Юридические исследования - Книга о скудости и богатстве. И. Т. Посошков. Часть 2. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: Книга о скудости и богатстве. И. Т. Посошков. Часть 2.


    «Книга о скудости и богатстве» И. Т. Посошкова, законченная им в 1724 г., — один из интереснейших источников по истории России в первой четверти XVIII в.

    Необычна судьба этой книги, предназначавшейся автором для представления Петру I. Историки предполагают, что она явилась причиной ареста Посошкова и заключения его в Петропавловскую крепость, где он вскоре и умер. В течение XVIII в. она получила некоторое распространение в рукописи и привлекла внимание М. В. Ломоносова, благодаря которому был сделан список с нее для Академии наук. Н. Новиков упомянул о ней в изданном им в 1772 г. первом словаре русских писателей. Один из дошедших до нас рукописных списков «Книги о скудости и богатстве» принадлежал екатерининскому сенатору кн. А. С. Козловскому, отцу поэта Федора Козловского.


    Книга о скудости и богатстве

    *

    РЕДАКЦИЯ, ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ СТАТЬИ И ПРИМЕЧАНИЯ

    ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

    МОСКВА

    1937

    ТИПОГРАФИЯ И.И. ВОРОВСКОГО

     

    ГЛАВА 3

    О ПРАВОСУДИИ

    (JI. 47) Бог правда, правду он и любит. И аще кто воз- хощет богу угодити, то подобает ему во всяком деле правда творити. Наипаче1 всех чинов надлежит судьям правда хра- нити не токмо в одних делах, но и в словах лживо ничего не говорити, но что прилично к правде, то и говорить, а лжи­вых слов судья никогда б не говорил.

    Понеже судья судит имянем царским, а суд имянуется божий, того ради всячески судье подобает ни о чом таш> не старатися, яко о правде, дабы ни бога, ни царя не прог- невити.

    Буде судья суд поведет неправой, то от царя приимет времянную казнь2, а от бога вечную3 не токмо на теле, но, и на души казнь вечную понесет.

    (JI. 47 об.) А буде же судья поведет суд самой правди­вой и нелицеприятный по самой истинне яко на богатаго и славнаго, тако и на самаго убогаго и безславного, то от ца­ря будет ему честь и слава, а от бога милость и царство не­бесное.

    Судья бо аще будет делать неправду, то ни пост, ни мо­литва его не поможет ему, понеже уподобится лживому диа- волу.

    А буде же будет делать прямую правду, то подобен бу­дет богу, понеже бог самая правда. И аще судья не погре­шит в суде, то паче поста и молитвы поможет ему правосу­дие его, писано бо есть, яко правда избавляет от смерти.

    Судье ни о чем не подобает у бога просити, токмо о том, дабы бог ему открыл, како между людми (л. 48) божиими суд правдив судити, дабы от незнания4 своего правого не обвинити, а винного не оправити5.

    1    Доб.- б о — Стр., Козл.

    2    Смерть — Стр.

    3    Зачерк.: вечную — Стр.

    Недознания — Стр., Козл.

    ВА виновното не оправити — Стр.; а виноватого не оправдати — Козл.

    136


    Мой ум не достигает сего, како бы прямое правосудие устроити, но, елико ми бог дарует, готов, написав, предло­жит Токмо не без страха есть1 о сем, еже аз весьма мизи- рен и учению школьному неискусен, и како по надлежаще­му достоит писати, ни следа несть во мне, ибо самый прос­тец есм, но токмо возложився на его божию волю, дерзнух мнения свое изъявити простотным письмом.

    Первое же мнение свое предлагаю о судействе сицевое: егда кто его и. в. определен будет ко управлению судному, то подобает ему умолить презвитера, дабы господу богу все­нощное бдение отправил и литургию (л. 48 об.) и молебное пение богу отцу нашему небесному б возъпел. И в том мо­лении просил бы о откровении в делах у господа бога со сле­зами, еже бы бог подал ему познавати3 правость и винность во всяком деле. И во всем том правлении надлежит всего себя вручить богу и ежели бы3 он не допустил до какова либо искушения и чтоб от неправости какой не впасти бы в каковые напасти.

    А не худо бы и на всякой день, востав от ложа своего, тот новосочиненной богу отцу нашему небесному канон про- читовати с богомыслием, дабы дела его судные строились по воли его божией и не допустил бы бог до какова либо ис­кушения и избавил бы от всякаго лукаваго дела.

    И положить себе надлежит устав недвижимый такой, еже, вшед в канцелярию и седши на место, перьвее (л. 49) велел бы колодников, что их есть, поставить перед себя налицо п спросил бы всех порознь, кто в чем сидит, и у коего подь­ячего дело его, то справитца з делом. И буде дело до кого невеликое, то того ж часа и решить ево, а буде коего дела решить того часа невозможно, то велел бы того свободить на поруки или на росписку или4 за пристава и положил бы срок, когда коему явитца. А что ежедневно являтца, то са­мое безделье и излишня волокита, стал бы он на положен­ной срок. А в приказе бы кроме розыскных дел, отнюд бы никого не было. И до коего сроку кто будет свобожон, то

    1 Е с м — Стр., Козл.

    г Признавати — Козл.

    3И еже бы — Стр., Козл.

    4    Доб.: и — Стр., Козл.

    137


    судья бы написал в памятную свою книжку, чтобы того чи­сла решить ево, и тот срок судье вельми надлежит памято- вати, чтобы на себя пороку не навести

    (Л. 49 об.) И тако на всякой день судье годствует колод­ников пересматривать, чтобы не был кто напрасно посажон. Изъдревле много того было, что иного подъячей посадит без судеискаго ведома, а иного и пристав посадит, и без вины просидит много время. И аще кой судья сего смотрить не будет, то взыщется на нем вина в главной канторе, коя на управу неправым судьям учинена будет.

    А древняго у судей обыкновения такова не было, еже бы колодников самому судье пересматривати и дела их без докуки разсматривати, только одни подьячие перекликают и то того ради, что все ли целы, а не ради решения, и того ради много и безвинно сидят и помирают голодом.

    В прошлом 707 году при моем виденье привел в Преоб- раженское (л. 50) слуга боярской деловаго человека за то, что он сказал за собою слово государево. И князь Федор Юрьевич спросил у него о слове и он сказал: «Я де желая великому государю служить в салдатех, а помещик де зато велел меня сковать, я де того ради и сказал за собою слово государево». И князь Федор Юрьевич и отослал ево в сал- датство, а каторой человек ево привел, посажон был в осг* рог и сидел тот приводец недель с пятнадцать с Беликова поста до петрова дни, и то пришол их стряпчей, да вынул на росписку. А по правому разсуждению не довелось было и единаго дня ево2 держать, а и росписка было брать не для чего. Все сие затейки приказных людей, а людям бо- жиим таким задержанием и напрасными росписками чинят великой убыток, (л. 50 об.) до кого дела нет, не по что того роспискую вязать.

    Тако и по всем приказам чинят. В прошлом 719 году сы­щик Истленьев в Устрике у таможенного целовальника взял с работы дву человек плотников за то, что у них пошпор-

    1 В сп. Козл на полях другим почерком написано- смотреть

    же и того, дабы [?] по банковой, так и по соляной все купцы в переводе и в прияти денег удовольствованы были, дабы циркуляция в обоих местах могла быть.

    3    Опущ : ево — Козл.

    138


    тов не было, и отослал их в Новъгород. И в Новегороде судья Иван Мякинии кинул их в тюрьму и один товарищь, год пересидя, умер, а другой, два года сидел, да едва-едва на росписку свободил. И тако1 многое множество без разсмот- рения судейскаго людей божиих погибает.

    На что добрее2 и разумнее господина князь Дмитрея Ми­хайловича Голицына, а в прошлом 719 году подал я ему челобитную, чтоб мне завод построить винокурной и водку взять на подряд, и, не ведомо чево ради, велел меня (л. 51) за караул посадить. И я сидел целую неделю и стало мне скушно быть, что сижу долго и3 за что сижу не знаю. В самое заговенье госпожинское велел я уряднику доложить о себе и он, князь Дмитрей Михайлович, сказал: «Давно ль де он под караулом сидит?». И урядник ему сказал: «Уже де он4 целую неделю сидит». И тотъчас и велел меня вы­пустить. И я, кажетца, и не последней человек и он, князь Дмитрей Михайлович, меня знает, а просидел целую неделю ни за что, кольми же паче коего мизирнаго посадят, да и забудут. И тако многое множество безвинно сидят и поми­рают безвременно. А по мелким городам многие и дворяне приводят людей своих и крестьян и отдают под караул. И того ради как по приказам5, так (л. 51 об.) и по городам надобно иметь росписи, что есть колодников, и чтобы без записки ® в роспись никакова бы колодника ни в приказе, ни в тюрме не держали7. А буде в пересмотре явится кто в роспись не въписан, то кто его посадил без записки, над­лежит жестоко наказать, дабы впредь так не делали. А и старых колодников, буде по вся дни пересматривать судья за многоделием не управится, то хотя чрез два дни или чрез три, а буде же и тако не управится, то неотложно пересмат­ривать понедельно, а наипаче по понедельникам. И приказ­ных сидельцов в приказе и пересматривать, а тюремных си- дельцов, в тюрму приехав, и пересмотреть накрепко, нет ли

    1 И такое — Стр.

    ! На что ббдряя — Стр., Козл.

    3    А — Стр., Козл.

    Опущ.: он — Стр.; опущ.: де он — Козл

    е Опущ.: как по приказам-— Стр.

    “Без росписки — Стр.

    7    Не держать — Козл.

    139


    какова незаписнова (л. 52) колодника или нет ли уходца из записных. (Я истинно удивляюсь, что то у судей за нрав, что в тюрьму посадя, держат1 лет по пяти-шти и болыпи)2.

    А естьли бы судьи и воеводы новоприводных колодников ежедневно пересматривали, то бы сего уже не было и никому бы безвинно посадить и под караулом держать было некак.

    А и делам всем, по моему мнению, надлежит всякому судье учинить росписи же и ту роспись по вся дни про­читать и подьячих понуждать, чтоб от челобитчиков докуки не ждали, но то бы и помнили, чтоб дело не лежало без де­лания и готовили бы к слушанию.

    И егда кое дело к слушанию готово, (л. 52 об.) то судье с товарищи слушать, не дожидаясь от исца иль от ответчи­ка докуки о вершенье. Судье надобно помнить то, чтобы даром и единаго дня не пропустить, чтоб дела какова ис той росписи не вершить и, слушав, чинить решение немед­ленно, дабы людие божии во изълиших3 волокитах напра­сно не мучились.

    А и дела к слушанию4 готовить, по мнению моему, над­лежит сице. Которой подьячей из коего дела делал выписку, тот бы и подъписал под тою выпиской: «Я, имрак, выписку сию делал и истец по сему и по сему прав». А буде истец винен, а ответчик прав, то такожде имянно подписать, поче­му он прав и почему другой виноват.

    И судьям, то дело выслушав, (л. 53) высмотрить хоро­шенько правды и неправды, и ради лутшаго разумения зде- лать из дела выметка коротенькая и росписать имянно пра- вости и винности и, высмотря тое выметку, посмотрить подь­яческого оговору, кого он правит. И буде подъяческой оговор с судейским сходен, то и ладно так, а буде у подьячего оговор зделан разумнее и правильнее, то такова подьячего надобно поберегать, а буде дел пять-шесть иль десяток зделает и ого­воры его правильны, то надлежит ево и честью повысить.

    А буде же подьячей зделал вопреки правде, то учинить ему наказание неоскудное, а буде же делал токой приговор

    1 Да держат — Козл.

    В Козл. сп. скобки раскрыты.

    Во излишних — Стр., Козл.

    4    А и дела слушать — Стр.

    140


    по пристрастию, то люте1 наказать и жалованья убавить. А буде же в другой ряд такожде (л. 53 об.) неправо подпи­шет, то уже и казни подпадет.

    И егда кто богатой или и самой убогой челобитную о оби­де своей или и в каковом ни есть случае подаст, то, по мо­ему мнению пристойному2, надлежит ее судье принять и за­метить число подачи, а к записке ее в протокол не отдавать, и самому судье вычести ее со вниманием, чтоб чтеное па­мятовать. И, высмотря челобитную в тонкость, взять того челобитчика в особое место и спросил3 его сице: «Друже! По­дал ты челобитную о обиде своей, право ль ты на него бьеш челом?» И аще он речет: «самою правдою», то надлежит ему молвить: «Господа ради, сам ея осмотри, чтобы тебе не впа- сти в напасть и в великой убыток, паче же убытку в грех не впади, чтобы тебе во второе (л. 54) христово пришествие праведным его судом осуждену не быть», и4 сказать: «Мы судим овогда право, овогда же и неправо, понеже мы не сердцевидцы5, а тамо не наш гнилой суд будет, но самый чистый и здравы и всякая лож и правда будет явна, и не токмо большие дела, но и самая малая крупина будет обна­жена, понеже сам сердцевидец6 бог имать судити».

    Святый апостол Павел глаголет, яко страшно есть впа- сти в руце бога жива (Ко ев[реям], глава 10, стих 31)т. И сего ради ты, друже мой, сам в себе помысли, дабы тебе не впасти в божей суд. Вельми надобно божия суда страшитися, понеже бог ни на каковыя лица не смотрит, но на самое де­ло. И аще ты сего человека изубытчиш напрасно и на на­шем суде аще и прав будеш, а тамо оправдание (л. 54 об.) наше буде тебе не8 в большее осуждение, буде напрасно его изубытчиш, а и нас на грех приведеш».

    «А аще же ты сам пред ним чем винен, а надеясь на свою мочь потолочишь ево, то уже самое горшее осуждение

    1 Т о люте, люте — Стр., Козл.

    Т о по моему мнению простотному — Стр., Козл.

    3    Спросить — Стр., Козл.

    4    Опущ.: и — Стр.

    5    Не сердцеведцы — Козл.

    6    Сердцеведец — Козл.

    7    Вставлено на полях Акад. и Козл. сп.; опущено в Отр.

    8    Опущ.: не — Стр., Козл.

    141


    приимеши. И аще тогда и каятися будеши, да ничего себе не поможеши, и того ради ныне осмотрись, дабы тебе в веч­ную погибель не врынутися. Кто пред богом не грешен и кто пред царем не винен? Такожде и между собою како бы в чом не посъсоритися; господа ради не входи в большую съсору, ни приложи болезни к болезни и суперника своего не вводи в большей убыток. Естьли ты и прав будеш, то не без убытку тебе будет, а естьли же да неправ будешь, то ево (л. 55) изубытчиш, а себя и наипаче в великую напасть въвалишь, понеже все убытки ево, что он ни скажет, без- срочно доправлено на тебе будет, да в казну заплатит пош­лину а приказным людям даш заработные деньги. Пойди себе и з добрыми людми подумай, и как ни есть, хотя на себя наступя1, а лутши помирись, а челобитную ево у себя поблюди, дондеже о миру договор учинят».

    И потом ответчика велеть сыскать, и егда ответчик при­веден будет, то такожде на словах ево пороспросить, чем он ему виновен, и спросить ево за верою, чтобы он сказал всю правду, как что было и за что у них стало. И буде он тебе повинитца, то ты для памяти вину ево у себя запиши и за повиновение (л. 55 об.) надлежит над ним милость показать, како бы их смирить, а до больших бы убытков не допус­тить. А аще повинится в малой вине и о прочем скажет с клятвою, что написал на него излишнее, то уже судье над­лежит более пороздробить исца на словах и поискать прав­ды всякими примерами. И буде ответчик прямо сказал, то в исце мочно поклепной иск познать.

    А буде ответчик, за таким великим притужанием, вины своея ничего не скажет и клятвою закрепит, что он ни зна­ет, ни ведает, напал де на него челобитчик напрасно, и то, что он ни скажет, записать и всячески на словах ево пороз­дробить, как кого на тот час бог вразумит.

    (JT. 56) И аще кто умно будет разговаривать, то на тон- костных словах мочно познать, правду ль сперва сказал или неправду. И буде признаетца в нем вина, то надлежит ево и наипаче принудить с великим притужанием, чтоб он по­миловал себя и помирился бы.

    Пошлины — Стр., Козл.

    8    Поступи — Стр., Козл.

    142


    А буде же признана будет исцова неправда, что ищет он нападком, то надлежит ево понудить к миру, чтобы он ни ответчика, ни себя в убыток бы ни вводил и вражду свою порвали б без допросов, чтобы им обоим убытку на- праснаго не было.

    А буде же истец или и ответчик будет гордо говорить и на мир итти не похощет, и таковому сказать: «Добро то, бу­де ты прав будеш, а буде же явишися винен, то тогда ни малыя милости (л. 56 об.) от нас не получиш. Однако же, аще ты и весьма прав, а лучши без больших убытков поми- ритца, потому что и худой мир лучши добрыя брани, и жи­вите себе в любви. Ведаеш ли ты о сем, что иде же любовь, тут и бог, а иде же вражда, тамо диавол?» И дать им сроку дни на три или на четыре и аще во всем помиритца то пришли бы они оба перед судью и объявили бы о миру сво­ем. И тот их мир записать в книгу, на то устроенную, и за­писать имянно, о чом у них было дело подлинником, а не перечнем, и к той записке приложили бы руки, а челобитная подрать и отдать челобитчику. И мировые пошлины взять с них по указу и в мировой книге под запискою их и под взятьем пошлин закрепил бы сам судья иль воевода (л. 57). А аще кои суперники в мир не пойдут, то чинить им допрос по указу перед судьею, и кто кого чем будет уличать, над­лежит судье слушать и внимать и на словах обоих их на­добно судье поводить и искать в них правды. И на многих И тонкостных словах означится правда и неправда.

    И буде из них один силен и честен и словесен, а другой беден или не беден да безсловесен, к тому же аще и ма- лосмыслящь, то судье надобно на сильное лицо, не стыдя- ся, востати, аще во убогом или и неубогом, да безсловесном исце или ответчике призначится правость. А которой много- словесием3 своим не даст ему (л. 57 об.) в словах выпра­виться 4, то всячески, ради любве божия, помощи подобает безсловесному, и сильному не давать ево, безсловесного, изобидити, понеже суд имянуется божий, то тако надлежит и чинить, чтобы суд был подобен божию суду, нелицеприя-

    1    В Стр. сп. переправлено: помирятся,

    Опущ.: или не беден — Стр.

    3    Многословием — Стр.

    Исправитца — Стр.

    143


    тен. И чтобы на суде и в допросех были исцы и ответчики сами, а не наемные ябедники, понеже ябедники ябедничест­вом своим и многословесием1 и самую правду заминают и праваго виноватым2 поставляют, а виноватого правым, и так правду заминают, что и судьи слов своих3 разобрать не мо­гут4. А кой не ябедник, а ябедник буде мешать ему не бу­дет, то он болыни правду (л. 58) будет говорить и буде мол­вит какое слово неправое, то он и сомнетца, и того ради не у ябедника скоряя винность и правость познать мочно. И того ради супернику не надобно давать слов его заминать, а и подьячему, кой записывает, торопить ево, ни спорить, ничего не надобно, как он знает, так пусть и выправляется, только бы лиш посторонних и к тому делу неприличных слов не говорил бы.

    И егда будут в допросех и станут на очной ставке друг друга уличать, то судье при себе надобно держать та запис­ка, которая записана в канторе в первых их разговорех и смотрить прилежно, не будет ли ищик6 или ответчик с пер­выми своими словами разбиватца. Буде станет говорить не так, как на одине6 (л. 58 об.) сказал, то во зъизменных7 сло­вах паче перваго надлежит в словах раздробить, чтобы до- щупатца самые правды. И аще безъсловеснаго явятся слова с первыми сходны, а у многословесника8 явятся разны", то всячески надобно безъсловесному помогати и сильному не дать ему теснить и обиду чинить10.

    А буде во время допросу подойдет кто с стороны и ста­нет в каких-либо словах учить, то того учителя надлежит взять под караул. И буде безхитростно поучил, то штрафом ево обложить, а буде нарочно, на то уготовавшись, пришол, то и розыску подлежит.

    1    Многословием — Стр.

    2    Винным — Стр.

    3    И х — Стр.

    4    В Лапт. сн. на полях против этих слов карандашная запись Пого

    дина: след, ябедники адвокаты.

    6    Истец — Стр., Козл.

    На один — Стр.

    7    Во зыменных — Стр.; во измени ых — Козл.

    8    А у мнословеснаго — Стр.

    9    Явитца разнь — Стр.

    10   Ево — Стр., Козл.

    144


    И того ради во всякой канцелярии надлежит зделать осо бые чуланцы, чтоб во время допроса никто (л. 59) посторон­ней тут не был, а и судье бы никто не мешал.

    А за обидимаго и самому судье надлежит быть стряп­чим, обидъникому1 же быть жестоким судьею и немило­стивым. Так надобно здраво судить, чтоб аще и самый свой­ственник ближне2 под суд прилучится, а по делу винен бу­дет, то отнюд не надлежит ево щадить, чтобы во второе свое пришествие господь бог не стал пересуживати, а за непра­вой суд не быть бы осуждену самому судье на вечное мучение.

    И у коих суперников учинится какая съсылка общая или и необщая, то паче судные записки прилежно и разсмотри- тельно надлежить в них поискать прямые правды, потому что ни в чом таковые лжи не обретается колико в свиде­тельстве.

    (JI. 59 об.) А что в проклятых повалных обысках, то сам сатана сидит, а божия правды ни следа нет: всех свидете­лей пишут заочно, а и попы и дьячки, не видя тех людей, на коих кто послалъся и на словах не слыша, да руки к обыс­кам прикладывают.

    И ради истребления таковые ябедническия неправды над­лежит первее по обыкновению приказному взять у них скас- ки за руками, и чтоб подьячие их в словах не разбивали и не научали бы, как лутчи сказать, но дали бы им в словах волю, и что ни скажут, добро или худо и сходно или и не­сходно, так бы и писали3 и чтобы к тем скаскам приложи­ли они руки, а дьяк или секретарь закрепил бы того ж часа, дабы последи нельзя им переменить тех сказак. А буде кой скажет: «за мною де те ж речи», то (л. 60) так и записать, что сказал те ж речи и за мною, кои первой третей сказал.

    А кто послался на повальной обыск, то по прежнему взять у них свидетельство за тамошними руками. И егда те обыски приняты будут в приказ, то надлежит велеть им привести ис тех свидетелей человек двух или трех из раз­ных деревень, а буде большой сыск, со всякаго десятка по человеку ради достовернаго свидетельства.

    Обиднику же — Стр., Козл.

    2    Ближней — Стр., Козл.

    И написали — Стр.

    Ю И. Посошков. Н. 4612. 145


    И егда свидетели явятца в канцелярии, и судье, те обыс­ки приняв и высмотря их, взять из тех свидетелей одного в кантору, и поставя ево пред образ божий и рещи: «Ты, друг мой, написан свидетелем, скажи ты мне так, как тебе на втором христовом (л. 60 об.) пришествии сыть, и не моги ты нн единова ложнова слова сказать. Аще неправду скажет, то себя погубит, и ты сам себя побереги и ни моги ты ни прибавить, ни убавить, как что ты видел, так и сказывай. Я тебе сказываю, что естьли ты мне солжеш и скажет по друж­бе или изо мзды неправду, то кто тебя принудил солгать, виновен будет1 платежу, а тебе за неправое твое свидетель­ство по новоизложенному его и. в. указу отсекут голову. И ради незабытныя памяти и иным лжесвидетелем на показа­ние голову твою возложат на кол и поставят ее при входе в канцелярию, дабы всем всегда зрима была (и колико лже­свидетелей ни явитца, всех рядом (л. 61) головы на колье тыкать). А пожитки все их взяты будут на великаго госу­даря, а жены и дети будут отданы в вечную работу. И того ради сам ты себя и детей своих побереги, буде ты подьячему сказал и ложно, то ты теперь исправся и скажи мне самую правду, как ты что видел или слышел от кого, или только от того слышел, кто на тебя послаться. И буде ныне прямую правду мне скажет, то себя избавит ты от смерти, а что подьячему ложно сказал, в том прощон будет».

    И аще кто скажет пред судьею прямо, что он по науче­нию того суперника, кой на него слался, сказал ложно, то та вина разделить на двое, половина тому лжесвидетелю, а другая учителю, и учинить им наказание равное (л. 61 об.) и по жестоком наказании запятнать их на лице и на руке лжесвидетельным пятном. И буде впредь в таком же лож­ном свидетельстве явятся, то безъотложная2 чинить смерт­ная казнь.

    И кто в таковом3 деле не принесет повинную, то тако­вых от наказания жестокого чинить облегчение. И на такия дела и книга иметь особливая, чтоб, кроме повинных, иных никаких дел не писать, чтобы мочно было без замедления

    1    Будет — Стр., Козл.

    2    То без отложения — Стр.

    3В каком — Стр., Козл.

    146


    сыскать, хотя в десять лет. А буде кто в таковой же вине явитца впредь, то чинить ему указ уложенный.

    А буде же пред судьею в канторе не повинитца, а в сло­вах своих станет мятца, то таковаго надобно с великим при- тужанием напорно всякими образы разными (л. 62) допра­шивать: давно ль то было и товарищи ево, кои в росписи написаны, все ли тут были, и прежде ево они пришли или после, или все они вместе пришли, и отъкуду пришли и где они сошлися, и отъчего у них сталось и как кончилось, и о коем часе дня или ночи и в какой хоромине или на дворе или в ином каком месте; и буде в хоромах, то в коем месте, в переднем ли углу или у дверей или у печи за столом, и си­дя ли или стоя, и рано ль или поздо, на дворе ведрено ли в то время или ненасливо было и после того случая, как разошлися и кто из них прежде пошол от него или кто ос­тался или все вместе пошли и колько их было и всех ли он знает иль и никого не знает?

    (JI. 62 об.) И как кого бог вразумит, надлежит в самую тонкость свидетелей допрашивать и все те дробные речи за­писывать имянно, как кто о чом ни скажет1, потому что в свидетельстве без меры много ложных свидетелей бывает, а на тонкостных роспросех мудрено ему ложь свою укрыть будет. И, допрося, отвести ево в особное место, чтобы он ни с кем никакова слова не промолвил.

    И потом, другова свидетеля взяв, такожде в тонкость до­просить и у того допросу никто бы посторонней не был, но токмо подьячей один, кой будет записывать. И буде грамоте кто умеет, то руку бы приложил, а буде кой не умеет, то печать бы свою приложил, чтобы последи спорить не стал.

    (JI. 63) А буде каким случаем тот допрашеваной свиде­тель промолвит с товарищи слово какое, ко льже подтверди­тельное, то надлежит распросить ево уже и в застенке, чево ради такую речь им промолвил.

    И колико их свидетелей не будет, всех допрашивать та­ковым же образом, а буде не все свидетели придут, то ни- ково из них не допрашивать, пока все на лицо не будут.

    И по таковому тонкостному допросу вся будет правда и неправда явна. И буде кои свидетели были б ложные, то

    1 Именно так, как о чем кто ни скажет, — Козл.

    10*

    147


    как бы они не ухнщряли, а в таковых допросах ни коими делы ложнаго свидетельства утаить будет не можно. При Данииле пророце (л. 63 об.) и два свидетеля не могли своея лжи сокрыти, и зато оба смерти преданы. А естьли где слу­чится свидетелей человек пять-шесть, то хотя бы они все целый год твердили как им сказать, то не могут неправаго свидетельства сочинить, но всех их ков явен будет

    А буде же в свидетельстве случится токмо один человек, то такожде надлежит ево сперва по приказному обыкнове­нию подьячему допросить, потом по вышеписанному ж изъ­явлению взять ево в кантору и роспросить ево2 таким же тонкостным допросом или и вящши того, как на тот час бог вразумит судью, понеже в одном свидетеле многотрудно пря­мая правда сыскать. Обаче, допрося ево, отдать под караул (л. 64) и въвести в кантору того, каго оправит и роспросить ево имянно противо свидетельскаго3 порядка без уятия дро­бных вопрошений, но еще и приложить тонкостнейших до- прошений, дабы и в одном свидетеле мочно было правду и неправду сыскать, и спросить ево о том свидетеле, прежде ли суперника ево пришол к нему или после и, пришед, в коем он месте сел или стоял, и от него вместе ли с тем cv-

    7    tJ

    перником пошол вон или прежде или после?

    И буде тот истец или ответчик в роспросе своем размол- витца, то паки взять того свидетеля и объявить ему размолв­ка и пристрастить ево гораздо, чтобы он сказал самую правду (л. 64 об.) без пытки. И буде повинится, что был он научон на такое ложное свидетельство, то по вышеписанно­му ж вина разложить на обоих, кто ево научил и на него, послушника лжи.

    А буде теми допросами рознять не мочно, то привести в кантору, кого свидетель винит. И буде тот суперник, видя себе обличение прямое, повинится, то и конец делу. А буде же не повинится и скажет с клятвою, что свидетель на него свидетельствует ложно, и ради изыскания правды и его спро­сить тем же порядком в дробь, как они в то время случи­лись с суперником оным, и свидетель тот, как тут прилу-

    1 Но всех их лож явна будет — Козл.

    3    Опущ.: ево — Козл.

    Доб. ж — Огр., Коал.

    148


    чился быть, при нем ли пришол, или до него тут был, и чтобы сказал всему тому делу начало (л. 65) и конец, и все­му тому делу весь порядок, как что было.

    И буде с третьим будет у него различие в порятке того случая, то паки взять в кантору свидетеля и, применяясь к различным словам, спросить ево обо всем снова иным уже порядком. И буде сомнетца в словах своих и явитца в по­рядке том разность, то, немедля, и в застенок и спросить уже и с пристрастием и с розыску. Естьли явитца, что он ^лжесвидетельствовал по дружбе иль по свойству, а не из найму, то мнитца мне, мочно ему от смерти быть и свобод- ну, а наказание весьма жестокое учинить, как о том уложе­но будет. А знак не токмо на руке, но и на лице положить такое, чтобы он всем людям знатен (л. 65 об.) был, что он лжесвидетель, и никто б ему не верил.

    И ради таковых допросов изыскательных надлежит судье приезжать по обеде, чтобы допрашивать всякими разными порядками, не торопясь, не так допрашивать как семо на­писано, но смотря по делу и по случаю и на самое дело зря, а не наизуст, ибо, дела не видев, не можно о всем въпол- ности написать, семо токмо означено для примеру, каким порядком что чинить. И к тому применялся, надлежит у бо­га милости просить всякому судье, чтобы вразумил ево, как ему правда сыскать и как неправда познать. И во время до­проса не надлежит в судейскую полату излишних людей пускать, чтобы в допросах (л. 66) помешательства какова не чинили.

    И егда исцовы и ответчиковы и свидетельские допросы кончатся и правда вся означится, то немедленно надлежит и вершить ево, чтобы, за тем делом волочась, люди божии не разорялись и напрасно не убытчились.

    Буде же кои люди повинны будут смерти, то и их дер­жать долго не надлежит, токмо для покаяния неделя место или дней десять, дабы в тыя дни постился и молилъся и о грехах своих каялся.

    А буде кои люди явятся богохульцы иже тело христо­во и животворящую ево кровь в скверну вменяют и ругаю- щеся мерзостью запустения нарицают, то таковому не над­

    1    Богохульницы — Стр.

    149


    лежит живу быть ни суток, но, из застенка вышед, (л. 66 об.) и вершить ево, потому что таковых сам бог еще при Моисее повелел предавать смерти.

    Осмотрись, старичок, и эту речь вонми. несть грех, побеж­дающий божие человеколюбие!1

    А буде кто из таковых хульников проситца будет на по­каяние, верить тому не подобает, понеже несть таковым по­каяния. Сам бо господ бог усты своими рекл2: «Аще кто ду­ха святого возхулит, не отпуститца ему той хрех ни в сей век, ни в будущий» (Матфея, глава 12, стих 31)г. А тыи богохульцы4 явно духа святаго возхуливши5, иже действо духа святого хулят и силу его божественную снижают и отъемлют, яко бы ныне дух святый ни какая 6 церьковная действа не сходит и не действует.

    Вси бо богохульцы7 последуют диаволу, како диавол, что ни речет, то все (л. 67) ложь, ничим же разни и бого­хульцы, что не скажут, то все ложь, как законы их ложны, так и слова их все лживы.

    И буде вступится 8 за них духовнаго чина или мирскаго и будут просить, чтоб из таковых богохульцов от смерти сво- бодить, и буде поручатся в том, что он совершенно каетца и хощет к православной древне вере приступить неложно, то в поручной записи написать имянно, что въпредь ему бо­гохульником не быть и людей божиих из древней веры в но- выя своя разноверия не привлачить, но и старых своих то­варищей, отпадших от благочестия, обращать на истинную христианскую древнюю веру. И аще кого увещает на покая­ние, приводил бы в приказ к записке, а буде обращать от своего заблуждения не будет, (л. 67 об.) то он лестно по-

    1    Очевидно, заметьа читателя, попавшая при последующей перепи­ске в текст; имеется в Акад., Лапт., Беляев, си., но опущена в сп. Козл. и Стр., в последнем на месте ее оставлена чистая строка и на поляк поставлен крест.

    2    Р е к — Стр., Козл.

    Вставлено на полях; в Козл. сп.: стих 31, 32; в Стр. сп.: стих 32.

    4    Богохульницы — Стр., Козл.

    5    Восхулиша — Стр., Козл.

    6    Ни на какая —Стр.

    7    Богохульницы-— Стр.

    8    Вступятца — Стр., Козл.

    150


    каелся и зато порутчиков ево оштрафовать надлежит, а ево в вечное заточение отослать или уже и вершить ево.

    А буде же кто по покаянии своем будет учить своему зловершо, то уже отнюд сроку ему не давать ево жестокой смерти а порутчиков ево оштрафовать с наказанием.

    А разбойников, мнитца мне, болыпи трех пыток не для чего пытать, дабы во многих пытках не продолжилось их сиденье. Вора и разбойника держать долго отнюд не надоб­но, что доле он сидит, то боле от него пакости. И каково вор в первом и в последнем застенке говорит согласно, то и, при­вел его к плахе, паки спросить, правду ли на них сказал? И буде и при самой смерти то же скажет, (л. 68) то ево вер­шить, а по оговорных людей послать и, как прилично будет, так и розыскивать и последи его.

    И аще такой краткостной суд будет ворам и разбойни­кам, то им страшнее жестоких смертей будет, понеже кой разбойник ни иопадетца, то уже взвороту ему не будет и по прежнему долго жить не станет, что попал, то и пропал. А долгое сидение великая была им потачка, а и каторга им не великая угроза, потому что и с каторги уходят. А аще в неделю конец будет, то всякой вор и разбойник страшен будет.

    И егда приведут какова вора, а тут есть какой вор дав- ной сиделец, то новоприводнаго отънюд к нему сажать не надобно, не распрося, но посадить его особливо, (л. 68 об.) чтоб ни с кем он не виделся, а после и роспросу не весьма спускать надобно; потому что многия с приводу всю прав­ду сказывают и в убойстве винятся. А егда старые колодники подъкрепят, то уже и станет с себя зговаривать и с огня уже не будет винитца, и тако иные и на свободу выходят.

    Буде воры оговорят в товарыщстве своем жителей до­мовых, то в домех их во всех клетях переискать накрепко, нет ли какова платья или и2 иной какой рухляди, коя ему Не свойственна. И буде у кого явитца приличие к воровст­ву, то и без свидетельства будет он явен, а буде3 никакой ирилики не сыщется, то соседей всех допросить накрепъко, ведают ли за ним какое воровство, и чтобы сказали без утай­

    1 Доб.: предать — Козл.

    Опущ.: и — Стр.

    3    И буде — Стр.; а буде же — Козл.

    151


    ки. И сказать (л. 69) тем соседям1 имянно, буде о воров­стве ведаете и не2 скажете, а последи явитца, что ведали, то какова смерть вору, такова и вам будет.

    И аще и ничего ближние соседи не скажут, обаче спро­сить и дальных, и буде и дальные соседи скажут, что он доброй человек, то положа на руце его такой знак, что был он в оговоре и отпущен на свободу. А буде впредь иные во­ры оговаривать ево будута, то надлежит уже ево пытать.

    А буде посланной по воров учинит ворам какую поноров- ку и поноровка ево буде явна будет, то, чаю, достоин будет смерти.

    Мне мнится, естьли бы новоприводных воров после при- казнаго распросу, не медля ни часа и в застенок бы, чтобы он не надумался (л. 69 об.), то он оторопеет и скажет прав­дивее, а егда надумается, то уже прямой правды не скажет. И аще кой вор в приказном распросе винился, а с пытки станет запиратца, то надлежит ево жестокими муками му­чить, чтобы он сказал, кто ево научил с себя зговаривать. И егда скажет научившего его, то, взяв того учителя, жесточай­шими пытками пытать, чтобы он сказал то, чего ради он учил зговаривать с себя и учинить ему наказание жесточайшее.

    А которым ворам надлежит живот дать, то тех просто отнюд не отпускать, но учиня наказание уставленное, на. обеих руках и на лице положить клейма, чтобы он был всем людям явен, в какой вине был. И буде впредь хотя мало приключится (л. 70) к такому ж4 делу, то уже конец ему из­вестной.

    И о сем судьям вельми надлежит пещися, чтобы в тюрь­мах колодников не много было, то бы добро, ежели бы5 и единаго узника не было. Худая судьям похвала, что колод­ников много держат, но то самая честная похвала, чтобы ни одного колодника не было.

    То судье прямая честь, еже бы не токмо колодников, но и челобитчиков в канцеляриях немного шаталось. Я не знаю,

    1    Опущ.: соседям — Стр

    А н е — Стр., Козл.

    Станут — Козл.

    К таковому ж — Стр., Козл.

    5    Еже бы — Стр.

    152


    что в сием за краса, еже так в концелярию1 челобитчиков натиснетца 2, что до судьи и дойти не моги3.

    То бы добро, еже бы пред судьею человека два-три иль пять, шесть стояло и то, коим дело есть, а кому дела нет, то бы, поклон отдав, да и шол бы вон, а челобитчикам (л. 70 об.) бы не мешал, такожде и судье в разсуждении пре­поны бы не делал.

    По моему мнению, надлежит судьям так учинить, чтобы не то что перед ними, но и в подьяческих столах никто бы без дела не шатался.

    И подьячим всем надлежит приказать с крепким под­тверждением, чтобы челобитчиков отнюд долго не волочили. И о сем всякой судья за подьячими смотрил бы прилежно, чтобы они без подлиннаго повеления ничего бы не делали. И буде кому надлежит выписка или и иное какое дело де­лать, то всякой бы подьячей своему делу срок положил и челобитчику велел бы на положенной срок приходить к се­бе, а до сроку отнюд бы в приказе (л. 71) не шатался. И для верности давали бы подьячие челобитчикам рукописные ер- лыки и в тех ярлыках писали бы имянно, к коему числу4 то ево дело он изготовит. И буде на тот срок он не зделает и челобитчик придет пред судью с срочным ерлыком, и по тому ерлыку судье надлежит призвать подьячего и спро­сить, чего ради он того дела по слову своему не зделал? И буде какое принесет о себе оправдание явное и прилучное", а не самоизвольное6 медление, и тому надлежит дать сроку. И буде и к тому сроку не зделает, то уже надлежит ему дать наказание и со штрафом.

    И аще в коей канцелярии тако устроено будет, то в том приказе никогда людей много шататца (л. 71 об.) не будет. А челобитчики вместо излишне7 волокиты будут управля- тися — купецкия люди за купечеством, а мастеровые за ру­коделием своим, и от того в народе пополнение будет.

    1    В канцеляриях — Стр.; челобитчиков в канцелярию—Козл.

    2    Натесница — Стр.

    3Не можно — Стр.

    4    Часу — Козл.

    5    Приличное — Козл.

    6    А не самовольное — Стр.

    7    Излишние — Стр., Козл.

    153


    А гостинцев у исцов и у ответчиков отнюд принимать не надлежит, понеже мзда заслепляет и мудрому очи. Уже бо кто у кого примет подарки, то всячески ему будет способ­ствовать, а на другова посягать, и то дело уже никогда право и здраво разсуждено не будет, но всячески будет на одну сторону криво. И того ради отнюд почести ни малые су­дье принимать не годствует, дабы в неправом разсуждении пред богом и царем не согрешити.

    А кто пред судью придет и будет стоять молча, и такова человека (л. 72) надлежит судье самому спросить тихим гла­сом, какова ради дела стоит. И егда скажет он о деле своем, то надлежит дело ево паче докушливаго управить, потому что многие люди бывают самые смирные и застинчивые и, аще и самая кровная нужда, помощника ему нет, а сам по- докучить не смеет. И того ради всячески ему помогати, и бу­де ево есть правость, то и наипаче подать ему руку помощи, понеже, таковых безсловесных многословные1 ябедники вельми изобижают и многоречием своим и правду их зами­нают. А буде кто бедной человек и на пути на кого либо по­бьет челом о обиде своей, а дело ево невеликое, вагою ниже рубля, то буде мочно, то тут бы ево и решил, а в приказ бы не волочить ево2.

    (JI. 72 об.) В канцелярии ж егда случится дел каковых слушать, то надлежит слушать ни одними ушми, но и самым умом, такожде и товарищи бы все слушали с прилежным вниманием. И во время слушания ни с каковым делом побоч­ным не надлежит припускать к себе и ни с кем ни о чем не разговаривать, дабы от прилежнаго внимания ума судейска- го не отводили. Так надобно разсмотрительно судить, чтобы никакой судья последи того вершенья не мог перерешить. Наипаче ж того годствует страшитися, дабы бог того суда пересуживать не стал, а за неправое суждение не отослал бы в вечное мучение.

    И егда все то дело прочту, то главному судье ни на кою сторону (л. 73) оговаривать не надобно, но токмо еже и ура­зумел, то держать в мысли своей. И егда товарищи мнения своя подпишут, то, высмотря их мнения, и свое объявить.

    1    Многословестныя — Стр., Козл.

    2    А в приказы не волочить ево — Стр.

    154


    И аще мнения их с его мнением согласны, то прочесть подь­яческие оговоры, и буде и подьяческие оговоры сходны ж, то нечего много и разсуждать, но так ево и вершить.

    А буде же во оговорех чьих разнь 1 явится, то надлежит наипаче потолковать и хотя и в другой ряд прочесть и раз­ногласие разобрать, не торопясь, и кои приговоры правее явятся, то, высмотря гораздо, вершить.

    И в вершении первее бы подьячие приговор закрепили, а потом товарищи судейския, а последи всех главной бы су­дья закрепил, чтобы уже ни прибавить, ни убавить было не­возможно.

    (Л. 73 об.) А буде же кое дело спорно и к разсуждению не поемно, то надлежит подлинное дело отдать в другой стол, который на то устроенной — и подьячие б в нем сидели2 са­мые свидетельствованные и ко всяким делам разумительные. И велеть ему зделать из подлиннаго дела выметку и, по вы- метке разобрав, зделать выписка полная, а другая перечне­вая, и под выпискою подписать ему свое мнение. И аще и по той выписке разобрать будет не мочно, то аще и отърече- но в древних указах, еже по окончании суда в пополнение ни челобитен, ни доношеней принимать не велено, а мне ся мнит, не то что челобитен не принимать, но и неволею3 брать у них изъяснительные скаски, дабы незаметно мочно ре­шить их дело, или пополнительные челобитные (л. 74) или и снова суд дать, дабы мочно без погрешения ево вершить.

    А буде кой подьячей подпишет мнение свое неправо, станет праваго винить, а виноватого править1 или какую фалын сочинить, правому иль к вине или виноватому5 к правости, то надлежит тонкостнее у него выспросить и с товарищи своими прилежно разсмотреть й выразуметь. И буде означитца ево неправость и коварство, то таковаго над­лежит и в застенке разпросить, чево ради так он делал.

    А буде же объявил он самую правду, то надлежит ему жалованья прибавить и честию ево при иных повысить, по­

    1    Разность — Стр.

    2    Доб.: и — Стр.

    3    Но и волею — Стр.

    4    Опущ.• а виноватаго править — Стр.

    5    Или винному — Стр., Козл.

    155


    неже, чего судьи разобрать не могли, а он разобрал и ясна показал самую правду.

    (Л. 74 об.) А буде кой истец или ответчик станет судей­ское вершенье спорить, а оправдания себе не сыщет, то на нем за неправой спор пошлины и проести въдвое доправить.

    А буде и после втораго вершенья станет спорить, то взягь уже на нем пошлины и проести въчетверо, а судьям допра­вить на нем безчестье.

    Я по своему мнению судное дело и управление судейское вельми поставляю высоко, паче всех художеств, на свете сущих. И того ради никакому человеку, не токмо малосмыс- ленному, но и самому разумному не подобает судейства или начальства искать, но всячески от него отрицатися, понеже весьма тяжелоносно1 оно.

    (JI. 75) Не великое дело, кажется, что из городов в уезды посылают солдат по дворян и по иных всяких чинов людей и дела прямого аще и на алтын нет, а по кого пошлют, то самые легкое дело, что рубля два-три убытку зделают, а ино­му рублев и десять учинат2 убытку и тем людей божиих вельми убытчат.

    Хотя малая какая справка приказная, то не хотят подо­ждать до иного времени, но как здумаит, то и посылаюта безъсрочно. А того отнюд не чинят, чтоб послать о том, еже взять писменное ведение, или о чом ни надлежит взять на писме отповедь 4, но только то у приказных людей вытвер­жено, что поволоки со всякою отповедью в город. И аще кта живет от города верстах во сте-другом, то и тут рубля (л. 75 об.) два-три убытку будет, а в роспутную пору, то будет рублев пять-шесть исътраты, а кто сот в пяти-шти случится, то и десятью рублями вряд изънятца. А приказные люди людских убытков не исчисляют, они только свою тягость ис­числяют, а людская нивочто, а естьли в деловую пору при­шлют, то и без хлеба зделают.

    И от таковых посылак вельми много пакости людям чи­нитца, а судьи о сем попечения ни малого не имеют, чтобы

    1    Тязкелостно— Отр

    2    Учинят — Стр , Козл.

    3Так и посылают — Стр , Козл.

    4    Отповеди — Стр.

    156


    им людей государевых в чем поберечь и до убытка какова не допустить.

    А кто хощет прямо его и. в. парадеть, то людей ево паче себя надлежит беречи, чтоб во убожество не приходили и то­го ради ни малого бы убытку им не чинили. Всякому (л. 76) судье надобно недреманно смотрить за всеми и непрестанно то и смекать, како бы правда прямая учинить и чтоб никого не озлобить и не разорить. Истинно не имеют не малого попечения, чтобы в чем людей от убытку поберечь.

    А и сие здраво ли господа судьи разсуждают, еже из Санкт-Петербурга из губернской канцелярии годы по три, по четыре, присылки были жестокие по новгородских служи­телей 2, кои были в бурмистрах и в целовальниках у де­нежных зборов, чтобы ехали к отчоту. И ездили годы по три и по четыре и болыпи, да приехав *, да там поживут не­дель десяток и денег десятка по два-три всякой изсорит, да и назад. И кой лет пять-шесть ездил то я ведаю, что Руб­лев по сотнице (л. 76 об.) проездили кроме гостинцов, а а гостинцами будет и по другому сту. И отътого людям чинит- ца великое разоренье и народное оскудение. Буде щитать, то не пошто откладывать из году в год, а буде не щитать, то волочить не почто.

    А на что бы того лучши, что в коем городе кто служил, то там бы их и щитать. И щитать бы не десять лет спустя, но приняв казну да приходные и росходные книги, да и щитали бы тутошные судьи безъотложно, то бы всякому служителю легко было служить и отчитатца не трудно, по­тому что всякое дело ис памяти еще не вышло. А десять лет спустя, я не знаю, какой щот правой будет, только приказ­ным людям покормка. А в скором отчоте и разорения бы (л. 77) ни малого служителем не было и, отъслужа, всякой бы за свой промысл принялся, и от такова управления никогда бы во всеконечное убожество купецкие люди не приходили б.

    В немецких землях вельми людей берегут, а наипаче ку­пецких, и того ради у них купецкие люди и богати зело. А

    1    Доб. повторно: истинно — Стр., Козл.

    г Жителей — Козл.

    3    А приехав — Стр., Козл.

    4    И кои лет пять-шесть ездили — Стр., Козл.

    157


    наши судьи нимало людей не берегут и тем! небрежением все царство в скудость приводят, ибо в коем царстве люди богаты, то и царство то богато, а в коем царстве будут лю­ди убоги, то и царству тому не можно слыть богатому. Я сего не могу знать, что то у наших судей1 за разум, что ничего в прок государству не прочат, только прочат имение себе2, и то на час, а царству так они прочат, что ни за что многие тысящи рублев (л. 77 об.) теряют. Буде по какой при­чине возмут пожитки чьи на государя, то взяв власно, что в огонь бросят, ибо, взяв, положа их в полату, да держав * възаперти год или болыпи4, да станут ценить, то кая шуба соболья была рублев 5 сот в пять, ажно вымут6 гной один, что и пяти рублев не стоит. И естьли бы о сем предел поло­жить сицевый, аще у кого под судом тако учинят, то згное- ные пожитки доправить на тех начальниках, кои то учинят, то стали бы беречь и нехотя. И такова ради их управления те по­житки с сего света губят напрасно в невозвратну погибель.

    А надобно судьям вельми сего7 смотрить, чтобы ничто ничье нигде даром не пропадало, понеже все, что есть в на­роде богатства — богатство (л. 78) царственное, подобие и ос­кудение народное — оскудение царственное8.

    Я и сего не могу разуметь, чево9 ради бурмистров и иных зборщиков весьма турбуют10 и недочоты безъвременно пра­вят. Буде кой человек каким недоразумением неколько каз­ны утратит11 или и на свою потребу взял и у отчоту в пла­теже не достанет, то, мне мнитца, надлежит у него взять ска- ска, как он те деньги заплатит. И буде скажет, что вскоре заплатит, то и добро так, а буде скажет в год или в два или

    1    Людей — Стр.

    2    Именье свое — Стр

    3    Да держат — Стр.

    4    Иль и болыпи — Стр.

    5    Рублев вписано между строками — Акад.

    6    Вынут — Стр.

    7    Того — Стр.

    8    Опущ.; подобие и оскудение народное — оскудение царственное — Стр.

    9    Ч е с о — Козл.

    10   Трубуют — Козл.; требуют — Стр.

    11   Утратил — Стр., Козл.

    158


    в три, то безъвремянно разорять ево не надобно, но веять на нем на те деньги по указу процент.

    И отътого великому государю пополнение интереса, а лю­ди будут целы и промыслов своих не отбудут (л. 78 об.). А безъвременные правежи яко на крестьян, тако1 и купе­честву явное разорение и царству истощение, а не собрание.

    Царския собрания не истощатся аще и не круто будут2 собиратися, всячески свое место наполняет, а крутое собрание не собрание, но разорение. И буде на ком и недочот какой явит- ца, то только для известия надлежит нисать в коллегию, чтоб там явно было, на ком что останетца недочотные казны.

    И от такова порядка казне великаго государя будет ве­ликое пополнение и царственное украшение, понеже никто разорен не будет и в нищету пригнан не будет же и дом ево цел будет. А по прежнему уставу за доимку двор и пожит­ки оберут3, да оценив впол или в треть или и в десятую до лю, да и продадут (л. 79) и тако совсем его и разорят.

    А по новосостоявшемуся его и. в. указу на те доимочные деньги на всякой год на сто рублев придет прибыли по де­сяти рублев. И тако казна великаго государя будет цела и с приплодом, а люди все будут целы и ничим невредимы. И кои люди держат на откупу кабаки или что иное и аще и срок пройдет4 платежу, то ни по нево, ни по порутчиков посылать отнюд не надобно, потому что в том излишнем за­держании умножатися будет царской интерес. А посылками судьи промышленникам чинят великия убытки, а и цар­скому величеству не прибыль5 чинят, но токмо препятие его величества интересу.

    Сего судьям вельми прилежно (л. 79 об.) надлежит смот- рить, буде дело важное и вельми нужное, а буде и неваж­ное6, да к скорости не нужное, то мочно ему и посрочить. Во всяком деле надобно смекать, чтобы ему, великому госу­дарю, прибыток был, а напрасно б ничто не пропалот.

    1    Т о — Козл.

    а Будет — Стр.

    3    Отберут — Стр.

    4    Придет — Козл.

    5    Не прибыли — Козл.

    ®А буде и важное — Стр., Козл.

    7    Не пропадало — Стр.

    159


    А буде кто похочет коликаго числа на промысл денег, то по требованию надлежит и из казны дать, только того смот- рить, чтоб мочно ему верить, и на такую дачу учинить особ­ливая книга.

    А у крепостных дел на иманцов из царския казны денег или каких товаров или и в подрядных делах, по моему мне­нию, отнюд имать не надлежит, но во устроенной на то кни­ге надлежит иманцу росписатца, а под его рукою подписа­лись бы порутчики и свидетели по обычаю.

    (JI. 80) А ежели царю брать на своих природных рабов записи, вельми неслично и чести царстей неприлично. За­писи писать надлежит народу между собою, того ради, буде против записи кто не устоит, то по записям друг на друга бьют челом и ищут судом.

    А царю неслично на людях своих судом искать, но аще кто винен будет, то вся может имения его взять, и не токмо имения, но и смерть и живот в руце ево есть. И того ради отнюд не надлежит царю людей своих записьми крепостными крепить, только бы руки он приложил, то и крепость на него.

    И аще у кого иманье будет из казны рублев тысячь на десять или и на сто тысячь, то надлежит во устроенной на то книге (л. 80 об.) росписатца. И буде он человек не весьма полной, то и порутчики тут же бы подписались, а свидете­лем подписыватца не надобно, для того что судья закрепит. И аще тако устроено будет, то во иманье великое поспеше- ние имать быти, ибо коего дня понадобитца, того дня и со­вершится.

    Айв купеческом деле не весьма потребно во иманье то­варов писать у крепостных дел крепости, понеже в писании крепостей великое чинитца замедление. На что того лутче, что не токмо у иноземцев христианския веры, но и у бесур- манов, в турецкой земле, не то что во сте рублях, но и в де­сяти тысячах и вящши не пишут записей по нашему на це­лых листах, но токмо роспишется иманец, да тому и верят я вместо нашего листа напишет строки две (л. 81) или три. А у нас, пока неправда не искоренитца, то для верности над­лежит под иманцовою рукою порутчикам подписыватца и со свидетельми, то и въмеж1 купечеством единодневная бы

    1    То и меж — Стр.

    160


    зделка была и купечеству великая бы способность стала быть. А у крепостных дел чинитца великая волокида и тор­гу остановка и излишняя трата.

    Мне ся мнит, паче всякого дела надлежит старатися о нравом суде, и, аще правосудие у нас уставится, то все лю­ди будут боятися неправды. Всему добру основание правед­ный и нелицеприятный суд тогда и собрание царския каз­ны будет сугубо. И того ради надлежит сочинить2 право­судную книгу с подлинным разсуждением на всякия дета.

    А буде неа сочинить на решенье всяких (л. 81 об.) дел но- ваго изложения, то и правому суду быть невозможно, поне­же у всякого судьи свой ум и како кому понравитца, так и судить4, а надобно так его усидеть, чтобы и невесьма смыс- ленной судья мог право судити.

    И правосуднаго ради уставу надлежит древняго суда Уло­жение и новоуставные гражданския и военные, печатные и писменные, новосостоящияся и древние указные статьи со­брать и по приказам из прежних вершеных дел выписать та­кие приговоры, на которые дела ни в Уложенье, ни в ново­указных статьях решения не положено. И к таковым вер­шениям применялся, надлежит учинить пункты новыя, дабы впредь такия дела не5 наизусть вершить и в сенат бы не взносить, но на всякия б дела были указные статьи (л. 82) ясные с совершенным расположением.

    И к тем русским разсуждениемв, прежним и нынешним, приложить и из немецких судебников, и кои статьи и из иноземских уставов будут к нашему правлению пригодны, то тыи статьи и взять и присовокупить к нашему судебнику.

    И лутшаго ради исправления надлежит и турецкой су­дебник перевести на славенской язык и прочил их судебныя и гражданскаго устава порятки управительныя преписать, и кои сличны нам то бы тыя и от них принять. Слышно бо о них, яко всякому правлению расположено у них ясно и пра­ведно, паче немецкаго правления, и того ради и дела у них

    ‘Праведны и нелицемерны суд — Стр.

    2    Опущ.: сочинить — Козл.

    3    Н е — вписано между строками — Акад.

    4    Так и судит — Стр., Козл.

    5    Опущ.: не — Стр.

    6    Рассуждениям — Козл.

    11 И. Посошков. Н. 4612.    161


    скоро и право решат и бумаги по нашему много не тратят, а и хлеба напрасно не теряют, а наипаче купечество правед­но хранят.

    (Л. 82 об.) И к сочинению тоя судебный книги избрать человека, два или три из духовнаго чина самых разумных и ученых1 людей и в божественном писании искусных, та­кожде и от гражданства, кии в судебных и во иных прави- тельных делах искусных2, от высокого чина, кои не горды и ко всяким людям нисходительны 3, и от ниских чинов, кои не высокоумны, и от приказных людей, кои в делах разум­ны, и от дворянства, кои разумны и правдолюбивы, и от ку­печества, кии во всяких делах перебывались, и от солдат, кии смыслены и в службах и в нуждах натерлися и прав­долюбивые, и из людей боярских, кии за делы хотят, и иг фискалов. А мнитца мне, не худо бы4 было5 выбрать и из крестьян, кии в старостах и в соцких бывали и во всякпх нуждах перебывались и в разуме смысленые. (Л. 83) Я ви­дал, что и в мордве разумные люди есть, то како во кресть- янех не быть людем разумным?

    И написав тыя новосочиненныя пункты, всем народом освидетельствовати самым вольным голосом, а не под при­нуждением, дабы в том изложении как высокородным, так и нискородным и как богатым, так и убогим и как высоко- чинцам, так и нискочинцам и самым земледельцам сбиды * бы и утеснения от недознания коегождо их бытия в том но- воиоправном изложении не было.

    И, написав с совершенным общесоветием, предложить его и. в., да разсмотриг его умная острота. И кии статьи его в-ву угодны, то тыи тако и да будут, а кии непотребны, тыи да язвергнутца или исправить по пристоинству надлежаще­му. (Л. 83 об.) И сие мое речение мнозии7 вознелщуют, яко­бы аз его и. в. самодержавную власть народосоветием сни­жаю. Аз же не снижая его в-ва самодержавия, но ради са- мыя истинные правды, дабы всякой человек осмотрэл в своей

    1    Опущ.: и ученых — Стр.

    2    Искусны — Козл.

    3    Снисходительны — Стр., Козл.

    4    Повторено и поставлено в скобки: (бы) — Акад.

    ^ Опущ.: было — Стр., Козл.

    (> Обид — Стр.

    7    Многим — Стр

    162


    бытности, нет ли кому в тынх новодзложенных статьях ка- ковыя1 непотребный противности, иже правости противна. И аще кто узрит какую неправостную статью, то бы без вся- каго сумнения написал бы, что в ней неправости и, ничего не опасаяся, подал бы ко исправлению тоя книги, понеже всяк рану свою в себе лучши чует, нежели во ином ком. И того ради надобно всяким людям свои бытности выстеречи, дондеже книга не совершитца, и егда она совершится, то уже никто не может помогти. Того бо ради и дана (л. 84) свобод* ность, дабы последи не жаловались на сочинителей тоя ново- сочиненныя книги, то того ради2 надлежит ю вольным го­лосом освидетельствовати, дабы всякая статья ни от кого порочна не была, но всяк бы себя выстерег и чтобы впредь никому спорить было’ не мочно, но во веки веков было бы оно нерушимо.

    Правосуднаго установление самое есть дело высокое4 и надлежит его так разсмотрительно состроити, чтобы оно ни от какова чина незыблимо было. И того ради без многосове- тия и без вольного голоса никоими делы невозможно, поне­же бог никому во всяком деле одному совершеннаго разуме­ния не дал, но разделил в малые дробинки, комуждо по си­ле его, овому дал много, овому ж меньше5. Обаче несть та­кова человека, ему ж бы не дал бог ничего, и что дал бог знать (л. 84 об.) малосмысленному, того не дал знать мно- госмысленному. И того ради и самому премудрому человеку не надлежит гордитися и умом своим возноситися и малосмыс- ленных ничтожить не надлежит, но и их в совет призывать на­добно, понеже маломысленными человеки многащи бог вещае ти, того ради и наипаче ничтожить их душевредно есть.

    И того ради во установлении правосудия вельми пристой­но изъследовати многонародным советом. И аще и с самым многотрудным многосоветием учинена она будет, обаче въскоре печатать их [не] 6 надлежит, но первее попробовать7

    1    К а к и я — Стр.

    2    Того то ради — Стр., Козл.

    3    Опущ.: было — Стр.

    4    Дело великое — Козл.

    5    Менее — Стр., Козл.

    6    Опущ.: в Акад., восстановлено по Стр. и Козл.

    7    Попробить — Стр., Козл.

    11*

    163


    на делах и, буде никакой вредности в правлении том не бу­дет, то быть ему так, а буде в какой статье явитца некакая (л. 85) неисправность, то о ней надлежит поразсудить и по­править ее. И того ради не худо бы годы два-три посудить по писменным или и по печатным маленьким тетраткам, а донележе тая новосочиненая книга строитца, многия бы ста­тьи и опробавались

    И аще и иное какое дело с таковым смирением нисходн- тельным будет строитися, то сам бог при таковом деле имать быти и помощь свою ко исправлению подаст, понеже всегда бог со смиренным2 пребывает, а от гордых и высокоумных отвращается.

    А правосудное дело самое святое и богоугодное, и того ради всячески надлежит потщитися дабы суд царев был яко божий. Бог бо всем нам судья есть праведный (л. 85 об.) и на суде его несть лицеприятия, тако и на цареве суде не требе быть лицеприятию. Бог есть правосудец, того ради и б человецех требует правого суда. И аз о правосудии тако мню, еже царю не тако полезен пост и молитва, яко правосудие.

    И аще его и. в. укажет правосудное изложение, избрав из старого Уложения и из иных многих примеров, сочинить но­вое и пространное по своему природному глубокоумию и по данной ему от бога благодати, благоволит и моего малосмыс- лия объявленный дела разсмотрити, и аще, кии угодны явят- ца, прияты будут, то по пробе, аще оной4 за многие дикие дела не вредно будет, то напечатать их великое (л. 86) мно­жество, дабы не токмо в городех, но и в селех без того бы судебника не было5, чтобы всяк его читал и волю его и. в. ведал и ничего бы противно его в-ва воле не делал и от вся­ких неправых дел отъдалялся бы.

    И впреди тоя книги надлежит зделать всем делам изъяв­ление и разобрав их по азбуке и по чину дел разноличных, чтобы всякой человек без труда на всякое дело указ и со­вершенное решение мог во едину минуту обрести. А аще су­ду и всякому правлению, како его правити, совершенного

    1    Олробились— Стр., Козл.

    2    С смиренным — Стр., Козл.

    3    Потщатися — Стр., Козл.

    4    О н о — Стр., Козл.

    5    Не было б — Стр.

    164


    основания пнсменного не учинить и в том правлении самые неподвижные твердости не устроить, то колико1 о правом су­де не старатися, а правосудия прямаго (л. 86 об.) уставити будет невозможно.

    А и основание положа, мнитца мне, надлежит утвердить его жестоким указом и недвижимым. Аще кто великородной или и худородной вышъшаго суда или и нижняго в коем городе или и в уезде главной камисар или подчиненой или и иной какой правитель или и посыльщик, наипаче же аще сыщик или фискал, не против того нового изложения станет что чинить своим вымыслом и хотя малую статью нарушит, то казнить ево неотложно, как о том уложено будет.

    И ради самыя твердости надлежит судьям и прозьбы ни от каковых лиц не принимать, дабы правосудию ни малого нарушения не было. И аще кто и вельми заслужил и возъ- надеяся на заслуги, (л. 87) да по прежнему обыкновению учинит какую кому обиду, аще и самому мизирному чело­веку, то и тому суд был бы неотменен и за вину чинить указ неизменный по изложению, чему он подпадет, а заслуг ево в зачисление вины его не зачислять, чтоб тот правосуд­ный устав ненарушим был.

    А аще кой человек нехитростно вине какой подпадет п от надлежащего наказания или и казни аще надлежит по­слабить ему, то таковому на руке наложить знак, да аще паки в таковой же вине явится, то уже без всякого мило­сердия учинить ему указ надлежащий неизменно.

    И аще в таковой твердости неподвижно правосудие го­дов пять-шесть постоит неизменно (л. 87 об.) без нарушения, то вси яко малочинцы и худородные, тако и великочинцы и великородные и заслуженые люди будут страшны и не токмо по прежнему обиды чинить, но и от неправд будут остерегатца и со всяким тщанием будут делать правду.

    И ради самые твердости в судах и во всяком правлении, чтобы от правосудия ни много, ни мало судьи не колеба­лись, надлежит учинить особливая канцелярия, в которой бы правитель был самой ближней и верной царю. Еже бы он был око царево, верное око, иже бы2 над всеми судьями

    1    Толико — Акад., исправлено по Стр., Козл.

    2    И еже бы — Стр

    165


    и правительми был вышний и за всякими бы правительмн смотрил властительно и никого бы он кроме бога да (л. 88) его и. в. не боялся.

    И к той канцелярии приход бы был самой свободной, а и сам бы тот правитель был низок и ко всяким бы людям был нисходителен и не тяжол бы он был. Аще и не по вся дни, обаче, улуча время, по коллегиям ходил бы и смотрил, каково кто дело свое управляет и нет ли каковыя в делах неисправности и нет ли каких на них жалобщиков.

    Такожде, обходя судебный места, и челобитчиков бы спрашивал, не чинят ли кому какова нападка и излишней волокиты и не осудили ль кого не против данного им изло­жения и не взял ли какой1 судья или подьячей (л. 88 об.) изълишняго взятка?

    И у всех коллег и у2 канцелярий прибить печатные ли­сты со изъявлением таким: буде судья или подьячей какую учинит в деле неправду, то приходили бы в тое канцелярию, то всякому лицу будет там управа.

    Такожде, буде кто из сильных лиц изобидит кого убогово иль судья гражданства3 иль военной офицер чем солдата иль драгуна изобидит, а он суда4 не сыщет, то тут бы изо- бижанной искал обороны.

    А буде кой судья или камисар или фискал неправду ка­кую зделает, какую гибель царской казне похищением или небрежением, и аще кто о том подлинно уведомитца, то до­носили бы6 (л. 89) в той канцелярии, не обинуяся и никого не опасался, потому аще и на господина своего или на ка- мандира, аще и сильнаго, уже выдачи ис той надзиратель- ной канцелярии не будет. Только бы верно доношение было и доносили бы не догатками своими или мнением своим, но усмотря самое дело, и за такое доношение доносители вели­ким жалованием пожалованы будут.

    А судьям и всем приказным людям государево жало­ванье денежное и хлебное надлежит оставить6, чтобы в том

    1    К о й — Стр., Козл.

    2    Опущ.: у — Стр.

    3    Гражданской — Стр., Козл.

    4    Доб.: на него — Стр., Козл.

    5    То доносил бы — Стр.

    6    Отставить — Стр., Козл.

    166


    жалованье казна великаго государя напрасно не тратилась. Я чаю, что судьям и приказным людям на всякой год ты- сячь десятка по два-три исходит, а пропадает она даром, ни за одну деньгу гинет, (л. 89 об.) потому что они не много делают даром а аще бы и даром делали, то что в том вели­кому государю прибыли?

    Мне мнитца, лучши учинить, пропитания ради, главным судьям и приказным людям учинить оклад з дел, по чему с какова дела брать за работу, и уложить имянно, по чему брать с рубля на виноватом и по чему с рубля1 с праваго и по чему брать с рубля в приеме денег в казну и по чему с роздачи жалованной и по чему с купецких и подрядных дел и по чему с каковые выписки иль с указу какова иль с грамоты, иль с памяти. И так надобно усидеть, чтоб ни са- маго малого дела не обойтить, чтобы никакова дела даром не делали и брали б самое праведное (л. 90) по расположе­нию.

    Я по таковому новоизложенному уставу давать вси2 бу­дут охотно, а и приказные люди будут дела делать охотнее и волочить уже не будут, потому что буде зделает во уре- ченное время, то примет себе мзду против указу полную, а буде ко уреченному3 числу не зделает, то возмет половину, а буде же гораздо заволочит, то и всея своея лишится мзды. И того ради всякой подьячей будет с поспешением делать, а и челобитчикам будет весьма4 полезно.

    И тако надобно расположить, чтобы от рублеваго дела даже и до многотысящнаго всяким разным делам учинить указ определенной и чтобы всякой человек по своей работе оплату брать5, а сверх указнаго числа отнюд бы ни еди­ные деньги не брали.

    (JI. 90 об.) А буде кто сверх указнаго числа лишку, хотя малое что возмет, то взять на нем штрафу, за всякую излиш- ную копейку по рублю. А кто и даст сверх указнаго числа излишнее, то и на нем по рублю ж за излишную копейку имать штрафу.

    1    Доб.: имать — Стр., Козл.

    2    В с е — Козл.

    3    Ко учрежденному — Стр.

    4    Вельми — Стр., Козл.

    5    II оплату брал — Стр , Козл.

    167


    И аще тако устроитца, то в приказной работе никому обиды не будет яко исцу, тако и ответчику и всякому чело­битчику вестно будет, что от чего кому дать. И такова ради уставу и волокиты никакому делу чинить не будут, но вся­кой для себя поспешать будет. Обаче ради лутшаго исправ­ления надлежит расположение учинить и делам всяким, бу­де кто одноденное дело проволочит три дни, то дать ему противо указные дачи половина, а буде же (л. 91) одноден­ное дело проволочит неделю, то лишен будет всего своего взятия за труды, а буде проволочит две недели, то чинить ему наказание неотложное. А о больших делах, которого не мочно меныпи недели зделать, а он проволочит две недели, то такожде дать ему половина, а буде проволочит недели четыре, то лишен будет всего своего труда, а буде проволо­чит недель шесть, то нещадно бить его батоги. И всяким де­лам чинить расчисление по величеству дела и по количеству дней.

    И ради достовернаго свидетельства брать челобитчикам у подьячих ерлыки, записав в коем числе взял от протоколу челобитную или и иное что и к коему числу обещался зде­лать. И буде к тому сроку не зделает, то по тому и указ чи­нить, буде к сроку зделал, (л. 91 об.) то взять ему за работу по указу сполна, а буде за срок проволочил толикое ж чи­сло, то взять половина, а буде за сроком здвое того прово­лочил то ничего ему за работу не давать, а за вящую во­локиту наказание чинить неотложное.

    А о сем всем судьям и приказным людям задать страх ве­ликой и жестокой, чтоб никто сверх указного числа ни от какова дела сверх работных указных денег никаких гостин- цов не принимали б.

    А аще запрещения о излишнем имании и даянии2 не учинить, то указного числа взятие ни во что им буде и будут брать паче прежняго, такожде как ныне у крепостных дел за гривенное дело берут по полтине и болыпи.

    И того ради и у крепостных дел надлежит учинить та­кое ж (л. 92) расположение3, по чему с каковыя крепости

    1    Проволочит — Козл.

    2    И дани — Стр.

    3    Опущ такое ж расположение — Козл.

    168


    брать за работу, а в казну с крепостей брать токмо пошли­ны1, а писменные деньги отставить, а брать по указу писцу и насмотрщику2 за свои труды самим, по чему кому над­лежит. И буде того ж дни напишет, коего взял, то взять ему полная плата, а буде в двои сутки напишет, то взять поло­вина, а буде в трои сутки напишет, то уже не брать за рабо­ту ничего, отдавать те крепости без заплаты А буде кто, в трои сутки написав, да возмет за работу, аще и не сполна, взять на нем штраф сторичной4.

    И писать бы не токмо крепостные, но и приказные и вся­кия письма писали бы строк по пятидесяте и болыни на странице. Сие вельми дивно, что во всем свете пишут (л. 92 об.) мелким писмом, а на нас все окрестные государ­ства бумаги напасти не могут. А5 аще зритца дело сие и невелико, что бумаги беречь, а, по моему мнению, оно не весьма мало, потому что от крупнаго писма и от небрежения рублев тысячь по десятку ни за одну деньгу из царства про­падает. У немец аще и домо8 она делаетца, а и жители та­мошние богатее нас, обаче бумагу вельми берегут. Они не токмо бумаги, но и всякой вещи берегут и для того7 они и богати, что умеют бережно жить.

    А и мы пока сами ся8 не осмотрим и всякия вещи не токмо из инова царства принесенныя 9, но аще и домашния вещи беречь не станем, то никогда богати не будем.

    (Л. 93) И ради подкрепления от излишних дачь приказ­ным людям и о излишних тратах пищие бумаги, напечатать листы и у всех каллег и у10 концелярий те листы прибить, дабы все люди прочитали и никаких бы излишних трат ни себе, ни людям не делали. Пчела муха веема не велика и собирает она мед не карчагами, но самыми малыми крупи­

    1    Только пошлина— Козл.

    2    Надсмотрщику — Стр

    3    Б ез платы — Стр.

    4    Взять с него штраф вторичной — Стр

    5    И — Стр., Козл.

    6    Дома — Стр., Козл.

    7    И того ради — Стр.

    8    Сами себя — Козл.

    9    И всякия вещи беречь не станем, из ынова цар­ства принесенныя — Стр.

    10   Опущ. у — Стр.

    169


    цами, обаче множеством1 их собирают многия тысячи пуд. Тако и собирание богатства царственнаго: аще вси2 люди бу­дут жить бережно и ничего напрасно тратить не будут, но всякие вещи будут от погибели хранить, то тое царство3 мо­жет веема обогатитися.

    А буде кто покусится взять излишнее в другой ряд, то и штраф на нем взять сугубой: за рубль по двести рублев, наказание на козле, а за третью вину либо смерть, либо в вечную работу к рудокопным делам.

    А аще кой судья и не по взятку, но по дружбе или но чьей прозьбе учинить4 не по новоизложенному уставу, то без всякаго милосердия учинить ему определенной указ, как о том уложено будет.

    А аще кто изо взятку нарушит тот (л. 93 об.) новоиздан­ной устав, то, мнитца мне, надлежит и дом его совсем ра­зорить и на неколико лет сотворить его пуст и прибить на том дому писмо со изъявлением вины, еже за нарушение правосуднаго изложения господину того дому учинен указ, а дом его оставлен пуст и живущаго в нем несть, но токмо мышеве и нетопыри да вогнеждаются в нем. И таковое штра­фование будет вроды родов памятно.

    А аще судей малых и великих не казнить и великими штрафы их не штрафовать, то, и правое изложение учиня, правды и праваго суда уставит будет невозможно.

    А аще ради установления правды правителей судебных и много падет, быть уже так. А без урону, я не чаю, уста- новитися в правде5, а прямо рещи6, и невозможно правому суду уставитися, аще сто другое судей не падет, понеже у нас в Руси неправда велми застарела.

    А не таким страхом не чаю я того злаго корения истре­бить. Аще бо коя и земля велми задернеет и дондеже того терния огнем не выжгут, то не можно на ней пшеницы сеяти, тако и в народе злую застарелость злом надлежит п истреб-

    1    Множество — Стр.

    2    В с е — Стр., Козл.

    л Царство — вписано между строками — Акад.

    4    Учинит — Стр., Козл.

    5    Установит и ся правде — Стр., Козл.

    ъ А право рещи — Стр.

    170


    л яти ‘. (JL 94) А аще не тако, то, по моему мнению, не ток­мо в судех, но во всяком правлении правды не будет.

    И аще великородных судей поберечи от жестоких казней, то лутши изъначала ради уставления правды в суды2 поса­дить из ниских чинов, а паче из приказных людей, кои б делах искусны и страх божий в себе имут. И с ними поса­дить, где пристойно, и из военнаго чина, кии от службы от­ставлены, и ис купечества, в которых острота умная есть. И за таковых нискородных, аще кто и погрешит, стоять за них и унравивать3 никто не будет, да и сами они паче вы­сокородных боятися будут. А высокородные на уложенныя уставы мало смотрят, но как кто восхощет, так и делать бу­дет по своей природной пыхе.

    И тем низкородным судьям надлежит дать такое величе­ство, чтобы они никаковых лиц не боялись, кроме бога да царя, и делали б все свои дела по новосочиненному его и. в. указу неизменно, а от своего ума не мудрствовали бы и ни на едину (л. 94 об.) черту сверх указу не прибавливали бы, ни убавливали. И аще что потребное усмотрит кто, то доно­сили бы до4 царскаго величества, донележе то новое изло­жение еще не напечатано.

    А буде из приказных людей в судьи выбрать некого, то бы из дворян мелких, кои остроумны и в делах искусны и боящияся бога. А за нарушение новоизложеннаго указа из­вестная и неотложная им смерти5 объявить, дабы они суди­ли, а о смерти своей помнили.

    И таковым порядком, аще бог на не призрит и помощь свою низпослет, то мочно правосудию устроитися и у нас в Руси. Нам сие велми зарочно ®, что не то что у иноземцев, свойственных христианъству, но и у бесурман, суд чинят праведен, а у нас вера святая, благочестивая и на весь свет славная, а судная росправа никуды не годная и какие ука­зы и. в. ни состоятся, вси ни во что обращаются, но всяк по своему обычаю делает.

    1    Истребити — Козл.

    2    В судьи — Стр.

    3    Упрашивать — Козл ; управлять — Стр.

    4    Доб.: его — Стр.

    5    Смерть — Стр., Козл.

    6    Зазорно — Стр., Козл.

    171


    И донележе прямое правосудие у нас в Руси не устроит­ся и всесовершено не (л. 95) укоренитца оно, то никоими мерами от обит1 богатым нам быть, яко и в прочиих зем­лях, невозможно быть2. Такожде и славы добрыя нам не нажить, понеже все пакости и непостоянство в нас чинитца от неправаго суда и от нездраваго разсуждения и от нераз- смотрителнаго правление.

    И разбоев и иного воровъства множество чинитца и вся­кие обиды содеваются в людях не от чего иного, токмо от неправнаго3 суда. И крестьяне, оставя свои домы, бегут от неправды и росъсийская земля во многих местех запустела, а все от неправды и от нездраваго разсуждения, и какие ги­бели ни чинятся, а все от неправды.

    И самыя правды и праваго4 разсуждения ни милостию, ни жесточию, ни изменниками судиями5, ни иными како­выми вымыслы, мне мнится, учинить невозможно, аще преж­де не сочинить всяким6 великим и малым делам росполо- жения недвижимаго сочинением особливым, понеже древние уставы все обветшали и от неправых судей вси исказались7.

    И аще бог на дело сие милостивно призрит и помощь свою святую ниспослет и что ни случается в мире дел, на вся тая (л. 95 об.) аще изложатся решения подлинная, новоисправ­ная, и коемуждо делу собственное решение, то и немудрой судья может здраво судить. А без основательного изложения ничему полезному и к правде склонному быть невозможно.

    Яко бо здания высокаго без твердаго основания не ут- вердити, тако и с правды8 совершенныя без основательнаго изложения никоими мерами уставити невозможно, понеже в нас неправда велми твердо въкоренилась. Кто с кого смо­жет, тот9 того и давит, а кои люди ядовитые, то маломоч­ных и в конец разоряют, а судьи силняков и ябедников аще

    1    Обид — Стр., Козл.

    2    Опущ.: быть — Стр.

    ’От неправого — Стр., Козл.

    4    Доб.: здравого — Стр., Козл.

    5    Ни измени ым п судьями — Стр., Козл.

    6    Опущ.: всяким — Козл.

    7    Исказились — Стр., Козл.

    8    II правды — Стр., Козл.

    Т о — Стр.

    172


    и видят, что напрасно нападают, а воспретить не смеют. И того ради велми трудно правду установити и не токмо всем правда творити, но чаю, что и изложение правое трудно со­чинять, понеже сильные люди, кии обыкли обижати, не воз­ложат на себя сила, но всячески будут препинати, дабы не веема им от праваго суда потиснутым быть. И того ради вся­чески будут тщатися, дабы им, по прежнему, мочно было убогих и маломочных обижать и разорять.

    И аще препинатели правосудию явится1 прежде начина­ния правосуднаго, то (л. 96) всячески надлежит их отсекати, дабы начинанию правде препинания ни малого не чинили.

    А ради совершенный правды ни коими делы, древних уставов не изменя, а2 самого правосудия насадити и утвер- дити невозможно. В правителех бо велми трудна вещь, еже бы их от неправды отправити8 и правда в них [насадити, понеже неправда в них]4 вельми въкоренилась и застарела. И от мала даже и до велика все стали быть поползновенны, овыя ко взяткам, овыя же, боящеся сильных лиц, инии же боящеся ябидников, а инии того бояся, да аще въпредь при- имет той власть таковую ж, какову он имеет, и чтоб тогда такожде б ему послабил. И того ради всякие дела государе­вы и неспоры и сыски неправы и указы его и. в. недействи­тельны, ибо вси правителие дворянскаго чина своей брать [е] знатным наровят, а власти5 имут и дерзновение токмо над самыми маломочными людми, а нарочитым дворянам не сме­ют и слова воспретителнаго изрещи, но как кому что угодна, так то и чинят и за тем всякие дела и неисправны суть.

    Се бо колико послано указов во все города о недорослях и о молодых дворянских детях (л. 96 об.) и, аще коего дво­рянина и на имя указано выслать, то и того нескоро выш- лят, но по старому Уложению дождався третьего указа и буде ничем отбыть не могут, то уже вышлют. И в таковом ослушании и указов ц. в-ва презрении иные дворяне уже состарелись, в деревнях живучи, а на службе одною ногою не бывали.

    1    Явятца — Козл.

    2    Опущ.: а — Стр., Козл.

    3    Отвратити — Стр., Козл.

    4    В Акад. сп. повпдимому пропуск, восстанавливается по Стр., Козл.

    5    Власть — Стр., Козл.

    173


    И, мне мнитца, сие велми странно, что царскому указу ослушну быть, и в Уложенньие напечаталиг, что третьяго ука­за дожидаться, сие учинено самая потачка плутам и ц. в-ва презирателем. Но ныне надлежит так учинить: буде по пер­вому указу зазывному не поедет кто, то другая позывка чи­нить со штрафом, колико иску, толико и штрафу взять на нем, а челобитчику з другой позывки числить проести3 по указу.

    А буде по кого послан будет с указом его и. в. салдат или и иной какой посылыцик, а он укроетца или отобьетца или з дороги уйдет, то и по первой посылке винить и штрафо­вать, и исцу проести числить с того времяни и иск весь без суда и без очные ставки доправить, то от такова указа и от перваго ноги задрожат и опрометью побежит к ответу (л. 97) и попрежнему не станут третея присылки3 ждать.

    Тем прежним указом так дворяня избалованы: в Устриц- ком стану есть дворянин Федор Мокеев сын Пустошкин, уже состарелся, а на службе ни на какой и одною ногою не бывал и какие посылки жестокие по него ни бывали, никто взять ево не мог, овых дарами угобзит, а кого дарами угоб- зить не может, то притворит себе тяжкую болезнь или воз­ложит на ся4 юродство и возгри5 по бород [е]6 попустит. И за таким ево пронырством инии и з дороги отпущали, а егда из глаз у посылщиков выедет, то и юродство свое отло­жит и, домой приехав, яко лев рыкает. И аще и никаковые службы великому государю кроме огурствае не показал, а со­седи все ево боятца.

    Детей у него четыре сына выращены и меньшому есть лет семнатцать, а по 719 год никто их в службу выслать не мог, а в том 719-м году, не вем по какому случаю, дву ево сынов записали в службу, обаче все записаные и незапи- саные большую половину домо7 живут, (л. 97 об.) а каким способом живут, того я не могу сказать.

    1    Напечатано — Стр.

    2    (Опущ.: проести — Стр.

    3    Посылки — Стр., Козл.

    4    На себя — Стр.

    5    Возгри — Акад и в остальных списках, кроме Лапт, сп., в ко­тором • в о з е р и.

    “По бород — Акад. сп.; во всех остальных списках по бороде.

    7    Дома Стр , Козл.

    174


    И не сей токмо Пустошкнн, но многое множество дворян веки свои проживают. В Алексинском уезде видел я такова дворянина, имянем Иван Васильев сын Золотарев, домо1 со­седям своим страшен яко лев, а на службе хуже козы. В Крымской поход не мог он отбыть, чтоб нейтить на службу, то он послал въместо себя убогово дворянина, прозванием Темирязева, и дал ему лошадь да человека своего, то он ево имянем и был на службе, а сам он домо2 был и по деревням шестерлом розъежжал и соседей своих разорял. И сему я вел­ми удивляюсь, как они так делают, знатное дело, что и в полкех воеводы и полковники скупы, с них берут, да мир­волят им.

    И не токмо городовые дворяне, но кои и по Москве слу­жат и называются царедворцами, а и те множайшия вели­кому государю лгут. Егда * наряд им бывает на службу, то инии напишутся в сыск за беглыми салдаты и, взяв указ, заедет в свои вотчины, да там и пробудет военную пору. А иные напишутся в выимщики, по дворам вино корчемное вынимать, и ко иным всяким делам бездельным добившись, (л. 98) да тако и проживали военную пору.

    А и ныне, естьли, посмотрить, многое множество у дел та­ких брызгал, что мог бы один пятерых неприятелей гнать, а он, добившись х какому делу наживочному, да живет себе да наживает пожитки, ибо овыя, добившись в камисары и в четверщики и в подкамисарья и в судьи и во иныя управ­ления, и живут в покое да богатятся. А убогие дворяня слу­жат и с службы мало съезжжают, инии лет по дватцати и по тритцати служат. А богатые, лет пять-шесть послужа4, да и промышляет, как бы от службы отбыть да добитися б к делам и, добившись к делам, век свой и проживают.

    Яко же видеть, Сергей Степанов сын Унковской лет всего с пят[ь] служил, да добился к делам, и лет с пятнадцать живет у дел, а ныне живет он в Устрике юамисаром, да на­живает. А и ныне ему вряд быть лет сороку и такой волот, еще бы в лучшую служил и в великанех бы мог служить,

    1    Дома — Козл.; домо — Ciр.

    2    Дома — Стр., Козл.

    3    А егда — Козл.

    4    Послужат — Стр.

    175


    токо1 бы он не выше ль указные меры, и знатное дело, что отставлен он не з болшим двадцати лет от службы. И по­сему (л. 98 об.) откуду ни посмотрит, нет у великаго госу­даря прямых радетелей, но все судьи криво едут, кому было служить, тех отставливают2, а кто не может служить, тех заставливают. В Новегороде у седелнаго дела приставлен камандиром Иван Иванов сын Ушаков, и я ево застал в 710 году у того дела лет не з болшим дватцати был и ныне не з болшим ему тритцать лет, а службу едва и знает ли, что то она. А и дядя ево, Иван Наумов сын Ушаков, у дел боль- ши десяти лет, а такой человек и отныне лет десяток и бол- ши мог бы служить. И тако вси, кои богатые, от служеб3 ли­няют, а бедные и стары, а служат, а сытые, хотя и молоди, да служить не хотят. Ивана Артемьева сына Мусина-Пушкина дети, Марко да Григорей, записаны во Преображенской полк в салдаты и едва на службе едва4 и бывали ль, а отпущены уж к делам, а молодиож, не з болшим по дватцати лет, и тако год за год, да и весь свой век проживут. И я о сем мню, что ему, великому государю, о сем не веема известно, но делают все правители, что здоровых молодиков отпускают и, аще (л. 99) и з докладу опускают, да докладывают непрямо, но прилпом доложат, толко слово у него, великаго государя, изо уст вытянут, да и делают, что хотят, и, чаю, запишут в указе, якобы по имянному его и. в. указу отпущон он или послан к такому то делу. И где было от таких молодиков службе быть, а они, заехав в город, живут себе да проклаждаются, и не то что службы, но, чаю, и караулу мало знают, и, живучи у дел, вместо военнаго дела учатся, как наживать, да век свой без службы провожать. А о том ни они, ниже те правители, кои их отпустили, ни мало не пекутца, чтоб они навыкали воин­скому делу, как неприятеля5 побеждать, но учатв тому, как бы им наживать и от службы отлинять7.

    А и прежде сих времен многия дворяня, на службе не

    1    Тако — Стр.; токо — Акад., Козл.

    2    Оставляют — Стр.

    3    0 т службы — Стр.

    4    Опущ.: едва — Стр., Козл.

    5    Опущ.: неприятеля — Стр.

    Научат — Стр.

    7    Отлынять — Стр.

    176


    быв, да добились к делам и живут у наживочных дел. Яко же видеть, в Устрицком стану есть дворяня два брата, Роман да Сергей Ивановы дети Чоглоковы, сказывают про них, что нигде на службе не бывали (л. 99 об.), а каким-то случаем добылись1 в судьи. И один сидел на Устюжне Железной су­дьею годы с три и болши, а другой брат сидел на Вышнем Волочке2 и сказывали о себе высоко, бутто они по имянно- му его и. в. указу в судьи пожалованы. И того ради всяк их боялъся и, на кого ни нападут, всяк им уступал и перед ни­ми не смели никто и слова молвить. А с нынешнаго москов­ская» смотру нивесь зачем судейство их позамялось, писали они с Москвы о себе, бутто по прежнему судьями им быть, обаче то их намерение не состоялось, знатное дело, что не могли перелесть.

    И я сему не могу веры нять, чтоб таких здоровяков, и в службе не бывавших, великий государь в судьи пожаловал. Видим мы все, что его в-во, чтоа даром никого не жалует, а жалует за службу да за выслугу. А они такие здоровяки, чго на службе заслужили бы человек за десять, потому что они люди богатыя и могли б около себя держать неимущих дво­рян.

    От сего бо служба не веема спора, что здоровые и бога­тые и в самых совершенных мужества 4 летах домо5 живут, а убогие и хворые на службе служат, а от маломочного и го- лоднаго и служба плоха.

    (JI. 100) Сему я велми удивляюсь, что как монарх нашь стараетца и страсть дает без пощады великую, а не уймутся, ибо многое множество здоровых молодиков под прикрытие правители хранят, овых защищением своим, овых же при се­бе держанием, якобы споможения ради дел царственных, а самою вещию, како бы кое время прошло без службы: а иные и в службе записаны, а каким-то промыслом, приехав, в домы свои живут.

    1    Добились — Стр., Козл.

    2И один сидел на Устюжие Ж е л е з н о п о л ь с к о й года с три или больше, а другой сидел на Вышнем Во­лочке — Козл.

    Опущ.: что — Козл.

    4    Мужественных — Сгр.

    5    Дома — Стр., Козл.

    12 И. Посошков. Н. 4612 177


    И сего ради, мнитца мне, не худо бы всем людям указ ве­ликаго государя сказать, чтоб у ириежжаго в службы 1 или от какова дела соседям всем требовать у него отпускного пош- портаа, а буде пошпорта отпускново тех чисел нет, то надле­жит ево отослать в город под караулом. А буде в пошпорте написан срок, колико ему времяни быть в доме, то всем сосе­дям смотрихь, чтоб за срок и единаго 3 дня не жил. А буде видя кого без пошпорта или и с пошпортом, да за срок будет жить, а они, -соседи, умолчат, то за молчание сосед всех ближних штрафовать.

    А кои дворяня в службу написаны4 и ни на какой служ­бе не бывали, и буде каким пролазом добьютца начальства, а буде (л. 100 об.) кто, какова чина ни буди, хотя дворянин, хо­тя холоп ево или чужой чей или церковник, хотя и крестья­нин, подлинно уведает, что пожалован в судьи иль в камне- сары или и6 во иное какое правление, или кто и без началь­ства в доме своем живет и крестьянами владеет, а великому государю никаковые службы не показал, то у таковых бы людей отнимать и отдавать тем, кои его ц. в-ву служат. А до­водчику дать четвертая доля изо всего владения его или и по­ловина, чтоб лучши радели и о таковых лежебоках доносили.

    И аще таковых указов напечатать множество и разослать не то, что по городам токмов, но и по селам и по всем по­гостам и велеть дьячкам в неделные дни по отпении литур­гии дня по три иль по четыре прочитать всем въелух, чтобы все тот его и. в. указ ведали и лежебоков бы не таили, то од­ним годом всех кроющихся дворян и детей их явных сотво­рят.

    И естьли бы господь7 бог помощь свою низпослал к нам, еже бы из судей и из фискалов и ис прочиих правителей древнюю страсть неправды искоренить, то всякое бы дело не токмо царское, но и мирское споро бы было.

    1    С службы — Козл.; у приежагощего с службы — Стр.

    2    В Акад. сп. везде стоит пошл орт; во всех других списках: н а ш п о р т.

    Ни единого — Отр.

    В службу не записаны — Стр., Козл.

    5    Опущ.: и — Стр., Козл.

    Только — Козл.

    7    Государь — Акад., нсправл. по Стр., Козл.

    178


    (JI. 101) И о сем аз мню, аще и самыя жесточайшия каз­ни вышшим и нижшим судьям чинить, а древняго уложения не изменить и всем делам новаго регула не учинить, то не можно и1 правде в приказных делах состоятись2.

    Видим мы вси, как великий наш монарх о сем трудит се­бя а, да ничего не успеет, потому что пособников по его же­ланию не много, он на гору аще и сам-десят тянет, а под гору миллионы тянут, то како дело его споро будет? И аще кого он и жестоко накажет, ажно на то место сто готово, и то­го ради, не изменя древних порядков4, колко ни бившись, покинуть будет.

    Не токмо суда веема застарелаго, не разсыпав его и по- дробну не раземотря, не исправить, но и хоромины ветхия, не разсыпав всея и не раземотря всякаго бревна, всея гнило­сти из нея не очистити. А судебное дело не токмо одному че­ловеку, но и множество умных голов надобно созвать, дабы всякая древняя гнилость и малейшая кривость исправити, тяжка бо есть судебная статья.

    Се бо и сам господь бог, ветхаго завета не отставя, новаго не насадил, но егда ветхий отставилб, тогда новой водрузил (л. 101 об.) и тако он укоренился, еже и адова врата одолети не могут. Тако и правосудия никто разрушить уже не может, аще древние неправды все отсечены будут въконец.

    Се бо ныне колико новых статей издано, а немного в них действа, ибо всех их древносная неправда одолевает. И того ради по старому, кто с кого сможет, тот того и изобижать ®, а суда по старому на силнаго сыскать не можно.

    На что нынешняго жесточае указу, иже сочинен о беглых крестьянех, а немного и в нем исправления будет, понеже тот указ токмо7 на одних маломочных людей, а сильным людям он ничтожен есть, старых не отдадут, а вновь кто к ним при­дет, принимать будут. Се бо и у меня человек пять-шесть збежало, однако и за тем указом место себе сыскали. И се

    1    Опущ.: и — Стр.

    2    Состоять — Козл.

    3    Трудитца — Козл.

    4    Прежних порядков — Стр.

    Оставил — Козл.

    0И изобижает — Стр., Козл.

    7    Опущ.: токмо — Козл.

    12*

    179


    уже другой год, збежали дрошлаго 722-го года июля 9-го чис­ла, а и поныне живут, а аще бы указу боялись, то бы никто их не принял. О беглых людех так надлежит учинить, чтоб как. маломочные, так и силные блиско к себе не припускали и, мочи ль, не мочи ль, тако укрепить, яко же ниже явитца. А в вышеспомянутой статье господа удумали смеху достойно, въмесное ль то дело, что подлым людям уложили, (л. 102) еже беглых крестьян отвозить к помещикам их на подводах и денег за все годы, колко у него крестьянин жил, по дват­цати рублев на год с ними же отвозить и отдавать прежним их помещикам. А о своих уложили легохонко, буде жили за кем беглыя люди по приему прикащиков их или старост, а буде принял1 без писменнаго их господскаго повеления, то высечь того прикащика или старосту кнутом, а пожилых на тех владелцах не имать ничего. И то стал наружной провод, у них, господ, есть населено беглых крестьян в понизовых местех и в украиных всецелые села великия, иже есть в них дворов ста по два и по три и болши. И сие не самой ли их разказ, чтоб толикое множеогво населить без ведома господина своего. И, мне ся мнит, с таковых силняков надлежит пред убогими въдвое взять. И в тех их селах живут никого не боя- ся, хотя кой помещик и уведает, то разве из под руки на них посмотрит, а взять и помыслить нелзя. И воеводы в такие вотчины и посылщиков послать2 не смеют, а прикащик и староста, кои принимали, давно (л. 102 об.) умерли и кнутом бить некого. И сего ради сей указ велми зделан прямой прав­де противен.

    То бы указ прав3 был, естли бы4 написан был как богато­му, так и убогому единоравен и написан бы он был с подлин­ным расположением и с явным изявлением, за какую вину брать зажилых денег по сту рублев и за какую вину брать по дватцати рублев и за какую вину и не довелось брать зажи­лых денег. И по нашему простолюдинскому мнению, аще не изменитца той указ, то великия пакости людям сочинятца.

    1    Приняли — Стр., Козл.

    Посылать — Стр., Козл.

    3    Прямой — Стр.

    4    Ежели бы — Козл.

    5    Доб.: люди — Стр.

    6    Опущ.: веема — Стр.

    180


    Многия бо дворяня маломочные и купецкие5 веема 6 разорят- ца, понеже, аще кто и не на вековое житье кого примет, но наймет поработать на неделю или на месяц за денги или в деревне в пастухи, не ведая, что он беглой, наймут токмо на лето, а не в вечное усвоение, то помещик его возмет сто рублев зажилых, да на нем же будет сносных животов ис­кать, елико хощет. И от такова расположения многие и без вины разор.этца1.

    Мне же ся мнит, сия статья (л. 103) надлежит располо­жить сиц: аще кто беглаго человека примет на житье к себе в проки во крестьянство или в дворовые люди или и в бобыли, и принял хотя сам помещик, хотя прикащик ево, хотя старо­ста, единаче зажилые денги брать на помещике том, в чьей деревне жил2, потому, чья земля, того и беда. А прикащик иль староста невинен, потому что он не себе3 ево принял, но господину своему, того ради и беда господину, а не прика- щику ево. Нестаточное дело, чтоб прикащику иль старосте без воли помещика своего принять кого на житье.

    Подобие и купецкой человек аще примет кого в вековое житье, а не на время, то всячески надлежит на таковых пра­вить по сту рублев, аще и недели у него не жил.

    А буде кто станет насилно владеть чьим человеком, дво­ровым, или крестьянином, то, мне ся мнит, таковых и тяж- чайши беглых людей штрафовать.

    (JI. юз об.) А естьли же кто наймет работать на год, а за­писи у крепостных дел не возьмет, то доволно и дватцать рублев с него взять, потому что он не в вечное владение его принял, но на время из заплата денежной.

    А буде же кто наймет на день или на неделю в дому или где и инамо поработать, то на таковых наемщиков поручных записей брать некак. И таковые ни малому платежу непри­личны, потому что они наняты на мало время.

    А аще за наемщиков поденных и неделных и месячных брать зажилые денги, то всенародное разорение будет. Токмо то надлежит учинить, чтоб крестьяне всякаго звания, по прежнему просто, не токмо на год, но и на неделю, никуды

    л Разоряются — Стр.

    ! Был — Козл.

    3    Не к себе — Стр.

    181


    бы ни в подводы от жилищь своих просто не ходили, но все бы государевых воластей 1 и властелинских и монастырских у соцких своих брали бы отпуски за их печатьми. Такожде и по­мещичьи крестьяня без писменных отпусков никуды бы не ис­ходили, а с писмом таковым кто у кого ни найметца из денеж­ные (л. 104) заплаты, то нанявый от всякого платежа свободен.

    Мне же ся мнит, ради самые правды надлежит о беглых крестьянех так учинить, чтобы как богатым и силным, так и убогим и маломочным безъобидно было. И я правее сего не могу предложити, еже написать сице.

    Всякаго звания силные и безсилные послали бы во все свои вотчины, кои в близости и кои2 и в понизовые новые и старые свои вотчины, и во украинные займища к прикащи- кам своим и старостам указы, чтобы без отлагательства но­вых и старых пришлых людей выслал 3 за проводниками, кои лет и по пятидесять или и болыпи жили за ними, и отдали б руками з женами и з детми и со внучаты их старым по­мещикам, чьи они были. И не то что по сту рублев на год, но и по сту копеек не надобно, толко б со всеми их животы дви­жимыми отпустили бы, то и тому старые помещики велми* будут ради.

    И во исправлении тоя отдачи дать (да. 104 об.) хотя на год сроку или и болши, чтобы все силные и безсилные совсем исправились в отдаче. И аще сиц состоитца его пресветлаго и. в. указ, то все помещики ради будут и без зажильгх денег будут благодарны, и так бы все господа вотчины свои очи­стили, чтоб ни жадные души не оставили у себя пришлых людей ни мужеска, ни женска пола.

    А буде кто за тою отдачею оставить® у себя, хотя малых робят, не то что многое число, но хотя одного, а после отдачи обличится, то на господине взять за женскую голову.сто руб­лев, а за мужескую двесте рублев, а прикащику, да старосте по пятидесять ударов кнутом, а крестьяном всем по десяти ударов за тое утайку, чтоб и въпредь государев указ помни­ли, и чево спросят, не таили бы.

    1    Властей — Отр.

    2    Доб.: и в дальности — Стр., Козл.

    3    Выслали — Стр., Козл.

    4    Опущ.: велми — Козл.

    5    Оставит — Стр , Козл.

    182


    И за сицевым указом, чаю я, что и высокие персоны не станут старых беглецов держать, а вновь, чаю, поопасутся, не то что сами господа, и прикащики и крестьяня все будут ис­правны

    А буде кто, не похотя2 отвозить пришлых (л. 105) людей, да в воде потопит или и инако каким случаем умертвит, то за всякую голову по десяти человек повешено 3 будет. А кто пожиткам их коснетца, то на нем доправлено будет десятери- цею и отдано будет тому, чьи те крестьяне были.

    И сицевым образом, чаю, что все беглые крестьяня возвра­щены будут и во всей России пустоту всю населят, а во иных местех и со обилием наполнилось бы теми пришлецами.

    И силным персонам и то будет забедно, что аще и без за­жил ых денег, но токмо з женами и з детми и со внучаты их и с пожитками их крестьянскими отдать их, то ведаю, что и о том будут охать. А тут им было легко приговорить, еже в прежнем указе написано, чтоб мелким помещикам отвозить з женами и з детми и з зажилами денгами, а самим, ведаю, что и подвод будет жаль дать. И того ради, чаю, что будут вся­чески сию статью спорить, чтобы сицевому указу не быть, любят они на чужой спине4 ехать.

    А буде не сице зделать о возвращении беглых крестьян, то не чаю я (л. 105 об.) концу быть, еже бы беглых всех воз­вратить на старые места и пустота б наполнить. Аще ныне высоким персонам послабить в отдаче беглых крестьян, то они старых всех у себя зажмут5, а и вновь принимать будут, и правосудие прямое за такою их силою в России у нас не состоится. Сия статья видитца и не велми тяжка, что чужое отдать без наддачи, а высоким персонам покажетца за вели­кую беду.

    И аще сицевый его и. в. указ состоится, что всем, как нис- ким, так и высоким персонам всех пришлых людей вывести з женами и з детми и со внучаты, то я чаю, что одним годом вся пустота во всех деревнях наполнитца, и чаю, что иные и порожжия пустоши будут населять. И егда пустота вся напол-

    1    Будут страшны — Стр., Козл.

    2    Не хотя — Козл.

    3    Повелено — Стр.

    Земле — Стр.

    5    Заживут — Стр.

    183


    нитца людми, то и1 интерес дарскаго величества умножитца и егда жилее будет земля, то и купеческие промыслы раз- ширятца.

    Толко разве останутца те беглецы, кои бежали за рубежи, а и тех естьли его и. в. указ состоитца, что послать и за ру­бежи (л. 106) к тамошним жителем, то и они, чаю, что ослуш- иы его в-ву не будут, вышлют все, у кого колко их есть. А буде кои на королевское имя записались, то и наипаче короли и курфисты тамошние с царским величеством в тех беглых пришлецах соритися не будут и колико у кого есть, чаю, что поскоряе наших велможь, а ис черкаских маетностей мочно, чаю, и посылкою взять.

    В старом Уложенье напечатано: буде кто, нохотя кого изубытчить, побьет челом напрасно, и егда сыщется, что бил челом он напрасно, то взять на том проести и волокиты по гривне денегь2. И кто и в прямом деле побьет челом, проести та ж гривна на день, хотя в рубле, хотя во сте рублех, хотя в тысяче иль в десяти тысячах рублев, то числитца та же грив­на на день. И в том древнем расположении какая правда? А естьли прямо разсудить, то надобно всему розмер положить, по колику проести числить на день в рублевом деле и по колику в десятирублевом, такожде и во сте рублях и в тыся­че, и вящши тысящи надлежит расположить имянно, по ко­лику проестей3 брать на день с какова иску, (л. 106 об.) и то чинить по записям и по иным случаям в прямых искех.

    А буде кто нападет нагло, похотя кого изубытчить, и егда допряма сыщется, еже напал он напрасно, то чего он искал, без всякаго милосердия доправить на нем то ж число, чего он искал *, и отдать тому, на кого он бил челом. А и проесть, по величеству иску расположа, доправить на нем же и отдать ему же, ответчику, да на нем же доправить пошлина въдвое дабы въпредь было ему и иным так делать неповадно.

    Паки, егда кого обвинят в десяти тысячах, то указано сто­ять на правеже сто месяцев, и того времяни будет девять го­дов и два месяца. А егда выстоит те лета на правеже, то тот

    1    Опущ.: и — Козл.

    в По гривне на день — Стр., Козл.

    3    Проестей — вписано на полях — Акад.

    4    Опущ.: без всякаго милосердия доправить на нем то ж число!, чего он искал — Стр., Козл.

    184


    виноватой принесет челобитную, чтоб ему те денги собирать в перевод и в том переводе повелено дать сроку на толико ж лет, и истец, волочась да и иску своему не рад будет. И то стала самая явная ворам и ябедникам потачька.

    Мне же ся мнит, тыи статьи стараго Уложенья обе надле­жит отставить и зделать так, чтоб каков иск (л. 107) ни был мал или велик, и егда кого обвинят в иску, то допросить ево, чтобы он дал сказку, когда он денги принесет. И буде на кол­ко времени поволит ему истец дать во исправе сроку, то ис­тец волен, хотя на год даст сроку. А приказным порядком болши недели на сто рублев дать не мочно, а в тысяче руб- лех2 на десять недель, а болши того иль менши, то давать срок по росчислению платежа.

    А буде скажет, что платить нечем, то послать все ево пожит­ки движимые и недвижимыя описать и, оценя, велеть прода­вать с наддачею. А ценовщикам велеть ценить прямою на­стоящею ценою, а буде ценовщики половинною ценою оценят, то за такую неправую оценку бить их кнутом. А буде выше настоящия цены оценят, то отдать им, ценовщикам, а у них денги принять и колико тех денег соберетца, отдавать исцу.

    А и нынешней указ о нищих учинен не веема здраво, по­тому велено штрафовать тех, кои милостыню подают. (Л. 107 об.) И тем никогда не унять, да и невозможно унять, и то по­ложение и богу не без противности, бог положил предел, что давать милостыня, а судьи наши за то штрафуют. [А им штрафовать] давалцов не надлежало, [но надлежало]3 по тому указу его ц. в. нищих всех перехватать и допросить, чьи они крестьяня иль посадские иль какие иные люди. И чьи они скажутся, то надлежало их розсылать на те места, откуды они пришли, а они, то отставя, давалцов штрафуют.

    И сия статья правилнее б так учинить: кои хворы и увечны и престарелые, тем бы учинить покой, а кои ходят здоровые крестьяня и крестьянки и дети их, и тех, естли по­велено будет, всякаго чина людям хватать, хотя в городе, хо­тя в деревне. Какой человек ни увидит нищаго здороваго, то, ухватя бы его, привел в приказную иолату, и записать, где его взял, и, записав, отдавали бы их из приказу тому, кто ево

    1    Доб. повторно: волочась — Стр., Козл.

    2    Рублев — Козл.

    3    В Акад. сп. повидимому пропуск, восстановлен по Стр. и Козл.

    185


    привел, а буде он не возмет, то кто ево востребует, отдават бы вовсе, чей бы он ни был. А буде никто не возмет, то от- сылат бы 1 их х каковым делам государевым. То дворяня (л. 108) лшце заслышат, часу не будут мешкать, всех забе­рут к себе и по миру ходить уже не будут пускать. И таким способом одним годом или менши нищие бродить не будут и пс улицам ходить не станут.

    Есть бо много таких помещиков, летом крестьян своих и людей держат у себя на работе, а зимою посылают в мир и велят по улицам бродить и милостыни просить. И скитаючись по миру, аще у кого буде2 найметца поработать и за роботу свою денги возмут, а те помещики, уведав то, что нанявшись, пожил месяц место иль другой, то они скажут, что он бутто збежал и, записав поимку, будет бит челом на того, у кого он из найму работал, о зажилых по указу. И тем не токмо купецким людям, но и дворянам чинят убытки великия.

    А иные посадские такия люди3 есть лежебоки, что живут своими домами, а не хотя ни торговать, ни работать, ходя по миру, милостыню собирают. А иные, сковавшись, ходят бутто тюремныя сиделцы и, набрав (л. 108 об.) милостыни, да до- мо4 лежа, едят. А иные сами и промышляют, а детей своих посылают милостыни просить. И таковым нищим, освидетель­ствовав, надлежит и наказание дать неоскудное, чтобы даром хлеба не ели; буде кто промыслом своим прокормить себя не может, то шол бы на поденную работу или бы пошол в люди жить, а детей бы своих роздал мастеровым людям в науче­ние, и, научась мастерства, могли и отца своего кормить. А скитаючись по миру, иного ничего не научится6, только что воровать и тунеядцами быть. И таковые люди уподобились червию, что ничего не делают, а хлеб с свету губят даром.

    Такожде и по тюрмам насажено у судей множество людей и те люди, тюремные сиделцы, ничесо6 же не делают, толко лежат, да глеб7 ядят, яко червие ж. И сия дела яко нищих,

    1    Опущ.: бы — Стр.

    2    Опущ.: буде — Стр.

    3    Опущ.: люди — Козл.

    4    Дома — Стр., Козл

    5    Не научатся — Стр., Козл.

    Ничего — Козл.

    7    Хлеб — Стр., Козл.

    186


    тако и тюремщиков, не надобно судьям в презрение полагать, но велми надобно пещися 1 и не токмо одним судьям, но и подъячим, чтоб дней (л. 109) своих никакия люди даром не теряли и хлеба бы даром не ели. Бог не на то хлеб нам дал, чтоб нам ево яко червию съев, да в тлю претворить.

    Но надобно, хлеб ядши, делать прибытак2 богу и царя своему и своей братье и себе, дабы не уподобитися непотреб­ному червию, иже токмо в тлю вся претворяют, а ползы ни мальм людям кроме пакости не содевают.

    В России во всех городах и в селех и деревнях нищих и тюремных сидельцев, чаю, чт© наберетца тысячь десятка два- три или и 3 болши и на кийждо год хлеба они съедят на ху­дой конец, что тысячь пятдесять четвертей или и шестьдесят. II естьли положить на человека с хлебом и с хорчом 4 и со одеждою их на самой малой оклад по шти рублев на год коемуждо человеку, то такими тунеядцами казны на кийждо год в тлю претворитца близ дву сот тысячь рублев. И такая великая гибель чинитца вся от нерадения судейскаго, в побо- рех за гривну хотят из человека душу вытянуть, а где многия тысячи погибают напрасно, того ни мало не смотрят и че внимают тому, как бы в чом прок зделать (л. 109 об.) к по­полнению царственнаго богатства, но толко то считают, что налицо принимают, то и в прибыль почитают. А что тем со­биранием своим бед наделает людям, паче же самому велико­му государю наделает убытков множество, то ничего того не смотрят и не радят о том.

    Самое основание собранию то радетелное, еже его и. в-ву кто потщится казну собирати, а людей не разорит5. А сего всем правителем паче собрания смотрить, чтобы ничто нигде даром не пропадало и никакие б люди хлеба даром не ели, но вси бы трудились и плод приносили.

    Вси бо судьи и правители8 нарицатся7 ц. в-ву радетели и слугами верными наричут себя. А естьли здравым оком по-

    1    Тщится — Стр.

    2    Прибыток — Стр., Козл.

    3    Опущ.: и — Козл.

    4    С харчом — Стр., Козл.

    Не разорить — Козл.

    Управители — Стр., Козл.

    7    Нарицаются — Стр., Козл.

    187


    смотрить на них, то все их радения вопреки явятся прямому радетелю, не то, что чего собраннаго беречи, но и не собран- наго смотрить пилно, чтобы ничто нигде не тратилось и дней бы своих никто даром не терял.

    И всякия собранныя вещи не токмо в царских сокрови­щах, но и во всем (л. 110) мире за богатыми и за убогими прилежно смотрить, чтобы нигде ничто и их даром не пропа­дало и излишняго ничего б нигде не тратили, то то такой че­ловек прямой будет царственному богатству собират[ел]ь.

    И всякому правителю во своей провинцыи или и канцеля­рии, аще кто восхощет государю своему порадети, то не на­добно ему много пить и прохладно жить и по лесам зайцов ловить, но о том все свое попечение иметь, како бы скоряе дела вершить и чтоб в приказе и в тюрме лишних дней не сидели и хлеба бы напрасно без работы не ели, но все бы были у дел своих. Кои по вине своей достойны1 смерти, то тех не для чего долго2 и томить и даром хлеб в них тратить, но надлежит их вершить.

    А и по кабакам надобно смотрить, чтобы ярышки голые без работы не жили тут. А буде кои для работы годны, то брать на них крепости, чтобы им никаким дурном не про­мышлять и зерьнью не играть и пристани никаким лишним (л. НО об.) людям не держать, чтобы без работы никакой че­ловек не был.

    А кои люди надлежат какова наказания, то таковых не надлежит и дня единаго в тюрме иль в приказе держать, чтоб он дней своих даром не терял. А коих надлежит сослать на рудокопные дела и на иные черные работы, то и тех долго держать не для чего ж, но, запятнав вечным или времянным пятном, отсылать их, кои куды надлежат * не мотчав *, что­бы они даром хлеба не ели.

    А и кроме приказа всякому командиру во своей каманде смотрить накрепко, чтобы никто нигде даром не шатался и робята молодые кроме праздничных дней отнюд бы по ули­цам ни кознами, ни кубарями, ни иными какими играми не

    1    Достойны — вписано над строкой; зачеркнуто: не — перед смерти — Акад.

    2    Не для чего болпге — Козл.

    3    Надлежит — Стр., Козл.

    4    Не мешкав — Стр.

    188


    играли, айв мужестве сущия никаковые вещи напрасно не тратили и яйцами б не билися. И никакова чрга люди и дво- ряня без писменнаго указа хлеба бы в вино не переводили п за крестьянами своими сами бы смотрили и прикащикам и старостам накрепко бы заказали, чтобы никакой крестьянин гуляком не был ни летом (л. 111) ни зимою. Не токмо болшие но и малыя ребята даром не шатались бы, но овыя учились бы грамоте, а иные рукоделью, каковые1 водитца во кресть­янах, учились бы. Буде кой топором еще и не сможет вла­деть, то бы прясть учились и, научась, шли бы на полотня­ные дворы и там бы зимою из найму или и из хлеба ра­ботали, а летом полевую б работу работали. И аще в юности навыкнет работать, то и под старость гуляком не будет.

    А сие и не без греха есть, что за самыя [малые] 2 вины да в тюрму сажают, а иных и безвинно сажают, иного посадят и на час, да забудут, то он в забвении просидит и год место. И ради памятования надобно всякому судье безотложно на вся­кой день колодников своих всех пересматривать, и всех их ставить перед себя налицо, то нелзя будет подьячему иль приставу посадить за хоженое свое. И смотря колодников, всех бы новоприводных сам допрашивал, кто в каком деле приведен. И буде дело до кого малое, то того бы часа и ре­шение ему учинил, то бы он промышлял, а, в приказе б си­дя, дней своих не терял.

    (Л. ill об.) И аще все судьи тако будут управлять, ко­лодников повседневно пересматривати и решение им чинить немедленное, то и тюрмные3 дворы не надобны будут. От не- управления судейского велми много в мире пакостей и разо­рения чинитца и погибают многие напрасно, ибо многия, в заключении сидя, з голоду и от всякия нужды умирают без­временною смерьтию.

    И о колодничем сиденье, мнитца, надлежит предел учи­нить сицевый: буде кто взят в розыскном деле, то решить ево в неделю и болшое что в две, а в исцовых делах держать больши суток отнюд не надобно. А буде за сутки будет кой судья в исцове деле держать, то кормит[ь] того колодника

    Ш Каковое — Стр.; каково — Козл.

    2    Опущ. в Акад.; восстановлено по Стр., Козл.

    Тюремные — Стр., Козл.

    189


    судье своим хлебом, и естьли учинено будет тако, то по ны­нешнему держать долго не будут. А сие веема надлежит от­ставить чтобы’ по улицам перекованным колодникам, ходя милостыни не собирать. Ныне, истинно, стыдное дело, что в нищих да в колодниках пройти невозможно.

    В старом управлении судебных дел было уставлено3, буде в каком займе или иманье из казны денег поручатца порутчи­ки в тысяче рублех (л. 112) человек десять или дватцать, а писали в записях, взять те денги на заимщике и на порутчи- ках, кто из них в лицах будет. И по такому обыкновению, аще заимщик4 не исправитца, то, высмотря ис порутчиков, которой посытнее, да буде не умеет за себя стать, то на од­ном на нем и доправят и совсем ево разорят. А иной заимо­давец немилостивой, как срок придет платежу, а заимщик не исправитца, то не даст сроку ни на неделю, всех порутчиков захватит в приказ, и егда обвинят их, то всех их разорит* до основания. Буде денег не принесут6 въекоре, то пожитки у всех заберут безерочно и оценять7 дешевле половины и все распродадут за бесценок. И тако всех порутчиков и разорят и межь двор пустят и от такова порядка многое множество народа в нищие пошло и то стало быть самое царственное разорение.

    А аще зделать, так, чтобы во всякие поруки ручались по­рутчики по своей мочи, аще и в великом займе тысящном или и многотысящном (л. 112 об.) станут ручатца, то всякой по- рутчик ручался б по своей силе. Буде кой может тысячу руб­лев заплатить, то бы в том и ручался и в руке своей имянно бы и описал, что он ручаетца в тысяче рублех, а кто с тыся­чу рублев не сможет, то всякой бы по своей могуте, кто во сте рублех, кто болши иль менши. И буде кто болыпи десяти рублев заплатить повытку своего не сможет, то в десяти руб-

    1    Оставить — Козл.

    2    Хотя — Стр., Козл.

    3    Было уложено — Козл.

    4    И на порутчиках, кто из них в лицах будет. И по

    такому обыкновению, аще заимщик — вставлено на по­лях — Акад.

    6    Разорят — Стр.

    Не принесет — Отр.

    7    Оценят — Стр., Козл.

    190


    лех и подписался бы, и егда заимщик платежей не исправит­ся, то болши десяти рублев с него бы не было взятья. И та­ко всякой порутчик, что в руке своей написал, то и заплатит и по такому регулу никогда бы порутчики от поручения сво­его не разорялись и ручатца бы стали охотнее.

    В старом Уложенье напечатано, еже сажать в некоторых делах за вину сажать1 в тюрму годы на три и на четыре и болши, и та статья мне возмнилася веема непристойна. Но чем посадить в тюрму да морить лет пять иль шость, то луч- ши приложить ему наказания или иного (л. 113) какова штра­фования, а дней жития человеческаго терять не надобно. Че­ловек, на воле будучи, иной подле себя и посторонних чело­век пять-шесть или и болши может прокормит8, а в тюрме сидячи, и себя прокормить не можно, но въместо червя будет хлеб есть и в тлю претворять без прибытку.

    В Новегороде в прошлом 718-м году пойман Ямъбурских стеклянных заводов того стеклянаго дела ученик Иван Семе­нов в том, что он сам себе пошпорт3 написал своею рукою. И дважды он розыскиван в том, что не писывал лы 4 кому ино­му пошпортов или иных каких писем. И кроме того своего пошпорта не явилось, и видя, что иной вины никакой нет, то бросили ево в тюрму. И сидел в тюрме при Иване Мякинине три годы, а решить ево не мог, знатное дело, что дать тому ученику было нечево, а он, Мякинин, любил денги, а даром он никому ничего не делал. И буде, кто болши принесет, тот и прав будет его судейским разсуждением; он, будучи в судей­стве, не смотрил (л. 113 об.) на правду, но смотрил на денги.

    И таким судейским гнилосуждением пять лет без одного месяца просидел в тюрме и вся та пят[ь] лет погибла. А естьли бы он, Мякинин, не алтынничал, да, по указу учиня б ему наказание, свободил, то бы он ста два-три прибыли в царстве зделал бы, а, сидя в тюрме, хлеб ел лежа, и тот хлеб пропал даром.

    И ради совершеннаго таковых дел исправления, надобно у бога всещедраго милости попросить, чтобы он, человеколюби­

    1    Опущ.: сажать — Стр., Козл.

    2    Прокормить — Стр., Козл

    3    В Стр. и Козл. везде: па шпор т.

    4    Ли — Стр., Козл.

    191


    вый бог, на дело сие милостивно призрил. И возложась на его божию волю, надлежить для установления самые правды первее состроить судебная книга с тонкостным расположе­нием на великия и малыя дела, как кои дела решить. И так надобно ево устроить, чтоб никакова дела наизусть не вер­шить, но всяким бы делам1 решение наказания и милости ясно означено было, за что какая жесточь и за что какая милость, чтобы по тому расположению и маломысленной судья мог прямо всякия дела разсуждати.

    ГЛАВА 4

    О КУПЕЧЕСТВЕ

    (JI. 114) И купечества в ничтожность повергать не надоб­но, понеже без купечества никаковое2, не токмо великое, но и малое царство стояти не может. Купечество и воинству то- варыщь, воинство воюет, а купечество помогает и всякия по­требности им уготовляет.

    И того ради и о них попечение неоскудное надлежит име­ти. Яко бо душа без тела не может быти, тако и воинство без купечества пробыть не может; не можно бо ни воинству без купечества быть8, ни купечеству без воинства жить.

    И царство воинством разширяется. а купечеством украша­ется, и того ради и от обидников велми надлежит их охраня- ти, дабы ни малыя обиды им от служивых людей не чини­лось. Есть многие несмысленные люди, купечество пи во что ставят и гнушаются ими и обидят их напрасно. Нет на свете такова чина, коему бы купецкой человек не потребен был.

    (JI. 114 об.) И так купечество годствует блюсти, чтоб не токмо от обидников посторонних, но и они между собою друг бы друга не обидели и в купечество их иночинные люди от­нюд бы не въступали и помешательства ни малаго им не чи­нили, но дать им торг свободной, дабы от торгов своих сами полнились и его и. в. интерес умножали.

    1    Д е л а м ■— вписано над строкой — Акад.

    s Никакое — Козл.

    3    Пробыть — Козл.

    192


    Егда бо торг дан будет рускому купечеству свободной, чтоб не токмо иночинцы, но и иноземцы в торгу руским людям помешательства ни малого б не чинили, то и пошлинной збор будет не в том сочислении. Я так мню, что при нынешнем зборе пошлины будет собиратися въдвое или и1 вътрое, а ныне от разночинных промышлеников пропадает ее бол­тая половина.

    Буде кто, коего чина нибудь, аще от сигклита, или от афицеров или от дворянства или и * из приказных людей или церковные причетники или и крестьяня похотят торго­вать, то надлежит им прежней свой чин отставить (л. 115) и записатца в купечество и промышлять уже прямым лицом, а не пролазом и всякие торги вести купечески3 с платежем пошлин и иных каких поборов с купечества равно со всем главным купечеством. И без согласия купеческаго каманди- ра утайкою по прежнему, воровски, ничего не делать и по- шлиннаго платежа ни малаго числа не таить.

    Надобно всякому чину прямо себя вести, чтобы4 пред бо­гом не погрешить и пред царем в вине не быть. И как жить, так надлежит и слыть, аще воин, то воин и да будет, и аще иного звания человек, то всяк5 свое звание и да хранит цело.

    Сам господь бог рек, глаголя, яко един раб не может дву господам служити (Матф., глава 6, стих 24)6. Тако и воину и инаго чина человеку всякому7 свой чин прямо вести, а в другой предел не вступати, аще бо кому х купечеству при- лпнутися, то в военном деле солгать будет. Сам же спаситель наш рек, глаголя, яко иде же сокровище ваше8, ту и сердце ваше будет. (Л. 115 об.) А святый Павел апостол глаголет, яко никто воин обязуяйся куплями угоден будет воеводе (2 Тим., глава 2, стих 4)". А и по простонародному речению

    1    Опущ.: и — Стр.

    2    Опущ.: и — Стр.

    3    Купеческие — Стр.

    4    Чтобы — вписана над строкои — Акад.

    5    Доб.: бы — Стр.

    6    Вставлено на полях.

    7    Доб.: бы — Стр.

    8    Наше — Акад.; исправлено по Стр , Козл

    9    Вставлено на полях — Акад.

    13 И Посошков Н 4612

    193


    есть глагол приличен сему, еже глаголетца: одно взять, либо воевать, либо торговать.

    И посему воину и всякому иночинцу отнюд купечество­вать не подобает, но буде у кого желание х купечеству при­падет, то уже в тот чин и въписатися надлежит.

    И сего ради, аще не учинить о сем предела, еже посторон­них торговцов из господ и из протчих приказных и воен­ных людей и ис крестьян не унят ‘, то весьма обогатитись ку­печеству невозможно и собранию пошлинныя казны умножа- тися не от чего будет.

    А аще господь бог у нас в российском царстве устроит сице, еже судьи и все правители будут кийждо управлять свое дело с прилежанием, а в купечество не въступати, но токмо их от обидников защищати, такожде и военным лю­дям, ни афицерам, ни салдатам в купечество (л. 116) не въступати же и ничем их не обижати, токмо пещися о сво­ем деле военном. Такожде и приказные люди пеклись бы о своих приказных делах, а в купечество отнюд бы не въсту- пали ж, а и мастеровые люди питались бы своим рукодели­ем, а в купечество и тии не въступали ж бы, такожде и кре- стьяня знали бы свою крестьянскую работу, а в купецкое дело ни мало не прикасались бы. А буде кой крестьянин может рублев на сто торговать, то тот бы, чей ни был кре­стьянин, государев ли или царицын или митрополей или мо­настырской или санатской или дворянской или какова зва­ния ни был, а торгу на ста рублев имеет, тот бы записался в купечество. И аще и там поволено2 будет им жить на ста­рине, а уже пахоты ему не пахать и крестьянином не слыть, но слыть купеческим человеком и надлежит уже быть под ведением (л. 116 об.) магистратским и с торгу своего пошли­на платить в мелочные зборы или по окладу со всего тор­гу уколом, то так тому и платить неизменно.

    А дворяня ради себя пасли бы своих крестьян неоплош­но и прикащикам своим и старостам наказали б накрепко, чтоб крестьяня ево ни мало к торгу не прикасались бы и ни­когда бы даром ни летом ни зимою не гуляли, но всегда б были в работе, а х купечеству ни малым торгом& отнюд не

    ‘Не унять — Стр., Козл.

    а Поведено — Стр.

    ’ Ни малых торгов — Козл.

    194


    касались бы, такожде и сами дворяня ни х каковому торгу не касались бы.

    И буде кой крестьянин и богат, то бы он пустоши нани­мал, да хлебом бы насевал и тот излишней хлеб продавал бы, а сам у иных крестьян ни малаго числа для прибытку своего не покупал бы. А буде купит1 хотя одну2 осмину, а кто свой брат крестьянин или и тот, кто продал, пришев 3 в таможню, известит, то у того торгаши4 взято будет штра­фу сто осмин, а кто о том донесет, дать десять осмин. А бу­де кто купит для продажи десять четвертей, то взято будет (л. 117) на нем штрафу тысяча четвертей, а кто доведет, то­му сто четвертей.

    А буде коему крестьянину припадет охота х купечеству, чей бы он ни был, явился б в магистрате и сказал, что могу я торговать на сто рублев или на двесте или и вящши, то указом его и. в. взят будет в купечество.

    И аще сие бог устроит, еже всякаго звания человек бу­дет пещися о своем деле, то всякие дела будут споры, а ку­печество так обогатится, что не в пример нынешнему богат­ству. А пошлины будет с них собиратися не то что въдвое, но, чаю, что нынешняго збору и вътрое болыпи будет5 или и вящши.

    Потому что ныне торгуют бояря, дворяня и люди их и афицеры и салдаты и крестьяне, то все те торгуют безпош- линно, а и купецкие люди за их имяны множество прово­зят 6 безпошлинно же. И я не чаю, чтобы ныне и половина прямо пошлин собиралося, да и собрать ее не мочно, аще не отставить (л. 117 об.) вовсе торгу от господ и от служивых людей, потому что прикоснулись торгу лица силные, а кои и несилны, то магистрату неподсудны.

    Я и о сем всесовершенно знаю, что в одном Новгород­ском уезде крестьян, кои торгуют, будет сто другое, а пош­лин ни по денге не дают. И аще кой зборщик, увидя их, по­хочет пошлину взять, то дворяня за них въстунятца и чуть

    1    Доб.: кто — Стр.

    2    Опущ.: одну — Козл.

    3    Пришед — Стр., Козл.

    4    Торгаша — Козл.

    5    Будут — Козл.

    Производят — Стр.

    13"

    195


    живых оставят, и на то смотря, никакие целовальники и прикоснутца к ним не смеют. А есть такие богачи, что сот по пяти-шти имеют у себя торгу, а великому государю не платят ни по денге.

    И естьли вся сия устроятся1, то яко от сна купечество возбудится.

    А сей древней купецких людей обвычай2 велми есть не прав, еже и между собою друг другу неправо чинят, ибо друг друга обманывает, товары яко иноземцы, тако и рус- кие, на лицо являют добрые, а внутрь положены или соде- ланы плохи. А иные товары и самые плохие да, закрасив добрыми, (л. 118) продают за добрые и цену берут непра­ведную и неискусных людей тем обманом велми изьянят и в весах обвешивают и в мерах обмеривают и в цене облы- гают. И тое неправды и в грех себе не поставляют и от та­кова неправаго порядка незнающим людям великия пакости чинятца.

    А кои и обманивают, последи за неправду свою и сами все пропадают и во убожество вящшее приходят, и тако вси оттончевают.

    А аще бы в купечестве самая християнская правда уста- вилася, еже добрые товары за добрые бы и продавали, а средние за средние, а плохие за плохие и цену б брали по пристоинству товара прямую настоящую, по чему коему то­вару цена положена, а излишние б цены ни у какова то­вара не то что взять, но и не припрашивали б, и ни стара, ни мала, ни несмысленнаго не обманывали бы, но во всем поступали б самою правдою, (л. 118 об.) то благодать бы бо­жия возсияла на купечестве и божие благословение почило бы на них и торг бы их святой был.

    И ради неподвижные в купечестве правды надлежит во всех рядех устроит3 сотских и пяти десятских4. И в коей лавке сидит сотской, то над дверми лавочными прибить до- шочка окруженная покрытая белилами, дабы всем она знат-

    1    Строится — Стр.

    2    Обычай — Стр., Козл

    3    Устроить — Стр., Козл.

    4    Доб.: и десяцких — Стр., Козл.

    196


    на была, и на аакой дщице1 написать сице: с о т с к о й ". Такожде над лавкою и пятидесятскаго и десятскаго, чтобы купующие, купя какой товар, знали где тот товар показать, прямо ли отвесил или отмерял и товар доброй или плохой и настоящую ль цену взял.

    И буде взял цену не противо настоящия цены излиш- ную, то за всякую излишную копейку взять на нем штра­фу по гривне или по две и высечь батоги или плетми, чтоб въпредь так не делал. А буде в другой ряд так (л. 119) же учинит, то доправить штрафу сугубо и наказание учинить сугубое жь.

    А буде кто неправо отвесит или неправо отмеряет или не такой товар даст, какова купец требовал, или вместо добра- го худойа продаст, то таковому жесточае чинить наказание, а штраф противо товарные цены взять десятерично4.

    А буде в той неправости помирволит5 продавцу сотской или пятидесятской или десяцкой, то взять штраф на десяц- ком в десять мер, а на пятидесятском6 в пятдесят мер, а на сотском во сто мер7, и наказание чинить им кнутное по колику ударов уложено будет.

    И дать тем сотским и пятидесятским инъструкцыи с ве­ликим подкреплением, чтобы они за своими десятскими смо- трили неоплошно, дабы они никаковому десятчинину8 пона- ровки ни малые не чинили и плохо б сего не клали, но бо­ялись бы яко огня, дабы не дошло до великих лиц. И что­бы те десятские и по лавкам досматривали, чтобы (л. 119 об.) никакова товара худово добрым не закрашивали, но ка­ков кой есть, таков бы и продавали, доброй за доброй, а сре­дней за средней, а плохой за плохой и весили бы и меряли самою правдою и излишние цены ни у какова товара не при- бавливали бы и не припрашивали бы, но чего стоит, того бы

    1    Дощице — Козл.

    2    Сотской — крупными буквами; в Акад. п Козл. сп. обведено пунктиром.

    3    Доб.: простой — Козл.

    Десятирицею-— Козл.

    5    Позволит — Стр.

    “Или десяцкой, то взять штраф на десяцком в де­сять мер, а на пятидесятском — вписано на полях — Акад.

    7    Опущ.: а на сотском во сто мер — Стр.

    8    Десятчинину — вписано над строкой — Акад.

    197


    и просили. А и1 заморские б товары, сукна й камки и про­чие парчи меряли бы и продавали с перваго конца, а не з заднего. И каков купец ни пришол, богат или убог, аще ра­зумен или и ничего не смышлящь, всем бы единаче правдою продавали и ни у рубля, ни у десяти рублев единые копей­ки не имали и не припрашивали бы.

    Старик, нелзя одной цены уставит[ь], веть товару имя одно, да добрата не одна. Ину пору уж и ты врьош!2. И са­мый ради безпорочные правды не худо бы всяким товарам весовым и локотным положить цена уставленная, чтоб она какова в первой лавке, такова была и в последней.

    (JI. 120) А что с кого надлежит за какую вину взять штра­фу, и тот бы штраф собирали сотские, не отлагая до иного дня, но когда кто провинитца, тогда бы и платился и, при­няв штраф, записывали бы в закрепленную книгу и поме­сячно относили бы их в кантору надлежащую.

    А со иноземцы приежжими на ярманках без воли главнаго купеческаго правления камандира ни великаго, ни малаго торгу не чинили бы. А буде кто, хотя на один рубль дерз­нет приежжим3 иноземцам продать какова нибудь товара, без воли вышняго своего камандира, то взять на нем штраф сторичной, за всякой4 рубль по сту рублев и наказанье учи­нить кнутом, колико уложено будет ударов дать, дабы пом­нил и въпредь так не делал.

    И с воли камандира своего и по согласию купечества, по- ставя цену товару своему, отпускали бы за море и за про­чие рубежи руские товары как богатые, так и убогие с воли камандира своего по общему (л. 120 об.) согласию кампан- ства, чтобы никому обиды не было.

    И егда иноземец сторгует какова товара рускаго многое

    1    Опущ.: и — Стр.

    2    Старик... и ты врьош — является очевидно вставкой или заметкой читателя, попавшей затем при дальнейшей переписке в текст; имеется кроме Акад. сп. в ином варианте в Лапт., Бел., Усть-сыс. сп.; опущено в Стр., Козл. В Лапт, и Усть-сыс. сп.: спорить нельзя одной цены уставить, веть (весть — Лапт.) товару имя одно, да доброта не одна, ину пору да и поплоше; в Бел.: уставить нелзя одной цены, веть товару имя одно, да доброта не одна.

    3    Проезжим — Козл.

    4    Доб. • взятой — Стр., Козл.

    198


    число или и малое, то всем руским людям, как богатым, так и убогим, комуждо из своих товаров поверстався по коли­честву товаров своих, чтоб ни богату, ни убогу обиды не было. А буде кто не похочет товару своего для малыя про­дажи росчинать, то как кто похочет, в том воля мочно дать.

    И тако творя, между всеми купецкими людми будет мир­но и согласно и цены никому уронить будет нелзя. И по чему какому товару цену с общаго совета наложат, то уже иноземцы по той цене и нехотя возмут.

    А буде иноземцы, похотя1 нашим товарам цену снизить, и товаров по наложенно[й] цене брать не станут, то надле­жит у маломочных товары все богатым на себя снять2.

    И буде купецкие люди за недостатком денежным не сой- мут, то выдать (л. 121) бы им денги из ратуши и отпустить их восвояси, и въпредь до указу таковых товаров не возили бы, хотя годы два-три или и болши, донележе со иноземцы торгу не будет, промышляли бы иным каковым промыслом.

    И пока иноземцы по наложенной цене товаров наших принимать не будут, до тех времен отнюд ни малого числа таких товаров на иноземческие торги не возили бы.

    И буде иноземцы, восхотя3 наших купцов принудить к своему умыслу, еже бы наших руских товаров4 ценою не звысит5, а своих не снизить, оставя торг, поедут за море без наших товаров, то и свои они товары, с коими приехали, по­везли бы все с собою назад. А в анбары с кораблей, не стор­говавшись, отнюд класть им не попускать бы, хотя за ан­бары въдвое или вътрое наемные денги давать станут, или где в домы похотят сложить, отнюд того им не попускать. Но когда (л. 121 об.) наших товаров им не брать, то и своих товаров оставлять им не для чего, как привезли, так пусть и назад повезут.

    А в другое лето буде приедут, то надлежит нам на свои руские товары ко уставленной прошлогодной цене прило­жить на рубль по гривне иль по четыре алтына или как о том указ великаго государя состоится, како бы купечеству

    1    Похотят — Стр., Козл.

    Взять — Козл.

    3    Восхотят — Козл.

    4    Вместо товаров: купцов — Козл.

    Не взвысить — Стр.; не возвысите — Козл.

    199


    слично было и денги бы в том товаре даром не прогуляли.

    А буде два года иноземцы с торгом не будут, то на преж- ную цену наложить еще толико же, колико на первый год наложено. И тако колико годов ни проволочат они упрям­ством своим, то на кийждо год по толикой же накладке на всякой рубль налагать, не уступая ни малым чем, чтобы в купечестве денги в тех залежалых товарех не даром лежа­ли, но прецент бы на всякой год умножался.

    И аще в тех прецентах товарам (л. 122) нашим возвысит- ца, что коему прежняя цена была рубль, а во упорстве ино­земском возвысится в два рубля, то такову цену уже и въпредь за упрямство их держать, не уступая ни малым чем.

    И аще иноземцы упрямство свое и отложат и станут то­вары свои возить к нам по прежнему и наших товаров себе востребуют, а уже цены на руские товары прибавленой от­нюд бы не убавливать и в предьбудущие годы по той же наложенной цене продавать, почему во упорстве их инозем­ском наложилась.

    И буде двойные цены за наши товары не похотят нам дать, то и их товары перед ними, мы за божиим благослове­нием можем и без их товаров пробыть.

    Обаче же я мню, хотя они и хитры в купечестве и во иных гражданских росправах, а аще уведают нашего купе­чества твердое положение о возвышении цены, то не допус­тят до двойные цены, будут торг иметь (л. 122 об.) повсе- годно. Видя бо наше твердое постоянство, всячески упрям­ство свое прежнее и гордость свою всю, и нехотя отложат, нужда пригоняет и к поганой луже. Для нас хотя вовсе они товаров своих к нам возить не будут, мы можем прожить и без их товаров, а они без наших товаров и десяти лет про­жить не могут. И того ради подобает нам над ними господ- ствовати, а им рабствовати пред нами и во всем упадка1 пред нами держать, а не гордость.

    Сие странное дело, что к нам приехав с своими бездел­ками, да нашим материалным товарам цену уставливают нискую, а своим цену ставят двойную, а иным товарам н выше двойные цены.

    И не до сего ста, но и денги нашего великаго царя ценят,

    1    Упадки — Стр.

    200


    до чего было им ни малаго дела не надлежало, им надлежит денги ценить своих государей, потому что они власть имут над своими владельцы. А наш великий император сам (л. 123) собою владеет и в своем государстве1 аще и копейку повелит за гривну имать, то так и может правитися. Мы в своем царстве с воли монарха своего волны на привезеные их товары цену налагать, а буде им нелюбо, то на ту цену не отдавай2, волен он и отдать и не отдать, нам силою у не­го не отнять. А в том мы можем стоять, что несторговано- му и негодному на сухом берегу места не дать, либо назад повези, либо31 в корабле держи.

    Время было уже им прежняя своя гордость и отложить, плохо им было над нами ломатца тогда, когда сами наши монархи в купеческия дела не въступали, но управляли бо- яря. И, приехав, они, иноземцы, засунут4 силным персонам подарок рублев во сто-другое, то за сто рублев зделают они, иноземцы, прибыли себе по милиону, почему что5 бояря не ставили купечества ни в яишную скорлупу, бывало на грош все купечество променяют.

    А ныне, слава богу, монарх нашь вся сия разсмотрил и подлесть им (л. 123 об.) уже некак, еже бы им по прежнему своему хотению уставить и на своем поставить.

    И естьли они ®, иноземцы, от упрямства своего годы два- три или и пять-шесть торговатца с нами не будут, то купе­честву нашему великая и неисчислимая7 прибыль будет, по­тому которые товары покупались у нас в Руси по рублю, то будут уже в покупке по полтине или и менши. А инозем­цам менши уставленные цены за иноземческое упорство збавить отнюд не мочно, потому что такая цена уставилась за их непокорство.

    Они на свои товары8 без жадные причины наложили це­ну высокую и тем нас велми изневажили, а им изневага не

    1    Царстве — Козл.

    2    Не отдавали — Стр.

    3    И л и — Стр.

    4    Да сунут — Стр.

    5    Потому что — Стр., Козл.

    Опущ.: они — Козл.

    7    Неищисленная — Стр.

    8    Товары — вписано над строкой — Акад.


    от нас, но от своего им упрямства. Они в причину поставили руские наши денги, до чего им ни малаго дела нет. Денги наши когда в их землю придут, то хотя они (л. 124) нашу копейку и за денгу не возмут, то в том они волны: их зем­ля, их и воля. А в нашей земле нет им ни малыя власти, но волен нашь монарх, а по его монаршей воле и мы имеем некую часть воли. А они, пришед в нашу землю, ценя наши денги, да всяким своим товарам цену возвысили. Червон­ные были без гривны по сороку алтын, а ныне по два руб­ли, яфимки были по осмнатцати алтын, а ныне и по осми гривен. Меди пуд был по три рубли, а ныне по семи и по осми рублев, олово было не з болшим по три рубли, а ныне выше шти рублев, горючая сера была по полтине пуд, а ныне вътрое выше1 продают. Бумага пищая, коя была сто­па по осми гривен, ту ныне продают по два рубли. Оконеч­ных стекол ящик покупали по три рубли, а ныне продают по десяти рублев. И колико ни есть заморских товаров, на все наложили они цену двойную, да тройную и тем они хо- щут российское царство пригнать (л. 124 об.) ко оскуде­нию. И издеваяся над нами, въместо материалных товаров возят к нам разные питья, да похваляют их: «то питье чест­ное и веема похвалное», дабы2 слыша их такую похвалу бол- шим а у них покупали и денег бы им болши давали. А нам бы то их пить[е] выпить, да высать, а иное и выблевать. Да привозят к нам стекляную посуду, чтоб нам, купив, раз­бить да бросить. А нам естьли заводов пять-шесть постро­ить, то мы все их государства стекляною посудою напол­нить можем.

    И того ради велми надлежит нам себя осмотрить, их не­мецких росказов нам не переслушать, они какую безделицу ни привезут, то, надседаяся, хвалят, чтоб мы болши у них купили. И уже чево не затеют, и пиво, наваря да налив в бутылки, привозят, да продают бутылку по десяти алтын, а нам мочно та бутылка наложить на (л. 125) алтын или на две копейки.

    И аще нашим товарам высокая цена уставитца или и не

    1    Болши — Стр.

    2    Дабы — вписано над строкой — Акад.

    3    Болши о — Стр., Козл.

    202


    уставитца, то в воли монарха нашего, как он поволит, так1 и будет неизменно.

    А их заморские товары веема надлежит принимать ку­печеству нашему 2 по раземотрению и по согласию общему и с воли камандира своего, а не по прежнему, самоволно. И выбирались бы 3, кои товары были4 прочны и самые б были добрые, а плохих отнюд бы не принимали. И те принятые товары такожде делили бы между собою полюбовно по ко­личеству своих товаров с общаго же совета, чтобы ни кому и малыя обиды не было.

    А буде же иноземцы на тот отборной товар еще сверх настоящия цены [наложат цену] 0 излишную, то и того от- борнаго товара с наложением прибавочной их цены не брать бы у них ничего, но брать по настоящей цене, какова до югп отбирания уставилась.

    (JL 125 об.) А буде заупрямятца и отдавать тех товаров по настоящей цене не похотят, то отказать им, пусть весь свой товар повезут назад. А плохих и непотребных товаров и на полцены отнюд бы не принимать ни малаго числа для того, чтобы они дураками нас не называли и в товарах на­ших над нами не издевались бы.

    А наипаче таких товаров не принимать, которые, купя, выпить, да выссати, или, приняв, розбить и бросить6. Стек- ляная посуда мочно нам к ним возить, а не им к нам, и вся­кие товары, кои непрочны и портятся скоро, яко же обшив­ные их иноземческие пугвицы, принимать их и на полцены не надобно, понеже пока человек кафтан носит7, то обшив­ные пугвицы двои или и трои переменит. И того ради год­ствует принимать пугвицы медные плотные, кои паяны не оловом или кои и без пайки, да насажены на деревяные болвашки, или оловянные серебром посеребрены на жестя­ных чашках. (JI. 126) Такожде кои въместо сталных приво­зят визмутовые пугвицы, то и таких принимать не надобно

    % Опущ : так — Стр.

    2    Опущ.: купечеству нашему — Стр.

    3    И выбирали бы — Стр.

    Опущ.: были — Стр.

    Опущ. в Акад. сп.; восстановлено по Стр. п Козл.

    6    И бросить — вписано над строкой — Акад.

    7    Носит — Стр., Козл.

    203


    ж, для того что и они непрочны ж, а принимать самые про­чные, с коими бы мочно было кафтана два-три износить, бу­де и стеклянные черные, да зделаны на железных самых плотных ушках, то таковые мочно брать, потому что они ве­лми потребны, платья не дерут, а к носке прочны, а цена им не высокая. Буде станут ушки делать у них гораздо плот­ны, то они портищь пять-шесть переносят.

    А и во всяких товарех смотрить того накрепко, чтобы был прочен. И парчи всякие, кои бывают к носке прочны, те и брать, а кои на клею камчицы и атласцы и стофцы1 хотя кои и цветны, таковых и на полцены принимать не надобно и никому2 из таких парчей и платья де­лать надлежит3 призапретить потому что в них денгам перевод.

    (JI. 126 об.) И не токмо шелковых, но и гарусных това­ров, кои неплотные и к носке непрочны, чулки и парчевые вещи, кои скоро пропадают, таковых никогда ж принимать не надобно. Такожде и линтов, кои веема тонки и плохи, хотя самою малою ценою не доведетца же брать, но брать те линты 5, кои веема плотны, хотя и ценою выше, толко б к носке были прочны. А с мишурною битью и никаких линтов не принимать, потому что в них никакова проку нет, токмо денежная напрасная трата.

    Такожде и платков шелковых немецких и персидских не надлежит же покупать нам, потому что и в них токмо од­на денежная истрата, а самые потребы ни полу нужные нет. Дать за него рубль или полтара рубли и годом платка два- три истеряет, а на другой год толико же надобно, и лет в десяток иной щоголь (л. 127) платков пятдесят истеряет, и хотя по рублю положить платков 6, то лятдесят рублев ис­тратит. И на всякой год и в той безделице из царства тысячь десятка по два-три пропадает.

    А на утирание носа и на утирание на лице пота гораздо

    1    Штофцы — Стр.

    2    Доб.: бы — Стр., Козл.

    3    Опущ.: надлежит — Козл.

    4    Позапретить — Козл.

    Ленты — Стр.

    6    Платок — Стр.

    204


    потребнее платки лняные, нежели шелковые, а в шелковых токмо одни хвасти да иноземцев обогащение.

    И естьли заказ о шелковых платках будет, то ‘никто их не востребует и будут по прежнему полотняными платками утиратися.

    Немцы никогда нас не поучат на то, чтоб мы бережно жили и ничего б напрасно не тратили, только то выхваля­ют, отчего бы пожиток какой им припал, а не нам. Они не токмо себя, но и прочих свою братию всякими вымыслы бо- гатят, а нас болши к скудости пригоняют.

    И того ради надобно нам разумея разуметь о всяких их делах яко2 (л. 127 об.) о купецких, тако и о военных и о художных делах. Не тут то у них правда, что на словах ла- догазят, надобно смотрить их на делах, а не на словах и смотрить прозителным31 оком.

    А кои у нас в Руси обретаются вещи, яко же соль, же­лезо, иглы, стекляная посуда, зеркалы, очки, оконешные сте­кла, шляпы, скипидар, робячьи игрушки, вохра, черлень, празелень 4 пулмент, то всем тем надобно управлятися нам своим, а у иноземцев отнюд бы никаковых тех вещей и па полцены не покупать.

    А и сукон салдатских, мнитца мне, у иноземцов покупать не надобно ж, потому что наши руские сукна, аще и дороже заморских станут, обаче тыи денги из царства вон не вы­дут. Того ради и сукнами нам потребно прониматися свои­ми ж, чтоб те денги у нас в Руси были.

    (JI. 128) И управителем не токмо одним купецких дел, но и гражданским надлежит смотрить того накрепко, чтобы непотребнаго и непрочнаго ничего из-за моря и из-за рубе­жей в Русь не покупали, но покупали б такие вещи, кои прочны и коих в Руси у нас не обретается или без коих про­быть не мочно.

    Нам надобно не парчами себя украшати, но надлежит добрым нравом и школным учением и христианскою правдою и между себя истинною любовию6 и неколеблемым постоян-

    1    Хвастни — Стр., Козл.

    2    Како — Козл.

    3    Пронзительным — Стр.; прозрите л ьным — Козл

    4    Празелень — вписано над строкой — Акад.

    5    Любовию — вписано над строкой — Акад.

    205


    етвом яко в благочестивой христианской вере, тако и во вся­ких дел ex. И за таковое украшение не токмо на земли, но и на небеси. будем славны.

    А сие1 в купецких людях деетца велми неправильно, еже аще которой человек, проча себе и детям своим, построит полаты, и аще он построит их и одолжась, а соседи и клев- рети его вси (въместо ежебы (л. 128 об.) сего2 зато паче пер- ваго любити и благодарити, что зделал от побочнаго огня преграду и царьственную учинил украсу), вознегодуют на каго3 и налягут на него тяжелыми податми и службами, И то стала быть диавалская ненависть: за что было надле­жало ему полготить, потому, что он, строя полаты, изубыт- чился, а они въместо льготы нападут на него с разорением,

    А мне мнится, не худо бы и царским указом сие подтвер- дити, чтобы лет на пять-шесть или болши построившим по­латы в царских поборах давать л готы. И в те лготные лета в службы никаковы не выбирать бы, дабы он пооправился и, на то смотря, стали бы и иные тщатися полаты строить.

    Паки и сие, мнитца, не веема право, еже посадския люди многия украшают себя паче меры своея, а жен своих и де­тей и наипаче (л. 129) того со излишеством украшений и в том украшении излишнем себя истощевают.

    Паки и сие мнитца, не худо бы расположить, чтобы вся­кой чин свое бы определение имех4, посадские люди и все купечество собственное свое платье носили, чтобы оно ни­чем ни военному, ни приказному согласно не было.

    А ныне никоими делы не мочно по платью познать, кто какова чина есть, посадской ли или приказной или дворя­нин или холоп чей. И не токмо с военными людми но и с царедворцы распознать не мочно.

    А мнитца, быть то самое прямое дело, чтоб не то что от царедворцов или от салдат, но и между собою надлежит им различие иметь.

    Первая статья купеческаго чина, кии вышши тысящи рублев, даже до десяти тысящь пожитка у себя имеют, тыи бы носили на верьхних кафтанех от сукна кармазиннаго,

    1    А в сие — Стр.

    2    В г о — Стр., Козл.

    3    На него — Стр., Козл.

    Имел — Стр., Козл.

    206


    кой купуютца выше двух рублев, а камзолы луданые (л. 129 об.) и стофные1 и прочие шелковые парчи, кои без золота и без испещрения разных цветов, а разноцветных парчей ку­печество и на малых своих детей не надевали бы. Пуговицы носили бы серебреные позолоченые, а позументов и снур- ков золотных и серебряных, ни пуговиц обшивных, отнюд бы не было и на малых их детях. А покроем надлежит, мнитца, въсему купечеству иметь верхние кафтаны, были б ниже подвяски, чтоб оно было служиваго платья длиннее, а церковнаго чина покороче, а штаны бы имели суконные и триповые, а камчатых и парчевых отнюд бы не было у них, а на ногах имели бы сапоги, а башмаков тот чин отнюд не носил же бы. А на головах бы летом носили шляпы и но­сили бы их аще и пуховые, а пол по служивому манеру2 не заворачивали, а зимою носили бы шапки с околыши ли­сьими и с расъсамашными, а собольих бы отнюд не носили.

    (JL 130) Собольи шапки носили бы гости да гостиные со­тни, кии выше десяти тысячь имут у себя пожитку.

    А средние статьи, кии имут у себя пожитку ото ста руб­лев, даже до тысящи, то тии бы носили сукна аглинские, кои около рубля покупает3 аршин, а камзолы китайчатые и суконные носить, а пугвицы серебряные белые и медные, паяные медью и серебром посеребреные. А на головах ле­том носили бы шляпы без заломов, а зимою шапки лисьи и бобровые, а покроем особым от первостатейного купечества, а на нагах сапоги.

    А нижняя статья, кии от десяти рублев имеют пожитка токмо до ста рублев, тыи бы носили сукна руские крашеные лазоривые и иными цветами, хотя валеные, хотя неваленые, толко бы были крашеные, а некрашеные4 носили бы работ- ныя люди и крестьяня.

    И о одежном расположении, аще инем повидитца дело не­великое, мне же (л. 130 об.) мнитца, велико оно. Первое, что чин от чина явен будет и всяк свою мерность будет знать, другое, что у всякаго чина денежные изтраты излишные не будет, третье, что царству наполнение будет немалое.

    1    Штофные — Стр.

    2    Маниру — Стр.

    3    Покупается — Стр., Козл.

    4    Некрашеные — вписано между строками — Акад.

    207


    И платеное расположение, я чаю, что иноземцы будут вел­ми спорить того ради, что росходу парчам их будет гораздо менши. И о сем всем как воля его и. в. произыдет, тако и бу­дет, и расположить бы все статьи особливостно, не токмо ма- териалными статьями, но и покроями, и утвердить бы на­крепко, чтоб въпредь уже неподвижну быть. И того ради штрафом подтвердить и страх предложить, дабы никто не дерзал на изменение предела сего.

    У кого пожитку на тысящу рублев есть, тот бы себя не ругал, но благодаря бога носил бы достойное платье по пры- стоинству1 своему.

    (JI. 131) А ныне таковых много есть, что тысячи две-три имеют, а ходит в сером кафтане, а у иного и ста рублев нет, а он носит платье против тысящника. А по прямому, у кого пожитку болшого нет, тот бы не тщеславился, но всяк бы свою мерность знал.

    И аще у кого пожитку2 выше тысячи рублев, а он платья по своему достоинству противо своего клевретства носит* не будет, и кто ведая ево пожиток, донесет о нем, то все ево пожитки переписать. И аще явится тысячи на две иль на три, то оставить ему ста [на два] * иль на три, потому что он сам того себе возжелал, а излишнее все, аще и выше то­го будет, взять на великаго государя, а доносителю из взя­того пожитку выдать десятая доля.

    А буде у кого по смете явитца не з большим на тысячю рублев, тому в пеню не ставить, аще сто-другое или и третье явится излишнее, |(л. 131 об.) и кто и доносит5, нет ему ни­чего. А буде сот пять излишняя будет, то излишняя пятьсот иль и болыни взять на государя, а ему оставить тысяча ру­блев или сот пять-шесть.

    А6 кто выше своея меры платье себе зделает, и по до- ношению то платье снять с него и отдать тому, кто о том непристойном платье обличит ево. И учинить ему наказание.

    1По пристоинству — Стр , Козл.

    2    Доб.: и — Козл.

    3    Носить — Стр.; н о с и т и — Козл.

    4    Опущ. в Акад. сп., восст. по Стр., Козл

    5    Доносил — Стр., Козл.

    ® Доб.: буде — Козл.

    208


    чтобы въпредь так он и иные не делали и себя бы не убыт- чили.

    И аще сие дело и не великое, а царственному обогаще­нию будет великая помога, никто излишняго тратить не бу­дет.

    И аще воля великаго нашего монарха на сие дело прои- зыдет, то надлежит закрепит1 штрафом великим и страхом немалым, дабы не токмо во градех, но и в путех ездили бы во определенном своем платье.

    (Л. 132) А буде кто оденется не своего чина одеждею, то наказание чинить ему жестокое, а по людям смотря, надле­жит и розыскать. А наипаче, аще крестьяня, да уберутца, людми боярскими или и самыми дворянами или салдатами, то уже явно, что хощут итти на лехкую работу, на разбой.

    Во одеждах так бы хорошо устроить, что не то, чтоб по верхнему платью иль по исподнему, но и по рубашкам все бы были знатныя2, кто какова звания есть.

    И по такому расположению все чины будут явны и ни­кто волгатись во иной чин не может и, мне видитца, от та­кова порядъка и озорничества поубудет. Ныне бо многие, убравшись по салдатъски, ходя по улицам, чинят, что хо­тят, а никто пристать к ним не смеет, мнят быть их пря­мых салдатова, наипаче же кии убираются подобиям Пре­ображенских или семеновских салдат и, тако творя, наносят слово на прямых (л. 132 об.) салдат недоброе. А естьли бы все чины были расположены, то аще бы кто и поозорничал, то положил бы он порок на свой чин, а и сыскать бы4 ско­ро мочно было, кто озорничает.

    И не худо бы расположить какими знаками и полки все яко салдатския, тако и драгунские, чтобы всякий салдат и драгун знатен был, коего он полку.

    И аще все чины расположить повидитца трудно, то хотя б то учинить, чтобы мочно было0 знать, кто идет иль едет, господин ли или раб. Обаче о всем сем како воля божия и его и. в. произыдет, тако и может быть.

    1    Закрепить — Стр.

    2    Знатны — Стр., Козл.

    3    Салдат — Стр.

    4А искать бы — Стр.

    5    Опущ.: было — Козл.

    14 И. Посошков. Н. 4612 209


    А сие велми потребно, еже бы1 то учинить, чтобы никто выше меры своея одежд и всяких украшений не строили.

    А наипаче монахам шелковые одежды носить неприлич­но, а сие и2 веема непристойно, еже они носят (л. 133) рясы луданные, атласы31 и штофные. Они бо уже мира сего отрек- лися и, яже суть в мире, и миру подобает от них отречену быть, они живые мертвецы, они токмо богу живы, а миру мертвы суть. И того ради ни малаго убрания не подобает им не токмо во одеждах иметь, но и во всяких вещех украшати себя светскими украшеньями не надлежит, но подобает им украшати себя святым житием и всякими добродетелми, па­че же смирением и из монастырей неисхождением. Им по чину своему подобает носить самое простотное одея­ние, от волны сотканное, а и покрой рясам их надле­жит быть мешковатой, чтобы и в том украшения никакова не было.

    А и4 исподы носили бы смиренные овечьи, а собольих и куньих, ни лисьих, ни бельих, отнюд бы не носили, ибо на худой конец, что они во всей России на всякой год ты­сячь десятка по два-три в том украшении истратят. И тая истрата (л. 133 об.) самая непотребная, ни она царству укра­шение, ни она миру увесиление, но токмо тщеславие и к блудницам присвоение и иного ничего в том украшении несть кроме греха.

    И аз не вем, како у инех на сие разеуждение будет, а мое мнение тако лежит, что отнюд им не то что одежд5, но и опушки шелковые не подобает им иметь: чернец — мертвец. И от пянственнаго питья подобает им веема удалятися и между мирскими людми не шататися и в деревнях монастыр­ских управителми не подобает им быть.

    Но токмо знать им монастыры 6 свои да святую церковь и келей своих никаковым7 украшением не украшати, а 8 не

    1    Е ж е л и бы — Стр.

    2    Опущ.: и — Козл.

    3    Атласные — Стр., Козл.

    4    Опущ и — Козл.

    5    Одежды — Стр.

    6    Монастырь — Стр., Козл.

    7    Никаким — Стр.

    8    И —Козл.

    210


    худо, чтоб и стен не тесатн и в кельях своих не токмо хлоп- цов молодых при себе держати, но и родных своих детей отнюд при себе не надлежит имети.

    У инока инако всякому делу подобает быть. У инока ни отца, ни матери, ни детей, ни сродников нет, кроме (л. 134) единаго бога. Им и пища сладимая и приправная и маслом гораздо усмаженная не веема подобает ясти. А егда случит­ся торжественный день, то и тогда токмо1 ради разрешения2 маслица положит* самую малую часть, дабы не веема ядь усладило, такожде и на питье разрешить от самые же ма­лыя части, чтоб пьянства в себе не почуяти.

    Чернцу подобает непрестанно быть в молитве, да в тру­де и в непрестанном богомысли[и]. Им так надобно жить, чтобы он весь был в бозе и бог бы был в нем неисходно, и не токмо ему сладостные ествы ясти или по люторскому мясу коснутися, но и рыбы4 кроме разрешеных дней не по­добает вкушати. Вся бо та в мире суть, а не в монастыре и егда на рыбу разрешено, то и рыба не веема усмаживати маслом и иными приправами, но варить ее просто и кроме соли никакой потравы в нее класть не веема потребно. В ма- настыре5 токмо труд и алкание, а не роскошь какая и того ради называетца (л. 134 об.) равно ангельноее житие их, по­тому что непрестанно в церковном пении и в келейном правиле и в посте и в молитве пребывают и в бого- мыслии.

    И в монастырех каков труд и воздержание всей братии, таков и архимандриту, и пища какова всем соборным и ра­ботным инокам, такова и самому архимандриту, и в тако­вых 7 бытии самое будет братство. Такожде и одежда у всех бы была равная, безъукрасная и ничим одежда от одежды не отменная. И тако бы они в манастыре трудились, чтобы никто посторонней человек познать не мог, кто какова чина есть.

    1    Опущ.: токмо — Стр.

    2    Доб.: масличного — Козл.

    Положить — Стр.

    4    Доб.: бы — Стр.

    г> Но в монастыре — Козл.

    h Ангелское — Стр., Козл.

    7    И в таковом — Стр.

    14*

    211


    Христос, дая нам образ, будучи на земли, платья укра- шеннаго и изменнаго не имел и яко сам едину ризу имел, та­ко и прочиим ученикам своим повелел единаризным быти.

    А и пищу Христос требовал1 простую без приправы2 (Лука, глава 1, зачало 54)3, еВДа бо пришел в весь посетити Лазаревых сестер и Мария (л. 135) села при ногу Иисусову, слушаше словес его, а Марфа начала припасать про Христа яди со учреждением, господь же похвалил Марию, коя от пищи4 не пеклася, но седши, слушаше словес его господних, а Марфе рек: «Марфо 5, печешися о мнозе, едино же есть на потребу». Что же сие, еже едино на потребу? Яве есть, яко повелел ей припасти то, чем мочно человеку сыту быть. Тако и инокам токмо то припасать, чем мочно человеку сыту бытье, и есть надобно не чрез сытость, чтобы не отяготись7 себя и имения иноку никакова не подобает имети.

    И в таковом житии могут они слыть евангеликами, поне­же они никаковые утехи себе, кроме бога, не имеют, всегда пребывают в посте и в молитве и мяса не вкушают и ника­кими сладостми не услаждают себя и яко Христос жил, тако и они живут. И живут житие безженное, а мнози в них об­ретаются и девстеницы (л. 135 об.), и того ради веема им надлежит слыть евангеликами.

    А люторы, я невем, с коего разума называются еванге­ликами. Они живут скотски, а не евангельски, мясо ядят яко безсловесной скот или яко безграмотная мордва. Им не то что таким высоким названием себя нарицати, но и чело­веками не веема пристойно им нарицати себя, но токмо при­лично и свойственно нарицати себя свиньею и житие свое нарицать свинским, а не евангельским.

    И ради всенароднаго охранения надлежит не одних ино­ков, но и купечество от излишняго пианства и от роскошна- го жития повоздержать, а наипаче надлежит закрепить от заморских питей, чтобы сами не пили и в гостинцы никому

    1    Доб.: едину — Козл.

    2    Без приправ — Стр.

    3    На полях Акад., Стр.; опущ. в Козл. сп.

    4    О пищи — Стр., Козл.

    ь Марфо, Марфо — Стр., Козл.

    Опущ.: тако и инокам... сыту быть — Козл.

    7    Не отяготить — Огр., Козл.

    212


    бы1 не носили. А чаю, не худо бы и приказным людям и слу­живым и прочиим всякаго чина людям призапретить, чтобы они в заморских питьях не касались и денег бы напрасно не теряли. Буде (л. 136) кто похочет прокладитца, то может и рускими питьи забавитися и не то, чтоб покупаючи пить, но и приноснаго никакова заморскаго питья не поважива­лись бы пить. И буде кто учинит и пиршество, аще и про высокия персоны, а заморских питей и духу бы не было, кроме табаку (а и табак не худо бы в Руси жь завести се­ять и строить ево позаморские, как у них водитца, чтобы и на табаке денги из Руси напрасно не тратились)2, но чем бог нашу страну наполнил, тем надлежит и чествоватись.

    Иноземцам то прилично питье свое заморское в домех своих держать и ково ни похотят поить им, хотя ренским иль алканом, но хотя венгерским безденежно. А на денги буде продаст много или и мало, брать штраф сторичный, за копейку по рублю, а за рубль по сту рублев, а досталное пи­тье, колико у него не сыщетца, взять на великаго государя.

    (JI. 136 об.) А буде кто и иноземцов позовет к себе в го­сти, то потчивали бы своими питьи, а на заморские питья отнюд ни малаго числа денег не тратили бы. Но токмо за­морские питья покупали бы одни санаты, да из царскаго сигъклита, кои самые богатые люди, обаче с разсуждением же, чтобы денгам не веема истратно было.

    Разве х кому случится пришествие царскаго величества, то уже тут нет предела, иде же царское пришествие, тут и закон изменяется.

    Нам от заморских питей кроме тщеты и богатству нашему росъсийскому препятия3 и здравию повреждения иного несть ничего. И дадим мы из российскаго царства за него червонные да яфимки и иные потребности, без коих им про­быть не можно, и отчего они богатства4 себе приобретают, а от них, иноземцов, примем мы то, что выпить да высъсать и на землю вылить, а иное и выблевать и здравие свое пов­редить, (л. 137) а и веку своему5 присечение учинить.

    1    Опущ.: бы — Стр.

    2    Без скобок — Козл.

    3    Препятствия — Стр.

    4    Богатство — Стр., Козл.

    5    Своего — Козл.

    213


    А нас, росьсиян, благословляя, благословил бог хлебом и медом и всяких питей довольством. Водак1 у нас такое довольство, что и числа им нет, пива у нас предорогие и ме- ды у нас преславные вареные2 самые чистые, что ничем не хуже ренскаго, а плохово ренсково и гораздо лучше. Есть же у нас и крастныеа питья, каразин и меды крастные жь вишневые, малиновые, смородинные, костяничные и яблоч­ные.

    И аще заморские питья отставить, а повелеть строить ме­ды разными виды, различными и въкусы и продавать их из авъстерии, то так их настроят, что болши заморских пи­тей их будет.

    А аще и табашные заводы завести в Руси и ради добра- го в нем управления, чтоб он был ничим не хуже заморска- го, добыть мастера добраго, чтобы научил строить по замор­ский, то так нам мочно ево напасти, что и караблями за мо­ре мочно нам ево отпускать. Нам естьли в Руси ево строить, то выше копейки (л. 137 об.) фунт ево не станет, а заморска- го выше десяти алтын фунт покупают. А сеять ево места у нас много, нам так [можно] 4 его размножить, что милион- ная от него прибыль будет. А на каких землях он родится, таких земель у нас премножество, мочно нам ево сеять _во всех понизовых городех, и наипаче в Синбирску, на Самаре, на Пензе, на Инзаре, на Ломове, во Мценску и на Саратове, на Царицыне и в Астрахани и на Воронеже и во всей Киев­ской стране. И в тех городех мочно его на кийждо год по тысяче тысячь пуд наплодить ево.

    И аще он в Руси заведетца и размножитца, то те все ден­ги, кои за него ныне за море идут, все останутца у нас в Руси, а естьли за море будем отпускать, то будут денги и к нам от них возвращатися.

    И аще и табак в Руси заведетца, то кто колко каких пи­тей руских (л. 138) и табаку ни выпьет, все те денги из цар­ства вон не выдут, а заморския питья покупать ничим же лучши того, что денги в воду метать.

    1    Водок — Стр., Козл.

    2    Вареные — вписано над строкой — Акад

    Красные — Стр., Козл.

    4    Опущ. в Акад. сп., восст. по Стр., Козл.

    214


    Обаче, по моему мнению, лучше в воду денги метать, не­жели за море за питье их отдавать. Из воды колико ни есть либо кто и добудет, а из-за моря даные денги за питье ни­когда 1 к нам не возвратятся, но те денги и [с] царства уже погибли.

    А самаго ради лучшаго царственнаго пополнения над­лежит и прочие заморские товары с разсмотрением покупать, ибо те токмо надлежит товары покупать, без которых нам пробыть не мочно. А иные их немецкие затейки и прихоти их мочно и приотставить, дабы напрасно из Руси богатства не тощили. На их мяхкие и льстивые басни и на всякие их хвасти2 нам смотрить не для чего.

    Нам надлежит свой ум держать и что нам к пополнению царственному (л. 138 об.) потребно и прибылно, то надлежит у них покупать, а кои вещи нам не к прибыли или кои и непрочны, то тех отнюд у них не покупать.

    И аще мочно так учинить, еже бы в Санкт-Питербурхс и в Риге и в Нарве и у Архангелскаго города приежжие ино­земцы товары свои продавали с кораблей, аще болшими ста­ями, аще и малыми обаче с кораблей бы продавали, а в ан- бары и на дворы не сторговався и пошлины не заплатя, не выгружали3. А кои товары их за непотребность и4 за вы­сокость цены не проданы будут, то те тавары, не вынимая ис кораблей, назад к себе за море повезли бы, а у нас бы отнюд не оставляли их.

    И аще тако состоитца, то иноземцы будут к нам ласко­вее, а прежнюю свою гордость всю отложат. Нам о том вел­ми крепко надобно стоять, чтобы прежную их пыху в конец нам сломить и привести бы их во смирение и чтобы они за нами гонялись.

    И аще в сием мы можем устояти, (л. 139) еже бы товаров им своих незапроданных в анбары наши им не складывати, то станут они гораздо охотнее те свои товары продовать, а и пошлины5 уже будет со всего товара взята сполна, а на пе­ревод по прежнему уже переводить не станут.

    1    Повторено: никогда — Козл.

    2    Хвастни — Козл.

    3    Не выгружали бы — Стр., Козл

    4    Или — Стр., Козл.

    !> Пошлина — Стр., Козл.

    215


    И хорошо бы в купечестве и то учинить, чтобы вси друг другу помогали и до нищеты никого не допускали. Аще своими денгами не могут ево оправить то из царские бы зборные казны из ратуши, давали им ис проценту на про­мысл, смотря по промыслу ево, дабы никто промышленой человек во убожество великое от какова своего упадку не входил.

    И аще в купечестве тако будет строитися, то никогда они не оскудеют, но год от году в промыслах своих будут раз- ширятися и бог их за такое братолюбие, благословляя, бла­гословит и во всем им подаст угобжение и душевное спасе­ние