Юридические исследования - К ВОПРОСУ О КРУПНЫХ И ОСОБО КРУПНЫХ РАЗМЕРАХ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ . С. Уральский, М. Фридман -

На главную >>>

Уголовное право: К ВОПРОСУ О КРУПНЫХ И ОСОБО КРУПНЫХ РАЗМЕРАХ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ . С. Уральский, М. Фридман


    Ст. 228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ. При этом в данном норме содержатся понятия “крупный” и “особо крупный” размеры. Постановлением № 2 от 27 апреля 1993 года Пленума Верховного Суда РФ в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года “О судебном практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами” было определено, что судам необходимо учитывать рекомендации, разработанные Постоянным комитетом (в дальнейшем - Комитет) по контролю наркотиков (п. 12).[1] В пункте 13 постановления № 9 Пленума Верховного Суда от 27 мая 1998 года “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами”[2] установлено, что, поскольку законом не установлены критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств к небольшому, крупному, особо крупному размеру, этот вопрос должен решаться судом в каждом конкретном случае... и с учетом рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков.


    ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О БОРЬБЕ С НАРКОМАНИЕЙ

     

     

     

    Сибирский юридический вестник. 1999. № 2

     

    © 1999 г.   С. Уральский, М. Фридман

     

     

    К ВОПРОСУ О КРУПНЫХ И ОСОБО КРУПНЫХ

     

    РАЗМЕРАХ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

     

     


    Ст. 228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ. При этом в данном норме содержатся понятия “крупный” и “особо крупный” размеры. Постановлением № 2 от 27 апреля 1993 года Пленума Верховного Суда РФ в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 года “О судебном практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами” было определено, что судам необходимо учитывать рекомендации, разработанные Постоянным комитетом (в дальнейшем - Комитет) по контролю наркотиков (п. 12).[1] В пункте 13 постановления № 9 Пленума Верховного Суда от 27 мая 1998 года “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами”[2] установлено, что, поскольку законом не установлены критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств к небольшому, крупному, особо крупному размеру, этот вопрос должен решаться судом в каждом конкретном случае... и с учетом  рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков.           

     

    Авторы же Комментария к Уголовному кодексу Российской Федерации полагают, что крупный размер наркотических средств и психотропных веществ устанавливается на основе заключения экспертизы.[3] До введения в действие Уголовного кодекса РФ при определении размеров наркотических средств предлагалось исходить из заключения (в дальнейшем -  Заключение) Постоянного комитета по контролю наркотиков при Минздраве СССР от 25 ноября 1987 года “ Об отнесении к небольшим и крупным размерам количеств наркотических средств, обнаруженных в незаконном владении или обороте”.[4]  Между тем, изученные авторами уголовные дела свидетельствуют о том, что квалификация деяний, предусмотренных ст. 228 УК РФ (ст. 224 УК РСФСР), производилась исключительно на основании Заключений, и при назначении экспертизы перед экспертом не ставился вопрос о признании наркотических средств крупными или особо крупными.

     

    До недавнего времени следственно-судебные органы руководствовались вышеназванным Заключением от 25 ноября 1987 года, а также Заключением от 19 декабря 1990 года[5], которыми, в частности, было установлено, что к небольшим размерам наркотических средств относятся:

     

    1. Марихуана (высушенные цветущие верхушки и листья верхней части разных сортов конопли)..:.. - 5,0 г

     

    2. Гашиш, анаша (приготовленная смесь пыльцы из цветущих верхушек разных сортов конопли - таблетки, пилюли, спрессованные плитки, пасты, порошки и прочие)............... -1,0г

     

    К крупным размерам вышеназванное Заключение относило:

     

    1. Марихуана........................... - 500,0 г

     

    2. Гашиш, анаша ................... - 300,0 г

     

    3. Гашишное масло.................. - 50,0 г                                                   

     

    4. Смола, пыльца................... -100,0 г

     

    5. Тетрагидроканнабинолы..... - 5,0 г

     

    6. Опий..................................... - 50,0 г

     

    7. Солома маковая................. - 2,0 кг

     

    8. Морфин................................. - 2,5 г (250 ампул 1% раствора)[6]

     

    В действовавшем в то время постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 26 сентября 1975 года судам предписывалось учитывать не только количественные показатели (вес, объем и т.д.), но и степень воздействия их на организм человека,[7] но при этом на суды не возлагалась обязанность руководствоваться положениями Заключения.

     

    В целях однозначного толкования оценочного понятия крупного размера наркотических веществ в юридической литературе предлагалось в руководящем разъяснении Пленума Верховного Суда СССР конкретизировать точные размеры крупного размера наркотиков и в качестве примеров приводились следующие показатели: опия-сырца - свыше 50 г, гашиша (анаши) - свыше 500 г, кокнара (сухих остатков опия-сырца) - свыше 3 кг, морфия - свыше 5 г и т.д.[8]

     

    Однако положение изменилось, когда Комитет принял Заключение от 9 октября 1996 года № 51/7-96 “ Критерии и перечни психотропных веществ, одурманивающих веществ, крупных и особо крупных количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте...”, утвержденных Комитетом 9 октября, 17 и 25 декабря 1996 года.[9] Так, к крупным и особо крупным размерам были отнесены, в частности:

     

    1. Марихуана ( высушенная) - от 0,100 до 500,0 и свыше 500,0 г

     

    2. Марихуана (невысушенная) - от 0,500 до 2500,0 и свыше 2500,0 г

     

    3. Гашиш - до 100,0 и свыше 100,0 г

     

    4. Смола каннабиса - до 40,0 и свыше 40,0 г

     

    5. Тетрагидроканнабинолы (все изомеры) - до 5,0 и свыше 5,0 г

     

    6.  Опий (в том числе медицинский), независимо от наличия нейтральных наполнителей (мука, сахар, крахмал и т.д. ) - до 10,0 ( 1000 таблеток по 0,01 г ) и свыше 10,0 г

     

    7. Экстракционный опий (в том числе сухой остаток, от выпаривания водных извлечений в виде отвара, инфуза, настойки из соломы любых видов мака, содержащих наркотические средства, перечисленные в данном списке, в частности, морфин, кодеин, тебаин, орипавин ) - до 10,0 и свыше 10,0 г

     

    8. Солома маковая высушенная - от 0,200 до 250,0 и свыше 250,0 г

     

    9. Солома маковая невысушенная - от 1,000 до 1250,0 и свыше 1250,0 г

     

    10. Морфин (основание и соли) - до 1 г (100 ампул 1% раствора) и свыше 1 г (100 ампул 1% раствора).

     

    В отношении марихуаны и соломы мака весом соответственно до 0,100 и до 0,200 г включительно признано, что данный размер не считается крупным.

     

    Позже на заседании Комитета от 4 июня 1997 года была принята Сводная таблица Заключений об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств..., (в дальнейшем - Сводная таблица ) в которой практически по всем наркотикам было введено понятие небольшого размера. В связи с этим редакция “ Бюллетеня Верховного Суда Российской Федерации ” разъяснила, что следует руководствоваться данной Сводной таблицей, а не ранее опубликованной.[10]

     

    Какова же была необходимость в принятии этого акта? Очевидно, тому есть несколько причин. Так, в ранее опубликованном Заключении практически по всем наркотическим веществам отсутствовало понятие “ небольшие размеры ”, а это приводило к тому, что ст. 44 КоАП РСФСР, предусматривающая административную ответственность за незаконные приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах, вышеназванным Заключением была дезавуирована и фактически прекратилось ее применение. Например, лицо во всех случаях подлежало уголовной ответственности, если у него был изъят гашиш, скажем, в размере 0,001 г, так как не существовало понятия минимального размера данного вещества, поскольку крупным признавался вес до 100 г. Вместе с тем, только для марихуаны и соломы мака было сделано “ исключение ” и, исходя из буквального толкования данного акта, к административной ответственности могли быть привлечены лица, у которых было обнаружено не более 0,1 и 0,2 г соответственно марихуаны или соломы мака. Однако не совсем понятно было, как квалифицировать действия лица, у которого были изъяты лишь микроследы раствора морфина, который в таком количестве не может представлять опасности для здоровья (например, смыв из медицинского шприца). Согласно Заключению от 25 декабря 1996 года и в этом случае лицо могло быть привлечено к уголовной ответственности за наличие крупного размера наркотического средства и одновременно исключалась административная ответственность за хранение и приобретение в небольших размерах. Сводная таблица от 4 июня 1997 года установила понятие небольшого размера морфина (до 0,01 г). Практически это количество равно одной ампуле 1-процентного раствора морфина. В отношении марихуаны, гашиша, маковой соломы ныне также введены небольшие размеры -соответственно от 0,1 до 0,5, до 0,1, от 0,2 до 1 г. Однако на практике известно, что вышеуказанные средства растительного происхождения в таких размерах наркоманами для достижения наркотического опьянения использованы быть не могут ввиду их крайне незначительного количества. И поэтому применение ст. 44 КоАП РСФСР является более чем проблематичным, так как во всех случаях размер изъятых марихуаны, гашиша, которые потребляются путем курения в смеси с табаком, всегда превышает вышеназванное количество. Поэтому даже при однократном курении марихуаны и гашиша по смыслу новой Сводной таблицы должна наступить только уголовная ответственность, так как потреблению всегда предшествует и хранение ( пусть даже непродолжительное время ), поскольку для потребления указанных средств лицо обладает им (например, держит в руке папиросу).

     

    Если сравнивать марихуану и гашиш, например, с морфином или промедолом, то последние наркотические средства вызывают выраженную эйфорию, и при их повторном применении быстро развивается болезненное пристрастие (в частности, морфинизм)[11], что Комитет “... учитывает не только медицинские критерии, но и в примечаниях к Сводной таблице от 4 июня 1997 года указывается реальную социальную опасность, обусловленную незаконным распространением любых количеств новых для нашей страны высокоактивных наркотических средств... В связи с этим для ряда наркотических средств рекомендации по небольшим размерам отсутствуют”.[12] Однако важно было бы указать, почему марихуана и гашиш (в количестве, содержащимся в одной папиросе), являющиеся наиболее распространенными наркотическими средствами в Российской Федерации, по категории “ небольшие размеры ” имеют “преимущество” перед такими наркотическими средствами как кодеин (12 -14 таблеток), промедол и омнопон (3 ампулы), этилморфин (20 таблеток) и др.

     

    По нашему мнению, основанному на беседах с оперативно-следственными работниками МВД РФ, все акты, принятые Комитетом, являются средством (и не более того!) для раскрытия тяжких Преступлений, в том числе и не связанных с незаконными операциями с наркотиками, а также для привлечения граждан к негласному сотрудничеству. Так, например, под угрозой привлечения к уголовной ответственности, оперработнику не стоит большого труда “ завербовать ” гражданина, у которого изъята папироса, начиненная марихуаной. Если недостаточно доказательств для предъявления обвинения в совершении особо тяжкого преступления, то предпринимаются меры для того, чтобы обнаружить какое-то количество наркотического средства с целью предъявления обвинения по соответствующей статье УК РФ, а в случае недоказанности обвинения, например, в убийстве, изнасиловании и т.п. - “ оправдать ” незаконное содержание под стражей привлечением к уголовной ответственности за незаконные операции с наркотиками.

     

    Авторы данных строк не стоят на крайних позициях - вот что бы то ни стало умалить общественную опасность наркотизма. Речь идет лишь о соблюдении принципа законности.

     

    В ст. 3 УК РФ определено, что уголовная ответственность может наступить только в соответствии с Уголовным кодексом. Никакие другие законы и нормативные акты устанавливать уголовную ответственность не могут. Однако повсеместное применение в следственно-судебной практике актов Комитета нарушает требования вышеназванной нормы. Как указано в ст. 1 УК РФ уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс. Между тем, Заключения и Сводная таблица федеральными законами, естественно, не являются, а разъяснения Пленума Верховного Суда о применении Сводной таблицы не должны и не могут создавать нормы права. Акты Комитета именуются “рекомен-дациями”. Понятия “крупный ”, “особо крупный размеры”, являются правовыми и в ряде случаев прямо включены в уголовное законодательство в качестве примечаний (например, к ст. ст. 158, 171 - 172, 177, 188, 191 - 194, 198 - 200    УК РФ). Ничто не мешало и не мешает в законодательном порядке определить квалифицирующие признаки преступлений, связанных с незаконным оборотом с наркотическими средствами. Отсутствие же в уголовном законодательстве вышеназванных понятий применительно к преступлениям, связанным с наркотиками, и замена их правовыми суррогатами ведет к нарушению прав и свобод человека и гражданина, так как никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 13 УПК РСФСР). Однако при вменении в вину обвиняемому квалифицирующих признаков (крупный, особо крупный размеры) закон подменяется ведомственным актом.

     

    В связи с этим напрашивается вопрос - какова юридическая природа Заключений и Сводной таблицы? Является ли Комитет органом, которому законом предоставлено право  официального толкования законов? Обязательны ли для исполнения и применения акты, им принятые?

     

    Еще в 1990 году Комитет конституционного надзора СССР принял Заключение от 29 ноября 1990 года “О правилах, допускающих применение неопубликованных нормативных актов о правах, свободах и обязанностях граждан”, согласно которому ранее принятые, но не опубликованные нормативные акты... подлежат опубликованию в трехмесячный срок со дня принятия Заключения, в противном случае по истечении этого срока утрачивают силу.

     

     Постановлением № 16 Комитета конституционного надзора СССР от 15 февраля1991 года “ О порядке реализации Заключения Комитета от 29 ноября 1990 года... ”[13] также подтверждено, что по истечении трехмесячного срока со дня принятия Заключения Комитета от 29 ноября 1990 года утрачивают силу те неопубликованные акты или их отдельные положения, которые ограничивают права граждан, возлагают на них обязанности и устанавливают юридическую ответственность.

     

    Однако, как известно, ни Заключение Постоянного комитета по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения СССР от 25 ноября 1987 года и 19 декабря 1990 года, ни Информация Минздрава СССР о Списке наркотических веществ... по состоянию на 1 июля 1990 года, ни последующие Заключения Постоянного комитета и Сводная таблица от 25 декабря 1996 года и 4 июня 1997 года опубликованы в установленном порядке не были, в связи с чем эти документы юридической силы иметь не могут. Опубликование этих документов в “Вестнике Верховного Суда СССР”, “Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации”, а также отдельными изданиями, не носит официального характера. В период существования Союза ССР официальными изданиями являлись    “Ведомости Верховного Совета СССР”, “Ведомости Верховного Совета РСФСР” (с некоторыми изменениями в наименованиях), “Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР”, “Собрание постановлений Правительства СССР”, “Собрание постановлений Правительства РСФСР”. Однако ни в одном из них вышеназванные Заключения опубликованы не были как при их принятии, так и после вынесения Заключения Комитетом конституционного надзора СССР.

     

    Указом Президента РФ от 23 мая 1996 года “ О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти”[14] установлено, что нормативные акты федеральных органов исполнительной власти (а к таковым относится упоминаемое выше ведомство, именуемое Постоянным комитетом по контролю  наркотических средств при Министерстве здравоохранения Российской Федерации) затрагивающие права, свободы и обязанности гражданина, прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации, подлежат обязательному официальному опубликованию в газете “Российские вести” в течение десяти дней после дня их регистрации, а также в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. Между тем. Заключение и Сводная таблица в Минюсте РФ зарегистрированы не были, как не были опубликованы они в вышеуказанных источниках.

     

    Постановлением Правительства Российской Федерации 13 августа 1997 года утверждены Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти и их государственной регистрации,[15] которыми установлено, что:

     

    ·         структурные подразделения федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты. Комитет же по контролю наркотиков, поскольку не установлено иное, является структурным подразделением Минздрава РФ и в силу этого его Заключения не могут быть признаны юридически значимыми. В официальных источниках не опубликовано Положение о вышеназванном Комитете, следовательно, такое Положение может быть издано только Минздравом РФ, вследствие чего и по этому основанию Комитет является ничем иным как структурным подразделением Минздрава. Данный Комитет также именуется . независимым экспертным органом.[16]

     

    ·         государственная регистрация нормативных правовых актов осуществляется? Министерством юстиции Российской Федерации. Однако при проверке статуса Заключения и Сводной таблицы по СПС   “Консультант Плюс” и по другим электронным юридическим базам данных нет сведений о том, что они зарегистрированы в Минюсте РФ. Кроме того, в ИПС “Кодекс” Сводная таблица названа нормативно-техническим документом.

     

    ·         копии   актов,   подлежащих   официальному   опубликованию,   передаются Министерством юстиции РФ в редакцию газеты “ Российские вести ”, а также в издательство “ Юридическая литература ” в течение суток после государственной регистрации

     

    ·         при опубликовании и рассылке нормативного акта указание на номер и дату государственной регистрации является обязательным. В актах Комитета эти данные отсутствуют.

     

    Кроме того, Министерство юстиции РФ письмом от 15 июля 1997 года № 07-02-1011-97 “О публикации нормативных актов”,[17] разъясняя Указ Президента РФ от 23 мая 1996 года № 763, отмечает, что публикация нормативных актов в других изданиях... официальной не является. Таким образом, опубликование актов Комитета в “Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации” и журнале “Российская юстиция ” не может быть признано официальным.

     

    Изложенное позволяет признать, что статья 228 УК РФ, применяемая в обязательной и безусловной взаимосвязи с актами Постоянного комитета, противоречит ст. 15 Конституции РФ, устанавливающей, что любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

     

    Ст. 228 УК РФ и акты Комитета противоречат вышеназванной конституционной норме также и потому, что из ее содержания вытекает обязанность граждан соблюдать Конституцию Российской Федерации и закона. Отсюда следует, что при определенных условиях гражданин может и должен нести юридическую ответственность, являющуюся разновидностью юридической обязанности, за совершение того или иного деяния, противоправность и наказуемость которого установлена законом. Уголовная же ответственность по ст. 228 УК РФ наступает исключительно в связи с применением Сводной таблицы. Данная норма и ее применение совместно с актами Комитета с de facto приобретением ими статуса закона, которые фактически дополнили и изменили Уголовный кодекс РФ, находится в противоречии со ст. 15 Конституции еще и по тому основанию, что неопубликованные законы (а тем более - иные акты) не применяются.

     

    Трудно утверждать, что в вопросе установления квалифицирующих признаков, связанных с незаконном оборотом наркотиков, не существует проблем, ибо поскольку если это отрицать, то ничто не помешает, например, субъектам РФ, со ссылкой на те или иные обстоятельства, своими актами дополнять или изменять федеральное законодательство. А такое вполне возможно. Наглядный пример тому - действие в Чечне шариатского суда и применение смертной казни за бытовое убийство.

     

    Разочарование вызвало Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 1997 года “ Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Невинномысского районного суда Ставропольского края ”.[18]

     

    Так, Невинномысский районный суд Ставропольского края, в чьем производстве находится дело по обвинению гражданина Г.А.Печенникова в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта 0,11 грамма экстракционного опия, т.е. в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этой нормы. Как указано в запросе, часть первая статьи 228 УК Российской Федерации, устанавливающая уголовную ответственность за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, только называет квалифицирующий признак данного состава преступления - крупный размер, но не конкретизирует его. Поэтому при применении названной нормы суды руководствуются Перечнем крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте (утвержден Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения Российской Федерации 17 и 25 декабря 1996 года, с изменениями от 30 апреля 1997 года).

     

    Заявитель полагал, что положение части первой статьи 228 УК Российской Федерации, допуская привлечение граждан к уголовной ответственности на основании не федерального закона, а "подзаконного нормативного акта", нарушает гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина, оно не соответствует преамбуле Конституции Российской Федерации, а также ее статьям 1 (часть 1), 2, 4 (часть 2), 15, 17, 22 и 55.

     

    Однако Конституционный Суд РФ указал, что “...из содержания части первой статьи 228 УК Российской Федерации не следует, что при ее применении и оценке размера количества наркотического средства как крупного суды связаны положениями названного выше Перечня.[19]  Подобные перечни, периодически обновляемые Постоянным комитетом по контролю наркотиков и утверждаемые им, не являются нормативными правовыми актами и в силу этого носят лишь рекомендательный характер. Как отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами" (в редакции от 21 декабря 1993 года), суды при рассмотрении соответствующих категорий уголовных дел, учитывая рекомендации, разработанные Постоянным комитетом по контролю наркотиков, в конечном счете должны исходить не только из количества, но и из свойств различных видов наркотических средств по степени их воздействия на организм человека.

     

    При этом содержание части первой статьи 228 УК Российской Федерации не препятствует судам при рассмотрении конкретных уголовных дел учитывать иные обстоятельства, значимые для обеспечения прав и интересов обвиняемых, руководствуясь нормами общей части УК Российской Федерации, в том числе статьями 6 и 7, закрепляющими принципы справедливости и гуманизма. Проверка правильности применения норм уголовного закона[20] в их системной связи, как и оценка конституционности правоприменительных решений, осуществляется вышестоящими судами общей юрисдикции.

     

    Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что он не вправе  определять  основания,  необходимые  для  принятия  того  или  иного правоприменительного решения, и оценивать его соответствие Конституции Российской Федерации...” и отказал в принятии к рассмотрению запроса Невинномысского районного суда Ставропольского края о проверке конституционности части первой статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации ввиду неподведомственности поставленного в нем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации.

     

    Данное определение было вынесено до принятия Закона РФ “О наркотических средствах и психотропных веществах”, поэтому с определенной долей условности можно было бы понять нежелание Конституционного Суда РФ рассмотреть по существу указанную проблему (борьба ведь всенародная идет, теперь уже с наркоманией!).

     

    Но 10 декабря 1997 года Государственной Думой Российской Федерации принят Федеральный закон “О наркотических средствах и психотропных веществах”, который вступил в действие с 15 апреля 1998 года. В статье второй настоящего закона определено, что наркотические средств, психотропные вещества и их прекурсоры включаются в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (далее - Перечень), и в зависимости от применяемых государством мер контроля вносятся в следующие списки:

     

    • список наркотических средств..., оборот которых в Российской Федерации запрещен:

     

    • список наркотических средств..., оборот которых в Российской Федерации ограничен.

     

    Данный Перечень утверждается Правительством Российской Федерации по представлению федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения и федерального органа в области внутренних дел. Перечень подлежит официальному опубликованию в соответствии с законодательством Российской Федерации. Такой Перечень утвержден постановлением Правительства РФ 31 июня 1998 года. Принятый закон, что применение актов Комитета при привлечении лиц к уголовной ответственности по ст. 228 УК РФ является незаконным, противоречащим Конституции РФ и собственно УК РФ. В нем нет даже упоминания об актах Постоянного комитета по контролю наркотиков. Однако еще до принятия Перечня, в вышеупомянутом постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года судам вначале предписывается при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с наркотическими средствами руководствоваться Перечнем (п. 1), и здесь же, при определении размера - рекомендациями Постоянного комитета (п. 13)?!

     

    Здесь возникает несколько вопросов. Если Пленум Верховного Суда РФ, обязывая суды при определении размера наркотического средства руководствоваться актами Постоянного комитета по контролю наркотиков, тем самым вводит в уголовное законодательство новые нормы, то можно ли с этим согласиться? Если же Пленум полагает, что акты Комитета носят  рекомендательный характер, а уголовно-право-вые нормы такую природу иметь не могут, следует ли считать, что суды могут вообще не учитывать п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ, а принимать решение в каждом конкретном случае исходя из их количества, свойств, степени воздействия на организм человека и других обстоятельств дела. Ответ на первый вопрос должен быть, по нашему мнению, только отрицательным, во втором же случае суду будет нетрудно прийти к выводу, что, например, 10 кг гашиша следует относить к крупным (а не почему не к особо крупным?), но в то же время суд будет лишен возможности разграничить 0,1 и 0,11 г марихуаны по признаку небольших и крупных размером. Вместе с тем, учитывая наличие и в уголовном процессе принципа состязательности (ст. 123 Конституции РФ), дело ли суда входить в обсуждение этого вопроса? В то же время общеизвестна одна из позиций государства по проблемам наркомании - ужесточение наказания. Возникает вопрос - как поступить с теми лицами, кто отбывает наказание, кто уже отбыл наказание в виде лишения свободы, и с теми, в отношении которых возбуждены и расследуются уголовные дела по обвинению в незаконных операциях с наркотическими средствами.

     

    Полагаем, что имеет смысл сформулировать следующие обобщенные выводы:

     

    1.  Привлечение к уголовной ответственности по ст. 228 УК РФ, осуществляемое с применением Сводной таблицы Комитета по контролю наркотических средств при Минздраве РФ, противоречит Конституции РФ;

     

    2. Уголовное преследование указанных лиц, учитывая пробелы в указанном вопросе, должно быть прекращено по реабилитирующим основаниям, независимо от количества наркотических веществ и их свойств, так как федеральным законом пока не установлены квалифицирующие признаки деяния (крупный и особо крупный размеры). Учитывая практическую невозможность осуществления данного предложения, вполне допустимым было бы прекращение уголовных дел по ст. 6 УПК РСФСР с учетом того, что изъятые по уголовным делам наркотические средства устранены из оборота.

     

    3. Сводную таблицу и Заключение незамедлительно представить на государственную регистрацию в Министерство юстиции РФ. Несомненно, что в силу п. 14 Правил подготовки нормативных правовых актов... в этом Комитету должно быть отказано, поскольку  при  проведении юридической  экспертизы  будет установлено несоответствие этого акта уголовному законодательству Российской Федерации, Закону “О наркотических средствах...” и самим Правилам. Отказ в государственной регистрации является одним из оснований для пересмотра уголовных дел лиц, в отношении которых вынесены приговоры или ведется расследование за незаконные операции с наркотическими средствами.

     

     

     



    [1] Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1991 - 1996. - М.: Юрид.лит., 1997, с. 346.

     

    [2] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1998, № 7, с. 6.

     

    [3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., Инфра, 1996, с. 519.

     

    [4] Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Л.Л. Кругликова и Э.С. Тенчова. - Ярославль: Влад. - 1994, с. 610.

     

    [5] Вестник Верховного Суда СССР, 1991, № 8, с. 46 - 48.

     

    [6] Данное Заключение опубликовано в кн.: Н.А. Мирошниченко, А.А. Музыка. Уголовно-правовая борьба с наркоманией. - К.; Одесса, Выща шк. Головное изд-во, 1988, с. 196 - 197.

     

    [7] Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР ( 1924 - 1986 ), М., Известия, 1987, с. 733 -734.

     

    [8] Реджепов А. Эффективность уголовно-правовых норм об ответственности за наркотизм. М., 1983. 18.

     

    В кн.: Уголовно-правовая борьба с наркоманией. К, 1988, с. 69.

     

    [9] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 3, с. 17-21.

     

    [10] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 8, с. 20-23.

     

     

    [11] М.Д. Машковский. Лекарственные средства. М.: Медицина, 1993, т. 1, с. 181.

     

    [12] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 8, с. 24.

     

    [13] Ведомости Верховного Совета СССР, 1991, № 19

     

    [14] “ Российская газета “, 1996, № 99.

     

    [15] Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 33, ст. 3895.

     

    [16] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1998, № 7, с. 3.

     

    [17] Кодекс - Info, 1997, № 31, с. 22 - 23.

     

    [18] Вестник Конституционного Суда Российской Федерации, 1998, № 1

     

    [19] С этим трудно согласиться, так как на практике нижестоящие суды не могут игнорировать разъяснения, даваемые Пленумом Верховного Суда РФ. - С.У., М.Ф.

     

     

    [20] Спора нет, когда речь идет о применении именно норм уголовного закона, но данный тезис Конституционного Суда РФ оставляет без внимания случаи, когда уголовный закон применяется в совокупности с актом, не являющимся нормой уголовного закона ( речь идет о Сводной таблице Постоянного комитета по контролю наркотиков ).