Юридические исследования - Книга о скудости и богатстве. И. Т. Посошков. Часть 3. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: Книга о скудости и богатстве. И. Т. Посошков. Часть 3.


    «Книга о скудости и богатстве» И. Т. Посошкова, законченная им в 1724 г., — один из интереснейших источников по истории России в первой четверти XVIII в.

    Первое издание этого сочинения Посошкова встретило значительные затруднения со стороны цензуры. М. Погодин, напечатав отрывки из книги Посошкова в виде журнальной статьи, должен был опасаться за судьбу издаваемого им журнала. Эти опасения высказал ему в тревожном письме один из его приятелей тотчас же после выхода книжки «Москвитянина». Когда Погодин в качестве профессора хо­тел прочесть лекцию о Посошкове в Московском универси­тете, то получил от властей «совет» отказаться от своего на­мерения, чтобы лекция «не произвела слишком много эффек­та и не была растолкована криво». Опасения вызывало не только содержание книги, но также то исключительное об­стоятельство, что автор «Книги о скудости и богатстве» был «простым крестьянином». Тогда еще не было известно, что Посошков был арестован Тайной канцелярией и умер в за­ключении, и все же для опубликования его сочинений необ­ходимо было получить разрешение самого Николая I, кото­рому через посредство министра народного просвещения гр. Уварова был сделан специальный доклад о Посошкове.


    Книга о скудости и богатстве

    *

    РЕДАКЦИЯ, ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ СТАТЬИ И ПРИМЕЧАНИЯ

    ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

    МОСКВА

    1937

    ТИПОГРАФИЯ И.И. ВОРОВСКОГО

     

    ГЛАВА 5

    О ХУДОЖЕСТВЕ

    (JI. 139 об.) В художниках аще не будет добраго надзи­рателя и надлежащего им управления, то им никоими делы обогатитися невозможно, ниже славы себе2 добрые получити, но до скончания века будут жить в скудости и в безславии.

    А естьли бы учинен был о них гражданской указ, еже бы им из самаго начала учитися постоянно жить, давшись к мастеру в научение, жить до уреченнаго срока, а не дожив не то, что года, но и недели не дожив, прочь не отходити, и не взяв отпускного писма и после сроку з двора не сходить, то бы все мастеры не в том безделном порядке были, но со­вершенными добрыми мастерами бы были.

    А прежней такой порядок в них был, что отдавшись в научение лет на пять или на шесть и год место иль другой пожив, да мало3' понаучась, и прочь отойдет, да и станет делать собою, да и цену спустить (л. 140) и мастера своего оголодит, а себя не накормит, да так и век свой изъволочит, ни он мастер, ни он работник.

    1    Справить — Стр.

    2    Опущ.: себе — Стр.

    3    Мало-мало — Стр., Козл.

    216


    А сказывают про иноземцов, что у них учинен о сем гражданской указ такой твердой, что буде кто не дожив до сроку хотя единаго дня, да прочь отойдет, то уже тот чело­век не будет добрым человеком никогда. А буде и доживет до1 сроку, а писма от мастера своего не возмет отпускного, то никто де его не примет ни в наймиты, ни в ученики никто де ево не возмет и того ради у них и мастеры добры и по­хвальны

    А у нас таковаго гражданскаго запрещения нет, чтобы, не дожив до сроку и совершенно не научась, от мастеров ученики не отходили и того ради и быть мастером добрым у нас невозможно.

    Такожде, аще кто что вымыслит въновь от своего разу­ма или и научась от кого, да начнет делать, а прежде (л. 140 об.) того ни от кого такова мастерства не бывало, то таковому по иноземческим уставам надлежит и владеть тем мастерством до смерти своея, кто ево вымыслил, а иным не попускают того мастерства делать до смерти ево.

    И аще тако устроено будет у нас в Руси2, то такожде, что и у иноземцов много будет вымышлеников. Многие бы острые люди и нарочно стали тщатися, како бы что новое вымыслить, отчего бы ему поживитися.

    А ныне у нас за непорядочное гражданство гинет добра много. Истинно, надлежит сему гражданской устав учинить, чтобы за вымысл новаго какова мастерства или промысла3 отнюд иным не попускать вступать, дондеже жив тот вымы- шленик.

    То, на такой устав зря, много охотников будет, а ныне мнози не смеют вымыслов своих объявить, понеже вымыш­ляя и делаючи пробу, изубытчится, (л. 141) а егда достигнет и лише начнет делать, а другия, увидя у него, да и почнут делать тоя ж дела и цену спустят ниже и тако сами не най­дут, а у вымышлен [ник] а корм отнимут.

    Кто есмь я, а и4 у меня вымыслов пять-шесть было по- житочных, а покормитца мне не дали и все мои вымыслы пропали ни за что. Велми бо годствует о вымышлениках оп­

    1    Опущ.: до — Стр.

    2    В России — Козл.

    1 Или промысла — вписано между строками — Акад.

    4    Опущ.: и — Стр.

    217


    ределение учинить гражданское твердое, то многия вымыш- леники явится

    Такожде и о художественных делех гражданской же ус­тав надлежит учинить, и еже бы над всякими2 мастерствы устроить надзирателей, а наипаче над иконописцами. И над всеми ими главнаго правителя приставить и за всеми масте­рами и надзирателми прилежно ему смотрить и место ему дать, где те дела ему управлять, дабы все мастеры дела свои делали самым тщателным художеством безпорочно.

    И во учении их устав положить недвижимый, аще кто пойдет к мастеру мастерства какова учитися, (л. 141 об.) и аще и добре научится, а без отпуску от мастера своего отой­дет, то, учиня ему наказанье отдать в салдаты. А буде кто из афицеров или и из иных лиц мочью своею и писмо от­пускное у мастера возмет, а мастер шед камандиру своему объявит, и то писмо по обличению будет отставлено, а за- ступщика по указу оштрафовать, каков о таких людех указ состоитца.

    А буде кой ученик и совершенно мастерства надлежаще­го научитца, а без о [т] пуску отойдет, то никому ево не при­нимать ни к каковым делам, но отослать ево в салдатство.

    И за таковым укреплением, не дожив до сроку и не взяв у мастера отпускного писма, отходить не будут и мастерству уже учитися будут прилежнее, а и мастеры будут учинить ■* их охотнее. И за таковым уставом и поневоле будут учитца добре и, совершенно выучась и взяв у 4 мастера отпуск, вы- шшему художественных дел камандиру покажет свое (л. 142) мастерство и отпуск, то как ему той камандир определит, еще ль ему доучиватца, или умных мастеровых6 из найма работать, или уже и самому ему мочно быть мастером, то так тому и быть.

    И аще той ученик уже совершенно научился и в разуме уже совершенном, то освидетельствовав камандиру с товары- щи и с мастерами, и аще мастерство его чисто и честно и порока никакова не имущо, то дать ему указ полной, чтобы

    1    Явятся — Стр., Козл.

    ■ Над всеми — Козл.

    Учить — Стр., Козл.

    4    О т — Стр.

    Г,У иных мастеров — Стр., Козл.

    218


    ему делать было свободно и дом мастерской иметь и уче­ников учить.

    И кии мастеры будут именитые и домами мастерскими владеть1 будут, то всем им, коемуждо иметь у себя клеймо свое особливое, а и надзиратели такожде3 имели бы свои особливые же клейма.

    И егда кой мастер зделает своего мастерства какую вещь, то мастер положил бы на той вещи свое мастерское клеймо. И буде кое мастерство будет в свидетельстве пред надзира­телем и буде оно добро то бы на той вещи приклеймил и он своим надзирательским клеймом.

    (JI. 142 об.) И те бы именитые мастеры за учениками сво­ими и за наймитами смотрили накрепко, чтобы на мастер­ство ево похулки какой не навели, потому что те дела будут за ево клеймом, и аще какая вина в той веще в материи или в мастерстве явится, то оштрафован будет тот мастер, чье клеймо на нем будет.

    А штраф брать кроме оружейных дел десятеричный, в десять цен проданные вещи. А буде кой мастер оружейной зделает какую любо1 пищаль из ломкаго железа или и из мяхкаго, да худо проварит, и в стреле4 ее розорвет, то на том мастере, чье клеймо, взять штрафу во сто цен тое пища­ли, да ему же учинить наказание. А аще пищаль тверда и мастерством добра, а к стреле5 не целна, то взять штраф де­сятеричной, за рубль десять рублев. А аще кто зделает за­мок пищальной плох и не огнист или шпагу или палашь или копье или какое ни есть ружье рукобитное без укладу, или железо положит ломкое, то взять на нем штраф двуде- сятной, за гривну два рубли.

    (JI. 143) А за прочие всякие железные мастерства, кои делаютца в домовое строение, буде что зделано будет из лом­каго железа, то за те дела брать штраф десятиричной, за гривну по рублю.

    1    Владать — Козл.

    2    Повторено' такожде, такожде — в Акад., Козл.; исправлено по Стр.

    3    Л и б о — Стр., Козл.

    4    В стрельбе — Стр., Козл.

    г> Стрельбе — Стр., Козл.

    219


    А буде лавочник купит на продажу, не разсмотря поро­ку, и будет продавать за доброе, то он заплатит штраф, над­лежащий купеческаго регула, каков положен будет за про­дажу худых товаров.

    И аще мастеровым людям без свидетельства и без граж- данскаго управления не повелено будет своеволно делать, ю все художники добрые обогатятся и прославятся, яко же иноземцы. Иноземцы такие же люди, что и мы, да они граж­данским уставом тверды и в мастерстве добры, а егда и у нас гражданской устав будет тверд, то могут наши худож­ники и превышшити их.

    И тако годствует учинить, чтобы без ведома художест­венных правителей и пришлой никакой мастер руской или иноземец никакова рукоделия не делал бы, но егда его ос- витедельствуют (л. 143 об.) камандиры с товарыщи и как ему определят, так и быть.

    А буде кто иноземец приедет в Русь художник доброй мастерства имянитаго и у нас в Руси небывалаго, и таково­му надлежит дать дом и отдать ему в научение человек де­сяток место или и болши и учинить с ним договор крепкой, чтобы он тех учеников учил прилежно и нескрытно.

    И буде станет учить с прилежанием, и буде выучит про­тив себя, то надлежит ему плата договорная дать и с на­граждением за то, что он нескрытно учил и скоро выучил, и отпустить ево за море с честью, чтобы на то воздаяние зря и иные мастеровые люди выежжали и всякия бы мастерст­ва в Руси1 размножали.

    А буде кой иноземец, по древнему своему обыкновению иноземческому, будет шмонить, а о ученье учеников не ра­деть, но чтобы, деньги выманив, за море уехать, и то ево лукавство и проводы мочно и в полугоде познать, то с чем он приехав, с тем и назад выслать его нечестно и чтобы он (л. 144) в Руси у нас2 не шатался, дабы, на то зря, впред для обману в Русь к нам не приежжали.

    И кои ученики будут переимчивы и мастерства каковаго совершенно научатся, еже противо заморскаго делать, то

    1    В Р у с и и — Отр.

    2    Опущ.: у нас — Козл.

    220


    учинить таковых мастерами, и корм им учинить довольной, чтобы мог он обогатитися.

    В российских наших правителех есть разсуждение на сие дело самое нездравое, ибо рускаго человека ни во что ставят, и накормить ево не хощут, чтобы он доволен был без нужды. И тем стиснением принуждают их х краже и ко вся­кой неправде и о мастерстве к нерадению, но токмо учинят ему корму, чтобы он токмо душу свою пропитал, дадут ему на день по пяти копеек. И таковым кормом и себя одного не прокормить, а жена и дети чем ему кормить, только что по миру ходить, заневолю научат воровать и в мастерстве сво­ем неправду делать.

    И таким своим разсуждением великому государю дела­ют они великой (л. 144 об.) убыток, а не прибыток. Они мнят тем учинить великому государю прибыль, что мастеровых людей не кормят, а они тем великой убыток делают. А и во всяких делех правители наши за кроху умирают, а где ты­сячи рублев пропадают, то ни во что поставляют, и неданием полнаго кормления у руских людей охоту и к мастерству прилежание тем пресекают и размножитися доброму худо­жеству не допускают.

    А кои ученики не веема научились, тех бы отдавать то­му, кой всесовершенно научился, доучиватися, дабы и тии навыкли добрым мастерством дела свои делать.

    А наипаче всех художеств научитися надобно иконопис­цам иконнаго мастерства, чтобы им всесовершенная мера знать всякаго возраста человеческаго и чин надлежащи1.

    И надзирателем над ними надлежит быть самым умным и искусным людям, и смотрить накрепко, чтобы не был в них ни един человек неумеющей. И кии иконописатели (л. 145) не веема искусны, то работали бы они на мастеров и что им повелят писать, то бы и писали, а егда навыкнут, тогда и они могут мастерами быть.

    И мнитца мне, что надлежит и с великим запрещением запретить2, чтобы несвидетельствованные иконники и не- имеющия повелителнаго у себя указа, еже писать ему святыя иконы, отнюд бы не писали.

    1    Надлежащий — Стр.,, Козл.

    2    Закрепить — Козл.

    221


    Святое писание глаголет, яко проклят всяк, творяй дело божие с небрежением. А иконописное дело тому присутст­венно, понеже строятда они ради божия чести и тая честь восходит на самаго бога.

    А так небрежително их пишут, что иные иконы стран­но1 и видети, ибо иные образы от недознания своего пи­шут тако, что аще бы таковым размерением был кто живой человек, то бы он был страшилищем. В начертании бо обра­за богоматери пишут нос долгой и веема тонкой, и шию тон­кую и долгую, у рук персты (л. 145 об.) долгия и веема тон- кия, а концы у перстов острые, каких ни у какова человека не видано и ни в коем члене не обрящеши, чтобы было пря­мо противо сущаго человечества. И таковое начертание ста­ло быть образу святому ругание.

    Обаче, кто издревле и писал от неведения своего, [не]2 разумея меры человеческия, той не погрешил и бог на нем того не взыщет. И аще бо кой образ написал31 по розмеру или и не по розмеру, не тем он свят, еже добре написан или и недобре, но всякой образ святится именем господним. Оба­че нам надлежит с великим опатством святыя иконы писати, дабы в чем не погрешити. И аще и4 святаго коего либо об­раз написать, то надлежит на нем и спасителев образ напи­сать, дабы от имене Иисус 5 христова той образ свят был.

    И аще у нас и многие люди знают размерение человече­ское, обаче надлежит зделать азбука руская и написать ее руским манером, а не немецким, (л. 146) чтобы она всякому человеку поемна была. Н написать ее надлежит сицевым ма­нером: на первом листу написать человека в совершенном во­зрасте, стояща прямо и руки распростерты прямо же и дла­ни и персты прямо, нага суща. И от пяты положить линея до темени, другая линея или, рещи, черта положить поперег правыя руки от средняго перста до средняго же перста. И на тех чертах розмер положить вершками иль по мере голо­вы человеческия или как надлежит. А на прочиих листах на­чать азбука, на первом листу написать младенца новорож-

    1    Страшно'— Козл.

    2    Н е — опущ. в Акад., восстан. по Стр., Козл.

    3    Написан — Стр.

    4    Опущ.: и — Козл.

    5    Опущ.: Иисус — Стр.

    222


    деннаго, на втором однолетнаго, на третьем двулетнаго. И тако погодно написать до дватцати лет, а от дватцати до тритцатаго года прибавлять по два года, а от тритцати до девятидесят лет прибавлять по пяти лет, и всю тое азбуку написать нагими телесы. А потом другая азбука написать в платье, стоящих и седящих, и всякими разными виды. И состроя ее, вырезать на медных досках и напечатать их ты­сячу место и во все городы (л. 146 об.) розослать и повелеть всем иконникам писать противо тое азбуки, а зъделать ее во всю десть.

    А деревенским мужикам и безграмотным с великим за­прещением надлежит запретитьдабы от нынешняго вре- мяни не токмо деревенские, но и градские, не взяв о себе повелителнаго писма, отнюд бы не писали икон. У нас в Ру­си в деревнях такие мастеры есть, что в алтын и в грошь и в копейку иконы продают и так плохо пишут, что ни рук, ни ног, толко стан да голова, а где надлежало глаза, да уста написать, то тут одни точечки наткнуты, да то2 образ стал. И сего ради паче иных художеств надлежит над ними твер­дое смотрение учинить.

    сем же всячески надлежит потщатися, чтобы завести в Руси делать те дела, кои делаются изо лну и ис пенки, то есть трипы, бумазеи, рубки, миткали, камордки и порусныя полотна и прочие дела, кой из русских материалов делаютца. Сие бо велми нужно, еже кои материалы, (л. 147) где родят­ся, тамо бы они и в дело происходили.

    Аще бо лен и пенку, за море не возя, делать 3 тут, где что родилось, то тыя полотна заморскаго въдвое или вътрое дешевле ставитца станут, а люди бы российския богатились.

    И ради размножения таковых дел учинить бы указ, чтоб нищих, по улицам скитающихся, молодых и средовеких4 хватать и, записав в приказе, имать к тем делам. И моло­дых робят мужска пола и женска научить прясть, а (подрос- лых ткать, а иных белить и лощить, то бы они, научась, бы­ли бы мастерами. Я чаю, что мочно тех гуляков набрать ты­сячь десяток, другой и, построя домы мастерские, науча тех

    1    Закрепить — Козл

    2    Доб и — Стр Козл.

    Да де тать — Козл

    4    Средовых — Стр

    223


    гуляков1 тунеядцев, мочно ими много дел управить. И чем к нам возить полотна из наших метериалов зделанных, то лучши нам к ним2 возить готовые полотна.

    И аще первые годы повидитца оно и неприбылно и за­морских аще (л. 147 об.) и дороже ставитца будут, и того страшитися не для чего, но поступать в дело далее. И аще лет в пять-шесть совершенно не навыкнут делать, то и о том сумнятися не надобно, потому что, егда всех тех дел со­вершенно научатца, то годом другим окупятся.

    За морем хлеб нашего дороже, а харчь и наипаче дороже, а лен и пенку от нас покупают ценою высокую3, да страх морской платят, да двое пошли [ны] и провозы многия да­ют, обаче не ленятся, делают ис того лну и пенки, аще и высокою ценою тот лен и ленку покупают. И пищу себе от того своего рукоделия приобретают, ибо, зделав полотна, па­ки к нам их привозят и продают ценою высокою: за трины берут по дватцати алтын и болши за аршин, рубки прода­ют алтын по сороку и по полтора рубли, а камордка по 20 алтын и по рублю аршин.

    А у нас в Руси, я чаю, что рубок и в дватцать алтынов не станет, а и камортка аршин, чаю, что (л. 148) выше деся­ти алтын не станет. И всякие дела, кои делаются изо лну и ис пенки, ниже половой цены ставитца будут, потому что хлеб и харчь у нас тамошнего гораздо дешевле, а лен и пен­ка гораздо ниже половины тамошной их цены укупить мочно.

    И егда тыя дела у нас в Руси4 уставятца, то чем им лен да пенку продавать, лутче нам продавать им готовые по­лотна, парусные, и канаты и камордки и рубки и миткали и брать у них за те полотна яфимки и иные потребные нам вещи.

    Я чаю, что мочно нам на всю Еуропу5 полотен наготовить и пред их нынешнею ценою гораздо уступнее продавать им мочно. И чем им от наших материалов богатитися, то луч-

    1    Тех дураков — Стр.

    Опущ.: к ним — Стр.

    3    Высокою — Стр., Козл.

    4    Р у с и и — Стр.

    Вторая гласная в Акад. сп. — ижица — заменена нами «у»; Евро­пы — Стр., Козл.

    224


    ши нам, россианом, от своих вещей питатися и богатитися.

    Токмо трудно нам заводы завести да установити те дела, а егда руские люди научатда и дела сия установятца, то нелзя не виолы им ставитца.

    И ради царственнаго обогащения надлежит (л. 148 об.) на такие дела въначале состроить домы из царские казны на пространных местех в тех городех, где хлеб и харчь дешев­ле, в заоцких местех или где что пристойно делать, и на­ложить на них оброк, чтобы люди богатились, а и царская казна множилась.

    Такожде и в прочиих мастерствах, которые царству по- житочны, а мастеры маломочны и собою им великих заводов завести нечем, то и таковым надлежит на созидание мас­терских домов давать денги из ратуш или откуду его и. в. повелит, дабы всякия дела разширялись, и не токмо на стро­ение, но и на всякие к тем делам на надлежащие инстру­менты и на всякие припасы, чтобы во удобное время вся­ких припасов припасали без оскудения. И земским бурмист­рам за ними прйсматривати, чтоб напрасные траты денгам не чинили и не бражничали бы, но употребляли бы их (;л. 149) в сущее дело, и те даныя денги и прибыльные по изложению или по разсмотрению исправления их погодно ж брать.

    Такожде надлежит достать и таких мастеров, кои могут делать волоченое железо мелницами, и жесть и кровелные доски железные. И аще и с трудом, а велми надобно их до­быть и отослать их на сибирские заводы и чтобы тому ма­стерству и наших руских людей научили.

    Такожде надлежит добыть мастеров, кои умеют гладкие и трафчатые трипы делать, такоже1 и бумазейных мастеров, и завести бы и такие дворы и учеников им дать, чтобы и тому мастерству научить человек десяток, другой.

    А буде кто из своея охоты заведет какие дела, царству потребныя из своего иждивения, и тем людям такожде указ бы2 дать, чтобы3' поволно было4 гулящих робят мужска пола и женска имать и учить и, науча, владети ими вечно,

    1    Такожде — Стр., Козл.

    2    Таков бы указ — Стр.

    Доб.: и м — Стр.

    4    Опущ.: было — Стр.

    15 И. Посошков. Н. 4612.    225


    чьи бы они до поимки ни (л. 149 об.) были, крестьяня или дворовые люди, быть им тут вечно.

    И сицевым порядком нищие, бродяги и тунеядцы, все из- ведутъца, и вместо уличнаго скитания все будут промыш- леники. И егда совершенно научатся и обогатятся, и будут сами мастерами, а царство от их промыслу будет богатится и славою разширятися.

    Да хорошо бы добыть и красочных мастеров, кои уме­ют делать крутик и лавру, киноварь и голубец и бакан ве- ницейской и простой1, ярь веницейскую и простую, шиж- гиль и прочие краски, иже делаютца от составления материй ис поташу, из смалчуги, из меди, из олова, из свинцу, из серы, из мелу и ис прочих вещей, в Руси обретающихся.

    А кои краски натуралные, и тех надлежит с великим прилежанием искать руским охотникам и иноземцам, кои в тамошних своих краях видали, в каковых (л. 150) местах ка­кие краски и потребныя материи, кии пригодны к лекарст­венных делам и х красочным и ко иным вещам, и обещать им плату хорошую за всякое обретение.

    И надлежит его и. в-ву призвать к себе иноземцев, кои ему, великому государю, радетелные являются, от военных и от мастеровых, наипаче ж от дохтуро ви аптекарей, кои выеж- жие, то они о многих вещах знают, а не худо и купецких спросить, кои за морем бывали. Мне сие велми дивно, земля наша российская, чаю, что будет пространством не менши немецких и места всякия в ней есть, теплые и холодные и гористые и моря разные и морскаго берега колико под нами и сметить невозможно, от Кольского острогу, естьли бере­гом ехать, то и годом всего его не изъехать, а никакие вещи у нас потребныя не сыскано. Я и не болшое место поездил, и хотя я и незнаючи ездил, обаче не туне моя езда, сыскал бы 2 самородную серу, самую чистую, что (л. 150 об.) подоб­на каменю ентарю, и во всей вселенной толико ее нет, ко­лико у нас; лекарственную материю сыскал я, нарицаемую3 гум съфалтум и не вем, колико ее за морем, а у нас хотя пуд сто мочно добыть. И нефти сыскал я мно[го]е ж число,

    1    Доб.: и — Стр., Козл.

    2    Опущ.: бы; доб.: я — Стр., Козл.

    3    Называемую — Козл.

    226


    вохры и черлени, хотя по тысяче пуд мочно добывать и пулмент1 есть же у меня в прииске. И я не знаю, чего бы у нас в Руси не сыскать, да мы не знаем, потому что за морем не бывали и в каковых местех что обретаетца не видали и не слыхали, а иноземцы, кои и знают, да не хотят нам объ­явить.

    Я, истинно, от всего усердия своего радел, да нечего мне стало делать. За серной прииск, истинно не лгу, обещал мне князь Борис Алексеевичь такое великое учинить награжде­ние, что ни детям де твоим, ни внучатам не прожить будет, а сошлось мне жалованья толко пятьдесят рублев.

    А я, истинно, его и. в-у тем объявлением серы зделал при­быль многотысящную и в военном деле учинил помощь не малую. Естьли бы я год место удержал (л. 151) ее за собою, то бы я рублев тысячу и другую ухватил, ведаю я, что дал бы мне князь Борис Алексеевичь по десяти рублев за пуд, еже бы подрядом мне ставить, и естьли бы годы два-три по- удержал ее за собою, то бы я великия пожитки от нея на­жил. А я, отставя свою наживу, объявил ее, того ради, что увидел я такую в ней нужду, что уже по домам собирали не то что фунтами, но где золотников и пять-шесть сыщетца, брали на поро[хо]вое дело. А егда я привез ее к Москве тря бочки и князь Борису Алексеевичу отдал, и иноземцы, при­ехав к нему, взяли по куску и послали в свои земли, и те иноземцы, видя, что удержанием серы военнаго дела не оста­вить 2, повезли серу по прежнему к нам. И за ломощию бо- жиею, аще я за такое дело великое и ничем и невзыскан» обаче, славу богу, что военное дело управилось.

    1    П у м е н т — Стр.

    2    Не остановить — Стр., Козл.

    15*


    ГЛАВА 6

    О РАЗБОЙНИКАХ

    (Л. 151 об.) О истреблении разбойников многое възыска- ние чинитца из давных лет и многое1 сыщики жестокие по- сылаеми бывали, якоже Артемей Огибалов, Евстигней Неелов и прочия подобны тем. Обаче тем ничтоже успеша, но всегда их множество и, кроме поморских и заонежских стран, во всех сторонах многие разбой чинят2, многие деревни и села великия розбивают и людей до смерти запытывают. И ни­когда тыим разбойникам конца не будет, аще нынешняго су- дейскаго правления не изменить, и отчего они родятца, ест- ли не пресечь.

    Во всех государствах христианских и босурманских разбоев нет таких, каковы у нас в Руси, а все оттого, что там потачки им ни малыя нет, в тюрмах долго не держат, когда кого поймают, тогда ему и указ учинят и того ради там не смеют и воровать много.

    А у нас, поймав вора или разбойника, не могут с ним ро- статца, посадят в тюрму, да кормят ево бутто добраво челове­ка (л. 152) и держат в тюрме лет десять и дватцать. И в та­ком долгом сиденье много их и уходит, а ушод, уже пуще старово воровать станут, и такова ради порядка надежно и воруют.

    И сыщикам, колико бы их не было, не истребить их, аще не изменит3 о них регула. Мое же мнение о истреблении все- конечном воров и разбойников лежит сице.

    Буде великий наш государь повелит во всю свою державу послать указы, написав сицевым подобием.

    Еже бы во всех городех и во всех слободах дворянских и у приказных людей и в салдатских и4 посадских и в ямских и во иноземских слободах и в селех и в деревнях, великих и малых, государевых и архиерейских и монастырских и поме­щичьих и прочиих, всякаго звания людей яко у самих их, та-

    1    И многие — Стр., Козл.

    2    Разбои чинятца — Козл.

    3    Изменить — Стр.

    4    Доб.: в — Стр., Козл.

    228


    ко и у людей их и у крестьян учинить сотских и пятидесят- ских и десятских, и чтобы тыи десятские за (л. 152 об.) свои­ми десятками смотрнли накрепко, чтобы никто и из высоких персон без ведома своих соцких или пятидесятских никуды не отъежжали. И куды кому случитца ехать, то бы у сотских или у пятидесятских своих брали за их печатьми отпускные писма и в тех писмах описывали бы имянно, куды кто по­ехал и за ким1 делом и на колико время поехал и людей с собою колико взял и кого имяны.

    Такожде и у бояр во всех домех учинить десятских2 и пя­тидесятских и сотских над людми из людей боярских, а над господами из господ же. И не то, что десятские, но и сами бы все господа и люди между собою друг за другом смотрили бы накрепко, чтобы отнюд без ведома своих пятидесятских никуды никто не ездил и ночною порою из домов своих не исходили бы. И аще и с ведома куды пойдут, или и с отпус­ком куды поедут, то тыи сотскиепятидесятские4 и рядовые крепко бы за ними смотрили, туды ли они поехали, куды про­сились. И буде поехали не туды, то (л. 153) надлежит их вернуть назад и отослать к суду, потому что, аще кто явитца на каком воровстве иль на разбое и какая казнь будет вору, такая ж казнь будет и соседям, кои ведали, да молчали. А буде из болшаго дому боярскаго кто сворует что, то того до­му всем дворовым людям будет ведомцам, кои ведали, да мол­чали, такая ж казнь, а кои и не ведали, а того ж дому, и тех кнутом бить, колико указано будет.

    А буде кой сотской или пятидесятской, уведав за кем во­ровство, да умолчит, то горши вора приимет муку и казнь лютейшую. А буде десятчаня, какова звания ни буди, сот­ским и пятидесятским и десятским будут непослушны, и на таковых подавать им вышшим судьям известие, что чинятся им силны, ходят и ездят по прежнему самоволно без их ведо­ма. И судьям по таковых ослушников посылать салдат и, привед, допрашивать накрепко, чево ради они силны чинят- ца. (Л. 153 об.) И буде по свидетельству ослушание их явит-

    1    За каким — Стр., Козл.

    2    Десяцких же — Стр., Козл.

    3    Доб.: и — Козл.

    4    Доб.: и десяцкие — Стр., Козл.

    229


    да и не ради какова воровства1, обаче за ослушание госуда­рева указа чинить им наказание, как о том уложено будет, чтобы впредь так не делали.

    А буде в другой ряд такожде учинятся ослушны, то уже розыскивать и в застенке. И с розыску аще явитца, что они то учинили не ради какова воровства, но от застарелаго свого своеволства или от гордости своея, ничтожа тех своих смотри­телей, а2 за ту вину противо прежняго наказания чинить су­губо и для явнаго их свидетельства по персту отсечь на руке или вместо отсеченья перстнагоа наложить на руке знак, чтоб значил сугубою,4 их вину.

    А буде же кто явитца в таковой же вине в третие, то уже по тре[гу]бом наказании казнить ево рукосечением или и вящши, как о том уложено будет.

    А буде же ослушание чье явитца ради какова воровства, то и в первой вине казнить ево смертью или какое жесточай­шее наказание чинить с запятнанием на лице и на руках, да­бы (л. 154) на то смотря все въпред были великаго государя указу страшны.

    А буде сотскаго или пятидесятскаго или и десятскаго сво­его чем объругает рукодерзием или и словесным руганием непри[сто]йным, то в десять мер безчестие им да заплатят увечье в дватцать мер.

    И таковые указы с нарочными посылыцики разослать во все городы, указов ста по два-три5 или менши, смотря по ко­личеству сел и деревень, чтобы всякому сотскому и пятиде- сятскому указ был дан печатной и чтобы те посылные люди в городех воеводам или кому надлежит отдать те указы имян- но с росписками6.

    А городовым правителем те присланые указы розослать немедленно, во весь того города уезд, чтобы те посылные лю­ди 7 все дела и деревни объехали подлинно. И, приехав в се­ло или в деревню, исчислили бы мужеск пол по головам и

    1    Коварства — Стр.

    2    И — Стр., Козл.

    3    Перстов — Стр.

    4    Сугубую — Стр., Козл.

    Доб.: или болши — Стр., Козл.

    6    Опущ.: в городах воеводам... с росписками — Козл.

    7    Опущ.: А городовым... те посылные люди — Козл.

    230


    изо всякаго бы десятка мужеска пола выбрали б по десят­скому, а ис пяти десятков по пятидесятскому, а з десяти де­сятков по сотско[му].

    (Л. 154 об.) И выбирали бы тех сотских и пятидесятских и десятских1 не по дворовому числу, но по исчислению го­лов мужеска пола. Аще и в одном дворе будет мужеска пола десять человек, то выбрать из них одного десятскаго, а буде в коем дворе будет мужеска пола дватцать человек, то вы­брать в том дворе десятских два человека, а в коем дворе останетца за десятками человек иль два иль и болши, то при­числять их к другим десяткам. И, набрав десять2 десятских, выбрать из них, кои по просужее, дву человек в пятидесят- •ские, а одного из них же записать в сотские. И, выбрав тех сотских и пятидесятских и десятских и записав их имяна в книгу, наказать им накрепко, чтобы по тем великаго [госу­даря] 3 указам чинили неизменно и неоплошно, не опасаясь никого. И тот великаго государя указ, созвав всю сотню, и всем им прочесть въслух дважды или и трижды, дабы всем он был ведом и памятен и никто бы (л. 155) неведением не отъимался. И при всех людях те печатные указы отдать сотскаго сотскому, а пятидесятские пятидесятским обеим по указу.

    И, отдав указы, у старост тех жителей взять сказка с ве­ликим подкреплением, что нет ли в их старощенье каких во­ров или разбойников или коневодов иль татей или беглых каких людей. А буде и небеглые, да пришлецы зарубежские или водные какие люди, а нестаринные тутошные жители, и аще и из давных лет живут, то всех бы тех объявляли и ни единаго бы не таили, потому за ложную скаску великое и же­стокое наказание со штрафом учинено будет. Такожде и во иных старощеньях, не ведают ли таковых людей или не дер­жит ли кто у себя на дворе разбойнича стана, о всем бы имян­но объявляли без утайки. А буде кто, ведая о разбойниках, да утаит, тому будет смертная казнь.

    (JI. 155 об.) И того ради сказывали бы, не опасаясь их, во­

    1    И десятски —вписано на полях — Акад.

    2    Доб.: человек — Козл.

    3    Опущ.: государя — Акад., опущ.: великого государя — Козл.; восстановлено по Стр.

    231


    ров или шомегциков1 их, а буде кто кого прикроет, а последи уведомитца чрез выбраных сотских и пятидесятских и десят­ских, что они ведали про их воровство, а не сказали, то те их люди сами постражут и казнь будет такал жь, какова во­рам. А буде сотские с това[ры]щи своими, тех прежних воров ведая, не объявят, а объявит кто посторонней человек, и но­вовыборным сотским и пятидесятским2 и десятским тож бу­дет, что и старостам за утайку.

    И о сем с великим притужанием31 спрашивать их, чтобы паче огня боялись таковых прикрывать, каковых указ требу­ет. Буде и за помещиком своим или за прикащиком ведают какое воровство или кто потаено держит у себя пришлых ка­ких людей, то и о таковых отнюд бы не таили и их бы не опа­сались, потому что им уже конец будет, свободы4 по прежне­му уже не будет им, но что попал, то и пропал. И буде кто и потаит, и тому конец невозвратной же (л. 156) будет, и аще и свой брат скажет5 будет пожалован, а кто потаил, тому неотложная смерть.

    А буде кой староста или и из рядовых крестьян скажет про себя, что был с помещиком своим или с прикащиком на разбое или на ином каком воровстве, то он в вине той прощон будет, токмо на лице его пятно положить, чтобы он въпредь был знатен, а помещика иль прикащика казнить смертию.

    А буде на кого в дву или в трех деревнях скажут соглас­но, что разбой он держал, и, выехав ис тех деревень, приехав во иные деревни, такожде сперва спросить у старосты, нет ли каких причинных людей. И, окончав его допрос о его ве- дамстве, такожде спросить, не ведает ли кого и во иных ста- рощеньях, и буде скажет про кого или и ни про кого не ска­жет, обаче спросить про того имянно, котораго прежде его об- лиховали, и хотя чуть призначит, что слух де есть про такова человека, а подлинно не знает, и то так и записать.

    (JI. 156 об.) И приехав в город, те сказки объявить воеводе

    а Или помещиков — вписано на полях — Акад.

    2    И пятидесятским — на полях — Акад.

    3    Прилежанием — Стр., Козл.

    4    А свободы — Стр., Козл.

    5    Доб.: про соседа своего, что он ведал, а не сказал, то тому кто скажет — Стр., Козл.

    232


    я воеводам по облихованых людей посылать посылка болшая. И, приехав, посылыцику у облихованых людей в домех обыс­кать накрепко, нет ли какова излишняго ружья или платья, кое им неприлично. Такожде и иной всякой борошень пере­смотреть и нет ли какова потаеннаго места и нет ли там ка­кой похоронки. И буде у кого сыщетца какое приличие, то и без розыску будет он явен, что он таковской. Обаче в канце­лярию привед, распросить ево с великим истезанием и, буде не запретца, то по вине смотря, и решение учинить немедлен­но

    А буде станет запиратца, то пытать ево жестоко и спраши­вать про товар ыщей ево и, воруя, где он приставал и где стан имели и кто про воровство его ведает, сказал бы имянно. Та­кожде и о иных артелях спрашивать их и, буде ведают, то сказали бы, где их сыскать. И распрося, хотя кой во убивстве себя и не оговорит и разбойные вины на себя не скажет, а околние соседы с подкреплением скажут, что он винен, то казнить их по изложению, чего будут достойны.

    (JI. 157) А буде кто и самой ведомой и знатной разбойник, да видя жестокой и твердый указ, своею волею явит себя и принесет повинную, то аще и человекоубийца был и разбой- ничи станы у себя держал или и атаманом был, а обещается въпредь того не делать и товарыщей своих всех скажет и укажет, то такова человека не пытать и от наказания учинить свободна. А товарыщей ево всех казнить по изложению, а у него толко на щеке и на руке положить знаки, чтобы всяк мог ево знать, еже был он самой явной вор и покаялся, и пу­стит 2 ево свободна.

    А буде станет он и въпредь великому государю радеть и воров проведывать и ево радением аще будут сысканы какие разбойники и иных артелей, то надлежит ему дать и жало­ванье.

    А буде же тот вор по покаянии своем да паки на тот же свой воровской промысл обратится, то уже ему жесточайшая казнь учинить колесовальная или реброповешание.

    (Л. 157 об.) И приказать всем сотским и пятидесятским и

    1    Обаче в г.анцелярию... и решение учинить немед­ленно — вписано на полях. — Акад

    2    Пустить — Стр., Козл.

    233


    десятским1 и соседям, чтобы все смотрили, аще х кому прие­дут начевать или и обедать, а возов с ними торговых нет, то, сошедшися, спрашивали бы у них, кто они таковы и от- куду и куды их путь. И буде скажут, откуды их путь и куды, то спросить у них отпуску от их сотских и пятидесятских, и буде отпуск безспорно покажут и с словами их отпуск будет сходен, то по та и дело их.

    А буде отпуск их с словами их будет не сходен или при­знают, что он не правой, а наипаче, аще станут в словах мят- ца или будут2 гордо говорить, то, взяв их и связав, отвозили к суду. А буде не станут даватца, то и за боем их имать, и аще на той поимке и до смерти кого убыот, и за то поимщи­кам никаковы беды не будет.

    А буде гораздо их людно и призначатся, что они люди причинные, то повестить (л. 158) околним деревням, чтобы пришли и помогли их перехватать. А буде коя деревня по по­вестке на поимку не пойдут3, и старосту того или сотскаго, кой на поимку не пошол, казнить по указу, а рядовых всех бить кнутом.

    А буде староста и сотской и десятские наряжали, а рядо­вые не послушали их и на поимку не пошли, то староста с товарыщи свободны, а рядовых за ослушание их всех каз­нить неотложно, как о том уложено будет.

    А буде кои люди и добрые и отпуск у них есть правой за печатью сотскаго или пятидесятскаго, а ради своея гордости отпуску своего не покажут и сошедшимся крестьянам будут противитися, и таковых людей имать иха к суду. И перед ■судьею буде во упорстве своем повинятца и скажут, что, ни- чтожа крестьян, отпуску своего не явили, и за то, скинув ру­бахи, высечь их батоги да на них же доправить штрафу, по чему уложено4 будет.

    И ради таковых упорных людей указ (л. 158 об.) сказать сотским, чтобы из околных мест сотские понеделно присыла­ли из своих сотен человека по три иль по четыре в те деревни, кои стоят на болших проежжих дорогах. И ради озорников и

    1    II десятским — вписано на полях — Акад.

    2    Опущ.* будут — Козл.

    3    Не пойдет — Стр., Козл.

    4    Опущ.: их — Стр.

    5    Сколько уложено — Стр.

    234


    в малых деревнях, кои на болших дорогах, держать из раз­ных сотен человек по десятку, а в болших человек и по дват­цати иль и болши, смотря по проезду, чтобы свидетелми бы­ли на силных озорников и на упорных людей, а на разбойни­ков ради поимки.

    И противо вышеявленнаго предложения, аще тако состро- итца, то, я чаю, разбои одним годом потухнут, а другим, чаю, что и слуху про них не будут. Токмо надобно судьям поло­жение то хранить, чтоб ничего из него не изронить, а аще не нарушитца тот1 указ, то, чаю, что во веки разбоев у нас в Руси2 не будет.

    Воров и разбойников и ныне не велми бы много было, аще бы им от судей потачки не было. Тии бо егда уведают, что пойман вор или разбойник, то и спросят, чей он крестьянин? И егда услышат, что он силняго лица или и несилняго, да ябетоватого или свойственнаго себе или хлебосолца, то, дого- жая помещикам (л. 159) тем, отпускают и безо мзды на волю. И тии крестьяня или дворовые люды3, надеючись на тех сво­их помещиков, смело воруют.

    А у коих разбойников денег доволно, то те денги откупа- ютца.

    В прошлом 719-м году, был я в приказе правинцыалнаго суда при сиденье4 Ивана Мяки[нин]а, (приведен был некто дворянинв Скрыплев и собою он человечен, а на шее у него цепь, а на нагах6 железа. И я, видя ево, спросил: «В каком деле сидит?» И сказали про него: «Дело де до него великое, и живу де ему не чаем быть». Ажно и ничего ему не доспе- лось, молитва денежная помогла ему, господин судья зделал ево правда7 и здрава. И, едучи я к себе на завод, на Держ- кове волоку спросил про того Скрыплева, и тамошние жи­тели сказали про него, что великой де озорник и губитель, человек де пять-шесть пошло от его рук, однако, судьи ми­лостивые помиловали ево.

    1    Опущ.: т о т — Стр.

    2    Опущ.: в Руси — Стр.

    3    Люди — Стр., Козл.

    4    При суденье — Стр.

    5    Оставлено чистое место, повидимочу для имени — Акад, Стр.

    А на ногах — Стр., Козл.

    7    Права — Стр., Козл.

    235


    И сицевые ради причины, мнитца, быть тако еже бы па­че воров и разбойников дать страх судьям и подьячим. Егда бо и подьячие не станут ворам потакать и беречь их не будут, то и судье трудно (л. 159 об.) будет содеет[ь] без подьяческо­го писма, достойнаго смерти на волю свободить. Мне мнитца, лучши ради всеконечнаго разбойнича истреблении древние указы многоплодные все отставить и учинить2 указ новой краткостной.

    Прошлаго 719 года в юстиц-каллеге3 указ о истреблении разбойников, аще и с новою поправок» сочиннен и печатные листы напечатаны с великим подкреплением и по городам розосланы, обаче несть в нем ни малыя ползы, ибо по старому везде разбои чинятца, деревни разбивают и сожигают и кре­стьян жгут, понеже в том указе все древние указы собраны, а не весь он новой сочинен. А [в] 4 древних указех уставлено было, что, поймав разбойника, пытать трижды, а на очных ставках с товарыщи паки пытать. И бывает иным ворам за­стенков по десяти и по дватцати и в таковых многих пытках держали их многие годы и, сидя в тюрме, токмо 5 пакости одни от них «чинятца.

    А аще бы, поймав вора или разбойника, привед в приказ, роспросить его дробненко и умненко, (л. 160) то он и в рос- просе означится, прямой ли он и “ вор или непрямой. И аще будет мятца и чисто7 правды но скажет, то мочно и страх ему задать, чтобы он допрос свой очистил прямо. И егда по- винитца, то, не торопясь, надлежит ево спросить, давно ли он ворует, и где воровал и где приставал и куды краденой живот девал, или на збереж х кому положил и до воровства чем кормился и чево ради настоящей свой промысл покинул и помещик ево иль прикащик или соседи ведались 8 про то ево воровство, и старос,та и сотской9 с товарыщи своими ве­

    1    Мнитца мне тако — Отр.

    2    И учинить — вписано на полях — Акад.

    3В юстиц-коллеги — Стр., в юстиц-каллегии — Козл

    4    Опущ.: в — Акад., восстан. noi Стр., Козл.

    Опущ.: токмо — Козл.

    6    Опущ.: и — Стр., Козл.

    7    Чистой — Стр.

    8    Ведали ли — Козл.

    9    И соцкие — Козл.

    236


    дал ли кто из них? И буде в дробных допросех будет запи- ратца, а прямо очищать не будет, то аще и поз до S а то до утра отнюд бы не откладывать, но того жь часу и пытать ево, чтобы он ни с кем с прежними ворами не виделся. И аще старых сиделцов в тюрме и не будет, единаче пытки до утра не отлагать 2, чтобы он не надумался. И аще и с пытки ясно не скажет, то на иное утро (л. 160 об.) паки пытать и огнем жечь. И буде3 и с огня ясно про воровство свое не скажет, а довод на него будет явной, то, не отлагая въдаль, вершить ево, как о том изложение будет повелевати.

    А буде кои вор в первом роспросе без пытки повинитда во всем своем воровстве ясно4 и о всем своем бытии противо вышеписаннаго скажет, то, мне мнитца, таковаго не для чего и пытать, но готовить ево к вершенью.

    А буде про воровство ево помещик ево или прикащик или и иной какой камандир ведал, то по розыску чинить и им то же что и вору или еще и жесточайшую казнь чинить, да­бы, на то смотря, иние наказались и никто бы въпредь во­ров, ведая, не прикрывал; такожде и соседи ево будет веда­ли5 за ним такое воровство, а не объявляли, то и им указ чинить по изложению.

    А буде у кого в дому воры приставали и, из его дому ездя, розбивали и с ним делились, то тот становщик с ними же да осужден будет, без всякаго отлагательства казнен по указу. А дом ево весь (л. 161) до основания разорить, и не- колико лет тому [месту]6 лежать пусту дабы всем людям было явно и памятно, что в том дому был ворам стан и по такой признаке и малыя робята будут памятовать.

    Аще кой вор с розыску или и без розыску скажет про своих товарыщей, кои с ним8 воровали, и домы их объявит, то, аще в близости домы их, послать по них, не медля, дон- деже тот вор не свершен. А буде верстах во сте или далее,

    Поздо — Акад., Стр.; поздно — Козл.

    гНе откладывать — Козл.

    3    Опущ.: и буде — Стр.

    4    Явно — Козл.

    5    Будет знали — Стр.

    6    Опущ. в Акад.; восстан. по Стр., Козл.

    7    Лежать пусту — вписано на полях — Акад.

    8    С ними — Стр.

    237


    то ево вершить, а по них послать после, дабы в далных от- кладах дело не медлилось.

    Слух есть про иноземцов, что они воров долго не держат, что лише сыщут вину ево, то тотчас и казнят. И не токмо за разбой великой и душегубной, но и за кражу вешают и того ради и воровать не смеют.

    А у нас древние указы на воров велми учинены милости­вы ворам, а кого ограбят, тем уже веема не милостивы, не то что за малую кражу повесить, но и за тысячу рублев не по­весят, и того ради и поимки не веема боятца.

    (JI. 161 об.) А естьли бы и у нас на Руси воров и разбой­ников въекоре вершили и по иноземски и за малые вины1 смерти предавали бе[з] спуску и без отлагательства, то вел­ми бы страшно было воровать.

    Ныне так дьявол их умножил, аще кой крестьянин хотя десятков пять-шесть наживет, а воры ближние, то уведав, пришед на двор да и совсем его разорят и, допытывался денег, многих и до смерти замучивают. А соседи все слышат и видят, а на вырочку2 к соседу своему нейдут и ворам дают волю.

    И ради охранения от таковые гибели всем крестьянам на­длежит великаго государя указ сказать новастный. Буде с ныняшняго времяни на двор х кому какие воровские люди придут, то не токмо тое деревни жители, но и из околних сел и деревень, и дворян3 из своих усадьб, аще услышат шум или 'повестку, а на поимку воров не пойдут, то всех соседей бить кнутом, далних (л. 162) полехче, а ближних по более, да на них же всех доправит того грабленаго крестьянина убы­ток, колико те воры взяли, сугубо, и отдать грабленному.

    И сие новое о всеконечном воров и разбойников и беглых людей изложение трудно токмо сперва будет, что без писмен- наго отпуску из дому своего далее десяти верст отнюд не ез­дить, а в ночи4 и в другую слободу отнюд не исходить же. И аще сие установление год место и помнетца, а егда обыкнут, тогда и легко будет. А писменными отпусками веема разбои

    1    За старые вины — Стр.

    2    А соседи все слыша и видя и на выручку — Козл.

    3    И дворянам — Стр., Козл.

    4    Доб.• и в другую деревню, хотя в версте не исходить а в г о р о д е х ночью — Стр., Козл.

    238


    остановятца, потому что разбойники не из воды выходят, но- из тех же сел и деревень и соседу про соседа ни коими делы не ведать не мочно, чем кто промышляет и куды кто ездит.

    А и скопляютца они не на воздухе, но в тех же деревнях и ни коими делы невозможно им от соседей своих веема ута- итися, того (л. 162 об.) то ради и соседям тая ж казнь чи­нить, что и вору, понеже они все ведают, кто ворует иль кто торгует, а не извещают.

    А аще1 соседи, видя за соседом своим худой промысл, не- молчали, то не так бы2 деревенским мужикам на разбой хо­дить, а и дворянам трудно у крестьян своих утаитца и за сицевым уставом никоими делы разбойниками плодитися бу­дет нельзя. И егда лет десяток место в таковой крепости побу­дут, то уже и без писем ходить и ездить будет мочно, толко су­дьи в делах своих были бы крепки, и его и. в. новаго изложе­ния не нарушили, понеже всякое дело крепко постоянстволг

    Нам нечего дивитца иноземъцам, что у них воровства ма­ло, се бо у нас в Руси и само3 безхлебные места поморские и Заонежье, и у тамошних жителей ни разбоев, ни татей нет. Буде кто в лес пойдет и буде станет ему тепло, то он шуб.у иль (л. 163) кафтан верхней, сняв с себя, повесит на дерево4, а назад идучи и возмет, паки лошадей молодых спустят в лес весною, а сыскивают уж после Покрова по заморозью. Чево ж ради так там деетца? Яве есть, что потачки ворам нет, бу­де кто в воровстве явитца 5, то въместо тюрмы посадят ево в воду, и того ради и крепкос у них и никто чужово и на лесу лежащего взять не смеет.

    О    ОТПУСКНЫХ ПИСМАХ

    Сотским и пятидесятским надлежит отпуски давать сице. Буде кому ехать на иной город на долгое время, то давать им отпуски на целых листах или на полулистах и в тех от­

    1    А еще бы — Стр.

    2    Не как бы — Стр., Козл.

    3И самые — Стр., Козл.

    4    На древо — Стр.

    5    Опущ.: явитца — Стр.

    6    И накрепко — Стр.

    239


    пусках писать имянно, куды он поехал и за каким делом. И к тем отпускам, буде сотской отпуск дал один, то и печать ево бы была, а буде пятидесятской отпустил, то и печать бы была пятидесятскаго, а буде оба въместе отпустили, то и пе­чати б обоих были, которые будут присланы им от воеводы. А прикладывать те печати въместо (л. 163 об.) руки у всяка­го отпуску при конце писма въместо закрепы.

    И всякому сотскому зделать книга записная и пятидесят- скому такожде своя ж и те отпуски записывать им в те кни­ги имянно, куды он отпущон. И егда с тем отпуском приедет во уреченное место, то того ж часа явитца ему тутошному сот­скому или пятидесятскому и тот бы сотской приезд ево за­писал в книгу и на отпуске подписать коего числа он явился

    А егда тот проежжей человек дело свое управит, то на том же ево отпуске подписать тутошному сотскому имянно, коли­ко дней или недель прожил и откуды, куды он поехал2, и к той подписке приложил бы свою печать, а колико вр[ем]яни он тут был имянно, записал бы бытие ево у себя в книгу. И куды он с тем пошпортом ни приедет и колико дней где про­будет, все бы те сотские иль пятидесятские бытие ево подпи­сывали, хотя где и один день пробудет, все бы по вышепи- санному чинили, а без записки отнюд бы не отпускали.

    А которые люди поедут или пойдут на малое время, тол- ко побывать зачем (л. 164) в другую волость, то отпуски пи­сать на четвертинке листа или и на осмушке и, написав, та­кожде по конец писма печать прикладывать. И те малые от­пуски, кто пойдет или поедет дни на три или на четыре, за­писывать в записную книгу не для чего. А буде кто поедет на неделю или на две, то таких отпусков нелзя в книгу не записать, потому что в долгое время не явился б в какой причине. А буде где кто явитца без такова отпуску, то3 тех людей ловить 4 и отсылать к суду. Такожде, аще кто и от­пуск явит, да печать не того сотскаго, откуды он отпущон, или иная какая посторонняя печать, то такожде и тех имать

    1    Коего числа один явился — Стр.

    2    Он проехал — Стр.

    3    Опущ.: то — Стр.

    4    Опущ.: ловить — Стр.

    240


    и к суду отсылать. А приехав домой, те пошпорты отдавать сотским назад, а домо1 их не держать.

    И аще сперва повидится сие дело и трудновато, а егда обыкнут, то и тягости никакой не будет.

    А за таким укреплением, я не вем, как бы разбойникам собиратися и станы иметь по деревням и на разбой по преж­нему ездить.

    И аще и в лесу соберутца, да в деревне нигде явитца им без таковых отпускных писем не можно.

    А беглых2 салдатам и крестьянам велми будет трудно приходить3 и одною головою, а з женами и з детми, и с ме­ста своего тронутца будет некак, все пути их будут заперты.

    Токмо надлежит указ жестокой сотским и пятидесятским и десятским предложить, чтоб они ни рядовые крестьяня ни по коему образу никакова человека, ни белца, ни чернца, ни нн- щаго, без такова отпуску на двор не токмо начевать (л. 164 об.), но и погретца бы отнюд не пускали, а кто понахалитца, то тех бы хватали и к суду отсылали. Такожде буде какия люди будут около деревни обходить или по проселочным до­рогам прониматца, то такожде хватать и к суду отсылать, не мотчав.

    И ради печатанья тех отпускных писем всякой воевода исчислил бы, колико в уезде ево сотских и пятидесятских4 и колико в коем урочище их будет, велел бы добрым мастерам на всякаго сотскаго и пятидесятскаго по печати, чтобы всякая печать значила, коего уезду и коего урочища и чтоб печать с печатью сходна не была. И те печати разослать ко всем сот­ским и пятидесятским.

    И егда кой сотской напишет отпуск, то и печать бы свою, коя ему дана, в конце того писма припечатал, а буде пятиде- сятской отпуск напишет, то он бы свою и печать приложил. И егда признаютца, то все будут знать те печати и обманом ни­кто пройти не может, потому что хотя сотские погодно будут и переменятися, а печати всегда одни будут.

    1    Дома — Стр., Козл.

    2    А беглым — Козл.; о беглых — Стр.

    3    Проходить — Стр.

    4    II пятидесятских — вписано на полях — Акад. 16 И. Посошков. Н. 4612.     241


    ГЛАВА 7

    О КРЕСТЬЯНСТВЕ

    (JI. 165) Крестьянское житие скудостно ни от чего иного, токмо от своея их лености, а потом от неразсмотрения прави­телей и от помещичья насилия и от небрежения их.

    А аще бы царскаго величества поборы расположены были по владению земли их, колико кой крестьянин на себя па­шет, и поборы бы собирали бы с них во удобное время, а по­мещики их изълишняго ничего с них не имали и работы бы излишние не накладывали, но токмо и подать свою и работу налагали по владению земли их и смотрели бы за крестьяны своими, чтоб они кроме неделных и праздничных дней не гу­ляли, но всегда б были в работе, то никогда крестьянин весь­ма не оскудеет.

    А буде кой крестьянин станет лежебочить, то бы таковых жестоко наказывали, понеже кой крестьянин изгуляется, в том уже пути не будет, но токмо уклонится в разбой и во иныя воровства.

    Крестьянину надлежит летом землю управлять неоплож- но а зимою в лесу (л. 165 об.) работать, что надлежит про домашней обиход или на люди, отъчего бы какой себе при­быток получить.

    А буде при дворе своем никакой работы пожиточные нет, то шол бы в такие места, где из найму люди работают, дабы даром времения2 своего не теряли, и тако творя, никакой крестьянин не оскудеет.

    И к таковому крестьянскаго жития охранению надлежит -приложить и сие, еже бы и дворы их перестроити, дабы им свободнее и покойнее было жить, понеже от тесноты селидеб- ные крестьянство вельми разоряетца, потому в тесноте, аще у кого о[д]ного загоритца двор, то вся деревня выгорит и иногда и одного двора не останетца. И так погарают, что у иного ни хлеба, ни скота не останетца3, и от того в конечную

    1    Неоплошно — Стр.

    2    Времени — Стр., Козл.

    3    Опущ.: И так погарают... не останетца — Стр.

    242


    jAti

    » • '    4-

    X^QL 1 С

    jtCTC^HCUoC. g)XTU*Ce ICCr^CTCT.H.J, HXOTt
    XUO X НСУ10 ' VIACHIAVO QTn.(.gOtA >vxi лГЪКй—

    LTn:x_, a ТТ&тголЛ о*ш.^ cv5tA^o"rtr^ С tuX.

    ~rq d«xxrxtA-DL. ^отгхтголд.ли^хъ^л каомл*.
    х ьта. tv£s c<g£ vCix. u Jcirt
    *• »

    ^caato £ЬШ£стп.£а 'псГо^и.

    QlCTXCbXCi ^CHGV       6 ЛС1_^_Г^ KvB 3 ?.МЛЛ,

    хД, ^иь ^^-шбякх^ ^с<лее^

    'TciaLCTcA, XT^oS^b^GL Cfcfc^ttA.X&6V CttxA
    в^^бгкое €jcaasi, ат^олл^а^с^ vxA., ч<з!1^
    ЛЛШ-НЯ.10 voLXtlO снхА ки^алх; x^cv
    fOW*^ udAXOLKCt кКЛ<ЛЛЛ^§СХЛХ.'. ко.
    -пл&илхо * ТСС^^ТТЛб    Ka-

    Aclu^*- “аовла^ськЛ 5е/л/х lul, УчС/ло-

    -тг^елябы. Зл^есстаякбс с&ьхллх* Vct^sl
    ькх uqoaa* WfcfcMU&jA CV5м.ьоА ^ка.

    ^    "Е^ЛХ. Sfdcotrrcb, "Шо

    кмкл^л   бесСма кСоиСб^гД,

    ГЧс'кхО  ^cve^ssuumi. croci^tmk >c4j*fc~

    £Q>^TTt£* ЧЛСМЛй §*Л *A ^SSTTXCi<A uD

    c kcuio36V.$cjlax, uox и^таьхкхкЪ

    ц^ПАЛСТСССЯ . si ТГСйлА “СГ1ТП*.

    ~^A •. Kb TUOUJUC (^илокхтпел. si ^SfifoiL.

    I

    §Q^eL*CT^eC^,

    It?tara*.w3t* K^xC^tut АЛТООЛ (WS

    *tL«a«<* к^-ало^кй. CM^W> балЬ^

    j&toTO^xr G„


    скудость1 приходят, а аще бы селидбого их не теснили, то бы гибели такой им не было2.

    И от такова их разорения надлежит им учинить охране­ние, дворы им велеть строить пространнее и не сплош двор подле двор 3, (л. 166) но с переступкою, гнездами, и улицы зделать широкия на пространных местах сажень по тритцати шириною, а где и тесно место, то тут бы менши дватцати са­жен улиц не делать, того ради, аще у кого загоритца, то все бы соседи бежали отънимать. И егда меж дворов будут про­мешки свободные, то со всех сторон отънимать будет4 свобод­но и тем двум дворам вовсе згореть не дадут, потому что со­седи по прежнему не кинутца за убором домов своих, но все будут отънимать у того, у кого загорелось.

    А в нынешнем селени[и] никоими делы во время заиале- ния соседям помощи подать не можно, понеже все мечутца за своими уборы, обаче не вси убратися могут, но у всех не без погибели бывает. И тако вси погибают, и отътого в самую нищету приходят.

    И аще великий наш государь, сожалея о крестьянстве, по­велит дворы крестьянские в селех и в деревнях построить гнездами, то (л. 166 об.) надлежит всем помещикам указ ска­зать, чтобы они как мочно, хотя не вдруг, но помаленку, а все бы дворы перестроили по два двора вместе, да два промешка межь дворами порожьжие сицевым манером5 (см чертеж на стр. 245).

    И аще тако построено будет, то отънимать во время пожа­ра со все® стороны свободно будет и никакому двору вовсе згореть не дадут.

    А егда отъправлены будут воловые7 писцы или межевщи­ки, и тогда одним разом все дворы перестроить и землю им разверстать надлежит крестьянину на целой (л. 167) двор и

    1Во всеконечную скудость — Стр., Козл.

    2    В Стр. сп. на полях против этого абзаца другим почерком запись: смотри о сем имянной указ 7 августа 1724 года.

    3    Д в о р подле двора — Стр.

    4    Будут — Стр.

    5    В Стр. сп. по середине чертежа доб.: улица проезжая; в Козл. сп. отсутствует чертеж и опущ.: сицевым манером.

    “Со всей — Стр.

    7    Валовые — Стр., Козл.

    244


     

    Я "5

    '■% 14'=t

    «

    _A,l_£JiL

    - Й » ° bsj <='

    1

    к """

    <% ° • di « ^1 :: = Г-

    t

    !k t.

     

    :: d M о

    Cl

    В

    -<

    "'3

    J

    бэ

    5-3- -I л

    О

    r

    ж

    ЗГ

    1 :

    fe c '0 . G

    ~ ^r——F-l .

    T^r

    ^ ;

    !   

    4fc"

    .Л-

    c.

    С


    колико на пол двора и на четверть двора. И по той земле распологать им и подати, надлежащие в казну царскаго ве­личества, и протчие поборы по расположению, дабы всяко­му крестьянину сносно было, и обид убогому1 перед бога­тым не было, но всем бы уравнение было определенное по владению их.

    Паки крестьянству чинитца великое разорение от разбой­ников, ибо, аще в коей деревне десятка два-три или и гораз­до болше, а разбойников аще и не великое число придет к кому на двор и станут ево мучить и огнем жечи и пожитки ево явно на возы класть, а соседи2 все слышат и видят, а из дворов своих вон не выдут и соседа своего от разбойни­ков не выручают. И такова ради порядка разбойники по своей воле чинят и многих крестьян и до смерти замучива­ют и того ради не можно никакому крестьянину богату быть.

    И ради охранения от такова их (л. 167 об.) разорения надлежит во всех селех и деревнях указ сказать крепкой*, что естьли х кому приедут разбойники, а соседи того села иль деревни на выручку соседа своего и на поимку разбой­ников не пойдут, то всех тех соседей бить кнутом, а что по­грабят разбойники за их невыручкою, то доправить на них, соседях, сугубо.

    А буде разбойников приедет много и им своею деревнею не удержать их, то тем4 соседям добежать в околние дерев­ни и повестить, чтобы шли все поголовно мужики сърослые с ружьем5 и с крючьем и з дубьем на поимку тех разбой­ников.

    А буде из коей деревни крестьяне не пойдут, то и тех бить кнутом и пограбленной пожиток в платеже, то дерев­не®, в коей разбой был, помогать.

    А буде за их невыручкою до смерти кого замучат, то за голову пятьдесят рублев или и больше, колико уложено бу­дет, доправить на всех тех (л. 168), кои на выручку не по­шли.

    1И обиды убогому — Стр., Козл.

    2    А суседи — Стр., Козл.

    Крепко — Стр.

    4    Опущ.: тем — Стр.

    5    С ружьями — Козл.

    Той деревни — Стр.; той деревне — Козл.

    246


    А, аще бы крестьяне жили все в одну душу, друг друга ■берегли бы и друг за друга стояли бы, то бы разбойникам на них и помыслить некак было неже бы2 их, нагло при­ехав, разбить3 и огнем жечь. И аще бы и между собою кре­стьяне жили союзно и друг другу обид не чинили, то бы все крестьяне были сыти и было б житие их святое.

    Паки немалая пакость крестьянам чинитца и от того, что грамотных людей у них нет. Аще в коей деревне дворов дватцать или и тритцать, а грамотнаго человека ни единаго4 у них нет и какой человек к ним ни приедет с каким указом или без указу, да скажет, что указ у него есть, то тому и ве­рят и отътого приемлют себе изълишние убытки, потому что все они яко слепые® ничего не видят, ни разумеют. И того ради многия, и без указу приехав, пакости им чинят вели­кия, а они оспорить не могут, айв поборех много с них изълишних денег емлют, и отътого даровой приемлют себе убыток.

    (Л. 168 об.) И ради охранения от таковых напрасных убытков, видитца, не худо б крестьян и поневолить, чтоб они детей своих, кои десяти лет и ниже, отъдавали дьячкам в наученье грамоты и, науча грамоте, научили бы их и пи­сать. И чаю, не худо бы так учинить, чтобы не было и в ма­лой деревне безъграмотнаго человека. И положить им креп­кое определение, чтобы безъотложно детей своих отъдавали учить грамоте, и положить им срок годы на три или на че­тыре, а буде в четыре года детей своих не научат, такожде, кои рабята и въпредь подрастут, а учить их не будут, то какое ни есть положить на них и страхование.

    А егда грамоте и писать научатца, то они удобнее будут не токмо помещикам своим6 дела править, но и к государ­ственным делам7 угодны будут. Наипаче же в сотские и в пятидесятские велми будут пригодны и никто уже их не изобидит и ничего с них напрасно не возмет.

    1    Будет — Козл.

    2    В ж е бы — Стр., Козл.

    3    Разбивать — Козл.

    4    И единого — Стр.

    Яко слепцы — Козл.

    ь Помещиков своих — Стр., Козл.

    7    Но и к государевым делам — Стр., Козл.

    247


    А чаю, не худо указ послать (л. 169) и в низовые горо- ды, чтобы и у мортвы1 детей брать и грамоте учить отъда- вать, хотя бы и насилно. А егда научатся, то и самим им слюбитца потому, что к ним, паче руских деревень, прияж- жая2 солдаты и приставы и подъячия, овогда с указом, овогда ж и без указу и чинят, что хотят, потому что они люди безграмотные и безъзаступные. И того ради всяк их изобижает и чего никогда в указе не бывало, того на них спрашивают и правежем правят.

    А егда дети их научатся грамоте, то грамотные будут у них владетелми и по прежнему в обиду их уже не дадут, но будут свою братью от всяких напрасных нападок оберегать.

    А иные выучат3 грамоте, познают святую христианскую веру, возъжелают и креститися, то ти4 грамотники мало по малу и иных свою братью к христианской вере приводить будут.

    И кой мордва иль чюваша или черемиса крестятца, то тех5 уже воеводам (л. 169 об.) и всяким правителем и при­казным людем надлежит почитать и всячески их утешать и беречь их паче некрещенных и во всем от некрещенных чинить им милостивую отъмену, чтобы некрещеные креще­ным завидывали.

    Да крестьянам же и мордве указ великаго государя ска­зать, что [бы] между собою жили любовно, друг друга ни­чем бы не обижали и лесу бы, кой годитца в строение, на дрова огьнюд бы не рубили.

    А при степных местех молодаго леса на дрова и в своих лесах отънюд бы не рубили, а рубили бы то дерево, кое уросло, а в строение хоромное неприходное6. И кое дерево повали [ло]сь, то бы обирали, а молодой лес, когда подрос- тет и будет толстиною7 в заборину, то тогда бы рубили на всякие домашные потребы8.

    1    И у м*р р д в ы — Стр , Козл.

    2    Приезжие — Стр.

    3    Выучась — Стр., Козл.

    4    Т о т и и — Стр., Козл.

    5    То всех — Стр.

    ь Непригодное — Стр., Козл.

    7    Толщиною — Стр., Козл.

    8    Домовые потребы — Стр., Козл

    248


    А где в степных местех засядет лес молодой, то осенью- выжечь1 тамошние жители травы б сажень на пять и шесть въкруг того лесу по вся б годы окашивали, чтоб (л. 170) вешнею парою степной пожар к нему не дошол и не вы­жег бы.

    Видел я по степям много таких паросников, иные в че­ловека вышиною, а иныя сажени и в две были, да все по­горели и пропали. Аще б не пожары, то и при степных мес­тех леса б великия были.

    Паки был я на Черни и во Мценску и видел там, что рубят на дрова самой молодой лес толщиною в гороховую тычину и на один воз срубят дерев сто и болше, а в том же лесу видел я лежит валежнику. И стоячие деревья есть та­ко2, что из одного дерева будет возов десять и больше, и пока старой лес были б подбирать, а тот бы молодежник по­дрос и им же бы пригодился всем.

    А коя степь гораздо гола и леса удалели, то тамошние жители всякой бы к своей деревне занял десятин десяток другой и въслахал бы8 осенью наметал бы семян леснова, березоваго (л. 170 об.) и липоваго и кленоваго и осиноваго и дубоваго и вязоваго и орехов спелых сырых четверик дру­гой тут же б разметал. И как тот сеяной лес взойдет, от по­жару б берегли, и первой год надобно его и пополоть, чтоб степная трава не заглушила ево и сеяныя орехи лет в шесть иль в сем с плодом придут и в десять лет орехами обога- теют, на добрых землях велми они плодовиты будут.

    И тако бы всяк у своей деревни так4 устроил, то бы и лесом и орехами все доволны были, хотя сперва и скушно покажется завести, а последи и самим5 сълюбитца.

    И о орехах не худо бы учинить и заповеть6, чтоб никто прежде Семеня дни их не щипал, но дали бы им созреть, чтобы ядро наполнилось. И аще где на угревине и прежде Семеня дни наполнятся ядром, обаче прежде Семеня дни никто б не дерзал их щипать, но щипали бы последи Семе­

    1ГГо осенью вышел — Стр , Козл

    2    Такие — Козл.

    3И вспахав бы — Сгр., Козл.

    4    Опущ.: так — Козл.

    ’ Доб. И Af — Козл.

    6    Заповедь — Стр., Козл.

    249


    ня дни, в то время, егда они будут сыпатца (л. 171). И щи­пали бы, согласясь и с совету своего сотскаго, чтоб как се­мейным, так и безсемейным безобидно было.

    И таковых спелых орехов один четверик лутче четверти недоспелых; ныне многие щиплют их възахват зеленые, а соспеть отънют не дадут и тем они протчих своих соседей оголожают, а себе хлеба от них не наживают1, потому что было взять спелых орехов за четверик, а он и за четверть едва то возмет. И тем царскаго величества интересу чинят урон, понеже спелых орехов четверик гривны по четыре и выше продают, а в зеленых и за четверть того не дадут. И где было за спелые орехи пошлины взять рубль, а з зеле­ных и гривны не дадут2, а кто и купит, не брящет в них ползы, потому что ни в них еды, ни в них масла. Толко, купя, ореховники мешают их з добрыми и людей объманы- вают, закрасят с лица спелыми и в том себе хрех3 приемлют.

    (JI. 171 об.) В спелых же орехах есть и царственная при- былца, понеже идут они во иные земли, в Перейду и в Шве­ды и во иныя места, а неспелыя ни за что гинут.

    И того ради велми надлежит от ранняго щипания орехи блюсти, дабы никто4 прежде Семеня дни щипать их не дер­зал, а и после Семеня днтт без воли сотъскаго и без общаго совету отънють бы не начинали их щипать.

    А буде кто учинится тому изъложению противен и пре­жде Семеня дни нащиплет хотя малое число, то взять на нем штрафу пять рублев, да его же высечь потогами5.

    А буде кто привезет орехов на продажу сырых иль су­хих, а6 щипаны будут не доспелы7 и ядром орехи будут не полны, то взять те орехи на государя. А кто их привез8, взять штрафу за всякой четверик по рублю или как о том уложено будет.

    А буде гораздо зелены, что и в половину ядра нету, то

    1    Отнюдь не наживают — Стр.

    2    И гривны не придут — Стр.; не придет — Козл.

    3    Грех — Стр., Козл.

    4    Доб.: нигде — Стр. Козл.

    5    Батогами — Стр., Козл.

    6    Да — Козл.

    7    Недоспелые — Стр., Козл.

    8    Привезет — Козл.

    250


    взять на нем штрафу сугубо, а орехи высыпать летом (л. 172) в грязь, а зимнею порою в пролуб1.

    А буде кто поймает кого прежде Семеня дни в лесу или и на дороге или и в деревне с свежими щипаными орехи2, то те орехи огьдать тому, кто поймал, а кто пойман, на том доправить штрафу за всякой четверик по рублю, а буде мен- ше четверика, то по количеству орехов, да его ж высечь па- тогами 3, дабы въпредь так не делали.

    А буде прикащик или староста или сотской поноровит тому, кто пойман, и штрафу с него не возмет или и возъмет, а наказания по указу не учинит, или того поимщика ста­нет чем теснить, хотя и после того времени, то на том при- кащике иль старосте или и на сотском взято4 будет за на­рушение его и. в. указу штраф определенной по новому изъ- ложению и наказание чинить великое, каково и протчим на­рушителем учинено будет.

    Подобие и о рыбной ловле надлежит (л. 172 об.) учинить, чтоб крестьяне от неразумения своего царскому интересу тщеты не чинили, ибо в коих озерах и реках снятоваго ро­да нет, то в тех водах отънют мелкие рыбы не годъствует ловити. А крестьяне, не разумея снятоваго рода, въместо снятков5 ловят молодую рыбу, щучонки, язики, плотички, а наипаче ловят недорослых окунков. И не токмо дать ей год место перегодовать, но и самыя зародышки рыбные ло­вят, еже менше овсяного зерна и тем ловом в реках и в озе­рах рыбу переводят. Будучи я на Устрике, зачерпнул на лошку тех рыбеночков и щол, и был их6 числом 88, а есть­ли бы зачерпнуть погуще, то бы ста два-три зачерпнул.

    А аще бы та маленкая рыбка перегодовала, то из одной той лошки было бы7 целая варя, а в два года из той лошки было бы 20 варь, что ж бы от тех двулетных рыбок в два года приплоду было? И тех рыбных зародышков, наловя и высуша, за четверик возмет гривни две, а естьли бы (л. 173)

    1    В прорубь — Козл.

    Орехами — Козл.

    " Батогами — Стр.; батоги — Козл.

    4    Взят — Козл.

    '■ Вместо снятов — Стр., Козл.

    6    И было их — Стр., Козл.

    ' Была бы — Стр., Козл.

    251


    выросла в два года, то было бы возов десять или болши из того четверика, и въместо дву гривен взял бы рублев дват- дать или болше и пошлины бы с нее сошло болши рубля.

    И в таком1 немыслии крестьянском не токмо царской интерес пропадает, но и у ловцов тех прямая покормка про­падает.

    Ныне многие жалуются на рыбу, глаголя: «плох де лов стал быть рыбе». А отъчего плох стал, того невыразумеют; ни от чего иного плох стал быть лов, токмо отътого, что мо­лодую рыбу выловят, то не и с чего и болшой быть. Есть­ли и в скоте2 телят приесть молодых, то ни быков, ни коров не будет, такожде и у курицы, аще цыплят всех поесть годы два-три, то и курицы3 все переведутся. И рыба ничем же от того разньствует, всегда болшая рыба выростает из ма­лые и, аще малую выловят, то болшой не отъкуды взятца будет.

    И по моему мнению, где и снятовой род есть, то и там надлежит запредить чтоб самых мелких рыбных (л. 173 об.) и снятовых зародышев не ловили, а ловили б перегод- ные,' чтобы от той несмысленной ловли великаго государя интерес не пропадал напрасно, а и ловцы бы безъпутною ло­влею ни себя, ни людей не голодили.

    И аще его и. в-ву порадеть, и закрепить накрепко со штра­фом и з наказанием, чтобы отънюдь никто кроме самород­ных снятов недорослой рыбы не ловили, то велми рыба во озерах и в реках умножится.

    И, мнитца мне, надлежит запретить5 сице: буде кто мел­ких щученков или лещиков или плотичек и окунков недо- рослых, кроме самородных снятов, привезет на торг, аще сырых или и сушеных, то та рыба взять на государя и отъ- дать солдатам или нищим по багаделням, а кто привез, на том взять штраф за всякой четверик, по чему уложено бу­дет, то отъним6 годом сия статья утвердитца и никто не-

    1    И в таковом — Стр., Козл.

    2    Естьли и вскоре — Стр.

    3    Т о и куры — Стр., Козл

    ■* Запретить — Стр., Козл.

    Закрепить — Козл.

    6    Одним — Стр., Козл.

    252


    дорослеи рыбы ловить не будет. (Л. 174) А паче1 надлежит прежде во все городы послать указы, чтоб отънют недорос- лой рыбы не ловили и неводов частых кроме снятовых не делали, а на дру[го]е лето3 всех штрафовать за презрение того указа.

    А буде кто наловит недорослой рыбы про себя аще и ма­лое число, и аще кто с тою рыбою поймает и приведет к суду, то доправить на том, кто ее ловил, штраф надлежащий по изъложению и с того штрафа четвертая доля, выняв, отъ- дать тому, кто ево привел к суду, а рыба ему ж отъдать. И таким штрафом и про себя ловить не будут.

    И в таком установлении годы в три иль в четыре так ры­бы умножитда, что весь народ рыбою насытитца. И аще тот устав и въпред не нарушится, то по веки веков3 не оскудеет.

    И аще она при нынешней цене въдвое или и вътрое де­шевле будет, обаче в пошлинном зборе будет десятерицею болши, потому что в продаже рыбы будет великое множе­ство.

    (Л. 174 об.) А и сие не велми право зритца, еже помещи­ки на крестьян своих налагают бремена неудобноносимая4, ибо есть такие безъчеловечные дворяня, что в работную по­ру не дают крестьянам своим единого дня, еже бы ему на себя что съработать, и тако пахатную и сенокосную пору всу и потеряют у них, иль что наложено на коих крестьян оброку или столовых запасов и, то положение5 забрав, и еще требуют с них изълишняго побору и тем излишеством крестьянство в нищету пригоняют, и которой крестьянин ста­нет мало6 посытее быть, то на него и подати прибавит. И за токим их порядъком никогда крестьянин у такова поме­щика обогатитися не может, и многие дворяне говорят: «Кре­стьянину де не давай обърости, но стриги ево яко овцу до гола». И тако творя, царство пустошат, понеже так их оби­рают, что у иного и козы не оставляют, и от таковые нуж­

    1    Обаче — Стр., Козл.

    2    И неводов частых... а на другое лето — вписано на полях — Акад.

    3Во веки веков — Стр., Козл.

    4    Бремена неудобносимая — Стр., Козл.

    5    И то положеное — Стр., Козл.

    6    Мало-мало — Стр., мало по малу — Козл.

    253


    ды домы свои оставляют и бегут иные в понизовые места, иные ж (л. 175) во украенные, а иные и в зарубежныя, и тако чужия страны населяют, а свою пусту оставляют. А что бы до того помещикам дела, что крестьяне богаты, ли­ше бы он пашни не запустил, хотя бы у него и не одна ты­сяча рублев была, толко бы не воровал и безъявочно не тор­говал, что крестьяне богати, то бы и честь помещику.

    Крестьянам помещики не вековые владелцы, того ради они не весьма их и берегут, а прямой им владетель всерос­сийский самодержиц, они владеют временно.

    И того ради не надлежит их помещикам разорять, но на­длежит их царским указом охранять, чтобы крестьяне кре­стьянами были прямыми, а не нищими, понеже крестьянинъ- ское1 богатство — богатство дарственное2.

    И того ради, мнитца мне, лутче и помещикам учинить расположение указное, по чему им с крестьян оброку и ино­го чего имать и по колику дней в неделе на помещика свое­го работать и иного какого изъделья делать, чтобы им снос­но было (л. 175 об.) государеву подать и помещику 3 запла­тить и себя прокормить без нужды. Того судьям вельми4 надлежит смотреть, чтоб помещики на крестьян изълишня- го сверх указу ничего не накладывали и в нищету бы их не приводили.

    И о сем яко высоким господам, тако и мелким дворянам надлежит между собою посоветовать о всяких крестьянских поборех помещичьих и о изъделье5, как бы их обложити с общаго совета и з докладу его и. в., чтобы крестьянству бы­ло не тягостно; и расположить имянно, по чему с целого двора и по чему с полудвора или с четверти или с осмые доли двора имать денег и столовых запасов и по колику с целаго и не целаго двора пашни на помещика своего всъпа- хать и хлебом засеять и, зъжав, обмолотить. Такожде и под­воды расположить по расположению дворовому, чтобы всем по владению земли было никому ни перед кем необидно, и

    1    Крестьянское — Козл.

    2    Опущ.: И того ради не надлежит., богатство царст­венное — Отр.

    3И помещикову — Козл.

    4    Вельми — на полях — Акад.

    5    И о зделье — Стр.

    254


    чтоб (л. 176) и государевы поборы сносно им было платить сполна без доимки.

    И како о сем с общаго совета изъложитца и указом его и. в. утвердится, и тако аще нерушимо будет стоять, то кре­стьянство все будут сыти, а иныя из них и обогатятся.

    Я, истинно, много о сем размышлял, како бы право кре­стьянские поборы с них собирать, чтобы его и. в-ву было при- былно, а им бы было не тягостно, и сего здравие1 не обре- тох, что прежде расположить крестьянские2 дворы по вла­дению земли им данные, чем кой владеет и колико он на той своей земле хлеба высеет про себя®.

    Я не вем, чево господа дворяня смотрят, крестьянами владеют, а что то имяновать крестьяна4 не знают и по чему числить двор крестьянской ничего того не разумеют, но ток­мо ворота, да городбу числят, а иные дым изъбиной щита- ют. И яко (л. 176 об.) дым на воздухе исчезает, тако и ис­числение их ни во чтожность обращается. А и во исчисле­нии душевном не чаю ж проку быть5, понеже душа вещь неосязаемая и умом непостижимая и цены неимущая, над­лежит ценить вещи грунтовалные. В душевном следовании труда много подъято, а и казны, чаю, тысячу десятка два6 истощилось на него, обаче, чаю я, что она7 вся туне пропала и труд весь ни во что, ибо побор сей несостоятелен будет. А в чесом надлежит прямо неподвижной прибыли искать и о том во главе 9 речется.

    А о крестьянех, мнитца мне, лутче так учинить: егда кой крестьянин пожиток8 свой сполна помещику своему запла­тит, то уже бы никакой помещик сверх уреченного числа ни малого чего не требовал с него и нечем бы таковых не тес­нил, токмо смотреть за ним, чтоб он даром не гулял, но ка­кую мочно к прокормлению своему работы9 бы работал. И

    1    Здравее — Отр., Козл.

    2    Опущ.: крестьянские — Стр.

    3    Против этого абзаца на полях Лапт. сп. имеется карандашная запись Погодина: Целую руку твою!

    Крестьянина — Стр., Козл.

    5    Не чаю же я проку быть — Стр., Козл.

    6    Тысячь десятка два-три — Стр., Козл.

    7    Оная — Козл.

    8    Повыток — Стр., Козл.

    Работу — Стр., Козл.

    255


    от такова порятка, кои разумные крестьяне (л. 177), могут себе и хорошие пожитки нажить.

    А буде кой крестьянин, хлеба напахав1, да станет гу­лять и въпред не станет ничего3 запасать, и таковых, не токмо помещикам иль прикащикам, но и сотским надлежит за ними смотреть и жестоко наказывать, чтобы от лености своея в скудость не приходили и в воровство бы, ни в пьян­ство не уклонялись.

    Крестьянам и радетелным разорения чинитца не малое и оттого, что двороваго расположения прямаго у них нет. Кои силные помещики, те пишут дворов по пяти и по шти и по десяти в один двор, то тем лехко и жить. А кои сред­ние могуты, те двора по два и по три въместо сваливают и одними воротами ходят, а лротчие ворота забором забира­ют, то и тем крестьянам не весьма тягостно. А кои бедные и безпомочные3 помещики, то у тех крестьян все дворы це­лыми дворами писаны, и от такова порятка тии крестьяня от несносных (л. 177 об.) поборов во всеконечную нищету приходят. А богатые и силные бояры своих токмо крестьян оберегают от поборов, а о прочих не пекутца.

    И ради основания правды надлежит первее уставить в крестьянстве, что то имяновать двор и что пол двора или четверть или осмая доля двора.

    Я сему велми удивляюсь, что4 в российском царстве пре- многое множество помещиков богатых и судейством владе­ющих, а того не могут зделать, чтоб, собравшись, посовето­вать и уложить, что то крестьянской двор имяновать или пол двора или четверть двора и по чему бы разуметь целой двор или без четверти или с четвертью5 двор.

    В Москве в посадских слободах, аще и мужики живут, обаче у них разумно учинено: кто на целом дворе живет, тот и6 с целого двора и платит7, а кто на полудворе иль на четверти, то с того и тягло платит.

    1    Хлеба не пахав — Козл.

    2    Опущ.: ничего — Стр.

    3    Безмочные — Козл.

    4    Доб.: у нас — Козл.

    5    Опущ.: или с четвертью — Стр.

    Опущ : и — Козл.

    7    То с целаго двора и платит — Стр.

    256


    (JI. 178) А у крестьян писцы и перепищики ворота чис­лят двором, хотя одна изба на дворе, хотя изб пять-шесть или десять, а пишут двором же. И то стал быть не разум, но самое безумство и всесовершенная неправда и убогим и ма­ломочным обида и разорение.

    По здравому разсуждению надлежит крестьянскому дво­ру положить разъсмотрение не по воротам, ни по дымам изъбным, но по владению земли и по засеву хлеба на том ево владенье.

    По моему мнению, аще у коего крестьянина написать це­лым двором1, то надобно ему земли дать мерою только, что­бы ему мочно было на всякой год высеять ржи четыре чет­верти, а яроваго осмь четвертей, а сена накосить ему про себя дватцать копен.

    А буде коему крестьянину отъведено земли, что и чет­верти ржи на ней не высеет, то того двора и четвертью дво­ра2 не надлежит написать (л. 178 об.), но разве шестою до­лею двора. И тако всякому крестьянину числить двора по количеству земли надлежит.

    А буде ж кой крестьянин могутен, а земли ему от по­мещика отъведено малое число и он мочью своею наймет земли у иного помещика и на той наемной земле высеет хо­тя четвертей десять или болши, и тое земли к дворовому чис­лу не причитать и государевой подати никакой с той наем­ной земли не платить, потому что с тое земли будет пла­тить помещик, который тою землею владеет. Такожде и по­мещику своему ничего ж с тое пашни не платить же, а пла­тить тому помещику по договору денгами или снопами, у коего ту землю нанял.

    А буде кой помещик, видя коего крестьянина семьяни- ста и лошадеиста8 даст ему земли со удоволством, что вы- севат4 он будет четвертей по десяти на лето ржи, а яроваго по дватцати, а сенокосу (л. 179) отъведет ему на 50 копен, то с такова крестьянина можно брать как его и. в., так и по­мещику с полутр[ет]ья двора. И тако все дворы располо­

    1    Целой двор — Стр., Козл.

    2    Опущ.: и четвертью двора — Стр.

    3    Лошадиста — Стр., Козл

    4    Высевать — Стр., Козл.

    17 И. Посошков. Н. 4612.    257


    жить не но воротам, ни по дымам, но по владению земли и по засеву их на отъведенной им земле.

    И аще тако во всей России устроено будет, то ни богато­му, ни убогому обиды ни малые не будет, но всякой по сво­ей мочи, как великому государю, так и помещику своему будет платить.

    И ради охранения крестьянъскаго от помещиков их, над­лежит и в помещичьих поборех учинить по земле ж и чтоб болши положенного окладу отънют на крестьян своих не на­кладывали. И тако яко в государевых поборех, тако и в по­мещичьих будет им сносно. И по таковому1 расположению и помещикам дворов крестьян своих таить по прежнему бу­дет не для чего, потому, буде кто дворы свои целые полу- дворами или четвертьми (л. 179 об.) или осьмушками напи­шет, то и сам помещик не может уже с них болши2 взять, ибо всякой крестьянин на чем будет жить и чем будет вла­деть, с того будет и платить как царю, так и помещикам своим.

    И буде кой помещик напишет дворы целые полудворами или и менши полудворов и царския поборы будет платить против писма, а себе станет с них3 имать с целых дворов, и кто про то уведомится шостороней человек и донесет о такой ево неправде судьям, то те дворы и со крестьяны отъ- дать тому, кто изъвестил. А буде и крестьяня, не похотя лишняго помещикам своим платить и донесут судьям, то того крестья[ни]на, кой доведет, дать воля, да за довот4 пятьдесят рублев денег. А которые крестьяня ведали, что по­мещик их берет с них изълишние поборы, а умолчат, то тех крестьян бить кнутом, колико ударов уложено будет.

    (JI. 180) И аще кой помещик на целой двор или на пол двора или и на четверть двора посадит двороваго своего че­ловека или деловаго или бобыля ли полоненника, то кто бы он ни был, а плата дворовая имать с него по владению зем­ли неизъменно. И тако как крестьянин5, так и дворовые люди, будут великому государю данники и платеж им тя­

    1    И по такому — Стр., Козл.

    2    Больше того — Стр., Козл.

    3    Опущ.: с них — Козл.

    4    За довод — Стр., Козл.

    5    Как крестьяне — Стр., Козл.

    258


    гостей не будет, потому что платеж их будет по владению земли, определенной при дворе.

    'И таким порятком интерес его и. в. велми будет множитца и аще во всей России тако устроитца и поборы з двороваго числа лехкостнее будут. А по древнему порятку от поборов иные в конец разоряются, а иные даром живут.

    По моему мнению, царю паче помещиков надлежит кре­стьянство беретчи, понеже помещики владеют ими времян- но, а царю они всегда Еековые и крестьянское богатство — богатство царственное (л. 180 об.), а нищета крестьянская оскудение царственное. И того ради царю яко великород­ных и военных, тако и купечество и крестьянство блюсти, да­бы никто во убожество не въходил, но вси бы по своей мер­ности изобилны были.

    И аще по вышеписанному крестьянские дворы управят- ца, то каково за силными лицы будет крестьянам жить, та­ково и за самыми убогими быть, и по прежнему бегати кре­стьянам будет уже не для чего, потому что везде равно1 бу­дет жить2.

    И у коего крестьянина двор целой или менши или бол­ши двора, обаче в селидбе строили бы по два двора гнез­дами и меж ними по два огорода, яко же о том в осмой гла­ве изъявитца. И аще тако устроены будут деревни, то во время огненнаго запаления никакая деревня вся не выгорит.

    А буде кой помещик будет (л. 181) на крестьян своих на­лагать 3, и наложит сверх указного числа или изълишную работу наложит, и аще те крестьяне дойдут до суда, и у та­кова помещика тех крестьян отънять на государя и з зем­лею, то, на то смотря, и самой ядовитой помещик сокротит себя, и крестьян разорять не станет.

    А буде кой судья по доношению крестьянскому о ьинно- сти помещиковой сыскивать не станет и отошлет их к ста­рому их помещику или и сыскивать не4 станет, да будет во всем помещику наровить, а на крестьян вину валить, и аще те крестьяне дойдут до вышняго суда и вину на помещика

    1    Ровно — Стр., Козл.

    Будут жить — Стр.

    3    Налегать — Стр., Козл.

    4    Опущ.: не — Стр., Козл.

    17*

    259


    своего изъявят и судейскую вину предложат, то тот судья не токмо своих пожитков, но и живота своего лишится. И тако злый зле погибнет, а праведной судья за праведной свой суд настоящих благ насладится и грядущих не лишит­ся во веки веков. Аминь.

    ГЛАВА 8

    О ЗЕМЛЕНЫХ ДЕЛЕХ

    (JI. 181 об.) Сие, мнитца, не токмо неправильно, но не и безхрешно еже дворяня после умерших своих сродников земли жилы2 и пустые делят на дробные части, ибо одну пустошь разделяют на многия разные владения, и по та­кому разделу бывает у одной пустоши владелцов по десятщ и гораздо болши. И такая безделица бывает, что иному вла- делцу достанетца десять четвертей, иным же четверти по две, по три8, а иному и по четверти и по осмине и по чет­верику, и всякую пахатную4 полосу худую и добрую, все пашут. И кто из них сам у себя, то тот всем своим жеребь­ем владеет, а кто безъмочен, тот ничем владеть не может, и в тых5 дробных делах кроме съсоры да беды иного нет ни­чего, и за съсорами общия земли многия и пустеют (л. 182) и дернеют и лесом поростают. И в том запустении царской интерес малитца, потому что с пуста никакова доходу не бывает.

    А у кого земля собственная, то он ее росчищает и распа­хивает и навозом наваживает6 и год от году и худая земля добреет, такожде и сенные покосы раскашивают и от того царского величества интерес умножается.

    И тин дворяня не токмо пустыя земли тако делят, но и жилыя села и деревни на многия доли делят. Есть в Нов­

    1    Но и небезгрешно — Стр., Козл.

    2    Жилые — Стр., Козл.

    По д в е-т р и — Стр., Козл.

    4    Паханую — Стр.

    5    И в тех — Стр., Козл.

        Нанаваживает — Стр., Козл.

    260


    городском уезде погост, имянуемый Устрика, и в том селе дворов с дватцать, а помещиков владеют семеро разных фа­милий, а во иных деревнях и болши того есть владелцов. И в таковых разъновладелцах нелзя быть без вражды и дру­гу от друга без обиды.

    И, мне мнитца, ради охранения от обид и досле умерших лутчи (л. 182 об.) дробные отъставить и делить земля пу­стая и жилая целыми пустошами и деревнями по урочищам.

    А буде ради многих помещиков1 разделить целыми не можно, то те земли и деревни положить в цену, и буде кто из тех2 родъственников денги в дел положат8, а землю жи­лую или и пустую возмет всю за себя, то и добро так. А бу­де все сродники скудны, то продать ее и постороннему чело­веку и денги по надлежащим жеребьям разделить, то не то что уголовщине быть, но и бранитца будет не о чем, потому что на денгах и малые дробинки разделят чисто.

    А и сие веема неправо деется, что писцы и перепищики и дозорщики пустоши и жилые деревни, как коя слывет имянно, пишут и колико в коем урочище четверные пашни и сенные покосы пишут же и, пишучи, не то, чтоб ее сме­ряй. 4, но и глазами не видав, (л. 183) пишут5 по крестьян­ским сказкам. И в иной пустоши напишут четвертей 50 в поле, а в дву потому ж, а егда кто станет сеять, ажно и во всех трех полях толико не высеет.

    А в иной пустоши, видел я, написано шесть четвертей, а высевается ржи в о[д]ном поле по 20 четвертей, а лесу будет болши трех верст. И в таком расположении токмо од­на смута и всякой деревне и пустошам толко мера, да про­звание, а при какой признаке та земля или с какою землею смежна, ничего того не пишут и разделения межам совер­шенного не чинят. И оттого многое множество съсор и убивъетва8 чинитца и инии, забыв страх божий, взяв в ру­ки святую икону, а на голову свою положа7 дернину, да

    1    Пайщиков — Стр.

    2    Из тех же — Стр., Козл.

    3    Положить — Стр., Козл.

    4    Не токмо б ее смерять — Стр

    5    Доб.: все — Стр., Козл.

    6    Убойства — Стр.

    7    Положат — Козл.

    261


    отъводят землю и в таковом отьводе смертне хрешат. И мно­го и того случаетца, еже отъводя землю и (л. 183 об.) не­праведную межу полагая, и умирали на меже.

    А по прямому разсуждению надлежит всем жилым зем­лям и пустошам учинить межи недвижимыя, буде с кем не разделила ни река ни ручей, ни иная какая недвижимая признака, то присмотреть какую ни есть недвижимую при­знаку, коея б нарушить нелзя было. А буде нет таковые при­знаки, то и на чистом месте мочно зделать недвижимая при­знака, ибо выкопать яма глубокая1, аршина в три или в четыре и шириною такожде, и навозить ее полну каменья болшаго и накласть бугром, чтобы матерые земли выше бы­ло, и на то каменье насыпать земли аршина на дъва или болши и тот бугор вековым утином и будет.

    И от того утину протянуть вервь по меже прямо до по- воротки и под ту вервь подставить мореходной (л. 184) ком­пас и куда укажет компасовая стрелка северная, так имян­но и записать и смерять по верви, колко от того утину до поворотки сажень будет, то так и записать.

    И буде у поворотки признаки никакой недвижимой нет, то выкопать яма глубокая2, аршина в полтара или и в два и шириною такожде аршина в два, и накласть в нее каменья или уголья, и назыпать3 над нею холм аршина в три и, утоптав, окласть дерном и на том холму посадить молодых де­ревец пять-шесть, кои б были годков трех или четырех. И коли­ко около тоя земли не будет холмов, на всех садить одного ро­да деревцы, каково на первом холму, таково и на последнем.

    А егда станут другую землю мерять, то по холмам дру- гова рода и деревья* садить5, около коея земли сажени6 березки, то березы б тут и были, а около коея земли сосен­ки или (л. 184 об.) елки иль дубы7 иль вязы или и осины, то около тое земли отъни8 бы они и были.

    1    Глубиною — Стр., Козл.

    2    Глубиною — Стр., Козл.

    3    Насыпать — Стр., Козл.

    4    Деревье — Стр.

    Ставить — Козл.

    ® Сажены — Стр., Козл.

    7    Иль дуб — Козл.

    8    Одни — Стр., Козл.

    262


    А с коею землею та будет смежна и приткнетца она к объмежованной земле, а на той меже по холмам сажено не •того рода деревья1, то те готовые холмы имянно и записать, [колко]2 их к той земле пришло, и деревье кое на них са­жено, так и записать, а другова рода к тем деревьям не при­саживать.

    И егда тое сумежные земли межа отъворотитца, то, бу­де згодитца от холма, то так и записать, а буде отьворотит она меж холмов, то после3 старые межи учинит^ холм не на самой меже, но сажень место уступя от межи, чтоб ста­рой межи повреждение не было и деревьцы посадить на нем такое, какое около всея тоя земли начали садить.

    И буде коя деревья4 посаженое посохнет, то паки поса­дить такое ж, а егда (л. 185) деревцы примутца, и годы два- три или и пять-шесть перемешкав, паки всякому межевщи­ку меж своих всех осматреть, нет ли межам какова повреж­дения.

    И буде5 где и мало осмотрит межу попорчену, то сыс­кать того, кто попортил и учинить ему наказание жесто­кое, как о том уложено будет. И деревья по холмам осмот­реть и кое из них принялось и бежко почело рости, то де­ревье6 и оставить, а протчие подсечь. А буде на коем хол­му дерева два иль три бежко почали рости, то по расмот- рению оставить и два иль три деревца, толко бы были од­ного роду, а изълишние все подсечь и приказать накрепко, чтобы тех деревец оставленных берегли накрепко и ничем бы их не вредили. А буде на том же холму какое дерево инова роду собою изъростет, и таковое подсекать, и рости им не давать, чтоб они признаки не повредили.

    (JI. 185 об.) А во время межевания в кою сторону от ути- ну вервь натянетца, то под ту вервь ставить вышепомянутой компас. И по компасу смотря, писать имянно, на кою сто­рону протянулась вервь, на восток или на полдень или на запад или на север, и коея четверти на которой градус и

    1    Деревье — Стр., Козл.

    - Отсутств. в Акад., восотан. по Стр.. Козл.

    ” Подле — Стр., Козл.

    4    Деревье — Стр., Козл.

    5    Опущ.: буде — Козл.

    «То то деревье — Стр., Козл.

    263


    колико градусов поступило от востока к полудни или от по­лудни к востоку и прочая.

    И межа от признаки до признаки или от поворотка до поворота и колико коея прямызны будет мерою сажен, пи­сать имянно, и в кою сторону она поворотила, направо или налево, и на колико градусов она поворотилась, так имянно и писать.

    А буде где придет межа изълучиною и буде сосед соседу не уступит, то протянуть вервь от холма на холм прямо и смерять по верви, колико меры меж теми холмами будет, и от тое верви смерять поперег, что тое изълучины будет, и за­писать (л. 186) имянно ж. И где старая межа, по реке иль по ручью, и та старая межею и да будет. Обаче вервь надле­жит натянуть прямо и записать имянно, колико тое прямы­зны от холма до холма и где старыя межи изълучинами, так им и быть. А куды вервь была ради сметку земли, сохою тут не приезжать1, но толко то писать, на кой градус та вервь была протянута.

    А кроме изълучин, куда вервь ни протянетца, с обе сто­роны проехать сохою раз по два-три и свалить к верви въместо и та межа с коими землями делит межу, писать имянно, чья она есть и как она нарицаетца. И буде чрез ме­жу случится какая река иль ручей или вражек или суходол или болото, все то писать имянно, на коей верви случилось и в коликих саженях от коего холма. И буде и дорога чрез нее лежит, то огькуду и куда лежит и при какой признаке та земля, при реке ли великой или при малой или при озе­ре (л. 186 об.) великом или малом или при болоте каком.

    И всякая межа писать с подлинною очискою2, чтоб она во веки неподвижна была и пороку бы в ней ни малого не было. Аще и с трудностию потрудитда о сем, обаче в роды родов безъсорно б было житие. И егда бог сие благо3 дело совершит, то, мнитца мне, не худо бы и напечатать их книг сотницу другую и по городам разослать. И аще где и по­жар учинитца, то в другом месте она будет и межевальной труд не погибнет и сметения о земле нигде ни у кого не будет, но будет она бутто в зеркале всем зрима.

    1    Не проезжать — Стр., Козл.

    2    Вставлено на полях — Акад.; очисткою — Стр.

    Благое — Стр., Козл.

    264


    И объмежовывать каяждо земля сице: от утину того то1 пошла межа прямо на самой восток иль на полдень иль сво­ротило направо иль налево, от коея четверти и много ль градусов въправо иль вълево поступило, и от утину до пер- ваго холму земля того то села иль деревни, или (л. 187) пу­стоши какой с правые стороны2, а с левые стороны також­де такая та имянуемая земля. И з коликими землями та пу­стот, кою межуют, ни сошлася, писать имянно, то уже той меже изъменитися не можно будет, ни в какия лета она не смешается, ибо по недвижимым признакам и по компасу и по мере от поворотки до поворотки и от холму до холму вся­кая межа разобрать будет мочно.

    И когда кое урочище все въкруг объмежует3 и послед­няя вервь егда придет к утину, с коего утину начал межу вести, написать имянно по компасу, на которую четверть и на которой градус тоя четверти к утину пришла.

    А буде о коей меже спор будет, то те земли вымерять, первее по писцовым книгам четвертную меру и сенокосные угодья, да такожде и около тое земли межа (л. 187 об.) по­вести вышеписанным же порядком и межа положить около ея недвижимая ж.

    И егда кою всю землю объмежует, то посреди тоя земли въдоль протянуть вервь от писменны и недвижимыя при­знаки на недвижимую ж признаку и смерять по ней, что тое земли длинку будет. Такожде протянуть и поперех, взяв на­чало от коего холма, и тянуть вервь на призначной же холм или на недвижимую какую признаку через длинную вервь и на перекрестье подложить кватрат и куды по перекрестье покосилось, так имянно и написать и как длинник, так и поперешник смерять, что его будет. И на том же перекрестье поставить компас и куда того компаса северная стрела4 ука­жет, так и записать и на чердеже стрелка озъначить.

    (JI. 188) И на целом листу зделать той объмеженой5 зе­мли чертежь по разъмеру, как межа ведена, так имянно и написать. И по колику от холма до холма и от поворотки

    1    От утину до того — Стр.

    2    С первые стороны — Козл.

    3    Обмежуется — Стр., Козл.

    Стрелка — Стр., Козл.

    5    Обмеженовой — Стр.; обмежеванной — Козл.

    265


    меры, такожде и от иных признак до признак, цыфирными словами всякую меру особливо подписать и около ее какие земли прилегли, все имяна подписать1 и коликою мерою коя земля приткнулась. И на средине того чертежа означить длинник и поперешник точками на те же признаки, на ко­торые вервь была протянута, и подле точек написать мера длиннику и поперешнику, колико сажень. И егда чертеж правильно написан будет, то по чертежу мочно будет вся­кому человеку, кто в розмере силу знает, и, не быв на зем­ле, скажет, колико в ней десятин и колико четвертные па­шни.

    И того ради всякой межевщик (л. 188 об.), колико ка­ких земель не объмежует, писал бы имянно, всякой земле особливыя чертежи и всякая пустош обмежеванная написа- [на] б была на особливом листу. И на тех же чертежах на­добно написать колко по писцовым книгам написано в ней четвертей в поле и колко сена копен. И егда кой межевщик свою долю всю2 изъмежует, то те чертежи переплести в кни­гу и положить ее в поместном приказе в сохранное место въпред для утвердения3 правды.

    И аще тако вся российская земля размежуется, то упо­коятся все земляные съсоры, нелзя будет ни сажени чужой земли кому присвоить, но всякой будет, аще убог, и аще кто и ябедовать и нахаловать а буде своим владеть. И силным безмочным5 теснить по прежнему будет (л. 189) не мочно, разве отънять вся, и то будет явно всем, что чужим за­владел.

    И буде кто и покусится межу заравнять, или холм на чу­жую землю перенесть, то всякой человек будет ведать, по­тому что одним днем того не зделать, а и делать не одному человеку, и того ради будет славно и явно. А буде бы кто и зделал, то и последи сыскать мочнов, разве чертежи и книги все пропадут, то тогда мочно обида чинить. И того ра­ди книги надлежит зделать печатные, а и чертежей по два-

    1    Опущ.: и около... имяна подписать — Козл.

    2    В сю — вписано между строками — Акад.

    3Для утверждения — Стр., Козл.

    'Ябедоват и нахаловат — Стр., Козл.

    5    Безмочных — Стр., Козл.

    Мочно, на полях — Акад.

    266


    три мочно зделать и положить их одну книгу чертежную в Москве, а другу в Оанкт-Петербурхе, а третию в том городе, коему та земля присудна.

    И так надобно твердо заказать под великим штрафом, чтобы той межи хотя у кого в оном владеть будет1, а тех меж (л. 189 об.) отънюдь бы не пе[ре]шахивали2 и ни межи, ни холма с места на место не переносили бы, но всякая ме­жа была бы в роды родов на своем месте нерушима.

    Айв степных местах такожде надлежит учинить недви­жимые ж межи, огьмеряв по даче, вымерять десятинами, и, намеряв всю чью дачу вышеписанным же образом, зделать утин и от утину протянуть вервь прямо, аще и верста место будет до поворотка или и болши. И пока прямизна идет, по та щчитать лише сажени, а на поворотке зделать холм по вышеписанному ж и от того холма такожде до другой по- воротки протянуть вервь пряму ж И тако всю землю до утину объмерять и по верви отъехать сохою по вышеписан­ному ж ж поворотки писать по кампасу ж и чертежи делать (л. 190) по вышеписанному ж. И буде близко лес есть, то по вышеписанному ж садить на холмах деревцы, а буде лесу молодого добыть где4 немочно, то набрать дубовых желудей и по десятку место на холму посадить, а на ином урочище наметать семян вязовых, а на ином березовых иль кленовых или и иных каких. Токмо такие5 семена на коих холмах по­метаны будут, так и в книги записать и, всю межу устроя по вышеписанному ж, протянуть вервь с угла на угол, по­тому что в степных местах будут многие земли межеватись четвероуголно и, кроме угловых, холмов не будет. И на чер­теже на средине написать стрелка северная, и на том черте­же и мера как меже, так и средине личба написать.

    (JI. 190 об.) И тако всех господ великих и мелких дворян дачи отъмерять подлинною правдивою мерою, а не по преж­нему глазомером, чтобы ни лишку, ни недомеру против дачь не было. Вельми надлежит во всех межеваньях мера четверт­ной пашне полагать самая правдивая, да еще его и. в. пове­

    1    В одном владенье будет — Стр., Козл.

    2    Не перепахивать — Козл.

    Прямо ж — Стр., Козл.

    4    Опущ.: где — Стр.

    К а к и я — Стр., Козл.

    267


    лит въместо душевредства душевных поборов брать з зем­ли, по чему с четверти положено будет, то чтобы ни убого­му, ни богатому обиды не было.

    А в прежных глазомерных мерах у иного написано пять четвертей, а владеет на пятдесят четвертей, а у иного напи­сано четвертей 20, а четвертей и пяти не высеет. А егда ме­ра приямая будет во всех землях положена, то никому оби­ды не будет.

    И межи учиня, так надлежит (л. 191) твердо блюсти, что­бы никаковой обмежеванной земли, ни жилой, ни пустой пустоши и1 не токмо по прежнему на многия части, но и на двое не делит бы, но кому случитца продать или заложить или кому и отъдать, то отъдавать бы и продать2 всю, како­ва коя земля есть по обмежеванию без розделу.

    И сицевое межеванье аще и не скоро окончитца, да уже прочно оно будет, и помещикам всем покой великой учинит. И того межеванья межи так надлежит хранить, чтоб не то что межа подвердить3, но и прозвания старого отънюд бы не изменить, но как кое урочище изстори4 названо, так бы оно и слыло до скончания века. И буде чье владение слу­чится по смерти или6 по иному какому в розделе или в раз­дачу (л. 191 об.) по указу, то делит бы целыми пустошами и урочищами по межевым книгам, а сверх бы тех меж ни прибавливали, ни убавливали.

    А буде кто не токмо межу испортит, но аще и имя коей пустоши или урочищу каковому изменит, то объложить ево штрафом.

    А буде черес кою землю лежит дорога, то отъехать до­рогу с обе стороны сохою, такожде как и пограничную ме­жу. И учинить ее шириною, буде проселочная тележная, то пустить ее трех сажен, а буде проезжая дорога городовая, то пустить ее шти сажен, а буде дорога московская, то надле­жит ее пустить двенатцать сажен или и болши.

    И те дороги в дееятины и в четвертное число не числить (л. 192). но из ностоящия меры и изо владения вычислить

    1    Опущ.: и — Стр., Козл.

    2    Продавать — Стр., Козл.

    3    По вредить — Стр., Козл.

    4    Изстари — Стр., Козл.

    5    Доб.: и—Стр., Козл.

    268


    вон, понеже на чьей земле дорога ни бывает, слывет она го­сударева, а не помещичья. Того ради тое земли и в оклад ни кому не класть и хлеба на них никакова не сеять.

    И аще великий наш император в сие дело въсовершен- но1 вступит, а бог свыше призрит и помощь свою святую ниспослет на не, то мочно всему сему делу состоятися и со­вершится не весьма многими леты.

    Изъмеряв2 поместныя и вотчинные земли, обложить их платежей с земли, по чему он, великий наш государь, ука­жет имать с четверти или с десятины на год со всех владе­телей земли российския, которая останется за роздачею к крестьянским дворам (л. 192 об.) под пашню их и под сено­кос, в помещичьих полях и в пустошах и в лесах и в боло­тах, потому что с тоя земли, коя отъделена будет к кресть­янским дворам, с тое земли будет3 платить крестьяня по дворовому своему окладу, яко же в седмой главе речеся, и того ради та земля за помещиками и числить не надлежит.

    И буде положить мера десятине длиннику 80 сажен, а по- перешнику 40 сажен, и с такой десятины, мнитца мне, что мочно с пахотные земли по осми копеек взять на год, а с сенокосные по шти копеек, а с лесные по четыре копейки, а з болотные по две копейки.

    И я чаю, что на кийждой год денежнаго збору тысячь ста по два-три рублев будет приходить или и гораздо болши. И тот (л. 193) земляной збор будет прочен и никогда он не ума­лится, но токмо год от году прибывать будет.

    Буде кто леса росчистит и пахотными полями устроит, то у того дачи прибудет. А буде кто, лес вырубя да хлеб сняв, паки запустит, и на ту землю прибавливать4 дачи не для чего, потому что она паки под лесным угодьем будет.

    А аще кто и болото обсушит и устроит сенокос, то и тамо прибудет же збору. И того ради земским камисарам на всякой год надлежит осматривать, буде кто прибавит паш­ни или сенокосу, то и окладу на него надлежит прибавить.

    И по такому расположению никто даром землею владеть не будет, но все будут платежшики.

    1    Всесовершенно — Стр., Козл.

    2    И измеряв — Стр., Козл.

    3    Будут — Стр., Козл.

    4    Прибавляти — Стр.

    269


    (JI. 193 об.) А ныне есть много таковых, что за иным по­мещиком земли пустошей десятка два-три есть и по окладу в них четвертей тысяча место будет, и те пустоши отъдают под пахату и под сенокос из найму, и на киждой год десятка по пяти-шти берут, а великому государю не даст он ни ден­ги. Кто есть я1, а и за мною с полтараста четвертей есть, а платежу моего нет с них великому государю ни малого.

    И буде в Руси вся земля изъмерять прямо и исчислить десятинами, то я чаю, что десятин милионов десятка два- три и болши будет. И аще обложить кругом алтына по два з десятины, то тысячь сот пять-шесть будет того збору, и то­го платежа никому потаить или в платеже похитрить будет невозможно, потому что ни единые десятины утаить будет (л. 194) невозможно.

    Землю сотворил бог недвижиму е владение земли, аще и переходит от рук в руки2, обаче она стоит недвижимо. То­го ради и побор аще с нея учинить, может он недвижим быть и состоятелен он будет.

    И аще бог на не призрит и помощь свою нисполет, то мо­жет оно не весьма долгим времянем состроитися. Трудно то- лко первой год потрудитда, а егда навыкнут, как межевать по кампасу и как мера полагать, и чертежи скоро навыкнут по розмеру рисовать.

    И первой год, аще и по одному человеку смысленному послать, то дело управлять в какуюжде [губернию]3, а на другой год мочно и по десяти человек послать, а на третей год, хотя по сту человек, то мочно послать, потому (л. 194 об.) что лихо сперва установить, как то межеванье отъправ- лять, то и одним месяцом многим мочно научится. Ибо пос­пешность сего дела в руде суть царстей, аще он возхощет, то немногими леты может тое дело управить.

    И того земляного збору, чаю, что будет со всякия губер­нии тысячь по сту. Только, чаю, силные лица будут вся­чески сие дело препинать, понеже они обыкли по своей во­ле жить и не так они любят дать, как любят себе взять.

    Я чаю, что и дворовому расположению как ни есть, а бу­дут препятие чинить, а естьли великий государь переломит

    1    Кто есмь я? — Козл.; И то есмь я? — Стр.

    2    Из рук в рукл — Стр., Козл.

    3    Опущ.: губернию—'Акад.; восстан. но Стр., Козл.

    270


    их древнее упрямство, то, я чаю въполы будут дворовые поборы. Ныне з двора съходит рублев по осми иль малым чем менши, а тогда, чаю, (л. 195) что и по четыре рубли не сойдет.

    И аще по земляному владению все крестьянские плате­жи, такожде и з дворян по владению ж земляному уставят- ца, то тверждее2 он подушного збору будет и вельми он по­стоянен и прибылен будет.

    Земля трудно токмо управити, еже ее всю по вышеписан­ному размежевати и, измеряв в десятины, положить право, ю последи всем оно любезно и покойно будет.

    И тако надлежит в земляном деле потрудитися, еже б не токмо едина земля пахатная и сенокосная и лесныя угодья измерить, но и болоты бы все великия и малые измеряти и описать их имянно, в [ко] их они урочищах и к чьим зем­лям прилегли, и болшим болотам чертежи нарисовать особли­вые (л. 195 об.) и спросить сумежных помещиков, кому кое болото во владение угодно, на нем ево и записать.

    А буде сумежные помещики от болот отъкажут, то опи­сать3 их за государем и отъдавать их из приказу на оброк охочим людем. А кои болота малые земли чье4 случатца, и те болота писать за ними, в чьей земле прилучились.

    И от коего болота помещики откажут, то те болота подо­бием пустошным6 въкруг всего межею обвести и на поворо­тах® ставить холмы и такожде, как и круг пустошей, и въкруг всего7 болота отъехать сохою и зделать вал, а где придут иных земель межи помещичьи, то так и записать имянно. И кои люди от тех болот отъкажутца, то уже ни по- какую потребу в них не ходили б и скота бы своего не пус­кали, но владели б так8, (л. 196) кому оно отъдана8 или продано будет.

    Такожде и дворы бы все яко крестьянские, тако и дво­

    1    Доб.: что — Стр., Козл.

    2    То тверже — Стр., Козл.

    3    Отписать — Стр.

    4    Ч ь е я — Стр., Козл.

    5    Помещик и... пустошным — вписано на полях — Акад.

    6    На поворотках — Стр.

    7    Сего — Стр.

    8    Но владел бы тот — Стр., Козл.

    9    Отдано — Стр., Козл.

    271


    рянские и всяких чинов у людей, и в городех у купецких людей, у протчих гражданских1 жителей и у приказных канцеляристов и у протчих служителей приказных и у са­мих судей дворы измерять2 и платежей обложить, дабы на земле ево ц. в. никто даром не жил.

    Я чаю, под державою его и. в. под всеми жителми, кроме диких ноль и глухих лесов, которые ни к кому во владение не отъданы, будет дробных верст милиона два-три и более и такое3 величество земли, что исчислить в конец невозмож­но, а платежу с нее государю ея нейдет ни ма[ла]го числа. Помещики, кои владеют учасками своими, отъдают в наймы и берут за нее денги многие, а великому государю не платят ни малого числа.

    (Л. 196 об.) А во всякой круглой версте пятисотной бу­дет сороковых десятин 78 с смою долею десятины.

    И аще кругом с пахотные и с сенокосные и з болотные земли положить по грошу з десятины имать на год, то того поземелного недвижимаго збору будет милион место другой во всякой год. И тот збор никогда не оскудеет, но токмо ма­ло по малу от расчистки лесов будет приполнятися.

    И естьли сие бог состроит, еже великий наш монарх об­ложит со владения земли имать платеж, то никто по ныне­шнему туне жителем не будет, но вси будут платежники4 по количеству владения своего.

    И дворам крестьянским надлежит положить мера подлин­ная (л. 197) и неизменная, а не глазомерная, аще нарещи на коем крестьянине двор тяглой, то прямой бы уже и был двор.

    И, мнитца мне, надлежит крестьянскому двору быть ме­рою в долготу и с гуменником пятидесят сажен или штиде- сят, а шириною целому двору бытЫ2 сажен, а полудвору 8 сажен, а четверте двору 6 сажен, а осмушечному 4-х са­жен. А дълина всем единаравная, чтобы овины у всех в да­лекости от двороваго строения были.

    И платеж, мнитца мне, мочно положить с целого кресть-

    1    Градских —• Стр, Козл.

    2    И у протчих служителей... дворы измерять — встав­лено на полях — Акад.

    3И толиковое — Стр., Козл

    4    Платежщики — Козл.

    272


    янскаго двора во все поборы в год рубля по три иль по че­тыре, иль как удобнее будет по прямому правому разсмот- рению, а с полудвора въполы, а с четверте двора четвертая доля и платежа, и иротчие платежи по мере дворов располо- гать, то (л. 197 об.) никому будет не обидно и всем будет легко.

    И на целой двор надлежит, по моему мнению, дать па­хотной земли четыре четверти в поле, а в дву потому ж, а на полдвора две четверти, а кто на четверти двора будет жить, тому одна четверть земли в поле, айв других полях по толику ж1 числу, чтоб ему по вся годы по целой четверте ржи высевать, а яроваго по "две четверти. И аще кто будет жить на шестой доле двора или на осмой, то по тому и зем­ли им отъводить неизменно. А буде кто похочет на себя тягла прибавить и толико2 двороваго тягла на себя приба­вит, толико и земли ему под пашню и сенокосу прибавить и по таковому расположению все чинить неизменно.

    Такожде и помещикам брать (л. 198) с них всякия свои поборы по тому же расчислению, такожде и в работе по зем­ле ж расчисление чинить, то всякая и работа будет им снос­на. И зъверх3 бы того расположения никакой помещик изъ- лишняго ничего б не накладывали, чтобы от излишных их поборов крестьянство во оскудение не приходило.

    И аще тако расположено и устроено • будет, то помещики душевредить не станут, еже бы по два иль по три двора въместо смаливати4. И ради лутчаго от неправды помещичьей удаления и ради от огненного запаления охранения над­лежит во всех селех и деревнях дворы строить гнездами, а несплоши по прежнему, но токмо по две селидбы крестьян­ские, яко же в седьмой главе назначено, семо же простран­нее изъявитца с размерением длинника и поперешника.

    (Л. 198 об.) И аще тако устроено будет, то никоими делы по прежнему сполить трех иль четырех дворов в один двор невозможно будет, да и не для чего тако чинить.

    И крестьянские дворы управя, надлежит и градские дво-

    1    П о тому же — Козл.

    2    И колико — Стр., Козл.

    3    И сверх — Стр., Козл.

    4    Спаливати — Стр.

    18 И. Посошков. Н. 4612. 273


    г

    о

    IL

     

    , • .

    .

    '

    .

     

    И

     

    2.0 Г«Л£9

    70 с

    г» —

    О

    и:

    I

    о

    С?

    *

    г°

    О

    с?.

    ]~ьг

    Гб.

    TriW

    о

    с*

    о

    г-*

    с

    £

    л

    о

    г-*

    о

    оЗ

    г"

    а/Мой

    П

    <5

    7

    а

    d

    л»

    Г~ь

    С?

    'С?

    :a

    Ы

    ю

    - .i

    о

    (K>

    7^-

    "PW

    TO

    b    l_*

    I <£

    7*

    5    liA

    л»

    с

    r>

    ?■

    ПЗ

    ( O' » A

    г г

    tP

    i

    r

    i

    »

    i

    t

    r*

    с

    /—»

    7TD><

    9

    0

    R

    ЯЗ

    o


    ры изъмеряти и такожде обложить платежей з земли дворо­вые, колико под кем есть.

    Мнитца мне, з дворовые земли яко с купецких, тако и с приказных людей и с беломесцов всякого звания, с силных и безсильных лиц, у коих в городех и на посадех дворы есть, кроме духовного чина и причетников церковных, с дро­бные сажени, кажетца, мочно по полушке на год имать или по полуполушке.

    А с огородные земли и с подгородные, на которых зем­лях овощи садят осенью1 и сады загородные розъведены, такожде (л. 199) измерять в дробные сажени и, мнитца, с тех загородных огородов с десяти сажен дробных по копей­ке мочно имать2.

    И с тех огородных овощей на одногородном торгу пош­ли [на] имать, кажется, не надлежит. Токмо разве куды на иной город повезут, то отъвозная пошлина надлежит взять, а егда состоится новая пошлина, то тогда3 будет и управля- тися.

    И ради таковаго великаго землянаго4 дела надлежит, чаю, особная канцелярия учинить, понеже во управлении сем дела много будет и събор в ней будет милионой и самой основательный. И сей земляной збор трудно токмо его ос- новати, а егда оснуется и утвердится, то он яко река имать тещи неизменно. Земля сотворена от бога недвижима, тако и збор земляной, аще бог ево совершит6, то будет он неподви­жен во веки. Аминь.

    1    Опущ.: осенью; доб.: и сеют — Стр., Козл. Вместо: на кото­рых землях... поставлено: на коей овощи садят и сеют — Козл.

    2    Чертеж помещен в рукописи на ненумерованном листе после л. 198

    об   ; имеется в Акад. и Бел. сп.; отсутствует в остальных списках; вверху над правой частью чертежа надпись* 50 сажен —в Акад. срезана на­половину, при переплете книги и потому не (воспроизведена на снимке; имеется в Бел. сп.

    3    Доб.: так — Стр., Козл.

    4    Опущ.: земляного — Стр.

    Доб.: и утвердит — Стр., Козл.

    18*


    ГЛАВА 9

    О ЦАРСКОМ ИНТЕРЕСЕ

    (JI. 199 об.) В собрании царскаго сокровища надлежит прямо и зъдраво собирати, чтоб никаковые обиды ни на ко­го не навести, казна бы царская собирати, а царства бы его не розоряти. Худой тот збор, аще кто царю казну собирает, а людей разоряет, ибо аще кто прямо государю своему тщит- ца служити, то паче собрания надлежит ему людей от разо­рения соблюдати, то оное собрание и споро и прочно будет; к сему же и собранного надобно блюсти, дабы даром ничю нигде не гинуло. Охранения1 доброй товарищь собранию, аще бо охранения где не будет, трудно тут собирателю соби­рати.

    Яко бы2 утлаго сосуда не можно (л. 200) наполнити, та­ко и собрание3 казны, аще собранного не будут блюсти, не­спор тот збор будет.

    Аз бо в 710-м году, будучи в Новегороде, видел: на гос- тине дворе две полаты накладены были конской збруи и иных полковых припасов и, что там ни было, все то згнило и прапало и весь тот припас вырыли из полат лопатами, и на колико сот рублев того было, бог весть.

    И по такому небрежению чаять, что и во всех городех и во армиах от такова ж камисарскаго недозрения в припа- сех и в хлебных запасех казны много с сего света погибает.

    На что сего ближе и страшнее, еже в Санкт-Петербурх на карабелныя дела готовят леса дубовые, а и тут пакости ве­ликия чинятца.

    В прошлом 717 году ехал я (л. 200 об.) Ладоским4 озером и видел, по берегам и по островам лежит дубовых лесов мно­жество и в том числе есть такое брусье великое, что, чаю, иной брус рублев по сту стал и иное брусье уже и замыло песком, иное чуть и видеть из песка.

    1    Охранение — Стр., Козл.

    2    Я к о б о — Стр., Козл.

    3    Собирание — Стр.

    4    Ладожским — Стр , Козл.

    276


    И чаять, то1 и по иным берегам и островам не без тово то, и аще оно до днесь лежит, то много, чаять, и погнило. И по такому небрежению, бог весть, колико от такова небреже­ния казны погибает напрасно.

    И тое небрежение аще зритца и велико, обаче не токово, яко от лесных припасателей шкоды содевается, ибо лесные припасатели великую и несчислимую2 гибель чинят короб- лям, понеже леса готовят трапорехия. И аще и один брус в коем карабле в притчинном месте (л. 201) изъгодится трапо- реховатой, то корабль вес[ь] погубит, а естьли в коем караб­ле брусов десяток другой трапорехих брусов3 случится, то такова карабля и почитать кораблем нелзя.

    Корабль доброй и здоровой подобен городу, а ис тропо- реховатаго лесу состроеной хуже хворостинного плетня. Пле­тень, аще собою и некрепок, обаче егда военные люди будут в нем сидеть, то неприятель ево даром не возмет, а карабль, из дряблого дуба зделанной, и без бою от трясения воднаго пропадет и людей в себе и без неприятеля всех погубит.

    На такое великое и нужное карабельное дело надобны бы4 выбирать лес самой доброй и зъдоровой зеленец. А кое дерево видится аще и здорово, а от древности оно покрасне­ло, и такова дерева отънюд в карабелное строение не надле­жит класть, того ради, (л. 201 об.) что и оно непрочно. А ко­торое дерево почало уже трапорешить, то такое, кроме дров, никуды негодно.

    А видел я в Санкт-Петербурхе такия леса, привезенные к карабелному делу, что и расколоть прямо не уметь, но ло- митца кусьем, а и десать 6 станеш, то и щепы не отъщи- пишь, что ей не росломитца на двое или трое. И такова де­ревья ни блиско к корабелному делу не потребно привозить.

    И, по моему мнению, в карабелном деле паче огня трапо- реховатого дерева подобает боятися, потому что корабль со всем убором станет, чаю, тысячь в сотницу, а и от неболь­ших трапереховых6 дерев весь пропадет и коя казна в нем

    1    И чаять, что — Козл.

    2    Неисчислимую — Стр., Козл.

    3    Опущ.: брусов — Стр., Козл.

    ‘Надобно бы — Стр., Козл.

    Тесать — Стр., Козл.

    в Тралореховатых — Стр., Козл.

    277


    ни будет, вся погибнет, к тому ж еще и людей в себе мно­жество погубит. В карабелное дело дуб (л. 202) надлежит выбирать само'й доброй зеленец за добрым свидетелством и видом бы он просинь, а не красен был. И аще ис такова дуба корабль будет зделан, то он уподобится железному, ибо и пуля фузейная не весьма его возмет. Егда бо такой дуб засохнет, то пуля и полувершка не пробьет, а в красной дуб пуля далече уйдет, а трапорехой и того глубочее пробьет.

    И того ради которой корабль из такова здороваго дуба зделан будет, то он трапорехотоватых лутче дватцати караб- лей, понеже он, первое, что он пулей не весьма боится, вто­рое, что от трясения волн не трутитца, третье, что он1 не гни­ет2, но паче от воды жесточеет и может он жить лет пятде- сят или и болши. И ис тропореховатого дерева зделанной ка- рабль, не переживет (л. 202 об.) и пяти лет и работа и казна вся, в нем посореная, даром пропадет.

    И мне ся мнит, лутче корабли делать из [з]дороваго со- сноваго леса, нежели из дряблого дуба. Дряблой дуб в сы­ром месте и пяти лет не переживет, но* весь изотлеет и про­падет.

    Я, на денежном дворе будучи, ставил станы денежные, в кои денги и манеты печатаются в болших стулах дубовых. И были они толко по половине стула въкопаны в землю и те стулы в три года все пропали. И я по две дубины здоро­вые сплотил и станы в них поставил, то и доныне стоят не вредны.

    И вышеобъявленная в дубовых припасех деется пакость от недознания лесных управителей. А иноземцы, аще и ви­дят, что лес худ, да они о том (л. 203) не пекутся, но токмо о том пекутца, чтобы им зделать мастерски, да денги взять за работу со удовольством, а доброй человек не стал бы из худова леса и делать.

    Они как художники, так и служивые, ничем же® разнь- ствуют и торговые, паче пекутца о своеземцах, нежели о нас Я чаю, что и все европские жители не ради5 нашим

    1    Опущ.: он — Козл.

    2    Не гинет — Стр.

    3    Ничим же — вписано на полях — Акад.

    4    О наших — Козл.

    5    Не рады — Козл.

    278


    короблям, им то надобно, чтоб они одни славились и бога- тились, а мы б от них из рук глядели.

    И о сем моем изъявлении, чаю, что будут на меня гне- ватися и, естьли уведают о мне, что не на похвалу им напи­сал, всячески будут тщатися, како бы меня опроврещи.

    Я их множицею видел, что они самолюбы, а нам во вся­ком деле лестят да денги манят, а нас всякими вымыслы пригоняют к скудости и безъславию.

    (JI. 203 об.) Егда ц. в-ва состоялся указ, еже делать круг­лые денги медные, то никто ни из руских людей, ни из ино­земцов, не сыскался такой человек, чтобы те струменты1 к таковому делу состроить, толко иноземец Юрья Фробус имал- ся, что добыть таковых мастеров из-за моря.

    И я, видя в том деле протяжность великую, въступил в то дикое дело и все то денежное дело установил. И я им, иноземцам, в том аще и учинил пакость, обаче мне шкоды никакой не было, а ныне нелзя их не опасатца, понеже их множество, и за поносное на них слово не учинили бы мне какой пакости.

    И о непотребном лесу, к карабелным делам привозимым, исправить невозможно, аще нынешняго порятка в припаса- нии лесном не изъменити и штрафа (л. 204) на припасателей и на отъправителей не наложите2.

    И, по моему мнению, видитца, надлежит учинить сице. Которые люди готовят тот припас в лесу, то повелеть бы секачам, вошод в лес, первое осмотреть дерево, на кореню стоящее, здорово ли оно есть. И буде стоит оно весело и признаки в нем к хворости никакой нет, то от земли саже­нях в двух или и выше вырубить иверень, и тот иверень, высуша, освидетелствовать. И буде дерево здорово и зелено, и к рубленью сторово и8 жестоко и к тясанью вяско, то сва­лить ево с кореня и тесать по образцу. И, вытесав, осмотреть сво, все ли оно здорово, и буде нет в нем ни зяблины, ни иной никакой признаки хворобной, то заклеймить его тому секачу. А кто у него примет, тому такожде осмотреть ево накрепко, нет ли в нем какова пороку, и буде {л. 204 об.)

    1    Инструменты — Стр., Козл.

    2    Не наложити — Стр., Козл.

    3    Опущ.: сторово и — Стр., Козл.

    279


    во всем оно здорово, то и тому приемщику положить1 на нем свое клеймо, а без клейма никакова дерева, ни доски, к караблям без клейма не отъпускать.

    А буде кое дерево с кореня свалят и сътанут ево тесать и тогда, аще означится в нем зяблина или дряблина или к тесанию будет кропко, и такие дерева отъдавать на бочки2 и на иныя потребы, кроме карабелного дела или те леса жечь на смалчугу. А буде на какую потребу такой выменой3 лес я к карабелному украшению, кроме основателных дел, годен будет, то тот лес отъпускать без клейма.

    Подкрепление же о отъправлении карабелных лесов учи­нить бы сице: буде кое дерево карабелное великое или малое явитца у корабелнаго дела в привозе нездоровое, и то дерево бросить не в чотку, а чье на нем клеймо, тому такое ж (л. 205) дерево одно или два за одно у карабелного дела на своих проторях поставить. А секачей, кои тесали и, заклей- мя, отъдали приемщику негодное, высечь патоги4 или кну­том, дабы впредь таких негодных дерев не рубили и не тесали.

    И за токим штрафом въпредь уже таких негодных дерев ни рубить, ни тесать не будут и к карабелным делам отъпу­скать не станут.

    А буде зеленого дуба на карабелное дело набрать будет невозможно, то, мне мнитца, не по что и тратить казны в дубовые леса, потому что плохой дуб ни малым чем не лутчи сосны, а казны в них преизлише идет много. Я чаю, что тою казною, колико изъойдет на карабль дубу, сосновых мочно три иль и четыре зделать, а служить он лише бы не лутчи дубового стал. Дуб трапорехой (л. 205 об.) егда напьет- ца воды, то он подобен будет глине, и на ходу вельми будет он тягостен, а сосновой и еловой гораздо будет легче, а и от трясения волн еловой лутчи дряблого дуба устоит.

    Я чаю, что многия люди будут о сем спорить глаголя: «Никогда де сосне не быть крепостию против дуба». То и я того не пререкую, что доброй и зъдоровой дуб зеленец пятья

    1    Приложить — Козл.

    2    На бочку — Стр.

    3    Выметной — Козл.

    Батоги — Стр., Козл.

    280


    или десятья лутчи сосны, а красная ель будет лутче1, а которой истранорешел ли, то тот хуже и ели.

    Страшен ми сей глагол, что дерзнул2 о таком деле вели­ком писати, но прозелная3 моя горячесть понудила мя на сие дело. Бог бо ми свидетель, что не ради такова4 поиска- ния или прибытка желая себе, но токмо самые ради любви, юже имею к его и. в. самодержавию, ибо я от юности своея был таков5 и лутче ми каковую6 пакость (л. 206) на себе понести, нежели, видя что не полезно, умолчати. И что во изъявлении моем явитца неимоверно, то может свидетель­ством или пробою разърешитися во всех девяти главах, паче же всех свидетелств правдолюбивое сердце да разсудит вся.

    Еще же будучи в Новегороде, в 710-м году видил я, к тем же короблям вьют канаты, и вьют их ис такой скаредной пенки, что коя уже никуды не годитца, и, свив, съмолою засмоля, возят в Санкт-Петербурх и отъдают на карабли, и в таковых канатах вящыная погибель, а не надежда.

    И ради таковые пакости, мнитца мне, лутче в адмира[л]- тийство принимать канаты несмоленые, то несмоленого осмотреть, какова в нем пенка ц колико в ней кострики и зъдоровая ль она или гнилая, развив все, то мочно по­знать 7, а в смоленом ничего того не знать (л. 206 об.). И смолит бы их, уже освидетельствовав, то такие канаты будут надежны.

    Конаты корабелные становые — дело великое и страш­ное, и делать их надлежит из самые добрые и зъдоровые пенки потому, аще канат надежен, то кораблю спасение, а аще конат худ, то кораблю и людем, в нем сущим, явная по­гибель.

    И буде и ныне конаты из такой же плохой пенки делают, то не по что якорей и метать в воду8, но лутчи пускатися по ветру.

    1    А красной едва будет ли лучшим — Стр., Козл.

    2    Дерзнух — Козл.

    3    Но презелная — Стр., Козл.

    4    Какова — Стр., Козл.

    5    Вех таков — Козл.

    ® Доб.: либо — Стр., Козл.

    7    Розвить все то, что мочно познать — Стр.

    8    Опущ.: якорей и метать в воду — Козч.

    281


    Еще же надлежит ми донести1 и о посопшой работе. Которые присылаютца з городов в Санкт-Петербурх на три- месячную работу, такожде и во иные места пришед, рабо­тают по три месяца, а работы их видеть нечево и смотреть на ту их работу моркотно, потому что гонят день к вечеру, а не работу к отъделке2.

    А аще бы и то исправить (л. 207) сицевым порядком. Выбрать к тем делам правителей добрых, кои бы не алтын- ники были, и приказать им осмотривать * разумно и сме­тать, колико на коей4 работе тримесячные работники в бытность свою зделали. И новопришедшим работникам ту работу объявить и неколикую часть к тому и приложить, по делу смотря, и сказать им так: «Аще толикое число зде- лаете, хотя в один месяц, то и отпущены с троемесячные работы будете». А зделав урок, хотя на государеву ж работу наймутъся, хотя5 по мирским работам будут наниматца, а буде не похотят наниматца, то шли бы в домы своя.

    И тем управителем сказать указ за жестоким штрафом и с наказанием, чтобы аще в один месяц ту тримесячную работу отъработают, то ничего бы с них не брали, и не во­лоча их ни дня, и отъпуск бы им чинили, й аще так уста- витца, то крепко мочно (л. 207 об.) надеятца, что многия будут тремесячн.ую работу в один месяц отъработавать.

    И кои работники урок свой отъработают, хотя скоряе месяца, а отъпуски давать им тремесячные, потому что они тремесячную работу сроботали. А естьли во отъпуске треме­сячные работы не написать, то отъкуду они посланы, станут на них данных им денег спрашивать назад.

    И буде и не все коего города работники, но отъберутца артелью тремесячную уреченную им работу отъделяют®, то тое артель и отъпустили бы без задержания, и, на то смотря, будут и другие работники поспешать. А кои не похотят .уроками делать, и те пусть все три месяцы работают. И аще

    1    Доб.: и изъявите — Стр., Козл.

    2    К отделу — Козл.

    3    Осмотрить — Стр., Козл.

    4    Н а той — Козл.

    Доб.: и — Стр., Козл.

    6    Отделают — Стр., Козл.

    282


    тако устроитда, то всякия дела поспешнее будут отъправ- лятися.

    (JI. 208) И буде въпроки тако устроит, то всем работни­кам охотнее будет на работу ходить и дела будут отъправ- лятися поспешнее, потому что, отъделав свой урок, будут хотя на той же работе из найму работать.

    И не токмо во одних черных работах надлежит учинить, но и в художных делах, как в руских, так и во иноземцах, надобно такожде учинить, чтобы всякая работа давать им уроками ж.

    А месячное им жалованье надлежит отьставить и давать по заделию коегождо их, то всякия дела скоряе будут дела- тися.

    Видел я в Оружейной полате, при сиденье Алексея Але­ксандровича Курбатова иноземец принес фузею, к которой делал он деревянное ложе гладкое, ни резей, ни костей в него не сажено, а дел [ал] он то ложе четыре месяца, а на всякой месяц шло тому (л. 208 об.) иноземцу едва не выше ли десяти рублев.

    А естьли бы отъдать то ложе з договором, то веяли бы1 от него рубля полтара или бы и сорок алтын и зъделали бы дня в два или в три, а не2 четыре месяца. И Алексей Алек- сандровичь вельми на него кричал и говорил: «Ложе де бол­ши дву рублев не стоит, а пришло де оно * штидесят Рублев».

    Иноземцы все не пекутца, чтоб ему поскоряе зделатьг но паче о том пекутца, како бы им подоле протянуть; инозем­цы все ни о чем так не пекутца, как о месячных денгах.

    Айв зборе4 царскаго интереса не весьма право деятся, ибо покушаются с одного вола по две и по три кожи зди- рать, а по инстинной правде не могут ни единые кожи це­лые содрати и елико ни нудятся, токмо лоскутье (л. 209) содирают. И в том ц. в-ва интересу повреждение чинитца великое, понеже хощут изълишную пошлину взять, да в том и истинну всю истеряли.

    ‘Взяли бы — Стр., Козл.

    2    Доб,: в — Стр., Козл.

    3    Доб.: близь—Стр., Козл.

    4    И в сборе — Стр.

    283


    Ибо по Торговому уставу, в котором городе товар какой собирается, то поведено с крестьян пошлины брать по пяти копеек с рубля, а кто собирает, то с тех велено явочных з де­нег 1 по пяти денег с рубля да отъвозных по пяти ж денег с рубля2, итого станет по гривне с рубля. И куда тот товар отъвезут и продадут, то паки с продажи берут по пяти копе­ек с рубля, итого станет по пяти алтын с рубля.

    И ныне въместо тех пяти алтын с иных товаров не по денги с рубля не сойдетца, потому что многие покупают у себя на дому, а иные покупают, отъехав, в деревнях. И тако первая (л. 209 об.) пять копеек, коя бы надлежало взять с крестьянина, и пропадает3, а тот купец продаст кому тай­но ж, и то и другая пять копеек пропадет и тот второй купец, привезши в свой город тайно, в свою лавку или и по иным раскладет. И тако в мелкую продажу он изойдет, то и тре- тия пять копеек пропадет.

    А буде кто какова тавара не может тако тайно учинить, то он возмет выпись на свое имя, и кто у него купит, и тот по той чужей выписи и повезет. И буде удасся4 продать безъпошлинно, то тое выпись назад отъвозут5 и как ни есть с тем бурмистром сладятца, да и выпись о земь. И того ради многие отъпускных выписей и в книги не записывают.

    А буде кто тайно товару своего продать не может, то токмо (л. 210) одну пошлину заплотит по пяти копеек с про­дажи, а та вся пропала.

    А буде кто и тайно изъбудет, а откуды тот товар поднят, нелзя платежной выписи не явить, то возмет он платежную выпись где в малом городе или в селе, где тот товар никогда ни бывал, и цену напишет малую. И с той малой цены воз- мут у него по договору с рубля и по две копейки , и с прав- дивыя продажи егда6 и по копейки с рубля сойдетца ли.

    И тако въместо многих разных пошлин пятикопеечных ни полу одной пятикопеечной пошлины не сойдетца, но въместо пяти алтын едва сойдетца ли и по копейки с рубля.

    1    Явочных денег — Стр.

    Опущ.: да отвози ых по пяти ж денег с рубля — Стр.

    3    И пропадет — Козл.

    Удастца — Козл.

    5    Отвезут — Стр., Козл.

    ® Едва — Стр., Козл.

    284


    И того ради нелзя и быть зборам пошлинным великим, по­тому что вся пошлина на перевод идет.

    (JI. 210 об.) И ныне многие вымышлиники, хотя зборы пополнить, вымысли [ли] поземелные, подушные, хомутные, [приколныя] с судов [водяных] посаженные, мостовые, пчелные, банные, кожные, поносовщилные2 и с подвотчи- ков 3 десятые, и называют то собрание мелочным събором4; обаче ни теми поторжними зборы5 наполнитися казна может, токмо людям турбациа® великая, мелочной збор, мелок он есть7.

    Еще же к тем мелочным зборам приложили и иной збор, иже ц. в-ву весьма неприличный. Такому великому монарху и на весь свет славному и великому императору собирают ему на нужныя росходы со всякого збору по деньги на рубль. И сей збор паче всех зборов моему мнению противен, понеже царь наш всесовершенный самодержец и не токмо от своих рабов, но и от иных своих соседей зазрен (л. 211) быть не может. Он, наш государь, подобен богу, еже возхо- щет, может сотворити и казну свою может со излишеством наполнити и никая8 нужда денежная коснутися его не может.

    По моему мнению, вси вышепомянутые древняго уставу пошлинные многоплодны зборы и нововымышленные зборы мелочные отъставить, да уставит9 един самый царственны праведной збор10, иже до христова воплощения уставлен­ный, то есть десятинный, еже имать пошлины по гривне с рубля, а не по пяти алтын. И учинить бы тот збор постоян­ный и недвижимы, когда ненарушимый, чтоб со всякого товара взять пошлина единажды по гривне с рубля и уже

    1    В Акад. неясно: хомутныя, с судовочных посаженные и т. д; восстан. по Стр. и Козл.

    2    Поносовшинные — Стр., Козл.

    С подводтчиков — Стр.

    ‘Мелочные зборы — Стр.

    5    Опущ.: обаче ни теми поторжними зборы — Стр.

    6    Трубация — Стр.

    7    Мелок он и есть — Стр., Козл.

    8    И никакая — Стр., Козл.

    9    Уставить — Стр., Козл.

    10   Правдивой збор — Стр., Козл.

    285


    бы с того товара в другой ряд или в третей отънюд бы ни­чего нигде никогда не имать.

    (JI. 211 об.) Аще кой товар того года и не продасся, но продасся в другой год или в третей, то бы уже с того товара другова платежа с тоя цены, с коей прежде заплачено, ни­когда бы ничего не имати.

    И аще тако бог устроит, то людям будет покойно, а ц. в-ву собрания пошлинного, не могу надежно рещи вътрое, а въдвое гораздо настоящаго збору будет болши.

    Ныне от тех1 многих зборов люди приходят во оскуде­ние, потому что колико разных зборов есть, толико и бур­мистров, и у всякого бурмистра целовалники и ходоки осо­бливые и кои люди в службы выбраны, те уже от промы­слов своих отъбыли и кормятца теми ж государевыми збор- ными денгами. И того ради никакие зборы и не споры, а люди (л. 212) все тонеют, ово от множества службы2, ово жь за преступление крестьянского8 целования и чрез присягу делают неправду, денги зборные крадут, тем себя и питают и ради клятвопреступления не споритца им.

    А егда службу свою отъслужат, то приказные люди ста­нут их щитать да щипать и в том отъчоте год иль два прово­лочит4, и тою волокитою и до конца разоряют их.

    И, мне мнитца, лутче всяким служителем учинить указ­ное определение, чем им питатися, дабы им в клятву не впадати, и питатися бы благословенным кусом. Такодже и приказным людям надлежит указ же учинить, по чему с какова служителя имать, дабы всякой человек своим благо­словенным кусом питался.

    (Л. 212 об.) Сие моему мнению велми прикро, что бур­мистров и целовалников выбрав в службу, да ко кресту принуждают и клятвами великоми заклинают, чтоб ни ма­лому чему государеву не коснулся6, а выбирают в целовал­ники самых бедняков6, то как ему правда делать, что есть­ли ему не украсть, то и хлеба добыть ему негде. И тако вси

    1От таких — Стр.

    Служеб — Стр., Козл.

    8    Крестнаго — Стр., Козл.

    Проволочат — Стр., Козл. ®Не коснулися — Стр., Козл.

    Ябедников — Стр.

    286


    в грех въпадают, те служители от нужды касаются краже, а другая ведают, что и первого дня без кражи не пробудут, а ко кресту принуждают.

    А егда увидят чье похищение, то пытают и кнутом бьют и домы их разоряют, а за преступление клятвы и на том свете будут мучитися. По моему мнению, буде за всеми слу- жителми смотреть (л. 213) и наказание чинить им, то лучши клятва отъставить, а буде клятвы отъставить не мочно, то наказание отъставить и отдать ево на божей суд.

    И буде крестного целования не отъставить, то надлежит у крестного целования спросить ево с запискою, чем он у того дела будучи, будет питатися, может ли своим кормом прокормитца И буде скажет, что прокормитца ему нечем, то определить ево кормом, чтоб ему было чем питатися. И буде кто за определенным питанием зборным денгам кос- нетца, то уже жестоко надлежит ево наказать. И того ради весьма потребнее крестьное целование и всю клятву устав­ленную отъставить и учинить яко бурмистрам, тако и цело- валникам указное хлебопитание.

    (JI. 213 об.) И по всему сему лутчи, мнитца, крестное це­лование и клятву всю отъставить и учинить одно наказание, ибо полно ему и тово, что за вину свою на сем свете отъму- чится, а на оном свете будет уже от тамочного мучения свободен.

    В пошлинах видитца велми пристойнее с ирода [вае]мого товара имать единожды, ибо и с вола едина кожа содираетца, подобие и наказание человеку за вину надлежит учинить едино ж, либо человече либо божие.

    А и о соляной продажи, мнитца, быти не вельми ж делно учинено, еже быти ей в продаже ц. в-ва, но велми пристой­нее быть ей в свободном торгу, а въместо продажные при­были положить на всякой пуд, коя пойдет в продажу, (л. 214) пошлины по гривне на пуд, а не з денег. И где в ка- кову цену ни купитца, хотя где в алтын или и в грош пуд, обаче имать с нее по гривне с пуда или болши или менши, по колику его и. в. повелит имать с пуда.

    И брать бы та пошлина на кореню, отъкуда она в роз- воску пойдет, то со всякия ладьи сойдет пошлины по деся-

    Может ли он своим прокормитися — Стр., Козл.

    287


    ти тысячь рублев или и болши, такодже и з бузуну и с по­морки. И где бы был ее пуд по копейке, а пошлина единаче имать с пуда по определению уставленному. И всякому купцу давать из тамошни ярлики свободные, чтоб ему не токмо в городех, но и в деревнях, в руских и иноземских и зарубежных, продавать свободно и пошлины с нее нигде никакой не имати. То тот сбор будет (л. 214 об.) всегда цел, ни вода ево не потопит, ни огонь пакость тому збору не учи­нит, и буде где соль потонет иль сгорит, а царской казне ни малого помешателства не учинит.

    И аще соли звободной торг будет, то многия тысячи лю­дей будут от нее кормитися благословенным кусом, а не проклятым, понеже без кражи будут прямым своим трудом питатися. И аще соль нынешняго и дешевле будет, обаче многие люди и розбагатеют от нее и люди от безсолицы цын- жать и безвремянно умирать не будут.

    А ныне в деревнях такую нужду подемлют, что многия и без соли ядят и, оцынжав, умирают. И от задержания соли во иных местех выше рубля пуд покупают, да и то не въсегда, и от такой (л. 215) безсолицы напрасно люди поми­рают.

    А аще бы незаперта она была и был бы торг ей свобод­ной, то нигде бы без соли не было, а в казну бы его и. в. денги бы1 шли чистые с тысячи пуд по сту рублев, а ни бурмистров, ни целовалников, ни надзирателей к той соли не надобны б были. Ни водяные суды, ни кладовые анбары, ни работники, ни проводники, ни канаты, ни якори, ни иные какия припасы и подводы под нее ненадобны б были, но одна бы таможня управила, и то, токмо в тех городех, где тое соль купцы рознимать будут.

    А где ее купцы с розновеску2 продавать будут, то там нималого збору не надлежит с нее имать и записки уже ни­какой ей ненадобно, кроме тое, отъкуда она (л. 215 об.) под­нята и в розвоз повезена.

    А наипаче там ее надлежит записывать на кореню, где она сварена, тамо надлежит две записки иметь, едина вы­варная, а другая розвозная, и о самосатке то ж чинить.

    1    Опущ.: б ы — Стр.

    2    В розвеску — Козл.

    288


    И торговые промышленики, куля ее, куды похотят, ту- ды и повезут, и хотя где какая и шкота1 ей будет, то все их, а государев збор всегда будет цел. А люди по нынеш­нему от безъсолицы цынжать и безвремянно умирать не бу­дут, потому что торговые люди по деревням сами возят и не токмо на денги продают, но и на хлеб и на скотину и на всякую всячину меняют и в долг отъдают.

    А государевы купчины и бурмистры без де[не]г ни на одну копейку (л. 216) не дадут2, а се и не везде ее продают и кому купить ее, ехать верст сто и3 другое иль и болши. И того ради крестьяня, кои маломочны, все пропадают и аще и4 многие от безсолицы помирают, да никто о том вели­кому государю не донесет5, а суды6 хотя и ведают, да о том они не пекутца, чтоб люди все целы и здоровы были.

    И в тех соленых7 зборех в бурмистрах, и в целовални- ках, и во управителех, и в работниках, и в надзирателех ты­сячь пять-шесть или и болши есть, а вси они, бутто черви точат тое же соль и пищу себе приобретают от тоя ж соли.

    А естьли бы та соль в свободном торгу была, то бы все те люди были промышлениками и питались бы от своих трудов.

    (Л. 216 об.) И о сем мочно и сличитца, колико от соляной продажи приходит прибыли и колико на всякия расходы расходитца и за всеми росходы колико чистых денег8 оста­нетца и колико пуд весом в год ее в продажу исъходит. И естьли со всей продажи объложить по гривне с пуда имать пошлины, то по исчислению пудов явно будет, колико тех гривенных денег будет. Я чаю, что не менши продажные прибыли будет, а въстани гораздо менши будет, а люди сы­тее будут.

    И вышеявленной с соли пошлиной збор и с протчих то­варов по вышепредложенному регулу надлежит уставить уже неподвижным. Еже бы брать пошлина всякая по выше-

    1    Шкода — Стр., Козл.

    2    Не продадут — Козл.

    3    Или — Стр., Козл.

    4    Опущ.: и — Козл.

    5    Не доносит — Стр., Козл.

    6    Судьи — Стр., Козл.

    7    Соляных — Стр.,. Козл.

    8    Доб.: прибыльных — Стр., Козл.

    19 И. Посошков. Н. 4612.    289


    писанному на кореню, то все те зборы (л. 217) управит одна таможня. И отъкуду какой товар кто ни станет поднимать и по чему он будет тут на торгу куплен, или1 на дому у себя, или и в деревню отъехав, обаче по прежнему уже по­шли [ны] утаить нелзя будет, почему он ни купит, а пошли­ну дает2 полную, по гривне с рубля. И уже ни коими делы отъбыть от платежа невозможно будет, потому что без пла­тежные выписи нелзя ему никуды того товару повести, того ради, что ащеа без платежные выписи куды он ни поедет, то взят будет тот тавар на великого государя безповоротно. А буде кто и кроме таможних4 бурмистров и целовалников, какой ни есть человек уведает, что везет кто товар какой без платежные выписи и поймает ево, то ему (л. 217 об.) ис того товару за поимку надлежит дать десятая доля.

    И такова ради страхования никто, не объявя, своего то­вара никуды не повезет.

    И егда кто товар будет ладить к отъпуску, то где б он ни был куплен, то объявит ево таможному бурмистру5. И бурмистру того товар осмотреть имянно и весь тот товар ве­сом и щетом и с ценою написать6 подлинно, такожде и у себя в закрепленную тетрадь записать подлинно ж, колко коего товара и насколько ценою и колико числом денег по­шлинных с него взято. Такожде и в выписи писать имянно ж, колико пошлинных денег взято, а по прежнему отънют не писать, что взято по указу, но не токмо рубли и денга взя­тая писать (л. 218) имянно, чтоб всякому к взятью7 прямое изъвестие было.

    А буде у коего купца в то время пошлины записать8 не­чем, то в платеже взять порука добрая и знатная и въместо записи руки порутчикам прикладывать к9 закрепленной книге. И кто выпись возмет под запискою в той книге рос-

    1    Доб.: и — Козл.

    2    Даст — Стр.

    3    Опущ.: без платежные выписи... того ради, что аще' — Стр.

    4    Таможенных — Стр., Козл.

    5    То объявить евотутошномубурмисту — Стр., Козл.

    6    Доб.: в выспи € ь — Стр., Козл.

    7    Всякому взятью — Стр., Козл.

    8    Заплатить — Стр*., Козл.

    9    В — Стр., Козл.

    290


    писывались бы иманцы имянно, а без записки и без рос- писки отънюд бы не давали выписей.

    И буде кой купец у подъему своего товара пошлинных денег и не заплатит, обаче в выписях того долгу ни дои­мок1 не писать, но писать, что пошлина взята толико то числом, а долги и доимки и порутчиков в платеже писать у себя им в таможенных книгах или и заклад брать для того, чтоб (л. 218 об.) по прежнему пошлинных денег на перевод не переводить2.

    И отъпуская товар, кой мочно пятнать, то весь тот товар перепятнать таможенным пятном. А буде кто соберет скота, быков иль коров, то на всякой скотине на правой бедре вы­жигать цыфирными словами число рублям, колико за кою скотину дано рублев, а колико за рублями копеек лишку, то теми ж цыфирными словами выжигать на правой лапат- ке. А коя скотина куплена ниже рубля, то личить копей­ками и выжигать такожде на правой лопатке.

    И у лошадей такожде цену выжигать — рубли на правой бедре, а копейки на правой лапатке.

    И за таким порядком нелзя будет ни единыя скотины, ,(л. 219) ни лошади, не заплатя пошлины и не запятнонай, ни продать, ни купить. И отъпуская ту скотину, бурмистрам писать в книгу3 имянно, колико какой скотины и коей что цена, а лошадям и годы писать и приметы.

    А буде кто, накупя4 скота, погонит, не запятнав, то, аще и сь выписью погонит, взять вся та скотина на государя. И где тое скотину запятнанную на горо[д]е5 или и в деревне продаст6 и что возмет сверх покупной цены, и с того пере­купу взять пошлины с рубля по гривне, а с покупной цена 7 отънюд не имать ничего. И буде кто и купит и, куля, про­даст иному, хотя въскоре или годы два-три и съпустя, то брать пошлина с перекупу ж, а с первые плаченые цены отънюд (л. 219 об.) никогда не брать ничего.

    1Того долгу и доимок — Козл.

    2    Не переводили — Стр., Козл.

    3В книги — Стр., Козл.

    4    К у п я — Стр.

    5    Акад.: На гороге — исправл. по Стр. и Козл.

    6    Продает — Стр.

    7    Цены — Стр., Козл.

    19*

    291


    И с тем товаром или с скотом в какой город приедут и ила* тежную выпись объявят, и тем бурмистрам ту выпись и въписать в закрепленную книгу подлинником и товар про­тив выписи осмотреть и, буде съходен, велеть продавать и, что возмет сверх покупной цены лишку, и с того перекупу брать пошлины по гривне с рубля. А буде по той же цене продаст1, то не имать с него ничего, токмо подьячему от записки дать копейка, да от списка две денги дать.

    А буде явитца у вещаго товара у ста пуд лишку 2 пуда два-три, то с того излишняго товара взять пошлина по ука­зу гривенная. Такожде и в мере, буде у ста мер явитца (л. 220) примеру меры две иль три иль меньше и с того то­вара излишнего взять по гривне ж с рубля.

    А буде ни купец, ни продавец не объявят, что у них торг ши трех мер, то взять на государя. А буде кто купит что тайным обычаем безъпошлинно, то у купца товар, а у про­давца денги, кои он взял за неявленной товар, взять на государя да, скиня рубаху, бить их обоих батоги нещадно и вину их, за что биты, записать в книгу. И буде кто из них в другой ряд явитца в такой же вине, то взять у купца товар, да штрафу толикое ж число, колико за товар дано, а у продавца денги сугубо взять, да обоих кнутом бить по колику ударов уложено будет.

    А буде же продавец, продав (л. 220 об.) беспошлинно, да принесет свою вину и объявит, что купец купил у него беспошлинной4, ведая, то продавец свободен будет от вины, а у купца взять тот товар на великого государя со штрафом.

    А буде же купец о том деле5 на ^продавца известит, то у продавца взять взятые денги со штрафом, а купец сво­боден.

    А буде ни купец, ни продавец не объявят, что у них торг сошолся тайно, а со стороны 6 доведет на них, то потому ж взять денги и товар со штрафом, а доводчику дать ис того

    1    Доб.: почему он сам купил или менши покупной цены продаст — Стр., Козл.

    2    Опущ.: лишку — Стр.

    3    Причоту — Стр., Козл.

    4    Беспошлинно — Сгр., Козл.

    5    О таком деле — Стр., Козл.

    6    Доб.: кто — Стр., Козл.

    292


    товара десятая доля, а продавцу и купцу наказание чинить вышеявленное да на них же доправить те денги, что до- вотчику даны будут.

    (Л. 221) А буде кто, купя товар, или и свой домашней повезет на продажу, не записав в таможне и выписи не взяв и пошлины не заплатя, или пошлину и заплатил и выпись взята, а товар не запятнан или и запятнан, да не весь, то запятнанной [продавать]2, а незапятнанной взять весь на государя.

    И где на дороге3 или и в селе таможенные целовалники спросят выписи, а у него выписи нет, или и есть, да товар или скот не запятнан, то тот товар, кой не записан или не запятнан, взять на великого государя безповоротно и колико ево будет, записав, продавать охочим людем, а денги запи­сать в таможной збор.

    А буде кои бурмистры или целовалники, видя товар ка­кой или и хлеб какой везет (л. 221 об.) без выписи или не­запятнанной, а он не возмет того товара на государя, то на тех бурмистрах или на целовалниках взять штраф сугубой и наказание чинить сугубое ж.

    А которые товары собираютца к отъпуску за море и в Китай и в иные зарубежные страны, то и с тех товаров та­кожде пошлина брать по гривне ж с рубля на кореню ж, отъкуду тому товару отъпуск будет. И та пошлина брать вся же сполна и выписи давать им платежные ж, чтоб и на порубежных торгах с той цены, с каковые платил на кореню, не брать бы ничего ж.

    А егда кой товар сторгуют иноземцы во отъвоз за море ■или и не за море, да за рубеж, то (л. 222) въместо всяких поборов взять пошлина отъпускная с коробелных машт по прежнему городскому окладу: по десяти рублев з дерева, с пенки трепаной и со лну з берковца по три рубли, с смолы и с сала по четыре рубля, с юфоти з берковца по пяти руб­лев или по чему мочно положить, а с хлеба по рублю или по полтине з берковца ж. Такожде и на протчие товары, что ни будет разных материалов, по расмотрению наложить на4

    1    Выше объявленное — Стр., Козл.

    12 Опущ. в Акад. сп., восстан. по Стр. и Козл. сп.

    3    На городе — Стр., Козл.

    4    3 а — Стр., Козл.

    293


    всякия мелочные поборы особливая отпускная пошлина, кро­ме той, что при подъеме того товара на кореню платили с покупные цены. А с железа связного, кроме настоящия пош­лины, накладные не накладывать.

    И по чему с какова товара объложено будет накладные пошлины (л. 222 об.) имать, то надлежит всем купецким лю­дям объявить, чтобы они про ту накладную пошлину веда­ли и, торгуясь со иноземцами, прикладывали б ту наклад­ную пошлину к истинной своей цене, чтобы им в том пош­линном платеже изъяну не было. А буде кто продаст товар свой без приставки тое накладные пошлины, то та пошлина доправлена будет на продавце сполна.

    Такожде кои товары прежде сего иноземцы покупали в городех или токмо о цене с тамошними жителми смолвились и с тех товаров по уставу брать настоящая пошлина с рубля по гривне при отъпуске на кореню ж сполна.

    А с отъпуску за море и за протчие рубежи накладная (л. 223) пошлина имать со всех товаров сполна ж по окладу без уятия неизменно. А буде кто руской человек или и ино­земец каким вымыслом привезет из руских городов какой- нибудь товар без платежные выписи, то тот товар без всякия отговорки взять на него, великаго государя, безповоротно и продать охочим людям. А на нем за вину взять протоможье, толикое ж число, чего тот товар стоит или как о том уложе­но будет.

    А буде у кого от зарубежския продажи останетца какова товара и похочет он тот товар продать руским людям, то взять с того тавару токмо с перекупу, а накладные пошлины уже не брать. А буде, купив кто про1 себя, продаст иноземцам (л. 223 об.) в отпуск за рубеж, то неотложно взять наклад­ная пошлина по указу сполна сверх настоящия гривенные пошлины с продавца того, кой, купя про себя, продал за ру­беж.

    А буде кои и руские люди похотят какой-либо товар ве­сти за рубеж сами, то и с тех товаров такожде брать пошли­на накладная неизменно сполна2.

    А и питейной збор, по моему мнению, весьма неисправно

    1    Повторено: про — Акад.

    2    Неизменно с рубля — Отр.

    294


    деятца и оттого царскаго интереса [много]1 тратитца: пер­вое, что бурмистры живут в тех службах непрочные, но на киждой год переменные, другое, что убор питейных покоев плох и питья держут самые плохие, третие, что цена питью (л. 224) одному обретается разная. Вину имя одно, а ценою продают разною, в том городе тако, а в другом инако и кий- ждо город особливую цену имеет. Обаче и та цена непостоян­на, но на кийждо год изменяют, а иное и дважды в году из­менят и то стало быть непостоянство.

    Царь наш не купец, но самодержавны повелитель, как че­му повелит быть, тако и подобает тому быть неизменно и ни­мало ни направо, ни налево неподвижно. Яко бог всем светом владеет, тако и царь в своем владении2 имеет власть и по его царской власти надлежит всякой вещи быть постоянной и похвалной и чтоб [яко]3 меры везде равные, и цене подо­бает быть равной и никогда неизменной, како в хлебород­ном году, тако и в недородном (л. 224 об.). И какова цена вину в безхлебном месте, тако подобает продавать и в самом хлебном месте, ни питья не изменять, ни меры, ни цены не нарушивать, но иметь все невредно.

    А и бурмистры переменные весьма неправо, потому, аще коему бурмистру прилучитца и не впервые на кабаке быть, то он буде и ведает, что ему надобно, обаче исправитися пря­мо не может.

    А кой бурмистр въпервые сядет, то он везде потеряет, не знает, колико чего ему надобно припасти, и купит все в пере­дачу и где было найтить, а он тут потеряет.

    А аще бы бурмистры были вековые, то бы нигде он не потерял (л. 225) и лишку бы ни у какой покупки не пере­дал, но всякие припасы покупал во время дешевости. А мед кой год случится дешев, то мог бы он и на другой год или и на третей запасти. Такожде и посуду, какая к тому делу потребна, припас бы ее во удобное время и ни у каких бы припасов лишку не передал бы, знал бы он, что куды ему надобно.

    И для того 4 исправления надлежит в бурмистры выби­

    1    Опущ. в Акад. сп., восстан. по Стр. и Козл.

    В своей державе — Стр., Козл.

    ~ Опущ. в Акад., восстан. по Стр. и Козл

    4    И для такова — Стр., Козл.

    295


    рать людей не весьма богатых, но средние статьи, токмо ра­зумных и правдолюбивых и в делах проворных и кои бы были не пьяницы, и чтобы всем городом положили1 на них свидетельство, что они люди добрые и радетелные и прав­дивые и со управления такова дела их будет.

    (JI. 225 об.) И, выбрав таковых людей, учинить им жало­ванье городовое2 и, буде сверх3 настоящего збору неусып­ным своим радением приберут изълишнее, то за пас4 прибор дать ему сверх ево окладу со всякого приборного рубля по гривне. И те денги за излишней прибор [по гривне с рубля вычитать им из своих зборов, и тот свой прибор]5 имянно записывали бы в книгу и что кому выдет гривенных денег, записывали бы прямо. Такожде буде и целовалник кой у огьмерянного ему на год дачу питья6 сверх продажные це­ны принесет излишнее, и ис того лишняго числа давать им за их раденье половина. И те излишние примерные денги в настоящей книге записывать подлинно, и что из них дано целовалникам, тут же дод статью7 записывать неотъложно.

    (Л. 226) И бурмистрам настоящее свое жалованье, кому каково обложено будет, имать бы им по вся годы самим из своих зборов и записывать в росходную книгу имянно.

    А буде им за жалованьем своим ходить за судьями и за росходчиками по нынешнему, то уже правде быть нелзя, для излишных росходов будут лгать.

    И в таковом управлении велми питейные зборы будут споры, потому что ни у чего передачи не будет и истери из­лишнее никакой не будет же и ничего он непрочно делать не будет и что им в жалованье достатца8, возвратитца с лихвою. Я чаю, что из одного припену выберут свое жало­ванье, а настоящия питейныя (л. 226 об.) денги все будут целы и всякое дело будет у них споро и прочно.

    Паки и от сего интереса ц. в. гинет много, что помещики збору казны его и. в. не помогают, но еще и препятие чинят.

    1    Положить — Стр.

    2    Годовое — Стр., Козл.

    3    Доб.: и х — Стр.

    4    Так в Акад.; за тот — Стр., Козл.

    Опущ. в Акад., восстан. по Стр. и Козл сп.

    6Ему на продажу питья — Стр., Козл.

    7    Под статьею — Стр., Козл.

    8    Дастся — Стр., Козл.

    296


    И в коих пристойных местех по его и. в. указу поведено ка­баки построить и собирать бурмистрам и целовалникам пи­тейную прибыль и где уже построены были, помещики раз- зорили и зборы остановили. Василей Дмитривичь Корчмин, аще и добрый человек и великому государю верной слуга, обаче и он в сем велми похрешил, ибо в Волонецком погосте до его владения была питейная стойка построена и рублев по сту и болши на кийждой год (л. 227) на ней собиралась, а ныне приказной ево человек с питьем в ту стойку не пус­кает и в государеве погребе ставит свое питье и от того у великаго государя рублев по сту и болши пропадает. А иные помещики и такия есть, что и целовалников бьют и питье отънимают и посуду разбивают и по такому их озорничеству стали они быть государю своему противники, а не слуги. Чем было им государю своему радеть и в собрании казны чи­нить споможение1, а не остановку, то они бедные забыли, что самую истинную2 земля, коя и под ним самим, не ево, но великаго государя, а и сам он не свой, но его ж величества, а страха на себе ни малого не имеют. И такое препятие чинит­ца в мелких помещиках, а [о] 3 силных (л. 227 об.) лицах и спрашивать нечего. Те и ногою ступить на ту землю, коя под его времянным владением, с питьем государевым не пу­скают. И в болших своих вотчинах построены у них свои ка­баки и называют их кваснями и под именем квасни продают явно пиво, и вино4 продают потаенно.

    А питейная прибыль самый древний интерез ц. в-ва, а не помещичей. И аще всесовершенно у всех помещиков само- властво их отънять и во всех вотчинах по пристойным ме­стам построить кабаки, то прибыли питейные тысячь по сот- нице или и болши в год прибудет.

    А буде же по прежнему его и. в. указу (л. 228) вино дво­рянам курить запретить и клейменые кубы и котлы отъста- вить, то, чаю, что по двести или по триста 5 тысячь рублев на киждой год прибудет у питейной продажи.

    А буде кто самой сильной человек будет просить, чтобы их

    1    Вспоможение — Стр., Козл.

    2    Самою истинною — Стр., Козл.

    3    И — Акад., исправ. по Стр., Козл.

    4    А вино — Стр.

    5    Или и по триста — Стр, Козл.

    297


    квасни не розорять и торговать бы1 пивом им на себя, то повелеть годы на два-три посадить за питьем верных цело- валников или бурмистров, и что они соберут, то впредь моч­но из наддачи и им на отъкуп отдать и брать с них отъкуп- ные денги по договору с торгу, а чтобы по прежнему само- волством им своим владеть отнюдь не давать, понеже под всеми ими земля2 вековая царева, а помещикам дается ради пропитания на время. Того ради царю и воля в ней (л. 228 об.) болшая и вековая, а им меншая и временная и не токмо питейною продажею им самоволно владеть, но и землею без платы не можно им владеть. А буде кто похочет питьем вла­деть, тот да даст с питейные продажи откуп с волного торгу, понеже промыслы3 суть царскаго интереса, и того ради ни­кому въступатись в не не надлежит.

    А дворяня и мелкия статьи многия, накутш вина, в де­ревнях своих продают, а иные, и в городы привозя, продают и тем питейной збор велми повреждают. А естьли клейменье отъставлено будет, то и продажи у дворян винной не будет.

    А чаю, что не худо бы и таможенным бурмистрам4 жало- валных же учинить, то чаю, что и у них прибылнее зборы будут. И всякое (л. 229) попечение положить уже на них, да на магистратов и на земских бурмистров, и чтоб земские бур­мистры над всякими5 зборы надзирали и по окончании го­да они бы таможенных и питейных бурмистров и целовални- ков щитали и росходы бы их все сличали, чтобы тем веко­вым бурмистрам по нынешнему от приказных людей излиш- ные турбации не было.

    А целовалников земские бурмистры ко всяким зборам вы­бирали б погодно6. И буде кой целовалник радетелен явится и в деле своем проворен будет, то и целовалника того мочно жалованьем определить.

    И аще годы три-четыре в целовалниках радетельно послу­жит, то уже может он и бурмистерскую (л. 229 об.) службу служить.

    1    Доб.: по прежнему — Стр., Козл.

    2    Землями — Акад.

    3    Прибыли — Козл.; прибыль — Стр.

    4    Таможенных бурмистров — Стр., Козл.

    5    Над всеми — Стр.

    6    Опущ.: погодно — Козл.

    298


    И как что тем бурмистрам управлять надлежит, дать им пункты с полным расположением и о ведомостях определе­ние учинить им прямое, без чего быть не мочно, писать в ве­домостях надобно, колико в коем месяце собрано казны ка­кой и колико в расходе и колико налицо.

    А колико от месяца в месяц осталого питья и что тому оставшему1 питью истинная или продажная цена, то самая излишная турбация бурмистрам и прямому делу помеша- телство. И ныне и от недели в неделю пишут остатки и от того иного ничего нет, токмо питью в перемерах2 истрата и писцам лишняя плата, а все идет из государевы ж казны.

    (Л. 230) По моему мнению, в ведомостях надлежит писать месячные одни перечни камисарам3, чтоб им известно было, колико в коем определении казны собрано и колико в росхо- де и колико налицо. И таковыми ведомостями мочно управи- тися на трех строках, а не на трех листах.

    А камерирам надлежит те переченки, собрав, отсылать ведение4 в камор-коллегию и въместо ста ведомостей послать токмо одна ведомость на одном листу. И в таковых ведомо­стях яснее будет зретися, колико где собрано и колико в рос- ходе и колико налицо, толко5 три статьи нужно в ведомо­стях писать.

    И в нынешных ведомостях бурмистры паче збору пекутца о ведомостях, да и нелзя им не так (л. 230 об.) делать, по­тому что приказные люди с притужанием на них того спра­шивают, чтобы в ведомостях писали имянно, колико в неделе какова питья продано и колико какова в дру[гу]ю питья не­делю осталось и на сколко ценою. А егда месяц пройдет, то паки все водки сличают и в таковых ведомостях бурмистры же, оставя дело, да за ведомостями трудятца.

    Такие ведомости надлежит писать годовые, ради подлин­ного известия и ради щоту после года, а не по неделно. Надоб­но то писать, в чем ему, великому государю, прибыль бы была умножала [сь] же® и собранная казна даром бы не тратилась.

    1    Отсталому — Стр., Козл.

    2    В перемерянъе — Стр., Козл.

    3    Камерирам — Стр., Козл.

    4    В ведение — Козл.; опущ. в Стр.

    6 То только — Козл.

    6    Прибыль бы умножалась — Стр., Козл.

    299


    А буде кой бурмистр не против данный ему инструкции что учинит, (л. 231) то учинить ему штрафование великое и з наказанием и з запятнанием, как о том уложено будет.

    А буде ж учинит похищение государевы казны, то аще и не смерть, а по наказании положить ему на лице клеймо, еже быть ему при армии вечно в черной работе.

    А и земским бурмистрам нелзя быть без штрафа, дабы въпред таковых не выбирали.

    А кои люди в купечестве, тех бы богатыя к зборам1 в бурмистры отънюд не выбирали, но надлежит им торговать и с торгов своих пошлина платить.

    А буде у коих людей есть промыслы болшия2, а денгами недоволны, (л. 231 об.) и ради разширения того своего про­мысла востребуют денег взять ис прибыли, то, смотря по про­мыслу, давать сот по пяти, шти и по тысячи и болши, чтобы промыслы купецких людей расширялись и промышлиники б богателись.

    И о таких дачах послать во все городы указы, чтобы тор­говым людям, у коих заводы промышленные есть, земские бурмистры из ратуши3 своегородным людям на промысл да­вали бы денги, по промыслу их смотря, ста по два-три.

    А буде у коих людей заведены заводы болшие суконные или полотняные или бумажные или стеклянные или зележ- ные или и иные, подобный сим, то таковым, буде они люди добрые, а не замоты (л. 232) и промышленники прямыя усердные, то для разширения промыслов давать и по тыся­чи рублев и болши.

    И в тех дачах крепостей у крепостных дел не писали б, но записывали бы в закрепленную книгу, чтоб никакого из- лишняго расходу емлющим деигам4 не было, потому что он на денги даст на всякой год процент по определению устав­ленному. И в тех денгах иманец бы росписался и под его рукою 'подписался бы порутчик5.

    А буде дадут без расмотрения того иманьца и взятые

    1    А кои люди и богатыя в купечестве, тех бы зборам — Стр., Козл.

    2    Промысел большей — Козл.

    ’ Нз ратуш — Стр., Козл.

    4    Емлющим деньги — Стр., Козл.

    5    Подписались бы порутчики — Стр., Козл.

    300


    денги он изгубит, то гибель тех денег взыщется не токмо на порутчиках, но и на всем городе.

    И, мнитца, з болших промыслов болши шти рублев на год (л. 232 об.) не надлежит имать, потому что у болшаго промыслу множество людей питатися будут и то станет быть пополнение царственное.

    А буде кто похочет взять на перехватку для покупки то­вара на месяц иль на два или и на три, то надлежит имать со ста рублев и по рублю на месец.

    И тех прибылных денег никуды б не отсылать, что отсы­лать в то место S в коем году в котором городе колико тех денег собрано будет. И тех прибылных денег без подлиннаго указу, из камор-коллегии присланного, никуды не отпускать2, но токмо отдавать их на перехватку на малыя месяцы.

    И аще изволение ц. в-ва произыдет3, что бурмистрам (л. 233) быть жалованным, то надлежит выбирать их из средние статьи; богатому аще дать на год и пятьсот рублев, то он так не услужит, как молотчей и изо ста рублев.

    Богатой аще и у збору какова будет, то он болше попе­чение будет имать о своих собственных промыслах. А у кое­го болших промыслов нет, то он весь тут будет и о ином не будет много мыслить *, но такмо то5 и на уме будет, како бы ему управить врученное ему дело.

    снискания питейные прибыли мое мнение тако лежит, еже бы во всех порядках новостной6 учинить.

    Подрядчикам велеть вино ставить во все городы неизмен­но (л. 233 об.) самое доброе, чтобы из трех золотников выго­рал 7 целой золотник, а просто молвить, чтоб в отъвесе третья доля выгорала8, а две доли б в веске оставалось. А жечь одним запалом, из весовой чашки не выливая, и чтобы то вино было самое чистое, чтоб в хрусталном стакане® сосуде светлости не замутило и запаху б пригарного в нем не было.

    1    Опущ.: в то место: доб.: ведомости — Стр., Козл.

    2    Не отдавать — Стр., Козл.

    ’ Произойдет — Козл.

    4    И о ином немного будет мыслить — Стр.

    5    Доб.: у него— Стр., Козл.

    6    Новостно — Стр., Козл.

    7    Выгорел — Козл.

    в Выгорела — Козл.

    9    Опущ.: стакане — Стр., Козл.

    301


    А и винное ведро лутчи поправить и зделать ево прост­раннее, чтоб вина доброго входило в него тритцать фунтов. И егда подрядчики к отъдаче вино привезут и коя бочка по пробе будет годна, то прикинуть ее на вес и после порожжая бочка вывесить, и за вывескою явно будет, колико в коей бочке вина была ‘.Ив таковом порядке (л. 234) у отдачи не будет вину никакой росточки и принимать будет поспешно и неработно. Одним днем мочно бочек сто принять и отъдадчи- ку будет спорее, потому что ни чанов, ни ушатов, ни ков- щей2 мазать вином не станет и никакой росточки не будет.

    А и продажная вину цена положить бы не по подрядной цене смотря, но по самому изволению ц. в-ва. Древней обы­чай был вельми неправилен, что буде подрядчики дорогу це­ну вину поставят, то дороже и продавали, а буде подрядчи­ки возмут дешевле, то дешевле и продавали. И по такому ус­таву стали быть уставщики цене мужики, а не судьи, а по здравому разсуждению надлежит вину (л. 234 об.) цену устав- ливать3 царским указом, а не мужичьим уставом.

    И ради такова порядка во всех городех цена несогласная и тот устав, по моему мнению, был вельми противен ц. в-ва самовластию.

    Вину надлежит в продаже быть цене единоравной и не­изменной, чтоб она была во всех городех ровная4. И аще во всех городех цена вину будет едина и вино везде будет рав­ное, то и збор питейной вельми будет прибылен, потому что из города в город вина по прежнему возить не станут, но ку­ды приедет, тут и купить будет.

    А по самодержавной власти его и. в. надлежит во всех рос­сийских (л. 235) городех и в селех и в деревнях, кроме Си­бири, цена иметь продаже неизменная, какова в Санкт-Петер- бурхе, так5 и в Москве, так6 и во всех городех и урочищах. А буде у черкас цены поднять немочно, то надлежит укре­пить накрепко, чтобы там никто не токмо ись купецких лю­дей, но и дворянов7 и афицеры отънюд, купя у них вина и

    1    Было — Стр., Козл.

    2    Ковшей — Стр., Козл.

    3    Уставить — Козл.

    4    Равная — Стр., Козл.

    5    Такова — Козл.

    6    Опущ.: так — Козл.

    7    Дворяне б — Стр., Козл.

    302


    табаку, без указу в великороссийские города, ни в села, ни в деревни не провозили. И буде кто повезет вина болши вед­ра с собою, то тех штрафовать великим штрафом и с наказа­нием.

    А буде кой бурмистр или целовалник испортит продажное вино и учинит ево ниже уставленные пробы или и у подряд­чика ниже пробы примет, то оштрафовать ево великим штра­фом (л. 235 об.) и жестоким наказанием.

    И аще тако уставитца и нерушимо будет стоять, то никто никуды вина возить с собою не будет потому что везде бу­дет вино ровно2 и цена одна. И того ради и зборы питейные во всех городех велми угобзатца, а людям провозного росходу будет менше.

    А о продажной цене вину как воля его и. в. произыдет, тому никто неизвестен, а, мнитца, простого вина ведру цена мочно положить, еже бы в продаже быть ему по три рубли, а в розницу по четыре алтына фунт, и аще где подряд будет и по полтине ведро, а в продаже отнюд цены не збавливать.

    (JI. 236) А для совершенные верности в вине, чтобы воды не примешивать®, у самих бурмистров и у целовалников во всех городех и в селех и4 деревнях во всех стойках учинить маленкие весочки на железных цепочках, чтоб мочно было в них вина или вотки, один золотник отвеся, выжечь. Да у них же бы были янбурскаго дела грусталные фунтовые или полуфунтовые скляночки самые чистые, одна с пробою за камерирскую печатью, а другая такая же простая. И буде ко[е]му купцу повидитца вино или вотка плоха, то взять то спорное вино5 в порожную склянку и поставить их с тою запечатанную склянкую6 и к свету посмотреть, и буде с тою пробною склянкою7 будет съходна, то нет в ней примесу, а будет свет (л. 236 об.) с пробною склянкою не сходен, то при­месь есть.

    И буде тою пробою не верно купцу иль целовалнику явит-

    1    Не будут — Стр.

    2    Равно — Стр.

    3Не примешивали — Стр., Козл.

    4    Доб.: в — Козл.

    5    То влить то спорное питье — Стр., Козл.

    6    Запечатаною склянкою — Стр., Козл.

    7    Опущ.: и к свет у... склянкою — Стр.

    303


    да, то для совершенного вероятия в вышепомянутыя весочки влить того спорного питья весом против трех проб. И буде у вина выгорит одна проба, то нет примесу, а у водки буде выгорят1 две пробы, а от выхору2 останетца одна проба, то в водке той примесу нет же, а буде вес так не придет, то есть в нем порча.

    И то освидетелствованное вино иль водку, запечатав, отъ- нести к камериру и за тог примес чинить наказание жестокое, как о том уложено будет. И за таким порядком никоими делы ни в вино, ни в водку воды иль чего (л. 237) иного будет невозможно примесить.

    И аще тако устроено будет, то, я чаю, что тысячь ста по два-три и болши в год при нынешных сборах излишние при­были будет. И тая прибыль и в первом году означитца, а въдред, чаю я, что и гораздо болши будет, а люди трезвее бу­дут.

    Я не знаю, что многие суды3 стараются о том, что питье [было] дешевле4 и чтоб пили болше, а того не разсудят,что у трезвых людей во всех чинех и во всяких делах всякаго исправления болши, а у промышленных промысл гораздо бу­дет болше5. А [у] пьядых людей и у приказных все неспоро, а у мастеровых людей и спрашивать нечего, токмо от питья люди, а наипаче от заморскаго, в великое оскуднение прихо­дят (л. 237 об.) и царскому интересу препятие немалое от излишняго питья чинитца.

    А что зделали дворяня, еже бы им котлы клеймить и пошлины с них брать с четыреведернаго котла по рублю на год, и донесли его ц. в-ву, бутто от того приходу будет збору пополнение казне6 и тем они государя своего оболгали. Сие мочно и всякому разуметь, что тут будет прибыли болши, естьли им вина не курить и судов винокурных не было бы у них и следу.

    И тем клейменьем оныя дворяня вместо прибыли зделали ему, великому государю, убытку тысячь по десятку в год

    1    Выгорит — Стр.

    2    От выгару — Козл; от вы гору — Стр.

    3    Судьи — Стр., Козл.

    4    В год дешевле — Акад.: испр. по Стр., Козл.

    5    Промыслы гораздо будут болши — Стр., Козл.

    вВ казне — Стр., Козл.

    304


    и болши, а себе к свободному винному курению ворота отво­рили. Ибо кто из них заклеймит котел, даст с него в год рубль, а годом выкурит вина (л. 238) ведр ста три или четы­ре, и буде продаст, то возмет за него четыреста рублев и тою продажею великому государю учинит за тот данной сполна1 рубль убытку в питейной продаже рублев сто иль болши в год.

    И за тем клеймением свободно стало быть и не заклейме- ными котлами курить вино. В Устрицком стану дворян сотня место, чаю, есть, а слышел я от устрицкаго камисара, что в ведомстве его клейменых толко три котла, а вино все рядом курит по лесам да по долам, а иные и по домам за именем клейменых котлов курят, ничего не опасался. И от тоя сво- бодности питейные сборы весьма стали быть плохи.

    А естьли клейменье отъставить 2 и всякому воеводе пос­лать (л. 238 об.) из города подьячего с солдаты и росходчика

    з    денгами и велеть у всех дворян котлы и трубы обрать на государя и по настоящей цене за медь денги запла[ти]ть, а олово и свинец и всякую грязь на огне выжечь, чтоб велико­му государю в том изьяну напрасного не было.

    И веять у все[х] дворян сказки с подкреплением, чтобы им въпред посуды винокурной у себя отнюдь не иметь и, со­звав людей и крестьян, сказать им явно, что люди их и кре­стьяне все ведали. Еже3 аще после обору у кого явитца вино­курной куб или труба4, то та посуда взята будет на госуда­ря, да на нем же доправлено будет штрафу дватцать пять рублев или что уложено будет, а на дворовых ево людях, ко­лико в доме его ни есть за неизвет взято будет по 5 рублев на человеке (л. 239), а на крестьянине5 по два рубли с пол­тиною на каждом человеке.

    А буде коего дворянина дворовой человек или крестья­нин, увидя у помещика своего винокурную посуду или трубу винокурную, да, шед, уведомит®, то дано ему будет — дворо­

    1    С котла — Стр., Козл.

    2    Оставить — Стр.

    ! Еще — Акад., исправлено по Стр, Козл.

    4 Трубы — Козл.

    А на крестьянех — Стр.; на крестьяне — Козл.

    6    Известит — Стр., Козл.

    20 И- Посошков. Н. 4612.    305


    вому человеку пять рублев, а крестьянину полтретья рубля да от помещика свобода.

    А для нужду2 их дворянских надлежит им учинить указ, еже бы брать им вина ведра по два иль по три на год, смотря по пожиткам или по чинам по подрядной цене, а для утечки и усушки3 приложить на ведро к подрядной цене по гривне или по две или как о том уложено будет.

    Аще бо у дворян вина своего не будет, то и пить будут менше, и по городам и по корчмам развозить не станут (л. 239 об.) и приказным людям или мастеровым за работу [вином]4 давать не станут.

    Я не знаю, что в том благодати или что добра, что много пить или и5 до пьяна и людей поить. По моему мнению, ра­ди здравия телеснаго полно человеку чарки по три иль по четыре на день пить, то он будет бодр6 и здоров, а буде ради веселия, то мочно и еще толикое ж число приложить.

    А безмерное питье ничего добраго не приносит, но токмо приносит ума порушение, здравия повреждение, пожитков лишение и безвременную смерть.

    А аще кто непремолчно будет пить безвоздержно7, то и всего себя погубит. И того ради всячески надобно подщати- ся, како бы пиянства из народа поубавити.

    (JI. 240) И аще великаго государя изволение будет, что дворянам городовым брать вино с кабаков по подрядной цене, то надлежит зделать им оклад, по колико ведер коим чинам в год вина брать по подрядной цене и тот оклад, написав, разослать по городам, описав имянно, коего города в уезде кои дворяня живут. И в тех городех по тем окладным книгам вино бы им по вся годы отпускали по подрядной цене, и буде кто похочет сверх того указного числа, то уже брать ему по продажной цене.

    И ради раздачи дворянам вина учинить во всех городех

    1    А крестьянину 2 рубля 50 копеек — Козл.

    2    А для нужд — Стр., Козл.

    3Для усушки — Стр., Козл.

    4    Опущ. в Акад. сп., восстан. по Стр. и Козл. сп.

    Опущ.: и — Козл.

    •Будет добр — Стр.

    7    Опущ.: будет пить безвоздержно — Козл.

    306


    на болших кабаках бурмистрам особые записные книги и тое дачу записывать имянно с роешискою и со свидетелством других дворян. И те свидетели к той записке во свидетелстве руки б прикладывали (л. 240 об.) того ради, чтобы один че­ловек дважды не взял.

    И по окончании года в конце1 тоя книги написать всех и прозвания по чину азбучному, чтоб всякого дворянина сыс­кать мочно было без замедления, колико кой дворянин вина взял, и кто у него были свидетели.

    И те подлинные книги отъсылать в камор-коллегию. И буде явитца кой дворянин сверх указного числа вино излиш­нее, то взять на нем штрафу за всякое ведро излишнее по 25 рублев, а на свидетелях по 5 рублев на человеке или как о том уложено будет.

    А буде кой дворянин или и афицер, взяв указное вино и нелишнее, да кому продаст, то взять с него штраф надлежа­щей, а кто купил, и на том таков же штраф имать неот­менно.

    (JI. 241) А буде же кто, купя вино, да даст вышшему того дела камисару3, то взять штраф на продавце, а купивый от штрафа свобожден3 и вино за доношение отдать ему.

    А буде подрядчик винной и4 дворянин или купецкой че­ловек продаст кому вина, или и в почесть даст, хотя приказ­ным людям, и [ли] и в займы съсудит кого или примет у ко­го хлеб, да высидит ему вина, то за всякое ведро взять штра­фу на нем по 5 рублев5, да ему ж учинить наказание, как о том определено будет.

    А водки продавать самые нижные цены по шти рублев ведро, а фунт по две гривны, а средние по полуполтине фунте, а крепкие аптекарские водки, цефаликовая и алюпле- тиковая, коя строится в 20 проб, по полтине фунт, а с [са]- харною приправою россолис спирд (л. 241 об.) миллии алек-

    1    В конец — Козл.

    2    Да донесет вышшему того дела камандиру — Стр., Козл.

    3    Свободен — Стр., Козл.

    4    Опущ.: и — Стр., Козл.

    П о 25 рублев — Стр., Козл.

    ' Пуд — Козл.

    20*

    307


    сир ведериги и крепителна мастихийная1 по 20 алтын2 фунт, которые3 строятца в 16 проб.

    А малиновые меды и смороденные и прочие, кои строят­ца из ягод без вина, продавать ведро по 40 алтын, а фунт по

    копейки4.

    А меды вареные, чистые, кои подобны ренскому, прода­вать ведро по 30 алтын5, а фунт ио алтыну.

    А кои с вином строены такие жь ягодные меды, продавать ведро по 60 алтын, а фунт по два алтына.

    А ставленных белых медов продавать ведро по 20 алтын, а фунт по 2 копейки.

    А пива самого добраго и густова продавать ведро 20 ал­тын®, а фунт по грошу.

    (JI. 242) А росхожего пива ведро по 15 алтын, а фунт по

    де[нги].

    А явку пивную и медовую и бражную, мню я, что мочно ее всю отъставить для того, что брать ее потошливо7, а ва- рилщикам не без хреха, потому что сварит осмину8, кто чет­верть, а объявит толко одну осмину, а кто сварит осмину, а явит пол осьмины, и то, стала быть, неправда и грех. И вся­кой человек колико не явит, а сварит въдвое или вътрое, а явитца разве половина, а иные и не знаю, чтоб ему когда явитца9.

    А в явочной записке толко одним подрядчикам10 покорм- ка, а великому государю велми не велик доход.

    А естьли явка отставить, то все чины пива варить и ме­ды ставить будут безпечно, потому что вынимать (л. 242 об.) у них того питья никто не станет и, сварив, не станут торо- питца, чтоб скоряя выпить, но будут прочнее держать. И ра­ди своего здравия станут по малому числу пить и грех тот

    1    Минли алексир ветеригис и крепителна паст их и ft- на я — Стр.

    2    По 60 копеек — Козл.

    3    К о и — Козл.

    4    В Стр. и Козл. сп. настоящий абзац стоит после следующего.

    5    По 90 коп. — Козл.

    6По 20 алтын — Стр, Козл.

    7    Мотошливо — Стр., Козл.

    8    Опущ.: осмину — Стр., Козл.

    9    Чтоб явится ему куда — Козл.

    10   Одним подьячим — Стр>., Козл.

    308


    менитца1, что лгать будет уже не для чего и клятвы в непра­вде не будут чинить.

    А вместо тех поторжных явок и питейных пошлин нало­жить пошлина на хмель, на пуд хмеля по 4 рубли, а на фунт по гривне, то уже ни богатой, ни убогой, ни самой солдат2 не избудет того платежа: захочет пива, купит и хмеля.

    И за таким повелением3 всякаго звания человецы будут великому государю платежшики и домашняго своего варения даром не будут пить.

    И аще тако уставлено будет (л. 243), то вторичной4 при­быток при явочных пошлинах будет, потому что хотя кто четверик сварит, а платеж по варению своему положит.

    И во все городы послать его и. в. указы, чтобы в городех и в селех и в деревнях бурмистры таможенные и деловалняки указ его в. ведали, буде кто везет хмель, хотя и боярской, без выписи, то тот взять на государя безповоротно.

    А буде кто привезет хмель к записке, то записать ево в книгу, а имянно, чей он есть, и буде продажной, то осмотреть ево накрепко, нет ли в нем песку и инова какова примесу, по­таенного или худаго хмеля нет ли внутри и не сыр ли он. И буде есть (л. 243 об.) какая винность, то взять ево на велика­го государя безденежно.

    А буде пороку никакого в нем нет, то взять с него пошли­на торговая с цены по гривне с рубля да накладных по

    рубли с пуда. А буде не продажной, но везут5 его про оби­ход боярский, и с того хмеля взять токмо® одна Пошлина накладная по 4 рубли с пуда, а хмеля, добры он7 или плох, не досматривать, но каков он есть, таков и отъпустить. Ток­мо на вес привесить, колко ево будет, и, записав в книгу, дать ему для проезду выпись и в выписи написать имянно, что тот хмель непродажной, а накладная пошлина взята сполна. И буде кой хмель у них за обиходом будет и похотят ево про­

    1    Минетца — Стр.

    2    Ни самой санат — Стр., Козл

    3    Поведением — Стр., Козл.

    4    Сторичной — Стр., Козл

    5    В е з е т — Стр.

    6    Т о л к о — Стр.

    7    Добр ли он — Стр., Козл.

    309


    дать, то тогда1 взять (л. 244) с него одна торговая пошлина с настоящия цены по гривне с рубля, кроме накладных по­шлин.

    И колико у коего бурмистра тех накладных пошлин собе- ретца, записывать особь статьею.

    А которой порочной хмель взят будет на государя, и то взятье записывать в закрепленную книгу имяно и отъдавать те хмели на кабаки по настоящей цене без накладных пош­лин 2.

    Такожде и с меда продажного брать пошлина торговая с настоящия цены по гривне с рубля, да накладных пошлин по сороку алтын с пуда, а кто везет про себя или про бояр­ской обиход, а не на продажу, и с того меда брать пошлина3 по 40 алтын с пуда и записывать такожде в закрепленный книги (л. 244 об.), и та книга иметь от купецких особливая. И колико с хмеля и с меда непродажного накладных пошлин у коего бурмистра ни соберетца, писать особливо статьею, а что соберетца тех же накладных пошлин с купечества, и те писать особливою жь статьею, чтоб было известно, колико в год тех накладных пошлин с хмеля и с меда собираетца4. И весь тот збор десятинной и накладной управлять будут одни таможенные бурмистры.

    А буде кой господин не похочет накладных пошлин с хме­ля или с меда пла[ти]ть, то тот хмель и мед имать на госу­даря, а им из [з] борных денег тем же бурмистрам выдавать (л. 245) им денги по настоящей цене, по чему в записке у ку­печества, токмо вычитать из тех денег за торговую пошлину гривенную.

    А буде кто подрядитца под хмель или под мед, еже по­ставить ему про царской обиход на дворец или и на кабаки, то тем подрядчикам дворцовым брать указы из дворца, а ка­бацким от камериров.

    И где что они купят и таможним5 бурмистрам осмотреть тот хмель, не сорин ли он6 и нет ли в нем подмеси какой или

    1    Опущ.: тогда — Стр.

    2    Опущ.: А к о т о р ы й... без накладных пошлин — Стр.

    3    Доб.: одна накладная — Стр., Козл.

    4    Соберетца — Стр., Козл.

    5    Тамошним — Стр., Козл.

    6    Не сыр ли он — Стр., Козл.

    310


    стебелья и листу. И буде нет никакова пороку, то привесить ево и с покупной цены взять торговая пошлина гривенная, а накладной пошлины не брать и дать ему выпись. (JI. 245 об.) Такожде и мед осматривать, нет ли в нем худова подмесу или мерлины, и буде добр, то потому же взять с цены по гривне с рубля, а накладной пошлины не имат же и, привеся, отъ- пустить с выписью. А в выписях писать имянно, что оное куплено не на продажу, но на обиход дворцовой или кабац­кой.

    А буде кой хмель или мед явитца с подмесом, и тот хмель или мед имать на государя безповоротно, да на нем же до­править штрафу толикое ж число, чего тот товар стоит.

    А буде кой хмель или мед в таможне был и бурмистр вы­пись дал, а после де1 осмотрят лавошники или кто ни есть, что есть подмесь, то взять штраф на том, кто выпись (л. 246) давал, за то, что он продавцу тому помирволил.

    В России изначала при великих князех и при первом рос­сийском царе Иоанне Васильевиче были деланы денги из са­мого чистаго серебра, на кости плавленого, чему явное свиде­тельство тыи старые денги и ныне в мире обретающияся.

    А при царе Михайле Феодоровиче начали делать из яфи- мочного серебра, на кости не переплавливая.

    А ныне иноземцы приглашают, чтобы и в ефимочное сере­бро на дробные денги прилагать меди болшую часть.

    А я2, аще и самый мизирны человек, усмотря то начина­ние, не мог утерпеть, еже б не объявить о них, что в них по­року3 будет, в 718-м году написал доношение (л. 246 об.) его и. в-ву о тех новоначинающихся денгах и изъявил, что та- кия денги вельми к воровству способны и самое денежным ворам предводительство будет. И для подания приходил я к господину Алексею Васильевичу Макарову и за жестокими караулщики не мог получить, еже бы то доношение его мило­сти вручить. И поехал он к лекарственным водам и тако то доношение мое и осталоси4 у меня и я последи того време­ни отъдал курхеру Егору Оерхесовув, которой в доме его,

    1    Последи — Стр., Козл.

    2    И я — Стр., Козл.

    3    Проку — Стр.

    4    Осталось — Стр., Козл.

    5    Кургеру Егору Сергееву — Стр., Козл.

    311


    Алексия Васильевича, пребывает, и просил его, дабы по вре­мени вручил ему. И вручил ли он то мое доношение ему, Алексею Васильевичу, или нет, про то не вем. И того ради в сей главе царскаго интереса (л. 247) умыслил изъявити и предъявих о той самой царской прибыли, которая ни ис чего родитца, токмо от изволения царского.

    И о сем мнение мое тако лежит, еже бы о денежном деле тщание велие приложити, отъчего царская сокровища могут наполнитися и народ ползу не малу возприимет.

    И управлять1 его годствует твердым разумом, дабы поро­ку в них во веки не было и чтобы никто воровски зделать их не мог, и во установлении том ни малые б измены не чинить, но яко столпу быть неподвижну. И о сем не единым умом, но острыми и твердыми умы, а не ветренными, помыслити о них, како бы их устроити, дабы они прочны и непорочны и похвалны были.

    (JI. 247 об.) И по моему мнению, зритца, лутчи, еже бы се­ребряные денги привести серебром в древную чистоту или и паче, чтоб денежнаго серебра ни в каковых вещах лутче не было.

    Яко у нас в России вера содержитца христианская самая чистая, никакова примеса еретическаго неимущая, тако тре­бе и денгам российским быть самым чистым без всякаго при­меса и еже бы им от всех иностранных отъменным и от всех похвалным быть, яко в мастерстве, тако и в чистоте серебра.

    И аще великий нашь монарх, всероссийский император, изволит противо древних наших российских денег чистотою или чище2 делать, то паки в вечные (л. 248) роды будут они похвалны.

    Иноземцы в своих иноземских денгах сличают цену по по­ложению в них материалу, а не по власти королевской, они паче почитают серебро и медь.

    Мы же монарха своего почитаем яко бога и честь его опа­сно храним и волю его всеусердно исполняем. И того ради, иде же узрим имя его ц. в. назначено, то мы честно и опасно храним. И под именем его и. в. аще медь, то и медь подобает пологати самую чистую без всякаго примеса, буде же сереб­

    1    И управить — Стр.

    2    Или и чище — Стр, Козл.

    312


    ро, то и серебро самое ж чистое и безпорочное было б. Буде и золото, то золото бы уже оно и было самое чистое и честное, чтоб оно всех земель (л. 248 об.) превозвышело. Мое жела­ние к сему тако лежит, чтоб так в червонцы золото учре­дить, что выше салтанеи ево поставить, дабы на весь свет, не токмо при животе его, но и по смерти б монарха нашего имя славилося, то бы добро во всех землях паче салтанеи за них хватались, понеже червонцы не ради торгу или приоб­ретения богатства, но ради самые силные и прочные славы его в-ва.

    Видел я, российские червонцы состроены манером и ма­стерством самые чистые а существом уронены, ибо во иных золото плохо и в запарку нейдет, а надобно, чтоб и в сусал- ное золото годны были без прожиганья.

    А и серебряные денги аще и не надлежит (л. 249) их во иные земли отъпускать, обаче лутче их делать из самого ж чистаго серебра, чтоб они противо царе-ивановских денежек чистотою были или бы и лутче, дабы в роды родов имя его и меж поселяны славилося чистотою серебро2 в денгах.

    И таковые денги надлежит в торгах руских иметь, за ру­бежи щ3 отнюд их не отъпускать, за рубежи одни токмо червонцы отъпускать.

    Подобие и медные денги надлежит делать из чистые ж меди без примеру4 серебра и без закрасы времянной еже бы ей снова являтися яко серебряной, последи ш5, яко мед­ной, но надобно их устроить, яко какая из дела выдет, та­кова б и во веки веков была неизменна.

    (JI. 249 об.) И делать бы их не по и [но] земчески, по це­не меди, но по изволению его и. в. Мне мнитца, что медные денги мочно делать гривенники весом по золотнику, а ал- тынники по полузолотнику, а копейки по чедверти золот­ника.

    И аще кто речет ми: для чего в дробных копейках золот­ник меди пойдет по четыре копейки, а в алтынниках по шти копеек, а в гривенниках по десяти копеек?

    1    Честные — Стр., Козл.

    Серебра — Стр., Козл

    33а рубежи жь — Стр., Козл.

    4Без примесу — Стр.

    5    Последи ж — Козл.

    313


    Отъветствую: мы не иноземцы, не меди цену исчисляем, но имя царя своего величаем, того ради1, нам не медь до­рога, но дорого его царское имянование, того ради мы не вес в них числим, (л. 250) но исчисляем начертание на ней. Есть2 перваго выхода денежки весом по полтара золотника, то она еще весом и тяжела, обаче и за копейку никогда не пойдет, а на коей цате золотниковой начертание будет гри- венное, то она за гривну и ходить будет. И по сему разумей, еже у нас не вес имеет силу, но царская воля.

    У иноземцов короли власти таковыя не имеют, яко на­род, и того ради короли их не могут по своей воле что сот- ворити, но самовластны у них подданыя их, а паче купец­кие люди. И тии купцы по купечеству своему товар в ден- гах числят, а королевскую персону полагают на них въместо свидетеля, что та цата имеет в себе толико товару, (л. 250 об.) за что она идет.

    И по нашему простому разумению, то стало быть королю безчестье, а не честь, что не по имении3 его денги в себе си­лу имеют, но по купеческой цене.

    И тыи иноземцы хощут то учинить, чтоб и у нас в Руси денги были по цене в них положенно [го] товара, и того ра­ди приглашают в медные денги часть серебра, дабы стоила материалом своим того, за колико ей ходить.

    И мне ся мнит, тот их совет вельми нам непристоен, по­неже у нас самый властителный и вцелый4 монарх, а не ористократ, ниже димократ. И того ради мы не серебро по­читаем, ниже медь ценим, но нам честно ж силно (л. 251) имянование его и. в.

    У нас толь силно его пресветлаго в-ва слово, аще б по­велел на медной золотниковой цате положить рублевое на­чертание, то бы она за рубль и ходить в торгах стала во ве­ки веков неизменно.

    А в тех сумесных денгах первой главной и несносной нам, верным его и. в. рабом, порок, еже по цене в денгах то­вару снизить его ц. в. имянование.

    1    Опущ.: того ради — Стр., Козл.

    2    А есть — Козл.

    3    Имени — Стр.; и м я н и — Козл.

    4    Всецелый — Стр, Козл.

    314


    Другой в них будет, еже вложенное в них серебро ни за что погибает.

    Третей порок, что воровским денгам будет великое (л. 251 об.) предводительство, еже уже и явилось.

    В денгах так надобно ухитрить, чтобы они не токмо ц. в-ву, но и всему б народу полезны были и чтоб никто во­ровски зделать их не мог.

    Нам всем надобно вымышлять и старатися о том, како бы воровство и всякия неправды из народу истребити и пра­вда насадити и всякое поречение от российскаго народа отъ- лучити.

    И те вышепомянутыя денги с примесом серебра не успе­ли начатися, яжно1 и воровские появилися. И я, присмотря их, в том же году две копейки да алтынник воровской уви­дел и, взяв их к себе, доношение о них (л. 252) написал и по два дни ходил я к господину Алексею Васильевичу Ма­карову и получить не мог, еже бы то доношение вручить ему, понеже в то время поход был ц. в-ва в Заонежье к ле­карственным водам. И я, видя то, съехал в Новъгород и за тем то доношение и замотчалось.

    И аще те с примесом серебра денги не изменятца, то ве­сьма воровства много в народе будет, а естьли от воровства убежать и прибыли в денгах поискать, то мочно делать из самые чистые меди лехкие.

    И аще его и. в. изволение сицевое будет, еже б ради по­полнения казны и ради всенародные ползы делать из золот­ника меди по 4 копейки, то (л. 252 об.) из фунта будет их три рубли дватцать осмь алтын, а из пуда 153 рубли дват- цать алтын, а алтынников по два из золотника делать2, то из фунта будет их8 пять рублев дватцать пять алтын с ко­пейкою, а ис пуда выдет их 230 рублев четыре гривны; а гривенников по одному из золотника, то из фунта будет их девять рублев дватцать алтын, а ис пуда будет их 384 рубля.

    И по тому розвесу, аще пуд меди переделать в копейки, то прибыли у пуда будет сто сорок рублев, а алтынников

    1    Ажно — Стр., Козл.

    2    Будет — Козл.

    3    Делать их — Стр.

    315


    у пуда прибыли будет1 220 рублев, а у2 дуда же гривенни­ков прибыли будет 370 рублев (л. 253). И в год естьли меди передела[ть 10.000] 8 пуд и в том числе пять тысячь пуд4 переделать в копейки, то прибыли у них в год будет 700.000 Рублев.

    А в алтынники естьли переделать три тысячи пуд, то прибыли у них будет 660.000 пуд.

    А в гривенники естьли переделать две тысячи пуд, то будет у них прибыли 370.000 рублев.

    И всего у десяти тысячь пуд меди за всеми росходы бу­дет прибыли 1.840.000 рублев.

    И ради истребления воровства прежние медные денги надлежит все переделать в такие же денги, то сверх преж­ние прибыли будет и от них приплоду милиона три-четы- ре или болши. (JI. 253 об.) А естьли старых не переделать, то воровства из них не искоренить, понеже много в них яви- лося отъливных, и буде их не окончить, то и въпред отли­вать их будут, а сиих новых денег ни отлить, ни запечатать воровски будет невозможно.

    К сему же аще и серебреные5 все старые дробные копей­ки переплавить на костях насухо и переделать их в полтин- ные и рублевые монеты, то и у них прибыли будет не малое число.

    И мое мнение лежит не о одних токмо денгах, но и вся­кая вещь, коя носит на себе царя нашего имя, то надлежит ей быть самой чистой и честной.

    Того бо ради и о вине предъявих, еже бы держать и про­давать на кружалных дворех6 самое (л. 254) чистое и чест­ное вино, чтобы в домех мало такова обреталось.

    Такожде и прочия питья, кои под имянем царским, бы­ли б самые добрые, несравненно з домовыми питьями въкусом и чистотою. И светлицы бы питейные были светлые и уборные и ни малые гнусности в них бы не было, потому что все питейные продажи носят на себе имя царское. И по

    1    Опущ.:у пуда прибыли будет — Стр.

    2    А и с — Стр.

    3    В Акад. сп. оставлен пробел, восст. по Стр. и Козл. сп

    4    Опущ.: пуд — Стр.

    5    Аще и собранные — Козл.

    6    На кружечных дворах — Стр

    316


    такому1 имянованию надлежит быть [ему]2 честну, а не без- честну и людям упившимся было бы в них охранение, а грабления при них ни малого б не было, а у нас все сие про­тивно деятся. И при кабаках и зерньшиков отънюд не надоб­но, кроме караульщиков и охранителей. И посуда бы была добрая и чистая, а буде кой афицер или солдат, выпив питье, да сосуд (л. 254 об.) бросит о землю и розобьет, то таковых надлежит штрафовать с нескудным наказанием, чтоб такова дому питейному ругания и обиды не чинили.

    Так надобно кабаки устроить, буде кто, путем идучи днем или ночью, что до кабака дошел, то уже бы безпечен был 3.

    И аще и товар случится какой царской, то и товару тому надлежит быть лутче прочих товаров. А аще кой товар, лут­че простолюдимскаго4 не будет, то не надобно и нарицать ево царским, но такия товары купецким людям держать им5, а не царю.

    Царь судия и подобен он богу. Того бо ради и всякой ве­щи за имя царское от мирских нелзя быть неотменной, ибо и в суде у царя (л. 255), яко у бога, нет лица ни богату, ни убогу, ни силну, ни маломочну, всем суд един, и то стал быть суд божий. И аще денежное дело серебряных и мед­ных денег обновитца, к тому ж и таможенные зборы и пи­тейная продажа изменитца, то, я чаю, на самую малую цену ® миллиона по три и до четыре на год сверх нынешних настоящих зборов приходить будет.

    А аще вся вышепоказанная дела исправятца и утвердят- ца, то я крепко на божиею милость надежен, что его и. в-у на кийждой год милионов по пяти-шти и болши сверх нынеш­них зборов приходить будет. И аще его ц. в. изволение бу­дет, еже вся сия предложенная моя мнения в дело (л. 255 об.) произвести, елико предрекох о духовных делах и о воинских и о судейских и о купецких и о художных и о истреблении разбойников и удержании беглых людей и о земляных де­лех, о крестьянстве и о нетрудном умножении и собрании

    1    И по таковому — Стр.

    2    Повторено: быть — Акад.; доб.: ему — Стр., Козл.

    3    Беспечален был — Стр., Козл.

    4    Простолюдинского — Стр., Козл.

    5    Опущ.: им — Козл.

    6    Малую меру — Стр., Козл.

    317


    его ц. в. казны, то я, за божиею помощию, без сумнения могу рещи, еже вся наша великая Россиа обновитда как в духовности, тако и во гражданстве и не токмо одна царская сокровища наполнятца, но и вси жителие российсти обого- тятца1 и прославятца. А аще и военное дело возновитца, то не токмо единою славою прославится, но и страшны всем окрестным государствам будут. Аминь.

    И сия мнения моего изъявительная (л. 256) писания о истреблении всякия великия и малыя неправды и неисправ­ностей и о насаждении прямыя правды и правостей, елико ми бог помощи своея ниспослал, вся написах, не обинуяся. И предлагаю на разсуждение токмо единаго высокопарного белаго орла, явного правдалюбца, императора всероссийска- го, Петра Великаго, истиннаго самодержца и столпа незыб- лимаго. О сем же свидетель ми есть бог, еже аз не себя рада сия писах, но токмо ревность моя понудила мя на сие дело.

    И тако пламень любве к его ц. в. воспалися2 во мне, еже никая нужда пресещи не могла, ибо аще и не велика сия книжица, обаче едва (л. 256 об.) от многосуетий своих в три лета ю совершил. Аще и многократно преписовах ю, обаче ни от кого невидена бысть, всячески бо сокрывахся, дабы в народ не произнеслося сие мое предложение.

    И ныне всеусердно твоего милосердия прошу, дабы имя мое сокровенно от силных лиц было, паче же от нелюбящих правду, понеже писах, не слагая им. Паче же да будет воля божия и твоя превысокая царская воля во мне. Аминь.

    Яко аще кто восъхощет богу угодити, той не может ма­моне услужити.

    Ничим же разньствует, аще кто и царю верно потщится услужить, той всему миру (л. 257) имать ненавистен быти.

    Всенижайший и мизирниший рабичищь, правды же все- усердный желатель, Иван Посошков, утаенно от зрения люд- скаго трелетным трудом восписав, твоему царскому величе­ству предлагаю. Аминь.

    1724-го году, февраля 243.

    1    Обогатятся — Стр., Козл.

    2    Воспалился — Стр.

    3    Доб двумя другими почерками: Списана 1752 году, а для списания получена от господина советника Михаила Васильевича Ломоносова.

    318


    А>

    Q    u Ui IX  KIuji'ul J Ok[l

    Uui,6 T^d^b^gc.  ^елатае:

    и*8аД “хсосоишо!, "'&' TTiclСk.h.q oxui

    (UttafcCU. A^ciuilo, тшСлТ^сгичЬслА

    -Д^лА §c> сттхеаД, т^&оелХй' х^ио^Гг

    g>0A_Ule^CC^§^ -таЭлллЛ, C£du

    i 40 ^

    фш^л. <2.4-.,
    ° 1

    Z)

    Г/7 ^ A1 ca П ^2- jf.V'f CClUCCXMlX (T0/(JriC{Ci 0 I^JSCi ^Т#Г

    cntiuua ^Muyuшо 6b twfC6«b Лол±о~ HOcoeci.



    ■ЧЙ5

    ————^-™- 4 *^4     * ■ ■« y*—^   p ^ — —  Я-^  a-1

    ПРИМЕЧАНИЯ1

    Стр. 97. К титульному листу Академического списка

    Отчего с о б о — возможно является ошибкой писца, вместо: «о т- чесого бо гобзоватое богатство умножается».

    Название сочинения Посошкова в настоящем издании несколько от­личается от издания М. Погодина. В Академическом списке оно на- зьаяо «Книга о скудости и богатстве» вместо Погодинского (по списку Лаптева) «Книга о скудости и о богатстве». В черновике доношения Посошкова Петру I это сочинение называется «Книгой скудости и бо­гатства», в допросе подъячего Шишкина в Тайной канцелярии — «Книга скудости с богатством» или «Скудость с богатством». Следует отметить, что обозначение в Академическом списке рукописной книги «изданием» содержится также в допросе Шишкина, которого допрашивали: «имеет ли он у себя... книгу издания Ивана Посошкова, зовомую Скудость с бо­гатствам».

    За титульным листом в Академическом списке следует на отдель­ном листе оглавление, которое помещается в настоящем издании в конце книги.

    К главе I

    Стр. 111 — 113.

    Посошков рекомендует напечатать ряд книг в качестве руководства для духовенства: «Камень веры» Стефана Яворского (митрополита ря­занского, местоблюстителя патриаршего престола и затем первого прези дента синода) — сочинение, направленное против лютеранства; написано в 1718 г.; «Розыск о брынской вере» митрополита Дмитрия Ростовского,

    1    Проекты Посошкова, которые подробно рассматриваются во вступи­тельном очерке, оставлены во избежание повторения в большинстве случаев без особых примечаний

    21 И Посошков Н 4612

    321


    содержит критику старообрядчества, книга написана в 1709 г.; почти одновременно с ним Посошков писал «Зеркало очевидное», также посвя­щенное полемике с расколом (издано в краткой редакции в «Сочинениях Посошкова», часть 2-я, М. 1863; в полной редакции издано А. Царев- ским, вып. I—II, Казань 1898—1905 гг.). Под «книгои, названной Пра­щей» имеется в виду сочинение нижегородского митрополита Питирима «Пращица духовная к раскольникам, иже безстудне хулами наскакуют на святую церковь» (1717 г.). Посошков предлагает также напечатать свое сочинение «Завещание отеческое к сыну» (издано под ред. Е. При­лежаева, Спб. 1893). Упоминаемая среди церковных книг «Маргарит> является сборником поучений Иоанна Златоуста.

    Стр. 119—120.

    Посошков предлагал установить «десятину» — натуральный налог в пользу духовенства со всего населения в размере 11ю дохода. В каче­стве образца он указывает на «древних законников, иже от всего своего притяжания давали десятину». Он имеет в виду указание Библии о существовании в древности у евреев десятины в пользу левитов (Книга Чисел, гл. XVIII, 21—32, Книга бытия, гл. XIV, 20).

    В течение XVIII—XIX вв. неоднократно выдвигалась в России мысль

    об   уничтожении поборов с прихожан со стороны приходского духовен­ства за каждую совершенную «требу». В прибавлении к «Ду­ховному регламенту» говорится о намерении правительства уста­новить размер прихода по определенному числу дворов (церковные штаты), а также «определить, чтб всякий приходский человек должен в год причту своея церкви так, чтобы от подаяния тех всех причет тот мог иметь довольный трактамент». Однако последняя мысль не была осуществлена. Близкие к Посошкову взгляда высказаны были дворянскими публицистами Волынским и Татищевым,, последний предла­гал собирать для содержания духовенства по 3 коп. в год с души. Обра­щаясь к сыну, Татищев писал: «Награди его (попа) безбедным пропи­танием, деньгами, а не пашнею, для того, чтобы от него навозом не пах­ло». При этом у Татищева был определенный классовый расчет, что, по­лучая жалованье от помещиков, сельские попы будут направлять крестьян к покорности помещикам. По его словам, крестьяне, «не имея доброго пастыря, в непослушание приходят, а потом господ своих воз­ненавидят, подводя воров и разбойников, смертельно мучат и тиранят, а иных и до смерти убивают. Когда же есть ученый поп и доброго пове­дения человек, к тому же неимеющий крайней в деньгах нужды, то ко­нечно приведет крестьян в благоденственное и мирное житие и злодея­ний таких в тех местах мало бывает» (П. Знаменский, Приходское духовенство в России со времени реформ Петра, стр. 722, Казань 1873). Эти слова Татищева, как и замечания Посошкова, о близости сельского духовенства по своему хозяйственному положению к крестьянству («ни­чем не отменны от простых мужиков» и т. д.) особенно интересны, если сопоставить их с массовым участием сельского духовенства через пол­века вместе с крестьянством в восстании Пугачева.

    322


    К главе II

    Стр. 125 и 132.

    Жалованья ему на месяц учинено только тридцать алтын, а за вычетом дастца ему только десять алтын или менши.

    В воинском уставе 1716 г. были определены жалованье и нормы продовольственного снабжения всех воинских чинов для мирного и воен­ного времени. Пехотинец должен был получать деньгами 10 р. в год и

    порцион продовольствия, состоящий из 2 фунтов хлеба в день, мяса

    фунт, вина 2 чарки и пива 1 гарнец, кроме того полагалось на месяц

    фунта соли и круп М гарнца. Однако эти нормы оставались лишь на бумаге. «Новые командиры полков так же мато стеснялись злоупо­треблениями, как и прежние стрелецкие головы, реитарские и солдат­ские полковники... Полковники под влиянием прусских порядков полу­чили неограниченную власть не только в распоряжениях по хозяйствен­ной части, но и в военно-судном отношении. Вследствие такого порядка население страдало и от безнаказанных насилий начальствующих лиц и от грабительств голодных солдат. Артикулы и царские указы далеко не исполнялись, несмотря на тяжесть грозившего за то наказания. Чем более возрастала сила армии (в 1722—1725 гг. на довольствии считалось 319 525 чел., в том числе 210 500 чел. регулярных войск и 21 939 чел. во флоте), тем более требовалось на ее содержание и тем тяжелее оно ложилось на население» (П у з ы р е в с к и й, Развитие постоянных ре­гулярных армии, Спб. 1886, стр. 41).

    Стр. 127.

    П р о в и н ц и'а льды м п судами назывались судебные трибуналы низшей инстанции. В результате реформы 1719—1722 гг. высшей судеб­ной инстанцией был сенат, следующее место занимала юстиц-коллегия, которая вместе с тем руководила всеми судебными учреждениями. Третьей инстанцией являлись надворные суды в крупных цент­рах — в Петербурге, Москве, Ярославле, Нижнем, Казани, Воронеже, Курске, Смоленске, Тобольске и Енисейске. Судебными учреждениями четвертой инстанции были провинциальные суды, находившиеся в каждой провинции, на которые разделялись тогдашние губернии. Ве­дению провинциального суда подлежали гражданские и уголовные дела, но последние с некоторыми ограничениями, именно, провинциальным суд не мог выносить окончательного решения по преступлениям, за кото­рые назначалась каторга или смертная казнь. Такого рода приговор направлялся для утверждения в надворный суд.

    Относительно должности нотариуса, упоминаемого Посошковым, сле­дует заметить, что тогда нотариусом назывался судебный чиновник — помощник секретаря,, заменявший последнего в случае его отсутствия

    Стр. 129.

    Посошков кратко повторяет свои проекты, высказанные им еще в 1701 г. в «Донюшении о ратном поведении», где он также вовра&сал против одновременной ружейной стрельбы залпами и говорил об изобре тенных им «рогатках огнестрельных», на которых устроены «затинные пищали». Это изобретение было представлено им Петру I. См. «Сочине­ния Посошкова», М. 1842, СТр. 252—292.

    21*

    323


    К главе III

    Стр 138.

    ...привел в Преображенское слуга боярской де но­вого человека зато, что он сказал за собою слово государево и князь Федор Юрьевич спросил у него о слов е... и г. д.

    Посошш ^ рассказывает здесь о случае, когда деловой человек (холоп, посаженный на пашню) соглашался итти в солдатчину с целью избавить­ся от холопства. Но так как помещик воспротивился этому, то он ска­зал за собой «слово и дело», т. е. что он желает сообщить правительству о каком-то политическом преступлении. Действительно, указом 31 октября 1701 г. было разрешено поступать в солдаты (Преображенского полка) «изо всяких чинов людей, кто похочет писатся в его великого государя службу». Но уже указом 12 апреля 1702 г. запрещалось записывать в Преображенском крепостных крестьян, а только «из вольницы всяких чинов людей», в 1712 г. (13 октября) вновь указано было принимать только «из вольницы». Указом 7 мая 1722 г. снова с ограничениями было дозволено холопам записываться в солдаты с запрещением воз­вращать их прежним владельцам, но при этом приказано было не принимать пашенных крестьян.

    Кн. Федор Юрьевич — кн. Ф. Ю. Ромодановский, начальник Преображенского приказа, являвшегося тайной полицией и пыточным застенком, один из самых влиятельных деятелей эпохи Петра I. Во время отъезда Петра за границу или в армию Рюмодановский председательство­вал в совете, управлявшем государством, командовал Преображенским полком, командовал армией на военных маневрах 1694 г. (Кожуховскии поход) с шуточным титулом короля Пресбурского и генералиссимуса Фридриха, носил титул «князя-кесаря >.

    От р. 138.

    Село У с т р и к а — расположено у юго-восточного угла озера Коробо- жи при р. Уверц в 180 в. от Новгорода по направлению к Устюжне; ныне с. Устрика «в Устрицком сельсовете, Мошонского района, Ленин­градской области. В Устрицком погосте и в соседнем б. Кашинском уезде находились имение и водочный завод Посошкова (с. Закарасенье, в на* стоящее время входит в Устрицкий сельсовет).

    Стр 1)9

    Князь Дм. М и х. Голицын, в то время когда Посошков подал (1729 г.) ему просьбу о разрешении открыть винокурный завод, со стоял секатором и президентом камер-коллегии, недавшей сбором налогов и откупами.

    После смерти Петра I Д. М. Голицын состоял членом учрежденного в 1726 г. Верховного тайного совета. В 1730 г. организовал так назы ваемый заговор «верховников» и составил знаменитые «кондиции» при воцарении Анны Ивановны, которые должны были ограничить власть императрицы в пользу Верховного совета по образцу шведских аристо­кратических учреждении. После того как поддерживаемая 1вардейскими

    324


    полками Анна разорвала кондиции и Верховный тайный совет был упразднен, Д. Голицын оставался еще сенатором, но правительство Анны отомстило ему, обвиаив его в 1736 г. в незаконных действиях по делу о наследстве кн. Кантемира. Он был приговорен к смертной казни, за­мененной заключением в Шлиссельбургской крепости, где он и умер.

    Стр 140—149.

    Наиболее оригинальными чертами в рассуждениях Посошкова о суде являются мысль об «едином» суде для людей всех чинов, а также пред­ложение назначать в судьи лиц низших сословий; последнее рекомендо­вали и некоторые другие прожектеры того времени. Картина идеально­го производства, развертываемая Посошковым, содержит ряд конкрет­ных черт тогдашнего суда. В судебном процессе того времени историки отмечают огромную роль судьи, вмешивавшегося в ход дела на всех его стадиях и выполнявшего одновременно обязанности следователя, про­курора и вершителя процесса.

    Уже в XYII в. чрезвычайно разрастается бумажное делопроизводство и письменные доказательства приобретают особенную силу. Характерным для того времени является отсутствие четкого различия между состяза­тельным и обвинительным процессом. Уложение 1649 г. знает деление на «суд» и «сыск», но эти понятия не разделяются четко и не всегда соответствуют представлению о гражданских и уголовных делах Розыскной процесс применялся не только в уголовных делах, но вообще там, где были затронуты интересы государства и господствующего класса, например спор между частными лицами о поместьях и беглых крестьянах велся при помощи сыска. Суд не довольствовался в этих делах спором сторон, но самостоятельно производил дознание и при­менял пытку, с которой тесно связано было понятие «розыска». При Петре I состязательнре начало еще в большей мере сближается с об­винительным. Указ 1723 г. о форме суда возражает против «лишнего» судоговорения, и тяжущиеся становятся в положение, скорее напоми­нающее подсудимых.

    Стр. 141.

    Посошков почти дословно повторяет здесь мысли, высказанные им в сочинении «Завещание отеческое». В главе 6-й «Завещания» имеется раздел 3-й «О судействе», где приведены те же речи судьи к тяжущимся и даются те же советы судьям о необходимости частого пересмотра дел колодников, о заступничестве за «бессловесного» ответчика и наряду с этим также рекомендуется применение смертной казни в отношении бого« хульников, пыток для разбойников и т. п.

    (И. Т. Посошков, Завещание отеческое, под редакцией Е. Приле­жаева, СПБ. 1893, стр. 183—202).

    Стр. 145.

    А что в проклятых повалных обысках, то сам са­тана сидит.

    Повальный обыск имел в древности значение безусловного доказа­тельства как выражение общественного мнения местного мира. В XVII— XVIII вв. он сохранил ограниченное значение в качестве массового сви­детельства. По Уложению 1649 г. он применялся в делах о разбое, в спо-

    325


    pax владельцев о холопах, в делах о земляных межах и о поместьях (Уложение гл ХУД, статья 51; гл. XVIII, ст. 5; гл. XX, ст. 29, 95, 108, 109). Подробные предписания о производстве повального обыска содер­жатся в «новоуказанных статьях о татебных, разбойных и убийственных делах» 1669 г. (Полное собрание законюв, т. I, № 471, ст. 28), где указы­валось «сыскивать повальным обыском около тех мест по версте и по две и по три и по пяти и по десяти и по пятнадцати и по двадцати и боль­ше всячих чинов многими людьми без отводу, опричь духовного чину». За ложные показания взималась пеня, при расхождении показаний при­нималось во внимание мнение большинства. При этом предписывалось спрашивать «всякого человека порознь и обыскные речи велеть обыщи- ком писать при себе, а заочи обысков и обыскных людей имен в обыск йе писать и у тех обыскных людей обыскные речи имать за их руками».

    Отмеченные Посошковым случаи, когда «всех свидетелей пишут заоч­но», показывают, что соответствующее запрещение, содержащееся в но­воуказных статьях, не всегда проводилось в жизнь.

    Стр. 150.

    Смертная казнь за богохульство предписывалась Уложением 1649 г. В главе I Уложения «о богохульниках и о церковных мятежниках» указано было: «богохульника, обличив, казнить, зжечь».

    Стр. 152.

    И о сем судьям вельми надлежит п е щ и с я, чтобы в тюрьмах колодников не много было.

    Вскоре после окончания «Книги о скудости и богатстве», 4 июня 1724 г., был издан сенатский указ об ускорении решения дел содержа­щихся в тюрьмах преступников, в котором отмечалось,, что «в коллегиях и канцеляриях колодников содержится многое число. Того ради прави­тельствующий сенат приказали: в коллегии и канцелярии, губернии и провинции ныне накрепко подтвердить указами, чтоб колодникам, кои содержатся в смертных убийствах и в разбоях и в татьбах, надлежащее решение чинено было по Уложению и его и. в. указам без всякого про­должения, дабы колодников не умножалось и будучи в долговременном держании надежды им к побегам не было» (П. С. 3., т. VII, № 4530).

    Стр. 1 Сб.

    Должность фискалов, возникшая в 1711 г., являлась органом го­сударственного контроля и тайного надзора. Общее число фискалов было не меньше 500, во главе их стоял обер-фискал, в каждой провинции и в каждом городе имеюсь 1—2 фискала.

    Стр. 167.

    Посошков предлагает отказаться от казенного жалованья судьям, за­менив его определенным «побором» с истца и ответчика. В новых учреждениях, возникших при Петре I, в отличие от предшествовав­шего, московского, периода чиновники должны были получать опре­деленное казенное вознаграждение. Однако этот принцип с с&могб начата нарушался в связи с недостатком средств у казны. Неуплата жа­

    326


    лованья приводила к незаконным поборам с населения со стороны ад­министрации. После смерти Петра I правительство отказалось от прин­ципа казенного вознаграждения за гражданскую службу, и в 1726 г. вышел указ о выдаче жалованья лишь в некоторых учреждениях и толь­ко руководящему составу. Было приказано в юстиц-коллегии и вотчинной коллегии, в главном магистрате и в надворных судах платить жалованье только президентам и членам, «а приказным людям не давать, а доволь­ствоваться им от дел по прежнему обыкновению с челрбитчиков, кто что даст по своей воле». Впоследствии ото правило было распространено и: на провинциальные управления с указанием, что «и наперед сего жало­ванья им не бывало, а пропитание и без того жалованья имели».

    Мысль Посошкова о регламентации размера этого «пропитания» в зависимости от величины иска и характера дела, разумеется, не имелась в виду этими указами. Он предлагал ввести своего рода пошлину в точно установленном законом размере в пользу чиновников от каждого иска и решительно возражал против «гостинцев» и подарков со стороны просителей в пользу судей.

    Стр. 174.

    ...в Уложеньи напечатали, что третьяго указа до­жидаться.

    В Уложении 1649 г. (гл. XX, «О суде», ст. 117—120) предписывает­ся, если ответчик не явится на суд по «первой зазывной грамоте», то дать истцу «по него другая зазывная грамота», а в случае неуспеха — «по него дати третяя грамота». Только при неявке после третьего раза указано: «его в истцове иску тем обвинить, потому что он по трем го­сударевым грамотам, дав по себе поруку, ко ответу не стал, и велеть истцов иск, доправя на нем и на порутчиках его, отдати истцу».

    Стр. 177.

    Посошков говорит о дворянах Чоглоковых, которые «нигде на службе не бывали, а каким-то случаем добылись в судьи... А с нынешнаго московского смотру нивесь зачем судейство их позамялось». Здесь имеются в виду смотры служилых людей, периодически произво­дившиеся в целях пресечения уклонения дворян от военной службы и для проверки соответствия их занимаемой должности. Посошков говорит о смотре, производившемся в широких размерах в декабре 1721 г. и в марте 1722 гм, когда часть дворян вызывалась в Москву, другая—в Петер­бург. Каждый вызванный дворянин представлял «сказку» о своем слу­жебном стаже и семейном и имущественном положении, после чего се­наторы или сам Петр здесь же давали назначение и производили пере­мены в служебном положении каждого, «недорослей» отсылали в школы, взрослых на военную или гражданскую службу, старикам назначалась полная отставка и т. п.

    Стр. 179.

    На что нынешнего жесточае указу, иже сочинен о беглых крестьянах.

    В первой четверти ХУШ в. было издано множество распоряжений о возвращении беглых крепостных их прежним владельцам. Посошков вероятно имеет в виду указ 19 февраля 1721 г. которым предписыва­

    327


    лось за прием беглого крестьянина взимать с помещика «пожилые* деньги в сумме 20 руб., а с тех, кто примет после издания этого указа, по 100 руб. за каждый год, прожитый крестьянином в бегах. Помещик освобождался от уплаты «пожилых», если крестьяне были приняты без его ведома старостой или приказчиком (П. С. 3., № 3743).

    Это последнее правило возбудило негодование Посошкова, который видел в нем покровительство крупным владельцам, безнаказанно укры­вавшим беглых крестьян. В 1722 г. в новом указе было разъяснено, что освобождение от уплаты «пожилого» возможно только после тщатель­ного расследования относительно виновности владельца или приказчика (П. С. 3., № 3939, § 7). Собственный проект Посошкова в существенных чертах не отличается от указов того времени. Он предлагал установить годичный срок для общего возвращения прежним владельцам беглых крестьян помещиками, укрывавшими их у себя; по истечении годич­ного срока* с помещика, продолжавшего удерживать у себя чужого крестьянина, должен взиматься штраф в размере 100 р. за женщину и 200 р. за мужчину, который отличался от «пожилого» тем, что не за­висел от числа прожитых в бегах лет. Указы того времени также неод­нократно представляли владельцам определенный срок—И—1% года — для возвращения крестьян (П. С. 3., № 2092, 3939).

    Предложение Посошкова озаботиться возвращением крестьян, бежав­ших за границу, также не было новостью. В указе 8 марта 1723 г. говорится, что множество крестьян «с женами, с детьми и с пожит­ки бегут в Польшу и за другие границы». Решено было (подобно тому как рекомендовал Посошков) снестись с польским правительством, чтобы «перебежчикам отдачу учинили и впредь принимать запретили».

    Стр. 184.

    В старом Уложенье напечатано: Буде кто, по хот я кого изубытчить...

    Посошков подвергает критике статью 18, гл. X Уложения, в которой сказано: «А буде кто на ком учнет чего искать, поклепав напрасно, и с суда сыщется про то допряма, что он искал поклепного иску, хотя кого испродать напрасно: и на таких исцах за напрасную их продажю пра- вити ответчиком проести по гривне на день, с того числа, как судное дело зачнется да и по то число, как то судное дело вершится, чтобы им и иным таким въпредь не повадно было такими своими поклепными иски никого убытчить напрасно».

    Стр. 184.

    Паки егда кого обвинят в десяти тысячах, та указано стоять на правеже сто месяцев... и т. д.

    Посошков имеет в виду ст. 261 гл. X Уложения, согласно которой неоплатный должник действительно выстаивал на правеже из расчета по месяцу за каждые 100 р. долга.

    «Правеж» являлся принудительным взысканием долговых денег в пользу истца и состоял в том, что должника ежедневно выводили на площадь перед судом и били батогами по ногам в течение нескольких часов. Если и после правежа он отказывался от уплаты, то должник становился кабальным холопом истца (выдавался «головой до искупу»).

    328


    при этом каждый год работы мужчины погашал долг в размере 5 руб., а годовой труд женщины оценивался в 2 р. 50 к. Правеж был отменен указом 15 января 17is г.

    Стр. 185.

    А и нынешний указ о нищих учинен не весьма здраво, потому велено штрафовать тех, кои, мило­стыню подают.

    Запрещение подавать милостыню в целях борьбы с нищенством по­вторялось неоднократно и содержится в ряде указов, например в указе 25 февраля 1718 г.: «А буде которые люди станут таким нищим мило­стыню подавать, презрев сей его великого государя именный указ и их, присмотря, потому ж приводить в монастырский приказ и имать на них, штрафу, первой по 5, другой по 10 рублев и для присмотру вышеупомя­нутых бродящих неистовых монахов и нищих мужеска и женска полу и для подавцов милостыни определить из монастырского приказу, из мос­ковского гарнизона нарочных поимщиков из каких чинов пристойно».

    Посошков обвиняет в развитии нищенства самих помещиков; в этом отношении особенно интересны его слова,, выпущенные в издании М. Погодина (отсутствовали в Лаптевском списке) и восстановленные в настоящем издании: «Есть бо много таких помещиков, летом крестьян своих и людей держат у себя на работе, а зимою посылают в мир и ве­лят по улицам бродить и милостыню просить» и т. д.

    Он предлагает в целях борьбы с нищенством разрешить «хватать» нищих и отдавать их желающим «вовсе, чей бы он ни был», т. е. закреплять их в качестве крепостных за тем, кто привел их в приказ.

    Подобные же меры проводились правительством. Указом 6 апреля

    г. предписывалось нищих «ловить и приводить в полицеймейстер- скую канцелярию, а из оной молодых на урочные годы употреблять к казенным работам, а старых отсылать для определения в госпиталь в синод».

    О том же Посошков говорит ниже, в гл. У, где советует нищих «хватать» и, записав в приказе, «имать к тем делам... научить прясть,, а подрослых ткать, а иных белить и лощить». Таким образом в борьбе против нищенства и бродяжничества важную роль играло стремление обеспечить вновь учрежденные фабрики и заводы рабочей силой.

    Стр. 191

    «В старом У ложенье напечатан о...» В Уложении в гл. XXI «о разбойных и татиных делах» сказано, что за кражу (татьбу) в первый раз вор подлежал после пытки наказанию кнутом, отрезанию левого уха и тюремному заключению на два года, при этом предписывалось «ис тюрьмы выимая его, посылать в кандалах работать на всякия изделья», после чего он ссылался в «украинные города» (ст. 9). При вторичном при­воде вора наказывали пыткой, кнутом, отрезанием правого уха и тюрем­ным заключением на 4 года, после чего следовала также ссылка; третья и четвертая кражи карались смертью. Мошенничество приравнивалось по наказанию к краже в первый раз, разбой без убийства в первый раз наказывался подобно татьбе тюремным заключением на 3 года (гл. XXI, ст. И, 16).

    329


    К главе IV

    Стр. 195.

    Магистраты возникли в 1721—1722 гг. как органы управления посадского (городского) населения. Они заменили собою земские избы с выборными бурмистрами и с ратушей в центре (см. ниже примеч. к стр. 216), потерявшими свое значение после 1708 г. в результате губернской реформы. Посадское население получило новое деление, торгово-промышленная буржуазия составила две гильдии, мелкие ре­месленники объединялись в цехи; после них шли чернорабочие, или «подлые люди».

    Члены магистратов, президент, бурмистры и ратманы избирались только из среды первостатейных людей, главным образом первой гильдии, причем избирателями также являлись первостатейные люди. Магистраты закрепляли в городах господствующее положение за верхушкой буржуа­зии. Магистраты ведали полицию, суд по гражданским и отчасти уго­ловным делам, вели городское хозяйство и должны были заботиться о торговле и промышленности. Магистраты, несмотря на выборность, по существу являлись бюрократическими учреждениями^ назначение кото­рых состояло в осуществлении на местах предписаний центральной вла­сти и особенно в реализации сбора податей и налогов.

    Стр. 202.

    До 1700 г. имели хождение серебряные монеты: копейка, «деньга», равная Vi копейки, и полушка — У коп. Ото копеек, или 200 денег, со­ставляли счетную единицу — рубль. В первой четверти XYIII в. введены новые серебряные монеты— рубль, полтина, полуполтина, гривенник, пятачок и алтын, равный трем копейкам; в то же время была введена разменная медная монета — денежки и полушки. К концу царствования Петра I выпускаются кроме того медные копейки, алтыны и пятикопееч­ники. Ефимком называлась иноземная серебряная монета крупного достоинства, в среднем весом в 62/я золотника; название ее происходит от немецкого иохимсталлер; иностранные ефимки покупались казной для денежного передела. Золотая монета—червонцы, — распространявшаяся более широко лишь с Петра I, чеканилась в виде двухрублевиков. Ухудшение монеты с конца XVII в. выразилось в уменьшении веса и в понижении пробы серебряной монеты. Тогда как в 1690—1698 гг. из пуда чистого серебра делалось монет различного достоинства в среднем на 4б04/б руб., в 1718—1724 гг. из пуда серебра выходило монет на 790 руб. (И. Кауфман, Серебряный рубль в России, Спб. 1910, стр. 150).

    Рост цен, отмеченный Посошковым в отношении импортных товаров в 2—3 раза, имел место и по товарам отечественного происхождения. По данным о хлебных ценах, рубль 1701—1715 гг. равнялся по своей покупа­тельной силе 9 рублям конца XIX в., тогда как рубль второй половины XVII в. равнялся 17 руб. (В. Ключевский, Русский рубль, в сб. < Опыты и исследования», изд. 2-е, стр. 211).

    Стр. 203—204.

    Посошков предлагает запретить покупку ряда заграничных товаров, именно тех, которые уже вырабатывались в России или являлись пред­метом роскоши. Следует заметить, что тогдашнее правительство доволь­

    330


    но близко подошло к его мысли, проводя в таможенном тарифе 31 января 1724 г. высокие запретительного характера пошлины на ряд импортных товаров. При составлени этого тарифа были собраны све­дения о состоянии русской промышленности. При этом размер пош­лин должен был возвышаться, и следовательно доступ иностранным товарам затруднялся по мере роста собственной фабричной промыш­ленности. Высокая ставка для того или иного заграничного товара мотивировалась тем, что этот товар «в России делается» или «име­ется довольное число». Тариф устанавливал для большинства им­портных товаров пошлины в размере 37 3^, 25 или 12% коп. с рубля ефимками, т. е. в иностранной валюте. При этом курс ефимка при взи­мании пошлин с иностранцев принимался в 50 коп., тогда как с русских купцов пошлина взималась при отсутствии у них ефимков российскими деньгами из расчета по 125 коп. за ефимок. Таким образом курс ефимка для иностранцев был установлен значительно ниже существовавшей цены, и следовательно пошлина в действительности оказывалась в значительно более высоком проценте к стоимости товара^ именно указанный выше оклад пошлин по тарифу 1724 г. следует считать равным в действитель­ности 75%, 50% и 25% к стоимости товара. Высшая из этих ставок, но­сящая запретительный характер, распространялась на следующие товары, среди которых имеется и большинство изделий, намеченных к запреще­нию Посошковым: железо в прутьях, кричное, дощатое и листовое, гвозди, якоря, ружья, иглы; байка, бумазея, коломенка, полотно — скатертное и салфетное, скатерти, полотно парусное, ленты шелковые, парчи, пояса и колпаки шелковые, канифас, пуговицы кафтанные; селитра, скипидарное масло, купорос, канифоль, гарпиус, крахмал, пергамин, кожи сухие те­лячьи.

    Посошков предлагал запретить ввоз шелковых платков и иностранных вин. Однако ряд шелковых товаров согласно тарифу 1724 г. привозился беспошлинно, стекла большей частью также поступали беспошлинно. Тотчас же после издания тарифа указом 11 февраля 1724 г. стеснялся привоз французских вин, которые могли ввозиться лишь по договору с камер-коллегией, «а лишнего и на продажу не вывозить». Тогда же, 17 февраля, был запрещен привоз из-за границы краски бакан, которая уже производилась в России.

    Посошков говорит, что и «сукон солдатских, мнитца мне, у иноземцев покупать не надобно». Ту же мысль неоднократно выражал Петр в своих указах, предлагая заводить фабрики, чтобы «из-за моря в несколько лет вывоз сукна был прекращен». Однако эта цель не была достигнута, й привоз сукна не облагался высокой пошлиной, чтобы не затруднять снабжение армии.

    Товары отечественного производства были однако крайне плохого качества и притом стоили дороже иностранных. Это обстоятельство вместе с развитием контрабанды вызвало вскоре после смерти Петра недовольство запретительной торговой политикой, и в новом таможенном тарифе 1731 г. пошлины были значительно снижены (П. С. 3., т. 45, Книга тарифов; К. Лоды женский, История русского таможенного тарифа, Спб. 1886, гл. II. V и приложение).

    331


    Стр. 214.

    Предложение Посошкова завести «табачные заводы» не является ново­стью. Правительство пыталось добиться широкого внедрения в сельское хозяйство культуры табака и организации его заводской обработки. На этом пути некоторым препятствием являлась сперва монополия на про­дажу табака, предоставленная правительством одной английской компа­нии, а затем казенная монополия на продажу табака, но указом 7 апреля 1723 г. было велено «в продаже табака дать волю». Еще в 1705 г. ратуша заключила условие с двумя англичанами о выписке табачных мастеров* чтобы разводить лучшие сорта американского табака и обучить русских обработке табака, однако эта попытка окончилась неудачей вследствие запрещения мастерам со стороны английского правительства поступать на службу в России. В 1713 г. был издан указ, имевший в виду устрой­ство табачных плантаций и фабрик для выделки табака по голландскому методу. В последующие годы правительство выписывало семена англий­ского и голландского табака и подыскивало за границей мастеров. В Ах- тырке существовал казенный табачный завод, производство которого было- невелико и не приносило прибыли. В 1714 г. Ф. Салтыков в своих про­ектах предлагал «сеять и размножать» табак по иностранному образцу, надеясь, что впоследствии его можно будет продавать за границу. С таким же проектом*, привлекшим внимание Петра, выступил адми­рал Крюйс (1717 г.).

    Стр. 216.

    ... из царские бы зборные казны из ратуши давали им ис проценту на промысе л...

    Ратуша, учрежденная в 1699 г., была одновременно и центральным финансовым учреждением и органом самоуправления торгово-промышлен­ного класса. На бурмистров на местах и на ратушу в центре была возло­жена задача сбора таможенных пошлин, кабацких денег и т. п. С уч­реждением губерний в 1708—1709 гг. казенные сборы передаются в веде­ние новой губернской администрации. Потеряв значение органа централь­ного управления, ратуша продолжала существовать как местный орган до учреждения магистратов в 1720—1721 гг. (см. выше примечание к стр. 195).

    В другом месте (гл. IX, стр. 301) Посошков рекомендует выдавать заводчикам из казны ссуды для «расширения промыслов» из 6% годо­вых. Насколько этот процент был ниже обычного, можно видеть и» слов Фокеродта, что в 1728 г., когда частный кредит вздорожал, «проценты поднялись от 12 до 15 на сто». Тайная канцелярия довольно широко практиковала отдачу имеющихся у нее денежных сумм в рост также из 12%.

    Выдача ссуд фабрикантам «на промысел», как предлагал Посошков* довольно широко практиковалась правительством как при Петре, так и в последующее время. Об этом свидетельствуют например следующие дан­ные о суммах, выданных правительством владельцам фабрик и заводов:

    332


    Год

    Род

    фабрики

    Владельцы

    Размеры ссуды в руб.

    Срок

    уплаты

    1717

    Шелковая

    Гр. Ф. Апраксин с товари­

     

     

     

     

    щами, позднее М. Евреи-

     

     

     

     

    нов с товарищами

    46 672

    1720

    Суконная

    П. Докучаев с товарищами

    30 000

    3 года

    1720

    Суконная

    В. ГЦеголин с товарищами

    30 000

    3 „

    1722

    Кожевенная

    Исаев с товарищами

    5000

    5 лет

    1734

    Полотняная

    И. Затрапезнов с братьями

    20 000

    ю „

    1736

    Суконная

    А. Еремеев с товарищами

    10 000

    3 года

    (А. Лаппо -Данилевский, Русские промышленные и торговые компании в первой половине XVIII в., Спб. 1899, стр. 31).

    К главе V

    Стр. 216—210

    Относительно организации ремесленников в Московском государстве более полные данные имеются о московских серебрениках, корпоратив­ная организация которых имела сходство с западноевропейскими це­хами. Кроме того имеются сведения о юридической стороне ученичества в XVII в., которое продолжалось обычно 5 лет и оформлялось «учебной записью» (М. Довнар-Запольский, Организация московских ре­месленников в XVII в., Журнал министерства народного просвещения, 1910, кн. 9; С. Бахрушин, Ремесленные ученики в XVII в., Труды государственного исторического музея, вып. Ill, М. 1926).

    Мысль о введении цехового устройства по западноевропейскому образцу высказывалась еще в XVII в. Юрием Крижаничем, затем в на­чале XVIII в. Ф. Салтыковым и неизвестным автором «12 статей». Как раз в то время, когда Посошков писал в «Книге о скудости и богатстве» о необходимости введения цехового устройства по иноземному образцу, правительством были изданы указы о цеховом устройстве. Указы о цехах 27 апреля и 4 октября 1722 г. устанавливали обязательность записи в це­хи городских ремесленников. Цехи должны были избирать из среды мастеров альдерманов и следить за качеством продукции, для чего уста­навливалось обязательное клеймение товара и освидетельствование зна­ния ремесла у новых мастеров. Установлен был семилетний срок учени­чества с запрещением уходить от мастеров ранее срока.

    Указ 27 апреля 1722 г. предлагал: «В цехи писать ремесленных вся­ких художеств и гражданских жителей... и из оных настоящих мастеров, выбрать альдерманов, то есть старшин, которым всякому своего художества ремесленным людям иметь записные книги». Вновь поступающих в цехи предписывалось «свидетельствовать всем це­хом и по свидетельству, которые явятся достойны быть масте­рами, тем давать письма, что им быть мастерами и за ремесленными людьми смотреть... дабы всякой свое рукоделие делали добрыми мастеры. И что когда от каждого мастерства сделано будет, как на продажу в ряды, так и в домы всяких чинов людям, то на оное прежде класть тому ма­стеру, кто что делал свое пятно, а потом приносить для свидетельства

    ззз


    того мастерства к старшине, а старшине то сделанное, буде явится доб­рого мастерства пятнать своим пятном и, запятнав, в ряды продавать или что кому надлежит, велеть отдавать, а без того отнюдь никому про­давать и отдавать и в ряды покупать не дерзать; а ежели при свиде­тельстве явится что негодное, то старшине того цеха буде золотое, сере­бряное, медное, оловянное и железное, деревянное ломать; а ежели са­поги, башмаки и прочее сим подобное, то рубить,, а платье и прочее сим подобное пороть и велеть оное переделывать добрым мастерством вновь и потому ж свидетельствовать и дабы в рядах непятнанного никакого ма­стерства не имели, того накрепко смотреть рядовым старостам и ежели что явится и оное имать на Нас, дабы впреди без пятна в рядах поку­пать не дерзали. А с тех, кто без пятна дерзнет продавать, имать штрафа за первой раз против заработных вдвое, за второй раз вчетверо, а за третий, учиня наказание от того мастерства оставливать».

    «Помянутым всем мастерам как гражданским жителям, так и приш­лым мастеровым людям подмастерей и учеников держать у себя, сколь­ко кто хочет, токмо с свидетельствованными письмами, что они не бег­лые, которых как пришлых мастеровых людей, так и подмастерей и уче­ников с гражданы не числить и жить им в тех местах, сколько кто по­хочет (а ученикам ранее семи лет не отходить, а по семи летах давать свидетельствованные письма, и освидительствовать так, как в чужих краях). И для того те цехи как в Санкт-Петербурге, так и в Москве из наличных ремесленных людей, какие ныне на лицо обретаются, сочи­нить по прежнему указу, как наискорее и потом и в других городах чинить немедленно ж» (11. С. 3., № 3980; см. также о цехах при Петре

    А.   Гайсин о в и ч, Цехи в России XVIII в., «Известия Академии наук» за 1931 г., № 5).

    Стр. 223—226.

    Для характеристики состояния промышленности того времени моцут служить данные о числе фабрик и заводов, приведенные в сочинении обер-секретаря сената Ив. Кириллова «Цветущее состояние Всероссийско­го государства», составленном в 1727 г. (издано в 1831 г. М. Погодиным). Он показывает в итоге своей таблицы по городам и провинциям всего 233 промышленных предприятия (ч. II, стр. 133). Но данные эти довольно противоречивы, итог не сходится с слагаемыми, кроме того он вклю­чал наряду с крупными мануфактурами в отдельных случаях и мелкие, как например ручные горны в Белоозерской провинции, которые в дру­гих районах он не показывает; затем в его работе встречаются описки, повторения и т. п. Таким образом его цифры не являются ни вполне точными, ни исчерпывающими и могут быть приняты лишь в качестве приблизительных.

    Наиболее промышленными по данным Кириллова являлись провин­ции, расположенные в центре страны (Московская, Ярославская, Перея­славская, Владимирская и др.), на северо-западе (Петербург, Олонец, Белоозеро) и на Урале (Сибирская, Соликамская и Екатериненбургская провинции).

    Наряду с большим числом мелких предприятий имелись крупные мануфактуры. Так, на суконной мануфактуре Щеголина и компании

    334


    в Москве в 1725 г. было 1 116 рабочих, на полотняной мануфактуре Тамеса в Москве—761 рабочий при 404 станах. Крупными по тому времени предприятиями были металлургические и металлообрабатываю­щие предприятия. На Урале на Екатериненбургском казенном заводе в

    г., было две домны с выпуском в год 88 тысяч пудов чугуна, кроме того здесь были литейная и молотовая, выковывавшая 32 тыс. пуд. железа, затем имелись жестяная, стальная и проволочная мастер­ские. Всего на этом заводе было 318 рабочих, из которых 113 работали на производстве, остальные — на вспомогательных работах: жжении дре­весного угля и т. п. Одним из крупнейших предприятий того времени был Сестрорецкий оружейный завод с 629 рабочими. К концу эпохи Петра I имелось 15 суконных и шерстяных мануфактур, 15 полотняных, столько же шелкоткацких, 11 кожевенных, 5 бумажных мельниц (П. Любомиров. Очерки истории русской промышленности, 1930, стр. 26, 76, 106, 131).

    Фабрики первой четверти XVIII в. были типичными крепостными мануфактурами, основанными на применении ручной силы. Механизация была представлена главным образом в виде использования водяной силы (мельница). В большинстве случаев это были централизованные пред­приятия, хотя некоторые из них использовали и рабочих, работающих на дому.

    Основной рабочей силой были крепостные. Вольнонаемный труд так­же имел место, но заводчики постепенно закрепощали и вольных рабо­чих. Правительство приписывало к крупным заводам целые деревни. Тамес получил к своим полотняным заводам село Кохму Шуйского уезда с 641 двором. К пермским горным заводам было приписано 25 тыс. крестьян мужекого пола. В 1721 г. заводчикам было разрешено покупать деревни с крепостными.

    Стр. 227.

    Князь Борис Алексеевич — кн. Б. А. Голицын (1654— 1714 гг.), руководитель переворота 1689 г., низложившего Софью и пере­давшего власть Петру и Нарышкиным. Б. Голицын «сидел» в Казанском дворце, т. е. управлял всем Поволжьем, входил в состав совета, управ­лявшего государством во время поездки Петра I за границу в 1697— 1698 гг. Б. Куракин в своей «Гистории» говорил, что Б. Голицын «был человек, правда,!, ума великого, токмо погрешения многие имел: первое пил непрестанно и для того все дела неглижировал, второе великий мздоимец, так что весь Низ разорил. Однако ж за его заслуги великие его величество содержал его в своей милости по смерти и некоторые годы оставил ему в правление, почитай, сувереное, весь Низ».

    К главе VI

    Стр. 228.

    Меры, предлагаемые Посошковым, для борьбы с побегами крепост­ных и солдат, а также против разбойников в виде организации сельской выборной полиции и введения паспортной системы не были к тому времени уже полной новостью. Аналогичные мысли, не столь подробно

    335


    изложенные, развивали и другие прожекторы (И. Филиппов, С. Юрлов,

    В.   Пазухин), и правительственная полицейская деятельность разверты­валась в том же направлении. В. Пазухин еще в 1710 г. предлагал для сыска беглых людей выбирать сотских, пятидесятских и десятских. Этот проект послужил основой для соответствующего указа, вышедшего в том же году. То же самое предписывалось еще новоуказными стать­ями 1669 г. и указом 1697 г. (П. С. 3., № 441, 2271, 1501).

    Эта сельская полиция в то время избиралась обычно на год на осо­бых сходах, в которых принимали участие старосты от вотчин и воло­стей. Воеводская канцелярия приводила сотских к присяге и выдавала им инструкцию, они находились в подчинении земских комиссаров (см. ниже). Власть сотских простиралась приблизительно на сотню дворов (Посошков однако предлагает выбрать «не по дворовому числу, но по исчислении голов мужска пола»). Из жителей этой целой округи, вхо­дившей в сотни, избиралось девять десятских, подчиненных сотскому. Они исполняли обязанности низших полицейских служителей, должны были следить за появлением подозрительных лиц, конвоировать аресто­ванных и т. п.

    Мысль о паспортной системе также высказывалась современниками Посошкова, и Петр в 1713 г. сделал для памяти заметку: «чтоб без писем не переходить из города в город». Указом 30 октября 1719 г. пред­писывалось при переездах каждому иметь «от начальников своих пас­порт или пропускное письмо». О том, что эти указы слабо выполнялись, можно судить из того, что в «плакате» 26 июня 1724 г., которым опре­делялись взимание подушной подати и порядок расквартирования пол­ков по губерниям на «вечные квартиры», вновь и с большей подробно­стью говорится о паспортах. В целях главным образом борьбы с побе­гами крестьян от помещиков предписано было, чтобы крестьяне при переходах на работы в радиусе 30 верст брали от помещиков «письмен­ные отпуска». При уходе в другой уезд этого было недостаточно, и кре­стьянин должен был иметь «пропускное письмо» за подписью и печатью как полковника, командовавшего полком, разместившимся в данной местности, так и земского комиссара. Срок отпускного письма для кре­стьян не мог превышать 3 года.

    Стр. 235

    Село Держков о-В о л о к, о котором упоминает Посошков, рас­положено на берегу р. Меты в 15 в. от Боровичей; в настоящее время в Боровичском районе Ленинградской области имеется Волокский сель­совет с 20 деревнями.

    Стр. 236.

    Прошлого 719 года в Юсти ц-к оллеге указ о истреб­лении разбойников и с новою поправою сочинен.

    Посошков имеет в виду указ 19 марта 1719 г. (П. С. 3., № 3334), в котором перечислены указы 1655 и 1669 гг. по борьбе с разбоями, а так­же упомянута соответствующая гл. 21-я Уложения, и поэтому Посошков говорит, что в нем все древние указы собраны. Указом 1719 г. пред­писывалось местным властям ежемесячно подавать «сказки», что в их

    336


    районах нет воров и беглых крестьян и солдат, или в случае нахожде­ния таковых объявлять о них. За утайку воров и разбойников указ угрожал помещикам и старостам смертной казнью.

    То, что называют здесь разбойничеством, было одной из форм протеста против двойного гнета со стороны государства и поме­щиков; бежали в леса не только крестьяне, но и солдаты, в осо­бенности рекруты, поэтому естественно, что чисто полицейские меры по борьбе с разбоями не давали результатов. Например в Лих- венском уезде, в 8 верстах от московской дороги, была обнару­жена артель в 101 чел. «с ружьем, в драгунском мундире; по­строен у них двор, огорожен забором и на том дворе две избы... одна рубленная наружи, а другая земляная; а на том их воровском дворе имеется караул в день и в ночь у земляной избы, в которой он, Сирота (предводитель), живет, у дверей по два, да у ворот по три человека с фу­зей и шпаги, а ездят оные разбойники разбивать от помянутой москов­ской дороги в дальние места». Меншиков, петербургский губернатор, предупреждал сенат в 1711 г., что он не может справиться с разбойни­ками за недостатком войска. «В С.-Петербургской губернии около Яро­славля и Твери разбой зело умножается,—писал он в сенат, — хвалятся разбойники придти в Тверь ради разорения». В том же 1711 г. упра­витель Московской губернии, обещая приехать в Смоленск, оговаривался: «Аще мне большие разбойничьи артели путь не пресекут, которые ныне около Вязьмы и повсюду зело тяжка суть...»

    К главе VII

    Стр. 244.

    В целях борьбы с деревенскими пожарами правительство предписы­вало меры, близкие к проектам Посошкова. В указе 7 августа 1722 г. го­ворилось, что «ежели где село или деревня выгорит или кто вновь селить пожелает, то самим помещикам, а где помещиков нет, прикащи- кам их и старостам немедленно по опубликованному указу и рисунку развесть места и крестьян к тому принуждать, чтоб по указу строились; а до прежнего строения сплошь дворов отнюдь не допускали». Это распо­ряжение подтверждено было новым указом 3 апреля 1724 г*, который мотивировался тем, что крестьяне дворы строят попрежнему, «не остав­ляя между дворов огородов и коноплянников». Следует иметь в виду, что Посошков в «Книге о скудости и богатстве» лишь повторял то, что он ранее писал в другом сочинении «Завещании отеческом к сыну», оконченном около 1719 г. и к которому был приложен чертеж расположе­ния крестьянских дворов (Посошков, Завещание отеческое к сыну, стр. 272—275, изд. 2-е, Спб. 1893). Проект Посошкова более радикален, чем приведенный указ, так как он предлагает применить новый порядок не только при постройке после пожаров, но объявить всем помещикам, чтобы «хотя не вдруг, но помаленьку, а все бы дворы перестроили», а при новой переписи или межевании «одним разом все дворы пере­строить».

    22 И. Посошков. Н. 4612

    337


    Стр. 247.

    Посошков высказывает мысль о необходимости обязательного обуче- ния крестьянских детей грамоте, предлагая «приневоливать крестьян, чтобы они детей отдавали дьячкам в научение». Один из прожектеров того времени, подавший Петру записку из 12 статей, у которого имеется много общего с проектами Посошкова, также требовал «учения грамоте мужеского полу и женского изо всех чинов и земледельцев». Этот автор считал, что «у всякие церкви надобе школы и учители грамоте и пи­сать и рехметику учить и стеречи учеников, чтобы были добрые люди и смирять накрепко, чинно» (Н. Павлов-Сильванский, Проекты реформ, Спб. 1898, стр. 90).

    Стр. 248—249.

    Мысль об охране лесов и искусственном лесонасаждении, т. е. о ра­циональном лесном хозяйстве, высказанная Посошковым, близка к тогда­шней практике. Но соответствующее законодательство Петра I имело в виду интересы кораблестроения и не преследовало задачи народнохо­зяйственного значения, о которых говорит Посошков. Издавались указы

    об   охране корабельного леса, как указ 1701 г. «о разчистке лесов под пашню и сенные покосы за 30 верст от рек, удобных к сгонке леса» (П. С. 3., № 1845), запрещалось рубить заповедные леса толщиной выше шести вершков и т. п. С 1722 г. охрана лесов возложена была на особое лесное ведомство во главе с вальдмейстером, подчиненное адмиралтей­ству. Под руководством обер-вальдмейстера находились областные вальд- мейстеры и унтер-вальдмейстеры из служилых людей, которым подчи­нялись надзиратели. Охране подлежали леса только в тех местах, где имелся удобный сплав леса к верфям.

    Стр. 255

    А и во исчислении душевном не чаю ж проку быть..

    Посошков имеет в виду перепись населения и подушную подать, введенную указом 19 мая 1724 г. и «плакатом» 26 июня 1724 г., но под­готовительные работы к которой заняли ряд предшествующих лет — 1719—1724 гг., — когда производилась перепись всего населения (первая ревизия).

    Подушная подать предназначалась на содержание армии, которая должна была разместиться на «вечные квартиры» влутри страны с та­ким расчетом, что на каждую роту отводился отдельный сельский округ. Каждый полк должен был собирать подушную с населения отведенной ему территории. Деление суммы, потребной на содержание армии в це­лом (4 млн. руб.), на численность населения по первой ревизии (5,4 млн. крестьян мужского пола и 169,4 тыс. посадского населения) дало размер оклада в 74 коп. с души; с государственных крестьян взимался допол­нительный оброк—40 коп. с души. С посадского населения подушная подать была установлена в 1 р. 20 к.

    Подушная подать явилась новым орудием жестокой эксплоатации крестьянства. По словам одного из иностранцев (Манштейна), подушная подать была вдвое тяжелее прежнего обложения. Эта оценка повиди-

    338


    мому преуменьшена, так как государственный бюджет в 1680 г. состав­лял 1,4 млн. руб., а в 1724 г. он достиг 8,5 млн. руб. С учетом пони­жения стоимости денег в петровскую эпоху последняя сумма в старых неизменных рублях составляет 4,5 млн. руб. Это значит, что государ­ственный бюджет вырос к концу царствования Петра в три раза.

    К главе VIII

    Стр. 266.

    Необходимость общего межевания земель настойчиво диктовалась интересами дворянства и была осознана еще во второй половине XVII в. В 1680—1686 гг. правительством было сделано несколько попыток осу­ществить повсеместное, или валовое, межевание земель. Однако эти ра­боты останавливались в самом начале. Памятником этих начинаний являются писцовые наказы 2 августа 1681 г., 20 мая 1683 г., апрельский наказ 1684 г. и ряд других. Наказы имели в виду не только межева­ние, но и проверку прав помещиков, а также преследовали цели нало­гового обложения.

    Техника измерения земель была весьма примитивна, площади измерялись лишь приблизительно, причем онп приводились к простей­шим геометрическим фигурам. Измерение земель производилось в деся­тинах и в четях. Посошков упоминает о «сороковой» десятине, размером 80 X 40 саж., т. е в 3 200 саж., но уже в XVII в. употреблялась десяти­на в 2 400 саж. (80 X 30). Десятина равнялась двум четям, или четвер­тям. Четь как мера площади соответствовала участку, на котором высе­валась четверть (как мера сыпучих тел) ржи; в четвертях измерялась пахотная земля. Измерение производилось «мерной» веревкой (у По­сошкова— «вервь»), вероятно употреблялись две веревки — одна в 80 саж., другая в 30 саж., при этом веревка снабжена была делениями (И. Герман, История межевого законодательства, стр. 189—190,М. 1893).

    Из современников Посошкова Федор Салтыков писал Петру в 1713 г. о необходимости произвести межевание по образцу Германии и Англии при помощи специалистов из учеников математической школы с приме­нением специальных инструментов — «по феодопиту или по компасу» (Салтыков, Пропозиции, под ред. Тиханова, изд. Общества любителей древней письменности, стр. 31). Посошков также настаивал на при­менении компаса с указанием градусов и на составлении чертежей па каждому участку.

    В 20-х годах XVIII в. были сделаны попытки межевания Ин- германландскои губернии, а также велись картографические работы при помощи специалистов-иностранцев с вычислением градусов по широтам и долготе. В 1731 г. (28 июня) подписан указ о рассылке по всей стране (кроме Астрахани и Сибири) валовых межевщиков. Однако это распоряжение не было приведено в исполнение. Следующая попытка была сделана в 1752 г. (указ 28 февраля). Выработанная в 1754 г. меже­вая инструкция включала в задачи межевания проверку законных прав собственников на землю. Закон впервые устанавливал геометрическое ме­жевание, основанное на съемке местности на план с помощью геодезиче­ских инструментов. Эта попытка межевания ограничилась на деле лишь

    22s

    339


    частью Московского уезда межевание, связанное с проверкой прав вла­дельцев и возвращением излишних, «примерных», земель государству, встретило сопротивление дворянства.

    В 1765—1766 гг. были изданы манифест и «генеральные правила»

    о    межевании, в которых правительство отказывалось от ревизии прав владельцев и ограничивалось лишь межеванием земельных дач. Гене­ральное межевание протекало на этот раз успешно: к концу XVIII в. оно было закончено в 23 губерниях и в течение первой половины XIX в. еще в 12 губерниях.

    Стр. 269.

    Земский комиссар — должностное лицо, управлявшее дистрик­том; согласно областной реформе 1719 г. каждая провинция делилась на дистрикты (по 1—1 У? тыс. дворов). Земские комиссары — низшее бю­рократическое звено петровской местной администрации. Им подчиня­лись непосредственно выборные сельские власти в лице сотских и ста­рост. Земские комиссары состояли большей частью из местных дворян и назначались на должность камер-коллегией или провинциальными властями с утверждением камер-коллегии. Обязанности их делились на функции полицейского порядка и по финансовому управлению. Основное назначение земского комиссара заключалось в сборе казенных повин­ностей и налогов как натуральных, так и денежных. Он занимался сбо­ром рекрут и работников для казенных работ, сбором хлеба, фуража для войск, подвод, точно так же как и денежными сборами. Кроме того в качестве полицейского чиновника он производил предварительное до­знание, вел «повальный обыск», следил за состоянием дорог и т. п. При земском комиссаре состояли два помощника — «подчиненные ко­миссары» — из местных землевладельцев и земская канцелярия с при­казными и низшими служителями. Земские комиссары непосредственно подчинялись камериру и затем уже воеводе или губернатору. С 1724 г. в свйзи с введением подушной подати земскшг комиссар был заменен новым комиссаром «от земли», избиравшимся на специальном съезде местным дворянством (М. Богословский, Областная реформа Петра Великого, М. 1902, стр. 141—163).

    К главе IX

    Стр. 278.

    Работа Посошкова на денежном дворе должна быть приурочена ко времени выхода указа И марта 1700 г. (П. С. 3., № 1776) о выпуске мед­ных денег — «еже делать круглые денги медные», как говорит Посош­ков, В 1704 г. в расходных книгах Оружейной палаты он назван «уставным денежного дела мастером» (Викторов, Описание записных книг и бумаг дворцовых приказов, кн. 2, стр. 480, М. 1883). Упоминае­мый Посошковым иноземец Ю. Фробус служил «мастером золотого дела» в Золотой палате. В расходных книгах Казенного приказа под 1697 г. значится о награждении его сукном и камкой за работу, выполненную в связи с похоронами царя Ивана Алексеевича («Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом», т. I, стр. 334, М. 1872).

    340


    Операция по выпуску медных денег 1700 г. связана была с стре­млением извлечь прибыль из монетной регалии путем ухудшения монеты. После неудачного опыта 1656—1663 гг., когда были вы­пущены медные монеты крупного достоинства, правительство решилось теперь только на чеканку мелкой медной монеты. Указ 11 марта 1700 г. объяснял это мероприятие тем, что «во многих низовых и иных городах за скудостью денежек на размену в мелких торгах пересекают серебря­ные копейки на две и на трое и торгуют ими вместо денежек на размен». Однако были выпущены не только наиболее мелкая медная монета, медные денежки, полушки и полуполушки, но и медные ко­пейки, что указывает на наличие при этом фискальных целей. Медные копейки до 1718 г. имели хождение наравне с серебряными, после чего серебряные копейки окончательно исчезают. Дальнейший процесс ухуд­шения денег виден из того, что в 1700—1701 гг. медная момента делалась из пуда на сумму в 12 р. 80 к., в 1702—1703 гг. —15 р. 40 к. с пуда и в 1714—1717 гг. — на 20 руб. с пуда меди. С 1701 г. впервые стали выпускаться крупные серебряные монеты в десять денег, серебряные алтыны, полуполтины и наконец рубли, которые были до того лишь счетной единицей.

    Стр. 282.

    Посошнои работой здесь • назван обязательный набор рабочих для строительства С.-Петербурга. В 1704 г. на работы в Петербург были со­браны 40 тыс. чел. В 1705 г. собирали по человеку с 9 дворов, в 1708 г.— по человеку с каждых 11 дворов с посадского и сельекого населения, кроме Украины, Прибалтийского края и Сибири, где взамен работни­ков был установлен новый налог. Первоначально работы производились в Петербурге в три смены по два месяца каждая, с 25 марта по 1 ок­тября. Затем были установлены две смены по 3 месяца каждая (по 20 тыс. чел. в смену), как и указывает Посошков. Эти рабочие массами гибли в изнурительных условиях работы на болотах Петербурга.

    «Посоха» — старинный термин для обозначения сбора населения на войну или на работы государственного значения; название происходит от «сохи» — земельной меры, основы обложения тяглового населения в XVI—XVII вв.

    Стр. 283.

    Курбатов Алексей Александрович — первый «прибыль­щик», крепостной Б. П. Шереметьева, в качестве дворецкого ездил с ним в 1697—1698 гг. за границу, откуда привез в Россию проект введения гербовой бумаги. Этот проект был немедленно осуществлен, и Курбатов был пожалован в дьяки Оружейной палаты. В 1705 г. он был назначен обер-ииспектором ратуши, а в 1711 г. — вице-губернатором Архангело­городской губ. Курбатов выступил также в роли политического прожек­тера, в 1721 г. он представил правительству «Пункты о кабинет-коллегиу­ме», содержащие проект центрального государственного учреждения, по­добного сенату. Интересны его проекты по народному образованию; он предлагал устройть школы и даже академии; в Архангельске он завел школу для солдатских и церковных детей. Строгий преследова­

    341


    тель хищений, он сам был обвинен в 1714 г. во взяточничесгве и при-
    своении казенных денег и признал себя виновным в растрате 10 тыс.
    руб.; умер в 1721 г.

    Стр. 284.

    Внутренние торговые пошлины с товарооборота существовали в Рос-
    се и до 1753 г., когда внутренние таможни были закрыты и взамен
    были повышены пошлины с внешней торговли.

    Многочисленные и разнообразные в древности пошлины с провоза
    и продажи товаров были упрощены в постановлении о взимании тамо-
    женных пошлин 1653 г. и в Новоторговом уставе 1667 г. (П. С. 3., № 107,
    408). Пошлины взимались с проданного товара, а также с денежных
    сумм, предназначенных купцом на закупку товаров. Согласно Новотор-
    говому уставу в своем городе при продаже товара купец не платил по-
    шлины, но, везя товар в другой город, он должен был объявить товар
    у себя в таможне, где он записывался в книгу, а купцу выдавался
    соответствующий документ, или «выпись». Приехав с товаром в гор_од
    купец предъявлял эту выпись в местной таможне, где наличный товар
    сверялся с выписью. При продаже товара взималось по 10 денег с рубля
    (т. е. 5 коп., или Ь%) от продажной цены товара. Торговец, приезжавший
    без товара, но с деньгами для их покупки, обязан был объявить эти
    деньги в таможне, где они записывались и облагались пошлиной в раз-
    мере 5 денег с рубля (2/4%). Приехав с закупленным товаром в какой-
    либо пункт, этот купец должен был доплачивать в местной таможне
    вновь 5 денег (2%%) с продажной цены, с тем чтобы вместе с первым
    платежом пошлина составляла 10 денег, или 5%. Слова Посошкова сви-
    детельствуют, что при последующей перепродаже товара размер обло-
    жения в итоге был значительно выше, составляя 15%. Он предлагал в
    интересах торговцев взимать пошлину «единожды по гривне с рубля»,
    т. е. в 10%.

    Стр. 285 и след.

    Государственные доходы составляли 6—6,5 млн. руб. в 1720—1723 гг.,
    а с введением подушной подати они поднялись до 8,5 млн. руб. В сле-
    дующей таблице приведены цифры росписи государственных доходов,
    по бюджету 1724 г.:

    I. Прямые налоги (подушный и ясак) ....

    II. Промысловые сборы, оброки и откупы го-
    суд. имуществ

    Косвенные налоги (таможенные, кабацкие
    и другие)         

    Регалии (монетная операция, соляной до-
    ход, почтовый доход) . •   

    Пошлины (гербовая бумага, с письма кре-
    постей и проч.)   

    Прочие сборы 

    руб. в

    % к итогу

    4 731 051

    55,5

    474 562

    5,6

    2 128 622

    24,9

    895 187

    10,5

    150 065

    1,8

    147 073

    1,7

    Всего . ... 8 526 560 100,0

    342


    (П. Милюков, Государственное хозяйство России в первой четвер­ти XYIII века и реформа Петра Великого, изд. 2-е, СПБ. 1903, стр 490—491).

    Стр. 2S5.

    Мелочный сбор, мелок он и есть.

    Посошков имеет в виду многочисленные, так называемые «канцеляр­ские» сборы. В 1703 г. были взяты в казну частные рыбные ловли, кото­рые отдавались затем из оброка, были переписаны затем «домашние ба­нт* и обложены налогом (с думных чинов и гостей по 3 р. в год, с остального дворянства и купечества по 1 р., с крестьян по 15 коп.), уста­новлен сбор с мельниц и постоялых дворов в размере У* дохода и т. п. Для взимания этих сборов были учреждены особые канцелярии — бан­ная, рыбная, мельничная, постоялая, медовая, конская, ясачная. В бюд­жете 1724 г. значатся 40 видов канцелярских сборов, в том числе и упо­минавшиеся Посошковым: с извозчиков с клейменья хомутов, с мостов и перевозов, конские пошлины, с ледокола и водопоя, с бань, с судов привальные и отвальные, с найма извозчиков 10-й деньги; с продажи скотины и конских кож, со свадеб, с неуказного платья и бород и т. п. В 1724 г. по окладу эта группа дохода должна была дать свыше 600 тыс. руб., собрано было вместе с доимкой из прошлых лет 420,6 тыс. руб.

    Стр. 287.

    Казенная продажа соли была введена с 1 января 1705 г. и доставляла казне в 1705—1709 гг. не менее 300 тыс. руб. валового дохода, в 1710 г.— 450 тыс. руб., в 1724 г. — 575,3 тыс. руб., а по другим данным 658,8 тыс. руб., чистая прибыль составляла в 1710—1711 гг. 198,9 тыс. руб. Казна брала себе не менее 12 коп. с пуда там, где цена соли не превышала 24 коп., а где соль продавалась дороже, казне шла половина. Прави­тельство стремилось повысить доход от соляной монополии и с этой целью пыталось отдать продажу соли на откуп. Ввиду безуспешности этой попытки указом 31 мая 1711 г. была понижена подрядная цена на

    деньги с нуда у крупнейших поставщиков, как Строгановы, и на

    деньгу у других. Эта мера столь значительно понижала доходы про­мышленников, в особенности мелких,, что соляные варницы запустели и колодцы с рассолом забрасывались и портились. Поступление соли резко уменьшилось, и в 1713 г. поступило в казну 2 877 197 пуд. соли против прежних 3 590 394 пуд.

    Курбатов указывл, что прежде, до монополии, соли было достаточно не только для внутреннего потребления, но она шла также на экспорт в Польшу. «А в нынешних годах, — писал он, — соли во многих городах и в Москве великое оскудение». В своем проекте Курбатов предлагал в интересах промышленников повысить подрядную цену соли на 1—■

    коп. с пуда, сохраняя продажную цену соли на прежнем уровне.

    Проект Посошкова о свободной торговле солью также имеет в виду интересы промышленников. Он предлагал взамен соляной монополии установить налог по гривне с пуда, но при этом, в отличие от Курба­това, торговцам предоставляется самим определять цену и свою прибыль.

    343


    Верховный тайный совет 26 мая 1727 г. пришел к подобному решению «об отдаче в вольную торговлю соляных промыслов и продажи», уста­новив взамен монополии пошлинный сбор. Однако, несмотря на вольную торговлю солью, цены стояли на высоком уровне, но доход казны упал при этом почти на 2/з. Это привело к восстановлению указом 10 августа 1731 г. казенной продажи соли.

    Стр. 294—295.

    Посошков предлагает, в согласии с принципами меркантилизма, уста­новить высокие пошлины на экспортируемое из России сырье, именно с дерева для корабельных мачт он предлагает ввести пошлину в ю*р., с пеньки и льна по 3 р. с берковца, со смолы и сала по 4 р., с юфти по 5 р. с берковца, с хлеба по 1—1% р. с берковца. Это были важ­нейшие статьи русского экспорта, и тариф 1724 г., напротив, устана­вливал весьма низкие пошлины на эти товары, именно пенька облага­лась лишь 20—27 коп. с берковца, лен чистый — 30—45 коп., получи- стый — 24 коп., сало лучшее — 42 коп. с берковца, смола по 25 коп. с бочки, юфть — по 12 коп. с пуда, рожь — 83 коп. и пшеница 1 р. 16 коп. с четверти; мачты в зависимости от размеров от 4%—37Я» коп. за де­рево до 16 дюймов, по 1 р. 50 к. — 5 р. 62/^ коп. за дерево в 17—24 дюй­ма и наиболее крупные — по 13 р. 12 коп., причем при вывозе из Архан­гельска эти пошлины за лес снижались (П. С. 3., т. 45, книга тарифов).

    О    проектах пошлины относительно импорта товаров см примечания выше к стр. 203.

    Структура экспорта и импорта того времени видна из следующих данных о внешней торговле через С.-Петербург и Архангельск в 1726 г.:

    Вывоз

    II р и в 0 3

    Пенька   494 362 пуд.

    Лен  59 424 >

    Сало     49145

    Железо   55149

    Юфть 172 009 >

    Льняные ткани . 10 319,3 тыс. арш. Парусина . . . 7 743 куска Шелк персидский 2 192 пуд.

    Напитки  141 203 руб.

    Сахар    11 339 >

    Кофе 494 пуд.

    Шелк 3 И >

    Красильн. вещества . 275 661 руб. Шелковые товары . 15 464 » Шерст. товары . . . 662 956 > Бумажные товары . 21 632 > Льняные    945 >

    Итого на сумму 2 688,8 тыс. руб.

    Итого на сумму . 1 585,5 тыс. руб.

    Кроме того в том же 1726 г. было вывезено из Риги товаров на

    550 тыс. руб. и привезено через Ригу на 540 тыс. руб. Общий итог по трем портам показывает вывоз в сумме 4 238 тыс. руб., а привоз на 2125,5 тыс. руб. (А. Семенов, Изучение исторических сведении внешней торговле и промышленности, ч. III, Спб. 1859, стр. 23—25).

    344


    Стр 297,

    Корчмин Василий Дмитриевич — стольник, обучавшийся за границей в 1697—1698 гг. инженерному делу; состоял сержантом Пре­ображенского полка и «денщиком» Петра I. В 1700 г. был послан в Нарву под предлогом закупки пушек, а в действительности для тайного осмотра крепости. Направляя его туда, Петр I писал о нем, что «детина* кажется, не глуп», и притом «учен». Он участвовал в осаде Нарвы, Но- тебурга и Ниеншанца, затем командовал батареей на Васильевском остро­ве. В 1706 г. выполнял оборонительные работы по линии между Смолен­ском и Брянском и укреплял Брянск. В 1708 г., решив укрепить Мо- скьу, Петр I писал, что для этого «послан будет Василий Корчмин и прочие с ним». В 1719 г. Корчмин исследовал pp. Волгу, Мету и Тверцу в целях проведения канала. В 1722 г. он участвовал в персидском по­ходе в качестве генерал-квартирмейстера. Корчмин был землевладельцем и заЕодчиком, в 1722 г. завел на Украине суконную мануфактуру; умер* в 1729 г.

    Стр. 299

    Камерир — высшее должностное лицо по финансовому ведомству в каждой «провинции». Он являлся товарищем воеводы и управлял «конторой камерирских дел». Согласно инструкции он являлся «ландбух- галтером» провинции и заведовал казенным имуществом, принимал де­нежную отчетность от подчиненных ему лиц финансового ведомства, вел запись и учет разверстки податей и недоимок. На его обязанности также лежали ревизия казначейства и провиантских магазинов, наблю­дение за подрядами и поставками для армии. Наиболее важные дела по сбору налогов и снабжению войска он исполнял совместно с воеводой.

    Стр. 301.

    «Снискание питейной прибыли» имело исключительно важ­ное значение для государственного бюджета.

    Питейные сборы составляли самую крупную статью дохода, с кото­рой могли конкурировать только таможенные сборы. В 1720 г. при бюд­жете по смете в 5 780,6 тыс. руб. «кабацкие» сборы должны были дать 682,7 тыс. руб. и кроме того 12,8 тыс. руб в качестве сбора с клейме­ния винокуренных кубов; в 1723 г. этот сбор вырастает до 1 521,4 тыс. руб.; и 13,7 тыс. руб. с клейменых к^бов при бюджете в 6 150,9 тыс. руб., в 1724 г. он составлял 954,7 тыс. руб.

    По Уложению продажа вина, пива и меда производилась только в казенных кабаках и строго запрещалось покупать его «мимо кабаков», так же как курить вино на продажу. Кабаки состояли или в казенном управлении, «на вере», и тогда продажа вина поручалась особым голо­вам, или целовальникам, или кабаки отдавались на откуп откупщикам (Уложение, гл. XXV, 1—10, 20; гл. XVIII, 23, 25, 27, 30; гл. IX, 6). В 1652 г. было строго предписано боярам и приказным людям не содержать каба­ков ни в вотчинах, ни в городах, также запрещена была продажа вина в монастырях и затем воспрещено было винокурение на монастырских землях

    345


    Вино заготовлялось или на казенных заводах или путем подряда. К подрядам допускались помещики и всяких чинов люди, представившие соответствующие поручные записи. Поставщикам вина разрешалось иметь собственные винокуренные заводы. Помещикам дозволялось курить вино для собственного употребления, но продажа ими вина преследовалась как корчемство.

    Система продажи вина неоднократно менялась. В 1705 г. (указом 12 июня) питейные оборы были отданы на откуп, но в некоторых местах кабаки остались «на вере». В 1716 г. предписано было произвести клей- менье винокуренных кубов и казанов частных владельцев, обозначить клеймом число ведер в каждом кубе и взимать сбор по полупотгине с ведра. Этот сбор и возбудил недовольство Посошкова как невыгодный для казны, так как помещики уклонялись от клейменья кубов. Ввиду слабого поступления этого сбора, а также в связи с недовольством вла­дельцев, которые должны были платить его, даже если кубы бездейст­вовали, в 1744 г. он был отменен и заменен сбором в з коп. с ведра выкуренного простого вина и 6 коп. с двойного вина. Впрочем в 1749 г. вновь было восстановлено клейменье кубов. Другая мысль Посошкова —

    об   установлении повсеместно одной цены на вино — оказалась вполне жизненной. В 1750 г. разнообразные, существовавшие до того цены были заменены «одною равною ценою» в 1 р. 88 к. с ведра, а в кружках и чар­ках на 10 коп. дороже. Однако в противоположность предложению По­сошкова запретить винокурение дворянству правительство с 1755 г. до­пускало к поставкам вина только помещиков и запретило винокурение купцам. Исключительное право помещиков на винокурение было под­тверждено уставом о винокурении 1765 г. («Сведения о питейных сбо­рах в России», ч. 1, Спб. 1S60).

    Стр. 311

    Макаров Алексей Васильевич — кабинет-секретарь Петра, «его перо», по выражению С. Соловьева. «Лицо очень скромное, невид­ное и неслышное, но расположения которого заискивают самые сильные люди... человек без голоса, без мнения, но человек могущественный по своему приближению к царю, и все вельможи — самые сильные — обра­щаются к Макарову с просьбами — обратить внимание на их дела, до­ложить о них царскому в-ву и напомнить, чтоб поскорее были реше­ны». Незадолго до смерти Петра Макарова обвиняли во взятках. После смерти царя он содействовал воцарению Екатерины I и объявлял от ее имени указы сенату и Верховному тайному совету. При Петре II за его малолетством «кабинет» был упразднен, и Макаров был назначен пре­зидентом камер-коллегии. В 1734 г. он был снова обвинен в злоупотреб­лениях в авязи с недостатками в отчетности и находился под арестом в течение нескольких лет.

    Стр. 318.

    Монетная операция 1718 г., против которой возражает Посошков, со­стояла в выпуске серебряных денег пониженной против прежние пробы (70-й пробы вместо 84-й пробы), в выпуске золотой монеты (75-й

    346


    пробы), а также мелкой низкопробной монеты, как это видно из указа 14 февраля 1718 г., в виде серебряных копеек и серебряных алтын 38-й пробы. «Но фактически с 1718 г. совсем прекращается выпуск сере­бряных копеек и алтынов. Чеканятся только медные алтыны и копейки, денежки, полушки и полуполушки. Серебряные монеты выпускаются лишь более крупного достоинства. Этим в 1718 г. прекращает свое су­ществование старинная русская денежная система, насколько она вы­ражалась в мелких серебряных монетах» (И. Кауфман).

    Порча серебряной монеты, производившаяся в первой четверти XVIII в., выражалась не только в понижении пробы, но и в изменении монет­ной стопы. Сначала, с 1690 по 1698 г., чеканилось из фунта серебра 84-й пробы монет на 10 р. 08 к., с 1699 по 1710 г. выпускалось уже из фунта серебра той же пробы монет на 14 р. 40 к., наконец с 1718 по 1724 г. выпускалось 14 р. 40 к. из фунта серебра 70-й пробы. Таким образом сперва в рубле было 8% золотника чистого серебра, потом уже только 55Д золотника чистого серебра и в последнем периоде только 4з1/зб золотника. Мелкая серебряная монета была заменена медной, при этом медные деньги также становятся более легкими: в 1700 г. из пуда меди делалось на 12 р. 80 к. денег, а в 1704—1717 гг. по 20 руб. с пуда. Серебряная монета времени Ивана Грозного, которую Посошков считал сделанной из чистого серебра, действительно была высокой, 92/6-й пробы.


    СЛОВАРЬ

    Австерия — гостиница, трактир, питейный дом.

    Ажно — даже, ведь, так что, напротив.

    Алтынник — скупец, скряга, взяточник.

    Алтынничать — вымогать, добывать деньгу.

    Бакан — красная краска.

    Батог или п а т о г — толстый прут, трость, палка, употреблявшиеся для телесного наказания.

    Ь е ж к и й — способный к быстрому бегу, к росту.

    Борошень — пожитки, скарб.

    Б у з у н — соль самосадка.

    Вага — стоимость, значение, важность.

    Варя — варево, похлебка, количество, которое варится за один раз В е с т н о — ведомо, известно.

    Весь — селение, деревня.

    Возгри — насморк, мокрота, сопли.

    Возгриветь — не утираться, запускать на себе грязь.

    В о л о т — великан, богатырь.

    Встань — мятеж, возмущение.

    Выметный — негодный, выкинутый.

    Гинуть — исчезнуть, разрушаться.

    Гобзовитый или гобзоватый — изобильный.

    Голубец — голубая краска.

    Дикий — необычный.

    Доспытация — диспут.

    Дробь — подробность.

    Дробный — подробный.

    Жадный — всякий, каждый, ни один; без жадные причина — без какого-либо основания.

    Забедно — досадно.

    а м о т — мот, кутила.

    Замотать — замедлить, замешкаться.

    348


    Заплата — плата, платеж.

    Зар очно — строго запрещено; то, на что наложен зарок, запрет. Затинная пищаль — крепостное (затынное) ружье.

    Зернь — игра в кости.

    Иверень — щеба, выруб дерева.

    Изделье — барщина, работа на помещика.

    Изневага — насилие, принуждение, стеснение.

    Изневажить — обеспокоить, потревожить.

    И н а м о — где-либо, в другом месте.

    Интерес — прибыль, выгода.

    И с т е р я — потеря, трата.

    Камка — шелковая ткань с узорами.

    Камордка — привозная из-за границы ткань.

    Кармазинное сукно — тонкое яркокрасного цвета сукно.

    Китайка — бумажная ткань, привозимая из Китая.

    Китайчатый — сделанный из китайки.

    Кортома — наем, арендная плата.

    Корчага — большой глиняный горшок.

    Кострика — жесткая кора льна и конопли.

    Кропкий — ломкий, хрупкий.

    Кружало — питейный дом.

    К р у т и к — кубовая краска, индиго.

    Лавра — кубовая краска высшего сорта.

    Ладогозить или лагозить — вздорить, спорить.

    Лестно — льстиво, притворно, хитро.

    Л и ч б а — счет, счисление.

    Л и ч и т ь — считать, лицевать, пятнать.

    Л у д а н — шелковая ткань вида камки.

    Маетность — дворянское имение; термин, употребляющийся на Украине.

    М а н а — приманка, соблазн.

    Мерлина, мерлый — мертвый, дохлый.

    М о г у т а — достаточность, денежные средства.

    Молодик — молодой месяц, молодая поросль, парень.

    Моркотно — противно, тошно.

    Мотошливо — суетливо, тревожно.

    Мотчать — медлить, мешкать.

    Наметной — добавочный.

    Негли — неужли, неужели, может быть, вероятно.

    Неключим, неключимый — потерянный человек, неспособный, горемычный.

    Нисходительный — снисходительный.

    Обаче — хотя, однако.

    О в о г д а — иногда, овогда-овогда — то-то.

    Огурство — лень, уход от дел.

    Отлынять, отлинять — уклоняться, отбывать от дела. Паростник — поросль, молодой лес на месте старого.

    Певчие книги — ноты.

    П е н я з и — деньги.

    П и л ь н о — пристально, зорко, усердно.

    349


    Повыток — доля, пай, участок.

    Поемный — заливаемый водой; доступный, понятный. Пожиточный — прибыльный,, приносящий богатство.

    Покори к а — пожива, барыш.

    Поноровка — потачка, поблажка.

    Порутчик — поручитель.

    Посяжка — притязание, требование, злоумышление Потолочить — беспокоить.

    Празелень — бледнозеленая краска.

    Нрезельный — великий, сильный.

    Прибор — излишек сбора сверх назначенного.

    Признака — знак, клеймо.

    Прикрый — дурной, трудный, недоступный.

    Приличие, прилика — улика, поличное.

    Прилпом — поверхностно, слегка.

    Пример — излишек, то что добавлено.

    П р и п е н — прибыль, припёк.

    Притужание — гнет, принуждение, взыскание.

    Причинный — виновный, виноватый.

    Провод, проводы — промедление^, обман.

    Проести — издержки.

    Просужий — смышленный, расторопный.

    Протори — убытки, издержки.

    Протаможье — пеня за провоз товара без пошлины мимо таможни. Протяжный — медленный, долгий.

    Пыха — спесь, гордость.

    Пятнать — клеймить.

    Пятно — клеймо.

    Распудить — разогнать, распугать.

    Расчинать — сделать почин, раскупорить тюк, связку товара. Ратовище — древко копья, бердыша или рогалгки.

    Розыскивать — вести следствие, допрашивать под пытками.

    С в о н у — снаружи.

    Сигклит, синклит — высшее духовное или светское правительство. Сносные животы — снесенное, украденное имущество.

    С п о л и т ь (дворы) — соединить несколько дворов в одно, выдать за один.

    Спорынья — успех, удача; выгода, прибыль.

    Спорый — успешный, быстрый.

    Средовекий — среднего возраста.

    С т о ф ы, штофы — шелковые ткани.

    Сумесный — смешанный.

    Трапореховатый — гнилой,, рассыпающийся.

    Трафчатый — узорчатый.

    Трип — ткань шерстяная на льняной основе, с ворсом.

    Трутиться — утомляться, натруждаться, портиться.

    Турбация — беспорядок, беспокойство, смущение.

    Турбовать — беспокоить.

    Угобзить — задобрить, одарить.

    Угобзиться — много уродить, размножиться.

    350


    Угревина — пробой, проточина.

    Уклад — металл, среднее между железом и сталью, употреблялся вза­мен стали в различных изделиях.

    Укол — тягло, пай, уплата сполна или вперед.

    У т и н — рубеж, грань.

    У тылый — тучный, жирный.

    У т ы т ь — потолстеть, разжиреть.

    У я т и е — сбавка, уменьшение, остановка.

    У я т ь — унять, остановить.

    Фузея — ружье, мушкет.

    Цата — подвеска у иконы, монета.

    Цельно — метко, по цели.

    Цельный — меткий, направленный в цель.

    Ч о т к а — игрушка из дерева; нитка бус.

    Шкода — потеря, убыток, вред.

    Шмонить — шляться, бить баклуши, отбывать от дела.

    Ябедник — наемный ходатай, адвокат.

    Ярен к а — сукно.

    Я р ь — зеленая краска.

    Ярыга, ярышка — работник, батрак; низший полицейский чин


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    Б. Б. Еафенгауз. И. Т. Посошков, его жизнь и социаль­но-экономические воззрения          5

    Археографическое введение        78

    И. Т. Посошков. Доношение Петру I         93

    И. Т. Посошков. Книга о скудости и богатстве ....   99

    Глава I. О духовности   106

    Глава II. О воинских делех  125

    Глава III. О правосудии 136

    Глава IV. О купечестве  192

    Глава Y. О художестве   216

    Глава YI. О разбойниках 228

    Глава VII. О крестьянстве   242

    Глава VIII. О земленых делех 260

    Глава IX. О царском интересе 276

    Примечания    321

    Словарь  348

    ИЛЛЮСТРАЦИИ:

    Снимок с протокола допроса в Тайной канцелярии с собствен­

    норучной подписью Посогикова (уменьшено)  31—34

    Автограф^И. Т. Посошкова. Черновик доношения Петру I о

    Книге о сьудости и богатстве (уменьшено) . •        91

    Титульный лист Академического списка Книги о скудости

    и богатстве (уменьшено)     97

    Еачало главы «О крестьянстве“ в Академическом списке

    (:уменьшено)       243

    Чертеж расположения крестьянских дворов        245

    6 Второй чертеж расположения крестьянских дворов (умень­шено)                274

    Последняя страница Академического списка Книги о скудо­

    сти и богатстве с припиской о М В. Ломоносове ....  319


    ВАЖНЕЙШИЕ ОПЕЧАТКИ

    Стр.

    Строка

    Напечатано

    93

    11 снизу

    подправе

    94

    17 сверху

    или больши

    99

    11 »

    Подобное

    106

    3 снизу

    Единогласного

    133

    1 сверху

    оставлены

    137

    9 »

    кто его и. в.

    202

    1 снизу

    болши 0

    249

    6 »

    вышел

    250

    13 сверху

    не брящет

    252

    4 »

    немыслии

    257

    И »

    только

    273

    14 снизу

    смаливати

    285

    13 »

    когда ненарушимый

    292

    14 сверху

    а буде ни купец, ни

    301

    324

    Посошков. Н, 4612.

    10

    снизу

    продавец не объ­явят, что у них торг

    что отсылать (1729 г)

    Следует

    поправе или и болши Подобие

    Единосогласного отставлены кто от его и. в. болши б вышед не обрящет неемыелим толико сваливати и никогда нена­рушимый а буде же приве­су иль примеру иль прочету явится бол- только отсылать (1719 г.)


    Книга оформлена, набрана, отпечатана и переплетена в типографии имени Воровского. *

    Художник Н. В. Ильин *

    Редактор Н. JI. Рубинштейн Техред В. С. Морозов

    Сдана в набор 15 III—зв г. Под­писана к печати Ю(ХП—36 г. Формат 72 ХЮбЧк Тираж 15 ООО Печ. л. 22. Чисъо зн. в Л. 35 840 Огиз 1512. Уполномоченный Главлита Б з 1102.

    *

    Цена книги 6 р. 25 к. Переплет 1 р. 75 к.