Юридические исследования - 1000 АМЕРИКАНЦЕВ. ДЖОРДЖ СЕЛЬДЕС. (Часть 2) -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: 1000 АМЕРИКАНЦЕВ. ДЖОРДЖ СЕЛЬДЕС. (Часть 2)


    В своем докладе о международном положении товарищ А. А. Жданов сказал: «Если до второй мировой войны наиболее влиятельные реакционные круги амери­канского империализма придерживались политики изоля­ционизма и воздерживались от активного вмешательства в дела Европы или Азии, то в новых послевоенных ус­ловиях хозяева Уолл-стрита перешли к новой политике.


    Джордж  Сельдес




    государственное издательство иностр а н н о й литературы




    ДЖОРДЖ СЕЛЬДЕС


    1000

    АМЕРИКАНЦЕВ

    Перевод Ф. БОГОМОЛЬНОЙ, А. ГУРЕВИЧА,

    В. СКВОРЦОВОЙ и 3. ЯКОБИ

    под редакцией

    Л. ЗАКТРЕГЕР и И. ТИХОМИРОВОЙ

    Вступительная статья

    Я. ВИКТОРОВА


    1948

    Государственное издательство ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


    Москва





    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


    КРУПНЫЙ БИЗНЕС


    Глава 11 Крупные дельцы и война

    В 1942 г. Комиссия по обследованию состояния на­циональной обороны 19 обвинила две крупнейшие в Соеди­ненных Штатах отрасли промышленности в том, что они срывают военные усилия страны. Фактически она обви­нила их в измене, заявив: «Ответственность за нынешнюю острую нехватку стали лежит на крупных сталелитей­ных компаниях, которые стремятся сохранить свою мо­нополию».

    Нефть и сталь были необходимы для победы. По заявлению'Комиссии, «даже после того, как США всту­пили в войну, компания «Стандард ойл оф Нью-Джер­си» делала все, от нее зависящее, для того, чтобы со­хранить контроль * немецкого правительства над нефтью — одним из важных военных материалов».

    Большая часть прессы либо совсем не сообщила об этом обвинении в измене — самом сенсационном собы­тии за всю* историю работы сенатской комиссии по об­следованию состояния обороны, либо похоронила его н s последних страницах, хотя она была вынуждена опуб ликовать официальные выводы комиссии, включая на­звания корпораций и должностных лиц, теми или иными способами саботировавших ведение войны.

    Либеральная газета «ПМ» поместила эго сообщение под заголовком «Стандард ойл обвиняется в измене». Более удивительным был тот факт, что «Нью-Йорк деи- ли ньюс» тоже опубликовала это сообщение под крупным заголовком 5 апреля «ПМ» под заголовком



    «Пресса защищает «Стандард ойл» сообщила об усилен­ных попытках американской прессы оправдать эту измену и обелить рокфеллеровскую корпорацию. «ПМ» обвиняла «Нью-Йорк тайме» в том, что последняя опубликовала передовую, в которой она выдвигала в защиту «Стан­дард ойл» доводы, противоречащие данным, установ­ленным государственным департаментом; кроме того, газета обвиняла еженедельник «Тайм» в «искажении» и в таком освещении сообщений, в результате которых ви­новниками оказывались Тэрман Арнолд и комиссии.

    О характере деятельности крупного капитала во вре­мя второй мировой войны можно судить на основании не одного какого-нибудь документа, но двух или более десятков сенатских документов, сообщений министер­ства юстиции и других органов, авторитетность которых не подлежит никакому сомнению. Все эти документы общедоступны, достоверность сообщенных в них фак­тов — вне подозрения, и, поскольку ни многотиражные журналы, ни газеты не сообщали о них, они все еще мо­гут послужить материалом для ряда книг. К сожалению, пока такие книги еще не выходили.

    На эгу тему можно было бы написать десяток книг, подразделив их на три следующие категории:

    J. «Итальянская забастовка» корпораций, отказы­вавшихся развернуть производство как для выполнения оборонной программы 1939 г., так и для выполнения первой военной программы 1941 —19%2 гг.

    2.  Получение прибылей за счет ограбления амери­канского народа; изготовление и поставки дефектных авиамоторов, медных проводов, патронов и других воен­ных материалов, что ставило под угрозу жизнь амери­канских солдат.

    3.  Тайные картельные соглашения, согласно которым крупнейшие американские корпорации снабжали мате­риалами и информацией страны, которым вскоре пред­стояло стать врагами США, и оставляли Америку не­подготовленной (книги о картельных соглашениях вы­шли в свет) *.


    *  См. К. Эдвардс, Международные картели в экономике и политике, Госиноиздат, 1947; У. Бердж, Международные картели* Госиноиздат, 1947.



    Правда обо всем этом замалчивалась газетами в те­чение всей войны и продолжает замалчиваться и сейчас.

    Нам не пришлось ожидать 20 лет серьезнейших, по­разивших всю страну разоблачений, как это было с Ко­миссией по расследованию деятельности промышленно­сти вооружений в 30-х годах XX в., которая раскрыла перед всем миром картину деятельности торговцев смертью, наживавшихся по обеим сторонам линии фрон­та. Теперь все правительственные органы своевременно выполнили свой долг. Корпорации, являвшиеся членами нацистских картелей, были названы, промышленники, изготовлявшие дефектные патроны и провода, были изо­бличены, преданы суду и приговорены к штрафу. Одна­ко благодаря тому, что американская пресса «свободна», она использовала особые права, дарованные ей первой статьей конституции США, для того, чтобы предать жизненно важные интересы американского народа, за­молчав это дело. В то же время она ежедневно напада­ла на производивших орудия и танки, самолеты и патро­ны рабочих и работниц, благодаря усилиям которых война была выиграна.

    Пресса либо целиком замалчивала сообщения комис­сий, либо хоронила их на последних страницах. Она за­малчивала имена виновных лиц и всякий раз после пуб­ликации официальных разоблачений проводила широкие апологетические кампании по оправданию обвиненных. Последние хорошо оплачивали эти кампании, помещая в газетах объявления, которые не рекламировали ника­ких товаров, а играли роль замаскированных взяток; об­виняемые корпорации оплачивали целые страницы в газетах и журналах, сообщая Америке о своем «пат­риотизме», о том, как хорошо функционирует система «свободного предпринимательства», и о том, как она са­ма по себе выигрывает войну.

    Сначала крупный капитал организовал «итальянскую забастовку» в дни проведения оборонной программы. В официальной монографии № 26 комиссии по рассле­дованию деятельности монополий эта «итальянская за­бастовка» характеризуется следующим образом:

    «Во время кризиса, переживаемого обороной в 1940 г., деловые круги заняли позицию сильно напоминающую ту, которую они зани-



    Мали двадцатью тремя годами ранее. Деловые круги были готовы помочь правительству и народу, но требовали^ чтобы прежде чем колеса промышленности буду г пущены в ход, были уточнены усло­вия оплаты. Прибыли, налоги, займы и тому подобное представлялись им более важным делом, чем развертывание производства орудий, танков и авиамоторов ..

    Выяснилось, что деловые круги не хотят работать для страны из расчета максимальной прибыли в 7—8%, установленной законом Винсона—Треммела о расширении флота, принятом в 1935 г, и по­этому эти статьи закона были отменены. Таким образом, вся система заключения оборонных контрактов с промышленностью на основе себестоимости и некоторой гарантированной прибыли — система, ко­торая во время прошлой войны пришлась так по вкусу промышлен­ности, имевшей неограниченные возможности в области определения себестоимости, была выброшена за борт в 1940 г., когда определение элементов себестоимости перешло в руки министерства финансов.

    Деловые круги, повидимому, не боятся поставить под угрозу самые основы государственной власти, выдвигая устовия, на основа­нии которых они согласны работать».

    В монографии № 21 той же комиссии говорится

    «Монополии подрывают обороноспособность нации во время войны Национальная оборона требует расширения производства, монополии стремятся к увеличению своих прибылей путем ограни­чения производства и сохранения высоких цен. Таким образом они срывают снабжение вооружением и материалами, раздувают рас­ходы на оборону, увеличивают национальный долг и налоговое бремя и подрывают моральное состояние нации. Когда страна под­вергается нападению, они не способствуют достижению победы, а, напротив, усиливают угрозу поражения»

    В правительственном докладе действия монополий были названы «шантажом». Пресса, насколько это было в ео силах, умолчала об этом.

    Оборонная программа перешла в военную программу, и президент Рузвельт, твердо решившись не допустить повторения скандалов, подобных тем, которые вскры­лись после первой мировой войны, пустил в ход весь аппарат государства.    >

    Помощник министра юстиции, комиссия палаты представителей под руководством Толана, сенатская комиссия по обследованию состояния национальной обо­роны, комиссия Мида, комиссия Боуна и ряд высших чиновников министерства юстиции — все они хорошо справились со своим делом и представили свои доклады. Они разоблачили нескольких преступников, напугали многих других и предъявили крупному капиталу и «си­



    стеме свободного предпринимательства» обвинения во всех грехах, начиная от спекуляции и кончая изменой; более того, когда война уже закончилась, в 1946 и 1947 гг. они продолжали разоблачать и обвинять си­стему монополий, спекуляции, картелей — систему, ко­торая показывает, что «свободное предпринимательство» в действительности сводится к удушению свободного предпринимательства и во всяком случае противоречит интересам американского народа. Однако в течение всех этих лет публика, читающая основанную на коммерче­ских началах прессу, не знала ничего или почти ничего

    об  этих жизненно важных вопросах. Приведем пример.

    Почти немедленно после нападения Японии на Пирл Харбор помощник министра юстиции Тэрман Арнолд опубликовал сенсационный доклад о саботаже нацио­нальной программы обороны — первый доклад о дей­ствиях (впоследствии квалифицированных как измена) крупного капитала во время войны. Вот что писал Арнолд:

    «По истечении года военных усилий мы наблюдаем, как потре­бители стоят перед угрозой искусственного взвинчивания цен, кпк независимые предприятия стоят перед угрозой уничтожения и как сельское хозяйство вынуждено прибегать к повышению цен.

    Оглядываясь назад на военные усилия прошедших десяти месяцев, мы видим теперь, как они тормозились мощными частными группами, господствующими в основных отраслях промышленности. Эти группы боятся расширить производство, так как это поставило •бы под угрозу их будущий контроль над промышленностью.

    Эти группы боятся появления новых конкурентов. Они скрывали нехватки при помощи оптимистических предсказании о будущих поступлениях и говорили о несуществующих производственных мощностях

    Антитрестовские расследования, проведенные в прошлом году, показали, что в Соединенных Штатах все без исключения основные отрасли промышленности тем или иным способом ограничивают про­изводство для того, чтобы избежать, как выражаются монополисты, «гибельного перепроизводства после войны».

    Страна воевала, испытывая резиновый голод, продол­жавшийся годами из-за того, что компания «Стандард ойл» скрывала патенты на производство синтетического каучука; точно так же стране нехватало алюминия из-за того, что группа Меллона состояла в картельном согла­шении с гитлеровцами Страна испытывала недостаток



    стали из-за тога, что сталепромышленники отказывались расширять производство. США нехватало также магния. Такое же положение наблюдалось во всей промышлен­ности. К счастью для Америки, наши союзники, в част­ности СССР и Англия, удерживали фронт ценой поте­ри миллионов людей, домов и ценностей, исчисляемых миллиардами, в то время как Соединенные Штаты по­тратили два года на развертывание производства воору­жения, необходимого для того, чтобы выиграть войну.

    Не будет преувеличением, если мы скажем, что это положение было более скандальным, более преступным, более предательским, чем та сделка, на основании кото­рой Крупп зарабатывал один шиллинг на каждом запа­ле, вложенном в ручные гранаты фирмы Виккерс, и чем та крупная сделка, в результате которой некоторые ма­териалы, отправляемые Соединенными Штатами в Да­нию, затем переправлялись в Германию при попуститель­стве (как впоследствии сообщил адмирал Консетт) бри­танского адмиралтейства.

    Если бы народ это знал и если общественное мнение или, вернее, общественное негодование что-нибудь зна­чит (а оно может быть всесильным), разоблачения, опуб­ликованные Арнолдом, вызвали бы такую реакцию, ко­торая привела бы к огромному ускорению выполнения нашей военной программы. Такие деятели, как лидер прогрессивного блока в конгрессе, член палаты предста­вителей Коффи, член палаты представителей от штата Нью-Йорк Маркантонио и секретарь-казначей Объеди­ненного союза рабочих автомобильной промышленности Джордж Аддес, требовали, чтобы правительство взяло в свои руки автомобильную промышленность. Конечно, га­зеты не напечатали ни слова об этом. Затем появился доклад комиссии Арнолда. История о том, как пресса замалчивала и хоронила его, крайне поучительна.

    Начать с того, что второе по величине телеграфное агентство в Америке — Юнайтед пресс похоронило это известие, передав его вслед за семью другими маловаж­ными сообщениями из вашингтонской хроники, несмотря на то, что обвинения, выставленные в докладе, затраги­вали очень широкий круг лиц. Впоследствии, когда были названы имена хозяев алюминиевого картеля — Мелло-на,



    Дэвиса, Дюка; хозяев фирмы «Дженерл моторе» — Дюпонов; хозяев компании «Стандард ойл» — Рокфелле­ров и хозяев компании «Юнайтед Стэйтс стил» ~~ Мор­ганов, пресса замолчала и это сообщение, так как здесь обвинительное заключение было направлено против са­мой системы «свободного предпринимательства».

    В Нью-Йорке газета «ПМ», поддерживающая Новый курс, уделила этому сообщению большое внимание, но херстовские газеты целиком замалчивали его, точно так же как и газета ныне покойного Джо Папе-рсона — «Дейли ньюс», а «Таймс» похоронила его в глубине своих многочисленных листов. «Нью-Йорк гералд три- бюн», часто публикующая известия, замалчиваемые «Таймс», на этот раз тоже не опубликовала этого сооб­щения. Нью-йоркские вечерние газеты, включая «Уорлд- телеграм», поступили точно таким же образом.

    В Филадельфии газета Давида Штерна «Рекорд», поддерживающая Новый курс, — единственная, которая вообще упомянула об этом событии, похоронила сооб­щение о нем на десятой полосе. Это сообщение, опубли­кованное в воскресенье, 3 января, должно было бы по­пасть в утренние и вечерние газеты в понедельник, 4 января, однако и «Филадельфия инкуайрер» и «Бюлле- тин» замолчали его.

    Крайне интересно, что и чикдгские газеты замолча­ли это сообщение. В то время «Чикаго трибюн» еще боролась против вступления Америки в войну за унич­тожение фашизма и не брезгала никакими честными или нечестными средствами для того, чтобы облить грязью правительство Рузвельта. Она могла бы воспользоваться этим сообщением, если бы этому не помешал ее другой, более для нее важный долг — долг по отношению к ее рекламодателям. В последнем издании «Чикаго трибюн» за то воскресенье не появилось даже и намека на эту историю.

    Последнее, спортивное издание херстовской (чикаг­ской) «Гералд Америкзн» замолчало это сообщение, хотя, учитывая поясную разницу во времени, она вполне могла бы успеть пустить в набор и опубликовать его в субботу вечером. В воскресенье она уделила ему ровно три абзаца на третьей колонке в нижней половине



    четвертой полосы, выбросив из него всякое упоминание об обвинении в измене.

    Газета полковника Нокса «Чикаго дедели ньюс» опуб­ликовала эти факты на первой полосе, уделив им шесть абзацев, что отнюдь было не слишком много. «Чикаго тайме» поступила немногим лучше. Она уделила этому сообщению одну колонку в восемь абзацев на двенадца­той полосе под заголовком: «Арнолд обвиняет частные группы в торможении оборонной программы», без всяко­го упоминания об обвинении в измене. Единственной га­зетой, которая дала честное освещение этой истории, была «Чикаго сан», издаваемая Маршаллом Филдом. Она опубликовала ее на первой полосе под заголовком «Крупный капитал обвиняется в срыве военной програм­мы», упомянула и о докладе Арнолда и об обвинении в измене и была единственной газетой во всей стране, рас. сматривавшей этот вопрос в передовой.

    15 января был опубликован доклад комиссии сената по обследованию положения в области национальной обороны, в котором впервые были названы корпорации, в частности «Дженерл моторе», «Крайслер», «Форд», «Алюминиум компани» и «Бетлхем стил». Этот доклад был настолько сенсационным, что даже самые продаж­ные газеты не могли игнорировать его. Однако даже «Нью-Йорк тайме» позволила себе исключить имена всех корпораций, замешанных в этом деле, хотя она уделила этому сообщению три колонки на одной из внутренних полос, а также четыре с половиной абзаца на первой. С другой стороны, «ПМ», которая, в отличие от «Тайм­са», не печатала объявлений пи одной из упомянутых корпораций, уделила целых четыре с половиной страни­цы обвинению, выдвинутому комиссией.

    Конечно, в стране нашлось несколько честных газет, которые, как они всегда делают, опубликовали эти фак­ты. Среди них были такие известные органы националь­ного масштаба, как «Сент-Луи пост диспэтч», «Крисчен сайенс монитор», и из числа газет, издающихся в не­больших городах, — «Газетт» и «Дейли», выходящие в г. Иорке, в штате Пенсильвания. Однако эти газеты, не составляющие и одного процента от общего числа 1750 газет, выходящих в стране, не могли сделать исти­



    ну достоянием всего народа и вызвать его справедливый гнев.

    В то же время большинство газет и журналов тотчас же добровольно встало на защиту крупного капитала. Главным обвиняемым в докладе сенатской комиссии была названа автомобильная промышленность, являю­щаяся крупнейшим рекламодателем (хотя зачастую пер­вое место в этом отношении у нее оспаривают фабри­канты мыла и папирос). Вот одна из статей, написанных с целью оправдания монополий Уэстбруком Пеглером, который в то время сотрудничал у Скриппс-Говарда, а ныне сотрудничает у Херста:

    «Чорт возьми, не все ли теперь равно, чем именно вызвана эта огромная и безвозвратная потеря материалов и времени при пере­ключении автомобильных заводов на-военное производство—плохим ли руководством в Вашингтоне, плохой работой промышленности, экономической осторожностью или боязнью социалистического пе­реворота в промышленности, или любым сочетанием этих факторов... Вполне понятно, что автомобильные компании неохотно расставались со своей обычной деятельностью... Я был в Вашингтоне в тот мо­мент, когда КПП представил простой, «легко осуществимый» план использования и переключения оборудования заводов автомобильной промышленности для производства самолетов. Возможно, что маг­наты этой промышленности совершили ошибку, отвергнув его как социалистическую затею, предназначенную для того, чтобы вырвать автомобильную промышленность из рук ее владельцев, имя которым, кстати, — легион... (Пеглер, повидимому, не верит докладу О’Махони, в котором говорится, что американская промышленность принадлежит 200 семействам и контролируется ими и что компания «Дженерл моторе» принадлежит Дюпонам.) Теперь эта промышлен­ность наверняка будет социализирована, и одному богу известно, в чьи руки она попадет после окончания войны...»

    Пеглер, этот «социальный философ», был не одинок в подобных комментариях. Более того, можно сказать, что вся пресса, боровшаяся против Рузвельта, против Нового курса и являвшаяся противницей прогресса и сторонницей реакции, т. е. составляющая, по меньшей мере, 90% всех газет, быстро встала на защиту тех от­раслей промышленности, корпораций и отдельных лиц,, которым были предъявлены серьезнейшие обвинения, на­чиная от халатности и кончая изменой. Реклама также сыграла свою роль. Вот что писал орган рекламной про­мышленности журнал «Спэйс энд тайм» в номере от



    6 апреля 1942 г.: «Тэрман Арнолд высказал свою точку зрения и по поводу того, что сделала компания «Стандард ойл оф Нью-Джерси», и по поводу того, чего она пред­намеренно не хотела делать... Представители «Стандард ойл» Вильям Стемпс Фармш и Франк Атертон выступи­ли в свою защиту... В то же время рекламное агентство «Стандард ойл», компания «Мак Кэнн-Эриксон», получа­ющая большие деньги за то, что она хорошо знает, с какой стороны надо смазывать прессу, готовит реклам­ную кампанию для достижения своих целей».

    В том же сообщении «Спэйс энд тайм» отмечал, что компания «Стандард ойл» нисколько не пострадает, хотя бы по той причине, что ее влияние распространяется на правительство и даже на самую комиссию по рассле­дованию. Сенатор Херринг от штата Айова старался изо всех сил обелить «Стандард ойл». Одним из членов Управления по вопросам труда в военное время 20 был быв­ший председатель компании «Стандард ойл оф Нью-Джер­си» В. Тигль, а Управление администратора по неф­тяным вопросам было «битком набито людьми из «Стан­дард ойл»..., которые превосходно блокируют со всех сторон главу управления Гарольда Леклера Икеса». В военном министерстве подвизался генерал В. Брай- он, который до назначения на этот пост был в-ице-пре- зидентом компании «Галф-ойл». Комментируя возрожде­ние термина «торговцы смертью», журнал «Спэйс энд гайм» делал вывод: «В этом нет ничего неправильного, если мы хотим найти определение для Фаршдей, Говар­дов и Тиглей в качестве законных наследников сэра Базиля Захарова» *.

    2 апреля «Нью-Йорк тайме» посвятила свою первую редакционную статью, занимавшую целую колонку, вдохновенной защите «Стандард ойл». Таким образом компания «Стандард ойл» получила бесплатно то, чего не могла бы купить даже за миллион долларов. Вслед за этим шли три столбца сплошной апологетики. На стр. 89 того же номера «Тайм» было помещено объявле­ние «Стандард ойл», за которое «Тайм» получил 8 тыс. долл. В то же время другой журнал Люса, «Форчэн»,


    *  Базиль Захаров — один из крупнейших военных промышленни­ков во время первой мировой империалистической войны. (Прим, ред.)



    поместил ряд статей, посвященных восхвалению некото­рых других корпораций. Каждая из этих статей отвеча­ла на обвинения, выдвинутые министерством юстиции против той или иной из корпораций, участвовавших в нацистских картелях, как было, например, с компаниями «Дау кемикал» и «Бауш энд Ломб». Эти статьи обычно появлялись после того, как правительство выступало со своими обвинениями против данной компании, ровно через столько времени, сколько требовалось для того, чтобы подготовить материал к печати. Те, кто верят, что мы живем в мире совпадений, могут отметить этот факр в своих записных книжках.

    Типичным образцом газетной апологетики был оч?р;< Джонатана Уолдо на целую страницу, опубликованный газетой «Сан-Франциско кроникл» 20 апреля под заголов­ком «Измена — некрасивое слово». Этот очерк был ил­люстрирован фирменными марками компаний «Дау», «Бауш энд Ломб» и «Эссо», и в нем говорилось, что пресса сделала сенсацию из слова «измена». В действи­тельности девять десятых газет не использовало его в своих заголовках и еще большее число газет либо вооб­ще замалчивало сообщения комиссий, либо -пыталось обелить фирмы, но отнюдь не печатало подлинных обви­нений.

    В течение всего мая и июня безрекламная газета «ПМ» сообщала, что «пресса публикует материалы, подготовленные фирмой «Эссо», - и что печать благо­склонна к «Стандард ойл». 31 августа «Тайм» опубли­ковала еще одну целую страницу в защиту Фариша и Хэслама и «Стандард ойл», которые якобы сумели «опровергнуть обвинения» правительства. В то же время на стр. 74 того же номера появилось еще одно объяв­ление стоимостью в 8 тыс. долл., на этот раз оплаченное фирмой «Эссо».

    В августе, в то время как немногочисленные прогрес­сивные газеты сообщали о том, что алиби «Стандард ойл» разбито и что «утверждения Фариша опровергнуты на допросе в сенате», реакционная «Нью-Йорк уорлд телеграм» поместила заголовок на восемь колонок, буквально источавший верноподданнические чувства: «Фариш заявляет сенату, что государственные органы



    Соединенных Штатов были целиком осведомлены о па­тентах на каучук». Еще более подлой была серия ста­тей, посвященных обелению обвиняемых роенных кор­пораций, опубликованная в 1943 г. газетами треста Скриппс-Говарда под заголовком «Ковать будущее». Номера этих газет от 19 февраля были посвящены одному из худших нарушителей законов о картелях, причем этот материал шел под заголовком «Драматическая роль «Алюминиум компани» в войне».

    Однако пределом наглости было использование про­дажной прессы самой компанией «Стандард ойл». После того как она была разоблачена и не сумела оправдаться, она потратила целое состояние на рекламы, причем вме­сте с этими рекламами во все газеты страны посылались ее заявления, сообщения, идеи для передовых и сформу­лированные «новости». «Смазка» американских газег осуществлялась рекламным агентством «Мак Кэнн-Эрик­сон». Затем, в сентябре 1942 г., компания «Стандард ойл оф Ныо-Джерси» собр'ала все эти апологетические утверждения, перепечатала их (с «особого разреше­ния», — никто не отказал в таковом) в виде отдельной брошюры и наводнила всю страну ее экземплярами. Брошюра называлась «Конец мифа (Выводы редакто­ров)» и в предисловии говорилось, что сейчас все это дело «сильно прояснилось, как видно из высказываний газет, отражающих общественное мнение». В брошюре цитировались: «Нью-Йорк геральд трибюн», «Бостон геральд», вашингтонская «Ивнинг стар», нью-йоркская «Сан», «Денвер Пост», «Нью-Йорк тайме» — поистине газеты, отражающие... интересы крупного капитала — тех людей, которые контролируют жизнь Америки.

    Весьма характерно, что те же газеты, которые замал­чивали все обвинения и доказательства измены корпо­раций, стали громко кричать об «измене», когда один беспринципный член конгресса, некий Кокс, от штата Джорджия, применил это выражение, говоря о рабочих судостроительных верфей в г. Кирни, штата Нью-Джер­си, потребовавших прибавки к заработной плате в не­сколько центов в час.

    В то время авиационная промышленность (возглав­ляемая «Дженерл моторе») организовала величайшую



    «итальянскую забастовку» в истории Америки. Прави­тельство заказало 4 тыс. самолетов на сумму в 85 млн. долл., но к августу было выпущено только 33 самолета. «В забастовке 1940 г., в результате которой задержалось подписание оборонных заказов и начало выполнения большинства из них, — писал И. Стоун в своей книге «Дела как всегда» *, — авиационная промышленность слу­жила линией фронта для всего остального делового мира в его борьбе за особые налоговые льготы по обо­ронным заказам. В отличие от забастовок рабочих «итальянская забастовка», организованная капиталиста­ми летом 1940 г., пользовалась поддержкой крупнейших газет страны».

    Окончание этой истории (которую почти все газеты замалчивали) читатель может узнать из упомянутой выше книги, а также из сборника «Факты и фашизм» **, в которых вкратце упомянуты и недоброкачественный провод фирмы «Анаконда», и дефектные моторы компании «Кэртис-райт», и плохие патроны фир­мы «Юнайтед стейтс картридж компани», а также обви­нения общего характера, выдвинутые против мел- лоновской «Алюмипиум компани», «Юнайтед стейтс стил компани», дюпоновской «Дженерл моторе» и других крупнейших автомобильных компаний, против магнатов резиновой промышленности и т. п.

    Оборона страны была доверена нескольким корпора­циям. Большая часть многомиллиардного военного бюд­жета была распределена между 83 фирмами. Возглав­ляемая крупнейшими корпорациями промышленность, впоследствии хвалившаяся тем, что война была выиграна ею, предала страну — предала ее за тридцать миллиар­дов серебреников. Документальные доказательства этого предательства содержались в правительственных отче­тах, но народ так и не узнал о них. Этому помешала пресса.

    Деятельность крупного капитала заинтересовала од­ного из американских редакторов, консервативного рес- публ>иканца Вильяма Аллена Уайта. Посетив Вашингтон,


    *  Stone J. F., Business as Usual.


    ** Seldes G, Facts and Fascism, pp 252—267.



    он следующим образом охарактеризовал эту деятель­ность в издаваемом им «Эмпориа газетт»:

    «Находясь в Вашингтоне, неизбежно сталкиваешься с тем фак­том, что мы ведем две войны — внешнюю войну и войну внутрен­нюю.

    Внутренняя война ведется в различных военных управлениях. Все крупные товаропроизводящие отрасли промышленности в на­шей стране организованы в общенациональном масштабе и многие, если не большинство из них, участвуют в огромных национальных организациях, картелях, соглашениях, сохраняющих свою силу по обеим сторонам линии фронта.

    Здесь, в Вашингтоне, каждая отрасль промышленности заин­тересована только в своем собственном спасении. Она хочет выйти из войны с целой шкурой и неповрежденной организацией, и для осуществления своей цели не брезгует никакими средствами — за- конными и незаконными.

    Величайшее удивление вызывает тот факт, что представители крупнейших трестов, объединений и синдикатов окопались в раз­личных военных учреждениях. Глупо утверждать, что всем этим делом заправляют сторонники Нового курса. Его заправилами яв­ляются владельцы объединенного промышленного капитала, люди, которые либо непосредственно, либо через своих наймитов кон­тролируют небольшие, тесно организованные группы, управляющие заводами этих трестов.

    Большей частью эти административные магнаты— очень спо­собные люди. Затроньте нх в девяти областях жизненных отноше­ний из десяти и они окажутся любезными христианскими джентль­менами.

    Но в десятом отношении, затрагивающем их собственную организацию, — это совершенно безумные, жестокие маниаки, не боящиеся ни бога, ни человека, по своим злым умыслам не уступа­ющие самому Гитлеру.

    Они полны решимости добиться в этой внутренней войне побе­ды. Поведение этих людей, контролирующих крупнейшие товаро­производящие отрасли промышленности и стремящихся управлять ими по своему усмотрению и в соответствии со своими этччески- ми нормами, отнюдь не являет собой красивой картины, с точки зрения благополучия простого человека.

    Эти международные объединения промышленного капитала подобны свирепым троглодитам, обладающим огромной силой, но совершенно лишенным общественного сознания. Кзк древние реп­тилии Силурийской эры, как огромные драконы, они снуют во­круг, в дни нашей пристойной, более или'менее христианской ци­вилизации, в наш современный век, когда принято считать, что драконы уже мертвы».

    Назвать по имени этих троглодитов и рептилий Си-

    лурийской эры Уайт не решился.



    Глава 12


    Дюпон, Гувер и Гитлер

    Наконец, концентрация экономической власти переходит в концентрацию политической власти, и в итоге небольшая группа могущественных компаний обретает господство над государством и политической жизнью страны. (Из доклада комиссии палаты представителей по расследованию положе­ния мелких предприятий.)

    Дюпоны — самое мощное семейство в Америко, и они сознают свою власть.

    В одной из служебных записок, опубликованных Ко­миссией по расследованию деятельности промышленно- сти вооружений (на заседании от 18 сентября 1936 г.) один из главных руководителей фирмы Дюпонов майор К. Ксйзи, выступая от имени своих хозяев, заявил: «США — зга наша страна...».

    В тот момент проводилось расследование причин не­удачи важнейшей из конференций по разоружению, орга низованных Лигой наций. Когда Комиссия закончила выслушивание свидетельских показаний, ее председатель заявил:

    «После того, как конференция (Женевская) закончилась и фабриканты вооружений всего мира добились конвенции, которая их устраивала, полковник Саймонс (из фирмы «Дюпон») заявил, что даже государственный департамент понял, кто контролирует стра­ну».

    Американские «торговцы смертью» внесли разнооб­разие в свое ремесло. Во время второй мировой войны они утверждали, и вполне справедливо, что производство пороха и других более современных взрывчатых веществ больше не является их главным делом. Они перестали быть ведущими участниками Динамитного картеля, по­делившего весь мир между пятью-шестью корпорация­ми, и вошли в «Большую тройку» химической промыш­



    ленности: Дюпон — «Импириал кемикл» — «ИГ Фар- бениндустри», поделившую весь мир на сферы эксплоа- тации. Химическая промышленность была более выгод­ной, чем промышленность (вооружений, и давала постоян­ный доход из недели в неделю, и во время войны, и зо время мира.

    Однако оказалось, что трест «ИГ Фарбениндустри» широко финансировал Гитлера, а его главными владель­цами были ведущие гитлеровцы. Картельная «ось» воо­ружила фашизм, и все имеющиеся документальные дан­ные свидетельствуют о том, что «ИГ Фарбениндустри» был одной из сил, поддерживавших гитлеровцев в их войне за мировое господство.

    Поэтому в июне 1946 г., когда мир занялся конферен­циями по вопросу об атомной энергии и когда против фирмы «Дюпон» было выдвинуто обвинение в том, что она пытается монополизировать силу, способную либо уничтожить вселенную, либо освободить обитателей земли от нужды и страха, зта компания снова выпусти- ла опровержение, в котором утверждала, что она по­лучила от1 американского правительства только 1 доллар за свое патриотическое участие в развитии атомной энер­гии и что она не владеет никакими патентными правами.

    «Что касается «ИГ Фарбениндустри», — заявила компания в заключение, —то всякие намеки на то, что компания «Дюпон» поддерживала с какой-нибудь не­мецкой компанией связи, наносившие ущерб Соединен­ным Штатам или Объединенным нациям, далеки от истины».

    6 января 1944 г. правительство Соединенных Штагов обвинило Дюпонов и британский трест «Импириал ке- микл индастриз» в том, что они вошли в картельное соглашение с немецкой фирмой «ИГ Фарбениндустри» и с японской фирмой «Мицуи». Это был уже не первый случай, когда правительству приходилось заниматься расследованием деятельности Дюпонов. В документаль­ных данных, собранных Комиссией по расследованию деятельности промышленности вооружений и комиссией Ла Фоллетта — Томаса по расследованию нарушений гражданских свобод, а также в данных других комис­сий содержатся следующие обвинения:



    1.  Дюпоны тайно помогали вооружению Германии и особенно много помогали Гитлеру, (См. протоколы Ко­миссии по расследованию деятельности промышленности вооружений и еженедельник «Ин фэкт» за 1 и 8 февра­ля 1942 г.) *

    2.  В этой деятельности Дюпонам помотал министр торговли, впоследствии избранный президентом Соеди­ненных Штатов, причем Дюпоны были в числе тех, кто оказал ему большую финансовую поддержку. (Из мате­риалов комиссии конгресса по расследованию положения в области промышленности вооружений) **.

    3.  Дюпоны контролируют крупнейшую автомобильную фирму «Дженерл моторе», которая вместе с остальной промышленностью в течение ряда месяцев отказывалась переключиться на производство танков и самолетов (до­кументальные данные см. в сборнике «Факты и фа­шизм»), а также препятствовала стандартизации танко­вых моторов (см. «Ин фэкт», 23 ноября 1942 г.) ***.

    4.  Дюпоны входя г в число крупнейших финансовых групп Национальной ассоциации промышленников, дея­тельность которой преследует одну цель — сокрушить профсоюзы (из доклада комиссии Ла Фоллетта) ****.

    5.  Дюпоны были в числе тех, кто оказывал крупней­шую финансовую поддержку «Лиге свободы» и связан­ным с нею организациям, включая «Стражей республи­ки», представлявших собой антисемитское крыло перво­го, действительно крупного фашистского движения в Америке. (См. материалы Комиссии по расследованию деятельности закулисных групп в конгрессе; см. также Приложение № 20.) *****

    6.  Дюпоны каждые четыре года вкладывают больше средств в президентские выборы, чем все другие правя­щие семейства Америки. Дюпоны и представитель ком­пании «Дженерл моторе» А. Слоун выложили 9 тыс.


    *    Munitions Hearings, Part 12; In Fact, February 1 and 8, 1942.


    ** Part 9, Munitions Investigation, 73rd Congress — особенно pp. 2138. 2140, 2143, 2146, 2158, 2166—2170, 2173—2176, 2242.


    *** Facts and Fascism, pp. 254, 262—264; In Fact, November 23, 1942.


    **** parf. report 6, La Follette Investigation; см. Приложе­ние 17.


    ***** Black Lobbying Investigation.



    долл., или 17% общей суммы в 53 700 долл., затрачен­ных республиканской партией на избирательные кампа­нии в Южной Дакоте.

    7.  Дюпоны также помогали вооружению Японии. R 1932 г. компания «Мицуи» уплатила Дюпонам 900 тыс. долл. за формулу производства взрывчатых веществ из азотной кислоты и аммиака. (Доклад Комиссии по рас­следованию деятельности промышленности вооружений).

    8.  Дюпоны, компания «Дженерл моторе» и другие американские корпорации тайно договаривались с гитле­ровскими уполномоченными — бароном фон Типплскир- хом и бароном фон Киллингером—о заключении полити­ческого союза с ведущими представителями делового мира и деятелями республиканской партии (см. Отчеты конгресса за 20 августа 1942 г.; сообщение члена пала­ты представителей от штата Вашингтон Джона Коффи по документам, предоставленным ему автором этой книги)*.

    Приведенная выше библиография опубликованных до­кументов быть может вдохновит на написание книги ка­кого-нибудь американского автора, если только он су­меет найти издателя, который не побоится издать книгу об «империи» Дюпонов. Недостаток места позволяет нам остановиться вкратце лишь на двух эпизодах, харак­теризующих преемственность международной политики «империи» Дюпоно-в.

    1.  История взаимоотношений Дюпона, Гувера и Гит­лера.

    В 1925'г., когда стали усиленно циркулировать слухи о тайном перевооружении Германии, Лига наций реши­ла созвать в Женеве конференцию по разоружению **.

    В ходе работы Комиссии по расследованию деятель­ности промышленности вооружений*** было установле­но, что министр торговли Соединенных Штагов, то есть не кто иной, как будущий президент Герберт Гувер, ра­


    *  Congressional Record, August 20, 1942, pp. A3364—3366; inserted by Representative John M. Coffee oi Washington, from do­cuments supplied by the author oi this book.


    ** Конференция открылась в 1932 г.; с* 1925 по 1932 г. работа­ла подготовительная комиссия. (Прим. ред.)


    *** См. часть 9 доклада этой Комиссии.



    зослал телеграмму фабрикантам вооружений, приглашая их прибыть в Вашингтон на тайное совещание для раз­работки плана совместных действий против женевского проекта разоружения. Копии этой телеграммы были по­лучены Дюпонами и другими фабрикантами взрывчатых веществ и оружия. Ниже мы приводим выдержку из при­глашения, посланного Гувером компании «Винчестер ри- питинг армс компани»:

    «Вас просят прислать представителя на неофициальное предва­рительное совещание для обсуждения экономических аспектов предстоящей Женевской конференции по вопросам контроля над международной торговлей оружием, военными материалами и орудиями войны... Важно, чтобы американский представитель в Женеве был бы полностью информирован о взглядах американ­ских фабрикантов спортивного оружия и боеприпасов, с тем чтобы он мог защищать их интересы... Проект конвенции высылаем Вам сегодня почтой» *.

    Из дальнейших свидетельских показаний видно, что Дюпоны и другие фабриканты вооружений знали о пред­стоящей конференции по разоружению до того, как о ней узнал американский народ; начали совещания с ге­нералом Рагглсом еще до его официального назначения на конференцию и что они обращались к должостным лицам правительства Соединенных Штатов, в частности к представителям армии и флота, по вопросам, связан­ным с конференцией, прежде чем общественность услы­шала о ней.

    Как показали впоследствии материалы Комиссии по расследованию деятельности промышленности вооруже­ний, вся огромная закулисная машина фабрикантов ору­жия была пущена в ход для того, чтобы сорвать разору­жение.

    Будучи вызван Комиссией в качестве свидетеля, Ире­не Дюпон зачитал доклад, представленный ему его пред­ставителем на совещании, состоявшемся у Гувера:

    «Это совещание было созвано по распоряжению министра Гу­вера, который предложил представителям высказать свои взгляды, изложить их в письменном виде и создать комитет, который впо­следствии представлял бы заинтересованные отрасли промышлен­ности на другом совещании, па котором, как мы надеялись, будут присутствовать делегаты, назначенные нашим правительством на


    *  Munitions hearings, Part 9, р. 2П8.



    Женевскую конференцию... Представители промышленности пришли к единодушному выводу, что проект конвенции в своем нынешнем виде вызывает серьезные возражения...» *

    Дюпон признал, что с генералом Рагглсом велись закулисные переговоры — он называл их «совещаниями». Он зачитал доклад, представленный ему его представи­телем полковником Айкеном Саймонсом 25 марта 1925 г., за 18 дней до публичного объявления о том, что Соединенные Штаты посылают делегацию в Женеву. Полковник Саймонс сообщал:

    «Согласно полученным мною указаниям, я явился к помощни­ку начальника артиллерийского управления генералу Д. Рагглсу} который отправляется в Женеву...

    Генерал Рагглс заявил, что Соединенные Штаты обязались сотрудничать в реализации программы ограничения вооружений и что приводимый ниже план лицензирования вооружений представ­ляется наиболее безобидным... Военное министерство будет следить за тем, чтобы государственный департамент защищал интересы американской промышленности... На что я ответил, что раньше этого не делалось... Затем генерал Рагглс предложил, чтобы выдача лицензий была поручена министерству торговли (Гуверу), и я признал, что это будет лучше» **.

    Сенатор Кларк: Не кажется ли вам чрезвычайно странным, что делегат на Женевскую конференцию, на­значение которого считалось крайне секретным, имел уз­кое совещание с вашим (дюпоновским) представителем по этому вопросу за две недели до того, как государ­ственный департамент объявил о его назначении?

    Ирене Дюпон: Я могу сказать лишь, что, повидимому, такой факт имел место.

    Сенатор Най: По каким причинам вы хотели, чтобы выдача лицензий была поручена Гуверу?

    Дюпон: Я полагаю, что министерство торговли более компетентно в области осуществления коммерческих сде­лок, чем государственный департамент...

    Сенатор Най: Г-н Дюпон, как велики были пожертво­вания, сделанные вами в 1942 г. обеим политическим партиям, двум крупнейшим политическим партиям?

    Дюпон: ... все эти сведения были вам представлены.

    Най: Эти сведения неполны... в 1924 г. общая сумма пожертвований республиканской партии составила


    *  Munitions hearings, Part 9, p. 2140.


    ** Munitions hearings, Part 9, p. 2143.



    34 096 долл. 64 цента... Не думаете ли вы, что позиция генерала £агглса имеет какое-либо отношение к этим пожертвованиям?

    Дюпон: Конечно, нет.

    Най: Или позиция министра Гувера?

    Дюпон: Конечно, нет.

    Председатель комиссии зачитал следующую выдерж­ку из доклада полковника Саймонса:

    «Г-н Гувер заявил, что Соединенным Штатам придется согла­ситься на тот или иной вид лицензирования, но что он намерен установить такую систему, при которой все таможенные комиссары автоматически выдавали бы лицензии при представлении консуль­ской визы и что правительство Соединенных Штатов должно при­нять все меры к ликвидации бюрократической волокиты, задержек и помех. В отношении некоторых крупных и чисто военных мате­риалов, как, например, тяжелые орудия, линкоры и т. п., возмож­но, что придется согласовывать вопрос с Вашингтоном, но даже в этом случае должны быть приняты все меры к тому, чтобы устранить всякую волокиту и неудобства для промышленников»*.

    Другими словами, Соединенные Штаты должны были формально согласиться с постановлениями Женевской конференции по ограничению вооружения, после чего усилия президента и государственного департамента должны были быть обойдены, с тем, чтобы «торговцы смертью» могли продолжать заниматься своим делом без всяких «неудобств».

    Кстати следует отметить тот факт, что в приглашении на организованное им совещание Гувер говорил о том, что промышленников интересует вопрос о «спортивном оружии и боеприпасах», в то время как в своем сообще­нии закулисному представителю Дюпонов он говорит о тяжелых орудиях и линкорах.

    Председатель комиссии: «Г-н Дюпон, в июне полковник Сай­монс подвел итоги Женевской конференции в письме, фигурирую­щем здесь в качестве документа № 847. В этом письме говорится:

    «...В связи с нашим разговором по поводу конвенции о торгов­ле оружием, вам, возможно, будет интересно узнать, что во время моей недавней поездки в Вашингтон я видел окончательный текст конвенции, подписанный в Женеве, и что она совсем не так плоха, как мы предполагали. Фабриканты оружия столкнутся с некото­рыми неудобствами в своей экспортной торговле, но в основном материально они не пострадают...


    *  Munitions hearings, Part 9, p. 2153.



    После того как конференция закончилась и фабриканты воору­жений всего мира добились такой конвенции, которая их устраи­вала, мы снова видим, что полковник Саймонс заявил, что даже государственный департамент понял, кто контролирует страну...»

    Отсюда с полной очевидностью следует тот факт, что когда правительство США вступает в переговоры с другими правитель­ствами, с целью заключить то или иное соглашение, это отню/Хь не означает, что все министерства согласны с его точкой зрения. Одно министерство может согласиться участвовать вместе с други­ми в той или иной конференции, но нет гарантии, что другие министерства будут сотрудничать с ним или что правительство в целом, в конечном счете, согласится с ним.

    Более того, в данном конфликте мы имеем довольно веские доказательства того, что несмотря на свое желание участвовать в конференции, которая должна была добиться действительно больших результатов в области контроля над торговлей оружием во всем мире, государственный департамент наталкивался на серьез­ное сопротивление со стороны военного министерства, со стороны министерства торговли (Герберт Гувер), которое спешило отклик­нуться на малейший намек со стороны промышленности вооруже­ний, добиваясь осуществления планов тех кругов, которые в пер­вую очередь были заинтересованы в срыве работы конференции» *.

    В ходе расследования, проводимого комиссией, стало ясно, что промышленность вооружений, возглавляемая Дюпонами, в нарушение всех договоров хотела получить свою долю прибылей от тайного перевооружения Гер­мании.

    Существует еще один документ, окончательно дока­зывающий, что министр торговли Герберт Гувер действи­тельно оказывал большую помощь фабрикантам воору­жений. Этот документ фигурирует под № 831 в материа­лах Комиссии по расследованию деятельности промыш­ленности вооружений. Этот документ, представляющий собой доклад полковника Саймонса, адресованный ком­пании «Винчестер рипитинг армс компани оф Нью Хэ- вен», гласит:

    «Весной 1925 г. стало известно, что в Женеве должен со­стояться международный конгресс по вопросу об ограничении экс­порта вооружений и что, по всей вероятности, определенные ино­странные элементы попытаются добиться запрещения частного производства вооружений. 28 марта 1925 г. министр торговли г. Гувер разослал телеграммы ряду американских промышленни­ков... г. Гувер председательствовал на этом совещании...


    *  Munitions hearings, Part 9, pp. 2166—2170.



    Оказалось, что г. Гувер очень сочувствует нам и готов помочь нам во всех отношениях, и с его помощью было составлено обращение к 36 другим отраслям промышленности... Были состав­лены проекты резолюций, излагающих возражения американских промышленников против предполагаемого международного соглаше­ния...

    Можно утверждать, что создание гуверовского комитета и его последующая деятельность помешали Женевской конференции пой­ти на слишком тягостные для американских промышленников международные соглашения, и, насколько мне известно, эгот комитет до сих пор не ликвидирован.

    Айкен Саймонс 22 февраля 1928 г.»

    В заключение председатель Комиссии по расследова­нию заявил:

    «В этом письме г. Гуверу приписывается главная, а комитету — вспомогательная роль в организации срыва работы Женевской конференции...»

    Комиссия по расследованию деятельности промыш­ленности вооружений докладывала также, что до и после прихода Гитлера к власти Дюпоны были в числе фирм, участвовавших в перевооружении Германии.

    Немецкий крупный капитал начал финансировать Гит­лера в 1923 г. (Подробности приведены в книге Фритца Тиссена «Я платил Гитлеру»)*. Крупный капитал хотел гарантий от попыток со стороны германской республи­ки заставить промышленность уплатить свою долю денег и перенести лишения, которые проигранная война требовала от немецкого народа; промышленность хотела низких налогов, «свободного предпринимательства» (ко­торое является лозунгом Национальной ассоциации про­мышленников в США) и, в особенности, защиты от вся­кого законодательного расширения прав рабочих, подоб­ного, например, закону Вагнера в США. Поскольку фор­мально Германия была республикой, управляемой социал- демократической партией, промышленники боялись того, что рабочий класс займет господствующее положе­ние. Ескоре они убедились в том, что с социал-демокра­тами можно иметь дело. Однако им не удавалось об­мануть немецких трудящихся.


    *  Т h у s s е п, F., I paid Hiller.



    В это время до Тиссена дошли сведения о том, как Гитлеру удается обманывать некоторую часть трудя­щихся. Гитлер назвал свою партию «наци» (что пред­ставляет собой сокращенное обозначение «Национал-со­циалистской партии»), обещал рабочим участие в управ­лении государством. Тиссен знал, что это — мошенни­чество и что Гитлер согласится взять деньги от крупных дельцов. Тиссен начала финансировать Гитлера в 1923 г. тотчас же после провала мюнхенского пивного путча. Впоследствии Тиссен привлек и других промышленников к финансированию Гитлера, и поэтому в 1932 г., когда казалось, что звезда Гитлера закатывается и что у вла­сти останется либеральная коалиция, крупно-капитали­стические картели выложили миллионы и в 1933 г. приве­ли Гитлера к власти.

    Дюпоны был в курсе событий. Выступая в качестве свидетеля перед Комиссией по расследованию деятель­ности промышленности вооружений, управляющий отде­лом внешних сношений «империи» Дюпонов Уэнделл Суинт заявил, что ему было известно, что «Круппы раз­работали план, согласно которому промышленность могла вносить пожертвования в фонд нацистской орга­низации; даже больше, — что каждому промышленному предприятию предлагали вносить в этот фонд полпро­цента общей суммы заработной платы рабочих и служа­щих». Трест «ИГ Фарбениндустри» также уведомил Суинта о том, что немецкая промышленность поддержи­вает нацистскую организацию Гитлера.

    Комиссия по расследованию деятельности промыш­ленности вооружений также получила сведения о том, чго после избрания Рузвельта, но еще до того как он всту­пил на свой пост, то есть, когда президентом продолжал быть Гувер, Феликс Дюпон подписал договор с агентом Гитлера, который называл себя Гиера, но в действитель­ности был международным шпионом Питером Бренне­ром. Это произошло 1 февраля 1933 г. В то время снаб­жение Германии оружием еще считалось незаконным, но Дюпоны поручили Гиере организовать нелегальный ввоз орудия в Германию через Голландию. В договоре ука­зывалось, что Гиера назначается уполномоченным по Германии и Голландии «для ведения переговоров о про­



    даже военных взрывчатых веществ покупателям, нахо­дящимся на этой территории». Письма, попавшие в руки комиссии, показывают, что Гиера и парижский пред^ ставитель Дюпонов полковник Вильям Тэйлор, а также майор Кейзи обсуждали способы контрабандного ввоза оружия в Германию. В материалах сенатской комиссии приводится утверждение Тэйлора, что благодаря отсут­ствию контроля оружие можно было легко доставлять в Германию по голландским рекам. Далее в этих материа­лах говорится, что, «учитывая сообщения Тэйлора об ак­тивной контрабандной доставке оружия в Германию че­рез Голландию, пункт договора, представляющий Гиере право продавать взрывчатые вещества в Голландии... приобретает особое значение. Более того, этот удиви­тельный договор, распространяющийся также на про­дажу взрывчатых веществ в Германии, не содержал в себе никаких оговорок. Версальский договор, а также договор между Соединенными Штатами и Германией предусматривал ограничения продажи таких материалов Германии».

    Ламмот Дюпо:н уведомил Гарри (впоследствии лорда) Макгауана из компании «Импириал кемикл индастриз» о договоре, заключенном с Гиерой, и 6 марта 1933 г. английский магнат промышленности вооружений ответил: «Наши немецкие друзья... не сидели сложа руки... я уве­рен, что когда им будет предоставлена свобода произ­водства для внутреннего использования... им удастся за. нять прочное положение в этом деле». Однако Макгауан не хотел, чтобы Дюпон вторгался в сферу деятельности его картеля, и поэтому он попросил Дюпона аннулиро­вать договор с Гиерой. Дюпон выплатил Гиере 25 тыс. долл., и в сведениях, представляемых для исчисления подоходного налога,'отнес сумму, выплаченную этому шпиону, в счет «представительских расходов». Тем дело и кончилось, и никто не был посажен в тюрьму.

    Как установила комиссия сената, немедленно после этого Дюпоны направили немецкого шпиона Гиеру в Японию. Когда Гиера обратился к Дюпонам с просьбой

    о  предоставлении ему работы, он хвастался тем, что он—шпион, что он работал в тринадцати странах, в том числе в пользу Германии и против интересов Соединен­



    ных Штатов во время первой мировой войны. Он был в числе шпионов, находившихся на службе у капитана фон Папена и капитана Бой-Эд в период 1914—1917 гг. После 6 апреля 1917 г., когда Соединенные Штаты объ­явили войну Германии, как показал майор Кейзи, немец­кий шпион Гиера, «чтобы спасти свою шкуру, перестал работать на немцев и начала работать на нас (Дюпо­нов)». (См. материалы Комиссии по расследованию дея­тельности промышленности воружений, часть 12) *.

    Эти данные неопровержимо доказывают, что Дюпоны принимали участие в перевооружении Германии и помо гали нацистам и что во время пребывания Герберта Гу­вера на посту министра торговли Дюпоны имели с ним дружественные совещания по вопросу о смягчении огра­ничений в области торговли оружием, помогая в то же время перевооружению Германии.

    Интересная особенность 1928 г. заключалась в том что именно в этом году «империя» Дюпона и компания «Анаконда коппер» решили субсидировать президент­скую кампанию либерального католика (демократа) Алф­реда Смита. (Религиозная ненависть и страсти, разыграв шиеся в ходе этой кампании, так же как волна религиоз­ной ненависти, поднявшаяся против Лемана, когда он баллотировался на пост губернатора штата Ныо-йорк, свидетельствуют о том, как много элементов нацизма и фашизма есть в США. Однако это тема — для отдель­ной книги).

    Несмотря на то, что Дюпоны внесли крупнейшую долю в финансирование демократической партии, они не забы­вали и того, что сделал для них Гувер, и также явились одними из главных жертвователей в избирательный фонд республиканской партии. Они вели беспроигрышную игру.

    Для того, чтобы обеспечить победу Гувера, республи­канцы собрали фонд в размере 9 433 604 долл. Однако эта цифра не раскрывает всей истории. Эти деньги были выплачены кучкой крупных капиталистов. Половина этой суммы, т. е. около 5 млн. долл., была выплачена несколь­кими людьми, вложившими от 5 до 50 тыс. долл. каж­дый. В 1932 г., когда уже дискредитированный Гувер


    *   Munitions hearings, Part 12



    снова выставил свою кандидатуру, 112 человек, нажив­шихся или надеявшихся нажиться на его президентстве, выложили 40% тех миллионов долларов, которые ушли на его избирательную кампанию. (Документальные дан­ные, см. книгу профессора Луизы Оверекэр «Деньги и выборы».) *

    В 1928 г. Алфред Дюпон внес 25 тыс. долл. в фонд Гувера, Ламмот внес 10 тыс., Т. Коулмэн—10 тыс., Феликс был записан в числе тех, кто внес от одной до пяти тысяч долларов. Алфред Слоун из фирмы «Дженерл моторе» внес 25 тыс. долл., а братья Фишер из компаний «Дженерл моторе» и «Фишер бодис» внесли 100 тыс. долл. Кроме того, Дюпоны помогли республиканцам рас­платиться с различными долгами и покрыть дефицит.

    2.   Полная история картельного соглашения Дюпонов с гитлеровцами изложена в 1944 г. в монографии № 1 комиссии по военным делам под заглавием «Экономиче­ские и политические аспекты международных картелей»** На стр. б отмечено, что между Дюпоном и «И. Г. Фар- бениндустри» существовало «джентльменское соглаше­ние, обязывающее их предоставлять друг другу перво­очередные права па использование нововведений, техно­логических процессов и новую продукцию».

    С приближением угрозы войны картель стал беспо­коиться о будущем. Из документов комиссии видно, что американские члены картеля обещали гитлеровцам после войны восстановить договоры и джентльменские согла­шения независимо от того, какая сторона победит. Там, где речь идет о прибыли, у капиталистов отечества нэт. Касаясь вопроса об акциях одной аргентинской фирмы, находящихся в совместном владении картеля, документ гласит:

    «Дюпон поддерживал точку зрения «Импириал кемикл индаст- риз» в этом вопросе (о том, чго эти акции не следует передавать нацистам во время войны), но заверил трест «И. Г. Фарбеницдустри», о том, что после окончания войны они попытаются восстановить его участие в этой фирме.

    Проблемы, вставшие перед нейтральными странами во время войны в отношении сохранения их картельных связей, характери­


    *  Overacker, Louise, Money in Elections


    ** Economic and Political Aspects of Internationa! Cartels, Com­mittee on Military Affairs, 1944, Monograph № 1.



    зуются отношениями между компаниями «Дюпон», «Империал кемикл индастриз» и «И. Г. Фарбениндустри» в период с 1939 по 1941 г...

    Фирма Дюпон согласилась не передавать англичанам инфор­мацию «И. Г. Фарбениндустри».

    По мере того как антигитлеровская политика Соединенных Штатов становилась все более явной некоторые американские ком­пании, входящие в картели, уменьшили, хотя и не ликвидировали совсем свои обязательства по отношению к немецким компаниям.

    Например, в 1940 г. Дюпоны продолжали вести переговоры о соглашениях с «И. Г. Фарбениндустри» *.

    В 1941 г. компания Дюпон приняла резолюцию, в ко­торой говорилось, что сделки «будут приостановлены до окончания нынешнего чрезвычайного международного положения». Раздел этого документа, озаглавленный «предотвращение захвата вражеской собственности», го­ворит о распределении патентов в военное врел^я в соот- вествии с официальными соглашениями, заключенными компанией «Дюпон», но добавляет: «тем не менее обе сто­роны обязуются в любое время перераспределить все рас­пределенные патенты и патентные заявки».

    Наконец, из этого документа явствует **, что компания Дюпона вошла в соглашение возобновить многие, если не все свои картельные соглашения после войны.

    Данные о попытках компании «Дюпон» восстановить нацистский картель после войны были впервые представ­лены помощником министра юстиции Уэнделлом Берд­жем, который, выступая 7 сентября 1944 г. перед ко­миссией Килгора, заявил:

    «Существует весьма реальная опасность того, что немецкие монополистические фирмы сохранят свою власть благодаря сохра­нению и возобновлению картельных соглашении. Например, фирма «И. Г. Фарбениндустри» имела соглашение с компанией «Дюпон» и с английским трестом «Импириал кемикл индастриз» о разделе южноамериканского рынка. В докладе отдела внешних сношений компании «Дюпон» исполнительному комитету этой компании, дати­рованном 9 февраля 1940 г., говорится:

    «Компания «Дюпон» уведомила «И. Г. Фарбениндустри» о том, что она намерена предложить свое посредничество для восстанов­ления" ее участия в картеле после войны».

    В одном из сообщений компании «Дюпон», адресованном компании «Импириал кемикл индастриз» в конце 1940 г., следую-


    *    Ibid., р. 62—64.


    ** Ibid., р. 74.



    шим образом упоминается об обязательствах по отношению к фир­ме «И. Г. Фарбениндустри», которая фигурирует в этом сообще­нии под названием «бывшие держатели акций»:

    *Я полагаю, что на нас лежит моральное обязательство до­биться того, чтобы, когда и если обстоятельства позволят, эгч бывшие держатели акций снова стали держателями акций, однако вопрос о тех основаниях, на которых это можно будет сделать, придется обсудить в соответствующее время».

    В этот момент председатель комиссии Килгор прор­вал Берджа вопросом, имеется ли сходство между взаим­ными обязательствами компаний «Дюпон» и «И.Г Фар­бениндустри» и взаимными обязательствами компаний «Стандард ойл» и «И.Г. Фарбениндустри», которые ко­миссия по обследованию сборонной промышленности оха­рактеризовала как предательские. Бердж ответил: «Да, имеется».

    И сенатор Килгор и Бердж подчеркивали, какую уг­розу представляют собой соглашения компаний «Стан­дард ойл» и «Дюпон» о возобновлении связок с нациста­ми. Выводы, к которым они пришли, лучше всего сфор­мулированы Берджем при представлении им докумен­тальных данных в связи с делом компании «Дюпон >„ Вот чго он сказал:

    «С приближением военного поражения Германии мы явимся свидетелями энергичных попыток со стороны немцев спасти свою промышленную мощь.

    Немцы сознают, что лучшим шансом на подготовку новой вой-, ны явится сохранение их монополистических промышленных фирм. Эти фирмы имели соглашения с английской и американской про­мышленностью. Если бы им удалось продолжить, возродить или возобновить эти соглашения, США, возможно, удастся выиграть войну, но немцы сделают большой шаг по пути к тому, чтрбы выиграть мир.

    Б ближайшие несколько месяцев нам нужно приготовиться к тому, что из Германии хлынет исток политических агентов, кото­рые будут утверждать, что они — обыкне венные коммерсанты...»

    Широкая публика не знает фактов, и ей никогда не удавалось ознакомиться с документальными данными. Скрывая на протяжении поколений от читателей подлин-, ную историю Дюпонов, газеты облегчают Дюпонам воз­можность говорить о себе так, как будто этих докумен­тальных данных вообще не существует.



    Глава 13


    Вершина пирамиды

    Сейчас только люди старшего поколения помнят «лю- доедов-великанов» своего времени: старого Джона Д. Рокфеллера, человека, разорявшего вдов и сирот и расстреливавшего бастовавших рабочих в Лэдлоу (штат Колорадо); и старого Джона Пирпонта Моргана, имя которого употреблялось в качестве синонима Уолл-стрит. Он олицетворял собой жадность к деньгам, лежащую ь основе всякого зла.

    С течением времени имя Рокфеллера перестало зву­чать одиозно. Произошло это в значительной степени благодаря усилиям лица, возглавляющего отдел общест­венных связей фирмы Рокфеллера — Айви Ли. Этот че­ловек поднял на соответствующую высоту деятельность пресс-бюро фирмы.

    Что же касается Моргана и Уолл-стрита, то дело их реабилитации и создания поворота в отношении обще- ственного мнения к ним было проведено так тонко, так незаметно и основательно, что только остатки попули­стов, а после них социалисты и позднее коммунисты про­износили эти имена иначе, чем в тоне почтительного ува­жения, за что «добропорядочная» печать и «добропоря­дочные» граждане называли их «безумцами» и безудерж­ными фанатиками.

    Реабилитация Уолл-стрита и создание доброй славы имени Моргана происходили на протяжении жизни целого поколения. Они оба в такой степени восстановили благорасположение к себе общества, что нисколь­ко не пострадали, когда в 1946 г. министерство юстиции провело расследование и показало, что шесть наиболее влиятельных банкирских объединений страны, возглав­ляемых банкирским домом «Морган, Стэнли энд компа­ни», монопольно контролируют всю торговлю в стране,



    направляют деятельность гигантских корпораций, желез­ных дорог, предприятий общественного пользования "и банков и в такой степени господствуют в крупной про­мышленности, что термин «свободное предприниматель­ство» (который после кризиса 1929 г. казуистически упо­требляется взамен дискредитированного термина «капи­тализм») звучит как издевательство.

    Времена переменились. Мы видим, что на протяжении жизни одного поколения два наиболее влиятельных га­зетных треста Херста и Роя Говарда изменили свою по­литическую ориентацию и свою социальную окраску. Первый, начав с демагогических кампаний против финан­совых групп Уолл-стрита, Моргана и им подобных, дока­тился до пылкой защиты «Стандард ойл» и других круп­ных монополий (изображавшихся в его газетах когда-то с рогами и хвостом). Второй из сторонника прогрессив­ных начинаний превратился в противника закона Вагнера и всех законов Нового курса, благоприятствующих рабо­чим.

    Газета «Уорлд» прекратила свое существование. Ее младшая сестра газета «Пост диспетч», выходящая в Сент Луи, продолжает агитировать и выступать в пользу народа, но она всегда была только местным орга­ном. Другие тресты «Маккормик-Паттерсон», «Ганнет» и новый трест «Джон С. Найт», объединяющий пять групп, отнюдь не ведут кампаний в защиту общего благосо­стояния.

    Эти тресты и их коллеги, объединяющие круг перио­дических изданий, создающих общественное мнение, те­перь не только находятся на стороне Уолл-стрита и Мор­гана, ко в такой степени составляют часть той же финан­совой системы, что, естественно, стремятся возвеличить, но никак не выставлять на осуждение правителей Амери­ки и их деятельность.

    Это особенно верно в отношении тех случаев, когда дом Моргана и финансовые и промышленные гиганты Уолл-стрита попадают под обстрел.

    В течение большей части 1946 и 1947 гг. в Нью-Йорке заседало федеральное Большое жюри (присяжные, реша­ющие вопрос о предании суду), рассматривая докумен­ты, представленные министерством юстиции, на основ i-



    нии которых оно требовало составления обвинительного акта против шести крупных банков — шести самых могущественных частных банкирских домов* «Морган, Стэнли энд компани», «Ферст Бостон корпорэйшн», «Дил­лон, Рид зад компани», «Кун, Леб энд компании «Барни энд компани» и «Блайз энд компани»- Министер­ство считало причастным к делу также более мелкие фирмы: «Меллон секюритис корпорэйшн», «Бразерс Ла- зар», «Бразерс Лимэн», «Киддер, Пибоди энд компани», «Холси, Стюарт энд компани», «Голдмэн, Закс энд ком­пани», «Стоун энд Уебстер секюритис корпорэйшн» и многие другие.

    Ассоциация инвестиционных банков Америки насчи­тывает 730 членов. Из них 38 контролируют 91% финан­совых операций в стране, а из этих 38 «большая шестер­ка» Уолл-стрита контролирует 57%, Еще 14 нью-йоркских банков контролируют 21% и 18, не принадлежащих к этому кругу, но имеющих, конечно, связи с Уолл-стри­том,— остальные 12%. Таким образом, на долю прочих 692 фирм приходится только 9% финансовых операций.

    Внутри «большой шестерки» существует такое распре­деление:

    «Морган, Стэнли энд компани» производит финансо­вых операций на сумму 2142 млн. долл., или 23,2%;

    «Ферст Бостон корпорэйшн» — на 986 млн. долл., или 10%;

    «Диллон, Рид энд компани» — на 680 млн. долл., или 7,4%;

    «Кун, Леб энд компани» — на 618 млн. долл., или 6,7%;

    «Смит, Барни энд компани» — на 472 млн. долл , или 5,1%;

    «Блайз энд компани» — на 388 млн. долл., или 4,2%.

    За пятилетний период, с 1934 по 1939 г., согласно мо­нографии № 24, изданной Временной национальной эко­номической комиссией, инвестиционные банки провели операций на сумму в 36 100 млн. долл., а за первые шесть месяцев 1946 г., по неполным данным представителя ми- нистерства юстиции, операции достигли суммы в 4 465 800 тыс долл.

    При анализе этих колоссальных цифр становится оче­видным, что всякие манипуляции, всякая монополизация



    и всякие мероприятия, направленные против интересов общества несколькими людьми и несколькими фирмами, контролирующими столько миллиардов долларов, долж­ны крайне отрицательно отражаться на экономике страны.

    Министерство юстиции заявило федеральному Боль­шому жюри, что эти банкиры обладают монопольной вла­стью и что они используют эту власть для того, чтобы контролировать торговлю страны.

    Министерство заявило, что фактически банкиры реша­ют, какой отрасли промышленности надо помочь разви­ваться и развитие какой отрасли должно быть, наоборот, задержано.

    Оно обвинило банкиров в том, что они раз­граничивают сферы конкуренции и монополии, ус­танавливают цены и решают вопросы о том, какие технологические усовершенствования и изобретения дол­жны быть внедрены в производство, а какие должны быть задержаны или совсем заброшены.

    Оно обвинило банкиров в том, что они выпускают ак­ции и облигации, не дожидаясь, пока промышленные предприятия сами обратятся к ним за помощью.

    Оно утверждало, что законы против монополий нару­шаются в ущерб обществу.

    Оно делало вывод, что здесь на вершине всего фи­нансового и промышленного могущества господствует абсолютная монополия — полная противсположность «свободному предпринимательству», которое, по словам Национальной ассоциации промышленников и печати, яв­ляется основой «американского образа жизни».

    Американскому народу было бы очень важно знать содержание обвинения, свидетельских материалов и за­ключения. Давление общественного мнения и голоса ос­ведомленных о положении дел избирателей зачастую мо­гут восстановить демократический порядок, отраженный основателями республики в конституции и б биллеошза- вах. Но для этого избиратели должны быть осведомлены. Поскольку, однако, большая часть периодических изда­ний, из опасения нажить врага среди тысячи наиболее мо­гущественных американцев и понести в результате фи­нансовый ущерб, не информирует своих читателей, то



    яр но, что большинство избирателей не знаег фактов и не может действовать разумно.

    В данном случае печать хранила почти полное мол­чание.

    В наиболее влиятельной газете страны «Нью-Йорк тайме» не появилось об этом ни одной cipoqiur, хотя для соблюдения точности необходимо отметить, что имен­но «Нью-Йорк тайме» задолго до начала расследова­ния— 7 сентября 1944 г. — первая упомянула о возмож­ности расследования. Появившаяся в ту пору заметка была озаглавлена «Возможная атака на монополистов Уолл-стрита», но когда началось расследование, а вовсе не «атака», «Нью-Йорк тайме» забыла об этом. В ее ин­формациях за период 1944 i. дом Моргана, ‘конечно, не упоминался, и, поскольку по делу Моргана велось рас­следование, молчание «Нью-Йорк тайме» и других газет и журналов понятно.

    Сообщение о расследовании появилось 5 августа 1946 г. в еженедельнике «Ик фэкт». Оно было подхва­чено и помещено 17 августа в журнале железнодорож­ников «Лейбор» и перепечатано в немногих газетах, в том числе в «Нью-Йорк пост» от 14 августа (где имена, однако, не упоминались) и в «ПМ» от 25 октября. Огром­ное значение этого расследования было признано сена­тором Мэрреем от штата Монтана, который полностью поместил опубликованную ранее в еженедельнике «Ин фэкт» статью в отчетах конгресса, и поскольку отчеты конгресса — это официальный документ, то все оправда­ния, которые газеты могли находить в прошлом, стали бесполезными: здесь были приведены данные и названы все имена, и никто не мог бы иметь неприятносюп за пе­репечатку сведений из отчетов конгресса. Однако никто этого не сделал.

    Было бы совершенно бесполезно требовать разъясне­ний у херстовского агентства «Интернэйшнл ньюс сервис», или у агентства Говарда Юнайтед пресс. Но Ассошиэй- тсд пресс обслуживает более тысячи ежедневных газет, оно провозглашает себя независимым от влияния каково бы то ни было хозяина агентством, передающим исчер­пывающую информацию, и оно громко выступает в защи­ту кодекса журналистской этики. В ответ на посланный



    Кенту Куперу * запрос была получена копия с информа­ционного сообщения, переданного агентством газетам. Оно было датировано 9 августа и занимало менее одной страницы, напечатанной на машинке, ориентировочно 250 слов.

    В первом абзаце было написано:

    «Нью-Йорк, 9. VIII (АП). Администраторы нескольких круп­нейших в стране инвестиционных банкирских домов, просившие не упоминать их имен, сообщили сегодня, что представители отдела министерства юстиции по борьбе с монополиями приступили к доскональному обследованию прошлой и настоящей деятельности инвестиционных банков».

    Во втором абзаце говорилось, что министерство юсти­ции отказалось дать комментарии по этому поводу, а ос­тальную часть страницы занимали некоторые рас­суждения.

    Ни одно имя не было названо. Ни одно из обвинений, выдвинутых министерством юстиции, несмотря на их сенсационность, не было упомянуто. Газеты, поль­зующиеся услугами агентства Ассошиэйтед пресс, не напечатали даже и этого скудного сообщения. И таким образом, хотя формально агентство Асошиэйтед пресс не может быть обвинено в том, что оно участвовало в «заговоре молчания» вместе с Херстом и Говардом и не­которыми газетами, имеющими свою собственную инфор­мационную службу, окончательный результат — замалчи­вание— был достигнут. Точно так же, как «ложь, кото­рая представляет полуправду, является худшим видом лжи» и «с ложью, в которой есть доля правды, труднее бороться», так и газетная информация, освещающая только часть какого-нибудь события, хуже такой, кото­рая полностью лжет, и хуже полного замалчивания.

    Печать полностью обошла молчанием также офици­альный правительственный отчет на 359 страницах,,, оза­главленный «Экономическая концентрация и вторая миро­вая война», изданный «Корпорацией мелких военных предприятий» через- посредство сенатской комиссии по вопросу о мелких предприятиях.


    *  Кент Купер — руководитель агентства Ассошиэйтед пресс. (Прим. ред.)



    Причина для замалчивания в печати очевидна: ни один другой документ, выпущенной когда-либо прави­тельством, не затрагивают так непосредственно имена лю­дей, которые хозяйничают в Америке и конторилируют ее.

    В нем были приведены списки «восьми связанных с Уолл-стритом финансовых групп», которые господствуют в стране, контролируя 90 из 200 крупнейших корпораций. Они сами переплетены между собой тесными узами сов­местного владения и контроля над банками и промыш­ленными предприятиями и объединены в двух самых мощных гражданских организациях страны — Нацио­нальной ассоциации промышленников и Торговой палате США. В документе указывается:

    «Относительно немногочисленные гигантские корпорации стра­ны господствуют теперь над всей нашей экономикой и в свою очередь в значительной степени находятся в зависимости от не- сколрьких тысяч акционеров и контролируются горсточкой финансо­вых магнатов».

    В ряде отраслей промышленности — пищевой, водоч­ной, в бакалейной сети, в мыловаренной, вискозной про­мышленности— две или три, самое большее четыре ком­пании поставляют от половины до 80% всех продавае­мых в стране товаров. Эти компании объединены через их банки и их политико-экономические ассоциации; с годами они вырастают, их монополии усиливаются, а по­купатели, тратящие свои деньги, поддерживают их в фи­нансовом отношении и укрепляют их монополию.

    Заглядывая в будущее, авторы отчета, предвидят, что и в области использования атомной энергии сложится та­кое же положение. Правительство израсходовало

    1 300 млн. долл. на строительство предприятий по произ­водству атомных бомб, которые эксплоатируются тремя фирмами: «Юнион карбид энд карбон компани», «Истмэн Кодак» и «Дюпон». Почти все оборудование было по­строено двумя фирмами: «Вестингауз» и «Дженерл электрик».

    В отчете далее говорится:

    «Концерны, изготовившие оборудования для производства атомных материалов, и фирмы, которые эксплоатируют предприя­тия, будут неизбежно иметь огромные преимущества над всеми другими фирмами в отношении научных сведений и секретов про­изводства при применении атомной энергии для мирных целей».



    Концентрация богатства и могущества в руках немно­гих совершенно явно представляет собой одну из вели­чайших угроз американской демократии. Сенатор Мэр- рей сказал об этом в предисловии к своему докладу:

    «Если мы считаем, что наша система «свободного предприни­мательства» должна быть сохранена, тогда мы не можем стоять спокойно и наблюдать за тем, как монополии захватывают власть. Мы не можем рисковать последствиями, так как, если мы будем слишком малочисленными или опоздаем в этой борьбе, будут упущены возможности, которые уже не вернутся».

    Если бы Мэррей представил свой доклад сенату в эпоху Брайана * или даже в период 1920-х годов, то он, несомненно, вызвал бы весьма интенсивное обсуждение и кампанию в печати. Вся история этого дела была бы описана на первых страницах; передовые газеты трестов Скриппса и Херста возможно передали бы ее в демаго­гическом тоне; журналы разъясняли бы значение и опас­ность отмеченного Мэрреем явления, а их в свою очередь обвинили бы в «копании в мусорной яме».

    В 1940 г. печать молчала, так как не хотела упоми­нать имен людоедов-великанов первых дней нашего века. Людоеды превратились для печати в священных золотых тельцов.

    Дом Моргана упоминался в отчете первым. Вместе с одним из его банков «Ферст нэйшнл» он контролирует от 41 до 200 крупнейших небанковских корпораций, из которых десять имеют двух и более директоров общих с «Дж. П. Морган энд компани». Указывалось, что он контролирует капитал на сумму, превышающую

    30  млрд. долл.

    На втором месте стоит фирма «Кун-Леб», контроли­рующая 11 млрд. долл.; они не вложены в различные предприятия; это капитал 13 основных железных дорог, охватывающих около 22% первостепенного значения же­лезнодорожной сети страны.

    Рокфеллеры контролируют более шести миллиардов, Меллоны — немного более половины этой суммы, Дюпо­


    *  Один из видных деятелей демократической партии США; пользовался большой популярностью среди мелкобуржуазных масс США в конце XIX и начале XX в. Был государственным секрета­рем в кабинете Вильсона (с 1913 по: 1915 г.). (Прим. ргЭ.)



    ны — два с половиной миллиарда. Ниже приводится вся таблица, обойденная молчанием американской продаж­ной печатью, так, как она была напечатана в отчетах конгресса:

    Морган — «Ферст Нэйшнл» — свыше 30 млрд. долл.


    ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

    «Юнайтед Стейтс стил корпо­рэйшн»

    «Дженерл электрик компани» «Кеннекотт коппер»

    «Пулман инкорпорэйтед»

    «Фелпс Додж корпорэйшн» «Монтгомери у орд энд компани» «Америкэн рэдиэйтор энд стан­дард санитэри корпорэйшн» «Глен Олден коул компани» «Нейшнл бискит компани» «Филадельфия энд Ридинг коул энд айрон корпорэйшн» «Континентал ойл компани» «Сент Реджис пейпер компани» «Болдуин локомотив уоркс»

    ПРЕДПРИЯТИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

    «Америкэн телефон энд теле­граф компани»

    «Консолидэйтед Эдисон оф Нью-Йорк»

    «Коммонуэлс энд саузерн кор­порэйшн»

    «Юнайтед газ импрувмент ком­пани»

    «Америкэн пауэр энд лайт ком­пани»


    «Паблик сервис корпорэйшн оф Нью-Джерси»

    «Электрик пауэр энд лайт кор­порэйшн»

    «Ниагара Гудзон пауэр корпо­рэйшн»

    «Колумбия газ энд электрик корпорэйшн»

    «Нейшнл пауэр энд лайт ком­пани»

    «Интернэйшнл телеграф энд те­лефон»

    «Америкэн газ энд электрик компани»

    ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ

    «Нью-Йорк сентрал рейлрод» «Оллегэни корпорэйшн»

    «Грейт нсрзерн рейлуэй компа­ни»

    «Норзерн Пасифик рейлуэй компани»

    «Атчисон, Топика энд Санта-Фе» «Саузерн Пасифик»

    «Делавар, Лакаванна энд Уэстерн»

    БАНКИ

    «Гаранта траст компани» «Банкере траст компани» «Нью-Йорк траст компани»


    Рокфеллер — свыше

    ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

    «Стандард ойл оф Нью-Джерси» «Сокони — Вакуум ойл компа­ни»

    «Стандард ойл оф Индиана»


    6V2 млрд. долл.

    «Стандард ойл оф Калифорния» «Атлантик рифайнинг компани» «Огайо ойл компани»

    БАНКИ

    «Чейз нэйшнл бэнк»



    ПРЕДПРИЯТИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ «Уэстерн Юнион телеграф»

    Железные дороги

    «Пенсильвания рейлрод»

    «Юнион Паеифик»

    «Чикаго, Милуоки, Сент-Пол энд Паеифик»

    «Чикаго энд Норсуэстерн»


    «Нью-Йорк, Нью Хейвен энд Хартфорд»

    «Уэбеш»

    «Бостон энд Мэн»

    «Миссури — Канзас — Техас» «Делавар энд Гудзон»

    «Лехай Валлей»

    банки

    «Бэнк оф Мэнхэттэн»


    Меллон — свыше 3 млрд. долл.


    ПРОМЫШЛЕННЫЕ предприятия

    «Галф ойл»

    «Копперс кок»

    «Алюминиум компани оф Аме­рика»

    «Вестингауз»

    «Джонс энд Лофлин стил кор­порэйшн»

    «Питтсбург коул компани» «Америкэн роллинг миллс» «Питтсбург плейт гласс» «Крусибл стил компани оф Америка»


    предприятия

    ОБЩЕСТВЕННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

    «Юнайтед лайт энд пауэр ком­пани»

    «Бруклин юнион газ компани» БАНКИ

    «Меллон нэйшнл бэнк»

    «Юнион траст компани»

    ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ

    «Виргиния рейлуэй компани»


    Чикагская группа — свыше 4 млрд. долл

    ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ


    «Интернэйшнл харвестер»

    «Армор энд компани»

    «Маршалл филд энд компани» «Уилсон энд компани»

    ПРЕДПРИЯТИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

    «Коммонуэлс Эдисон компани»


    «Паблик сервис корпорэйшн оф Норзерн Иллинойс»

    «Пиплс газ лайт энд кок ком­пани»

    БАНКИ

    «Континентал Иллинойс нэйшнл бэнк энд траст компани» «Ферст нэйшнл бэнк оф Чикаго» «Норзерн траст компани»

    «Гаррис траст энд сейвингс бэнк»


    Дюпон — свыше 2!/2 млрд. долл.


    ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ


    «Дженерл моторе»

    «Е. И. Дюпон де Немур»


    «Юнайтед Стейтс раббер ком­пани»

    БАНКИ

    «Нэйшнл бэнк оф Детройт»



    «Уилинг стил»


    ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

    «Рипаблик стил корпорэйшн» «Янгстаун шит энд тюб компа­ни»

    «Гудйир тайр энд раббер» «Инлэнд стил»


    «Кливленд Клиффе айрон ком­пани»

    «Интерлейк ^йрон корпорэйшн» БАНКИ

    «Кливленд траст компани»


    Бостонская группа—172 млрд. долл.


    ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

    «Юнайтед фрут компани» «Юнайтед шу машинери корпо­рэйшн»

    «Юнайтед Стейтс смелтинг ри- файнинг энд майнинг»


    ПРЕДПРИЯТИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

    «Стоун энд Уебстер»

    «Эдисон электрик иллюминей- тинг компани оф Бостон»

    БАНКИ

    «Ферст кэйшнл» (включая Колони траст)


    Сегодня, как -и несколько десятков лет назад, Уолл­стрит, Морган и Рокфеллер продолжают господствовать, и те немногие, которые все еще протестуют против их господства во имя демократии и общего благосостояния, не в силах заставить себя слушать.



    Глава 14


    Те, кто подкупает избирателей

    «Он (Нелсон У. Олдрич, лидер большинства американ­ского сената, отец Уинтрона У. Олдрича из «Чейз нэйшнл бэнк», тесть Джона Д. Рокфеллера-младшсго) сейчас стре­мился к определенной цели — слить воедино деловую актив­ность с политикой в интересах своего дела, овладеть при помощи политики государственной властью и использовать ее в интересах немногих избранных» (Клод Бауэр, «Био!рафия сенатора Бевериджа»).

    Если правда, что деньги играют существенную роль во время избирательных кампаний в Америке, то из это­го вытекает другая истина, что люди, представляющие эти деньги, — небольшая группа, состоящая из Дюпонов, Пью, Меллонов, Рокфеллеров и других, часто упоминав­шихся в этой книге, — контролируют политическую жизнь в Америке, американский конгресс и самого пре­зидента.

    Этот вопрос всегда сознательно замалчивался в аме­риканской прессе. Однако 13 января 1924 г. в воскресном номере нью-йоркской газеты «Нью-Йорк уорлд» (и в при­надлежащей ей газете «Пост диспэтч», выходящей ь Сент Луи, одной из немногих достойных уважения амери­канских газет) была помещена первая большая сенса­ционная статья, разоблачающая факт покупки прези­дентского поста Теодором Рузвельтом.

    Доказательства были представлены бывшим сотруд­ником государственного департамента майором Дж. Дж. Дикинсоном и подтверждены судьей Элтоном Бруксом Паркером, потерпевшим на президентских вы­борах 1904 г. поражение от Теодора Рузвельта, который в глазах многих американцев все еще остается героем. По словам Дикинсона, несколько миллионеров внесли средства на поддержку кандидатуры Рузвельта против



    Паркера так, «как если бы они внесли средства на строительство железной дороги от Нью-Йорка до Сан-Франциско».

    В числе этих миллионеров были следующие лиц?*:

    Джеймс Стиллмэн (старший);

    Э.  X. Гари, президент корпорации «Юнайтед Стэйгс стил», принадлежащей Моргану;

    Э.  X. Гарриман, железнодорожный король и банкир;

    Даниэль Дж. Рейд, спекулирующий на железнодо­рожных акциях, основатель фирмы «Америкэн кэн ком­пани»;

    Джордж Б. Перкинс, компаньон фирмы «Морган»;

    Чарлз Ф. Брукер, глава медеплавильною треста;

    Роберт Л. Бэкон, другой компаньон фирмы «Морган».

    Об этом Паркеру сообщил вице-президент железнодо­рожной компании «Джеймс Дж. Хилл рейлсроудс», пол­ковник Дан Ламонт приблизительно за две недели до вы­боров. Накануне выборов Паркер произнес речь, в кото­рой он заявил, что шумная антитрестовская программа, г которой выступает Теодор Рузвельт, представляет собой величайшее лицемерие, поскольку сами тресты тайно фи­нансируют проводимую им избирательную кампанию. Од­нако Паркер не привел имен и не опубликовал списка переданного ему Ламонтом. вопреки слухам о том, что он сдолает это в день выборов.

    Теодор Рузвельт решительно отрицал наличие друже­ской срязи между ним и Рокфеллерами, Морганами и другими крупными капиталистами.

    Позднее, в ходе расследования скандальной деятель­ности страховых корпораций, проведенного Чарлзом Эвансом Хьюзом, обнаружилось, что страховые компании «Нью-Йорк лайф», «Эквитебл» и «Мьючуэл лайф» внесли на проведение избирательной кампании в пользу Теодора Рузвельта по 50 тыс. долл. каждая; в 1912 г. комиссия Клаппа обнаружила, что фирма «Стандард ейл» внесла в избирательный фонд Т. Рузвельта 124 тыс. долл.

    Но опубликованные в немногих честных газетах ра­зоблачения и результаты официальных расследований, проведенных много лет спустя, не могли привлечь к сеОе внимания широких общественных кругов, и до сих пор мало кто знает об этом скандальном деле.



    В числе тех, в ком оно вызвало возмущение, оказал­ся писатель Марк Твэн. Он писал, что «газета «Нью- Йорк уорлд» неоспоримо доказала, что Теодор Рузвельт купил свой президентский пост. Уже давно подозревали, что он совершил это огромное преступление». «Отрицая втот факт, — заявил Марк Твэн, — Теодор Рузвельт лишь прибавил ложь к тяжести своих дурных поступков».

    Марк Твэн привел новые факты. За неделю до выборов Теодор Рузвельт стал сомневаться в исходе выборов и послал за Гарриманом, который, приехав к нему в Ва­шингтон, согласился предоставить дополнительно 200 тыс. долл. и фактически внес 260 тыс. долл., из которых 200 тыс. долл. были израсходованы в Нью-Йорке на под­куп 50 тыс. колеблющихся избирателей. Таким образом, соотношение голосов изменилось на сто тысяч, и, получив большинство в штате Нью-Йорк, республиканская партия обеспечила себе победу.

    Марк Твэн замечает, что «крупнейшие корпорации внесли огромные суммы денег» на том условии, что «их монополия будет находиться под защитой и покровитель­ством правительства», и он прямо обвиняет Теодора Руз­вельта в «измене» на том основании, что, идя якобы на­встречу требованиям широких масс и открыто выступая против корпораций, он в то же время тайно брал деньги от этих корпораций, чтобы купить президентский пост. <?Г-н Гарриман и остальные подкупили его и заплатили за него», — заключает знаменитый писатель.

    После расследований, проведенных в 1912 г. комис­сией Клаппа, был издан первый закон, якобы направлен­ный на прекращение подкупа во врехмя избирательных кампаний. По это была только формальность. Принятый закон запрещал корпорациям субсидировать политические ьампании, но он не запрещал президентам корпораций, директорам или кому угодно, вплоть до двухлетних детей Дюпона, вносить пять, десять или сто тысяч долларов на проведение кампании.

    В длинной истории финансирования избирательных кампаний, освещенной лишь вкратце в двух-трех кни­гах, можно проследить разнообразные мотивы и даже некоторые кажущиеся противоречия, как, например, в случае с поддержкой видного католического деятеля



    Алфреда Э. Смита другим католическим деятелем, нахо­дящимся в сфере влияния Дюпонов, Джоном Дж. Рас- кобом. Как указано на странице 2271 9-го тома доку­ментов Комиссии по расследованию деятельности про­мышленности вооружений, Раскоб фактически внес в фонд Смита 249 500 долл. Семья Дюпонов и дом Морга­на часто поддерживали одновременно как республикан­ского, так и демократического кандидата для того, что­бы обеспечить защиту своих интересов, независимо от того, какой кандидат победит.

    В 1932 г. стало очевидным, что некоторые планы круп­ных капиталистов будут нарушены. Правда, видные ли­беральные писатели, такие, как Дж. Фред Эссерэй и Пол Уорд, указывали в то время, что некоторые крупнейшие промышленники страны были в дружеских отношениях с Франклином Делано Рузвельтом и что, пожалуй, он, в конце концов, останется лойяльным по отношению к тем, кого внезапно стали называть даже в обыкновенных га­зетах его «классом».

    Однако в 1936 г. картина стала выглядить по-другому. Повидимому, когда Рузвельт сказал, что он «изгонит из храма менял», он действительно имел в виду добиться окончательной победы над реакционерами.

    Национальный комитет республиканской партии со­звал совещание. Председатель Генри П. Флетчер пере­числил имена 16 видных дельцов, предоставлявших деньги для того; чтобы нанести поражение Рузвельту.

    Он сказал: «Большинство из них еще никогда не при­нимало активного участия в политике... Сознавая, что американская система находится под угрозой и что буду­щее страны в опасности, они согласились оказать под­держку республиканцам».

    В этот период все еще предпочитали употреблять термин «американская система» вместо термина «сво­бодное предпринимательство», введенного Национальной ассоциацией промышленников для замены слова «капи­тализм».

    Среди 16 упомянутых дельцов числились:

    Сиуэлл Ли Эйвери, бывший одно время владельцем чикагской газеты «Чикаго дейли ньюс», ярый враг ра­



    бочих и беззастенчивый нарушитель нового трудового законодательства;

    Джозеф Ньютон Пью-младший, вице-президент фирмы «Сан ойл компани»;

    Эрнест Тенер Вейр, председатель фирмы «Нэйшнл стил»; директора его заводов в Вейртоне были извест­ны массовым использованием штрейкбрехеров и при­меняли силу и репрессии против рабочих, чтобы поме­шать их вступлению в профсоюзы;

    Герберт Ли Пратт, бывший одно время председате­лем фирмы «Стандард ойл оф Нью-Йорк»;

    Эдуард Ларнед Райерсон-младший, президент стале­литейной фирмы «Райерсон энд сан» в Чикаго.

    Председателем этой группы был Вильям Браун Белл, президент фирмы «Америкэн сайанамид».

    В 1936 г. была создана первая из целой серии орга­низаций, которые пытались найти опору в массах. Она назвала себя «Американской лигой свободы». Эта «Лига» собрала крупный денежный фонд и стремилась добиться ликвидации политики Нового курса и отмены закона Вагнера; с этой целью она хотела помешать пере­избранию Франклина Делано Рузвельта на пост прези­дента.

    Финансовая связь между республиканской партией, корпорациями, «Американской лигой свободы» и други­ми подобными «сверхпатриотическими» организациями очевидна. Списки «жертвователей» в фонды Националь­ного комитета республиканской партии и в фонды «Американской лиги свободы» почти идентичны.

    В первом списке перечислялись крупные субсидии, полученные республиканской партией в январе и фев­рале 1936 г.:

    В тыс. ДОЛЛ


    Джуниус С. Морган, сын Дж. П. Моргана .......................  5

    X. П. Дэвисон, компаньон фирмы «Дж. П. Морган энд

    компани» ............................................................  5

    Джордж Ф. Бейкер, «Ферст нэйшнл бэнк оф Нью-Йорк»

    (Морган) ...........................................................  5

    Ламмот Дюпон, председатель фирмы «Дженерл моторе»,

    президент концерна «Дюпон де Немур» ....................  5

    Алфред П. Слоун-младший, президент фирмы «Дженерл

    моторе» .............................................................  5



    У. Л. Меллон, директор 32 компаний и председатель

    фирмы «Галф ойл корпорэйшн» ................  .............  2,5

    X. Э. Мэнвилл, «Джонс-Мэнвилл компани» ... 5
    У. Г. Матер, председатель фирмы
    «Кливленд-Клиффе

    айрон компани» .............................................             2

    Лестер Армор, директор фирмы «Армор энд компани» 4
    Филипп А. Армор, директор фирмы
    «Армор энд компани» 4
    Эрл Ф. Рид, юрисконсульт фирмы
    «Вейртон стил компани» 5
    Силас Строун, юрист, бывший глава Американской тор-
    говой палаты ........................................................ .......................................................................... 2

    Гаролд С. Вандербилт, директор тридцати с лишком

    железнодорожных компаний ..................................  3,333

    Уильям X. Крокер, «Крокер нэйшнл бэнк оф Сан-

    Франциско» ......................................................  5


    В отчете комитета республиканской партии за июнь 1936 г. приводились цифры субсидий, достигавших око­ло полумиллиона долларов, из которых Рокфеллеры внесли 16 тыс. долл., Меллоны из Питтсбурга (Эндрью, Пол, Ричард, Сарра Меллон Скайф и Дженни К. Мел­лон) «пожертвовали» 25 тыс. долл., нью-йоркский клуб «Юнион лиг клаб» внес 15 тыс. долл. и нижеследующие крупные дельцы по 5 тыс. долл. каждый:

    Уильям Вудворд из Нью-Йорка,

    Дж. Ф. Линкольн из Кливленда,

    Лоренц Иверсон из Уэст Хомстеда, штат Пенсильвания,

    X. Г. Далтон из Кливленда,

    Э. Р. Крауфорд из Мак-Киспорта, штат Пенсильвания, Джозеф Уилшайр из Нью-Йорка,

    Джордж Уитни из Нью-Йорка,

    Эдуард Дж. Бирмингэм из Чикаго,

    Лора Корригэн из Нью-Йорка,

    Джеймс А. Макдоноу из Нью-Йорка,

    Гарри Пейн Бингхэм из Ныо-Йорка,

    Дж. Т. Пратт из Нью Йорка,

    Генри Б. Дюпон из Уилмингтона, штат Дс ынлр,

    Джон М. Шифф из Нью-Йорка.

    X X. Тимкен иj Кантона, штат Огайо,

    Б X. Крогер из Цинциннати.

    В числе «пожертвовавших» от одной до пяти тысяч долл. были Финлей Дж. Шепард, Д. Брюс, Генри С. Мор­ган, Силас X. Стоун, Хэллок Дюпон, Джон Фрэнсис Нейлэн, который был адвокатом Херста во время заба­стовки 1934 г., Эдуард Райерсон-младший из Чикаго, Сьюард Проссер, Филипп Г. Раст из Уилмингтона, штат Делавар.



    В избирательной кампании 1936 г. взносы крупных дельцов на политические кампании, в том числе субси­дии «Лиге свободы» и таким ее филиалам, как, напри­мер, антисемитская организация под названием «Стра­жи республики»*, распределились следующим образом:

    В Тг>1С долт


    Ирене, Генри и Пьер С. Дюпон . . .                144

    Джон Д. Рокфеллер-младший и его семья         103

    Джордж Ф. Бейкер, банкир ....................        55

    Дж. Говард Пыо (нефть и судостроение)           61

    Дж. П. Морган ........................................... 50

    Альфред П. Слоун-младший . .                       50

    Эрнест Т. Вейр........................            .           47,3

    Уильям Рандолф Херст .                     .          40

    Эндрыо и Ричард Меллоны ........................... 40

    Доналдсон Браун, «Дюпон» и фирма «Дже­нерл моторе» ...................................................       31


    Сенатора Джиллета заставили замолчать, когда он заявил в сенате, что средства, израсходованные в 1940 г. на проведение кампании, достигли почти 20 млн., и привел в качестве официальной цифры, израсходован­ной на поддержку Уилки,— 16 476 039 долл. Фактически же эта цифра достигла 18 млн. Наибольшие суммы были внесены семьей Дюпон (68 350 долл.), семьей Пью (91 025 долл.) и Рокфеллерами (30 500 долл.). Это толь­ко официальные цифры, не включающие предоставлен­ные займы и другие суммы. Демократическая партия получила официально 6 284 463 долл.

    Однако по оценке экспертов Комисии по расследо­ванию расходов на избирательную кампанию «всего было израсходовано от 35 до 40 млн. долл.»

    Руководивший расследованием сенатор Джиллет за­явил*

    «Хотя несомненно, что во всех предыдущих избира­тельных кампаниях также имели место незаконные дей­ствия, мошенничество и насилие, однако, я думаю, что не преувеличу, если скажу, что никогда еще в истории Америки мы не видели более явной, более настойчивой

    *   Комиссия, возглавлявшаяся сенатором Блэком, опубликовала переписку руководителей организации «Стражи республики», где они говорили о необходимости появления в США американского Гитлера и всячески клеветали на евреев, особенно тех, кто под­держивал политику Нового курса. (Прим. авт.)



    и более беззастенчивой попытки оказать влияние на американского избирателя при помощи огромных де­нежных сумм, чем в кампании, которая только что за* кончилась» *.

    В период избирательной кампании 1940 г., так же как во время предыдущих и последующих кампаний, республиканская партия затрачивала наибольшее коли­чество средств на подкупы и различные другие махина­ции. В прошлом часто этих денег хватало на то, чтобы подкупить необходимое количество избирателей и обес­печить избрание нужных кандидатов, но иногда боль­шое число избирателей не шло на подкупы, и эти мето­ды не приводили к желаемым результатам.

    Закон, запрещающий корпорациям финансировать политические кампании, не имел реальной силы. Об этом много лет спустя заявил в конгрессе представитель штата Калифорния Чет Холифилд. Руководители круп­ных корпораций обходили и обманывали закон «двумя основными способами»;

    «Во-первых, путем создания «независимой» ассоциа­ции, защищающей интересы корпорации.

    Во-вторых, личными пожертвованиями со стороны руководителей корпораций и членов их семей».

    Холифилд привел следующие данные о таких «лич­ных пожертвованиях», относящиеся к 1940 г.**:

    В Л''Л 1


    Семьи Дюпон                                            160 780

    Семья Питкэрн                                           29 I И

    Семья Алфреда П                             Слоуна Л6 000

    Семья Квинн                                              42 37г)

    Семья Пью                                             П)8 52Г>

    Семья Рокфеллер                                    .г>9 ООО


    Данные опубликованы в отчетах конгресса.

    В 1944 г. Национальный комитет политической дея­тельности граждан США 21 установил, что за десять лет одна только семья Пью израсходовала на политические кампании 13 млн. долл. В заявлении комитс1 га говорится:


    *  National Radio Forum, NBC, December 2, 1940


    ** См. Congressional Record, Iune 21, 1944, p. (3480.



    «Семья Пью из Пенсильвании занимает видное место среди лиц, которые негласно направляли бы деятель­ность Дьюи, если бы он оказался избранным.

    ...Для того чтобы остановить рост демократии, Джо и остальные члены клики Пью внесли в фонд республи­канской партии с 1934 г. около 13 млн. долл.

    Семья Пыо широко финансировала руководимый Франком Ганнетом «Комитет борьбы за конституцион­ное правительство», организацию, имевшую крайне изо­ляционистский и антирузвельтовский характер; антисе­митскую организацию «Стражи республики», боровшую­ся против введения трудового и социального законода- тельства; организацию «Крестоносцы», в списке которой значились Сиуэлл Эйвери и Р. Дуглас Стюарт, отец основателя партии «Америка прежде всего».

    Мы заканчиваем цитатой из выступления Ламмота Дюпона из Делавара, горячо поддерживавшего канди­датуру Дьюи в восточных штатах. Выступая в 1942 г. перед Американской ассоциацией промышленников, Дюпон заявил*

    «Мы выиграем войну, если снизим налоги на корпо­рации и крупные доходы и увеличим налоги, приходя­щиеся на долю мелких налогоплательщиков, если мы запретим профсоюзам вмешиваться в руководство про­мышленностью... если мы уничтожим все и всяческие правительственные организации, которые стоят на пути свободной предпринимательской деятельности». *.

    Те руководители корпораций, которые наиболее ак­тивно финансируют политические кампании, вмешивают­ся в последнее время и в дела государства.

    В июне 1942 г. еженедельник «Ин фэкт» получил письмо от комитета демократической партии в штате Южная Дакота, 'в котором приводился список лиц, сде­лавших денежные взносы организациям республиканской партии штата. Из этого списка было видно, что все средства, израсходованные на проведение избирательной кампании в размере 51 700 долл., были практически внесены «капиталистами Востока». Эта сумма чрезвычай- но велика для штата с таким небольшим количеством из-

    *   См National Citizens' Political Action Committee, News-letter, October 4, 1944.



    бирателей. Интересно, что комитет обратился к журналу с просьбой прислать ему информацию о лицах, перечис­ленных в списке. Совершенно очевидно, что в штате Южная Дакота не знали, кто были эти лица, финанси­ровавшие избирательную кампанию штата. Еженедель­ник «Ин фэкт» послал комитету справку и опубликовал список «жертвователей». Этот материал был в дальней­шем использован сенатором А. Гаффи и журналистами Лоуэллом Меллетом, Дрю Пирсоном и многими другими.

    Характерно, что созданный в штате денежный фонд был настолько велик, что собранных средств хватило еще на избирательные кампании 1944 и 1946 гг. Таким образом, можно утверждать, что все члены конгресса от штата Южная Дакота были избраны с помощью огромного денежного фонда, созданного почти исключи­тельно руководителями и директорами Национальной ассоциации промышленников и их друзьями.

    Приводим список членов конгресса от штата Южная Дакота:

    Сенатор Чэн Гэрни, республиканец, из города Янк- тон. Срок переизбрания 1951 г.

    Сенатор Харлан Дж. Бушфилд, республиканец, из города Миллер. Срок переизбрания 1949 г.

    Член палаты представителей Карл Е. Мундт, рес­публиканец, из города Мэдисон.

    Член палаты представителей Фрэнсис Кейз, респуб­ликанец, из города Кастер.

    Бушфилд получил непосредственно от семьи Пью

    2  тыс. долл. Таким образом, весь фонд республиканской партии составил 53 700 долл.

    Демократы собрали всего 12 838 доля от 800 финан­сировавших их людей и закончили кампанию с дефици­том в 183 долл.

    У республиканцев в 1944 г. еще оставалось для про­ведения ими избирательной кампании 17 тыс. долл.

    Кто финансировал республиканскую партию? Приво­дим имена этих лиц с указанием суммы, внесенной ими:

    Ламмот Дюпон ........................                 4 тыс. долл.

    Ирене Дюпон ... .....................                 2500 »

    Доналдсон Браун, вице-президент

    фирмы «Дженерл моторе»                       2 тыс »



    (Капитал концерна «Дюпон» составляет свыше двух миллиардов долларов. Сама семья Дюпон владеет ак­циями, вложенными в их собственные корпорации, на сумму в 573 690 тыс. долл. * Члены семьи Дюпон через свои различные организации, тресты и корпорации дер­жат 20,31% акций фирмы «Дженерл моторе», корпора­ции-миллиардера; 2,18% акций фирмы «Филлипс петро­леум компани»; 11,51% —фирмы «Юнайтед Стейтс раб- бер» и около 1 % — в фирмах «Америкэн шугар рефай- нинг», «Мид-континент пит» и «Юнайтед фрут»** Семья Дюпон полностью контролирует фирму «Дженерл моторе».)

    Алфред П. Слоун-младший                   2 500 долл.

    (Слоун — директор фирмы «Дженерл моторе» и одновременно директор Национальной ассоциации про­мышленников. Он является председателем Национально­го промышленного информационного комитета ассоциа­ции, представляющего собой пропагандистское агентство, которое тратит ежегодно от 3 до 5 млн. долл. для воз­действия на печать, радио, школы, кино, церковь, сель­скохозяйственные организации и т. п. в интересах круп­ного капитала. Имя Слоуна как лица финансировав­шего реакционную «Лигу свободы», фигурировало во время расследования, проведенного сенатором Блэком.)


    (Семья Меллон занимает по своему богатству четвер­тое место в стране и, по данным Временной националь­ной экономической комиссии, владеет акциями на сум­му 390 943 тыс. долл. в принадлежащих ей фирмах «Галф ойл», «Алюминиум компани» и «Копперс юнай­тед». Сарр£ Скайф — дочь Ричарда Меллона, известно­го своим замечанием — «Нельзя управлять угольными копями, не имея пулеметов». Фирма Меллона «Места


    *  Т. N. Е. С., monograph 29, р. 116.


    ** Ibid , 119.


    Сарра Меллон Скайф Эйлса Меллон Брюс Л. У. Места


    4 тыс долл

    5    » »


    1 »



    машин компани» сильно нажилась во время первой ми-


    ровой войны.)

    Мэри Этел Пью...............                     1 тыс    долл

    Эрл Холибэртон из Данкэна, штат

    Оклахома .................  .                  5 »         »

    Джозеф Пью-младший . ....                  I »          »

    Мабел Пью Мирин .......................         1 »         »


    (Девятое по счету богатейшее семейство в США — «семейство Пью — владеет 75 628 тыс. долл., вложенны­ми в акции фирмы «Сан ойл». Ему принадлежат также журналы «Пасфайндер» и «Фарм джорнл». Семья Пью входит в число наиболее активных руководителей На­циональной ассоциации промышленников Она направ­ляет политику штата Пенсильвания и финансирует •организацию «Стражи республики» — антисемитский филиал прежней «Лиги свободы».)

    Полковник Р. Р. Маккормик, газета

    «Чикаго трибюн» ..............  .              Г) тыс долл.

    Полковник Айра Ч. Конли из Авроры,

    шт. Иллинойс ............................  5 » »

    (Когда полковник Копли купил газету «Сан Диего ивнинг трибюн», он заявил в первом же номере: «Я не имею ничего общего с предприятиями общественного пользования и не имею никакой связи с какими-либо деловыми кругами, кроме газетных». Между тем при расследовании злоупотреблений, совершавшихся корпо­рациями в электропромышленности, судье Хили из Фе­деральной торговой комиссии удалось добиться какого признания от адвоката Копли — Б. П. Алшулера: «В январе 1928 г. ...Копли обменял все свои прежние привилегированные и обыкновенные акции на привиле­гированные акции фирмы «Уэстерн юнайтед газ энд электрик корпорэйшн». Кроме того, Копли имеет облига­ции этой фирмы .на сумму 1 млн. долл». Было доказано, что Копли вложил в предприятия общественного пользо­вания 2 400 тыс. долл. Он владел или владеет также рядом газет и журналов: «Аврора Бикон», «Элджин курьер», «Джолиет гералд ныос», «Иллинойс стейт джорнэл», «Сан Диего индепендент», «Глендейл пресс», «Пасадена ивнинг пост», «Голливуд ньюс», «Санта Мо­ника аутлюк», «Венис вангард», «Калвер сити стар



    ньюс», «Редондо дейли бриз», «Сан Педро дейли ньюс». Разоблачения, сделанные Федеральной торговой комис­сией, вызвали сенсацию; они показали американскому народу, что дельцы из предприятий общественного поль­зования владеют многочисленными газетам^ в которых они ведут яростную пропаганду против национализации этих предприятий.)

    В числе других крупных «жертвователей» были Ка­терина Баркер Хикокс из Чикаго, внесшая 1 тыс. долл., Ральф Д. Мершоп из Пыо-Йорка, внесший 1 тыс. долл., Эрл Лагрэйв из Чикаго, внесший 2700 долл.

    31  тыс. долл., т. е. основную часть всего фонда рес­публиканской партии в Южной Дакоте, составлявшего 53 700 долл., внесли семейства, руководящие Нацио­нальной ассоциацией промышленников. Остальные сред­ства поступили от лиц, чьи финансовые, экономические и социальные интересы были связаны с интересами На­циональной ассоциации промышленников.

    Печать глубоко замешана в политической игре и не­достаточно честна для того, чтобы представить своим читателям во время выборов правдивый отчет о роли того или иного кандидата в предыдущих избиратель­ных кампаниях, о сопровождавшей эти кампании поле­мике и о том, кому выгодны результаты выборов — из­бирателю или только нескольким господам, вложившим в это дело свои деньги. Газеты «Нью-Йорк тайме» и «Нью-Йорк гералд трибюн», например, не публикуют подобных отчетов; такие материалы в Америке публи­куют только рабочие газеты.

    В 1944 г. «Американский институт труда» опублико­вал специальную брошюру, озаглавленную «Черная ле­топись конгресса». В ней были описаны прения, проис­ходившие в конгрессе по десяти законопроектам, ка­сающимся общественного благосостояния.

    Так, например, в брошюре приводились материалы по обсуждению законопроекта Смита — Коннэли, формально касающегося только забастовок, но по существу направ­ленного против всякого рабочего движения. Законо­проект запрещал также рабочим союзам финансировать политические кампании, препятствуя таким образом на­родным массам создавать к избирательным кампаниям

    219



    свои фонды, в противовес миллионам, внесенным чле­нами Национальной ассоциации промышленников и другими группами предпринимателей.

    В брошюре приводились также данные обсуждения законопроекта о подоходном налоге, по обыкновению несправедливом, перекладывавшем тяжесть налогов на плечи тех, что имел низкие доходы, и, как обычно, за­бывавшем о тех, кто имел возможность платить. Там был приведен также один из нескольких законопроек­тов, внесенных Комитетом по обеспечению справедли­вого найма рабочей силы, а также один из многих законопроектов, направленных против подушных на логов.

    Не может быть никакого сомнения в том, какую роль играли по отношению ко всем этим законопроектам корпорации Уолл-стрита, американские фашистские ор­ганизации, продажные журналисты и радиокомментато­ры и все силы реакции; не может быть также сомнения в том, какую позицию занимали в этих вопросах на­стоящие демократы и все честные люди.

    Все четыре представителя штата Южная Дакота го­лосовали по всем (кроме одного или двух) десяти зако­нопроектам в соответствии с установками, данными пе­чатными органами Национальной ассоциации промыш­ленников — газетами «Ньюс», «Уолл-стрит джорнэл», «Чикаго трибюн» и их единомышленниками.

    Сенаторы Гэрни и Бушфилд голосовали за законо­проект Смита — Коннэли, против законопроекта о мини­мальной сумме зарплаты, за законопроект Национальной ассоциации промышленников о налоге на доходы; они отсутствовали, когда проходило голосование1 по другим важным мероприятиям.

    Кейз и Мундт голосовали за антирабочий законо­проект Хоббса; Кейз голосовал за законопроект Смита — Коннэли, а Мундт в это время отсутствовал; оба голо­совали за поддерживаемые Национальной ассоциацией промышленников два законопроекта о налоге на доходы, которые были приняты палатой представителей, и против законопроекта о стабилизации цен, который должен был приостановить рост дороговизны в тот период, когда трудящиеся выполняли свое обещание не бастовать за

    220



    повышение заработной платы. Поведение этих двух людей было отмечено в журнале «Нью рипаблик» и дру­гих прогрессивных изданиях как «наихудшее» в практи­ке конгресса. Только два действия говорят в их пользу: они голосовали за установление минимальной зарплаты и за отмену подушного налога; однако последний шаг не требовал большого мужества и честности со стороны представителей штата, в котором нет проблемы подуш­ного налога.

    Согласно таблице учета голосования за 1946 г, опубликованной, например, в журнале «Нью рипаблик», оба сенатора Южной Дакоты голосовали против законо­проекта о полном обеспечении работой (против которо­го возражала Национальная ассоциация промышлен­ников), против законопроекта о контроле над ценами, против утверждения в должности Уоллеса, против зако­нопроекта о торговых соглашениях, основанных на взаимных тарифных уступках, н т. д.                                                                                     *

    Оба члена палаты представителей Мундт и Кейз, за некоторыми небольшими исключениями, голосовали в 1946 г. по указанию Национальной ассоциации про­мышленников, в частности по законопроекту о взаим­ных торговых соглашениях, по законопроекту Хоббса, по поводу утверждения в должности Уоллеса, по зако­нопроекту о полном обеспечении работой и по обоим мероприятиям по установлению контроля над ценами.

    Как указывал журнал «Нью рипаблик» 18 мая 1942 г., Мундт «был одним из основных агитаторов ор­ганизации «Америка прежде всего», выступая на трибу­нах восточных районов вместе с Гамилтоном Фишем и другими, так >&е как и на своем родном Среднем Западе. Мундта использовали специально для проведения массо­вых митингов среди американских немцев; его профа­шистские тенденции явно отражались в его публичных выступлениях». Член конгресса Фиш был одним из

    15  американцев, авторов прогитлеровской книги, которую нацистский агент Джордж Сильвестр Фирек распростра­нял в Соединенных Штатах. Деятельность Мундта одоб­ряли все нацистские организации Америки. Позднее он стал членом комиссии Томаса-Ренкина по расследованию антиамериканской деятельности.

    221



    Кейз, являющийся автором злобного антирабочего за­кона, названного его именем и поддерживаемого Нацио­нальной ассоциацией промышленников и другими орга­низациями крупного капитала, — один из наиболее не­навистных массам членов конгресса.

    Если в Америке когда-либо придет к власти фашизм, как он пришел в Италии и в Германии, суд истории возможно, скажет, что эти четверо были «первыми фа­шистами» в Америке.

    Летопись поведения этих четырех людей из штата Южная Дакота является одной из самых черных стра­ниц в истерии американской реакции. Совершенно оче­видно, что они поддерж'ивали и утверждали та-кие про­екты законов, которые появлялись в пропагандистских изданиях Национальной ассоциации промышленников. Только те, кто еще верит в существование «свободного предпринимательства», могут приписывать совпадению тот факт, что средства на избирательную кампанию, ко­торые помогли четырем представителям Южной Дакоты попасть в конгресс, были собраны в значительной степе­ни членами Национальной ассоциации промышленников

    Весь вопрос финансирования избирательных кампа­ний должен быть подвергнут тщательному расследова­нию конгресса. Издание институтом экономики при Нью-йоркском университете брошюр под заглавием «Экономические вопросы» было по неизвестной причине прекращено на четвертом выпуске. В свое время в них печаталась очень ценные фактические данные. Выпуски за август — сентябрь 1946 г. были почти полностью посвя­щены ответу на вопрос «Какую роль играют деньги на выборах?» Часть ответа была дана в виде таблицы. В тексте поясняется, что «таблица покрывает период пре­зидентских выборов с 1896 по 1936 г. — год последних выборов перед законом Хэтча, ограничивающим расходы частных комитетов 3 млн. долл. в каждом календарном году». Тут же приводится заявление демократической пар­тии о том, что Марк Ханна внес от 10 до 15 млн., кото-

    *   Подробно о средствах, собранных на избирательную кампа­нию в штате Южная Дакота, см. Congressional Record, March 8. 1945, In Fact, December 28, 1942, and February 18, 1946; St Low's- Post-Dispatch, Iune 12, 1943.



    рые были использованы для поддержки кандидатуры Мак-Кинли, и что эти суммы не были официально заре­гистрированы. В отчете д-ра Гаролда У. Дэви говорится:

    «С 1900 г. соотношение между средствами, расходуе­мыми обеими партиями на избирательные кампании, в. значительной степени уравнялось. Однако, за исключе­нием двух случаев, победу одерживала та партия, чей центральный комитет тратил больше средств. Первым исключением явились выборы Вильсона в 1912 г, когда Теодор Рузвельт расколол голоса республиканской пар­тии. Вторым исключением была победа Франклина Руз­вельта над Лэидоном в 1936 г.»

    Книга профессора Луизы Оверекэр «Деньги и выбо­ры» и ее позднейшая небольшая брошюра, озаглав­ленная «Денежные фонды в президентских избиратель­ных кампаниях» представляют единственные’ работы с анализом значения денежных фондов в избирательных кампаниях.

    «Для американских партий, — говорит Луиза Оверс- кэр, — размеры денежных фондов имеют меньшее значе­ние, чем источники, из которых они поступают.

    ...Характер финансовой поддержки на президентских выборах показывает, кто является скрытым двигателем внутри партии.

    В демократической стране чрезвычайно важно, чтобы избиратели были полностью информированы по всем этим вопросам».

    Однако избиратели в Америке не получают такой ин­формации.



    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


    СИЛЫ РЕАКЦИИ


    Глава 15 Крупные дельцы

    Те немногие (их, несомненно, меньше тысячи), кото­рые хвастают тем, что они могут купить президентский пост, и которые действительно финансируют избиратель­ные кампании, как в штатах, так и в общеамериканском масштабе, представляют собой крупных промышленни­ков, крупных банкиров, владельцев крупных газетных трестов, крупных дельцов Уолл-стрита, — одним словом, крупных капиталистов. Если можно еще считать спор­ным вопрос о том, покупают ли они президентские по­сты или контролируют политику Белого дома, то никто не может оспаривать того факта, что эти магнаты и их организации стоят на таких реакционных политических и социально-экономических позициях, которые очень близ* Ки фашизму.

    Генри Уоллес в одной из своих публичных выступле­ний сказал, что «США превращаются в центр мировой реакции», а Филипп Мэррей, проводивший кампанию про­тив закона Тафта — Хартли (о «рабском труде»), заявил, что этот закон представляет собой «первый шаг на пути к фашизму в Америке».

    В этой и в последующих главах будет показано, что хотя многие имена меняются и многие организации исче­зают и заменяются другими, те лица и ассоциации, кото­рые финансируют реакционных деятелей или, наоборот, которых эти реакционные деятели финансируют, принад­лежат к одной и той же реакционной группировке. История повторяется. Реакция субсидирует, организует и



    пропагандирует в широких масштабах; и все средства связи и печать находятся в ее руках.

    Силы реакции в Америке аналогичны силам реакции в других странах, пришедших к фашизму, и действуют совершенно теми же методами.

    Наиболее известные своей реакционностью организа­ции, созданные крупными корпорациями сразу же после окончания второй мировой войны, называются «Союз вла­дельцев орудий производства» и «Американское общество действия», но они так же похожи на старую-лрестарую «Лигу свободы» и «Национальную лигу спасения» перио­да пергой мировой войны, как три поколения одной семьи похожи друг на друга.

    За все время своей дся1елыюсти Национальная ас­социация промышленников, которая недавно отмечала пятидесятилетний юбилей своего существования, оказыва­ла непрерывное противодействие рабочему движению. Она является символом реакции, ее рупором и оружием.

    Это ее легальная функция.

    Многие спрашивают: какова связь между реакцией и фашизмом?

    История последнего времени дает на это ответ. В Италии, например, Всеобщая ассоциация промышленни­ков в течение многих лет действовала так же, как дей­ствует в наши дни в США Национальная ассоциация промышленников.

    Так же вела себя итальянская Ассоциация предпри­нимателей металлообрабатывающей и машиностроитель­ной промышленности, представляющая собой эквивалент американского Института железа и стали. В Италии имелась также торговая палата, аналогичная Американ­ской торговой палате, и все эти организации, способ­ствовавшие появлению Муссолини, использовали свою мощь и влияние для собственной выгоды и сотрудничали с теми партиями, чьи неписанные, но наиболее важные пункты избирательной программы предусматривали со­хранение реакции.

    В Германии «Штальферейн» (Союз предпринимателей сталелитейной промышленности), ассоциация рурских промышленников и другие организации, аналогичные На­циональной ассоциации промышленников и Американской'



    торговой палате, выступали как силы реакции задолго до того, как Гитлер из наемного шпиона и провокатора стал «фюрером».

    В Италии, Германии и США в течение полувека или даже больше руководители торговых и промышленных предприятий, а также банков создавали внорь или суб­сидировали различные организации, имеющие целью со­хранять статус-кво, оберегать их богатство и могущество и поддерживать политику реакции. Все это делается в пределах существующих законов.

    Когда же реакция прибегает к помощи штыков, она превращается в свою крайнюю форму — фашизм.

    Это то, что произошло в Германии, в Италии, в Ис­пании. в Японии.

    В США пока еще до этого дело не дошло. Реак­ционные силы в Америке пользуются большой вла­стью, но они еще не сделали открытой попытки подкупить армию, создать частные вооруженные силы и управлять при помощи них страной.

    Таким образом, когда в течение столетия одни и те же крупные финансовые и промышленные круги Амери­ки субсидировали несколько десятков, может быть, даже сотню более или менее влиятельных организаций, — ohij субсидировали реакцию, но пока еще не фашизм. Но ес­ли придет день, когда реакционные силы прибегнут к по­мощи оружия, тогда можно будет сказать, что они по­следовали примеру Италии и Германии и что американ­ская реакция перешла в фашизм.

    Если это повторится в Америке, реакция изберет в ка­честве своего орудия какую-либо из существующих уже организаций, как, например, Итальянская ассоциация промышленников и Торговая палата избрали для своих целей отряды «Фаишо диккомбаттименто», а немецкие промышленники — организацию «нацистов»

    «Американский легион», безусловно, — одна из орга­низаций, способных развернуть фашистскую деятели- ность, и его подлинная история — о которой, кстати го­воря, никогда не упоминается в газетах и популярных журналах, — свидетельствует о том, что «Американский легион» уже неоднократно предпринимал шаги в этом направлении.



    Когда Элвин Оусли был командиром этого «Легио­на», он собирался захватить Вашингтон. «Фашисты б Италии — то же самое, что «Американский легион» в Соединенных Штатах», — сказал Оусли в 1922 г. и подтвердил свое заявление много лет спустя в письме, адресованном автору этой книги. Руководители «Легио­на» неоднократно посылали приглашения Муссолини, чествовали его, награждали своими медалями. А руково­дящие деятели «Американского легиона», включая од­ного т его основателей, готовили заговор, желая за­хватить государственную власть и помешать Франклину Рузвельту стать президентом (см. приложение 19).

    Я не намерен подробно останавливаться в этой кни­ге на таких военизированных организациях, как «Колум­бийцы» и «Американские защитнорубашечники», нося­щие форму, или на нескольких десятках небольших и, пожалуй, совершенно не имеющих значения групп, воз­главлявшихся различными 'оловорезами. Эти организа­ции описаны в дв)х книгах Джона Роя Карлсона.

    Если считать, что история повторяется, тс совершен* но очевидно, что фашистские организации подобного типа становятся опасными для всей нации только тогда, когда их финансируют наиболее могущественные и бо­гатые силы страны.

    Если когда-либо наступит день, когда те самые люди и организации, которые сейчас легально проводят реак­ционную политику в Соединенных Штатах, предоставят свои миллионы в распоряжение какого-либо самозванца и демагога, вроде Джералда Смита или одного из под­купленных ими сенаторов; если когда-нибудь мощная группировка реакционных газет — Херст-Говард-Маккор- мик-Паттерсон-Ганнет — объединится вокруг одного из этих «лидеров», образовав, таким образом, союз денег, печати, демагогии и штыков, тогда мы можем ожидать, что фашизм придет па смену теперешней форме реакции в Соединенных Штатах.

    Именно по этой причине угроза сейчас заключается не в тгж называемом «преступном фашизме», который осуждался и разоблачался целым рядом писателей (в частности, Карлсоном), многими членами конгресса и множеством прогрессивных организаций, но в «респекта­



    бельном», потенциальном фашизме, таящемся в недрах самых могущественных реакционных групп Эти груп­пы могут в будущем скорее предпочесть доверить свои миллионы головорезам в черных или коричневых рубаш­ках, чем согласиться с решением избирателей.

    Этот «респектабельный фашизм», респектабельный благодаря громким именам, власти и деньгам его про­поведников, находится под прочной защитой всех реак­ционных организаций и особенно печати и радио. Во­круг него существует нечто вроде заговора молчания.

    Разрешите мне привести примеры.

    16  апреля 1945 г. я послал нескольким прогрессивным членам обеих палат конгресса экземпляры номера моего еженедельника «Ин фэкт», в котором была напечатана «Беседа для солдат» № 64, выпущенная военным ми­нистерством и озаглавленная «Фашизм!» Старейший член палаты представителей Адольф Сэбэт поместил ее в отчете конгресса за 19-е число, сопроводив следую­щим заявлением*

    «Г-н председатель!

    Я сожалею только о том, что правила и порядки, су­ществующие в военном министерстве, помешали опу­бликованию имен видных американских фашистов, таких, как Дюпоны, Пью, Джэрдлеры, Вейры, Ван Хорн Мос­ли, X. У. Прентис-младший, Мервин К. Харт и другие, вместе с именами 30 фашистов, обвиненных в заговоре против государства и подрывной деятельности и нахо­дившихся под судом, но которые в результате внезапной смерти судьи, проводившего процесс, все еще находят­ся на свободе».

    По этому поводу одни только Пью выразили протест; они написали Сэбэту, что :->то «отвратительная ложь», «скандальная и клеветническая». Это могло бы еще казаться ложью, если бы материалы расследования дея­тельности лоббистов, руководимого сенатором Блэком (теперь судьей верховного суда), не показали, что Пыо помогли финансировать организацию «Стражи респуб­лики», чья переписка антисемитского характера стала достоянием гласности, а также организацию «Кресто­носцы». Обе эти организации являются филиалами «Лиги свободы», о которой в сенате было ска­



    зано, что она руководится «вымогателями, мошен­никами и плутами».

    Американская печать (з«а характерным исключением «Крисчен сайенс монитор», «Сент-Луи пост диспэтч» и нескольких других честных газет) даже не упомянула о фактах, изложенных в «Беседе» военного министерства,

    и,  конечно, не стала публиковать имен, названных Сэбэ- том, которые считаются привилегированными и застрахо­ванными от всяких обвинений, независимо от того, яв­ляются ли эти обвинения правильными или нет.

    Продолжение этой истории было потом описано Гзн- рн Хоуком в его книге «Это секретно!» *.

    В результате опубликования мною «Беседы», а осо­бенно после использования ее Сэбэтом, два реак­ционных члена конгресса, Джон Ренкин от штата Мис­сисипи и Клэр Гофман от штата Мичиган, потребовали, чтобы военное министерство перестало проводить разъ­яснения американским солдатам о том, кто враг и что он из себя представляет. Началось расследование; некото­рые работники отдела информации военного мини­стерства были переведены на другую работу или уволе­ны, остальные были сильно напуганы, и прошел слух, что необходимо смягчить общий тон в отношения фашизма, потому что иначе Бэртон мог причинить неприятности.

    Хоук разоблачил, каким образом Ральф Бэртон, ко­торый был советником комиссии по военным делам па­латы представителей, подхватил требование Ренкина и Гофмана и полностью провалил политико-воспитатель­ную работу, проводившуюся военным министерством. Хоук описывает Бэртона как законченного реакционера, бывшего в свое время защитником Вильяма Людекч, хваставшегося тем, что он нацист № 2 в Америке. Бэртон тесно связан с Уолтером Стилом, который исполь­зовал комиссию Дайса в качестве трибуны. В штате Мэриленд он был главным советником организации Ко.р- лина «Национальный союз социальной справедливости». Ренкин, Гофман и Бэртон препятствовали разоблачению фашизма в Соединенных Штатах в то время, когда


    *   Hoke НIt’s a Secret! 1945.



    15  млн. человек были призваны в армию для того, чтобы бороться против этой величайшей угрозы человечеству. Эти трое полностью изменили направление всей полити- ко-воспитательной работы в армии.

    Но в печати по этому вопросу не появилось ни строчки.

    Печать не обратила также никакого внимания (за исключением газеты «Нью Порк тайме», которая поме­стила об этом заметку, хотя и похоронила ее на одной из последних полос, рядом с информацией о продаже не­движимой собственности) на состоявшийся 7 июля 1943 г. съезд Национального профсоюза моряков торгового фло­та. В тот период, когда основная масса американской армии не участвовала в воГше ни на Востоке, ни на За­паде, работники торгового флота потеряли 4 тыс. убитыми и 12 тыс. пострадавшими при торпедировании судов, что составляло процент, значительно более высо­кий, чем в любых частях регулярных сил. Помещенная в «Нью-Йорк тайме» заметка о резолюции, принятой На­циональным профсоюзом моряков торгового флота, в которой видные американские фашисты назывались главными врагами Америки, еще больше подчеркивала умышленное молчание со стороны прочих периодических изданий.

    В резолюции, между прочим, говорилось:

    «Агенты Гитлера пробрались на командные пункты в нашей стране — в сферу деятельности крупного капита­ла, в конгресс, печать и радио. Они всячески пытаются запугать и разобщить народ, ввергнуть страну в хаос и задержать темпы производства. Антисемитизм, травля «красных», попытки взорвать профсоюзное движение, провокации против негров — вот те методы, при помощи которых они пытаются натравить фермеров против рабо­чих, одну национальную группу против другой...

    Мы призываем нашего главнокомандующего... про­вести расследование и возбудить судебное дело против врагов нашей страны, представленных Национальной ас­социацией промышленников.

    В конгрессе — это Уилер, Най, Коннэли (сенаторы); Дайс, Фиш, Говард Смит (члены палаты представителей); в прессе — Херст, Паттерсон, Маккормик и Говард; сюда



    же относятся Джералд JT. К. Смит, «отец» Кофлин и все деятели «Христианского фронта» и Ку-клукс-клана».

    Возможно, что упоминание имен четырех магнатов печати заставило их менее влиятельных коллег отка­заться от опубликования этой резолюции, а, может быть, на их решение повлияла ссылка на Национальную ассо­циацию промышленников. Во всяком случае, резолюция в печати не появилась.

    В третий раз такое умышленное «молчание» прессы было продемонстрировано после выступления министра юстиции Роберта Джэксона на заседании Массачусет­са мо юридического общества, где Джэксоч разоблачил ряд видных американских профашистских деятелей.

    В 1927 г., пять лет спустя после того, как Муссолини захватил власть, и в тот самый год, когда Тиссен обра­тился с призывом к крупным дельцам Германии финан­сировать Гитлера, некоторые из профашистских амери­канских организаций были разоблачены Норманом Хэпгудом в его книге «Профессиональные патриоты» *, изданной издательством «А. энд С. Бони». «Эти органи­зации. — писал Хэпгуд, — состоят из людей, которые стараются сохранить мир для капитализма под предло­гом, чю они стараются защитить его от беспорядка». Эти слова очень точно определяют лицо подобных орга­низаций и их преемников. Не все они исчезли. Некото­рые in худших остались, и книга Хэпгуда представляет собой р настоящее время хороший справочник.

    Приведенный в книге список организаций, существо­вавших двадцать лет назад, весьма интересен. Там мы находим такие организации, как «Патриотические об­щества США», «Американская конституционная ассоциа­ция», «Общество американских граждан», «Общество защиты Америки», «Федерация борьбы за лучшую Аме­рику», «Гражданский легион», «Ассоциация военной раз-* ведки», «Военный орден мировой войны», «Лига нацио­нальной безопасности», «Национальная гражданская фе­дерация», «Национальный патриотический совет», «На^- циональная ассоциация борьбы за конституционное пра­вительство», «Национальная ассоциация фабрикантов гон*


    Norman Нар good, Professional Patriots, 1927.



    чарных товаров», «Ассоциация имени годовщины консти­туции», «Стражи республики», «Американское патриоти­ческое общество», «Ассоциация американского флага», «Женщины — строители Америки» и несколько менее значительных организаций.

    Характеризуя их, Хзпгуд писал: «Общим у всех этих организаций было то, что все пытались ставить на служ­бу жадности и трусости благородные слова и чувства...

    Характерно, что упорная пропаганда, направленная к тому, чтобы низвести патриотизм до службы доллару, находит наиболее значительную поддержку среди тех, кто наживается на войне и снижении жизненного уров­ня рабочих».

    В настоящее время те организации, которые продол­жают существовать, не изменили своей политики, а вновь возникшие следуют той же линии. Правда, за этот период времени большое число американцев прозрело, видя все лицемерие подобного фальшивого патриотизм.!, и понимает, кто поддерживает эти организации и их цели.

    В числе первых разоблаченных таким образом орга­низаций была «Лига национальной безопасности» — предшественница существовавшей десяток лет назад «Американской лиги свободы» и современного «Амери­канского комитета действия». «Лига национальной безо­пасности» хотела «спасти душу Америки». В одной из ее листовок говорилось:

    «Помогите спасти Америку! Америке грозит потеря ее души».

    «Лига национальной безопасности» предоставляет вам возможность помочь спасти Америку. Вы можете это сделать, внеся нам...» (далее указывалась требуемая сумма).

    Это была демагогия типа той, которую проявляют Хью Лонг и Джералд Л. К. Смит, а также «преподоб­ный» д-р Франк Бухман, «преподобный отец» Кофлия» «преподобный» Джеймс У. Фифилд и многие другие ду­ховные ораторы, поставляемые ныне реакцией. Здэ,:ь служение крупному капиталу прикрывалось религиоз­ными мотивами.

    Однако в один прекрасный день 1919 г., после ряда дет успешной широкой пропаганды увеличения проич'



    водства вооружений и широкой пропаганды войны, «Лига национальной безопасности» сделала ложный шаг. Она высмеяла нескольких членов, конгресса, которые на­чали расследование ее деятельности. Таким образом, вскоре стали известны подлинные лица, поддерживавшие «Лигу национальной безопасности». «Патриотами» из «Лиги» оказались некоторые личности, которые позднее стали известны под названием «торговцев смертью», пу­тающих понятие патриотизма с понятием прибыли.

    Видными деятелями среди них были: Николас Ф. Брзди, представляющий крупных деятелей электро­энергетической промышленности; Т. Колмэн Дюпон, чьи родственники субсидируют сейчас десятки аналогичных организаций; Генри Клей Фрик, ставленник Меллона, адвокат военных промышленников; Джордж У. Перкинс из фирмы «Морган»; «медные короли» Симон и Дани­эл Гуггенгеймы из фирмы «Америкэн смелтинг компа­ни»; сам лидер банкиров Уолл-стрита Дж. Пирпонг Морган, который, согласно сенатской комиссии, втяги­вал Соединенные Штаты в первую мировую войну; и, наконец, Джон Рокфеллер-стэрший.

    Комиссия конгресса назвала их «патриотами военных прибылей». Комиссия заявила, что, «если удалось бы откинуть полностью закрывающий «Лигу» занавес, то можно было бы увидеть Рокфеллера, Вандербильта, Моргана, Ремингтона, Дюпона и Гуггенгейма, предлага­ющих сталь, нефть, деньги, ружья, порох и железные дороги». (См. отчеты конгресса по расследованию дея­тельности «Лиги национальной безопасности».) *

    Это случилось в 1919 г. Немедленно после этого за­явления «Лига национальной безопасности» пыталась восстановить к себе доверие, а также создать новые де­нежные фонды, направив свою пропаганду против либе­ралов, радикалов, социалистов и коммунистов.

    В 1936 г., когда Испанская республика боролась за свое существование, Херст заплатил президенту «Лиги национальной безопасности» генерал-лейтенанту Роберту Ли Булларду, бывшему командующему второй армией


    *   House of Representatives, Report № 1173; Investigation о? National Security League.



    генерала Першинга, за проведение агитационной кампа­нии против республиканцев.

    В 1938 г. Буллард и Херст все еще продолжали свою кампанию против «красных». (См. Дж. Сельдес, «Вы не можете это сделать») *.

    «Американская лига свободы» (которая достигла апо­гея своей деятельности к тому времени, когда деятель­ность «Лиги национальной безопасности» подходила к концу) имела среди своих филиалов два, которые были открыто фашистскими. Один из них носил антисемитский характер, и оба они стремились уничтожить профсоюз­ное движение и охранять доходы лиц, которые органи­зовали и направляли «Американскую лигу свободы».

    Во время обследования деятельности лоббистов ста­ло известно содержание двух писем, которыми обменя­лись руководитель Инвестиционного банка Бостона Александр Линкольн и некий У. Кливленд Раньон из Плэйнфилда (штат Нью-Джерси). В этих письмах Руз­вельт обвинялся в том, что он создал в Вашингтоне «еврейскую бригаду»; там же заявлялось, что политика Нового курса носит коммунистический характер, и указы­валось, что «американцы с доходом в 1200 долл. в год, являющиеся приверженцами старых порядков, хотят по­явления американского Гитлера».

    Организация «Стражи республики», согласно матери­алам расследования деятельности лоббистов, финансиро­валась в основном семьей Питкэрнов йз Питтсбурга и Филадельфии, Дж. Говардом Пью, Э. Этуотером Кентом и Николасом Рузвельтом из газеты «Нью-Йорк гералд трибюн».

    Деятели из организации «Стражи республики» соста­вляли передовые для более чем 1300 газет и требовали в них «возвращения к американским принципам».

    Более откровенно фашистским был филиал «Лиги свободы», известный под названием «Южный комитет по поддержке конституции», про которого даже консер­вативная газета «Балтимор сан» писала: «Это гибридная организация, финансируемая деньгами Севера и игра­ющая на предубеждениях Юга в духе Ку-клукс-клана».


    *   George Seldes, You Can’t Do That, 1938.



    Ванс Мьюз заведывал «Южным комитетом по под­держке конституции». Ему покровительствовал Джон X. Кирби. Целью комитета было поддерживать губер­натора Толмеджа. Кирби был одновременно в числе главных организаторов первого съезда американских антисемитов гитлеровского толка, организованного тай­но в Эшвиле в 1936 г. под руководством майора Клойда Джилла, работника Херстовского газетного треста. Позднее Мьюз признался под присягой сенатору Блэку, что «вдохновителями» мэконской конференции, созванной с целью заручиться поддержкой южан про­тив реформ Нового курса, были губернатор Толмедж, Кирби и один из наиболее известных антисемитов стра­ны Джералд Л. К. Смит.

    Газета «Нью-Порк пост» писала 18 апреля 1936 г.:

    «Серия антирузвельтовских организаций, порожден/ ных «Лигой свободы», в свою очередь порождает фа­шизм». Эта газета — одна из немногих, еще до начала фашистского наступления на Испанию понявшая, что означает в действительности фашизм.

    В мае 1937 г. Пьер Дюпон, отвечая на заданный вопрос, заявил, что он перестал бы оказывать поддерж­ку любой организации, если обнаружил бы в ней «хоть какие-нибудь следы» расово-ненавистнической пропаган­ды. «Я никогда не проявлял предрассудков, которые могли бы характеризовать мое отрицательное отношение к какой бы то ни было расе или народу,—заявил Дю­пон,— в моих жилах течет одна восьмая еврейской кро­ви, и я не стыжусь этого». Однако, несмотря на все свои декларации, Дюпон не отказал в поддержке «Юж­ному комитету».

    Если еще могли быть какие-либо сомнения в отноше­нии того, что подразумевают реакционеры и американ­ские фашисты под «американскими принципами», то один оратор из организации «Стражи республики» оконча­тельно рассеял их. Этот оратор — преподаватель Йель­ского университета У. А. Вильсон—предложил внести поправку в конституцию. «Американский идеал будет достигнут, если вычеркнуть одну фразу, — писал Виль­сон, —... а именно, если вычеркнуть пункт, предусматри­вающий обеспечение общего благосостояния в статье L,



    раздел 8». Редакгор и экономист Джордж Соул из жур­нала «Нью рипаблик» указал на то, что, хотя поправка, предложенная организацией «Стражи республики», на­правлена на то, чтобы препятствовать правительству служить наилучшим образом интересам всего народа, «она вряд ли необходима, поскольку Верховный суд США уже крайне ограничил значение существующего пункта о благосостоянии».

    Предложение Вильсона было, по крайней мере, до­статочно откровенным.

    Искренность «Американской лиги свободы» подвер­глась испытанию, когда ее лозунг о защите граждан­ских свобод был подхвачен «Американским союзом гражданских свобод». Союз привлек внимание «Лиги» к шести делам, затрагивающим вопросы равноправия негров, профсоюзного движения, религиозных мень­шинств, свободы слова и собрания. Юридический коми­тет «Американской лиги свободы» передал эти вопросы на рассмотрение председателя — Рауля Е. Девернайка, который отказался оказать содействие пострадавшим. Позднее Девернайн стал президентом сталелитейной компании «Крусибл стил». В 1947 г. его имя появилось среди представителей крупных деловых кругов, входя­щих в совет основателей «Союза владельцев орудий производства», которому в штате Нью-Йорк было от­казано в разрешении на регистрацию, так как его устав был признан фашистским.

    «Американская лига свободы» в издаваемом ею бюл­летене (от 15 сентября 1938 г.) выступила с нападками на Новый курс и президента Рузвельта за его заявле­ние о том, что «в течение многих лет свободный народ все больше подвергается муштровке в интересах немно­гих привилегированных». Она нападала нч президента за применение термина «беспринципные менялы» и осо­бенно яростно протестовала против выражений: «при­вилегированные представители новых экономических ди­настий» и «роялисты от экономики».

    Однако пропаганда «Американской лиги свободы» потерпела неудачу. Хотя реформы Нового курса под­вергались неоднократным нападкам и клевете со сторо­ны деловых кругов и большей части печати, времена



    в США были тяжелые, и польза рузвельтовской про­граммы была очевидна миллионам людей. В те дни наи­более влиятельное из всех газетных объединений, воз­главляемое Роем Говардом, так же как и его телеграф­ное агентство Юнайтед пресс и некоторые другие его филиалы, все еще находились на стороне либеральных кругов; они не лизали пятки денежным магнатам, как это делал Херст, и их разоблачения, показавшие, что за спиной «Лиги свободы» стоит доллар, значительно спо­собствовали прекращению ее деятельности. Один из за­головков статьи, переданной агентством Юнайтед пресс, гласил: «Лига свободы» контролируется обладателями 37 млрд. долл.» В статье указывалось, что директора фирм «Юнайтед Стойте стил», «Дженерл моторе», «Стандард ойл», «Чейз нэйшнл бэнк», «Гудйир тайн» и «Мыочуэл лайф иншуренс компэчи» являлись од­новременно директорами «Лиги свободы». Достаточно многозначительно то, что приведенная сумма в 37 млрд. долл. немногим меньше размеров капитала, контролиру­емого членами «Национальной ассоциации промышлен­ников*. (По данным Временной национальной экономи­ческой комиссии, капиталы промышленников, входящих в ассоциацию, составляют 60 млрд. долл.)

    На другое совпадение указал Хебер Бланкенхорн в своем заявлении, представленном Управлению по тру­довым конфликтам. Он заявил, что крупные предприни­матели тратят ежегодно по крайней мере 80 млн. долл. на шпионаж за рабочими, на пулеметы и газы, на про­вокаторов и штрейкбрехеров, на поддержку антарабо- чей политики. Самые большие средства затрачивала для этой цели фирма «Дженерл моторе». Почти все пред­приниматели, названные Бланкенхорном, состояли дч- ректорами «Лиги свободы».

    В начальный период существования «Лиги свободы» комиссия сената опубликовала отчет о первом получен­ном Лигой миллионе долларов, из которого видно, что 90% субсидий были внесены небольшим числом лиц.

    В отчете упоминалась «Лига свободы» и такие ее филиалы, как «Крестоносцы», «Стражи республики», «Экономический совет штата Ныо-Порк» (позднее из­вестный под названием «Национальный экономически'}



    совет»), «Женщины — инвесторы Америки» и другие ме­нее значительные организации.

    Ниже приводится официальный список лиц, финан­сировавших эти организации-


    В долл

    Семья Дюпон .......................................................           204 045

    Компаньоны Дюпона .................................................... 152 622

    Семья Питкэрн ....................................................          100 Г50

    Компаньоны Дж. П. Моргана ......................................... 68 266

    Компаньоны Меллоиа ..................................................... 60 752

    Компаньоны Рокфеллера .....................................            49 852

    Компаньоны Э. Ф. Хаттона ............................................ 40 671

    Фирма «Сан ойл» (Пью) ......................................             37 260

    Банкиры, маклеры ................................  .                   184 224


    Предприятия общественного пользования 27 069

    Всего 929 974 "

    (Из общей суммы дотаций в 1 084 604 долл.)

    Как обычно, имя Дюпона стояло впереди остальных. Ирене Дюпон внес 5 тыс. долл. и предоставил Лиге «зай­мов» (безвозвратных, конечно) на общую сумму 79 750 долл. за период со дня основания Лиги 16 августа 1934 г. по 31 декабря 1935 г. Четыре других члена семьи Дюпон дали по 5 тыс. долл. и предоставили Ли­ге «заем» на 10 тыс. долл. каждый. Среди других хоро­шо известных «жертвователей» фигурировали:

    В тыс


    долл.

    Сиуэлл Эйвери из «Монтгомери уорд»........................ 5

    Доналдсон Браун из фирм «Дюпон» и

    «Дженерл моторе» ......................................................  5

    У. Л. Клейтон, видный маклер по хлопку,
    банкир и заместитель государственного
    секретаря по экономическим вопросам и

    правительстве Трумэна .........................................  5

    А. Гамильтон Райс, сторонник режиму Франко

    в Испании .............................................................  2

    Алфред Слоун-младший из фирмы «Дженерл

    моторе» .................................................................  5

    и заем на................................................................ 10

    Е. Т. Вейр, председатель фирмы «Нэйшнл

    стил» .....................................................................  5

    Джон Дж. Раскоб (заем) ...............................................  10

    Уильям С. Нудсен из фирмы «Дженерл моторе» ...........  5



    Возможно, большее значение, чем денежные дотации, имела для Лиги поддержка следующих лиц-

    Джон У. Дэвис, юрисконсульт Дж П. Моргана, бывший однажды кандидатом и президенты США, член Национального исполнительного комитета;

    Грейсон Маллет Превост Мэрфи—казначей фирмы «Морган таранти траст компани»;

    Джозеф М. Проскауер — видный еврейский деятель, член На­ционального исполнительного комитета;

    Алфред Е. Смит — видный католический деятель, член На­ционального исполнительного комитета,

    Нейл Каротерс, директор коммерческого колледжа при Лехай­ском университете, фигурировавший в числе лиц, поддерживающих пропагандистское агентство Национальной ассоциации промышлен­ников «Сикс стар сервис», член Национального консультативного совета;

    Фредерик Р. Коудерт-младший—глава юридической конгоры, обслуживавшей царскую Россию и позже гитлеровскую марионет­ку правительство Виши; сейчас — член конгресса, член Нацио­нального консультативного совета.

    Д-р Эдвин У. Ксммерср — член Национального консультатив­ного совета;

    Демарест Ллойд — член Национального консультативного со­вета;

    Роберт Л. Лунд («Листерии Лунд»), один из реорганизаторов Национальной ассоциации промышленников, член Национального консультативного совега;

    Чэннинг Поллок — писатель, защитник теории «духовной мо­билизации», член Национального консультативного совета;

    Хол Е. Роч — кинорежиссер Голливуда, сотрудничавший с Мус­солини, член Национального консультативного совета;

    Д-р' Уолтер Е. Спар — писатель. Сотрудничает в «Сикс стар сервис»; член Национального консультативного совета;

    Чейз Гоинг Вудхауз.

    Один из вновь выбранных сенаторов — Швсллеч- бах — подверг жестокой критике в сенате трех членов «Лиги свободы». Он предупреждал губернатора Ал­фреда Е. Смита «не поддаваться соблазну и не следо­вать советам Дж. Пирпонта Моргана, Джона Дж. Рас* коба, Пьера Дюпона и всех прочих мошенников и плу­тов, которые контролируют «Американскую лигу cbj- боды» А.

    Сенатор Роберт М. Ла Фоллетт-младший, отметив, что наиболее крупные дотации в Лигу поступают of


    * Congressional Record, January 23, 1936.



    Дюпонов, А. П. Слоуна, Пыо, Е. Т. Вейра, Сиуэлла Эйвери и Раскоба, сказал в заключение: «Это не такая организация, от которой можно ожидать, что она бу­дет защищать сзободу широких масс американскою народа. Она выступает в защиту крупного капитала». А газета «Нью-Йорк пост», которая в то время выступа­ла против фашизма, в статье от 18 апреля 1936 г., посвященной таким организациям, как «Стражи респуб­лики», «Крестоносцы» и другие филиалы «Лиги свобо­ды», писала, что «серия антирузвсльтовских организаций, порожденных «Лигой свободы», в свою очередь порож­дает фашизм».



    Организации крупных предпринимателей

    Американское общественное мнение не прислушива­лось к голосу тех немногих газетных корреспондентоз и еще меньшего числа ученых, вроде профессора Робер­та Брэди *, которые еще до начала второй мировой вой­ны предупреждали, что реакция и фашизм представля­ют реальную опасность, ибо на их стороже стоят финан­совые магнаты, поддерживающие их.

    Во время и после войны лица, расследовавшие дея­тельность картелей (как, например, Тэрмен Арнолд, Уэнделл Бердж и другие), группа видных прогрессивных сенаторов, авторы ряда книг по этому вопросу и, нако­нец, О. Джон Рогге, вскрывший самую сущность нациз­ма, единодушно пришли к общему выводу, что фашист­ские правительства являются правительствами, создан­ными и поставленными у власти крупными промышлен­ными магнатами и руководителями картелей, финанси­руемыми и поддерживаемыми в .интересах небольшого меньшинства в ущерб благосостоянию большинства.

    Это непреложная истина. Отсюда естественно будет заключить, что маленькая кучка фашиствующих амери­канских демагогов сама по себе не представляет опас­ности, если ее не поддерживает крупный капитал. По­этому первая из многих попыток крупного капитала по­ставить у власти в Америке фашистское правительство заслуживает внимания, тем более, что этот эпизод не был разоблачен, а, напротив, был скрыт газетами.

    Генерал Смэдли Батлер показал под присягой, перед комиссией Маккормака — Дикшпейна, первой комиссией


    *  Robert Brady, The Spirit and Structure of German Fascism.



    по расследованию антиамериканской деятельности, что ему предлагали руководство фашистским' переворотом в Америке, причем предлагали не один, а сорок два раза. Единственным серьезным из этих предложений было предложение, получившее поддержку лидеров «Амери­канской лиги свободы», банкиров и маклеров Уолл-стри­та и руководящей клики «Американского легиона».

    Несмотря на усилия всех газет (за исключением трех или четырех, сдалавших из этого сообщения сенсацию) ослабить эффект, произведенный показаниями генерала Батлера, и несмотря на попытку журнала «Тайм» пред- ставить все это в виде шутки, комиссия издала свой отчет, в котором приводилось заявление Батлера, что в США существовал фашистский заговор, имевший целью захват власти в Вашингтоне (см. приложение 19).

    Большинство газет опять-таки либо замалчивало и скрывало, либо преуменьшало значение этого официаль­ного заявления. Сама комиссия Маккормака—Дикштейна исключила из своего отчета все параграфы, в которых назывались имена, в особенности — имена банкиров, связанных с Морганом, и руководителей «Лиги сво­боды».

    Комиссия не назвала имен Джона Дэвиса, юрис­консульта фирмы «Морган». Она не опубликовала по­казаний свидетелей об обсуждении вопроса о создании армии численностью не менее 500 тыс. человек под ру­ководством генерала Батлера, винтовки и патроны для которой намеревались получить от фирмы «Ремингтон армс компани» «в кредит при помощи Дюпонов», «так как, — говорилось далее, — один из Дюпонов входит р, совет директоров «Американской лиги свободы», а, кроме того, Дюпоны владеют контрольным пакетом ак~ ций фирмы «Ремингтон армс компани».

    Комиссия умолчала о показании генерала Батлера, рассказавшего, что агент, замышлявший фашистский переворот, обещал ему, что через две или три недели будет создана новая организация, и, как заявил Баилер, «приблизительно через две недели появилась «Американ­ская лига свободы», которая полностью соответствовала его описанию». Эта комиссия по расследованию анти­американской деятельности, как ее преемницы (комис­



    сии Дайса, Вуда — Рснкина и Томаса — Ренкина), сама была по существу антиамериканской, поскольку она от­казалась предпринять какие бы то ни было меры про­тив роста фашизма в США и фактически предоставила фашистам возможность использовать трибуну комиссии для распространения фашистских идей.

    Все эти антиамериканские комиссии имели поддерж­ку со стороны большей части прессы. Это отношение прессы к заговору, составленному «Лигой свободы», «Американским легионом» и Уолл-стритом для свержения правительства США, было одной из наиболее достойных порицания страниц в длительной и позорной истории американской журналистики. О сенсационном характере сообщений — основное мерило для прессы в США — мог судить даже непрофессионал по заголовкам и вступи­тельным абзацам, появившимся в то время в газетах Стерна («Филадельфия рекорд», «Нью-Йорк пост» и две кэмденские газеты). Эти газеты писали:

    «Факт предложения 3 млн. долл. для создания фашистской армии разоблачен».

    (Статья Пола Камли Френча)

    Генерал-майор Смэдли Батлер рассказал сегодня, что группа крупных нью-йоркских маклеров предлагала ему возглавить фа­шистское движение для установления диктатуры в Соединенных Штатах.

    Генерал Батлер, вышедший в отставку три года назад в чине генерал-майора морского корпуса, сегодня выступил на секретном заседании комиссии конгресса по расследованию антиамериканской деятельности.

    Еще до того как он предстал перед комиссией, генерал Батлер подробно рассказал корреспонденту о сделанном ему предложении.

    «Конечно, я сказал лидерам этого фашистского движения, что я не интересуюсь фашизмом,— сказал Батлер с характерной для него энергией, — и что я не буду рассматривать никаких предло­жений по этому поводу. Я почувствовал, что все дело попахивает изменой».

    Он сказал, что к нему обратился Джералд Макгайр, связанный с фирмой «Грэйсон М. П. Мэрфи энд компани», с предложением организовать фашистскую армию из 500 тыс. ветеранов прошлой войны.

    «Вскоре после первого визита Макгайра ко мне,— продолжал генерал Батлер, — он договорился, что ко мне домой на Ньютон- сквер в Филадельфии придет некий нью-йоркский маклер Ро­берт Стерлинг Кларк».



    Капитал Кларка, содержащего контору на Уолл-стрите, как говорят, оценивается более, чем в 50 млн. долл.

    Генерал Батлер обрисовал детали плана. Он сказал, что Мак- гайр заверил его, что «они имеют наготове 3 млн. долл., чтобы на­чать создавать организацию...»

    «Суть его предложения состояла в том, что я должен был возглавить военную организацию в Вашингтоне, чтобы принять на себя управление государствомМакгайр пояснил мне, что у них было еще два кандидата на пост «генерала на белом коне». Он ска* зал, что если я не соглашусь, то предложение будет сделано ге­нералу Дугласу Макартуру, начальнику штаба американской армии, срок службы которого истекает 22 ноября, и что третьим кандидатом будет Хенфорд Макнайдер, бывший руководитель «Аме­риканского легиона». Насколько я знаю, ни Макартуру, ни Макгай- деру предложения не делались. Их имена просто упоминались как «возможные кандидатуры».

    Если комиссия по расследованию антиамериканской деятельности хотела бы установить всю истину, зая­вил Батлер, она должна была бы вызвать банкира Мэрфи (банкир из группы Моргана и казначей «Лиги свободы»), Алфреда Смита (из «Лиги свободы»), гене­рала Макартура, руководителя «Американского легиона» Макнайдера, Франка Белграно (банкир группы Джиани. ни) и Уильяма Дойла, бывшего руководителя отделения легиона в штате Массачусетс и одного из главных за­правил всей организации. Повидимому, комиссия не хо­тела установить истину.

    Существовал только один путь, посредством когоро- го генерал Батлер мог обратиться к обществен­ности с предупреждением о том, что замышляли деятели Уолл-стрита, члены «Лиги свободы» и руководители «Американского легиона». Генерал выступил по радио. Он сказал:

    «Вы думаете было бы трудно подкупить «Американский легион» для антиамериканской деятельности? Ведь обыкновенный гражданин ветеран прошлой войны думает, что «Легион» является патриотиче­ской организацией для увековечивания памяти о войне, для содей­ствия сохранению мира, заботы о раненых и ухода за могилами погибших на войне.

    Но разве «Американский легион» похож на такую организа­цию? Нет, тысячу раз нет, ибо он контролируется банкирами. В течение ряда лет банкиры, покупая большие клубные помещения для собраний «Легиона», финансируя его создание и используя всякие другие способы, пытались сделать из «Легиона» штрейк­



    брехерскую организацию. Руководство — или так называемая «коро­левская семья» «Легиона», — в течение ряда лет специально подби­равшее офицеров для «Легиона», не заинтересовано ни в патрио­тизме, ни в мире, ни в раненых ветеранах, ни в сохранении памяти о погибших на войне... Нет, они заинтересованы только в использо­вании этих ветеранов, под руководством офицеров «Легиона», для своих целей.

    Почему даже сейчас руководителем «Американского легиона» является банкир — банкир, который должен был в свое время знать, на что предназначались деньги Макгайра? Его имя упоми­налось в показаниях. Почему они не вызвали банкира Белграно и не спросили его, для какой цели предназначались внесенные им средстваЪ

    Выступая п другой раз, генерал Батлер закончил свое разоблачение замечанием: «Я не знал ни одного лидера «Американского легиона», который не предал бы хоть однажды членов «Легиона» *.

    Смэдли Батлер был порядочным человеком. У него была совесть. Во флоте он выполнял свой долг как сол­дат. Несколькими годами позже он писал:

    «Я провел 33 года во флоте, и в течение этого периода боль­шую часть своего времени я был лишь высококвалифицированной рабочей силой для крупного капитала, для Уолл-стрита и банки­ров. Короче говоря, я был рэкетиром дан капиталистов Я помо­гал расчищать путь в Никарагуа для международного банкирского дома «Браун бразерс» в 1909—1912 гг. Я помогал в Доминиканской республике американским сахарным компаниям в 1916 г В Китае в 1927 г. я следил за тем, чтобы фирма «'Стандард ойл» могла спо­койно вершить свои дела».

    Менее чем через десять лет «Лита свободы» возро­дилась под другим, не менее патриотическим назва­нием—«Американское общество действия». За это время около сотни крупных и мелких организаций, на деле служащих интересам тех или иных финансовых группи­ровок, но действующих якобы во имя общего блага, пытались заручиться народной поддержкой; они распо­лагали финансовой поддержкой членов бывшей «Лиги свободы». Некоторые из более важных организаций та­кого типа следует рассмотреть более подробно.


    *  «гNew York ’limes»' Decembci 9. 1433.

    245



    «КОМИТЕТ БОРЬБЫ ЗА КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО *

    Главная цель, которую преследует своей пропагандой эта организация, состоит в том, чтобы подавлять орга­низованное профессиональное рабочее движение. В этом отношении «Комитет борьбы за конституционное прави­тельство» лишь следует курсу, проводимому Националь­ной ассоциацией промышленников. Другой целью коми­тета является отмена шестнадцатой поправки к закону

    0   налогообложении и проведение предложенной комите­том двадцать второй поп-равки, которая должна ограни­чить налоговое обложение богатых слоев населения и сократить налоги на наследство и дарственное имуще­ство.

    Вся политика «Комитета борьбы за конституционное правительство» сводится к тому, чтобы защищать состо­яния 38 тысяч американских миллионеров. Если бы пред­ложенная им поправка стала законом, то Генри Форд платил бы только 250 тыс. долл. в год со своего мно­гомиллионного состояния, вместо 800 тыс. долл. (в 1944 г.). В то же время какой-нибудь Джо Смит, зарабатывающий 2 тыс. долл. в год, должен был бы платить 500 долл. налога в год. Кроме того, по мне­нию члена конгресса Райта Пэтмэна, в случае при­нятия поправки комитета мелкие предприятия разо­рились бы и вся программа помощи ветеранам потерпе­ла бы крах.

    Среди попечителей, служащих и членов консультатив­ного совета «Комитета борьбы за конституционное пра­вительство» много лип с репутацией фашистов. Сенат­ская комиссия по выборам сообщила, что комитет полу­чил следующие взносы в 1940 г.: от Дж. П. Морган' —

    1   тыс. долл. от Томаса У. Ламонта — 1 тыс. долл., or Говарда Дж. Пью из Филадельфии — 4 тыс. долл., от Джозефа Н. Пью, Мэри Этел Пью и м-с Пью Мирин — по 4 тыс. долл.

    «Комитет борьбы за конституционное правительство» был основан Франком Ганнетом, владельцем газетного треста. Руководство организацией находилось всегда в руках д-ра Эдварда А. Румли, чье имя перестало офи­циально упоминаться комитеюм, после того как целый

    246



    ряд антифашистских деятелей напомнил публике, что

    Румли был приговорен федеральным судом в первую мир­ровую войну к тюремному заключению как германский агент. Румли тайно купил тогда на деньги германского правительства газету «Нью-Йорк мейл» и использовал ее для целей германской пропаганды.

    Другим заслуживающим внимания членом комитета является Сэмюэл Макклюр, основатель газетного синди­ката, бывший в 1930 г. активным защитником Муссолини и итальянского фашизма.

    Один из видных деятелей комитета, яростный враг рабочего движения, — это член конгресса Сюмюэл Пет- тенгилл, который также занимается поставкой профа­шистских статей целому ряду газет.

    В составе консультативного совета комитета находится бывший сенатор от штата Небраска Эдвард Бурке, быв­ший член организации «Защитпорубашечников», первой военизированной, откровенно фашистской организации, стремившейся захватить государственную власть в Аме­рике.

    Номинальным главой «Комитета борьбы за конститу­ционное правительство» был священник д-р Норман Вин­сент Пил из Нью-Йорка. Благодаря разоблачениям, опуб­ликованным в журнале «Ин фэкт», д-р Пил ушел в от­ставку. Его место было занято профессором политэконо­мии нью-йорского университета — Уилфордом Кингом.

    В ряде обличительных выступлений в течение мая и июня 19-14 г. (см. отчеты конгресса за 1944 г.* член кон­гресса Пэтмэн называл «Комитет борьбы за конститу ционнос правительство», «наиболее зловещим лобби в Вашингтоне», «основной фашистской организацией в Соединенных Штатах», а 8 ноября 1945 г., когда член палаты представителей от штата Небраска Карл Кэртис предложил ему назвать фашистов поименно, Пэтмэн заявил:

    «В «Комитете борьбы за конституционное правитель­ство» их очень много. Там имеется некий Ганнет, владе­лец крупного газетного т pec i а... Ренегат партии демокра­тов Петтенгилл и некий Макклюр, проведший более


    *  Congressional Rccoitl, 1911.

    247



    двух лет в Италии с целью изучения теории и практики фашизма Муссолини... а также Эдвард Румли, их заправила, бывший заключенный, приговоренный к тюремному заключению за связь с противником — Германией — в первую мировую войну... Петтенгилл, бывший некогда членом конгресса, — это первый фа­шист в Америке...»

    Это обвинение было произнесено с трибуны конгресса, где Пэтмэн был защищен своими парламентскими приви­легиями. Но затем Пэтмэн повторил его в радиопередаче, сказав: «Ганнет — один из наиболее опасных американ­ских фашистов, находящихся на свободе; Сэмюэла Петтенгилла... я считаю наиболее активным фашистом в Америке» *. Но и на это обвинение не последовало ника­кого ответа.

    «РЫЦАРИ» КУ-КЛУКС-КЛАНА

    Прошлая история Ку-клукс-клана, известная каждому, наполнена зверствами и убийствами. Все его члены яв­ляются фашистами расистского типа, едва ли отличаю­щимися от гитлеровских расистов.

    Наиболее важное изменение в политике Ку-клукс- клана произошло с возникновением Конгресса производ­ственных профсоюзов (КПП) в середине 1930-х годов и с расширением деятельности КПП и АФТ (Американской федерации труда) на юге в середине 1940-х годов. Сейчас Ку-клукс-клан ориентируется, главным образом, на круп­ных и мелких предпринимателей, которые стремятся к тому, чтобы трудящиеся в южных штатах оставались неорганизованными, низкооплачиваемыми, голодными и бесправными.

    В отчете о собрании Ку-клукс-клана, состоявшемся в г. Атланта (штат Джорджия) 13 мая 1946 г. под пред­седательством так называемого «великого дракона» д-ра Сэмюэла Грина, между прочим говорится:

    «Д-р Грин был явно расстроен нападками на него и на Клан... Он проклинал Уолтера Уинчелла... Грин утверждал, что в КПП господствуют коммунисты и заявил: «Это открытое объявление войны между Кланом и КПП».



    В репортаже из Атланты корреспондент газеты «ПМ» Карл Претшолд добавил:

    «Грин, повидимому, понял, что если Клан должен расти, то его рост должен основываться на оппозиции к КПП...

    В борьбе с КПП Клан будет опираться на одобрение и по­мощь со стороны значительных группировок на юге: реакционных предпринимателей, политиков, которые боятся роста профессиональ­ного движения и будут приветствовать союзника, борющегося не­честными методами».

    Можно привести длинный перечень случаев избиения или опорочивания профсоюзных деятелей членами Ку- клукс-клана. Ни комиссия Дайса, ни обе последующие комиссии, руководимые членом палаты представителей Ренкином, никогда не принимали никаких мер против деятельности Ку-клукс-клана. Члены этих комиссий пуб­лично заявляли, что они никогда не сделают этого. Клан в настоящее время представляет собой одну из террори­стических организаций, руководимых крупными финанси­стами и промышленниками, мало чем отличающуюся от гитлеровских коричневорубашечников или чернорубашеч­ников Муссолини. Подлинная фашистская направленность Ку-клукс-клана стала очевидной, когда он сделал своей главной целью борьбу с рабочими профсоюзами. В пре­пятствиях, чинимых профессиональному движению, чув­ствуется рука крупного капитала.

    НАЦИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ЦЕРКОВЬ

    Крупный капитал вторгся также и в область религии. У Национальной ассоциации промышленников имеется специальный и чрезвычайно активный отдел пропаган­ды — так называемый комитет сотрудничества с церква­ми, целью которого является установление контакта между коммерческой и религиозной деятельностью-

    В ежегодном справочнике Национальной ассоциации промышленников за 1944 г. откровенно излагаются цели этой работы среди деятелей церкви: «Церковные деятели и предприниматели, как правило, имеют одинаковое представление о том, что пойдет на пользу Америке», но «различие в их перспективах часто затемняет это прин­ципиальное единодушие и иногда ведет к взаимному непониманию мотивов с обеих сторон. Национальная



    ассоциация промышленников через свой отдел пропаган­ды «приступила к созданию сотен местных предприни­мательских комитетов сотрудничества с церквами и орга. низует целый ряд местных конференций между духовен­ством и предпринимателями».

    Кто же направляет это широкое пропагандистское движение?

    Председателем комитета является не кто иной, как Джаспер Крэйн, вице-президент концерна «Дюпон де Немур энд компани».

    «ДУХОВНАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ»

    Те же самые предпринимательские группировки субси­дируют множество реакционных религиозных организаций и оказывают им всяческую помощь. Организация под на­званием «Духовная мобилизация» была создана д-ром Джеймсом Фифилдом-младшим, пастором конгрегацио- нистской церкви Лое-Анжелоса, после того как аналогич­ная организация «Моральное перевооружение» была силь­но дискредитирована, ггак как ее основатель д-р Франк Бухман был изобличен в том, что он публично произносил благодарственные молитвы за появление Гитлера. Фифилд утверждал, что имеет 2 млн. последователей. Он пытался также вовлечь всех американских священников в реак­ционное движение, где «программа борьбы за основные гражданские свободы» была лишь вывеской для борьбы за «пятую свободу», защищаемую Национальной ассо­циацией промышленников, т. е. «свободу предприни­мательства». Конференция западной унитарной церкви опубликовала протест, подписанный 116 священниками и светскими лицами, где группа Фифилда обвинялась в том, что она «не считается с Федеральным советом церк­вей» и борется за выдвигаемую Национальной ассоци- ацией промышленников программу «американского образа жизни». Протест заканчивался следующим параграфом:

    «В заключение мы поднимаем следующие вопросы: 1. Почему эта организация помещает объявления в «Дефендер» Джералда Уинрода? 2. Поскольку ее программа является программой обраще­ния к церквам, то почему она не просит фондов от духовенства или церквей, разделяющих ее программу? 3. Откуда поступают деньги в 3tv организацию?»



    Ответ на последний вопрос был дан священником- унитаристом Э. Т. Бюрером, редактором «Джорнэл оф либерл релиджн» (весенний выпуск, 1945 г.):

    «Перед лицом растущих требдваний народа об усилении со* циальной ответственности правительства «крестовый поход за со­хранение свободного предпринимательства» в Америке с самого на­чала должен был служить разъединяющим фактором среди рели­гиозных организаций, как это долго имело место и в политических организациях. Национальная ассоциация промышленников, «Комитет борьбы за конституционное правительство» и менее крупные орга­низации — потенциальные фашистские силы Америки — всегда имели своих специальных представителей в различных религиозных организациях. Теперь они имеют своего двойника в лице активно­действующей силы — «Духовной мобилизации».

    Национальная ассоциация промышленников обратила свое внимание на священника... Джеймса У. Фифилда-младшего и пригла­сила его выступит^ в качестве гостя ассоциации на собрании в Нью-Йорке. Он заслужил доверие присутствующих и их бурные аплодисменты, прославляя «свободное предпринимательство». Он уехал с митинга с 50 тыс. долл. в кармане, которые с энтузиазмом были вручены ему присутствующими для организуемого им «кре­стового похода». Под таким покровительством зародилась «Духов­ная мобилизация».

    БУХМАНИЗМ

    Одно церковное издание — газета «Уитнесс» сделала однажды то, на что никогда не отваживались другие издания: оно разоблачила основную цель бухманизма, назвав его «ловушкой для трудящихся». За всеми трес­кучими фразами Бухмана о моральном возрождении, «замаливании грехов», исповедывании и за другой рели­гиозной болтовней редактор «Уитнесс» Уильям Споффорд кеда видел, что бухманизм, субсидируемый руководите­лями крупнейших корпораций в мире, был одним из мно­гих движений, имевших целью одурачивание трудящихся и внушение им точки зрения представителей крупных корпораций.

    Один из видных католиков, покойный кардинал Хин- ели, архиепископ Великобритании, угрожал отлучением всем членам его церкви, проповедывавшим бухманизм.

    Известный протестант Гюй Эймери Шиплер, редактор журнала «Черчмэн», сообщал об одном устроенном пред­ставителями Уолл-стрита бухманитам обеде, который почти целиком был посвящен антисемитской пропаганде.

    25*



    Американские газеты умолчали о резолюции, едино­душно принятой известной американской организацией «Еврейские ветераны войны». В резолюции говорилось:

    «Принимая во внимание:

    1)      что д-р Франк Бухман, основатель движения «морального перевооружения» (известного так же, как «движение оксфордской группы» или «бухманизм»), является автором слов: «Благодарю тебя, боже, за Гитлера...»;

    2)      что бухманизм был разоблачен в британском парламенте;

    3)     что д-р Гюй Эймери Шиплер, виднейший протестантский ре­дактор, разоблачил бухманитов как антисемитов;

    4)      что д-р Бухман сотрудничал с виднейшими бухманитами во всех вражеских государствах, в особенности с Гиммлером, архиубий­цей из нацистской Германии, и виднейшими японскими милитаристами;

    5)     что, когда в Великобритании и Америке раздался призыв к борьбе с нацизмом, бухманиты требовали освобождения их от воин­ской повинности, утверждая, что они являются религиозным дви­жением;

    6)    что и в Великобритании, и в Америке передовые обществен­ные деятели осудили бухманитов как уклоняющихся от воинской повинности и принудили их вступать в ряды армии;

    7)     что движение «морального перевооружения» в целом может быть охарактеризовано как фашистское движение, субсидируемое американскими фашистами и имеющее за собой длительную исто­рию сотрудничества с фашистами всего мира,— организация «Еврей- ские ветераны войны» в США присоединяется к осуждению бухма- низма, движения «оксфордской группы» и «морального перевоору­жения» как фашистских по своим взглядам, как антиамерикан­ских и как представляющих угрозу мировой борьбе против общего врага человечества».

    Среди наиболее известных деятелей, финансировав­ших и субсидировавших бухманитов в разное время, бы­ли следующие лица:

    Генрих Гиммлер, кровавый убийца и организатор массового истребления людей, и Рудольф Гесс, направив­шийся в .начале войны в Англию с намерением убедить бухманитов изменить ход войны — обратить союзников против России вместо Германии;

    Генри Форд, пославший своего личного врача на своем самолете для оказания помощи Бухману;

    Уильям Рандолф Херст, публиковавший в 1930-х го* дах профашистские статьи за подписью Гитлера, Муссо­лини, Геринга и Геббельса;