Юридические исследования - ОЧЕРКИ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕМ ИСТОРИИ КИТАЯ. Г. ЕФИМОВ Часть 1 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ОЧЕРКИ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕМ ИСТОРИИ КИТАЯ. Г. ЕФИМОВ Часть 1


    Китай занимает видное место в мировой истории. Своим активным творческим трудом китайский народ внёс огромный вклад в сокровищницу человеческой культуры. Китай в течение многих столетий по своему культурному, экономическому, политическому и военному значению был ведущей страной Восточной Азии. В новое время Китай становится объектом колониальной экспансии капиталистических стран, центром сосредоточения империалистических противоречий на Тихом океане. Капиталистические державы — Англия, США, Франция, Япония и другие — закабалили Китай, превратили его в полуколонию. Но китайский народ не примирился с порабощением страны иноземными угнетателями-. В течение ста лет шла непрерывная, упорная борьба против внешних врагов и внутренней реакции.


    Г. ЕФИМОВ

    ОЧЕРКИ

                ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ

    ИСТОРИИ КИТАЯ

    ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ,

    ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ


    ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    1951


    ВВЕДЕНИЕ

    Китай занимает видное место в мировой истории. Своим активным творческим трудом китайский народ внёс огромный вклад в сокровищницу человеческой культуры. Китай в течение многих столетий по своему культурному, экономическому, политическому и военному значению был ведущей страной Восточной Азии. В новое время Китай ста­новится объектом колониальной экспансии капиталистических стран, центром сосредоточения империалистических противоре­чий на Тихом океане. Капиталистические державыАнглия, США, Франция, Япония и другие закабалили Китай, пре­вратили его в полуколонию. Но китайский народ не примирился с порабощением страны иноземными угнетателями-. В течение ста лет шла непрерывная, упорная борьба против внешних вра­гов и внутренней реакции.

    Особенно большое международное значение приобретает Китай в последнее тридцатилетие, когда китайский народ, вдох­новлённый примером и вооружённый опытом советского на­рода, развернул титаническую борьбу за создание демократи­ческого строя и независимость своей страны. День ото дня росли и крепли силы демократического Китая, руководимые Китайской коммунистической партией.

    Китайская реакция, широко поддерживаемая европейско- американскими империалистами, вела неистовую борьбу про­тив национально-освободительного, революционно-демократиче­ского движения, но ей не удалось сломить силы китайской де­мократии. Разгромлена клика Чан Кай-ши, в течение более

    19   лет угнетавшая китайский народ. Китайский народ разбил попытки американских империалистов превратить Китай в коло­нию американских монополий. Интервенция США провалилась.

    1 Почти четвёртая часть населения земного шара, проживаю­щая в Китае, завоевала своё освобождение из-под ига империа­листов, феодалов и гоминьдановских милитаристов.

    С чувством восхищения следили все передовые люди мира за мужественной борьбой китайского народа. Наше отноше­ние отношение советских людей к китайскому народу пре­красно выразил ещё в 1925 г. товарищ Сталин: «Силы рево­люционного движения в Китае неимоверны. Они еще не сказа­лись как следует. Они еще скажутся в будущем. Правители Востока и Запада, которые не видят этих сил и не считаются с ними в должной мере, пострадают от этого. Мы, как государ­ство, с этой силой не считаться не можем... правда и справедли­вость целиком на стороне китайской революции. Вот почему мы сочувствуем и будем сочувствовать китайской революции в её борьбе за освобождение китайского народа от ига империали­стов и за объединение Китая в одно государство. Кто с этой силой не считается и не будет считаться, тот наверняка проиграет» К

    Великая победа китайского народа закономерный резуль­тат всего его исторического развития.

    *           *

    Китайцы один из древнейших народов мира. Наиболее старинные материальные памятники китайской культуры Иньские памятникиотносятся ко времени династии Инь (Шан), правившей в 1766—1122 гг. до н. э. Возникновение же китайской народности современная китайская историческая наука относит к периоду IV—II тысячелетия до н. э.2 Китай­ская мифология считает первой династией Китая династию Ся (2205—1766 гг. до н. э.). За длительное время своего суще­ствования китайский народ создал большую своеобразную культуру. В Китае знали книгопечатание, изобрели порох, ком­пас гораздо раньше, чем в Европе. Китайский фарфор, шёлк из­давна являются законной гордостью страны.

    Всему миру известны такие древнейшие материальные па­мятники китайской цивилизации, как Великая Китайская сте­на, построенная две с лишним тысячи лет тому назад, Большой императорский канал, система искусственного орошения и т. п.

    Важнейшей же и решающей составной частью китайской культуры являются письменность, литература. Древние памят­ники китайской духовной культуры классические книги кон­фуцианской и даоской школ. Появление их относится к VI—II векам. Выдающееся место в китайской культуре зани­мает историческая литература, берущая своё начало от отца китайских историков Сыма Цяня (155—88 гг. до н. э.). По об-


    разцу, указанному им, созданы многочисленные истории динг- стий и исторические трактаты. Философские, религиозно-этиче­ские, исторические сочинения, громадные энциклопедии, поэзия, художественная проза широко представлены в сокровищнице китайской цивилизации.

    Одним из ранних и наиболее зрелых проявлений китайской культуры является искусство. Китай оказал огромное культур­но-политическое воздействие на развитие народов Азии. Япо­ния, например, в значительной степени заимствовала культуру Китая, включая письменность. Корея, Вьетнам, Бирма и дру­гие азиатские страны испытали на себе огромное влияние ки­тайской культуры.

    Замечательнейшей чертой китайского народа на всём про­тяжении его истории является огромная сила сопротивляемо­сти внешнему врагу. Нашествия иноземных завоевателей на Китай, даже на отдалённых исторических этапах, неизменно встречали решительное сопротивление народных масс.

    На протяжении двух с половиной тысячелетий Китаю очень часто приходилось вести борьбу с набегами кочевников: гун­нов, киданей, чжурчжэней, тангутов, монголов, маньчжур и др. Эти набеги разрушали производительные силы страны, сопро­вождались массовым истреблением населения, приводили к установлению, иногда на долгие годы, иноземного ига. Завое­ватели, находившиеся на более низком уровне развития, чем китайцы, задерживали экономический и культурный прогресс страны. В то же время борьба против этих набегов сплачивала народ и закаляла его.

    Так, в непрерывном труде и борьбе рос и креп китайский народ, росли сила его сопротивления и решимость крепко взять свою судьбу в собственные руки. Но в обстановке господства в Китае отсталых феодальных экономических и политических форм китайский народ не раз терпел поражение. Положение коренным образом изменилось лишь тогда, когда в стране по­явился и сумел подняться до роли руководителя прогрессив­ных кругов общества новый класс класс пролетариев, руко­водимый коммунистической партией.

    Великая Октябрьская социалистическая революция втянула угнетённые народы Востока в общее русло борьбы трудящихся против империалистического гнёта, принесла им «дух бодрости и веру в победу» '.

    Китайский народ за последние тридцать лет прошёл боль­шую политическую школу и под руководством своей славной коммунистической партии завоевал великую победу.


    * *

    *

    Настоящая книга ставит своей целью показать историю китайского народа на основных исторических этапах нового и новейшего времени,

    Начало этой книги охватывает период завоевания Китая маньчжурами и утверждения их власти. Это период позднего феодализма (XVII—XVIII вв.). Борьба китайского народа про­тив маньчжурских завоевателей ещё носила в то время разроз­ненный характер. Маньчжурские завоеватели сохраняют в Китае старый социально-экономический строй строй феодаль­ных отношений. Застойность социально-экономической, поли­тической и культурной жизни страны характерна для этих полу­тора столетий. В стране происходили частые выступления про­тив существующей власти, главной движущей силой которых являлось крестьянство. Эти выступления направлялись против феодалов-помещиков и против иноземной власти маньчжур.

    В XVII—XVIII веках китайский феодальный строй нахо­дился в состоянии гниения и упадка. Беспрерывные народные восстания потрясают его, но в Китае ещё не сложились новые, передовые классы, способные повести страну по пути про­гресса. Застойность и отсталость Китая используются ино­странным капиталом для вторжения в страну и начала зака­баления её. В середине XIX века крестьянская война потрясла всю страну от Пекина до Кантона, от далёких западных гра­ниц до тихоокеанского побережья. Народ не мог больше жить по-старому.

    В борьбе против великой крестьянской войны объединяются силы внутренней реакции и капиталистических держав. Кре­стьянская война была подавлена, но глубочайший кризис, охвативший страну, нельзя было ликвидировать силой оружия.

    В 70—80-х годах XIX века в Китае начинается развитие на­ционального капитализма. Растут новые классы: буржуазия и пролетариат. Поднимает знамя борьбы великий китайский бур­жуазный революционер-демократ Сунь Ят-сен. Развитие на циональной промышлейности, рост новых классов способствуют подъёму национального самосознания. Революция 1905 г. в России и русско-японская война положили начало пробужде­нию Азии, пробуждению Китая. Китайская революционная буржуазия, опираясь на крестьянство, повела борьбу против феодального строя, против реакционной маньчжурской власти. Революция 1911—1913 гг. сметает реакционную власть Цинов, но не решает задачи уничтожения феодального землевладения и полуколониального положения, задачи демократизации Китая.

    В период общего кризиса капитализма китайский народ, вдохновлённый Великой Октябрьской социалистической рево­
    люцией, учитывая опыт борьбы советского народа, развер­нул могучую национально-освободительную борьбу против империалистического хозяйничания в Китае, против феода­лов и милитаристов, за независимость и демократический строй. Гегемония в этой борьбе постепенно завоёвывается китайским пролетариатом, руководимым коммунистической партией.

    В ходе китайской «антиимпериалистической и антифеодаль­ной революции 1925—1927 гг. буржуазия, участвовавшая в на­ционально-освободительной борьбе, напуганная подъёмом мас­совой борьбы и под влиянием империалистов, изменяет делу прогресса Китая, идёт на сделку с помещиками, с империали­стическими державами. Только компартия и руководимые ею классы пролетариат и крестьянство продолжали борьбу за новый Китай. Они с честью несут знамя антиимпериалисти­ческой и демократической борьбы, отбив все атаки реакции в период гражданской войны 1928—1936 гг., сохранив и умно­жив революционные силы.

    В период антияпонской войны 1937—1945 гг., несмотря на временное установление сотрудничества гоминьдана и компар­тии, отчётливо выступают две политики, два метода ведения войны: политика всенародной войны, мобилизации всех сил на разгром агрессора, политика создания демократического строя, осуществляемая компартией, и политика гоминьданаполи­тика пассивной обороны и закулисных переговоров о сделке с противником, политика противодействия широкой народной войне против агрессора, преступная политика накапливания сил против демократической армии ради сохранения и упрочения реакционного буржуазно-помещичьего режима.

    Антифашистский, освободительный характер второй миро­вой войны против государств оси и решающая роль в этой войне СССР способствовали упрочению сил демократии во всём мире. В ходе войны против японского империализма выросли и окрепли силы китайского демократического лагеря.

    Беззаветная и мужественная борьба Китайской компартии снискала ей величайшие симпатии в массах, превратила ком­партию в могущественную партию страны, укрепила демокра­тический лагерь.

    Антинародная и антинациональная политика гоминьдана привела его к полной капитуляции перед американским импе­риализмом как единственным источником, откуда черпала свои силы китайская реакция в борьбе против демократии.

    Против диктатуры Чан Кай-ши марионетки американ­ских монополийподнялся весь китайский народ и сбросил реакционный режим. 1 октября 1949 г. была образована Китай­ская народная республика.

    Вождь китайского народа, председатель ЦК коммунистиче­ской партии Китая, Мао Цзэ-дун, анализируя условия великой победы, говорит:

    «Если бы не существовало Советского Союза, если бы не было победы в антифашистской второй мировой войне, если бы что особенно важно для нас японский империализм не был разгромлен, если бы в Европе не появились страны новой демократии, если бы не было усиливающейся борьбы угнетён­ных стран Востока, если бы не было борьбы народных масс в Соединённых Штатах, Англии, Франции, Германии, Италии, Японии и в других капиталистических странах против правящей реакционной клики, если бы не было всех этих факторов, то нажим международных реакционных сил, конечно, был бы го­раздо сильнее, чем сейчас. Разве мы могли бы одержать победу при таких обстоятельствах? Конечно, нет» ].

    Великая победа китайского народа — закономерный резуль­тат всемирно-исторических побед демократического лагеря мира, возглавляемого Советским Союзом.

    За короткий исторический срок в судьбах китайского народа произошли решающие изменения, знаменующие начало новой эпохи в его жизни эпохи освобождённого Китая.

    *           [1]

    *

    Во второе издание этой книги добавлены главы, охватываю­щие великие события истории Китая 1945—1950 гг. Внесены также исправления и добавления в соответствии с критически­ми замечаниями советской печати. Автор глубоко благодарен всем товарищам, выступившим с критическими статьями по поводу первого издания данной работы, а также товарищам Ю. Н. Костоусову и Э. М. Топоровской, проделавшим большую и кропотливую работу по редактированию настоящей книги.


    ГЛАВА первая

    КИТАЙ ПОД ВЛАСТЬЮ МАНЬЧЖУР В XVIIXVIII ВЕКАХ ±

    В

     течение более двух тысячелетий Китай был феодальной страной. Феодальный Китай часто подвергался напа­дениям извне. В средние века завоевателям-монголам удалось утвердить свою власть на всей территории Китая. Монголы учредили династию, наименовав её Юань, которая правила с 1280 по 1368 г. В середине XIV века в результате большого народного антимонгольского восстания монголы были изгнаны. С 1368 по 1644 г. в стране правила китайская дина­стия Мин. Уже в XVI веке власть Мин начинает ослабевать. Китай вступает в полосу глубокого внутреннего кризиса. Основ­ными факторами этого кризиса были разорение крестьянства и антифеодальные восстания. Наиболее значительным из них было восстание, начавшееся в провинции Шэньси в 1628 г. под руководством крестьянских вожаков бывшего солдата Чжан Сянь-чжуна и крестьянина Ли Цзы-чэна. Это восстание вскоре вышло за пределы провинции Шэньси. Главную роль в руко­водстве восстанием сыграл Ли Цзыэн.

    В 1640 г.' Ли Цзы-чэн организовал поход из провинции Шэньси в провинцию Хэнань, где свирепствовал сильный го­лод. Все недовольные существующей властью присоединялись к отрядам Ли Цзы-чэна. Восстание ширилось: повстанческая армия осаждала столицу Хэнани Кайфын, в 1643 г. она взяла главный город Шэньси Сиань.

    Армия Ли Цзы-чэна, по правительственным данным, вы­росла с 30 тыс. до 1 млн. человек. Ли Цзы-чэн уделял большое внимание её укреплению, ввёл строгую дисциплину.

    Успех восстания объяснялся тем, что оно развёртывалось как крестьянская антифеодальная война: повстанцы' не брали
    податей, ликвидировали недоимки, убивали крупных чиновни­ков, отбирали у феодалов землю и раздавали крестьянам.

    Крестьянская война в Китае, угрожавшая существованию династии, совпала с внешней угрозой независимости китай­ского государства. У Китая появился серьёзный противник маньчжуры.

    Маньчжурские племена ещё в XVI веке были разрознены и находились под протекторатом Китая, искусно поддерживав­шим межплеменные .распри среди них. Маньчжуры занимались охотой, скотоводством и частично земледелием. К концу

    XVI     века развитие земледелия, торговли породило потреб­ность в усилении экономических связей между племенами, что, в свою очередь, явилось предпосылкой политического объеди­нения. _

    Из среды маньчжур выделился энергичный вождь Нурхаци (1559—1626), взявшийся за объединение племён. В 1616 г. Нурхаци объявляет себя ханом. Заявление Нурхаци, что он правит по воле неба (тянь мин), явилось вызовом Китаю, так как до 1616 г. считалось, что маньчжурские князьки правят по воле китайского императора. Нурхаци наименовал основанное им царство Цзинь («Золотое»).

    Основой вооружённых сил маньчжур были так называе­мые восьмизнамённые войска ].

    Первый этап войны маньчжур против Китая охватывает период с 1618 по 1626 г. Феодальный Китай, охваченный глу­боким кризисом, не смог справиться с маньчжурами. Беспеч­ность, безответственность и чванливость китайского генерали­тета приводят к ряду поражений (битва при Фушуне и сдача Цинхэ). Обеспокоенные первыми успехами маньчжур, китай­ские власти направляют против Нурхаци четыре армии (армии были, по данным некоторых источников, 60-тысячными). Каж­дой из этих армий было бы достаточно для разгрома мань­чжур. Однако Нурхаци, используя разрозненность и неуме­лость действий китайцев, разгромил первые три армии пооди­ночке, хотя китайцы и обладали превосходством в военной технике. Четвёртая китайская армия поспешно отступила к Шаньхайгуаню крепости, расположенной на границе Китая и Маньчжурии. В этом месте Великая Китайская стена спу­скается по горному хребту к морю. Здесь и был задержан новый натиск маньчжур. Шаньхайгуань в течение ряда после­дующих лет был недоступен для маньчжурских войск.


    В Маньчжурии же Нурхаци овладел в 1621 г. Мукденом (Шэньян) и сделал его в 1625 г. столицей своего государства.

    После смерти Нурхаци (1626) в действиях маньчжур на­ступил временный перерыв. Китай сделал попытку заключить длительный мир с маньчжурскими племенами. Условия мань­чжур были не особенно обременительными для Китая. Они, например, требовали от Китая дани в виде ежегодного подарка и чтобы глава их государства в переговорах с Минами ставился не ниже министра китайской династии. Однако переговоры не привели к какому-либо результату.

    Преемником Нурхаци на маньчжурском престоле в октябре 1626 г. стал хан Абахай (1626—1643). При нём начинается второй этап войны с Китаем, охватывающий 1629—1644 гг. Одновременно маньчжуры начинают вторжение в Корею.

    На этот раз маньчжуры вторгаются в' Собственно Китай через Монголию. Их армия прошла в Чжили и Шаньдун и по­дошла к Пекину. На помощь Пекину пришёл один из немногих способных полководцев Китая Юань Чун-хуан. Большое сражение за Пекин не дало перевеса ни одной из сторон. Тогда Абахай через своих агентов сумел очернить Юань Чун-хуана в глазах китайских властей. Юань Чун-хуан был казнён. Вер­ные своему полководцу войска ушли из Пекина в Шаньхай- гуань. Абахай мог бы овладеть Пекином, но не сделал этого, считая необходимым лучше подготовить свою армию к реше­нию не частной задачи взятию Пекина, а основной овла­дению Китаем.

    В 1636 г. маньчжурский хан принимает титул императора и учреждает династию, наименовав её Цин (Цин— чистый). Абахай укрепил военную и административную структуру сво­его государства, многое заимствовав у китайцев. Маньчжуры готовились к завоеванию всего Китая. В 1637 г. Абахай по­корил Корею.

    Временная приостановка активных военных операций ме­жду маньчжурами и китайцами произошла в очень напряжён­ный для династии Мин момент. Крестьянское восстание под! руководством Ли Цзы-чэна превратилось в грозную силу, угрожавшую самому существованию династии Мин. Отряды Ли Цзы-чэна в 1644 г. начинают наступление на столицу госу­дарства Пекин.

    Массовый характер крестьянской войны обеспечил ей победу, и в апреле Пекин был взят повстанцами. Последний император династии Мин повесился. Правительство Ли Цзы- чэна обложило контрибуцией богачей, конфисковало имуще­ство наиболее ненавистных стране бюрократов, 500 из них было казнено; Ли Цзы-чэн решительно пресекал грабежи и
    насилия, сурово расправлялся со взяточниками, снизил налоги, раздавал имущество бедноте
    К

    Однако китайские феодалы не собирались складывать ору* жие без боя. Один из крупнейших китайских феодалов вое* начальник У Сань-гуй, боровшийся против маньчжур у Шань* хайгуаня, предал страну, заключив с маньчжурами соглаше* ние, обусловливающее их помощь для борьбы с восставшим крестьянством. Только что утвердившейся повстанческой власти пришлось столкнуться с вдвойне грозным врагом. Ли Цзы-чэн начал борьбу за независимый Китай, против пре* дателей-феодалов и маньчжурских завоевателей. 26 мая 1644 г. у Шаньхайгуаня произошло решающее сражение. Поддержка маньчжур обеспечила победу У Сань-гуя над повстанческой армией.

    Повстанцы Ли Цзы-чэн а отступили к Пекину, а затем были вынуждены оставить и его, отходя на запад. Войска маньчжур и У Сань-гуя вошли в Пекин. У Сань-гуй стал маньчжурским наёмником. Ему было поручено преследование, отступающей армии Ли Цзы-чэна. Последний продолжал борьбу в Шэньси. К концу 1645 г. отряды Ли Цзы-чэна распались и сам он погиб.

    В Пекине же с 1644 г. устанавливается власть маньчжур­ской династии Цин (1644—1912). Захватив Пекин, маньчжуры не могли праздновать победу над Китаем. Китайский народ оказывал упорное сопротивление завоевателям. При своём продвижении к реке Хуанхэ маньчжуры столкнулись с упор­ным сопротивлением китайских войск, руководимых Ши Кэ-фа. Борьба Ши Кэ-фа затруднялась раздорами в официальном центре антиманьчжурского сопротивленияНанкинеи ка­питулянтской линией официального главы власти Мин в Нан­кине— принца Фу вана (ванкнязь). Падением Янчжоу (1645) и гибелью Ши Кэ-фагероя китайского народаза­канчивается первый период сопротивления Китая маньчжур­ским завоевателям.

    В 1645—1646 гг. борьба китайского народа против мань­чжурских захватчиков продолжается: она вошла в историю Китая под названием «войны трёх принцев» по имени трёх принцев династии Мин, возглавлявших ее. Этот этап борьбы не принёс Китаю успеха из-за крупных разногласий в лагере руководителей сопротивления. Маньчжуры занимают провин­ции Чжэцзян и Фуцзянь, а в 1647 г. они вступают в Кантон.

    Однако маньчжуры не смогли в те же годы овладеть юго- западом Китая (провинциями Гуанси, Юньнань, Гуйчжоу, частью Гуандуна и др.). В этой части страны борьба приняла значительно более упорный и массовый характер, чем на северо-востоке и юго-востоке. К руководству делом сопротив­ления в 1646 г- приходит принц Гуй ван, в лице которого сто­ронники борьбы с захватчиками получили способного руково­дителя. Гуй ван боролся против маньчжур по день своей смерти (1661).

    Режим, установленный маньчжурами, вызвал массовые вос­стания в Цзянси, Шаньси, Шэньси и других провинциях. Вос­ставшие угрожали Пекину. Пример успешного сопротивления юго-запада вдохновлял народ. Этот период (1646—1662) и был временем наиболее успешной борьбы против маньчжур. Но раздоры, отсутствие единства действий, пассивность большей части северных провинций привели к тому, что противодействие маньчжурам на юге было сломлено.

    Особое место в эти годы занимает ожесточённая борьба против маньчжур в приморской провинции Фуцзянь. Начало этой борьбы положил выборный глава объединения купцов Чжэн Чжи-лун, а продолжил её его сын Чжэн Чэн-гун (про­званный иностранцами Коксинга). Располагая значительным числом морских судов и опираясь на поддержку населения, он в течение долгого времени контролировал китайское и иностран­ное судоходство у побережья в районе города Амой и оказы­вал упорное сопротивление завоевателям. Чжэн Чэн-гуну уда­лось укрепиться в Амое. Этот порт был использован им для организации наступательных действий против маньчжур. Од­нако организованные им в 1654 и 1659 гг. походы на Нанкин успеха не имели.

    В 1661 г. Чжэн Чэн-гун вытеснил голландцев с острова Тайвань (Формоза), сохраняя также ещё некоторое время Амой, и продолжал борьбу против маньчжур. После его смерти, в 1662 г., сопротивление маньчжурам продолжалось сперва и на континенте и на море, а затем центр тяжести борьбы переносится на морские операции и оборону Тайваня. Только в 1683 г. маньчжурам удалось завоевать Тайвань, сломив важ­ный оплот китайского сопротивления.

    Последним звеном в длинной цепи событий борьбы против маньчжур было восстание «трёх вассалов-князей» (1673— 1683). Феодальные князья юга и юго-запада Китая сохраняли ещё значительную долю самостоятельности, и маньчжуры ре­шили покончить с этим опасным для их власти положением. Был отдан приказ о ликвидации самостоятельных войск этих князей. Князья отказались подчиниться этому приказу и под­няли восстание против маньчжур, поддержднное народом. Видную роль в восстании сыграл У Сань-гуй, который был назначен маньчжурами наместником провинций Юньнань ц Гуйчжоу.


    Восстание, в той или иной мере, охватило одиннадцать провинций Китая и было серьёзным испытанием для мань­чжурской власти. Его подавление потребовало много сил и за­трат со стороны цинской династии. У Сань-гуй провозгласил себя в 1678 г. императором, но вскоре после этого умер. В ру­ководстве восстанйем начались разногласия. В 1681 г. мань­чжуры нанесли решающее поражение восставшим, а к 1683 г. движение было окончательно подавлено.

    Неуспех восстания, до известной степени, был связан с недоверием многих китайцев к У Сань-гую, предателю в прошлом.

    После 1683 г. борьба против завоевателей принимает иные формы. Феодальный гнёт породил многочисленные тайные общества, деятельность которых, как и крестьянские восста­ния, была направлена против маньчжур.

    Причина поражения Китая в борьбе против маньчжурских завоевателей заключалась в том, что значительная часть гос­подствовавших в стране феодалов северных районов во имя своих классовых интересов предала национальные интересы страны и пошла на сделку с маньчжурами.

    Неудача антиманьчжурского движения в 1644—1662 гг. на юге и юго-западе страны объясняется также отсутствием орга­низованности и единства в руководстве этой борьбой, что было умело использовано противником.

    К тому же китайский народ в XVII веке ещё слабо созна­вал своё национальное единство. Это, конечно, сильно ослож­няло и затрудняло борьбу китайских патриотов.

    Несмотря на конечную неудачу антиманьчжурской борьбы, 40 лет сопротивления Китая завоевателям внутри страны и продолжение борьбы в новых формах в последующие годы способствовали сплочению китайского народа.

    Власть маньчжур-завоевателей, утвердившаяся в Китае, сохраняет господство феодальных отношений. Неизменной в основном остаётся также форма политического устройства. Происходит лишь частичная смена угнетателей: часть минской феодальной знати лишается своих богатств, земель и власти. Её место занимают завоеватели-маньчжуры. Большая же часть китайских феодалов и бюрократов сохраняет свои богатства и власть над народом.

    Маньчжурские власти понимали, что нельзя управлять огромным Китаем и сохранить власть, опираясь только на сравнительно небольшую кучку завоевателей. Поэтому цин- ская династия строит управление страной, руководствуясь правилом римских цезарей «разделяй и властвуй». Чтобы закрепить своё господство, маньчжуры стремятся привлечь на свою сторону господствующий в Китае класс феодалов.

    И если маньчжурская династия процарствовала в стране без малого 268 лет, то объясняется это тем, что маньчжурам удалось установить союз с китайскими феодалами. За исклю­чением отдельных представителей старой минской знати ки­тайские феодалы примирились с господством маньчжур и стали основной социальной опорой завоевателей.

    Ещё сто лет назад один из первых русских китаеведов И. Захаров так характеризовал земельные отношения при установлении власти маньчжур:

    «Частная поземельная собственность оставлена непри­косновенною, исключая неизбежных, при случившихся поли­тических переворотах, потерь частных лиц. Право владения неограниченным количеством, продажи, покупки, закладыва­ния земель всё на прежних основаниях предоставлено произволу каждого» [2].

    Самым сильным и наиболее значительным представителем господствующего в Китае класса феодалов-помещиков были шэныпи (джентри) [3].

    Маньчжуры сохранили и развили старую китайскую экза­менационную систему, по которой занятию государственной должности предшествовала сложная система государственных экзаменов[4].

    Претендент на государственную должность должен был последовательно сдать три экзамена на получение учёных сте­пеней: первая степень сюцай, вторая цзюйжэнь и тре­тья цзиныпи. Формально экзамены мог сдавать всякий китаец, но так как для сдачи экзаменов требовалось много лет занятий, нужны были связи с экзаминаторами, то практи­чески сословие шэньши охватывало сравнительно ограничен­ный круг богатых фамилий. Эти семьи из рода в род являлись монопольными носителями образования и власти, а также вла­дельцами земли главного богатства страны.

    Правда, из среды шэньши не раз выходили активные борцы против династии Цин, но основная их масса служила маньчжурам.

    На севере страны маньчжуры довольно скоро установили
    тесные политические и экономические связи с купечеством и ростовщическим капиталом, но купечество юга ещё долгое время принимало самое деятельное участие в борьбе с завое­вателями: оно участвовало в борьбе против маньчжур в XVII веке, в его среде в XVIII веке получили большое раз­витие тайные общества, оно, наконец, активно участвовало в восстаниях середины XIX века и в борьбе против маньчжур в XX веке.

    Оккупировав страну, маньчжуры создали в ней такой ре­жим, при котором они пользовались исключительными правами и привилегиями. Маньчжурские восьмизнамённые войска стали гарнизонами в столице, на границах, в крупнейших провин­циальных городах и стратегически важных пунктах.

    В XVII веке эти войска представляли собой значительную военную силу, но их привилегированное положение и парази­тический образ жизни привели к тому, что они постепенно утратиливой боевой воинский дух и превратились в парази­тическую клику. В их состав наряду с маньчжурами включа­лись китайцы и монголы, доказывавшие свою верность власти завоевателей.

    Помимо восьмизнамённых войск в каждой провинции суще­ствовали китайские войска так называемого «зелёного зна­мени», солдаты которых обучались, вооружались в каждой провинции по-своему и серьёзной военной силы не представ­ляли. Китайский историк Ли Юн-бин, характеризуя эти вой­ска, пишет: «Большие провинциальные армии, за одним или двумя исключениями, существовали только на бумаге, и сол­даты выглядели немного лучше нищих» ’.

    Экономика страны при маньчжурах оставалась прежней. Основное богатство земля —.формально делилось на две категории: казённые и частные земли. Подобное деление, принятое китайской традицией, не отражало феодальной сущ­ности землевладения, так как в категорию частных земель за­числялись и крупнейшие владения феодала и крохотный кло­чок земли крестьянина. Поэтому следует проанализировать составные части данных категорий.

    Казённые (государственные) земли представляли собой удельные владения цинского двора, земли знамённых войск, земли храмов и пр. Значимость этих земель была невелика 5—6% всех обрабатываемых площадей. В группе удельных владений были поместья, насчитывавшие десятки и сотни ты­сяч му2. В системе удельного землевладения существовала крепостная зависимость крестьянина. Крестьяне не имели


    права уходить на сторону. В случае продажи земли (офици­ально продажа ленных земель запрещалась, но фактически практиковалась) крестьянин вместе с землёй переходил к но­вому хозяину. Знамённые земли распределялись между сол­датами и офицерами данного войска. Часть земель обрабаты­валась солдатами, часть же, несмотря на запрещение, сдавалась в аренду и в конечном счёте становилась достоянием помещиков, знати, пересдававших её в аренду крестьянам.

    Основная масса земель находилась в частной собственно­сти. Ею владел класс феодалов-помещиков, состоявший из нескольких групп: маньчжурского наследственного дворян­ства, военно-феодальной знати, крупных и средних чиновни­ков, представителей духовенства и шэньши.

    Земля сдавалась в аренду крестьянам, за что крестьянин выплачивал помещику ренту от половины до двух третей урожая.

    Крестьянин-арендатор фактически был прикреплён к земле, хотя официально крепостной зависимости для крестьян, рабо­тавших на помещичьей земле, в том виде, в каком она суще­ствовала в удельном землевладении, не было. Но фактическая закреплённость была налицо. Крестьянина крепко держали долги, культ предков, родовые связи.

    Крестьяне-собственники, владевшие незначительными участками земли, в подавляющем большинстве вынуждены были приарендовывать землю на обычных кабальных усло­виях. Свою землю крестьянин мог продавать и закладывать, хотя номинально она считалась собственностью государства. За пользование землёй крестьянин должен был платить госу­дарству одну десятую часть урожая. В действительности же, в условиях неограниченного произвола откупщиков налогов, чиновников, установленная норма отчуждаемого урожая вы­растала в несколько раз. Крестьянин разорялся. Неизменной тенденцией развития экономических отношений в Китае было сокращение крестьянской собственности на землю и обезземе­ливание крестьянства.

    Таким образом, основными классами цинского Китая были помещики (высшая феодальная знать и шэньши) и кре­стьяне непосредственные производители (крестьяне кре­постные, работавшие на удельных землях, крестьяне арен­даторы и полуарендаторы и самостоятельные мелкие вла­дельцы) .

    Значительной эксплуататорской прослойкой господствую­щих классов Китая были ростовщики. Крестьянину очень часто после уплаты всех феодальных повинностей нехватало собранного урожая, и он до нового урожая вынужден был обращаться за займом к ростовщикудеревенскому

    I Ефимов


    торговцу, шэньши, иногда чиновнику. Многие крестьяне всю жизнь проживали в долговой кабале, передавая её по наслед­ству детям.

    Социально-экономический строй при маньчжурах оставался чрезвычайно консервативным, застойным. Существенную роль в этой застойности китайского феодального общества, равно как и любого восточного общества, сыграло сочетание сельского хозяйства с домашней промышленностью ручным прядением, ткачеством и другими подсобными ремёслами. Это усиливало натуральный характер экономического строя.

    В.   И. Ленин в 1912 г. дал следующую характеристику со­циально-экономической сущности китайского общества:

    «Феодализм основывался на господстве земледельческого быта и натурального хозяйства; источником феодальной экс­плуатации китайского крестьянина было прикрепление его к земле в той или иной форме...» 1

    Феодальные методы эксплуатации крестьянства и наличие натурального хозяйства сочетались с довольно значительным развитием торговли и товарно-денежных отношений. Торгово­ростовщический капитал с давних пор проник в китайскую деревню. Продукция домашней промышленности выходила за пределы деревни. Часть продукции ручного ремесла крестьян шла на рынок. Но это не способствовало развитию капитали­стических отношений в деревне. Ростовщик и спекулянт крепко держали в своих руках крестьянина и его домашнее произ­водство. Поэтому крестьянское ремесло становилось лишь источником дополнительной прибыли для паразитических эле­ментов.

    В городах, несмотря на все неблагоприятные условия фео* дального Китая, развивалась мануфактура. Существовали государственные мануфактуры (например, фарфоровое произ1 водство в Цзиндэчжэне) и частные. Большое развитие полу­чило хлопчатобумажное производство. В XVIII веке разви­вается горнорудная промышленность.

    С давних пор широкое распространение получило также ремесло. Ремесленники были объединены в цехи, купцы в гильдии.

    Продукция мануфактур и цехового ремесла находила сбыт не только на внутреннем рынке, но и за рубежом. Купечество являлось важным элементом господствующих классов, причём торговый капитал был тесно связан с ростовщическим. Это характерная особенность феодального Китая. Могущественная группа шаньсийских монополистов держала в своих руках тор­говлю солью в стране, она же выступала главным контраген-


    том в торговле с Монголией, Туркестаном, Россией и другими странами. Наконец, эти же монополисты выступали в качестве банкиров.

    Цинская власть поддерживала теснейшую экономическую и политическую связь с шаньсийскими монополистами. Они финансировали правительство, проводили расчёты с провин­циями, имели право печатать бумажные деньги.

    В организации политической власти ярко выступают две тенденции, характерные для маньчжур: создание привилеги­рованного положения для маньчжурской знати и сосредото­чение политической власти в руках маньчжур, с одной сто­роны, и сохранение без каких-либо изменений китайской си­стемы организации политической власти, с другой.

    Во главе Китайской империи стоял император-маньчжур, именуемый богдыханом. Его власть была неограниченна. Счи­талось, что он правит по повелению неба и является «сыном неба». Особа императора считалась священной. Он выступал в качестве главного жреца, приносившего жертвы небу. Импе­ратор был верховным феодалом. Ленин писал, что политиче­скими выразителями эксплуатации китайского крестьянства были феодалы, «все вместе и каждый порознь с богдыханом, как главой системы» [5].

    Высшими органами государственной власти были Государ­ственный совет и Государственная канцелярия. Они выполняли функции законодательной власти. Большинство должностей в этих учреждениях занимали маньчжуры, но иногда на выс­шие должности' выдвигались китайцы, которые доказали свою преданность маньчжурской власти активной борьбой против своего народа. На более низких ступенях административной лестницы преобладали китайцы.

    Существовало шесть министерств, именуемых палатами: палата церемоний, или ритуала (в её руках находилась система государственных экзаменов), палаты финансов, чинов, обще­ственных работ, уголовных дел и военных дел. К числу централь­ных учреждений принадлежал также цензорат, задача кото­рого заключалась в контроле над деятельностью ‘ чиновников.

    Во главе провинций стояли генерал-губернаторы или вице- короли и губернаторы, их заместители, а различные ведомства возглавляли инспекторы (даотай). Руководители власти в го­родах, уездах, провинциях, столичных учреждениях делились на девять рангов, соответственно своим постам. Места чинов­ников замещались из среды «учёного сословия» (шэньши).

    Обширность территории страны, отсутствие хороших путей сообщения и слабая экономическая .связь между отдельными

    Глава nepeak

    провинциями Китая вели к тому, что провинциальные власти обладали большой самостоятельностью в своих действиях.

    Существенной особенностью организации государственной власти в Китае было глубоко укоренившееся взяточничество. Вся система подбора чиновников, низкое жалованье предпо­лагали существование взятки. Взяточничество разъедало госу­дарственный аппарат способствовало ослаблению страны.

    Центральная власть стремилась обеспечить привилегии для маньчжур во всех областях политической и общественной жизни. В судебных установлениях за один и тот же проступок с китайцев взыскивалось много строже, чем с маньчжур. Такая же линия проводилась и в бытовых отношениях. Цины запре­тили браки между маньчжурами и китайцами. Маньчжуры обязали китайцев носить, подобно самим завоевателям, косу.

    Маньчжурская власть оформилась в Китае и приняла ука­занные принципы политики в годы правления императора Кан Си К Кан Си унаследовал престол восьми лет от роду. Страной сперва правил регентский совет из четырёх мань­чжурских сановников. Но уже в 1667 г. Кан Си заявил, что он берёт управление в свои руки. С этого времени на протяжении пятидесяти пяти лет он управлял империей. Кан Си был неогра­ниченным феодальным деспотом и в то же время хитроум­ным политическим деятелем, не боявшимся новшеств. При его дворе видную роль играли европейцы-иезуиты, миссионеры. Он увлекался астрономией, заимствовал некоторые достижения европейской цивилизации. Миссионеры занимались вопросами вооружения армий. В 1692 г. был издан указ о покровительстве миссионерской деятельности.

    Кан Си много сделал для внедрения в среду маньчжурской знати китайской культуры. При нём был составлен известный энциклопедический словарь «Кан Си цзыдянь».

    Особо большое значение в политике как маньчжурских императоров, так и в политике большинства китайских импе­раторов имело всемерное развитие и поощрение конфуциан­ской идеологии. Конфуцианство как идеология господствующих классов являлось важным орудием политического воздействия на массы [6]. На протяжении веков конфуцианство подвергалось многочисленным изменениям. В конечном итоге оно стало (и оставалось в период диктатуры Чан Кай-ши) учением, об­


    основывающим необходимость поддержания существующих социально-экономических и политических отношений, т. е. фео­дальных отношений, поскольку конфуцианство получило наи­большее распространение в феодальную эпоху. Конфуцианство было этико-политическим учением, по которому все члены общественного организма должны неукоснительно выполнять свои функции: «государь должен быть государем, поддай* ный подданным, отец отцом, сын сыном».

    Этика, мораль Конфуция была «моралью аристократиче­ской, выражавшей устремления господствующих элементов общества и обращённой к правителям народа. Требование безусловного соблюдения ли (церемонии, обряда, регламента­ции взаимоотношений между людьми.Г. Е.) было, по суще­ству, утверждением того, что власть над низшими зиждется на вечных принципах и является естественным законом» [7].

    В годы маньчжурской власти конфуцианская идеология по­лучила всемерную поддержку правительства.

    Во времена Кан Си расширились внешнеполитические связи Китая, в особенности с Россией.

    В XVII веке русские казаки, по преимуществу беглые, всё глубже и глубже продвигались в Сибирь и далее в направлении к берегам Тихого океана. Вырастали новые и новые русские поселения. Были созданы первые форпосты России на границах Монголии. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужи­ков,— писал А. И. Герцен,перешли на свой страх океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки в мёрзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Персии до Тихого океана...» [8]

    В 1618 г. по приказу тобольского воеводы томский казак Иван Петлин с товарищами первыми из русских людей побы­вали на китайской земле. Они привезли грамоту китайского императора, которая, будучи написана на китайском языке, была прочитана много лет спустя после её получения. Тогда же были сделаны первые попытки установления торговых свя­зей России с Китаем. В Китай одно за другим направлялись русские посольства: Бойкова (1654—1656), Перфильева (1658), Спафария (1675—1677) [9], Головина (1686—1690)се они претерпевали многочисленные мытарства в дороге и стал­кивались со всевозможными препятствиями, чинимыми в Китае. Китайские сановники требовали выполнения унизительного
    обряда «коу-тоу» !, что было неприемлемо для послов. Поэтому миссии Бойкова и Спафария закончились неудачно.

    Серьёзно осложнил русско-китайские отношения конфликт из-за построенной казаками русской . пограничной крепости Албазин на реке Амур (восточнее впадения реки Аргунь в Амур). Китайцы трижды осаждали Албазин. В 1685 г., после десяти месяцев осады, ©ни взяли город и разрушили его, но уже в следующем году русские отстроили Албазин.

    Все вопросы русско-китайских отношений были подверг­нуты обсуждению во время пребывания в Китае миссии Го­ловина. Результатом этих переговоров было подписание в 1689 г. первого русско-китайского договора в городе Нер­чинске. Этот договор носит название Нерчинского. По Нерчин- скому договору устанавливалась русско-китайская граница. Граница была проведена от реки Горбица до верховьев реки Уды по вершинам Станового хребта. Таким образом, район реки Амур и, следовательно, город Албазин оставались за Ки­таем, несмотря на то, что эта область была завоёвана русскими казаками, а китайского населения и китайской администрации там не было. Россия пошла на эту уступку в целях установле­ния добрососедских отношений с Китаем. Фактически левобе­режье Амура оставалось «ничейной» землёй. Граница между Монголией и Россией за Байкалом не была установлена.

    Договор устанавливал порядок регулирования вопроса о по­граничных инцидентах и обмене посольствами. Китай дал согла­сие содействовать развитию русской торговли в своей стране[10].

    Россия была первым европейским государством, с которым Китай установил договорные отношения. В отличие от всех последующих многочисленных договоров Китая с иностран­ными государствами в XIX веке русско-китайские отношения начали строиться и развиваться как отношения двух равно­правных сторон. Эта особенность русско-китайских отношений сохранялась на протяжении более полутораста лет.

    Во времена Кан Си расширились торговые связи Китая с Западной Европой. Китайское правительство, учитывая наг­лые повадки иностранных купцов в других странах Азии (на­пример, в Индии), решило установить контроль над торговлей с иностранцами. С этой целью в 1720 г. в Кантоне была орга­низована китайская купеческая организация «Кохонг», моно­полизировавшая всю торговлю Китая с иностранными куп­цами, в первую очередь с англичанами. Всякого рода деловые отношения европейцев с китайцами должны были осуще­ствляться только через «Кохонг».

    В начале XVIII века появляются указы, направленные к ограничению деятельности миссионеров. Эти указы были вы­званы многочисленными случаями нарушения миссионерами обычаев и верований страны, их вмешательством во внутрен­ние дела Китая.

    В царствование Кан Си началось наступление маньчжур­ско-китайских войск на запад. В 80-х годах XVII века запад­ные монголы (ойраты) создают сильное ханство, объединившее Джунгарию и Кашгарию (современный Синьцзян). Это хан­ство оказывало большое влияние и на Монголию (Халху), Кукунор, Тибет. Против этих государств и повели наступление Цины. В 1691 г. князья Халхи признали себя вассалами Китая. В 1715 г. Кан Си начал новую войну с Ойратожунгарским ханством, закончившуюся уже в 50-х годах XVIII века, в цар­ствование императора Цянь Луна.

    В 20-х годах XVIII века укрепляется власть цинского Китая в Тибете. Между Тибетом и Китаем существовали давние связи. Ещё в VIII веке Тибет признал свою зависимость от Китая. Китайская культура сыграла огромную роль в Тибете. Таким образом, Тибет является исконной провинцией Китая. В XVII и начале XVIII века в Тибете происходила длительная междоусобная борьба. Эта борьба была связана с тем, что некоторые крупные феодалы пытались оспаривать власть у главы ламаистской церкви Тибета далай-ламы. Далай-лама же стремился к концентрации всей власти, духовной и свет­ской, в своих руках.

    В ходе этой борьбы часть тибетских феодалов стремилась опереться на поддержку Китая, а их противники призывали на помощь джунгар. В 1695 г. тибетские власти официально признали суверенитет династии Цин над Тибетом. В 1709 г. джунгары вторглись в Тибет, разграбили и опустошили Лхасу. Маньчжуро-китайское правительство организует экспедицию в целях изгнания джунгар, что соответствовало интересам основной массы населения Тибета.

    Посылка этой экспедиции являлась составной частью борьбы Китая против ойрато-джунгаров. В 1720 г. экспедиция вступила в Тибет, изгнала из Лхасы джунгаров и восстановила власть далай-ламы как местного правителя, подчинённого
    династии Цин. В Лхасу были назначены китайские резиденты и посланы войска. Таким образом, Китай окончательно укре­пил свою верховную власть в Тибете.

    В конце 1722 г. император Кан Си умер. Ему наследовал император Юн Чжэн (1723—1735) [11]. Продолжая политику Кан Си, Юн Чжэн стремился к дальнейшему укреплению императорской власти. Он расширил права военного совета. Юн Чжэн пытался пресечь начавшееся ослабление централь­ной власти. Именно в связи с этим следует рассматривать вы­куп в 1729 г. заложенных знамённых земель. После выкупа, произведённого за государственный счёт, земли были переданы или прежним владельцам, или богатым лицам из числа воен­ных, часть же была превращена в знамённые участки, где землю обрабатывали солдаты. Этими мероприятиями мань­чжурская власть стремилась воспрепятствовать окончательному разложению своего войска.

    Юн Чжэн выслал из Китая многочисленных иезуитов и мис­сионеров, прибывших из Европы при Кан Си. Это было сде­лано в целях противодействия растущему вмешательству миссионеров в китайские дела, их стремлению проводить вы­годную своим европейским хозяевам политику.

    Русско-китайские отношения после заключения Нерчин- ского договора улучшились. Военных столкновений, подобных борьбе за Албазин, не происходило; возникавшие пограничные недоразумения улаживались дипломатическим путём. Правда, китайцы часто чинили препятствия русским купцам. Пётр I, придавая большое значение развитию русско-китайских свя­зей, в целях расширения их в 1719 г. направил в Китай миссию во главе с чрезвычайным посланником Измайловым. Измай­лов был торжественно принят в Пекине, но разрешить инте­ресующие Россию вопросы ему не удалось. В 1726 г. в Пекин прибыло новое посольство Саввы Владиславовича Рагузин- ского. В результате этой миссии в 1727 г. было подписано два новых русско-китайских договора: Буринский и Кяхтинский. Буринский договор устанавливал границу между Китаем и Россией в районе Монголии; Кяхтинский договор утверждал установленную границу, а также места и порядок русско-китай­ской торговли.

    По Кяхтинскому договору Россия приобрела право со­держать неофициальное представительство в Пекине. Функции этого представительства выполняла русская духовная миссия, фактически учреждённая в 1716 г.


    Осенью 1735 г. Юн Чжэн умер. В царствование его преем­ника императора Цянь Луна (1736—1796) продолжалась на­чавшаяся при Кан Си экспансия на запад.

    Цянь Лун заявил, что он скорее превратит район Ойратии в пустыню, чем допустит, чтобы там обитали враждебные цинской империи народы. Началось решающее наступление, и мелкие ханства довольно быстро подпали под власть мань­чжур. В 1755 г. развиваются военные действия за овладение Ойрато-Джунгарским ханством. В 1757 г. была покорена Джунгария. Цянь Лун переселил жителей из разных концов Китая, а также из Маньчжурии в Синьцзян, сея там рознь между национальностями.

    Цянь Лун предпринимает также походы на Бирму (1767, 1769—1770) и Аннам (1788—1790). Эти походы были предпри­няты в обстановке, когда Бирма и Аннам становились объек­том экспансии Англии и Франции. Китай пытался укрепить и расширить своё влияние в этих странах. Походы не принесли, однако, каких-либо существенных результатов.

    Бирма формально признала себя вассалом Китая, но прак­тически дело сводилось к тому, что бирманский король изредка (с 1790 г. раз в 10 лет) посылал делегацию с подарками (данью) в Пекин.

    Аннам ещё до утверждения власти династии Цин находился в вассальной зависимости от Китая. Эта зависимость также носила номинальный характер. После войны 1788—1790 гг. было подтверждено старое положение.

    Большое значение имело установление в 1792 г. суверенитета Китая над Непалом и связанное с этим дальнейшее укрепление позиций Китая в Тибете. Во второй половине XVIII века Англия через Ост-Индскую компанию утверждает свою власть над Ин­дией. Англичане пытались также проникнуть и в Тибет, стремясь открыть доступ своим товарам в эту малодоступную область.

    Это не могло не вызвать настороженного отношения Китая.

    В 1790 г. Непал напал на Тибет. Цянь Лун направляет свои войска против Непала. Непал потерпел поражение и в 1792 г. признал себя вассалом Китая. Тибет же был превращён в за­претную для всех иностранцев страну. В результате войн Цянь Луна территория Китайской империи намного выросла.

    При Цянь Луне был взят курс на ограничение торговой дея­тельности иностранных купцов. Указом 1757 г. торговля с ино­странцами была разрешена только в Кантоне и Макао. Этот указ отражал страх маньчжурских властей как перед иностран­ным проникновением, так и перед ростом собственной торго­вой буржуазии.

    Царствование Цянь Луна считается кульминационным пунктом в развитии цинского Китая, Но внешний блеск двора
    и успешные войны против слабых соседей не могли скрыть неблагополучия во внутренней жизни страны, грозившего кра­хом всей системе власти. Два фактора определили кризис цин- ского Китая в конце XVIII века: обезземеливание крестьян­ства и рост его недовольства властью, во-первых, и подъём борьбы национальных меньшинств, во-вторых.

    Никакого прогресса в сельском хозяйстве страны в XVII—

    XVIII     веках не было. Зато тяготы крестьянства во второй по­ловине XVIII века неизмеримо выросли. Многочисленные войны потребовали огромных средств, поставщиком которых был всё тот же крестьянин. В результате крестьяне-собствен­ники лишались своей земли, а крестьяне-арендаторы не в со­стоянии были уплачивать непосильную арендную плату.

    Обезземеливание крестьян шло настолько быстрыми тем­пами, что в 1786 г. Цянь Лун вынужден был издать указ, в котором призывал ростовщиков и спекулянтов «стать на стезю добродетели» и вернуть землю людям, впавшим в нужду. Появление этого указа было вызвано тем, что шаньсийские ростовщики и спекулянты, воспользовавшись неурожаем и сти­хийными бедствиями в соседних провинциях, скупили за бесценок огромное количество земель. Конечно, этот указ ника­кого практического действия не имел. Он лишь продемонстри­ровал бессилие центральной власти.

    Для политической организации государства во второй поло­вине XVIII века характерно усиление децентрализации власти. Генерал-губернаторы провинций превращаются в неограничен­ных властителей, мало считающихся с центральной властью.

    Военные силы пришли в полный упадок. У солдат вместо современного оружия были длинные пики, сабли из ржавых полос обручного железа; существовали крепости, построенные из соломы и раскрашенные под кирпич.

    Город жил значительно более интенсивной экономической жизнью, чем деревня. Европейские путешественники отмечали дальнейшие успехи в развитии фарфоровой и шёлковой ману­фактуры, основанной на значительном разделении труда. Фарфоровые вещи в процессе своего изготовления проходили через десятки рук. Развивались ремёсла.

    Разорение крестьянства было основным показателем кри- зиса страны, главной предпосылкой народных восстаний в конце века.

    Широким общекитайским народным восстаниям сопут­ствовал и даже предшествовал подъём борьбы некитайских на­родностей, входивших в состав империи.

    Ещё в начале XVIII века мон (мяо-цзы), яо, дунгане и другие народности, обитавшие в западных и юго-западных провинциях страны, обладали своей местной системой управ-

    Ленин. Маньчжурское правительство вмешалось в традицион­ный быт некитайских народностей. Был упразднён институт наследственных старшин (ту сы). Вместо них была устЛов- лена власть маньчжурских чиновников. В западные провинции проникли ростовщики, спекулянты, началась скупка земель. Это вызвало полосу восстаний некитайских народностей: в 1735, 1739—1740, 1795—1799 гг. проходят восстания мои и яо в Хунани, Гуанси и Гуйчжоу, в 1783 г.восстание дунган и саларов в Ганьсу.

    В среде китайского крестьянства к концу XVIII века боль­шое распространение получила деятельность тайных обществ, популярным лозунгом которых стал: «Фань Цин, фу Мин», т. е. «Долой Цин, восстановим Мин». Выступая в самых раз­личных формах (обществ взаимопомощи, религиозно-мистиче­ских объединений), они расшатывали подгнивающие устои цинского Китая. Среди этих тайных обществ наиболее известны «Саньхэхой» («Триада»), «Гэлаохой» («Общество старших братьев»), «Байляньцзяо» («Белая лилия»).

    Старейшим из этих обществ было «Байляньцзяо». Оно воз­никло ещё в XIII веке в борьбе против монгольского ига. Воз­рождение его деятельности происходит при Цянь Луне. Это общество, равно как и другие, не было чисто политической организацией. Члены общества принимали на себя также обя­зательства нравственного порядка: не воровать, не прелюбо­действовать, не клеветать, не пить вина и др. Важную роль в деятельности тайных обществ играли принципы взаимо­помощи.

    Позднейшим ответвлением «Байляньцзяо» являлось обще­ство «Гэлаохой». Возникло оно под общими для всех тайных обществ антиманьчжурскими лозунгами. Впоследствии эта организация сыграла выдающуюся роль в революционном движении страны.

    Наиболее же многочисленным и влиятельным было обще­ство «Триада». Его организация датируется 1674 г., когда не­сколько буддийских монахов объединились, чтобы отомстить за убийство правительственными чиновниками монахов ку­мирни.

    «Триада» пользовалась большой популярностью в примор­ских провинциях юга, где в наибольшей степени была развита торговля, в том числе и с заграницей; купцы активно участво­вали в этом обществе.

    Многочисленные и хорошо законспирированные организации тайных обществ (отступников карали смертью) выступили в качестве руководящей силы, подрывавшей основы цинского режима,

    Одним из первых серьёзных выступлений во время Цянь Луна было восстание на Тайване, начавшееся в 1786 г. и руководимое «Триадой». Предпосылкой восстания были не- спртгведливости, творимые местными властями. Для подавле­ния восстания правительство послало несколько отрядов, кото­рые были разбиты повстанцами. Только переброска крупных военных сил привела к подавлению восстания в 1788 г.

    Но наиболее значительным потрясением для империи было восстание под руководством тайного общества «Байляньцзяо» в 1796 г.

    Цинская империя подходит к периоду победы и утвержде­ния капитализма в передовых странах (конец XVIIIначало

    XIX     века) в условиях быстро прогрессирующего упадка. Её военная, экономическая, политическая отсталость создаёт бла­гоприятные условия для наступления капиталистических стран на огромную азиатскую державу.




    [1] Мао Цзе-дин, О диктатуре народной демократии* Госполитиздат, 1949, стр. 9.

    [2]  И. Захаров, Поземельная собственность в Китае, «Труды членов Рос­сийской духовной миссии в Пекине», т. II, Спб. 1853, стр. 62.

    [3]  Шэньши «именитые» лица. Так называлось «учёное сословие» об­ладателей учёных степеней, кандидатов на ответственные чиновничьи дол­жности (управители областей, городов, уездов и т. п.). Чтобы стать шэньши, надо было сдать экзамен и получить степень. Шэньши владели собствен­ными землями, сдававшимися ими в аренду, и были фактически владель­цами родовых и общинных земель. В европейской литературе шэньши было принято называть «джентри».

    [4]  В европейской литературе китайских сановников называли мандари­нами.

    [5]  В. И. Ленин.. Соч., т. 18, изд. 4, стр. . 146. 2*

    [6]  Основоположником этого учения был Конфуций, живший приблизи­тельно в 551—479 гг. до н, э.

    [7] А. А. Петров, Очерк философии Китая, сборник «Китай», Академия наук СССР, М.—J1. 1940, стр. 255.

    [8]  «Колокол», л. 33, 1 января 1859 г., стр. 259.

    [9]  Результатом миссии Спафария было составленное им описание Ки­тая того времени. См. Н. Г. Спафарий, Описание первые части Вселенныя, именуемой Азии, в ней же состоит Китайское государство с прочими егр городы и провинции, Казань 1910-

    [10] Текст договора, равно как и последующих договоров (по 1792 г.), помещён в сборнике документов Н. Бантыш-Каменский, Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государствами с 1619 по 1792 г., Казань 1882, и в «Сборнике договоров России с Кит&ем 1689—*■ 1#81 гг.», Спб. 1889,

    [11] Китайцы датировали начало царствования нового императора с но­вого года»