Юридические исследования - Как, когда и почему появились люди на земле? Н. РУБАКИН. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: Как, когда и почему появились люди на земле? Н. РУБАКИН.


    Сколько лет и веков существует земля, по которой мы ходим и на которой живем вместе со всеми другими народами и племенами? Иные говорят, что всего лишь семь тысяч лет с небольшим, потому что так написано в старинных книгах. Другие-же говорят, что земля существует многие миллионы лет. Кто говорит правду, кто неправду? Как это узнать с точностью и достоверностью? Самое лучшее — присмотреться да приглядеться к тому, как устроена земля, да хорошенько обдумать то, что увидишь своими глазами. Всякий человек, кто-бы он ни был, разумеется, всегда поверит больше своим глазам, чем чужим словам, хотя-бы их сказал самый почтенный и честный человек, написавший какую-нибудь старинную, многими 'уважаемую книгу.




    БУЭНОС АЙРЕС




    Н. РУБАКИН.


    Как, когда и почему появились люди на земле?


    ИЗДАТЕЛЬСТВО:

    РУССКИЙ КНИЖНИЙ МАГАЗИН WLADIMIRO LASZKIEWICZ Y HNO.

    Av. L. N. Alem 1140 (Casilla бе Correo 2167) Buenos Aires. Вер. Argentina. 1944



    1


    NICOLAS RUBAKIN.


    Como у cuando aparecio el bombre eo la Tierra?


    Improso en Argonlina Printed in Argentine





    ГЛАВА I.

    МНОГО-ЛИ ВРЕМЕНИ СУЩЕСТВУЕТ ЗЕМЛЯ, НА КОТОРОЙ ЖИВЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО?

    Где правда?

    Сколько лет и веков существует земля, по которой мы ходим и на которой живем вместе со всеми другими наро­дами и племенами? Иные говорят, что всего лишь семь ты­сяч лет с небольшим, потому что так написано в старинных книгах. Другие-же говорят, что земля существует многие миллионы лет. Кто говорит правду, кто неправду? Как это узнать с точностью и достоверностью? Самое лучшее — присмотреться да приглядеться к тому, как устроена земля, да хорошенько обдумать то, что увидишь своими глазами. Всякий человек, кто-бы он ни был, разумеется, всегда по­верит больше своим глазам, чем чужим словам, хотя-бы их сказал самый почтенный и честный человек, написавший какую-нибудь старинную, многими 'уважаемую книгу.


    Чему учит Ниагарский водопад?

    Есть, например, в Северной Америке, на реке Ниагаре, очень большой водопад, который называтся Ниагарским.


    3



    Река там с ревом и грохотом падает с высоты 24 саженей прямо в пропасть или в ущелье, а затем течет по дну этого ущелья, верст на 12 слишком, и наконец впадает в боль­шое озеро. Края этого ущелья, по правому и левому бере­гам реки, вниз от водопада, все каменные, и к тому-же из очень крепкого и плотного камня.


    Общий вид Ниагарского водопада в Северной Америке. Вдали видно
    озеро Эри. Из него вытекает река Ниагара. На ней виден громад-

    ный Ниагарский водопад. Ниже водопада начинается ущелье дли- ^

    ною 12 верст, по которому течет река. Это ущелье прорыто ею.

    Река Ниагара впадает в озеро Онтарио.



    Что-же это за ущелье, и каким способом оно прорыто, £5 проложено в скалах?

    Его прорыл и проложил сам водопад.                                     

    Разрушить твердый камень очень нелегко, а водопад все-таки разрушил его на двенадцать верст в длину.

    И это разрушение шло и идет до сего дня так: от са­мого края водопада очень быстро текущая вода то и дело отламывает песчинку за песчинкой, камешек за камешком.

    Те падают в пропасть и уносятся водой. У самого подножья


    4



    водопада постоянно стоит целый столб водяных брызг. Брызги летят вверх, ударяют о каменное подножье водо­пада и тоже подмывают его. Вода падает да падает, а ка­мень размывается да размывается.

    Быстро-ли идет такое размывание? Это не трудно уз­нать с точностью и достоверностью, — стоит лишь сделать метки на скалах у самого края водопада, да через несколь­ко времени посмотреть, далеко-ли отодвинулся его край от этих меток. Таким способом и узнали вот что: край во­допада размывается за целый год самое большее на семь с половиной вершков, но нередко бывает, что и гораздо меньше, — всего лишь на два с половиной вершка.

    Значит, размывание идет очень медленно.

    Но оно все-таки идет.

    А, благодаря ему, весь водопад мало-по-малу подвига­ется да подвигается вверх по реке.

    Он подвигался так и в незапамятные времена, — от са­мого начала своего существования.

    Когда-то этот самый водопад гремел и шумел на две­надцать верст ниже, — там, где теперь начинается проры­тое им ущелье. Ясное дело, — водопад отодвинулся, пере­местился по течению реки, снизу к верховью.

    Во сколько-же времени прорыл он такое длинное уще­лье в твердых камнях? Это не хитро высчитать. Если водо­пад отступал к верховью по 7 с половиной вершков в год, значит, ущелье, длиною больше 12-ти верст, прорыто им, по меньшей мере, в 36 тысяч лет *). Если-же водопад размы­вал не по семи с половиной, а лишь по два с половиной вер­шка ежегодно, то он прорыл это самое ущелье по меньшей мере в сто тысяч лет.

    Значит, вот сколько времени уже существует на белом свете Ниагарский водопад. Значит, не меньше этого време­ни существует и белый свет.

    Во всяком случае, как ни (Гчитай, а выходит, что свет


    *) В 12 верстах 6000 саженей; в 6000 саженей 18000 аршин. В каждом аршине 16 вершков, а в 18000 аршин — 288.000 вершков. Во­допад размывал в год 7 с половиной вершков, — значит, чтобы узнать, во сколько времени вода размыла 288.000 вершков, надо разделить 288.000 на 7Ц. Получается около 36.000.


    5



    существует гораздо дольше, чем 7 тысяч лет, как это гово­рится в некоторых старинных книгах.

    Удивительные ущелья, вырытые текущей водой.

    Но белый свет гораздо старше 36.000 и даже 100.000

    лет.

    Это видно вот из чего. Есть в Северной-же Америке уди­вительные ущелья, которые называются каньонам и. Они тоже проложены водой, а именно рекой Колорадо, и тоже в очень твердых скалах. Глубиною и шириною эти ка­ньоны бывают иной раз в несколько верст.

    Каждый такой каньон кажется очень глубокой, очень длинной и извилистой пропастью, с отвесными краями. Есть один каньон, который тянется на 350 верст в длину, спускается почти на две версты в глубину и имеет верст девять, а где и двадцать в ширину. Этот каньон тоже вы­рыт текущей водой в камне. Сколько-же времени нужно было воде, чтобы его проточить? Как ни считай, а выхо­дит, что на такое дело потребовалось воде по меньшей ме­ре несколько сотен тысяч лет, а может быть, и больше. Зна­чит, вот о какой глубокой древности свидетельствуют кань­оны. Значит, иными словами, — вот сколько времени суще­ствует уже белый свет.


    Как и где растут камки?

    Но и это еще что. На самом деле земля существует не сотни тысяч лет, а гораздо дольше. Это видно вот из чего. Из каких камней составлены стенки Ниагарского водопада и каньонов? Из камней известняка и песчаника. Известняк,

       это тот-же плитняк, которым мостят улицы в больших городах, а песчаник — это тот*же строительный камень, по­просту сказать, чрезвычайно плотно слежавшийся морской песок, в котором песчинки крепко на крепко слиплись и спаялись одна с другой. Каким-же способом появляются на земле такие песчаники? Это можно и теперь видеть сво­ими глазами. Камень песчаник сам собой делается из того песку, который речная вода уносит в море. Та же текучая


    6



    Каньон реки Колорадо (в Северной Америке). Огромная толща земная, состоящая из каменных пластов, размыта рекою. Когда-то русло этой реки было гораздо выше, а по мере размывания опустилось в глубину, доосхоблив камень. А этот камень осел из моря в течение

    миллионов лет.                                                        ,


    ШШШ-


    '



    вода несет, кроме песку, также и глину. И глина и песок,— это остатки разрушившихся камней и скал. Все скалы и кам­ни, какие есть на суше, постепенно разрушаются, и остат­ки их уносит текучая вода. А все, что уносится текучей во­дой, мало-по-малу оседает на дно какого-нибудь моря. Сна­чала, разумеется, оседают песчинки, потому что оне тяже­лее, чем глина. А затем где-нибудь подальше от берега, осе­дает и глина, — мельчайшие пылинки глины. Поэтому са­мо собой выходит так, что на морском дне, где-нибудь по­ближе к берегу, мало по малу копится морской песок, а за ним, подальше от берега, оседает — глина. Их накопление идет на морском дне всюду и везде в таком-же порядке.

    С течением времени накапливаются целые пласты гли­ны и песку, иной раз сотни верст в длину и ширину, н не­сколько сот сажен в толщину.


    Мел, если его рассматривать сквозь увеличительное стекло А—мел из Англии. В—мел из Африки (из Египетской пус­тыни). С—мел,рассматриваемый чрез стекла, еще более силь­но увеличивающие. Этот рисунок показывает, что мел со­стоит из множества маленьких ракушек и из их остатков.


    Еще дальше от берега, в очень глубоких океанах, на морском дне копится известка, мел.


    8



    Что такое мел? Это легко видеть даже простым глазом,

    _  стоит только взять кусок мелу, да слегка поскоблить его

    твердой кисточкой или щеткой над стаканом воды. Югда на дно стакана осядут маленькие - маленькие ракушки, кра­сивые известковые раковинки, а на поверхности воды будет плавать белая муть, остатки таких же самых раковинок, только разрушившихся, распылившихся. Мел целиком со­ставлен из таких ракушек и их остатков.

    Со дна океана можно достать морской ил. Его и доста­вали разными, хитро устроенными сачками из^ глубины /* верст. Таким способом узнали, что этот самый ил, — тот - же мел и тоже составлен больше всего из ракушек. Снача­ла ракушки плавают в воде, а когда умирают, то падают на дно. Из них-то в настоящее время и наростают залежи мела на большой глубине океанов.

    Но многие раковинки мела совсем сломались, разруши­лись, перетерлись и от них осталась одна только известка. Она тоже откладывается на морское дно, перемешавшись там с разными морскими солями. Таким способом и выхо­дит, что на морском дне в одном месте откладываются пла­сты песка и из него делается камень песчаник, в ДРУ гом ложатся пласты глины, а в третьем — пласты мела и известняка. Песок откладывается в более мелких местах, глина — в более глубоких, а известка — в самых глубоких.


    Быстро ли растут камни?

    С какой-же быстротой нарастают эти камни? Об этом можно кое-что узнать, с точностью и достоверностью, а для этого надо посмотреть, много-ли разной мути несут в моря разные большие реки. Есть на земле реки многоводные и быстрые. Оне несуть очень много глины и песку. И разных

    рек на земле тоже много.

    Все реки делают одно и то же дело. Оне несут материал,

    из которого растут камни на морском дне.

    Но ведь океаны и моря очень велики. Чтобы засыпать все морское дно всех морей и океанов песком, глиной да из­вестняком, нужно очень много времени. Чтобы там нарос, например, слой глины толщиной в один дюйм, нужно, по меньшей мере, полтораста или двести лет, а то и больше.


    9



    Не быстро копится и песок морской, а известка и того мед­леннее. Нужно время и для того, чтобы песок и известка слежались в твердый камень.

    Все известняки, все песчаники, все глины, какие толь­ко есть на земле, появились на свет таким самым способом, то есть осели из воды. А края Ниагарского водопада и кань­онов сложены именно из этих камней. Значит, уже много тысяч лет существует на земле Ниагарский водопад и кань­оны, а камни по их краям — и того дольше. Ведь они долж­ны были появиться, разумеется, раньше водопада. Они еще старее его, и даже гораздо старее. Им не десятки и не сотни тысяч лет, а во много раз больше.

    Но и это еще не все: великая древность земли заметна, можно сказать, на каждом шагу, куда ни посмотри себе под ноги. Ведь вся земля составлена то из известняков и песчаников, то из глины, то из песку и разных других кам­ней. Они лежат пластами, один пласт на другом. Под каж­дым пластом лежит опять что-нибудь, например, под из­вестняком слой глины, а под ними еще какие-нибудь кам­ни и каменные пласты, а под ними опять глина, или пес­чаник, или известняк, или еще какие-нибудь камни, — все пласты да пласты, иногда очень толстые и огромные. И все они могли появиться на свет только в очень длинное время, потому что они оседают из воды лишь очень медленно.

    Каменные пласты, осевшие из воды, встречаются на земле повсюду и лежат один на другом. И толщина всех этих пластов, если бы их сложить, составнла-бы по мень­шей мере, сорок верст. А в сорока верстах насчитывается без малого один миллион вершков. А пласт в один вершок оседает из воды в несколько сот лет. Значит, все пласты осели из воды по меньшей мере в несколь­ко сот миллионов лет. Значит, по этому счету выходит, что на самой земле написана ея великая древность. Об этой ея древности уже никак не приходится говорить словами разных старинных книг. Ведь эти книги противо­речат тому самому, что мы видим своими глазами, и что может видеть и понять всякий желающий. Только тот этого не поймет, кто не верит своим глазам и своей голове, сво­ему уму. Но ведь если им не верить, так и на свете жить не­возможно.

    Каменные пласты так и лежат на земле с незапамятных


    10



    времен. Каждый камень — великая древность, потому что появился давным давно и затем лежит иной раз без всяких перемен сотни тысяч а то и миллионы лет.


    Великая древность высоких гор.

    Из камней составлены целые горы, иной раз очень вы­сокие. Есть горы высотою в шесть и семь верст. На такую высоту трудно и вскарабкаться. Но вот что удивительно. Иной раз на самых вершинах самых высоких гор, как ока­зывается, лежат пласты все тех-же известняков, и тех-же песчаников, рядом с другими камнями.

    Но ведь все это — камни, осевшие из морской воды. Это можно узнать с точностью и достоверностью вот из чего: внутри каменных пластов, внутри известняков, песчаников и затвердевшей глины всегда можно отыскать хоть какие-ни­будь морские остатки, и их встречается иной раз даже очень много. Тут и окаменевшие морские ракушки, и раки, тут и окаменевшие чешуи рыб, и кости разных морских живот­ных, и обуглившиеся остатки и отпечатки разной морской травы, водорослей и многое другое, что обыкновенно встре­чается в море. И все это лежит внутри твердого, крепкого камня. И все это встречается во всех странах земли.

    Но как-же это попало внутрь камня? Неужели кто-ни­будь закапывал туда каждую раковинку отдельно? Ясное дело— нет. Все это жило в море, затем осело на дно и на­конец было занесено глиной, песком или известкой. И слу­чилось это, разумеется, еще когда эти камни находились под водой.

    Но, в таком случае, каким-же способом морское дно поднялось на высоту гор? А таким-же самым, как оно и те­перь поднимается в некоторых местах земли. Вот, напри­мер, берега Балтийского моря около Ленинграда поднима­ются на несколько дюймов каждые сто лет. Поднимается весь берег, — и горы, и холмы, и все, что на берегу, словно их что-то выпирает из-под земли на много верст в длину и в ширину. Это можно узнать по меткам. Так, например, сто лет тому назад были сделаны особые заметки на при­брежных камнях, в уровень с водой. Теперь посмотрели на эти заметки — и увидели, что вода до них уже не доходит.


    11



    Во многих других местах земли замечено таким способом то же самое. Кое-где земная толща выпирается вверх быст­рее, в иных местах медленнее, а всетаки идет да идет. Но зато есть и такие места на земле, где почва все оседает, опускается под море, и тоже очень и очень медленно. Но, так или иначе, в конце концов дело все-таки доходит до того, что суша становится морским дном, а морское дно — сушей.

    Иногда оно поднимается даже на большую высоту.

    И так происходит и происходило с незапамятных вре­мен. Где были ровные места, там делаются понемногу буг­ры, а из бугров делаются горы: иначе говоря, пласты гли­ны и камень, вся толща земли, все ее пласты, загибаются и приподнимаются на большую высоту. Вместе с ними под­нимается туда и все то, что в них заключено. Иной раз, во время таких изгибов и поднятий, эти самые пласты поне­множку ломаются, в них делаются трещины, их края по ту или другую сторону какой-нибудь трещины начинают пол­зти, опускаются вниз, нередко в очень большом беспорядке.

    И все это, всюду и везде, совершается и совершалось очень медленно. Сколько-же времени потребовалось на то, чтобы дно моря поднялось на высоту нескольких верст? Ра­зумеется, на это ушли не года и не тысячелетия, а опять - таки миллионы лет. Так что и выходит, по подсчету: если считать, что морское дно выпирается вверх лишь на один дюйм в каждые сто лет, то на высоту 7 верст оно поднимет­ся, по меньшей мере, в 29 с половиной миллионов лет *).

    Но и этого еще мало. Нередко бывает так: сначала не­дра земли выпирают и выпирают из себя земные пласты наверх, — на высоту гор. А затем эти самые пласты начи­нают оседать. И оседают под море в течение многих и мно­гих лет. Потом они опять начинают подниматься, расти, и поднимаются выше прежнего, а потом снова оседают под воду. Значит, чтобы подняться на высоту семи верст с та-


    *) В версте 500 сажен, в семи верстах 3.500 саже». В каждой овжеии семь футов, в 3.500 саженях 24.500 футов. В каждом футе 12 дюймов. В 24.500 футах 264.000 дюймов. Чтобы подняться на одни дюйм, нужно 100 лет. Значит, подняться на 294.000 дюймов нужно 29.400.000 лет.


    12



    кими передышками, да при такой смене выпирания и осе­даний, нужно употребить еще больше времени.

    А ведь высокие горы, все-таки, существуют на земле, и к тому-же во многих странах. Хоть и очень медленно, хоть и в миллионы лет, а оне все-таки поднимались-же. Зна­чит, по этим самым горам, по каждой горе яснеё ясного ви­дна их великая древность. Всякий, кто подумает над этим, сейчас-же поймет, что не в семь тысяч лет сделался наш свет таким, каков, он есть, времени-то на это пошло очень много.

    Но ведь времени-то не занимать стать. Времени было, есть и будет для всяких дел достаточно. И считать время тысячелетиями могут только очень темные люди, которые ничего не знают и ничего не понимают. Древность земли нужно считать миллионами лет.


    Великие перемены складываются из мелких перемен.

    Разумеется, за большое, очень длинное время на зем­ле происходят и происходили очень большие перемены. Так например, на морском дне оседают очень толстые пласты земли, морское дно делается сушей, а на суше вырастают высокие горы. Это-ли не большие перемены? Но как оне происходят? Чрезвычайно медленно. Так медленно, что их и подметить очень трудно. Одной человеческой жизни не хватает иной раз, чтобы подметить даже и самую малень­кую перемену. А о больших переменах и говорить нечего. Оне делаются заметны лишь после того, как уже соверши­лись, а не тогда, когда совершаются. Выходит в роде того, как если бы человек сидел перед большими часами и смот- * рел пристально - пристально, например, на часовую стрел­ку, или на такую, которая делает оборот не в день, а в сто и в тысячу лет. Сколько ни смотри на такую стрелку, — человек, сидя перед часами никак не заметит, что стрелка меняет свое положение. Стрелка передвигается каждое мгно­вение, быть может, всего лишь на одну миллионную часть дюйма, а то и того меньше. Этого не заметишь. Но ведь она все-таки передвигается. Мало-ли, что ее передвижений вовсе не может разглядеть человек. Но ведь из маленьких - то и постоянных передвижений и складывается большое. Оно и станет заметным когда-нибудь. Вот на это-то особен-


    1&



    но и надо обратить свое внимание. Все вокруг нас сущест­вует давным давно, и повсюду происходили, происходят и вечно будут происходить во всем разные перемены. Из очень маленьких перемен всегда складываются очень боль­шие, а из тех перемен складываются перемены еще боль­шие, и наконец выходят перемены самые громадные. И все оне происходят именно благодаря накоплению ме­лочей, — чрезвычайно большому накоплению чрезвычайно маленьких мелочей. Так, например, из маленьких песчинок и соринок копятся огромные, толстые пласты земли; бла­годаря медленному - медленному выпиранию толщи земной, растут высокие горы. И все это делают мелочи. И все скла­дывается из мелочей. Вот в этом-то их накоплении и самая суть дела. Разные мелкие перемены заполняют все времена. Их накопление, их складывание происходило и будет про­исходить вечно. И идет оно то в одну сторону, то в другую, то так, то этак, а все-таки шло, и идет, и будет идти вечно. Кто этого не поиимает, тот не понимает ровно ничего из того, что делается вокруг него.


    14



    ГЛАВА II.


    КАК ПОЯВИЛИСЬ И ПОЯВЛЯЮТСЯ НА ЗЕМЛЕ РАЗНЫЕ ПОРОДЫ ЖИВОТНЫХ И МНОГО-ЛИ ВРЕМЕНИ СУЩЕСТВУЮТ ОНЕ НА СВЕТЕ?

    Что можно узнать по старинным костям и разным другим остаткам?

    Земля существует многие миллионы лет. Это доказано с точностью и достоверностью. А сколько времени сущест­вуют на земле разные животные, которые ее населяют? Это тоже можно разузнать с точностью и достоверностью, и вот


    Отпечатки растений на кустах затвердевшей глины.


    каким способом: по их остаткам и отпечаткам. А они сохра­нились до нашего времени внутри камней, например, в из­вестняке, песчанике, глине. То здесь, то там откапьшаются


    15



    из земли окаменелые кости и зверей, и птиц, и ящериц, и рыб, и разные ракушки, кораллы, окаменелые раки, отпе­чатки растений, их листьев, их плодов. Иной раз люди на­ходили в земле целые костяки разных животных, иной раз лишь отдельные кости их, например кости головы, ног, зу­бы. А иногда попадалась всего лишь одна косточка, — и все-же можно кое-что и по ней разузнать с точностью и до­стоверностью. Уж если косточка найдена, значит, наверное когда-то жило и то животное, от которого осталась эта ко­сточка, — значит, уж наверное была на свете когда-то и по­рода таких самых животных. А по костям всегда можно уз­нать, из какой именно породы оно было. Например, всем известно, что любой мясник без всякого труда отличает любую коровью кость от лошадиных костей. Не трудно от­личить и собачью кость от кошачьей. А ученый человек мо­жет узнать по костям даже очень многое. Например, по од-


    Отпечаток рыбы на сланце, то есть, на затвердевшей глине. Порода таких рыб вымерла очень давно.


    ному зубу можно узнать, чем питался тот зверь, у которого во рту был такой зуб, — питался ли он мясом, или травою. Ведь у зверей, которые питаются мясом, зубы похожи на кошачьи, а у зверей, которые питаются травой, зубы похо­жи на коровьи или лошадиные. По костям слона можно уз­нать, что у него бывает хобот, потому что хобот прикреп­ляется к костям, а чтобы он крепко сидел на своем месте, нужны особые кости, к тому-же большие и крепкие. По ко­стям головы можно узнать, много-ли было в голове мозгу, потому что для большого мозга нужна и большая голова, большой поместительный череп головы. По костям можно узнать и многое другое. Даже о тех породах, каких теперь и не водится на белом свете. Иная порода вымерла цели­ком сотни тысяч и миллионы лет тому назад, так что не только от отдельного животного, но даже и от всей породы


    16


    N. R. - 1



    осталась только одна какая-нибудь косточка. И все-таки
    можно узнать
    по этой косточке, какие животные водились
    на земле в такую глубокую старину. И узнать с точностью
    и достоверностью. И очень многое таким самым способом
    и узнано. Для этого-то
    и собираются всякие остатки и от-
    печатки разных вымерших пород
    и хранятся в музеях и
    кунсткамерах. Кто желает их видеть, пусть побывает там и
    посмотрит на них своими глазами.

    Но вот что особенно интересно: по

    этим самым остаткам и отпечаткам
    можно узнать не только о том, какие
    породы водились на земле
    в былые
    времена. Еще можно узнать и
    то, как
    давно жили такие-то породы на све-
    те, и какие из этих пород жили на
    земле раньше других, а какие позд-
    нее.

    Но какпм-же способом можно все
    это разведать? Дело вот в чем: ведь
    остатки и отпечатки разных живот-
    ных внутри камней найдены в раз-
    ных пластах земли. А пласты эти ле-

    жат один на другом. Иные глубже от(
    поверхности земли, а другие на них

    поверху. Например, бывает иногда таких раков вымерла
    так: на песчанике лежит известняк, а давяьш давно,
    на нем глина, а на нем песчаник, а

    там опять известняк, и так далее, — в роде того как это было рассказано при описании Ниагарского водопада. Яс­ное дело, — самые старинные пласты — это именно те, ко­торые лежат в самом низу, а пласты помоложе — те, кото­рые лежат поверху. Ведь верхние-то пласты могли осесть на нижние, разумеется, только тогда, когда те уже были готовы. А в разных пластах находят много остатков и от­печатков разных пород. Какие-же из них жили раньше, и какие позже? Разумеется, самые старинные породы — те, которые найдены в более старинных пластах. А которые найдены в пластах билее Еерхних, то есть выше лежащих, те, разумеется, поновее, не такие старинные, и водились позднее.

    Но и это еще не все: глядя на пласты земли, да на ос-


    ‘Ока.менелые раки. Порода


    17



    eSJftrr^

    Каньон Лодар в Северной Америке. Пласты земли, толщиною больше двух верст, осевшие когда-то из поды и размытые водою. На ?то были н}жны сотни тысяч лет. Нижние пласты осели из воды раньше верх­них, — значит, они старше.


    18



    татки, какие в них лежат, можно узнать с точностью и до­стоверностью еще вот о чем; какие породы животных и ра­стений когда появлялись на свете и какие когда вымирали, и долго-ли оне жили? Дело в том, что ведь и породы не вечны*, иная порода, живет - живет, множится, плодится, на­селяет землю, а там начинает понемножку пропадать с ли­ца земли, — животных этой породы становится все мень­ше и меньше, попадаются они все реже, и наконец вовсе перестают встречаться. То же самое бывает и с их остатка­ми и отпечатками в каменных пластах. Например, в ином старинном пласте земли никогда и нигде не найдешь остат­ков каких-либо птиц. Но на этом каменном пласте лежит другой какой-нибудь пласт, верхний, иначе говоря, не та­кой старинный, — внутри него уж попадаются остатки птиц, а в пласте более новом — их еще больше, а там еще и еще больше. А еще выше, в пластах еще более верхних и новых, вовсе перестают попадаться остатки старинных пти­чьих пород, — иначе говоря, уже нет их, оне вымерли, пропали с лица земли. Значит, глядя на пласты земли, мо­жно узнать, какие породы когда появились и когда вымер­ли. Пласты земли — что страницы огромной книги, где все это показано. Только научись ее читать. Таким самым спо­собом можно проследить и разузнать, какие-же именно пе­ремены происходили во всем животном царстве на всей земле, с того самого времени, когда начали оседать на мор­ское дно самые старинные пласты.                                                                                                                                      u Пласт толщиной в один только дюйм нарастает инои раз сотни лет. А остатки иных пород попадаются в пластах толщиною в несколько сот сажен и на всяком их уровне. Чтобы нарос пласт хотя-бы в 10 сажен толщиною, нужно не меньше 84 тысяч лет, а толщиною в 100 сажен, — без ма­лого миллион лет. Значит, если остатки какой-нибудь по­роды встречаются в таких толстых пластах, да на всяком уровне их, — очевидно, эта порода существовала на земле не меньше многих сотен тысяч лет. Разные породы живот­ных водились на земле даже в течение миллионов лет, пока не вымерли.


    19



    Появление и исчезновение пород.

    Таким самым способом можно узнать и о тех породах, которые живут на земле в настоящее время, — давно-ли оне появились на свете. Это смотря по тому, в каких пластах


    Огромная морская ящерица плезиозавр. Длиной она быва- чиною с кита. На затвердевшей глине отпечатался весь ихтиозавр, с костями и плавниками.


    найдены их остатки. Из ныне живущих, иные породы поя­вились десятки миллионов лет тому назад, другие — сотни тысяч, третьи — лишь десятки тысяч, а то и меньше лет.


    Огромная морская ящерица плезиозавр. Длиной она быва­ла иногда в 2 сажени.


    У каждой породы есть свои возраст, только он считается не годами, а десятками и сотнями тысяч лет. И какого воз­


    20



    раста какая порода, — это тоже написано на каменных пла­стах земли, и убедиться в этом может всякий желающий собственными глазами и собственным разумом.

    А много-ли разных пород вымерло, исчезло с лица зем­ли? Разумеется, очень много. Да и как-бы могло случиться иначе за непомерно большое время?

    Из старинных пород ныне очень многие уже не суще­ствуют на свете. Все оне вымерли. Вымерли целиком, без остатков, так что до нас не дошло ни одной живой твари из этих пород. Например, миллионы лет тому назад водились на земле огромные ящерицы, величиною не меньше кита. Водились мамонты, то-есть громадные слоны особой ^поро­ды с очень длинными загнутыми бивнями и с длинной гри-


    Мамонт.


    бой, все покрытые мохнатой длинной шерстью. Водились птицы, во рту у которых были зубы. Водилось великое мно­жество ныне невиданных пород ракушек, рыб, ящериц, зверей. Когда собрали да рассмотрели их остатки, так pi уви дели: разных вымерших пород по их остаткам насчитано больше восьмидесяти тысяч. Но и это еще что: на самом-то деле наверное было их еще того больше, потому что от иных пород с нежным устройством тела мо­


    21



    гло до нашего времени и ничего не сохраниться. Ясное де­ло, как ни считай, как ни рассуждай, а вымершие породы приходится считать, по меньшей мере, — сотнями тысяч. Если-бы сосчитать все породы вымершие да сравнить их число с числом ныне живущих, так и оказалось-бы вот что: вымерших то пород гораздо больше, чем живущих.


    Со всеми породами животных, с течением очень большого времени, происходили и происходят перемены.

    С течением очень большого времени, многие породы животных, водившихся на земле, вымирали, а другие появ­лялись вновь. Это доказано с точностью и достоверностью по разным их остаткам и отпечаткам в разных пластах зем­ли. Но породы не только появлялись и вымирали, — оне кроме того еще изменялись, — иначе говоря, поне­множку меняли свой внешний вид и внутреннее устройство своего тела. Это бывает и всегда было со всеми породами, какие только жили когда-либо на земле, — и с породами ра­кушек, и мух, и жуков, и рыб, и ящериц, и змей, и птиц, и зверей. Вот, например, какая перемена произошла с од­ной породой ракушек, которая изображена здесь на рисун­ке. Все эти ракушки были найдены в Славонии, т. е. в Ав­стрии. Все оне лежали в известняке, в толще одного и того- же пласта, но только одне ниже, другие выше. Разумеется, те ракушки, которые лежали ниже, более старинные, по­тому что жили раньше, то есть в то самое время, когда осе­дали из морской воды нижние слои этого самого известко­вого пласта, где оне были найдены. Ракушки-же не такие старинные лежали выше. И чем оне новее, тем выше оне ле­жали. Их собрали и рассмотрели, и увидели, что за то вре­мя, пока оседал этот известняковый пласт, внешний вид ракушек понемногу переменился: самые-то старинные ра­кушки совсем не такого вида, как самые новые! Это видно и по рисунку, который здесь приложен. Ракушка самой ста­ринной породы нарисована наверху, и около нея стоит циф­ра 1. За этой идут изображение ракушек все более и бо­лее новых, то есть живших позднее. Оне нарисованы в по­следовательном порядке.


    22



    Глядя на эти ракушки, видно, как менялась их порода. Сначала все ракушки этой породы были кругловатыми, тон­костенными, без всяких ребер и углов, и имели всего лишь по четыре завитка. Такой вид имели ракушки все то время,


    Ракушки, найденные в толще одного и того же известнякового пласта в Славонии (Австрии), ио только на разной высоте пла­ста. Самая старинная ракушка — № 1, немного новее — № 2, еще новее — № 3 и так далее, до № 17. Крайние номера друг на друга не похожи, а соседние устроены почти одинаково. Ясно, что из одной породы ракушек произошла с течением вре­мени совсем другая их порода.


    пока нарастал из воды тот известковый пласт, где оне ле­жат. А этот пласт довольно толстый, и ему пришлось нара­стать наверное много тысяч лет. За такое большое время, разумеется, сменилось великое множество поколений таких


    23



    ракушек. С течением этого времени внешний вид и внутрен­нее устройство ракушек стали почти незаметно меняться. И чем дальше, тем больше шли перемены. Менялась вся поро­да, все миллионы миллионов ракушек, какие только тогда жили. Менялись из поколения в поколение. Иначе говоря, потомки становились все более и более непохожими на сво­их собственных предков, — ракушки, родившиеся позднее, как-бы немножко вытягивались, становились угловатыми, и на них появлялись ребра и бороздки, и новые завитки. С те­чением очень большого времени, после многих и многих по­колений, эти ребра и бороздки стали очень явственными, ра­кушки сделались совсем угловатыми, как на рисунке пока­зано. Попросту говоря, из прежней породы ракушек вышла совсем новая их порода.

    И правда: на свете появилась новая порода. Но отку- да-же она появилась? Из старинной, совсем другой породы: новая порода — родня старой породе. Все угловатые раку­шки — родия ракушкам круглым, не угловатым.

    Значит, дело ясно: породы ракушек, действительно, мо­гут с течением времени переменять свой внешний вид и устройство, и из одной породы может делаться понемножку другая. Это доказано с точностью и достоверностью. Каж­дый желающий может проверить по самим ракушкам, так- ли это. Все эти ракушки до сего времени хранятся в музе­ях, под стеклом, — поди и смотри на них.

    Можно узнать примерно, много ли времени пошло на та- • кую перемену в устройстве тела целой животной породы. На это ушло много сотен тысяч лет. Это видно из того, что тот пласт известняка, где лежали эти ракушки, очень толстый, как это уже было сказано. Значит, он нарастал в течение многих тысяч лет.

    Как меняется устройство рогов и ног.

    Подобно ракушкам, совершаются перемены и с разны­ми другими животными. Меняется и их внешний вид, и все устройство их тела, иной раз целиком, иной раз по частям Вот, например, как изменились за сотни тысяч лет рога и антилоп, то-есть у особой породы оленей. Разные оленьи рога и кости много раз были найдены в разных пластах


    24



    земли — и в глубоких, и в неглубоких. По этим костям можно видеть, в какую сторону шли перемены с устройст­вом оленьих рогов. Это показано и на рисунке. Когда-то пога у оленей были простые, не ветвистые. Такие и наид ны в самых старинных пластах земли. Но время шло да


    Как с течением времени меняется внешний вид рогов у анти­лап. В верхнем отделении этого рисунка показано, как переме­нились рога у всей породы антилоп в течение многих тысяч яет. В нижнем отделении показано, как меняется в настоящее время вид рогов у каждой отдельной антилопы в течение ее жизни. Налево нарисованы рога самые ранние, далее вправо рога все более и более поздние. Перемены внешнего вида ро­гов у отдельной антилопы очень похожи на то, как менялся вид рогов у целого рода за тысячи лет. Об этом будет рассказано

    дальше.


    25



    шло, одно поколение оленей сменялось на другое, и поне­множку меняло свой вид. За сотни и десятки тысяч лет рога понемногу сделались гораздо ветвистее. И чем дальше шло время, тем ветвистей они делались. Появилась новая поро-


    Как переменилось за многие тысячи лет устройство лошадиной иоги. У лошадиных предков кости ноги сначала были такими как нарисова­но налево. Таково устройство ног у очень старинной породы животных, которые называются палеотериями. Эта порода давно вымерла. Рядом с этим (вправо) нарисовано устройство ног у апхитерня; за ним—гип­париона. Породы этих животных тоже вымерли. Но все оне сродни ме­жду собою и с лошадью. Направо нарисовано устройство костей в ло­шадиной ноге. Числа пальцев с течением времени стало меньше.


    да оленей с ветвистыми рогами. И правда, эта порода но­вая — потому что такой до тех пор еще не водилось на зем­ле. Значит, с течением времени могут появляться и новые


    26



    о ' о


    Перемены в устройстве ног у американских лошадей. Здесь нарисованы кости ног. Внизу изображены самые старин­ные, с несколькими пальцами, а наверху—новые, уж с од­ним пальцем. С течением вре­мени число пальцев и устрой­ство ног переменились.


    породы. А попросту сказать, преж­ние породы могут, с течением вре­мени, совершенно ме­нять свой вид.

    А вот какая перемена случи­лась за сотни тысяч лет с лошади­ными ногами. Всякий знает, что теперь на каждой ноге лошади только по одному копыту. Копыто

        это тот-же палец, а остальных четырех пальцев у лошадей теперь не бывает.

    Лошадь, — животное большое, красивое. Но вот в Америке, глубо­ко в земле были найдены кости очень старинной и удивительной породы каких-то животных, очен!» похожих на лошадей. Ростом эти животные были с лисицу.

    Жили они на свете миллионы лет тому назад. На передних ногах у них было не по одному, а по пя­ти пальцев, а на задних ногах — по три.

    В той-же стране, но только в более новом пласте нашли кости, тоже очень похожие на лошади­ные, но опять-таки несколько ино­го устройства. Оказалось, что у этих животных на передней ноге уже ие по пяти пальцев, а только по три.

    По костям видно, что все эти породы — родня между собой, но устройство ног у них разное. Зна­чит вот как переменилось с тече­нием времени устройство ног! Бла­годаря этой перемене получилась новая порода!



    Новые породы появляются из других пород.

    И вот что особенно достойно внимания: хоть из преж­ней породы и вышла совсем новая, но рядом с нею, по-пре­жнему жила да поживала и старая. Иначе говоря, из одной старинной породы появилось, целых две.                                                                                                     .

    Но и этим дело еще не кончилось. Из этих двух пород появилось в разных местах земли еще несколько пород. И с ними дело шло таким-же способом, и тоже очень мед­ленно.

    С течением времени более старинные породы вымерли, а более новые остались, и снова переменились. Перемени­лось з'стройство ног, переменился рост тела. Нога из трех­палой сделалась однопалой, как у нынешних лошадей. Рост сделался большим. Словом сказать, по остаткам прежних пород можно было разузнать вот что: нынешняя порода ло­шадей произошла вовсе не от лошадей, а от другой породы, и к тому-же низкорослой и пятипалой.

    Значит, самая суть дела ясна: с течением времени поро­ды животных, действительно, могут менять и понемножку меняют свой вид и устройство тела. Меняется, например, устройство рогов и ног. Но, подобно этому, может менять­ся и меняется и устройство головы, и костей, и мозга, и ту­ловища, и глаз, и ушей, и желудка, и кишек, и зубов, и всех внутренностей. И разные такие перемены могут идти очень далеко от прежнего, то есть старинного образца. Это доказано с точностью и достоверностью для всех ныне су­ществующих пород. На такие перемены иной раз требуются не только сотни тысяч, но даже и миллионы лет, и даже сотни миллионов. А все-таки перемены идут и могут идти.

    Ведь свет существует не семь тысяч лет, и на всякую перемену всегда хватало и хватит времени.


    Как из рыб сделались ящерицы, а из ящериц птицы и звери.

    Вот например, что случилось с рыбами. Десятки мил­лионов лет тому назад рыбы уже плавали в морях, океанах и реках, а ящериц и других гадов на свете вовсе не было. Всякому известно, что в воде рыбы дышат жабрами, а на суше совсем не могут дышать и потому умирают. А все


    28



    ящерицы, как и люди, дышат легкими и потому могут жить и на земле. У рыб есть плавники, а ног вовсе нет. А у яще­риц ноги имеются, а плавников не существует. Ящерицу с рыбой как будто и не смешаешь. Это совсем разные поро­ды. А на самом деле, все-таки, выходит, что ящерицы сро­дни рыбам. Породы ящериц сделались из пород рыб. Это видно по остаткам и по отпечаткаи рыб и ящериц и по другим признакам. Некоторые породи рыб вымерли бесследно, другие породы рыб так и остались рыбами и живут до сих пор, а с некоторыми рыбьими поро­дами в кое-каких уголках земли, в мелководных местах, про­изошло вот что: понемножку их устройство тела стало ме­няться: из плавников сделались ноги, удобные сначала для ползанья, а потом и для беганья, а из рыбьего плаватель-


    Цератодус или рогозуб, — австралийская рыба, которая долго может обходиться и без боды, потому что у нее есть и легкие и жабры. Цератодус считается полуяще- рицей, полу-рыбой.


    ного пузыря сделались легкие, которыми можно дышать, выползая из воды на сушу. Из рыб сделались гады. Из жи­вотных морских сделались животные земноводные, то есть такие, которые могут жить и в воде, и на суше, как напри­мер, лягушки, ящерицы, саламандры. Словом сказать, мало- по-малу у некоторых пород рыб появилось такое самое уст­ройство тела, как у лягушек и ящериц. Сделалось это по­


    2?



    немножку, постепенно, в течение многих миллионов лет, а все-таки сделалось. Таким способом появились на земле ля­гушки и ящерицы. Значит, оне приходятся сродни рыбам. Их предки — рыбы. Из рыб сначала сделались полурыбы- полуящерицы, а затем — и настоящие ящерицы.

    Но неужели и правда, что когда-то существовали на све­те полурыбы - полуящерицы? Разумеется, правда. Их остат­ки, действительно, найдены глубоко в земле. Кроме того некоторые породы полурыб - полуящериц живут на свете и до сих пор. Водятся оне в жарких странах, например, в Ав­стралии. Им дано название «двоякодышащих». У них в теле имеются и жабры и легкие. Оне могут дышать и теми, и этими. Половину года оне плавают в воде, а другую поло­вину года лежат в сухом месте, закопавшись в речной ил, потому что многие австралийские реки на летнее время вы­сыхают. Когда двоякодышащие рыбы живут в воде, оне ды-


    Птпца археоптерикс. Порода этих птиц давно вымерла. Во рту у пег зубы, а на крыльях пальцы с когтями.


    шат жабрами, а когда one лежат в сухом месте, тогда ды­шат легкими, как ящерицы. Глядя на таких удивительных животных, поневоле скажешь, что ящерицы — потомки рыб, хоть и велика между ними разница.

    Значит, вот какие великие перемены могут совершатся


    30



    с иной породой животных: из одной породы может сделать­ся другая, совсем на нее не похожая, например, из рыбы — ящерица!                                                                                     .

    Подобно этому можно разузнать по остаткам и по отпе­чаткам кому сродни приходятся птицы и звери. Они тоже приходятся сродни вообще гадам и ящерицам. Вот, напри­мер, миллионы лет тому назад жила на земле удивительная птица, которая была кое-чем похожа на ящериц. Названа эта птица «археоптериксом», что значит по-русски «перво-


    Летучая ящерица — рамфоринкс, похожая на птицу. Во рту у нее зубы, а крылья с пальцами и когтями, хвост длинный и из многих костек.


    начальная птица». Во рту у нее были зубы, как у ящериц, например, у крокодилов. А у нынешних птиц никаких зубов во рту никогда не бывает. Кроме того, у археоптерикса хвост был такого-же устройства, как у ящериц, только уса­женный перьями, и составлен он был из многих костей. А у нынешних птиц хвост состоит всегда только из одной ко­сти. Еще у археоптерикса на углах крыльев были пальцы с


    31



    когтями, так что он с их помощью мог ползать по скалам, и деревьям. Есть летучие ящерицы, у которых тоже встре­чаются такие самые крючки на крыльях. На рисунке пока-


    Ехидна и утконос. Эти звери живут в Австралии и, подобно ящерицам, кладут яйца. Наверху изображена ехидна.


    зано, как было устроено тело археоптерикса. А тут же ря­дом нарисовано изображение летучей ящерицы рамфоринк-


    Костп тероморфы, найденные и старинных пластах земли. Тероморфа— полуящерица, полузверь. Такие породы теперь уже не водятся на земле.


    32


    N. R. - 2



    са. Такая порода ящериц давным давно вымерла; найде­ны только ее остатки да отпечатки. По ним можно узнать, что ящерицы рамфоринксы были очень похожи на птиц.

    Но еще удивительнее заверь живет в настоящее время в Австралии. Называется он утконосом, потому что у него нос похож на утиный. Это настоящий четвероногий зверь, по­крытый волосами. Но кое-чем и он похож на ящерицу. Так, например, ящерицы несут яйца, а из них выходят детены­ши. Утконос тоже несет яйца. Утконос похож на ящериц еще к кое-чем другим. Есть в Австралии еще один зверек, ко­торый похож на ящерицу. Называется он «ехидной». Он то­же несет яйца, как и ящерицы.

    Но еще больше были похожи на них удивительные жи­вотные тероморфы, которые водились миллионы лет тому назад и давным давно вымерли. Эти тероморфы были с виду настоящими ящерицами, а кости и зубы у них были устроены, как у зверей, покрытых волосами. Значит, тероморфы были не то звери, не то ящерицы. Сначала из ящериц сделались такие животные, а из них звери.


    Все породы животных кое-чем сходны одна с другой и появляются постепенно и очень медленно.

    Чему-же нас учат такие породы животных, как напри­мер археоптерикс, утконос, тероморфы и множество других подобных пород? Оне учат тому, что все породы животных сродни одна другой. Иные породы вовсе даже не похожи одна на другую, подобно тому, как рыба не похожа на яще­рицу, а ящерица на птицу или на зверя. А оне все-таки сро­дни друг другу, и это доказано с точностью и достоверно­стью. Между иными породами родство очень дальнее, а ме­жду другими — более близкое, а между третьими — род­ство еще ближе, а там еще ближе. Среди животных есть родственные породы по прямой линии, а есть родственники и по боковым линиям. Родство между разными животными можно было-бы изобразить в виде большого - большого дерева, у которого есть один общий ствол и великое мно­жество больших и малых ветвей; этот ствол делится на суч­ки, а сучье на ветви, а ветви на веточки, и так далее, и так


    33



    далее. Подобно тому, как веточка идет от веточки, так и жи­вотные породы идут от животных пород. Родство между породами стало теперь иной раз почти совсем незаметным, а оно все-таки несомненно существует на самом деле. Так или иначе, за милльоны лет из однех пород сделались дру- ч


    Родословное дерево. От прадедов идут деды, как сучья от ствола; от дедов идут отцы, а от тех сыновья. За ними идут сыновья сыновей, и так далее. Подобно этому, от одной по­роды происходит вторая, а от той третья, четвертая, пятая.

    И чем дальше, тем меньше сходство между прадедами и их потомками. Есть родство по прямой и по боковым линиям.


    гие породы, иной раз из одной породы по нескольку новых пород. Дальше шло время — больше появлялось новых по­род, и все оне становились все меньше и меньше похожими одна на другую. Ранее всего на земле появились животные с очень простым устройством тела. Потом появились раки,


    34



    за ними рыбы, за ними земноводные животные, в роде лягу­шек и саламандр, за ними настоящие ящерицы, черепахи, ia. ними птицы и кое-какие четвероногие звери, покрытые шер­стью, за ними змеи. За ними разные плотоядные звери, хищники, питающиеся мясом, за ними обезьяны, а за ними и люди. Так постепенно появлялись на свет все новые и но­вые породы разных животных, и на это уходили миллионы лет. К прежним породам прибавлялись все новые и новые, и начинали жить; оне размещались рядом со старыми, а из ста­рых многие вымирали да вымирали. Появлялись породы чрезвычайно медленно. Ни одна порода не явилась сразу и внезапно. Все делалось постепенно. Это видно по их остат­кам и отпечаткам.

    Что-же значит появление новых пород? Это значит только то, что потомки таких-то животных мало-по-малу сделались совершенно непохожими на своих предков; за мил­лионы лет и в миллионах поколений переменилось устрой­ство и внешний вид тела; а устройство тела и внешний вид переменялись так: медленно - медленно, потихоньку и по­немножку, в одной части тела за другой или в нескольких едновременно. Таким способом родственные породы и сде­лались в конце концов совершенно непохожими одна на дру­гую. Но никогда не делаются такие перемены сразу, быстро

    и единым махом.

    За миллионы лет переменилось телесное устройство у всех, решительно у всех пород, какие только когда-либо жи­ли и живут на свете. Теперь не соберешь и костей всех умерших животных. Ну, а если-бы их собрать, да оживить, да поставить детей рядом с их отцами, а отцов рядом с де­дами, а дедов рядом с прадедами, а тех — рядом с их от­цами, дедами, и прадедами, и так далее, до самых далеких поколений? Что-бы тогда вышло? А вышло-бы вот что: де­ти всегда во многом похожи на отцов, а прапрапрадеды уже не совсем похожи на прапраправнуков. Кто дальше сто­ит друг от друга, — между теми и меньше сходства. А в конце концов сходство почти совсем теряется, так что о по­томках даже и не скажешь, что они сродни предкам, — так сильно переменилось за миллионы лет и миллионы поколе­ний их внешнее и внутреннее устройство.

    И переменяется оно совершенно незаметно. Это делается благодаря накоплению очень маленьких пере­


    35



    мен в устройстве тела, попросту сказать по мелочам. Ведь и из водяных капелек составляются целые океаны, и из мельчайших соринок глины составляются толстые глиня­ные пласты, и из песчинок — целые горы. Подобно этому, из мельчайших перемен в телесном устройстве составляют­ся великие перемены э нем, так что устройство тела потом­ков становится совсем непохожим на устройство тела их же собственных предков.


    36



    ГЛАВА III.


    ПОЧЕМУ появились И ПОЯВЛЯЮТСЯ НОВЫЕ ПОРОДЫ ЖИВОТНЫХ И ОТЧЕГО МЕНЯЕТСЯ УСТРОЙСТВО ТЕЛА С ТЕЧЕНИЕМ ВРЕМЕНИ?

    Каким способом можно переделывать устройс. во тела?

    Но неужели правда, что с течением большого времени из одной породы может сделаться совсем другая?

    Да, это правда. Это и прежде делалось, и теперь делает­ся на наших глазах. И это доказано с точностью и досто­верностью. Сами люди умеют теперь делать из однех пород совсем другие, и даже делать их по своему желанию и усмот­рению. Каким-же способом это делается? А вот каким. Был, например, такой случай: один английский скотовод приго­товил искусственным способом особую породу свиней. У этой породы ноги удивительно короткие, а туша удивитель­но большая. Она весит пудов тридцать. Свиньи такой поро­ды почти не могут ходить, а только лежат и едят, и копят жир. Ради жира их и разводят. Но эта порода свиней отли­чается не только устройством ног и туловища; у нее и го­лова устроена не так, как у прочих свиней, а рыло похоже немножко на собачье, — оно ' как у собак из породы моп­сов. Другие английские скотоводы приготовили, тоже искус­ственным способом, особые породы овец, коров, лошадей. Таким-же способом приготовлены особые породы разных других животных. Этим делом занимаются теперь очень мно­гие скотоводы, — и францусские, и немецкие, и английские, и русские.


    37.



    Как-же они действуют? Как удается им приготовить из одной породы совсем другую? Это достигается не сразу, а лишь медленной и упорной работой. Для этого через руки скотоводов должно пройти несколько поколений животных.

    Вот, например, как приготовлена особая порода свиней: скотовод, который ее делает, прежде всего идет к свиному стаду и начинает подробно и с меркой в руках внимательно осматривать каждую свинью отдельно. Положим, например, он желает приготовить породу свиней с непомерно коротки­ми ногами. Вот он и отыскивает в своем стаде самых корот­коногих свиней. Известно, — как и человек от человека, так и свинья от свиньи, в одной и той-же породе, хоть чем-ни­будь да отличается: иные свиньи родились на свет с более короткими ногами, а другие — с ногами более длинными. Какая-нибудь разница всегда найдется. Двух совершенно одинаковых животных не отыщешь ни в какой породе. Все­гда можно найти в стаде такого самца и такую самку, у ко­торых ноги короче, чем у всех других свиней стада. Таких самцов и самок скотовод тотчас-же отбирает на племя, на разводку, и сажает их в особую изгородь. От этих коротко­ногих свиней рождаются поросята. Известно, что детеныши нередко бывают похожи на своих родителей, потому что свойства родителей и сходство с ними передаются по нас­ледству. Это бывает как у людей, так и у всех других живот­ных. Значит, от коротконогих родителей родятся и коротко­ногие детеныши. А среди этих детенышей можно отыскать еще более коротконогих. Скотовод и их всех рассматривает и измеряет, а самых коротконогих из них, и самцов, и самок, он сажает опять-таки в особую загородку. От этих, еще более коротконогих, получится в конце концов новое потомство. С ним скотовод поступит как и с прежними дву­мя; в этом потомстве он отыщет еще более коротконогих свиней. И так будет поступать скотовод в течение многих поколений, и все будет отбирать да отбирать на разводку именно таких свиней, какие ему нужны, иапримср, все более и более коротконогих. Смешиваться кровыо с другими он им не даст. Пройдут года, и в конце концов из прежней породы длинноногих свиней получится таким способом но­вая порода свиней очень коротконогих. А се-то и хотелось’


    38



    иметь скотоводу. Станут продаваться свиньи такой породы на племя, и появится на свете новая порода их.

    Вот каким способом приготовляются теперь новые по­роды коротконогих свиней. Но этим-же самым способом можно приготовить новую породу свиней н длинноногих или тупорылых, или голых, или волосатых, или иных каких. Со­вершенно тем-же способом можно приготовить новую по-


    Свинья дикая и свинья домашняя. Порода таких корот­коногих и жирных свиней приготовлена искусственно.


    роду каких угодно домашних животных. Так приготовлены, например, породы ломовых лошадей, толстоногих, сильных и крепких битюгов. Таким-же способом приготовлены уди­вительные скаковые лошади, быстроходные скакуны с тон­кими, длинными ногами и подножным телом. Так-же приго­товлены породы овец с курдюками, которых разводят ради мяса и жира, и овец с очень длинной шерстью, которых ра­ди нее и разводятся. Словом сказать, теперь и не пересчи­таешь всех пород, которые приготовлены искусственным способом. И все оне появились на глазах людей. Значит, действительно могут появляться новые породы. И делается это очень просто и лишь со стороны кажется чудесным и удивительным.


    39



    Разные породы лошадей, искусственно сделанные. Наверху

      неуклюжая, но очень сильная ломовая лошадь. Под нею

       скакуны — верховые лошади. Направо внизу лошадь- карлик — английский пони. Налево внизу памесь лошади

    н осла.


    40



    Удивительная отборка на племя.

    Но вот что особенно интересно: иной раз человек при­готовляет новую породу, сам того не зная и не замечая. Так, например, американские дикари пешересы приготовили осо­бую породу собак, которые умеют превосходно плавать и ловить выдр. Никакая другая порода собак не умеет так охотиться за выдрами. А чернокожие дикари австралийцы развели также совсем особую породу собак, — таких, кото­рые умеют чрезвычайно быстро бегать. Каким-же способом те иные дикари додумались до того, чтобы делать новые по-


    Разные породы дот.гашннх голубей, сделанные людьми.


    роды? Да они вовсе о том и не думали. Дикари просто на- просто дорожили и дорожат каждой такой собакой, кото­рая особенно помогает им в их дикой жизни. Такую собаку


    41



    дикари не убивают, а берегут. От собаки получается потом­ство. Из этого потомства дикари, разумеется, оставляют в живых только таких щенят, которые им больше нравятся и похожи на своих ловких родителей. Такие щенята не остав­ляются без призора, — ведь они полезны и необходимы в домашнем обиходе. Таким щенятам всегда найдется корм. Это делается само собой, и делалось наверное уже многие тысячи лет. А в конце концов из диких собак, случайно пойманных, вышли собаки ручные, домашние, а из обыкно­венных собак вышла особая порода их. Дикари сделали та­кое дело, сами того не сознавая. Они приготовили новую породу животных.

    То же самое случалось и в других странах: иногда но­вые породы делались ради той пользы, которую оне при­носят, а иногда ради забавы. А в конце концов вышло, что на свете появилось великое множество разных пород со­бак: тут и злая овчарка, и огромный водолаз, и маленькая болонка, и круглоголовый пудель, и бесчисленное множест­во других.

    Таким-же самым способом были сделаны людьми раз­ные породы кроликов, голубей, кур и других домашних жи­вотных. Породы их совсем не похожи на диких кроликов, кур и голубей, и ныне встречающихся кое-где в пустынях. А все-таки все породы домашних животных сделаны из ди­ких. Дикий кабан очень не похож на жирную свинью, а все- таки он сродни ей.

    Значит, ясное дело, — из одной породы, действительно, могут делаться, делались и до сих пор делаются все новые и новые породы. И происходит это на всей земле, во всех странах и уже давным давно. Иной раз люди приготовляют новые породы нарочно, с намерением, а иной раз это выхо­дит у них само собой, без всякого намерения с их стороны. А все-таки выходит, хотя и не так быстро, как, например, у английских скотоводов.


    Удивительная отборка на смерть.

    Вот каким способом появились и появляются на свете новые породы домашних животных. Одна порода делается из другой. Значит, опе, действительно, могут делаться. Вся


    42



    суть здесь в постоянной отборке и подборе подходящих самцов и самок. Уж если они отбираются на племя по их ка­чествам, значит, — от такой их отборки выйдет в конце кон­цов наверное какая-нибудь новая порода домашних живот­ных.

    А каким-же способом и почему появились новые поро­ды животных диких? Нельзя-ли и это разузнать с точностью и достоверностью?

    Да, можно разузнать и это. Но для этого необходимо проделать очень большую работу: надо хорошенько узнать и понять житье-бытье разных диких животных, всех, какие есть на земле, и присмотреться к их делам и делишкам. Не­обходимо узнать их жизнь, потому что, не глядя на нее, ра­зумеется, не узнаешь, почему вымирают одне породы и по­являются другие.

    Какова-же их жизнь и как она шла и идет?

    А вот как: и в глухих лесах, и в полях, и в далеких сте­пях, и в океанах и морях, в воде и в воздухе, и в холодных и жарких странах, словом сказать, на всей земле, в насто­ящее время тоже идет отборка. Одни животные отбирают­ся от других. Одни умирают, погибают, а другие остаются жить. И это делается изо дня в день, из года в год, и сотни, и тысячи и миллионы лет.

    Кто-же делает такую отборку? Никто не делает. Она делается сама собой, и вот каким способом: многим животным приходится волей неволей погибать преждевременной смертью, а преждевременная смерть — то-же, что отборка, потому что смерть тоже отбирает одних животных от других. К кому она придет раньше, тот, значит, и отобран от живых.

    И правда, — вся земля населена великим множеством разных животных. В настоящее время насчитывается нес­колько сот тысяч различных пород их. Одних только зверей больше двух с половиной тысяч пород. Птиц больше вось­ми тысяч пород, гадов около двух тысяч пород. Рыб больше тринадцати тысяч пород, слизняков и ракушек больше двад­цати тысяч пород, мух, жуков, пауков, бабочек, раков, без малого двести тысяч пород, а еще больше червей и разных других маленьких животных. И все эти породы живут и размножаются и населяют землю, и каждое живое существо хочет жить, и к тому-же возможно лучше жить. И так ве­


    43



    дется с незапамятных времен. Во все времена у каждого жи­вого существа была, есть и будет главная забота, — хоть как-нибудь поддержать свою жизнь и размножиться.


    Жизнь на перегонку.

    Но поддерживать жизнь — дело не легкое. Ведь чтобы жить, надо добывать себе еду, заботиться о детенышах, спасать и себя, и их и от голода, и от холода, и от разных врагов, и от других опасностей. Жизнь не дается даром. За нее приходится всячески бороться, кто где может и кто как может, и всеми теми способами и средствами, какие кому даны от природы. На каждый кусок еды, и на каждый спо­койный, удобный и сытный уголок всегда найдется сколь­ко угодно охотников. Чтобы все это добыть, надо поспеть во-время, а то и просто напросто отбить, отвоевать от дру­гих. Вот, например, орел ловит зайца. А этого самого зай­ца с радостью готов изловить и пожрать и всякий другой орел, а кроме него и лисица, и волк, и разные другие хищ­ные звери. Если не поймает зайца кто-нибудь один, пойма­ет другой. Кому заяц раньше попадется, тот им на этот раз и будет сыт. Каждый заяц старается убежать, и спасти свою жизнь, а каждый орел, каждая лисица, каждый дру­гой хищник, старается изо всех сил как-нибудь уловить до­бычу. Все действуют как-бы на перегонку, состязаются, каждый добивается поспеть раньше всех прочих. Но и это­го еще мало: за каждый кусок, за каждый уголок, прихо­дится иной раз и драться, и бороться, и не на жизнь, а на смерть. Так и идет жизнь.

    Но вот что особенно достойно внимания: еды на всех не всегда и не везде хватает. Так бывает теперь, — так было и в прошлые времена.

    Еды на всех не хватает.

    Но почему-же не хватало и не хватает на всех еды? А потому, что все животные плодились и плодятся гораздо бь'^трей, чем могут прокормиться. Некоторые животные пло­дятся и размножаются с удивительной быстротой. Кто, на­


    44



    пример, не знает селедки? Каждая селедка кладет ежегод­но сорок тысяч яиц-икринок. Из каждой икринки может выйти новая селедка. Она может положить тоже сорок ты­сяч икринок, так что от одной только пары селедок, за одиа только год может появиться полтора слишком миллионов селедок. Размножаясь таким способом, селедки могли-бы заполнить собой через несколько лет все моря и океаны, так что там не хватило-бы и места никаким другим жителям морей. Но селедки еще что! Каждая самка карпа мечет еже­годно по двести тысяч икринок, а осетр почти два миллио­на их. Но и этого еще мало: есть на свете такие червяки, которые ежегодно кладут по шестидесяти миллионов и да­же по сту миллионов яичек. Таких примеров можно при­вести великое множество. Но чтобы населить всю землю,, вовсе даже не требуется такого быстрого размножения. Вот, например, слоны: они живут иной раз лет по сту. За это время они приносят всего лишь по три детеныша. Но ведь эти три детеныша, когда выростут, могут принести еще п<? три, а каждый их детеныш еще по три, а детеныши этих де­тенышей тоже по три. Как-же велико будет потомство от одной пары слонов, например, через пятьсот лет? Если все детеныши останутся живы и невредимы, то окажется вот что: за пятьсот лет от одной только пары слонов, может народиться пятнадцать миллионов слонов. Но ведь на све­те существует не одна пара слонов, а очень много пар. Ес- ли-бы слоны могли размножаться безпрепятственно, то че­рез пятьсот лет они населили-бы всю землю, так что лю­дям не осталось-бы и места для житья.

    Так размножаются слоны, а другие звери размножают­ся еще быстрее слонов, птицы еще быстрее, лягушки и ящерицы — еще быстрее. О рыбах и говорить нечего. А комары, мухи, черви и разные мелкие животные размножа­ются с неимоверной быстротой. И всякое живое существо хочет есть. И всякому нужна та самая пища, какая нужна и другим животным его-же собственной породы, а то и других пород. Есть, есть, есть, первое дело — есть. Но вот еды-то никак не может хватить при таком быстром размно­жении. Еды хватает лишь на очень немногих. А кому еды не хватает, те волей-неволей хоть умирай.


    45-



    Как и кого смерть косит.


    И действительно, ежегодно, ежечасно погибает бес­численное множество всевозможных животных, какие толь­ко есть на земле. Почему, например, селедки не заполняют всех морей, несмотря на свое быстрое размножение? Почему слоны так и не заселили землю? Почему ни одна порода жи­вотных не вытеснила всех прочих? Потому-что помешала смерть. Смерть, гибель от разных причин. Сколько жи­вотных рождаются, столько-же почти и погибает раньше времени. Все погибают, за исключением лишь очень немно­гих отдельных счастливчиков. Только они и остаются в жи­вых. Гибнут от холода, гибнут от голода, от болезней, от разных врагов и разных других обстоятельств, мешающих жизни. Погибают иной раз не сотнями тысяч, а миллиона­ми. Так, например, в одном только Каспийском море, от одних только рыбаков погибает по семисот миллионов се­ледок ежегодно. А сколько их гибнет в рыбацких сетях на всей земле? А сколько истребляется морскими птицами? А сколько гибнет маленьких рыбешек, только что вышедших из икры? Сколько их попадает в рот разным хищным ры­бам, ракам и другим морским животным? Так, например, водится в морях зверь, который называется кашелотом. Один только этот зверь часто съедает по тысяче селедок зараз. Без этого он не насытится. Кашелоты встречаются часто. Только на их пропитание ежедневно идет по мень­шей мере десятки тысяч миллионов селедок. Но ведь и се­ледки тоже чем-нибудь да питаются. Оне в свою очередь губят бесчисленное количество разных других животных. Их, разумеется, и не пересчитаешь. И так ведется с незапа­мятных времен.

    А вот еще примеры тому, сколько животных погибает от разных причин. Какая-нибудь птица — сипуха ежегод­но пожирает средним числом по две тысячи мышей. Без этого она прожить не может. А каждому соколу, чтобы быть сытым, в течение года необходимо изловить и сожрать по меньшей мере тысячу каких-нибудь маленьких птичек. А хищная птица сарыч должна изловить по меньшей мере де­сять тысяч мышеи. Это ее годовое пропитание. Маленькие птички тоже так и сеют смерть. Например, каждый воро­бушек, чтобы быть сытым, за каждую педелю должен ист­


    46



    реблять по три с половиной тысячи гусениц. Каждая малень­кая птичка требует для своего годового пропитания по край­ней мере по 250 тысяч мушек или жучков. А сколько на све­те разных птиц разных пород? Сколько-же для их пропи­тания нужно разных гусениц, мушек и жучков?

    Но это еще что! Гораздо больше животных погибает от холода и голода. Иной раз в какой-нибудь голодный год сра-


    Гибель пеструшек, переселяющихся от голода.


    зу вымирают миллионы миллионов разных животных. Бы­вают, например, такие случаи. Иногда летом в Архангель­ской губернии, около берегов океана, все пустыни так и ки­шат маленькими зверьками пеструшками. Чтобы прокор­мить всех пеструшек, нужно очень много еды, потому что пеструшки весьма прожорливы. Питаются оне травою. Ино­гда случается неурожай на такую их еду, и пеструшкам приходится погибать. Гибнут и другие животные, которые питались той-же самой травой, — мухи, жучки, червяки.


    47



    Приходится погибать н птицам, которые питались пестяуш- ками, мухами и жуками. Погибают и ящерицы, и звери. Или, например бывает так: лишь только ударит раньше вре­мени сильный мороз, смотришь, — вся пустыня уже сплошь усеяна мертвыми пеструшками и разными другими погиб­шими тварями. А мухи не выносят не только морозов, но даже и маленьких холодов. Каждый холодный денек губит миллионы миллионов мух и других животных. Поэтому можно сказать, что на всех животных так и надвигается со всех сторон смерть.

    И смерть не простая, не естественная, а прежде­временная. В этой-то преждевременной смерти и за­ключается самая суть дела. Миллионы миллионов живых существ погибают, действительно, преждевременно. Они и сами не живут, и потомства по себе не оставляют. А если к оставляют, то и с потомством их бывает то же самое: оно тоже погибает преждевременно. Это же самое бывает и с потомством этого потомства, и так далее. Так было и мил­лионы лет тому назад, так бызает и теперь, так и всегда будет, до скончания века.

    Какое-же дело делает эта «преждевременная смерть?» Она тоже делает отборку. Смерть отбирает одних жи­вотных от других; иные гибнут раньше времени, иные-же остаются в живых, как-бы на племя, на разводку.

    Как животные приспособляются к обстоятельствам жизни?

    Какие-же твари погибают преждевременно, и какке дольше остаются в живых? Это смотря по животному и смо­тря по обстоятельствам его жизни. Чтобы дольше оставать­ся в живых, всякая живая тварь должна прежде всего приноровиться, приспособиться к обстоятельствам своей жизни, так, чтобы эти обстоятельства, по возможности, ни­чем ей не вредили. Например, рыбам вода не вредит, пото- му-что рыбы приспособлены к жизни в воде. Подобно это­му, птицы приспособлены к летанию по воздуху. Олени и зайцы приспособлены к тому, чтобы быстро бегать, Этому помогает устройство их тела. У тигров и у львов когти и зубы приспособлены к тому, чтобы рвать и грызть добычу. Другие звери приспособлены к жизни в лесах, третьи в-


    48


    N. R. - 3



    полях. В каждом уголке земли живут какие-нибудь твари, которые к нему-то и приспособились. Другим тварям этот самый уголок вреден, потому-что те к нему не приспособи­лись, а эти приспособились. Живут, например, в темных пещерах и подземельях особые породы ящериц и рыб, ко­торые приспособились только к тому, чтобы жить в темно­те. Света оне совершенно не выносят. Он им даже очень вреден. И вот что замечательно: у этих пород рыб и яще­риц даже совсем нет глаз, так что им приходится жить на ощупь. И все-таки эти животные живут отлично. В тем-


    Слепое земноводное животное, протей, живущее в темных пещерах.


    ноте они не погибают. Жить на ощупь оии умеют превос­ходно, а глаза им в темноте вовсе не нужны. А вот если в их темную пещеру заберется обыкновенная ящерица или рыба с глазами, так ей в темноте не помогают даже и гла­за, и она в пещере- погибает, потому что не приспособи­лась к такой жизни, и не умеет жить на ощупь.

    Или вот еще пример: есть на острове Мадере особые жуки. Крыльев у них нет, летать они не могут. И всс-таки они приспособились к обстоятельствам своей жизни лучше всяких других жуков, хотя-бы и с крыльями. Разумеется,


    49



    это случилось помимо их собственной воли. Почему так вышло? А потому, что на острове Мадере часто дуют силь­ные ветры. Они уносят всех летающих жуков прямо в мо­ре, на верную смерть. А те жуки, которые не могут летать, остаются в живых. Значит, самим жукам на острове выгод­но их неуменье летать. А вот, например, подслеповатый крот: он лучше всякого зрячого зверька приспособился к подземной жизни. Кто к каким обстоятельствам жизни все­го лучше приспособился, тот дольше и останется в живых при этих обстоятельствах.

    Что значит приспособиться лучше и приспособиться хуже?

    А что значит приспособиться? Это значит прежде все­го получить подходящее устройство тела. У рыбы тело устроено так, чтобы жить в воде, у птицы чтобы летать по воздуху, у крота чтобы копаться под землей, у слепых ящериц чтобы жить в темных пещерах, у оленей и зайцев, — чтобы быстро бегать. Но и это еще не все: звери одной и той же породы иной раз приспособ­лены к обстоятельствам своей жизни не совсем одинаково. Вот, например, два оленя одной и той-же породы, но один из них крепче и выносливее, у одного хороший желу­док, сильные ноги, зоркие глаза. А вот другой олень той-же породы — не такой выносливый, и тело у него не-совсем так устроено, как у того. Крепкий олень, разумеется, мо­жет дольше прожить без еды. Он сможет и переселиться в другие места, — туда, где еды больше. За таким оленем разумеется, не угнаться слабому оленю, у которого желу­док, ноги и глаза хуже устроены. Хорошее устройство тела уж наверное окажет свое влияние и поможет оленю в его жизни. А плохое его устройство наверное повредит ему ко­гда-нибудь. И выйдет в конце концов так, что олень с хо­рошим устройством тела почти наверное проживет дольше и лучше, чем другой олень, не так хорошо устроенный. Он лучше приспособлен к обстоятельствам своей жизни. Зна­чит, гибель и преждевременная смерть заложены в самом устройстве тела. Долгая жизнь тоже заложена в устройстве тела. И это не только у оленя, но и у всяких других живот­ных, и у рыб, и у птиц, и у мух, и у жуков, и у слизняков,


    50



    и у гадов, и у всех прочих живых тварей. И это без вся­кого исключения. Так и теперь бывает, так и бы­ло и будет во все времена.


    Почему неприспособленные погибают быстрее, то есть отбираются от приспособленных?

    У всякой твари всякая мелочь в устройстве тела так или иначе непременно учитывается в его жизни, и делает свое дело. Как учитывается? Иная мелочь и иная особен­ность в устройстве тела бывает полезной, то есть помогает в жизни, а другая мелочь иной раз вредна, то есть мешает жить. Для разных обстоятельств жизни полезны или вред­ны разные особенности. Вот, например, зайцы: чтобы убе­жать от врагов, им нужны крепкие и длинные ноги, а ноги не у всех зайцев бывают одинаковой длины и силы. У иных оне немножко короче, у иных-же немножко длиннее. Вся­кая такая особенность в устройстве ног сделает свое дело. Иметь ноги хоть немножко, хоть на самую малость короче,

       это уж зайцу невыгодно, потому что грозить прежде­временной гибелью от вражеских зубов. Тоже невыгодно иметь плохие глаза или нечувствительный нос, и плохо устроенный желудок. Все это мешает жить и помогает пре­ждевременной гибели. И правда, больше всего гибнут та­кие животные, у которых устройство тела хуже приспособ­лено к обстоятельствам их жизни. Таких, быть может, по­гибают миллионы, а в это самое время другие животные той же породы, только лучше приспособленные, гибнут, ра­зумеется, не в таком большом количестве. И так было, есть и будет во все времена. То же самое было, есть и будет и с их детенышами, и с их потомками. Смерть рассортовыва- ет и их, смотря по устройству их тела. Из них всегда тоже гибло и гибнет больше всего таких, которые приспособле­ны к своей жизни хуже, чем таких, которые приспособлены к ней лучше, — невыносливых гибнет больше, чем вынос­ливых. То же самое случается и случалось и с третьим, и с четвертым, и с пятым, и сотым, и со всяким другим поко­лением. To-же самое было и в давно прошедшие времена, и всегда будет, потому что иначе и быть не может. Значит,


    51



    хуже приспособленные сами собой отбираются и всегда от- биоались от лучше приспособленных. Их становилось все меньше и меньше, а порода лучше приспособленных всегда и повсюду понемногу вытесняла и вытесняет тех. Чи^ло приспособленных становится все больше и больше сравни­тельно с теми, и это из поколения в поколение, в течение

    сотен ТЫСЯЧ и МИЛЛИОНОВ лет.                                                                      Пп

    И вот такая отборка идет и всегда шла сама сооои. II - этому понемногу исчезали и исчезают с лица земли те жи­вотные, те породы, у которых тело устроено хуже и невь.- годнее для жизни; а жить остаются только те, у которых тс ло устроено хоть чем нибудь удобнее.                                                                                          rtTTW7Tri

    Но и с этими происходит то же самое, и происходило во все времена. Их понемножку вытеснили и всегда вытес­няют такие из них, у которых тело устроено еще полезнее

    и выгоднее для жизни.

    Но и с теми всегда было и бывает то же самое, и с их

    потомством, и с потомством этого потомства. И выходит в конце концов так, что из поколения в поколение порода как-бы меняется, из одной делается другая, потомучто 110- томки делаются совсем непохожими на своих собственны, предков.

    Как из одной породы делается сама собой другая порода.

    Но так-ли это? Нельзя-ли видеть своими глазами как из одной породы делается сама собой совсем другая. Мож­но видеть и это. Вот, например, что проделал в Одессе в 1874 году русский ученый по фамилии Шманкевич. он сде­лал так что на его глазах из одной породы маленьких ра­ков сделалась совсем другая их порода, и к тому-же сама

    со бои.од о было так; есть нд свете несколько очень мелких пород раков, которых называются артемиями. Некоторые из этих пород живут в воде соленой, другие в воде почти пресной. Те артемии, которые водятся в соленой воде, на­зываются мюльгаузснскими, а которые водятся в солонова­той воде, называются артемиями солонцовыми. Обе эти по­роды артемии не похожи одна на другую по устропству своего тела. У солонцовой артемии есть на хвосте особые щетинки и выступы. А у мюльгаузенских артемии нет ни


    52



    щетинок, ни выступов. Шманкевич наловил себе множество таких раков, и стал разводить их в больших банках. В од­ной банке жили у него артемии солонцовые, а в другой мюльгаузенские. Шманкевич придумал такую штуку: он Еовсе не отбирал раков на племя, а просто напросто стал понемножку прибавлять соли к той воде, где жили солон­цовые артемии. Прибавит соли — и ждет, когда народят­ся новые поколения раков, а потом опять прибавит еще не­множко соли, и опять ждет. Это Шманкевич проделывал много раз. И что же оказалось? На его глазах из одной по­роды раков стала понемножку делаться другая их порода.


    Как переменился вид хвоста у солонцеватой артемии от того, что стала солонее вода, где она жила. Под № 1 нарисован конец хвоста солонцеватой артемии. Под № б нарисован конец хвоста мюльхгузенской артемии. Между ними под №№ 2, 3, 4, 5 изображены постепен­ные перемены, какие произошли с хвостом. Таким спо­собом одна порода артемий понемножку сделалась дру­гою породой их.


    Устройство тела солонцовой артемии у новых молодых по­колений стало медленно меняться: из поколения в поколе­ние хвост становился мало-по-малу все тупее и тупее, а ще­тинки на хвосте все меньше и меньше с каждым новым по­колением. В конце концов хвост у артемии сделался совсем такого вида, который бывает только у другой породы их, — у тех, которые жили в другой банке. Ясное дело — телес­ное устройство этих животных переделалось само собой. И


    53



    это только от того, что им пришлось жить в более соленой
    воде, то есть при новых обстоятельствах.

    Но Шманкевич не остановился и на этом. Он взял тех-
    же солонцовых артемий, и стал понемножку приучать их
    породу к воде пресной. Приучал он тоже из поколения в
    поколение, долго и осторожно. И что-же вышло? Артемии
    этой породы тоже стали понемножку менять свой вид. Из по-
    коления в поколение рождалось все больше и больше арте-
    мий с иным устройством тела, и в конце концов получилась
    совсем другая порода маленьких раков. Раки этой породы
    называются «бранхипус», что значит «жаброног». У этих
    бранхипусов устроены совсем иначе и туловище, и хвост, и
    щупальцы, и рот, и ноги, да и внутреннее устройство тела
    тоже иное. Ясное дело, — ив этом случае из одной породы

    раков сама собой сделалась другая. д
    Значит, и в правду из одной породы мо- ' i

    жет сделаться другая. И сделаться са-
    ма
    собой, без всякой даже отборки на
    племя.

    Но почему-же могло это случиться?

    Сделалось это примерно вот каким спо-
    собом: в банке жило несколько тысяч
    маленьких раков одной и той-же поро-
    ды.
    Были среди них и раки покрупнее,
    были и помельче. Были раки и с более

    толстой, и с более тонкой кожей, и не- На этом рисунке под
    чувствительные, и чувствительные к пе- буквою а изображен
    ремене воды, и выносливые и невынос- маленький пресновод-
    ливые. Лишь только вода стала немно- ный рак бранхинус,
    жко солонее, сейчас-же все раки почу- под буквою ь рак
    яли это. Как водится, все невыносли- солонцовая артемня.
    вые стали похварывать, а то и выми-
    рать. Перемена воды оказалась неприятной и невыгодной
    многим ракам одной и той-же
    породы, всем, у кого уст-
    ройство тела было хуже
    пеприспособлено к перемене воды.
    Все такие раки стали хиреть
    и погибать. Впрочем, некото-
    рые из них все-же дали потомство. Но
    и в этом их потомст-
    ве, как всегда, рак на рака был не во всем похож, — там
    тоже оказались иные выносливыми, иные певыносливыми.
    Невыносливые тоже стали хиреть и погибать.
    В живых оста-
    лись только те, кто оказался более приспособленным
    к но-


    54



    вым обстоятельствам, то есть к жизни в другой воде. Затем народилось новое поколение раков. С ним случилось то же самое: невыносливые и хуже приспособленные захирели и вымерли, а остались в живых только лучше приспособлен­ные. Такие сами собой отобрались от тех. С потомством этого потомства случилось то же самое. То же и с его по­томством. Таким-же способом дело пошло и дальше, а в конце концов вышло вот что: все неприспособленные и не­выносливые так или иначе погибли и совсем почти не ста­ли рождаться, потому что не осталось ни одного рака с не­выгодным устройством тела. Остались в живых только те, у которых тело было устроено крепче и удобнее для жиз­ни в новой воде. Такие сами остались в живых, а кроме то­го оставили после себя потомство. Но иногда и в этом по­томстве оказывались рачки выносливые и невыносливые. С их потомством, разумеется, выходило тоже самое, что и с другими. Менее выносливые, разумеется, всегда погибали в большем числе. То же случилось и с третьим, и с четвер­тым, и со всеми прочими поколениями. И вот такая отбор­ка шла да шла сама собой, без всякого вмешательства со стороны. Иначе и не могло быть, если уж переменились об­стоятельства жизни. В конце концов, после длинной смены поколений, остались в живых только такие раки, которые отлично приспособлены к жизни в новой воде. Но ведь для такой жизни требуется совсем другое устройство тела. Зна­чит, ясное дело, это самое устройство и должно было тоже перемениться, переделаться. Так оно и вышло в действи­тельности. Например, переменилась толщина кожи. Кожа стала гораздо толще у тех раков, которые привыкли к со­леной воде. Почему так? Потому что более выносливыми оказались те раки, у которых кожа случайно была толще. А из этих раков остались в живых и принесли более крепкое потомство те, у которых кожа оказалась еще толще, пото­му что на таких перемена воды отозвалась еще меньше. А из этих толстокожих лучше всего жилось, разумеется, тем, у которых кожа случайно уродилась еще толще. Точно так же было и с их потомством, и с потомством этого потомства, и так далее. Всегда погибало меньше всего самых толсто­кожих. В конце концов только такие толстокожие и оста­лись в живых; они и вытеснили всех тех, у кого кожа была тоньше. Тонкокожих вовсе не стало.


    55


    i



    Значит, вышло так, что у всей породы раков и у каж­дого рака в отдельности кожа сделалась толще, — иначе говоря, переменилось ее устройство. Разумеется, это сдела­лось не сразу, а с течением времени, лишь после длинной смены поколений.

    Так переменилось само собой устройство кожи. Зна­чит, кое-что в этом устройстве, действительно, может ме­няться само собой.

    Подобно этому переменилось тоже само собой и устрой­ство других частей тела, например, хвоста, щетинок на хво­сте, устройство головы, внутренностей. Словом сказать, по­добно устройству кожи переделалось за много поколений устройство всего тела. А это и значит, что из одной породы раков вышла совсем другая: потомки стали не похожи на своих собственных пред­ков.

    Устройство тела меняется только в полезную сторону.

    Значит, такие перемены случались не только в стари­ну. Оне бывают и в настоящее время. Те-же перемены шли таким самым способом и тысячи, и миллионы лет тому на­зад. И не только с одними рачками-артемиями, а и со все­ми, решительно со всеми животными, какие только жили и живут на свете. У всех пород, какие только были и есть на земле, устройство тела постоянно меняется, переделывается из поколения в поколение. Такая переделка идет обыкно­венно очень незаметно и медленно, а все-таки идет. Переде­лывается кожа, туловище, глаза, уши, желудок, ноги, и все прочие части тела. Переделываются то в одну, то в другую сторону, смотря по обстоятельствам. Но вот что особенно замечательно: все такие перемены идут к тому, чтобы уст­ройство тела возможно выгодней приспособилось к обсто­ятельствам. Иначе и быть не может. Ведь если у которого животного оно не приспособлено, — это животное прежде­временно погибает. И потомство его погибает, и потомство этого потомства, коли оно тоже не приспособлено. А доль­ше остаются в живых те, у которых устройство тела удоб­нее и выгоднее для жизни при новых обстоятельствах.

    Значит, вот в какую сторону идут перемены с устрой­ством тела: только в полезную сторону.


    56



    Какая перемена где полезна, такая там и происходит; она и закрепляется во всей породе. Например, льву полезны креп­кие и острые когти, зайцу быстрые и сильные ноги, лисице            хитрость и хорошее чутье, быку и барану—рога и длин­ные кишки, обезьяне — цепкий хвост и руки с длинными пальцами, орлу и соколу — зоркие глаза и крепкие крылья, киту и тюленю — плавники, слизняку — его раковинка, ко­мару его жало, пауку — уменье делать свою паутину, змее — ядовитые зубы, жираффу — длинная шея, слону— хобот, бабочке — яркие крылья, попугаю — яркие перья. Словом сказать, устройство тела всякого животного уж на­верное полезно для той жизни, какую приходится вести. Не будь этого, вся порода таких животных непременно пере- делалась-бы, а то и просто напросто вымерла-бы в конце концов. Не вымирают только те, кто приспособился, то есть кому его устройство тела полезно и выгодно при обстоя­тельствах его жизни. Потому-то со стороны и кажется, что в природе все устроено словно по особому плану и все ко всему приспособлено. Иные даже и думают, что так устро­ено божеством. А на самом деле все это устроилось само собой, потому что иначе и быть не могло. Вся суть в от­борке, то есть в гибели хуже приспособленных.

    Приспособление всегда доставалось и достается страш­ной ценой, — ценою гибели бесконечно большого числа живых тварей. Кто хуже приспособлен, тому больше и гро­зит погибель, и чем хуже приспособился, тем скорее поги­бает. Гибель, гибель и гибель. Гибель и преждевременная смерть. Вот такою-то ценою и покупается приспособление к обстоятельствам жизни.


    Приспособляться к обстоятельствам или бороться с ними?

    Вот на чем стоит свет, — на преждевременной гибели бесконечного числа разных живых тварей. На этом он и сто­ял миллионы миллионов лет.

    Но неужели свет и всегда будет стоять на этом? Вовсе нет, и вот почему. Преждевременная смерть всегда насту­пает от каких-нибудь вредных обстоятельств жизни. Но че­го ради терпеть их вред? Его нужно всячески искоренять, с ним нужно всеми силами бороться. Вообще говоря, нуж­


    57



    но переделывать обстоятельства в свою пользу и на пользу всей своей породы, так чтобы они, по меньшей мере, не бы­ли вредны.

    Словом сказать, нужно не только приспособляться да приспособляться к обстоятельствам, а и приспособлять эти самые обстоятельства к себе, к своим нуждам. Без этого не может идти жизнь и никогда не может быть и настоящего счастья.

    Это понимают не только люди, но и звери. Да этого и понимать не нужно, потому что тут дело делается само со­бой. Делается только потому, что каждая живая тварь жи­вет и хочет жить, и сохранять свою жизнь, и поддерживает ее всеми способами, и добивается своего собственного сча­стья, смотря по тому, кому какое нужно.

    Эта борьба с обстоятельствами тоже идет с незапамят­ных времен. Разные животные борются с ними по разному. Те, кто послабее, борются так: они просто напросто стано­вятся все более и более плодовитыми.

    Против преждевременной гибели такие слабые живот­ные пускают в ход свою собственную плодовитость. Выхо­дит так: много гибнет, но много и рождается на свет; в ка­кой породе животных больше гибнет, в такой больше и ро­ждается. Откуда-же взялась такая плодовитость? Она тоже появилась сама собой, и появилась потому, что для этого переделалось, переменилось устройство тела. Другими сло­вами, в теле появились особые приспособления для очень быстрого размножения. Могли они появиться, например, вот почему: у какой-нибудь, самки, положим, десять детей, а у другой двадцать. При одинаковых обстоятельствах жизни, положим, из каждого десятка погибает восемь детенышей. Значит, от первой самки остается только два детеныша, а от другой — целых четыре, то есть в два раза больше. Зна­чит, от какой-же самки произойдет более многочисленная порода? Разумеется, от той, которая принесла больше де­тенышей. А от такой плодовитой родительницы будут так­же плодовиты хоть некоторые дети. Значит, такие и вытес­нят в конце концов потомков мало плодовитых самок. Та­ким способом, во всей породе укрепится устройство тела, полезное для быстрого размножения. Благодаря своей пло­довитости, порода с таким устройством тела и спасается от


    58



    гибели. Плодовитость это тоже отпор преждевременной гибели. Вот иногда какой отпор дают ей иные животные.

    А другие животные дают другого сорта отпор. Напри­мер, у них появляется такое устройство тела благодаря ко­торому они становятся гораздо выносливее, крепче. Напри­мер, тело птицы выносливее, чем тело мухи или слизняка. Мухи и слизняки гибнут от холода и не могут бороться с ним, а птицы, как известно, улетают на холодное время го­да в жаркие края. Таким способом оне и спасаются от ги­бели. У многих животных пород — это главный способ да­вать хоть какой-нибудь отпор губительным обстоятельствам жизни, — просто напросто уходить от зла, переселяться в новые места, искать лучшей жизни и счастья за горами и за долами.

    Но и этот отпор еще не настоящий. Многие животные действительно борются за свою жизнь. Например, чтобы бороться с холодом, они устраивают для себя теплые норы; чтобы бороться с голодом, иные животные умеют делать для себя запасы еды. Например, муравьи, пчелы, осы, бел­ки, барсуки и многие другие животные заготовляют запа­сы на черный день. Нужда научила этому и их. Многие жи­вотные ведут настоящую борьбу со своими врагами. Бо­рются, кто как может и кто как умеет. Кто зубами, кто но­гами, кто острым жалом, кто длинным и крепким хоботом. Ни один зверь не отдает своей жизни без борьбы. Даже ка­кой-нибудь маленький жучек, и тот кусается. Даже самая маленькая птичка, и та клюется. Даже нежная козочка, и та бодается.

    Но особенно помогает животным породам борьба скопом, общими дружными силами, иначе сказать, це­лым обществом. Так, например, табуны лошадей дают хороший отпор волкам: лошади сбиваются в кучу, го­ловами внутрь табуна, а задними ногами к волкам, и ляга­ются изо всех сил, так что с ними не может справиться да­же целое стадо волков. Для сохранения породы, действо­вать скопом, жить не в одиночку/ а обществом, очень вы­годно. Поэтому среди многих пород животных и вошла' в обычай общественная, а не одиночная жизнь. Обществами живут и селедки, и кораллы в морях, и многие породы птиц, рыб и зверей. Ведут общественную жизнь многие по­


    59



    роды обезьян, да и род человеческий тоже. Общественная жизнь помогает борьбе с обстоятельствами.

    Еще больше помогает этому ум, то есть умственные способности, иначе говоря, хорошее устройство мозга. Ведь сообразительность, хитрость, уменье — это тоже особые способы борьбы. У какой породы они имеются,так их и пу­скает в ход.

    Если хорошенько присмотреться к разным делам в цар­стве животных, всегда будет видно, что животные постоян­но дают отпор разным губительным обстоятельствам. А уж если так поступают звери, значит, о людях и говорить не­чего.


    Как и почему меняются обстоятельства жизни.

    И вот что особенно важно: ведь обстоятельства-то жи­зни на земле тоже постоянно меняются. Это бывает всюду и везде, в каждом уголке земли, в каждой стране. Так, на­пример, у впадение рек в море нередко бывают большие пресноводные болота. В этих болотах живут разные прес­новодные раки, рыбы и другие животные. Нередко такие болота по-немножку заливаются соленой водой из моря. Вода в этих болотах становится все более и более соленой. А уж если она делается солонее, так наверное начинаются перемены и в устройстве тела у разных раков и у другик животных, которые там живут.

    Например, у рачков из породы артемий тотчас-же на­чинаются такие самые перемены, о каких уже было расска­зано. Мало-по-малу из одной породы этих раков через мно­жество поколений, в силу обстоятельств делается другая их порода. To-же самое происходит и с другими породами н тоже от перемены обстоятельств. Все оне или должны приспособиться понемножку к такой перемене, или-же со­всем погибнуть. Так и бывает на самом деле. Так и бывало во все времена.

    А вот, например, в другом месте земли степь заростает лесом, в лесу-же совсем другое житье, чем в степи. От этой перемены все степные животные должны или приспособить­ся к новым обстоятельствам, или переселиться в какие-ни­будь степные места, а то и совсем погибнуть. Так и быва­


    60



    ет. Для лесной жизни нужно совсем другое устройство те­ла. Например, чтобы лазать по деревьям, нужны цепкие лапы и длинные хвосты. И вот мало-по-малу, с ходом вре­мени, хвосты и лапы у многих пород лесных животных дей­ствительно, делаются цепкими. Великое множество всевоз­можных перемен случается и с другими породами. У всех у них понемножку меняется телесное устройство. Делается это под напором новых обстоятельств жизни, и хотя чрез­вычайно медленно, а все-таки делается.

    А вот в другом месте земли понемножку усыхают реки и озера. Все обитатели их тоже должны или погибнуть, или приспособиться к новым обстоятельствам, а для этого дол­жно переделаться, перемениться устройство их тела.

    А в иных местах морское дно медленно выпирается из- под воды и делается сушей. Благодаря этому, и здесь со­вершается великое множество разных перемен со всеми по­родами, какие только живут в море.

    Но есть на земле и такие места, где суша все оседает и оседает под воду. Разумеется, и здесь идуть большие пере­мены, идут сотни, тысячи, а то и миллионы лет.

    А вот, например, какая-нибудь порода животных силь­но размножилась. Тогда она расселяется по земле и попа­дает в новые места, в другие обстоятельства, в новую об­становку жизни. Разумеется, и к ним нужно поневоле при­способиться. Но лишь только порода приспособится, и лишь только переделается на новый лад, — смотришь, уже эти обстоятельства начинают сами переделываться и переме­няться. Приходится к этому приспособляться снова. И так идет постоянно, — так всюду и всегда шло и будет идти.


    Почему некоторые породы переменились быстро, а другие

    медленно?

    И повсюду все животные приспособляются к новым обстоятельствам жизни. Повсюду те, кто приспособлен ху­же, понемногу погибают, а кто приспособлен лучше, — жи­вет дольше и дает потомство. К этому потомству, как уже сказано, переходит родительское телесное устройство. Все* что есть в этом устройстве полезного для жизни, закрепля­




    ется из рода в род. Все полезные перемены словно склады­ваются одно с другой, а от этого мало-по-малу устройство тела меняется все больше и больше, и в конце концов де­лается совсем другим. Так постепенно из однех пород сами собой и делаются другие.

    И чем дальше, тем больше идут перемены.

    Иной раз может случиться, что у некоторых пород, в иных местах земли, перемены в телесном устройстве могут зайти очень далеко, так что сразу и не узнаешь, из какой породы произошла какая порода. Так, например, случилось с ящерицами, которые мало-по-малу произошли из рыб. То же случилось и со зверями и с птицами, которые произо­шли из ящериц.                                                              .

    Разумеется, у разных пород перемены идут не одинако­во быстро. Это смотря по уголку земли и по обстоятельст­вам жизни. В иных местах с иными породами перемены в телесном устройстве случались гораздо быстрее, чем с дру­гими породами при других обстоятельствах. Потому и вы­шло так, что новые породы живут рядом со старыми поро­дами, например, ящерицы рядом с рыбами, а птицы и зве­ри рядом с ящерицами.

    С течением времени переменилось телесное устройство решительно у всех пород. Ни одна не обошлась без каких- либо перемен.

    Но и это еще не все: при разных обстоятельствах пере­мены в телесном устройстве шли в разные стороны. Так, •например, у иных животных глаза делались понемножку все более и более зоркими, как у сокола. А у других животных,

       у тех, которые живут в темных пещерах, глаза делались понемножку все хуже и хуже, а в конце концов и вовсе про­пали, как у протея. И все это применительно к новым об­стоятельствам жизни.

    Почему-же в природе новые породы появляются не так быстро, как например, под руками скотоводов? Очень про­сто почему. Ведь чтобы появилась новая порода, нужна по­стоянная отборка, — отборка одних самцов и самок живот­ных от других самцов и самок. Когда такую отборку дела­ет скотовод он делает ее чисто: там животным, которые у него отобраны, он не дает смешиваться кровью с другими, не отобранными. А в лесах, полях и лугах, и вообще на во­ле — отборка идти так чисто не может. Там все животные


    62



    смешиваются кровью. Смешимаются приспособленные с неприспособленными, выносливые с невыносливыми, живот­ные лучше устроенные с животными хуже устроенными, хотя- бы из той-же породы. Благодаря этому, появление новых пород в природе непомерно замедляется. Но оно все-таки идет да идет и остановиться не может. Так оно и всегда шло, во все времена.

    Значит, вот почему на свете появлялись и появляются новые породы, вот почему более старинные породы живут рядом с новыми.


    Все породы сродни одна другой.

    Всякая порода произошла от какой-нибудь другой по­роды, а та от третьей, а та от четвертой, и так далее, начи­ная с незапамятных времен. Из ничего никогда ничего не делалось. Бывает нередко так: из одной породы, в разных обстоятельствах жизни, в разных уголках земли, делалось несколько разных пород, а из тех — тоже по нескольку раз­ных. Но про всех животных можно сказать, что они сродни друг другу, хотя и не схожи между собой.


    63



    ГЛАВА IV.


    КОГДА, КАК И ПОЧЕМУ ПОЯВИЛСЯ НА ЗЕМЛЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РОД.

    Что такое человеческий род?                 .

    В этой книжке было рассказано, когда, как и почему появились на свете породы разных животных. Ни одна по­рода не появлялась сразу и внезапно. Все появлялись очень медленно, постепенно, в течение многих лет и в длинной смене поколений. И всякая порода появлялась из недр ка­кой-нибудь другой породы, и к тому-же сама собой. И так шло дело всюду и везде, и шло по той причине, что из одной и той-же породы всегда в большом числе погиба­ли и погибают такие животные, которые хуже других при­способлены к обстоятельствам своей жизни в своем угол­ке, то есть, у которых тело устроено хоть чем-нибудь не­выгодно для них. Это и привело в конце концов к появле­нию всех новых пород, какие когда-либо жили у живут на земле.

    А почему как и когда появился на свете род челове­ческий?

    На этот вопрос, тоже есть вполне точный и достовер­ный ответ.

    Что такое род человеческий? Это просто-на-просто особая порода животных. Всякому известно что человек — животное. Это лучше всего видно по устрой­ству его тела. Как устроено человеческое тело? Это показа­но на рисунке. Опорою тела служат кости. Из костей состав­лен скелет, или костяк. К костям прикрепляются мышцы,


    64


    N. R. - А



    Здесь нарисовано внутреннее устройство человеческого тела, — голова, грудь и живот, и то, что в них помещается. В груди находятся легкие, которыми человек дышит. Они обозначены буквами PP. К лег­ким идет дыхательное горло. Начинается оно от гортани, которая обо­значена буквою Ь.Под легкими с груди лежит сердце (С). К нему и от него идут большие кровеносные жильг. Прежде всего от него отходит большая кровеносная жила, которая обозначена буквою А. Эта жила разветвляется на маленькие. Оне обозначены а с и a s. с. Полость гру­ди отделяется от полости живота особой перегородкой, которая обо­значена буквою D. Под нею виднеется большая печень (обозначена буквою F). Под печенью, у самой перегородки, лежит желудок, кото-



    то есть мясо. Снаружи все тело покрыто кожей, а внутри тела лежат внутренности, легкие, которыми человек ды­шит, желудок и кишки, которые служат для принятия и пе­реваривания пищи, почки и мочевой пузырь, которые нуж­ны для выделения мочи. В груди под легкими лежит серд­це, а от него и в него идут кровеносные жилы, по которым течет кровь. Внутри головы у человека лежит головной мозг, которым человек думает и чувствует; мозг помещает­ся в особой костяной коробке, которая называется чере­пом. Череп насажен на спинной хребет, который иначе на­зывается позвоночным столбом. Этот столб составлен из многих отдельных косточек, называемых по­звонками. Внутри этого столба лежит спинной мозг. Начи­нается он от самой головы. От мозга идут повсюду нервы. К мозгу тоже идут нервы от глаз, от ушей, от носа, от ко­жи и от всех внутренностей и мышц. Благодаря такому устройству, человек обоняет, осязает, видит, слышит, чув­ствует вкус, боль, тепло, холод, а также ощущает удоволь­ствие и страдание, размышляет и может двигаться. Благо­даря своему устройству тела человек поддерживает свою жизнь.

    Но чтобы жить, этого еще мало, потому что кроме всего этого человек должен поддерживать и свой род, свою породу, иначе говоря, должен плодиться и размножаться.

    Для зтого в человеческом теле тоже есть особые при­способления, которые называются органами размножения.

    Теперь вот что особенно удивительно: подобно челове­ческому телу устроено и тело рыб, гадов, птиц и зверей. У всех у них тоже имеются и кости, и позвонки, и мозг, и сер­дце, и легкие, и желудок, и кишки, и почки, и органы раз­множения, и нервы, и глаза, и уши, и так далее. Все это животные хоть и разные, но тело у всех у них устроено по одному и тому-же плану.

    рый па рисунке не виден нз под печени. К нему идет ото рга сверху пищевод, а кинзу идут кишки, которые обозначены Со и Ig. Внизу ви­ден мочевой пузырь. Примерно, по этому плану устроено тело всех жи­вотных, у которых имеется позвоночный столб. Внутренности тела за­щищены ребрами, то-есть костями, которые видны в разрезе. К ним прикрепляются мышцы, то есть, мясо. Оне тоже видны в разрезе.

    Снаружи тело покрыто кожей.


    66



    Почему так? Неужели такое сходство в телесном устрой­стве — дело случайное?

    Вовсе нет. Ни о каком случае не может быть тут и ре­чи. Человеческая порода действительно приходится срод­ни всем прочим животным породам. Вот это самое родство со всеми породами и видно, когда смотришь на устройство человеческого тела. Вся суть в родстве человече­ского рода с другими животными поро­дами. Известно, что родственник на родственника всегда хоть немножко похож чем-нибудь, — в этом сходстве род­ство хоть как-нибудь да сказывается. А человеческий род похож на другие животные породы вовсе даже не немнож­ко, а очень много. Ясное дело, он им сродни.


    Какие звери приходятся самой близкой родней челове­ческому роду?

    Вот что еще достойно внимания: ведь между людьми родня бывает и дальняя, и близкая. Подобно этому быва­ет дальняя и близкая родня и между разными породами животных. И человеческому роду некоторые из пород зве­рей приходятся родней близкой, а другие их породы — род­ней дальней. Так, например, рыбы приходятся человеческо­му роду дальней родней. А ящерицы, которые произошли из рыб, родня ему уж более близкая, птицы — еще более близкая родня, а звери — родня еще более близкая. Поче­му так? Да потому, что близкую родню можно всегда уз­нать по большему сходству в устройстве тела: чем больше здесь сходства, тем ближе родство. Особенно-же велико сходство между родней самой близкой.

    Почему, например, звери — самая близкая родня чело­веческому роду? Это видно, например, вот из чего. Все зве­ри кормят своих новорожденных детенышей своим собствен­ным молоком, молоком матери. Новорожденные детеныши у зверей сосут материнскую грудь. В этом заключается главное отличительное свойство зверей от других животных. Женщины тоже кормят своих детей грудью.

    Какие-же звери больше похожи на человека? Разуме­ется, обезьяны.


    67



    Есть на свете четыре породы обезьян, особенно на него похожих. Называются эти породы так: горилла, шимпанзе, оранг-утанг и гиббон. Гориллы и шампанзе водятся в жар-


    Самые большие обезьяны, ныне живущие на земле и похожие на людей больше всех других животных. Налево наверху изобра­жена горилла, направо вверху — гиббон. Налево внизу — шимпан­зе, направо внизу — оранг-утанг.


    ких странах Африки, а оранг-утанги и гиббоны в жарких странах Азии. Все это — обезьяны крупные, большого ро­ста, в особенности-же горилла и оранг-утанг. Все оне изо­бражены на рисунке. У всех у них имеется удивительное сходство с людьми.

    Особенно удивительно у обезьян устройство рук и ног. Руки у них — как человеческие, только длиннее. Особенно длинны оне у гиббона. Когда гиббон стоит, руки его хвата­ют до земли. Зато с помощью таких рук гиббону очень удобно лазать по деревьям. Ноги обезьян кое-чем тоже по­хожи на руки. Так, например, пальцы йог у них длиннее,


    68



    чем у людей. Кроме того, обезьяны могут дотрогиваться большим пальцем ноги до любого пальца этой же самой ноги. Ни один человек не может сделать этого.

    Но это не у всех пород обезьян: например, у взрослого гориллы ноги больше похожи на человечьи, потому что го-


    а -                                                                Ь                                                                                                     *                                                                           d

    Рука н нога шимпанзе.                   Рука н нога белого человека.

    У обезьян тоже есть разница в устройстве рук и ног, хотя и не
    столь большая, как у людей.

    рилла не только лазает по деревьям, но и ходит по земле.

    А рука молодого гориллы похожа на человечью еще больше.

    Есть у больших обезьян еще вот такое сходство с людь-
    ми: все это породы безхвостые. Этим оне отличаются от
    многих других обезьян, например, от мартышек и макак. У
    тех есть хвосты, длинные и цепкие.

    Внешний вид тела у обезь-
    ян тоже похож на человечий.

    Ясное дело, все эти обезьяны
    приходятся более близкой
    родней человеческому роду,
    чем все прочие животные.

    Но кое-чем оне от людей и
    отличаются.

    Чем-же именно? А вот чем.

    Люди могут ходить совсем
    прямо на однех задних ногах,
    а обезьяны ходять согнув-

    шись И опираясь на руки. У Нога и рука взрослой гориллы. Нале-
    обезьян спина выгнута немно- во рука, направо нога. Рука сильно
    ГО
    горбом, а У людей спинной отличается от ноги. Четыре пальца
    хребет может стоять прямо, ноги гораздо короче пальцев руки. А
    Человеческие ноги тоже при- большой палец ноги длинный, ото-
    способлены к хождению по гнут в сторону и может двигаться.



    земле, а не к лазанью по деревьям. Оно и понятно, потому что люди, даже очень дикие, живут весь свой век не на де­ревьях.


    Руки и ноги молодой гориллы. Налево нарисованы руки, направо ноги.


    Есть у обезьян еще отличие от людей: в обезьяньей го­лове гораздо меньше мозга, чем в человеческой. Даже у са-


    Прямая походка оранг-утаига. Он может ходить по земле, только опираясь на руки.


    мой большой обезьяны мозг весит в полтора раза меньше чем даже у самого дикого человека. Это ясно видно по ко­


    70



    стям головы. Голова у всех
    обезьян так устроена, что в
    ней не может поместиться
    много мозга, потому что ко-
    робка черепа маленькая, так
    что у некоторых обезьян по-

    ’ чти совсем нет лба.

    Походка гиббона. Он может ходить на g бь[, обезЬЯн сильно

    однех задних ногах, но это ему очень ат вперед, а у иных есть трудно. Ходьбе он помогает рукам,,,- такие большие клыки ка. действует ими, чтобы сохранять рав- ких никогда не бываех у лю.

    новесие.                                де^

    С первого взгляда броса­ется в глаза еще вот что: все обезьяны покрыты густой


    т


    Прямая походка молодой гориллы.


    шерстью, а человеческое тело голое. Но так-ли это? Нет. человеческое тело тоже покрыто волосами, и у иных лю-


    71



    дей даже очень густыми. Поэтому, шерсть на теле не может считаться большим отличием обезьяны от человека.


    Кости головы или череп человека (налево) и обезьяны (на­право). Внутри человеческого черепа больше места для мозга, чем внутри обезьяньего. У обезьяны почти нет лба, морда вы­дается вперед, зубы тоже, потому что сидят косо.


    Значит, обезьяны кое в чем действительно отличают­ся от человека, но в очень многом оне сходны с ним. Но как ни смотри, сходства у них гораздо больше, чем раз­ницы.

    Почему-же люди больше всего похожи на обезьян? Яс­ное дело, потому, что их порода больше всего сродни обезь­яньей породе.                                                             


    Но так-ли это? А, может быть, и никакого родства нет? Нельзя-ли и на этот вопрос ответить с точностью и досто­верностью? Чтобы ответить на такой вопрос, самый луч­ший способ — это посмотреть да посравнить обезьянью кровь с человеческой кровью. Если есть родство между эти­ми двумя породами, оно как-нибудь да скажется и в кро­ви. Нет-ли какого либо способа испытать да сравнить че­ловеческую и обезьянью кровь? Есть и такие способы, и к тому-же очень точные и удивительные. Вот что придумал один ученый. Он взял кошку, раскрыл ей кровеносную жи­лу и добыл из нее кошачьей крови. Потом он взял эту


    Кому близок по крови человеческий род?


    72



    кровь и вспрыснул ее другой кошке. Та после такого вспры­скивания осталась жива и здорова, как ни в чем не бывало, потому что кровь из одной кошки вовсе не вредит другой кошке. Потом ученый взял тоже кошачьей крови и впрыс­нул ее кролику. От кошачьей крови кролик стал хворать и скоро околел. Значит, кошачья кровь не похожа на кровь кролика. Значит, у этих животных нет близкого родства крови. Тогда ученый взял кровь собаки и впрыснул ее вол­ку. После такого впрыскивания волк остался жив и здо­ров. Значит, между волком и собакой есть родство крови. После этого ученый стал пробовать кровь разных других животных. Он взял кровь от лошади и впрыснул ее ослу. Такое впрыскивание тоже не причинило ослу никакого вреда. А что будет, если взять лошадиной крови, да впры­снуть ее собаке? Оказывается, собака не выносит такого впрыскивания и умирает от него. Значит, ее кровь очень не похожа на кровь лошади. Впрыскивание чужой крови не вредит только тогда, когда родство между породами близ­кое. А если родство между ними далекое, чужая кровь при­чиняет смерть.

    Таким самым способом можно разузнать сродни-ли при­ходятся человеческой породе и такие обезьяны, как, на­пример, горилла, шимпанзе, оранг-утанг и гиббон. Ученый попробовал впрыскивать человеческую кровь этим обезья­нам. И что-же оказалось? Все обезьяны остались живы и здоровы после такого впрыскивания. Значит, оне и вправ­ду приходятся сродни человеческой породе по крови.

    После этого впрыскивали и людям обезьянью кровь. Такое впрыскивание тоже не принесло им никакого вреда. Значит, хоть обезьяны кое-чем и отличаются от человека, а все-таки их порода приходится сродни человеческой породе.

    Удивительное родство людей с рыбами и другими

    животными.

    Но это еще что. Есть способ узнавать не только близ­кое, но и далекое родство между разными породами живот­ных. Например, приходится-ли человеческая порода сродни рыбам или не приходится? Нельзя-ли выяснить и это с точ­ностью и достоверностью?


    73



    Выяснено и это. С такой целью нужно хорошенько рас­смотреть человеческий зародыш, то есть человека, когда он еще находится в утробе своей матери. Затем, надо срав­нить его с зародышами разных других животных.

    Надо рассмотреть человеческие зародыши разных воз­растов.

    И вот что оказывается: человеческий зародыш бывает очень похож на зародыши разных других животных. Он на них даже так похож, что вначале его почти не отличишь, например, от зародыша курицы, собаки, черепахи.

    И вот что особенно замечательно: зародыши всех этих животных растут и складываются словно по одному плану. Как ни говори, взрослый человек не похож ни на птицу, ни на черепаху, ни на рыбу. А вот если взглянуть на зароды­ши всех этих животных, то они имеют сходство с рыбами. Известно, например, что у рыб есть жабры — попросту сказать, щели, которые идут снаружи, сквозь кожу, прямо в глотку. Такие самые жаберные щели имеются и у заро­дыша черепахи, хотя взрослая черепаха вовсе не дышит жабрами. Жаберные щели имеются и у зародыша курицы, и у зародыша собаки, и у кошки, и у обезьяны.

    Но неужели имеются оне и у человеческого зародыша?

    Да, оне имеются и у него. Это и видно по рисунку на странице 75.

    Почему-же существует такое удивительное сходство за­родышей разных пород животных? Неужели оно случайно?

    Вовсе нет. Вся суть дела тут не в случае, а вродстве. Как не быть такому сходству, коли есть родство? И правда,

      ведь уже было сказано, что черепахи, как и ящерицы, и птицы, и звери, приходятся сродни между собой. Породы черепах и вообще породы гадов появились из пород рыб, породы птиц и зверей из пород гадов. Это старинное их родство и сказывается до сих пор на их зародышах: пере­мены с зародышами идут примерно в том-же порядке, как оне случались в старину со всею породой. Но на те пере­мены потребовалось очень много времени, а зародыши ра­стут быстро. А коли такие следы далекой старины сказы­ваются на зародышах до сих пор, значит, глядя на них, можно видеть и подметить даже очень далекое родство.


    74



    Объяснение рисунка смотр, на следующей странице.



    Объяснение рисунка, напечатанного на стр. 75.


    На этом рисунке изображены зародыш кошки (D), обезьяны (Е) и человека (F). Верхний ряд изображает зародыши самые молодые. Налево нарисован зародыш кошки (DI), вправо от него зародыш обезь­яны (EI), самый правый — зародыш человека. Все три зародыша очень похожи друг на друга, в особенности обезьяний и человеческий. Их трудно даже и различить один от другого. У трех ранних зародышей есть жабры и хвост, и все они похожи на головастиков лягушки. Эти зародыши похожи на зародыши ящериц и черепах. Там, где стоит буква а — глаз, где буква m — мозг, где буквы к1( к2, к3 — жаберные гцели, о—ухо, s—хвост.

    Под этим верхним рядом зародышей изображены зародыши тех же животных: кошки DII, обезьяны EII, человека FII, только эти заро­дыши старше тех, которые нарисованы наверху.

    В нижнем ряду зародыши еще старше. Чем моложе зародыши, тем больше они похожи между собой. Чем они старше, тем меньше в них сходство.

    У человеческого зародыша, нарисованного во втором ряду, есть жаберные щели, есть руки (f), ноги (Ь) и хвост (s).



    Удивительное родство людей с хвостатыми зверями, покрытыми шерстью.

    Еще вот что достойно внимания. У человеческого заро­дыша имеется хвост. Это бывает на шестом месяце, считая от зачатия. Это видно и по рисунку.

    Но и на этом дело еще не кончается. Зародыши учат кое-чему и другому. По ним можно видеть, что род чело­веческий действительно сродни многим другим породам животных. Так, например, руки и ноги человеческого заро­дыша одно время имеют такой-же вид, как плавники у ки­та, а сердце бывает похоже на сердце рыбы. По зародышу можно даже узнать, каково родство между разными порода­ми: близкое-ли оно, или далекое. И здесь выходит, что са­мое близкое родство человеческой породы — с обезьяньей породой.

    Так например, человеческий зародыш на шестом меся­це бывает покрыт волосами, как и обезьяна.

    Есть и другие сходства у человеческого зародыша со взрослой обезьяной. Например, большие пальцы на ногах этих зародышей не совсем таковы, как у людей, — они как у обезьян, — немножко торчат в сторону и длинны. Неуже­ли и это случай? Вовсе нет. Тут тоже не случай, а родство. Просто-на-просто, человеческий зародыш устроен именно на подобие того, как были когда-то устроены его давнишние предки.


    Как снова появляется самое старинное устройство тела.

    А нельзя-ли познакомиться с этими самыми предками еще поближе? Нельзя-ли увидеть их своими глазами, хотя они и вымерли давным-давно? С первого раза кажется, что это совсем невозможное дело. Но это не так. Даже очень старинное устройство тела иной раз можно видеть своими глазами, потому что оно от времени до времени возвраща­ется и как-бы возрождается у некоторых животных. Много раз бывали, например, такие случаи с лошадями. Коневоды рассказывают, что иногда от здоровых, обыкновенных ло­шадей родятся такие жеребята, у которых на ноге не по


    77



    одному, а по три пальца. Почему это бывает? Откуда бе­рутся эти три пальца? Долгое время никто не понимал это­го, а о таких трехпалых жеребятах говорили, что это про­сто напросто «уроды». Уроды — только и всего. Но вот лег 'Сорок, пятьдесят тому назад нашли глубоко в земле кости


    Скелет или костяк гиппариона. Это животное приходится предком нынешним лошадям. У него на ногах не по одному, а по три пальца.


    очень старинной породы лошадей, — такой породы, кото­рая жила сотни тысяч лет тому назад. Рассмотрели эти ко­сти и увидели, что лошади этой старинной породы имели на ногах тоже не по одному копыту, а целых по три. Сравни­ли эти старинные кости с костями трехпалых жеребят и поняли наконец, в чем суть дела. Эти трехпалые жеребята просто напросто были похожи на своих очень далеких пред­ков. Вот от кого они получили в наследство свои три паль­ца. Такое их устройство словно перекинулось к ним из са­мой далекой старины. Почему перекинулось? Этого еще никто не знает, потому что наука этого еще не разъяснила. А что оно и вправду перекинулось, об этом не может быть даже и спору, потому что сходство-то старинной но-


    78



    роды с новорожденными уродами ведь у всех перед глазами.

    Но, быть может, такой перекидки не бывает? Нет, она бывает, и даже очень часто. Так, иногда внук родится по­хожим не на мать и не на отца, а например, на деда или прадеда, которые давным давно умерли. Бывали случаи, что сходство передавалось не через одно и не через два, а че­рез шесть и семь, и десять поколений. Каким-же способом это заметили и узнали? Очень просто, — по старинным пор­третам предков. Значит, и вправду сходство потомков с предками может как-бы перескакивать через несколько по­колений. Подобно этому оно перескакивает и через тысячи их, и тогда родятся детеныши, у которых тело устроено по очень старинному образцу.

    Бывают такие случаи и с лошадьми, и с голубями, и с разными другими животными. Бывают они и с людьми. Так, например, то здесь, то там иногда родятся люди, обросшие с ног до головы густыми волосами. Это бывает не только у зародышей, но и у взрослых людей. И на лбу, и на щеках, и на носу у них растет настоящая длинная шерсть, — все тело тоже покрыто шерстью. И это не только у мужчин, но и у женщин. На рисунке изображены такие волосатые лю­ди. Почему-же такие родятся на свет? А потому, что чело­веческая порода произошла когда-то от какой-то волосатой породы, то есть от предков, покрытых с ног до головы гус­тыми волосами. Значит, и в этом отношении предки чело­веческой породы были похожи на зверей, — они были на­стоящими зверями.

    Это самое видно и по разным другим признакам. Так, например, иногда родятся люди не только волосатые, но и хвостатые. Бывают хвостатые мужчины, бывают и хвоста­тые женщины. В старину их считали ведьмаками и ведьма­ми и думали, что те знаются с нечистой силой. А на са­мом деле хвостатые люди просто напросто похожи на сво- их-же собственных, только очень старинных, предков. Все предки человеческого рода были хвостатые. Только и всего.

    Значит, как ни смотри, а человеческий род во всяком случае приходится сродни зверям и другим животным по­родам, а самая близкая родня ему — обезьяны. Этому есть


    79



    Волосатые люди. В верхнем и щнны. В среднем ряду налево ряду —


    среднем ряду изображены жен­— Юлия Пастрана. В нижнем тужчины.

    N. R. - 5



    многое множество разных доказательств, и благодаря им это узнано с точностью и достоверностью.


    Хвостатые люди. Хвост у шестимесячного младенца (мальчика)


    Каковы были у обезьян и у людей общие их предки?

    .Что значит «приходиться сродни»? Это значит иметь одних и тех-же предков. Брат брату сродни это значит, V них общий отец; двоюродный брат двоюродному брату сродни — это значит — у них общий дед. У троюродных братьев общий прадед, у четвероюродных — общий пра­прадед. Подобно этому, если одна порода животных сродни другой, значит, и у них были когда-то общие предки. Так оно и выходит на самом деле. Например, было уже сказано, что ящерицы произошли от рыб и сделались ящерицами лишь мало-по-малу. Сделалось это так, что у какой-нибудь породы в каком-нибудь уголке земли стало переделывать­ся из поколения в поколение устройство разных частей те­ла, а рыбы этой породы стали здесь все больше и больше походить на ящериц. Сначала оне сделались полурыбами, полуящерицами, а потом и настоящими ящерицами. А в это самое время другие породы рыб, в других местностях зем­


    81



    ли, так и остались рыбами, потому что таковы были обсто­ятельства жизни, среди которых оне жили. Значит, у ны­нешних рыб предки те-же самые, что и у нынешних яще­риц. Подобно этому из какой-нибудь породы ящериц сде­лалась порода зверей. Звери больше похожи на людей, чем ящерицы, потому что и у людей и у зверей кровь теплая, а у ящериц, как и у рыб, кровь холодная. А из какой-ни­будь породы зверей, тоже в какой-нибудь местности зем­ли, сделалась такая порода, которая еще больше похожа на человека; а из нее еще новая порода, которая на челове­ка похожа еще больше; а там появились из нее новые по­роды, все больше и больше похожие на человека. Значит, вот каковы были предки у человеческого рода. Они были настоящими зверями. Они бегали на четырех ногах. Они были хвостатые. Они были покрыты шерстью.

    Эти-же самые жизотные приходились прямыми предка­ми и нынешним обезьянам.

    Но долгое время у них было еще очень .мало сходства и с обезьянами, и с людьми. Иначе и быть не могло, потому что они должны были приспособляться к обстоятельствам их жизни. А жить им приходилось по звериному — добывать еду и спасаться от врагов. Добычу приходилось ловить, по­добно тому, как это делают все звери. Обороняться и спа­саться от врагов тоже приходилось звериным способом. Словом сказать, приходилось вести настоящую звериную жизнь. А для такой жизни даже очень выгодно иметь цеп­кий хвост, длинные клыки. В эту далекую старину хвост и к 1ыки были очень нужны. Они сделались ненужными лишь мало-по-малу.

    Вот какие животные приходятся прямыми предками человеческому роду, а также и обезьянам, — горилле, шим­панзе, гиббону и оранг-утангу.

    А от этой породы зверей, то есть обезьяньих и челове­ческих предков, произошла наконец настоящая порода по- лулюдей-полуобезьян.

    С первого взгляда кажется, что люди и обезьяны эт<> совсем разные породы, и что оне вовсе не сродни одна дру­гой. А на самом деле обезьяны сродни человеческому ро­ду, а человеческий род сродни обезьянам, потому что лю­ди и обезьяны произошли от одних и тех-же предков. А предки эти были полулюдьми - полуобезьянами.


    82



    И правда, они были не то люди, не то обезьяны, пото­му что кое-чем они были похожи на обезьян, а кое-чем — на люден. Поэтому их так и называют человек о - обезьянами, или питекантропосами. Пи- тскантропос — слово греческое. Оно составлено из двух слов: п и т е к — это значит «обезьяна», антропос — это значит «человек».

    Обезьяно * человек.

    Неужели и правда когда-то существовали полулюди-по­луобезьяны? Если они и вправду существовали, то должны- же быть найдены где-нибудь и их остатки. Хоть какие-ни­будь остатки. Хоть несколько косточек их, — хотя-бы даже одна только кость, — ведь и по одной косточке можно до­гадаться, чья она.

    И правда, — кости человеко-обезьяны действительно отыскались. Их нашли в жаркой стране, в Азии, на острове Язе, недалеко от Австралии. Значит, в тех краях эта порода человеко-обезьян и вправду когда-то водилась. •

    Кости обезьяно-человека были найдены в 1894 году. Их нашел один ученый голландец, доктор Евгений Дюбуа. При­ехал он на остров Яву нарочно для того, чтобы во всех под­робностях расследовать земные пласты на этом острове, и хорошенько поискать в земле, нет-ли там костей и других остатков разных вымерших пород. Доктор Дюбуа странст­вовал по острову Яве и делал раскопки. Действительно, он отыскал множество костей разных животных, давным давно вымерших. Этим делом Дюбуа занимался целых четыре года, и за это время собрал очень много костей. И вот, в одном месте острова, на берегу небольшой речки, доктор Дюбуа нашел чьи-то удивительные кости. Ом стал внима­тельно рассматривать их, и увидел, что это кости животно­го какой-то особой породы, ныне вовсе не существующей. С одной стороны, это как будто кости обезьяньи, а с дру­гой, — как будто человечьи. Доктор Дюбуа нашел кости головы и ног, да еще остатки челюсти и зуб. Но и по этим костям можно было узнать, как была устроена у этого жи­вотного голова я ноги, а по зубу можно было узнать, чем животное питалось, то есть к какой еде были приспособле­ны его зубы.


    83



    Найденные кости, действительно, оказались удивитель­ными, особенно-же кости головы. Такой головы не бывает ни у людей, ни у обезьян, хотя эта голова и похожа на обезьянью и человечью. Но для обезьяньей головы она сли­шком велика, а для человечьей — необыкновенно мала. Да­же у самых крупных обезьян не бывает такой большой го-


    Череп обезьяно-человека. Он похож не то на человеческий, не то на обезьяний. Он поместительней, чем у обезьян, и меньше, чем у человека. Лба почти нет, зубы сидят несколь­ко косо, как у обезьян.


    ловы. Даже у самых диких людей голова все-таки больше этой. Но дело не в этом только: у обезьян почти не видно лба, потому что он очень мал и отлог назад. А у людей лоб всегда бывает гораздо больше: это потому, что у людей мозг гораздо больше, чем у обезьян. А какой величины мог быть мозг того животного, кости которого нашел Дюбуа? Он был гораздо больше обезьяньего и гораздо меньше че­ловеческого. Значит, и вправду это было животное на поло­вину человек на половину обезьяна. И вправду, его можно назвать обезьяно-человеком,

    Но, ведь обезьяны не могут ходить на двух задних но­гах. А обезьяно-человек ходил на двух ногах. Это видно по костям его ног. Ноги этого животного были почти такие-же, как у людей, и приспособлены для хождения и для беганья.


    84



    Значит, обезьяно-человек вовсе не сказка и не выдумка. Когда-то и вправду жила на земле такая удивительная по­рода.

    В настоящее время эта порода целиком вымерла, но


    Бедряные кости ноги обезьяно-человека (две левых — а) На­право от них кости ноги нынешнего человека —б.


    зато из нее вышли другие, совсем новые породы, — во-пер­вых люди, во-вторых большие обезьяны — оранг-утанг, гиб­бон и другие.

    А сколько времени тому назад водились на острове Яве человеко-обезьяны? Об этом тоже можно кое-что узнать с точностью и достоверностью. Какйм-же именно способом? Тем самым, каким и всегда узнают о древности разных пла­стов земли. Ведь кости обезьяно-человека были найдены в земле и рассмотрены внимательно. А в каком именно пла­сте оне лежали? Старинный этот пласт или новый? Это мож­


    85



    но было рассмотреть и расследовать с точностью и досто­верностью. Доктор Дюбуа тск и сделал. И что-же оказа­лось в конце концов?

    Кости обезьяно-человека успели уже окаменеть и лсжа-


    Питекпптропы пли обезьяно-люди, предки нынешних лпдсП, — мужчинл, женщина и ребенок.


    86



    ли в очень старинном пласте. Разумеется, оне могли по­пасть в этот пласт лишь тогда, когда он еще только нара­стал. Значит, обезьяно-человек водился как раз тогда, ко­гда нарастал этот самый пласт. А это было давным давно,

      по меньшей мере несколько сот тысяч лет тому назад. А на этом пласте лежали ведь еще и еще пласты. А они нарастали, разумеется, позднее нижне­го. На их наростание ушло тоже немало времени. Значит, вот как давно водилась на свете порода обезьяно-людей.

    Как появились на земле настоящие люд», самые умные и способные нз всех зверей?

    Когда-же появился на свете человеческий род? Он по­явился гораздо позднее, — много времени спустя после по­явления человеко-обезьян. Человеческий род сделался сам собою из породы человеко-обезьян, потому что устройство тела у человеко-обезьян мало-по-малу переделалось, переме­нилось. Какие-же именно перемены в этом устройстве про­изошли? Самая важная и самая главная перемена была в том, что сделалась гораздо больше голова, а в голове сде­лался гораздо больше и увесистей мозг. Он стал больше по крайней мере в полтора раза. Головная коробка сделалась поместительней. Лоб стал больше и не таким отлогим, как прежде. Устройство мозга стало лучше. На его поверхно­сти появилось много извилин, каких не бывает у обезьян и других животных. Поэтому вся порода стала умнее и вооб­ще способнее, чем была.

    Но почему-же устройство мозга сделалось и сложнее и лучше, и почему мозг сделался больше? Это случилось вот почему. В этой книжке уже было рассказано, в какую сто­рону идут всегда перемены в устройстве тела. Оне идут в сторону, которая полезна,—выгодна для сохранения и под­держание жизни. Иной зверь сохраняет и поддерживает свою жизнь благодаря тому, что у него быстрые ноги. Дру­гой зверь — благодаря своим зорким глазам. Третий, — благодаря своей толстой коже, четвертый — благодаря сво­ему выносливому желудку. У таких зверей с течением боль­шого времени ноги делаются быстрее, глаза зорче, кожа тол­ще, желудок выносливее, потому что такие перемены в уст­ройстве тела все лучше и лучше помогают сохранять и под­


    87



    держивать жизнь. Тому-же самому помогает и хорошее уст­ройство мозга. Ведь иметь побольше и получше мозг тоже выгодно, — с его помощью можно ведь перехитрить какого- нибудь врага, не такого умного, или-же придумать что-ни­будь полезное для добывания еды и сохранение жизни. Кто умней, у кого мозг лучше устроен, тот легче и сохранит и поддержит свою жизнь, и оставит после себя потомство. Да и с потомством будет то же самое, и с потомством этого потомства. И так в течение сотен тысяч лет и многих мил­лионов поколений. А человеко-обезьянам было особенно вы­годно иметь мозг побольше и получше. Ведь у человеке - обезьян не было никаких других надежных средств для за­щиты и поддержание своей жизни. Поэтому с течением вре­мени, из поколения в поколение, мозг у этой породы стал де­латься все больше и больше. Человеко-обезьяны поглупее всегда погибали в большем числе, чем более умные. И вы­шло в конце концов так, что за очень большое время мозг у этой породы сделался больше, голова тоже больше. Все устройство головы переменилось. Голова человеко-обезья­ны сделалась настоящей человеческой головой. А ведь этим то самым и отличаются главным образом люди от челове- ко - обезьян.

    В какой стране могли впервые появиться люди?

    Почему-же могло переделаться устройство ног? А вот почему. Это началось еще в незапамятную старину, в том уголке земли, где тогда жили предки наших предков. Мо­гло случиться, что в этом уголке им жилось лучше, чем в других местах. Поэтому они размножились и им стало жить тесно. А когда началась теснота, появилась недохватка в еде. Поэтому пришлось им странствовать, чтобы отыскать для себя еду в какой-нибудь другой стране, иной раз даже очень далеко от прежнего местожительства. Пришлось даже и пе­реселяться в новые места, в далекую страну. А в той стране могли случиться совсем другие обстоятельства для жизни. Так, например, остров Ява и другие соседние острова — ме­стности очень лесистые и гористые. А недалеко от этих ост­ровов, за морем, лежит материк, то есть очень большой ост­ров, Австралия. На этом материке обстоятельства жизни со­всем не такие, как на островах. В Австралии вовсе нет та-


    88



    Мозг обезьян и мозг людей. Где стоит буква М, нарисован большой мозг образованного человека,— немца. Рядом с ним направо, где буква L, — мозг дикаря, чернокожого бушмена. Мозг образованного человека больше мозга дикаря, а на поверхности у него гораздо больше извилин, чем на мозгу дикаря. Мозг немца и бушмена гораздо больше, чем мозги обезьяньи, которые помещены на рисунке ниже, — там где стоят буквы К, I, Н и С. На этом рисунке челове- I ческие мозги нарисованы в том же размере, как и обезьяньи, хотя на самом деле они гораздо меньше.



    ких лесов, как на Яве, но зато много раЕнин и пустынь. В Австралии растет много больших деревьев из породы эвка­липтов. Эти деревья похожи на наши ели. Они такие-же прямые и не ветвистые. Ствол у них толстый, так что его не обхватишь, а ветки начинаются лишь за несколько са­жен от земли. Поэтому никакая обезьяна на такое дерево влезть не может. А на эвкалиптах водятся разные птицы и маленькие зверьки, которые могут служить хорошей добы­чей. Значит, охота и вообще добывание еды в таких эвка­липтовых лесах совсем не то, что в лесах Явы. Гораздо легче охотиться на равнинах, чем в таком лесу. Легче поймать тех зверей, которые бегают по равнинам и скрываются в кустарниках.

    А чтобы за ними охотиться на равнине, нужны такие ноги, которые могут быстро бегать. А для быстрого бега­нья по ровному месту совсем не годится такое устройство ног, какое, например, у обезьян. Обезьянья нога с длинны­ми пальцами приспособлена для лазанья по деревьям. Бе­гая на таких ногах, не поймаешь много добычи, а, значит, ч не будешь сыт. К такому бегаиыо должно приспособить­ся все устройство тела.

    Могло случиться, что человеко-обезьяны перебрались из лесистых мест Явы в Австралию. Тогда Австралия пе все время была окружена со всех сторон морем. Несколько раз бывало так, что морское дно в тех местах понемножку, очень медленно, становилось сушей, а потом снова эта суша осе­дала, опускалась под воду, а потом опять, через много ты­сяч лет, подшшалась из-под воды. Значит, по временам бы­вало так, что с соседних островов можно было перебраться в Австралию сухим путем.

    Так и могли перебраться туда предки наших предков.

    Надо полагать, они водились не только на острове Яве, мо и па других соседних островах. Так они могли попасть н новую обстановку жизни. К этим обстоятельствам и дол­жно было приспособиться понемножку устройство ноги. Во гремя смены многих поколений оно мало-по-малу передела­лось, — пальцы па ноге сделались короче, а подошва стала больше и шире. Такое устройство йог гораздо выгоднее для тех животных, которым приходится гоняться за добычей. V кого нога так уетросна, тому неизмеримо легче добывать


    90



    еду, легче сохранять и поддерживать жизнь и оберегать свое: потомство от голодной смерти.

    Вот такими самыми и должны были сделаться ноги у тех лесных животных, которые, волей-неволей, переселились- в такую страну, как Австралия.

    А переменилось-ли устройство рук? Нет, оно почти не переменилось, потому что иметь руки с цепкими пальцами было выгодно и при новых обстоятельствах жизни.

    Каким-же способом переменилось устройство ног? Ра­зумеется, таким самым, как это всегда делалось и делается. О нем было уже рассказано в этой книжке. На такие пере­мены ушли многие сотни тысяч, а, может быть, и миллионы лет. За такое большое время успели смениться миллионы поколений. В конце концов у всех тех, кто переселился в Ав­стралию, устройство ног сделалось не такое, каким было у их предков. Иначе и быть не могло, потому что из поколе­ния в поколение погибало больше всего таких животных, у которых ноги были хуже приспособлены для жизни на рав­нинах.

    Хуже устроенные ноги вредили поддержанию жизни. Животные с неприспособленными ногами всегда погибали преждевременно и в большем числе, чем те, у которых ноги были лучше приспособлены. А из этих — еще в меньшем числе погибали те, которые оказались еще лучше приспо­собленными к новым обстоятельствам, а из них — те, кото- оые приспособлены еще и еще лучше. И так шло из века в пек, в течение очень длинного времени. В конце концов уст­ройство ног переменилось у всей породы, жившей в Австра­лии. Ноги сделались настоящими человеческими ногами. Пе­ременился и способ ходьбы. Ходить и бегать на двух ногах оказалось выгоднее, чем на четырех. А чтобы ходить и бе­гать на двух ногах, нужно держаться прямо. А чтобы так держаться, необходимо совсем другое устройство спинно­го хребта.

    Он должен быть прямее и не согнут горбом.

    А хребет держится на особых костях, к которым при­креплены и ноги. Устройство этих костей тоже должно бы­ло переделаться и приспособиться к новым обстоятельст­вам жизни. Подобно этому должна была приспособиться и грудь, и расположение внутренностей в теле. Словом ска­зать, мало по малу должно было переделаться все устрой-


    9 Г



    Скелеты (костяки) обезьян и человека. Налево скелет гиббоиа (Н), рядом с ним — орангу-таига (О), за ним шимпанзе (С), за ним гориллы и, наконец, самый правый скелет — человеческий. Все скелеты построены по одному и тому же плану, хотя формы костей и не сог,с ем одинаковы. У обезьян длиннее руки, прямее позво­ночный столб, меньше голова, череп не такой поместительный, скелет стоит не так прямо, как у человека.



    ство тела. Переменились все части тела. Точно также пере­менилось и устяойство головы. Все тело сделалось само со­бой больше похожим на человеческое.

    Вот каким способом в новом уголке земли, при новых обстоятельствах могла появиться новая порода животных, очень похожая на нынешних людей.

    Так должно было случиться с теми предками, которые переселились в новые места и стали жить при других обсто­ятельствах. А что сделалось с теми, кто остался жить на ста­ром месте, например, в дремучих лесах Суматры и Борнео? Разумеется, у тех устройство тела так не изменилось. Ведь кто живет в дремучем лесу, тому не приходится приспособ­ляться к беганью и хождению по земле. Значит, устройство ног у лесных жителей так и осталось прежним. Живя в дре­мучих лесах и лазая по деревьям, им приходилось приспо­собляться все лучше и лучше к лесной жизни. Лесные жи­вотные к ней и приспособились. Такое-то их приспособле­ние и пошло своим чередом, тоже из поколения в поколе­ние. За сотни тысяч лет их порода тоже стала меняться. Но она менялась совсем в другую сторону, — совершенно не так, как у жителей равнин. И вышло в конце концов, что жи­тели равнин сделались особой породой, жители лесов — то­же особой породой, только совсем другой. Таким способом от одних и тех-же предков произошли целых две породы, каждая порода с особым устройством тела. Да иначе и быть не могло. Обезьяны — это жители лесов. Устройство их те­ла приспособлено для лазанья. А люди — это жители рав­нин. Устройство их тела приспособлено для ходьбы и для беганья.

    Так появилась на земле новая порода животных, — по­явился род человеческий.

    Разные породы людей.

    Случилось-ли это в одной какой-либо стране, а может быть и сразу в нескольких странах — неизвестно. Так или иначе, новая порода животных, называемых людьми, оказа­лась приспособленной к жизни лучше всех других живот­ных. У людей оказалось такое устройство тела, что они мо­гли жить и в лесистых, и в гористых местах, и в жарких, и в холодных странах.


    93



    Особенно помогло этому вот что: на всей земле люди оказались животными самыми умными. Никакая другая по­рода животных не имела такого большого и хорошо устро­енного мозга. Все другие породы уступали этой породе по уму и способностям.

    Благодаря этому, род человеческий лучше мог поддер­живать свою жизнь. Люди стали погибать в меньшем чис- >ле, а поэтому стали размножаться и населять землю. Они населяли страну за страной и мало-по-малу населили все страны.

    А в разных странах, при разных обстоятельствах жизни разумеется, шли да шли перемены в устройстве тела. Поэто­му появились новые породы людей, люди белые, черные, укелтые, красные, множество разных племен и народов.


    Перемены в жизни людей и перемены с самими людьми.

    И вот что особенно важно: все породы людей, даже са­мые темные и не способные, все-таки уже сделались умнее зверей, умнее даже самых умных зверей. А, благодаря сво­ему уму, люди уже не стали подчиняться да подчиняться обстоятельствам жизни, приспособляться да приспособлять­ся к ним. Нет, они сами стали подчинять себе эти самые обстоятельства. Они придумали, как добывать огонь. А бла­годаря огню стало им тепло и в холодной стране. От огня стало светло и ночью, и ночь как-бы сделалась днем. Они придумали одежду. Люди придумали себе острые копья, топоры и молотки, и другое оружие, а оно заменило им ост­рые зубы и острые когти, каких у людей нет от природы. Люди придумали сеять и пахать, разводить животных и та­ким способом иметь запасы еды даже в таких странах, где без этого ни за что нельзя-бы было прожить. Благодаря этому, оказались не страшны даже самые гибельные и не­выгодные обстоятельства.


    Самые старинные люди на земле.

    Каковы-же были самые старинные люди на земле? Бы- ли-ли они такие самые, как и мы теперь, или-же не совсем


    94



    такие? Переменилась или не переменилась их порода за де­сятки и сотни тысяч лет? Нельзя-ли и об этом узнать что- либо с точностью и достоверностью?

    Можно узнать кое-что и об этом. Каким-же способом? Разумеется, тем-же самым, как и всегда узнают о давно ми­нувших временах: по каким-либо остаткам от тех времен.

    И правда, от самых старинных людей остались до нас кх кости и разные тогдашние изделия. Их очень часто на­ходили и находят во всех странах.

    Был, например, такой случай в Германии, в 1857 году. Расчищали тогда около города Дюссельдорфа одну очен:» старинную пещеру в горах. Пещера эта находится в долине, называемой Неандерталь, что значит по-русски Неандер- екая долина. И вот, при расчистке этой пещеры, рабочие наткнулись на какие-то человеческие кости. Случайно уви­дел их один немецкий ученый, собрал и внимательно рас­смотрел. Как и когда попали эти кости в пещеру? Сколько времени оне пролежали там? В каком пласте земли оне ле­жали? Это был пласт очень старинный. Значит, и кости бы­ли тоже очень старинные. Ученый немец стал рассматри­вать, не попали-ли эти кости в пещеру недавно? Ведь, быть может, кто-нибудь выкопал могилу в старинном пласте зем­ли? Но если-б тут была могила, разумеется, было-бы вид- бо, что здесь когда-то кто-то копал. Но никаких следов рытья вовсе не было. Значит, человеческие кости попали в пещеру в то самое время, когда ее закосило землей, то есть когда нарастал тот пласт где лежали кости. Какие-же это были кости? Сразу можно было видеть, что это были кости человеческие. Но что это были за люди, как устроено было их тело?

    Чтобы разузнать это с точностью и достоверностью, собрались ученые люди разных стран, стали разглядывать и рассматривать найденные кости, и стали сравнивать их с костями человеческими разных племен и народов. И что-же оказалось? В настоящее время ни в одной стране, нигде во бссм свете не живут люди с таким устройством головы. В настоящее время у всех племен, у всех народов, какие толь­ко живут на земле, голова бывает гораздо больше, объеми­стое, а в ней помещается больше мозга. А кости головы,


    95



    найденной в Неандертальской
    пещере, оказались
    удивитель-
    ными: эта голова была не та-
    кой объемистой, как
    у ныне-
    шних людей, даже самых ди-
    ких, а лоб был отлогий на-
    зад, а над глазами были ог-
    ромные костяные бугры,
    ка-
    ких теперь тоже никогда не
    бывает у людей.

    Ясное дело, кости, найден-
    ные в пещере, были очень ста-
    ринные. Это были кости чело-
    века особой породы, а та по-
    рода во многом была не похо-
    жа на нынешнюю человечес-
    кую породу. По величине го-
    ловы она больше похожа на
    обезьянью породу. Нгдо по-
    лагать, люди с такими костя-
    ми головы выглядели очень
    дикими и свирепыми. Но все-
    же это были настоящие люди,
    а не человекообезьяны, пото-

    му что по устройству головы человекообезьяна стоит еще
    ближе к обезьянам, и еще больше похожа на них, чем эти
    старинные породы. А кости, найденные в Неандертальской
    пещере, были кости настоящих людей.

    Какого рода племени были эти люди? Неизвестно. Од­но только можно сказать о них: это было племя малого­ловое.

    Кости таких-же малоголовых людей были найдены к в других странах, и тоже глубоко в земле, в старинных пла­стах. Так, например, в 1887 году, в Бельгии, тоже п пещере, были найдены кости малоголовых людей и к тому-же в боль­шом числе. А четырнадцать лет после этой находки, в 1901 году, отыскались кости людей того-же племени в Австрл- лии, то есть очень далеко от Бельгии. Значит, вот какая по­рода людей населяла когда-то разные страны земли!


    96


    N. R. - 6


    Остатки очень старинного чело­веческого черепа из Неандер­тальской пещеры.



    Но и на этой породе дело не остановилось. С течением времени устройство головы у породы этих малоголовых лю­дей тоже понемногу изменилось. После длинной смены по­колений, головы сделались больше и мозг тоже больше. На это ушли десятки тысяч, а, может быть, и сотни тысяч лет. И стали в конце концов люди такими самыми людьми, ка­ковы они теперь.


    97



    ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


    Чему научила эта книжка.

    Значит, вот каким способом появился на земле род че­ловеческий. Все люди когда-то были полу-людьми, полу­обезьянами.

    Люди лишь очень постепенно и очень медленно дела­лись настоящими людьми.

    Иначе говоря, род человеческий появился на земле не сразу. Он как-бы вырабатывался мало-по-малу, — тихо-ти­хо, медленно - медленно, — из других животных пород.

    Было время, когда на земле не водилось никаких людей.

    Значит, нельзя говорить, что вот ударил такой-то час и настал такой-то день, — и вдруг, словно по волшебству, по­явился на земле первый человек. Первого человека вовсе не было. Было великое множество разных живых существ, из которых и произошли понемногу, в разных странах, снача­ла человеко-обезьяны, а затем из них — и настоящие люди.

    У самых старинных людей головы были меньше, чем у нынешних, и мозг их был не такой большой, сравнительно с величиной тела, как теперь.

    Значит, род человеческий произошел из другой породы животных, — из породы с совсем иным устройством тела.

    А эта порода произошла тоже не сразу, и тоже из дру­гой породы, а та из третьей, а та из четвертой, и так далее в глубь времен. Все породы сделались из других пород.

    Одне породы делаются из других пород потому, что с течением времени, из поколения в поколение, переменяется и переделывается само собой устройство тела. А оно пере­делывается потому, что плохое, невыгодное устройство его вредно отзывается на породе: животные с таким устрой­ством в огромном большинстве случаев преждевременно по­гибают и всегда погибали.


    98



    Что устройство тела с течением времени, действитель­но меняется — это доказано с точностью и достоверностью. Это можно видеть по остаткам вымерших пород, по устрой­ству тела зародышей, и по ходу всей жизни в животном цар­стве.

    Остатки разных старинных пород найдены в разных старинных пластах земли.

    По ним видно, что все люди сродни всем прочим жи­вотным.

    По ним видно, что род человеческий существует на зем­ле, по меньшей мере, несколько сот тысяч лет.

    Род человеческий — чисто животного про­исхождения. Иначе говоря, все люди когда- то были зверями.

    А коли так, чему-же тут удивляться, что в людях и до сих пор есть много звериного?

    Но звериные свойства людей мало-по-малу исчезают, а, по мере этого, род человеческий все больше и больше под­нимается над животным царством. Люди становятся насто­ящими людьми. Все больше и больше берут перевес лучшие свойства человеческой породы.

    Люди все меньше и меньше подчиняются обстоятель­ства?.*, — они сами подчиняют их себе. Своему уму. Своей воле. Своим желанием и стремлениям.

    А по мере того, как идет это подчинение, гибель и зло заменяются счастьем и добром *).


    *) Как и почему это происходит, рассказано в особой книжке, ко­торая называется: «Из тьмы времен к светлому будущему».


    99




    СОДЕРЖАНИЕ


    ГЛАВА I.

    МНОГО-ЛИ ВРЕМЕНИ СУЩЕСТВУЕТ ЗЕМЛЯ НА КОТОРОЙ ЖИВЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО?

    Стр.

    Где правда? —*— — — — — — — — — —                    3

    Чему учит Ниагарский водопад?------------------------- 3

    Удивительные ущелья, вырытые текущей водой    6

    Как и где растут камни?---------------------------------- 6

    Быстро ли растут камни?--------------------                      -------------------------------------------- 9

    Великая древность высоких гор------------- ----------- 11

    Великие перемены складываются из мелких перемен — 13

    ГЛАВА II.

    Как появились и появляются на земле разные породы животных и много-ли времени существуют оне на свете?

    Что можно узнать по старинным костям и разным

    другим остаткам?------------------------------------------- ------------------------------------------------ 15

    Появление и исчезновение пород ------------------------ 20

    Со всеми породами животных, с течением очень боль­шого времени, происходили и происходят перемены     22

    Как меняется устройство рогов и ног------------------ 24

    Новые породы появляются из других пород----------- 28



    Стр.

    Как из рыб сделались ящерицы, а из ящериц птицы

    и звери. — — — — — — — — — — — —                                                                                                  28 Все породы животных кое-чем сходны одна с другой и

    появляются постепенно и очень медленно----------- 33

    ГЛАВА III.

    Почему появились и появляются новые породы животных и отчего меняется устройство тела с течением времени?

    Каким способом можно переделывать устройство тела?     37

    Удивительная отборка на племя---------------------------- 41

    Удивительная отборка на смерть------------------------------ ------------------------------------------------ 42

    Жизнь на перегонку----------------------------------------- 44

    Еды на всех не хватает--------------------------------------- 44

    Как и кого смерть косит------------------------------------- 46

    Как животные приспособляются к обстоятельствам

    жизни? — — — — — — — — — — —                                                                                                  48 Что значит приспособиться лучше и приспособиться хуже? 50 Почему неприспособленные погибают быстрее, то есть

    отбираются от приспособленных?-------------------- 51

    Как из одной породы делается сама собой другая порода  52

    Устройство тела меняется только в полезную сторону —  56 Приспособляться к обстоятельствам или бороться с ними? 57

    Как и почему меняются обстоятельства жизни------------- 60

    Почему некоторые породы переменились быстро,

    а другие медленно?------------------------------------ 61

    Все породы сродни одна другой---------------------------- 63

    ГЛАВА IV.


    Когда, как и почему появился на земле человеческий род.

    Что такое человеческий род?-------------------------------- 64

    Какие звери приходятся самой близкой родней

    человеческому роду?---------------------------------- 67

    Кому близко по крови человеческий род?------------------ 72

    Удивительное родство людей с рыбами и др. животными 73 Удивительное родство людей с хвостатыми зверами

    покрытыми шерстыо----------------------------------- 77



    t


    Стр.

    Как снова появляется самое старинное устройство тела                                                                                                  77

    Каковы были у обезьян и у людей общие их предки?     81

    Обезьяно - человек------------------------------------------ 83

    Как появились на земле настоящие люди, самые умные

    и способные из всех зверей?---------------------------- 87

    В какой стране могли впервые появиться люди? — —        88

    Разные породы людей-------------------- ---------------------- -------------------------------------------- 93

    Перемены в жизни людей и перемены с самими людьми   94

    Самые старинные люди на земле--------------------------- 94

    Чему научила эта книжка----------------------------------- 98



    Este libro fue impre- so en la Imprenta “Po- liglota” en el mes de

    -   Julio del ano 1944 -



    THE LIBRARY OF THE UNIVERSITY OF NORTH CAROLINA AT CHAPEL HILL


    The Andre Savine Collection


    GN2 81 . R7 3 1944




    Н. РУБАКИН. История русской земли. Русская земля


    миллионы лет тому назад. С рис. Книга I...................

    99

    3.—

    РУБАКИН. История русской земли. Люди в неза-

     

     

     

    памятную старину. Книга II...............................

    99

    4.—

    Вечное движение. Рассказ о проявлении

     

     

     

    энергии. С рисунками .......................................

    9>

    2.—

    Что значит царство животных. С рнсун.

    0.60

    Как устроена вселенная. С рнсун.......................

    99

    0.50

    Тайны мироздания с рисн..................................

    0.50

    »

    Новые меры длины и весов ...............................

    У9

    0.50

     

    Как живут камни? ..............................................

    0.50

    99

    Тайны чисел и как они раскрываются,

     

     

     

    что такое математика? ее суть и зиаченне

    0.60

    99

    Трогательная история о перекрашенном

     

     

     

    пуделе «из сказок о правде» ...............................

    0.30

    Вещество и его тайны. Как построена Все­

     

     

     

    ленная из разных веществ, с рис.........................

    2.—

    Среди тайн и чудес, с рнсун..............................

    6,—

    ))

    Великий инквизитор (Под гнетом времени)

     

     

     

    историческая хроника XIII. века .......................

    ))

    2.—

    Письма к читателям о Самообразовании.

     

     

     

    Как начинающие читатели должны присту­

     

     

     

    пать к нему и как вести его ...............................

    >’

    8.—

    РУБАКИН. Как и когда разные народы научились

     

     

     

    говорить каждый на своем языке? ....................

    0.95

    9>

    Как, когда и почему появились люди

     

     

     

    на земле? С рисунками .......................................