Юридические исследования - Казачье Объединение для борьбы за Родину. Крюков В.С. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: Казачье Объединение для борьбы за Родину. Крюков В.С.



    Крюков В.С.


    Казачье Объединение для борьбы за Родину




    1928



    ОТ ВЫБОРНЫХ ВОЙСКОВЫХ АТАМАНОВ


    Родные казаки! Люди верные, преданные казачьему де­лу и хорошо нам известные, печатают и пересылают на Ро­дину «Библиотеку Казачьего Объединения для борьбы за ро­дину». Отнеситесь к ним с доверием,

    И мы лично примем в этом деле участие.

    Да поможет Господь освобождению России и родных Казачьих краев от коммунистического ига.

    Донской Атаман А. Богаевский.

    Кубанский Атаман В. Науменко.

    Терский Атаман Г. Вдовенко.

    Чтобы не подвергать кого-нибудь преследованиям в Рос­сии со стороны сов. власти, библиотека в Россию высылается по вымышленным адресам.

    Всякий противник большевиков, кто получиг эту книж­ку заграницей, должен переслать ее в Россию, в любую ста­ницу или хутор любого Казачьего Войска, и тем принять участие в борьбе с коммунистами.

    Всякий, кто прочтет эту книжку в России, если он не желает помогать коммунистам, должен передать ее для про­чтения другим: соседу, приятелю, знакомым.



    КАЗАЧЕСТВО И КОММУНИСТЫ


    1.      Что было раньше и что имеется теперь?

    Братья казаки, давайте поговорим по душам, по казачь­ему. Поглядите вокруг себя, посмотрите, что делается кру­гом... Что сделали с казачеством, до чего его довели! Па наших исконных казачьих землях, пропитанных кровью и

    * потом наших прадедов и отцов, их доблестью завоеванных и неустанными трудами обработанных, теперь царствует хам. Разве мы теперь хозяева в своей собственной хате, разве мы распоряжаемся в своих куренях, в своих станицах и хуто­рах? Кто управляет нами? Разве наши избранники правя! нами из Новочеркасска. Екатеринодара, Владикавказа, Уральска, Оренбурга и других казачьих столиц? Везде вер­ховодит наплыв, хлынувший со всех сторон на наши земли, всюду распоряжаются «завоеватели»-коммунисты, незван- ные-непрошенные, которых мы не знаем ни роду, ни пле­мени. Кто они, все эти Микояны и Шуготи, Луганский, Воронежский и Орлеанский, и прочие властители на Дону, часто скрывающие под вымышленными именами (какие прежние грехи перед народом они этим способом прикрыва­ют?) свои настоящие фамилии? Кто такой Ян Полуян на Кубани и всякие другие, раньше нам неизвестные, во всех других казачьих краях? Откуда они появились? Все эти пра­вители казаками не выбирались, всех их прислали на наши земли принудительно, без ведома и согласия коренного на­селения, править над казаками и другим населением ка­зачьих краев. Чем лучше они — эти новые «наказьые» прежних наказных атаманов, среди которых все же иногда, нет-нет, да и попадались казаки, х^оть и других Войск? Что



    они знаки о казаках, об их жизни, их быте, их нуждах и по­рядках? Да и присылают то их для того, чтобы уничтожить, исгребшь казачьи порядки, обычаи, уклад казачьей жизни и заветы нашей вольной славной седой старины.

    2.       Чего хотят казаки?

    Это ли нужно казакам? Казакам люб свой — казачий — порядок, при котором — еще задолго до Петра Великого, согни лег назад, — жили наши прадеды, когда всеми де­лами Войска правил Войсковой Круг (на Кубани Рада), когда старики свободными вольными голосами выбирали се­бе в Атаманы того, кого хотело все Войско. Казаки были тогда хозяева на своей земле и устраивали свою жизнь так, как хотел весь народ, теперь же их принуждают жить так, как указывает — в своих интересах, а не в интересах насе­ления, — чуждая казачеству коммунистическая партия. Са­модержавие постепенно отняло у казаков их старые права, упразднив законодательный Войсковой Круг и лишив каза­ков права выбирать Войсковых .Атаманов; революция весною 1917 года вернула казачеству эти права, октябрьский же большевистский переворот снова все отобрал у казаков, при­хватив вдобавок и землю, и недра, и леса, и воды. Свободу, к которой стремились казаки и которую осуществили при Каледине, Караулове, Дутове, потом проглотили большевики, и вместо самодержавия установили не свободу, а комисса- родержавие. Врут коммунисты, когда говорят, что казаки за «старый режим». Казаки не могут быть за старый режим, так как он отнял у казачества Войсковой Круг и выборного из казаков Атамана, то-есть вольности казачьи. Казаки не могут быть и за большевиков, тоже отнявших эти вольно­сти: казаки хотят действительно новых порядков, стремятся к возрождению законодательных по местным делам Вой­сковых Кругов и выборных Войсковых Атаманов, хотят жизни действительно — не на словах, а на деле — свобод­ной — и для себя и для всей России. Казаки хотят вернуть­ся к народоправству своих прадедов, стремятся устроить свою жизнь так, как нравится самим казакам, самому народу.




    Большевики говорят и пишут об автономиях, федера­циях, о самоопределении, свободе народов, кричат иногда и о том, что они поворачиваются лицом к казаку... Все это

             сплошная брехня. Учредили автономные республики и области — Чувашскую, Молдавскую, Балкарскую, Киргиз­скую, Калмыцкую, Татарскую и прочих народностей, не привыкших к самоуправлению, часто полудиких, а вот об автономии для казаков, привыкших к самоуправлению, зна­ющих в нем толк и понимающих его значение, что-то не слыхать! Не это ли называется «лицом к казаку?».

    Языком звонят об автономиях, о самоопределении, а на деле — совсем навыворот — вольных казаков в их соб­ственных краях превращают в подневольных крестьян, ли­шая самоуправления и отдавая их на «поток и разграбле­ние» коммунистам.

    Знаем мы эти повороты лицом к деревне, лицом к ка­заку! Все — ложь, сплошная брехня. Кого они — коммуни­сты — думают теперь этим обмануть? Прошло то время, когда, пользуясь темнотой, они обманывали и обманули на­род. Теперь уже никого не обманешь, народ научился раз­бираться в словах, все сами стали «министрами», «сами с усами», все стали «старыми воробьями», которых на мякине уже не проведешь...

    Теперь и те, которые раньше большевикам верили, от­крыли глаза и все увидали, куда советская власть завела на­род. Посмотрше на прежних «красных» казаков: они искрен­но было поверили большевикам, поверили этим словоблу­дам, что они на самом деле осчастливят трудовой народ, всех поделают богатыми. Поговорите с этими — прежними красными — теперь: когда они увидали, что Дон, Кубань, Терек и другие казачьи края при советской власти не толь­ко не разбогатели, но впали в самую настоящую нищету, когда вместо обещанного рая и счастья коммунисты принесли с собой самое настоящее несчастье, голод, разорение, непо­сильные налоги, когда и красные казаки, мечтавшие о счастьи и богатстве всего мира, сами остались без порток,



           теперь уже rte проведешь словами даже и их, прежних горячих сторонников советской власти.

    4.      Отбирают последнее, а взамен не дают ничего.

    Беда народу, когда правит не он сам через своих вы* борных излюбленных людей, а правит бесконтрольно пар­тия, да еще совсем чуждая народу. И как правит?!. Посмот­рите на этих правителей: сколько волокиты, неправды, без­делья, пьянства, взяточничества, казнокрадства, сколько бес­хозяйственности, неуменья дело делать. Только и умеют, только и знают, что драть с народа семь шкур, душить его налогами. Берут налоги и в других странах, но берут по божески и там взятые с народа деньги так или иначе воз­вращаются тому же народу: взамен уплаченных правитель­ству налогов население получает спокойную жизнь, безо­пасность, хороший справедливый суд, твердый закон (не из тех, что похож на дышло: куда захотел коммунист, туда и вышло), порядок, хорошие школы, дороги и мосты, вра­чебную, ветеринарную и агрономическую помощь, полную возможность получить по сходной божеской цене товары

            и хорошего качества и столько, сколько требуется для семьи и хозяйства. Л что дают народу — взамен сдираемых с него налогами семи шкур — большевики?

    Ничего или почти ничего: получаемые с народа деньги больше идут на заграничную пропаганду, в карманы ино­странных партийцев-дармоедов. А дома — ни самим лечить­ся, ни скотину лечить не у кого, все промышленные товары непомерно дороги, притом скверного качества, да и те с ка­ким трудом приходится доставать! Хлеб продавай по ста­рым довоенным ценам, а товары покупай во много раз до­роже, чем раньше!

    Разве может такая власть, установившая такие порядки, считаться властью народной? Во всякой другой стране' -— в любой, где нет советов — каждая разумная власть ставит себе целью способствовать улучшению жизни населения, его обогащению, стремится к тому, чтобы возможно больше лю­дей стали более богатыми, состоятельными. А что делает власть советская? Как раз шиворот-навыворот: она ставит



    ставку на бедноту, она преследует людей, мало-мальски за­житочных, людей состоятельных зачисляет в «кулаки», ли­шает их избирательных прав, стараясь непосильными на­логами разорить... Вместо того, чтобы всех сделать богаты­ми, советская власть ведет равнение на бедноту, на лодырей. Это ли нужно народу? Какой же смысл народу трудиться, много пахать и сеять, приобретать, расширять хозяйство и богатеть, если — пока существует сов. власть, — плодами рук его воспользуются другие, дармоеды и партийцы, стре­мящиеся все получить на дурницу? К чему все это приве­дет? Раньше, до сов. власти, среди народа была в ходу та­кая поговорка по части уродливого равнения: «все поделили поровну, все: и сахар-махар, и корову-морову: caxajp —- мне, махар — тебе, корову — мне, морову — тебе, — все по­ровну», — вот такое именно равенство и ввели коммунисты: земля твоя (земледельца), а хлеб мой (дармоеда-партийца), труд — твой, а плод — мой... Хорошо, заманчиво пели большевики, много они обещали, а когда дело дошло до дела, то тут на поверку и вышло: корова — моя, морова — твоя, все твое — мое, а все мое — тоже мое...

    Что дает казачьим станицам и крестьянской деревне со­ветский город? Во всем нехватки, а к тому, что есть — приступа нет: платишь в 10 раз дороже, чем до большеви­ков, а получаешь гниль и никуда негодные товары, свои же сельские продукты отдавай советам по старой цене. Вот, когда пустят свои городские советские товары по довоен­ной цене, тогда и хлеб пусть покупают по дешевке!

    5.       Разве такую власть можно назвать крестьянской?

    Советская власть называет себя властью не только рабо­чей, но и крестьянской, но кто же поверит этой басне? Сто­ит только поглядеть на грабительские «ножницы», на эту разницу в ценах на сельские и городские товары, чтобы ясно увидеть, о ком заботится советская власть и кого она гнет и душит... Советские газеты и ораторы кричат о необходи­мости уменьшить эти «ножницы», понизить себестоимость городских товаров, но все эти вопли — одни слова и толь­ко для отвода глаз, на самом же деле в жизнь проводится

    ?



    новое уменьшение рабочего дня в юродах до 7 часов,

            тем самым способствуя не уменьшению «ножниц», а — как раз наоборот — еще большему их раздвижению, еще большему увеличению себестоимости и продажной цены го­родских товаров; ведь пьянство, прогулы и падение произ­водительности труда рабочего от этого не уменьшатся. Зем­леделец казак и крестьянин — и не подумает, не то что о 7-часовом, но и о 10-часовом дне, особенно в страдную пору, а между тем все сельское население, громадное боль* шинство русского народа, своим хлебом кормящее осталь­ную часть населения, приносится в жертву ничтожной кучке дармоедов, паразитов-партийцев; в жертву не рабочим, а именно пустобрехам-партийцам, гак как рабочая масса сама по-прежнему живет в грязи и среди нее безработица ничуть не уменьшается.

    Земледельцы — крестьяне и казаки от власти устра­няются и к ней допускаются только «свои люди», из рядов которых выходит так много разных мастей хулиганов-чуба- ровцев, растратчиков и казнокрадов, людей в лучшем случае — бесхозяйственных, все «достижения» которых за 11 лет бесконтрольной власти свелись снова к хвостам-оче­редям, к нехватке мануфактуры, железа, сахара и всего не­обходимого для сельского хозяина. Такая ли власть нужна народу — сельскому хозяину, составляющему далеко боль­ше трех четвертей всего населения России?

    6.      Обещали кисельные берега и молочные реки, а привели к разбитому корыту.

    Коммунисты надули народ, обвели его вокруг пальца: уставшим от проклятой войны они обещали мир все это, конечно, на словах, а на деле вместо мира дали граждан­скую войну, повели сына против отца, брата против брата, погом затеяли войну с Польшей, а теперь опять кричат о войне, строят аэропланы, «ответ Чемберлэну», обдирают и без того обнищавший народ сборами на всякие осоавиахи- мы и вообще под шумок снова готовят войну.

    Обещали народу хлеб — это на словах, а на деле: в 1921-1922 году дали самый настоящий голод, да и в этом



    году, обобрав население, задушив его налогами, самообло­жением и подписками на займы, снова — того и гляди •— доведут до голода.

    Во время агитации, пользуясь всякими средствами, го­ворили, что верхи в Петербурге не русские, что вокруг них одни немцы — пустим в ход и мы теперь это оружие и спро­сим у коммунистов: а у вас теперь кто? Это что за русские

            все эти Сталины-Джугашвили, Орджоникидзе, Енукидзе, Микояны, Полуяны, Лацисы, Петерсы, Дзержинские, Мен­жинские, Апфельбаумы (Зиновьевы), Розенфельды, болгаро­румынские Раковские, Бела Куны и прочая и прочая отбор­ная братия?

    Раньше говорили — привилегированные, а разве теперь не наделены особыми правами-привиллегиями — пар­тийцы? Тех же щей, но еще погуще влей...

    При старом режиме были помещичьи усадьбы, эконо­мии, а что представляют собой, как не экономии, коммуни­стические совхозы и колхозы? Разве нужны они народу? Раньше ругали, что старый режим завел винную монополию и спаивает народ, а «новый» режим чем занимается? Не тор­гует рыковксй? Раньше народ был беден, а теперь, при со­ветской власти, стал он богаче? Где же «достижения»? А налоги? Резве есть хоть одна капиталистическая страна на свете, в которой так немиюсердно обдирали бы народ на­логами?

    Земледельцы — и казаки, и крестьяне, не могут сто­ять за «новый режим» в таком его виде, ибо он еще хуже старого; хлеборобам нужно то, что было до большевист­ского переворота, им необходимо то, что отняли у народа в октябре большевики, то-есть право самого нароча (всего народа — и, в первую голову, его большинства — земле­дельческого населения, а не партийцев, не кучки коммуни­стов и их прислужников — лодырей и дармоедов) устраи­вать свою жизнь так, как хочет сам народ, а не так, как на­вязывает ему партия; право свободно избирать на все долж­ности — и внизу и вверху — тех, кто ему, народу, нравится и нужен, кому народ доверяет, а не тех, кого указывают коммунисты; землеробам как рыбе вода — необходимо



    право свободно трудиться и свободно распоряжаться пло­дами своего труда.

    7.      Кто должен править на Руси?

    Русской землей должны править не кучка коммунистов и не одни рабочие — у земледельцев, казаков и крестьян, на это больше прав: их большинство, четыре пятых всего населения, их трудами живут и их хлебом кормятся и горо­да и вся страна. Коммунистическая партия не может править государством, нельзя ей позволять оставаться у власти. Она заботится не о народе, не о большинстве населения, а толь­ко о себе и о своих дружках, — о тех, кто ее поддерживает.

    Разве можно надеяться, что она исправится? Когда это видано, чтобы воряга отказался от своего ремесла? Горба­того хоть могила исправляет, а вора и грабителя и тюрьма не делает человеком. А как иначе, как не вором и грабите­лем, назвать дармоеда, насильно отнимающего у земледель­ца потом и кровью его добытый им хлеб? От таких одно спасенье: гнать их вон! Уж если коммунисты не съели зем­ледельца в голодные 1921-1922 годы, то теперь подавятся.

    Одни казаки с большевиками не справятся: за годы борь­бы казачество слишком обескровлено и обессилено. Восста­ниями делу не поможешь, восстание будет подавлено, заду­шено отрядами ЧОН и ГПУ — тем более, что у населения нет оружия, нет припасов. Надо искать союзников, надо сго- зариваться с крестьянами. Не с наплывом и набродом, при­служниками и приспешниками коммунистов, не с «завоева­телями», а с коренным местным крестьянством, которое то­же заинтересовано в благополучии края, которое так же угне­тается произволом и непосильными налогами сов. власти. Это коренное крестьянство поможет потом сговориться и с крестьянами соседних губерний. Одно казачество ничего не сделает, а с крестьянством ему по дороге, так как в буду­щем власть в России бгдет принадлежать земледельческому классу, то-есть большинству населения, — крестьянам и ка­закам, кормильцам земли русской. Надо искать союзников. Одни, без России, казаки своего не добьются, да и нет смысла отделяться: Россию не зря тысячу лет собирали на­



    ши прадеды — нам ее не разматывать. С коренным кресть­янством договориться теперь не трудно. Раньше крестьян смущали большевики, натравливали их против казаков, а те­перь крестьяне поняли ложь, раскусили брехню, когда уви­дали, что, придушив .казаков, коммунисты начали гнуть в дугу и каждого мало-мальски зажиточного крестьянина; крестьяне теперь узнали также, что казаки и не собирались выгонять их с казачьей земли: наоборот, Войсковые Круги и Рада постановляли всю землю, принадлежавшую поме­щикам, отдать целиком местному крестьянскому населению. Крестьяне теперь знаюг, что казаки их не обидят, что цели у них обшие.

    8.      Что же нужно делать?

    В повседневной жизни надо отстаивать свое казачество, свои обычаи, свои порядки, на все должности нужно друж­ными усилиями настойчиво проводить своих людей, корен­ных, знающих местную жизнь, надежных, из станиц и ху­торов надо постепенно вычищать, выдавливать, выпирать непрошенных гостей — коммунистических дельцов, надо от­воевывать у большевиков нашу молодежь, воспитывать ее в казачьем духе, учить ее гордиться именем казака, славой и честью прадедов и отцов, мешая богохульной власти раз­вращать и расказачивать детей, Надо восстанавливать ува­жение к старикам, к старшим, не давать расшатывать ка­зачью семью. Много в этом деле работы и заботы для мате­ри-казачки, и она должна — во имя казачества, во имя его славного прошлого и еще более светлого будущего — при­нять на свои плечи этот тяжкий труд. Россия и казачество ее не забудут и прославят, когда сами воскреснут. Все ка­заки должны всячески мешать коммунистам расслоить ка­зачью массу, разделить ее на «бедняков», «середняков» и «кулаков», нужно всем казакам объединиться (делить нече­го: все казаки стали бедняками — один больше, другой меньше, — и всем надо подниматься, вылезать из ямы) и общими усилиями добиться возможности стать состоя­тельными, как были раньше, до советской власти. Всем ка­закам — как бы их ни пытались расслоить — надо прежде



    всею помнить, что все они - казаки и что у всех у них общие цели.

    Ничего: «Бог не выдаст, свинья (хотя бы и коммуни­стическая) не съест!».

    Надо казакам — всем, без различия партий, кроме толь­ко коммунистов, — объединиться в Казачий Союз, — сна­чала у себя, в своем Войске, а потом и с казаками всех 12-ти Казачьих Войск, а крестьянам необходимо возродить, вос­становить Крестьянский Союз. Потом, организовавшись и окрепнув, оба Союза должны договориться и общими сила­ми бить в одну точку. Крестьян и казаков такая масса, что они, если сорганизуются и будут действовать сообща, не могут не победить: их громадное большинство и они за­давят диктатуру пролетариата (вернее — коммунистическую партию), постепенно отберут от нее захваченную меньшин­ством, кучкой — при помощи силы и обмана — государ­ственную власть.

    А если большевики накликают войну (они об этом мно­го шумяг и очень стараются), тогда казаки и крестьяне, получив по мобитизации оружие и снаряжение и отразив иноземца, сумеют разобраться, кто у себя дома враг земле­дельца, враг народа, и против кого надо повернуть оружие. Тогда дело кончится скоро и народ устроит в России жизнь так, как сам хочет. Не будет тогда ни старого, ни большевистсксго режима, а будет действительно новый строй, основанный на праве и законе, свободно установлен­ном народом, будет новая Свободная Россия и в ее составе свободное и сильное вольное казачество.

    Б. Председатель Донского Войскового Круга

    времени А. М. Каледина Н. Мельников.


    КОММУНИСТЫ В ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВАХ

    1.      Как Ленин и его партия думали устроить мировой пожар.

    Коммунист Ленин и его многочисленная компания, состоя­щая из Троцких, Зиновьевых, Сталиных и всяких других про­ходимцев, никогда не считати и никогда не думали, что ком­



    мунизм можно построить в одной стране. Эти господа заяв­ляли, что для торжества коммунизма обязательно требуется, чтобы коммунистическая революция произошла бы во всем мире и, во всяком случае, на первое время — в главных ка­питалистических государствах. Коммунизхм в России считал­ся непрочным, если не произойдет этой мировой коммуни­стической революции. В одной стране, в России, и не дума­ли строить коммунистических порядков и считали, что Рос­сия является только местом для организации мировых комму­нистических сил, Россия является передовым коммунистиче­ским отрядом.

    Надеясь на мировую коммунистическую революцию, боль­шевики не церемонились с иностранной буржуазией, имев­шей имущества в России. Эти имущества были отняты на­равне с другими. Все заграничные займы были признаны не­действительными, аннулированы.

    Одним словом, большевики собирались завоевать весь мир и понятно, почему для них было неважно, как отнесутся иностранные правительства к их декретам и планам.

    Нечего и говорить о том, что затевая такое дело ми­ровую коммунистическую революцию, коммунисты уже в го время показали свое настоящее лицо. Какие были у них осно­вания верить, что мировая революция непременно начнется? К этому у них не было совершенно никаких оснований. В за­падных государствах коммунистические партии были слабы. Когда главари русского коммунизма, — умершие и живые,

            жили еще за границей, то они занимались пропагандой против России и если были у них сторонники и последовате­ли, то не в рядах рабочих и крестьян западных государств, а в тайных кабинетах немецких правительственных учрежде­ний. Кто прислал коммунистов в Россию, кто их поддержи­вал деньгами? Не западные рабочие и крестьяне, а прави­тельства тех государств, с которыми Россия находитась в войне...

    И тем не менее русские коммунисты считали себя пред­ставителями мирового пролетариата и собирались устраивать мировую коммунистическую революцию. Они, конечно, сов­



    сем не были уьерены, что непременно все так выйдет, как они -хотели, что коммнистическая мировая революция не­пременно произойдет. Но все-таки от своих планов не отка­зывались и все-таки считали, что в России опыт надо сде­лать, авось что нибудь все-таки выйдет. А не выйдет, Рос­сия будет разооена, — разве это коммунистов интересова­ло?.. Россия, русский народ, коммунистов не интересовали. Это — международные проходимцы, без отечества, без любви к своему народу. Своим отечеством коммуни- ctbi считали весь мир... Так писали и учили. На самом-то деле эти господа любят самих себя, любят власть для са­мих себя.

    2.       Что вышло из коммунистических планов?

    Что же вышло из этих планов — зажечь мировой ком­мунистический пожар? Ничего не вышло. В первое время измученные войною народы западных государств, в осо­бенности, конечно, промышленные рабочие, соблазнялись бы­ло коммунистическими опытами в России. Русские коммуни­сты развели большую пропаганду, на что тратили русское золото и награбленное имущество. В западных государствах стали возникать коммунистические партии, стали эти партии издавать свои газеты. Все это делалось за счет де­нег, принадлежавших русскому народу. Эти партии есть и теперь, и теперь они выпускают свои газеты. Надо здесь заметить, что выпускают коммунисты газеты беспре­пятственно, — никто им не запрещает это делать... Само собою разумеется, что западные коммунисты прославляли и прославляют порядки, какие установили коммунисты в Рос­сии. Л1ожет быть, немало еще темных людей верят еще и теперь этим шарлатанам, работающим по найму из Москвы. Но главное то заключается в следующем: сколь­ко ни сыпали, коммунисты народных денег главарям коммуни­стических партий на западе, сколько ни сорили русским зо­лотом, никакого коммунистического пожара не произошло. Русские коммунисты устроили коммунистический интерна­ционал, который собирается то в Москве, то в Петербурге,



    на конгрессы. В интернационал входят представители ком­мунистических партий всего мира... Дорогая эта штука — коммунистический интернационал! Ведь все эти господа пи­таются за счет русской казны, попавшей в руки большевиков, получают жалование, суточные... Но и образование комму­нистического интернационала делу не помогает. Мировой ком­мунистической революции нет и нет. Почему же западные государства не пошли по следам России?.. Да по той при­чине, что увидели, как в России убита свобода, всякая сво­бода. На западе правительства сначала немного опасались, что, может быть, под влиянием русских опытов, начнется коммунистическое движение и в западной. Европе. Потом эти опасения пропали. Побывали в коммунистическом цар­стве всякие делегации. Одни делегации были подкуплены большевиками, другие делегации были обмануты. Такие де­легации, возвратившиеся к себе, частенько врали. Но шила в мешке не утаишь. Чем больше иностранцев стало ездить в Россию, тем больше и больше иностранцы стали пони­мать, что кроме бедствий, ничего коммунизм нашей Родине не принес. Некоторым государствам, как будто бы кажется выгодным, что Россией правят коммунисты. Они знают, что по­ка в России коммунистическая партия, то Россия всегда бу­дет слаба, бессильна.

    И сами русские коммунисты признали, что дело с ком­мунизмом в самых просвещенных государствах не ладится, что в этих государствах постепенно после войны улучшаются порядки, что промышленность восстановилась, восстановилось сельское.хозяйство, деньги стоят твердо, торговля развива­ется по прежнему, если есть безработные, то они от госу- дарства получают пособие (не таксе, как в СССР, а настоя­щее пособие ).

    Значит, вышло так, что коммунистической мировой рево­люции не произошло. По настоящему, если бы русские ком­мунисты были бы порядочными людьми, им ничего бы не

      оставалось, как уходить. Ведь они же раньше клялись, что не может быть коммунизма в одной стране и что мировая ком­мунистическая революция произойдет. Раз этого не вышло,



    значит ясно уходи. Но вот уйти-то они не пожелали, во­шли во вкус власти. Стали учить теперь по новому. Теперь учение их заключается в том, что можно построить коммун низм и в одной стране. Раньше было нельзя, а теперь, види­те ли, можно. Так хорошо дела идут у коммунистов, что они изменили свои «убеждения». Народ сидит без хлеба, народ бедствует, вся страна, и те, кто раньше верил коммунистам, все пришли к убеждению, что коммунисты — наглые лже­цы, а вот коммунисты теперь учат, что они строят комму­низм в России. Конечно, сами то они в это не верят. Сами то они знают, что делают... Сладко жить на народной спи­не. Да и куда деваться русским коммунистам? Ведь если из России их выгонят, им негде и голову преклонить. Ни одно государство этих проходимцев к себе не примет. Все эти интернационалы рассыпятся, как только перестанут полу­чать деньги из России. Все это в Москве хорошо понимают.

    Но все-таки, на что же русские коммунисты надеются, чго они предпринимают? Об этом будем говорить дальше.

    3.      Новые планы коммунистов.

    Коммунисты убедились, что промышленные рабочие в самых просвещенных государствах за ними не идут и к ком­мунистической революции не готовятся. Как же быть комму­нистам? Какие придумать планы? Все-таки ведь мировая коммунистическая революция русским коммунистам очень нужна. Ну, если не мировая революция, то- революция хотя бы в одной стране. Нужна русским коммунистам такая рево­люция вот для чего. Конечно, они теперь из собственного опыта знают, что с постройкой коммунизма дело не выхо­дит, что все это чепуха. Коммунистам ну#на революция для того, чтобы, в случае надобности, было место, где укрыться. Русские коммунисты глубоко убеждены в том, что час, когда их из России выставят, недалек, что народная расправа с ними близка, что придется бежать и скрываться. Вот им для этого теперь и нужно, чтобы где нибудь произошла бы ре­волюция. И у них на этот счет проводятся теперь такие планы.



    Первым делом они хотят теперь обмануть народ в наибо­лее некультурных, отсталых странах. Сначала они учили так, что к коммунизму готовы самые просвещенные государства,

           Германия, Англия, Франция, Италия. А теперь, когда там дело не вышло, они бросились на восток, — в Китай. Вы­ходит, что уже Китай самое подходящее место для коммуни­стов. Сильно работают теперь коммунисты во всяких от­даленных колониях, среди негров, арабов, индусов... Вы­шло так, что эти народы, темные, безграмотные, что они способны к коммунизму...

    Тут, конечно, все дело шито белыод нитками. Для ком­мунистов важно, чтобы как-нибудь устроить войну между государствами. Они всячески хотят народы перессорить. Вот и натравливают колонии против их метрополий (Индию про­бив Англии, Марокко против Франции и т. д.). Надеются, что если в Европе начнется война, то тогда коммунистиче­ское дело выгорит. Только и мечтают коммунисты о войне. Последний конгресс интернационала только об этом и толко­вал, — как бы устроить военные столкновения. Теперь за­падным коммунистам дан приказ, чтобы они никак не присо­единялись бы к партиям, которые ведут борьбу за всеобщий мир. На западе теперь все государства стремятся к разре­шению международных столкновений мирным порядком. Вой­на слишком научила народы, показала, как она всех разоряет. Но вот коммунистам стремление народов к миру не нра­вится. Коммунисты других все время обвиняют в том, что на Россию кто-то хочет напасть. Мы не знаем, хотя и живем за границей, что кто-то сейчас на Россию хочет нападать. Не знаем, что русские коммунисты и их наемники на западе очень хотят стравить народы.

    Западные государства стремятся к миру. Войны хотят только коммунисты, так как в мутной воле легче ловить ры­бу. Русские коммунисты судят об этом по тому, что во время войны они пробрались к власти в России.

    4.      Как к коммунистам относятся теперь на Западе?

    Как же теперь относятся к коммунистам на западе? Не­которые государства признали советскую власть. Признали



    по той причине, что все-таки и при коммунистах с Россией приходится иметь дела, что коммунизм в России задержал­ся и надо просто напросто с этим фактом считаться. Наконец, на западе пришли к выводу, что коммунизм для западных го­сударств не страшен и что гораздо выгоднее наблюдать за ним, если иметь своих представителей в Москве и в других городах. А русские коммунисты страшно обрадовались то­му, что их признали. Обрадовались, что их признали те пра­вительства, которых они собирались свергать... В России коммунистические газеты кричал против западной буржуазии, против правительств» всех буржуазных государств. А посмот­рели бы вы, как коммунисты здесь, — на западе, — в Пари­же, в Берлине, в Лондоне, в Риме обивают пороги этих са­мых своих врагов и как их здесь презирают! Бывшие «строи­тели» мировой коммунистической революции, теперь шата­ются по Европе с протянутой рукой и вымаливают деньги... на коммунистическое строительство в России, торгуют рус­ским добром, пытаются заманить иностранцев концессиями, обещают им, иностранцам, полную свободу в России. Од­ним словом, пакостно тут, на западе, себя ведут коммунисты. Их презирают, плюют им в глаза, а они лишь обтираются, выгонят из одной двери, коммунисты норовят пролезть че­рез другую.

    Когда их обвиняют в пропаганде против тех, у кого они просят денег, кредитов, они объясняют, что это пропаган­дой занимается не коммунистическое правительство в Рос­сии, а коммунистический интернационал... Они даже не име­ют смелости признать, что этот интернационал целиком со­держится на русский счет, что это все одно — общее комму­нистическое дело, одна каша. Все это на западе хорошо зна­ют и презирают коммунистов еще больше.

    Конечно, кое-кто коммунистами из этой самой буржуа­зии недурно пользуется для своих делишек.

    Коммунисты рады всякому случаю, если с ними имеют дела представители ненавистного капитала. А если им ока­жут кредит, то они готовы в ножки поклониться буржуазии. Кое кто и оказывает кредит большевикам.

    Само собой разумеется, что за это приходится платить



    такие проценты, каких не платит ни одно государство, самое последнее. Коммунистам продают товары дороже, чем дру­гим, у коммунистов покупают дешевле, чем у других. Но коммунисты и этому рады. Много хвалились коммунисты, что они аннулировали займы. Нам то тут, за границей, хо­рошо известно, что займы они готовы погашать, только про­сят, чтобы им открыли бы кредиты. Дадут ли коммунистам деньги, настоящие деньги, какие получают для своих нужд другие правительства? Нет, не дадут, никогда не дадут. Не дадут по той причине, что на западе убеждены, что русский народ свергнет большевиков, что им недолго остается вла­ствовать. Не дадут по той причине, что большевики, оскан­далившись в России, не отказываются устраиват-ь всякие па­кости на западе, пользуются всяким случаем, чтобы раздуть всякую забастовку, всякие затруднения в гражданскую вой­ну. Коммунистов счирют шарлатанами, и шарлатанам в ру­ки настоящих денег не дадут.

    На западе теперь все больше и больше убеждаются в том, что коммунизм в России должен быть свергнут самим народом русским. Если это произойдет, тогда дтя России и настанет время, когда она войдет в настоящую деловую связь с другими народами. Тогда в Россию пойдут и ино­странные товары и иностранный капитал, тогда русский на­род получит возможность вести обмен товарами с иностран­цами. Россия тогда сделается таким же государством, как и другие государства, в которых теперь народное богатство растет, существует порядок и свобода для всех, даже для коммунистов, которых за границей не боятся — знают им

    Мы говорим вам, родные казаки, настоящую правду. Мы хотим, чтобы вы знали эту правду и рассказали бы ее дру­гим. Мы зовем вас к работе вместе с нами против врагов России и казачества. Собирайте силы, подготовляйтесь к освобождению России и казачества от проходимцев. Если коммунисты пробудут у власти еще несколько лет, то мн^го бедствий будет в стране, много миллионов погибнут от го­лода, много людей погибнет в ссылке и тюрьмах и от руки коммунистических палачей.  Профессор А. Марков.

    /                               (Казак Войска Донского)



    КАЗАКИ ЗА ГРАНИЦЕЙ


    После неудачи белого фронта во время гражданской вой­ны на юге России, около 60 тысяч казаков выехало в Тур­цию, в Константинополь, а оттуда размещено по всем стра­нам Европы, Америки и Австралии. Из этого общего коли­чества покинувших родину было: донцов около 36.000, ку­банцев — 21.000, терцев 3.000 и других Войск около 1.000 казаков. Вместе с войсковыми частями было эвакуировано значительное количество беженцев-казаков, женщин и де­тей, Войсковые Круги Дона и Терека, Кубанская Рада, Вой­сковые Атаманы с их правительствами, почти в полном со­ставе. ..

    Чтобы объединить казачество за границей, 1-го января 1921-го года был образован «Объединенный Совет Дона, Ку­бани и Терека», в состав которого вошли Войсковые Атама­ны и Председатели Войсковых Правительств; в основу объ­единения положено сохранение казачьих конституций, при­нятых в своих Войсках свободными голосами народных из­бранников. До настоящего времени Объединенный Совет в своей деятельности проводит следующие положения: неот­делимость казачества от России, широкое местное самоупра­вление, выборные Атаманы из казаков и законодательные по местным делам Войсковые Круги (Рада), незыблемость казачьих традиций и быта.

    Эта чисто казачья программа объединяет и большинство казачьей беженской массы, которая держится своей казачь­ей линии, своей казачьей партии; очень мало казаков ушло в общероссийские партии, к монархистам или республи­канцам.

    До настоящего времени сохранились кадры казачьих во­инских частей, с наименованием полков: Платовский, Наза- рсвский, Калединский, Баклановский и др., по существу же эти полки стали теперь рабочими артелями.

    С первых же дней расселения казаков по разным стра­нам появляется тяга к самоорганизации. Казаки разных Войск, устраиваясь на хороших местах работ, перетягивают



    к себе других, собираются в группы, и вскоре же появляют­ся привычные казачьи объединения, в виде станиц, хуторов и отдельных рабочих групп. Общеказачий Съезд в 1922-м году, созванный в городе Пловдиве, в Болгарии, вы­сказывает пожелание об устройстве казачьих зарубеж­ных станиц, и в результате этой работы тогда же появ­ляется приказ Донского Атамана А. П. Богаевского: «Поло­жение о станицах и хуторах за границей», на выборном на­чале и с сохранением бытовых казачьих основ. С помощью Войсковых Правительств и усилиями самих казаков на ме­стах появляются при станицах кассы взаимопомощи на слу­чай болезни, свои мастерские, курсы ремесл, тракторные курсы, школы для детей, а в крупных центрах расселения русских -— рсские гимназии и даже высшие учебные заве­дения, поддерживаемые иностранными правительствами. С успехом продолжается работа и поныне в Донском кадет­ском корпусе и в Донском женском институте в Сербии. Казачья общественность получила-широкое, совершенно сво­бодное, развитие заграницей.

    По отдельным странам появляются организации более крупные, чем хутора и станицы: «Казачья Помощь» в Тур­ции, переезжающая потом в Болгарию, Кубанский Союз в Сербии, ряд организаций в Чехословакии: Общеказачий Сельскохозяйственный Союз, Союз Сохранения Казачества и другие, а в 1924-м году нарождается «Казачий Союз», объ­единивший 119 казачьих станиц, хуторов и групп во всех странах расселения казаков за границей и имеющий свое правление в Париже.

    Казаки Сибири и Дальнего Востока, находящиеся ныне ^ в Китае, образовали «Восточный Казачий Союз» в Харбине и «Казачий Союз» в Шанхае; оба Союза поддерживают связь с «Казачьим Союзом» с его центром, в Париже. По­литическая часть казачьей работы сосредоточилась преиму­щественно в Объединенном Совете Дона, Кубани и Терека, в руках Войсковых Атаманов, деловая же помощь по устрой­ству на работы, по переезду из одной страны в другую, по выписке семей из России, перешла, главным образом, к об­щественным казачьим организациям.



    Зарубежное казачество имело свои газеты: так, Объе­диненный Сонет Дона, Кубани и Терека издавал раньше га­зету «Казачьи Думы», теперь имеется несколько казачьих журналов: «Вестник Казачьего Союза», «Путь Казачества», «Казачий Сполох» (журнал казачьего студенчества), «Воль­ное Казачество», «Вольная Кубань». Донское правительство учредило Донскую Историческую Комиссию, которая издала три тома «Донской Летописи» (летопись гражданской войны), книги «Россия и Дон» и «Казаки в Чаталже и на о. Лемно­се», а в этом году Казачий Союз выпустил большую книгу «Казачество мысли современников о прошлом, настоя­щем и будущем казачества».

    Без различия чинов и званий, казаки работают на фабри­ках и заводах простыми рабочими, некоторые на земле, на фермах то рабочими, то арендаторами-половинщиками (во Франции). Работа всегда имеется и оплачивается доволь­но хорошо: можно жить и приодеться и домой послать необ­ходимую подмегу, но жизнь далеко от родины тяжела: то­скуют казаки по родным местам и очень хотят скорее вер­нуться на родину, но не с опущенной головой, не так, как ка­ющиеся грешники, а как люди, боровшиеся за правое дело.

    Несмотря на расстояние, мы имеем возможность зорко следить за вашей жизнью в России; знаем, что тяжела ва­ша жизнь под гнетом коммунистов и, особенно, в материаль­ном отношении в разоренной стране под тяжестью не­слыханных и невозможны* за границей — налогов. Мы чи­таем лживые, составленные по приказу свыше, советские газеты и потому знаем, как знают и все иностранцы, как нагло вас обманывают, сравнивая прелести «коммунистическо­го рая» с жизнью рабочих в других гтранах, умышленно скрывая от вас правду./ Злую разрушительную власть ком­мунистов презирают все народы, и если некоторые ее и при­знают, то исключительно из сострадания к великому русско­му народу или из жажды наживы. Не верьте в рост и зна­чение коммунизма за границей; если это увлечение и было раньше, щедро и широко поддерживаемое русскими комму­нистами на ваши же кровные деньги, обильно здесь разбра­сываемые для этой цели, то теперь, после ужасного опыта



    коммунизма в России, после разорения России, это увлече­ние замирает, и значительное уменьшение членов в загра­ничных коммунистических партиях — ясное тому доказатель­ство. Не верьте также и в то, что мы, эмигранты, здесь бла­годушествуем, забыли Россию и Родные Края и мечтаем о реставрации, восстановлении помещиков и о золотых пого­нах. Это ложь. Мы много видели и многому научились за время нашего невольного и тягостного скитания по белу свету, и, пользуясь свободою наравне с гражданами чужих стран, мы привыкли еще больше уважать и любитЪ самую свободу и с нею мы только мыслим наше возвращение на родину. Во всех государствах, кроме несчастной России, пра­вит сам народ, а не одна партия, как в России. В качестве секретаря «Казачьего Союза», мне приходится часто посе­щать станицы и хутора за границей, и я могу смело утверж­дать, что казаки здесь верные хранители казачьих устоев, традиций и быта, что, будучи оторваны от родины, они еще глубже почувствовали любовь и преданность к казачеству и Родным Краям и всегда готовы посильно помочь делу их освобождения от разрушительной власти большевизма. Вой­сковые Атаманы, народные избранники, стоят на стране ин­тересов казачества.

    Зная положение дел в России, зная, что не только каза­ки, но и крестьяне хорошо теперь узнали, что такое боль­шевики, мы верим, что все противники большевиков объеди­нятся против коммунистов и тогда коммунистическая пар­тия будет свергнута. Мы верим, что «Библиотека Казачьего Объединения для борьбы за родину» поможет вам сорганизо­ваться. Долой коммунизм! Да здравствует свободное казаче­ство в свободной России!

    Примите наш душевный братский привет.

    Член Войскового Круга В. С. Крюков.

    Казак ст. Раздорской н.-М.