Юридические исследования - СТРОИТЕЛЬСТВО СОЮЗНОГО СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА 1922-1925 гг. С. И. ЯКУБОВСКАЯ (Часть 4) -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: СТРОИТЕЛЬСТВО СОЮЗНОГО СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА 1922-1925 гг. С. И. ЯКУБОВСКАЯ (Часть 4)


    Задачей настоящей работы является исследование основных закономерностей и характера процесса строительства Союзного Советского социалистического государства в 1922—1925 гг. Диктатура пролетариата победила впервые в истории в России, т. е. на территории огромного многонационального государства.


    Институт истории


    С. И. ЯКУБОВСКАЯ


    СТРОИТЕЛЬСТВО

    СОЮЗНОГО СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА 1922-1925 гг.




    РАЗРАБОТКА КОНСТИТУЦИИ СССР

    После XII съезда партии развернулась основная рабо­та по выработке проекта Конституции СССР. Первая Конституционная комиссия ЦИК СССР, образованная на



    заседании Президиума ЦИК СССР, состояла из 13 че­ловек ,09. Эта комиссия образована была, как мы знаем, из шести подкомиссий, созданных для разработки раз­личных конституционных вопросов.

    После XII съезда РКП (б) было решено создать но­вую расширенную комиссию ЦИК СССР для разработки Конституции СССР. В нее должны были войти предста­вители всех союзных республик. 27 апреля 1923 г. Президиум ЦИК СССР обсудил вопрос о работе Консти­туционной комиссии, созданной на первом заседании Президиума ЦИК, и постановил считать ее работу закон­ченной ш. Президиум ЦИК постановил далее «создать новую расширенную комиссию в составе 25 человек из представителей всех союзных ЦИКов, в каковую и пере­дать все материалы прежних комиссий» ш. Ядром новой комиссии должны были явиться, согласно постановлению Президиума ЦИК СССР, члены прежней Конституци­онной комиссии и затем—10 новых членов комиссии: от РСФСР четыре, от УССР два, от БССР два и от ЗСФСРдва113. ЦИК союзных республик было предложено представить своих кандидатов в состав ко­миссии не позднее 10 мая 1923 г. Созыв комиссии был назначен на 25 мая 1923 г.1|4. Окончательно комиссия была сформирована к началу июня 1923 г. Председате­лем расширенной комиссии ЦИК СССР по разработке Конституции был избран М. И. Калинин.

    За основу комиссия Центрального Исполнительного Комитета СССР приняла проект Конституции СССР, разработанный первой Конституционной комиссией ЦИК, точнее говоряпредставителями ВЦИК, входившими в состав данной комиссии. Однако, прежде чем поста­вить этот проект на обсуждение расширенной комиссии ЦИК СССР, он был обсужден в комиссии ЦК РКП (б). На заседании этой комиссии 5 июня был заслушан док­лад представителя первой комиссии ЦИК СССР о проек­те Конституции и о спорных вопросах, выдвигаемых союзными республиками. Комиссия ЦК наметила сле­


    108   См.: «Известия ВЦИК», 1 июля 1923 г


    111  См.: ЦГАОР, ф. 3316, оп. 12, д. 2, л. 16.


    112  Там же.


    Ча См. там же


    114 Там же.



    дующий порядок рассмотрения спорных вопросов: в первую очередь рассмотреть вопросы, связанные с созда­нием второй палаты, затем о компетенции Президиума ЦИК СССР, количестве слитных комиссариатов, бюд­жетных правах республик, предметах ведения высших органов Союза, Верховном Суде СССР и гарантиях прав отдельных республик п5.

    По этим важнейшим конституционным вопросам ко­миссия ЦК РКП (б) приняла конкретные решения.

    Комиссия признала, что в состав второй палаты должно входить пять представителей от каждой нацио­нальной республикикак союзной, так и автономной и по одному представителю от национальных областей. Единогласно было решено, что вторая палата именуется Советом Национальностей и является равноправной с Советом Союза. Единогласно также было принято реше­ние считать Президиум ЦИК СССР высшей законода­тельной властью союзного государства в промежутках между съездами Советов и сессиями ЦИК. Однако во­прос о способе конструирования Президиума ЦИК вы­звал разногласия. В проекте, разработанном комиссией ЦИК, предлагалось, чтобы в Президиум ЦИК входило от каждой палаты по семь человек и, кроме того, семь человек, выбираемых на совместном заседании паЛат. Некоторые члены комиссии ЦК настаивали на том, что­бы Президиум ЦИК формировался путем делегирования равного числа представителей от палат. Прошло пред­ложение комиссии ЦИК о формировании Президиума из трех семерок116.

    Наибольшие прения вызвал в комиссии ЦК вопрос о количестве союзных, или, как их называли, слитных, наркоматов и количестве объединенных наркоматов. Раковский, отстаивая сепаратистскую точку зрения, внес предложение, чтобы союзными наркоматами являлись НКПС, Наркомвоенмор и Наркомпочтель, а Нарком­индел и Наркомвнешторг предлагал перевести в разряд объединенных наркоматов. Это предложение, находив­шееся в прямом противоречии с ленинскими указаниями, было единодушно отклонено всеми членами комиссии


    "* См.: ЦПА ИМЛ, ф. 3, on. 1, д. 2479, л. 4.


    118 См. там же, л. 65.



    ЦК. М. В. Фрунзе предложил считать союзными нарко­маты иностранных дел, внешней торговли и военно-мор- ских дел, а НКПС и Наркомпочтель перевести в разряд объединенных. Это предложение было также отклонено комиссией ш.

    Комиссия ЦК постановила пять наркоматов считать союзными: НКИД, Наркомвоенмор, Наркомвнешторг, НКГ1С и Наркомпочтель. В специальном решении по этому вопросу говорилось: «Руководство иностранными, внешнеторговыми, военным, транспортными и почтово­телеграфными делами сосредотачивается в СНК Союза республик. Соответствующие наркоматы союза респуб­лик имеют в республиках своих уполномоченных, подчи­ненных им непосредственно и входящих в состав совнар­комов республик с правом совещательного или реша­ющего голоса по решению ЦИКов республик»118. К объединенным наркоматам комиссия предложила от­нести Наркомфин, Наркомпрод, Наркомтруд, РКИ и ВСНХ. Кроме того, она полагала, что в коллегии нар­коматов и в представительства Союза за границей нуж­но ввести представителей союзных республик1,9 .

    Комиссия ЦК отвергла предложение Раковского о делении предметов ведения высших органов власти Сою­за на две категории: дела, решаемые 1) непосредствен­но ими, 2) по согласованию с республиками120. Деталь­ное решение вопроса о предметах ведения высших органов власти Союза комиссия ЦК передала на рас­смотрение комиссии ЦИК СССР.

    Важное значение имело принятие комиссией ЦК предложения о дополнении Конституции СССР специ­альной главой о гарантиях прав союзных республик со стороны Союза. Это предложение было внесено от име­ни представителей Украины и после обсуждения его и внесения дополнений принято комиссией ЦК РКП (б). Столь же важное значение имело решение комиссии о том, что первый абзац Договора об объединении респуб­лик «в одно союзное государство» должен остаться без


    117 См.: ЦПА ИМЛ, ф. 3, on. 1, д. 2479, л. 66


    Там же.


    119 См. там же, л. 67.


    ,го См. там же, л. 68.



    изменения. Этим решением комиссия ЦК подчеркнула единство образовавшегося Советского многонациональ­ного государства и отвергла попытки сепаратистов рас­сматривать его как конфедерацию государств, заклю­чивших соглашение по отдельным вопросам. Вопросы о бюджетных правах союзных республик и о Верховном суде комиссия передала на рассмотрение комиссии ЦИК СССР ш.

    Решения, вынесенные комиссией ЦК РКП (б) на за­седаниях 5 и 6 июня по важнейшим вопросам Консти- ции СССР, имели большое принципиальное значение и во многом определили ход и результаты работы Консти­туционной комиссии ЦИК СССР.

    Первое заседание расширенной комиссии ЦИК СССР по выработке проекта Конституции СССР состоя­лось под председательством М. И. Калинина 8 июня

    1923    г. На этом заседании рассматривался вопрос о по­рядке обсуждения проекта Конституции. В комиссию было представлено два проекта Конституции: один из них разработан Конституционной комиссией ЦИК, суще­ствовавшей до создания расширенной комиссии, другой Конституционной комиссией УССР. Украинский проект отличался от проекта комиссии ВЦИК рядом пунктов, в том числе о способе формирования второй палаты, ко­личестве союзных наркоматов и некоторыми другими. Так как большинство пунктов проекта РСФСР было на­кануне одобрено комиссией ЦК, то на заседании расши­ренной комиссии ЦИК никто, в том числе и представи­тели УССР, не выступал с предложением взять украин­ский проект за основу при обсуждении Конституцииш. Раковский внес предложение обсуждать не проект, пред­ставленный комиссией ВЦИК, а текст Союзного договора. Это была попытка перечеркнуть всю работу обеих комиссий ВЦИК и ЦК* С резкими возражения­ми против подобной неправильной точки зрения на засе­дании комиссии ЦИК выступил М. И. Калинин: «Здесь текст договора противопоставили проекту Конституции. Есть ли какая-нибудь разница по существу? Нет. В чем дело? Разница только в том, что работала комиссия ЦК,


    ш См. там же.

    т См.: ЦГАОР, ф. 3316, on. 1, д. 25, л. 4.



    которая внесла поправки к тексту договора. Мы имеем в том и в другом случае текст договора, принятого съез­дом Советов с поправками комиссии ЦК- Встает вопрос практический. Что легче обсуждать: или снова первона­чальный текст, или взять то, что переработано, что имеет печать политического центра»123.

    Точку зрения М. И. Калинина поддержало большин­ство членов комиссии, в том числе и делегаты от УССР Мануильский и Фрунзе. Выступая на заседании комис­сии ЦИК, Д. 3. Мануильский говорил: «Вчера было за­седание партийной комиссии, и она очень остро дебати­ровала вопрос о второй палате. Те решения, которые были принятыэто решения заранее продуманные»124. Мануильский предложил взять за основу обсуждения проект Конституции, разработанный комиссией ВЦИК125- Большинством голосов комиссия приняла решение при­нять за основу для обсуждения «текст, предложенный комиссией, не предрешая вопроса о наименовании его» 126, т. е. оставив открытым вопрос о наименовании основного конституционного документа союзного госу­дарства Договором или Конституцией. Таким образом, попытка сепаратистов во главе с Раковским игнориро­вать поправки к первоначальному тексту Союзного до­говора, внесенные комиссией ВЦИК и комиссией ЦК, не имела успеха. С другой стороны, выступления Раков- ского и его сторонников против принятия Конституции, так как они отстаивали взгляд на СССР как на конфе­дерацию, все же оказали определенное влияние на боль­шинство членов комиссии ЦИК, в результате чего во­прос о названии обсуждаемого документа оставался нерешенным.

    На этом же заседании, 8 июня, комиссия ЦИК при­ступила к обсуждению 1-й статьи 1 главыо предметах ведения Союза ССР127. Пункт «а»о представитель­стве Союза в международных сношениях был принят единогласно. Пункт «б», в котором говорилось, что пред­метом ведения союзного государства является изменение

    т См.: ЦГАОР, ф. 3316, on. 1, д. 25, л. 5.

    124   Там же, л. 8.

    125   См. там же.

    126  Там же, д. 7, л. 4

    127  См. там же.


    т.



    внешних границ Союза, а также разрешение вопросов об изменении границ между союзными республиками, был принят с заменой слов «разрешение вопросов» сло­вами «урегулирование вопросов»128. В такой редакции он и вошел затем в Конституцию СССР,29. Пункты «в» и «г» о приеме в состав СССР и об объявлении войны и заключении мира были приняты единогласно без попра­вок 13°. Пункт «д» был принят большинством голосов комиссии в редакции украинской Конституционной ко­миссии. В этом пункте речь шла о том, кому принадле­жит право заключать и объявлять внешние и внутренние займы. Проект комиссии ВЦИК предусматривал предо­ставление этого права высшим государственным орга­нам Союза ССР. Согласно же проекту украинской Кон­ституционной комиссии право заключения внешних зай­мов предоставлялось союзному правительству, а право объявления внутренних займовправительствам союз­ных республик. После голосования часть членов комиссии, в том числе и один из представителей Украи­ны— Д. 3. Мануильский, заявили, что они не согласны с принятым решением и требуют перенесения данного вопроса в комиссию ЦК РКП (б) ш.

    На следующем заседании расширенной комиссии ЦИК, состоявшемся 9 июня 1923 г., продолжалось об­суждение 1-й статьи I главы Конституции. Пункт «е» о ратификации международных договоров и пункт «ж» о руководстве внешней торговлей были приняты едино­гласно без поправок; пункт «з» принят в редакции украинского проекта132. Отличие в данном случае со­стояло в том, что украинский проект предусматривал право заключения концессионных договоров не только от имени Союза, но и союзных республик, а проект ко­миссии ВЦИКтолько от имени Союза.

    Таким образом, на первых заседаниях расширенной Конституционной комиссии ЦИК СССР по ряду суще­ственных вопросов выявилось расхождение мнений


    128 См. там же, л. 5.


    129 См.: «История Советской Конституции», стр. 460; ЦГАОР, ф. 3316, on. 1, д. 7, л. 5.


    13в См. там же.


    181 См.: ЦГАОР, ф. 3316, on. 1, д. 7, л. 5.


    132 Там же.



    между членами комиссии. По некоторым пунктам была принята, как мы видели, формулировка украинского проекта. Однако принятие некоторых из этих формули­ровок не могло считаться окончательным, так как часть членов комиссии, в том числе и отдельные представители Украины, заявила особое мнение, поскольку данные предложения противоречили решениям комиссии ЦК по конституционным вопросам.

    Было очевидно, что для широкого и всестороннего выявления мнений республик относительно характера Конституции недостаточно обсуждения этого вопроса в комиссиях ЦК и ЦИК СССР. Именно поэтому ЦК РКП (б) решил поставить этот вопрос на обсуждение широкого совещания членов ЦК РКП (б) с ответствен­ными работниками национальных республик и областей. Состоявшееся в июне 1923 г. Четвертое совещание ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей сыграло большую роль в опреде­лении характера Конституции СССР.


    ЧЕТВЕРТОЕ СОВЕЩАНИЕ ЦК РКП (б)

    С ОТВЕТСТВЕННЫМИ РАБОТНИКАМИ НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕСПУБЛИК И ОБЛАСТЕЙ

    Четвертое совещание ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей про­исходило 9—12 июня 1923 г. в Москве. В совещании уча­ствовали члены и кандидаты ЦК РКП (б) и 58 пред­ставителей национальных республик и областей. Первым пунктом повестки дня совещания был доклад ЦКК об антипартийной, антисоветской деятельности Султан- Галиева. Докладчиком выступал В. В. Куйбышев. Сул- тан-Галиев был членом коллегии Наркомнаца и пред­седателем Федерального комитета по земельным делам Наркомнаца. Как выяснилось, Султаналиев вступил в партию для проведения подрывной работы изнутри. Он попытался использовать свое пребывание в Нар- комнаце для установления широких связей с нацио­налистическими элементами Татарской, Башкирской, Туркестанской и Казахской республик, стремясь создать тайную буржуазно-националистическую панисламист­



    скую организацию. Органы ОГПУ обнаружили, что Сул- тан-Галиев вел шифрованную переписку с советскими и партийными работниками республик Советского Восто­ка, побуждая их вступить в создаваемую им панисла­мистскую организацию. Более того, Султан-Галиев пы­тался установить связь с одним из руководителей басма­чей, известным башкирским буржуазным националистом Заки Валидовым. Будучи арестован органами ОГПУ, Султан-Галиев признал во время следствия свои престу­пления перед партией и Советской властью.

    Разоблачение антипартийной и антисоветской дея­тельности Султан-Галиева имело большое политическое значение. Оппортунистические элементы внутри партии, в частности Троцкий, пытались использовать это дело в целях компрометации ЦК РКП (б) и лично И. В. Стали­на. Так, выступая на совещании, Троцкий особенно под­черкивал тот факт, что Султан-Галиев был членом кол­легии Наркомнаца|33.

    Клеветнические выступления Троцкого получили должный отпор. Члены партии и, в частности, участники Четвертого совещания, хорошо помнили, что на недавно состоявшемся XII съезде РКП (б) именно троцкисты и Бухарин защищали и поддерживали националистические элементы в республиках, предлагая опустить из резолю­ции съезда положение о борьбе против местного нацио­нализма, тогда как И. В. Сталин занимал в этом вопросе правильную, марксистскую позицию. Дело Султан-Га- лиева воочию показало всю опасность местного буржу­азного национализма и необходимость непримиримой борьбы против всех проявлений его.

    Разоблачение Султан-Галиева нанесло удар по про­явлениям местного национализма в вопросах строитель­ства Союзного государства. В процессе обсуждения Конституции СССР некоторые националистически на­строенные татарские и башкирские работники выступа­ли с всякого рода националистическими, предложениями направленными на подрыв союза трудящихся масс национальных республик с русским рабочим классом


    133 См.: «Четвертое совещание ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей». Стенографиче­ский отчет. М., 1923, стр. 3.



    Разоблачение Султан-1'алиева показало, что татарские и башкирские националисты, а также националисты Туркестана, на деле стремились превратить свои народы в вассалов Турции и колонии иностранного империа­лизма. Это было прямой изменой коренным интересам трудящихся республик Советского Востока.

    При обсуждении доклада ЦКК по делу Султан-Га- лиева участники Четвертого совещания заостряли вни­мание ha Необходимости борьбы против всех проявлений Местного буржуазного национализма. Выступая по этому вопросу, И. В. Сталин призвал к усилению борьбы про­тив местного Национализма: «Следует помнить, что на­ши коммунистические организации на окраинах, 6 рес­публиках и областях, могут развиться и стать на ноги, сделаться настоящими интернационалистическими марк­систскими кадрами только в том случае, если они преодо­леют национализм»|34. В то же время И. В. Сталин от­метил необходимость борьбы против так называемых «левых» в коммунистических организациях Советского Востока, которые игнорировали особенности националь­ного развития, не желали привлекать к сотрудничеству лучших представителей местной интеллигенции, не вели должной борьбы против проявлений великодержавного шовинизма.

    Обсудив доклад ЦКК, совещание постановило ис­ключить Султан-Галиева из партии и отметило в резо­люции, что работу создаваемой им антипартийной, неле­гальной организации Султан-Галиев старался направить в сторону «подрыва доверия ранее угнетенных нацио­нальностей к революционному пролетариату, в сторону подрыва союза между этими силами, представляющего одно из основных условий существования Советской вла­сти и освобождения зависимых стран Востока от импе­риализма» 135. Резолюция совещания ставила перед ком­мунистическими организациями республик и областей Советского Востока задачу непримиримой борьбы про­тив национализма и воспитания марксистских интерна­ционалистических кадров. Эти решения Четвертого сове­


    134  И. В. Сталин. Сочинения, т. 5, стр. 308.


    135  «КПСС в резолюциях.ч. 1, стр. 760.



    щания ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей имели большое значение для успешной борьбы партии против местного национализма и сыграли решающую роль в деле раз­грома буржуазных националистов Татарии, Башкирии и других национальных республик и областей.

    Вторым пунктом повестки дня совещания был во­прос «Практические мероприятия по проведению в жизнь резолюции XII съезда партии по национальному вопро­су». И. В. Сталин изложил проект платформы по нацио­нальному вопросу, одобренный Политбюро ЦК РКП (б) 4 июня 1923 г. и представленный на утверждение сове­щания. Значительное место в платформе занимали во­просы, касающиеся разработки Конституции СССР. Плат­форма определяла состав второй палаты ЦИК СССР Совета Национальностей. Представители республик и областей во второй палате должны были утверждаться съездом Советов СССР136. Платформа Политбюро ЦК РКП (б) предусматривала равенство прав обеих палат и разрешение конфликтов между ними в особой согласи­тельной комиссии. В платформе указывалось о создании пяти слитных союзных комиссариатов (Наркоминдел, Наркомвнешторг, Наркомвоенмор, НКПС и Наркомпоч- тель), пяти директивных или объединенных наркоматов (Наркомфин, ВСХН, Наркомпрод, Наркомтруд и РКИ); остальные наркоматы являлись республиканскими13*. Платформой Политбюро ЦК РКП (б) предусматрива­лось также введение в коллегии наркоматов представи­телей наиболее крупных национальностей и расширение бюджетной самостоятельности республик. Следующие разделы платформы содержали предложения о мерах по вовлечению трудовых элементов местного населения на­циональных республик и областей в партийное и совет­ское строительство, о мероприятиях по повышению куль­турного уровня местного населения, о хозяйственном строительстве, создании национальных войсковых час­тей, постановке партийно-воспитательной работы в на­циональных республиках и областях и о подборе кадров


    186  См.: И. В. Сталин. Сочинения, т. 5, стр. 295.


    187  См. там же, стр. 295—296.



    партийных и советских работников для обеспечения про­ведения в жизнь решений XII съезда по национальному вопросу 13

    Совещание заслушало информационные сообщения представителей 20 национальных республик и областей. Основное внимание в этих сообщениях уделялось вопро­су о создании национальных кадров пролетариата и работников партийного и советского аппарата в респуб­ликах и областях, необходимости борьбы против велико­державного шовинизма и местного национализма и воп­росу о создании условий для решения задачи ликвидации фактического неравенства наций. Большое внимание в прениях уделялось второму пункту повестки дня обсуждению вопросов Конституции СССР.

    В некоторых выступлениях представителей республик сказалось влияние националистической идеологии. Сепа­ратистски настроенные элементы, выдвигавшие предло­жения, направленные на умаление прав союзного государства, пытались навязать совещанию решения, не соответствующие решениям Конституционной комиссии ЦК. Так, Раковский заявил, что, желая расширить права отдельных республик, представители Украины вошли в комиссию ЦК РКП (б) с предложением о пере­воде трех объединенных комиссариатовНаркомпрода, РКИ и Наркомтрудав состав самостоятельных. Он вновь предложил перевести Наркомвнешторг и Нар- коминдел из слитных комиссариатов в объединенные и повторил предложение о создании двух отдельных президиумов ЦИК СССР139.

    Националистические тенденции прозвучали и в вы­ступлении Скрыпника, требовавшего, чтобы ЦК РКП (б) привел данные о национальном составе центральных ор­ганов и учреждений РСФСР, в частности Наркомфина. Он допустил циничное утверждение, что «интернациона­лизм измеряется отпускаемыми средствами»140. Раков­ский и Скрыпник подчеркивали, что они выражают яко­бы не только свое мнение, а общее мнение представи­


    138 См.: И. В. Сталин. Сочинения, т. 5, стр. 297—300.


    138 См.: «Четвертое совещание ЦК РКП (б)...», стр. 89.


    140 Там же, стр. 188.



    телей Украины, что вызвало решительные возражения секретаря ЦК КП(б)У Мануильского, который сообщил, что в среде руководящих работников Украины существу­ют серьезные разногласия по вопросу о Конституции СССР и о характере союзного государства: «Я не скрою, товарищи, что у нас на Украине имеются серьезные рас­хождения с частью товарищей... Расхождения эти по ли­нии государственной заключаются в том, что часть това­рищей стоит на точке зрения, что тот союз, который сейчас организуется и будет проведен на ближайшей сессии ЦИКа, должен представлять из себя конфедера­цию государств, мы же стоим на точке зрения, что этот союз должен являться и является союзным государ­ством, а отнюдь не конфедерацией государств ш.

    Против Мануильского выступил Скрыпник, который, неправильно утверждал, что Мануильский якобы отра­жает точку зрения великодержавного шовинизма. В то же время Скрыпник стремился отмежевываться от идеи конфедерации.

    Сепаратистские националистические выступления по­лучили отпор со стороны подавляющего большинства участников совещания. Выступавшие указывали на не­обходимость обеспечить создание могучего союзного го­сударства, а не конфедерации.

    О братском единстве народов Советских республик и издавна сложившейся исторической общности их судеб горячо говорил в своем выступлении Г. К. Орджоникид­зе. Особенно подробно осветил Г. К. Орджоникидзе во­прос об исконных связях грузинского и русского народов. «Грузинские крестьяне, говорил Орджоникидзе, видели в России свою защитницу от турок, персов...» ш.

    Представитель Белоруссии Богуцкий, выступая на совещании, подчеркнул, что именно Советская Рос­сия, русский народ «помогали Советской Белоруссии со­здать и возродить культуру» мз.

    В выступлениях других делегатов также говорилось о необходимости крепить дружбу народов и вести борь­бу как против великодержавного шовинизма, так и мест- ного национализма.


    141 Там же, стр. 202—203.


    ,4* Там же, стр. 118.


    143 Там же, стр. 178.



    Выступая на совещании вторично, Раковский пытал­ся отрицать, что он сторонник конфедерации. Он говорил, что, очевидно, хотят «в историю партии и нашего консти­туционного строительства внести такое представление, что вот здесь борются федералисты и конфедера- листы»144. Понимая, что большинство совещания настое- но в пользу единства союзного государства, Раковский заявил о своем признании пункта Конституции СССР об объединении республик «в одно союзное государство», в то время, как ранее он выступал против этого пункта, предлагая заменить его пунктом о союзе государств Одновременно Раковский продолжал отстаивать сепа­ратистскую точку зрения на построение верховных орга­нов СССР и Конституцию СССР. Принятие этой точки зрения по существу означало бы изменение характера союзного государства и превращение его в конфедера­цию. С резкими возражениями против предложений Ра- ковского выступил И. В. Сталин. В своем заключитель­ном слове он сказал: «Неверно, что вопрос о конфеде­рации и федерации пустяковый вопрос. Разве это случайность, что тт. украинцы, рассматривая известный проект Конституции, принятый на съезде Союза респуб­лик, вычеркнули из него фразу о том, что республики объединяются в одно союзное государство"?» 145. Напо­миная далее о предложениях Раковского и его сторонни­ков относительно второй палаты, президиума ЦИК, Нар- комвнешторга и Наркоминдела, И. В. Сталин делал вы­вод, что во всем этом проявляется желание добиться в смысле определения характера союза «чего-то среднего между конфедерацией и федерацией с перевесом в сто­рону конфедерации»146.

    Спор о характере союзного государства имел большое принципиальное значение. В советской исторической ли­тературе принято считать, что марксисты в принципе отрицают такую форму государства диктатуры проле­тариата, как конфедерация. На деле это не так. И. В. Сталин в письме к В. И. Ленину по поводу ленин­ских тезисов по национальному и колониальному вопросу для II конгресса Коминтерна, признавал конфедерацию


    144 См.: «Четвертое совещание ЦК РКП (б)...», стр. 232.


    145 И. В. Ст а л и н. Сочинения, т. 5, стр. 335.


    148 Там же, стр. 336.



    как необходимую форму в определенных конкретных исторических условиях. Пометки В. И. Ленина на этом письме И. В. Сталина свидетельствуют о том, что Ленин также допускал возможность образования конфедера­ции147. ЦК РКП (б) отвергал предложения о превраще­нии СССР в конфедерацию не потому, что коммунисты были в принципе против такой формы, а вследствие того, что конкретно-исторические условия существования и развития советских республик свидетельствовали, что решить стоявшие перед республиками задачи социали­стического строительства можно было наилучшим обра­зом при максимально тесном объединении этих респуб­лик в составе федеративного государства, имеющего центральные федеральные органы власти с достаточно широкой компетенцией. Причинами, побуждавшими к теснейшему объединению, были исторически сложив­шаяся общность экономики и культуры народов совет­ских республик и наличие капиталистического окружения и постоянной угрозы нападения извне. Диктатура проле­тариата, осуществляя интернационалистическую поли­тику, являлась основой для сближения народов, но конкретная форма государственного объединения, т. е. образование союзного федеративного государства, опре­делялось теми конкретно-историческими причинами, которые мы отметили выше.

    В выступлениях Раковского и его сторонников, фак­тически отстаивавших конфедерацию и всячески стре­мившихся умалять права центральных союзных органов, проявилось игнорирование причин, диктующих необхо­димость федеративного государства. Игнорирование этих причин неизбежно привело бы к ослаблению дик­татуры пролетариата, так как в существовавших усло­виях она могла успешно решить свои задачи только при тесном объединении советских народов в составе цент­рализованного федеративного государства. Именно по­этому партия справедливо оценивала выступления Ра­ковского и его сторонников как проявления сепаратизма и указывала, что они находятся в противоречии с ленин­ским пониманием единства советских народов.

    Четвертое совещание ЦК РКП (б) приняло постанов­


    147 См.: В. И. Ленин. Сочинения, т. XXV, изд. 3, стр 287, 624.



    ление «Практические мероприятия по проведению в жизнь резолюции XII съезда по национальному вопросу». В раздел о Конституции СССР были целиком, без изменений, включены предложения, содержавшиеся в платформе, одобренной Политбюро ЦК РКП (б) 148.

    Резолюция совещания определяла состав Совета Национальностей как палаты, состоящей из предста­вителей всех национальных республик и областей, устанавливала равенство прав обеих палат союзного ЦИК, равенство их компетенции, наличие одного законодательного Президиума ЦИК СССР, создание пяти слитных комиссариатов (Наркоминдел, Наркомвнешторг, Наркомвоенмор, НКПС и Наркомпоч­тель) , пяти директивных * наркоматов (финансов, продо­вольствия, труда,, РКИ и ВСНХ), остальные комисса­риаты оставались в ведении союзных республик. В ре­золюции Четвертого совещания специально было указано, что совещание отвергает предложения укра­инских товарищей о создании двух законодательных пре­зидиумов ЦИК СССР и о переводе наркоматов иностран­ных дел и внешней торговли в разряд директивных комиссариатов149.

    Решения Четвертого совещания ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей сыграли большую роль в выработке Консти­туции СССР. Они были направлены на создание наилуч­ших условий для хозяйственного, политического и куль­турного развития всех советских наций и народностей, мобилизовали членов партии на борьбу против велико­державного шовинизма и местного национализма, за воспитание коммунистов в духе подлинного пролетар­ского интернационализма. Совещание своими решения­ми внесло ясность в трактовку ряда важнейших вопро­сов Конституции СССР и отвергло сепаратистские предложения по вопросу о второй палате, структуре и компетенции центральных органов СССР. Тем самым была значительно облегчена и ускорена разработка Кон­ституции СССР в Конституционной комиссии ЦИК СССР, так как отныне сторонники наиболее тесного объ­


    м$ См.: «КПСС в резолюциях...», ч. 1, стр. 763


    * Союзно-республиканских.

    М9 См. там же, стр 763—764.

    232



    единения народов и необходимой в существующих ис­торических условиях централизации союзного государ­ства могли опираться в своей борьбе против сепара­тистов не только на решения Конституционной комиссии ЦК РКП (б), но и на решения широкого сове­щания ЦК РКП (б) с работниками всех национальных республик и областей.