Юридические исследования - ЛЕКЦИИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО ПО ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Часть 2 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ЛЕКЦИИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО ПО ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Часть 2


    Предлагаемая публикация архивных материалов вы-дающегося русского ученого Т. Н. Грановского составляет лишь часть его научного наследства, хранящегося в наших архивах. Ценность этих материалов заключается в том, что они отражают состояние исторической науки середины XIX в., борьбу различных идейных направле¬ний, в условиях которой развивалась передовая русская наука, выковывались новые методы научного исследования. Борьба этих направлений в период кризиса крепостнической системы, естественно, сосредоточивалась вокруг наиболее жгучей проблемы — отмены крепостного права . Это проявилось и в научном творчестве Т. Н. Грановского. Его блестящее ораторское дарование и талант исследователя все ярче раскрывались по мере нарастания всеобщего протеста против жестокой крепостнической действительности и под влиянием идей складывавшегося революционно-демократического направления.


    АКАДЕМИЯ НАУК СССР

    И Н С Т И Т У Т      И С Т О Р И И

    ЛЕКЦИИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО

    ПО ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

     вторский конспект и записи слушателей)

    Предисловие, подготовка текста и примечания

    С. А. АСИНОВСКОИ

    И З Д А Т Е Л Ь С Т В О     А К А Д Е М И И НАУК СССР

    М О С К В А

    1 9 6 1


    КОНСПЕКТ УНИВЕРСИТЕТСКОГО КУРСА ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ СРЕДНИХ ВЕКОВ

    (1839/40 г.)

    ...[1] К этому началу полезности присоедини­лось другое: важны и достопримечательны собственно] те факты и лица, которые имели влил и и е на целые народы, части света или даже все человечество. Но преж­де всего надлежало бы в этом случае определить понятие об историческом величии, о роде исторического влияния, дабы не впасть в ошибку Шлецера2и, приняв а за главное отношение количество миль и душ, не поставить а Нина3 и Тимура наравне с Александром и Цезарем, а Афины6 мелким городком пред империей монголов. Истина ускользнула здесь от рефлексии: важность народа стала определяться не тем, что он был сам по себе, а тем, чем был для других; и самая цель Всемирной] истории сдела­лась® снова частной®, т. е. указание всегог того, чтог имело влияние на современность.

    Влияние фактовд было не только главным мерилом ири выборе оных и главным средством для подведения


    %


     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    Рис. I. Начало собственноручного конспекта лекции Т. II. Грановского 1839/7i0 г.

    (ОГП1ПШ, ф. 276, ед. хр. 126, л. I)                                                 '


    целого к единству. Всемирная история имеет дело с со­бытиями в их связи между собой. В этом она сходится с прагматической историей, для которой причинность имеет величайшее значение, ибо ее практическая цель требует изложения причин, намерений действующих лиц, их средств и обстоятельств, содействовавших к приведен- [ному] результату. У новых главный интерес заклю­чается в уразумении фактов чрез знание их происхож­дения и последствий. Отсюда характеристика, разло­жение отношений3 блестящие части[2] прагматической истории. Это стремление к понятному соединению причин с следствиями ставит прагматическую историю выше, чем стояла история в ср[едние] века; но для всемирной истории это превосходство не столь важно, ибо чрез оное не достигается ее основное условие единство, потому [что] дело идет не об общих, глубоких причинах, а об отдельностях, событиях0, лицах и т. д., которые тольког впешним образом[3] действуют одно на другое, причем важную рольиграют случай и произвол. Но начало прагматической и[сто]рии, если мы будем последова­тельно развивать его, доводит до нелепости. Ибо всякая причина слагаетсяд из множества составных частей и новых причин: эта цепь без конца. В мемуарах можное показатье субъективные и случайные причины великих событий эгоизм и т. д. И в этом же духе был резуль­тат всемирной истории, что человек в основании один и тот же, что нового нет ничего таким образом, исто­рия сама признавала ничтожество своих результатов. Всеобщая история не такова. ||

    Между тем как Всемирная история оказывалась 4.1 неспособной возвыситься[4] до[5] Всеобщей истории, яви­лось[6] нов[ое] учение11 с такими же притязаниями.

    В 1764 г. швейцарец Изелин напечатал0 первую исто­рию человечества4; многие немецкие и английские ученые пошли по его следам. Цель такой истории вообще показать, как человек при известных влияниях климата, образа жизни, общества переходит от состояния дикости к образованности. Это не есть собственно история, а раз­мышления, отвлеченные от фактов: большей частью дело идет о доисторических кочующих и охотничьих племенах; между тем как о различных степенях образованности, которых разнообразие составляет историю, говорится как об одном и том же. В начале 19 века это поле было снова оставлено, но оно уже успело принести плод для Всеобщей истории. Во-1-х, было выставлено, хотя поверх­ностно, понятие о человечестве, потерявшееся в подроб­ностях Всемирной истории; во-2-х, высказана идея о совершенствовании, прогрессе человечества. В средние века, как6 в6 древних теократических государствах, господствовала нехристианская мысль о постоянном упад­ке человечества, который® начался® так рано, что вре­мена, непосредственно следующие за Христом, уже на­зывались aetas decrepita. 18 столетие примкнуло здесь к греческим[7]' идеямг, по которым человекд с помощью богов или чрез борьбу с разнообразными потребностя­ми, переходит от состояния дикого или даже живот­ного к цивилизации. 18 век гордо сознавал свои подвиги и смотрел на диких, с которыми так часто приводили его в сношение открытия путешественников и торговля, как на первобытных людей, между состоянием которых и европейского человека лежал длинный ряд ступеней развития. Необходимость прогресса доказывать было нетрудно. Она заключается не в одном стремлении чело­века к улучшению, но и в умножающейся беспрерывно сумме знаний, опытов и т. д., которые предание хранит для общества. Таким образом* в 1795 г. Кондорсет мате­матически вычислил необходимость прогресса 5. Записные


    историки воссталиа против этой идеи и справедливо, если под человечеством должно разуметь всех жителей земного шара. История являет нам зрелище беспре­рывных перемен, процветания и увядания, жизни и смер­ти. Большая часть земли целые тысячелетия погружена в невежестве, и некоторые страны по природе своей, кажется, навсегда обречены на такой удел. Даже у об­разованных народов при философском исследовании ока­зываются те же страсти, пороки, как и у диких, следова­тельно, различие только внешнее. Спор шел о подобных мелочах, важных в глазах легкомысленного века.

    Посмотрим теперь на жизненное начало, по-видимому, враждебных [друг другу] Всемирной истории и истории человечества. Мы тотчас увидим, что и та, и || другая л. 2 находились под владычеством рассудочной философии Локка и Кондильяка. Вообще, едва ли какая другая система имела такое влияние. Для6 нее6 человек сам по себе собственно ничто, без содержания и направления, без определения, простой материал, который получает форму и все извне, чрез стечение обстоятельств, климата, рода жизни, пищу, принуждение, пример. Отсюда вы­сокое значение этих причин, в отыскании которых заклю­чалась задача историка-философа; здесь история чело­вечества сходится с прагматической. Из того же источ­ника выходит гордое самосознание истории, которая явилась наставницей и крепко настаивала на своих пра­вах; ее ненависть ко всем явлениям, которых она не могла объяснить: она учила, что из человека можно все сделать; учреждения и религия наравне с другими изобретениями11 могут бытьг даны человеку извне г, если только предрас­судки и страсти не помешают. История и человек прос­тые материалы без внутреннего содержания и развития, Субъект стал единственным [основанием] такого единства в истории. Отсюда же поверхностные характеристики: все люди равны, различия внешние образованность, утонченность. Поэтому, история образованности чело-


    вечества такая же внешняя, как и другие; ее со­держание происхождение и прогрессивныйа хода наук, искусств, учреждений как товара, который пере­ходит из рук в руки, постепенно увеличиваясь, следст­вием чего должно быть просвещение, удобства жизни и смягчение нравов, из-под которого, впрочем, виден еще старый Адам. Что цивилизация есть в то же [время] источник нравственного улучшения, чему6, впрочем6, противоречили история и действительность, этого более желали, но не решались говорить утвердительно.

    Славнейший враг этой сухой теории прогресса был Гердер. Он не мог совершенно отделиться от заблужде­ний века, но его превосходное творение «Ideen zur Philosophie der Geschichte»6 содержит в себе семена, из которых должна была выйти новая наука истории. При­знание индивидуальных особенностей национальных ха­рактеров вместо абстрактного представления об общей человеческой природе, источник которых живая, по внутреннему закону развивающаяся сила, которая в соединении с обстоятельствами определяет ход событий, вместо простой внешней причинности, наконец, понятие о всеобщей истории как о прогрессе сил и форм, а нев накоплении и наследственности внешних средств суть ныне идеи, общие всем историкам. Но полное тор­жество над понятиями 18 века в приложении их к истории суждено было немецкой философии. || л, 2 об. В одном году с творением Гердера (1784) вышло со­чинение Канта: «Idee zu einer allgemeinen Geschichte in weltburgerlicher Absicht». Полное развитие всех спо­собностей человечества есть требование разума, которого исполнение возможно только при совершенном государ­ственном устройстве и правильныхг внешних отношениях государств между собой; эта идея должна служить нам нитью для соединения безобразного агрегата челове­ческих дрл в стройную систему. Он сам не развил эту идею, и его ученики, пытавшиеся совершить это, немно-

    а~а Далее зачеркнуто: приращение 6—6 Написано вместо зачеркнутого: об этом 13 Далее зачеркнуто: внешнего

    г Написано вмсспн' зачеркнутого: законных

    гоа сделали3. Система, которая не признавала познавае­мости предметов, которая переносила из субъекта на них соединяющие формы причинности, могла произвести внеш­нюю схему, а не философию истории. Творцом[8] ее был Шеллинг, который в своей Identitatsphilosophie положил основную идею, который обработал философию духа особенным образом и приложил ее к историческому ма­териалу. Но у Шеллинга только намеки; большое обе­щанное сочинение еще не выходило. Лекции Гегеля о философии истории изданы в 1837 [году]. Это одно из его слабых произведений. Философией истории заключается у него философия права, ибо он также под историей13 разумел только политическую историю народов, ограни­чивая, таким образом, ее значение. Но он сам дополнил и исправил себя в философии религии, эстетике, истории философии.

    Простое начало, на котором основана философия ис­тории, есть выражаемое уже в языках согласие зримого с незримым, природы с духом, тождество реального с идеальным, бытия с мышлением. Это только две стороны одной сущности, вышедшие из одного корня — из абсолют­ного или понятия, или, лучше сказать, это — само абсолютное, открывающее себя в явлении; оно осуществ­ляет и составляет зиждительную силу истории и при­роды; субъективный дух и мир подчинены одному закону, совершают один и тот же процесс развития. Одно от­ражается, как в зеркале, в другом. Задолго до философии истории, в темном предчувствии тождества законов при­роды с законами человечества, стали употреблять образ­ные выражения: произрастание11, цвет, || увядание и пр., для означения отделов человеческой жизни. Но несовершенное не может быть полным выражением совершенного. По Гегелю, только сознающий себя внут- ренно дух обладает полным и ясным уразумением истории и природы; он узнает в ней (истории) свою сущность, собственную историю, как он из темной глубины сознания


    постепенно чрез различные формы мышления достигает до полного самосознания. Извлечь из глубины этоготоя­щего выше всякого опыта, самосознания, общие понятия, лежащие в основании исторических явлений, разумное, существенное, с их внутреннею, логическою необходимо­стью, показать, что случившееся должно было случиться по внутреннему логическому закону, оправдать исто­рию вот задача философии истории.

    Историки восстали и против этих идей отчасти вслед­ствие заносчивости, с какою философы прилагали их, отчасти вследствие уважения к собственной науке. Она не должна вступать в службу системы, еще не победившей всех противоречий, еще находящейся в борьбе. У исто­рии, как и у философии, есть определенная ее собствен­ным понятием граница, за которую она не должна перехо­дить. Ее содержание составляют факты, данные опытом, определенные обстоятельствами, ее форма не есть чистая отвлеченная мысль, а живое созерцание. Конечно, Все­общая история должна восходить от отдельных явлений к общему, к неизменному, к закону; но она идет путем обыкновенного размышления и только то, что в ней самой открывается, имеет в ней место. Подобно естественным наукам должна она ограничиться наблюдением однооб­разно повторяющихся случаев и выводом закона или общего правила.

    Но при всех усилиях историю невозможно охранить от чуждых влияний9. Каждый вносит[9] в6 нее собст­венные предположения, которые определяют0 весь его взгляд на науку; если не самая философия, то идеи ее, от­решенные от строгой научной формы и живущие в общем сознании, проникают в историю. Те же люди, которые так гордо отстаивали независимость истории, защищали ее против насилия новой философской системы, сами, без сознания, были приверженцы старой, уже отжившей системы. Теперь философия стала необходимым посо­бием для истории, она дала ей направление к всеобщему, усилила ее средства и обогатила ее идеями, которые из самой истории не могли скоро развиться. ||

    Самая плодотворная из этих идей есть взятая из есте-л ствознания идея органической жизни. Она произвела3 в последние 2 или 3 десятилетия совершенную перемену в обрабатывании истории и других наук, как-то языко­знания. Она сообщила внутреннее единство, существен­ное условие Всеобщей истории. Мы сначала покажем по­нятие о народе.

    Выходящее из этой идеи понятие противоположно рефлектирующей истории, ибо оно содержит в себе не внешности, а внутреннее. Народ не есть скопление внешне соединенных лиц, но живое единство, система многооб­разных сил, над которыми владычествует одна основная сила. Причины его существенных изменений лежат в нем самом. Основная сила есть народный дух, который при бесконечном разнообразии лиц и кругов, к которым они принадлежат: племена, общины, кланы, отражается во всем и, несмотря на разнородность частных целей, удерживает одно общее направление. Народ не состав­ляемся] атомистически вследствие произвола, соглашения или гнета обстоятельств, так же как язык его непроиз­вольно сочиняется. При всем могуществе внешних влия­ний, которого отрицать невозможно, внутренняя сущ­ность народа, его особенность выходит не из них. Дух ее живая, деятельная сила, а не страдательная масса; он усвоивает себе все приходящее извне и кладет на него свою печать, как господин и хозяин.

    Врожденный гений народа, происхождение6 которого непроницаемо6, сущность таинственна, выходит из своей сокровенности к сознанию и истории чрез проявления свои и получает более или менее твердый образ, смотря по мере сил своих и успехов. Дела народа, его судьбы, учреждения, религия, язык, искусство суть откро­вения народного духа, органы его деятельности, деятель­ные силы истории.

    Всякая жизнь условлена борьбою противоположных сил, которая наконец заключается каким-нибудь про­дуктом, полезным для целого, которому принадлежат эти силы. В великом организме народа совершаются

    такие же борьбы не только лиц, но и кругов, на которые подразделяется народ. Таким образом, один простой закон владычествует в беспрерывных повторениях при­роды и человеческого мира, но с тем различием, что в л. 4 природе этот процесс совершается || как однообразное круговращение, в истории он совершаетсяа над вечно новыми а предметами, ибо ни один момент не равен дру­гому. Вечно новые противоположности, и никогда не возвращаются они к прежним пунктам, из борьбы их исходят вечно новые результаты. В строгом смысле они не существуют6 современно один с другим, но последо­вательно сменяют друг друга, потому что самая могучая сила одолевает другие и делается господствующею, так что она заступает более или менее место народного ду­ха, пока она не достигнет высшего напряжения своего и не произведет сама собственной гибели. Эти колеба­ния от одного к другому до крайностей суть шаги ис ­тории.

    В понятии органической жизни вообще и духа в осо­бенности лежит, что его основа (Anlage) не вдруг пере­ходит в действительность, но развивается в известном порядке и что этим движениям® внутренней сущности соответствует изменение органов и внешних образов. Это развитие или история совершается независимо от случая и произвола по законам, как явствует из про­стого заключения, что всякое великое явление, всякое определенное направление народной жизни—поэзия и про­за, наука и искусство, различные формы правления, рели­гиозные воззрения— имеют в целом определенное во време­ни место, когда они цветут; между тем как искусственные способы доставляют им только мимолетное и бедное бы­тие. Каждое такое направление предполагает особенное расположение, преобладание особенных духовных сил, которые только однажды достигают до полного могу­щества и потом уступают место другим, приносящим дру­гие плоды, как случается и в жизни отдельного человека, что давно было предчувствовано в истории и выражено

    а а Написано вместо зачеркнутого: является беспрестанно с но­выми

    6 Написано вместо зачеркнутого: находятся ь Написано вместо зачеркнутого: изменениям


    сравнением ее эпох с возрастами человеческой жизни3. Каждый возраст образует особливый период, которого границы не могут быть резко означены, потому что пере­ходы незаметны, и вообще в истории нет резких отделов: упадок старого и происхождение нового взаимно услов- ливают одно другое и отличаются особенностью харак­тера уже в эпохи полного развития. В младенчестве на­родов жизнь, связанная природою, обычаем, верой, течет тихо и однообразно; одни учреждения и идеи перехо­дят от поколения к поколению, и немногие перемены со­вершаются 6 так постепенно, так бессознательно для на­рода, что они не составляют почти предмета для дстории, которая должна ограничиться описанием этих неизменяю- щихся положений и немногих внешних событий. || Исто- л. 4 об. рическое время открывается переходом из юношества к воз­мужалости, пробуждением духа из природы и его раскрыти­ем в многообразии форм и индивидуальностей на основании прежней, общей родовой жизни, наконец, стремлением свободно и обдуманно создать и расширить свое бытие; но тогда начинается борьба возникающих противополо­жений, борьба тем более упорная, чем упрямее в требо­ваниях пробудившийся к сознанию дух и отверделые внешние формы, тем более резкая и общая, чем более в нее входят идеи, а не практические потребности. С бес­прерывно в ускоряющейся скоростью повторяются эти переходы от периодов спокойного образования к перево­ротам, разрушающим эти формы и зиждущим новые, до тех пор, пока наступит время, когда истощенные силы перестанут производить новые явления и содержать в порядке уже существующие, оцепенеютг и потеряются. Тогда наступает старость народа, которая высказывается в медленном замирании прежних живых форм, в возрастаю­щем равнодушии, в отвращении к собственному духу народа, к его обычаям, его верованиям и государству, в беспрепятственном вторжении чуждых, даже враждебных

    элементов3, в усилении частных интересов и в госу­дарственном механизме, последней внешней связи между мертвыми атомами; высшее произведение этого периода народной жизни есть глубокое самосознание,, исходящее из созерцания пройденного пути и из стремления к выс­шему бытию, лежащему за пределами народной жизни. Народ, дошедший до такой степени, может обновиться только чрез принятие нового начала жизни. Весьма6 немногим народам суждено было пройти чрез все перио­ды органического развития — и между6 ними одни греки, которых развитие отв детства до кончины1, нам вполне известно и потому разливает свет на жизнь еще не заклю­чивших свое поприще народов.

    Историяд, принятая как развитие органической жизни, получает единство и средоточие, из которого ис­ходят и к которому сходятся все отдельные явления и силы. Выбор фактов также получает твердое основание; важно то, что характеризует дух в его разнообразных переходах и действует, определяя, на его развитие; но так как степенис этого влияния различны, то объем mo- д. 5 жет быть более или менее || по произволу, лишь бы было правильно определено соотношение фактов по степени влияния. Так как в человеческом теле нет ничего посто­янного, но душа преимущественно обнаруживается в из­вестных частях, некоторые органы при жизненных отправ­лениях играют главную роль; так, в истории великие люди, цвет народа, которого дух в них является в наи­большей красоте; между событиями великие пере вороты, которыми начинаются новые кругиж развития; между положениями3 те, в которых развитие дости­гает полноты своей; наконец, между формами — великие

    а Написано вместо зачеркнутого: влияний 6—6 Написано вместо зачеркнутого: народы также смертны: они могли продолжать свое бытие в [одно слово не разобрано] в атомах, но когда исчез дух

    в Далее зачеркнуто: первого г Далее зачеркнуто: последней кончины д Перед словом «история» зачеркнуто: идея (; Написано вместо зачеркнутого: не являют ,|' Написано вместо зачеркнутого: степени Написано вместо зачеркнутого: состояниям и


    общества, в которых народная жизнь просторнее дви­жется и чище выражается: церковь и государство. Го­сударство есть самая обширная и существенная нз внеш­них форм народа, путеводная нить в его истории, но она не есть высшая, главная; содержание, чрез которое оно становится выше простого юридического учреждения, получает оно от других духовных сил, именно от религий, в которых дух народа гораздо непосредственнее и чище отражается. Польза таким образом понятой истории со­стоит теоретически в познании человека не в ежедневно- сти бытия, а в торжестве его высочайших подвигов,

    актически в познании закона времен, которым^ обшир­ном смысле определяется всякая деятельность.

    Следовательно, всеобщая история имеет по понятию своему предметом не весь род человеческий, а только общее, существенное в нем. Она есть история развития человечества.

    Подпись: О 00.*' л Написано вместо зачеркнушисо: не ограничивает [ся]
    себе, как сильнейший, плоды духовной деятельности побежденного. Вообще, последняя ступень жизни народа имеет то высокое значение, что она совпадает с эпохою распространения его цивилизации, которая именно в эту пору легко передается другим, потому что с нее уже стерлась оригинальность и особенность, делавшие ее годной для одного только народа. Законный наследник этого сокровища, которое не может приносить пользы в руках бывшего хозяина, есть победитель, для которого оно делается плодотворным семенем лучшей и высшей цивилизации. Такие смены народов сходны с переворотом, чрез, которые жизнь отдельного народа переходит с одной степени на другую; и здесь, и там это времена искажения, упадка, брожения смешанных стихий, варварства, из которых возникает новый мир: таково переселение наро­дов, когда дело образования, по-видимому, надобно было опять начать сначала. Но это круговращение, периоды силы и упадка не исключают прогресса, шествия вперед человечества, ибо закон природы равнодушен к содер­жанию.

    Успех очевиден даже в том, что принадлежит, соб­ственно, преданию. В особенности это можно сказать о результатах цивилизации или знанияха, искусствах, вытекающих из общества, [которые] накопляются до бесконечности трудами всех и не пропадают уже потому, хоть на несколько времени и могут быть неупотребляемы. Таковы древние цивилизации в средние века. Они со­ставляют беспрестанно увеличивающееся наследие че­ловечества, основание торжества разума над природою. Но они только средство и переходящая собственность и не касаются до глубокой сущности духа; их успех не доказывает напряжения его сил и наоборот. Другое должно сказать о таких элементах образованности, ка­ковы, например, творения классической древности и христианство; происхождение их было глубже, и они стали для новых поколений источником умственного улучшения и укрепления. Но, не говоря о внешнем при­своении, они предполагают для того, чтобы быть при­нятыми, восприемлемость и особое расположение, кото­рое не везде и не всегда существует, почему нельзя го-

    а Написано вместо зачеркнутого: успехах


    иорить о необходимом и постоянном успехе классического образования [и] христианской жизни. Наконец, опыт на­учает нас, что возможно одно постепенное усвоение и пере­рабатывание этих стихий; полное воспроизведение их не­возможно.

    Чрезвычайно важно было бы для истории развития человечества ступени[10], чрез которые шагал всеобщий дух. Мы видим сначала только ряд || резко определен[ных] л. народов. Один сменял другого, но не выходит из него и не наследует его духа; он самобытен и входит в историю как новое творение. Замечательно, что еще до появления такого нового народа, до возможности его влияция на других духовное его начало уже начинает показываться у его предшественника в последнем периоде бытия. Стремление к этому началу очевидно, но уже нет силы для осуществления, и это много облегчает победу при­шельца. Эта связь, не зависимая от внешней исторической, ii Qii оня тн а я, свидетельствует, быть может, более, чем что другое, о непрерывном развитии.

    В в е д е и и е                                     л

    I. Римская империя7. Мнение, полагающее времена] римских императоров эпохой величайшего упадка для человечества, обязанного6 возрождением6 единственно нашествию германских племен, справедливо только вполо­вину. Завоевание и возрождение было обоюдным. Импе­рия уступила натиску суровых пришельцев, приняла их в свои пределы и потом покорила их в свою очередь.

    В истории нет эпох полного упадка и застоя, а есть времена переходные, когда вырабатываются новые формы и на­чала для жизни. Римская империя составляет такой пе­реход от древней к новой, от языческой к христианской истории. Мы обязаны Римской империи 1) римским пра­вом и системой государственного управления, основанной на монархических] начал [ах], административная монархия; 2) соединением в одно целое разнообразных3 стихий древ [ней] образованности и сохранением этой

    образованности; 3) наконец, под сенью империи возникла христианская религия— империя была внешним условием распространения христианского догмата и утверждения] церкви христианского общества.

    1.    Управление и гражданское] устройство8. Ammi- anlus] Marcellinus9 (из Антиохии; история его в 31 книге объемлет 91—378. Первые 13 книг от 91—352 потеряны. Подражает Тациту); Zosimus, жил в конце 5 века, писал историю упадка Римской империи с очевидней] враждой против Константина и христианства. Уцелели 5 книг и начало 610; Panegyrici veteres latini (от Диоклетиана до Феодосия)— собрание речей, произнесенных в торжест­вен [ных] случаях пред императором депутатами провин­ций и городов в 3 и 4 веке. Подло, мелко, но много статистических] подробностей; Eusebii de vita Constan­tini, l.VI, род панегирика[11].

    Нов[ейшие] первые 25 глав Гиббона11; 1-й т[ом] Са­виньи12; Bethman Holhveg. Handbuch des Civilproces[ses]; 1-й т. Walter. Gesch[ichte] des r[omischen] R[echts] bis aiil Justinian, 1834[12].

    ~ За падением республики последовали времена коле­баний и постепенной смены старых учреждений другими, более соответственными изменившейся действительности. Вся власть сосредоточилась в руках императора. Значе­ние сената исчезло. Еще при Августе (Jieo) оно 1 сошло а на положение компании[13], вроде нынешней Ост-Инд­ский]13, но с меньшими правами. У него были || свои провинции, в которые он назначал правителей (ргосоп- sules) и с которых собирал доходы aerarium, но большая часть этих доходов шла в iiscus императора на содержание войска, начальство над которым исключительно принад­лежало главе государства. Вскоре и эта тень власти отнята у сената. Он сохранил одно печальное право быть в испорченном Риме представителем прошедших духовн[ых] интересов, между тем как в войске выража­лось настоящее с его чисто материальными] требования­ми и презрением к предани[ям]. Отсюда постоянно непри­
    язненное отношение императоров к сенату. В сознании шаткого, не освященного никаким историческим] пра­вом положения они не могли равнодушно смотреть на сословие, бессильное по характеру большинства сочленов и вследствие нов [ого] ходаЛ дсла, но опасное по воспоми­наниям, не совсем замершим в народе, и потому только одно это сословие могло оправдать свое сопротивление наследованным им правом. Формальная законность на стороне сената. Из истории этих времен видно, что почти во всех заговорах и попытках против существую­щего] порядка вещей сенаторы принимают деятельное участие, с другой стороны, большее число жертв, лрине- сенных подозрительности римских государей, принад­лежит аристократическим] фамилиям Рима. Воен[ные] сановники приобретают большое влиян[ие]: управление] импер[ией] долго находилось исключительно в руках
    praefecti praetorio.

    Окончательный вывод этих изменен [ий] в древних фор­мах государственной жизни является при Константине. Он довершил во всех отношениях начатое его предшествен­ником: навсегда оторвал империю от республ [иканских] преда[ний]. Перенесение столицы, кроме того, что ему хо­телось быть далее от языческого Рима, здесь была цель поли­тическая. Об этом уже думали Цезарь и Август. (О Цезаре Светоний, с. 7914, говорил, что он собирается перенести центр римского могущества в Александрию или Илион. Об Августе — Гораций, Ода 3-я, книга III-я.) В системе госуд­арственного] управления, составленной Константином и его ближайшими преемниками, вполне выражается харак­тер Римской монархии [14].

    После Августа в идеях о значении в императора произо­шла большая перемена. Республиканские] формы г, кото­рые принимали первые императоры, понемногу вышли из употребления. На Западе их стали звать dominus, на Восто­ке paaiXeug. Сношения с Востоком, в особенности пример Сасанидов не остался без влияния Диоклетиан принял все внешние украшения восточного монарха. Некоторые из


    его предшественников делали подобные попытки, но но­вовведение не могло устоять против народн[ого] отвраще­ния: Диоклетиану удалось все, задуманное им. Преемники шли по его следам, и Константин уже а учредил двор в а настоящем смысле с иерархией чинов, принадлежащих це­ремониалам.

    Notitiadignitalumet administralionum G imperii in parli- bus orient iset occidentis. Bocking. Bonn, 1839 (400—[40 ]4 гг. )16. Iohannis Laurentii Ludi, de magistratibus reipublicae B Roma­na©, ed. Фусс. Paris, 1812.

    Различным степеням присвоены были особенные титулы. Особы императорской крови nobilissimi; за ними illustres; spectabiles; clarissimi; perfectissimi и egregii.

    Император был главой исполнит льной] власти и ис­точником законодательства. Сенат не имел уже никакого значения, кроме юридического. Разделение провинций на императорские и сенатские уничтожено еще при Аврелиа­не. Изглавн[ых] особ государства г составлялся consistorium principis (с Адриана, давш[его] ему устройство), тайный совет: 7 высшихд сановников, вроде нынешних минист­ров, заведыв[али] различными отраслями правления. Им­перия была разделена иа 4 префектуры, 13 диоце[зов], 117 провинций.

    1) Префектура] Orientis: Египет с прилеж[ащей] Ливи­ей, все азиат[ские] владения, Фракия; 2) p.е IllyriciМезия, Македония и Греция; 3) p. Italiae Италия с островами, земли по южному берегу Дуная до границ Мезий, Африка от Сиртов; 4) p. GalliarumBritannia, Галлия, Испания, Гельвеция и о[строва] Балеарские. Praefecti praetorio, за ними proconsulares, vicarii; [некогда] rectores provin- ciarum = consulares, praesides, correctores. В Риме и Констан­тинополе praefecti urbis, при каждом многочисленный штат, жалованье натурой: Aelius Lampridius c[aput] 42; л 10 «Singulas concubinas quod sine his esse non possent»17. || Он

    a_~a Написано вместо зачеркнутого: основал монархию 6 Написано вместо зачеркнутого: utriusque в Написано вместо зачеркнутого: imperii г Написано вместо зачеркнутого: императора д Написано вместо зачеркнутого: верхов[ных] е Здесь и в дальнейшем, Грановский заменяет слово «префектура» латинской буквой «р»

    онстантин] оторвал воен[ное] управление от граждан­ского, вверил войско двум mag[ist]ri militum —один для пехоты, другой для конницы. На Западе это разделение оста­лосьа Востоке впоследствии 5 Magistri praesentales duo, per Orientem, per Thraciam, per Illyricum (noNot[itia] dign[ita- lum]). Начальники отрядов comites и duces. Легио­новpraefecti легионов, когорттрибуны. Дворц[овое] войско comites domesticorum equitum и c[omites] d[ome- sticorum] peditum. Провинции подразделялись на regiones, regiones на pagi. Земли принадлежали почти исключитель­но болып[им] владельцам, possessoribus, которые или отда­вали их за плату колонам, или заставляли обрабатывать рабами. Possessores, coloni, servi —3 класса внегородских] жителей. Колоны: происхождение сословия неизвестно, в эту эпоху в него вступали по рождению, чрез давность (30-летн[юю]) по договору. У них были брак, свое иму­щество укоторое они не могли отчуждать без воли господина, и право жалобы на него в известных случаях. Их нельзя было отделять от землиа18.

    Города Италии и провинциальные с jus Italicum отли­чались от прочих. Сначала здесь как в Риме, власть у наро­да. В народ [ных] собраниях избир[али] сановников и издав [али] нов[ые] постановления. Сенат заведовал ад­министрацией. Перемены в Риме по падении республики, особливо при Тиверии, повторил [ись] в городах. Народ­ные] собрания потеряли значение; сенат превратился в по­четнее] наследст[венное] сословие ordo decurionum (потом ordo, еще позже curia). Декурионы и избираемые из их среды duumviri, quatuorviri, magistratus, censores и пр. заведовали] город[ским] управлением, собирали подати в городе и его regio. Когда подати стали тягостны и не уплачи­вались более народом, недоимку взимали сдекурионов, они были богатейшие possessores. Отсюда произошло столь тяж­кое отношение, что правительство должно было насиль­ственно удерживать в этом сословии лица, ему принадлежав­шие. Председатели курий с правом суда в 1-й инстанции duumviri или quatuorviri, или magistratus...[15]|| В городах л. и без jus Italicum судеб [ная] власть—у им [ператорских ] сановников, а главою курий — principalis, первый в списке

    (album) курий. В половине IV века в городах и местечках новые чиновники — defensores civitatis, plebei, loci, кото­рые избирались на 5 лет целым городом не из курии. Сна­чала защитники обывателей против притеснений курии, потом им дали судеб [ную] власть в 1-й инстанции, пред­седательство в курии при Юстиниане сравнены с дуум­вирами городов с jus Italicum.

    Система податей и налогов в Римской империи {Savigny: liber.-die Rom [ische] Steuerverfassung. «Zeitschrift fur Ge- sch[icht]liche Rechtswissenschaft», t. 6) 19 была сама по себе хорошо приспособлена к потребностям государства. В дур­ном приложении она стала бичом для народа.» Подати были поземельные — capitatio, jugatio; terrena jugatio и пого­ловная] с лиц без поземельной] собственности, т. е. с рабочих городск[их] классов, колонов, рабов; отсюда имя: plebeia capitatio. Диоклетиан уволил от них город [ских] жителей (по крайней мере на Востоке), так что они пали на plebs rusticana, колонов. Поземельные] подати пра­вильно разложены на провинции еще при Ма [рке] Аврелии. Они собирались так: каждый pagus был разделен на извест­ное число участков capita с равными доходами. Отсю­да слово кадастр, ибо списки, в которые вносились capita, назывались] capitastra (Лакт.,с. 33) 20. Кадастр чрез каж­дые 15 лет. Подати разлагались indicebantur ежегод­но. Назначался бюджет: сумма делилась на число capitum. Сначала подати были очень умеренны, и было много изъ­ятий. Исключительно] Италия была свободна от денежных податей до Максимиана. Она делилась на urbicari а— окрестности Рима, часть Тусции, Пиценум, которые не платили ничего, и annonaria, снабжавшую естествен[ными] произведениями войско и двор. Города с jus Italicum стоя­ли наравне с Italia annonaria и далее сохранили свои права. Увеличения] потребностей двора страшно подняли пода­ти. Максимиан, получив от Диоклетиана pr[ovinciam] Italiam и Африку, уничтожил льготы первой. Одна Афри­ка не могла содержать его двора и войско. Дворов и отдель­ных] армий было четыре. Сочине[ние] Массил[ьского] пресвитера Сальвиана De gubernatione dei рассказывало] д. 12 о бедности народа. В конце 3-го || в начале 5 века сель­ские жители Галлии, доведенные сборщиками до отчаяния, подымались мятежом шайка багодов. Bogaudae — от кельт[ического] Bagad, шумн[ое] собрание21.

    По вычислению Савиньи (на основа [нии] Eumenii gra- tiarum actio) 22, одна Галлия платила около 375 миллио­нов] франк[ов] поземельной] подати. Произвольное не­определенное разложение видно из известий Ам [миана] Марцеллина: Юлиан, прибыв в Галлию, нашелто с каждого caput взыскалось по 25 золо[тых] монет; чрез пять лет он довел эту сумму до 7 м[онет] 23. Сверх податей страшные на­логи, напр., с ремесл [енников] lustralis collatio, которая была так тяжела, что родители продавали детей; Aurum coronarium дары в торжеств[енных] случаях, только с декурионов. Императоры сами отнимали средства платить. Веспасиэн и Тит отняли у колонии общие земли: agri sub- secivi, только под условием которых могла процветать част­ная собственность. Константин отобрал у многи[х] городов земли и роздал церквам. Содержание общеполезных заве­дений: дорог, зданий, водопроводов, городск[ие] издержки взвалены на декурионов. Следствием была гибель средних владельцев остались богачи, освобожденные от куриаль- н [ойклужбы. и чернь Decurionesa или делаются колонам [и], или оставляют собственность. На них тяготели все нужды империи. Сальвиан говорит, что они уходили к варварам:

    «И там единственное желание римлян не возвращаться бо­лее под иго римских законов: об одномп и согласная моль­ба в народа римского: да будет ему дозволено впредь жить с варварами—«ut liceat eis vitam quam agunt agere cum barbaris»24. Сочинен[ие] Сальв[иана] принадлежит] к 439 году. Огромные пустыни и степи среди самых населенных лучш[их] провинций. В Камгании чрез 60 лет после Кон­стантина 520 т[ысяч юзеров] ненаселенной] и необработ­анной] земли. Jugerum 260 футов длины, ^20 ширины. ||

    2.     Образованность, ffiskjoire] littrrairer de la л' 13 France11. Ampere. Hist [oi re] de la lit [terature] Fran^aise avant le 12 siecle. Heeren. Geschi [chte] des Studiums der Rriechischen und romifschen] Literatur25.

    Введение. Conrin^ 26-27. Diss. academicae.

    В IV веке римские провинции разделялись по языку на две половины: греч[ескую] на Востоке, где эллинизм пустил

    а Написано вместо зачеркнутого: posses'sores)

    6 Написано вместо зачеркнутого: единственная в Далее зачеркнуто: класс чернь 1 Написано вместо зачеркнутого: La France litteraire

    глубокие корни (в Сирии, в Египте образов [анные] люди говорили по-гречески), и латинскую на Западе, где язык и образованность Рима скоро взяли перевес над бедной обра­зованностью и языком кельт [ического] племени. Несмот­ря на эту двойственность, образованность Римской империи в эпоху, о которой говорим, проникнута глубоким единст­вом, которое обнаруживается во всех ее направлениях.

    Римский мир был богат в то время всеми средствами, все­ми внешним [и] условиями высокого умственного разви­тия. В огромных библиотеках хранились произведения древности, доступные всем любителям знаний. Везде процветали школы под самым щедрым покровительством государей. В Галлии, напр., почти каждый порядочный город имел свою школу: особенно славны в Трире, Бордо, Autun; Тулуза, Лион, Марсель; в последнем греч[еский] язык давно боролся с латинским [16].

    Положим, что южная часть Галл[ии] стала3 действи­тельно в этом отношении выше прочих провинций: но в Итал[ии],вИспа[нии] Африке было также много подоб­ных заведе[ний]. О Востоке после. Императоры, как сказано, покровительствовали. В 321 Константин освобо­дил] профессоров и медиков от всех податей и город [ских] служб, назн[ачил] им большое содержание и право до­стигать ad honores. Преемники его, Валент, Грациан, бес­прерывно издают такие постановления. Из западных школ вы [ходило] множество риторов и грамматиков. В грече­ской] половине империи встречаем те же явления: Алек­сандрия наполнена школами да книгохранилищами: в Афинах процветала ученая жизнь: все фил [ософские] школы имеют своих представителей. Каждый профессор л. и читает по очереди || в огромном театре, который едва со­держит слушателей. Стечение и ученые распри так велики, что префект Афин должен был принимать меры против беспорядков и охранять жизнь присутствующих. В Бе­рите знаменитая юридическая школа привлекала множест­во молод[ых] людей. Школы в6 Никомедии, в Антиохии. Профессоры Констант [инопольского] училища постав-

    лены Феодосием II на степень comitum 1-ой степени викариев диоцез. Вы видите, в средствах, в мерах и поощ­рениях правительства нет недостатка. Общество по наруж­ности исполнено любви к знаниюа. Софисты и риторы пользовались славою б, их 6 положение было самое блестя­щее, похожее на положение французских] веков esprits 18-го века. Софисту Проэрезию ставили золотые статуи. Другой софист Либаний рассказывал] о своих торжест­венных путешествиях из города в город, о состязаниях и победах над соперниками. Толпы в стекались в слушать. И что же? При всем том наука не шла вперед; в искусстве совершенный] упадок. Нет ни одного произведения того времени, которое бы имело художнич[еское] или ученое значение. (Это была пораг компиляций и сокращений: знаниед старались сдела[ть]е доступным для всякого, т. е. не класса, а умай прилежания.)жСамые благородные умы развращены и погружены в мелкие нуж[ды], интересы. Либаний и Юлиан *. Участие общества только внешнее: для высших классов учен[ые] занятия были средство[м] убить время, лекарство[м] от празд[ной] скук[и]; для низших так [же] средство выйти в люди. Возьмите некото­рые книги: их почти нель[зя] читать без тоски (Апу­лей): Авзоний, дважды pr[aefectus] pr[aetorio], консул, учитель императора Грациана, в самые трудные времена оставил много сочине[ний]. О чем бы вы думали: эпи­граммы, плоские идиллии, история 12 Цезаре[й] еп quatrevers, похвалы бурдос[ским] профессорам, выкроен­ные из Виргил[иевых] полустиший, неблагопристойные поэмы. Это было в моде—составлятьизчужих стихов свое целое. И когда писал автор!3 ||

    *         [Слово не разобрано] panegyrici vctercs а Написано вместо зачеркнутого: науке 6—6 Написано вместо зачеркнутого: всеми возможными] в—в iianucaH0 вместо зачеркнутого: целые народона[селения]

    1 Написано вместо зачеркнутого: время д Написано вместо зачеркнутого: наука е В рукописи: сделались

    т Над первой фразой, заключенной е скобки, стоит цифра 2, над второй цифра 1

    Л Далее о/п/пич/ отрывок по истории монашестса (см. Преди­словие, стр. 17)

    Германские племена. Мы видели, в каком состоянии находилась Римская империя. Я[17] старался рас­крыть3 вам глубокую порчу государствен [ного][18] орга­низма, показать внутренние причины, которые вели его к ^необходимому разрушению, несмотря на живучесть от­дельных-частей этого организма. Нам остается посмотреть, какие внешние причины соединились с внутренними на гибель империи. Предметом следующих исследований будет историческое] обозрение быта герм[анских] народов.J

    Источники: 1. Caesaris de bello Gallico. 4. Cornelii Taciţi libri Annalium, Historiarum, de moribus Germano- rum; 6. DionisCassii Cocceiani (155—229) Hist [oria]Romana;

    7. Amfmianus] Marcellinus; 8. Zosimus; 5. Ptolemaeus. Geographia (125—160), сюда книга 2-ая; 2. Velleius Paterculus. Hist [oria] Romana. 3. Pomponius Mela, de situ orbis. Пособия: Mascou. Gesch [ichte] der Teutschen,

    2 т. Leip[zig], 1726, 1787; Zeuss. Die Teutschen und die Nachbarstamme; Grupen. Origines Germanicae. Lemgo, 1764, 3 т.; Barth. Teutschlands Urgeschichte, изд. 1840; Philyps. Teutsche Gesch [ichte], 2 т.; Pfister. Gesch [ichte] der Teutschen; Eichhorn. Deutsche Staats- und Rechtsge- sch[ichte]; Гримма Mythologie und Rechtsaltertumer28.

    Первый достоверный факт в истории германцев есть война кимвров и тевтонов с Римской республикой. Никто не знал, откуда они пришли; римские историки долго счи­тали их кельтами. Около 50 лет спустя Цезарь доставил первые положительные] сведения о германских племенах, с которыми он столкнулся в Галлии. Име[нно] с его вре­мени вошло у римлян в обычай имя германцев*. Мы не знаем, имели ли германские племена на своем языке имя для означения и национального единства. Кажется, что у них не было сознания этого единства. Германцами на­звали их, по свидетельству Тацита, Герм., с. 2, галлы^ Место спорное: «Ceterum Germaniae vocabulum recens et

    nuper additum, quoniam qui primi [Rhenum] transgressi Gallos expulerint ac nunc Tungri,tunc Germani vocati sini; ita nationis nomen, non gentis evaluisse paulatim, ut omnes primum a victore ob metum mox [etiam] a se ipsis invento nomine Germani vocarentur»30.

    Город Тонгарана[19] . . . между Маастрихтом и Лют- тихом. ||

    Толкование Эйхгорна31 самое простое и ясное: туземцы л. 18 до покорения края, от которого получили это имя, назы­вались германцами, и это имя вошло у галлов в употреб­ление для означения всех их соплеменников: a victore ob metum (victoris).                                      «■

    Происхождение германцев от бога Туискона—сын его Ман: от него ингевоны proximi Осеапо; истевоны по Рей­ну; гермионы medii эти 3 племени у Тацита. У Пли­ния еще 2 Vindili и Peucini. Гермионы = суевы. Вероятно, кимвры, тевтоны и дружины Ариовиста принад­лежали к последнему племени. Суевы постепенно подви­гались к западу, вытесняя пред собой кельтич[еские] племена, жившие на ю[жном] берегу Дуная, но юж[ный] берег еще долго сохранял кельтич[еское] народонаселение.

    При Цезаре даже левый берег Рейна занят германцами, мо­жет быть, остатка [ми] кимвров и тевтонов, которые здесь поселились. Они помогли Ариовисту. Впоследствии здесь образовались римские провинции с германским народо­населением: Germania 1-я от поворота Рейна при Базеле до устьев Майна или даже, может быть, до Мозеллы; 2-я отсюда вниз по Рейну; Belgica I и IIпо Мозеллеи Маасу.

    На в юге, как всказано, вероятно, суевы, на севере (Belgi- сае и Germania II —истевоны) —ингевон[ов] Эйхгорн справедливо назыв[ал] фризским племене[м], хотя фризы, в тесном смысле, жили между Рейном и Эмсом, а далее Chauci, но все эти сев[ерные] племена носят один харак­тер 32.

    Подроби [ое] изложение войн гермшщев с римлянами (в 1 и 2 веке) не принадлежат] сюда.Шосле неудачн[ых] покушений Августа обратить Германию в Риме [кую] провинцию, окончившихся поражением Вара, война

    со стороны римлян сделалась оборонительной. Рейн и Дунай естеств [енные] а пределы а: от Кёльна (Colonia Ag­rippina) вдоль по Рейну, потом от реки Лан чрез Майн, Нек- кар и Кохер к юго-востоку до Кельгейма на Дунае тянул­ся ряд крепосте[й] 6 и башен б, связан[ных] императором Адрианом одним непрерывным валом, Vallum Romanum: limes. Этот учас[ток] между обеими велик [ими] реками и vallum составлял передовые провинции империи. Здесь часть почвы (на прав [ом] берегу Майна между Рейном и Дунаем) был ager publicus (agri decumates) и отдавался за ежегодную плату естеств [енными] произведениями в потомственное пользование1*. Другая часть с теми жо повинностями. |! л. 19 Такие agri decumates получали вроде лен 1ов] воины по­граничных] легионов с обязанностью в воен[ной] службе за себя и наследников) Lampridius, in Alex. Sev.: «Sola, quae de hostibus capta sunt, limitaneis ducibus et militi- bus donavit, ita ut eorum ita essent, si heredes eorum mili- tarent, nec umquam ad privatos pertinerent... addidit sane his animalia et servos»33. Наконец, остальные1 земли со­ставляли1' собственность уцелевших здесь германцев. Большинство народонаселения германское. Кроме упо­мянутых остатков3... воины легионов и колонисты из Germania, жившие на agri decumates. Об них еще Тацит 34. Так как у германцев только побежденные и покорен [ные] племена е жили на земле, обложенной какими-либо повин­ностями, то они назывались] име[нем] людей, обязанных податью или воен[ной] службой другому: lasse, late, late, lete, т. e. ленивый, робкий. Это имя перешло на римские учреждения, и жители передов[ых] провинций часто в римских памятниках наз[ывались]: laeti, ager publicus terra laetica. До III ж столетия ж эти передов [ые] провинции оставались за Римом тогда укрепления не в состоянии

    а—а Написано вместо зачеркнутого: природные границы 6—6 Написано вместо зачеркнутого: укреплений и замков в Далее зачеркнуто: внаймы г—г Написано вместо зачеркнутого: третья часть земель д Далее слово не разобрано е Написано вместо зачеркнутого: земли ж—ж написано вместо зачеркнутого: начала III в.

    были более сдерживать напора варваров п, которые начи­нают являться за естественными] рубежами империиа.

    В это6 же время совершается стран [ная] перемена в политическом] быту германцев: имена народов, дотоль знаменитых, исчезают совершенно, на место их являются другие. Не должно думать, чтобы целые народы погибали: когда племя отличалось могуществом или славой, другие ему соседние и родственные принимали его имя^ Мнения о союзах народных; но еще ближе к истине мнёниев Эйх- горна, что система дружин была образовательн[ым] нача­лом, соединявшим несколько германских племен под одно имяв 35. Главные1, народы: франки, саксы, аллеманыд, бургунды, суевы, вандалыд и готфы. В 238 г. является впервые имя франков, под которым должно разуметь, ве­роятно, все народы, принадлежащие] к племени тацит[ов- ских] истевонов.

    ГВ концее 3 века (при Максимиане) толпыс франков селятся на римском берегу Рейна в качестве летов. Раз­деление на sălii и riparioli, ripuarii. Шриагп(отж ripa? Rifland) жили пож обеим берегам Рейна и в обеих Белгиях. Sălii напротив о. Батавия (образ [ованного] рукавами Рей- на)в Salland, потом они заняли самый остров (в 4 в.) и пе­решли в земли между Маасом и Шельдою—Токсандрия. Император Юлиан уступил им этот край, возложив на || них обязанность воен[ной] службы. Здесь эти сал[ические] франки соединились] с родствен[ным] племенем сигамб- ров, которые жили у устьев Мааса Меруве. В половине 5 века рипуарии образуют сильн[ое] самостоятельное фр[анкское] государство, которого столица Кельн. Вождь их Ферамунд из племени хаттов (тоже истевонского), но сал [ические] франки повин[овались] многим вождям. Меро- винги — знатн[ый] сигамбр[ский] род, так названны[й]

    «I—а иаписан0 вместо зачеркнутого: германских племен, н толпами стали они являться на внутренних землях империи

    0   Написано вместо зачеркнутого: около в—в цаписано сместо зачеркнутого: эти дружины преимущественно содействовали к перенесению одного имени на несколько народов чрез завоевание (Эйхгорн)

    г Написано вместо зачеркнутого: новые д—д Написано вместо зачеркнутого: готфы

    е—е Написано вместо зачеркнутого: 2-й половине III века они Написано вместо зачеркнутого: союзный, пограничный народ

    от отчизны их Меруве. По мере движения фран­ков на запад подавались вперед саксы народ, пришед­ший в Германию в первой половине 2-го века (Sdiatmrnnn G [eschichte] des niedersăchsischen Volks. Gottingen, 1834). Птолемей3 знает их в Голштинеа: Тациту и Плинию они б[ыли] не известны, следовательно, они пришли сюда с севера в промежутке. Скандинавское происхождение их едва ли подлежит сомнению^ Вообще, свидетельство Иор- нанда «Scanthia officina gentium, aut certe velut vagina nationum»[20], должно принять в соображение. Оттуда 6 вы­ходили сильн[ые] толчки6, двигавшие народы. Мы увидим возможность®, когда займемся образованием герм[анских] войн и завоеваний.

    Гипотеза Мёзера о туземности саксов[21]. В III и IV ве- к[ах] саксы на[чали] распространять свое завоевание в Сев[ерной] Германии по обеим сторонам Эльбы в землях хауков и прочих ингевонов. Часть саксов, жившая бли­же к морю и знакомая с ним, искала себе места для посе­ления, вероятно, теснимая датчанами около 250 при Дане Миколате (Saxo Gram.[22], lib. VI, p. 105 и 106) и заняла берега Фландрии и Сев[ерной] Франции litus saxonum. Здесь уже было много германцев. Вообще, на­чиная с конца Ш века до конца IV саксы главные двигатели народов Северной Германии, отчего произошло, что римские жители стали называть их именем племена, кото­рые, вытесненные саксами, в свою очередь врывались в им­перию. Результат: так, как под именем франков соединились все истевоны; так пришельцы саксы овладели землями ин­гевонов, изгнав или покорив себе последних. Аллеманы являются в историю при императоре Каракалле в начале 3-го в. В IV они занимают всю римску[ю] передовую про­винцию от Майна до южной оконечности Шварцвальда. Вероятно, этот народ сложился из разноплеменных при­шельцев11, которые1, в соединении с германскими жите­лями limitis составили независимое целое. Основа су­евы. Самое имя аллеманов намекает на такое происхожде­ние. ||

    Agathius. Hist., I: «Allemani si Asinio Quadrato fides л. 21 viro Italo et Germanicarum rerum exacto scriptori convenae Mint, ex variisnationibuscollecti, id ipsum apudeossignificat vocabulo»39. Jleo полаг[ал], что аллеманы смесь суев- ск[ого] племе[ни], потесненного к югу саксами, которых движение зажгло марком [аннскую] войну 167—180. Здесь сохранилось имя суев[ского] племени. К востоку от них — бургунды, также захватывая часть римской передовой про­винции, они, кажется8, издавна занимали земли между Рейном, Неккаром3, Майном, римским валом и рекой Якстом.Орозий выводит их имя: «atque etiam nomen ex opere praesumpsisse, quia crebra per limitem habitacula consti- tuta burgos vulgo vocant» (Adv. paganos, VII, 32)4<0. Причи­ны их усиления, без сомнения, те же, что у аллеманов: при­соединение к ним суевских и других не зависимых от рим­лян дружин. Тацитовы[23] бургунды в Северо-Восточной Германии почти уничтожены гепидами, которые покорили их земли к западу от Вислы, к югу от Нецы6. Остаток на­рода удалился чрез земли ругиев на остров Борнгольм (Borgandasholm), где их знает еще король Альфред. На северо-востоке от аллеманов и бургундов жили турингцы; границы к северу саксы; на востоке —Богемские горы, на юге доходили до Регенсбурга на Дунае. Наконец, ве­ликое, может быть, суевское племя готфов, обязанное своим могуществом дружинной системе, с 3-го столетия растяги­вается от Балтийского] до Черн [ого] моря. Множество других племен ему покорны, в том числе, вероятно, были славяне. Они разделялись на 3 главн[ых] племени: ост- готфы, вестготфы, гепиды. Результат всего: так, как под именем франков соединил [ись] племена истевонские, так пришельцы саксы заняли земли ингевонов и вытеснили их, подчинили себе последних. Из суевов несколько народов: аллеманы, бургунды, тюрингцы, готфы и т. д.

    Внутренний быт.

    уторга. Полит [ическое] устройство германцев до 6-го столетия. СПб., 1837 41)[24]. В основании полит[иче-

    ского] устройства германцев лежит соединение отдельных] общин, так называемые Markgenossenschafteii, в боль­шие целые в народы. Земли, занимаемые] таким наро­дом, наз[ывались] gau, pagus. Участок земли, принадле­жащий общине,— marck, limes. Земледелие, скотоводство, война вот занятие германских племен. У них не было городов, но были селения, по крайней мере у суевов, и укрепленные места. Тацит упоминает о таких43. ||

    Все полносвободные и полноправные люди в gau со­бирались в извести [ые] дни для общего совещания в consilio (thing —впоследствии по-латински placitum). Этим собраниям принадл [ежала]а власть; они решают мир и войну, избирают судей principes, qui iura per pagos [vicosque] reddunt 44, и вождей reges ex nobilitate, duces ex virtute sum unt 45.

    Вообще эти сановники избирались из благород [ных]6 родов. Главное разделение германцев было на свободных и несвободных, но между первыми еще существовали от­личия. У германцев было дворянство, в этом нет сомнения. Опровержения Гизо и других не имеют силы: Vita s[ancti] Lebuini: sunt qui illorum lingua edlingi, sunt qui frilingi sunt qui lassi dicuntur, quod in latina [sonat] linguanobi- les, ingenuiles, atque serviles40.

    Правдоподобното аристократия германцев находилась в связи с религиозн[ыми] учреждениями: 1-е — знаменитые роды, ведущие свое начало от богов; 2-е — жрецы, которых значение очень велико, принадлежат u к аристокр [атическо- му] сословию. Это, между прочим, подтверждается тем, что впоследствии, например при покорении саксов К[арлом] В[еликим], когда edlingiг принимали христианство, со­противление жрецов тотчас прекращалось. Впрочем, не должно думать, чтобы у германцев была каста жрецов, как в Индии или Египте. Доказательства Лео неудачны 47. Эделингид отличались11 от фрилингов, по всей вероятности,


    только тем уважением, которое доставляла им знатность рода (kunni, clunni kunn-elik). Права их были равные. Совокупность всех этих прав называется в наше время Gewehre в обширном смысле. Сюда принадлежит: 1) право личного участия во всех общественных делах; 2) свобод­ной полной собственности; 3)а заступление относительно лиц, находящихся под покровительством вследствие лет, пола или состояния3; защита оружием всякого наруше­ния безопасности6 целого6 общества, собственности лица, лиц, пользующихся] покровительством, и имущества; по­следнее Gewehre в тесном смысле (владение и защита полн[ой] собственности).         *

    В этом заключалась сущность полной свободы герман­ца, полнота его прав.

    Неполноправные подразделялись на многие отделы. Источник двоякий: 1) семейственный; 2) политический.

    1.     Жена, несовершеннолетние, без полной собствен­ности, дети полноправного германца находились под его mundium. Он был представитель их прав: отвечал за их пре­ступления и получал виру или мстил за их обиды. ||

    2.   Политическая причина отсутствия полных прав и состояния под mundium другого происходила из завоева­ния. Здесь несколько слов о результатахв германских войн для политического устройства и обв отношениях, кото­рые изих вытекали. Schauman,54 [etc.][25].l. Постоян[ные]г войныг оканчивались] покорением земель, принадлежав­ших побежд [енному] племени; уходили искать нов[ые] отчизны только свободные люди. Потеряв собственность, они чрез самовольное изгнание сохраняли другую часть своих прав. 2. Отсюда объясняется, почему в наступатель­ных войнах войска германцев состояли только из свободных.

    3.  Неполноправные ничего не теряли и оставались на преж­ней земле и в прежних отношениях. Они продолжали ра­ботать только для другого господина. 4. Победители делили
    землю и оставшихся на ней летов по началу: сколько победителей, столько участков. Из этого понятно, каким образом весьма небольшие числом племена могли зани­мать огромн[ые] пространства. 5. Оставшиеся леты в свою очередь сообщали многое завоевателям в языке, в част­ном быту, но не в учреждениях]а; как думает Шау- ман, у них не было прав. 6. Завоеванные земли получ
    la- ли] название от победителя: с свободн[ыми] изгнанника­ми шло прежнее имя, которое далее[26]. Таким образом, на­звания переходили с места на место или вдруг исчезали, когда изгнанники бывали настигнуты несчастьем. Исклю­чения.

    Положение летов было более или менее тягостно, смотря по условиям завоевания. Иногда® летыв пользо­вались некоторыми политическими правами. Мы увидим у саксов. Господин судил своих летдв, живш[их] в его дворах, на его земле, по дворскому праву. Кроме летов, у германцев были малочисленные рабы военнопленные, купленные, проигравшие свободу и т. д.

    Таково было первоначальное устройство германской общины, составленной из свободных людей, сг полной Gewăhre. Из их среды изб [ирались] судьи и вождиг. Мы бу­дем говорить после о их религии заметим только, что учреждения и право находил[ись] в тесной связи с рели­гиозными] верованиями и относились к ним, как дерево к корню. Значение жрецов было велико они были часто судьями народными. Но мы видели доселе германское племя в его нормальном3 мирном состоянии на родной почве. Устройство, которое мы описали, можно назвать по-русски общинным — вместо Gauverfassung. У них было другое, возникавшее во время войны,— дружинное. ||

    Дружины. Между тем как целые общины подымались обыкновенно только для отражения наступающего врага, часто молодежь, люди, скучавшие праздностью и миром, составляли товарищества (Genossenschaften) и отправля­


    лись искать войны, славы и добычи. Такое предприятие Fahrt, Heerfahrt, отсюда Gefăhrten (geferau и, может быть, grafie). Другие названия были leudes, Reelen=exul; ...а или degen (храбрый муж) показыв[ают] уже характер этих дружин. Выражение у (франков) antrustiones = in truste dominica; отношение верности trustis к вождю. Эти антрустионы вели с собой собственные небольшие дружины arimaniae. Вождь, глава целого предприятия, был или задумавший его эделинг (кунинг) или избранный товарищами, degen. Он стоял выше всех, поэтому его наз [ы- вали] herro (сокращен [ное] herirov) или heir. Прочие со­ставляли его comitatus, gasindi, gedikini; они *были его geferau или comites. Они давали ему клятву в верности trustis praecipuum juramentum. Их дело было защи­щать его в битвах и помогать во всем. В этой зависи­мости не было ничего постыдного. Вы найдет [е] у Та­цита (Germ., с. 14) место, характеризующее эти отношения. Иногда целью дружины была только добыча, как у мор- ск[их] саксов, иногда вожди дружины как 6 кондотьеры0 вступали в чужую службу со своими спутниками, так Ген- гист и Горса у бриттов®, Гейзер [их] у Бонифация, Дитрих у Зенона и т. д. Тогда дружина шла завоевать себе жилище и земли; такие часто составлялись из целых народов, из- гнанн[ых] победителями. По достижении цели завоевате­ли обыкновенно брали V3 или 2/3 земли побежденных1'; каждый отдельн[ый] участок назывался] Sors, по-н^ мецки Soos. Sortes Romanae et Gothicae — lex Wisig[otho- rum]. Отношения hospitalitas r.

    Чрез поселение дружин на покорен [ных] землях разви­лось особенное устройство, отличное от общин[ного]. Это уже видно из того, что такие поселившиеся чрез завоевание племена назывались] часто exercitus, а члены народа- дружины — exercitales (готфы, франки, лангобарды). Они действительно сохраняли и после победы военные устрой­ства, разделялись на отрядыд, под начальствомд вождей,

    ими избранных или назначенных Конунгом и которые долж­ны были заступать место судей в мире и начальников на войне centenarii, decanii. У ва1щалов тысячники millenarii praefecti.

    Главой целого оставался Негго, или верховный ку­ниг. Но отношениеа его к дружин [пикам] а приняло те­' -5 перь другой характер: |j сохраняя значение Boenlnoroj вождя, он делался главой народа. В римских провинциях он заступал для покоренных место императора. Преемни­ки его избирались из его рода: рождение давало им права, дружина подтверждала их добровольно. Нового кунига подымали на щит, отсюда лат[инское] in regem или in regnum levare. Отличительные знаки его достоинства венец на голове и жезл в руках. И то и другое остатки языч[еских] обрядов при жертвоприношениях. Родство —^ sippe кунига и главные члены дружины (антрустионы) составляли дворянство.

    Рано являются при всех германских кунигах 4 санов­ника, которых происхождение теряется во врем[енах) язычества: Kleides[mann] Kammerer (Camerarius) каз­начей, его также зовут horder от hord, hort; Ross- [maim], marschall, имевший попечен [ие]6 об упряжи и ко­нях кунига; tisch[mann] или Fruchlefs (dapifer); ...в В извест[ные] дни вся дружина собиралась около ку­нига здесь шли совещания о делах, суды и т. д, Детиг дворянства воспитывались при дворе кунига г. Эти общие главные черты дружин [ного] устройства столь важны, потому что ему обязаны германцы своими завое­ваниями в римских провинциях. Они даже переняли преж­ние вольные учреждения германской общины, ибо за дру­жиной приходило вслед много свободных люде[й], сна­чала к пей не принадлежавших. Они селились на завоеван­ной] земле с согласия кунига и подчинялись нов [ому] порядку. Так было и с целыми общинами. Это движение дружин было чрезвычайно живо в 4 и 5 веке. Прекрасное место у Лео в Ит[альяиской] истории: «почти вся Европа

    а—а Написано вместо зачеркнутого: но теперь после

    6 Написано вместо зачеркнутого: надз[ор]

    Б Два слоса не разобраны г~г Написано вместо зачеркнутого: куниг принимал гостей в своем дворце          

    была во власти германских владык, родных а по языку и кровиа. Великая ясно сознаваемая связь охватывала все княжьи дворы от Византии и берегов Чер[ного] моря до крайнего Тула, до столицы восточных] готфов. Взад и вперед ходили разгульные куниги, герои, искавшие цар­ства или кров [ной] мести; целые толпы благородн[ых] слуг из всех германских народов провожали их, и весть о событиях при каком-нибудь дворе быстро облетала по­средство [м] этих блуждавших воинов весь германский мир» (I, 65) [27].

    Главным памятником духовп[ой]6 жизни6 германцев того времени служат уцелевшие юрид [ические] юстатки. Суровое® воинств [енное] право отличает дивную мощь и глубину народно [го] духав. Германцы знали только рели­гиозное] употребление письмен: у них были руны, то, что Тацит (Germ., с. 10) назыв[ал] nota. Первоначальное их назначение || было причиною их признания после при- л. 2в иятия христианства. Народ пел дела предков. Antiqua Carmina. Следов нет. Древнейший памятник германской поэзии принадлежит к 8 веку. О религии древ [них] гер­манцев я скажу после, говоря о скандинавской. Обе мифо­логии выросли из одного корня, но последняя г не опреде­лилась вполне, ее захватило среди ее развития пересе­ление народов и христианство. Отсюда неопределенный], туманный характер германских божеств. У германцев религ [иозное] сознание не успело перейти из непосредствен­ности чувства в созерцание, не приняло пластич[еской] формы. Сам И[аков] Гримм с его огромн[ой] ученостью, с его способностью оживотворять предметы, не мог дока­зать противного. По мере того как христианство усили­валось в Германии, ск[андииавский] Север глубже погру­жался в язычество. У него полная мифология и теогония.

    Мы укажем отношение к германской. Из1 всех герман [цев] у одних саксов несколько развитая мифологияд, потому


    что они позже всех приняли христианство, но до нас до­шло мало памятников, и, кроме того, при враждебном отношении саксов к пр[очим] германским племенам они могли только односторонне выразить свои религ[иозные] идеи, и мнение саксов не есть немецкое3. ||

    § 1. Начало германских государств н а римской почве

    Я говорил уже о переходе германских дружин из Гал­лии на Пирен[ейский] полуостров в 409 году. Эти дружи­ны состояли из 3-х главных народов из вандалов, алан и суевов. В 411 они раздели [ли] между собой завоеван- [ный] край: Северо-Западная Испания и Северная Пор­тугалия до реки ...6 досталась суевам и вандал ам-асдин- гам; Южная Португалия аланамв, Южная Испания, Андалузия и Гранада вандалам-силингамг. Вандалы име­ют право на отдельное] изложение. Судьба суевов и алан подчинена влиянию других, более сильных и важных наро­дов, о ней будет упомянуто в связи с историей этих народов.

    Вандалы. Источники: у вандалов не было ни од­ного туземн[ого] летописца, только один ожесточен [ный] против них католик африканец Victor Vitensis, Historia persecutionis Vandalicae, и несколько иностранцев: I d а- c i us (епископ в Галлиции в 5-м в.), Chronicon до 46750; I s i- dorus Hispalensis, Historia Gothorum, Suevorum, Vandalorum до 625; Pr ocoppi.us, De bello vandalico libri II. Пособия: Cesch[ichte] der vandalisch[en] Herr- chaft in Africa. Papencordt, 1837, Берлин. ||

    Войны с вестготфами положили конец владычеству ван- далов-силингов и алан в южной части Пирен [ейского] по­луострова. Оба народа теряются из истории после их поражения Валлиею в 418 году д. В 420 вандалы-асдин-

    а Далее опущены разделы: «Монархия Сассанидов» и «Переселе­ние народов» (лл. 2633). См. Предисловие, стр. 17. б Слово не разобрано.

    п Написано вместо зачеркнутого: ванда[лам]

    1 Далее незаконченная (фраза: К истории этих народов одна из ^ Написано вместо зачеркнутого: 416 и 18 годах

    то

    ги, оставив свои жилища на севере, двинули в Андалузию, которой им удалось овладеть. Но они остались здесь недолго. Правитель римской провинции Африки Бонифаций, оклеве- танныйпридвореВалентиниана III, отложился в 427 г. отпо- виновения. Начальн[ые] успехи над войском императора не дали ему желаемой безопасности: важнейшие города оста­вались в руках императорских войск, с юга его теснили мавры, искони жившие в этом крае и постоянные враги римлян. Между ними и последними шла такая же война, какая ныне между французами и арабами. Крайность при­нудила Бонифация искать помощи вандалов-асдингов. У последних сделался около этого самого времени куни- гом один из знаменитых вождей, участвовавший] в пере­селении народов, Гейзерих. Иор<?[ ан                             «Гейзерих был знаменит истреблением римлян (in urbe или orbe?), роста среднего и а хромал вследствиеа падения с лошади; душа у него была глубокая, речи редкие; презритель рос­коши, во гневе бурный, жадный к корысти, изобретатель­ный на средства искушать народы, сеять между ними се­мена раздоров и поддерживать ненависть». Он был побоч- н[ый] брат своего предшественника, рожден от рабыни; дружина избрала его, вероятно, за редкое соединение ка­честв, необходимых кунигу. Приглашение Бонифация (429) нашло его готовым. С 50 т[ысячами] человек, которых он выдавал за 80, разделив свою дружину на 80 отрядов под начальством тысячниковmillenarii (миллснариев.—С.А.) он явился на берег Африки. Отношение его к Бонифацию было кондотьерское, но вскоре изменилось. Бонифаций хотел помириться с двором, предложил Гейзериху бога­тое вознаграждение и просил возвратиться назад. Ему от­вечали упреком в измене, и война началась [28]. Это была война6, ужасная для побежденных римлян. Африка, до­толе «anima reipublicae» (Salvian, 1.VI) [29], житница Ита­лии, была опустошена вдоль и поперек. К вандалам при­соединились] мавры и суровая секта донатистов: вандалы были ариане, это соединило их с ними общей ненавистью к католицизму. Города Африки были без укреплений по причине безопасного] положения страны мавры не
    смели подступить к ним одни. Большая3 часть3 была без сопротивления взята; жители убиты или обращены в раб­ство. Особенно терпело[30] духовенство. ||

    Разбитый Бонифаций заперся в Гиппоне, где выдержал 14-месячн[ую] осаду. Во время осады смерть блаж [енного] Августина. В 431 Бонифаций возвратился в Италию. В 439 пал Карфаген, и завоевание Африки окончено. Побе­дители разделили между собой лучшие земли. Туземцы или лишены всякой собственности, или им оставлена только самая бесплодная почва. Подобные явления у англоса­ксов и лангобардов, которые также не делились по третям. Вандалы приобретают страшное могущество на море: суда их грабят берега Средиземного] моря. Усилия восточ­ного и западного ^императоров положить конец опустоше­ниям бесполезны: Гейзерих, когда не помогала сила, при­бегал к подкупу и не раз жег неприятельск[ий] флот в самих гаванях. Сардиния, Корсика и Балеарские ост­рова покорены. Гейзерих звал себя царем земли и моря. Я говорил о призыве в Аттилы против в римлян и вестгот­фов, которых он боялся. Разграбление Рима. Он ум [ер] в 477 году, оставив по себе могуществен [ное] государство, но это могущество продолжалось недолго. Религиозная] ненависть и условия вандальск[ого] завоевания сделали их вечными врагами вальхов 54. Мавры скоро стали делать набеги и на них. К тому же под знойным небом Африки рас­таяла простота и крепость германского быта. Еще Саль- виан назыв[ал] их самым[и] целомудренными из герман­цев, при преемниках Гейзериха они вовсе не заслужив [али] этой похвалы. Страсть к наслаждениям, образован[ная] жизнь без образованности переходит к ним. Театральные зрелища. Даже богосл [овские] споры. Гейзерих f 477, Гунерих—484, Гунтамунд — 496, Тразамунд 523, Гиль- дерих 530. Гильдерих свержен с престола Гелимером. Это было поводом к войне с Юстинианом, который требо­вал освобождения и восстановления Гильдериха, своего союзника/ В 533 году экспедиция Велизария. Триполи и Сардиния отлагаются от вандалов. Гелимер у [спел] от­править,против мятежников Сардинии брата своегоЩазона].


    Между тем Велизарий делает высадку и одерживает] победу при Decimum (Miliare), близ Карфагена. Карфаген отворяет ему ворота. Чрез За месяца3 вторая победа при Трикамероне. Гелимер бросается в горы и после дол­гой осады в горн [ой] крепости сдается 534. Ему даны земли в Галатии. Вандалы выведены из Африки; часть их вступ[ает] в службу императора и гибнет в6 Персии6, имя их исчезает. Сред [ние] века и особенно в XVIXVII ве­ках считали венедов, занявших первобытн[ые] жилища вандалов на Одере до Балтия, за их потомков. В хрониках и грамотах venedi перевод[ится] чрез vandali; кабилы не их потомки. Юстиниан дал Африке особлив [ого] praefecti preatorio и ввел отдель[ные] учрежденияп. ||

    Остготфы[31]. Jornandes. De rebus geticis (жил в л. 37 Равенне около 550 года, состав [ил] сокращение из исто­рии готфов Кассиодора). М. Aurelii Cassiodori Variarum epistolarum 11. XII; Procopius. De bello Gothico. 11. V; Manso. Geschichte des ostgotischen Reiches in Italien. Bre­slau, 1824.

    После падения Гуннского царства остготфы под на­чальством германских кунигов из рода амалов заняли места между Веной и Сирмиумом. Отсюда вели они частые войны с соседними племенами и с Восточной империей. Последние были так удачны, что им, кроме занимаемых ими земель, были уступлены почти все провинции Восточ­ной империи вдоль южного берега Дуная. Около 474 г. сын Теодемира (одного из трех кунигов) Дитрих стал один главой остготфов. Он был воспитан при Визант[ийском] дворе, получил от императора Зенона титул патриция и консула, «quod summum bonum, primumque in mundo decus edicitur» (lorn., c. 57) 55. В 488 Зенон, опасаясь его често­любия, обратил его против Отахараг. Весь народ готфский двинулся за вождем своим. Сражение при реке Изонцо было проиграно Отахаромд. Следовало несколько

    других, равно несчастных. В 493 пала Равенна, где Одо- акр долго выдерживал осаду, и вся Италия покорилась Дитриху. Одоакр был убит под благовидным предлогом. Это самое обширное из тогдашних германских государств: Дакия, вся итальянская префектура, кроме Сардинии, Корсики и Африки, повин[овались] Дитриху. Впослед­ствии он присоединил сюда еще Прованс. Победив Ота- хараа, он продолжал его систему: принял также титул короля гех и признавал над собой наружное первен­ство императора при полной политической] самостоятель­ности. Готфы получ[или] 73 земли, вероятно, участок вы­тесненной дружины Отахара. Туземцы не страдали: им со­хранены были прежние формы гражданского быта. Сенат, придворн[ые] должности, управление провинций не изме­нились и были преимущественно замещаемы лицами рим­ского происхождениястройство городовое осталось то же.

    В 500 году издал Дитрих свой эдикт (Edictum Theodo- rici), собрание законов, равно обязательных для завое­вателей и побежденных, чем оно существенно отличается от всех германских законодательств, возникших совре­менно на римской почве. В этих каждый народ сохраняет свое право: целью Дитриха было соединение готфов с римлянами в один народ в юрид[ическом] смысле. Но гот- фам присвоено 6 исключительное право владеть оружием. Они должн[ы] были составлять постоянное] войско как бы ограду римской образованности и учреждений. Воины Дитриха получ[али] жалованье во время походов. У него был флот из 1000 легких судов для отражения ван- даль[ских] грабежей в. Сам он не ходил более в поле после войны с Отахаром. Но дружины его, составленные, кроме готфов, из гепидов, ругиев и других германских племен, находились в беспрерывной деятельности под начальством comites и duces. || л. 38 Двор почти всегда имел пребывание в Равенне, изредка в Вероне, откуда Бернелий. Высшие места над управле­нием]г занимали римляне: Кассиодор, патриций и кон-

    а Написано вместо зачеркнутого: Одоакра б Написано вместо зачеркнутого: должно было иметь в Написано вместо зачеркнутого: набегов

    г Написано вместо зачеркнутого: здесь Дитрих был окружен

    сул, был главным советником Дитриха. Декреты и офи­циальные] акты, написанные им, составил [и] драгоценное собрание исторических материалов (11. Variarum) 56. Поч­ти 50 лет служил он различным государям, под старость (539) удалился в основан [ный] им монастырь Vivarium (близ родины его [Calabria] в Бруциуме). Здесь он первый дал ученое направление деятельности монахов. Тогда же написано им De institutione di vinar um lilterarum крат­кое изложение школьной учености того времен (вроде Марциана Капеллы) 57. Жаль потерянной истории готфов. Дитриха не хотел3, чтобы готфы его учились, полагая, что наука — для людей, неспособных] к воен[ным] тру­дам[32]. Но он уважал ее. «Romanus miser [qui] imitatus Gothum et utilis Gothus imitatur Romanu 58. Он под­держивал памятники древнего зодчества, строил самые нов[ые] здания и щедро удовлетворял страсти римского народа к велик [олепным] зрелищам. При нем не прекра­щались игры цирка и другие представления такого рода. Будучи арйанином, он отличался терпимостью к другим вероисповеданиям, покровительствовал] правосл[авному] духовенству, не делая ему лишних уступок, и запрещал теснить евреев. «Religionem imperare non possumus, quia nemo cogitur ut credat invitus» (Cass., 1. II, 27) 59. В отно­шениях с другими народами Дитрих заним [ал] замечатель­нее] место. Он был центром, главой германского мира. Родственные связи соединяли его с главными кунигами8 германских народов. Он был женат на сестре Хлодвига, дочь его была за Аларихом II, другая за Сигизмундом Бур­гундским, сестра вышла за Тразамунда Вандальского, племянница —■ за Германфрида, к[унига] турингов. Ру­дольф, куниг герулов, был им усыновлен. Имя Дитриха известно во всех краях германского мира. Народы при­балтийские присылают ему дары в Равенну. Очевидною целью его было сохранение равновесия, противодействие возрастающему могуществу франков.

    Любопытно следить за полит [ическои] деятельное [тью] Дитриха; он везде участник или посредник: в 496 Хлодвиг одолел аллеманов. Часть этого народа ищет убежища во


    владениях Дитрихаа, который3 дал им земли в Реции в6 нынешнем6 Граубюнден— Ducatus Allemania. Аллема- ния к югу от Дуная, к западу от Леха. Его посредничест­во долго удерживало от войны вестготфов с франками: наконец 509 Аларих погиб; франки и бургунды овладелив всемив вестготфск[ими] владениями по сю сторону Пире­неев. Тотчас явились там дружины Дитриха, приняли сторону малолетнего сына Аларихова Аммалариха и за­ставили врагов его отступить. Аммалариху остался Ланге­док. Остготфы взяли себе Прованс, но Дитрих до смерти правил за внука государством вестготфов. В 593 сыновья Хлодвика напали на бургундов, остготфы не замедлили зо и в Н этом случае поделиться с победителями: они присвоили себе несколько городов в северной части Прованса, дотоле принадлежавших бургундам.

    Последние годы Дитриха были отравлены внутрен [ни­ми] беспокойствами: со вступлением на виз[антийский] престол императора Юстина, катол [ическое] духовенство Италии обратилось к нему в надежде на избавление от ига арианина. Юстин гнал у себя ариан, несмотря на представ­ления Дитриха...г Вскоре открыт в Италии заговор, и Боэций, magister officiorum Дитриха, велич [айший] уче­ный того времени, погиб вследствие подозрения в участии. В тюрьме он написал свое Consolatio philosophiae. Были еще другие жертвы: Папа Иоанн ум [ер] в тюрьме, и Дитрих, прежде предоставлявший выбор папы духовенству, сам на­значил ему преемника. В 526 у [мер] Дитрих, самый замеча­тельный из государейгерманскихдо КарлаВ [еликого]. Пес­ни о нем долго жили в устах народа и перешли на глубкий] Север в Скандинавию. Место Дитриха занял внук его Ата- ларих под опекой матери Амалазунты. Онад была образо­вана на римский лад и в этом же духе хотела воспитать сына, но род роптал д, Амалазунта должна была уступить, дать более воли Аталариху; в частых пирах с молодыми готфами он расстроил здоровье и ум [ер] [в] 534.

    Амалазунта избрала себе помощником в делах правле­ния родственника своего Теодата (Дитада). Они вскоре поссорились, и Амалазунта была умерщвлена. Юстиниан объявил себя мстителем. Войско его заняло Далмацию, между тем как флот под начальством Велизария овладел Сицилией. В 536 г. Велизарий перешел в Италию и взял Неаполь. Готфы, недовольные Дитадом, убили его и воз­вели на его место Витигеса. Но и этот не был счастливее.

    Он был принужден отказаться от престола и кончил жизнь в Византии. Готфы противились долго и упрямо при не­скольких вождях Ильдебальд, Эрарих, Тотила (541

    52). Последний быстро овладел а [югом] Италии. Рим в те­чений] войны 5 раз переходил из рук в руки, наконец 552 в Тоскане в Аппенинск[их] горах Нарцесс разбил То- тилу, который умер от раны. Преемник его Тея еще про­должал отчаян [ную] борьбу; он приказал умертвить се­наторов, которые, изгнанные из Рима, жили в Кампании, и с тех пор это сословие исчезает из истории. Остался толь­ко пустой6 титул6...® Тея погиб 553 в Южной Ита­лии. Дружина его получила свободный выход из Италии; но бедствия этого края еще [не] кончились: 70 тыся$ фран­ков прошли всю Италию вдоль, грабя и разоряя все на пути своем; зной и Нарцесс истребили их. Италь [янская] префектура снова возвратилась к империи, за исключе­нием Реции, которой овладели аллеманы и норики, где из смеси разных германских племен ругиев, сциров? турцилингов, туземных || кельтич[еских] племен боиев л 40 образовался смешанный народ байоариев. Река Jlex от­деляла их от аллеманов. Прагматической санкцией 554 г. ввел Юстиниан свое законодательство во вновь покорен­ную Италию и подтвердил постановления готфск[их] го­сударей до Тотилы[33]. Экзарху (Нарцессу) вверено управ­ление военной и гражданской] частью. Но недолго про­должалось здесь владычество Византии: при Юстине II, преемнике Юстиниана (568), нов[ый] германский народ лангобарды, как говорят, призванные Нарцессом, пред­водимые Албоином, ворвались в северные провинции Ита- л[ии] и овладели ими.

    А н г л о - с а к с ы. Источники: Валлис[ские]а триа­ды — стихотворения бардов, исполнен[ные] ненависти3 к германским пришельцам и горячего патриотизма. Важ­ны как памятник народа, почти нсчезшего, но в них мало исторического материала. Такой же характер их летопи­сей.—Beda Venerabili [s] (672—735). Hist [oriaj ecclesias- lica gent is Anglorum, П. Vодно из самых важных исто­рических произведений того времени. Chronicon Saxoni- cum[34] (вероятно, начатый в 10-м век[е]). Хорошего соб­рания анг[лийских] летописцев нет. Record commission® издержала много денег и сделала мало. Впрочем, она вы­дала несколько томов. Пособия: Юм 61, Лингард 62; Lap- penberg 63. Geschichte von England, 2 t.; Turner. History of the Anglo-Saxons 64; Palgrave. The rise and progress of the English Commonwealth. Anglo-saxon period65.

    Саксыг очень рано начали грабить берега Британии. Вероятно, они приходили с противоположного1, берега Галлии, заселенного ими и другими германскими племе­нами litus saxonicum. В конце 3 века Караузий, ро­дом из Фландрии, защищает против них империю, потом с их помощью сам делается императором Британии. Мо­жет быть, уже тогда часть саксов и германцев поселилась на острове. В начале5-го в. войска римские выведены. В вос­точной части острова римская образованность оставилад глубокие следы д в языке, быте, городов [ых] учреждениях, на западе народность кельтич[еских] племен сохранилась в большей чистоте. Самое христианство их, вероятно, пря­мо с Востока, носило особливый характер в него вошли друидские предания.

    В 1823 году Proberle перевел на английский древ­ние законы Камбри[и] (Валлиса): древнейшие приписы­ваются] королю Дионвалю Малмуду, жившему


    йа 400 лет до p. X; Йдбсь преувеличения: когда они со­ставлены, трудно сказать. Верно, что они были исправляе­мы в позднейшие времена, даже после пришествия англо­саксов. Они сочинены триадами (строфы вЗ стиха, по 7 сло­гов). Поэтич[еская] форма нужна для сохранения в па­мяти законов, не предав [ав]ш[ихся] письму. ЦеЗйрь нашел подобные обычаи у галльск[их] друидов. В отличие от древн [их], германских законодательств, Валл [ийские] триады содержат подробные постановления относитель­ного госуда[рственного] права и коротко упомин[ают] о предметах уголовного. У германцев наоборот.

    Кельтич[еская] Британия разделялась на мно^кест[во1 мелких государств, соединенных в один союз для отраже­ния внешних врагов и предупреждения внутренних] бес­порядков. Из числа государей (династов) избирался || л. а один главой союза. Законодательная] власть, решение важнейших вопросов государств [енного] быта принадле­жала собранию всех свободн[ых] людей союзн[ых] го­сударств. Впоследствии число их ограничено 300. Они стояли не только выше отдельных государей, но вьцпе гла­вы союза и могли отставить его за беззаконные] поступки. Власть отдельных династов ограничена собранием воль- н[ых] людей иза их народа а: эти собрания должны были смотреть за строгим соблюдением определений верховн[ого] сейма. Каждый народ разделялся на колена кланы.

    В поколенНых] собраниях участвоНали] замужние жен­щины. Главное занятие земледелие. Чиновники госу­дарей, ученые (друиды), художники, т. е. барды, кузнецы, плотники, каменщики и проч., составляли аристократию с правом иметь вдвое земли против остальн[ых] вольн[ых] людей. Рабы были, кажется, общей собственностью коле­на и состояли (?) из пленНых] иностранцев. Употребле­ние вир и бож[ьих] судов при убийстве нельзя считать за нечто позднейшее, принятое от германцев: это учреждение могло развиться само собой из равн[ых] потребностей. Проберт перевел также законы Гаеля Доброго (Ода) из

    X    в. по р. Здесь уже большие перемены: власть госуда­рей усилилась наравне с властью аристократии чинов­ников. Народ в большей зависимости. Северную часть ост­рова занимали пикты и скоты последние из Ирландии.

    Стена протай их набегов. В 441—49 являются здесь Генгист и Горса, которых обыкновенно выводят из Ютлан­дии. Не вернее ли с Шауманом — lit [us] Sax[onicum] GG.

    Это не мешает им быть ютами. Вортигерн пригласил ИХ в Кент. Саги о них: религ[иозное] значение коня, герб Кента ^ di ci tur Беды 67, два кунига над одной дружиной. Горса погиб. Потомки Генгиста царствуют в Кенте. Гер­манские завоеватели Британии состояли из разн[ых] пле­мен. Сюда шли толпами дегены, скитавшиеся в 5 в. по Галлии: юты, англы, саксы (эти все — с litus), фризы, франки. Из этого несплоченность народонаселения, объ­ясняющая шаткость а [нгло]-с [аксских] государств и легкое покорение их норманнами. В 477 Элла, основатель Сус­секса, 496 Кердик в Wessex и о. Wright. Борьба его с ту­земца [ми] упорна.

    Здесь явл[яется] герой кельтич[еских] народов Ар­тур. Он, вероятно, погиб около 537. Кельты не верили в его смерть, думали, что он удалился в чертог сестры своей чародейки Морганы и в известный срок возврат[ится] на гибель саксов. Дела его перешли из песен кельт [ических] бардов в общую поэзию западных народов сред [них] ве­ков. Из преданий а об Артуре составился целый эпический цикл о рыцарях круглого стола. Но после Артура кельты еще удержали отчасти свою самостоятельность: Дамнония (Корнваллис), Камбрия (Валлис), Кумбри (Кумберланд) противились германцам долго. В Валлисе доселе следы и язык прежней неискажен [ной] народности. К северу от Темзы основаны в течени[е] 6-го в. нов[ые] германские государства. Эссекс, Ост-Англия, Мерсия самое сильное. л 42 За Гумбером Нортумберляндия из частей || Северной Бернитии и Ю[жной] Дейры, которые часто соединялись в одно. Вообще название Гептархии неправильно: [мне­ние о] существовании 7 государств разное их было или более, или менее. Во время опасности один из Гептархов становилря главою прочих; Bretvalda, обыкновенно бли­жайший к врагу. Вражда между бриттами и германцами не позволяла первым иметь влияние на обращение этих к христианству. Еще будучи священником, Григорий Вели­кий питал мысль об обращении саксов, которых узнал

    чрез рабов из их народа. Он сам хотел пуститься в путь, но был удержан римлянами. В 595 он послал монаха Ав­густина со многими спутниками. Они пристали к берегам Кента, где царствовал Этельберт, женатый на француз­ской принцессе Берте. С его помощью удалось обращение Кента. Августин назначен Григорием, архиепископом Бри­тании жилище Кентсрбюри. Другой архиепископ на севере, в Иорке. Христианство быстро разошлось между англо-саксами. Последний крестился Суссекс 681.

    Франки: Historiae ecclesiasticae Francorum 11. de­cern 68; Historiae epitoma per Fredegarium Scholasticum. Fredegarii chronicon (до 641) cum quatuor egal conlinuatio- шЬибдо 768 69; Annales Francorum70. Iritheim. Compen­dium sive breviarium primi volumini chronicorum и извле­чения из первой de origine gentis Francorum. Тритгейм на основании современного Хлодвигу права Гунибальда рассказывает историю франков от 440 no p. X. Собрание Duchesne. Historia Francorum Scriptores coaetanei, tt. V, 1636—49 71.— Rerum Gallicarum et Franci scarum. Scrip­tores, ed Bouquet 72 и др. Пособияa. Simonde de Sismondi. Histoire des Francais; Michelet. Hist[oire] de France; Schmidt. G[eschicthe] von Frankreich, 1835; Guizot. Thierry. Lettres sur l’histoire de France и Recits merovingiens; Laebell. Gregor von Tours und seine Zeit.

    /По Цезарю и Страбону, коренное население Галлии; между Рейном и Сеной белги, по всей вероятности, смесь побежд нных] кельти[ческих] племен с победите­лями их германцами; между Сеной, океаном и Гарон­ной настоящие кельты; между Гаронной и Пиренеями иберы, народ, существенно отличньуй от кельтов по языку и происхождению. На Востоке от Роны жило еще отдель­ное племя лигуров. Все эти особ[ен]ные народы более или менее были сглажены и сплавлены под влиянием рим­ского владычества и образованности. В эпоху падения За­падной империи Галлия была разделена следующим об­разом: северо-восточная часть до реки Соммы принадл [ежа- ла] франкам-салийцампод начальством кунигов, из которых самый сильный Хильдерих, жившийв Турне; Арморика,


    недавно заселен [ная] бритами, ушедшими сюда от англо­саксов, была независима; между Луарой, Арморикой и Соммой владения Сиагрия; вестготфы к югу от Луары Аквитания и Прованс; наконец к востоку от вестготфов — бургундц^ Franche-Conte, || герцогство Бургундия и часть Швейцарии.

    ' Перевес был на стороне готфов; они были сильнее и образованнее других, но против них была катол [ическая] церковь и вследствие того все валхи; к тому же они были отдалены от своей германской родины. И как будто оторва­ны от корня. Между тем франки беспрерывно приливались из внутренней Германии и [с] самого начала Хлодвиг [о- вых] завоеваний стали в тесное отношение к католичес­кому] духовенству. Хильдерих умер 481, место его занял сын Хлодвиг. При пособии другого фр[анкского] кунига3 (Рагнахара Камбрейского) он одолел 486 Сиагрия, кото­рый бежал квестготфам, выдан и убит. Земли до Луары по­коряются франками. В 496 война с аллеманами, напавши­ми на рипуариев. Хлодвиг пошел на помощь последним, разбил аллеманов при Толбиакум, покорил их земли. Часть народа ушла в Рецию. Эта война была поводом к обращению Хлодвига к христианству[35]. Уже давно увеще­вала его Клотильда[36]. Хлодвигу казалось неприличным для него поклонение Христу: «Он не из рода богов»,— го­ворил франк. После Цюльп[ихской] победы Хлодвиг, его семейство и 3000 дружины приняли христианство. Крестил св. Ремигий, епископ Реймсский. Впрочем, язы­ческие верования и обряды долго еще сохранялись в на­роде. Следы заметны в 8 в. Но Хлодвиг стал полным союз­ником и ратником православной церкви в Галлии. На него возлагали они надежды свои избавления от ига ариан. «Ты сражаешься, а победа наша», —писал к нему св. Авит, епископ города Вьенны в Дофине.

    В 500 г. война с бургундами. Этот народ появился в Галли» около 411 г., почти в то же время, когда вандалы и проч. появились на Пиренейском полуострове, а вестгот­фы перешли в Южную Италию. Их владения простира­лись от 3. Альпов до р [ек] Роны и Саоны. После поражения претерпе [ваемого] ими от Аттилы, они приняли к себе
    куггигов из вестготфского рода бальтов. Они были ариане.

    При Хлодвиге у них бътл особенно силен Кундпальт, дядя Клотильды и убийца ее отца. Она старалась найти мсти­теля в муже. Кундпальт был н-рн ... апобеждено удер­жался в своих владениях, умертвив последнего из братьев своих Годегизеля, перешедшего на сторону франков.

    В 509 франки начали войну против вестготфов. У по­следних царствовал тогда Аларих II. Он долго при посред­ничестве Дитриха Великого сохранял дружеск [ие] отноше­ния с Хлодвигом, опасаясь войны и зная ненависть к свое­му народу во всем юге Галлии. Наконец Хлодвига увлекли увещания католических епископов и собствен [цое] че­столюбие: «Мне больно видеть,—сказал он дружине сво­ей,— что ариане владеют лучшей частью Галлии; пой­дем с божьей помощью против них, прогоним их и возьмем себе их землю она очень хороша»[37]. Предприятие это не встретило больших препятствий. Беспрерывные чудеса об­легчали 6 Хлодвигу6 его цель: лань указала ему || брод л 44. через р. Вьенну, ночью огненный столп поднялся с церкви в Пуатье, освещая ему дорогу, и т. д. Франки с своей стороны не были неблагодарны, щадили церковь и церков­ное] имущество. Близ Пуатье при Вулье убит Аларих. Завоевания Хлодвига простирались за Гаронну. Столица вестготфов Тулуза досталась ему в руки. Без Дитриха он прошел бы далее. Последний спас от него Лангедок и Про­ванс [38].

    После победы над готфами Хлодвиг получ[ил]от импе­ратора Анастасия титул патриция и консула империи.

    Это некоторым образом повысило его право над римской частью народонаселения Галлии: он вступил относитель­но валхов в права императора. Только одна Бретань в Северной Галлии не еда[лась]...в прерывая владычество франков, сохраняла независимость. Последним делом Хлодвига было соединение отдельных фран[кских] дру­жин в цельн[ые] подчинен [ные] ему народы: простой рас­сказ Григория Т[урского] превосходно изображает] политику германского завоевателя и нравы его времени.


    У^ Хлодвига но было возвышенного ума Дитриха, не было мрачного величия Аттил[ы], его предприятия не носят на себе такого поэтич[еского] характера, как Ала- риховы; он более похож на Гейзерих[а]. Смелый, хитрый, деятельный, он без разбора пользовался средства [ми], которые могли привести его к нужной цели. Хлодвиг ве­лел сказать Хлодериху, сыну Сигберта, кунига рипуар- ск [их ] франков (в Кельне): «Вот уже отец твой стар и хром на больную ногу: когда он умрет, его владения и наша дружба достанутся тебе». Хлодерих понял намек и убил отца вслед и дал знать Хлодвигу: «Отец мой умер, сокро­вища и земли его в моих руках. Пришли сюда кого-нибудь из близкиха к тебе а. Я с радостью дам тебе, какие хочешь из моих богатств» 76. Хлодвиг благодарил и просил только показать эти сокровища своим посланным. При осмотре один из послов умертвил молодого кунига. Вслед за тем сам Хлодвиг явился в Кельн, созвал народ и говорил сле­дующее]: «Послушайте, что случилосьогда я плыл по реке Шельде, Хлодерих, сын моего родственника, мучил отца своего, говоря, что я хочу его умертвить. Сигберт бе­жал в лес Буконий, где его настигли убийцы, посланные сыном. Этот также убит, не знаю, кем, в то самое время, как он разбирал сокровища отца. Я вовсе не участвовал в делах этих; как нельзя проливать крови родных моих это запрещено. Но так как дело кончено, я предложу вам совет: исполните, если найдете полезным. Обратитесь те­перь ко мне и вступите под мое покровительство». Народ ответил кликами 6 похвалы 6 и поднял его на щит. Хлод виг стал кунигом рипуариев.

    Другой куниг франков — Харарих был вместе с сы­ном своим посредством обмана взят в плен. Хлодвиг велел их обоих постричь в духов[ное] звание. Старик плакал, сын утешал его, говоря: «Эти ветви срезаны с зеленого дерева; они не высохнут и поднимутся, и зацветут снова». л. 4<5 Слова дошли до Хлодвига. || Он велел убить обоих.

    Рагнахар, вождь франков камбресских, помогал Хлод­вигу против Сиагрия. Это не спасло его. Хлодвиг подку­пил в его в дружину, напал врасплох, и Рагнахар, схвачен-

    а—а Написано вместо зачеркнутого: твоих приближен[ных] б—б Написано вместо зачеркнутого: рукоплесканиями

    ь—и Паписани смести зачеркнутого: напоил его

    ный в бегстве, был вместе с братом приведен к победителю. Они были в цепях8. «Зачем посрамил ты род наш, давши сковать себя,— спросил Хлодвиг,— лучше было бы тебя умереть»,— и размозжил ему голову секирой. Потом, об­ращаясь к брату Раг[наха]ра: «Если бы ты помогал брату твоему, то на нем не было бы цепей», и также разрубил ему голову. Изменившая дружина получила вместо услов­ленных] золотых медные монеты. Жаловаться было не­кому.

    Истребив таким образом всех родных своих (еще не­сколько, кроме вышесказанных), он однажды собрал дру­жины[39] свои и жаловался: «Горе мне, я остался один, как странник в чужой земле, и нет у меня кровных, [которые1 помогли бы мне в день нужды». Жалоба была хитрость: ему хотелось узнать, не уцел[ел] еще кто-нибудь из об­речен [ных] жертв. Забавно примечание Григория к этому рассказу: «Благодатью божьей враги Хлодвига ежеднев­но падали от руки его, и царство его расширялось, ибо сердце его было открыто, и дела его были угодны очам господним» 77

    Хлодвиг ум[ер] 511. Государство его раздел[илось] между 4 сыновьями: Дитрих, старший, прижитый до брака с Клотильдой, получ[ил] земли собствен [но] фран­ков на востоке от Мааса и Мозелы. Как далеко простира­лись его владения на правом берегу Рейна, трудно решить. Государство его называлось] Austrasia, Austri-Francia, Os- ter, столицаМец. В участках трех прочих братьев жило много франков, составлявших их дружины, но главное на­родонаселение состояло из валхов. Эти страны называ­лись] в противоположность к Австразии Neuster, Neust- rasia. Хильдеберту досталась Нейстрия в тесн[ом] смысле, т. е. Париж и западная полоса Галлии, кроме Бре­тани; Хлодомиру —Орлеан, при нем Анжу, Мен, Touraine, Berry; Хлотарю Суассон и земли от [Amiens] до Мааса. Сверх того, каждому из братьев достался участок в Ак­витании. При этих кунигах государство Хлодвига было значительно распространено: к их времени относится поко­рение Турингии и Бургундии. Первая была покорена около 530 Дитрихом и Хлотарем при помощи саксов, которые

    взяли за участие Северную Турингию до Унструта. Южная была добычею франков. Имя Турингии сохранил [ось] только в небольшой части края, который прежде так на­зывался. Причиной войны с бургундами, кроме честолю­бия, была месть Клотильды против Кундпальта и его рода. В 523 г. сыновья Хлодвига уже нападали на госу­дарство бургундови отняли у них многое, в 534 они сокру­шили его совершенно. Но бургунды сохранили свои пра­ва и особенности народного быта под фр[анкским] влады­чеством.

    Бедствия остготфов в Италии обратились также в пользу франк [ских] кунигов: союза равно искали обе стороны и старались купить его дорогой ценою. Куниг Дитбер, сын Дитриха Австраз[ийского], ходил действи­тельно в Италию в 539 г., но он не помогал никому, а гра­бил и бил без различия готфов и византийцев а. Подвласт- л. 46 ные готфам аллеманы || к югу от Дуная и Байоария при­соединились] к государству франков, сохранив, впрочем, не только, как Бургундия, свою народную правду, ной собственных кунигов, или герцогов. У байоариев...6 В 558 из всех сынов Хлодвига остался в живых только Хлотар Сакс[онский]; он соединил в одно владения брать­ев и правил ими до 561, когда государство распалось сно­ва на 4 части между сынами Хлотаря. Хариберту достался участок Хильдеберта, Гунтраму — Орлеан и Бургун­дия, Хильпериху — Soissen, Сигберту Австразия. По смерти Хариберта его земли были разделены между братьями. Париж остался в общем владение/

    Время не позволяет входить в подробности этой исто­рии они важны, потому что прекрасно выражается нрав­ствен [ное] состояние двух народов, которые сливались в один. Но должно заметить, что римский элемент реши­тельно и скоро одержал верх к югу от Луары в преж­них вестготфс[ких] и бург[ундских] землях®, между тем как в Австразии он почти совершенно исчез. Эта часть государства франков служила мостом для пересел [ения]

    а Написано вместо зачеркнутого: римлян

    6    Одно слово не разобрано

    в Здесь в подлиннике пометка о примечании, но самого приме­чания нет


    германцев в Галлию: ониа беспрестанно подвигались с этой стороны на запад, и французские] историки не без основания полагали для своего отечества концом нашест­вия 6 варваров6 времена Каролингов. (В Нейстрии — римляне в очень рано занимали при кунигах важные долж­ности и не только по внутрен[нему] управлению, как у других германских завоевателейо и войскеатриций...г у Гунтрама, не говоря о духовенстве, которое почти исклю­чительно из валхов и обл[адало] сильным влиянием)д.

    Автограф. ОПИГИМ, ф. 276, ед. хр. 126.

    а Написано вместо зачеркнутого: дружины б—б Написано вместо зачеркнутого: переселения народов

    в В подлиннике пометка о примечании, но самого примечания нет

    I     Имя не разобрано

    Далее опущен отрывок по истории народов Скандинавии (см. Предисловие, стр. 17)


    [1]~~1 Написано вместо зачеркнутого: событий и лиц 4 Написано смссто зачеркнутого: событий

    [2] Написано вместо зачеркнутого: стороны

    1} Написано вместо зачеркнутого: случаях 1 ~г Написано вместо зачеркнутого: находятся между собою в

    д Написано вместо зачеркнутого: состоит Написано вместо зачеркнутого: хоро[шо]

    ,п У Виноградова: мир

    [6]  Написано вместо зачеркнутого: явилась новая паука

    [7] ~г Написано вместо ;.!а-чг])/,'путорп: [греческому] no;wpeiun() д У Виноградова: мир

    а Написано вместо зачеркнутого: подняли [сь] Г)- 0 Написано вместо зачеркнутого: по ней

    Написано вместо зачеркнутого: открытиями •' -1' Написано вместо зачеркнутого: измениться

    [8] В рукописи явная описка: творцами

    [9] 6 Написано вместо зачеркнутого: приносят и

    и Написано вместо зачеркнутого: устанавливают л Tin писано вместо гшусркпушого: совершила

    Написано вместо зачеркнутого: таинственный в сущности c-pocii

    а Так в рукописи

    Написано вместо зачеркнутого: спасенного

    Написано смссто зачеркнутого: начал

    [11] Codex Theo dosi anus Эдикт от Константина 438

    [12] G u i s о t. Histoire de la civilisation en France.

    [13] Сенат был также высшим апеляций местом для дел граждан­ских и судил за преступления] против государства

    л~л Так а рукописи

    [14] Далее опущено извлечение из книги Г. Пухпгы15 в Написано вместо зачеркнутого: об им[ператоре]

    1    Формы зачеркнуто

    [15] Далее одно слово не разобрано

    [16]         Предметы преподавались: ф[илософ]ия, словесность, грамма­тика, астрологияиногда право и медицина а Написано вместо зачеркнутого: была 6 Написано вместо зачеркнутого: тоже

    *   «Если бы слог mani означал măimer, что невероятно, ибо там простое п, то скорее возможно было бы принять germani heerma- ni. Но лучше, кажется, делить не ger-man