о войне психологической, является вопросом важ-
    пейшнм вообще, а для буржуазии в данное время в особенности. Империалисты в настоящий момент пытаются создать необ­ходимые психологические предпосылки для войны, завоевать душу собственных народных масс, чтобы получить возмож­ность бросить нх в новую кровавую бойпю.

    Я мог бы бесконечно продолжить цитирование материалов относительно того, что делается по ту сторону советских рубе­же» в деле подготовки войпы и как нужно готовиться к ней. Теория этого вопроса лучше всего разработана во Франции.

    ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ ВО ФРАНЦИИ

    Франции же принадлежит первое место и в отношении практических мероприятий. Франция имеет в настоящий момент целую сеть мобилизационных органов во главе с центральный органом Высшим советом национальной обороны. Зтот совет имеет свои филиалы во всех министерствах (отделы обороны). Помимо этого имеются Государственный экономический совет (подобие нашего Госплана) и две комиссии, назначение ко­торых: одной—работа в области металлопромышленности, дру­гой—в области химии.

    Франция весной этого года, как вам известно, провела закон

    о  подготовке нации к войне. ЭТ1Ш законом буквально закабаг ляется весь рабочий класс, все трудящиеся массы. Правитель­ству французских банкиров и капиталистов дается полное право распоряжаться жизнью и смертью всех трудящихся, всего на­селения Франции, и не только во время войны, но фактически уже и теперь, в любой момент, когда правительство найдет нужным объявить государство в опасности. Согласно этому закону, правительство может издавать постановления, которым обязаны беспрекословно подчиняться как отдельные лица, так и целые общественные группы. Таким образом буржуазное правительство Франции получает право контролировать работу профсоюзов, запрещать стачки, вводить принудительный арби­траж и т. п. Характерно отметить, что этот закон был раз­работан и проведен представителем Франции в Лиге наций — Поль Бонкуром, т. е. „социалистом. Этот закоп прошел в парламенте почти единодушно. Только коммунисты и не­большая группа так называемых левых социалистов нашли смелость голосовать против этого закона.

    Представляет интерес поэтому выступление одного тоже авторитетного специалиста, генерала Жиро, который обычно выступает по военным вопросам в парламенте. Жиро, защищая
    предложенный Поль Бонкуром закон, заявил относительно бу­дущей мобилизации следующее:

    В прошлой войне оставалось немало людей, эпергия ко­торых пе была отдана войпе. Последняя война не была пол­ной войной"..."

    Видите ли, этому бравому вояке кажется недостаточным количество 10 млн. убитых и 19 млн. раненых в последнюю войну 1914—1918 гг. Ему кажется, что прошлая война не была „полной", поэтому он продолжает:

    „Но „полной войпой" будет несомненно следующая война. Здесь будет мобилизовала вся нация. Каждому человеку без различия возраста и по.на назначается точная и определенная роль !в деле обороны. Именно такой мобилизационный план мы и будем создавать в ближайшие годы...

    Никакой импровизации! Никакой свободы выбора! Во время будущей войны весь народ абсолютно должен подчиняться рас­поряжению властей. Власть заблаговременно составит расписа­ние для каждого гражданина...

    Основная мысль нашего нового закона состоит в том, что, готовясь к полной войне", власти должны будут разработать полный план мобилизации для каждого человека* учитывая его пол, возраст, индивидуальные способности, знания, состоя­ние здоровья, род деятельности и силы. Во время войны сво­бодных людей со свободой выбора работы нет. Все заранее учтено. Расписания составлены. И в момент объявления мобили­зации каждый немедленно отправляется и начинает намечен­ную для него и обязательную работу".

    Вот, товарищи, как готовится империалистическая Фран­ция к войне, вернее, как готовится новая воина. Никакого сво­бодного выбора ни для одного человека, ни для классов, ни для групп не будет предоставлено. Все будет заранее расписано, заранее размечено, и каждому нужно будет только беспреко­словно выполнять то, что ужо заблаговременно предопределено.

    Нужно иметь в виду, что закон о подготовке нации к войне вступил в силу, не встретив сколько-нибудь значительного со­противления со стороны трудящихся Франции. Были протесты в различных местах, особенно среди рабочих, но они не были особенно энергичны. Во всяком случав закон Поль Бонкура начал действовать.

    Что собой представляет в настоящее время развивающаяся французская промышленность, вы знаете. Я должен только сказать, что за это время вследствие принятых мер промыш­ленность приспособлена к значительно более быстрому развёр-
    тываншо па время войны, чем это было раньше. Раньше Фран-. ции требовалось от
    12 до 18 месяцев для того, чтобы мирную! промышленность перевести па военные рельсы. В настоящее время пужно не более 6 месяцев для целого ряда наиболее важных отраслей промышленности, чтобы от мирного произ­водства перейти к военному. Сроки развертывания военной! промышленности еще меньше — одип-два месяца.

    Мощность, которая уже достигнута французской промышлен­ностью, характеризуется следующими данными. Если в 1917— 1918 гг. вся французская промышленность могла дать в тече­ние месяца 2500 самолетов, то в случае военного разверты­вания теперь эта промышленность даст 4 тыс. самолетов; танков в 1917—1918 гг. в месяц производили 250, а теперь в тот же срок производят 1 тыс.; противогазов в 1917—1918 гг. производили 1 млн., теперь можпо произвести 5 млн. Эт° ярко показывает успехи промышленности Франции.

    МИЛИТАРИЗАЦИЯ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ СОЕДИНЕННЫХ

    ШТАТОВ

    Я пе имею времени, чтобы подробно остановиться на дру­гих странах. Однако считаю совершенно необходимым два слова сказать о том, что делается в Североамериканских соединенных штатах. На Соединенные штаты Америки, как вам известно, никто не собирается нападать. Однако это государство, наи­более могущественное во всех отношениях, пожалуй, энергичнее других готовится к войне. В Соединенных штатах Северной Аме­рики сейчас на рассмотрении законодательных органов находятся Законопроекты о создании двух учреждений на правах мини­стерств: управления гражданской мобилизации и управления ин­дустриальной стратегии, Названия этих ведомств определяют их характер. Но уже сейчас при военном министерстве имеется специальный орган, который ведает вопросами хозяйства, под­готовляя промышленную мобилизацию. Военный министр, ми­нистр внутренних дел и министр земледелия составляют комитет, который ведает Ёопросом электрификации Соединенных штатов. Ни одна фирма, ни одна компания, ни один трест не имеют права построить хотя бы незначительную электрическую станцию без того, чтобы комиссия трех министров не учла нужд войны, указав вновь строящейся станции специальное задание.

    По вопросу подготовки к войне Соединенных штатов ин­тересные сведения имеются в книге Америка на мировой арене. В этой книге ярко показано, как Соединенные штаты

    13   Ворошилов. Статьи я реяв


    готовятся к войде и что они для этого сделали. Я хочу про­цитировать из этой книги только один маленький отрывок. Речь идет о том, как военное министерство Соединенных штатов оценивает нынешнее положение в смысле подготовки «воины. В книге цитируется официальный документ воеяведа Северо­американских соединенных штатов.

    „Ошибки и пробелы военного времени, па которые указы­вали бывшие члены воепного индустриального совета и другие лица с военным опытом, подвергнуты анализу, и проработаны соответственно правильные меры... Нехватки сырья изучены, и планы его получения разработаны. Свыше 7 тыс. фабрик за­несены с согласия их владельцев в списки по производству для военных надобностей; определены те предметы, которые они могут вырабатывать в военное время. Общегосударственные, штатные и местные торговые палаты сотрудничают с военным департаментом; торговые организации оказывают всяческое со­действие; различные общества делают все возможное, чтобы помочь этой плановой работе..."

    Нужно заметить, товарищи, что еще в 1924 и 1925 гг. аме­риканское правительство совместно с буржуазными обществен­ными организациями и лидерами желтой Американской феде­рации труда провело так называемую пробную мобилизацию. В этой мобилизации приняло участие около -17 млн. человек; она ставила себе целью проверку мобилизационной готовности промышленных предприятий. Я пе имею времени зачитать вам интереснейшее описание той поверочной мобилизационной ра­боты, которая была проделана специальной комиссией капи­талистов. Председатель Стального треста судья Гери и другие крупнейшие капиталисты изображали собой главный инду­стриальный штаб. Этот индустриальный штаб получал военные заказы — заявки от воепного министерства, от морского п воз­душного ведомств и в свою очередь распределял эти заказы промышлеппости. Была сделана попытка пустить на военный ход всю огромную махину, которая называется индустрией Северной Америки. „Нью-Йорк Таймс" по этому поводу за­мечает, что судья Гери, глава Стального треста^ в течение одного дня привел в движение аппарат мощной промышлен­ности Америки, для чего прежде требовались многие месяцы и даже годы.

    Факт удачно проведенной репетиции промышленной моби­лизации—это яркий показатель того, насколько серьезно и как Энергично готовятся к войне в Америке.


    ВОЕННАЯ ГОТОВНОСТЬ ПОЛЬШИ

    Еще одпо маленькое замечание относительно Польши. Польша почти во всем, и в частности в вопросе о подготовке своего хозяйства к оборопе, копирует Францию. С приходом Пилсудского к власти этому делу уделяется серьезное вни­мание. За последние годы Польша сделала весьма много в этом отношении. Достаточно указать, что если три года лазад Польша имела всего 5 военных предприятий, то к настоящему времени опа имеет их уже 18. Кроме того обращено внимание на создание и расширение тех отраслей хозяйства, которые важны для дела обороны. В Польше развивается металлургия, строятся машиностроительные заводы, уделяется большое внимание хи­мической промышленности, в особенности фабрикам искусствен­ного шелка, т. е. том заводам, которые в случае надобности могут изготовлять взрывчатые вещества. У поляков по-серьез- пому ставятся и неплохо, повидимому, разрешаются вопросы танкостроения, моторостроения, авностроепня и т. д. и т. п. Польша, наподобие Франции, создала все необходимые органы мобилизации. Высший орган, ведающий подготовкой страны к войне, в Польше именуется Комитетом обороны государства. При каждом министерстве имеются мобилпзациоппые отделы, работающие под руководством Комитета обороны. Кроме того деятельность всех правительственных органов в деле подго­товки к войне направляется Пилсудским, который одновременно возглавляет и армию и правительство.

    ОРГАНИЗАЦИЯ ОБОРОНЫ В СССР

    При наличии тех фактов, которые я вам сообщил,ai это является только каплей того, что делается в действительности,— мы пи в коем случае пе можем относиться к вопросам обороны страны, а следовательно и к подготовке нашего хозяйства к этой обороне спустя рукава.

    Мы будем, конечно, продолжать твердую нашу политику мира; для Советского Союза война не нужна, наши интересы требуют мирной хозяйственной работы. Но в то же время Совет­ский Союз всегда должен быть готов дать надлежащий отиор нападению империалистов.

    Как у лас обстоит дело? Все ли у нас благополучно? Я лишен возможности — и заранее извиняюсь в этом — подробно доложить

    о  том, как у пас па этот счет обстоят дела. Teat пе мепее я должен кое-что сказать по этому поводу.


    Я считаю необходимы»! отметить, что вопросам подготовки государства к обороне мы стали придавать актуальное значение только с весны текущего года, именно — когда активная политика империалистов, Англии в первую очередь, стала явно угро­жать СССР, когда СССР должен был усилить военную подготовку для защиты свое& политики мира.

    Это каждый из вас знает из практики мест, а те, кто ра­ботает в Москве, знают по работе центральных органов. Только с весны Совет труда и обороны вновь обрел свою третью бук­ву—О. СТО, т. е. Совет труда и обороны, который был создан Лепипым в период наивысшего напряжения гражданской войпы, СТО с переходом на мирные рельсы постепенно, зхало-помалу утерял свою третью букву. У пас был фактически не СТО, а СТ, т. е. Совет труда. Если и существовал СТО, то только в начертании и произношении. Только с весны этого года Цен­тральный комитет партии восстановил эту третью букву, став­шую столь необходимой, подучившую столь серьезное значение для оборопы.

    В чем выразилось восстановление полностью функций, если так можно выразиться, Совета труда и обороны? Прежде всего СТО стал регулярно собираться под руководством председателя Совета пародных комиссаров для разрешения всех вопросов, связаппых с обороной. Кроме того созданы необходимые моби­лизационные органы при всех паших наркоматах, которые кое- где развернули значительную работу. Организован специальный орган мобилизации промышленности при BCIIX. Наконец, со­здан специальный аппарат в недрах учреждения т. Кржи­жановского—в Госплане, который обязан при всяком планировании хозяйства учитывать нужды обороны. Эта сеть оргапов в своей деятельности уже сейчас дает значительные результаты.

    Однако проблема мобилизации нами еще пе разрешепа пол­ностью. Нужно срочно создать соответствующие учреждения в союзных и автономных республиках, областях и губерниях. Мобячейки фабрик и заводов должлы начать работать по- настоящему, с полным сознанием всей ответственности за свою деятельность. Где еще нет этих аппаратов, оии должны быть немедленно созданы. К сожалению, в этом отношепии у нас еще пе все гладко.

    Я не могу пожаловаться, что работа по подготовке мобилиза­ции совсем пе ведется. Повторяю, с весны текущего года, когда Этим вопросом занялся всерьез центр, заработали и места. Вы знаете, товарищи, наша страна велика и обильна,


    я порядок в ней теперь налаживается (смех), по еще .не по-ластоящему. Поэтому мне думается, что насчет порядка в отношении наших ппзовых органов следует позаботиться цен­тру и местам. Я подчеркнул в тезисах пупкт, где гово­рится о необходимости приковать пеустанное внимание всей партии к вопросам подготовки обороны. Я имел в виду, что наша партия, „расквартированная на территории одной ше­стой части земной поверхности, будет наблюдать за тем, чтобы вопросы защиты государства подобающим: образом проводились в жпзпь.

    БОРЬБА С УПУЩЕНИЯМИ В ДЕЛЕ ОБОРОНЫ

    Как только появились органы, которые должны заниматься мобработой, так сей.час же заработали и органы наблюдения и контроля. Комиссия РКИ, обследовавшая под руководством т. Семкова работу моборганов на местах, обнаружила ряд успе­хов, по в то же время извлекла порядочное количество отдель­ных дефектов, проступков н упущений. Я считаю совершенно необходимым довести до вашего сведения только один факт. Он касается весьма серьезного участка нашей промышленности. Тов. Яисон, всем: вам известный заместитель т. Орджоникидзе, и т. Семков, руководитель ревизионной группы, после обсле­дования пишут:

    „Предложить президиуму ВСПХ СССР:

    За пепринятие мер к выполнению срочных мобзаданий, нераспорядительность и расходование военных кредитов на дру­гие надобности наложить следующие взыскания, с объявлением их в приказе президиума ВСНХ СССР:

    а)  объявить строгий выговор председателю правления „Гом- зы т. Курицыну;

    б)   объявить строгий выговор и снять с работы замести­теля председателя Гомзы” т. Вейцмана;

    в)  объявить строгий выговор и отстранить от ис­полнения должности директора завода „Красное Сормово т. Ершова;

    г)  объявить выговор помощнику директора по технической части завода „Красное Сормово” инж. Сахарцову и механику того же завода инж. Кромину.

    Предложить президиуму BCIIX РСФСР:

    Объявить в приказе строгий выговор директору завода „Дви­гатель революции” т. Вальтеру за ложную информацию выше­


    стоящих инстанций и невнимание к выполнению работ, свя­занных с обороной страны.

    Вы видите, что РКИ поступила строго. Я должен преду­предить, что в дальнейшем будут приниматься (и не могут не приниматься) более серьезные меры против тех, кто пренебре­гает вопросами обороны.

    А вот другой документ примерно о том же. Один из ответ­ственнейших товарищей обследовал заводы Урала. Он пишет по Этому поводу:

    „Всюду работа (ведется все еще вяло, так, как будто нет никакой угрозы войны. Центр многого пе знает и весьма слабые попытки проявляет к тому, чтобы узнать. Это в то время, когда должно все кипеть, когда должны быть проявлены максималь­ная энергия и настойчивость. Места в свою очередь не при­нимают энергичных мер, чтобы выявить минимальные и макси­мальные свои возможности, сформулировать несколько вариан­тов, предложений, поставить перед центром вопрос и добиться определенных директив и заданий”.

    Кроме всего этого мы имеем около 35 обследований самыми ответственными товарищами различных отраслей я районов нашей промышленности. Наряду с достижениями (они имеются, повторяю) почти все товарищи отмечают целый ряд упущений, дефектов, случаев недопустимой небрежности и халатности. Са­мое тяжелое обвинепие, самая проклятая палш беда —это инертность,, о которой здесь совершенно справедливо гово­рил Рыков. Нам необходимо принять все меры к тому, чтобы на будущее время, как только закончится XV* съезд, все эти недочеты были ликвидированы в возможно короткий срок.

    Я вам сказал вкратце относительно того, какие меры при­нимает западноевропейская буржуазия для подготовки к войне. Говорил о достижениях, которые она имеет. Должен отметить, что мы по сравнению с капиталистическими странами имеем одно и очень значительное преимущество. Заключается оно в наличии у пас единого планового хозяйства. Буржуазия этого иметь не может. Наша беда заключается только в том, что мы бесконечно бедны. Поэтому мы должны лучше планировать, учитывать, предусматривать, чтобы те не­значительные ресурсы, которыми мы располагаем, были направлены туда, куда необходимо, чтобы они давали ма­ксимум эффекта. Героизм прежних лет должен быть по­множен на нашу вышколенность, организованность и умение работать по плану.


    НАША ПРОМЫШЛЕННОСТЬ КАК БАЗА ОБОРОНЫ

    Какое положенно мы имеем в нашей промышленности? Не­взирая на целый ряд недочетов, мы, военные работники, счи­таем, что паша промышленность в пастоящем ее виде уже представляет собой достаточно мощную базу. В случае напа­дения па пас империалистов мы можем построить оборону государства па своей собственной, отечественной промышлен­ной базе. Какие узкие места в пашей промышленности, что больше всего беспокоит военное ведомство?

    МЕТА Л Л

    Мы считаем, что самым узким местом в первую очередь является металлопромышленность. Металлопромышленность значительно отстает по сравнению со всеми отраслями нашего хозяйства. 70,5 о/о чугупа, 8/0 стали и 76°/0 проката в истекшем году по сравнению с довоенным уровнем —это конечно недо­статочно для нужд широко развивающегося хозяйства и обо­роны.

    Какие требования война предъявит к металлу? Если нам придется воевать, то знужно брать за образец пе гражданскую, а скорее империалистическую войну, копечпо с известными и Значительными поправками.

    Вот данные па этот счет из опыта мировой войны. Германия пз одного приблизительно миллиарда пудов стали (беру цифры с округлением), произведенной ею в 1916 г., 800 млн. пудов израсходовала ш одну оборону. Одна Англия во время на­ступления вместе со своими союзниками против Германии в августе 1918 г. выпускала до 3 млн. снарядов еженедельно. А в один день, день прорыва гинденбурговской линии, англий­ская армия выпустила 1 млн. снарядов, т. е. 2,5 млн. пудов металла. При наличии таких цифр и фактов мы должны, используя все силы и средства, подтянуть нашу металлур­гию. Нам необходимо ускорить проектирование новых метал­лургических заводов, и не так, как у пас, к сожалению, бывает: проектирование продолжается целые годы, причем составлять проекты начинают тогда (может быть, товарищи меня опро­вергнут), когда мы уже имеем реальную возможность ассигно­вать деньги па постройку заводов. Нам необходимо прппять все меры к тому, .чтобы поставить металлургические заводы в условия, обеспечивающие им возможно большую производи­тельность. (Голоса: Правильно!" Аплодисменты.)


    Еще более тяжело обстоит дело с цветной металлургией. Цветная металлургия и в прошлое, довоенное время, к сожа­лению, была развита у нас весьма слабо. В настоящее время дело с цветной металлургией обстоит из рук вон плохо. Алю­миния, этого необходимого металла для военного дела, мы у себя совсем не производим. Есть некоторые слабые попытки найти способы обработки имеющихся у нас бокситов, т. е. сырья, из которого добывается алюминий, но пока твердых результа­тов нет или они еще очепь проблематичны. Цинка и свинца, весьма ценных и необходимых металлов для военного дела, мы ввозим из-за границы в 7 раз больше, чем производим у себя дома. Даже меди, которой у нас бесконечное множество в недрах, мы ввозим 50о/о по сравнению с тем, что производим в стране. А вместе с тем, как уже здесь говорили, паши внутренние возможности иа этот счет безграпичны. Если этим делом заняться как следует, то вопрос о цветной металлургии мы сможем если пе совсем, если не па все 100о/о, то вое же Значительно улучшить и вместе с этим освободиться до извест­ных пределов от ииострашюй зависимости. В настоящее время, как я уже сказал, мы зависим па 50 о/о, а по некоторым цветным металлам па 70 о/о от заграницы.

    X И М И Я

    Товарищи, вам здесь уже говорили об одном (к сожале­нию, их много у нас) пашем слабом месте — о пашей химиче­ской промышленности. Химическая промышлеппость паша очень слаба. Западноевропейская буржуазия в своей прессе, в речах своих политиков пытается запугать весь мир красной химией, которой мы якобы будем отравлять все живущее па земле. На деле наша химическая промышленность находится в зача­точном состоянии. Мы до сих лор не организовали по-настоя­щему (а должны были бы этому делу уделить должное вни­мание) производства шелка из древесины. Этот искусственный шелк сам по себе является дорогим, весьма важным и не­обходимым товаром, а вместе с тем фабрики искусственного шелка играют громадную роль в деле удовлетворения нужд войны. В области химии, в области взрывчатых веществ мы сильно отстали. Я приведу некоторые цифры относительно постановки этого дела в капиталистических странах: в Аме­рике папример добыча хлора в 1926/27 г. составляла 221 тыс. т, в Германии —75 тыс. т, в Италии — 36 тыс. т, а у пас в СССР,— ну, об этом вы знаете,—у нас несравненно меньше.


    Вот и „душите" весь капиталистический мир нашей хвдтей!

    Как обстоит дело с добычей азота, этого наиболее важного и необходимого химического продукта, составляющего оспову всех взрывчатых веществ? Впереди всех стран в мире по до­быче азота идет Германия, исчисляющая свое производство в истекшем году в 525 тыс. т} затем Америка —127 тыс. т н, накойец, на последнем месте мы с вами.

    Правда, мы имеем первые достижения по добыче синтети­ческого азота, но это только первые начипаиия.

    На химическую промышленность нам надо обратить самое серьезное внимание, и пе так, как мы привыкли: вписать пункт в резолюцию и забыть. Необходимо поручить запяться этим делом определенному ответственному товарищу и не на следую­щем съезде, а на одном из ближайших пленумов ЦК и ЦКК доложить, что из этого получилось. Я считаю, лучше нам са­мим себя лишний раз проконтролировать даже с такими орга­низационными выводами, какие имели место в Гомзе", чем дождаться сурового контроля истории.

    А ВТОСТРОЕНИЕ

    Перехожу к вопросам машиностроения. Из рук вон плохо обстоит у нас дело тракторостроения и автостроения. Я се­годня по телефону говорил с т. Межлауком, в частности и по вопросу об автостроении. Валерий Иванович успокаивал меня: Московский совет уже послал своих представителей за гра­ницу и в будущем году приступает к постройке автомобильного Завода, рассчитанного на выпуск 10 тыс. автомашин в год". Десять тысяч автомобилей в год —это конечно большой шаг впе­ред, по это не выход из положения. Ведь в настоящее время мы производим какие-то жалкие сотни автомобилей: 300 в прошлом году и, кажется, 500 в 1926/27 г. А вместе с тем положение наше и этом отношении ужасающее. Мы имеем в страде всего около 22 тыс. легковых и грузовых, исправных и неисправных, автомобилей, и то время как даже Румыния, и та имеет 18 тыс. автомобилей. Я уже пе говорю об Америке, Англии и Фрапции, с Которыми мы не можем - игти ни в какое сравнение. Америка имеет не 20 млн. автомобилей, как докладывал Бухарин, а 23450 тыс. из 25 млн., имеющихся на всем земном шаре.

    Сумеем ли мы найти силы и средства для того, чтобы форсировать автостроение? Я полагаю, что сумеем. Мы могли бы уже давным-давпо дать этому делу ход, если бы занялись как следует. Не сомневаюсь, что Московский совет выполнит свою
    задачу и завод построит. Но ведь Моссовет не ставит своей задачей моторизацию и автомобилизацию страпы, а всего лишь производство 10 тыс. автомобилей в год. А это —капля в море, почти ничто по сравнению с нашими потребностями.

    Нельзя индустриализировать страну и одновременно в каче­стве тяговой силы опираться: па недостаточный и недоброкаче­ственный конский состав и на наших отечественных быков. Всеми мерами нужпо стремиться поднять автостроение. В про­тивном случае при нападении на наше государство мы будем с этой стороны поставлены в чрезвычайно тяжелые условия. Не только отсутствие коней будет затруднять безотказную ра­боту да фронте н в тылу, по и громадное множество лошадей, которые будут мобилизованы, создаст большие трудности. По­требуется подвозить десятки миллионов пудов фуража, чтобы Этот конский состав прокормить. Транспорту трудно будет обе­спечивать регулярное питание этой миллионной армии коней. И поэтому, как бы дорого пи стоили автомобильные заводы, они окупятся сторицей, как только мы вынуждены будем ото­рваться от мирного хозяйственного строительства, отбивать на­падения на лас империалистов и повернуть всю нашу хозяй­ственную механику на военный лад. (Аплодисменты.)

    СТРОИТЕЛЬСТВО ТРАКТОРОВ

    Далее. Тракторостроение у нас почти отсутствует. И ха­рактерно отношение к этому чрезвычайно серьезному делу, необходимому, пожалуй, в одинаковой мере и для нашего сель­ского хозяйства и для обороны страны. В прошлом году мы заложили фундамент для большого тракторпого завода в Ста­линграде. В этом году уже решили ограничить строительство совершенно мизерпыми средствами, другими словами, на год это строительство приостановлено. Мы не имеем права этого делать. Конечно мы чрезвычайно стеснены в средствах, у вас мало денег. Весьма солидную часть государственных ресурсов поглощает и военное ведомство. Но тем не менее есть ряд нужд, на удовлетворение которых мы обязаны изыскать сред­ства во что бы то ни стало. Я считаю совершенно необходи­мым, чтобы правительство изыскало средства пе только на строительство Сталинградского завода, но и на проектировку, если не на закладку новых тракторных заводов. (Аплодисменты.)

    Плохо также обстоит дело и с танкостроительством. Мы имеем конструкции отечественных танков, но производство этих танков пока очень ограничено. Необходимо на эо обратить
    самое серьезное внимание, ибо в империалистических армиях танк является одним из основных средств вооружения. Не только французская, английская и другие европейские армии воору­жены большим количеством танков, но даже польская армия насыщена ими в полной мере. И пам с вами необходимо пона­тужиться, чтобы дать нашей армии это абсолютно ей не­обходимое орудие борьбы.

    АВИОПРОМЫШЛЕННОСТЬ

    Далее я коротенько остановлюсь на нашей авионромышлен- ности. По прежде я припужден отвлечь ваше внимание в сто­рону следующим, как будто пе совсем к делу относящимся сообщением.

    Вчерашпий ТАСС передает апокрифическую статью Ста­лина, которую сейчас перепечатывает вся мировая буржуазная пресса. Венская газета „Иене Фрейе Прессе", заимствуя эту статью из „Ныос Пейпер Сервис" (американское агентство), снабжает ее следующим примечанием:

    „Первый раз, насколько нам известно, самая крупная фи- гура русской политики, властелин всего правительственного аппарата большевистской диктатуры, говорит о вооруженных силах своей страны с очевидной целью внушить страх и за­висть всему свету, о превосходстве воздушных сил СССР, и о возможностях и ужасах химической войны. Заявлепне Сталина является выражением внутренних обострений и освещает заку­лисную сторопу англо-русского кризиса. Между торжествующим изображением абсолютного превосходства России на воздухе и предложениями Литвинова, ставящими себе целью ради­кальное уничтожение всего военного аппарата, существует ра­зительное противоречие".

    Далее идет самая статья Сталина. Слушайте что „пишет" Сталин:

    „Англия создала серьезную угрозу безопасности СССР, и тем самым принудила его построить сильный воздушный флот. Благодаря этому через несколько месяцев зшс с полным правом сможем утверждать: Россия господствует в небесах". (Смех.) В настоящее время мы обладаем (слушайте!) 1521 военным самолетом; через 8 месяцев мы будем иметь 3 тыс. военных самолетов. Каждый самолет лучше выполнен и лучше' управ­ляется, чем английские самолеты. Кроме того мы располагаем резервом транспортных аэропланов, количество которых в те-* чение полугода увеличится до.7 тыс. штук. (Смех.) Ни одно
    техническое боевое средство не может так хорошо выполнить Задачу обороны обширных русских границ, как авиация. Уже несколько лет тому назад мы сделали авиацию обязательным предметом преподавания в школах. Взрослые вербуются о добровольные воздушные общества... и т. д. и т. п.

    Затем следует перечисление, сколько у нас авиационных обществ, заводов и т. д.

    „Англия вынуждена констатировать, что мы сделались вла­стелинами воздуха. Зто увеличивает ненависть Англии к нам. Англия знает, что мы в состоянии при помощи пашего воз­душного флота разрушить основы английского мирового вла­дычества, английские нефтяные промысла, находящиеся неда­леко от персидских граппц. Однако советский воздушный флот построен не для целей нападения. Он —орудие обороны п обе­спечения мира и безопасности страпы. Воздушный флот СССР; вводится в действие только тогда, когда нет другого исхода. Мы решили ценить мир выше, чем национальный престиж. Тем не менее даже наше терпение имеет свои границы”.

    ЛОЗОВСКИЙ (с места). А их ерунда грапиц не имеет.

    ВОРОШИЛОВ. Далее апокрифический Сталин якобы пишет:

    „Мы обладаем в дополнение к нашему мощному воздуш- пому флоту такими химическими средствами, которые дают пам возможность в течение 12 часов разрушить любое евро­пейское государство”. (Смех.)

    Во второй огромнейшей части статьи речь уже идет не более не менее, как о следующем факте. Оказывается, Сталин вместе с вами находится ныне в братском союзе с русской православной церковью (смех) на том, видите .ли, осповалшг, что русские попы — фанатики п коммунисты — фанатики; в свое время они дрались между собой, потом пришли к выводу, что для обоих хватит и власти и территории, и потому, помирив­шись, мы сожительствуем в дружбе и согласии.

    Что это, сказка (голос:Провокация”) из тысячи и одной ночи или же бред сумасшедшего? Я считаю, что это есть совокупность подлой наглости, гарантированной безответствен­ности и безнаказанности и самое главное — животного страха европейского и американского буржуа. 3th господа своей кле­ветой стремятся, с одной стороны, ослабить впечатление, ко­торое произвела на весь мир декларация т. Литвинова от имепи советского правительства о полном разоружении в противовес бесплодной болтовне, продолжающейся уже 7 лет в Женеве. С другой стороны, господа буржуа гнусной п подлой клеветой на нашу партию и ее ответственных руководителей стараются
    прикрыть настоящую работу по подготовке ново!! бойни, ко­торую они неустанно готовят трудящемуся человечеству. Вот нехитрый замысел этих оголтелых, продажных фальсификаторов.

    Теперь о положении нашей авиопромышлепности. Невзирая па потоки клеветы, я должен заявить съезду, что паша авио- промышленность является действительно светлым пятном в на­ших достижениях. И хотя мы далеко не обладаем авпопродук- цией в тех злостных и предпамереино увеличенных размерах,

    о  которых строчат буржуазные продажные перья, по тем не менее авиопромышленность уже теперь может служить серьез­ной опорой обороны. Мы имеем самое важное, самое главное кадр квалифицированной технической силы и кадры кон­структоров, уже давших нам прекрасные образцы самолетор и моторов. (Аплодисменты.) У нас есть наконец такое научное учреждение, как ЦАГИ. Все это свидетельствует о том, что паша авиационная промышленность стоит на собственных здо­ровых ногах. Я далек от мысли, что мы уже достигли в этой области совершенства. Конечно нам предстоит еще большая работа. Партия должна будет и впредь уделять авиационной промышленности серьезное внимание. Однако, повторяю, авиа­ционная промышленность, как никакая, может быть, другая отрасль советской промышленности, стоит на правильной до­роге, и ей нужно только уделять внимание, чтобы опа п впредь успешно продолжала свою полезпую государственную работу.

    ВОЕННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

    Далее я должен остановиться па военной промышленности, специально занятой производством боевого снабжения для па­шей армии. Военная промышленность до последнего года пред­ставляла, пожалуй, самое больное место во всем пашем хозяй­стве к во всяком случае самое слабое в нашей индустрии. Только с осепи прошлого года лам удалось вытащить военную промышленность из трясины бесхозяйственности, недоделок, за­долженности, хаоса и прочих безобразий. Есть еще и сейчас много недочетов в работе военных заводов, по в целом военпая промышлеппость значительно подтянулась п быстрыми шагами идет вперед.

    О  чем следует позаботиться военной промышленности в своем пятилетнем плане? По-моему, во-первых, о цепах. Мы, военное ведомство, являемся заказчиками военной промышлен­ности. От цен в такой же степени, как от размера ассигно­ваний, зависит количество вооружения, боеприпасов и амуниции,


    которое мы получаем от военной промышленности. Государство отпускает армии определенные суммы. И подобно тому, как от снижения нескольких процентов па строительство в перспек­тиве пятилетнего плана мы получим сотпи миллионов и даже миллиарды рублей экономии, так и от снижения цен в военной промышленности на 7—10 о/о мы смогли бы получить добавочное количество винтовок, пушек, пулеметов, амуниции и пр. Нужны решительные и реальные шаги по снижению цен на изделия военпой промышленности. Я глубочайше убежден, что военные заводы имеют все предпосылки для этого.

    Следующей задачей военной промышленности я считаю даль­нейшее улучшение качества продукции. Должен отметить, что качество продукции сейчас неизмеримо лучше, чем даже в 1925/26 г. Тем не мепее мы не можем удовлетвориться достиг­нутыми результатами. Если взять любой предмет вооружения или амуниции, (изготовленный западноевропейскими заводами, то пока сравнение будет не совсем в нашу пользу'. А вместе с тем наше заводское оборудование и квалификация рабочих дают все основания требовать, чтобы качество наших изделий не отставало от западноевропейского. Убежден, что общими усилиями военная промышленность под руководством то!варищей, возглавляющих военные тресты, этих успехов добьется.

    Далее в порядке регулирования и руководства военной про­мышленностью следует обратить серьезное внимание па огром­ную недогрузку заводов. Военные заводы пе могут быть загру­жены военной продукцией на все 100о/о, а это в свою очередь очень болезненно отражается на всей их работе и особенно на качестве и ценах.

    Что здесь возможно и необходимо сделать? Мне думается, что ВСПХ является настолько мощным организмом, обладает таким разнообразием производств, что путем различных ком­бинаций может и обязал поставить па военных заводах та­кое гражданское производство, которое по своим процессам приближалось бы к производству специальных военных пред- яtemoe.

    Если англичане, французы, итальянцы и американцы ухи­тряются весь производственный аппарат заводов граждапской промышленности приспособить таким образом, что он гаран­тирует им в течение короткого времени безболезненный переход на военное производство, то почему мы пе можем итти этим путем? Почему не подыскать нашим военным заводам таких заказов, которые загрузили бы их без переоборудования, без большой ломки их производственного аппарата и дали бы воз­
    можность уменьшить цены и улучшить качество продукции? Этому делу в пятилетием плане должно быть уделено макси­мальное впнмапие.

    Нельзя не коснуться некоторых архаических пережитков в военной промышленности, от которых, когда их видишь, берет оторопь. Я недавно был па тульской партконференции в ка­честве докладчика от ЦК и побывал на патронном заводе. Меня поразило там то положение, в котором находится меднолитей­ная мастерская. В этой мастерской применяются такие способы плавки медн, которые в советских условиях нетерпимы. Меня окружили рабочие и просили ускорить постройку повой медно­литейной мастерской. Я считаю, что они были совершенно правы. С другой сторопы, мне пришлось совсем недавно в Ленин­граде вместе е т. Комаровым быть на заводе Красный вы­боржец" (бывш. Розенкранца) и там посмотреть э^ектромедно- литейную, которую ленинградцы выстроили вместо невозмож­ной, чуть ли не времен Ивана Калиты, мастерской, потратив на все э^о дело около миллиона рублей. По самым грубым под­счетам, эктролитейная „Красного выборжца" в два-три года себя окупит полностью. Условия работы во вновь построенной рлектролптейной мастерской, разумеется, несравнимы с тем, что я видел в Туле. Нужно возможно скорее заменить архаическую меднолитейную Тульского завода современной э-юктролитейпой. Вопрос этот очень важеп и с мобилизационной стороны.

    Серьезнейшей задачей для военной промышленности яв­ляется рационализация производства. Пока никакой рационали­зации почти не проводилось. Кое-что сделано на патронных заводах. На оружейных заводах способы производства попреж- нему отсталые. Все делается потаринке.

    ТРАНСПОРТ

    Только два слова относительно транспорта, так как докладчик уделил этому вопросу достаточно внимания. Всем вам попятно значение транспорта в обороне государства. Вы знаете, что паш транспорт в настоящее время работает с большим перенапряжепием. До сих пор еще не восстановили более тысячи паровозов. Перенапряжен также вагонный парк. А вместе с тем самые минимальные подсчеты говорят, что в случае войны на транспорт ложится дополнительная нагрузка в 2—3 раза по сравнению с мирным временем, а на районы, прилегающие к фронтовой полосе,—в 89 раз. И если мы уже теперь имеем перенапряжение, то можете себе представить,
    что мы будем иметь в случае войны, если не обратим в пяти­летке должного внимания на транспорт.

    К тому же часто забываем, что железнодорожная сеть в 25 с лишним тысяч километров, специально приспособлен­ная царским правительством для обслуживания его захватни­ческих целей, а также и обороны бывшей империи, ныне обслуживает Польшу, Литву, Латвию и ЭСТ0Ш1К>.

    Значительно сократилось число железнодорожных выходов к нашим нынешним западным грапицам. А ведь оттуда главным образом нужно ждать военной интервенции.

    Вот почему делу транспорта вообще, и специальному в част­ности, должно быть уделено сугубое внимание.

    О  шоссейных дорогах я приведу только следующие цифры: на 100 кв. км в Америке имеются 54 км шоссе; в Польше 26 км шоссе, построенных царем за счет всего пашего парода, а у нас на 100 кв. км только 0,5 км шоссе. Делу шоссейного строительства мы уделяем безобразно мало впимаиия. Оно и понятно: бык тащит и по грязи, он идет где попало; автомобилей мы не строил! и поэтому думаем, что шоссейное строительство пе волк, в лес пе уйдет, может подождать. Думаю, что вместе с впнмапием к автомобилизации страны мы должны приналечь и па шоссейное строительство. Паши грунтовые дороги тоже никуда не годны. Местные органы власти и работники в своих планах должны предусмотреть грунтовое дорожное строитель­ство и содержание дорог и мостов в надлежащем порядке. Ипаче в случае вооруженного нападения на нас мы и в этом отношении будем поставлены в тяжелое положение.

    СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

    Не желая обременить вашего и без того утомленного вни­мания, я скажу о сельском хозяйстве только два слова.

    Роль и значение его в обороне страны колоссальны. Я со­знательно пе останавливаюсь подробно на вопросах сельского хозяйства, связанных с обороной, так как доклад т. Молотова и тезисы ЦК по пятилетке предусматривают все вопросы, обеспечивающие более быстрое и действительное развитие сель­ского хозяйства, что в свою очередь повышает его обороно­способность.

    ВОЕННАЯ ПЯТИЛЕТКА

    Коротко о наших вооруженных силах. Помимо пятилетки по хозяйственному строительству мы имеем пяти летний план строи­тельства вооруженных сил. План $тот предусматривает прежде


    всего и главным образом всемерное усиление технических средств Красной армии. Численность Красной армии остается прежней. Увеличение бюджетных ассигнований идет исклю­чительно на усиление технических ресурсов и мобилизационные запасы.

    Красная армия к настоящему времени представляет, как мы неоднократно заявляли, вполне боеспособный организм. Организационные формы Красной армии вполне в основном определились и соответствуют требованиям, которые предъ­являются к современным войскам. Это дало пам возможность усилить боевую подготовку красноармейцев, а также развер­нуть работу по созданию мощных командных кадров Красной армии. Политико-моральное состояние армии вполне благопо­лучно. Вся безответственная болтовня обанкротившейся оппо­зиции не имеет никаких оснований, hain командный состав, как об этом вам докладывал т. Орджоникидзе, вместе со всем рабочим классом, вместе с нашей партией строит и крепит не только оборону Советского государства, но непосредственно участвует и в социалистическом строительстве.

    Имея несомненное благополучие в организационных формах, ti обучении, воспитании и боевой подготовке красноармейцев и командного состава, мы главной целью и основным содержа­нием пятилетки поставили доведение технической мощи Крас­ной армии до уровня первоклассных современных армий.

    ИНОСТРАНЦЫ О НАШИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ

    Этим я мог бы закончить свое сообщение, но я думаю, что вам небезынтересно будет узнать, как расценивают Красную армию за границей. Тем более, что еще год тому назад ни­кто не признавал за нашей армией силы, способной бороться с западноевропейскими армиями. А что говорят теперь?

    Немецкий еженедельник „Знание и оборона в статье „Войско Советской России (октябрь 1927 г.) пишет о Красной армии:

    „Организация русской дивизии вполне современна... Следует Заметить еще, что авиация и газовое дело пользуются исклю­чительным интересом не только в военных кругах, но и среди всего населения, и что в особенности первая (авиация) нахо­дится в стадии значительного развития”.

    Отметив выпуск новых уставов, журнал констатирует зна­чительные успехи в обучении армии:

    Повидимому, в Красной армии на всех служебных ступенях работают с чрезвычайно большим усердием, которого в царской

    14   Ворошилов, Статья и речи.

    армии безусловно не имелось в такой мере. Благодаря этому усердию успехи в обучении и тактическом; применении войск в последний год достигли бесспорно примечательной высоты..."

    Один крупный иностранный специалист, побывавший у нас па маневрах, пишет:

    Армия ваша выросла во всех отношениях. В смысле взаимо­действия родов войск, техники управления, методики занятий, боевой подготовки комсостава — достижения несомненны.

    Армия идет по правильному пути и через несколько дет такой же работы станет в смысле организационной н такти­ческой подготовки на уровень лучших из современных армий".

    Даже „Таймс", этот наиболее озлобленно выступающий про­тив нашей страны и Красной армии орган, должен конста­тировать, что:

    „Моральное состояние (дух) Красной армии хорошее, если судить по состоянию дисциплины. Русский солдат не изменился, и его способность стойко сражаться осталась прежней".

    Если так говорят посторонние наблюдатели и наши пря­мые враги, то положение Красной армии мы можем расценивать как безусловно благополучное.

    ВЫВОДЫ

    Кратко формулирую выводы из всего вышесказанного:

    1.     Пятилетний плап народпого хозяйства должен исходить из неизбежности вооруженного нападения па СССР и следова­тельно из необходимости в меру материальных ресурсов орга­низации такой обороны Советского Союза, которая. обеспечила бы победоносный отпор объединенным силам наших вероятных противников.

    2.    Индустриализация страны предопределяет боеспособность СССР. По именно поэтому военные соображения должны внести свои коррективы в конкретные планы промышленного строи­тельства. В частности: а) районирование промышленности должно соответствовать требованиям стратегической безопас­ности; б) металлургия, черпая и особенно цветная, уже в бли­жайшие годы должна обеспечить минимальные потребности обороны; в) общий план развертывания промышленности дол­жен предусмотреть вложение достаточных средств в те от­расли, которые являются наиболее узкими местами в нашем хозяйстве и в обороне (авто- и тракторостроение, химия и т. п.).

    3.   Развитие сельского хозяйства должно предусмотреть воз­можно быстрое разрешение сырьевой проблемы на основе выу-
    треннего производства, освобождая лас таким путем от импорта н иностранной зависимости:.

    4.    Создание резервов (натуральных и денежных) должно исходить из всестороннего учета потребностей обороны.

    5.     Строительство вооруженных сил (рабоче-крестьянской Красной армии, морского и воздушного флотов) должно ис­ходить из необходимости поднятия технической и боевой их мощи до уровня первоклассных европейских армий.

    6.    Наряду с пятплетнпм планом необходимо немедленно приступить к детальной проработке вопросов о планировании всего народного хозяйства во время войны.

    Закапчивая, я считал бы совершенно правильным поставить Эпиграфом к пятилетнему плану следующие слова наших те­зисов: К вопросам оборопы в связи с построением пяти- летпего перспективного' плана необходимо не только привлечь внимание плановых и хозяйственных органов, но и, самое глав­ное, обеспечить неустанное впитние всей партии". (Бурные, продолжительные аплодисменты; все стоя приветствуют w. Ворошилова.)

    Стенографический отчет XV сЪезда ВКЩб) стр. 8-Î0—858, Дартиздат, Î935 г.


    ДЕСЯТИЛЕТИЕ КРАСНОЙ АРМИИ

    ПРЕДШЕСТВЕННИКИ КРАСНОЙ АРМИИ

    И

    стория Красной армии есть часть общей история борьбы пролетариата в союзе с трудящимся крестьянством про­тив своего заклятого классового врага —помещиков, капита­листов и мировой империалистической буржуазии. Поэтому мы коснемся кратко, и то лишь для уяснения нынешнего поло­жения Красной армии, той части ее истории, которая не­посредственно характеризует ее зарождение, развитие и рост.

    Официально создание Красной армии отмечается 23 февраля

    1918     г. Зародыши же вооруженных сил пролетарской революции мы можем отыскать в период революции 1905—1907 гг. Уже тогда партия большевиков имела мощные военные организации внутри царской армии и флота. Усилиями большевиков была создана широкая сеть вооруженных рабочих дружил. Многочисленные восстания в армии и флоте периода 1905—1907 гг. и вооружен­ные восстания пролетариата Москвы, Донбасса, Северного Кав­каза, Сибири и других мест, а также широкой волной раз­лившееся движение крестьян, с оружием и дрекольем гро­мивших поместья российского дворянства,— все это вместе взятое было прелюдией к гражданской войне 1917—1921 гг. Корни Красной армии следует искать таким образом в Крас­ной гвардии и в рабочих дружинах эпохи революции 1905 г. Пролетариат и трудовые массы крестьянства под руководством большевиков уже в первую революцию (1905—1907 гг.) с ору­жием в руках бились не только с самодержавием, но и со всем дворянско-капиталистическим строем тогдашней России.

    Февральская революция 1917 г. явилась естественным про­должением революции 1905 г. Рабочий класс, свергая царя в феврале — марте 1917 г., вооружался для дальнейшей борьбы. Теперь уже не нужно было (как это приходилось делать в 1905 г.) доказывать необходимость вооружения для рабочих. Каждый завод, фабрика и мастерская, типография выделяли специальные дружины, отряды, которые вооружались винтов­ками, гранатами и даже пулеметами. Пролетариат, руководимый большевиками, лихорадочно стремился создать, сколотить свои
    вооруженные отряды, иметь свои собственные боевые части, способные не только помешать возврату самодержавного р*е- жима, но выдержать успешную борьбу с буржуазией я ее правительством. О том, как интенсивно шла работа по созда­нию Красной гвардии, можно судить по следующему факту. Н Питере в предоктябрьские дни (к 22 октября) было пред­ставлено до 20 тыс. вооруженных красногвардейцев. Гораздо больше было число рабочих, которые группировались вокруг Красной гвардин, но не были вооружены.

    Одновременно большевики вели напряжепную работу в воин­ских частях старой армии. Ранее педоетупная постороннему армейская казарма отныне превратилась в своеобразный клуб. Каково было наше влияние на солдатские массы, мояшо судить хотя бы по тому, что питерской военке” удалось по од пому питерскому гарнизону организовать для встречи Ленина в апреле

    1917   г. на Фипляндском вокзале 7 тыс. солдат гарнизопа. А на июньской Всероссийской конференции воеппых органи­заций партии было представлено до 60 организаций (из них 43 фронтовых) с общш»! количеством до 30 тыс. солдат- большевиков.

    Старая армия распадалась. На психологии солдат отразились годы бесславной войпы, произвол офицеров, голод и холод око­пов. Все попытки Временного правительства и его лидера Керенского собрать, объединить, вдохнуть живую, душу в раз­лагавшийся пе по дням, а по часам армейский организм не могли .дать положительных результатов. Армия как один из. важнейших атрибутов царского самодержавного строя умирала вместе с породившим ее режимом. Армия жаждала мира во что бы то ни стало и немедленно требовала земли. Временпое правительство решило вести войпу до полной победы, а землю сохраняло в помещичьих руках. Агитация большевиков против империалистической войпы л лозунг пемедленпого захвата по­мещичьих земель имели громадный успех. Этп идеи подхваты­вались солдатской массой. Лозунг „мир и земля становился символом веры солдата. Фронт начал редеть. Дезертирство при­няло певидаппые .размеры. О развале царской армии дают представление следующие цифры: к июню 1917 г. количество дезертиров доходило до 2 вин. и более 2 млн. добровольно сдалось в плен. Старая армия таяла. После корниловщины события быстро нарастали.

    Совершая Октябрьский переворот, наша партия имела за собой пе только рабочий класс и всю толщу трудящегося кре­стьянства, но также и большинство солдат старой армии. Ядром


    вооруженной сп,ты были вооруженные красногвардейские части. .Многие пыпе недооценивают значение Красной гвардии и склоппы иронически отнестись к боеспособности красногвардей­ских формирований, однако такого рода взгляд на Красную гвардию пе верен. Ддя тех целей, которые непосредственно стояли перед победившей пролетарской революцией (охрана городов, фабрик, заводов, борьба с буржуазией и ее бесконеч­ными заговорами),—ддя всех этих задач отряды Красной гвар­дии были надежной силой. В. ледрах Краспой гвардии склады­вались паши военно-политические и комапдпые кадры Краспой армии.         »          ‘.1 J *

    НАЧАЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО КРАСНОЙ АРМИП

    К началу 1918 г. яспо определилась необходимость создания вооруженной силы, способной защитить революцию пе только „внутри, но и па внешних фронтах. Дело это было до чрез­вычайности трудное. Аппарат управления армии —эта основа военного строительства — памп еще пе был создан. Военпое имущество имелось, но было распылепо, храпидось без учета п расхищалось. Ощущался острый недостаток в специалистах. Потребовалась напряженная работа, которая началась со вре­мени издания декрета от 8 апреля 1918 г. о создании военкома­тов и продолжалась до конца 1918 г. Лишь создав органы учета, комплектования п снабжения, мы могли перейти к мобилизации и крупным формированиям войсковых частей.

    Главнейшим препятствием л деле создания армии была усталость от империалистической войпы парода в целом и осо­бенно солдатских масс. Краспая армия, как известно, на первых порах формировалась на добровольческих пачалах. Этот принцип комплектования армии не мог, разумеется, дать желательных результатов. Усталость, апатия, желание отдохнуть от трех­летней войпы у паселепия были столь сильны, что итги в армию хотели немногие. Старая армия к этому времени уже почти целиком „разошлась" по домам. Кое-где это великое бегство с опостылевших фроптов все еще продолжалось.

    Как сейчас помню такой факт. Март 1918 г. Немецкие оккупационные войска, заняв Киев, двигаются на Харьков, ими уже занят Копотоп. Я с пролетарским отрядом дуганчап и двумя бронепоездами моряков ведем непрерывную перестрелку с немецким „бронепоездом" и пехотой. Со стороны немцев вдоль полотна железной дороги проселком движутся, поднимая тучи пыли, колонны солдат. Орудийный и пулеметный огонь с нашей
    стороны заставляет колонны сойти с дороги, но движение про­должается. Усиленный огонь наших пушек п пулеметов на­конец заставил колонну разбиться на небольшие группы, но .поди попрежнему шли в нашу сторону. В нашем отряде имелась прекрасная, из 19 человек, кавалерийская разведка. Отдаю рас­поряжение начальнику разведки выяснить, в чем дело. Через короткое время получаю сообщение, что идут наши же сол­даты с румынского фронта. А через час примерно я имел возможность разговаривать с этими солдатами.

    Что это были за люди! Тени, а не люди —так они были измождены, усталы и совершенно ко всему равнодушны. Па все мои расспросы о немцах и о том, как они их пропустили через свой фронт, я не мог ничего добиться. Попытался было устроить импровизированный митинг, но из этого ровно ничего не вышло. На предложение поступить в отряд хотя бы двум- трем десяткам (из 400—500 вповалку лежавших, ко всему без­участных, тоскливо глядевших людей) не нашлось ни одного желающего. Больше того, ни один человек не вступил со мною в спор, даже в разговор.

       Хвате з пас, навоювались, годи,—раздавались отдельные голоса.

    Никто из этих людей не интересовался, кто мы, в кого стреляем, кто против пас. Стрельбу они воспринимали как печто обычпое, ставшее неизбежным, а потому и мало инте­ресным. Они стихийно рвались домой отдохнуть.

    Такому настроению были подвержены не одпи самодемобили- Зующиеся солдаты старой армии, нет — крестьянские массы в целом переживали. примерно то же самое. И только оккупация немцами Украины, калединщипа, корниловщина на Дону и Ку­бани, чехословацкое восстание переломили настроение масс.

    Как грибы после дождя, росли контрреволюционные банды по всей стране и особенно па окраинах. Помещик и полицейский пристав, фабрикант и жандарм, кадет и соцпалист-революпио- пер, поп и урядник — все эти группы пытались свергнуть власть рабоче-крестьянского правительства и ликвидировать завоева­ния Октября. Теперь уже стало всем ясно, что только беспо­щадная борьба может гарантировать крестьянину землю. По­степенно осознавалась необходимость создания регулярной армии.

    В январе 1918 г. Совет народных комиссаров решил создать Краспую армию. К этому времепи па многих окраинах России уже шли жестокие бои красных партизанских частей с генераль­скими отрядами. Коммунистическая партия выделяла лучших
    своих сынов в ряды сражающейся и строящейся Красной армии. Заводы и фабрики неустапно пополняли редеющие ряды на фронте. К сожалению, добровольческий способ комплектования Красной армии лишал ее возможности регулярного пополнения. Командиры частью назначались, частью выбирались самими отрядами, что также мешало успешному организационному укре­плению Красной армии.

    Только переход к общевопнскоп повинности после поста­новления V* съезда советов и широкое, а иногда даже принуди­тельное привлечение старых военных специалистов, а также введение института политических комиссаров положили твердые основы правильного построения армии. Ошибочно конечно было бы думать, что мы имели вполне оформленные, с твердыми штатами воинские части даже в копце гражданской войны. Име­лись штаты частей, пекоторые из. них были не плохо разра­ботаны, но можно с уверенностью сказать, что не было пи одной воинской части в республике, которая была бы целиком построена по этим штатам, которая комплектовалась бы из запасных частей, регулярно снабжалась бы и пр. Бедность материального и технического снабжения, оторванность дей­ствующих частей от баз питания, слабость тыловых аппаратов — все эти и многие другие причины мешали созданию законченно- оформлеппых войсковых соединений. Главнейшей же причиной, стоявшей па пути к созданию стройных и четких частей Крас­ной армии, была непрекращавшаяся жестокая боевая страда.

    ПОЧЕМУ МЫ ПОБЕДИЛИ?.

    К концу 1918 и началу 1919 г. мы имели уже довольно большую по численности, качественно не плохую, но плохо организованную и слабо обученную Красную армию. Армия насчитывала уже десятки побед па многих участках граждан­ской войны; силу ее сопротивляемости и боеспособности познал на горьком опыте не один десяток царских генералов. Может казаться странным, как могла армия, создаппая наспех, сколо­ченная в боях, а в значительной части и совсем не обу­ченная, побеждать войска царских генералов и европейской буржуазии. Откуда брались у Красной армии сила, умение сражаться и добиваться побед над более сильным и опытным врагом?

    Некоторые исследователи гражданской войны непрочь объ­яснить дело тем, что ни Красной, ни белой армии не было, а были и с той и с другой стороны нестойкие части, которые


    не способны были к серьезной борьбе. Не вступая в пререкания- с подобными знатоками дела, мы приведем: свидетельство из враждебного нам лагеря, из книги Пилсудского.

    Нилсудский в своем исследовании 1920 год без всякого основания превозносит свои таланты п приписывает себе даже роль победителя. Но он справедливо критикует взгляды той группы „теоретиков, которые склонны войну 1920 г. пе счи­тать войной. Оп пишет:

    „Это была, по их мнению (т. о. по мнению консервативных: теоретиков,— К. В.), какая-то полувойна или даже четвертушка ее, какая-то детская возня и драка, пред которыми великая теория войны горделиво закрывает свои страпицы...

    Но стану спорить. Хочу только прибавить, что эта драка непосредственно встряхнула судьбы двух государств, двух стран, насчитывающих вместе 150 млн, населения”.

    Несомненно, нелепы рассуждения тех людей в футлярах, которые не считали войной” борьбу в 1918—1921 гг.

    Когда мы говорим о причинах наших побед в гражданской войне, мы всегда должны иметь в виду, что за Красной и за белой армиями стояли определенные классы с их жизненными интересами. Победы красных на фронтах означали разгром пе только генералов с их армиями и бандами, а поражение класса бурясуазии и помещиков. Одпако сказать, что Красная армия победила только потому, что опа рабоче-крестьянская армия и билась за свои кровные интересы, будет недостаточно. Следует иметь в виду, что силы врагов были весьма организованны й ква­лифицированны. И тем не менее Краспая армия росла во всех от­ношениях и, терпя многообразные нужды, в конечном счете всюду выходила победительницей. Это случилось прежде всего потому, что в массах произошел перелом, что рабочие и крестьяне осознали необходимость создания сильной Красной армии.

    Вот как об этом говори.! Ленин на VI Всероссийском съезде советов б ноября 1918 г.:

    „Те победы, которые мы летом одерживали над чехо-слова- ками, и те сведения о победах, которые получаются и которые достигают очень больших размеров,' доказывают, что переро­ждение наступило, и что самая трудная задача — задача создания сознательной социалистической организованной массы после че­тырехлетней мучительной войны,—эта задача, достигнута. Это сознание проникло глубоко в массы

    Ленин очень точно характеризовал наступивший перелом в психологии трудящихся масс. Однако ддя победы необходимо было, чтобы в рядах самой армии был резкий сдвиг в сторону дисциплины и моральпой устойчивости. Многие военные спе­циалисты считают, что на войне успех па три четверти зависит от моральной устойчивости и только на одну четверть от ма­териальных факторов.

    Клаузевиц этот крупнейший теоретик военного дела, труды которого серьезно изучал Ленин,—в своей книге „О войне" писал, что величины нравственные занимают па войне одно из самых видных мест". Клаузевиц ввел специальное понятие — „воинская доблесть армии", в содержании которого крупнейшее место от­водится дисциплине. Он утверждал, что воодушевленная этой доблестью армия „даже среди ужасов поражения не теряет до­верия к своим начальникам и остается им послушной". Описывая отдельного воина, Клаузевиц говорил, что храбрость азоипа должна отличаться от храбрости обыкновенного человека: „Воин должеп подчинить свою храбрость требованиям высшего порядка: по­слушанию (дисциплине.— К. В.), порядку, правилу и методу".

    На этой же точке зрения стоят и современные военные авто­ритеты. На опыте гражданской войны и боевых действий Крас­ной армии эти положения нангли свое наиболее яркое подтвер­ждение.

    Итак, широкие массы рабочих и крестьяп в 1918 г. осознали необходимость обороняться и строить организованную, дисци­плинированную и подготовленную армию.

    Этот перелом сказался к осенп 1918 г. Это дало нам воз­можность собраться с силами п успешно провести кампанию

    1919       и 1920 гг. Почему же империалисты нас не раздавили в ту пору, когда мы были совсем еще слабы?

    Объяснепие следует искать во внешней обстановке. В 1917 и 1918 гг. лагерь империалистов был расколот. Аптанта и Америка вели борьбу не на жизпь, а на смерть с блоком дер­жав Срединной Европы (Гермапия, Австрия, Болгария, Тур­ция). Империалисты пе могли в эту наиболее тяжелую для нас пору выделить достаточно сил для того, чтобы нас уничтожить.

    Ленин в речи о концессиях на собрании ячеек московской организации 26 ноября 1920 г. говорил:

    „Во время Бреста были две гпгантски-сильных группы им­периалистских хищников: германо-австрийская и англо-амери­кано-французская. Они были в бешеной борьбе, которая долита была разрешить на ближайшее время судьбы мира. Если мы продержались, будучи пулем в смысле военном, не изгея ничего


    и идя сплошь ло нисходящей линии в глубину радвала в от­ношении экономическом, если мы продержались, то это чудо случилось только потому, что мы правильно использовали рознь германского и американского империализма"[1].

    В этих словах Ленина подчеркивается и другой момент: про- вилъпостъ тактики пашей партии. Твердое партийное руко­водство в руках такого гениального стратега и тактика, каким был Ильич, являлось одной из наиболее важных причин па­шей победы.

    Следует отметить еще один момент. Наша отечественная буржуазия, а иностранная тем более, крайне скептически оце- пивала в 1917 и в 1918 гг. прочность советской власти. Ми­ровая буржуазия (и германский империализм в особенности) но верила, что большевики сумеют продержаться хоть сколько- нибудь длительный срок. Империалисты рассчитывали, что советская власть пе удержится в обстановке разрухи, демо­билизации и голода, я поэтому вначале не предпринимали серьезпых шагов. По эти надежды, к счастью, не оправдались.

    К копцу 1918 г. мы пачали становиться на ноги. Но к этому времепи уже выяснилась победа Антанты. У Франции и Ап- глип были развязаны руки. Однако дальнейшая борьба пока­зала, что страны Антанты оказались пе в состоянии бросить против пас достаточные силы, чтобы пас раздавить. Почему? Па это дал ответ Ленин в своей речи на беспартийной кон­ференции Краснопресненского района 26 января 1920 г.

    А почему же ушли антантовские войска с Севера и из Одессы? Да потому, что их солдаты, сами рабочие, чем дальше углубляются в Советскую Россию, тем более решителъпо отказы­ваются воевать против нас. ЗпаЧ1ГГ, одна из причин нашей по­беды—это то, что воевать против нас можно лишь с большой силой, а большую армию можно собрать лишь из рабочих и кре­стьян, но эти рабочие Запад31 не хотят воевать с нами"[2].

    Эти слова Ленина имеют значение и для нашего времени. Пусть империалисты вооружаются до зубов; пусть создают и тренируют свой командный состав; пусть организуют свои фа­шистские отряды. В борьбе против пас массы будут с нами, па пашей стороне. И это является одним и? наиболее верных Залогов нашей победы в грядущей борьбе. Эт0 пи в коем слу­чае пе должно обозначать, что мы можем ослабить темп нашей
    работы по укреплению обороноспособности страны. Мы должны обеспечить себе победу малой кровью44, т. е. ценой мини­мальных жертв, как об этом писал к пятой годовщипе РККА т. Фрунзе. А это требует максимального укрепления армии и в особенности ев техники.

    МИЛИЦИОННЫЕ НАЧАЛА В КРАСНОЙ АРМИИ

    Если верно, что война это продолжение политики другими средствами", то война пролетариата и крестьянства со своими классовыми врагами была единственным средством политики на Заре исторического существования советской власти. Партия и государство стремились поэтому найти наиболее целесообразные формы организации армии. Формулу „замена постоянного вой­ска всеобщим вооружением народа" из старой социал-демокра­тической программы мы применяли в борьбе с царизмом за буржуазно-демократическую республику. Но после Октября, ко­гда рабочий класс в союзе с крестьянством пришел к власти, по­требовалось создать такую армию, которая могла бы отразить многочисленных врагов в кратчайший срок и с наименыишш потерями. Силой обстоятельств мы были вынуждены создать по­стоянную армию. Эта армия свои функции с че-стыо выполнила.

    Наша Красная japMiiff, создаппая на основе обязательной воинской повинности для трудящихся, существовала до 1923 г. как армия постоянная. Наша партия, неоднократно обсуждав­шая принципиальные вопросы военного строительства, уделила должное внимание и этой проблеме.

    УШ съезд коммунистической партии (март 1919 г.) в ре­золюции по военному вопросу отмечает необходимость созда­ния „армии рабочих п крестьянской бедпоты на основе обяза­тельного обучения военному делу впеказарменпым, по возмож­ности, путем, т. е. в условиях, близких к трудовой обстановке рабочего класса" К Речь, как это очевидно, шла о милиционной армии. К IX съезду партии вопрос о милнцпонпой армии ста­вился еще более определенно. В резолюции IX съезда (март — апрель 1920 х.) по этому вопросу говорится: „Сущность совет­ской милиционной системы должна состоять во всемерном приближении армии к производственному процессу". Далее го­ворится, что „переход к милиционной системе должен иметь характер необходимой постепенности" [3].

    IX съезд Происходил в момент, когда казалось, что война близилась к Концу. На деле же Польша начала наступление па пашу республику. ЗЗойна с Польшей была весьма напряженной. Затеи последовала кампания против Врангеля, борьба с бан­дитизмом и |пакопец кропштадтское восстазше. Все эти собы­тия помешали приступить к осуществлению решений VIII п IX партсъездов. распая армия оставалась постоянной, ка­дровой.

    Гражданская и [польская войны окончены. Разгромлены наи­более матерые банды; пешей атакой красных бойцов взяты п Кронштадте дредноуты с их могущественным артиллерийским вооружением. Началось сокращение разросшейся до огромных размеров Красной армии. Только к 1923 г. армия приняла не­обходимые численные размеры. Тогда же, в 1923 г., был ре­шен вопрос о частичном введении террпториально-мплицноцпой системы.

    Декрет от 8 августа 1923 г. устанавливал смегиакную форму организации армии.

    Территориально-милиционные части организовывались па- ряду с оставшимися кадровыми частями. Кроме того в самом составе территориальных частей устанавливались кадр к пере­менный состав.

    Такпм образом наши территориальные части организованы пе на началах чистой милиции, при которой в мирное время никаких кадров пе содержится, а на основе своеобразной сме­шанной системы.

    Опыт последних пяти лет убедил работников Красной ар­мии, что территориально-милиционная система является вполне жизнеспособной, отвечающей пашпм политическим п военным Задачам. В то же время мы все убедились на опыте, что ка­дровые войска являются необходимым дополнением террито­риально-милиционных частей Красной армпп.

    Фридрих Энгельс в ряде своих работ исследовал вопрос о милиции. Изучение опыта гражданской воины в Америке (1861— 1865 гг.) заставило его серьезно подумать о боевой ценности милиционных войск.

    В письме Карлу Марксу 16 января 1868 г. Эпгел[ЬС) отме­чая исключительное значение хороших кадров для милиции, долает интересный вывод. Он пишет:

    Со времени введения оружия, заряжающегося с казенной части, дело чистой милиции окончательно проиграно. Эт0 не Зиачит, что любая рациональная военная организация пе поме­щается где-то посередине между прусскою и швейцарскою
    системой —но где? З
    т0 зависит в каждом отдельном случае от обстоятельств. Только коммунистически устроенное и воспи­танное общество может достаточно приблизиться к милицион­ной системе..."[4]

    Это замечание Эш’едьса имеет ценность и для нашего вре­мени. Мы практически не могли осуществить идею чистой милиции. Лишь постепенно, в меру нашего роста, мы рас­ширяем наши территориальные формирования, которые и в настоящее время уже являются основой нашей Красной армии.

    ПРОБЛЕМА ТЕХНИЧЕСКОГО ВООРУЖЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ

    Рост технической мощи современных армий представляет собой отличительную черту переживаемого исторического мо­мента. Современные армии западноевропейских государств и Америки уже далеко оставили позади тот уровень технических вооружений, который в период мировой войны в качественном и особенно в количественном отношении казался предельным. Рост техники отнюдь не ограничился только, как об этом ду­мают широкие круги, необычайным развитием авиации и хи­мии. Армия и ее средства истребления совершенствуются и машинизируются. Достаточно привести следующую справку, чтобы характеризовать силу огня современной пехотной диви­зии военного времени.

    К 1928 г. на одну пехотную дивизию военного времени при­ходится следующее количество пулеметов (с округлением): стан­ковых—от 100 до 200; ручных—от 210 до 320; всего на ди­визию—от 310 до 520 пулеметов. Процент огневой мощи авто­матического оружия к общей мощности ружейно-пулеметного огня колеблется от 66 до 73.

    А вместе с тем в 1914 г. в армиях имелось всего лишь по

    2    пулемета па батальон, пли по 24 станковых пулемета в ди­визии. Отсюда видно, как необычайно увеличилась численность автоматического оружия после мировой войпы. Небезынте­ресно также проследить за тем, как был насыщен фронт в по­следних войнах бойцами и пулеметными средствами, и сравнить с тем, что будет представлять собою* — теоретически возмож­ный фронт.


    ПГЛХОДШ1СЯ НА ЖИЛО-

    ДГЕТР ФРОНТА.                       (средкие данные по всему фронту)

    Бойдов                Пулеметов

    Батальонов Эскадронов (штыков                                     (станк. и

    я сабель) ручных)

    Русско-австро-германски й фронт

    К 1 октября 1914 г.

    Русские .. ..................................... ' 1,3 0,8                                iSHX) 2,6

    Л истро-германцы........................ 0,9 0,4                                    670             13

    Ii началу июня 1917 i.

    Русские......................................... 1,8 0,7                                 1 500 11,51

    Листро-гермаицы......................... 0,9 0,3                                    795              

    Советско-польская война

    К началу августа 1920 *.

    (Поход к Висде)

    Краевая армия...............................                                        260 7,0

    Поляки..............................................                                        245 5,9

    К J928 г. могут выставить пограничные с СССР госу­дарства                0,7 0,2    600 25,0

    Это показывает, что насыщенность фронта пулеметами в бу­дущей войне возрастет по сравнению с 1914 г. примерно в 10 раз, но сравнению с июнем 1917 г.—в 2 раза и по сравнению с 1920 г., в момент отхода Красной армии от Вислы,—в 34 раза.

    В сильной степени также возросла артиллерия во всех за­падноевропейских армиях с одновременным значительным каче­ственным ее улучшением. Дальнобойность полевой 75-милли­метровой пушки, вместо довоенных 7—8 км, ныне достигает 12—14 км» Соотношение между пушками и гаубицами (т. е. орудиями, стреляющими настильным и навесным огнем) значи­тельно изменилось в сторону увеличения последних. Непрерывно увеличивается количество и улучшается качество тяжелой артил­лерии. Танки, рти подвижные артиллерийские и пулеметные батареи, в империалистическую войну показавшие страшную силу своих убойных; качеств, ныне введены в значительном количестве на вооружение всех армий. Техника танкостроения достигла огромных успехов. Быстроходность танков и стойкость брони дают им возможность появляться в глубоком тылу про­тивника без особого риска для себя. Если принять во внимание, что в армиях европейских стран, в особенности Франции, ор-


    ганизоваиы специально танковые батальоны и даже полки, то можно себе представить силу этого рода оружия. В случае войпы производственны© возможности европейских стран могут обес­печить к концу седьмого месяца войны выпуск громадного ко­личества тапков в месяц: Франция — 1500, Англия—2 500, Чехо­словакия — 2 ООО. Кое-что делается в этом отношенпи и в по­граничных с нами государствах.

    За последнее время европейские армии и армия Североаме­риканских соединенных штатов озабочены вопросом мотори­зации. Замепа гужевого транспорта автомобильным является очередной задачей, которую в известной степени многим уда­люсь разрешить. Во фрапцузской армии все армейские и диви­зионные тылы моторизированы; в Соединенных штатах также проведена моторизация в армейских корпусных и большей ча­стью в дивизионных тылах; в английской — моторизация обозов почти полностью закончена. В транспорт введены в виде опыта шестиколесные грузовики, способные двигаться вне дорог. Наши ближайшие соседи конечно в этом отношении не могут следо­вать примеру своих покровителей из-за отсутствия материаль­ных ресурсов. Воздушно-химические средства нападения также непрерывно продолжают совершенствоваться и расти. Но о них мы не будем распространяться, так как об этоз! много писа­лось в нашей прессе.

    Вопросы военной техпикн и технического обеспечения Крас­ной армии вызывают наибольший интерес не только среди военных, но и среди рабочих и крестьян. Все это обязывает нас во второе десятилетне строить нашу военную работу такиз! образом, чтобы главное внимание, силы и средства направить на техническое насыщение Красной армии, стремясь к тому, чтобы защита пролетарского государства в этом отношении была полностью обеспечена в каждый данный момент. Нам необходимо укреплять нашу технику, развивать наши флоты — воздушный п морской — п совершенствовать химические средства борьбы.

    Но не надо забывать, что военная техника является произ­водным от состояния промышленно-производственного аппарата и материальных ресурсов государства в целом. И поэтому нет ничего удивительного в том, что технические средства Красной армии пока во мпогом отстают от армий развитых индустриаль­ных стран. Отсюда конечно менее всего можно сделать тот вывод, что эта разница будет оставаться и в дальнейшем. Уже за последние два-три года мы очень многое сумели наверстать. И по мере усиления промышленной и общетехнической базьг нашего хозяйства, по мере индустриализации страны и наконец


    н процессе пашей напряженной работы в этом паправлепйи будет все более и более уменьшаться разница в обеспеченности техникой между Красной армией и современными европейскими армиями. В этом заключается наша основная задача на бли­жайшее время, и мы твердо уверены, что она будет нами с. успехом разрешена.

    Но, говоря о технике, необходимо попутно остановиться на одном, не лишенном политического значения, вопросе, непо­средственно, как мне кажется, связанном с целым рядом вред­ных предрассудков. Еще Владимир Ильич, чуть ли не па дру­гой день после окончания гражданской войпы, заявил, что мировая буржуазия может в обой момент навязать нам еще более длительную, еще более упорную войну. Па протяжении всего периода мирной передышки (1921—1928 гг.) наше госу­дарство находилось в состоянии постоянной угрозы войны. Кон­грессы Коминтерпа, съезды нашей партии, съезды советов неоднократно за это время отмечали напряженность междуна­родной обстановки и возможность новых нападений на наше государство. Мы могли быть вовлечены в войну в любое время ид протяжении истекших семи лет. Но пи одному вдену на­шей партии не могла притти в голову мысль, что мы, страна пролетарской диктатуры, в каждый данный момепт не готовы к обороне, а потому вынуждены путем каких-то уступок и ка­питуляций от нее уклониться. Мы все единодушны в том, что если буржуазии удастся организовать против нас войпу, если ей удастся для этого усыпить бдительность международ­ного пролетариата и примирить на время непримиримые про­тиворечия между отдельными капиталистическими странами, с с ли нападение па нас станет фактом, то тогда для нас не может быть и не будет вопроса о нашей готовности или неготовности к войне. Мы должны будем взяться за оружие, какое будем к этому времени иметь, чтобы воевать, чтобы обороняться, чтобы победить. Для партии, для Советского госу­дарства, для рабочего класса и крестьянства ж в особенности для Красной армии никогда не стоял и не может стоять вопрос

    о  том, готовы ли мы в данный момент или же нет. Мы обя­заны быть готовыми каждый час, каждую минуту нашего су­ществования. Конечно все это не только не исключает, шо, наоборот, обязывает государство напрячь усилия и обеспечить оборону СССР соответствующей техникой. Но само государство поставлено в определенные рамки финансовых и производ­ственных возможностей, из которых оно часто пе может вы­прыгнуть. Этого нельзя преодолеть никакими искусственными

    15   Ворошилов. Статьи и речи
    мерами; твердый расчет здесь мажет опираться только на естественный рост нашего хозяйства.

    Октябрьская революция, совершенная силами пролетариата и крестьянской бедноты, отстоявшая в жестокой борьбе свое существование, являет собою лучшее доказательство могуще­ства рабочего класса. И если в гражданской войне мы победили бесчисленных врагов в невероятно тяжелых условиях холода и голода, то в настоящее время мы имеем полное право спо­койно глядеть на будущее. Красная армия вследствие нашей напряженной работы превратилась в фактор международного Значения; наши идеи дали богатые организационные всходы в мировом революционном движении; силы наши растут с. каждым годом. И поэтому мы твердо уверены, что ро второе десятилетие Красная армия, если ее к этому рыпудят, р схватке с классовыми врагами пролетариата сумеет решить дело в пользу мировой революции.

    ПРОБЛЕМА КОМАНДНОГО СОСТАВА

    Проблема командных кадров встала перед Красной армией с первых же дней ее существования. Теперь, когда рта проблема в основном и главном уже разрешена, она сводится к чисто технической задаче дальнейшего отбора, совершенствования и воспроизводства. Но в 1918—1919 гг. и даже в 1920 г. это была крупнейшая политическая задача. В то время создание мини­мальных командных кадров было непременным условием строи­тельства первых отрядов революционной армии и их боеспо­собности.         *

    Роль и значение командира! в армии громадны. Если в мир­ное время от комсостава требуются техническая вышколен- ностъ, политическая грамотность и моральная стойкость, чтобы уметь обучать и воспитывать порученных ему бойцов, то в военное время всякий командир должен быть кроме того вождем своей части. Недаром Энгельс яосле разгрома французской армий под Седаном и Мецем писал, что все может быть восста­новлено, за исключением только того, „что является самым необходимым, это мощная организация, которая могла бы со­здать армию из Этих вооруженных людей. Эта организация Заключается в офицерах и унтер-офицерах регулярной армии".

    Это положение целиком верно и по отношению к Красной армии, с той однако поправкой, что ни в одной армии проблема создания классово надежного командного состава не стояла так остро, как при организации вооруженных сил первой рабочей


    революции. Причины этого очевидны. Веками созданные армии господствующих столетиями феодально-буржуазных классов имеют свои выросшие вместе с армиями командные кадры. Мы же должны были строить Красную армию, не только не имея иикаких кадров, но и вопреки воле могущественного офицер­ского корпуса старой царской армии. Рабочий класс, придя к власти после Октябрьских дней, насчитывал в своих рядах не­малое количество первоклассных политиков, экономистов, уче­ных и техников, но военные квалифицированные специалисты совершенно отсутствовали. Вот почему в первые месяцы после Октября должности комапдиров занимались почти исключи­тельно пролетариями, зачастую никогда не служившими в ар­мии, а унтер-офицеры и грамотные революционные солдаты были почти единственными авторитетами** в военном деле и желанными кандидатами на строевые, административные и даже штабные должности. И только в течение 1918 г. постепенно, в порядке мобилизации и индивидуального до­бровольчества, в армию начали поступать бывшие офи­церы. Но крупные военные специалисты приходили к нам в малом количестве, и многие из них предпочитали боль­шие городские центры переменчивой судьбе зыбких фронтов. В это же время были созданы первые советские командные курсы, которые в дальнейшем систематически пополняли убыль комсостава на фронтах.

    Неудивительно, что в период самых напряженных боев (1919 г.) комсостав Красной армии представлял чрезвычайно пеструю картину. Количество его к концу гражданской войны Ьыросло в огромную цифру—130 тыс. человек. Вся э*а масса делилась на три однородные приблизительно группы: 1) рево­люционные командиры, в большинстве промышленные рабочие, 2) прапорщики, унтер-офицеры и солдаты царской армии, по­чти сплошь революционные крестьяне, и 3) бывшие строевые офицеры и офицеры старого генерального штаба. Эта разно­шерстность комсостава не ограничивалась разностью уровня специальной подготовки, общей культурности и социальной среды, из которой вышли все эти люди. Их разделяла также пестрота политических убеждений и тех побудительных моти­вов, которые привели их па службу в революционную армию. Вели первая группа целиком, а вторая в огромном своем боль­шинстве были истинными представителями своих классов, 3а 1штересы которых они боролись, то в третьей группе было не мало людей, служивших в Красной армии по революционному принуждению, частью (правда, очень небольшой) даже о6но-
    враждебно настроенных по отношению к Октябрьской револю­ции и изменявших нам
    lipii первом удобном случае. К сожале­нию. у лас до сохранилось учетных данных о численном составе каждой группы. Но данные о крайкомах показывают, насколько сравнительно невелик был процент этих командиров. Так в

    1918   г. было выпущено 1700 человек, в 1919 г.—11500, в

    1920      г.—26000, в 1921 г.—14 000 человек.

    С началом демобилизации Красной армип (1921 г.) и ком­состав стал резко сокращаться. Из 130 тыс. командиров к настоящему времени осталось всего лишь 48 тыс. Собственно только с момента начала сокращения армии мы получили воз­можность производить отбор командного состава на более устой­чивом основании, чем в годы гражданской войны, когда пре­данность п способность командира испытывались п проверя­лись в боях часто очень дорогой ценой. К тому же наступивший мирпый период предъявил к командиру совершенно иные, мпо- гим ранее неизвестные и неожиданные требовапия. Командир — боец и вождь красных бойцов па полях сражений — должен был. стать инструктором, учителем и политическим оспитателем. Некоторые могут усмотреть противоречие в том, что мы, вы­соко цепя боевые качества Красной армии в годы гражданской войны, сочли невозможным оставить ее на том же уровне и в мирное время. Но мы пикогда пе предпочитали слабую военную подготовку Красной армии высокой ее выучке пли плохих, иногда изменнически настроенных штабных работников хорошо обученным в военной академии специалистам военного дела. Ничего подобного! История нам дала армию такой, какой она была в годы смертельной борьбы с нашими классовыми врагами. Нам не было дано сроков на военную подготовку. Мы не пмелп времени на обдумывание вопросов, как построить армшо, как организовать ее управление и т. п. Но как только наступила мирная передышка, мы должны были' поставить и разрешить все эти вопросы, в том числе и вопрос о грамотном и классово надежном командире. Нужно было найти такое решение за­дачи, которое сочетало бы драгоценные боевые качества, при­обретенные в войне рабоче-крестьяпскпм комсоставом, с необ­ходимыми военными знаниями, без которых эти командиры теряли свое значение. Яспо, что сделать это было пе легко. Некоторые прекрасные командиры, заслуги и подвиги которых неоднократпо отмечались высшей боевой наградой, оказались в труднейшем положении. Пролетариат, как я уже говорил выше, не имел своей военной культуры в прошлом. Наоборот,, ему был совершепно закрыт путь в военную школу, к которой, надо


    сказать, в сам рабочий в дореволюционное время не проявлял никакого интереса. Пролетарские боевые дружины и пропаган­дистско-агитаторская деятельность в революционных организа­циях старой армии, т. е. то, чей приходилось заниматься ра- бочему-революционеру, были, понятно, недостаточной школой" для получения необходимых военных знаний.

    И вот для того, чтобы пз этих командиров сколотить одно­родный командный корпус, чтобы одних воспитать политически, а других поднять технически, необходимо было, во-первых, время, а во-вторых, учеба. Мы в короткий срок буквалъпо по­крыли ваши округа сетью военных школ, повторных курсов, кур сов усовершенствования. Этим школам пришлось отрабатывать контингенты, которым гораздо ближе и понятнее были язык пулеметов и голоса пушек, чем сонм тех общих и специально воеппых паучпых дисциплин, которые свалились на их за­частую непривычны^ к учебе головы. Трудности и: для об­учающих и для самих учащихся были огромны. Но к чести паших красных командиров надо сказать, что опи с такой же энергией и самоотверженностью пошли на штурм военного знания, с какой опи ранее ходили па Деникиных, Колчаков и Юденичей. Различные повторные курсы, долгосрочные и крат­косрочные, переобучили почти рее наличные командные кадры Красной армии. Военная и специальные академии, начавшие свою учебную и ученую работу с осени 1918 г., систематически выпускали в армию квалифицированных специалистов.

    Но Краспая армия нуждалась не только в усовершенство­вании наличных кадров, но и в постоянном их воспроизвод­стве. II уже* к 1924 г. мы стали регулярно получать своих подготовленных красных командиров, прошедших нормальную школу, мало чем уступающую старым юнкерским училищам. В этом деле так же, как и в организации красных академий, заслуга старых бывших офицеров огромна. Они явились тем специальным преподавательским ядром, без помощи которого трудно было бы в эти сроки и столь основательно поставить подготовку командного состава.

    Красный командпый корпус резко мепял свой облик. Вче­рашние рабочие и крестьяне, прошедшие практическую школу в борьбе со своими классовыми врагами, превращались па паших глазах в теоретически подготовленных военных специалистов. Комсостав не только освоил ценности современной военной куль­туры, но и приобрел способность двигать ее вперед.

    За все это время происходил естественный отсев командного состава. К сожалению, пришлось не мало потерять и таких
    командиров, боевые качества которых стояли очень высоко. Многие добровольно предпочли станок на заводе и плуг в де­ревне работе военного профессионала. Были и такие, для ко­торых грамота" была труднее, чем взятие Перекопа или форта Тараканова. Все эти товарищи, ушедшие в запас, будут не худшими командирами, если нам снова придется взяться за оружие. Боевой их опыт представляет и поныне большую ценность.

    Что же представляет собой к десятой годовщине наш ком­состав в социальном: и партийном отношениях?

    В СОЦИАЛЬНОМ ОТНОШЕНИИ

    Рабочих Крестьян                     Прочих

    1921 г. ... .................................  12,0 67,0                                         21,0

    1927 г....................................... 22,0 30,0                                         28,0

    В ПАРТИЙНОМ ОТНОШЕНИИ.

    Чдатов Ъкт Кэмсомольцвв Беслартяйных

    1921  г........................... 20,0 0,0                                                      80,0

    1927 г............................ 48,1 4,8                                                      *7,1

    Эти данные говорят сами за себя: 7/о рабочих д кре­стьян и только 28 о/о прочих, среди которых значительное боль­шинство бывших мелких служащих. Рост партийной прослойки с 20 до 48,1 о/о за шесть лет представляет явление огромного значепия. Эти цифры дают нам право сказать, что Рабоче- крестьянская Красная армия сверху донизу, от командира до красноармейца, оправдывает полностью к десятилетнему юби­лею свое название.

    Не менее интересны результаты военнообразовательного от­бора. Весь наличный комсостав в данный момент распределяется по военному образованию следующим образом:

    1.   Окончившие нормальную шкоду ........................................................... 23839

    2.                  краткосрочные комапдпые курсы........................................... 4125

    3.                 курсы усовершенствования...................................................... 73И

    4.                 военпые академии, КУВНАС.................................................... 2126

    (из них 465 окопчили академию в старой армии)

    5.   Получившие военное образование только в старой армии (бывш.

    офицеры)....................................................................... ...... .................. 4418

    6.   Без достаточной военной подготовки (бывш. унтер-офидеры,

    рядовые и не получившие формально никакой подготовки). . 3968

    Эта табличка показывает, что рало еще утверждать, что мы уже имеем законченный тип красного командира. Пекото-
    рая пестрота в подготовке все еще налицо, но в целом дело обстоит совершенно благополучно. Большего сделать за ко­роткий промежуток (1921—1927 гг.) было невозможно. Красный командир продолжает расти, развиваться и совершенствоваться вместе со всей армией. И мы твердо убеждены, что недалеко то время, когда наш командный корпус будет представлять со­бой монолитный, одинаково подготовленный и высококвалифи­цированный коллектив.

    Между прочим наш командир пользуется за последнее время все большим вниманием со стороны буржуазных политиков и их военных специалистов. Паши критики очень строги к крас­ному командиру. Они все еще не склонны признать ею настоя­щим командиром, способным выполнять действительно много­сложные его обязанности. Преобладающими нотками в отзывах иностранцев является или скептицизм пли прямое