Юридические исследования - КРУШЕНИЕ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ. Г. Л. РОЗАНОВ (Часть 4) -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: КРУШЕНИЕ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ. Г. Л. РОЗАНОВ (Часть 4)


    Первое издание книги, выпущенное в 1961 году, с большим интересом было встречено советскими читателями и получило положительную оценку в нашей печати.
    Настоящее издание значительно расширено и дополнено новыми материалами. Написанная живым языком, книга показывает военно-политический и моральный крах фашистской Германии, разложение и маразм нацистской верхушки. Самоубийство Гитлера и Геббельса, бегство Бормана, взятие Берлина советскими войсками, арест Геринга, Риббентропа и других фашистских главарей — все это нашло отражение в книге.
    Позорный конец Гитлера и его клики должен служить грозным предостережением для современных поджигателей войны.


    ЖИЗНЬ ПРОТИВ СМЕРТИ

    Гитлеровский режим, находясь одной ногой в могиле, продолжал оставаться отвратительным порождением кро­вавого разбойничьего германского империализма и ми­литаризма. Хотя уже рушилась и разваливалась вся фа­шистская система, гитлеровцы с бессильной яростью обре­ченных цеплялись за награбленную ранее добычу, усили­вали террор против немецкого народа.

    В январе 1945 года эсэсовцами были злодейски умерщ­влены антифашисты, вывезенные из оккупированных стран на основе приказа «Мрак и туман»[1]. Перед отступлением гитлеровцы систематически уничтожали военнопленных. В марте 1945 года был издан приказ, вменявший полиции в обязанность уничтожать при отступлении все «асоциаль­ные и враждебные элементы и тщательно маскировать следы уничтожения».

    С непревзойденным садизмом гитлеровцы стремились уничтожить всех антифашистов, заключенных в тюрьмах и концентрационных лагерях. 11 января 1945 г. фашистские палачи злодейски убили Георга Шумана, Отто Энгерта и Курта Кресса — руководителей подпольной группы «На­циональный комитет'Свободная Германия» в центральной части страны[2]. 19 марта жертвой нацистских убийц пал член антифашистской группы Зефкова Цезарь Хорн, через день — Вердейн8.

    5    февраля в каторжной тюрьме Бранденбург гитлеров­цы повесили руководителей движения Сопротивления в Тюрингии — бывшего депутата рейхстага Теодора Ней- бауэра, коммунистов Данца, Швантеса, Шельхеймера и

    Ределя[3]. 1 марта в берлинской тюрьме Плетцензее наци­стами были казнены видные деятели социал-демократиче­ских и христианских профсоюзов Фриц Фойгт и Ос­вальд Вирш[4].

    Сохранился целый ряд документов — предсмертных пи­сем и записок казненных гитлеровцами немецких патрио­тов. Все они полны верой в скорое крушение гитлеризма. Во имя светлого «будущего антифашисты не колеблясь от­дали свои замечательные жизни.

    «Мы никогда не пренебрегали жизнью, и я думаю, ник­то не любил солнце больше, чем мы! — писал перед казнью немецкий коммунист Вильгельм Геве. — Однако главным для нас была борьба! Борьба нашего времени, со всей ее жестокостью и подлостью, с ее презрением и ужасом, с сознанием того, что в конце ее нас ожидает каторжная тюрьма, пуля или топор. И если я перед смертью обращаю- свой взор вперед, шире расправляется моя грудь, так как я вижу перед собой сияющий мир, за который мы боролись. Я вижу перед собой ваше время, свободное от ненависти и полное любви, в котором никогда не заходит солнце. Наступает прекрасное весеннее утро народов, становится действительностью тысячелетняя мечта человечества... Ва­шей борьбой будет почетная работа, которая приведет людей к настоящим высотам на этой земле. Вы будете смело доставать звезды, о блеске которых мы только догады­вались.

    Наше время будет казаться вам таким же далеким и чуждым, как нам пирамиды древнего Египта. Но одно свя­жет нас с вами навсегда: радость жизни... Сознательно я делаю свой последний шаг с радостной улыбкой, так как я знаю, что завтра принадлежит нам. Свет идет с Востока!— В этом духе вы должны всегда думать, обо мне. Оставьте мне место в вашем сердце, чтобы я в вас продолжал жить»®.

    В январе 1945 года эсэсовское руководство разослало по лагерям директиву, требуя «упростить» регистрацию смертных случаев, что «сэкономит большое количество бу­маги и труда». В феврале последовал тайный приказ Гит­лера, согласно которому ни один человек, находившийся

    в концентрационных лагерях, не должен был попасть в руки союзников по антигитлеровской коалиции живым. В' этих чудовищных лагерях, которые, по выражению

    Н.  С. Хрущева, являлись «концентрированным выражением чудовищной сущности фашизма», уничтожались сотни ты­сяч ни в чем не повинных людей[5]. Кальтенбруннер разос­лал директиву с требованием ускорить уничтожение заклю­ченных, в частности в концлагере Маутхаузен убивать не менее тысячи узников в день. После этого кровавая вак­ханалия гитлеровцев поистине не знала границ. Оставав­шиеся еще в руках гитлеровцев «фабрики смерти» зарабо­тали с двойной и тройной нагрузкой.

    Число жертв в лагере уничтожения Освенцим к момен­ту освобождения его советскими войсками достигло трех миллионов человек[6]. 18 января 1945 г. в связи с прибли­жением советских частей гитлеровцы поспешно эвакуиро­вали 58 тыс. заключенных в концентрационные лагеря, расположенные в глубине Германии. Пять-шесть тысяч больных были заперты в бараках и сожжены заживо.[7]

    В концентрационном лагере Бухенвальд гитлеровцы уничтожили свыше 58 тыс. заключенных[8]. Когда лагерь был освобожден, в нем было обнаружено 80 вагонов с трупами[9]. 17 апреля 1945 г. фашисты учинили перед бегством кровавую расправу в отделении Бухенвальдского лагеря — Альтнаундорф, заключенные которого работали на военном предприятии «Эрла-верке». Озверевшие эсэ­совцы загнали 304 заключенных в барак № 3 и начали стрелять по бараку фаустпатронами, а затем подожгли. В заключенных, пытавшихся выпрыгнуть из окон, стреляли. Остальные 1567 заключенных лагеря были «эвакуированы». Уже по дороге 200 выбившихся из сил заключенных были застрелены охранниками. Остальных загнали на стадион в Глаубице, где они пять дней не получали воды и пищи. Некоторым заключенным во время воздушного налета уда­лось бежать в окрестные леса.


    На их преследование были брошены отряды «гитлеров­ской молодежи». Пойманных беглецов немедленно растре- ливали, затем в песчаных карьерах на окраине города зверски убили и остальных[10].

    В концлагере Берген-Бельзен союзные войска обнару­жили больше трупов, чем узников.

    Узников, которых гитлеровцы не успевали уничтожать, перегоняли для этой цели в другие лагеря. По дороге они массами гибли от голода и пуль эсэсовцев. Во время эва­куации узников концлагеря Ордруф в Дахау из 59 тыс. заключенных 12 тыс. погибли во время перехода. 20 апре­ля Гиммлер отдал приказ: заключенных концлагерей, расположенных неподалеку от побережья Балтийского моря (Саксенхаузен, Равенсбрюк и Нейнгамм), походными кОлоннами отправить в Любек, погрузить на суда, вывезти в открытое море и утопить[11]. На следующий день начался «марш смерти» оставшихся в живых 68 тыс. заключенных Саксенхаузена. Вот как описывает этот марш один из пе­реживших этот ужас узников: «Уже в ночь на 22 апреля раздались первые выстрелы, и мертвые товарищи, убитые выстрелом в спину, оставались лежать по обеим сторонам дороги. Всех, кто вследствие измождения и голода не мог идти дальше, убивали одним или двумя выстрелами... Число убитых составляло до 10 тыс. человек. Так как ночью многие заключенные отбились от колонны, то жан­дармы и эсэсовцы прочесывали близлежащую местность и всех захваченных заключенных расстреливали»[12].

    10    тыс. заключенных концлагеря Нейнгамм гитлеров­цам удалось перегнать в Нейштадтскую бухту, где они были погружены на корабли «Кап-Арконе», «Дейчланд» и «Гилбек». 3 мая на корабли совершили налет английские бомбардировщики. 8 тыс. заключенных нашли себе моги­лу в водах Балтийского моря. «Кап-Арконе» был похож на гигантский факел, — рассказывал впоследствии один из очевидцев. — Средняя палуба охвачена морем огня, на носу и на корме корабля столпились сотни заключен­
    ных, которые боялись прыгнуть в воду. Из иллюминаторов выскакивали люди, поверхность воды вокруг судна была усеяна головами кричащих, захлебывающихся, рыдающих людей, которые плавали в воде между балками и досками... В воздухе хлопали выстрелы. Слышны пулеметные оче­реди. Маленькие водяные фонтанчики показывали, что стреляют в воду. К всеобщему шуму и крику примеши­ваются резкие предсмертные крики... Те, кого мы считали своими спасителями, оказались солдатами немецкой мор­ской пехоты в Нейштадте, которые в пять минут первого перебили оставшихся в живых».

    Выполнить последний чудовищный приказ Гиммлера пыталась и эсэсовская охрана женского концентрационного лагеря Равенсбрюк, где 92 тыс. женщин и детей уже пали жертвами фашистских извергов. Через Мекленбургские леса эсэсовцы гнали 20 тыс. оставшихся в живых заключен­ных к морю. Однако выполнить приказ Гиммлера им уже не удалось. «Какое страшное зрелище представляло собой это шествие высохших от голода человеческих скелетов, еле прикрытых грязными, рваными тряпками! Они с трудом тащились вперед, а эсэсовцы все еще осыпали их бранью и побоями. Время от времени раздавался выстрел — эсэ­совцы приканчивали тех, кто уже не мог идти. Гром совет­ских орудий приближался с каждой минутой. С наступ­лением вечера нескольким заключенным удалось скрыться в лесу. Остальные, голодные и озябшие, провели еще одну — последнюю! — ночь во власти эсэсовцев. Но 30 ап­реля и для них пробил час освобождения. Эсэсовцы обра­тились в паническое бегство перед наступающей Совет­ской Армией»[13].

    Лишь в одном из «глубинных» концлагерей — Дахау, помещения которого были рассчитаны на 9 тыс. заклю­ченных, в апреле 1945 года находилось за колючей прово­локой не менее 70 тыс. человек. Но и они были обречены. Как показал на Нюрнбергском процессе баварский фашист Герд, по поручению Гитлера Кальтенбруннер должен был «ликвидировать» концлагерь Дахау и два других лагеря — Ландсберг и Мюльдорф, причем оба последних уничто­жить налетом авиации (операция «Вольке AI»), а заключен­ных Дахау отравить ядом (операция «Вольке-бранд»)[14].

    За время кровавой гитлеровской диктатуры германски­ми фашистами было брошено в концентрационные лагеря в Германии и на оккупированной территории около восем­надцати миллионов человек, из них 11 млн. были злодейски умерщвлены. Лишь быстрое наступление Советской Армии помешало эсэсовским убийцам завершить свою кровавую оргию.

    В последние дни крушения фашистского рейха тысячи немецких антифашистов — лучших сынов и дочерей Гер­мании, сотни тысяч иностранных рабочих и военноплен­ных были вызволены из гитлеровских тюрем и «лагерей смерти» наступающими советскими войсками. Вот лишь некоторые примеры. Стремительным ударом на Фалькензее советские войска помешали эсэсовцам расправиться с 2500 узниками, среди которых находился видный деятель Коммунистической партии Германии, один из руководите­лей антифашистского подполья Макс Рейман.

    1    мая 1945 г. танкисты 2-го Белорусского фронта не­подалеку от Шверина перехватили колонну из 30 тыс. заключенных концлагеря Саксенхаузена, которым гитле­ровцы уготовили страшную участь — их намеревались посадить на корабли и уничтожить в водах Балтики. Вместе с советскими бойцами заключенные приняли участие в разгроме эсэсовского конвоя[15].

    Несмотря на тяжелые жертвы, понесенные антифашист­ским движением летом и осенью 1944 года, немецкие пат­риоты и на завершающем этапе войны делали все возможное, чтобы ускорить приближение дня победы над гитлеризмом. «Кровавые оргии гитлеровских палачей, — пишет О. Вин- цер, — бессмысленное массовое уничтожение людей, раз­рушительные последствия налетов англо-американской авиации и, наконец, тяжелая разруха, которая захватила в этот период и почти полностью парализовала транспорт, почту и снабжение, конечно, в очень большой степени ос­ложнили организованную работу подпольщиков и связь между подпольными группами»[16]. Несмотря на это, во всех частях Германии, особенно в крупных промышлен­ных центрах, активно действовали руководимые и вдохнов­
    ляемые коммунистами подпольные антифашистские груп­пы Сопротивления.

    12 января 1945 г. огромный взрыв потряс завод «Хасаг» в Лейпциге. Густое облако дыма заволокло всю террито­рию завода. Взлетел в воздух цех, где начинялись взрыв­чаткой снаряды зенитной артиллерии. Как выяснилось впоследствии, диверсию осуществил участник подпольной группы Сопротивления на заводе молодой французский рабочий Жан Бордо. Когда два эсэсовца-офицера, что-то заподозрив, появились в цехе, чтобы арестовать его, Бордо пожертвовал своей жизнью и взорвал цех, причинив гит­леровцам значительный ущерб[17].

    В Берлине зимой 1944/45 года распространяли антифа­шистские листовки, предпринимали акты саботажа и диверсии на военных предприятиях члены боевой группы «ФАУ» под руководством коммуниста Фишера; в Гота дей­ствовала антифашистская группа во главе с Г. Бушем, в Вуппертале—под руководством Пауля Каппа. Широкораз- ветвленные подпольные организации Сопротивления гит­леровцам удалось раскрыть в марте 1945 года в Дортмунде и Кёльне[18]. «Не идите на фронт, который покидают тыся­чи солдат.., — говорилось в одной из нелегальных ли­стовок, опубликованных в тот период. — Фольксштурм — да, но только против Гитлера и его банды»[19].

    В дни крушения германского фашизма немецкие пат­риоты мужественно и самоотверженно действовали рука

    об  руку с наступающими частями Советской Армии.

    «Демократическим силам немецкого народа, — пишет Вальтер Ульбрихт, — не удалось своевременно выбить из рук фашистов оружие, но в эти дни крушения Третьего рейха немецкие патриоты многих городов и деревень, несмотря на усилившийся террор гестапо и СС, перешли к активным действиям для спасения родных городов и прекращения боев»[20]. Немецкие патриоты, опираясь за­частую на поддержку населения, делали все возможное, чтобы не дать гитлеровцам перед гибелью превратить всю
    страну в руины и кладбища. При этом они действовали по указаниям, разработанным руководством КПГ. «Необхо­димо всеми средствами воспрепятствовать Гитлеру про­должать войну на немецкой земле и не дать ему превратить Германию в руины, — писал Вальтер Ульбрихт в статье «Оружие против Гитлера», опубликованной в органе На­ционального комитета «Свободная Германия» газете «Фрей- ес Дейчланд». — Необходимо любой ценой помешать манья­ку Гитлеру в его стремлении разрушить те последние ос­новы, на которых еще может быть возрождена Германия»[21]. В начале 1945 года руководство КПГ и Национальный ко­митет «Свободная Германия» сформулировали задачи не­мецких антифашистов в связи со вступлением войск антигитлеровской коалиции на территорию Германии.

    11  апреля 1945 г. Вальтер Ульбрихт от имени ЦК КПГ обратился к немецкому народу по радио с речью. «Трудя­щееся население городов! — говорил он. — Не давайте нацистским бонзам эвакуировать склады, препятствуйте взрыву электростанций, газовых заводов и водопровода! Подумайте о завтрашнем дне. Вы будете жить, когда на­цистских главарей давно не будет и в помине. Однако условия вашей будущей жизни зависят от того, насколько своевременно капитуляция помешает разрушению ваших родных городов. Освобождайте ваши родные города от нацистских бонз!»[22].

    14 апреля 1945 г. Национальный комитет «Свободная Германия» обратился ко всем противникам гитлеризма с призывом действовать немедленно. «Гитлер и его преступ­ная свора знают, что их конец близок, — говорилось в распространенной комитетом листовке. — Агонизируя, эти подлые трусы все еще продолжают топить в крови свой собственный народ. Наш долг— не допустить этого послед­него кровавого злодеяния. Это наш долг перед народом, перед своей совестью и историей!» И немецкие антифашис­ты, подлинные патриоты и защитники национальных ин­тересов своей страны, не считаясь с жертвами, поднялись на героическую борьбу, стремясь отвести руку фашистских палачей, занесенную над населением Германии.

    Вместе с передовыми частями Советской Армии, а подчас и в тылу противника, успешно действовали воинские части
    и отряды Национального комитета «Свободная Германия»[23]. Сформированный из немецких антифашистов —батальон принял активное участие в освобождении от гитлеровцев Вроцлава (Бреслау).

    Повсюду активизировалась деятельность подпольных антифашистских групп. По стране распространялись ли­стовки, в которых немецкое население призывалось сде­лать вывод из крушения гитлеризма. «Немцы, — говори­лось в одной из них, — гитлеровская Германия обречена. Дни Гитлера и его клики сочтены. Добивайтесь немедлен­ного прекращения сопротивления. Принуждайте офи­церов и солдат капитулировать. Тем самым вы облегчите свое положение и положение Германии»[24].

    В последние дни войны широкое распространение сре­ди немецких солдат и офицеров получила нелегальная ли­стовка, в которой говорилось: «Отец, не делай глупостей! Спаси себя для нас», и были сформулированы требования немецких женщин и детей к солдатам[25].

    Формы борьбы немецких патриотов против гитлеров­цев, стремившихся увлечь за собой в пропасть всю Герма­нию, носили разнообразный характер.

    Немецким антифашистам удалось нанести сильный удар по планам гитлеровцев в Лейпциге.

    Чувствуя свою гибель, нацисты тянули за собой в мо­гилу всех, кого могли. Свыше пяти тысяч лейпцигских ан­тифашистов пали жертвой обезумевших гитлеровцев[26]. Свыше двух тысяч заключенных, которых перегнали сюда из Дрездена, где тюрьма была разрушена, были заперты в лейпцигском «доме юстиции», дожидаясь решения своей участи. 12 апреля нацисты вывезли в Линдсталь и расстре­ляли группу из 10 немецких антифашистов и 43 иностран­ных рабочих. Однако свою кровавую расправу фашистским палачам не удалось довести до конца.

    14 апреля местная группа Национального комитета «Свободная Германия» опубликовала «приказ ко всем про­тивникам нацизма».

    «Антифашисты! — говорилось в нем. — В этот час, когда нашему городу угрожает уничтожение, надо не го­ворить, а действовать... Власть нацистов и гестапо слом­лена. Годами мы ждали этого момента. Теперь на борьбу!»[27] Антифашисты призывали население разоружать гитлеров­цев, препятствовать вводу в действие «фольксштурма», помешать превращению города в поле сражения, охранять склады с продовольствием, вывешивать белые флаги[28].

    16 апреля «Национальный комитет Свободная Германия» Лейпцига в «открытом письме», распространенном по го­роду в виде листовок и прокламаций, потребовал от обер- бургомистра и полицей-президента «мирной передачи го­рода союзникам в интересах населения Лейпцига»[29].

    Призывы антифашистов были поддержаны населением Лейпцига. Оно помешало гитлеровцам разрушить город, «18 апреля,—сообщает газета «Лейпцигер фольксцейтунг»,— белые флаги развевались по всему городу... Фольксштур- мисты целыми ротами расходились по домам. Там, где солдаты еще пытались оказывать сопротивление, их разо­ружали антифашисты»[30].

    С приближением союзных войск к городу подпольная антифашистская организация взяла власть в свои руки. Тем самым были спасены жизни тысяч женщин и детей[31].

    В Иене население по призыву антифашистов задержа­ло грузовики, на которых находились вооруженные фауст­патронами «фольксштурмисты» из «гитлеровской молодежи», намеревавшиеся превратить этот старинный университет­ский город в «узел обороны». В Готе рабочие под руковод­ством коммунистов не дали гитлеровцам взорвать перед
    отступлением электростанцию и другие предприятия го­рода. На калийных шахтах антифашисты помешали эсэсов­цам перед бегством расправиться с занятыми на подземных работах политическими заключенными.

    В Хемнице (ныне Карл-Маркс-Штадт) женщины раз­рушили противотанковые укрепления. В Эйслебене «фоль- ксштурмисты» по призыву местного антифашистского ко­митета покинули занимаемые позиции, и союзники полу­чили возможность без боя войти в город. Характерно, что попытки американцев распустить созданные под руковод­ством коммунистов демократические органы самоуправления разбились о сопротивление населения города.

    В Анкламе группа антифашистов в момент, когда со­ветские войска подошли к городу, вывела из строя две ар­тиллерийские батареи. Подпольным антифашистским груп­пам Сопротивления удалось расстроить фашистские пла­ны «обороны» в Ростоке, Штральзунде, Гриммене и ряде других городов. В Грейфсвальде местная группа «Свобод­ная Германия» добилась того, что жители города отказались участвовать в строительстве противотанковых сооружений. Профессор Кач (ныне лауреат Национальной премии, за­служенный врач ГДР) вместе с комендантом города пол­ковником Петерсхагеном и другими патриотами выступили против бессмысленного сопротивления. Войска были вы­ведены за пределы города.

    В Ботцове небольшая группа патриотов разоружила фашистскую полицию и вывесила на городской ратуше белый флаг. В Бельциге бессмысленной обороне города помешал местный «фольксштурм». В Фрейбурге (Саксония) назначенный гитлеровцами комендант города подполков­ник Редлих всячески саботировал организацию «обороны», а затем при активном участии местных антифашистов-под- польщиков сдал город советским войскам без боя.

    Активными действиями антифашистов были спасены от разрушения мосты в Оберкунерсдорфе, Нейстрелице, Хиль- берсдорфе, Дрездене, Хемнице, Зибенлене, электростанция в Хиршфельде, верфь в Нидерфинове, текстильная фабрика в Фалькенау и т. д. Особенно большое значение имело сохранение немецкими патриотами гигантского, длиной 430 метров, моста на автостраде в долине Мульды[32].

    Таким образом, героическая борьба немецких патрио­тов в период крушения фашистского рейха спасла жизнь многих людей, а ряд городов, деревень и промышленных объектов сохранила от разрушения.

    «Участники этих выступлений, — рассказывает Валь­тер Ульбрихт, — принадлежали к различным слоям на­селения и придерживались различных политических взгля­дов. Всех их объединяло одно желание — спасти от раз­рушения родные города и положить конец войне. Их решительные действия доказывают, что работа Коммунисти­ческой партии Германии и Национального комитета «Сво­бодная Германия» не прошла бесследно»[33].

    Во многих городах и селах Германии трудящиеся от­крыто выражали свои чувства, встречая советских воинов как освободителей от ненавистного фашистского гнета.

    Вот как описывают немецкие публицисты Бервальд и Польке, со слов очевидцев, вступление советских войск в Грейфсвальд: «Из подворотен, из окон домов, с балконов немцы сначала напряженно, а затем с нескрываемой ра­достью смотрят на красноармейцев. На запыленных сол­дат сыплются весенние цветы. Немцы и русские обнимают­ся...».

    В яркую демонстрацию вылилось вступление совет­ских войск в город шахтеров Эйслебен. «На рыночной площади красное море знамен, — описывали затем эту волнующую сцену руководители антифашистского под­полья в этом городе. — В старой, много повидавшей на своем веку ратуше разместилась новая, демократическая власть — представительный орган рабочего класса. Его осеняет славное знамя горняков Кривого Рога, которое старый коммунист Отто Брозовский сохранил и не выдал фашистам даже под пытками в тюрьме. А на площади вы­сится статуя Ленина, которая была надежно спрятана во времена фашизма... Памятник Ленину стоит как нагляд­ное доказательство того, что даже во мраке фашистской ночи здесь, в этой части Германии, не погас факел проле­тарского интернационализма, как доказательство того, что мы не опозорили знамя партии Эрнста Тельмана и держим его всегда высоко поднятым»[34].

    Огромные усилия прилагали антифашисты Берлина, чтобы не дать гитлеровцам осуществить преступное разру­шение столицы. После воздушных тревог, во время которых эсэсовцы прятались в бомбоубежища, фашистские листов­ки, призывавшие к «обороне» города, оказывались пере­черкнутыми словом «нет», а рядом висели листовки, вы­пущенные берлинскими .антифашистами. Вот содержание некоторых из них:

    «Берлинцы, рабочие и работницы! Красная Армия, сокрушая все на своем пути, стучится в ворота Берлина. Нацистские преступники объявили город «крепостью»... Месть и смерть нацистским преступникам!»[35].

    «Берлинцы! Следуйте примеру жителей Вены. Упорным и открытым сопротивлением рабочие и солдаты Вены по­мешали превращению города в кровавый ад. Должен ли Берлин испытать судьбу Аахена, Кёльна и Кёнигсберга? Нет. Повсюду пишите ваше «нет». Образуйте ячейки Со­противления в казармах, на предприятиях, в бомбоубе­жищах. Беритесь за оружие!»[36].

    «Берлинцы! Солдаты, мужчины и женщины! Вам из­вестен приказ безумного Гитлера и его кровавой собаки Гиммлера, требующий защищать каждый город до послед­него человека. Тот, кто сегодня выполняет приказ нацистов, является идиотом или мерзавцем...

    Пишите повсюду ваше «нет»!

    Образуйте группы Сопротивления в казармах, на пред­приятиях, в бомбоубежищах! Прочь все портреты Гитлера и его сообщников с улиц. Организуйте вооруженное со­противление.

    . Группа Сопротивления ,,Эрнст“».

    «Берлинцы!

    Неужели вы хотите, чтобы ваши сыновья, отцы и ма­тери стали жертвой безумной кровавой бойни? Нет!!!

    Неужели вы и дальше хотите терять ваше мужество? Вы хотите смотреть, как разрушаются ваши квартиры? Хотите вы истечь кровью, чтобы нацисты смогли продлить свои жалкие жизни? Нет. Нет. Нет. Пишите повсюду ваше «нет». Кончайте с войной. Уже сегодня. Скоро будет поздно.

    Вы не одни. Мы поможем вам.

    Берлинская боевая группа ,,Свободная Германия**»[37].

    Усилия берлинских антифашистов не пропали даром.

    Многие из пожилых «фОльксштурмистов», признавал впоследствии один из сотрудников гитлеровской ставки, «убедившись в бессмысленности борьбы в городе, даже при приближении незначительных сил противника оставляли свои позиции и уходили к женам и детям, прятавшимся в подвалах домов. Большинство из них вообще являлись на призывные пункты только под угрозой эсэсовских пу­леметов».

    Показательно, что в конце апреля группа немецких солдат распространила в городе воззвание к берлинским женщинам с призывом поддержать их и уклоняться в свою очередь от работ по строительству оборонительных рубежей.

    Во многих районах страны в эти дни освобождения Гер­мании от фашистского гнета рука об руку с немецкими ан­тифашистами действовали военнопленные, иностранные ра­бочие, узники концлагерей.

    И повсюду во главе беспримерной неравной борьбы стояли советские люди, попавшие в руки врага.

    В ночь со 2 на 3 февраля под руководством Героя Со­ветского Союза подполковника Николая Власова, пол­ковника Исупова и полковника Губченкова восстали со­ветские офицеры — заключенные «блока смерти» в концла­гере Маутхаузен. Фашистские палачи делали все, чтобы сломить волю советских людей, попавших в этот ад. «Про­мерзшие, босые, в худой одежонке, превратившиеся в живые скелеты, с телами, покрытыми коростой, нарывами, сыпью, незаживающими болячками, синяками и открыты­ми ранами, — рассказывает советский писатель С. С. Смир­нов, — узники выстраивались по сотням в узком дворе — шестиметровом промежутке между бараком и стеной. Стена, толщиною в метр и высотою в три с лишним метра, угрюмо высилась над ними, загораживая небо, а по греб­ню ее на выгнутых внутрь железных кронштейнах с изо­ляторами тянулась в несколько рядов колючая проволока под током высокого напряжения. По углам стены с дере­вянных вышек на узников были направлены спаренные пулеметы и большие прожекторы, которые с наступлением темноты заливали ярким светом весь двор.

    Как только появлялся «блокфюрер» — молодой садист- эсэсовец со своей свитой, раздавалась команда «Ложись!» _и одновременно с пулеметной вышки на строй узников обрушивалась мощная струя ледяной воды из шланга, сбивавшая с ног тех, что не успел упасть. Люди валились друг на друга, а палачи проходили мимо лежавших, рас­сыпая удары, а то и просто пристреливая пленных на вы­бор. Потом начиналась «зарядка» —- узников, едва держав­шихся на ногах, заставляли бегать, ползать по снегу или по грязи, ходить «гусиным шагом» вокруг барака по 3—

    4    километра без перерыва.

    Многие падали и уже не могли подняться. Их оттаски­вали к штабелю трупов. Смертельные удары обтянутых резиной дубинок, налитых свинцом, замертво укладывали людей. Эсэсовцы развлекались, стреляя в руки и ноги пленников, сбрасывая узников в канализационный ко­лодец во дворе»[38].

    Но ничто не смогло сломить воли и мужества советских людей, их неистребимой любви к родине. Вдохновленные вступлением Советской Армии на территорию фашистской Германии, узники «блока смерти» поднялись на неравный бой. Вооруженные лишь вывороченными из мостовой бу­лыжниками и деревянными колодками с ног заключенные с возгласами «Ура! За Родину! Вперед!» напали на до зу­бов вооруженную охрану и смяли ее. Часть окончатель­но обессилевших узников отдала восставшим свою одежду, чтобы те с ее помощью могли преодолеть заграждения из колючей проволоки под током высокого напряжения. Значительной группе восставших удалось вырваться из лагеря и она двинулась на восток, на соединение с насту­павшими частями Советской Армии. Наткнувшись на зе­нитную батарею, беглецы голыми руками передушили ору­дийную прислугу и продолжали свой путь. Разъяренные гитлеровцы бросили против смельчаков части мотопехоты, СС и отряды «гитлеровской молодежи». Почти все восстав­шие «блока смерти» героически погибли в схватке с фашист­скими палачами.

    5     мая 1945 г., за два дня до подхода англо-американ­ских войск, заключенные Маутхаузена вписали новую славную страницу в борьбу с гитлеризмом. Подпольному интернациональному комитету, во главе которого стоял австрийский коммунист Хейнц Дюрмайер, видный деятель КПГ Франц Далем и польский социалист Юзеф Циранке- вич, стало известно о секретном приказе Гиммлера, пере­данном коменданту лагеря Цирайсу гаулейтером Эйгрубе- ром: в случае приближения советских войск к лагерю ко­менданту предлагалось уничтожить всех заключенных Маутхаузена. Основную массу заключенных — 30 тыс. человек — планировалось замуровать глубоко в штольнях, расположенных в четырех километрах от лагеря, и, завалив выходы, отравить газом. Остальных Гиммлер предлагал отравить цианистым калием. Если же не удастся умерт­вить всех заключенных таким путем, — уничтожить ла­герь при помощи авиации и артиллерии[39].

    Не дожидаясь осуществления злодейского замысла эсэсовцев, заключенные Маутхаузена поднялись на борь­бу, уверенные, что близость фронта гарантирует им быст­рую помощь со стороны Советской Армии или же союзных войск. Стремительной атакой захватываются здание ко­мендатуры, казармы лагерной охраны, склады с оружием. В течение двух дней, вплоть до подхода американских войск, восставшие вели непрерывные бои с гитлеровцами, преграждали им путь к отступлению через Дунай.

    В Бухенвальде, расположенном в глубине страны, гит­леровцы к началу апреля 1945 года сконцентрировали свы­ше 80 тыс. заключенных[40]. Цель фашистов состояла в том, чтобы до подхода войск союзников уничтожить всех узников. Сопротивление осуществлению злодейского плана, выпол­няемого нацистскими палачами, возглавил интернацио­нальный лагерный комитет. Наиболее активную роль иг­рала в нем русская секция во главе с Николаем Симако­вым. По призыву лагерного комитета, заключенные сабо­тировали отправку из лагеря, не подчинялись распоря­жениям коменданта. Таким образом удалось спасти от

    Восставшие заключенные концлагеря Бухенвальд


     

    «эвакуации», то есть от верной смерти, 21 тыс. заклю­ченных.

    Наступило утро 11 апреля. Хотя уже слышался гул приближающейся артиллерийской кононады и фронт вплот­ную приближался к Веймару, озверевшие эсэсовцы не ос­тавили своих планов поголовного уничтожения всех узни­ков Бухенвальда. Комендант лагеря Пистер пытался выз­вать с ближайшего аэродрома .бомбардировщики, чтобы сбросить на лагерь химические бомбы. Охране роздали противогазы. Медлить было нельзя. Интернациональный лагерный комитет дал сигнал к восстанию. Среди заклю­ченных распространили воззвание, составленное руково­дителями советской секции. В тексте было сказано:

    «Фашистская Германия, потрясшая мир чудовищными зверствами, под натиском Красной Армии, войск союз­ников и тяжестью своих преступлений, рвется по частям...

    Кровавый фашизм, озверелый своими поражениями, в предсмертных судорогах пытается уничтожить нас.

    Но часы его жизни сочтены!

    Настал момент расплаты!

    Военно-политическое руководство подпольной органи­зацией лагеря дало приказ в 3 часа 15 минут начать пос­леднюю, беспощадную борьбу с фашизмом. Все как один на борьбу за свое освобождение! Смерть фашистским зверям!

    И будет проклят тот, кто, забыв свой долг, спасует в этой последней, беспощадной борьбе. Наш путь героиче­ский. В этой героической борьбе победа будет за нами.

    Все как один, подчиняясь военной дисциплине, распо­ряжениям и приказам командиров и комиссаров, презирая смерть, горя ненавистью к врагам, вперед трудным, но боевым путем к свободе! Смерть фашистским извергам!..

    Да здравствует свобода!

    Антифашистский подпольный центр»[41]

    Первым бросается на штурм эсэсовских огневых точек «ударный батальон», которым командует старший лейте­нант В. В. Логунов — один из руководителей антифа­шистского подполья лагеря. Справа от «ударного ба­тальона» действуют отряды немецких антифашистов. Вот как показано восстание в отчете лагерного комитета: «Штурм начинается. В пяти, в шести местах делаются про­ходы в заграждениях из колючей проволоки. Стрельба ведется в упор.

    Вооруженная до зубов стража у. ворот отступает.- Башня берется приступом, заключенные устанавливают там захваченный пулемет. Раздаются первые взрывы гра­нат и фаустпатронов. На другой стороне лагеря заклю­ченные также преодолевают проволоку и атакуют охра­ну. В 15 часов . . . над башней № 1 поднимается бе­лый флаг. Лагерь освобожден. Все стремятся заполучить оружие и вырваться наружу. Захвачены первые пленные. Лагерный комитет по внутренней радиосети обраща­ется с первым воззванием: «Товарищи! Фашисты бежа­ли. Власть в руках интернационального лагерного ко­митета». Лагерь ликует. Битва за концлагерь Бухенвальд проведена и выиграна»[42]. Заключенные удерживали лагерь вплоть-до подхода союзных войск.

    19    апреля на лагерной площади, где выстроились в последний раз бывшие узники Бухенвальда, громко зву­чит их торжественная клятва:

    «Мы’, бывшие политзаключённые Бухенвальда: русские, французы, поляки, чехи, немцы, Испанцы, итальянцы, австрийцы, бельгийцы, голландцы, англичане, люксШ: буржцы, югославы, румыны, венгры, — совместно 6opd: лись против фашизма, против нацистской банды, за" наше собственное освобождение. Мы твердо были уверены: наше дело правое, победа будет за нами!                                                             !

    Мы, представители всех национальностей, вели жестокую беспощадную борьбу. И эта борьба еще не закончена. Фа­шизм еще не уничтожен на земном шаре. Еще находятся Ы свободе наши мучители-садисты. Поэтому мы клянемся перед всем миром на этой площади, на этом месте ужасов, творимых фашистами, что мы прекратим борьбу только тогда, когда последний фашистский преступник предста­нет перед судом Правды!

    Уничтожение фашизма со всеми его корнями — нанщ задача, это наш долг перед погибшими товарищами, их семьями!

    Клянемся отомстить за смерть наших товарищей!»[43]

    Образцы беспримерного мужества показали в эти дни крушения гитлеризма узники и многих других фашистских застенков.

    Интернациональная солидарность заключенных конц­лагеря Равенсбрюк помогла сохранить жизнь томившимся в лагере жене Эрнста Тельмана — Розе, их дочери Ирме Вестер-Тельман и многим другим заключенным[44].

    В каторжной тюрьме Бранденбург узники, когда раз­дался гром советской артиллерии, помешали эсэсовцам расправиться с заключенными-антифашистами[45].

    В ряде мест Германии рабочие, насильно угнанные из оккупированных стран на фашистскую каторгу, разору­жали охрану и не допускали уничтожения предприятий и порчи оборудования.

    Запись в дневнике верховного командования вермахта от 27 апреля 1945 г. впервые была вынуждена открыто


    признать «серьезные беспорядки гражданского населения» в Бреславле[46].

    На рассвете 29 апреля небольшая группа антифашистов захватила одну из крупнейших нацистских радиостанций в Мюнхене. Антифашисты успели передать призыв к солдатам сложить оружие, а железнодорожникам — саботировать все перевозки войск. Гитлеровцам удалось на время' отнять ра­диостанцию, тем не менее они были вынуждены в одном из документов признать, что «путч в Мюнхене, хотя и пред­принятый с явно недостаточными силами, не может рас­сматриваться как отдельное явление, а должен расцени­ваться как предвестник более серьезных; выступлений»[47].

    Антифашистские силы немецкого Сопротивления сов­местно с узниками концлагерей, военнопленными и ино­странными рабочими вписали славную страницу в дело освобождения Германии от фашистского гнета.

    Им не удалось сбросить нацистское ярмо. Эту задачу решила героическая Советская Армия. Но своей борьбой против гитлеризма немецкие антифашисты показали, что никакие преследования монополистов, милитаристов и их гитлеровской агентуры не могли задушить стремле­ние передовых рабочих Германии к миру и социализму.




    [1]  См. «Der ProzeB gegen die Hauptkriegsverbrecher», Bd. XXXII, Dok. 3249-PS, S. 63.

    [2]  Cm. «Neues Deutschland», 11. Jan. 1955.

    [3]  См. W. A. Schmidt, Damit Deutschland lebe. Ein Quel- lenwerk iiber den deutschen antifaschistischen Widerstandskampf 1933—1945, B., 1958, S. 445.

    [4]Cm. «Dokumentation der Zeit», 1955, Heft 91, S. 6845.

    9       «Sachsenhausen», В., 1961, S. 26.

    [5]  См. Н. С. Хрущев, О внешней политике Советского Сою­за. 1960 год, т. 2, Госполитиздат, 1961, стр. 132.

    [6]  См. «СС в действии. Документы о преступлениях СС», ИЛ, 1960, стр. 307.

    [7]  См. «Konzentrationslager Oswiecim — Brzezinka (Auschwitz— Birkenau)», Warszawa, 1957, S. 185.

    [8]    Cm. «Konzentrationslager Buchenwald», Bd. 1, S. 17.

    [9]    Cm. W. A. Bechert, Die Wahrheit fiber KZ Buchenwald, Weimar, 1946, S. 17.

    ls См. «Archiv des Museums fflr Geschichte der Leipziger Ar- beiterbewegung», Sache 173.

    [11]  Cm. «Damals in Sachsenhausen. Solidaritat und Widerstand im Konzent'rationslager Sachsenhausen», B., 1960, S. 169 (в даль­нейшем: «Damals in Sachsenhausen»).

    [12]  См. W. A. Becher f, Die Wahrheif fiber KZ Buchenwald, S. 17.

    [13]  «Женщины Равенсбрюка», ИЛ, I960; стр. 133.

    [14]  См. «Der ProzeB gegen die Hauptkriegsverbrecher», Bd. XXXII, Dok, 3462-PS, S. 299.

    [15]  См. «Sachsenhausen», S. 28; «Damals in Sachsenhausen», S. 169.

    [16]  О. В и н ц e p, 12 лет борьбы против войны и фашизма, стр. 238.

    [17]  См. «Die Volksarmee», 1960, Nr. 65, S. 5.

    [18]  См. «Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Доку­менты и материалы отдела истории Великой Отечественной войны», инв. № 15064, 12825, 18303, 15026, 15046.

    [19]  «Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны», инв. № 5644* л. 290.

    [20]  В. У л ь б р и х т, К истории новейшего времени, стр. 49.

    [21]  «Freies Deutschland», 23. Juli 1944.

    [22]  W. U 1 b г i с h t, Zur Geschichte der deutschen Arbeiter- bewegung, Bd. II, B., 1953, SS. 397—398.

    [23]  Присяга бойцов «Свободной Германии» гласила: «Я, сын немецкого народа, преисполненный пламенной любви к своему народу, своей родине и своей семье, клянусь бороться против гит­леровского фашизма и его режима до тех пор, пока мой народ вновь не станет свободным и счастливым, пока позор фашистского вар­варства не будет сметен с лица земли, а гитлеровский фашизм унич­тожен».

    28 «Архив Музея немецкой истории» (Берлин), «Sammlung», Nr. Dok. 54/1388.

    [25]  Т а м же. Nr. Dok. 54/1384.

    [26]  См. «Leipziger Volkszeitung», 22. Sept, 1946.

    [27]  «Archiv des Museums fur Geschichte der Leipziger Arbeiter- bewegung», Sache 171, S. 2.

    [28]  Cm. J. Krause, Die Schumann-Engert-Kresse-Gruppe. Dokumente und Materialien des illegalen antifaschistischen Kampfes (Leipzig 1943 bis 1945), S. 78.

    [29]  «Stadtarchiv Leipzig», Sache 1827/45, S. 37.

    82       «Leipziger Volkszeitung», 12. Juli 1957.

    83        Небезынтересно отметить, как реагировали американские военные власти на мужественные действия лейпцигских антифаши­стов. Американский комендант города майор Итон публично объ­явил, что «весь немецкий народ без исключения состоит из преступ­ников» и запретил деятельность местного комитета «Свободная Гер­мания» (см. «Leipziger Volkszeitung», 25. Juli 1958).

    [32]  См. «Zur Geschichte der deutschen antifaschistischen Wider- standsbewegung 1933—1945», S. 418.

    [33]  В. Ульбрихт, К истории новейшего времени, стр. 52.

    86       Цит. по О. В и н ц е р, 12 лет борьбы против фашизма и войны, стр. 242.

    87                              G. N i t z s с h e, Die Săfkow-Jacob-Băstlein-Gruppe, S. 135.

    [36] «Архив Музея немецкой истории» (Берлин), «Sammlung», Nr. Dok. 54/1383.

    Rep. VIII, К 32(196) Dok. 60/108.

    [38]  С. С. С м и р н о в, Герои «блока смерти», «Правда», 10 ок­тября 1962 г.

    [39]  См. В. Сахаров, В застенках Маутхаузена, Воениздат,. 1962, стр. 172—173.

    [40]  См. «Buchenwald. Mahnung und Verpflichtung. Dokumente und Berichte», B., 1960, S. 353.

    [41]  В. Красноперое, Подпольщики Бухенвальда, Воен- издат, 1960, стр. 85.

    [42]  «Konzentrationslager Buchenwald», Bd. 1, SS, 212—213.

    [43]  В. Логунов, В подполье Бухенвальда, Рязань, 1961, стр. 197—198.

    48       См. I. V е s t е г-T h а 1 m a n n, Ernst Thălmann, В., 1954, S. 94.

    [45]  См. «Zur Geschichte der deutschen antifaschistischen Wider? standsbewegung 1933—1945», S. 404.

    [46]  См. «Das Kriegstagebuch OKW. 1940—1945», Bd. IV, S. 1443.

    [47]  «Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Документы и материалы отдела исюрии Великой Отечественной войны», инв. № 6083, стр. 8.