Юридические исследования - 1000 АМЕРИКАНЦЕВ. ДЖОРДЖ СЕЛЬДЕС. (Часть 1) -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: 1000 АМЕРИКАНЦЕВ. ДЖОРДЖ СЕЛЬДЕС. (Часть 1)


    В своем докладе о международном положении товарищ А. А. Жданов сказал: «Если до второй мировой войны наиболее влиятельные реакционные круги амери­канского империализма придерживались политики изоля­ционизма и воздерживались от активного вмешательства в дела Европы или Азии, то в новых послевоенных ус­ловиях хозяева Уолл-стрита перешли к новой политике.


    Джордж  Сельдес




    государственное издательство иностранной литературы




    ДЖОРДЖ СЕЛЬДЕС


    1000

    АМЕРИКАНЦЕВ

    Перевод Ф. БОГОМОЛЬНОЙ, А. ГУРЕВИЧА,

    В. СКВОРЦОВОЙ и 3. ЯКОБИ

    под редакцией

    Л. ЗАКТРЕГЕР и И. ТИХОМИРОВОЙ

    Вступительная статья

    Я. ВИКТОРОВА


    1948

    Государственное издательство ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


    Москва





    В своем докладе о международном положении товарищ А. А. Жданов сказал: «Если до второй мировой войны наиболее влиятельные реакционные круги амери­канского империализма придерживались политики изоля­ционизма и воздерживались от активного вмешательства в дела Европы или Азии, то в новых послевоенных ус­ловиях хозяева Уолл-стрита перешли к новой политике.

    ...Новый, откровенно экспансионистский курс США поставил своей целью установление мирового господ ства американского империализма» *.

    Эта характеристика вскрывает самую сущность яв­лений, знаменательных для послевоенного положения в Соединенных Штатах. Внутренняя политика правящих кругов США характеризуется свирепым наступлением на рабочий класс, жесточайшим преследованием всех про­грессивных, всех демократических элементов. Во внешней политике взят курс на безудержную экспансию, на под­чинение всего мира господству американского импери­ализма. Правящие круги США — не только верные и послушные исполнители воли Уолл-стрита, они плоть от плоти его и кость от кости его.

    Генри Уоллес в речи, произнесенной в Нью-Йорке 11 сентября 1947 г., характеризуя правительство Трумэ­на, сказал, что если ранее Уолл-стрит управлял Америкой, то «при нынешней администрации (т. е. при нынешнем правительстве) Уолл-стрит намеревается управлять всем миром».

    Поясняя свою мысль о тесной связи Уолл-стрита с правительством Трумэна, Генри Уоллес назвал имена


    * А. Жданов, О международном положении. Доклад, сделан­ный на Информационном совещании представителей некоторых ком партий в Польше в сентябре 1947 г.



    Форрестола, Гарримана, Ловетта, Солцмана и других, занимающих в качестве представителей «деловых кругов» важные государственные посты. Кто же они, эти люди?

    Форрестол — министр обороны США — ранее возглав­лял известную банкирскую фирму «Диллон, Рид энд компани», финансировавшую американские нефтяные компании. Гарриман — министр торговли —■ крупнейший капиталист, глава компании «Браун бразерс энд Гар­риман». Ловетт — заместитель государственного секре­таря — крупный пайщик той же фирмы «Браун бразерс энд Гарриман». Солцман — помощник государственного секретаря по делам оккупированных территорий — некто иной, как бывший вице-председатель нью-йоркской биржи.

    Список, начатый Уоллесом, легко продолжить. Для этого стоит лишь хотя бы бегло ознакомиться с соста­вом правительства США. Как уже указывалось выше, главой министерства обороны является Джеймс Форрес­тол. Подчиненный Форрестолу военный министр Кеннет Ройялл — юрист из Северной Каролины, тесно связанный с банковскими кругами. Заместитель Ройялла — небезыз­вестный генерал Уильям Дрейпер, «прославившийся» не военными подвигами, а покровительством германским капиталистам в американской зоне оккупации Герма­нии, — банкир и бывший компаньон Форрестола.

    Пост министра авиации занимает Стюарт Саймингтон, бывший председатель крупнейшей фирмы по производ­ству радио и электроаппаратуры «Эмерсон манифэкчэ- ринг компани оф Сент-Луи». Заместитель министра ави­ации Артур Берроуз был председателем крупнейшей тор­говой корпорации «Сирс Робак». Для характеристики помощника министра авиации достаточно назвать его имя Корнелиус Вандербильт Уитни. Он — бывший председа­тель компании «Хадсон бэй майнинг энд смэлтинг кор- порэйшн». Помощник морского министра — председатель компании «Каунтинг хауз корпорэйшн». В качестве спе­циального помощника военного министра США подвизает­ся калифорнийский нефтепромышленник Поули, извест­ный своими скандальными спекуляциями. Министерство финансов возглавляет Джон Снайдер, банкир из Сент- Луи, его заместитель Арчибалд Уиггинс — также круп-

    б



    нейший банкир, бывший президент «Ассоциации амери­канских банкиров». В министерстве торговли, которое возглавляет уже упоминавшийся выше Гарриман, пост заместителя министра занимает Уильям Фостер, круп­ный промышленник Нью-Йорка. Пост помощника мини­стра занимает Дэвид Брюс, принадлежащий к известной «династии» миллиардеров Мэллонов.

    Уже этот далеко не полный перечень представителей «делового мира», занимающих важные посты в прави­тельстве, показывает, что Уолл-стрит овладел всеми главными позициями в государственном аппарате. Необ­ходимо отметить при этом еще одну особенность, харак­терную для правительства Трумэна, а именно, необычай­но большое количество военных и морских чинов, зани­мающих ответственные посты в государственном аппа­рате. Даже такой реакционный журналист, как Хэнсон Болдуин, в статье, опубликованной в «Харпере мэгэзин». подчеркивал все увеличивающееся проникновение воен­ных в американскую политическую жизнь и предупреж­дал: «Возрастающее влияние военных в американской жизни угрожает нашим демократическим свободам».

    В качестве примера засилия военных в различных звеньях государственного аппарата США можно ука­зать, что в государственном департаменте (министерстве иностранных дел) военными возглавляются следующие отделы- отдел по вопросам оккупации (генерал Дж. Крэйн), юрисконсультский отдел (генерал Конрад Сноу), секретариат Маршалла (генерал Маршал Каи- тер), административный отдел (полковник У. Чепман), отдел личного состава (майор Флойд Макклой), отдел по делам Организации Объединенных наций (полковник Дин Раск). Таков далеко не полный перечень военных, работающих только в аппарате государственного депар­тамента.

    Во всех этих явлениях, т. е. в усиленном проникнове­нии финансовых воротил и других агентов монополисти­ческого капитала в государственный аппарат, равно как и в необычайном притоке «золотых галунов», т. е. воен­ных и морских чинов, в государственный аппарат, нет ничего случайного. Это преднамеренная и последователь­ная политика, проводимая Уолл-стритом с целью



    усиления диктатуры монополистического капитала, с целью превращения правительства в своего безогово­рочно послушного приказчика.

    Нельзя пройти также мимо еще одного, весьма зна­менательного явления, а именно, усиленного привлечения капиталистическими монополиями военных к себе на службу. Генералы и адмиралы занимают посты директо­ров, вице-директоров в различных компаниях, фирмах, банковских предприятиях, промышленных организациях и т. д., и т. п.

    Все это — звенья одной и той же политики. Тесное срастание государственного аппарата с монополистиче­ским капиталом давно уже стало типичной особенностью американской государственной машины. «Буржуазное государство США характеризуется сращиванием госу­дарственного аппарата, прежде всего его верхушки, с заправилами и агентами капиталистических монополий и финансового капитала. Сила капиталистов-монополи- стов в США заключается, между прочим, в том, что они поставили себе на службу государство США» *.

    О том, как хозяйничают капиталисты-монополисты в США, как поставили они себе на службу государство США, и рассказывает новая книга Сельдеса .«Тысяча американцев».

    *     * *

    Раньше, чем говорить о самой книге Сельдеса, необ­ходимо сказать несколько слов об ее авторе. Имя Джорд­жа Сельдеса знакомо советскому читателю по прежним работам, таким, как «Свобода печати»**, «Таковы фак­ты» ***, «Факты и фашизм» **** и др. Джордж Сель- дес — старый, опытный журналист, хорошо знающий и на себе самом испытавший, что представляет собой капитали­стическая печать. Он хорошо знает не только грязную кухню американской капиталистической печати, но так­же и закулисную политическую жизнь страны.


    *  Н. Вознесенский, Военная экономика СССР в период Отечественной войны, Огиз — Госполитиздат, стр. 31, 1947


    ** Сельдес Дж., Свобода печати, М., Соцэкгиз, 1937.


    *** S eldes G., The facts are, N. Y.; In Fact, 1943.


    **** S e I d e s G., Facts and Facsism, N. Y.; In Fact, 1943.



    Свою карьеру журналиста Селъдес начал в 1909 г. в качестве репортера провинциальной газеты «Питтсбург лидер».

    С той поры он прошел большой путь. Он познал все виды газетной профессии, работал в больших агентствах и больших газетах, был редактором, корреспондентом, побывал во всех европейских столицах, в том числе и Москве, был на Ближнем Востоке, был в Испании во время гражданской войны. С 1940 г. Сельдес издает еженедельник «Ин фэкт».

    В своей книге «Свобода печати» Сельдес весьма красочно описывает начало карьеры. Он пришел в пе­чать с наивной верой в свободу печати в ее независи­мость. Сельдес рассказывает, что он пришел в редакцию газеты и со всем пылом юношеского темперамента заявил:

    «Я считаю работу журналиста самой прекрасной профессией в мире. На свободе печати зиждется вся наша независимость».

    На это последовал ответ из уст заведующего город­ской хроникой мистсра X. Игл:

       Чушь! Знаете ли вы, что это за профессия? Это — проституция. Проституция! Газетные шлюхи — вот мы кто и вот чем вы будете, если останетесь в этом парши­вом деле...

    На протесты Сельдеса последовало следующее разъ­яснение со стороны того же мистера X. Игл:

       Слушайте, мальчик, если вы хотите заработать на жизнь, займитесь каким-нибудь другим делом. Тогда вы сможете работать честно, т. е. сравнительно честно, но в нашем деле вы не построите себе жизнь, и все, что вы будете делать, вы будете делать, проституируясь ради жульнических политических деятелей, жульниче­ских банкиров, жульнических трамвайных компаний, жульнических магазинов...

       Но, — запротестовал Сельдес, — ведь я пришел в редакцую «Лидер», потому что «Лидер» — это газета народа; я же не пошел работать в «Таймс» или какую- нибудь другую газету...

       Значит, вы еще больший дурак, чем я думал, — ответил Игл. — Вы сами это скоро поймете.

    9



    И действительно, Джордж Сельдес скоро на опыте убедился, что представляет собой капиталистическая печать. Он не пошел, однако, по тому пути, по которому пошли Уолтер Липпман и другие журналисты, продав­шиеся капиталистам. Свой опыт и знание газетной и политической жизни он использовал для борьбы против реакции, для борьбы за свободу печати. Он посвятил 'свою жизнь разоблачению системы господства монопо­лий в Соединенных Штатах, в первую очередь разобла­чению того, что представляет собой капиталистическая печать как орудие господства этих монополий. Все его книги носят обличительный характер. Такой же характер носит и издаваемый им еженедельник «Ин фэкт».

    Собственный опыт, наблюдения за политической жизнью страны привели Сельдеса к весьма мрачным заключениям. Уже в своей книге «Таковы факты», вышедшей в 1943 г., он писал: «Если Америка хочет победить фашизм, она должна быть единой. Главной силой, формирующей американское общественное мне­ние, является пресса. Способна ли американская пресса объединить американцев в их общей борьбе с фашизмом, в их усилиях создать после победы прочный, основан­ный на справедливом удовлетворении всех народов мир? Нет, не способна».

    Почему? Потому что руководящая американская пресса, указывает Сельдес, подчинена интересам круп­ного капитала. Дело не только в прессе, дело в тех силах, в руках которых пресса является орудием пропа­ганды и обмана масс. Что это за силы? В той же книге «Таковы факты» Сельдес констатировал:

    «1. Америка находится в руках у двухсот промыш­ленников и пятидесяти банкиров.

    2.  Они управляют страной.

    3.   Они дают средства, при помощи которых обеспе­чивается желательный для них выбор должностных лиц — от работников в аппарате штатов до президента.

    4.   Распоряжаясь миллиардами в акциях и облига­циях, они контролируют всю экономическую жизнь •страны.

    5.   Они контролируют законодательство, работу конг­ресса, являясь самым могучим закулисным политическим



    фактором в Вашингтоне, и почти всегда добиваются своей цели».

    Сельдес показывает, что закулисная деятельность монополий разоблачается в ряде официальных докумен­тов (которые он частично приводит в своей книге). Но газеты и журналы, предназначенные для массового чита­теля, молчат об этом. Поэтому народ США, по выраже­нию Сельдеса, — самый неосведомленный народ в мире. Печать, состоящая на службе у монополий, не только скрывает от народа зловещую и преступную деятель­ность зтих монополий, она делает все для того, чтобы обелить магнатов капитала, представить их в роли «бла­годетелей человечества».

    В книге «Тысяча американцев» Сельдес пишет, что только старшее поколение помнит, как старый Джон Рокфеллер пускал по миру миллионы людей, как его вооруженные силы расстреливали рабочих в Колорадо. Только старшее поколение помнит «подвиги» Джона Пирпонта Моргана, имя которого стало символом неуем­ной жажды наживы, жажды, не останавливающейся ни перед каким преступлением во имя денег и золота.

    Капиталистические монополии не любят гласности. Б глубокой тайне совершают они свои черные дела. Сельдес пишет, что они умеют окружать свою деятель­ность «глухой стеной». Сельдес ставит своей задачей сорвать этот покров тайны, сделать как можно больше проломов в этой «глухой стене», рассказать рядовому •американцу, что кучка плутократов, ведущих страну к фашизму и новой войне, — это главные враги американ­ского народа.

    Сила новой книги Сельдеса, как и прежних его книг, б том огромном фактическом и документальном матери­але, который он собрал. Слабая сторона его книги—■ выводы. Сельдес — смелый обличитель, он разоблачает и критикует деятельность монополий. Но он критикует американский капитализм не с позиций тех, кто борется за уничтожение насквозь прогнившей капиталистической системы. Ему кажется, что главное зло в том, что американский народ не осведомлен. Он знает, что амери­канская пресса продажна, что она лжива. И вместе с тем он видит выход лишь в том, чобы добиться подлинной



    свободы печати. Сельдес никак не может постичь то­го, что в условиях капиталистической системы, в усло­виях господства монополий не может быть свободной печати, что продажная, лживая печать — это производ­ное от основного зла, от капиталистической системы как таковой. Поэтому-то, сильный в своих разоблачениях, Сельдес слаб в своих выводах. Советский читатель не со­гласится с выводами Сельдеса и не может с ними согла­ситься. Тем не менее он бесспорно оценит обличительную силу книги Сельдеса, он сумеет сделать свои выводы иа того богатейшего фактического материала, который со­бран в книге «Тысяча американцев». А этот материал — обвинительный приговор капиталистической системе. Это ключ к пониманию того, что происходит в послевоенной Америке.

    Одной из важнейших задач демократического лагеря является разоблачение тех тайных сил, которые готовы во имя своих корыстных интересов ввергнуть человече­ство в новую войну. Книга Сельдеса служит делу разо­блачения поджигателей новой войны, служит теми фак­тами и документами, которые раскрывают механику гос­подства монополий, изобличают чудовищные планы, ко­торые разрабатываются за «глухой стеной», отгоражи­вающей Уолл-стрит от внешнего мира.

    Свою преступную деятельность американский импери­ализм пытается прикрыть порядком истрепанным флагом буржуазной демократии. Всевластие монополий прикры­вается ширмой «свободного предпринимательства». Фак­ты и документы, приведенные в книге Сельдеса, срываю­щие покров тайны с черных дел монополистического ка­питала США, показывают в самой неприглядной обнажен­ности то, что на деле представляет собой буржуазная* демократия, за пышным фасадом которой скрывается свирепая и беспощадная диктатура монополистического* капитала.

    *     * *

    Свою книгу «Таковы факты» Сельдес снабдил подза­головком: «Путеводитель по царству лжи и пропаганды в печати и радио». Новая книга Сельдеса также* представляет собой своеобразный путеводитель по цар-



    ctbjt «большого бизнеса», путеводитель, который пока­зывает, кто является некоронованными королями Амери­ки, как осуществляет реакционная клика империалистов свою власть, как давит она все живое, все прогрессив­ное, как стремится она увековечить безмерную экспло- атацию, социальную несправедливость, как попирает она интересы американского народа.

    Совершенно очевидно, пишет Сельдес, что «большим бизнесом», политикой, влиятельной печатью и крупными реакционными движениями нашего времени заправляет лишь небольшая группа людей, вероятно не более ты­сячи американцев. Эти люди, поддерживая существую­щую систему или поощряя движение вспять, мешают наступлению «века простых людей».

    Джордж Сельдес в своих разоблачениях опирается на факты, на те факты, которые тщательно скрывает от об­щественного мнения правящая верхушка США. Он не делает секрета из того, откуда он черпает факты и доку­ментацию. Его источники — это большей частью доклады различных комиссий и комитетов, в разное время обсле­довавших деятельность монополий. Сельдес говорит, что, например, расследование, произведенное по вопросу о концентрации капитала в США, занимает 37 томов, не считая 43 специальных монографий. Он сам указывает, что публикуемые им факты и документы представляют собой лишь незначительную часть имеющихся материа­лов. Однако все эти результаты обследований неизвестны рядовому американцу,, неизвестны американскому наро­ду. Капиталистическая печать, состоящая на службе у монополий, крепко блюдет предписанный ей заговор молчания.

    Возникает вопрос — как допускают монополии произ­водство подобных обследований? Надо сказать, что как ни стараются капиталисты-монополисты держать в тайне свои черные дела, многое становится все же явным. Есть вещи и есть факты, которые нельзя скрыть. Так, напри­мер, во время войны нельзя было скрыть от обществен­ного мнения, что в результате политики американских мо­нополий, поддерживавших тесные связи с германскими монополиями, Соединенным Штатам нехватало множест­ва важнейших военных материалов. В качестве уступки



    общественному мнению назначаются комиссии, комитеты, которые производят расследования, обычно не наносящие никакого ущерба монополиям. Материалы этих расследо­ваний становятся достоянием пыльных архивов, пресса их упорно замалчивает.

    Характерна в э/гом отношении судьба одного подоб­ного обследования, предпринятая по инициативе покой­ного президента Рузвельта. Он обратился к конгрессу со специальным призывом, в котором требовал обследования деятельности монополий. В своем обращении Рузвельт указывал на то, что чрезмерная концентрация власти в руках монополий представляет собой серьезнейшую угро­зу демократии, что результатом такой концентрации яв­ляется фашизм. Обследование было произведено, и пре­зидент в своем предисловии к докладу по результатам обследования говорил о необходимости принятия мер про­тив монополий, поскольку признано, что они парализуют «систему свободного предпринимательства».

    Дальнейшее развитие событий показало, как Рузвельт ошибался, считая возможным в условиях капиталистичес­кой системы ограничить всевластие монополий, не до­пускать все растущей концентрации капитала.

    Сельдес едко высмеивает тех, кто утверждает, как это делает продажная капиталистическая печать, будто в Америке существует «свободное предпринимательство». Никакого свободного предпринимательства нет, есть дик­татура монополий. И Сельдес показывает это шаг за ша­гом, глава за главой в своей книге.

    Описывая положение в штате Монтана, Сельдес пока­зывает, как в этом штате полновластно хозяйничает «Анаконда коппер майнинг компани». В рукахэтой ком­пании — вся экономическая и политическая жизнь штата. Компания решает, нужно ли строить новую гидростанцию или нет. И поскольку это невыгодно связанному с ком­панией энергетическому тресту, гидростанция не строится. Компания определяет, кто должен представлять штат в сенате. Фактически она же назначает все местные власти. Сельдес приводит подробные данные, показывающие, что буквально вся пресса находится в руках компании.

    О какой демократии может итти речь в подобных условиях, когда вся жизнь штата — в тисках диктатуры



    всесильной «Компании»? Сельдес приводит случай, когда сенатор Джемс Мэррей, выступивший против компании, никак не мог добиться того, чтобы пресса напечатала его заявление, сделанное им в одной из сенатских комис­сий. Ни одна газета штата не пошла против воли ком­пании.

    То, что верно для одного штата, верно и для всякого другого, верно и для всей страны. «Анаконда коппер майнинг компани» не допускает строительства гидро­станции в «своем» штате, хотя это наносит ущерб полу­миллиону американцев, а банкирский дом Моргана, с ко­торым связаны энергетические тресты общеамериканского значения, срывает осуществление комплекса крупнейших гидротехнических сооружений на реке Св. Лаврентия» несмотря на то, что в этом строительстве заинтересова­ны десятки миллионов американцев.

    *  л *

    Сельдес назвал свою книгу «Тысяча американцев». Это — тысяча американцев, правящих Америкой. Сельдес называет имена людей, стоящих во главе могуществен­ных банков и всесильных монополий. Власть принадле­жит фордам, дюпонам, рокфеллерам, харкнессам и дру­гим финансовым и промышленным «династиям», в руках которых сосредоточены огромные капиталы. Во главе «пирамиды» попрежнему банкирский дом Моргана, кон­тролирующий предприятия с общим капиталом в 30 млрд. долл. За Морганом следует группа Кун-Леб, контроли­рующая предприятия с общим капиталом в 11 млрд. долл. Далее следуют Рокфеллеры, группа Мэллона, Дюпоны и т. д., и т. п.

    Сельдес перечисляет 12 ведущих корпораций, которые представляют собой как бы верховный орган американ­ской политики и экономики. Эти банки и корпорации, эта кучка плутократов держит в своих руках не только все основные экономические позиции, но и правитель­ство, государственную машину, конгресс.

    Генеральным штабом монополистов является Нацио­нальная ассоциация промышленников. В то же время эта ассоциация представляет собой генеральный штаб всех реакционных сил Соединенных Штатов. Именно она



    определяет внутреннюю политику страны, разгул реакции, подавление прогрессивных демократических элементов. Ее задача — разгром рабочее движения, ликвидация всех тех завоеваний, которых добился в своей борьбе амери­канский рабочий класс. Именно по приказу этого генераль­ного штаба реакционных сил вносятся в конгресс и принимаются конгрессом законы, подобные закону Таф­та — Хартли. Именно по его приказу проводится пресло­вутая «проверка лойяльности», лишающая американских граждан элементарных демократических свобод. Нацио­нальная ассоциация промышленников вдохновляет дея­тельность пресловутой «комиссии по расследованию ан­тиамериканской деятельности», она же финансирует и выращивает фашистские организации.

    «Конфликт», разыгравшийся в начале 1948 г. между председателем «комиссии по расследованию антиамери­канской деятельности» Томасом и лидером американских фашистов Джералдом Смитом, наглядно показал, что и Томас и Смит одинаково состоят на службе у моно­полий.

    Томас в одном из своих заявлений относительно программы будущей деятельности комиссии объявил, что будет также обсужден вопрос о распространении... фа­шизма в Соединенных Штатах. Этим своим заявлением Томас преследовал вполне определенную цель ввести в за­блуждение общественное мнение США и придать хотя бы видимость «объективности» деятельности комиссии. То­мас, однако, не рассчитал того, что Джералд Смит мо­жет оскорбиться по поводу такого заявления. А именно это и произошло. Дело в том, что Томас заявил о своем намерении вызвать в качестве «главного свидетеля» по вопросу о распространении фашизма именно Джералда Смита. А Джералд Смит оскорбился и стал отрицать право Томаса а его подручного республиканца Макдау- элла на обследование, так как он не видит никакой раз­ницы между ними и... самим собой. Он при этом заявил: «Те же самые люди, которые дают деньги для проведе­ния политических кампаний Макдауэллу и Томасу, дают деньги и мне».

    Выступление Джералда Смита ясно показывает, что американские фашисты уверены в своей безнаказанности



    Такова сейчас обстановка в США.

    Сельдес уделяет большое внимание вопросу об угрозе фашизма в США. Подробно перечисляя существующие в США фашистские организации, Сельдес приводит данные о том, кто поддерживает, кто финансирует эти организа­ции. Это опять-таки все та же тысяча американцев, это дюпоны, джирдлеры, вэйры, морганы и т. д., и т. п., это все та же Национальная ассоциация промышленни­ков.

    Сельдес считает угрозу фашизма в Соединенных Шта­тах совершенно реальной. Тысяча американцев ведут стра­ну к фашизму. Они, несомненно, скорее готовы «доверить свои миллионы головорезам в черных или коричневых ру­башках, чем согласиться с решением избирателей». Они следуют по пути, который в свое время избрали гер­манские монополии, посадившие у власти Гитлера и его разбойничьи банды. Когда же реакция прибегает к по­мощи штыков, — пишет Сельдес, —■ она превращается в свою крайнюю форму — фашизм. Это произошло в Германии, Италии, в Испании и других странах.

    Сельдес с тревогой предвидит день, когда «те самые люди и организации, которые сейчас легально проводят реакционную политику в Соединенных Штатах, предо­ставят свои миллионы в распоряжение какого-либо само­званца и демагога, вроде Джералда Смита или одного из подкупленных ими сенаторов; если когда-нибудь мощ­ная группировка реакционных газет Херст-Говард-Мак- кормик-Паттерсон-Ганнет объединится вокруг одного из этих «лидеров», образовав, таким образом, союз денег, печати, демагогии и штыков... тогда мы можем ожидать, что фашизм придет на смену теперешней форме реакции». Сельдес пишет о фашизме в США еще в будущем вре­мени. Но вся картина, нарисованная им в книге, равно как и факты повседневной жизни США, свидетельствуют с том, что процесс фашизации государства США идет во все нарастающих темпах.

    *    * *

    Сельдес уделяет очень большое внимание вопросу пе­чати. По его утверждению, не менее 90% всей амери­канской печати, т. е. около 50 млн. экземпляров газет

    2     Сельдсс                                                                * 7



    и 100 млн. экземпляров журналов, является послушным орудием'в руках капиталистических монопслий.

    .Сельдес подробно рассказывает о том, как осущест­вляют монополии руководство печатью. Национальная ассоциация промышленников тесно связана с Националь­ной ассоциацией издателей и Американской ассоциацией издателей газет. Как тесна эта связь, можно судить по тому, например, что председателем Ассоциации издате­лей является один из директоров Национальной ассоциа­ции промышленников — У. Фуллер.

    Разоблачения Сельдеса тем более ценны, что монопо­лии всячески стремятся сохранить в тайне свои связи с прессой. Между тем, как явствует из документов, при­водимых Сельдесом, монополии завладели не только так называемой «большой газетной прессой», но н жур­налами, еженедельниками, включая даже такие «апо­литичные» издания, как «Журнал для домохозяек» и другие специальные журналы.

    Сельдес при этом подчеркивает, что страсть монопо­лий к журналам, еженедельникам, иллюстрированным из­даниям возникла не случайно. Одна из причин заклю- чаетсяптом, что именно еженедельники имеют наиболь­шее распространение в стране, вторая же причина в том, что читатель утратил доверие к газете, и монополии видят в журналах новый путь к обработке общественного мнения.

    Рассказывая о том, как организуют монополии через прессу обработку общественного мнения, иными словами, /сак обманывают капиталисты-монополисты американ­ский народ, Сельдес пишет, что «самой важной услугой», оказанной прессой капиталистическим монополиям, яви­лась организация заговора молчания «по поводу измены большого бизнеса в период кризиса и войны» и усилия, сделанные прессой для того, чтобы направить недоволь­ство народа против прогрессивных элементов и против рабочих организаций.

    *    * *

    Сельдес посвящает две главы вопросу о деятельности «большого бизнеса» во время войны. Он вспоминает по­путно историю первой мировой войны и напоминает о



    том, что в период между двумя войнами * американские* капиталисты помогали Германии вооружаться. Как из-, вестно, «золотой дождь американских долларов* опло-* дотворил тяжелую промышленность гитлеровской Герма-1 иии и, в частности, военную промышленность. Это мил-* лиарды американских долларов, вложенных заокеански-» ми монополиями в военную экономику гитлеровской Гер­мании, воссоздали германский военный потенциал и вло­жили в руки гитлеровского режима оружие, необходимое для осуществления его агрессии» *.

    Сельдес также показывает, что бывший министр тор­говли США Гувер — теперь один из активнейших поджи-? гателей новой войны, усиленно содействовал продаже американскими фирмами, в частности Дюпонами,- водру­жений Германии; признательные Дюпоны финансировали избирательную кампанию Гувера, когда тот выставлял* свою кандидатуру в президенты.

    Американские монополии не только вооружали repJ манский империализм. Они поддерживали тесный контакт с германскими монополиями. Они были вдохновителями* политики, известной под названием «мюнхенской». Сель*» дес, рассказывая о том, какой ущерб был нанесен воей-* ному потенциалу США в результате деятельности амери-* канских монополий, прямо обвиняет их в измене. Доку­менты, приведенные Сельдесом, показывают, что амери­канские капиталисты обещали гитлеровским монополизм; что после войны они восстановят все контракты й согла­шения, независимо от того, кто победит. Несмотря йа то; что скандальные связи американских монополий с гер­манскими стали достоянием гласности, несмотря на то,- что Соединенным Штатам был нанесен определенный ущерб в результате деятельности монополий, капитали­сты, повинные в этих делах, остались безнаказанными. Больше того, именно они, ставящие, по словам Сельдеса’ свои интересы выше национальных интересов, определя­ют нынешнюю политику Соединенных Штатов.

    Как явствует из документов Сельдеса, как явствует из всего развития событий в послевоенный период, правящая


    , * «Фальсификаторы истории» (Историческая справка Совет­ского информационного бюро).



    верхушка США, пресловутая «тысяча американцев», идет по пути германских монополий не только в области внутренней политики, но и внешней. Она нагло вмеши­вается во внутренние дела других государств, причислив к прочим предметам своего экспорта «американизм», т. е. империалистические вожделения Уолл-стрита.

    Сельдес называет тысячу американцев, о которых он пишет, врагами американского парода, врагами прогрес­са *и творческой мысли. Офомные богатства, накоплен­ные пресловутой «тысячей» п>тем эксплоатации чужою труда, используются ею в ее попытках задержать дви­жение человечества вперед, увековечить капиталистиче­ский строй и диктатуру монополистического капитала.

    Американские монополии —враги не только американ­ского народа, они враги мира и демократии. Главной движущей и организующей силой международной реак­ции в послевоенный период является американский им­периализм, стремящийся к мировому господству. Для до­стижения этой цели американский империализм не оста­навливается ни перед чем. Организация военных баз во всех концах света, гонка вооружений, вооруженная под­держка и финансовая помощь реакционным силам всюду, где это только возможно, подкоп под Организацию Объ­единенных наций с целью превращения ее в послушное орудие американской политики, преступное нарушение международных соглашений, наглое пренебрежение к обязательствам, взятым на себя правительством США в ходе войны и после ее завершения, открытое и бесцере­монное вмешательство во внутренние дела чужих госу­дарств, попрание их национального суверенитета, их не­зависимости— такова практика американского империа­лизма, таковы его дела.

    Однако «необходимо иметь в виду,— говорит товарищ Жданов, — что между желанием империалистов раз­вязать новую войну и возможностью организовать такую войну—дистанция огромного размера»*.

    Экспансионистской политике американского империа­лизма противостоят мощные демократические силы во всем мире. Эти силы растут и крепнут с каждым днем;


    *  А Жданов, Доклад о международном положении.

    20



    выдержка и твердость демократических сил антиимпе­риалистического лагеря являются залогом того, что планы империалистических агрессоров потерпят полный крах.

    Книга Сельдеса обращена к американцам. Но она представляет интерес не только для американцев. Она представляет интерес для всех тех, кто борется за уста­новление прочного демократического мира, кто борется против поджигателей войны и их агентуры.

    Как указывалось уже выше, Сельдес силен в своих об­личениях, но слаб в своих выводах. Он не видит настоя­щего пути, который м )жет вывести американский народ на дорогу свободного демократического развития. Тем не менее, опубликовав свою книгу, Сельдес сделал полезное дело, вооружив фактами и документальными данными тех прогрессивных демократических американцев, кото­рые ведут борьбу против нынешнего курса политики Со­единенных Штатов, борьбу против всевластия монополий.

    Я, Викторов



    ЧАСТЬ   ПЕРВАЯ


    МОГУЩЕСТВЕННЫЕ СИЛЫ


    Глава 1 Враги Америки

    Когда бы ни возникал конфликт между правами человека и правами собственности, права человека дол­жны в:шгь верх.

    Линкольн

    Тысяча американцев, — заявил прогрессивно настро­енный сенатор Джордж Д. Айкен из Вермонта, — пре­пятствовала осуществлению крупного государственного мероприятия, которое послужило бы на благо десяти или двадцати миллионов их сограждан. Эта тысяча американцев озабочена лишь тем, чтобы оградить не­прикосновенность права собственности, а вопрос об об­щем благосостоянии ее не интересует.

    Во время прений в сенате, последовавших за этим заявлением, были перечислены владельцы корпораций, которые, по всей видимости, представляют собой более могущественную силу, чем сам народ. Но американский народ так и не узнал об этом, ибо в США существует «свободная» печать, которая в данном случае (как бы­вает часто, когда возникает конфликт, о котором гово­рил Линкольн), использовала свою «свободу» для того, чтобы скрыть правду.

    В другом случае сенатская комиссия по расследова­нию деятельности монополий 1 * сообщила, что 200 круп­нейших небанковских корпораций контролируют эконо­мику Соединенных Штатов. В последующих докладах комиссии, в период с 1940 до 1947 г., самым подробным образом демонстрировался рост монополий, врагов


    *  Цифры I, 2 и т д относятся к примечаниям, помещенным в конце книги. (Прим рсд )



    свободного предпринимательства, и подчеркивалась опа­сность этого явления для государства. Но и об этом уз­нали немногие, ибо из 50 миллионов экземпляров еже­дневно выходящих в США газет, не менее чем в 49,5 мил­лиона экземпляров сообщение комиссии не было помещено.

    При президенте Ф. Д. Рузвельте министерство юстиции США, несмотря на давление могущественных компаний и отсутствие достаточных средств (фонды его сведены Бюджетным бюро до минимума), выдвинуло обвинения против восьми крупнейших банков страны, против лю­дей, которые монополизировали ипотечные операции, жилищное строительство и в интересах наживы доби­ваются сохранения трущоб в больших городах. «Священ­ное» имя Д. П. Моргана и имена его главных соперни­ков упоминаются в деле, переданном правительством на рассмотрение федеральному Большому жюри2. Однако ничего не было сделано, чтобы возбудить протест об­щественности. Никто не обратил внимания публики так­же на то, что лица, названные Айкеном в сенате, уже и раньше упоминались в докладах различных комиссий по расследованию деятельности монополий, а теперь снова фигурируют в качестве главных обвиняемых в антитрестовских процессах, возбужденных в связи с проведением некоторыми трестами незаконных финансо­вых и ипотечных операций.

    Все знают, что в Вашингтоне имеются могуществен­ные силы, оказывающие влияние на законы государства. Они известны под названием лобби0. В 1946 г. конгресс, уже не впервые, принял решение против этой формы не­видимого правительства, и в 1947 г. были зарегистриро­ваны сотни лоббистов, которые стали давать ежеквар­тальные сведения о своем финансовом положении и сво­ей деятельности, причем все эти сведения регулярно за­носились в отчеты конгресса.

    Однако не все знают — и это один из наиболее во­пиющих примеров системы замалчивания в печати, — что самым важным и, следовательно, самым сенсацион­ным из всех сообщений комиссии по расследованию деятельности монополий является сообщение, в котором говорится, что подлинным могуществом обладает лобби



    Национальной ассоциации промышленников4. Эта ассо­циация оказывает значительное влияние на печать всей страны. В 1947 г. ассоциация утверждала, что она охва­тывает 16 тыс. членов, по, как показало расследование, проводившееся ранее комиссией Ла Фоллета *, на деле ассоциацию контролируют 207 корпораций. Однако и среди этого небольшого числа действительным влиянием пользуется группа в 12 человек, определяющая полити­ку ассоциации на тайных совещаниях.

    Почти все эти 12 человек входят в список тысячи американцев, перечисленных сенатором Айкеном.

    Нее эти лица совместно с другими лидерами Нацио­нальной ассоциации промышленников и одним издате­лем газеты создали избирательный фонд в сумме 53 700 долларов в Южной Дакоте. Этот фонд использо­вался в 1942 г. и во время следующих выборов для того, чтобы обеспечить избрание в сенат и палату предста- р.ителей четырех человек, которые поддерживали бы все меры, предлагамые или одобрямые руководителями корпораций, их соучастниками и их лобби. Человеческие права и уровень жизни пятнадцати миллионов членов американских профсоюзов ставились под угрозу законо­проектом, предложенным Кейзом 5 — одним из тех, кто был избран с помощью указанного фонда.

    Некоторые лица из, числа тысячи американцев контро­лируют также картели, которые вследствие своих дело­вых связей с нацистами в значительной мере препят­ствовали укреплению обороноспособности США и впослед­ствии осуществлению программы военного производства.

    Бывший помощник министра юстиции Тэрмен Ар­нолд, разъясняя, каким образом монополии грабили всех граждан страны, заявил, что несколько малочислен­ных, но влиятельных групп «были виновниками охватив­шей страну депрессии, во время которой минимальное число безработных достигало 9 млн., царила нужда среди изобилия и некуда было применить неиспользо­ванный капитал и незанятую рабочую силу». Арнолд не назвал ни одного имени. Тем не менее, не приходится сомневаться в том, что образ мыслей граждан Соеди­


    *  Подробнее об этой комиссии см. стр. 64. (Прим ред)



    ненных Штатов, а также их здоровье и достаток, их труд или отсутствие у них работы или, короче говоря, все их благополучие в значительной степени зависит от группы лиц, располагающих реальной властью. Дейст­вия этих лиц остаются в тайне, их имена редко кто слы­шит; народ, возможно, смутно догадывается об их дея­тельности, но он не располагает данными, свидетельст­вующими об их враждебности и их действительной силе.

    Одни и те же имена— мы назовем их в следующих главах — постоянно фигурируют в докладах, представ­ленных конгрессу по различным вопросам: о деятель­ности «Американской лиги свободы» * и связанных с ней фашистских, антисемитских и антирабочих организаций;

    о  вашингтонских лобби; о мошенничествах владельцев предприятий общественного пользования; о предатель­ской роли картелей во время второй мировой войны; они фигурируют в списке финансовых покровителей «Комите­та борьбы за конституционное правительство» (называе­мого некоторыми членами конгресса главной фашистской организацией Америки), среди членов Американского комитета действия — новейшей из организаций «большо­го бизнеса», потворствующей наступлению реакции под предлогом защиты «свободного предпринимательства»

    Когда все доказательства будут изложены, читатель сам сможет убедиться в том, что какая-нибудь тысяча американцев стоит на пути не только осуществления плана гидротехнических сооружений на реке Св. Лав­рентия 6, но и всякого прогресса в Соединенных Штатах Америки.

    В этой книге мы приводим только часть огромного количества обличающих документов. Пусть факты гово­рят сами за себя. Но прежде всего следует отметить то обстоятельство, что хотя эти документы существуют, американский народ о них ничего не знает, так как пе­чать и другие источники информации находятся в ру­ках тысячи американцев, и, как правило, такого рода сведения не получают широкой огласки. Факты дейст­вительно говорят сами за себя, но часто их голоса


    *  Более подробная характеристика упоминаемых аптором реак­ционных и фашистских организаций дана в глава к XV и XVI. {Прим, ред.)



    никто не слышит. Они фиксируются в отчетах когрес- са, в трех-четырех либеральных еженедельниках или на страницах книг, которые распродаются в количестве примерно 2 тыс. экземпляров. Таким образом, лишь весь­ма небольшая часть народа понимает, что монополии не только захватывают в свои руки крупные отрасли про­мышленности, но что они влияют также на формиро­вание общественного мнения и глушат силы, которые могли бы создать лучшую Америку, если бы над ними не довлел этот контроль.

    Всего каких-нибудь десять лет назад газеты Скриппс- Говарда — самая влиятельная сеть газет в Америке («Нью-Йорк уорлд телеграм», «Кливленд пресс», «Роки маунтейн ньюс», «Питтсбург пресс», «Вашингтон ньюс», «Цинциннати пост» и др.) —все еще служили интересам общества, а не интересам корпораций. Когда Федераль­ная торговая комиссия 7 опубликовала свои выводы, эти газеты довели их до сведения читателей. В выводах комиссии указывалось, что электроэнергетическая про­мышленность ежегодно тратила 25—30 млн. долларов для того, чтобы привить американскому народу свои взгляды на экономическую систему страны. Достига­лось это подкупом редакторов, владельцев и издателей газет в стране.

    Выводы комиссии подкреплены документами, запол­няющими 73 тома. Под давлением столь неоспоримых доказательств многие газеты, их владельцы и их глаша­тай «Эдитор энд паблишер» ныне готовы признать, что раньше печать была продажной. По сути дела они все­гда с готовностью признают, что печать была продаж­ной в прошлом, но они никогда не согласятся с тем, что печать продажна и в настоящее время. Между тем фак­том является также и то, чт,р на протяжении второй ми­ровой войны и после ее окончания правительство про­вело ряд расследований, в результате которых были сделаны еще более сенсационные и значительные разо­блачения, чем в случае с расследованием деятельно­сти трестов предприятий общественного пользования, проводившимся Федеральной торговой комиссией. Но американская печать, продолжавшая втихомолку полу­чать ежегодно взятки на сумму в 25 млн. долл., вновь



    урезывала, хоронила на последних страницах или вов­се не помещала этих сообщений и, напротив, по воз­можности понемногу опубликовывала данные, реаби­литировавшие корпорации, которые предавали высшие интересы государства.

    На сей раз газеты Скриппс-Говарда присоединились ко всем другим органам печати в их заговоре молчания.

    Однако над заголовками девятнадцати газет это­го треста все еще продолжал красоваться благородный девиз: «Дайте свет, и народ сам найдет свой путь».

    Одним из самых важных расследований, предприня­тых в Соединенных Штатах, было расследование дея­тельности монополий. Результаты его были опублико­ваны в 37 томах и 43 специальных монографиях; как представители печати, так и все граждане имеют возможность прочесть их (их можно получить у заведующего архивами в Вашингтоне). Содержащиеся в них документы проливают свет на истинное положе­ние вещей, и знакомство с ними могло бы побудить лю­дей действовать.

    Однако народ ничего не знает об этих документах, так как перед ним стоит глухая стена, созданная жур­налами и газетами. Причина того, что народ почти ни­чего не узнал о содержании этих разоблачающих дея­тельность монополий 80 томов, станет понятной по проч­тении приводимых ниже выдержек.

    Начнем с того, что президент Рузвельт в своем пос­лании конг рессу с просьбой провести расследование дея­тельности монополий сделал заявление, которое доказы­вает, что он со своей стороны отчетливо понимал, какую угрозу представляет собой концентрация богатств и эко­номической власти в руках небольшого числа лиц, воз­можно даже меньшего числа, чем тысяча американцев. Рузвельт сказал:

    «...У нас н настоящее время наблюдается беспрецедентный в истории рост концентрации мощи частных лиц.

    Эта концентрация серьезно препятствует экономической эф­фективности частного предпринимательства как способа обеспече­ния занятости рабочей силы и приложения капитала, а также как способа обеспечения более справедливого распределения доходов и заработков среди всего населения страны в целом».



    В заключение президент сказал, что «как только все поймут, что монополия деловых предприятий в Аме­рике парализует систему свободного предприниматель­ства, на основе которой она возникла», действия прави­тельства будут приветствоваться как рабочими, так и предпринимателями. Но в последнем президент ошибался.

    В 1942 г. во вступительном слове к отчету комиссии Рузвельт вновь заявил, что «руководство экономической жизнью юсударства должно быть изъято из рук несколь­ких лиц и распределено между многими или передано на­роду и ответственному перед ним демократическому пра­вительству». Однако в 1946 г. Дэвид Линч, опубликовав анализ результатов расследования в книге «Концентра­ция экономической мощи» *, отметил, что работа комис­сии представляет собой печальную констатацию одной из величайших неудач в современной истории.

    Выводы комиссии по расследованию деятельности монополий — это единственный документ, опубликован­ный американским правительством, в котором названы правящие семьи и правящие силы страны. Тысяча амери­канцев, препятствующих прогрессу государства, не прос­то перечислены, здесь показаны все их широко разветвлен­ные связи. Здесь факты не замалчиваются. Экономисты жалуются на то, что при расследовании «ни разу не де­лалось попыток определить, что представляет собой кон­центрация», не был рассмотрен вопрос о том, «являет­ся ли концентрация неизбежной, полезной и желатель­ной», и что «мало внимания было уделено анализу ее ьлияния на политическую жизнь государства». Однако, по мнению автора этой книги, выводы комиссии по рас­следованию остаются одним из самых сильных обвини­тельных актов в истории Америки, и лишь вследствие того, что факты, приведенные в ней, были скрыты от читателей газет и журналов и слушателей радио, они не дали каких-либо положительных результатов. Свет не дошел до народа...

    Комиссией по расследованию деятельности монопо­лий руководил сенатор О’Махони. В состав комиссии входили также многие консервативные и реакционные


    David Lynch, The Concentration of Economic Power, 19-46.

    28



    деятели, в том числе члены конгресса Хэттон Самнере и Кэрролл Рис, ставший в 1946 г. главой республикан­ской партии. Однако ни республиканские, ни демократи­ческие газеты ничего не сообщили о работе комиссии, если не считать безобидных упоминаний и общих выска­зываний. Народ ничего не узнал о самых могуществен­ных лобби, перечисленных в монографии № 26; для мил­лионов людей попрежнему остается тайной, кто же эти 13 правящих семейств, деятельность которых рассматри­вается в монографии 29 (см. приложение 1). И вновь становится очевидным, что хотя американская печать утверждает, чго она «самая свободная печать» в мире, американский народ—это наименее информированный народ среди всех просвещенных наций мира.

    В данном 'случае замалчивание фактов имело двой­ную причину: газеты не только оградили от критики своих хозяев — золотых тельцов, обладающих деньгами и властью, — по они замолчали также и тот факт, что наконец даже официальный документ признал, что сама американская печать — это не что иное, как одно из ору­дий, с помощью которых скрытые силы правят госу­дарством.

    Монография ЛЬ 26, основанная на документах, входя­щих в дру! ие тома, начинается следующим утверждением:

    «Перед американским народом стоит проблема — кто будет ока­зывать решающее влияние на правительство, какими средствами и с какой целью.

    Борьба за влияние на правительство ведется с момента основа­ния республики..

    Издавна монополии настойчиво стремились к экономическому господству, а иногда и к захвату политической власти для дости­жения своекорыстных целей. Ич цели заключаются не только в по­лучении прибылей, но и в обладании властью как таковой, которую они рассматривают как атрибут собственности.

    Даже в настоящее время, когда более широко, чем когда-либо раньше, признается, что целью государственной власти является обеспечение всеобщего благосостояния, ее представители действуют с неизмеримо меньшей решимостью и целеустремленностью, -icm представители деловых кругов».

    Монополии — это самая крупная и самая мощная из всех групп, оказывающих давление на правительство. Монополии обладают политической и экономической властью.



    Хотя «Американский легион» * является весьма влия­тельной организацией-, хотя блок фермеров и лобб;* организованных профсоюзов, представляющие 15 или более миллионов избирателей, оказывает большое влия­ние в «борьбе за преобладание», между всеми этими группами «наибольшим весом и влиянием... пользуется группа «бизнеса».в которой господствуют 200 круп­нейших небанковских и 50 крупнейших банковских кор­пораций, а также объединяющие их и их сателлитов предпринимательские и торговые ассоциации».

    В этом месте монографии в сноске указывается, что «в 1935 г. 200 крупнейших небанковских корпораций контролировали имущественные активы на сумму свыше 60 млрд. долл.». Указывается также, что активы Наци­ональной ассоциации промышленников, объединяющей примерно 16 тыс. членов, составляют как раз 60 млрд. долл. В состав Национальной ассоциации промышлен­ников фактически входят все эти 200 корпораций, за ис­ключением компании Форда и двух-трех других фирм- миллиардеров.

    Все эти скрытые и явные силы, представленные раз­личными лобби и влиятельными группами, не только свя­заны с членами конгресса, но они прибегают даже к бо­лее сильным средствам: они пользуются средствами об­щественного воздействия, «чтобы формировать общест­венное мнение для достижения своих целей».

    «С помощью печати, организации общественного мнения и групп «давления» можно оказывать влияние на хед политической жиз>ш государства. Хотя все три упомянутых фактора играли известную роль, начиная с момента основания нашего государства, в настоящее время тенденциозность их использования необычайно возросла. Все группы, борющиеся за власть, пользуются ими, но чаще всего они отражают точку зрения монополий .. Благодаря ряду изобретений и усовершенствований печать, радио и другие орудия формирования общественного мнения приобрели гораздо большее значение в поли­тическом процессе, чем когда-либо раньше...

    Торговая палата Соединенных Штатов, широко представляЬщая деловые круги, является главной среди организованных групп пред­принимателей. Выдающуюся группу представляет собой Националь­ная ассоциация промышленников».


    *  О фашистской организации «Американский лагион» см. гл. XVI. {Прим. ред.)



    Здесь весьма важно отметить установленный комис­сией Ла Фоллетта, но мало известный факт, что Торго­вая палата Соединенных Штатов фактически является одним из многих вспомогательных органов, созданных Национальной ассоциацией промышленников.

    В монографии перечисляются другие влиятельные де­ловые группы и почти все они либо связаны с руководи­телями Национальной ассоциации промышленников, ли­бо подчинены им. Далее в монографии приводится одно из наиболее знаменательных разоблачений:

    «Среди сателлитов промышленности Американская ассоциация коммерческих банков входит в объединенный фронт, выступающий против правительства. Аналогичную роль играет Американская ас­социация инвестиционных банков. Американская ассоциация' адвока­тов— хотя она бесспорно не обьединяет всех адвокатов страны — представляет ту часть юристов, которые по своим воззрениям самым тесным образом связаны с американскими деловыми кругами. Еже­дневные газеты страны, объединенные в Американскую ассоциацию издателей газет, выступают в защиту бизнеса и против прави­тельства. »

    Очевидно, упоминание об Американской ассоциа­ции издателей газет и было причиной того, что газеты, главные владельцы которых являются членами и руко­водителями ассоциации, не опубликовали этого раздела. Комиссия по расследованию деятельности монополий в официальном документе разоблачила печать как агента бизнеса, и газеты обошли молчанием результаты ее работы.

    Далее в монографии подробно приводится история и характеризуется политика Торговой палаты и Наци­ональной ассоциации промышленников, причем прежде всего отмечается, что палата была основана ассоци­ацией.

    «Деловые круги оказывают влияние на рабочую политику правительства через Национальную ассоциацию промышленни­ков, ^ерез ее членов и ее филиалы и через близкие к ней орга­низации...

    Через посредство Национального промышленного совета..., орга­низованного и управляемого Национальной ассоциацией промышлен­ников, мобилизуется и направляется деятельность предпринимате­лей на политическом фронте..

    Глубокая общность интересов Американской ассоциации адво­катов и деловых кругов выявилась в том, что ассоциация формулиро-

    31



    вала и продвигала законодательные предложения, предназначенные для противодействия закону Вагнера. Такая же общность инте­ресов существует между деловыми кругами и Американской ассо­циацией издателей газет».

    Ео время первой мировой войны, — как было уста­новление расследованиями, произведенными конгрессом непосредственно после ее окончания и позже Комиссией по расследованию деятельности промышленности воору­жений8,— владельцы корпораций присвоили миллиарды долларов, ограбив правительство и американский народ. Прибыли их были невероятно велики. В результате той войны не менее 23 тыс. человек стали миллионерами и архимиллионерами. Было решено, что это никогда не должно повториться.

    Но все это, однако, было забыто в 1940 г., когда на­чалось осуществление программы обороны. В то же время газеты, начиная с 1940 г. и по сегодняшний день, не устают твердить, убеждая своей^назойливостью пода­вляющее большинство читателей, что рабочие объяв­ляли забастовки и не проявляли никакого патриотизма, ь то время как деловые круги были не только патрио­тичны, но и благородны и «свободное предприниматель­ство» спасло страну и мир.

    А факты говорят как раз об обратном.

    Напомнив о продажности деловых кругов во время первой мировой войны, монография добавляет:

    «В период кризиса национальной обороны в 19Ю г. деловые круги заняли почти такую же позицию, как и 23 года назад Дело­вые круги готовы били помочь правите 1ьству и народу, но прежде чем пустить колеса н ход, они требовали, чтобы платя чл эту помощь была установлена заранее. Прибыли, налоги, займы и тому подоб­ное имели для деловых кругов, видимо, большее значение, чем про­изводство пушек, танков и авиационных моторов»

    В действительности широко распространенные италь­янские забастовки*, имевшие место в 1940—1941 гг. и даже позже, были инспирированы крупными предпри­нимателями — членами Национальной ассоциации про­мышленников и Торговой палаты, и были направлены


    *  Под этим названием известны забастовки, при которых ра­бочие остаются на предприятии, не выполняя совсем работы или же работая замедленным темпом. (Прим. ред.)



    против американского народа и его военных усилий. Если в Америке и была какая-либо группа, предавшая интересы всего народа, то это была группа крупных ттредприиимателей. Об измене этой группы во время второй мировой войны никогда не упоминалось в печати.

    В заключение в монографии сказано

    «Грубо говоря, правительство и народ беспомощны, когда при­ходится иметь Д£Ло с бизнесом во время войны или и какой-либи другой критический период. Деловые круги соглашаются работать только на тех условиях, которые они сами диктуют. Они контроли­руют естественные ресурсы, ликвидные активы, стратегические по­зиции национальной экономики страны; они — хозяева в области технического оснащения и знания производственных процессов. Оныг мировой войны, по всем данным, сейчас повторяющийся, свидетель­ствует о том, что деловые круги идут навстречу стране лишь в том случае, если им «хорошо платят». По сути дела, это — шантаж..

    Деловые круги, устанавливая условия своего сотрудничества, видимо, охотно поставили бы под угрозу самые основы государства. Они занимают такую позицию, что возникает вопрос: какова цена их патриотизму?..

    Демократия в Америке вынуждена обороняться. На предше­ствующих страницах было показано, что влиятельные группы, судч по их нынешним действиям, как правило, не содействуют обеспе­чению общего благосостояния».

    Именно общему благосостоянию нации угрожают дейст­вия влиятельных капиталистических групп, защищаю­щих свои эгоистические интересы. Во главе этих групп стоят Национальная ассоциация промышленников и ее филиалы (в частности Торговая палата), а также ее са­теллиты (в том числе Ассоциация издателей газет и журналов и Ассоциация адвокатов). Лоббист «Амери­канского легиона» выступает от имени по меньшей ме­ре 3 млн. человек, лоббист профсоюзов представляет не менее 15 млн. человек, в то время как лоббист Нацио­нальной ассоциации промышленников, хотя и представ­ляет 16 тыс. членов ассоциации, фактически выступает от имени ее верхушки в 207 человек.

    США никогда не пришли бы к такому положению, если бы печать в Америке была действительно свобод­ной печатью. Но сама печать под давлением финансовой мощи организованных влиятельных групп стала на сто­рону врагов общего благосостояния Соединенных Шта­тов. Как указывалось нами раньше в книге «Лорды


    3  Сельл ес


    33



    прессы» *, американская печать в течение одного года имела следующие «великие достижения»:

    1)  газеты боролись против всех мероприятий, которые могли уменьшить их прибыли;

    2)  они возглавляли нападки на закон о доброкаче­ственности продовольственных и фармацевтических то­варов;

    3)  выступали против закона Вагнера9;

    4)  настаивали на внесении в предполагаемый закон о социальном обеспечении поправки, оговаривающей осо­бое положение газетных издательств;

    5)  предлагали ввести принудительный арбитраж для разрешения трудовых конфликтов и объявить забастовки вне закона;

    6)  выступали в защиту детского труда;

    7)  неодобрительно отзывались о законе об охране труда.

    (В 1946 г. газета «Нью-Йорк пост» в одной из своих реклам напомнила, что в 1850 г. она была единственной из нью-йоркских газет, поддерживавшей аболициони­стов. Все остальные органы столичной печати либо за­нимали нейтральную позицию, либо поддерживали си­стему рабства.)

    При режиме Рузвельта государство переживало эпоху прогрессивного законодательства, оно шло вперед. Со смертью Рузвельта возродилась реакция.

    Результаты выборов 1946 г. рассматривались боль­шинством людей, опрошенных институтом Галлупа 10, как мандат на уничтожение Нового курса, закона Вагнера и почти всех реформ прошлого десятилетия. Правитель­ственный контроль прекратил свое существование, и бы­ла провозглашена эра наживы, грабежа и «свободного предпринимательства». Председатель Конгресса произ­водственных профсоюзов Мэррей в своем обращении по случаю Дня труда сказал: «Жадность и стремление к наживе небольшой группы лиц угрожают экономической свободе всех граждан».

    Сторонники существующего порядка и реакционе­ры— как республиканцы, так и демократы — вновь


    *  S е 1 d е s, G., Lords of the Press, 138, p. 19.



    пришли к власти. Однако, в то время как первые до­вольствуются тем, что топчутся на месте, сторонни­ки реакции предпочитают итти назад.

    В последующих главах реакционеры будут названы, и выдвигаемые против них обвинения будут подтвер­ждены документами, показывающими, какой вред на­носят эти люди общему благосостоянию народа Соеди­ненных Штатов; тогда действительно станет ясно, что «большим бизнесом», политикой, влиятельной печатью и крупными реакционными движениями нашего времени заправляет лишь небольшая группа людей, вероятно, не более тысячи американцев. Эти люди, поддерживая су­ществующую систему или поощряя движение вспять, не допускают наступления «века простых людей».



    Г лава 2


    Власть, печать и политика

    Если, скажем, в 1950 г. случится, что какая-нибудь мужественная газета или какой-нибудь журнал, незави­симый от влияния электроэнергетической промышлен­ности, разоблачит тот факт, что могущественный союз корпораций, политических деятелей и печати, заинтере­сованный в получении больших прибылей, в течение мно­гих лет препятствовал использованию атомной энергии в мирных целях, это нисколько не удивит людей, бывших на протяжении двадцатого века свидетелями того, как саботировалось всеобщее использование электроэнергии в США

    Мною лет назад выдающиеся деятели науки считали, что использование электроэнергии приведет к освобож­дению человечества от власти природы.

    Ныне ученые предсказывают, что конец тяжелому труду наступит с использованием атомной энергии. Это, конечно, возможно при условии, что «свободное пред­принимательство» не наложит на нее свою руку.

    Против экономической эмансипации народов мира всегда боролась небольшая группа людей, которые на­живались на эксплоатации естественных богатств, нахо­дившихся в их владении или под их контролем. Если бу­дет тормозиться использование атомной энергии для мирных целей, то это произойдет только из-за неудер­жимого стремления к наживе и власти людей, контро­лирующих финансы, печать, общественное мнение и политику.

    В этой и следующей главах мы покажем, как осуще­ствляется этот контроль в одном из наименее населенных штатов США и в штате Нью-Йорк. Внешне различия огромны, но как в одном, так и в другом штате приме­няется одна и та же система, и главный результат один:



    народ всегда страдает, а печать всегда поддерживает тех, кто наживается за счет всеобщего благосостояния.

    *         -*г

    Штат, о ко юром будет итти речь, — Монтана — тре­тий по величине и сороковой по численности населения в США. Народ в Монтане достаточно умен и понимает, что именно является порочным в общественной жизни их штата Все порочное определяется одним словом — «Компания». О чем бы ни шла речь — о политике, сель­ском хозяйстве, скотоводстве, горном деле, электрифи­кации, водной энергии, процветании или безработице, о печати, — говоря! о «Компании». В штате Монтана гос­подствует компания по добыче меди «Анаконда коппер майнинг компани». Все знают об этом; лишь немногие довольны этим; большинство не желает господства компании; однако до сих пор еще сделано очень мало, чтобы освободить от него Монтану.

    Причина бессилия населения Монтаны против компа­нии и того, что воля возмущенных избирателей часто не отражается на результатах выборов, ясна: компания фактически контролирует всю печать в штате, а когда это орудие находится в руках частных владельцев, поч­ти невозможно провести в жизнь какую-либо программу, отражающую интересы большинства. Компания, печать и связанные с ними политиканы правят штатом, задер­живая его прогресс.

    Трудно сказать, хуже или лучше здесь положение, чем в других штатах; обследования показали, что и в других местах преобладают подобные же условия. Мы остановились, однако, на Монтане по двум причи­нам* во-первых, здесь союз противников общего благосо стояния — печать, финансовые и политические деятели — действует со свойственной западным штатам откровен­ностью— грубо, произвольно и вызывающе; во-вторых, этому союзу был брошен вызов не кем иным, как стар­шим сенатором штата, самым выдающимся его гражда­нином, одним из немногих подлинных государственных деятелей в Вашингтоне.

    Тем не менее, заговор молч"ания против народа в Монтане настолько хорошо организован, что даже сена­



    тор Мэррей не был в состоянии его нарушить. Он неод­нократно убеждался в том, что печать штата неизменно замалчивает его выступления, и был вынужден рассы­лать тексты своих политических речей прогрессивным гражданам, прилагая к ним следующее обращение:

    «Прошу вашего внимания!

    Прилагаемый текст моего выступления в сенатской комиссии по вопросам банков и валюты относительно свободы печати в Монтане содержит неопровержимые факты, которые должны стать известными всем гражданам Монтаны. Будущее процветание и развитие нашего штата зависит от осведомленности населения. Прошу прочесть прилагаемый материал и передать его для озна­комления другим гражданам.

    Искренне ваш Джеймс Е. Мэррей, сенатор США».

    Скандальное положение с печатью в Монтане неод­нократно подчеркивалось на протяжении многих деся­тилетий. Виллард, Синклер и другие писатели приводи­ли доказательства того, что газеты штата контролируют­ся владельцами медной компании. Было обнаружено, что некоторые газеты непосредственно принадлежат им, другие получают взятки, третьи имеют закладные в банках компании, дефицит четвертых ежегодно по­крывается медными королями, и почти все помещают объявления компании «Анаконда коппер .майнинг» и электрокомпании «Монтана пауэр». В свою очередь га­зеты в редакционных статьях выражают благосклонное отношение к этим корпорациям.

    Несколько провинциальных еженедельных газет яв­ляются единственными органами печати в штате Монта­на, которые открыто не подчинялись компании и в свое время поддерживали кандидатуру Мэррея на пост сена­тора. Эти газеты опубликовали также разоблачающее заявление сенатора, которое являетс-я одним из наиболее важных документов современной истории. Оно характе­ризует положение печати не только в Монтане, но и в других штатах. Приводим выдержки из заявления сена­тора Мэррея

    «. .Лишь в нескольких городах нашего штата существует че­стная печать, информации которой не инспирируются компаниями. Общеизвестно, что компании «Анаконда коппер майнинг» подчи­нены многие газеты в Монтане. Эти газеты издаются в городах



    Хелена, Бьют, Анаконда, Миссула, Ливингстон и Биллингс. Среди этих газет есть и так называемые демократические и так называе­мые республиканские, но политический курс тех и других устана­вливается в штаб-квартире компании «Анаконда» в Нью-Йорке.

    Например, в моем родном городе Бьюте компания «Анаконда» владеет утренней газетой «Демократик» и вечерней газетой «Рипаб- ликен», причем обе они печатаются на одном печатном станке и все и> материалы подлежат цензуре компании «Анаконда».

    Публикуемые этими газетами сведения искажаются таким обра­зом, чтобы ввести в заблуждение и запугать общественность в от­ношении важнейших вопросов. Благодаря тому, что компания «Ана­конда» в военное время извлекала огромные прибыли из правитель ственных контрактов, она в состоянии содержать эти газеты с убытком для себя. Иными словами, практически эти газеты субси дируются из федеральных фондов...

    Компания совершила крупные мошеннические акты, поставляя правительству провода и кабели такого плохого качества, что этим ставилась под угрозу жизнь американских солдат на фронтах войны. Она помещает дорогие рекламные объявления в собствен­ных газетах, стоимость которых она, естественно, относит к расход­ным статьям в отчетах о своем бюджете. Таким образом, она фи­нансирует собственные газеты деньгами налогоплательщиков, в то же время восставая против публикования в провинциальной печати правительственных реклам.

    Крупные столичные газеты и журналы также субсидируются с помощью дорогостоящих реклам, помещаемых крупными промыш­ленными корпорациями, работающими на войну. Стоимость этих реклам, конечно, включается в стоимость вооружения, заказанного правительством — другими словами, расходы этих корпораций на рекламы в собственных газетах, а также в крупных газетах и жур­налах, покрываются правительством Соединенных Штатов. Таким образом, крупные газеты и журналы субсидируются крупными пред­принимателями, в то время как небольшие провинциальные газеты остаются обездоленными и с трудом перебиваются..

    Газеты Бьюта приобретаются в собственность и содержатся с одной лишь целью — завоевать контроль над политической жизнью штата Монтана. Обычай закупать газеты ведется с давних времен, и возник он благодаря ожесточенной борьбе медных королей Мон­таны между собой. Они контролируют и содержат те газеты, кото­рые при помощи искаженного освещения событий и проблем изби­рательной кампании дали им возможность занять господствующее положение в законодательных органах штата и оказывать решаю­щее влияние на избрание представителей в федеральные органы.

    Об  этом знают все в Монтане. Об этом писали в газетах. На­сколько я знаю, об этом писали в ряде книг, изданных в Америке в последнее время. Например, Джордж Сельдес посвятил целую главу своей книги «Свобода печати»* характеристике этого поло­жения .


    *  S е 1 (1 е s G , freedom of the Press, 1935



    Заговор этот существует уже ряд лет, и если бы провинциаль­ная печать не высказывалась в пользу моей кандидатуры> то менч провалили бы на последних выборах.

    Они (компания «Анаконда» и контролируемая ею печать) за­интересованы только в сохранении и умножении своих капиталов и в возможности эксилоатировать штат. Они задерживают развитие штата, и в результате их господства население Монтаны — третьего по величине штата в США — постепенно сокращается.. Они заста­вляют штат существовать на основе добывающей промышленности Они мешают использованию наших крупных водных ресурсов и созданию дешевой энергии, благодаря которой развивалась бы про- мышленность и значительно возросло бы население.

    Гибель мелких провинциальных органов печати будет иметь роковые последствия для свободы печати в Америке. Эти журналы и газеты дали стране — и, мы можем надеяться, будут давать и в будущем — некоторых из наших наиболее гмелых и способных жур­налистов, мужественно выступавших в защиту полезных меро­приятий.

    Я поистине опечален существованием такого положения... Мне кажется, что свободная печать Америки оказала бы стране боль­шую услугу, если бы она осудила практику подкупа газет в лю бом районе Соединенных Штатов; мы должны иметь в Америке та­кую печать, к которой народ относился бы с доверием, а он не может доверять газетам, если чнает, чти они являются собствен­ностью корпораций и используются последними в их целях».

    Несколько лет назад Освальд Гаррисон Виллард пи­сал, что следующие газеты Монтаны являются собствен­ностью владельцев медной компании. «Монтана стан- дард оф Бьют» и «Бьют дейли пост», «Анаконда стан- дард», «Хелена демократ» и «Хелена рекорд гералд», «Миссулиэн» и «Миссула сентинел», «Биллингс газетт» и «Ливингстон энтерпрайз»

    Почтовые законы требуют, чтобы ежегодно давались сведения о владельцах органов печати. Тем не менее, из­вестно, что некоторые органы печати скрывают, кто яв­ляется их подлинными покровителями. Рекламные объяв­ления, которые «Анаконда» и разделяющая с нею власть над штатом электрокомпания «Монтана» помещают в газетах, бросаются в глаза, но другие, находящиеся в их распоряжении рычаги управления скрыты даже от пытливых наблюдателей.

    Одна из независимых мелких еженедельных газет «Пиплз войс» («Голос народа»), издаваемая X. Е. Брю­сом, поистине является голосом, вопиюшим в медной пустыне. В номере этой газеты от 2 февраля 1943 г.



    заголовок статьи Брюса гласил. «Отчеты о финансовом положении газет свидетельствуют о значении зависимой прессы для корпораций». В статье говорится, что «ком­пания «Анаконда коппер майнинг» считает желательным и выгодным тратить огромные суммы для того, чтобы сохранить контроль над большинством источников рас­пространения информации в штате». Статья утверж­дает, что хотя эта компания не числится среди корпораций, издающих газеты, «никогда не отри­цалось, что огромные «долги» издательств покрываются субсидиями медной компании, которые она предоставляет, чтобы контролировать выпускаемые издательствами еже­дневные газеты и диктовать им политический курс». Ни­же приводятся цифры основного капитала и долгов большинства ежедневных газет Монтаны:

    Издательская компания «Монтана ракорд»: газета «Монтана рекорд-геральд» (Хелена); основной капитал 38 945 долл.; долги 188 376 долл.

    Издательская компания «Миссулиэн»: газета «Ми:- сулиэн» (Миссула), основной капитал 50 200 долл.; дол­ги 47 066 долл.

    Издательская компания «Индепендент»: газета «Ин- депендент» (Хелена); основной капитал 75 тыс. долл.; долги 210 616 долл.

    Издательская компания «Стандард»* газета «Монгл- на стандард» (Бьют); капитал 100 тыс. долл.; долги 383 017 долл.

    Издательская компания «Пост»: газета «Бьют пост»; капитал 124 500 долл.; долги 116 251 долл.

    Следует отметить, что некоторые из этих газет, сей­час сильно обремененные подобного рода «долгами», и являются теми органами печати, о которых много лет назад Виллард писал, что они непосредственно подчине­ны владельцам медной компании.

    Продажность печати Монтаны ярко выявилась, ког­да сенатская комиссия, расследовавшая мошеннические дела фирм в военное время, обнаружила, что одно из пред­приятий компании «Анаконда» выпускало провода плохого качества, которые продавались военному министерству для передачи их союзникам Америки (в 1943 г.) и в даль­нейшем для их использования американскими войсками.



    Эта скандальная история стала известна местному отделению Национального союза фермеров11, но не из газет Монтаны. На собрании отделения в Люистоне бы­ла принята следующая резолюция:

    «Мы, фермеры и скотоводы Монтаны, глубоко возмущены лег­костью наказания, присужденного компании «Анаконда коппер май- нинг», виновной в продаже правительству заведомо негодных воен­ных материалов и поставившей тем самым под угрозу жизнь аме­риканских солдат, в том числе и наших сыновей».

    Контролируемая компанией печать не опубликовала этого документа, так же как она замалчивала и все дру­гие материалы, опубликование которых было невыгодно компании.

    В подавляющем большинстве случаев ежедневная печать Монтаны выступает против рабочих, против зем­ледельцев и скотоводов, иными словами, она выступает против интересов населения Монтаны. Это подтверди­лось вновь, когда после успеха работ по реконструкции долины реки Теннесси было предложено, чтобы осу­ществление плана реконструкции долины реки Миссу­ри 12, берущей свое начало в штате Монтана, явилось следующим крупным шагом в деле электрификации страны.

    Электрокомпания «Монтана» — противник осущест­вления этого проекта, а поскольку она вместе с компа­нией «Анаконда» контролирует печать и политику шта­та, то в результате 559 тыс. его жителей лишаются огромных благ, которые дало бы осуществление проекта.

    В этом случае, как обычно, печать стала орудием де­нежных тузов и действовала как враг населения.

    Подкупленная компаниями печать Монтаны ложно освещала все, что касалось работ в долине р. Теннесси, помещала лживые сообщения о плане реконструкции долины р. Миссури, повторяла клеветнические измышле­ния политических деятелей, связанных с компаниями «Ана­конда» и «Монтана», и в результате добилась того, что большинство читателей было настолько запутано и пре­дубеждено, что фактически голосовало против своих собственных интересов.

    Союз фермеров в штате делал все возможное, чтобы обезвредить этот безостановочно льющийся поток яда



    Он пришел к выводу, т<то от ежедневных газет штата немногого можно добиться, но был особенно возмущен тем, что и агентство Ассошиэйтед пресс предоставило компаниям свои услуги для распространения угодной им информации. На съезде членов Союза фермеров все­го штата была принята следующая резолюция*

    «Всем информированным кругам во веем государстве хороню известно, что ежедневные газеты Монтаны, за двумя-тремя исключениями односторонне освещают события, имеющие влияние на благосостояние граждан. Главная причина такого однобокого освещения заключается в том, что большинство газет штата получает крупные кредиты у корпорации, а непосредственный контроль над содержанием редакционных статей и сообщений этих газет нахо­дится в руках Д. Г. Дики из компании «Анаконда»...

    Можно привести буквально тысячи примеров злоупотребления свободой печати в Монтане, чтобы доказать, что газеты пристра­стно строят свою информацию в пользу «большого бизнеса» про­тив интересов всех трудящихся земледельцев и рабочих, а также их организаций. Ярким подтверждением справедливости такого об­винения является освещение печатью события, имеющего актуаль­ное значение. Речь идет о том, как освещался печатью план ре­конструкции долины р. Миссури.

    Закупленные газеты штата никогда не публиковали сообщений, нежелательных для электрокомпании ^Монтана», помещающей в них много реклам Когда компания выступила в суде против группы фермеров Монтаны, претендуя на то, чтобы все воды рек]} Миссури были признаны ее собственностью, печать даже не об­молвилась об этом. Ни одного слова не было напечатано и о том, что на выездной сессии Федерального суда было принято решение в пользу фермеров. Между тем это было одно из самых важных судебных решений на протяжении всей истории Монтаны.

    И сейчас также, когда предпринято крупное государственное мероприятие, имеющее целью благоустройство долины реки Мис­сури, обеспечение работой тысяч людей (в том числе и возвра­щающихся с фронтов ветеранов войны), пресечение наводнений, создание миллионов акров плодородной земли и снабжение деше­вой электроэнергией промышленных предприятий, форм и жилищ, газеты Монтаны и отделение агентства Ассошиэйтед пресс в штаге преподносят своим читателям грубо извращенную картину положе­ния вещей».

    Далее резолюция обвиняет агентство Ассошиэйтед пресс в том, что оно распространяет пристрастные сооб­щения. Агентство ответило, что переданные им сообще­ния либо изменялись газетами, либо вовсе не опублико­вывались. Если правда на стороне агентства, то это дает тем большие основания для обвинения печати.



    Компания «Анаконда» так же полновластно распоря­жается политическими делами штата, как и его газета­ми. Когда в 1944 г. губернатором штата был избран Сэм Форд — первый деятель республиканской партии за 20 лет,— то даже журнал «Тайм» (в номере от 6 'нояб­ря) признал, что «за спиной... Форда стояли «близне­цы» — электрокомпания «Монтана» ч компания «Ана­конда», руководящие политикой Монтаны».

    Карьера бывшего сенатора Бэртона К. Уилера — некогда крупного либерального политического деяте­ля — является великолепной иллюстрацией политической линии компаний. Было время, когда в числе врагов Уиле­ра были все крупные финансовые силы Монтаны, и в первую очередь «Компания» (т. е. «Анаконда»). Но по­том наступило время, когда Уилер был избран в сенат с благословения печати и компании «Анаконда». Пово ротный пункт в карьере Уилера наступил в 1939 г., ког­да им овладела навязчивая мысль стать президентом.

    В период с 1939 по 1946 г. Уилер был одним из ст- мых активных глашатаев реакции в стране. Организа­ция «Америка прежде всего» поддерживала его как в период своей изоляционистской политики, так и тогда, когда она превратилась в партию Джералда Л. К. Смита.

    В 1946 г кандидатура Уилера провалилась на конференции демократической партии. Результат, воз­можно, был бы иным, если бы он в свое время солида­ризировался с республиканской партией вместо того, чтобы солидаризироваться с Национальной ассоциацией промышленников Однако, несмотря даже на поддерж­ку всех реакционеров, в том числе владельцев медной компании и печати, Уилер не смог изменить либераль­ного курса, которого все еще придерживались демокра­тические круги в его штате, и он был вынужден усту­пить свое место в сенате пользующемуся доверием масс стороннику Нового курса Лифу Эриксону.

    Выставленная Лифом Эриксоном программа демокра­тической партии была открыто направлена против инте ресов компании. Она требовала дешевой энергии, охра­ны прав граждан на пользование рекой, использования водны к ресурсов Монтаны для ирригации штата, а ле для обеспечения навигации в нижнем течении рекит



    осуществления планов ирригации и развития энергети­ческих ресурсов через Управление по реконструкции до­лины р. Миссури, которое должно находиться в Монта­не. Эта программа была совсем не по вкусу электроком­пании «Монтана» и компании «Анаконда».

    В ответ на нее электрокомпания через газеты Монта­ны повела борьбу против Управления по реконструкции долины р. Теннесси, против плана реконструкции долины р. Миссури и против Эриксона. Печать пугала мелких предпринимателей тем, что будущее Управление в Мон­тане разорит их. Газеты утверждали, что Управление по реконструкции долины р. Теннесси «хозяйничало на фер­мах, вело работы на большом пространстве принадле­жащей фермерам земли, рубило лес, пыталось ввести систему оказания общественной медицинской помощи, открыло свои бакалейные магазины, пункты обслужива­ния, аптеки... помещения для туристов... взяло на себя выполнение некоторых полицейских обязанностей... пере­селяло семьи, короче — создало некое сверхправитело- ство, стоящее над властями отдельных районов и всего штата в целом». Здесь никого не обошли. Лживая ин­формация, распространяемая подкупленной печатью, пу­гала скотоводов, фермеров, врачей, бакалейщиков.

    Зелса Эктона демократы называли лучшим другом владельцев компании «Анаконда» и электрокомпании «Монтана». Он завоевал расположение предпринима­телей, выдвигая и поддерживая антирабочие законы в законодательных органах штата, голосуя против уста­новления минимальной заработной платы для женщин, против запрещения продажи изделий, изготовленных при помощи детского труда, против принятия штатом закона, аналогичного закону Вагнера, а также законов подобно­го характера. Все это свидетельствует о том, что Эктон является другом корпораций и противником благосостоя­ния народа. И совершенно естественно, что его кандида­туру на пост сенатора поддерживал не кто иной, как сам Джералд, Л. К Смит!

    С помощью печати, контролируемой компанией «Ана­конда», Эктон прибег к обычным шарлатанским прие­мам: он яростно обвинял оппозицию в том, что она «дру­жит с Москвой», и делал все возможное, чтобы не



    касаться действительно важного вопроса — плана рекон­струкции долины р. Миссури. Когда же он не был в состоянии избегнуть этого, он начинал запугивать слу­шателей «красной опасностью»; в своей речи в Льюисто­не Эктон заявил, что «план реконструкции долины Мис­сури — это коммунистический проект, подобный планам, задуманным в Советском Союзе».

    Эктон был избран сенатором. Агентство Федерейтед пресс сообщило профсоюзным газетам, что организа­торы кампании, проводимой республиканской партией, пошли на грубейшую мистификацию: они состряпали фальшивую передачу из Москвы, которая, якобы, одоб­ряла кандидатуру Эриксона. По некоторым данным, рес­публиканская партия потратила на избирательную кам­панию 1946 г. 100 тыс. долл., т. е. во много раз’больше того, что затратила на выборы демократическая партия.

    Республиканская партия ничего не добилась бы свои­ми фальшивыми передачами, если бы она не пользова­лась услугами продажной и корыстной печати, распро­странявшей эту информацию таким образом, чтобы ни один из 959 тыс. избирателей не избежал ее влияния. Благодаря своим громким заголовкам и жульническим приемам печать добилась своего, и значительное число голосов, поданных либералами и рабочими за представи­телей демократической партии, оказалось все же недо­статочным, чтобы противостоять мошенническим обра­зом обработанному «общественному мнению».

    Кампания запугивания «красной опасностью», которая была частью общего стратегического плана, проводи­мого республиканской партией в 1946 г. в общегосудар­ственном масштабе, продолжалась в Монтане и после выборов.

    Жители Монтаны знают, что является порочным в жизни штата, но поскольку они фактически совершенно лишены возможности прибегнуть к помощи свободной ежедневной печати, чтобы вести борьбу, владельцы кор­пораций часто берут над ними верх.

    Обе компании — «Анаконда» и «Монтана» — уже не являются собственностью коренных жителей штата. Владельцы этих компаний находятся на Уолл-стрите. Электрокомпания «Монтана» фактически стала филиа­



    лом корпорации «Америкэн пауэр энд лайт корпо- рэйшн», которая в свою очередь сейчас является сателли­том «империи» Моргана (см. отчеты конгресса от 22 но­ября 1944 г.); руководители компании «Анаконда» нахо­дятся в Нью-Йорке. Много лет назад сенатор Мэррей говорил, что Монтана эксплоатируется как колония, с той разницей, что ею правят не заморские правитель­ства с помощью военной силы, а частные фирмы.

    Отсутствующие собственники держат в своих руках печать штата, подкармливая ее двумя видами объявле­ний: во-первых, они помещают в них рекламные заявле­ния Института Эдисона п о том, как дешева электро­энергия и как должно быть счастливо население, что в этом районе господствует частное предприниматель­ство, а не правительственные органы по реконструк­ции долин рек Теннесси и Миссури; и во-вторых, объ­явления, беспредметно воздающие хвалу принципам «свободного предпринимательства» вообще. Ниже при­водится яркий образец подобных объявлений (взято из льюистонской газеты «Демократ ньюс» от 22 авгу­ста 1943 г. ):

    «ПРЕССА»

    «Ввиду того, что американская печать скобочна и беспри­страстна, не подвергается контролю, наподобие гитлеровского, и не получает никаких государственных субсидий, американцы являются самыми информированными людьми в мире.

    Мы чтим представителей прессы, так много способствовавших социальному и культурному прогрессу населения Монтаны».

    Этот анонс в льюистонской и других ежедневных га­зетах оплачен корпорацией, которая, как известно каж­дому гражданину штата, положила конец свободе и беспристрастности печати, субсидирует силы реакции и препятствует социальному и культурному прогрессу Монтаны.



    Глава 3


    Дж. П. Морган тормозит осуществление проекта работ на реке Св. Лаврентия

    Демократия призвана добиваться максимального благополучия для наибольшего числа людей. Когда ресурсы государства принадлежат его народу, обеспечи­вается устойчивость экономики — основа демократии.

    В Соединенных Штатах частный капитал захватил в свои руки большую часть естественных богатств стра­ны. До открытия атомной энергии только один источник богатств — водные ресурсы — продолжал оставаться об­щественной собственностью.

    Во время правления Вильсона Ньютон Д. Бей­кер писал (см. отчеты Комиссии по расследованию деятельности корпораций, владеющих предприятиями общественного пользования).

    «Мы должны, не откладывая в долгий ящик, исполь­зовать где только возможно водную энергию и сохра­нить уголь.

    Наши водные ресурсы представляют собой неисполь­зованный и неистощимый национальный актив. Тот, кто является их хозяином — в широком смысле слова,— тот, можно сказать, владеет Соединенными Штатами в промышленном и коммерческом отношении...

    Если бы я стремился к власти над моими согражда нами, то я предпочел бы держать в своих руках конт­роль над Масл Шолс 14> чем быть избранным постоянным президентом Соединенных Штатов».

    В настоящее время осуществление плана гидротех­нических сооружений на р. Св. Лаврентия дало бы максимальные блага наибольшему числу людей.

    Президент Рузвельт, обращаясь к конгрессу с прось­бой утвердить этот план, заявил- «Я не знаю ни одно­го проекта такого характера, который имел бы боль-



    шее значение для будущего нашей страны как в воен­ное, так и в мирное время. Утверждение этого проекта показало бы врагам демократии, что мы намерены по­бедить их в производственном состязании, как бы мно­го времени ни заняло осуществление наших планов. В современном мире от исхода этого состязания зависит возвышение и падение наций.

    Я надеюсь, что утверждение этого проекта не заста­вит себя ждать». (Специальное послание конгрессу от 5 июня 1941 г.).

    Военное и морское министерства, начальники гене­рального штаба одобрили этот план, а Канада неодно­кратно обращалась к Соединенным Штатам с просьбой начать работы.

    При рассмотрении этого вопроса фактически все шесть президентов, от Вильсона до Трумэна, официаль­но высказывались в защиту проекта. Поскольку то же можно сказать о губернаторах штата Нью-Йорк, и их коллегах в Канаде, о наиболее влиятельных гражданах обеих стран, верховных судах, сенаторах, членах палат представителей и других деятелях, то уместно спро­сить — кого имел в виду сенатор Айкен, когда он гово­рил, что тысяча человек мешает осуществлению этого проекта *.

    Интересно проверить, действительно ли оппозиция к этому проекту насчитывает не более тысячи человек.


    *  Это заявление было подтверждено в письме автору данной книги, датированном 31 января 1947 г. Сенатор Айкен послал так­же агентству Юнайтед Прссс сосбщение о своем выступлении, в котором говорится: «Вашингтон, 21 апреля 1945 г Сегодня сенатор Джордж Д. Айкен, из Вермонта, член республиканской партии, в своем выступлении обвинил группу, насчитывающую во всей стране не более тысячи человек, в том, что она препятствует осуществле­нию плана гидротехнических сооружений на р. Св. Лаврентия.

    Сенатор Айкен, автор законопроекта, одобряющего это г план, заявил в интервью, что указанная «тысяча> «больше заинтересо­вана в том, чтобы получить прибыли, чем в том, чтобы обеспе­чить благосостояние 136 млн, человек».

    Сенатор Айкен указывает, что эту тысячу человек состав­ляют руководители и акционеры компаний, владеющих пред­приятиями общественного пользования, которые в течение многих лет боролись против осуществления плана гидротехнических со­оружений на р. Сп. Лаврентия».



    Некоторые из этих лиц были названы во время широких прений по этому вопросу в ноябре и декабре 1944 г. Тот факт, что не менее 90% (а возможно и 99%) органов печати не опубликовали фамилий людей и названий кор­пораций, борющихся против осуществления проекта, сам по себе достаточно ясно показывает, какой силой обладает эта группа. Сенаторы Лйкен, JIa Фоллетт, Лен- джер и Мэррей назвали следующие компании-

    1.  Находящиеся в руках Меллонов «Алюминиум ком­пани оф Америка» (АЛКОА), акционерная компания «Канадиен алюминиум» и связанные с ними фирмы.

    2.  Дюпоны — крупнейшая индустриальная «империя» в Америке, владельцы компании «Дженерл моторе».

    3.  Подчиненные Дюку корпорации электроэнергети­ческих и табачных предприятий.

    4.   Корпорация «Дженерл электрик».

    5.  Лобби владельцев железных дорог «Ассошиэйшн оф америкэн рейлродс».

    6.  Фирма «Дж. П. Морган энд компани».

    Во время прений, однако, не были упомянуты следую­щие группы:

    1.  Лобби владельцев угольных предприятий и (как это ни странно) самый большой их враг — Джон Л. Льюис.

    2.  «Фронтьер корпорзйшн».

    Сенатор Айкен заявил, что в 1921 г. «Алюминиум компани», «Дженерл электрик» и концерн «Дюпон» объ­единились, создав компанию под названием «Фрон­тьер корпорэйшн», «чтобы захватить и использовать водные ресурсы р. Св. Лаврентия у границы». По­скольку им это не удалось, они начали бороться против правительственных планов использования этих ресурсов.

    3.  56 сенаторов, т. е. большинство, голосовавшее в 1944 г. против осуществления проекта.

    4.  Печать, называющая себя «свободной».

    5.  Торговая палата Соединенных Штатов и связанные с ней организации.

    6.  Торговая палата штата Нью-Йорк.

    Здесь мы вновь сталкиваемся с одним из крупнейших в истории Америки сочетанием денег и власти. В числе врагов проекта — три наиболее могущественных корпо­



    рации, которые были связаны соглашениями с крупной системой нацистских картелей («АЛКОА», «Дюпон», «Дженерл электрик»).

    Такой материал по своему значению и сенсацион* ному содержанию достоин того, чтобы фигурировать на первых страницах газет. Однако, если читатель просмот­рит не только первую, но и все другие страницы любой ежедневной газеты за первую половину декабря 1944 г, он не найдет ни одного упоминания о мощных сила к, препятствовавших одобрению этого важнейшего проек­та. Единственно, что можно обнаружить в одной или двух газетах, — это упоминание о «лобби трестов пред­приятий общественного пользования» (например, в газе­те «Нью-Йорк пост» от 13 декабря). Такие общие упо­минания бесцельны. Если только имя врага не будет постоянно указываться, если его не будут разоблачать, общественность не сможет найти его, бороться с ним и победить его.

    Документальные доказательства можно найти в отче­тах конгресса, но не в ежедневных газетах. За ней* мением места, в этой книге нельзя привести все 100 страниц разоблачающего материала, но в качестве примера приведем несколько выдержек:

    Сенатор Л а Фоллетт. «Начиная с 1902 г., сперва «Алюминиум компани оф Америка», а затем последова­тельно «Дженерл электрик компани», «Дюпон компания и «Ниагара Гудзон пауэр компани» были заинтересова­ны в том, чтобы захватить в свои руки разработки энер­гетических ресурсов реки Св. Лаврентия».

    Сенатор Ла Фоллетт'подробно описал, как полковник Купер составил для «Фронтьер корпорэйшн» план гидротехнических сооружений на р. Св. Лаврентия в

    1 300 млн. долл. Но губернатор штата Нью-Йорк Смчт воспротивился осуществлению этого плана.

    Сенатор JIa Фоллетт. «Губернатора Алфреда Смита сменил губернатор Франклин Рузвельт. Оба они счита­ли, что интересы народа требуют развития водных ресуо- сов страны для блага всего населения, и они не сочли возможным допустить, чтобы частные лица извлекали прибыли из народного достояния.



    Я вскоре приведу доказательство того, что частные электрокомпании пользовались любыми окольными путя­ми, чтобы воспротивиться осуществлению правитель­ственного плана гидротехнических сооружений на реке Св. Лаврентия... На протяжении вссх этих лет, с 1932 р (начало Нового курса), они прибегли к самым фанта­стическим уловкам, чтобы отвлечь внимание обществен­ности от действительно важного вопроса».

    Одним из таких окольных путей была организация информации, распространявшейся с помощью различных сообщений и редакционных статей в сотнях газет. Ин­формацию распространял 1акже журнал «Индастриал ньюс ревью», который «принадлежит, редактируется и издается компанией под названием «Гофер энд сан», на­ходящейся в Салеме, штат Орегон»; журнал обвиняют в том, что «он помещал фиктивные статьи под вымыш­ленными именами». (Из отчетов конгресса.)

    Сенатор Ла Фоллетт указал, что газеты, вводившие в заблуждение публику распространением лживых сооб­щений, исходящих от трестов, владеющих предприятия­ми общественного пользования, издаются в следующих городах: Эшленд, штат Кентукки; Вунсокет, штат Роц- Айленд; Девенпорт, Оттумва, Вашингтон, Клинтон, штат Айова; Джонстаун, штат Пенсильвания; Патерсон, штат Нью-Джерси; Ниагара Фоллс, штат Ныо-Порк; Линн, Лоуэлл, штат Массачузетс; Терр От, штат Индиана; Уотербэри, штат Коннектикут; Уилинг, штат Запад­ная Виргиния; Солт Лейк сити, штат Юта; Лима, штат Огайо; Порт Артур, штат Техас; Уотервиль, штат Мэн.

    Сенатор Ла Фоллетт. «Этот окольный, хитрый метод воздействия на общественность является, по моему, зло­употреблением доверием, которое публика питает к ре­дакционным статьям, и неразборчивое, беспрепятствен­ное применение его может подорвать те основы, на кото, рых зиждется демократическое правительство... Сенаг Соединенных Штатов не может допустить, чтобы его одурачивали такими методами».

    Сенатор Ла Фоллегг привел образцы информации, ьаспросгранявшейся пресс-бюро Гофера, половина расхо­дов которого оплачивается трестами, владеющими пред­



    приятиями общественного пользования. Бюро Гофера хвастало тем, что распространяемая им пропаганда круп­ного капитала преследует цель:

    «Содействовать сведению до минимума государствен­ного регулирования промышленности...

    Подавлять все проявления радикализма..,

    Бороться за разумное обложение налогами.,.

    Со всей силой бороться против социалистической пропаганды любого характера, ибо социализм никак но сообразуется с американской промышленной системой и идет вразрез с основными принципами конституционной формы правления в Америке». (Под «социализмом» здесь подразумевается общественное владение предприя­тиями общественного пользования, в том числе сооруже­ниями в долине р. Теннесси — одного из крупнейших достижений Америки за последние десятилетия.)

    Бюро Гофера утверждает, что его «свободную пропа­ганду» одобряют 14 тыс. газет (хотя в настоящее время в стране нет такого количества газет), что они распро­страняют его информацию без всякой критики и что в одном случае одну и ту же информацию публиковали 600 газет*. (Отчеты конгресса от 8 декабря 1944 г.).

    Сенатор Айкен. «Не будем обманывать самих себ$т. Мы здесь столкнулись с самыми безжалостными и могущественными силами в области экономики, ко­торые стремились вмешиваться в дела всех правительств и оказывать влияние на их внутреннюю и внешнюю политику.

    Мы здесь столкнулись с международными трестами предприятий общественного пользования. На протяжении последних двадцати лет им удалось в три раза увели­чить использование водных ресурсов в Квебеке, где эти ресурсы являются их собственностью и находятся под их контролем; в то же время они совершенно не допус­кают разработки водных ресурсов на территории в районе водопадов на реке Св. Лаврентия, где ш ran Нью-Йорк и провинция Онтарио создали общественные органы с целью использования этих ресурсов для блаы населения.


    *  Congressional Rccord. December 8, 1944, рр, 9164—9170

    53



    Мы здесь имеем дело с международными монополи­стами, владеющими алюминиевыми заводами; они посто­янно боролись против осуществления плана гидротехни­ческих сооружений на реке Св. Лаврентия и в то же время развивали свою энергетическую базу в Квебеке, чтобы включиться в мировой картель, снабжавший алю­минием Японию до событий в Пирл Харбор и предостав­лявший Германии, до нашего вступления в войну, воз­можность опередить Соединенные Штаты по добыче и производству алюминия».

    Сенатор Айкен уже ранее упомянул об «Алюминиум компани». Затем он рассказал об истории развития энергетической базы на реке Шипшоу в Канаде.

    Сенатор Айкен. «Сначала права были приобретены в 1913—1914 гг. компанией Джеймса Л. Дюка... В 1926 г. права на Шипшоу перешли к компании «Алюминиум компани оф Америка» (АЛКОА). В том же году ' «АЛКОА» приобрела права на сооружения в верховьях реки, скупив 522/з% акций фирмы «Дюк-Прайс компани», известной сейчас как «Сегеней пауэр компани»...

    В 1925 г. в планы «АЛКОА» входило взять под контроль проект развития энергетического района реки Шипшоу, ускорить его осуществление и воспользоваться всеми средствами, чтобы задержать осуществление пла­на работ на реке Св. Лаврентия».

    Наконец, сенатор Айкен зачитал отчет Управления энергетическими ресурсами штата Нью-Йорк от 31 ян­варя 1944 г. Управление обвиняет акционерную компа­нию «Алюминиум компани» и том, что ее картельное соглашение с нацистами «привело к сокращению произ­водства в Соединенных Штатах ле1ких металлов, имею­щих стратегическое значение». Компания обслуживала также и Японию. Канадские заводы эксплоатировалипь потому, что заработная плата там была «на 50% ниже заработной платы в Нью-Йорке, Вашингтоне, Калифор­нии и других производящих районах»*. (Отчеты кон­гресса от 11 декабря 1944 г.).

    Больше всего споров вызвал вопрос о роли компа­нии Моргана. Ее представитель — Томас Ламонт отри­


    *  Congressional Record. December 11, 1944, pp. 9271—9285.



    цал, что компания контролирует электроэнергетическую промышленность и ведет закулисную борьбу против осу­ществления плана работ на реке Св. Лаврентия. Отве­чая ему, сенатор Ленджер зачитал 30 ноября 1944 г. сле­дующее заявление покойного сенатора Норриса-

    «Благодаря тому, что в дирекциях всех банков, зависящих от банкирского дома Моргана, сидят одни и те же лица — предста­вители интересов последнего, а также благодаря тому, что этот дом основал компанию «Юнайтед корпорэйшн» и руководит сю, он в последние несколько лет стал абсолютным хозяином энерге­тической промышленности . «Ниагара Гудзон пауэр корпорэйшн»... господствует над всеми предприятиями общественного пользования штата Нью-Йорк... «Юнайтед корпорэйшн», кроме того, заку­пает акции компании «Электрик бонд энд шейр», возглавлявшейся в прошлом Сиднеем Митчеллом, который совместно с Инсуллом некогда руководил ассоциацией «Нэйшнл электрик лайт ассо- шиэйшн» (НЭ Л А).

    Если влияние Моргана и в дальнейшем будет растн так же быстро, как это было до сих нор, то вскоре он будет контролиро­вать всю промышленность. Знаменитый бпнкирский дом уже до­вольно близок к этой цели. Необходимо держать под наблюде­нием деятельность различных контролируемых Морганом корпора­ций в отношении Электроинститута Эдисона... Из 22 членов прав­ления этой новой организации 18 настолько тесно связаны с вла­дельцами «Морган-кэрлайл-юнайтед корпорэйшн», что без сомне­ния не смогут действовать сколько-нибудь независимо».

    После того как этот документ был прочитан, сенатор Ла Фоллетт заявил в ответ Ламонту (см. приложение о) следующее:

    «Все имеющиеся документы подтверждают вывод что корпорации и агентства, явно находящиеся под влиянием Дж. П. Моргана и К0, пользуются любой воз­можностью, чтобы помешать использованию правитель­ством энергетических ресурсов реки Св. Лаврентия с целью понижения стоимости электроэнергии».

    В ответ на утверждение, будто ни один из предста­вителей компании Моргана никогда не возражал протиз этого проекта, Ла Фоллетт заявил, что самым главным противником осуществления работ на реке Св. Лаврен­тия является Торговая палата штата Нью-Йорк. Когда Торговая палата начала кампанию борьбы с этим про­ектом, в состав ее членов входили Дж. П. Морган и его 12 компаньонов, в том числе и Ламонт, а казначе­ем палаты был в то время Джуниус С. Морган.



    Ла Фоллетт далее заявил, что агент фирмы Моргана некий Макхолд ведет закулисную деятельность в интере сах фирмы в штате Нью-Йорк, и сослался на следующие слова республиканского политического деятеля этого штата Кингсленда Мэси:

    «Нельзя допускать продолжение существования неви­димого правительства, созданного Макхолдом в Олбэни. л> Ответ сенатора Ла Фоллетта Ламонту был уничто­жающим. Впервые было показано, что «империя» Мор­гана орудует в штате Нью-Йорк благодаря своему хо­зяйскому положению в Торговой палате. Между тем большинство газет штата Нью-Йорк, да и других шта­тов страны не посвятило ни одной строчки этому сен­сационному разоблачению. Можно сказать, что и по сгй день едва ли найдется один человек из ста, знающий об этой важной стороне деятельности фирмы /Моргана.

    Упоминание о «невидимом правительстве» призыва­ло печать к тому, чтобы прорваться сквозь железный занавес власти корпораций и добыть соответствующую информацию. Однако газеты не предприняли никаких попыток в этом направлении.

    Сейчас все признают, что некоторое время тому на­зад «невидимое правительство» в Олбэни прибегало к открытому взяточничеству и подкупу, чтобы добиться особых привилегий в штате Нью-Йорк. В 1943 г. гене­ральный прокурор Генри Эпштейн писал, что «в доброе старое время, в девяностых годах прошлого века... бан­да, орудующая в области энергетики, с помощью взяток протащила через законодательные органы три дарствен­ных акта предшественникам нынешней фирмы «Ниагара- Фоллс пауэр компани», благодаря чему компания полу­чила в вечное пользование все воды, которые могут быгь отведены от реки Ниагара».

    Большинство ежедневных газет штата Нью-Йорк благодаря общности их интересов с «большим бизне­сом», — не говоря уже о займах и рекламах, — в такой же мере предано могущественным компаниям, как и га­зеты Монтаны.

    Возьмем, например, такую крупную газету, как «Нью-Йорк тайме». В 1941 г., когда президент Рузвельт предложил осуществить план гидротехнических сооруже­



    ний на реке Св. Лаврентия, охарактеризовав его как проект исключительного значения для американского народа, «Нью-Йорк тайме» начал саботировать этот план в своих редакционных статьях. В этих редакцион­ных статьях можно обнаружить ряд упоминаний о про­екте. Приведем некоторые из них:

    10    января. «Чем больше изучаешь план энергетиче-ских и гидротехнических работ на реке Св. Лаврентия с точки зрения его значения для обороны, тем больше убеждаешься в его слабости...»

    20 марта. «Совершенно очевидно, что ни при каких критич в- ских обстоятельствах в этом или в будущем году план работ на реке Св. Лаврентия не принесет ни малейшей пользы Канаде или Соединенным Штатам.. Президент избрал неудачный способ воз­рождения своего любимого проекта ..»

    25 марта. «Конгресс должен подумать как о связанных с осу­ществлением проекта трудностях..., так и о других возможностях... Проект работ на реке Св. Лаврентия бесспорно не захватывает во­ображения. Возможно, когда-нибудь его осуществление будет жела­тельным. .»

    7    июня. «Речь идет об отвлечении крупных людских резер­вов и использовании большого количества материалов, необходимых для осуществления нашей программы обороны... Чем больше изучаешь проект, тем больше хочется надеяться, что конгресс не уступит настояниям президента..»

    5    июля. «Канада., оставила за собой право дождаться более благоприятного момента...»

    6    июля. «Что же касается электроэнергии, то возникает во­прос, не быстрее ли построить паросиловые установки и не потре­бует ли это меньшего отвлечения рабочей силы...»

    18 сентября. «Можем ли мы позволить себе отвлечь от другой работы 27 тысяч квалифицированных и полуквалифициро­ванных рабочих?.»

    20 октября. «Водные ресурсы реки Св. Лаврентия — это только один источник энергии и, бесспорно, не самый лучший По* мимо всего прочего, он не даст дешевой энергии... Предложение о сооружении паровых установок... звучит более убедительно, чем когда-либо раньше».

    Пи один из этих аргументов ничем не отличается ог заявлений Электроинститута Эдисона - - пресс-бюро электроэнергетических компаний.

    Ниже приводится список ряда газет, ч которых, по словам М. Стила, участвовавшего в расследованиях Федеральной торговой комиссии, компания «Ниагара- Фоллс пауэр компани» помещала объявления, которые



    не рекламировали никаких товаров, а были просто замаскированной взяткой издателям газет.

    «Баффало экспресс», на сумму 2787 долл. 60 цент.

    «Баффало курьер» и «Баффало инкуайрер», 4438 долл. 30 цент.

    «Баффало ньюс», 6 075 долл. 36 цент.

    «Сиракуз гералд», 3299 долл. 38 -цент.

    «Сиракуз пост стандард», 3286 долл. 28 цент.

    «Сиракуз джорнэл», 2786 долл. 28 цент.

    «Сиракуз телеграм», 2221 долл. 10 цент.

    «Рочестер тайме юнион», 4362 долл. 11 цент.

    «Рочестер демократ энд кропикл», 4237 долл. 32 цента.

    «Рочестер гералд», 1305 долл. 18 цент.

    «Рочестер джорнэл», 3471 долл. 10 цент.

    «Хэммондспорт гералд», 1305 долл. 18 цент. (Отчет Федеральной торговой комиссии сената США.) *

    Джон Л. Льюис возражал против осуществления плана работ на реке Св. Лаврентия по эгоистическим причинам иного характера. По мнению Льюиса (так же как по мнению всех лобби угольных и железнодорожных компаний), удешевление электроэнергии плохо отразит­ся на делах угольных и железнодорожных предприятий. Чтобы подкрепить свою позицию, Лыоис в статье, опуб­ликованной в «Юнайтед майн уоркерс джорнэл», со­слался на то, что против Рузвельта, обратившегося в 1941 г. к конгрессу с просьбой немедленно утвердить план работ на реке Св. Лаврентия, выступили,следую­щие газеты:

    «Нью-Йорк тайме», «Нью-Йорк сан», «Лонг Бранч», (штат Пыо-Джерси), «Рекорд», «Питтсбург пост газетт*, «Филадельфия бюллетин», «Спрингфилд юнион» (Масса- чузетс), «Шревпорт тайме».

    Обозреватель «Нью-Йорк гералд трибюн», Родни Джильберт (Гептисакс), насмехался над президентом. «Нью-Йорк уорлд телеграм» — газета, задающая тон остальным газетам Скриппс-Говарда, 15 июля 1941 г. заявила, что «проект вызывает серьезные и вполне обо­снованные возражения». Против плана выступал также «Уолл-стрит джорнэл».

    *     Senate Document 92, 70th Congress, Report of the Federal Trade Commission to the U. S. Senate, part 63, p. 151.



    Газета «Галса трибюн» поместила большую рекламу на четверть страницы, которая была оплачена частной компанией, владеющей предприятиями общественного пользования, — «Паблик сервис компани оф Оклахома». За основу рекламы было взято краткое изложение жур­налом «Ридерс дайджест» книги Фридриха Хэйека «Путь к рабству». Компания послала во все обслужи­ваемые ею дома по экземпляру этого изложения. («Ри­дерс дайджест» снабдил ее и другие корпорации десят­ками тысяч, если не миллионами, экземпляров по себе­стоимости.) Реклама газеты «Талса трибюн», помимо по­хвальных слов по адресу Хэйека и «Ридерс дайджест», содержала рисунок, на котором была изображена Аме­рика на разветвлении дорог. По левую сторону — «путь к рабству», который заканчивался черным пятном с над­писью «социализм»; более узкие тропы в том же на­правлении вели к «плановой экономике», «освобожден­ным от налогов кооперативам», «правительственным управлениям» (подразумевалось Управление работами по реконструкции долины р. Теннесси и др.) и «соб­ственности правительства». Дорога направо с над­писью: «испытывалась в течение 150 лет» вела к яр­кому пятну со словом «свобода». Америку представ­лял гражданин с чемоданом, на котором было на­писано- «Бесценные сокровища индивидуальной сво­боды».

    Американской печати известно множество грязных трюков, с помощью которых она может одурачивать народ в любое время. Один из таких трюков заключает­ся в том, чтобы выдать тенденциозную информацию за правдивую. Таким образом, она может, если хоче«т, помещать бесконечные показания, интервью» публичные высказывания, отчеты конгресса, причем все это могут быть подлинные, правдивые, документированные выска­зывания, но все они бьют в одну цель: представить в спорном вопросе точку зрения только одной стороны. Так было и в вопросе о плане работ на реке Св. Лав­рентия. Например, газета «Нью-Йорк гералд трибюн» в номере от 8 ноября 1945 г. поместила информацию по этому вопросу под следующим заголовком: «План гидротехнических сооружений на реке Св. Лаврентия



    считают ненужным. Профсоюзный лидер Лакаванны * считает, что план повлечет за собой сокращение зара­ботков и безработицу среди железнодорожников».

    В газете «Нью-Йорк уорлд телеграм» от 24 июня 1941 г. заголовок гласил- «По мнению противников пла­на, Соединенные Штаты, возможно, будут вынуждены оплатить всю стоимость строительства. Считают, что Канада еще не приняла окончательного решения йзять на себя половину расходов».

    Можно привести миллионы таких примеров.

    К грязной 'стороне газетной деятельности можно от­нести не только замалчивание некоторых сообщений, но и умение «похоронить» их на самом незаметном месте в газете. Достаточно привести один пример.

    18 июня 1946 г. сенатор Мэррей (от штата Монтана) осудил закулисную деятельность электрокомпаний в кон­грессе. «Рука компаний, — сказал Мэррей, — чувствует­ся в изучаемом нами сейчас законопроекте об ассиг­нованиях».

    Согласно сообщению «Нью-Йорк тайме», сенатор Хилл из Алабамы «подчеркнул, что проводится «широ­кая, порочная и беспринципная камппния пропаганды и закулисных махинаций», направленных против Управле­ния работами по реконструкции долины р. Теннесси и тому подобных мероприятий».

    Было выдвинуто требование снова расследовать дея­тельность электрокомпаний.

    Газета «Нью-Йорк тайме» от 19 июня уделила этим важным выступлениям самое незначительное место. Она не умолчала о них. Но из всех 44 страниц этого номера наименее важной была 43 страница, и именно здесь, между сводкой погоды и программой радиопередач, бы­ло втиснуто и фактически похоронено сообщение об этих выступлениях, место которому было на первой странице.

    В тридцатых годах бюро информации энергетиче­ских компаний, «Нэйшил электрик лайт ассошизйшн,>, утверждало, что под его контролем находится 80% аме­риканской печати. Благодаря «подкармливанию» газет объявлениями и другим формам воздействия процент

    Лакаванна — город в штате Нью-Йорк. (Прим. ред.)

    60



    американских периодических изданий, выступающих в защиту интересов энергетических компаний, в сороковых годах приблизительно тот же.

    Дэвид Лоуренс писал в «Юнайтед Стейтс ньюс»,

    1  ноября 1940 г.- «План правительства провести предва­рительное обследование реки Св. Лаврентия с тем, что­бы разработать проект использования энергетических ресурсов в интересах обороны, подвергается нападкам трех четвертей всех газет, которые в своих коммента­риях главным образом подчеркивают, что для осущест­вления такого проекта требуются слишком большие за­траты и слишком много времени».

    Члены конгресса, которые так или иначе связаны, подобно работникам печати, с компаниями, интересы которых для них важнее, чем интересы государства, на­ходили самые разнообразные причины, — как в свое время для защиты системы рабства, — чтобы воспроти­виться принятию проекта работ на реке Св. Лаврентия. Имеется официальный документ, разоблачающий одного из сенаторов как друга электрокомпаний.

    * В 1945 г., в первый день заседания комиссии по во­просам ирригации, сенатор Мэррей, защищая план ре конструкции долины р. Миссури, осуществление которого дало бы возможность гражданам этого района сэконо­мить не менее 100 млн. долл., поспорил с сенатором Джоном Овертоном (из Луизианы). В отпечатанном про­токоле заседания на стр. 27 значится:

    Сенатор Мэррей: «Возьмем к примеру, мой штат, где влиятельные компании противятся осуществлению плана».

    Сенатор Овертон: «Не записывайте в протокол, — тем больше оснований желать, чтобы их влияние boj росло».

    Овертон хотел, чтобы его замечание не было запи­сано, ьо стенографистка записала все дословно, и Овор тон не смог вычеркнуть эту запись из корректур. Всем известно, что Овертон был противником всех планов сооружения государственных электроэнергетических станции, в том числе и плана сооружений па реке Св. Лаврентия. Слова, случайно попавшие в протокол, слу­жат доказательством этого.



    При голосовании 11 августа 1944 г. 25 сенаторов

    высказались за внесение is законопроект о реках и га­ванях поправки, предусматривающей принятие проекта работ на р. Св. Лаврентия, но она была провалена 56 голосами. Как это бывает всегда, когда речь идет о каком-либо законопроекте, затрагивающем общее благо­состояние, голоса разделились не по признаку принад­лежности к различным партиям.

    Противниками осуществления плана работ на реке Св. Лаврентия были. Стиле Бриджес из Нью-Гемпшира, Бэйли, Берд и покойный Бильбо (первые двое и раньше выступали в защиту монополий, а последний просто был связан с Ку-клукс-кланом); Джордж,стяжавший извест­ность благодаря напитку Кока-Кола; Мак Коллар — про­тивник работ по реконструкции долины р. Теннесси; О’Даниэль — представитель организаций «Христиане- американцы», «Борьба за свободное предприниматель­ство» ь других местных фашистских организаций Техаса; Уилер из Монтаны — ренегат-либерал; поддерживаемый газетой «Чикаго трибюн» Брукс; Тафт, Уэррн и Хоукс — бывший глава Торговой палаты Соединенных Штатов и видный защитник «свободного предпринимательства».

    По словам газеты «ПМ», от 21 марта 1941 г., сенатор Бриджес был «главным защитником интересов электрэ- компаний в сенате».

    Осуществлению плана работ на р. Св. Лаврентия и всему прогрессу Америки препятствует даже не тысяча американцев, а гораздо меньшее их число.

    Они владеют электроэнергетическими корпорациями, они содержат лобби в Олбэни и Вашингтоне и контроли­руют печать, они являются членами сената, и все они объединены стремлением к одной цели: добиться макси­мальной прибыли для меньшинства, вместо того чтобы добиваться наибольшего блага для большинства.



    Глава 4


    Союз Национальной ассоциации промышленников, печати и конгресса

    Трудно переоценить значение публичных заявлений сенатора Айкена — в конгрессе или на митингах — о tol.i, что всего тысяча человек препятствует осуществлению плана работ на реке Св. Лаврентия. В этой книге мы стараемся показать, что та же тысяча стоит на пути вся­кого прогресса. Но народ не знает об этом и потому до сих пор он не предпринял против нее никаких органи­зованных политических действий. Принятию разумных контрмер препятствует старый, давно всем известный «заговор молчания».

    Американский народ не знает своих врагов. Ему не­известны имена лиц, составляющих эту небольшую могу­щественную группу, он не знает пределов ее власти, средств и методов ее действий. Ему неизвестны имена владельцев электрокомпаний, хотя они упоминались в конгрессе; он не знает, какую роль в промышленности все еще играет компания Моргана; ему неизвестны на­звания 8 банков, контролирующих большую часть Амери­ки; он не знает закулисных деятелей. А поскольку на­род остается в неведении, поскольку печать (так же как и радио) продолжает замалчивать все те материалы, в которых фактически поименованы все враги Америки, масса читателей и слушателей ничего не может предпри­нять против них.

    Это нечто большее, чем заговор молчания. Печать, радио и другие органы информирования масс не только замалчивают факты. Они и другими средствами помога­ют группе привилегированных. В конфликтах между частной наживой и общественным благом печать всегда становится на сторону этой группы.

    В качестве иллюстрации приведем два примера, от­носящиеся к последнему двадцатилетию. В отчете 1934 г.



    об имуществе издателей «Нью-Йорк гералд трибюн» указывается, что они владеют акциями и облигациями в сумме 16 210 809 долл., в том числе акциями электро­компаний, акциями фирмы «Стандард ойл», мексикан­скими инвестициями и т. п.

    Имущество Джозефа Медилла Паттерсона, по дан­ным «Нью-Йорк тайме» от 17 мая 1947 г., составляет

    10 923 366 долл. Он владеет акциями «А. Т. Т.» («Амери- кэн телеграф энд телефон»), «Браун-Формэн дистил­лере», «Крайслер», «Дженерл моторе», «Стандард ойл» и концерна «Дюпон».

    Народ не знает, ибо печать замалчивает эти факты, что существует подобие генерального штаба фирм-мил- лиардеров, кото[ый является одной из самых могущест­венных, если не самой могущественной экономической и политической силой в Соединенных Штатах.

    Это самые могущественные из тайных правителей Америки, и до тех пор, пока печать будет молчать о них, будет трудно или даже невозможно восстановить в под­линном смысле американскую демократию

    Верховный стратегический совет или генеральный штаб правителей Америки — Особый совещательный комитет — был впервые упомянут Комиссией по вопро­сам просвещения и труда. Председателем комиссии был сенатор Эльберт Д. Томас (от штата Юта), РобертУол- форс был секретарем, а сенатор Ла Фоллетт председа­телем подкомитета «по расследованию нарушений сво­боды слова и собраний, а также случаев вмешательства в право рабочих организовать и вести коллективные переговоры». Печать ничего не сообщила о заседаниях комиссии и об .опубликовании в 1939 г. отчета ко­миссии.

    Сенатор Томас, выступая в 1947 г. против законо­проекта Тафта—Хартли 15, рассчитанного на уничтоже­ние закона Вагнера и всех завоеваний рабочих пои Но­вом курсе, вновь резко осудил деятельность Особого совещательного комитета. И вся американская печать снова предала интересы американского парода, совер­шенно умолчав об этом факте *. (Отчеты конгресса за 1947 г.).

    *   Congressional Record, 1947, pp. 440!—441G.



    В обоих случаях доказывалось, что стратегический совет двенадцати корпораций-миллиардеров инспирирует все мероприятия, начиная от использования шпионов, гангстеров, вооруженных штрейкбрехеров, слезоточивых газов ь пулеметов, кончая составлением законопроектоз, представляемых в конгресс от имени членов палаты представителей и сенаторов. Отчет Ла Фоллетта — То­маса свидетельствует о том, что именно члены Особого совещательного комитета и Национальной ассоциации промышленников в первую очередь прибегают в борьбе с рабочими к насилию, к использованию шпионов и пу­леметов.

    И в 1947 г. сенатор Томас заявил, что принятие законопроекта Тафтп — Хартли восстановит такое поло­жение, при котором будет возможно использование этих средств.

    Что это за двенадцать корпораций-миллиардеров, ко­торые представляют собой сверхправитсльственный ор­ган, господствующий над американской промышлен­ностью и политикой? Комиссия сенатдра Томаса пред­ставила следующий список их:

    «Америкэн телефон энд телеграф компани» — прези­дент У, С. Джиффорд, вице-президент Е. Ф. Картер.

    «Уэстерн электрик компани» — президент Э. С. Блум, помощник вице-президента У. А. Гриффин.

    «Бетлхем стил корпорэйшн» — президент Юджин Грейс, вице-президент Д. А. Ларкин.

    «Дюпон де Немур» — президент Ламмог Дюпон, ви­це-президент Уиллис Хартипгтои, директор отдела об­служивания Уильям Фостер.

    «Дженерл электрик компани» — бывший председа­тель Оуэн Юнг, вице-президент Бэрроуз, директор по кадрам Пфейф.

    «Дженерл моторе корпорэйшн» — президент Алфрет Слоун, вице-президент Джон Пратт, вице-президент Доналдсон Браун.

    «Гудйир тайр энд раббер компани» — главный ди­ректор Е. Д. Томас.

    «Интернэйшнл харвестер компани» — помощник ви­це-президента А. А. Джонс, заведующий отделом взаимо­отношений с рабочими Джордж Келдей.



    «Ирвинг траст компани» — президент Гарри Уорд, вице-президент Ыортроп Холбрук.

    «Стандард ойл компани оф Нью-Джерси» — Предсе­датель Фэриш, президент Тигл.

    «Юнайтед Стейтс раббер компани» — вице-президент Л. Д. Томпкинс, директор отдела промышленных и об­щественных связей Чинг.

    «Юнайтед Стейтс стал корпорэйшн» — крупнейшая из корпораций-миллиардеров Моргана.

    «Вестингауз электрик энд манифэкчэринг компани» — председатель Робертсон, вице-президент Меррик, вице- президент Маршалл, директор отдела кадров Клэллэ*1Д. (Отчет № 6 комиссии Л а Фоллетта — Томаса.) *

    Генеральный штаб, состоящий из представителей 1? корпораций, устраивает неофициальные совещания и одобряет планы, которые неизменно направлены против рабочих. Начиная с 1935 г., главной целью его было уничтожение закона Вагнера, этого символа эпохи Но­вого курса—одного из тех кратких периодов в амери­канской истории, «когда законодательство сознательно разрабатывалось в соответствии со статьей конституции «об общем благосостоянии».

    Неофициальное решение этого органа сообщается руководящей группе Национальной ассоциации промыш­ленников и затем организациям и корпорациям по всей стране. Таким образом, через несколько дней уже ведет­ся широкая кампания. Всю страну охватывает разверну­тая пропа^нда, которая стоит Национальной ассоциа­ции промышленников 4—5 улн. долл. Всего на эту кам­панию расходуется в 10, 20 или даже в 100 раз боль­шая сумма, но это — добровольный вклад газет, журна­лов, радио и тому подобных органов, связанных с ассо­циацией общими интересами.

    Почти мгновенно не менее 90% американских газет начинают пропагандировать «линию» 12 корпораций- миллиардеров и 16 тыс. членов Национальной ассоциа­ции промышленников; Особый совещательный комитет дает сигнал — тот самый «тон ля», который, как говорил Муссолини, он, в свое время, давал своему журналисг-


    *  Senate Report 6, part 6, 76th Congress, 1st Session, pp. 89, 91, 92, 97; также part 45, p. 16781.

    66



    скому оркестру, — и немедленно наемные лошадкй но всей Америки пускаются вскачь. Сотни, если не тысячи людей включаются в кампанию за уничтожение зако­на Вагнера.

    Карикатуристы большинства газет — это просто 1 а- зетные проститутки. По сути дела в этом публичном доме журнализма они занимают самое последнее место. Автор редакционной статьи, пожалуй, может пользовать­ся некоторой свободой слова; обозреватель может осто­рожно выражать свои взгляды (если только над ним не довлеет соображение, что за низкопоклонство в США платят 50 тыс. долларов в год, в то время как борьба за правду ведет к богадельне); что же касается «худож­ника», то он получает прямые директивы и, поскольку его средства выражения — графика, он не может, подоб­но автору редакционной статьи или обозревателю, смяг­чить того, что должно быть сказано, и защитить себя. Сила и слабость карикатуры заключается именно в том, что она более остра, более однобока и обладает боль­шей силой воздействия, чем идея статьи, которую о та иллюстрирует. Таким образом получается, что газеты, представляющие в своих редакционных статьях и обзо­рах точку зрения Национальной ассоциации промышлен­ников или Торговой палаты в скрытой, завуалированной форме, в то же время обычно помещают карикатуру, тенденциозность которой, как правило, нельзя скрыть прямыми средствами графики.

    Честный репортаж превращается в обман. Редактор посылает одного из репортеров проинтервьюировать ка­кого-либо Уилсона из «Дженерл электрик» или из «Дженерл моторе». Составляется точный отчет об иа- тервью, и этот точный репортаж публикуется. Но редак­тор ни за что не опубликует одновременно честного ре­портажа о беседе с руководителем профсоюза рабочих электропромышленности или автомобильной промышлен­ности, занятых на предприятиях компании «Дженерл электрик» или «Дженерл моторе», который противоречил бы первому. Таким образом публику одурачивают при помощи того, что с виду кажется честной, не изменен­ной редактором, беспристрастной информацией Этоодчи из старейших трюков журнализма.



    Точно так же действует радио. Слушатели не знакл, что выступающий по радио Генри Тэйлор сам является предпринимателем, что, защищая «Дженерл моторе», он защищает интересы главного финансового покровителя Национальной ассоциации промышленников — одного и* самых яростных врагов профсоюзного движения в Со­единенных Штатах.

    Народ не знает, что Лоуэлл Томас и Фултон Льюис время от времени получали плату за свою деятельности от Национальной ассоциации промышленников, и что ни один из них нико1да не отклонялся от антирабочей политики этой ассоциации. Народ не знает, что Лоу­элл Томас, который считается простым информатором- передатчиком новостей, пристрастен и предубежден не менее чем радиокомментаторы, ибо он прислуживает одному из руководящих членов Национальной ассоциа­ции промышленников — семейству Пью, владельцу ком­паний «Саноко» и «Сан шипбилдинг»; его тонкие ком­плименты по адресу этого семейства (до 1947 г., пока т не перешел на службу к фирме «Проктер энд Гэмбл») оплачивались так же, как и его насмешки над профсоюзами.

    «Крупные» обозреватели, комментирующие вопросы государственного значения, находятся на содержании у крупных денежных тузов, той тысячи, которая правит cVpaHoft. Теоретически эти обозреватели могли бы не перепевать пропаганды Национальной ассоциации про­мышленников и ей подобных верховных промышленных п финансовых организаций, но им это невыгодно. В 1946 и 1947 гг. либеральная печать сообщала об еже­месячных увольнениях информаторов или обозревателей. Пожалуй, странным «совпадением» является то, что вре, без исключения, люди, выброшенные на улицу, н£ вели пропаганды в интересах «свободного предприни­мательства» и крупного капитала, не наиадали на проф­союзы и не насмехались над всеми прогрессивными идеями.

    Оценим из привычных методов фабрикации «обще­ственного мнения» является включение в приложение к отчетам конгресса высказываний редакций провинциаль­ных, вашингтонских и нью-йоркских газет. Иногда значи­



    тельная часть отчетов заполнена выдержками из местной печати, подтверждающими, конечно, точку зрения того члена конгресса, который зачитывает на заседаниях эти редакционные статьи или включает их в отчет.

    Газеты в свою очередь знакомят читателя с точкой зрения члена конгресса. И когда, наконец, с помощью печати, радио и ораторского искусства конгрессменов создается достаточная «база», составляется соответ­ствующий законопроект, и начинаются прения в кон­грессе. Печать примыкает к защитникам законопроекта, и не приходится удивляться, если вскоре опрос показы­вает, что «беспристрастное общественное мнение» поддер­живает точку зрения как печати, так и авторов законо­проекта в конгрессе. Фактически опрос общественности ныне превратился скорее в барометр, отражающий уме­ние привить читателям и слушателям пристрастные взгляды обозревателей газет и радио, нежели в показа­тель сознательности населения.

    Широкие массы не отдают себе отчета в том, что с момента внесения законопроекта в конгресс, на всём протяжении кампании в печати и по радио, до оконча­тельного принятия закона продолжается активная заку­лисная деятельность небольшой группы лиц, действую­щих только в своих личных интересах и добивающихся успеха благодаря своей исключительной финансовой мощи.

    Это утверждение нетрудно подкрепить документами.

    Ка<< показали результаты расследования, проведен­ного комиссией Томаса — Jla Фоллетта, история На­циональной ассоциации промышленников свидетельст­вует о том, что в 1933 г., вскоре после избрания Ф. Д. Рузвельта, ассоциация перестроилась для борьба с Новым курсом и, преследуя свою главную цель — уничтожение рабочего движения, — потела кампа­нию против всех благоприятных для профсоюзов законов.

    Первый вариант законопроекта Вагнера не прошел в конгрессе. Когда же 5 июля 1935 г. законопроект Ваг­нера стал законом, корпорации, а не верховный суд, не­медленно объявили, что он не соответствует конституции. Так считала Национальная ассоциация промышлеп-



    ников, и находящаяся в ее руках самая влиятельная пуб­лицистическая организация — Американская ассоциация издателей газет — стала глашатаем взглядов «большого бизнеса».

    Хотя некоторые корпорации подчинились ненавист­ному для них закону, издателям газет было предложе­но вести против него кампанию. «Если бы по этому по­воду был издан приказ Национального управления по вопросам труда, то Херст не подчинился бы ему», — сказал Элиша Хэнсон, поверенный Херста, фирме «Ип- тернэйшенл пауэр энд пейпер компани» и Американской ассоциации издателей газет. В октябре J936 г. Хэн­сон дал своим клиентам-издателям следующее ука­зание: «Отныне издатели должны наотрез отказывать­ся иметь что-либо общее с Национальным управлением по вопросам труда и могут лишь сообщить ему, что, согласно конституции, оно не правомочно вмешиваться в их дела... Пи один приказ управления... — если он бу­дет оспариваться предпринимателями, не будет поддер­жан судом».

    Решительная попытка выступить в интересах «боль­шого бизнеса» была сделана крупным агентством Ассо­шиэйтед пресс, уволившим Морриса Уотсона за то, что он организовал «Газетную гильдию». 12 апреля 1937 г. верховный суд принял решение против Национальной ассоциации промышленников и Американской ассоциа­ции издателей газет.

    С том поры до созыва в январе 1947 г. конгресса нового республиканского состава Особый совещатель­ный комитет и Национальная ассоциация промышлен­ников в течение десяти лет вели бешеную кам­панию, стремясь сплотить все могущественные силы страны, в том числе печать для борьбы с законом Вагнера.

    На протяжении всех этих десяти лет не проходило ни одного дня, чтобы в газетной информации, броских заголовках, редакционных статьях и радиопередачах не содержалось нападок на :;акон Вагнера. «Нью-Йорк тайме», например, помещала в среднем 12 редакцион­ных статей в год, требовавших внесения в закон то^о

    I ли иного изменения в интересах предпринимателей,



    хотя владелец газеты «Нью-Йорк тайме» часто говорит о себе, как о «либерале».

    Еще в 1903 г. на состоявшемся в Новом Орлеане съезде Национальной ассоциации промышленников, основанной всего за 8 лет до этого, уничтожение проф­союзного движения было признано главной целью ас­социации.

    По данным комиссии Ла Фоллетта, сама Националь­ная ассоциация промышленников указала, что «прове­дение в жизнь лозунга свободного найма предприятия­ми рабочих — не членов союза open shop») было впервые на этом съезде провозглашено предста­вительной национальной организацией своей основ­ной целью».

    Сразу же после выборов 1932 г., еще до того как прогрессивная политика нового правительства нашла свое выражение в законодательстве, верхушка богатыч бизнесменов реорганизова та Национальную ассоциа­цию промышленников таким образом, чтобы она защи­щала интересы корпораций.

    Немедленно псслс принятия конгрессом законопро­екта Вагнера, — еще до того как он был подпи:ач пре­зидентом и, следовательно, стал законом, — было со­звано секретное совещание руководителей Националь­ной ассоциации промышленников, владельцев некоторых контролирующих ассоциацию компаний. Целью совеща­ния было рассмотрение пяти мероприятий правительства: законопроекта Вагнера, налоговой программы, зак жз о восстановлении промышленности, плана охраны промыш­ленности и плана социального обеспечения. Согласно отчету комиссии Ла Фоллетта, Национальная ассоциа­ция промышленников была, кроме того, противником закона о банках, закона о ликвидации холдинг-компа­ний в энергетической промышленности и других подоб­ных законов. Не сумев помешать осуществлению реформ своей закулисной деятельностью, ассоциация предпри­няла широкую пропагандистскую кампанию, стоившую ей много миллионов долларов. Целью кампании было «вызвать нетерпимое отношение общественности к тому, чтобы социальный прогресс достигался пугем законо­дательных мер». Иначе говоря, несколько человек ре­



    шили, израсходовав миллионы долларов на рекламу .и пропаганду посредством печати и других средств ин­формации, так извратить взгляды широкой обществен­ности США, чтобы заставить ее воспротивиться мерам, соответствующим ее же собственным интересам.

    Торговая палата Соединенных Штатов также про­тивилась принятию не только законопроекта Вагнера, но и всех других социальных законопроектов в период Нового курса.

    Правда, в 1933 г., в то время как Национальная ассоциация промышленников немедленно воспротиви­лась всяким мерам социального обеспечения, Торговая палата, как это ни удивительно, поддерживала прези­дента и его политику. Но это был короткий медовый месяц: разрыв произошел уже во время съезда Торговой палаты в мае 1935 г. В частной беседе Рузвельт наметил пять реформ: законопроект социального обеспечения, продление закона о восстановлении промышленности, ликвидацию компаний, владеющих предприятиями обще­ственного пользования, регулирование всех видов транс­порта между штатами и общий законопроект о банках. Торговая палата созвала заседание и осудила четыре из пяти предложений Франклина Делано Рузвельта. Пала­та возражала против социального обеспечения на гом основании, что «через десять лет сумма налогов может повыситься до миллиарда долларов в год»; палата тре­бовала, чтобы закон о восстановлении промышленности не продлевался после истечения срока его действия в июне; проект ликвидации компаний, владеющих пред­приятиями общественного пользования (это главным об­разом относилось к электроэнергетическим кампаниям, над которыми господствует фирма Моргана), был охарак­теризован как «уничтожение свободного предпринима­тельства» и «разрушение основных принципов», которое приведет к разорению вкладчиков; план регулирования транспорта был одобрен; законопроект о банках был осужден как «политическая диктатура». В июне Торго­вая палата осудила закон Вагнера как «опасную меру» и заявила, что страна не в состоянии оплачивать расту­щих расходов по социальному обеспечению.



    С той поры Торговая палата помогла Национальной ассоциации промышленников в ее двенадцатилетней борьбе против рузвельтовской программы социального обеспечения и в особенности против закона Вагнера.

    Мы приведем только несколько из многих тысяч до­казательств того, что Национальная ассоциация про­мышленников, печать и конгресс действуют заодно.

    1937 г. «Ныо-йорк тайме», 15 августа: «Палата требует, чтобы законопроект о заработной плате бы.г отброшен за негодностью». Торговая палата Соединен­ных Штатов заявила, что «сейчас необходимо уделить внимание вопросу об изменениях закона о трудовых отношениях, а не о каких-либо дополнениях к нему». Национальная ассоциация промышленников и печать, в особенности «Нью-Йорктайме», придерживались тако­го курса: легче добиваться изменений, нежели отмены.

    1937  г. 7 декабря Льюис Хэней — профессор полити­ческой экономии нью-йоркского университета и (верьте или не верьте) постоянный обозреватель Херста — обра­тился в Национальный промышленный совет (связанный с Национальной ассоциацией промышленников) с призы­вом «отбросить» закон Вагнера; Хэней, кроме того, осу­дил забастовки и указал на то, что существующая зара­ботная плата чрезмерно высока.

    1938        г. 23 апреля «Эдитор энд паблишер» сообщил

    о  съезде представителей рекламных компаний, на кото­ром Ли Бристоль — изготовитель патентованных ле­карств — призывал к пересмотру закону Вагнера.

    1941 г. Выходящая в Лос-Анжелосе херстовская га­зет «Экземинер» 17 июня поместила обращение У. Д. Фуллера — президента Национальной ассоциации промышленников (а также президента «Кзртис пабли- шннг компани», издающей «Сатердей ивнинг пост» и другие журналы). Часть заголовка над этим обращени­ем гласила: «Фуллер считает нужным принять поправки к закону Вагнера».

    1943  г. 15 мая журнал «Сатердей ивнинг пост» в пространной редакционной статье ответил на вопросы читателей:

    «Вопрос. Считаете ли вы нужным отменить закон о трудовых отношениях? — Ответ. Нет, хотя нам кажется.



    чю Управление по вопросам труда в военное время могло бы добиться тех же результатов. Мы, однако, считали бы нужным внести поправки к закону Вагнера, дающие право предпринимателям указывать на то, что некоторыми профсоюзами руководят вымогатели...»

    Таким образом, крупные журналы, подобно газетам, придерживались курса Национальной ассоциации про­мышленников.

    1944 г. 21 января агентство Федерейтед пресс рас­пространило обращение Прентиса (бывшего президента Национальной ассоциации промышленников, которого министр юстиции Джексон охарактеризовал как врага американской демократии); в этом обращении говорит­ся, что Национальный совет промышленных конференции должен выработать такое «законодательство, которое отменит закон о почасовой заработной плате, закон Ваг­нера, закон Норриса — Ла Гардиа16, антитрестовский закон Шермана 17 и другие законы, касающиеся отноше­ний между рабочими и предпринимателями».

    1944 г. 20 мая «Эдитор энд паблишер» поместил одну из своих многочисленных антирабочих статей, в заклю­чительной части которой говорится: «Мы снова повторя­ем, что конгресс должен пересмотреть свои законы о трудовых отношениях».

    194i г. 2 июля «Нью-Йорк тайме» поместила по свое­му обыкновению под видом информации замаскирован­ную редакционную статью, написанную «редактором по трудовым вопросам» Луисом Старком. Заголовок гла­сил- «Забастовки толкают нас к тому, чтобы требовать изменений законов о труде». Это сообщение соответство­вало бы действительности, если бы только в нем ука­зывалось, что требование об изменении закона Вагнера исходит от корпораций и Национальной ассоциации про­мышленников.

    1945  г. 26 октября. Заголовок в «Нью-Йорк тайме»: «Мошер настаивает на новой политике в области трудам Газета, как обычно, выделила столбец для высказыва­ний очередного президента Национальной ассоциации промышленников против закона Вагнера.

    На протяжении всего 1945 года, так же как до и пос­ле этого года, различные реакционные организации про­



    должали свои нападки на закон Вагнера. Например, «Ко­митет борьбы за конституционное правительство» (осуж­денный конгрессом как основная американская фашист­ская организация) распространил сотни тысяч ли- оовок под заголовком: «!^то происходит б Америке.^* Первая строка гласила: «Профсоюзы ведуг страну к краху» Листовка ратовала за изменение закона Вагнера.

    В 1946 г. стало ясно, что после смерчп президента Рузвельта и окончания войны установится длительный период реакции и что определенные группы не преминут использовать его в своих интересах. Так оно и случилось.

    В январе этого года газеты предоставили возмож­ность организации, подписавшейся «Общество стражей, Детройт», опубликовать большое открытое письмо пре­зиденту Трумэну. Авторы письма настаивали на ликви­дации Управления по вопросам цен, на ликвидации за­кона Вагнера и т. д. Газеты не сообщили, однако, что это «письмо» было оплачено владельцами «Дженерл мо­торе» и другими крупными промышленниками.

    22 марта «Нью-Йорк тайме» одобрила законо­проект Кейза, который был охарактеризован рабочими, как «один из самых злонамеренных» законопроектов, не­сущий закабаление рабочим,

    18   мая весь номер «Ньюс» — еженедельной газеты Национальной ассоциации промышленников — был по. священ призывам к конгрессу о принятии этого законо­проекта и ликвидации Управления по вопросам цен.

    11 июня общество «Кивание» и Торговая палата Со­единенных Штатов опубликовали совместный ппизыв к наступлению на права рабочих, который на следующее утро был охарактеризован заголовком в «Нью-Йорк тайме» как «справедливое требование обуздать рабочие».

    22  июля в газете Национальной ассоциации про­мышленников «Индастриэл пресс сервис» была поме­щена карикатура, в которой было показано, как рабо­чий отсыпается на работе благодаря закону Вагнера.

    13 августа «Нью-Йорк тайме» вновь выступила с редакционной статьей против этого закона.

    В сентябре «Комитет борьбы за конституционное пра­вительство» предпринял кампанию против закона Вагне­ра, рассылая миллионы соответствующих писем и дру­



    гую «литературу». В частности, были распространены письма профессора нью-йоркского университета Уилл- форда Кинга — одного из платных лоббистов Комите­та — и бывшего члена конгресса от штата Индиана Сэма Петтеигилла. Еженедельник железнодорожников «Лей- бор» так оценил эту бешеную пропаганду. «По мнению этой изысканной компании, Америку можно спасти толь­ко путем уничтожения профсоюзного движения. Напом­ним, что Гитлер и Муссолини занимали в свое время аналогичную позицию».

    11  октября. «Нью-Йорк тайме» опубликовала чуть ли не в двадцатый раз избитую программу подавления рабочею движения, предложенную Айрой Мошером — председателем совета Национальной ассоциациии про­мышленников.

    Непосредственно перед выборами в конгресс На­циональная ассоциация промышленников предложила многим входящим в нее корпорациям разослать цирку­ляры, призывающие крупных предпринимателей давать средства на предпринятую ассоциацией кампанию в пе­чати и по радио, направленную против рабочих. Ниже приводится образчик такого письма:

    «4 ноября 1946 г.

    (Место для адресата).

    Поскольку в прошлом вы поддерживали отдел пропаганды На* циональной ассоциации промышленников, вам известно, что про­грамма информационного бюро ассоциации предусматривает борьбу с неразумной робингудовской экономической политикой тех людей, которые думают, что страна будет процветать, если большее число рабочих получит работу благодаря государственному контролю над предприятиями, удушению конкуренции и конфискации прибылей (sic).

    Национальная ассоциация промышленников успешно проводит в жизнь свою информационную программу. Бы, несомненно, помниге проведенную недавно по всей стране кампанию Национальной ассо­циации промышленников, целью которой было добиться уравнения ответственности перед законом рабочих и предпринимателей. По мнению большинства наблюдателей, в результате ггой борьбы, ко­торая ведется и будет вестись с неослабевающей настойчивостью* мы добьемся изменения рабочего законодательства на следующей сессии конгресса...

    Национальная ассоциация промышленников».

    (Подпись) Фрезер Бэйли

    После выборов печать и конгресс единодушно заяв­ляли, что первый акт конгресса будет касаться измене­



    ния рабочего законодательства. 9 ноября один из заго­ловков в газете «Нью-Йорк тайме» гласил «На пред­стоящей сессии конгресса будет внесено предложение о пересмотре закона Вагнера». Вскоре это мнение стала единодушно поддерживать вся печать Соединенных Штатов; 12 ноября обозреватель Дэвид Лоуренс заявил, что «уже давно требуются некоторые поправки к зако­ну Вагнера». 15 ноября «Нью-Йорк тайме» сообщила, что «сенатор Хоукс критикует закон Вагнера», не указав, чгэ Хоукс — бывший президент Торговой палаты и глаза фирмы «Конголеум нэйрн».

    Сессия конгресса была назначена на январь, поэтому «большому бизнесу» и его мелким сподвижникам было особенно важно использовать декабрь месяц для подго­товки к проведению в жизнь своих’антирабочих замыслов.

    За отсутствием места нет никакой возможности хотя бы даже перечислить все статьи, появившиеся за это время в печати. Важно, однако, привести наиболее типич­ные примеры, ибо в любом вопросе, затрагивающем ин­тересы народа, наблюдается совершенно такая же рас­становка сил. Реакция призвала на помощь печать, радио, всевозможные организации и различных орато­ров, и дело было сделано, точно так же, как делались цодобные дела в прошлом и будут делаться в будущем, если только народ, против которого они направлены, не научится защищать себя. Ниже мы приводим образцы деятельности реакции в декабре.

    1  декабря. Агентство Юнайтед пресс, обслуживаю­щее свыше тысячи ежедневных газет, распространило так называемую «программу пересмотра рабочего зако­нодательства, предложенную сенатором Уили». Про­грамма фактически предлагала отмену закона Вагнера.

    . «Ныо-Йорк тайме» сообщила, что «Национальная ассоциация промышленников предложит программу ме­роприятий в области труда».

    2  декабря. Заголовок в газете «Нью-Йорк уорлд телеграм»: «Представитель общества «Кивание» тре­бует устранения заправил рабочих союзов». Газета при­вела высказывания председателя международного ко­митета общества «Кивание» — Джорджа Стрингфелло о том, что «закон Вагнера создал монополию рабочих».



    «Союз владельцев орудий производства» — общество крупных предпринимателей, в том числе явных фаши­стов — последователей Кофлина и яростных гонителей рабочих — поместил в «Нью-Йорк тайме» и во многих других газетах объявления во всю полосу о сборе денег на борьбу с рабочими.

    3   декабря. Обозреватель газет Скриппс-Говар- да — Фред Перкинс сообщал о плане уничтожения проф­союзов сенатора Болла.

    4   декабря. Агентство Ассошиэйтед пресс распро­странило по всей стране следующее сообщение: «Кейз говорит, что конгресс должен принять решение по тру­довым вопросам».

    Член конгресса (от штата Южная Дакота) Кейз, на избрание которого истрачена часть фонда в 53 700 долл., сколоченного Дюпоном, Пыо и другими руководителями Национальной ассоциации промышленников, является одним из главных защитников политики ассоциации в конгрессе.

    На открытии съезда Национальной ассоциации про­мышленников секретарь съезда Вейзенбургер потребовал изменения закона Вагнера, заявив, что он «угрожающе приближает опасность революции в Америке».

    5   декабря. В этот день газеты поместили инфор­мацию под заголовком: «Сенаторы Болл и Берд сооб­щают съезду Национальной ассоциации промышленников о планах конгресса». Это сообщение рассеивает все со­мнения в том, что Национальная ассоциация промыш­ленников, печать и конгресс действуют против рабочих (и обшего благосостояния) сообща. Два видных сенато­ра помчались на съезд ассоциации, ч!тобы обещать крупным предпринимателям, что они возглавят борьбу J*a уничтожение закона Вагнера и действовавшего на протя­жении 14 лет либерального рабочего законодательства.

    6    декабря. Еженедельная газета Национальной ассоциации промышленников «Ньюс», выходившая во время съезда ежедневно, дала следующий заголовок: «По словам Болла, новый закон о труде будет суровым по отношению к профсоюзам».

    Обозреватель Марк Салливен, который ежегодно строчиг не менее 100 антирабочих статей, подверг рез­



    кой критике закон Вагнера, заявив, что с 5 ноября «кли­мат» изменился в результате победы республиканской партии на выборах.

    Президент Торговой палаты США Уильям К. Джэк­сон в радиодискуссии обрушился на закон Вагнера как на несправедливый по отношению к предпринимателям.

    Либеральная газета «ПМ» разоблачила плутовство и лицемерие печати, начавши?* внезапно рекламировать лнСеральную политику Национальной ассоциации про­мышленников. «ПМ» поместила подряд фотографии двух заюловкои: «Либеральная программа в области труда, Национальная ассоциация промышленников про­возглашает экономию» («Нью-Йорк тайме» от 5 дека- боя) и «Ассоциация требует обуздания рабочих для пла­та Соединенных Штатов» («Ныо-йорк гералд трибюн»).

    Представитель объединенного профсоюза раб >чях автомобильной промышленности Ирвинг Рихтер в своей статье, опубликованной 6 декабря, указал:

    «Главные руководители республиканской партии не только голосовали за политику Национальной ассоциа­ции промышленников в конгрессе прошлого созыва. Они разработали и активно продвигали программу защиты интересов крупных предпринимателей. Они имели два больших преимущества перед демократами: во-первьг/, они точно знали, чего хотят, а именно, выжать как мож­но больше выгод для всей своры с Уолл-стрита, незави­симо от того, как это скажется на всем остальном на­селении...» и т. д.

    7  декабря. Обозреватель Стокс писал: «Крайние правые действуют сейчас в стране более активно и бо­лее открыто, чем когда-либо раньше. Последние выборы придали им смелости... Эти элементы, пользующиеся властью благодаря своей финансовой мощи, показали свои когти на ежегодном съезде Национальной ассоциа­ции промышленников... Совершенно очевидно, что кон­гресс нового созыва примет новые законы о труде... Ни­сколько они будут суровы, зависит от того, пойдет ли руководство республиканской партии за экстремистами из группы меньшинства, преданного Национальной ассо­циации промышленников, или же оно возьмет более уме­ренный курс».



    Следует отметить, что газеты Скриппс- Говарда и мно­гие другие часто не помешают статей Стокса. Либераль­ные рабочие еженедельники печатают его статьи, пока­зывающие, какую угрозу благополучию народа представ­ляет союз Национальной ассоциации промышленников, печати и конгресса, но их читатели не составляют и од­ной сотой общего числа читателей коммерческих газет.

    В этот же день «Нью-Йорк гералд трибюн» сооб­щила, что член палаты представителей Говард Смит ил Виргинии — еще один подголосок Национальной ассо­циации промышленников в конгрессе — разработал про­ект «коренного пересмотра закона Вагнера о трудовых отношениях».

    8  декабря. «Нью-Йорк тайме» сообщила: «На по­следней неделе из многих источников поступили требо­вания о пересмотре закона Вагнера». Газета привела цитату из высказываний председателя республиканской партии Кэрролла Риса: «Трудовое законодательство по- прежнему является первостепенной проблемой, которую должен разрешить конгресс нового созыва».

    Газета «Нью-Йорк гералд трибюн» дала заголовок: «Несмотря на отступление Льюиса, очевидно, будут при­няты меры для обуздания рабочих».

    9  декабря. Заголовок над сообщением агентства Юнайтед пресс: «Движение конгресса за обуздание за­бастовочного движения находит поддержку».

    Журнал «Лайф» выделил целую страницу для редак­ционном статьи, содержащей нападки на рабочих. Выво­ды журнала ничем пе отличались от обычных выводов Национальной ассоциации промышленников «Необходи­мо одно — пересмотр некоторых частей закона Вагнера». Журнал, кроме того, высказался в пользу пересмотра и исправления закона Норриса — Л а Гардиа, а также про­ведения всей программы Национальной ассоциации про­мышленников.

    11  декабря. Заголовок в газете «Нью-Йорк ге­ралд трибюн» над сообщением вашингтонского коррес­пондента: «Обуздание рабочих будет первой мерой кон­гресса».

    13  декабря. Заголовок газеты «Нью-Йорк сан»: «Присмотритесь к влиянию рабочих на политику».



    Огромные объявления во многих газетах, оплачивае­мые маклером Уолл-стрита Хаттоном, взывали: «Мы хо­тим пересмотра закона Вагнера».

    15  декабря. Заголовок в «Нью-Йорк тайме» над статьей Луиса Старка: «Закон Вагнера — центральный вопрос в прениях по законам о труде». Заголовок «Нью- Йорк гералд трибюн»: «В конгрессе намечается пере­смотр закона Вагнера в ближайшее время». Бывший ли­берал, ныне реакционер Марк Салливен писал: «Смешно называть сенатора Болла реакционером, как это делаюг некоторые органы рабочей печати».

    16  декабря. Обозреватель Скриппс-Говарда Питер Эдсон дал следующий заголовок к своей статье: «Рес­публиканская партия жаждет реванша». По сообщению агентства Ассошиэйтед пресс, член палаты представи­телей (от штата Огайо) Кларенс Браун счел «запозда­лым» предложение о совместном заявлении представите­лей верхушки рабочих и предпринимателей, в том числе Национальной ассоциации промышленников и Торговой палаты, о необходимости мирного урегулирования трудо­вых вопросов. Браун, передает агентство, «с нетерпе-нием ожидает, когда можно будет приступить к исправлению закона Вагнера». Заголовок над сообщением агентства гласил: «Конгресс отнесся холодно к мирному плану ра­бочих». Лоуренс Фертиг, которого считают в газетном тресте Скриппс-Говарда «специалистом по экономиче­ским делам», писал: «В период действия закона Вагнера было большее количество забастовок, нежели когда- либо раньше».

    18  декабря. В журнале «Пасфайндер» (владе­лец Пью) и других органах печати была помещена реклама на две страницы, оплаченная «Конференцией мелких деловых организаций Америки», в которой гово­рилось: «Мы составим проект поправок к закону Вагне­ра о трудовых отношениях». Это одно из немногих от­крытых заявлений предпринимателей относительно ав­торства антирабочих законопроектов, принимаемых кон­грессом.

    19 декабря. Обозреватель Дэвид Лоуренс («Юнай­тед Стейтс ньюс») подверг резкой критике закон Вагне­ра, заявив, что он будет отменен, если только некоторые



    лидеры рабочих не согласятся на его исправление. Бюл­летень Уолл-стрита «Тренде» сообщил, что Болл, Берд и Смит составляют антирабочие законопроекты

    Крупные газегы уделили по два-три больших столбца плану председателя «Дженерл могаре» Алфреда П. Слоуна, который был опубликован в газете «Нью- Йорк сан» под заголовком: «План упорядочения трудо­вых отношений из 10 пунктов». Эти десять пунктов ни­чем не отличались от программы Национальной ассоциа­ции промышленников 1933 г. или содержания бесчис­ленных редакционных статей «Нью-Йорк тайме», крити­кующих закон Вагнера.

    20 декабря. Законопроект Смита был обнародован, и печать всячески обыгрывала его. Сенатор Тафт назна­чил прения на 15 февраля.

    23  декабря. Сенатор Тафт, один из богатейших бизнесменов в штате Огайо, заявил, что он считает свою кандидатуру наиболее подходящей для поста председа- |еля сенатской комиссии по трудовым вопросам. Как указал обозреватель Мэркиз Чайлдс, Тафт является сто­ронником возрождения законопроекта Кейза.

    24  декабря. «Нью-Йорк геральд трибюн» сообщи­ла, что Тафт не допустит избрания либерала-республи- канца Айкена на пост председателя комиссии. Выска­зываясь по поводу приведенного в отчете Натана заяв­ления Конгресса производственных профсоюзов о том, что промышленники могут повысить заработную плату на 25%, не повышая цен, Тафт заявил: «Нашей стране нужно понижение цен, а не повышение заработков».

    Затем последовал недельный перерыв по случаю рож­дественских праздников. Но с открытием конгресса в январе 1947 г. большой национальный оркестр в со­ставе прессы, радио, профессиональных ораторов и кон грсссменов возобновил оглушительное и дружное ра­зыгрывание вариаций на тему о законе Вагнера.

    Их план состоял в том, чтобы, не требуя отмены за­кона, саботировать его именно так, как это было наме­чено в 1935 г. Национальной ассоциацией промышлен­ников.

    Такой широкий размах приняла эта открытая кампа­ния Ког^а в январе открылась сессия конгресса, печать



    и политические деятели пришли к единодушному выво ду, что первые решения будут приняты по законопроекту о труде. И вскоре такой законопроект был представлен в палату представителей и сенат. В палате представите­лей его выдвинул Фред Хартли, неизменно голосовавший против всяких либеральных и направленных к улучшению положения рабочих и общему благосостоянию мер. Ког­да же можно было проявить раболепство перед богат­ством и могуществом корпораций, Хартли также неизмен­но голосовал в интересах последних. В сенате этот за­конопроект предложил вездесущий Тафт — бизнесмен из Огайо.

    В апреле, когда комиссии обоих законодательных ор­ганов составляли компромиссный текст, консервативные лидеры соперничающих профсоюзных организаций, вы­ступили, наконец, с согласованным заявлением. Филипп Мэррсй из КПП, Вильям Грин из АФТ и Уитни из проф­союза железнодорожных кондукторов осудили направ­ленный к закабалению рабочих законопроект Тафта— Хартли как фашистское мероприятие. Все трое едино­душно считали, что этот законопроект соответствует тем мерам, которые ранее были приняты против профсоюзов Гитлером и Муссолини Печать, как обычно, вовсе умол­чала о сравнениях с фашизмом или же «хоронила» их на последних страницах газет.

    По любопытному совпадению, в тот момент, когда Комиссия по вопросу о свободе печати * представила свой отчет, в котором она обвиняла газеты в измене ин- росам народа, газеты умолчали о важнейших событиях, доказав тем самым справедливость предъявленного им обвинения.

    Если читатель захочет взять па себя труд и урвет время, чтобы посетить библиотеку, то, просмотрев отче­ты о заседаниях конгресса от 15, 16 и 17 апреля 1947 г., на которых обсуждался законопроект Хартли, он увидит, что, как показывали многие члены палаты представите­лей, идея этого законопроекта возникла в Национальной ассоциации промышленников, была выдвинута по ее указаниям и что сам законопроект был составлен ее

    *    Подробнее об этой комиссии см. па стр. 20^—272. (Прим ред)



    представителями. На страницах 3731 и 3733 на параллель, ных столбцах опубликованы оригинал проекта Нацио­нальной ассоциации промышленников и законопроект Хартли, оглашенный членом палаты представителей от штата Миннесота Блатником. В отчете перечислены юри­сты и лоббисты, которых обвиняли в том, что они яв­ляются авторами законопроекта: Теодор Айзерман из корпорации «Крайслер» — друг сенатора Болла; Вильям Ингле, получающий 20 400 Aojyi. в год за свою закулис­ную деятельность при конгрессе в интересах Эллиса Чал­мерса Фрюхауфа Трейлера, Д. Кейса и компании «Ин- лэнд стил»; Джерри Морган, обслуживающий несколько корпораций; Марк Джонс — активный сподвижник про­мышленников, имеющий связи с деловыми предприятия­ми Рокфеллера.

    Если бы в США печать была свободна, если бы хоть немногие из 1750 ежедневных газет были честными, то этот вопрос был бы освещен должным образом, т. е. как одно из наиболее сенсационных событий на сессии конгресса. Факты и документы были налицо, и дело при. обрело тем большее значение, что обвинения, выдвину­тые 18 членам палаты представителей, впоследствии, в мае, были подтверждены пятью членами сената—респуб­ликанцами и демократами. Между тем печать замалчи­вала это событие, сохраняя безмятежную уверенность в том, что очень немногие газеты осмелятся нарушить этот заговор молчания вокруг вопросов, затрагивающих об­щее благополучие большинства американцев.

    Реакция уничтожила завоевания рузвельтовското Но­вого курса. Национальная ассоциация промышленников, газеты, конгресс, радиооракулы, обозреватели, журна­лы, тысяча правителей и десятки тысяч их платных аген­тов вновь добились победы для «роялистов от экономи­ки», этих «денежных менял», которых Рузвельт собирал­ся «изгнать из храма*.



    ЧАСТЬ ВТОРАЯ


    КРУПНЫЕ ЖУРНАЛЫ


    Г л о в~а 5 Журнальная печать

    Здравомыслящие люди, обычно относящиеся с недо­верием к газетам, не испытывают такого же чувства в отношении другой, исключительно влиятельной группы периодических изданий — популярных журналов. Когда журнал «Форчэн» в 1936 г. предложил своим читателям вопрос, как они относятся к газетам, и 30 млн. челО'Век, т. е. по крайней мере 26% всех читателей газет, ответи­ли, что они не дсперяют газетным новостям, то это казалось вполне естественным. «Форчэн», однако, не по­желал опросить публику, что она думает о добропоря­дочности его собрата — журнала «Тайм», выходящего миллионным тиражом и наживающего миллионы долла­ров, или же о соперниках этого журнала.

    Очень важно отметить, что в то время как деятель­ность газет и информационных агентств критикуется многими, начиная от президентов и кончая либеральными еженедельниками, о деятельности журналов говорят очень мало. Создастся впечатление, что критически настроен­ные люди и органы просвещения не считают, что жур­нальная печать имеет значение в формировании общест­венного мнения и в руководстве американскими делами-

    Такое объяснение может быть обосновано, если припомнить, чем кончился период разоблачительной деятельности журналов (или, как враги их говорили/ «копания в мусорных ямах») в течение первых 20 лет этого века. К концу двадцатилетия промышленникам и финансистам удалось либо закрыть свободные журналы,



    либо выхолостить их прогрессивный дух, и журнальный мир погрузился во тьму и «сладостную» романтику. Великий разоблачитель скандальных историй — журнал «Зврибодис» («Журнал для всех») изменил свое название на «Романс мэгезин» («Журнал фантастики»), и начиная с первой мировой войны по настоящее время вряд ли кто-нибудь стал бы искать важных новостей или разоб­лачений в журналах.

    Крупные дельцы не были удовлетворены своей полной победой над журнальной печатью (подробную историю которой излагает книга Луиса Филлера «Поборники амеоика::екого либерализма»)*. Разумеется, всякий вздор, которым наполнены журналы, сам по себе может быть назван опиумом для народа, по затуманивание умов пуб­лики и притупление ее сознания не являются единственной и подлинной целыо журналов: крупные финансовые воротилы медленно, но дружно превращали журнальную печать в агентство для пропаганды собственной «идеоло­гии». Банкирский дом Моргана, который почти не имеет прямого отношения к изданию газет, решил пустить коръл в области журнальной периодики. Харкнессы, Гарримапы, Асторы, банкирский дом братьев Браум и некоторые лидеры Национальной ассоциации промышлен­ников незаметно захватили в свои руки финансирование и контроль над большинством журналов, имеющих миллионные тиражи. И ныне можно сказать, что пред­ставители крупных предпринимателей и крупных банкиров (как показывает таблица, приведенная в гл. IX) контро­лируют еженедельные и ежемесячные журналы, имеющие вдвое больше читателей в Америке, чем газеты.

    Контроль этот осуществляется отчасти открыто, отчасти втайне, по независимо от того, является ли он открытым или скрытым, миллионы люден ничего о нем не знают. Правда, министерство почт Соединенных Штатов требует представления ежегодных сведений о владельцах еженедельных и ежедневных газет 18. Когда Мильтон Стюарт из Комиссии по вопросам свободы печати жаловался, что «мы не можем, не прибегая к вызову в суд, обнаружить, кто именно держит в своих


    *  Filler, L, Crusaders for American Liberalism, 1939



    руках радио, газеты и кино». «Эдитор зад паблишер» ответил (1 декабря 1945 г.): «М-ру Стюарту, очевидно, неизвестен закол конгресса от 24 августа 1912 г.» согласно которому газеты и журналы обязаны ежегодно опубликовывать сведения о том, кто я>вляется их вла­дельцем, кто ими руководит и каким тиражом они выходят. Если бы м-р Споарт захотел проверить, то он нашел бы списки главных руководителей газет, а также акционеров и держателей облигаций, владеющих более, чем 1 % имущества газет».

    Но если бы Стюарт действительно проворил ряд журналов, то он наткнулся 'бы на имя А. К. Локетта и, по всей вероятности, не придал бы ему особого значения. Можно предположить, что миллионам непрофессионалов это имя вовсе неизвестно. Между тем именно Локетт представляет банкирский до>м Моргана в руководстве и контроле над некоторыми самыми влиятельными органами, формирующими общественное мнениг в США

    Журналу «Эдитор энд паблишер» можно было бы также указать, что в период, когда Фрэнк Ганнет имел огромную задолженность компании «Интернэйшпл пауэр энд нейпер», его газета «Бруклин игл», публикуя сведе­ния о своих владельцах, не указала, что 40%, а не 1% ее имущества находится в закладе у посторонних лиц Томасон из «Чикаго джорнэл» также не раскрыл того обстоятельства, что его газета находится в аналогичном финансовом положении. По закону издатели обязаны сообщать о том, в чьих руках находятся акции, в против­ном случае они платят штраф или подвергаются тюрем­ному заключению. В законе, однако, ничего не говорится о займах.

    Очень важно знать также, что по мснып?Й мере 60% собственности компании «Интернэйншл пауэр энд пей- пор» составляют предприятия общественного пользова­ния, 'вследствие чего компания является важ-.ым звеном в той цепи, из которой создался крупный энергетический трест. Эта электроэнергетическая корпорации выпускает газетной бумаги на 600 млн. долл, а ее акциями владеют самые могущественные банкирские дома в Соединенных Штатах. Главными из них являются «Че(п пэннтл б^нк* Рокфеллера, представленный Альбертом Уигином - пред-



    седателем совета банка и директором компании «Интер- нэйшнл пауэр энд пейпер», и группа Моргана, дей­ствующая через посредство «Бэнкерс траст компани». Через владельца последней Юнга группа Моргана связа­на с компанией «Могаук-Гудзон пауэр», игравшей боль­шую роль в долголетней борьбе против общественной соб­ственности на энергетические ресурсы и в частности в борьбе против плана сооружений на реке Св. Лаврентия.

    В разные периоды времени компания «Интернэйшнл пауэр энд пейпер» владела значительной долей капитала газе г «Бруклин игл», «Чикаго дейли ньюс», «Ник-србокер пресс энд ивнинг ньюс», двух газет Ганнетта в Олбэнл, газеты Ганнетта в Итаке «Джорнэл ньюс», бостонских газет «Гералд» и «Травелер», «Чикаго джорнэл», «Тампа трибю'Н», «Рекорд» (Гринсборо, Северная Каролина), «Огуста кроникл», «Гералд» (Колумбия, Южная Каро­лина), «Спартансбург джорнэл» (издатели Гаролд Холл и Вильям Ла Вар). Кроме того, компания пыталась ску­пить за 20 млн. долл. несколько столичных газет.

    Можно, конечно, назвать простым «совпадением» то обстоятельство, что все газеты, являющиеся собствен­ностью группы «Рокфеллер — Морган» — «Интериэйшнл пауэр энд пейпер» — «Могаук — Гудзон» или имеющие с нею какие-либо связи, противились и продолжают проти­виться общественной собственности на энергетические ресурсы и борются с любой попыткой утверждения зако­нопроекта о сооружениях на реке Св. Лаврентия.

    Однако никак нельзя назвать «случайностью» тот факт, что энергетический трест тратил по 25 млн. долл. в год на газеты и журналы и что вся печать — если не считать весьма немногих органов, влияние которых не может изменить направления общественного мнения, — отблагодарила трест за 'то, что он давал взятки. Продаж­ность газет сейчас общеизвестна. Но так или иначе, роль журналов в формировании общественного мнения пока еще недооценивается.

    Между тем существуют официальные свидетельства. Говоря об объявлениях, цель которых заключается не в рекламировании каких-либо товаров, а в том, чтобы за­воевать благосклонное отношение издателей к энергети­ческому тресту, Мартин Инсулл заявил*



    «Компания «Нэйшнл электрик лайт ассошиэйшн» систематиче­ски помещала известное количество реклам в журнал «С^атсрдей ивнинг пост». Эта кампания стоила фирме «НЭЛА» еще 50 тыс. долл..»

    JJ 73 томах отчетов и документов Федеральной тор­говой комиссии подробно рассказывается о сделках с многочисленными журналами, о пропаганде, навязывае* мой американскому народу Трестом предприятий обще­ственного пользования, и о той роли, которую играли журналы в распространении этой пропаганды.

    Финансовым воротилам приходилось давать взятки издателям и редакторам некоторых газет, чтобы опреде­лить их курс. Что же касается крупных журналов, то нельзя сказать, чтобы по отношению к ним совершались какие-либо неэтичные или незаконные поступки. Жур­налы, в отличие от многих газет, были просто непосред­ственной собственностью частных лиц и корпораций, свя­занных общностью интересов не только с «Нэйшнл элект­рик лайт ассошиэйшн», но и со всей системой организа­ций крупного капитала,

    Верховной организацией крупного капитала является Национальная ассоциация промышленников. Она пред­ставляет собой не только самую могущественную част­ную организацию б стране, но и является также предста­вителем и главным пропагандистом всей системы «сво­бодного предпринимательства», хотя народ — или, ска­жем для точности, 99% народа — не знает этого. Нацио­нальная ассоциация промышленников, действуя через своих членов, является господствующей силой не только в газетах, но и в журналах. Приведем несколько при­меров:

    Уолтер Д. Фуллер — президент «Кертис паблишинг компани», один из активных деятелей, руководивших ре­организацией Национальной ассоциации промышленни­ков, и нынешний ее президент. В 1947 г. он занял также пост председателя Национальной ассоциации издателей.

    Уильям Б Уорнер — владелец «Макколс», «Редбук» и других журналов, бывший президент и директор На­циональной ассоциации промышленников и председатель (до своей смерти в 1946 г.) Национальной ассоциации издателей.



    Малколм Мюир — президент компании «Макгроу- Хилл», издатель многих технических журналов, а также «Бизнес уик» и «Ньюсуик» (главный соперник журнала «Тайм»). Эга компания — одно из главных звеньев в журнальной цепи Национальной ассоциации промышлен­ников.

    Д. Говард Пыо — президент «Сан ойл компани» («Саноко»). Семейсгчо Пыо, кроме того, владеет «Сан шипбилдинг компани» и другими промышленными пред­приятиями Пыо издает «Фарм джорнэл», имеющий при­мерно трехмиллионный тираж, и «Пасфайндер» — жур­нал типа еженедельной газеты. Семейство Пью широк© субсидирует политические кампании, а кроме того, снаб­жает средствами многочисленные фашистские организа­ции, в том числе «Крестоносцев» — видную фашистскую группу, и «Стражей республики» — антисемитский фи­лиал «Американской лиги свободы».

    Национальная ассоциация издателей через своих чле­нов держит в своих руках журналы и имеет более тес­ные связи с Национальной ассоциацией промышленников, чем Американская ассоциация издателей газет. Между гем она действовала настолько осторожно, что избежала разоблачений Комиссии по расследованию дпятельности монополий, разбиравшей деятельность Американской ас­социации издателей газет.

    Национальная ассоциация издателей и Американская ассоциация издателей газет, объединяющие ежедкезные газеты с общим тиражом в 50 млн., а также еженедель­ные и ежемесячные журналы с общим тиражом в 100 млн., представляют собой весьма мощную силу, фор­мирующую общественное мнение.

    Разносторонняя деятельность Американском ассоциа­ции издателей газет широко освещается Ежегодно про­исходят съезды ассоциации и хотя содержание прений на ее ьажнейших заседаниях — когда обсуждаются во­просы штрейкбрехере 1ва и способы борьбы с собствен­ными подчиненными, в том числе с Газетной гильдией — держится в секрете (никакой свободы печати, когда речь идет о самой печати!), Американскую ассоциацию изда­телей газет нельзя обвинить в скромности и застенчи­вости Ее лобби в Вашингтоне пользуется огромным веянием



    Издатели журналов со своей стороны та^же имеют могущественное лобби, но они не стремятся к гласности и предпочитают оставаться в тени. И так как журналь­ная печать, подобно газетной, весьма умело скры­вает факты, она без труда держит в неведении амери­канский народ относительно своей закулисной деятель­ности.

    Один человек, имя которого осталось неизвестным, однажды опубликовал секрсшый меморандум, разо­сланный членам Национальной ассоциации издателей. Этот меморандум проливает свет на деятельность ассо­циации.

    Это было в 1934 г. Был провозглашен Новый курс и началось его осуществление. Одним из первых и са­мых важных мероприятий был закон о труде. Затем последовал законопроект, выдвинутый в целях охраны здоровья (и денег) населения — законопроект о добро­качественности продовольственных и фармацевтических товаров, вводящий ограничения в рекламировании предметов широкого потребления. Вопрос о с щиальном страхований, наконец, стал вопросом государственного значения.

    16 июля 1934 г. издатели журналов составили мемо­рандум о своей роли в борьбе с социальным зако­нодательством. В этом меморандуме в частности было сказано:

    «Этот год был самым необычным периодом в истории издатель­ского дела, и Национальная ассоциация издателей имеет все осно­вания гордиться своей деятельностью в интересах издательской промышленности на протяжении этого года.

    Законопроект Вагнера о тр>де. Этот законопроект весьма до­рого обошелся бы всем издателям, независимо от того, имеют ли они собственные типографии. Мы приняли весьма активное участие в борьбе против этого законопроекта.

    Законопроект Тагуэлла о доброкачественности продовольствен­ных и фармацевтических товаров. Как предполагалось в начале, этот законопроект нанес бы серьезный удар по всему рекламному делу. Комитет и руководящие работники, в конис концов, добились изме­нения этого законопроекта.

    Страхование по безработице Этот законопроект предусматри­вал 5-процентные начисления на заработную плату. Само собой по­нятно, какую серьезную угрозу он представлял Представители ассоциации всячески старались не допустить принятия этого зако­нопроекта».



    Национальная ассоциация промышленников также* вела борьбу против принятия этих законопроектов. Про­тив них боролась и Американская ассоциация издателей газет. Обе эти организации действовали более или менее открыто, причем газетная печать отравляла умы народа заведомо лживыми и пристрастными сообщениями и дезинформацией. Что же касается издателей журналов, то они действовали втихомолку.

    Гла1за Национальной ассоциации издателей — Уильям Бишоп Уорнер, издатель «Макколс», «Редбук» и дру­гих журналов — был одним из главных деятелей Нацио­нальной ассоциации промышленников, одним из пред­ставителей той верховной клики, которая в 1933 г., после начала Нового курса, превратила Национальную ассоциацию промышленников в орудие борьбы с ра­бочими.

    А. Д. Мэйо представлял в Национальной ассоциации издателей «Кроуэлл паблишинг компани», издающую журналы «Колльере», «Амсрикэн мэгезин» и «Вумэнс хоум компэнион».

    «Кэртис паблишинг компани» (издатели журналов «Сатердей ивнинг пост», «Лсдиз хоум джорнэл») пред­ставлял П. С. Коллинс, ставленник президента этой ком­пании У. Д. Фуллера, который является одной из руко­водящих сил Национальной ассоциации промышлен­ников.

    Органы печати Люса («Тайм», «Лайф», «Форчэн») представлял Рой Ларсен — издатель журнала «Тайм».

    Журнал Торговой палаты Соединенных Штатов «Нейшне бизнес» представлял его редактор Мерл Торп.

    Малколм Мюир был представителем «Макгроу-Хилл паблишинг компани».

    Следует отметить, что журнальная печать — подобно газетам, Национальной ассоциации промышленников и всем другим силам реакции, в том числе и многим чле­нам конгресса — продолжала вести борьбу против закон-] Вагнера о труде и после того, как он, несмотря на все их усилия, все же был принят конгрессом. Реакционным силам удалось «убить» значительную часть законопроек­та Т&гуэлла, в особенности те пункты, которые касались рекламного дела. Они продолжали бороться против за-



    •конопроекта о социальном страховании даже после того, как начисления были установлены ниже 5%.

    Враги народного здравоохранения показали свое лицо во время бесконечных прений по законопроекту о добро­качественности продовольственных и фармацевтических товаров. Однако некому было смеяться над ними, кри­тиковать их и разоблачить их антиамериканскую деятель­ность, ибо в их число входили журнальная и газетная печать.

    Когда возникали какие-либо сомнения относительно характера редакционной политики журналов, Националь­ная ассоциация издателей рассылала всем журналам в стране директивы, на подобие следующей:

    «Директоры Национальной ассоциации издателей ре­шительно восстают против включенного в законопроект сенатора Копленда в 1944 г. так называемого плана Та- гуэлла в его нынешней форме, учитывая, какую непо­средственную угрозу представляет собой осуществление эгого мероприятия».

    Был создан специальный комитет Национальной ассо­циации промышленников для защиты «интересов издате­лей». Последние были заинтересованы только в деньгах, получаемых за рекламы, и их интересы находились в прямом противоречии с интересами народа. В состав ко­митета входили: Фред А. Хили, от компании «Кэртис»; Ли Максуэлл, от фирмы «Кроуэлл»; Р. Л. Джонсон, представитель Люса. Рупором комитета являлся предста­витель «Ледиз хоум джорнэл» Чарльз Кулидж Парлин. Последний считал, что если предполагаемый законо­проект будет постоянно именоваться законопроектом Та- гуэлла, которого печать в то время травила как предста­вителя «красных», то это будет залогом успеха в борьбе за уничтожение законопроекта. В основном кампания «водилась к тому, чтобы кричать на все лады, что приня­тие законопроекта приведет к «советизации» Америки.

    Участие Херста в этой кампании состояло в том, что он не только использовал свои журналы «Гуд хаузки- тшнг» и «Амери-кэн драгист», но основал новый орган пе­чати «Драг усуэлд», причем все они сотрудничали с На­циональной ассоциацией издателей, Ассоциацией соб­ственников и членами Национальной ассоциации промыт.



    ленников в их борьбе против благополучия народа. И в этом случае, как и при всех других обстоятельствах, опи­санных в этой книге, могущественные элементы объеди­нились против народа.

    Нашелся один человек, который сообщил истину в своей книге, появившейся некоторое время спустя. Это был Кеннет Кроуфорд, в то время видный прогрессивный журналист; впоследствии он стал реакционером и ныне входит в состав редакции журнала «Пьюсуик», находя­щегося под единым контролем Национальной ассоциа­ции промышленников и Национальной ассоциации изда­телей. В книге Кроуфорда* сказано:

    «Национальная ассоциация издателей — торговля ассоциация ловких журналов; Американская ассоциация издателей газет, ко­торая неизменно ратует за «спобеду печати», т. е. свободу извра­щать факты вопреки интересам -народа, Национальная ассоциация редакторов, действующая подобно первым двум, но в отношении еженедельных органов, многие отдельные журналисты — все они вложили свою толику в борьбу против законопроекта Тагуэлла. Из отдельных лиц наиболее активно действовал Дэвид Лоуренс — издатель «Юнайтед Стейтс ньюс», усердно распространявший утвер­ждение, что в случае принятия законопроекта для получения про­стейшего домашнего лекарства потребуется предписание врача. Анна Стиз Ричардсон — редактор отдела в журнала «Вумэпс хоум компэнион» — совершила агитационную поездку в 12 тысяч миль* проповедуя доктрину Ассоциации собственников».

    В союз противников благополучия народа входили оба крыла периодики — и журналы и газеты; — и те и другие считали, что их доходу будет нанесен ущерб, если рекламы будут так же правдивы, как ярлыки на лекар­ствах. Поскольку редакторы и издатели органов печати контролировали всю информацию, факты не доходили до народа, и он был предоставлен самому себе в организа­ции самозащиты.

    Комиссия по расследованию деятельности монополий указала (монография № 26), что «первоначальный закон 1906 г. о доброкачественности продовольственных и фар­мацевтических товаров», против которого продажная пе­чать боролась, не сумев, однако, добиться его отмены, «неоднократно исправлялся; но до тех пор, пока в 1933 г.


    *  Crawford, К., The Pressure Boys, p. 83.



    не был выдвинут законопроект Копленда, не делалось т; каких попыток подвергнуть этот закон кореплому пере­смотру». Разоблачительная деятельность свободных жур­налов'во главе с «Колльсрсом» обусловила поинятие за­кона Гаррисона в 1906 г., а теперь, 27 лет спустя, про­дажная печать уже поглотившая и журналы, сiрешилась уби!ь такого рода законодательство. Министр земледе­лия Генри Уоллес, говоря об одной из предложенных поправок к закону, указал, что она «настолько затруд­нила бы ого приложение, что практически он был бы сведен на-нст».

    Далее в монографии № 26 говорится: «Острота борьбы, развернувшейся вокруг законопроекта, в значительной степени определялась тем, что с ним были связаны ин­тересы всего конгресса... В избирательных округах почти всех членов конгресса были какие-либо фирмы и компа­нии, чьи интересы затрагивались этим законопроектом. Сенаторы Бэйли (ог штата Северная Каролина) и Кларк (от штата Миссури), яростно громившие «бюрократию», представляли соответственно «Вик кемикал компани» в Северной Каролине и «Ламберт фармакал компани» в Сент-Луи...

    Большое значение гмело также то, что о законопроек­те очень мало писали в газетах. Последние, видимо, сообразили, что законе.проект представляет собой угро­зу для рекламного дела...

    Во время рассмотрения закона о доброкачественности продовольственных и фармацевтических товаров деловые круги оказывали давление, чтобы оградить от всяких ограничении рекламное дело и чтобы бизнес мог попреж- нему извлекать из него выгоды, не считаясь с интере­сами потребителя».

    Знаменательно, что хотя в монографии упоминаются Ассоциация собственников, дка сенатора и говорится о заговоре молчания со стороны газет, в ней нет ни одного слова о журнальной печати; это свидетельствует не об отсутствии смелости, а о незнании фактов и показывает, что Национальная ассоциация издателей, в отличие от Национальной ассоциации промышленников и Аме­риканской ассоциации издателей газет, действует втихо- мо тку.



    В заключение своего отчета о деятельности влиятель­ных групп Временная национальная экономическая ко­миссия цризнает, однако, что они пользуются властью: «В этой области, — говорится в отчете, — как и в других, деловые круги благодаря своим огромным ресурсам за­нимают выгодное стратегическое положение, вследствие чего фермерам, потребителям и даже мелким торговцам трудно добиться, чтобы их желания отражались на ноли* тике государства. Необходимо, чтобы избиратели распо­лагали фактами, в противном случае они окажутся под чрезмерным влиянием капитала, смирившись перед де­монстрацией его огромной мощи».



    fлава 6


    Банкирский дом Моргана и журналы

    Наиболее интересным фактом, который можно обна­ружить при изучении материалов о том, кто владеет крупными журналами Соединенных Штатов и кто кон­тролирует их, является тот, что банкирский дом Мор­гана принимает в этом деле активное участие.

    По имеющимся данным, крупные финансовые круги уверены в том, что они могут с помощью различных средств контролировать газетную печать, но в то же время считают, что на журнальную периодику воздей­ствовать не так легко; по их мнению, только скрытое финансирование дает возможность направлять деятель­ность этих некогда либеральных крупных органов инфор­мирования и просвещения народа по желательному для бизнеса пути.

    Такая позиция ряда банкирских домов в отношении журнального дела в какой-то мере исторически обуслов­лена. В свое время, в период, который всем известен как период разоблачений, происходила жестокая борьба между сторонниками привилегий монополий и поборни­ками общего благосостояния. Именно журнальная пе­чать, а не большинство газет, с начала этого века и до конца первой мировой империалистической войны публи­ковала сенсационные документированные статьи, разо­блачающие систему коррупции. Факт этот не имел пре­цедентов в истории США.

    Когда журналы начали зту кампанию, их поддержи­вали многие из тех, кто стремился к установлению об­щего благосостояния. Но так как расследования стано­вились все более глубокими и широкими и грозили не давать пощады никаким скрытым силам, политические деятели — сторонники капитала, бизнеса и система



    наживы, обрушились на подлинно свободную печать и раздавили ее.

    Теодор Рузвельт попытался «убить» разоблачителей одним словом. Он осудил их как «копателем в мусорных ямах». Американские газеты, отрекшиеся от обязанности печатать подлинную информацию, — единственной обя­занности, которая может оправдать их существование, — обрушились на журналы, выполнявшие вместо них этот долг, и обливали их грязью, бесконечно повторяя слона Теодора Рузвельта.

    Финансовые и промышленные властители Америки не пренебрегали никакими средствами, чтобы подавить ра­зоблачительную деятельность журналов. Банки предъ­явили иски по займам, снабжение бумагой прекратилось; журналы просто приобретались в собственность или же подкупались их владельцы. Одним словом, были ис­пользованы все финансовые и иные средства воздейст­вия, чтобы заставить их прекратить разоблачительную деятельность и отказаться от всяких попыток проводить ее в дальнейшем. Против издателей были возбуждены десятки судебных дел, корпорации и их банкиры заручи­лись поддержкой министерства почт Соединенных Шта- тов в борьбе против журналов, и даже президент Тафг был втянут в эту кампанию, Луис Филлер в конце своел книги «Поборники американского либерализма» писал:

    «Борьба за прекращение всяких разоблачений систематически проводилась дельцами, понимавшими, что они не могут более тер* петь вмешательства в свои дела.. Они вынашивали планы уничте жения журналов и быстро приводили их и исполнение, в отношение отдельных органов печати н течение нескольких месяцев.

    Создание частных информационных бюро или даже влияние на независимую печать казалось трестам недостаточным. Поскольку разоблачителей было много и они имели большую аудиторию, они были опасны».

    Уолл-стрит, тресты, «замороженные кредиты», обе палаты конгресса, ограбление народа, заговор компании «Стандард ойл» Рокфеллера, расхищение естественных ресурсов государства — все это служило темами жус- нальных статей в период разоблачений. Эти темы бес­спорно имели большее значение, чем темы двух серий пространных статей в еженедельнике «Колльере», посвя­



    щенные надувательству изготовителей патентованных ле­карств, подкупивших газеты, и разоблачению самих га­зет. Однако, подвергая критике продажную печать, «Колльере», пожалуй, сделал более смелый шаг, чем «Эь- рибодис», «Хэмптоне», «Арена», «Метрополитэн», «Мак- клюрс», «Космополитэн», «Ледиз хоум джорнэл», «Хар­пере уикли» и все другие известные журналы, которые сейчас вовсе не существуют шш вынуждены молчать.

    В Соединенных Штатах царила коррупция; газетная печать предала интересы народа, так как вследствие своей зависимости от реклам она подвергалась контро­лю со стороны скрытых и явных реакционных сил.

    Разоблачение изготовителей патентованных лекарств началось в 1905 г. 4 ноября «Колльере» опубликовал статью под заголовком «Договор о молчании». В ней го­ворилось, что печать Америки подкуплена, что не менее 99% газет продались изготовителям вредных или беспо­лезных патентованных лекарств. Договор, о котором шла речь, был просто кратким условием, записанным крас­ными чернилами на соглашениях о рекламировании ле­карств от кашля, туберкулеза и даже рака. Оно гласило

    «Обе стороны согласились па том, что это условие утратит силу, если правительством США будет издач какой-либо закон, ограничивающий или запрещающий изготовление либо продажу патентованных лекарств».

    Печать постаралась, чтобы законы такого рода не были приняты.

    Следует также отметить имя журналиста, доставше­го копню указанного соглашения, которое, по словам Ф. Д. Ченея — президента «Пропрайтри медисин ассо- шиэйшн», — превратило печать в орудие пропаганды треста, изготовлявшего шарлатанские снадобья. Это был молодой Марк Салливен из «Ледиз хоум джорнэл». Этот журналист ныне стал глашатаем самых реакционных сил в стране, а журнал перешел в собственность «Кэр* тис паблишинг компани».

    «Колльере» стал собственностью «Кроуэлл паблишинг компани», одним из директоров которой в то время был Томас Ламонт—глава отдела печати, рекламы и инфор­мации банкирского дома Моргана. Это было начало дея­тельности Моргана на издательском поприще. С той поры



    эта фирма предприняла немало шагов, чтобы закрепить­ся в этой области.

    Об  этом, естественно, весьма мало говорилось, ибо совершенно очевидно, что желающие разоблачить такие факты и критиковать такое положение вещей, распола­гают весьма ограниченными возможностями, Власть, ко­торой пользуется дом Моргана в политике, в области просвещения и прессы, с наибольшей полнотой и бичую­щей остротой показана Портером Сарджентом в его кни­ге «Что создает жизнь» отпечатанной частным обра­зом. О нынешнем главе «империи» Моргана он пишет

    «М-р Ламонт, ведающий рекламной частью дома Моргана с те< пор, как он заменил на этом посту Чарльза Перкинса, имел не­мало дел с печатным словом. Он скупил газеты, журналы, изда­тельства с целью изменить их политический курс. Подвергалось цензуре и изменялось содержание книг, которые должны были выйти в свет. Из книги Уолтера Миллиса «Путь к войне» **, пока она готовилась к печати, было изъято все, что касалось Мор­гана. Когда журнал «Харпере мэгэзин» в сентябрьском номере 1939 г. дал неугодную директорам банкирского дома трактовку международного положения, последовал хозяйский окрик, поело чего журнал начал интенсивно печатать реакционные статьи. Не­когда смелые и свободные писатели сейчас пишут осторожно, что бы избежать вмешательства, которое, как они знают, не заставит себя ждать. Такие писатели легко находят рынок для сбыта своей продукции. Те же, кто поступает иначе, редко находят издателей..

    За последние двадцать лет в стране не было человека, кото­рый пользовался бы большим влиянием в определении редакционной, издательской и воспитательной политики, чем Томас Ламонт. Он представит весьма интересную фигуру для какого-нибудь будущего историка, который сможет проследить, какое влияние оказал на него Чарльз Перкинс и какое он в свою очередь оказывал влияние через своих партнеров, коллег и друзей на издательские органи­зации, филантропические общества и воспитательные учреждения...

    Начав с простого газетного репортера, Ламонт занял, пожалуй, самый влиятельный пост в стране, став мозгом банкирского дома Моргана...

    По словам Ламонта, от «Кроуэлл паблишинг компани» ему нужны только дивиденды. От Гарвардского университета он, ко­нечно, не может ожидать дивидендов, но ему нужна уверенность в своем престиже и влиянии, сознание того, что он охраняет и под­держивает угодный ему тип «демократии». Некоторые могут на­звать эту «демократию» плутократией...


    *  Sargent P., What makes Lives.


    ** М i 11 i s W., Road to war.



    За последние четверть века м-р Ламонт играл такую влиятель­ную роль в финансовой, издательской и воспитательной деятель­ности страны, что мы йожем рассматривать его как символ нашего времени...

    Если мы хотим понять, чем напичканы умы американцев, по­чему они знают одни вещи и не знают других, почему они придер­живаются именно таких воззрений, а не иных, мы должны понять, как контролировалась дошедшая до них информация, почему неко­торые факты замалчивались или искажались.

    Ведая рекламой банкирского дома Моргана и всей системы, которую он поддерживает, Ламонт счсл желательным и нужным защищать эту систему путем контроля над тем, что издастся и преподается. Он и его единомышленники весьма эффективно доби­вались этой цели, как и все те, кого они нанимали, вдохновляли и подстрекали.

    Таким путем были устранены все люди, занимавшиеся разобла­чительной деятельностью, были переданы в «верные руки» многие газеты, контролировались писатели; тайно подвергались цензуре книги; закупались и подчинялись влиянию издательства, мирные общества, филантропические и воспитательные учреждения и уни­верситеты связывались с финансовыми предприятиями путем совме­щения руководства; преподавателей университетов заставляли про­водить угодные банкирам взгляды, угрожая лишением пенсии; не­покорная молодежь увольнялась или се сажали па место; уста­навливалось влияние на подготовительные школы».

    С того времени как банкирский дом Моргана получил представительство в совете директоров «Кроуэлл пабли­шинг компани», два крупнейших и самых влиятельных в эпоху разоблачений журнала «Колльере» и «Америкэн» изменили свой политический курс. (Компания «Кроуэлл», кроме того, издавала «Вумэнс хоум компэнион» и ныне не существующий «Кантри хоум». Как и фирма Кэртист, «Кроуэлл» издавал журналы для женщин и для фер­меров.) Издаваемые этой фирмой три популярных журнала сейчас выходят тиражом около 10 млн., и, сле­довательно, их читают примерно 50 млн. человек, т. е. большинство грамотного взрослого населения страны.



    Г лава 7


    «Империя» Моргана к «империя» Люса

    Покончив с разоблачителями, новые собственники журналов наметили новый политический курс: журналь­ная печать должна стать надежным агентством распро­странения пропаганды крупного капитала, банкиров и предпринимателей, она должна поддерживать существую­щую систему, реакцию и то, что позднее стало имено­ваться «свободным предпринимательством». Иными сло­вами, новые хозяева приказали полностью изменить прежний политический курс.

    Вот наиболее разительные примеры того, каким обра­зом оказывалось это влияние- «Нэйшнл электрик лалт ассошиэйшн» затрачивает 25 млн. долл. в год, стараясь убедить американский народ в выгодности для него част­ной собственности на электроэнергетические предприятия. Национальная ассоциация промышленников тратит на подобные мероприятия по нескольку миллионов долларов ежегодно. Документы свидетельствуют о том, что и в одном и в другом случае в журналы вместе с рекламами посылались готовые «редакционные» статьи и даже гото­вые «сообщения корреспондентов». Всех без исключение американских граждан систематически дурачат. По ча­сти одурачивания народа журнальная печать постара­лась для своих хозяев даже больше, чем газетная.

    Проводя свою новую политику превращения печати в орудие защиты капитала й власти, банкирский дом Моргана постепенно прибирал к рукам все большее и большее количество влиятельных журналов. Но больше всего ему повезло с изданиями Люса — еженедельникам «Тайм» и журналами «Форчэн» и «Лайф».

    В 1923 г два довольно бедных журналиста — Генри Люс и Бритон Хэдден — представили денежным туз.ш блестящий план. Э. Роланд Гарриман и Харвей Файрстон



    одобрили этот план; семейство Харкнесс выделило для его осуществления известную сумму; его примеру после­довал Двайт Морроу — один из партнеров Моргана; но с наибольшим энтузиазмом этот план поддерживал Дэвисон—другой партнер Моргана. Для выпуска пер­вого номера «Тайм» Люс и Хэдден собрали 86 тыс. долл., причем большую часть денег они получили на Уолл­стрите.

    Данные, представленные журналом «Тайм» министер­ству почт Соединенных Штатов, показывают, что а 1935 г. в числе владельцев его были:

    Генри П. Дэвисон, Уолл-стрит, 23. Нью-Йорк,

    Эдит Харкнесс и Вильям Харкнесс,

    Бритон Хэдден,

    Генри Р. Люс (полный список дан в приложении 12).

    В J939 г. были представлены уже несколько иные данные:

    Братья Браун, Гарриман и К°, Уолл-стрит, 59, Нью-Йорк, Д. П. Морган и К° (вместо Генри П. Дэвисона),

    «Нью-Йорк траст компани» (вместо Эдит и Вильям Харкнесс).

    Те же имена фигурируют среди владельцев других изданий Люса. Например, в данных, представленных журналом «Лайф», указаны братья Браун, Гарриман и К0, Д- П. Морган (счет Генри Дэвисона) и другие знакомые имена.

    Хотя эти данные ежегодно публикуются, широкой публике они, видимо, не известны и по этому поводу лишь ходят слухи. В редакцию журнала «Тайм» поступа­ли десятки писем с запросами о денежном участии Мор-, гана, и в 1937 г. «Тайм», в своем разделе «Переписка с редакцией», был вынужден дать следующее объяснение:

    «В 1925 г. акционерное общество «Тайм» собрало капитал в 148 тыс. долл. путем продажи привилегированных и обыкновен­ных акций. В эту сумму входил вклад Генри П. Дэвисона, подпит савшегося примерно на Ю тыс. долл. Впоследствии привилегиро­ванные акции были аннулированы, м-р Дэвисон стал партнером Моргана, и имеющиеся у него обыкновенные акции были зарегистри­рованы на имя «Дж. П. Моргана и К0» (счет Генри П. Дэвисона). Он владеет менее чем 3% имеющегося в настоящее время акционер­ного капитала «Тайм». Примерно 54% принадлежат редакторам, авторам, сотрудникам журнала и их ближайшим родственни­кам. — Ред.»



    Небольшие капиталовложения Гаррмманов, Харкнео сов, братьев Браун и партнеров Моргана принесли журна­лам Люса такие дивиденды, будто они нашли золотонос­ную жилу или нефтяной источник. В 1936 г валовые ак­тивы «Тайм» составляли 12 900 тыс. долл., а чистая прибыль — 2700 тыс. долл. В 1940 г. «Тайм» получил чистую прибыль в 5 000 444 долл.

    Самым сенсационным в истории «империи» Моргат были разоблачения Комиссии по расследованию деятель ности промышленности вооружений, которая обвинила крупнейший банкирский дом в том, что он втянул Аме­рику в первую мировую войну. И ничто не свидетель­ствует так ярко о желании Люса защитить Моргана, как трактовка его журналами информации по этому во­просу в течение всего периода с 1934 г. по настоящее время.

    14  декабря 1934 г., вскоре после начала своей работы» Комиссия по расследованию деятельности промышлен­ности вооружений откопала документ, с убийственной ясностью вскрывающий роль банкиров в развязывании войны. Это была телеграмма, которую послал президен­ту Вильсону американский посол в Англии Уолтер Хайнс Пэйдж; телеграмма была отправлена 5 марта 1917 т. е. ровно за месяц до вступления в войну Соединенные Штатов. Приведем наиболее важные выдержки из этога документа:

    «По наведенным мною здесь справкам, международное финансо­вое положение является угрожающим для финансовых и промыш­ленных перспектив Соединенных Штатов.,.

    Если Соединенные Штаты объявят войну Германии, то такой кредит будет величайшей помощью, которую США смогут оказать Великобритании и союзникам.. Большим преимуществом явилось бы то, что все деньги оставались бы в Соединенных Штатах. США продолжали бы поддерживать и расширять свою торговлю то* конца войны...

    С другой стороны, если США будут держать в своих руках все золото.. то весь мир может охватить кризис ..

    Конечно, США не могут расширят^ кредит союзникам, если они не вступят в войну с Германией.

    Я убежден, что возможности Моргана, финансирующего англий­ское и французское правительства, окажутся недостаточными для; удовлетворения потребностей, вызываемых приближающимся кри­зисом.



    Вполне возможно, что единственный путь к сохранению нашего нынешнего весьма выгодного торгоцсго положения и предупрежде­нию паники—это объявление войны Германии». (Полный текст см. в приложении 7.)

    Значительная часть американской печати ни одним словом не упомянула о телеграмме Пэйджа, призы­вающей к объявлению войны для охраны займов Моргана.

    В номере от 24 декабря 1934 г. «Тайм» поместил на первой странице информаций четыре с лишним столбца, посвященные Комиссии но расследованию промышленно­сти вооружений. Над этим материалом красовался еле- д)ющий заголовок: «Война без прибылей». О телеграм­ме Пэйджа не было сказано ни слова. Касаясь банкир­ского дома Моргана — одного из своих владельцев,— «Тайм» писал:

    «Комиссии не удалось восстановить свое утраченное равновесие сообщением новых сенсаций».

    Ко1да, наконец, в 1936 г. Морган явился на засе­дание Комиссии, «Тайм» выступил в его защиту, разра­зившись статьей на г мых семь столбцов. Она начина­лась словами: «Комиссия пытается доказать, что Соеди­ненные Штаты вступили в войну 1917 г,, так как между­народным банкирам с Уолл стрита нужно было пребыва­ние американских войск на полях сражений, чтобы га­рантировать им выплату займов, предоставленных союз­никам»

    В статье приводятся слова сенатора Норриса о том, что «золото вовлекло Америку в войну», но тут же в про­тивовес говорится, что «когда писалась история 1914— 1918 гг., то было ясно сказано, что Соединенные Штаты вступили в войну потому, что немецкие подводные лодки без предупреждения топили американские суда, убивая граждан Соединенных Штатов». Автор статьи сделал вид, что верит в солидность этого детского объяснения. Затем высмеиваются «всякие путаники», стремящиеся обвинить банкиров и изменить историю. Дело по обвине­нию Моргана называется «скандальным», и в заключение говорится:

    «Вчерашний скандал так же трудно возродить, как и, вчерашние новости».



    В отчете, однако, не приводится телеграмма Пэйджа. Вместо этого большая часть отчета посвящена защите .Моргана и других банкиров.

    С той поры «Тайм» ни разу не упустил возможности возвращаться к этому предмету, всегда стараясь выгоро­дить Моргана и неизменно критикуя Комиссию по рас­следованию. Приведем некоторые образчики выступле­ний журнала.

    17 июля 1939 г. «Комиссия допрашивает Д ж. П. Мор­гана, Томаса Ламонта и их партнеров, пытаясь доказать, что они смазывали те колеса, на которых Соединенные Штаты докатились до войны. Однако никаких доказа­тельств у них нет».

    4   сентября 1939 г. «По мнению «Тайм», попытка возложить значительную часть «вины» на Дж. П. Мор­гана и К0 является первоклассным политиканством и искажением исторических событий». (Это сказано в ответ га обвинение в том, что июльская информация «Тайм» была фальшивкой.)

    20  мая 1940 г. «...Дядя Сэм оказался дядей Шсй- локом, страна услышала, что крестовый поход был предпринят для того, чтобы обеспечить займы Дж. II Моргана, что наши мальчики были пешками в руках военных промышленников, что не было серьезных при­чин к вступлению в войну..»

    Наконец, когда в 1943 г. скончался Дж. П. Морган- младший, журнал «Тайм» присоединился ко всей остальной печати, воспевая ему хвалебные гимны и, конечно, замалчивая при этом самые важные факты. «Джорнэл америкэн» и все остальные органы печати Херста, находившиеся тогда в руках банкиров в связи с неуплатой процентов по облигациям (сейчас они уже выплачены), опубликовал нз полосе из восьми столбцов огромную фотографию Моргана-младшего на шесть столбцов.

    Газета «Нью-Йорк тайме», единственная из осталь­ных газет, которая могла соперничать с «Тайм» в низко­поклонстве перед Морганом, поместила некролог на восемь столбцов, в то время как «Тайм» 22 марта посвятил три своих страницы восхвалению Моргана. Юн не упомянул лишь о телеграмме Пэйджа, разоблаче­



    ниях Комиссии или же о займе Моргана Италии, кото­рый спас фашизм в 1925 г., а также о других «мелких подробностях», представляющих, пожалуй, известный интерес. Однако журнал заявил:

    «В течение двадцати лег широкие слои в Соединен­ных Штатах верили в легенду марксистского происхож­дения о том, что международные банкиры втянули го­сударство в войну, к которой оно не имело никакого касательства...»

    «Легенда» — стилистическое ухищрение для привле­чения внимания читателя, а слова «марксистского проис­хождения»— старый прием запугивания «красной опас­ностью», благодаря которому Муссолини получил у Мор­гана заем, а Гитлеру удалось загубить несколько мил­лионов человек.

    Истиной является то, с чем ознакомились все исто­рики благодаря разоблачениям Комиссии по расследо­ванию, причем им знакомы не только телетрамма Пэйд­жа, но и все документы, которые оставили Вильям Дженнингс Брайан, Ньютон Бейкер, Вудро Вильсон и все другие видные участники драмы 1917 г. Вид­ные американские историки — Чарлз и Мэри Бирд,— подобно всем остальным, признают, что подлинной исто­рией являются факты, изложенные в выводах Комиссии по расследованию деятельности промышленности воору­жений, а не выкрики «Тайм» и «Нью-Йорк тайме».

    Уолтер Миллис пишет «Американские промышлен­ники и финансисты, руководимые фирмой Моргана стремились к тому, чтобы расширить экономический комплекс с целью... как можно глубже втянуть госу­дарство в экономический союз с Антантой и, следова­тельно, приблизить его к войне с Германией».

    Репортаж журнала «Тайм» о банкирском доме Мор­гана ка протяжении двадцати лет нельзя назвать ни правдивым, ни честным журнализмом. Это — пропа1андл, реабилитация дома Моргана, который был одним из собственников журнала в течение всего периода его существования.

    Можно сказать, что журналы «Тайм», «Лайфч «Форчэн», кинохроника «Марч оф тайм» и все другие



    детища Люса непрестанно работают на «империю» Моргана. Эти журналы во всех отношениях являются частью механизма «свободного предпринимательства», и, даже не находясь под непрестанным наблюдением каких-либо агентов Моргана, они действуют в интересах всей системы «железных дорог, предприятий обще­ственного пользования, промышленных продприятий и банков с капиталом в 30 210 млн. долл.», на которую Морган оказывает больше влияния, чем кто-либо дру­гой в государстве. (Так писал сам журнал «Тайм» 26 февраля 1940 г.) Эти журналы и Морган — части од­ной системы, которую они охраняют, выращивают, расши­ряют и постоянно защищают.

    Существует мною примеров апологетики и открытой пропаганды, распространяемой произвольно или по указке Ламонта — «дипломатического представителя банкирского дома Моргана», но все они лишь служат иллюстрацией связи прессы с банкирами.

    Возьмем, к примеру, «заговор Уолл-стрита с целью захвата государственной власти»*.

    Газеты весьма искусно умолчали о всех документаль­ных доказательствах, о которых речь будет итти ниже Но предшественница комиссии Дайса — комиссия Мак- кор мака — Дикштейна — впоследствии подтвердила обо­снованность наиболее сенсационных обвинений по адресу некоторых лидеров «Американского легиона» и извест­ных деятелей Уолл-стрита (один из них тесно связан с банкирским домом Моргана) в том, что они организовали заговор и действительно предполагали установить в Аме­рике фашистскую диктатуру.

    Как только было упомянуто магическое имя «Мор­ган», печатные органы Люса немедленно мобилизовались для его защиты. Для защиты крупного капитала, верхов­ным жрецом которого является Дж. П. Морган, было пу­щено в ход все, начиная от искажений истины и «легкого прикрашивания», на которое знаменитые «шустрые ребя­та» Люса — большие мастера, и кончая потоком насме­шек и различных эпитетов, обычно используемых специа­листами в области семантики.


    *  См. гл. 16 настоящей книги. (Прим. ред.)

    108



    В качестве примера приведем выступление журнала «Тайм» (первая и вторая страницы номера от 3 декабря 1934 г.)

    «ЗАГОВОР БЕЗ ЗАГОВОРЩИКОВ»