Юридические исследования - МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. ГЕОРГИЙ ВАЧНАДЗЕ. ЮРИЙ КАШЛЕВ. (Часть 2) -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. ГЕОРГИЙ ВАЧНАДЗЕ. ЮРИЙ КАШЛЕВ. (Часть 2)


    Роль средств массовой информации в отноше­ниях между социалистическими и капиталистиче­скими странами; «информационный империализм» и усилия развивающихся стран по деколонизации информационных отношений; принципы и нормы информационной деятельности, которые социали­стические и развивающиеся страны отстаивают в ООН и ЮНЕСКО, на встречах стран-участниц Со­вещания по безопасности и сотрудничеству в Ев­ропе, на других международных форумах — тако­вы основные темы второго издания книги двух со­ветских историков-международников.


    ГЕОРГИЙ ВАЧНАДЗЕ ЮРИЙ КАШЛЕВ

    МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. ЕГО СТОРОННИКИ И ПРОТИВНИКИ.

    ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ДОПОЛНЕННОЕ


    Вачнадзе Г. Н., Кашлев Ю. Б.

    Международный обмен информацией. Его сторонники и противники. Издание второе, допол­ненное. Тбилиси, издательство «Сабчота Сакартвело», 1980.

    Роль средств массовой информации в отноше­ниях между социалистическими и капиталистиче­скими странами; «информационный империализм» и усилия развивающихся стран по деколонизации информационных отношений; принципы и нормы информационной деятельности, которые социали­стические и развивающиеся страны отстаивают в ООН и ЮНЕСКО, на встречах стран-участниц Со­вещания по безопасности и сотрудничеству в Ев­ропе, на других международных форумах — тако­вы основные темы второго издания книги двух со­ветских историков-международников.


     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    Ответственный редактор профессор Б. Д. ДАЦЮК

    Рецензенты: профессор Я. Н. ЗАСУРСК1Ш, доктор исторических наук Э. А. ПВАНЯН


     

     

     


    11105—075

    -------------------------- 80

    601(08)—80 Издательство «Сабчота Сакартвело», 1980.





    ЧАСТЬ ВТОРАЯ




     

     


    ГЛАВА IV

    СТРУКТУРА НОВОСТЕЙ В РАЗВИВАЮЩЕМСЯ МИРЕ

    «ИНФОРМАЦИОННЫЙ ГОЛОД В МИРЕ»

    «Минимальный стандарт ЮНЕСКО» для развития СМК в развивающихся странах, принятый много лет назад, преду­сматривал наличие на сто человек населения десяти экзем­пляров ежедневной газеты, пяти радиоприемников и двуу мест в кинотеатрах. Сегодня и эксперты ЮНЕСКО офи­циально признают, что журналистика развивающихся стран при оценке ее уровня требует куда большего числа качествен­ных, социально значимых показателей. Более того — мас­совая коммуникация и национальное развитие столь взаимо­связаны, что должны иметь сопоставимые системы показа­телей.

    В докладе «Информационный голод в мире», представ­ленном Генеральной Ассамблее ООН в 1957 г., отмечалось, что в более чем ста государствах и зависимых территориях, исследователи установили отсутствие даже минимальной нормы развития национальных структур СМК. Год спустя после представления этого доклада Генеральная Ассамблея обязала Экономический и социальный Совет ООН подгото­вить программу конкретных мероприятий международного -характера для стимулирования развития системы средств массовой информации в слаборазвитых странах.

    Двадцать лет спустя можно признать, что предложен­ные тогда меры по становлению информационных структур в развивающихся странах совершенно не соответствовали предлагавшимся путям их осуществления. Западная помощь, сказанная ряду молодых государств, не уменьшила, а увели­чила — и это признают сегодня большинство экспертов — контраст в информационной насыщенности развивающихся и капиталистических стран, а также растущее духовное за­силье последних в несоциалистическом мире.

    Международная статистика позволяет выявить тот факт, 'что тиражи газет и количество читателей растут в ми­ре гораздо медленнее, чем население, грамотность и число образованных людей. Ниже приводятся данные международ­ной группы экспертов, подготовленные к межправительствен­ной конференции ЮНЕСКО по сотрудничеству и развитию средств массовой информации (Париж, 12—21 апреля 1980 г.; рабочий документ CC-80/CONF.212/3).

    Развивающиеся страны, население которых составляет две трети всего населения планеты, публикуют половину общего объема ежедневных газет, выпускаемых в мире, и общий тираж этих газет составляет только одну шестую часть тиража промышленно развитых стран. В промышлен­но развитых государствах издается 3256 газет, в то время как во всех развивающихся странах их имеется лишь 3280. В большинстве стран Европы выходит от 200 до 500 экз., ежедневных газет на 1000 человек населения. В то же время в 9 странах Африки не издается ни одной еже­дневной газеты и лишь в 10 африканских странах на 1000 человек населения приходится более 20 экз. газет. Фактически Африка не производит газетной бумаги. В Ла­тинской Америке лишь в одной стране производство бумаги превышает потребность в ней и экспортируется. На этом континенте на 1000 человек приходится в среднем менее 100 экз. ежедневных газет (в Бразилии — 40 экз.); не суще­ствует ни одной газеты на языках индейцев. В десяти стра­нах азиатского континента на 1000 человек все еще прихо­дится менее 20 экз. газет, а печатная бумага производится лишь в четырех странах на уровне национальных потребно­стей.

    Позднее становление национальной печати в большин­стве развивающихся стран, высокий уровень неграмотно­сти, многоязычие, отсутствие печатного оборудования, вы­сокая стоимость импортируемой бумаги, плохое телекомму­никационное оборудование, отсутствие транспортных средств связи в общирных сельских районах, неоколониалистская политика ведущих капиталистических государств — все это препятствует развитию средств массовой информации в мо­лодых государствах.

    К 1980 г. тираж ежедневных газет в развитых капита­листических странах в 10 раз превышал этот показатель для развивающихся стран (312 против 29 на 1000 человек насе­ления). Распределение радиоприемников почти такое же (913 против 80 на 1000 человек).

    На Западе минимальное количество радиоприемников на 1000 человек составляет 211 и максимальное — в США— 1882. В социалистических странах среднее количество радио­приемников на тысячу жителей составляет 387. Их количе­ство по странам колеблется в пределах от 71 до 461 (СССР) на 1000 человек населения. В развивающихся странах, имею- 156 щих наиболее высокий уровень национального дохода, в- среднем приходится 240 радиоприемников на 1000 Человек населения, по странам—от 10 до 838 (Аргентина). В 'разви­вающихся странах со средним уровнем национального дохо­да на 1000 человек населения приходится сто радиоприем­ников, по странам — от 17 до 224. В наиболее бедных стра­нах на 1000 человек в среднем приходится 27 радиоприем­ников — от 7 до 116 по странам.

    Хотя количество радиоприемников значительно увеличи­лось почти во всех развивающихся странах, оно еще столь низко, — даже если допустить, что один приемник обслу­живает большую группу слушателей и что не все радио­приемники учтены — что следует признать неохваченной радиовещанием значительную часть афроазиатских стран. В 26 африканских странах имеется менее 50 радиоприемни­ков на 1000 человек населения. В 14 других странах этот показатель не достигает 100. Такое же положение в Азии, где в 19 странах на 1000 человек приходится от 10 до 80 радио­приемников. Общее количество радиостаиций в промышлен­но развитых странах мира составляет 18 840, по сравнению с 6670 — в развивающихся странах.

    Охват населения телевидением по странам обнаружи­вает еще большую зависимость от уровня национального дохода. В развитых капиталистических странах на 1000 че­ловек населения приходится в среднем 367 телевизоров, по странам — от 168 до 571 на тысячу человек. В социали­стических странах приходится в среднем 201 телевизор на 1000 человек населения, а если по странам — то от 1,8 (Албания) до 307. В развивающихся странах с наиболее вы­соким уровнем национального дохода насчитывается в сред­нем 101 телевизор, а по странам — от 5 до 185 телевизоров на 1000 человек населения. В развивающихся странах со средним уровнем национального дохода приходится 21 (от

    1 до 48 по странам) телевизор, а в самых бедных странах—-

    1,     6 (от 0,6 до 6 по странам) телевизора на 1000 человек на­селения.

    За последние десять лет 14 африканских стран созда­ли телевизионные службы (в Африке число таких стран со­ставляет ныне 24), но на этом континенте 20 стран все еще не имеют своего собственного телевидения. В большинстве африканских стран количество телевизоров на 1 000 человек населения не достигает 10. Аналогичная картина наблю­дается в Азии. Хотя в 12 странах в 70-х годах были созданы телевизионные станции и ныне они имеются во всех странах

    континента, за исключением пяти, уровень обеспечения на­селения телевизорами не превышает 50 на 1000 человек.

    Сравнительные данные о развитии вещания за послед­ние 20 лет свидетельствуют, что количество радиоприемни­ков в Африке возросло более чем в 7 раз, а телевизоров — более чем в 20 раз; в Азии соответствующие цифры более чем в 5 раз выше, чем 16 лет назад; в Латинской Америке достигнут рост в 4 раза по радиоприемникам и почти в 10 раз — по телевизорам. Развивающиеся страны прила­гают огромные усилия к расширению национальных систем средств массовой информации. Темпы роста здесь выше, чем в развитых странах, но начальные уровни в молодых государствах были настолько низкими, что несмотря на ус­пехи, неравенство сохраняется.

    О ЦЕННОСТНЫХ КРИТЕРИЯХ ОТБОРА НОВОСТЕЙ

    Западные мировые информационные агентства — аме­риканские Ассошиэйтсд пресс, Юнайтед пресс интернэшнл, английское Рейтер и Ажанс Франс-пресс — представляют собой небольшие предприятия, по сравнению с другими транснациональными концернами СМК. Бюджет ЮПИ за

    1972 г., например, составлял 55 млн. долларов, АП в

    1973  г. — 78 мли. долларов. Интересно отметить, что при­мерно 80 процентов годового дохода и АП, и ЮПИ, и Франс-пресс получают из своих внутренних национальных рынков своих стран. Из развивающихся стран АП, напри- хмер, получает менее 1 процента своих доходов1. Франс- пресс зачастую бесплатно предоставляет информацию своим подписчикам из развивающихся стран. Деятельность запад­ных мировых агентств за рубежом — при огромных мате­риальных затратах, явно неэквивалентных размерам прямой прибыли — носит преимущественно политический характер. Влияние мировых агентств основано па том огромном идео­логическом потенциале, который имеют в современном обще­стве новости.

    «Идеологический потенциал» — это понятие вошло сегодня в определение содержания информационных ново­стей, отвергая необоснованные претензии буржуазной жур­налистики на «объективизм» и «нейтральность» информации. •Симптоматично высказывание Джеральда Лонга, исполни­тельного директора агентства Рейтер: «Бесполезно 1 пы­таться отделить в любом обществе его ценности в области информации от его ценностей вообще, будь то ценности внутринациональные или имеющие интернациональное зна­чение. Ценности в области информации формируются под. влиянием многоплановых социальных процессов в данном конкретном обществе, точно так же как формируются и все остальные ценности2».

    А вот мнение представителя развивающихся стран Асока Митра, считающего, что крупные частные информа­ционные фирмы отражают в своих материалах лишь цели и философию своих стран. Митра пишет, в частности: «Во всей информации, которая прямо, либо косвенно воздейст­вует на интересы их собственных стран — к примеру, теле­графные агентства ЮПИ, АП или Рейтер придерживаются прогосударственной точки зрения. Каждый из этих гиган­тов, даже с помощью подбора таких слов, как «отмечается», «приписывается», «ставится в упрек» и т. д., неизбежно пропитывает информацию своей интерпретацией»3.

    Точки зрения многих специалистов совпадают по воп­росу, касающемуся представления концернами массовой информации капиталистических стран идеологических инте­ресов своей системы. Стоит добавить, что информационные гиганты западного мира, говорящие с американским акцен­том, являются поборниками классовых интересов буржуаз­ного общества, защищая при этом интересы очень узкого круга — правящей верхушки. Следовательно, они являются преимущественно сторонниками консерватизма даже в изме­рениях капиталистического строя.

    Еще в 50-х годах исследователи прессы на Западе стали употреблять слово «привратник», с целью акцентировать внимание на роль тех, кто направляет мировые потоки ин­формации в ту или иную сторону с той или иной интенсив­ностью. Появилось даже несколько разработок буржуазных ученых с целью определить действительное влияние этих менеджеров, контролирующих стратегические посты произ­водства и распространения новостей в западном мире. Но и в 70-х годах многие западные теоретики журналистики за­даются тем же вопросом — каким образом капиталисти­ческая система международной информации превратилась в то, что она собой представляет. Кто истинные виновники деградации? Каковы действительные принципы отбора ин­формации в западных мировых агентствах? Почему глав­ные редактора уверены, что публика равнодушна к опреде­ленным темам новостей? Имеют ли журналисты одинаковую точку зрения на принципы отбора информации и зависит ли эта точка зрения от их мировоззрения и культурного уровня? Риторические вопросы.

    Американские СМК после окончания второй мировой войны, пользуясь экономической ослабленностью разорен­ной Европы, наводнили весь капиталистический мир своей прессой, фильмами, рекламой, книгами, радио- и телепрог­раммами, сделанными в США.

    Масштабы сбыта этой продукции росли в течение всех послевоенных десятилетий, так же как и контакты — посыл­ка специалистов, подготовка кадров и т. д. Практика «куль­турной дипломатии» США в духе доктрины «свободного по­тока информации» разжигала «холодную войну» империа­лизма против стран социализма, отравляла международные отношения, способствовала экономическому и духовному за­кабалению народов развивающихся стран.

    Существующая практика информационного бизнеса на­носит огромный урон моральному климату в самих капита­листических странах, не говоря уже о развивающихся госу­дарствах. Ныне все больше людей приходит к выводу, что так называемый западный стиль в подаче новостей и раз­влечений совершенно нетерпим. В этих странах существуют огромные массы практически неграмотных людей, для кото­рых систему образования заменяет контакт со средствами массовой информации. Журналистика развивающихся стран требует привлечения в нее профессионалов высокого уровня культуры и политического кругозора, но профессионалов — надо это особо подчеркнуть — не в западном понимании де­ловых качеств буржуазного репортера или комментатора.

    Совершенно естественно, что страны разных социально- политических систем и культур придерживаются различных критериев и в информационной сфере. Неприемлемыми яв­ляются стандарты западной информации, доминирующие в несоциалистическом мире, которые отражают — по выра­жению министра информации Туниса Мустафы Масмауди — «нравственные, культурные и политические ценности опреде­ленных государств, игнорируя ценности и заботы других стран»4. Согласно традционной концепции, принятой на За­паде, новостью считается то, что является сенсационным, отклоняющимся от нормы, необычным.

    И. Галтунг и М. Холмбу-Рюге отмечали, что в соответ­ствии с западным подходом основу иностранных новостей составляют сообщения о личностях или событиях, а не о ме­нее зримых социальных структурах и процессах5. Позитив­ные процессы менее заметны, чем негативные, и многие за­падные журналисты склонны видеть мир через единичные события, а не как отражение долговременных процессов и исторических тенденций.

    Мировая общественность высказывает тревогу по поводу практики диктата на информационном рынке новостей капи­талистических и развивающихся стран — четырех агентств США, Великобритании и Франции.

    Хотя руководители этих агентств все время заявляют о якобы существенном различии между ними, потребители усматривают у них одинаковые способы сбора материала, критерии отбора информации, расставляемые акценты. За­падные телеграфные агентства хотят рассказать всему миру не только о том, 'что происходит на Западе, но и о том, что происходит в социалистических и в развивающихся стра­нах. Информация в большой степени зависит от стиля изло­жения и от отбора фактов, и очень часто то, что пропущено, так же важно, как и то, что изложено. Налицо прежде все­го ориентация на западные нужды и спрос на информацию определенного типа.

    Официальным представителям развивающихся стран не приходится рассчитывать на то, что западные агентства нроинформируют мир о действительной политике их стран.

    Засилье и дискриминация западных мировых информа­ционных агентств вкупе со слаборазвитостью средств мас­совой информации развивающихся стран препятствуют по­литическим деятелям этих стран быть услышанными за пре­делами своих национальных границ, обращаться к народам соседних государств, выступать по каналам средств массо­вой информации крупных империалистических держав, при­нимать равноправное участие в формировании мирового общественного мнения.

    Ограниченный доступ к информационным каналам да­же с соседними странами наносит развивающемуся сообще­ству огромный ущерб.

    Когда к микрофонам подходит руководитель какой- либо капиталистической страны, его речь может быть неза­медлительно переведена на десятки языков, прочитана и услышана миллиардами людей во всем мире. Главы госу­дарств и правительств развивающихся стран лишены воз­можности иметь такую трибуну. Вместо этого сотни запад­ных журналистов пользуются «правом» интерпретировать и искажать, или замалчивать суть высказываний деятелей из развивающихся стран.

    Население развитых капиталистических стран получает информацию о развивающихся странах только из западных источников. Последние формируют и мнения представителей западного бизнеса, специалистов по вопросам военной и международной политики, чьи решения могут иметь боль­шое значение для развивающихся стран. Поскольку обще­ственное мнение может играть важную роль в принятии та­ких решений, его зависимость от информации переданной империалистическими агентствами новостей, тоже вызывает крайнюю озабоченность в развивающемся мире,

    8.        Г. Вачнадзе, Ю. Кашлев.                                                                                    161

    Шведские журналисты-международники отмечали не- давно, что их претензии в отношении деятельности западных транснациональных агентств касаются не только искаже­ний в информации (так, отмечали они, в материалах о неф­тяной политике проамериканская и прозападная точки зре­ния имеют серьезные расхождения с действительностью),, но и заговоров молчания вокруг событий в обширных райо­нах развивающегося мира6.

    Составители «доклада Тинбергена» считают, что насе­ление развитых капиталистических стран не будет иметь доступа к объективного характера информации из разви­вающихся стран, об их нуждах, проблемах и надеждах — до тех пор, пока западная информационная структура не будет очищена от дешевых сенсаций и потребительской рекламы, расовых и националистических предрассудков7. Это мнение разделяют другие западные исследователи: «Международная информационная система должна отойти от этноцентрической практики к ориентации на множествен­ность и диверсификацию культур, от пассивности реципиен­та к активному участию, от доминироваиия транснациональ­ных влияний к межнациональному равновесию»8.

    «Культурной самообеспеченностью американцев» объяс­няют некоторые ученые США ситуацию, в результате кото­рой граждане этой ведущей капиталистической страны поч­ти полностью лишены возможности видеть происходящие в миое изменения глазами других народов. Исследования ЮНЕСКО показали, что американцы в процентном отноше­нии смотрят меньше зарубежных телевизионных программ, чем любая другая страна в мире за исключением КНР9. Сообщения из-за рубежа, которые получают американцы, почти всегда переданы или АП или ЮПИ, или американ­ским телевидением. Но когда какие-либо тенденции в мире обретают антиамериканский, антиимпериалистический, анти­демократический характер информационные органы США неспособны дать адекватное освещение этих тенденций.

    Большинство ежедневных газет США используют лишь от 1 до 3 процентов площади своих полос под иностранную информацию. Даже «Нью-Йорк тайме» не составляет исклю­чения, публикуя крайне редко сообщения из большинства развивающихся стран, месяцами не упоминая такие огром­ные географические районы, как Африка, Австралия, Индия и Латинская Америка, — говорится в Бюллетене американ­ского общества редакторов (ноябрь — декабрь 1974 г.> стр. 22).

    Исследование Барри Рубина для центра стратегических исследований Джорджтаунекого университета в Вашингтоне 162 широко цитировалось в мировой печати, хотя выводы, содер­жащиеся в нем не были неожиданными. Речь шла о том, что освещение зарубежных событий американскими сред­ствами массовой информации сокращается. Количество американских журналистов, занятых ча постоянной работе за рубежом, заметно уменьшилось за последние годы — с 599 в 1969 г. до 429 в 1975 г., т. е. на 23 процента10.

    Всего полдюжины газет имеют собственных корреспон­дентов за границей, тогда как 20 лет назад число таких га­зет было вдвое больше11. Руководители и редакторы амери­канских газет, радио и телевидения используют ничтож­ное количество иностранной информации, получаемой от агентств. Зарубежная информация переживает не только количественный, но и качественный упадок, пишет Б. Ру­бин.

    Постоянный зарубежный корреспондент — человек, долгие годы живущий в какой-либо стране и становящийся экспертом по ее проблемам — такой тип журналиста стал редкостью в американской прессе. В результате появляются поверхностные репортажи, в которых часто полностью от­сутствует глубокое знание страны.

    В Африке, к примеру, в начале 70-х годов насчитыва­лось не более 60—70 постоянно аккредитованных журнали­стов из общего числа 1200 журналистов, представляющих четыре западных мировых агентства за рубежом. Можно утверждать, что западные агентства стремятся к концентра­ции своих внешних информационных источников там, где находятся их важнейшие рынки — Западная Европа, Япо­ния, Гонконг, Ближний Восток. Так сообщения из арабских нефтедобывающих стран интересуют АП и ЮПИ куда в большей степени, чем проблема продовольствия в Аф­рике.

    Выше уже говорилось об унизительном стереотипе вос­приятия Австрии, принятом в СМИ Америки — «опереточ­ное государство». Африканские проблемы извращаются в том же духе. В результате большинство буржуазных жур­налистов неспособно показать будничную жизнь Африки. Виной тому, отчасти, шовинистические взгляды, исповедуе­мые прессой, радио и телевидением США. «До сих пор пока американцы не будут представлять африканцев такими же человеческими существами, как и они сами, все, что сооб­щается об Африке, будет представлять лишь набор стран­ных имен и географических названий», — отмечал амери­канский африканист А. Снгер12.

    Массовый американский читатель, как правило, ничего не узнает об Африке, кроме очерков о животных или об от­важных американских миссионерах. Американское телеви­дение, ведущие газеты и журналы либо не включают в свои* выпуски информацию об этом континенте, либо дают ее в искаженном виде. Контраст в американских СМИ осо­бенно заметен при сравнении степени освещения Африки и Западной Европы. Как правило, число американских кор­респондентов в Лондоне и Париже в 3—4 раза больше, чем во всей Африке. Столь же редко освещаются в Соединенных Штатах события в Азии и Латинской Америке, исключая Китай и Японию.

    Западные корреспонденты обслуживают только те зо­ны, которые представляют особый политико-экономический интерес для США и Западной Европы.

    По словам Шона Макбрайда, корреспонденты крупных агентств печати в марте 1978 г. были распределены следую­щим образом: 34 процента в Северной Америке, 28 процен­тов в Европе, 17 — в Азии и в Океании, 11 — в Латинской Америке, 6 — на Ближнем Востоке и 4 процента всего кор­респондентского корпуса находилось в Африке13.

    Большинство иностранных корреспондентов, даже в раз­вивающихся странах были или американцами, или англича­нами, или французами. Эти корреспонденты помимо своих собственных комментариев запускают на международную орбиту сообщения определенных местных авторов, взгляды которых затем подвергаются дополнительному «редактиро­ванию» в Нью-Йорке, Лондоне и Париже и затем вновь отсылаются в развивающиеся страны. Прогрессивные дея­тели, хорошо представляющие себе реальные масштабы и подоплеку проблем развивающегося мира, таким образом оказываются пока изолированными от зарубежной между­народной аудитории.

    Решение о выборе информационных сюжетов и способах интерпретации темы принимают западные корреспонденты и редакторы, которые помимо классовой и националисти­ческой предубежденности зачастую просто неспособны к вос­приятию событий, не укладывающихся в рамки их повсе­дневного опыта. Эти корреспонденты зачастую плохо обуче­ны языкам и не знакомы с культурами и проблемами раз­вивающихся стран. Имея это в виду Фредерик Ю, декан школы журналистов округа Колумбия спрашивает своих учеников — может ли азиатский журналист передавать информацию из Вашингтона, если он не знает английского языка14. Другой профессор журналистики, бывший вице- президент ЮПИ Роджер Татариэн рассказывал, как однаж­ды на приеме в Токио он обнаружил, что ни один американ­ский журналист не говорит по-японски, в то время как все советские журналисты владели японским языком15.

    Можно констатировать, что сейчас переживают кризис национальные системы массовых коммуникаций не только в развивающихся, но и в развитых капиталистических стра­нах, в которых пока еще удается заглушать голоса проте­ста против горизонтальной и вертикальной концентрации СМК, олюгономии информации, цензуры и политического контроля со стороны спецслужб, самоцензуры журналистов, засилья рекламы и антисоциального характера содержания массовой прессы, программ радио и телевидения, кино и дру­гих видов искусства, отсутствия равного доступа к информации, деятельности транснациональных монопо­лий СМК.

    Развивающиеся нации давно знают о том, что средства массовой информации капиталистических стран обращают на них внимание только в тех случаях, когда где-то в Азии или в Африке возникает опасность для империалистичес­ких интересов.

    ЗАПАДНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА: ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ

    Засилье империалистических монополий в распростране­нии новостей особенно губительно для национальных ин­тересов развивающегося мира. Четыре транснациональных гиганта распространяют в основном сведения о развитых ка­питалистических странах. Другие районы земного шара упо­минаются лишь в связи с их отношениями с западными государствами. Как правило, социальные, политические и культурные проблемы развивающихся стран упоминаются вскользь или вообще обходятся молчанием. Только 25 про­центов информации, распространяемой АП, ЮПИ, Рейтер и АФП, исходит из развивающихся стран или имеет к ним от­ношение, хотя в этих странах живет, как известно, около двух третей человечества. Большинство западных сообщений о развивающихся странах негативны. Информация названных мировых агентств предназначена, главным образом, для жи­телей развитых капиталистических стран16.

    Западные журналисты ищут в развивающихся государ­ствах только негативные события и полностью уходят от показа экономических, социальных, политических, культур­ных достижений. Известный общественный деятель Индии Д. Р. Манкекар в своей книге констатирует, что «эпическая история трудной борьбы молодых государств за независи­мость, их успехи и неудачи (а не только неудачи) в важном деле осуществления социально-экономических реформ или образовательного и культурного возрождения являются но­востями «второго сорта» и редко рекламируются в западной печати»17. Империалистические системы массовой информа­ции сгремя ея гальванизировать в сознании людей стерео­типы колониальных времен, согласно которым развивающие­ся страны — это не более как районы стихийных бедствий и социальных катаклизмов. Ключевые проблемы современ­ности — разоружение, кризис империализма, национально- освободительное движение, становление молодых государств не стали объектами информации для западных журналистов, демонстрирующих отсутствие интереса и невежество в отно­шении конструктивных процессов мирового развития.

    Показательным в этом отношении является случай Су­ринама: получение независимости этой бывшей голландско:’) Гвианы в 1975 г., страны большей по территории, чем Ве­ликобритания и занимающей третье место в мире по произ­водству бокситов, было обойдено молчанием в сводках но­востей мировых капиталистических агентств. Эти последние упорно придерживаются стереотипов сенсации или фольклор­ных особенностей, искажающих образ развивающихся стран. Последние всплывают в потоке телеграфных сообщений с Западп лишь по случаю катастрофы или стихийного бед- ствия: резкого обострения в них внутриполитического поло­жения или такого события, в связи с которым их можно изобразить смешными или даже варварскими18.

    Д. Р. Манкекар с возмущением описывает ту бесцере­монность, с которой западные журналисты вторгаются во внутреннюю жизнь развивающихся государств, выставляя в виде «пикантных новостей» на всеобщее обозрение их бед­ность, неразвитость, отсталость:

    «Электронные глаза и уши обладают опасной способ­ностью без вашего ведома и согласия шпионить и фиксиро­вать все, что происходит на заднем дворе вашего дома»19. При этом, подчеркивает Д. Р. Манкекар, если речь идет об их собственных странах, западные журналисты обнаружи­вают необходимый такт и сдержанность, чего они полностью лишаются, когда речь идет о странах Азии и Африки. «Чем более экзотична «новость» п чем более она выходит за пре­делы нормального, тем выше ее ценность»20. Подобная «сво­бода информации», как она понимается транснациональны­ми информационными агентствами, зачастую означает втор­жение в дела и в частную жизнь отдельных лиц и нелых народов.

    Вопрос о посягательстве на государственный суверени­тет и вмешательстве во внутренние дела других государств с помощью средств массовой информации возник давно. Раз­витие капитализма происходило так, что проповедь свобод­ного обмена идеями и информацией в первую очередь всегда 166 служила интересам захватнической политики ведущих ка­питалистических держав. С учетом этого были реорганизо­ваны или заново созданы национальные службы информации. В Великобритании, например, агентство Рейтер, перво­начально организованное как информационное предприятие, было преобразовано в эффективный инструмент британской коммерческой и политической пропаганды. Экспансионистская природа лозунга «свободного потока информации» по суще­ству никогда не изменялась. Практика взаимоотношений между ведущими капиталистическими державами и страна­ми Азии, Африки и Латинской Америки, равно как и между самими западными государствами, ссегда строилась по прин­ципу «сильный топчет слабого» и преследовала цели идеоло­гического подавления и подчинения под флагом «свободы мнений и циркуляции идей».

    Сегодня, когда американские агентства и компании за­нимают господствующее положение в западной информацион­ной сети, забавно звучат жалобы исполнительного директора Ассошиэйтед пресс Кента Купера на ущерб, который терпе­ла Америка в первые десятилетия нашего века в результате существовавшей тогда структуры распростру пения между­народной информации.

    Через Европейский информационный картель, который агентство Рейтер сформировало вместе с немецким агент­ством Вольф и французским Гавас, оно контролировало всю международную информацию, посылаемую в Соединенные Штаты, а также американскую информацию, передаваемую на остальной мир. К. Купер, который приложил много уси­лий для того, чтобы в 30-х годах развалить этот картель, так описыпэл тогдашнюю ситуацию: «Агентство Рейтер решало, какую информацию посылать из Америки. Оно рассказыва­ло миру об индейцах на военной тропе, судах Линча на юге и причудливых преступлениях на севере. В течение десяти­летий ничего правдоподобного об Америке не проходило. Американские бизнесмены критиковали Ассошиэйтед пресс за то, что оно разрешает Рейтер унижать Америку за рубе­жом»21. Купер далее продолжал: «Их (Гавас и Рейтер) соб­ственные страны всегда прославлялись. Это достигалось со­общениями о великих свершениях в английской и француз­ской цивилизациях, блага которых будут дарованы осталь­ному миру. По материалам этих агентств выходило, что в Соединенных Штатах даже переезды небезопасны из-за ин­дейцев»22.

    Сегодня дело обстоит иначе. Как это выглядит на прак­тике, в цифрах, демонстрируется в международном исследо­вательском проекте «Межнациональная коммуникация», осу­ществленном в университете г. Тампере (Финляндия) при поддержке ЮНЕСКО. В латиноамериканском отделе штаб- квартиры Ассошиэйтед пресс в Нью-Йорке отбирается ма­териал, полученный из коррпунктов АП в Латинской Амери­ке, для передачи его вновь на все страны континента. В ходе отбора в Нью-Йорке наименьшему отсеву подвергаются ма­териалы по темам «преступление-насилие», «заговоры», «сти­хийные бедствия», в результате чего в общем объеме латино­американских новостей АП, распространяемых в Южной Америке, доля названных сюжетов возрастает до 50 про­центов23. Многие исследователи, подобно социологу из США

    А.   Смиту, склонны считать подобную ориентацию специфи­чески американским явлением: «Американская газета издав­на приспосабливала свой язык и стиль на потребу самым невзыскательным читателям, какими были граждане первых американских поколений. Этой прессе ничего не стоило в качестве главных событий дня отдать предпочтение преступ­лениям и катастрофам а не политическим событиям. Газета в поисках читателей стремилась быть продолжением уличной сплетни»24.

    Развивающийся мир продолжает оставаться зависимым в плане получения международных а также внутриконтинен- тальных новостей от ЮПИ, АП, АФП и Рейтер (80 процен­тов иностранной информации в латиноамериканской прессе в 1962 г. и 60 процентов в 1975 г.). Весь мир получает 80 про­центов новостей через Лондон, Париж, Нью-Йорк. Огромной является разница между количеством информации, отправ­ляемой Западом в развивающиеся страны и количеством новостей, идущих в обратном направлении. Чрезвычайно трудно установить сводные или средние цифры по потокам информации, поскольку проведенные до сих пор экспери­ментальные исследования ограничены либо по своим масшта­бам, либо по времени, либо по обоим параметрам, однако в настоящее время имеется значительный объем собранных, но разрозненных данных, свидетельствующих о явных дис­пропорциях в том, что касается районов Азии, Африки и Ла­тинской Америки.

    Ассошиэйтед пресс, к примеру, направляет через свою всемирную телеграфную службу в Азию .из Нью-Йорка в среднем 90 тыс. .слов в день. Обратно в Ныо-Йорк для все­мирного распространения Азия передает 19 тыс. слов. Служ­ба общей информации ЮПИ телеграфирует из Нью-Йорка в Азию около 100 тыс. слов, а изо всех точек Азии — 40—45 тыс. слов в день... Агентство Франс Пресс передает из Па­рижа в Азию 30 тыс. слов. Кроме того, информация в объ­еме 8 тыс. слов собирается в Азии и распространяется в рам­ках региона для азиатских клиентов. Та же информация объемом 8 тыс. слов передается в Париж для включения ее в другие всемирные службы агентства Франс Пресс... Поток информации неравномерен, поскольку в Азию из Лондона или Нью-Йорка направляется значительно больше, чем на­оборот. Хотя передача с Запада должна содержать сообще­ния об остальном мире, в ней существенно преобладают со­общения из Северной Америки и Западной Европы. ЮПИТН отправляет около 150 телевизионных репортажей с Запада в Азию в месяц, в то время как из Азии — в среднем лишь 20 в месяц. Что касается агентства Визньюс, то 200 теле­репортажей каждый месяц направляются из Лондона в Азию против 20 из Азии и еще 10 из Японии.

    Венесуэльский журналист Элеазар Ранхель, анализируя прессу латиноамериканского континента за один день, об­наружил, что основными опубликованными тогда между­народными материалами были отчеты о визите коронован­ной пары новобрачных в датский парламент и столкновении африканского племени с гориллами, а также «открытие Но­ева ковчега в Турции». Ни одна из 14 латиноамериканских газет не упомянула о военном перевороте в Эквадоре и кри­зисе в Доминиканской республике, о происходившей также в те дни конференции ведущих африканских государствен­ных деятелей25.

    И подобная картина наблюдается во многих развива­ющихся странах. Те же латиноамериканские газеты обходят молчанием встречу членов Организации стран-экспортеров нефти и публикуют вместо этого репортаж об открытии фотовыставки Кэролин Кеннеди; один индийский журнал посвящает такому событию, как падение с лошади принцессы Анны Английской больше места, чем деятельности премьер- министра соседней страны за целый месяц; о событиях з провинции Шааб жители африканского континента узнают лишь по сообщениям западных информационных агентств из-за отсутствия на месте корреспондентов местных нацио­нальных агентств. В этих западных сообщениях говорилось о «злодейских убийствах в провинции Шааб ста европей­цев», но ничего не упоминалось, — свидетельствуют авторы известного американского доклада правительству о перспек­тивах нового международного информационного порядка —> о том, что «втрое больше черных граждан было убито не менее кровавыми способами и об интервенции западных держав в Заир»26.

    Западные журналисты, в частности английские, амери­канские, представляющие консервативную прессу своих стран, как правило, занимают враждебную позицию по от­ношению к тем социальным реформам, которые осуществля­ются ныне в подавляющем большинстве развивающихся стран. Делегат Эфиопии на совещании руководителей непри- соединившихся стран в Дели заявил, что во время револю­ции в этой стране западная пресса писала только о крово­пролитиях: «информация, распространяемая об Эфиопии за­падными средствами информации, может заставить случай­ного наблюдателя поверить, что в Эфиопии нет ни закона, ни порядка, что в стране осуществляется геноцид, что нацию раздирают религиозные распри, экономический хаос, что она находится в процессе распада»27.

    В течение многих лет британская консервативная пресса, никогда не прощавшая Индии ее выхода пз Британской им­перии, вела недостойную кампанию против этой страны.

    С другой стороны, разительную перемену претерпел под­ход западной прессы к Египту после его разрыва с Советским Союзом. После двух десятилетий очернения и травли Египта западной прессой вдруг обнаружилось, что нынешний руко­водитель Садат — «мужественный и мудрый государствен­ный деятель». Аналогичный поворот имел место и в позиции американских средств информации в отношении Китая.

    Ныне правительства молодых государств знают цену так называемому международному «общественному^ м'уснтю, создаваемому с помощью информационных монополий. Цен­зура и высылка из ряда развивающихся стран иностранных корреспондентов явились мерой защиты. За посудине годы более ста американских корреспондентов были высланы пра­вительствами африканских государств за деятельность, несо­вместимую со статутом иностранного журналиста.

    Органы информации Запада не раз способствовали уг­лублению и затягиванию местных конфликтов, выступая на стороне реакционных режимов и сепаратистских движений. Так было, например, во время войны в Нигерии, когда за­падная пресса, давая искаженное освещение действительных событий, оказывала моральную поддержку тем кругам на Западе, которые стремились к расчленению этой страны и с этой целью поставляли оружие в Биафру, подогревая тем самым затухающий конфликт. Можно напомнить также о кампании, которую в свое время организовала западная печать против премьер-министра Ирана. Мохаммеда Мосса- дыка, чье правительство национализировало англо-амери­канскую нефтяную собственность. Мощная пропагандистская кампания, организованная с помощью ЦРУ, способствовала падению режима Моссадыка, на место которого пришел ре­жим, гарантировавший (правда ненадолго) сохранность анг- лоамериканских инвестиций в Иране.

    В год 35-летия Победы СССР и объединенных наций над фашизмом во второй мировой войне уместно вспомнить тра­гический опыт подготовки и развязывания этой войны. Наи­более твердолобые круги империалистических держав сред­ствами массовой пропаганды тогда тоже дезинформирова­ли, отвлекали внимание народов от истинных причин нара­стания военной опасности с помощью криков «о большеви­стской угрозе».

    В 1980 году искажение целей и побудительных мотивов Советского Союза средствами империалистических информа- пионных концернов, действующих во всемирном масштабе, вновь приобрело невероятные размеры. Мифы о «советской угрозе», «экспансии» и «гегемонистских устремлениях» Моск­вы стали определять направление всей информации Запада об СССР. Пропаганда антисоветизма и антикоммунизма пре­вращены мировыми транснациональными агентствами вкупе со всей империалистической прессой в инструмент подстеги­вания гонки вооружений, в орудие нажима на мировое об­щественное мнение с целью способствовать возврату к эпохе «холодной войны», отказу развивающихся стран от прогрес­сивных преобразований и самостоятельной политики вне ра­мок диктата монополий.

    Империалистическая глобальная пропаганда, в первую очередь США, стремится дезориентировать народы развива­ющихся государств по поводу положения дел в десятках мо­лодых 'государств, которые избирают социалистический путь развития или принимают интернациональную помощь и со­трудничество Советского Союза; не утихают враждебные кампании Вашингтона, Тель-Авива, а также Каира и Пекина в Иране, Афганистане, Кампучии, Кубе, Вьетнаме. Трансна­циональные информационные концерны упорно хотят дефор­мировать суть нынешнего этапа национально-освободитель­ного движения, когда нередко ставится вопрос о ликвидации не только национального, но и всякого социального гнета.

    В мировой литературе широко известны многочисленные факты, когда средства информации Запада в союзе с ЦРУ явились прямыми участниками борьбы американских и запад­ных многонациональных корпораций против прогрессивных режимов. Жертвой такого заговора явилось правительство Сальвадора Альенде в Чили. Недавние разоблачения опера­ций ЦРУ за рубежом в духе мафии, вмешательство во внут­ренние дела других стран лишь усилили предубежденность развивающихся стран по отношению к информационной по­литике Запада.

    Развивающиеся страны, страдающие от незнания самых основных социальных и политических событий как на далеких континентах, так и в соседних государствах, захлестывает поток тенденциозной, а порой просто ненужной информации, не представляющей интереса для этих стран. Президент Тан­зании Юлиус Ньерере однажды заметил, что развивающемуся
    миру следует разрешить принимать участие в голосовании на президентских выборах в США, не столько из-за важности этих выборов для будущего развивающихся стран, а потому, что граждане этих стран напичканы информацией о кандида­тах так, что могут сравниться в этом с американскими изби­рателями.

    В одном из исследований, подготовленном для ЮНЕСКО, дается анализ новостей, передаваемых АФП, агентством Рей­тер и ЮПИ в течение пяти различных дней на протяжении одного месяца 1975 года. Изучение данных о 4.139 рассмот­ренных новостях свидетельствует о следующем их распреде­лении по происхождению:

    Рстноп

    РЕЙТЕР

    АФП

    %

    ЮПИ

    %

    Западная Европа

    705

    40,9

    540

    3S.7

    ?>:)

    9,6

    Северная Америка

    241

    14,0

    1 5

    11,1

    727

    71,2

    Ав'стр пя/Новая Зеландия

    32

    1,9

    9

    0,7

    1

    0,1

    Ближний Восток

    42

    2.4

    1.4

    3

    0,3

    Средний Восток

    141

    8,2

    107

    7,7

    а

    3.0

    СССР/Восточкая Европа

    70

    41

    49

    3,5

    15

    1.5

    Африка

    160

    9 3

    184

    13,2

    18

    1 8

    Латинская Америка

    87

    5,0

    71

    б,»

    33

    3,2

    Индийский субконтинент

    92

    5,3

    88

    2 7

    16

    1,6

    Дальний Восток

    38

    2,2

    109

    78

    18

    1.Н

    Азия

    70

    4.1

    7 »

    5,7

    26

    2,5

    Прочие

    44

    2.6

    33

    2,1

    35

    3,4

     

    1723

    100, о

    1394

    К 0.0

    1022

    100,0

    Анализ по темам показал следующее процентное распределение пяти основных тем, указанных ннже:


     

    РЕЙТЕР                        АФП                                        ЮПИ

    Тип новое-             0/ Тип новое- '* 0, Тип новое-

    тио' °                   Teii               по 0


     


    Внешняя полит ка

    Внутренняя

    политика

    Преступле­

    ния

    Спорт

    Военные

    вопросы

    483   21 fi

    42 >   19,9

    300    14,1

    22 ^   10,7

    156      7,3

    Вненпяя

    политика

    Спорг

    Внутренняя

    политика

    Зарубежная

    экономика

    Преступ­

    ления

    446     25,7

    235     17,»

    220     12,7

    164       9,5

    152       8,8

    Престу ле-

    II.: Я

    Внутренняя по жтика

    Н щи ональ- ная поли- I и ка Внешняя политика Темы обще­го характера

    248      195

    2v)2   15.9

    190     14,9

    128    10, )

    124       9.8


    Вышеприведенный анализ подтверждает мнение, соглас­но которому эти главные органы средств массовой информа­ции Запада чрезвычайно яркими красками рисуют трагедию и бедствия развивающихся стран, которые якобы носят энде­мический характер. В целом, молодые государства и их руко­водители представляются схематически, особенно по сравне­нию с западными деятелями, а информация из развива­ющихся стран дается в рамках этноцентрической перспек­тивы и является подтверждением 'мнения о том, что от спроса на рынке новостей, где господствующее положение занимает Запад, зависит то, каким образом отражается реальность.

    Несбалансированность международных потоков инфор­мации в несоциалистическом мире общественность развиваю­щихся стран объясняет тем, что западные журналисты и глав­ные редакторы, как правило, безразличны к их проблемам и чаяниям, что они склонны ограничиваться «репортажами о кризисах», и, — что еще хуже — намеренно искажают ново­сти. Западники продолжают утверждать, что существует толь­ко один способ выпуска достоверных новостей — это подго­товка полных, точных и объективных репортажей об интерес­ных явлениях и событиях, особенно носящих исключительный и необычный характер. Многие журналисты, в частности, в развивающихся странах, хотя и не только там, утверждают, что различные общества характеризуются различными по­требностями и различным подходом к новостям; и что зна­чение, придаваемое одной и той же новости, может меняться в зависимости от того или иного сектора или же того или ино­го сообщества. Когда речь идет о развивающихся странах, особенно необходимо расширить понятие новостей, с тем что­бы они освещали не только «событие», но и весь «процесс» (например, голод представляет собой процесс, а голодовка — событие; наводнение является событием, а длительная борь­ба с наводнениями — процессом), в надежде на то, что в современном мире корреспонденты и журналисты согласятся отводить больше места «процессу» и долгосрочным тенден­циям. Эта точка зрения подчеркивается сторонниками такого стиля в журналистике, при котором хорошие новости столь же достойны внимания, как и плохие новости: «...Потребности наши остры и неотложны — мы принадлежим к таким об­ществам, где происходит в настоящее время воссоздание и перестройка структур. В окружающей нас обстановке есть и еще долго будет много безобразного и неприятного. Если мы последуем западным нормам, мы будем выделять только тем­ные пятна и тем самым нарочито будем содействовать под­рыву веры и доверия, без которых невозможны рост и разви­тие». (Дилип Мукерджи, индийский журналист).

    m

    В основном реакция представителей развивающихся стран на западный репортаж концентрируется на проблемах развития. «...У истоков проблемы информации третьего мира лежит отсутствие причастности Запада к тому, что развиваю­щиеся страны ставят превыше всего, — к идеологии развития. Тот факт, что Запад не разделяет этой идеологии, а также тот факт, что западные агентства не должны отвечать за свое поведение ни перед иностранными государствами, в которых они работают, ни перед международным сообществом, выз­вали у третьего мира желание возложить на средства инфор­мации такую ответственность в той или иной форме. Поэтому страны третьего мира на международных конференциях и на своих форумах пытаются установить новый мировой порядок в области информации, в рамках которого такая ответствен­ность могла бы быть гарантирована» (Шаши Тхарун, в до­кументе, подготовленном к Конференции по свободе прессы в развивающихся странах под эгидой Центра им. Эдварда Мурроу Юридической и дипломатической школы им. Флече- ра при Тафтском университете).

    Журналист, отдающий себе отчет в том, что пагубное влияние средств информации не должно подрывать политики развития, и что коммуникация играет существенно важную роль в обеспечении поддержки и сотрудничества масс в целях развития, должен не только объективно излагать события, ле­жащие в основе «достоверных» новостей, но также быть ана­литиком общества и его просветителем, играя тем самым жи­зненно важную роль в национальной и международной борьбе за прогресс человечества.

    Эта проблема встала со всей очевидностью, когда дело коснулось освещения всемирной дискуссии о новом междуна­родном экономическом порядке. Многие лидеры и журнали­сты из развивающихся стран утверждали, что Запад не готов всерьез воспринять требование об изменении, выдвинутое развивающимися странами, или что в некоторых капитали­стических органах информации это требование было изложе­но либо без всякой симпатии, либо вовсе не нашло отражения и что эти средства информации были использованы в каче­стве орудия защиты и поддержки западных интересов. Эти и юдобные им наблюдения по поводу «манипуляции» или вскрытых симпатий» западной прессы справедливы и в отно­шении других международных вопросов, таких как разору­жение, расовые проблемы и апартеид.

    Вновь и вновь приходится возвращаться к старой дискус­сии вокруг «природы» новостей: являются ли и должны ли быть новости «продуктам потребления» или «товаром», или 174 же, напротив, они должны быть «социальной услугой» или «общественным благом»?

    Генеральный директор мирового агентства Рейтер Дже­ральд Лонг высказался недавно в своем интервью, что все, мол, будет идти по-старому и развивающиеся страны будут по-прежнему получать из Лондона ту информацию о мире и о самих себе, которую получали прежде — выдержанную в духе империалистических предпочтений и интересов. Впро­чем, цинично добавил Дж. Лонг, его фирма могла бы в прин­ципе выпускать информацию, приемлемую для развивающих­ся стран, но только у этих государств не хватит средств на оплату такой информации. «...Мы продаем новости, — про­должал Дж. Лонг. Тип подробного репортажа, которого мо­гли бы желать развивающиеся страны и который они хотят получить путем обмена сообщениями, был бы чрезвычайно до­рогостоящим — настолько дорогостоящим, что, по-видимому, ■никто не согласился бы платить по таким тарифам...».

    Противоположный тезис, поддерживаемый как развива­ющимися, так и социалистическими странами, высказывался на многих форумах. Хуан Сомавиа, член Комиссии Макбрай­да, резюмировал его следующим образом: «...коммерческое понятие новостей содержит в себе внутренне присущую ему систематическую дискриминацию событий, которые не под­даются продаже, которые... не являются новостями, посколь­ку рынок, осуществляющий контроль, ими не интересуется. Вместе с тем, существует тенденция к искажению событий путем выделения тех аспектов, которые придают им более товарный вид. В конечном результате получается сообщение, лишенное своего контекста, содержание которого определя­ется логикой рынка».

    Хотя и верно, что рынок новостей и запросы публики иг­рают несомненную роль, уместно повторить здесь хорошо из­вестное замечание о том, что общественное мнение не явля­ется беспричинным явлением и что оно в определенной сте­пени является продуктом политики и обращений правитель­ства, передаваемых различными средствами массовой инфор­мации. Таким образом, перефразируя одно меткое высказы­вание, можно сказать, что ни политические деятели, ни лица, ответственные за информацию не могут укрыться за спиной своего собственного детища.

    НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ АГЕНТСТВА

    В настоящее время существуют национальные агентства печати приблизительно в 120 суверенных странах и террито­риях. За последние десять лет их количество значительно воз­росло. Почти все агентства поставляют национальные и зару­бежные новости не только для прессы, но также и для радио­вещания и телевидения. Существует также несколько сотен агентств, специализирующихся в сборе и распространении но­востей, касающихся узких областей: делового мира, биржи, туризма, метеорологии, науки и т. д. В результате быстрого развития потребностей в визуальных новостях появился но­вый тип агентств, специализирующихся на поставке фото­снимков, телепрограмм, документальных фильмов.

    Как уже говорилось выше, среди агентств печати пять агентств — агентство Франс-пресс (Франция), Ассошиэйтед пресс (США), Рейтер (Англия), ТАСС (СССР) и Юнайтед пресс интернэшнл (США) — занимают господствующее по­ложение на мировой арене благодаря развитию и техниче­ской мощи их систем сбора и распространения новостей в lih- ре на многих языках. Однако в ряде других стран имеются также крупные национальные агентства, например, в Египте* Тунисе, Марокко, Китае, Индии, Японии, Италии, Испании* Югославии, Польше, Чехословакии, ГДР и ФРГ.

    Большинство национальных агентств абонируют услуги по .меньшей мере двух крупных мировых агентств или имеют с ними соглашения с тем чтобы получать от них зарубежные новости и снабжать их национальными новостями. Многие агентства печати абонируют услуги ряда более мелких нацио­нальных агентств, расположенных либо в соседних странах* либо в странах, представляющих особый интерес. Свои от­деления или постоянных корреспондентов за границей в це­лях сбора и распространения новостей имеет относительно небольшое количество национальных агентств (и небольшое число газет и других национальных средств информации). Международная информация, распространяемая националь­ными агентствами развивающихся стран капиталистической ориентации среди своего населения, имеет в качестве почти монопольного источника сообщения, переданные одним или несколькими из четырех западных мировых агентств печати.

    В 40 странах — членах ООН к 1980 г. национальных ин­формационных агентств еще не существовало; сюда входят

    24  страны, каждая с численностью населения более 1 млн. повек.

    Нет национальных агентств в 12 африканских государ­ствах, в том числе, в одной из крупнейших стран Африки — Нигерии. Агентства имеют большее значение для органов ра­диовещания и телевидения и правительственных служб, чем для газет, количество которых незначительно. Агентства име­ют своих корреспондентов в стране, но большинство из них не имеет корреспондентов за границей. Они служат каналом пе­редачи зарубежных новостей, получаемых обычно от одного 176
    или двух .мировых агентств. Лишь незначительное число аф­риканских агентств имеет взаимные соглашения об обмене новостями, большинство из них поэтому обращается к миро­вым агентствам для получения новостей, касающихся других стран Африки.

    В арабских государствах существует 18 агентств печати* пять из которых имеют особое значение за пределами нацио­нальных границ. Каирское агентство «Мидл Ист Ныос» име­ет свои отделения в И других арабских странах, а также в Белграде, Берлине, Лондоне и Париже. Оно заключило со­глашения об обмене с 11-ю европейскими и азиатскими агент­ствами и является абонентом двух мировых агентств, а так­же обменивается новостями с третьим мировым агентством. Оно ежедневно поставляет информацию 400 абонентам в объеме 125 000 слов на арабском языке и 60 000 — на фран­цузском языке.

    Агентство Магриб Араб Пресс имеет аналогичную орга­низацию и заключило аналогичные соглашения, ежедневно поставляя информацию в 210 000 слов на арабском языке и 180 000 — на французском языке 70 подписчикам в Марокко и 60 подписчикам за границей. Тунисское национальное агент­ство ТАП имеет свои отделения в Париже, Каире и Бонне и корреспондентов в Брюсселе и Касабланке. Оно является центром перераспределения новостей для Северной Африки, поступающих от пула агентств печати неприсоединившихся стран и, кроме того, оно связано с агентством Интер-Пресс сервис. Агентство АРНА Ливийской Арабской Джамахирии имеет свои отделения в Бейруте, Дамаске, Нуакшоте, Кувей­те, Каире, Париже и на Мальте и корреспондентов в Лондоне, Мадриде, Москве и Нью-Йорке.

    Подпись: 17Т12.     Г. Вачнадзе, Ю. Кашлев
    ване обслуживают подписчиков в различных частях мира и имеют соглашение о взаимном обмене: Пренса Латина на­правляет агентству КАНА новости из Латинской Америки, по- -лучаемые от ее корреспондентов, а агентство КАНА постав­ляет агентству Пренса Латина новости из Карибского рай­она.

    Все страны Азии имеют свои национальные агентства пе­чати, за исключением Мальдивских островов, Сингапура и Папуа-Новой Гвинеи. Из Сингапура, где средства информа­ции в отношении национальных новостей зависят от своих собственных корреспондентов, а в отношении международных новостей — от четырех мировых агентств, около шестидесяти иностранных корреспондентов направляют новости о событи­ях в стране и в Юго-Восточной Азии. К тому же Гонконг яв­ляется крупным центром распределения новостей, поскольку там имеют свои отделения восемь крупных международных и национальных агентств, а значительное число других на­циональных агентств и иностранных газет представлены там своими корреспондентами, работающими на полной или не­полной ставке.

    Хотя азиатский регион почти полностью охвачен агент­ствами печати, все же малый тираж большинства газет, труд­ности передачи по телетайпу алфавита некоторых языков, множество языков и недостаточное количество средств элек­тросвязи продолжают препятствовать созданию агентств в соответствующих странах и развитию обмена внутри региона и с остальным миром.

    Главным источникам национальных новостей и единст­венным источником распространения в Китае зарубежных но­востей является государственное агентство Синьхуа (Инфор­мационное агентство нового Китая). В его центральном от­делении в Пекине работает около 1 300 человек, 400 человек— в провинциальных отделениях и тысячи корреспондентов на неполной ставке — во всех уголках страны. 200 человек от агентства работают в 40 странах, а его основные отделения расположены в Женеве, Лондоне, Париже, Гонконге и в Ор­ганизации Объединенных Наций. Агентство Синьхуа пользу­ется услугами АФП, АП, Киодо, Рейтер и ЮПИ. Его служба радиовещания ежедневно выпускает национальные и мест­ные новости в объеме 30 000 слов и такой же объем зарубеж­ных новостей. Эта служба радиовещания ведет также переда­чи на заграницу на английском и русском языках. Кроме того, агентство ежедневно выпускает справочный бюллетень но­востей на четырех страницах, тираж которого составляет шесть миллионов экземпляров, и который не поступает в продажу, а распространяется исключительно среди, работни­ков министерств и государственных служб всех администра­тивных центров страны.

    В Японии наблюдается своеобразное положение, состоя­щее в том, что оба ее конкурирующих агентства, которые бы­ли созданы в 1945 году и принадлежат газетам, объединен­ным на кооперативных началах, относятся к самы.м крупным агентствам мира. Киодо имеет 47 отделений в Японии и 34— за границей и заключило соглашения об обмене информацией с пятью мировыми и тридцатью тремя национальными агент­ствами. Оно направляет ежедневно новости приблизительно в объеме 220 ООО японских иероглифов и 35 ООО английских слов. Дзидзи Пресс имеет 62 отделения в Японии и 31 — за границей и обменивается новостями с агентствами Рейтер, ЮПИ и АФП. Оно ежедневно направляет своим местным клиентам национальные новости в объеме 400 ООО японских, иероглифов, приблизительно 12 000 слов — для японцев, про­живающих за границей, и 30 000 английских слов — своим национальным и зарубежным клиентам.

    Индийское агентство печати Самачар, осуществляющее* свои операции по всему миру и имеющее широкую сеть на­циональных служб, было создано в 1976 г. в результате слия­ния четырех крупнейших агентств страны — Пресс Траст оф Индия, Юиайтед Ныос оф Индия, Хиндустан Самачар и Са- мачар Бхарати; в настоящее время вновь осуществлен раздел этого агентства с целью предоставления более широкого вы­бора новостей, поставляемых и распространяемых в стране и о стране. Что касается других агентств региона, то агентство АНТАРА в Индонезии и информационное агентство ПАРС в Иране осуществляют крупные операции за границей.

    Развитые региоиы мира являются вместе с тем теми реги­онами, в которых расположено большинство самых известных и паил>чшим образом оснащенных агентств печати. Во всем регионе Европа — Северная Америка только в семи самых ма­леньких странах нет агентств печати (Андорра, Исландия, Ир­ландия, Лихтенштейн, Люксембург, Монако и Сан-Марино).

    Опдративная эффективность созданных недавно !(как правило, не более 20 лет назад) агентств развивающихся стран весьма ограничена ввиду нехватки компетентных кад­ров, систем связи и оборудования для передачи информации через границы государств, отсутствия средств для содержания собственных корреспондентов за рубежом, а также необходи­мого персонала для переработки и проверки сообщений за­падных агентств перед их передачей в национальную (местную прессу.

    За последние несколько лет произошла огромная техни­ческая эволюция в методах сбора, правки и передачи все- большего количества новостей за более короткий срок. Одна­ко в общем только мировые агентства и небольшое число крупных национальных агентств могут непосредственно ис­пользовать эти достижения. Сейчас стало возможным с по­мощью катодных лучей записывать, править и готовить окон­чательный текст для немедленной автоматической передачи. Используются системы с применением ЭВМ в целях хране­ния, поиска, правки и автоматической передачи новостей и данных по экономическим, финансовым и другим вопросам. Возрос объем, увеличились радиус действия, скорость и ка­чество передачи новостей, сообщений, фотоснимков и репро­дукций. Улучшенная и расширенная сеть кабельной, телефон­ной, радио и телетайпной связи, действующая в странах или на континентах, в настоящее время дополнена и в неко­торых случаях заменена передачей с помощью спутников. Технически стала возможной передача новостей и сообщений в устной или визуальной форме с помощью различных систем спутниковой связи одновременно на наземные станции во всем мире, которые в свою очередь могут их немедленно ретран­слировать агентствам печати через наземную сеть.

    Технические проблемы для информационных агентств в развивающихся странах возникают в первую очередь на са­мом элементарном уровне: невозможность телефонной связи на большие расстояния во многих странах, в частности в гор­ных или отдаленных районах; отсутствие почтового обслужи­вания; ограничения на использование для связи местных языков; ненадежность транспортных средств и дорожного со­общения; иногда даже отсутствие средств передвижения, по­зволяющих сбор и рассылку информации.

    На другом уровне передача новостей задерживается из-за отсутствия координации и сотрудничества между по­чтовыми ведомствами и службами информации; из-за отсут­ствия международных каналов телефонной и телеграфной •связи, а также из-за того, что в некоторых случаях, связь между соседними странами должна осуществляться через территорию бывшей метрополии; из-за ограниченного количе­ства телетайпных линий и трудностей установления новых линий; из-за отсутствия радиотехнических средств.

    Само собой разумеется, что многие агентства, газеты, ор­ганы радиовещания и телевидения и даже страны испытыва­ют еще большие затруднения, когда идет речь об использова­нии самой передовой техники для сбора и распространения информации. Перечень технических проблем является, несом­ненно, очень длинным и вероятно неисчерпаемым. Стоит лишь подчеркнуть различные факторы, которые тормозят усилия, направленные на решение этих проблем: (а) недостаточность финансовых средств либо во всей стране, либо в некоторых органах и службах информации; (б) отсутствие квалифици­рованных специалистов во многих областях коммуникации и информации; (в) ожесточенная конкуренция между постав­щиками технического оборудования и средств современной информации; (г) недостаточные производственные мощности в развивающихся странах для производства оборудования и электросвязи; (д) отсутствие в распоряжении потенциальных клиентов в развивающихся странах достоверной информации, касающейся инфраструктур и соответствующего информаци­онного оборудования; (е) недостаточное желание со стороны западных промышленно развитых стран оказывать помощь в этих областях, не получивших еще приоритета, которого они заслуживают, в международном сотрудничестве.

    Усугубляя недостаток финансовых средств, значительно ограничивающий деятельность многочисленных газет и агентств, стоимость передачи новостей представляет собой фактор, имеющий первостепенное значение: не только потому, что эта стоимость является высокой, но также потому, что она носит дискриминационный характер, и создается такое поло­жение, когда стоимость связи ставит на карту само существо­вание большого числа небольших агентств и журналов.

    На начальном этапе были установлены сниженные тари­фы на некоторые средства передачи новостей, которые были в значительной степени вытеснены современными технически­ми средствами, и в настоящее время уже не используются большинством агентств и газет, в частности для передачи международных сообщений: специальные тарифы на теле­графную связь для прессы потерли, таким образом свое зна­чение для большинства агентств и газет. Также утрачивает свое значение передача новостей по радио. Быстро развива­ется связь по телексу, и главное значение в настоящее время приобретает абонирование линий. Несмотря на то, что пере­дачи на многочисленные пункты (радиовещание) обходятся дешевле, чем передача от одного пункта к другому (напри­мер, при помощи телекса), преимущества этого последнего метода обеспечили ему доминирующее положение во всем мире. Отсюда вытекает потребность, находящая свое выра­жение в настойчивых требованиях, в снижении тарифов на телекс (многие предприятия при обслуживании телексом не предусматривают специальных тарифов для прессы) и тари­фов на абонированные линии и системы передач. Вместе с тем подчеркивается необходимость сохранения и даже в некото­рых случаях еще большего сокращения сниженных тарифов на телеграммы, поступающие от прессы, на обслуживание пресс-Оюллстеней и услуги радиовещания, предоставляемые прессе для всех тех, кто ими еще.пользуется.

    Особое значение для молодых государств представляет еще один аспект этой проблемы: дискриминационный эффект высокой стоимости и высоких тарифов, действующих в отно­шении международной связи. В принципе предполагается, что тарифы должны быть приблизительно одинаковыми в обоих направлениях передачи между двумя данными пунктами. Од­нако в действительности тарифы, как правило, являются бо­лее низкими при передаче из промышленно развитой страны в развивающуюся страну, чем при передаче новостей в об­ратном направлении. Небольшое число прямых линий связи между развивающимися странами, даже между соседними странами (например, 1391 линии прямой телефонной связи между США и Англией и 496 линиям связи между Англией и Францией можно противопоставить только две линии связи между Индией и Малайзией, а многие развивающиеся стра­ны вообще их не имеют), не только затрудняет связь, но иг увеличивает ее стоимость для большого числа развивающих­ся стран, поскольку их линии связи должны проходить через отдаленные транзитные центры. Необходимо добавить, что для развивающихся стран стоимость связи представляет собой в действительности намного более тяжелое финансовое бремя,, вследствие общей слабости их экономики. Можно привести только один пример: профессор Мельтцер из Швейцарского технологического института подсчитал в 1978 году, что расхо­ды на телефонную связь в Африке, соотнесенные с националь­ным валовым продуктом на душу населения, были в 267 раз выше, чем в странах западноевропейского сообщества.

    Наследие колониальною прошлого тормозит развитие практически несуществующих обменов между развивающими­ся государствами. Руководители Ганы высказывают свое не­довольство тем фактом, что новости, получаемые ими из Бе­рега Слоновой Кости, фильтруются в Париже. То же самое можно сказать об Индии, которая получает новости из Таи­ланда через Лондон или Нью-Йорк. Большое количество раз­вивающихся стран продолжает поддерживать между собой связь через посредство своих бывших хозяев: через Париж идет основное кабельное сообщение между Дакаром и Аби­джаном, через Лондон — между Аккрой и Лагосом, или ме­жду Даккой, Бангкоком и Нью-Дели. Диалог между разви­вающимися странами влечет за собой невидимое, но ощутимое присутствие бывших колонизаторов. С другой стороны, это непрямое сообщение далеко не оперативно, а главное крайне дорого из-за искусственно завышенных западных тарифов, что представляет дополнительное препятствие для обмена инфор­мацией. Наконец, начало передач информации через спутни­ки связи только усугубило отставание развивающихся стран.

    Во многих развивающихся странах единственный способ узнать, что происходит в соседней стране — это «обратиться к западным телеграфным агентствам, которые главным об­разом озабочены тем, как эти события влияют на империали­стические интересы в данном районе. Недавнее исследование 14 азиатских газет обнаружило, что в среднем 76 процентов их иностранных информационных сообщений о развивающих­ся странах были получены от все той же четверки трансна­циональных агентств28.

    Оперативные информационные сообщения транснацио­нальных агентств дополняют, получившие в несоциалистиче­ском мире широкое распространение в последние годы ком­ментарии и статьи пресс-служб крупных американских газет. «Нью-Йорк тайме» распространяет для 450 влиятельных га­зет, журналов и радиокомпаний на всех континентах сообще­ния не только корреспондентов «Нью-Р1орк тайме», но и ан­глийских газет «Таймс», «Обсервер».

    В число транснациональных корпораций входят мировые .агентства телеинформации Визньюс и ЮПИТН со штаб- квартирами в Лондоне. Оба они находятся под американским контролем. На экспорте видеозаписей и фильмов для теле­видения специализируются также известные американские телекомпании Си-Би-Эс и Эй-Би-Си. Деятельность этих ком­паний аналогична работе телеграфных агентств; они имеют центральные редакции, съемочные группы и корреспондентов за границей; в настоящее время информационный материал доставляется с места события в редакцию, а затехМ распро­страняется по всему миру с помощью спутников. АП-Доу Джп"р Рейтер и Экономик ныос сервис являются ведущими службами экономической информации и тесно связаны с АП и Рейтер. АП и ЮПИ также лидируют по мировому распро­странению фотоинформации.

    ПУЛ ИНФОРМАЦИОННЫХ АГЕНТСТВ НЕПРИСОЕДИНИВШИХСЯ СТРАН

    Одним из компонентов нового международного информа­ционного порядка можно считать создание пула информаци­онных агентств неприсоединившнхся стран и региональных объединений агентств печати в Латинской Америке, Африке и Азии.

    Первые упоминания о необходимости создать в несоциа­листическом мире международные системы информации, не­зависимые от диктата транснациональных агентств-гигантов относятся к тридцатым годам. Оградить народы своих стран от затопляющего их потока «новостей» из США требовали ла­тиноамериканские общественные деятели. Скандинавские страны совместно с группой малых стран Западной Европы в 1939 г. образовали «Группу 39» по сотрудничеству между национальными информационными агентствами этих госу­дарств. После войны «Группа 39» возобновила свою деятель­ность в составе агентств Австрии, Бельгии, Нидерландов, Швейцарии и скандинавских стран. Скандинавские агентст­ва и сегодня известны очень тесными связями между собой. Агентства ФНБ (Финляндия), ТТ (Швеция), НТБ (Норвегия) и Роцаус Бюро (Дания) имеют общих корреспондентов за ру­бежом, ежедневно обмениваются информацией и таким обра­зом доказали на практике настоятельную необходимость ре­гионального международного сотрудничества в целях проти­водействия ведущим информационным монополиям Запада.

    В послевоенные годы развивающиеся страны приступили к более интенсивным, согласованным мерам по защите своего национального суверенитета. Эти страны, как известно, ак­тивно выступили за проведение в жизнь комплекса мероприя­тий по реорганизации существующей системы международно­го обмена информацией, названного ими новым международ­ным информационным порядком.

    В январе 1975 г. югославское агентство ТАНЮГ органи­зовало объединение (пул) агентств новостей неприсоединив- шихся стран. Первые сообщения были выпущены на фран­цузском, испанском и английском языках. Агентства объе­динения обратились ко всем неприсоединившимся странам с призывом развивать дух сотрудничества и присоединиться к пулу. К концу первого года в пул входило 26 агентств, и было передано 3 500 информационных сюжетов. Сейчас более 40; национальных агентств участвуют во взаимном обмене. Объе­динение получило поддержку ООН, ЮНЕСКО и других меж­дународных организаций, АП и ЮПИ.

    В Координационный комитет пула информационных агентств неприсоединившихся стран вошли представители агентств 14 стран: Индии, Югославии, Туниса, Египта, Ира­ка, Заира, Ганы, Маврикия, Сенегала, Вьетнама, Индонезии, Перу, Кубы и Мексики. Председателем координационного ко­митета пула был избран Мохаммед Юнус, член совета ди­ректоров индийского агентства Самачар. Вскоре М. Юнуса сменил на этом посту другой видный общественный деятель Индии Д. Р. Манкекар29.

    Д. Р. Манкекар в статье в индийском журнале развивал свою точку зрения (далеко не радикальную) на принципы фун­кционирования пула: «Информационный пул неприсоединив- шихся стран не стремится вытеснить информационные служ­бы западных транснациональных агентств. Он будет лишь до­полнять их. Газеты в неприсоединившихся странах, как и всю­ду, по-прежнему будут подписываться па информацию транснациональных агентств — по сути дела они не могут отказаться от нее»30. Информационный пул неприсоедшшв- шихся государств работает по принципу самоокупаемости — отправитель информации оплачивает расходы по ее передаче по каналам. Отпадает необходимость специальных капитало- сложений на оплату штата сотрудников или содержание центральной штаб-квартиры. К тому же получатель имеет право не использовать полученную информацию, если решит, что она не подходит для газет, являющихся его подписчика­ми.

    Подобная форма сотрудничества весьма интересна и по­лезна, в особенности, если ее рассматривать с точки зрения интересов небольшого национального информационного агент­ства. Такое агентство, не имея специальной дорогостоящей аппаратуры, может с помощью другого агентства — регио­нального центра пула — рассказывать миру о своей стране: достаточно передать свое сообщение в центр, откуда оно будет ретранслировано на все континенты. Небольшое агент­ство может также, располагая одним комплектом приемной аппаратуры, получать от регионального центра пула инфор­мацию от десятков агентств развивающихся стран.

    Главы 84 государств-участников встречи в Коломбо {Шри Ланка, 15—19 августа 1976 г.) одобрили проект Устава пула агентств новостей неприсоединившихся стран. Таким об­разом, эксперимент, начатый за полтора года до этого, полу­чил нормальное одобрение.

    В Уставе пула говорилось, что его целью является обес­печение объективной информации с акцентом на прогрессив­ное социальное, экономическое, политическое и культурное развитие. Объединение не должно представлять собой между­народное агентство новостей. Никто, подчеркивалось в Ко­ломбо, из участников пула не должен играть в нем доминиру­ющую роль. Каждая страна должна нести расходы по мере сво­его участия в нем. Агентства-участники должны по доброволь­ному желанию посылать ежедневные сообщения в одно из агентств, которые вызвались (подобно ТАНЮГ) быть регио­нальными центрами распространения информации. Кроме то­го, были предусмотрены меры по координации обмена статья­ми, фотоматериалами, специальной экономической и культур­ной информацией, а также обмена журналистами и техниче­ским персоналом31. Встреча в верхах также одобрила созда­ние Координационного комитета пула агентств печати не- присоединившихся стран и Межправительственного коорди­национного совета для распределения информации в непри- соединившихся странах.

    Эта встреча в верхах уполномочила Тунис представить на предстоящей Генеральной конференции ЮНЕСКО в Найро­би вопрос о «международном положении в области инфор­мации». Так называемая компромиссная «тунисская резолю­ция» в Найроби проистекала как раз из этих полномочий. Ре­золюция в Найроби выражала поддержку пулу агентств но­востей неприсоединившихся стран и поручила ЮНЕСКО ока­зывать ему содействие.

    Но даже и до этого движение неприсоединения имело большое влияние на ЮНЕСКО, способствовав, в частности,, изменению прежней концепции «свободного потока информа­ции» на «свободный и сбалансированный поток информации». До встречи в верхах в Коломбо ЮНЕСКО провела десяти­дневную конференцию в Коста-Рике, на которой обсуждалась политика стран Латинской Америки в области СМК. Заклю­чительные предложения этой конференции очень напоминали предложения движения неприсоединения. Осенью 1976 г. Ге­неральный директор ЮНЕСКО г-н Амаду М’Боу осудил меж­дународные агентства новостей за их старания подчеркивать негативные стороны сообщений из развивающихся стран и заявил, что «одной из величайших форм неравенства в сов­ременном мире является неравенство в области информа­ции»32.

    Однако только в январе 1977 г. ЮНЕСКО впервые при­няла участие в качестве наблюдателя на.первой сессии коор­динационного комитета пула информационных агентств, ко­торое состоялось в Каире. Совещание отметило, что со дня образования пула его представительность возросла до 40 агентств новостей из Африки, Азии, Латинской Америки и Европы. Участники сессии в Каире констатировали, что ряд агентств неприсоединившихся стран уже выступает или готов выступить в качестве региональных центров по распростра­нению информации. Ими являлись — Пренса Латина (Куба), Самачар (Индия), ГНА (Гана), ТАНЮГ (Югославия), АИМ (Мозамбик), МАП (Марокко), ИНА (Ирак), АПС (Алжир), ТАП (Тунис), АНТАРА (Индонезия), АХАП (Заир), ЭСИ- Андина (Перу) п МЕН (Египет). Эфиопское и сенегальское агентства также выразили желание выступать в качестве центров по распространению информации.

    На сессии координационного комитета пула в Каире было отмечено, что в соответствии с уставом пула, каждое агент­ство, готовое к тому, чтобы выступать в качестве региональ­ного центра по распространению информации, может сде­лать это. С целью придания более представительного харак­тера координационному комитету его участники решили коо­птировать в его состав информационное агентстЕО одной из стран Восточной Африки. Сессия призвала все нсприсоедн- нившиеся страны оказать пулу посильную материальную и техническую помощь. Участники сессии достигли договорен­ности сотрудничать друг с другом в освещении событий, про­исходящих вне неприсоединившихся стран.

    В апреле 1978 г. в Джакарте произошла еще одна встре­ча координационного комитета. По словам его председателя Д. Р. Манкекара, лучшим ответом скептикам было бы созда­ние профессиональной службы новостей, отстаивающей прин­ципы истины, объективности и точности. Этим бы пул уза­конил свое положение и снискал доверие, вопреки циничным замечаниям противников.

    На этом совещании обсуждался также вопрос об учре­ждении центров распространения информации (4 в Азии, 9 в Африке, 3 в Латинской Америке, 1 в Европе), вопросы о тарифах телеграфной связи и ускорении передачи информа­ции, об организации программ обучения журналистов и тех­нического персонала (предложения о сотрудничестве с ЮНЕСКО), о переориентации информационных сообщений в соответствии с новыми нуждами развивающихся стран и о нор'4 * международном порядке в области информации. На конференции было объявлено о планах ЮНЕСКО оказывать содействие агентствам новостей развивающихся стран, вклю­чая организацию программ обучения.

    Делегаты состоявшегося в марте 1979 г. в г. Киншасе (Заир) третьего совещания координационного комитета пу­ла вновь рекомендовали правительствам снизить тарифы на передачу информации, помочь ряду неприсоединившихся стран, желающих создать свои собственные информационные агентства, а также способствовать выработке и принятию в ЮНЕСКО документа о принципах работы журналистов. Председатель координационного комитета Манкекар отмечал тогда необходимость проанализировать стоящие перед пулом профессиональные проблемы повышения объективности, правдивости и достоверности распространяемой информации. По его наблюдениям многие крупные органы буржуазной прессы Азии избегают публиковать информацию пула. За­щищая идею пула, подчеркивала индийская газета «Стейт- смен», Манкекар призывал неприсоединившиеся страны «смотреть на мир собственными глазами, а не через инфор­мацию западных агентств». Критикуя последние, он обвинил их в склонности к сенсациям, в полном отсутствии интереса к насущным проблемам молодых государств. В качестве при­мера Манкекар привел то, что ни одно западное агентство не сообщает об успешной борьбе с неграмотностью на Кубе* об экономических успехах Индии.

    Деятельность пула информационных агентств неприсое- диннвшихся стран стала началом конкретной борьбы за де­колонизацию информации, за ее универсальный характер, за. информацию, освобожденную от империалистической моно­полии и поставленную па службу мира, прогресса, независи­мости и равноправия народов развивающихся стран. Работа пула получила поддержку руководителей глав государств и правительств неприсоединившихся стран на VI Конференции в Гаване 3 — 9 сентября 1979 г. Правда из двадцати пунктов Политической декларации, касавшихся, «сотрудничества в области информации и массовых средств связи» о пуле го­ворится только в двух пунктах декларации:

    «286. Конференция с удовольствием отмечает важные результаты, достигнутые в развитии и деятельности Пула информационных агентств неприсоединившихся стран, как самую широкую форму свободного обмена информацией че­рез посредство информационных агентств, что стимулирует поток информации между неприсоединившнмися и другими развивающимися странами и более быстрое развитие нацио­нальных средств информации...

    287. Конференция, в частности, подчеркивает решения Координационного комитета Пула информационных агентств и Комитета радиовещания неприсоединившихся стран в от­ношении следующего: создания благоприятных условий для обеспечения технических возможностей и передачи техники в соответствии с национальной политикой развития и содей­ствия при определении ставок национальных и международ­ных тарифов, выделении времени для выхода в эфир и зай­мов в сотрудничестве с международными организациями; снижения высоких тарифов дальней связи на национальном, и международном уровне как средства борьбы против неспра­ведливых привилегий, которыми пользуются информацион­ные органы большинства индустриальных стран, а также с целью стимулировать поток новостей между неприсоединив- шимися и развивающимися странами. Конференция рекомен­дует странам — членам движения неприсоединения поддер­жать те решения, выполнение которых имеет важное значе­ние с точки зрения развития и представляет собой одно из- важнейших условий ликвидации неравновесия в области об­мена информацией».

    По мнению ряда политических деятелей, пул стал «са­мой широкой формой свободного обмена информацией и со­действует постепенному подрыву монополии, которую держа­ло в своих руках небольшое число крупных агентств». В. 188 частности, об этом говорил, сославшись на гаванскую декла­рацию, председатель Союзного исполнительного веча СФРЮ»

    В.  Джуранович, выступая на проходившем в конце ноября

    1979   г. в Белграде четвертом заседании координационного комитета пула и второй конференции 57 (из общего числа 75) информационных агентств неприсоединившихся стран.. Очевидно понадобится еще немало времени, чтобы на прак­тике была реализована идея распространения «информации в целях развития», а не ради политических целей и ценностей определяемыми империалистическими и прочими реакцион­ными кругами. «Сбалансированный, (а не просто свобод­ный — ред.) обмен информацией» — эта формулировка,- встречающаяся в ряде документов ЮНЕСКО, впоследствии будет принята, вероятно, и непрпсоединившимися странами. Но это со временем.

    В Гаване, по словам газеты «Вашингтон пост», наиболее острой критике пул подвергся за то, что «по-прежнему уде­ляет внимание в основном деятельности и заявлениям пра­вительственных чиновников в ущерб тяжелому положению населения, а также последовательному анализу процесса преобразований, проходящих в развивающихся странах. Сам по себе пул, по-видимому, большее внимание уделяет теку­щим событиям, хотя и отличающимся от тех, которые привле­кают внимание западных журналистов. Более того, только меньшая часть из тех 40 тысяч слов, которые ежедневно по всему миру телеграфируют участники пула, попадает на стра­ницы газет, не говоря уже о том, что их кто-то читает. Это означает, заключает «Вашингтон пост», — что большинство редакторов в развивающихся странах по-прежнему предпо­читает скорее западный стиль подачи новостей, чем манеру пула»33.

    Несмотря на подобное суждение о нынешних возможностях пула, западная пресса признает, что пулу уготована долгая жизнь — так как смысл его деятельности в том, чтобы ней­трализовать тенденциозность Запада в освещении событий в развивающихся странах.

    По свидетельству той же американской газеты, итоги дис­куссии на второй конференции пула «показали, что делегатов еще более сплотило их недовольство западной информацией, которую они считают падкой на сенсации и ориентированной скорее на ценности Запада, чем на то, на что следовало бы ориентироваться^34.

    Действительно, многие участники пула, учитывая имею­щиеся серьезно политические разногласия, еще не выработали традицию взаимоинформирования: реального обмена новостя­ми между странами южного полушария никогда прежде не.

    * существовало. Этому всячески противодействовали бывшие метрополии.

    Сегодня развивающиеся страны стремятся превратить­ся — из просто потребителей информации — в производите­лей этого стратегически важного политического товара. Ко­нечно, для подготовки высококвалифицированных кадров жур­налистов, имеющих национальную, а не прозападную ориен­тацию необходимо немало времени. «Для составления дель­ной, интересной информации нужно умение, профессионализм, которым многие из наших журналистов пока еще не облада­ют; значительно легче написать сообщение с места о сенса­ционном событии, — говорил в своем выступлении на конфе­ренции в Белграде председатель координационного комитета пула Д. Р. Манкекар. Со времени образования пула крупные западные агентства, в частности, Рейтер и Ассошиэйтед пресс вынуждены уделять больше внимания новостям из разви­вающихся стран, продфлжал Д. Р. Манкекар. Сейчас, они бо- .лее внимательно прислушиваются к потребностям развиваю­щихся стран в информации, что само по себе уже достиже­ние».

    Обмен информацией, по словам председателя координа­ционного комитета, возрос за три года в пять раз и ныне пре­вышает 130 страниц печатного текста в день. Открыто 20 но­вых национальных информационных агентств неприсоединив- шихся стран. С созданием системы связи через спутники зем- -лн, охватывающей значительную часть неприсоединившихся стран, близится к решению проблема связи, отметил Д. Р. Манкекар. Продолжается работа над созданием плана инте­гральной системы телекоммуникации, которая охватила бы все нсприсоединившиеся страны на четырех континентах. Активно решается проблема подготовки кадров посредством •специальных журналистских курсов, действующих в Индии. Югославии, на Кубе, в Тунисе и Египте.

    Д. Р. Манкекар подверг критике западные информацион­ные агентства, которые противодействуют пулу и стремятся подорвать сотрудничество неприсоедшшвшихся стран в ин­формационной деятельности. Враждебное отношение, подо­зрения и недоверие к усилиям неприсоединившихся стран в области информации, сказал он, продолжают сохраняться, эти усилия характеризуются как замаскированные устремле­ния к контролю над информацией. Срсцн части представите­лей западных средств массовой информации отмечается тен­денция* отказа от обязательств, которые взяли на себя их пра­вительства, когда в ноябре 1979 г. в ЮНЕСКО была принята .декларация о средствах массовой информации. Они по-види­мому, не согласны с самой идеей нового, более сбалансиро­ванного мирбвого порядка в информационной деятельности, «190 сейчас они по-видимому отвергают даже идею ответственно­сти журналистов и моральный кодекс, возникший в про­фессиональной журналистской деятельности. «Прошло вре­мя, — сказал Д. Р. Манкекар, — когда Запад мог одним взмахом руки отвергать требования развивающегося мира в области информационной деятельности и навязать другим взгляды и доктрины, действовавшие в XIX веке и перестав­шие действовать в электронный век».

    В программе действий пула информационных агентств- неприсоединивишхся стран на трехлетний период, принятой на конференции в Белграде, перечислены 16 «стратегических задач» пула, выполнение которых рассчитано на длительную перспективу. Среди них иа первом месте стоит укрепление и расширение пула и его деятельности с целью лучшего' взаимного ознакомления неприсоединившихся стран, борьба за новый международный порядок в информационной дея­тельности. Рекомендуется оказывать помощь информацион­ным агентствам в наименее развитых странах, прини­мать меры по подготовке журналистских кадров, рас­ширять сотру/пшчество между информационными агентства­ми неприсоединившихся стран, развивать сеть телекоммуника­ций между ними. Среди семи непосредственных задач пула предусматривается оказание помощи 26 странам и освободи­тельным движениям в создании национальных информаци­онных агентств. В док менте говорится, в частности, что сле­дует оказать помощь Патриотическому фронту Зимбабве и СВАПО (Намибия) в подготовке журналистских и техни­ческих основ для создания национальных агентств. Поеду- сматрпвается достижение договоренностей об освещении меж­дународных конференций и встреч иеприсоецннпвшихся стран. В последних пунктах документа рекомендуется ско­рейшее установление связей между агентствами нспрпсоеди- нпвшихся стран через спутники Земли, а также содержится обращение к правительствам неприсоединившихся стран со­кратить на 50 процентов тарифы в международных телеком­муникациях. Вторая конференция пула информационных, агентств неприсоединившихся стран помимо программы дей­ствий на предстоящие три года, приняла устав пула и избра­ла коордииацинный комитет в составе 25 членов.

    В принятом уставе отмечается, что «информация пула должна отражать принципы и цели движения неприсоедине­ния. Показ объективного и правдивого изображения страны- источника информации будет способствовать созданию атмос­феры доброй воли и сотрудничества и приведет к большему взаимопониманию между народами и странами всего мира».

    Делегаты этой конференции дали решительный отпор по­пыткам Египта пройти в состав координационного комитета пула неприсоединившихся стран с помощью процедурных уло­вок. Делегаты Сирии, Ирака, Кувейта, Эфиопии, Алжира, Никарагуа и многих других стран выступили против того, чтобы своим присутствием в координационном комитете Еги­пет представлял африканский континент и информационные агентства неприсоединившихся стран. На конференции про­звучала резкая критика в адрес предательского курса Егип­та, который вместо того, чтобы объединить силы арабских народов в борьбе против сионистской агрессии, вступил в пря­мой сговор с сионизмом и американским империализмом, открыто попрал права народа Палестины.

    Конференция избрала новый состав координационного комитета пула с представителями национальных агентств *25 стран (вместо прежних 14) Азии (8), Африки (10), Ла­тинской Америки (5) и Европы (2). Эти государства: Бан­гладеш, Вьетнам, Индия, Индонезия, Ирак, КНДР, ООП, Шри Ланка, Замбия, Кения, Ливия, Маврикий, Нигерия, Ру­анда, Сенегал, Судан, Того, Тунис, Куба, Никарагуа, Пана­ма, Перу, Ямайка, Кипр, Югославия.

    Председателем координационного комитета стал дирек­тор югославского агентства ТАНЮГ П. Ивачич. В то время, как Тунис продолжал оставаться председателем Между­народного координационного совета непрнсосдинившихся •стран по вопросам информации, Югославия — уже являясь председателем Комитета радиовещания неприсоединившихся стран, — начиная с ноября 1979 г., после второй конференции пула в Белграде возглавила также и Координационный ко­митет Пула информационных агентств неприсоединившихся стран (вместо Индии).

    Индия реагировала на эту акцию заявлением председа­теля всеиндийскоп конференции редакторов газет Вихендра, выразившего, по словам корреспондента Франс пресс из Дели (8. 12. 1979), сомнение в необходимости для индийского пра­вительства «тратить понапрасну» столько времени, энергии и денег на участие в пуле информационных агентств непри­соединившихся стран. Это «бесплодное занятие», сказал он но возвращении с конференции пула в Белграде. «Самым худшим», подчеркнул он, было изменение прежнего устава с целью вторично лишить Индию поста председателя коор­динационного комитета, вопреки желанию большинства стран — участников конференции.

    Роль Югославии в деятельности пула была однажды до­статочно точно определена газетой «Вашингтон пост»: «В чис­ло членов пула информационных агентств неприсоединнв- шихся стран входят такие крупные агентства, как ТАНЮГ с его 45 корреспондентами в различных точках мира и вновь создаваемые информационные агентства- в некоторых афри­канских странах, в которых, по словам одного журналиста из ТАНЮГ, лишь один служащий — генеральный директор. Формально у всех членов пула равные права, они имеют пра­во как направлять своп сообщения в любой региональный центр распространения информации (в настоящее время — Югославия, Куба, Ирак, Тунис, Марокко и Индия), так и вы­ступать в роли таких центров. Каждая страна вправе кон­тролировать все касающиеся ее сообщения, публикуемые пу­лом. Однако на практике некоторые члены пула явно поль­зуются более широкими правами, чем другие. В частности, совершенная система связи ТАНЮГ и его информационная международная служба на английском, французском и испан­ском языках позволяют ему занимать в рамках пула доми­нирующее положение. Информация этого агентства распро­страняется.наиболее широко»35.

    Первоначально пул был создан для того, чтобы заменить то, что африканские и азиатские руководители называли предвзятым, неточным и искаженным освещением событий в их странах западными средствами массовой информации. Анализ продукции пула показывает, что распространяемая им информация дает иную картину жизни в неприсоединив­шихся странах, отличающуюся от того, что говорится на За­паде.

    Что касается реакции Запада в отношении планов и дей­ствий развивающихся стран по изменению соотношения сил в области международного распределения информации, то она была остро враждебной. Западные информационные агентства расценили эти действия как прямую угрозу соб­ственным интересам. Особое раздражение вызвало то об­стоятельство, что правительства неприсоединившихся стран взяли на себя обязательства оказывать материальную под­держку агентствам, входящим в пул. Участников пула обви­няли в намерении уничтожить свободу печати, установить над ней правительственный контроль.

    Отвечая на эту критику, Д. Р. Манкекар указывает, что поддержка правительствами национальных органов информа­ции не является изобретением развивающихся стран. Задол- ю до создания пула неприсоединившихся стран это стало практикой многих западных правительств. Что же касается развивающихся стран, то для них выбор состоит в том, что либо они будут иметь зависящую от их собственных прави­тельств прессу, либо прессу, привязанную к западным источ­никам информации36.

    Между тем, подчеркивает Манкекар, проект пула носил достаточно скромный характер и не угрожал интересам за­падных монополий, ограничение деятельности которых не бы­ло предусмотрено. На первых порах развивающиеся страны

    13.     Г. Вачнадзе, Ю. Кашлев.                                                                                 193 поставили перед собой задачу лишь дополнять сообщения за­падных информационных агентств собственной информацией. Тем самым оказывалось содействие выполнению решения XVIII Генеральной конференции ЮНЕСКО о мерах госу­дарств по поощрению свободного потока информации. Созда­ние пула означало для развивающихся стран, кроме того, возможность реализации права на коммуникацию, права информировать и быть информированными.

    Манкекар обращает внимание на то, что аналогичным образом Запад реагировал и на попытки развивающихся стран освободиться от его диктата, предпринимавшиеся ими в рамках международных организаций. Так, ЮНЕСКО, соз­вавшая в 1976 г. в Коста-Рике конференцию по политике в области информации стран Латинской Америки и Кариб- ского бассейна, столкнулась с «мощной оппозицией» запад­ных органов информации и различных, в том числе журна­листских, организаций, которые обвинили ЮНЕСКО в наме­рении «наложить ограничения» на свободу печати в Латин­ской Америке.

    Выразители интересов американского бизнеса исподволь пытались оказать «помощь» нарождающемуся пулу агентств неприсоединившихся стран с целью, разумеется, нейтрализо­вать все радикальное антиимпериалистическое и антиколо- ниалистичсское содержание этой идеи. В соответствующих проектах «доброжелателей» не было недостатка — все они были пронизаны стремлением Запада «остаться» в информа­ционной структуре развивающихся стран. Широко реклами­ровалось западной печатью и то, что могло бы в перспективе заменить названный информационный пул. Р.. Татариэн, быв­ший вице-президент агентства ЮПИ, предложил сформиро­вать «объединение способных журналистов как из Первого (капиталистического — ред.), так и из Третьего мира, чтобы заполнить этот пробел в международной информации. Сред­ства и персонал поступят из существующих информацион­ных учреждений, исключая 4 крупных западных агентства»37.

    На сохранение монополии империалистических концернов массовой информации нацелено предложение проамерикан­ски настроенного Нарнндера Аггарвала, участника Програм­мы развития ООН. Он предложил создать еще более броскую организацию под названием Агентство новостей Третьего ми­ра из уже существующих, а также вновь созданных, регио­нальных и национальных организаций. Агентство имело бы корреспондентов во всех крупных информационных центрах мира, что придало бы ему масштабы, сравнимые с четырьмя западными телеграфными агентствами. Аггарвала видит не­обходимость в создании такой профессиональной неоднород­ной организации, так как, по его мнению, пул агентств ново­стей неприсоединившихся стран «...далеко не справляется с поставленными целями. В его настоящем виде пул пред­ставляет собой не что иное, как механизм для обмена офи­циальной информацией или заявлениями для печати. Его по­лезность, кроме того, что это был первый шаг, сомнительна, так как правительства стран-участниц, вряд ли заставят свои средства массовой информации печатать сообщения, получен­ные через пул, достоверность которых они сами ставят иод сомнение и чье содержание находится в противоречии с их собственной политикой или политикой их союзников»38.

    Предложения эти были отвергнуты развивающимися странами.

    Развитие пула упирается в проблемы, связанные не толь­ко с отсутствием необходимых технических средств и кадров, со слабостью национальных систем информации неприсоеди- иившихся стран. Эти проблемы связаны с аспектами «поли­тического союза, который неизбежно определит прогресс ин­формационных агентств» и уменьшит эффективность конти­нентального агентства, как отмечает англичанин Ф. Харрис, изучавший эту проблему для Африки39.

    В Латинской Америке существуют те же самые пробле­мы, отягощенные структурой частной собственности на подав­ляющее большинство средств массовой информации. Экспер­ты латиноамериканских стран на совещании в г. Кито (Эква­дор, 1975 г.) подчеркивали, что извлечение прибылей не должно быть главной целью функционирования националь­ных и региональных агентств. Их следует создавать как об­щественный институт во имя общих политических, экономи­ческих и культурных интересов стран региона40. Как указы­валось на III национальной встрече венесуэльских исследова­телей массовой коммуникации, «постоянное упоминание об уважении частного сектора и его «прав», недостаток внима­ния к профсоюзам, журналистам и общественности» озна­чают, что набор рекомендаций империалистических кругов о перспективах развития мировой информационной структуры не может вести никуда, кроме как к обыкновенной рациона­лизации отношений между частным и общественным секто­рами41.

    Деятельность пула агентств неприсоединившихся стран должна стать весомой альтернативой ценностной пропаганде в пользу капиталистической системы, а также оберегать на­роды этих стран от крупных западных кампаний дезинфор­мации. Развивающиеся страны всегда стремились к облада­нию собственными источниками информации, своему осмыс­лению таких кардинальных международных проблем совре­менности как «холодная война» Запада против социалисти­ческих стран, агрессии империализма в Индокитае, в Корее, на Ближнем Востоке и в Африке, неоколониальная политика США и др.

    Пока что, будучи объединением, а не агентством ново­стей, пул не имеет в своем распоряжении корреспондентов, которых можно было бы посылать на специальные задания: или которые могли бы постоянно находиться в крупнейших информационных центрах мира. Обозреватели считают, что эта организация задумана именно как объединение, а не неза­висимое агентство новостей, из опасения, что какая-либо страна или группа стран доминировали бы в такой организа­ции.

    Нельзя не заметить, что некоторые агентства, входящие в пул, стоят на реакционых позициях, а нередко и прямо становятся агентурой империализма. Так, на состоявшейся в апреле 1978 г. в Каире по инициативе крупнейших амери­канских агентств и египетского телеграфного агентства МЕН международной конференции выдвигались планы создания «многонационального информационного пула» капиталисти­ческих и развивающихся стран, который работал бы под ру­ководством директората с участием «опытных западных жур­налистов». Ясно, что речь шла об очередной попытке удер­жать средства информации развивающихся стран под запад­ным контролем. Показательно, что на конференцию в Каире не были приглашены представители социалистических стран.

    Возможности мобилизующего влияния средств массовой информации для осуществления плапов развития в развиваю­щихся странах невозможно переоценить. Начав со все более тесной «двусторонней, региональной и межрегиональной кооперации» (параграф 163 Политической Декларации в Ко­ломбо) в области средств массовой информации, развиваю­щиеся страны заложили первые блоки в фундамент институции названной ими новым международным информационным по­рядком.

    Некоторые требования развивающихся стран, которые в будущем, возможно, будут выдвигаться еще более настой­чиво, прозвучали в одном из выступлений в Комиссии Мак­брайда (ЮНЕСКО) государственного секретаря по делам информации Туниса Мустафы Масмауди. Он сказал, что мо­нополия крупных западных агентств печати «должна быть урезана на основе международных соглашений, направлен­ных на равное и справедливое использование всех средств связи и информации». Он также призвал к «ограничениям права на информацию путем предупреждения неправильного использования права на доступ к информации» — и «опреде­лению необходимых критериев для обеспечения действительно объективного отбора информации»42. В тех случаях, когда отдельные лица или государства считают, что они были пред­ставлены в неправильном свстс в международных информа­ционных сообщениях, сказал министр информации Туниса, они должны иметь право добиться того, чтобы эти сообщения были исправлены; а автор привлечен к ответственности за эти нарушения в соответствии с надлежащими процедурами. Предусматривая трудности рассмотрения таких дел Масмау- ди рекомендует создать специальную организацию, состоя­щую из правительственных, профессиональных и нейтраль­ных представителей.

    Суть альтернативы, предлагаемой директором Латино­американского института транснациональных исследований, сводится к тому, чтобы установить границы ответственности для «иностранных субъектов», действующих на территории суверенного государства. Установленные законоположения должны признавать свободу действия иностранного агент­ства, но в .то же время направлять использование этой свобо­ды информации в рамках стандартов, которые позволяют устранять последствия наносящей вред деятельности такого агентства. По мнению X. Сомавиа, необходима .система юри­дической и социальной подотчетности информационной дея­тельности агентств, которые должны представлять обществен­ности сведения о правилах и критериях своей деятельности, структуре собственности и контроля с указанием источников дохода, связей с банками, информационными и рекламными корпорациями43. Подобные требования законны, но вряд ли выполнимы из-за нежелания транснациональных корпораций открывать для непосвященных свои финансовые книги и от­читываться в своих действиях.

    РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ АГЕНТСТВА И ОБЪЕДИНЕНИЯ

    Трудности становления, практического воплощения в жизнь плодотворных идеи о рационализации существующей международной системы распространения информации по­влекли за собой усиление внимания общественности и поли­тических руководителей развивающихся стран к укреплению уже в принципе имеющихся региональных объединений на­циональных агентств печати.

    Рекламная шумиха западных органов печати сопровож­дает деятельность активизировавшегося в последнее время агентства Интер-пресс сервис (ИПС) со штаб-квартирой в Риме, созданного в 1964 г. группой журналистов в целях обеспечения информационных служб Латинской Америки «материалами в поддержку политических и социальных ре­форм». Сегодня ИПС использует 200 штатных журналистов в своих региональных центрах сбора и переработки, распро­странения информации в Буэнос-Айресе, Риме, Боготе, Лон­доне и Тунисе, а также в 50 корриунктах всех континентов. Информация передается 16 часов в сутки на испанском язы­ке, 8 часов на английском и 6 на арабском. ИПС, называя себя «информационным агентством третьего мира» формально поддерживает информационный пул агентств нспрпсоединив- шихся стран, рассматривая его в качестве необходимого ре­гионального партнера. ИПС заявляет, что его структура и его усилия на поприще «деколонизации информации» и борьбы против транснациональных информационных систем делают это агентство «наилучшим выразителем идеи и перспектив нового международного информационного порядка», — гово рится в рекламном буклете ИПС.

    Агентство новостей стран Карибского бассейна (КАНА) является первым примером регионального агентства, органи­зованного усилиями правительств, органов информации и фи­нансовых учреждений заинтересованных стран. 17 информа­ционных органов 11 из 13 стран Карибского бассейна органи­зовали первую ассамблею акционеров в марте 1977 г.44. КАНА возникло на базе распущенного регионального бюро агентства Рейтер, согласно проекту ЮНЕСКО, предусматри­вавшему обмен новостями через систему радиотелетайпов, а также открытие со временем школы журналистики в Ямай­ке и налаживание совместного производства радиопрограмм.

    К 1977 г. была достигнута договоренность о сотрудниче­стве в целях улучшения обмена новостями между Союзом арабских информационных агентств и Объединением евро­пейских агентств печати. С 22 по 25 ноября 1976 г. в Тунисе проходила первая конференция информационных агентств арабских и европейских стран. В конференции участвовали делегации информационных агентств 43 стран Европы и Арабского Востока, в том числе делегации от ТАСС и дру­гих агентств братских социалистических стран. В рекоменда­циях тунисской встречи отмечалось, что при освещении внут­ренних событий в соответствующих странах материалам национальных агентств должен даваться приоритет, как пер­воисточнику информации. В итоговых документах встречи отсутствовали упоминания о создании обособленных регио­нальных информационных пулов, подчеркивалась необходи­мость неукоснительного соблюдения принципов объективно­сти и правдивости, а также разработки совместных мер про­тиводействия западным агентствам — «гигантам» п их реак­ционным союзникам в мире. На конференции также отме­чалось обострение разногласий среди транснациональных агентств, борющихся за утверждение сфер влияния на Ближ­нем Востоке и в Северной Африке. Так, АФП, имеющее дав- 198 ние прочные позиции в этом районе испытывает давление со стороны агентства Рейтер, которое привлекает клиентов пре­доставлением бесплатной общеполитической информации. В то же время (по мнению тунисского журнала) империализм получает полную поддержку своей политики в лице такого крупного, к примеру, агентства, как МЕН (Египет), стремив­шегося помешать арабским странам подорвать западную мо­нополию на рынке информации в арабском мире45. Результа­том встречи в Тунисе явилось создание в Вене объединенно­го центра Союза арабских информационных агентств и созда­ние сети двухсторонних каналов связи из столиц арабских стран в Австрию через Рим.

    Спустя семь месяцев после провала III конференции европейских и арабских информационных агентств в Вене из-за участия в ней представителя египетского агентства МЕН 27 ноября 1979 г. в Вене состоялось заседание специ­ального комитета арабских и европейских информационных агентств в составе представителей Ливии, Иордании, Кувей­та, Туниса, Австрии, ЧССР и ФРГ. Было решено вновь соз­вать в 1980 г. III европейско-арабскую конференцию инфор­мационных агентств, устроителем которой была бы Феде­рация арабских информационных агентств (ФАИА).

    Совещание в Вене в сентябре 1979 г. представителей пра­вительств и органов массовой информации — 13 стран-чле­нов Организации страп-экспортеров нефти (ОПЕК) приняло решение о создании информационного агентства ОПЕК. Оно начинает свою деятельность осенью 1980 года. Как заявил журналистам заведующий отделом информации ОПЕК X. За- хери, агентство будет распространять информацию о точках зрения нефтедобывающих стран на нефтяную политику. Вна­чале агентство будет передавать новости экономики и энерге­тики из стран ОПЕК. Позже оно будет заниматься анализом более крупных проблем, на английском языке, а затем на всех языках стран-членов ОПЕК.

    В Стамбуле в октябре 1979 г. завершилась конференция представителей информационных агентств мусульманских стран, в ходе которой были приняты решения о более тесном сотрудничестве, а также более критическом отношении к со­общениям международных телеграфных агентств о событиях в исламском мире. Отмечалось, что для подготовки журна­листов для международного исламского информационного агентства будут использованы анатолийское агентство и федерация арабских информационных агентств.

    О создании федерации информационных агентств Ла­тинской Америки, в которой будут участвовать Куба, Мек­сика, Панама, Никарагуа, Перу, Венесуэла и Ямайка, дого­ворились • делегаты второй конференции пула информацион­ных агентств неприсоединившихся государств, которая про­ходила в ноябре 1979 г. в Белграде. Об этом сообщил де­легат Венесуэлы на этом форуме Вальтер Кастро, занима­ющий пост директора управления по печати министерства информации и туризма, представляющий государственное информационное агентство Веипресс. Кастро отметил что Мексика и Венесуэла в качестве наблюдателей в движении неприсоединения и Куба, как член этой организации, полу­чили задание работать над созданием федерации информа­ционных агентств Латинской Америки и Карибского бас­сейна.

    Под девизом «Студенческая печать и средства информа­ции на службе борьбы за национальную и экономическую независимость, развитие и социальный прогресс» в столице Ганы Аккре в сентябре 1979 г. прошел семинар, организо­ванный по инициативе Всеафриканского студенческого союза (ВСС), Национального союза студентов Ганы (ИССГ). В работе семинара приняли участие представители 35 афри- канских государств, в том числе посланцы Африканского национального конгресса (АНК) Южной Африки, Народной организации Юго-Западной Африки (СВАПО), Патриоти­ческого фронта Зимбабве и фронта ПОЛИСАРИО, а также наблюдатели из Болгарии, США, Великобритании н Канады.

    В 1963 г., на встрече в Тунисе 75 специалистов в области массовых коммуникаций из 29 стран Африки, договорились о создании союза африканских информационных агентств. Было рекомендовано ускорить подготовку кадров для нацио­нальных агентств, техническое сотрудничество, а также все­сторонний обмен информационными материалами. Надо от­метить, что творческая активность африканского союза по ряду причин едва теплилась на протяжении первого десяти­летия его существования.

    Летом 1976 г. Ассамблея глав государств и правительств стран-членов Организации африканского единства, собрав­шаяся в г. Порт-Лун (Маврикий) одобрила проект создания Всеафриканского информационного агентства ПАНА. Оно было создано в апреле 1978 года в Аддис-Абебе под эгидой Организации африканского единства; в Эфиопии тогда же был разработан- его устав. Главными задачами этого агент­ства, наряду с его задачей «исправить искаженный облик Африки, ее стран и ее народов, созданный в результате при­страстной и негативной информации, распространяемой круп­нейшими международными агентствами», являются пропа­ганда целей ОАЕ, ознакомление широкой общественности с освободительной борьбой и обеспечение ей поддержки, со­действие полезному обмену информацией между странами и укрепление двустороннего и многостороннего сотрудни- 200 чества. В соответствии со своим уставом агентство ПАНА представляет собой пул информационных агентств и органов печати африканских стран со штаб-квартирой в Дакаре.

    На первом заседании межправительственного совета на уровне министров Всеафриканского информационного агент­ства ПАНА, проходившем в январе 1980 г. в Лобиту, при­брежном городе на юго-востоке Анголы, была выработана программа деятельности агентства. Предусмотрено, что ПАНА начнет передавать свои первые сообщения к концу

    1980 г.

    Около двух десятилетий существует и успешно действует на африканском континенте объединение национальных ра­диовещательных и телевизионных компаний (УРТИА). В феврале 1980 г. в Найроби (Кения) прошла 20-я сессия гене­ральной ассамблеи УРТИА, в работе которой принимали участие 38 постоянных и 12 ассоциированных государств Африки, Азии и Европы. Выступая на открытии ассамблеи в Найроби, заместитель министра информации и радиовеща­ния Кении Альфонс Окуку подчеркнул большое значение созданного в 1962 году объединения в борьбе против коло­ниализма и империализма, за достижение независимости странами Африки, их социального и экономического прогрес­са. Отметив, что в 80-с годы страны Африки столкнутся с еще большими экономическими трудностями, чем прежде, он призвал участников Ассамблеи уделить особое внимание проблемам, связанным с пропагандой опыта развивающихся стран в области сельского хозяйства, промышленности, науки и техники, экономии материальных и природных ресурсов. Большую роль, которую объединение призвано играть в деле полного и окончательного освобождения африканского кон­тинента от колониализма и империализма, отметил его пред­седатель Бэтуок Авессо. «Мы не должны забывать, — сказал сн, — что Африка еще не освобождена полностью, и поэтому мы должны оказывать любую посильную помощь всем осво­бодительным движениям, особенно в ЮАР, где отчаянно за­щищающийся колониализм все еще продолжает изрыгать огонь».

    В декабре 1977 г. на совещании экспертов из 17 азиат­ских информационных агентств под эгидой ЮНЕСКО в Ко­ломбо было принято решение провести исследования воз­можности создания сети обмена информацией в странах Азии, Подготовленный к январю 1979 г. доклад рабочей группы Азиатской информационной сети (АИС) отмечал согласие 13 стран на участие их национальных информацион­ных агентств в АИС — Афганистан (Бахтакар); Бангладеш (БСС), Индия (ПТИ и ЮНИ), Индонезия (Антара), Иран (ПАРС), Япония (Киодо), Южная Корея (Ориент-пресс,

    ХеНдон г),. Малайзия (Берната), Непал (РСС), Пакистан (ППИ, АГ1П), Филиппины (ПНА), Шрп Ланка (ЛП) и Таиланд (ТНИА).

    Подобные региональные и субрегиональные агентства или объединения в социалистических странах склонны рас­сматривать во многих конкретных случаях как вынужденный идеологический компромисс. Главное решение остается впе­реди — оно, по всей вероятности, будет учитывать в большей степени идеолого-политическую общность государств, чем критерии региональной близости.

    Деятельность прогрессивной международной обществен­ности'имеет цель активизировать обмен информацией между странами Азии, Африки и Латинской Америки и освободить их от давления западных монополий. Социалистические го­сударства поддерживают антиимпериалистическую и антиге- гемонистскую направленность движения неприсоединения, выступают за расширение сотрудничества между телеграф­ными агентствами и другими органами информации социа­листических и развивающихся стран.

    На сентябрьском 1979 г. Международном семинаре жур­налистов в Ташкенте, проводимом с участием ЮНЕСКО, в выступлении кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС, пер­вого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Ш. Р. Рашидова содержалась положительная оценка работы пула. «Несмотря на немалые трудности как технического, так и поли­тического характера, с которым сталкивается создан­ный в 1976 году пул информационных агентств не­присоединившихся стран, его влияние растет, — отме­чал тов. Ш. Р. Рашидов. Органы информации социа­листических стран поддерживают деятельность пула, неук­лонно расширяют полноправное сотрудничество с разви­вающимися государствами. Совершенно очевидно, что поль­зуясь поддержкой стран социализма, всех демократических сил, развивающиеся государства смогут положить конец «информационному империализму». Следует подчеркнуть, что это не менее трудная задача, чем борьба за достижение политической и экономической независимости.

    И в этом направлении, — продолжал тов. Ш. Р. Раши­дов, — страны социалистического содружества оказывают своим друзьям в Азии, Африке и Латинской Америке значи­тельную помощь и делом, и словом. Развивающиеся государ­ства успешно пользуются техникой, поставляемой Советским Союзом, включая спутники связи, самыми благоприятными тарифами за передачу информации, присылают к нам па учебу своих журналистов. Мы верим, что эта деятельность будет и в будущем продолжаться и расширяться».

    На завершившейся 15 сентября 1979 г. в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже VII сессии международной Комиссии по проблемам информации во главе с Шоном Макбрайдом было распространено в качестве официального документа комиссии заявление участников Международного семинара журналистов в Ташкенте. Особый интерес вызвал раздел ташкентского заявления о необходимости осмотрительного и критического подхода к предложениям финансовой и техни­ческой помощи в развитии средств массовой информации с тем, чтобы эта помощь не подрывала национальный сувере­нитет развивающихся стран. При рассмотрении вопроса о правах и обязанностях журналистов была подчеркнута необ­ходимость строгого выполнения предложений декларации ЮНЕСКО об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и между­народного взаимопонимания, в развитие прав человека, в борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне.

    13—15 ноября 1979 г. в Варшаве проходило ежегодное совещание генеральных директоров информационных агентств печати социалистических стран. В нем приняли участие ру­ководители агентств БТА, София-пресс (НРБ), МТИ, Бу- да — пресс (ВНР), ВИА (СРВ), АДН, Панорама — ГДР (ГДР), Пренса Латина (Куба), МОНЦАМЭ (МНР), ПАП Интерпресс, ЦАФ (ПНР), ТАСС, АПН (СССР), ЧТК, Ор- бис-Прага (ЧССР). Впервые в совещании участвовали ру­ководители Кампучийского информационного агентства СПК п Информационного агентства Лаоса КПЛ.

    Обсуждая итоги VI Конференции глав государств и пра­вительств неприсоединившихся стран, руководители агентств уделили много внимания развитию сотрудничества с разви­вающимися странами, с пулом информационных агентств неприсоединившихся стран. При этом участники совещания выступили в поддержку требований развивающихся стран ликвидировать монополию империалистических агентств и установить новый информационный порядок.

    Генеральные директора ТАСС, Пренса' Латина’ ПАП, ЧТК и других агентств подчеркивали необходимость коорди­нации усилий и совершенствования сотрудничества братских агентств в передаче материалов на развивающиеся страны, что несомненно даст возможность более эффективно про­тивостоять влиянию буржуазных агентств, позиции ко­торых в тех странах еще достаточно сильны. Как отмечалось на совещании, деятельность пула информационных агентств неприсоединившихся стран дала позитивные результаты. Она способствовала лучшей циркуляции информации между ^присоединившимися странами и ускорению развития на­циональных средств связи.

    Подчеркивалось также, что братские агентства должны регулярно обмениваться опытом сотрудничества с развива­ющимися странами, с пулом информационных агентств не- присоединившихся стран.

    Что касается нового информационного порядка, то руко­водители агентств социалистических стран указывали на то, что этот порядок должен служить:

       расширению сотрудничества и дружественных отноше­ний между народами, упрочению мира, безопасности;

       созданию национальных и региональных систем под­готовки н обмена информацией развивающихся стран в це­лях повышения их участия в международном обмене ин­формацией;

       ограничению деятельности всех капиталистических печатных монополий.

    Координация действий агентств братских е.ран в данной области - вопрос очень важный. Уже давно в отношениях между этими агентствами укрепились принципы братской помощи и взаимодействия в различных сферах. Агентства, как отмечалось на совещании, должны шире применять эти принципы в деятельности на третьи страны, лучше координи­ровать пропагандистскую деятельность в этих странах, про­водить совместные кампании, развивать техническое сотруд­ничество.

    На встрече в Варшаве, как и на предыдущих совеща­ниях, подробно обсуждались вопросы внедрения новых тех­нических средств приема, обработки и распространения ин­формации. Указывалось, в частности, что информационные агентства социалистических стран приступили к внедрению видеодисплейной системы обработки информации. На основе двусторонних соглашений внедряется мультиплексная связь между агентствами, что позволяет повысить качество и на­дежность передачи и приема информационных сообщений, а также оперативность обработки материалов. В интересах эффективности информации предложено использовать на основе двусторонних соглашений имеющиеся друг у друга системы и каналы связи, особенно при передачах на разви­вающиеся страны.

    Подчеркнута необходимость изучить возможности по­лучения европейскими социалистическими агентствами ма­териалов от ВИА и МОНЦАМЭ через ТАСС по имеющимся или планируемым мультиплексным каналам связи. Агент­ство БТЛ выразило готовность изучить предложение о созда­нии .-мультиплексной связи с участием социалистических-етран между Софией и Анкарой. Соответствующим техническим директорам поручено изучить технические возможности рас­ширения мультиплексной связи, действующей в настоящее время между Берлином и Гаваной. Подготовлены другие рекомендации, связанные с внедрением новейших средств •обработки и передачи информации.

    Дело большой важности — активная поддержка стрем­ления развивающихся стран ликвидировать информацион­ную монополию империалистических агентств и установить новый информационный порядок. Агентства социалистических стран признали необходимым согласовать этот вопрос и ак­тивно включиться в подготовку соответствующих междуна­родных документов и акций с целью противодействия инспи­рированным США планам усиления влияния империалисти­ческих держав на средства информации развивающихся стран лод маркой оказания им финансовой и технической «по­мощи».


    ГЛАВА V

    ДИКТАТ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОНЦЕРНОВ ИНФОРМАЦИИ И КОММУНИКАЦИИ

    ЧТО ТАКОЕ «ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ»?

    Позитивные изменения, происходящие в современных международных отношениях, создают благоприятные условия для развития взаимовыгодного разностороннего сотрудни­чества между государствами различных общественно-полити­ческих систем. Продолжают расширяться обмен информа­цией, экономические и торговые, культурные и научные связи между странами двух систем.

    Удельный вес информации и пропаганды в структуре международных отношений необычайно вырос, как следствие вовлечения в мировой политический процесс новых народов, классов и слоев населения. По выражению В. И. Ленина, «историю творят теперь самостоятельно миллионы и десятки миллионов людей»1. Осуществление большинства видов дея­тельности того или иного государства за пределами его гра­ниц стало затруднительным без учета общественного мнения стран — объектов внешней политики.

    Соответственно США и другие капиталистические страны пытаются обратиться не к правительствам, а к «целым на­родам» с рекламой своих внешнеполитических акций, с про­пагандой империалистических планов, доктрин, связанных с актуальными проблемами современного развития. «Публич­ная дипломатия» или «дипломатия общественного мнения» — так претенциозно окрестили американские идеологи практи­ку навязывания своих воззрений иностранцам. В докладе правительственной «комиссии Спрейга», инспектировавшей пропагандистскую деятельность США за рубежом, говори­лось: «Сегодня признано, что, если правительства не смогут Эффективно пропагандировать свою политику и действия среди всех влиятельных кругов зарубежного населения, их политические программы могут быть сорваны»2.

    Социалистические страны, безусловно отвергая подрыв­ную сущность направленной на них империалистической пропаганды, готовы к широкому сотрудничеству с Западом в сферах обмена информацией и культурными ценностями* хотя сложность осуществления такого паритетного обмена очевидна. Она обусловлена глубокими принципиальными различиями между двумя мировыми социально-политически­ми системами и вытекающими отсюда различными критерия­ми в подходе к определению того, что может и что не может быть предметом такого обмена. Предварительная договорен­ность и строгий контроль должны сопровождать практику международного сотрудничества в области информации и культуры.

    Развивая подобное сотрудничество, социалистические страны учитывают два важных обстоятельства: сложившееся в целом неравноправие во взаимодействии СМИ развитых западных стран с остальными государствами капиталисти­ческого мира; низкое качество типичных образцов продук­ции западных СМИ — на уровне «массовой культуры» ка­питалистического общества, утвердившей за десятилетия «холодной войны» антикоммунистические и антисоветские стереотипы, которые распространяет империалистическая пропаганда.

    Некоторые буржуазные исследователи утверждают, что иностранный потребитель американской печатной информа­ции принадлежит к кругу так называемой «международной информационной элиты», объединяющей в разных странах людей высокого социального положения, «разделяющих одни и те же опыт, знания, идеи, способы мышления и подход к современным проблемам... В среднем 15 — 30 процентов эли­тарной аудитории в некоммунистических странах читает жур­нал «Тайм». Их число невелико (зарубежный тираж «Тайм» r 1973 г. составлял 1 млн. 300 тыс. экз.)..., но дойти до та­кого читателя чрезвычайно важно, так как он относится к числу лидеров общественного мнения»3.

    Однако доступ американских СМИ на внутренний рынок зарубежных стран определяется не только и не столько ин­тересами и потребностями «информационной элиты». Про­никновение американского информационного бизнеса в ту или иную страну определяется целым рядом объективных и субъективных факторов. В каждом конкретном случае про­никновение информационного бизнеса на внутренний рынок той или иной страны зависит от взаимодействия ряда поли­тических, экономических, социальных и культурных факто­ров, определяющих доступ и регулирующих распространение информации. При этом характерно, что даже союзники США вынуждены прибегать: к оградительным мерам против за- силия американских и наднациональных концернов СМИ.

    В настоящее время рынками СМИ в большинстве стран капиталистического мира овладело несколько крупных кон­цернов. Эта тенденция проявляется в монополизации произ­водства как технических средств массовой информации (на­пример, радио- и телевизионное оборудование), так и про­дукции СМИ (фильмов, теле- и радиопрограмм, прессы, грампластинок и т. д.). Существует тесная взаимосвязь меж­ду распространением внешнеполитической информации в за­падном мире, зависимостью отдельных стран от США в области экономики, политики, культуры и степенью овладе­ния этими странами контролем над национальными сред­ствами массовой информации. Контроль над СМИ имеет столь большое значение, что можно утверждать: он является одной из важнейших предпосылок функционирования миро­вой экономической системы империализма.

    АМЕРИКАНИЗАЦИЯ «МЛАДШИХ ПАРТНЕРОВ» США

    «Политически взрывное влияние транснациональных, преимущественно американских монополий массовой комму­никации усугубляет зависимость малых стран и драмати­чески сужает возможности проведения ими самостоятельной политики. Стандартизированный характер продукции этих монополий приводит к нивелировке культурного облика на­селения малых стран, которые стали объектом бешеной экспансии межнациональных концернов массовой коммуни­кации»4. Автор этих строк — доктор политических наук Зальц­бургского университета (Австрия) Хайнц Фабрис. Раскры­вая далее свою мысль, он поясняет: «Транснациональные концерны оказывают воздействие в малых странах не только на структуру производства в области массовой коммуника­ции, на выработку у населения привычек в отборе н оценке информации, вкусов публики..., но, по крайней мере, косвен­но, — на политическое, экономическое и культурное разви­тие этих стран». Особенно драматическим примером того, каких масштабов достигает вмешательство таких концернов, является роль, которую они сыграли в установлении контр­революционного фашистского режима в Чили.

    Благодаря своей главенствующей позиции на капитали­стическом рынке транснациональные американские концерны по производству технических средств коммуникации могут диктовать условия неравного обмена между развитыми и развивающимися странами, между великими державами и малыми государствами. Они в состоянии производить свои товары гораздо дешевле, чем их мелкие конкуренты. Кон­центрация и централизация капитала в этой области продол­жают усиливаться как в национальном, так и в международ­ном масштабе. Политика межнациональных концернов ока­зывает непосредственное влияние на занятость в каждой из национальных отраслей промышленности средств массовой
    информации, так как производство может быть в любое вре­мя перенесено концерном в другие страны, где возможности для получения прибыли окажутся благоприятнее.

    В результате, в такой развитой западноевропейской стране, как Австрия, почти полностью ликвидировано соб­ственное производство кинофильмов и наблюдается абсолют­ное засилье иностранных фирм в издании и распространении иллюстрированных журналов, в издательском деле, телеви­дении и производстве грампластинок. Специфика Австрии состоит еще и в том, что помимо США, в соответствий с эко­номическим преобладанием ФРГ. наглядно проявляется за­висимость от западногерманского капитала почти во всех областях индустрии массовой коммуникации. X. Фабрис по* казал на примере Австрии взаимосвязь между экономи­ческой и политической зависимостью в капиталистическом мире малых развитых стран от крупных государств и нерав­ноценным односторонним обменом информацией между ни­ми. Так, в средствах массовой информации США и ФРГ сообщений об Австрии появляется крайне мало и к тому же «они создают искаженное представление о ней как об уют­ном опереточном государстве». В то же время в потоке информации, распространяемой в Австрии, господствующее положение занимают сообщения из американских и западно- германских источников.

    Согласно данным Австрийского агентства печати (АПА) за 1975 г., доля сообщений ДПА составляет 30,4 процента, АП — 27,5, Рейтер — 23,6, Франс-пресс—15,1, а доля сооб­щений ТАСС — лишь 0,6 процента. Две трети австрийских ежедневных газет помимо международного бюллетеня ДПА. получают также информацию американского агентства ЮПИ. Австрийское радио и телевидение (ОРФ) получает зарубеж­ную информацию в основном от ЮПИ и Франс-пресс, а теле- и киноинформацию от ЮПИ и Визньюс. Зависимость от информации, получаемой из упомянутых источников, при­водит к тому, что в информационных программах австрий­ского радио и телевидения 40 процентов сообщений каса­лось Западной Европы, в первую очередь ФРГ, в то время как сообщения о СССР и других европейских социалисти­ческих странах составляли лишь 5 процентов информации5.

    Подпись: 209'14.     Г. Вачнадзе, Ю. Кашлев.

    странами отличается крайним неравенством. Об определен­ных регионах, группах населения, социальных процессах ничего не сообщается или сообщается лишь изредка. Ин­формация, как правило, распространяется из одних и тех же источников. Тенденциозность значительной части сооб­щений видна уже по применяемой стилистике и усугуб­ляется отбором и комментарием сообщений.

    Можно согласиться с австрийским политологом, что систематическое исследование обмена информацией на меж­дународной арене и его последствий находится пока в на­чальной стадии. Многие исследователи, занимающиеся проблемами международных отношений, недооценивают зна­чение «информационной войны», которую ведут США в ми­ровом масштабе.

    Рассматривая австрийский пример, X. Фабрис прихо­дит к выводам, которые во многом справедливы не только для Австрии, но и для десятков других стран. Это прежде всего то, что распространяемые австрийскими средствами массовой информации сообщения о событиях в мире зави­сят от западных источников и по принципам отбора я изложения исходят из основ западной теории коммуника­ции, которая рассматривает информацию в первую очередь как товар.

    Согласно прогнозам X. Фабриса в головах многих австрийцев может утвердиться односторонний образ собы­тий в мире, а существующие зависимости усилятся. «Поло­жение, когда далеко идущие решения о направлении и объе­ме информации, о распространяемых ценностях и образцах поведения принимаются в руководящих органах концер­нов, несовместимо с принципами демократического обще­ства. Свободное распространение информации, зафиксиро­ванное в решениях конференции в Хельсинки, не может быть охранной грамотой для безудержной экспансии, напо­минающей о старых временах, когда пиратский капитализм злоупотреблял принципом свободной торговли»6.

    В интересах самостоятельной политики в области мас­совой информации X. Фабрис призывает к кооперации ма­лых стран, 'государственной поддержке тех отраслей СМИ, которые проигрывают в конкурентной борьбе с иностран­ным капиталом, расширению собственной промышленности массовой коммуникации. Австрия, полагает он, могла бы кооперироваться с такими странами, как Швейцария, Шве­ция, Голландия, Финляндия, развивающимися странами. Го­сударственная поддержка особенно требуется кинопромыш­ленности, издательствам и развитию новых технических средств массовой коммуникации. По мнению X. Фабриса, 210 наряду с экономическими мерами необходимо широка» разъяснять общественности главные задачи антимонополи­стической политики в области массовой информации. При этом он подчеркивает сложность проблемы структурных изменений международной системы коммуникаций.

    Трудности в борьбе за осуществление национального контроля над потоком информации из-за рубежа и против гегемонистских устремлений иностранных центров массовой коммуникации возникают не только у развивающихся стран,, но и у таких государств Запада, как, например, Канада, которая буквально затопляется информацией из США.

    Государственный секретарь Канады Джон Робертс не­давно заявил, что канадские дети смотрят по телевизору из четырех часов три часа американские программы. Две тре­ти всех Книг, продаваемых в Канаде, продаются иностран­ными компаниями, в большинстве своем из США. Каждый год Канада платит 65 млн. долларов Голливуду за прокат фильмов и только 2 млн. долларов канадским кинокомпа­ниям. Дж. Робертс отмечал: «В Канаде под угрозой нахо­дится канадский стиль нашей собственной жизни, канад­ское творческое содержание... Экспансия США грозит зада­вить способность канадцев к самовыражению»7.

    Англоязычная пресса и радиовещание полностью зави­сят от США в получении информации международного ха­рактера: журналы «Тайм» и «Ридерс дайджест» долгое время пользовались статусом канадских изданий и благо­даря своим тиражам (соответственно 0,5 и 1,5 млн. экз.) получали в виде прибыли более половины средств, расходуе­мых в Канаде на журнальную рекламу (протесты общест­венности привели к закрытию в 1978 г. канадского издания журнала «Тайм»), 60 процентов канадского населения при­нимает американские телепрограммы — и все это несмотря на то, что формально канадские СМК законодательно за­щищены от внешней конкуренции.

    Известен так называемый «закон об объеме», приня­тый канадским правительством с целью сокращения объема американских и увеличения объема собственных программ в канадском телевидении. Закон устанавливал для нацио­нальных программ обязательную норму в 55 процентов от общего времени телепередач (а также, чтобы 30 процентов всех музыкальных записей по радио были канадскими). В ответ американский бизнес развернул бурную деятель­ность по внедрению в канадское телевидение кабельной пе­редачи телепрограмм из Америки, в результате чего Канада заняла первое место в мире по распространению кабель­ного телевидения с его региональными, «кустовыми» се­тями.

    Канадские правящие круги, которые десятилетиями ми­рились с американским господством в самых различных об­ластях, сейчас начали действовать с целью защитить и воз­родить свою национальную культуру. Понадобилось вмеша­тельство правительства, чтобы канадские пресса, теле- и ра­диовещательные корпорации на собственной национальной территории оказались в состоянии выдерживать конкурен­цию с американскими. Правительство приняло меры с целью обуздать филиалы американских фирм, владеющих в Канаде монополией на печатание книг, на производство и прокат кинофильмов. Канадцы настойчиво потребовали проведения политики, цель которой — по словам премьер- министра П. Э. Трюдо — выявить и сохранить лицо Кана­ды. Как писал один канадский журналист, «запоздалое осознание того, что Соединенные Штаты вытесняют не толь­ко нашу промышленность, но и наш образ жизни, положило конец нашему почти 25-летпему восхищению всем амери­канским»8.

    Американизация духовной жизни Канады встречает •болезненную реакцию и со стороны патриотически или на­ционалистически настроенных слоев населения. В канад­ских политических кругах прошла широкая дискуссия о ста­тусе двух названных выше американских журналов, поль­зовавшихся до 1975 г. налоговыми льготами. Борьба завер­шилась закрытием канадского издания «Тайм», но успех был частным, поскольку канадским прогрессивным силам не удалось мобилизовать общественное мнение на решение фундаментальных задач, в частности на борьбу против телевизионной экспансии США.

    Против американизации выступают и определенные круги Франции. Проиграть битву против джинсов, как вы­разился бывший министр иностранных дел Франции Ми­шель Жобер, означает отказаться от культурной, экономи­ческой и политической самостоятельности. Парижские газе­ты и журналы все больше напоминают заокеанские, книго­печатание в погоне за читателем начинает равняться на американские критерии, а рекламные фирмы США контро­лируют 30% французского рынка. Каждый четвертый пол­нометражный фильм на французском экране — американ­ский, до 40% музыкальных произведений в передачах фран­цузского радио и телевидения — американские9. Помимо ущерба в социальном и культурном отношении, массовое распространение иностранных произведений приносит фран­цузской стороне огромные убытки в валюте за оплату автор­ского гонорара. Для сравнения напомним, что доля иностран­ных произведений, распространяемых в США, состав­ляет... 3%.

    КАК НАВЯЗЫВАЮТ ЗАПАДНУЮ «МОДЕЛЬ КУЛЬТУРЫ» РАЗВИВАЮЩИМСЯ СТРАНАМ

    «Свободный поток» американской информации, принося ущерб даже таким державам, как Франция и Канада, слу­жит целям империалистического диктата в других капита­листических странах и в развивающемся мире для ликвида­ции многих признаков суверенитета, в том числе националь­ных традиций, культурного наследия и т. д.

    Экспансия монополий США неотделима от попыток навязать более слабым партнерам американское идеологи­ческое господство. Но экономическое могущество никогда не было проявлением культурного и духовного превосход­ства Америки. Могущество денег служит «аргументом» для произвола империалистических кругов, навязывающих дру­гой стране «модель культуры», которая песет с собой поли­тические догмы, экономические концепции, социальные схе­мы, выработанные в интересах господствующей державы. И к тому же внешнеполитическая пропаганда не обреме­нительна для США материально: наоборот, она является очень выгодной областью вложения капитала.

    Империализм США в наивысшей степени олицетворяет сегодня все, 'что делается в области экспорта СМИ горсткой капиталистических монополий для удержания в мире иде­ологических позиций буржуазии.

    Объем «духовной» продукции, направленной за рубеж американскими СМИ, не имеет ничего общего с равноправ­ным обменом, сотрудничеством или, тем более, с помощью иностранным государствам. 100:1 — в такой пропорции оценивает ЮНЕСКО обмен информацией между промыш­ленными странами Запада и развивающимся миром10. Но подобного рода перманентная идеологическая агрессия не может продолжаться вечно. И дело не только в энергичных мерах протеста против практики имперской политики Аме­рики. Несмотря на колоссальные масштабы деятельности империалистических концернов СМИ, их влияние часто пре­увеличивается. Во-первых, сфера их действия почти не имеет распространения в мире социализма. Во-вгорых, по данным ЮНЕСКО, около 2/3 населения Земли пребывает пока вне сферы прямого воздействия средств массовой информации11. Имея в виду бурный рост национально-освободительного движения, можно утверждать, что дальнейшее приобщение к информации и культуре будет продолжать происходить па фоне ослабевающего империалистического и американ­ского влияния.

    Сложный, подчас зигзагообразный путь молодых госу­дарств к прогрессу ставит необходимым условием дости>^.е- лпя политн :сскон и экономической независимости ликвида­цию последствий социально-культурной колониализации. Мощный, централизованный аппарат внешнеполитической пропаганды Запада ежедневно и в больших дозах поставляет в развивающиеся страны свою продукцию. Идеологическое воздействие с помощью информации — лишь надводная часть огромного айсберга социально-культурной экспансии развитых западных стран. Ее невидимое основание по­коится на материальной мощи и сильных позициях, кото­рые занимают в экономике многих развивающихся госу­дарств транснациональные корпорации.

    Единым фронтом выступают против иностранного ду­ховного засилья развивающиеся страны. Обращаясь к уча­стникам Всемирной конференции по средствам массовой информации в Акапулько в октябре 1974 г., президент Мек­сики Луис Эчеверрия указал, что в капиталистических стра­нах «средства массовой информации стоят на службе ком­мерческих целей, что противоречит интересам общества»12. Высказывание Эчеверрия представляется в этой связи ти­пичным.

    Есть достаточно доказательств для утверждения, что массовая информация из империалистических стран оказы­вает отрицательное воздействие на общественное сознание в развивающихся странах и способствует упрочению того, что можно назвать духовным колониализмом.

    Речь идет не только о недостатке объективности и тен­денциозности такого рода информации, но, в первую оче­редь, о пропагандируемых социально-экономических уста­новках, которые определяют позицию руководителей запад­ных средств массовой информации.

    Положение в странах Африки капиталистической ориен­тации таково, что распространяемые там пресса, фильмы и телепрограммы из США и бывших метрополий делают финансовые сборы куда более значительные, чем местные СМК. И что самое тревожное, газеты, журналы и фильмы западного происхождения, редко упоминая Африку, оста­навливают внимание аудитории на проблемах, не имеющих к ней никакого отношения.

    Два латиноамериканских исследователя Луис Рамиро Белтран и Элизабет Фокс Кардона в своем исследовании 1976 г. форм и степени экспансии США в национальных системах средств массовой коммуникации западного полу­шария пришли к выводам, которые уже трудно замалчи­вать и которые звучат сегодня с трибун представительных международных форумов13. Они приводились, в частности и в документах коллоквиума ЮНЕСКО во Флоренции (18—20 апреля 1977 г.) по проблемам свободного и сбалан­сированного обмена информацией между развитыми и раз­вивающимися странами. Нельзя не согласиться с Белтраном и Кардоной, когда они утверждают:

       что система массовых коммуникаций Латинской Америки настолько зависит от финансовых, технологических и политических влияний Соединенных Штатов, что вполне законно было бы квалифицировать такую ситуацию как доминирование иностранного государства;

       что большинство основных средств печатной и аудио- визуазной коммуникации в этих странах служат в качестве основной своей функции—защи1е широких интересов США:

       что из США поступает львиная доля того, что затем печатается в латиноамериканских газетах, передается по радио и телевидению в виде новостей и развлекательных программ. Это засилье не является иллюзорным и было бы опасно не рассматривать его как угрозу национальному су­веренитету со стороны Соединенных Штатов.

    По словам этих авторов, экономические и политические институты США, а также американские СМ К в состоянии контролировать поведение основных латиноамериканских органов информации и коммуникации. Последние ориенти­руются на определенные слои аудитории и определяют свое содержание в соответствии с теми же нормами, которые гос­подствуют в США. Эти СМК в Латинской Америке поощря­ют потребительство, изнурение, банальности, насилие, ра­сизм, элитизм и консерватизм. Такой курс отвечает идеоло­гии и экономическим интересам владельцев американского капитала и находится в противоречии с усилиями предпри­нимаемыми в латиноамериканских странах по обеспечению национального развития, в виде социальных реформ, куль­турной автономии и политического суверенитета.

    Белтран и Кардона пишут, что распространение ново­стей в странах латиноамериканского континента находится целиком под контролем информационных агентств США, которые путем отбора и манипулирования систематически деформируют восприятие внешнего мира в средствах массо­вой информации Латинской Америки. Такой же извращен* ной трактовке подвергается и информация, касающаяся спе­цифически латиноамериканских вопросов.

    Информация о Латинской Америке поступающая на ми­ровой рынок новостей через посредство телеграфных агентств США также оказывается в целом фальсифициро­ванной. Складывающаяся из такой информации картина противоречит действительности, так как основана на деше­вых сенсациях и крайне тенденциозном отношении к про­исходящим на континенте революционным переменам14.

    Азиатским исследователь Асок Митра определил нару­шение равновесия в распределении информационных пото­ков на своем континенте между развитыми капиалистиче- скими странами и развивающимися следующим образом.

    В первую очередь, речь идет о все увеличивающемся разрыве между транснациональными индустриями по рас­пространению информации и незначительными по своим масштабам национальными службами информации. Ресурсы, расходуемые на один день какой-либо крупной компанией, часто превышают весь годовой бюджет небольшой азиат­ской страны, в которой расходы на информацию составляют лишь незначительный процент. Транснациональные (амери­канские) компании в области индустрии массовой коммуни­кации являются почти что монопольными потребителями новейшей технологии и тем самым еще более увеличивают указанный разрыв.

    Деятельность иностранных «гигантов» информации спо­собствует застою в отношениях между азиатскими государ- ствами-соседями. Это отчуждение вызвано не столько от­сутствием понимания и желания согласованных действий между развивающимися странами Азии, сколько зависимо­стью этих стран, скованно чувствующих себя на костылях империалистической «помощи», которая навязывается им всевозможными путями с целью препятствовать любым самостоятельным инициативам и выражению солидарности с соседними народами.

    Важной причиной для тревоги является тот факт, по мнению А. Митра, что в большинстве стран Азии процесс формирования общественного мнения все больше подпадает иод влияния транснациональных концернов информации. Отсутствие прочной уверенности в правильности избранных национальных целей — результат прошлой колониальной зависимости развивающихся стран, населению которых сто­летиями искусственно прививался комплекс неполноцен­ности. Трудности в воспитании истинных, полноценных чувств национальной гордости, веры в духовные силы соб­ственного народа и национальной культуры являются одним из самых тяжелых и долговременных по своим послед­ствиям видов ущерба, нанесенного империализмом разви­вающимся странам15.

    Ценности и идеи «общества потребления», воплощенные в информационных и развлекательных программах, проти­воречат фундаментальным интересам и целям развивающих­ся стран. Такая западная «информация» не только высту­пает против традиционных форм жизни и культурной само- 216 бытности, но также провоцирует еще более серьезные кон­фликты между бедностью и богатством, между желанием и возможностями и ведет к еще большему расслоению и раз­общению между массами и элитой. В то время как раз­вивающиеся страны стремятся мобилизовать все свои ре­сурсы для проведения эффективной национальной полити­ки, для развития тех ценностей, которые являются усло­вием прогресса их стран — распространение местного опы­та, повышение роли производительных сил и создание ат­мосферы трудового энтузиазма и солидарности — западные средства информации предлагают программы, задуманные для разжигания эгоизма и индивидуализма, апологии культа денег и насилия, безответственности и «сладкой жизни».

    Навязывание подобных «ценностей» и образцов мышле­ния через каналы различных средств массовой информации глубоко противоречит национальным культурным и социаль­ным реалиям развивающихся стран, их стремлениям сохра­нить собственную самобытность и ускорить свое социальное развитие. Развитие измеряется не столько объемами по­требления или производства, сколько тем в какой мере про­изводство и потребление позволяют каждому индивиду удовлетворять материальные и духовные запросы, разви­вать творческий потенциал. В международном сотрудни­честве крайне важно, чтобы страны не были вынуждены — во имя экономического прогресса — приносить в жертву свою политическую и культурную независимость.

    Экономическая 1 мощь транснациональных компаний, действующих в развивающемся мире, способствует в конеч­ном счете быстрому распространению опасной социальной (Золезни — болезни потребительства, развивающейся из жажды приобретательства.

    «Отсутствие четко сформулированных национальных норм и самостоятельной практики приводит к тому, что в молодых государствах продюссеры радио и телевизионных программ придерживаются западного стиля, как если бы рецепт подачи программы новостей или эстрадного шоу был включен в инструкцию по эксплуатации закупаемого сту­дийного оборудования. Более того, мы заметили, что мето­дика производства программ тем не менее продается запад­ными странами и таким образом способствует стандарти­зации радио и телевидения в глобальном масштабе. Разве телевидение Нигерии, Перу или Сенегала не может распо­ряжаться подбором программ, а также выработать соб­ственный, национальный стиль, который был бы более при­влекателен и близок для местного населения, чем проблемы рекламируемые в интересах какого-нибудь сталелитейного короля?»16.

    Правомерен ли вопрос, который ставят в своей книге известные буржуазные исследователи Элиху Кац и Жорж Ведель? Трудности, вероятно, заключаются не в том, что трудно выработать новый стиль подачи информационного материала, будь это радио или любой другой канал массо­вой коммуникации. Подобный стандартизированный, космо­политический стиль массовой коммуникации есть результат агрессивных и постоянных усилий многонациональных корпо­раций, которые навязывают собственные методы и формы коммерциализации информации, позволяющие им с успехом манипулировать потребительскими вкусами огромных ауди­торий в развивающихся странах.

    Нигерийцы, перуанцы, сенегальцы или таиландцы спо­собны великолепно адаптировать свои системы информации сообразно собственным национальным целям. В Перу были в течение короткого времени предприняты меры по струк­турному изменению прессы. Но империалистические корпо­рации сделали все, чтобы затормозить внедрение новых форм социально-политической коммуникации в Перу. В Чи­ли им удалось ликвидировать все, что было сделано в этой области правительством Сальвадора Альенде.

    Прогресс в сложившейся международной информацион­ной системе несоциалистического мира затруднен тем об­стоятельством, что большая ее часть подпадает под влияние транснациональных монополий и функционирует сообразно нормам империалистических экономических отношений. Этот факт признается последние годы многими учеными на За­паде17.

    Колонизация информации в развивающихся странах приобрела внешне более благопристойные формы, чем преж­де. При сокращении прямых форм владения учреждениями массовой информации со стороны транснациональных кон­цернов, последние в то же время стали оказывать свое воз­растающее влияние посредством продажи программ, техно­логии, подготовки кадров и консультирования — и это за­падное влияние ставит еще более серьезные проблемы, чем в эпоху непосредственного иностранного владения сред­ствами массовой коммуникации развивающихся стран. Транснациональные Концерны создали определенные модели эффективного, с западной точки зрения, производства в области массовой коммуникации — аппаратуры и оборудо­вания, а также информационной и развлекательной продук­ции. Эти новые западные структуры СМК придерживаются в своей деятельности идеологических рамок, позволяющих содействовать конкретным экономическим и социальным установкам. Распространяемое империалистическое влия­ние — вкусы и ценности, модели образа и уклада жизни — как уже говорилось выше, является глубоко чуждым боль­шинству государств.

    ИНФОРМАЦИЯ В ЦЕЛЯХ РАЗВИТИЯ

    Исследователи СМК все больше убеждаются в неприем­лемости импортированных с Запада моделей и в необходи­мости установления более тесной связи между политически­ми, культурными, социальными, экономическими характери­стиками данной страны и ее системой коммуникации.

    Влияние в развивающихся странах империалистической системы СМК, основанной на служении интересам монопо­лий и рыночной экономики, проявило себя в слепом сле­довании теории и практике буржуазной журналистики.

    Западные журналисты, выступающие в роли консуль­тантов в развивающихся странах, привнесли много чуждого местным условиям, в которых были вредны и никчёмны изощренная западная техника изучения вкусов потребите­лей и избирателей, организации массовых рекламных и пред­выборных кампаний, служб по «связям с общественностью», системы изучения аудитории с целью психологического на­силия и манипулирования, потакания низменным вкусам, стимулирования потребления (и это в условиях жестокого экономического кризиса), насаждения атмосферы полити­ческого безразличия и конформизма. Эти «специалисты» убеждали, что изучение установок является главным спо­собом определения причин популярности или осуждения в массах тех или иных политических лозунгов и программ. Подобные идеологические и культурные ориентации СМК совершенно не соответствуют целям развивающихся стран.

    Нельзя в то же время не видеть, что в ряде нарожда­ющихся национальных систем СМК радикальному пере­смотру подверглись основные постулаты журналистики им­периалистического типа. Так, в развивающихся странах ре­шительно отвергли идею о том, что коммуникация своим количественным развитием непременно способствует со­циальному прогрессу. — вне зависимости от общественно- политической ориентации этой коммуникации18.

    В развивающихся странах постоянно открывают истину о том, что просто информирование недостаточно, что пресса, другие органы СМК должны добиться решающих изменений некоторых глубоко укоренившихся традиций, мнений, привы­чек, обычаев и норм поведения. Создание новых социально- политических структур развивающихся государств требует от СМК разъяснении точек зрения правительства, расшире- лпя или наоборот прекращения политических дискуссий по тем или иным проблемам, утверждения определенных кри­териев, ценностей, вкусов и предпочтений.

    Ясно и то, что выбор того или иного пути социально- политического постколониального развития влечет за собой смену всех общественных структур, е том числе, разумеет­ся, и систем СМК, — как предварительное условие демокра­тического прогрессивного развития. Практика показывает* что средства массовой коммуникации могут нести и негатив­ный заряд воздействия на общественные процессы, не толь­ко не способствовать развитию, но и тормозить его в ин­тересах реакционного меньшинства внутри страны, ино­странных империалистических кругов.

    Налаженная система коммуникации облегчает распро­странение знаний и мнений, необходимых для модернизации первичного сектора экономически развивающихся стран — отсталого сельского хозяйства, для повышения технической культуры людей, занятых в промышленности. Но самый главный вклад журналистов в национальное развитие за­ключается в создании психологического климата, благо­приятного для осуществления в массах новых социальных проектов, в ускоренном распространении среди трудящихся новых полезных идей и сведений.

    Основу национальных, информационных структур в раз­вивающихся странах должно составлять распространение информации в целях развития. Достижения в этой области достаточно впечатляющи во многих государствах — в их городских агломерациях; в сельской местности, там, где эта информация более всего необходима, доступ к ней ограни­чен и уж почти совсем не «работает» обратная связь, по­ступление информации, откликов от сельских жителей в крупные центры. Такое положение углубляет разрыв между обновляющимися и консервативно-традиционными культу­рами и затрудняет социальный прогресс.

    Международная коммуникация страдает от неразвито­сти национальных информационных структур в большинстве стран мира. Стремление к информационному самообеспече­нию в развивающихся странах должно иметь своим крите­рием создание условий для активного участия национальных СМК в планах развития. Практически это означает подго­товку не только информационных каналов, но и аудитории, создание условий для тесных плодотворных взаимосвязей между прессой и общественным мнением. Минимальный уровень системы массовой коммуникации на службе разви­тия должен быть определен не только с количественной, но и качественной точки зрения.

    Компонентами этого уровня развития структуры СМК, может быть подготовка журналистских кадров, грамотность 220 населения, социальная и этническая структура читателей и. аудитории, наличие форм обратной связи между прессой и публикой, некоммерческий характер органов прессы, тех­ническая оснащенность системы СМК, соотношение инфор­мации, получаемой из национальных и иностранных источ­ников и т. д.

    В исследованиях ЮНЕСКО констатируется, что транс­национальные (западные) системы международной комму­никации крайне тенденциозно и неравномерно освещают ценности и приоритеты различных типов общественного устройства. Горстка доминирующих наций Запада контро­лирует потоки информации не только в направлении раз­вивающихся стран и между этими странами, но и также подчас внутри самих развивающихся государств. Так — в еще одном аспекте — проявляет себя тесная взаимозависи­мость. внутренней и внешнеполитической систем информа­ции, международной коммуникации и национальных си­стем СМК.

    Существует очевидная зависимость между уровнем раз­вития социально-экономических и коммуникационных струк­тур -- слаборазвитые страны имеют слаборазвитые системы СМК и исключений из этого правила нет. Экономические трудности, характерные для стран южного полушария со­четаются с острой нехваткой средств коммуникации; имен­но в этой части мира меньше всего газет и телевизоров, радиоприемников и киноустановок, запасов бумаги и сетей электросвязи, а также меньше грамотных и школьников. Сказанное — весомый аргумент неразрывности таких поня­тий, как массовая коммуникация и развитие.


    ГЛАВА VI

    МИРОВОЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС СРЕДСТВ МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ И РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ

    МЕЖДУНАРОДНОЕ РАДОВЕЩАНИЕ

    Во всех районах мира радио является самым распро­страненным средством массовой информации. За последние

    25  лет число радиостанций возросло боле,) чем в три раза. В 1973 г. обследование 187 стран и территорий показало, что лишь в трех из них не было радиостанций: в Бутане. Лихтенштейне и Сан-Марино1. Согласно оценкам, в мире имеется один миллиард радиоприемников, т. е. па каждые 4 человека в мире приходится в среднем один радиоприем­ник. Это означает, что несмотря на обычный разрыв (США, имеют больше радиопередатчиков, чем во всех развивающих­ся странах вместе взятых) и на концентрацию радио, как и других средств массовой информации, в городских районах, большое количество людей может быть охвачено радиове­щанием, а также обладать средствами для получения ин­формации по радио. Ни одно другое средство информации не имеет столь эффективных возможностей охвата широких масс населения, в том числе проживающих в сельской местности, как радио. Практически все страны имеют воз­можности готовить радиопрограммы в соответствии с их политическими нуждами, ценностными ориентациями и мо­делями культуры. Несмотря на разветвленные службы ве­щания на иностранную аудиторию, в настоящее время ра­дио, по-видимому, является наименее транснацпонализнро- ванным средством массовой коммуникации, как с точки зрения принадлежности, так и с точки зрения потоков.

    В области радиовещания в развивающихся странах на­блюдается нехватка техников и специалистов, а также став­шая уже обычной недостача или моральная непригодность технических средств. Поэтому мощность радиостанций, как правило, слаба и не соответствует размерам территории государств (мощность радиостанций большинства франко­язычных стран уступает, например, мощности станции Ра­дио Монте-Карло).

    Коротковолновое радиовещание превратилось в важное средство получения информации для сотен миллионов лю­дей. В 1950 г. в мире было 385 коротковолновых передат­чиков; сегодня их насчитывается более 1500. В 1961 г. су­ществовало 16 коротковолновых передатчиков мощностью 200 кВт пли более; к 1972 г. их было уже 185 штук2, теперь их уже более 400. Большинство их предназначено для ве­щания на иностранную аудиторию.

    В число стран, наиболее широко осуществляющих ра­диовещание на заграницу, входят СССР и США, еженедель­ная продолжительность передач которых в 1978 г. составила по некоторым оценкам соответственно 2010 и 1813 часов. На третьем месте стоит КНР (1400 часов). На долю ФРГ, Англии, КНДР, Албании и Египта вместе взятых приходит­ся более .500 часов в неделю. В общей сложности 26 стран отводит таким передачам от 80 до 100 часов в неделю каж­дая, и сегодня службы иностранного вещания имеют более 80 стран. За последние 25 лет объем вещания на зарубеж­ные государства возрос в пять раз.

    Анализ современного иновещания выявляет по меньшей мере три различных подхода к подаче материалов, считает группа югославских ученых, осуществивших под эгидой ЮНЕСКО исследование зарубежного радиовещания на Югославию3.

    Ряд радиостанций, вещающих на зарубежную аудито­рию стремится сообщить главным образом о международ­ных событиях и международном положении в той мере, в какой передаваемая политическая информация не связана непосредственно со страной-объектом вещания и, может быть, даже со страной-субъектом вещания. Эти станции из­бегают прямого, открытого пропагандистского подхода и редко пытаются изменить базовые установки слушателей. Отдаленный во времени эффект сдержанной пропагандистской программы может иметь более значительные последствия, поскольку она в состоянии способствовать накоплению за­паса фактических сведений и таким образом в конечном итоге вести к постепенным изменениям в установках и мне­ниях. По мнению югославских исследователей к такого ро­ла станциям относится «Голос Америки».

    Вторая значительная группа центров иновещания при­держивается более нейтральной позиции по отношению к стране-объекту радиопередач. Они предпочитают сообщать о собственной стране, затрагивая международные события только тогда, когда их нельзя игнорировать из-за исключи­тельной значимости или прямого отношения к стране-субъ- екту вещания. Цель этих радиостанций выглядит как стрем­ление способствовать информационному и культурному об­мену. Такого рода вещание несвободно от ценностных (иде­ологических) акцентов, так как, формируя определенные установки, свойственные стране-объекту вещания, подчер­кивая наиболее яркие, характерные стороны своей жизни, события внутренней и международной жизни, иновещание способно оказывать определенное влияние на аудиторию. Однако оно стремится преимущественно к тому, чтобы вы­ступать в качестве дополнительного источника информации

    о  собственной стране. Таково Радио Москвы, иностранная станция, наиболее слушаемая в Югославии, отмечают юго­славские авторы.

    Третья категория включает станции, унаследовавшие в своей деятельности дух и букву «холодной войны», т. е. жесткую линию агрессивной пропаганды. Радиостанции Центрального разведывательного управления1 США «Сво­бода» и «Свободная Европа» вкупе с антисоветским Радио Пекина продолжают пользоваться резким языком и оскор­бительными выражениями. В каждый комментарий они ста­раются привнести откровенно тенденциозную идеологическую •интерпретацию событий, относящихся к стране-объекту про­паганды. По мнению югославских авторов, данный тип ино­вещания себя изжил и не может быть эффективен. Однако «-совершенно очевидно то, что описанная форма интерпрета­ций событий наибольшим образом способствует ухудшению международного взаимопонимания и обострению существу­ющих объективных международных противоречий.

    Капиталистические страны, занимающие ведущие места по объемам западного иновещания, тратят крупные сред­ства для содержания ретрансляционных станций на -терри­тории зарубежных государств. Радио «Свободная Европа» 'ежегодно платит 1,2 млн. долларов Португалии, а «Голос Америки» — 2,6 млн. долларов Греции. ФРГ построило и >снастило радиоцентр Кигалы и студии в Руанде, подгото­вило специалистов в обмен на право пользования ретран­слятором Руанды для передач «Немецкая волна»'*. Подоб­ное втягивание суверенных государств в орбиту полити­ческих маневров и политики Запада неизбежно ухудшают статус этих государств в международном сообществе. За­рубежные филиалы империалистических радиостанций пе­риодически закрываются под давлением общественности, и Запад продолжает искать новые зарубежные базы — спут­ники не годятся для обычных радиопередач на коротких и средних волнах. Частично экспансия происходит ввиду рас­тущей тенденции «международных радиостанций» (по за­падной терминологии) вести передачи на средних волнах, из-за перегруженности коротковолновых диапазонов и в на- .деждс на достижение более широкой аудитории из числа тех, кто может позволить себе приобрести самый недорогой транзисторный приемник.

    Империалистическое иновещание долго еще будет но­сить клеймо «сделано для холодной войны», подобно печаль­но известным диверсионным радиостанциям Центрального разведывательного управления США «Свобода» и «Свобод­ная Европа». Службы иновещания Радио Франции и Радио Дании нашли по-своему правильный выход из создавшейся ситуации — они попросту ликвидировали в 70-х годах боль­шинство своих редакций передач на иностранных языках.

    Тенденция к распространению коротковолнового инове­щания получила развитие ввиду колоссального увеличения выпуска радиоприемников с коротковолновым диапазоном (до одной трети от общего числа радиоприемников. В на­стоящее время их количество увеличилось вдвое по сравне­нию с 1960 г. и предполагается, что к началу 80-х годов оно снова удвоится). Но распространение спектра частот до 1979 г. оставалось таким же, как и в годы колониальной эры, что позволило суданскому министру Шуммо заявить: «В индустриальных странах вы располагаете 90 процентами радиоэлектронного спектра частот и 10 процентами населе­ния. У нас 90 процентов населения и 10 процентов спектра. Мы просим пропорционального долевого участия».

    ТЕЛЕВИДЕНИЕ: ВСЕМИРНЫЙ ОБМЕН ПРОГРАММАМИ

    Вряд ли следует специально доказывать, что ни одно из средств массовой коммуникации, изобретенных человеком, никогда не производило столь стремительно таких больших изменений, как это сделало телевидение. За исключением нескольких стран Азии и Африки, службы телевидения в настоящее время имеются во всем мире — в 138 странах по сравнению со 103 десять лет назад. За этот же период количество телевизоров удвоилось и составило 400 миллио­нов. В 1950 г. регулярные телевизионные передачи осуществ­ляли пять стран, а в 1955 г. таких государств было 17. К 1960 г. это число возросло в 4 раза. Спустя десятиле­тие телевидение осуществляли 1000 стран, а сегодня телевизионным обслуживанием охвачено 138 стран мира. Тот факт, что сегодня в мире насчитывается колоссальное количество телевизоров — 400 млн. штук, — свидетель­ствует о том огромном влиянии, которое это изобретение оказало на жизнь миллионов людей и на распространение информации. На сегодня в США имеется 121 млн. телеприем­ников, в Советском Союзе — 70 млн., в Японии — 26 млн., в Великобритании — 17 млн. В большинстве развитых стран ко­личество телевизоров приближается к числу домашних хозяйств.

    Однако в развивающихся странах услугами телевиде­ния пользуется меньшинство, иногда весьма незначитель­ное, а изучение содержания программ в ряде стран показы­вает, 'что они предназначены главным образом для местной элиты и проживающих в стране иностранцев. Несмотря на невиданные темпы роста, примерно в 40 странах телепрог­раммы смотрят менее 10% домашних хозяйств, а более чем в половине стран телевизоры имеют менее половины до­машних хозяйств. В развивающихся странах телевизионные программы могут наблюдать главным образом жители го­родов, и лишь очень незначительная часть сельского насе­ления. Если сравнить с радио, производство как телевизо­ров, так и телевизионных программ обходится весьма дорого. Вот почему на экранах телевизоров в течение многих часов демонстрируются программы, подготовленные за рубежом; в большинстве развивающихся стран зарубежные телепрог­раммы занимают больше половины времени телевизионных передач.

    Большинство стран мира, за исключением США, Япо­нии и СССР импортируют значительную часть демонстри­руемых ими развлекательных телепрограмм и полнометраж­ных фильмов. По данным ЮНЕСКО 1974 г. импорт теле­программ почти во всех развивающихся странах составлял не менее половины всего времени передач (50% иностран­ных программ в странах Латинской Америки и Ближнего Востока, более 70% в ряде стран Азии и Тихоокеанского бассейна — Малайзии, Сингапуре, Новой Зеландии и др.).

    Главным поставщиком телепрограмм для заграницы выступают США (до 200 тыс. часов в год) во много раз опе­режая англичан (30 тыс. часов), французов (20 тыс. часов) и западных немцев (6 тыс. часов)5. Экспорт только кино и телефильмов — не считая других видов телепрограмм — приносит США чистую прибыль примерно в 400 млн. долла­ров ежегодно6. В деловые связи каждого из таких гигантов американского коммерческого телевидения, как компании Си-Би-Эс и Эн-Би-Си, вовлечено более ста государств, в по­давляющем большинстве — развивающихся. К началу 1978 г. общая сумма капиталовложений США в телевиде­ние развивающихся стран составила 40 млрд. долларов. Те­левидение рассматривается в Вашингтоне в качестве подчас наиболее действенного средства создания «имиджа» США за рубежом и навязывания населению развивающихся стран взглядов и представлений западного общества. «Аудиовизуальным вариантом бульварной газеты» назвал Д. Р. Манкекар низкопробные телепрограммы США, разла- ‘<26 гающим образом действующие на молодежь развивающихся стран7.

    Монополию США пока не могут поколебать попытки развивающихся стран создать сеть региональных центров производства телепрограмм, наподобие уже существующих в Египте и в Мексике, которые пользовались бы популяр­ностью в соседних странах. Характерно при этом, что раз­вивающиеся страны практически полностью лишены воз­можности экспортировать собственного производства теле­сюжеты. У этих стран нет видеотайпов, а также возможно­стей передачи киноматериалов через спутники связи. Круп­ные агентства к 1970 г. отказались полностью от услуг авиа­ции при рассылке кинохроникальных материалов в разви­тые капиталистические страны.

    В результате такой политики трчнснациональных моно­полий в любой стране Латинской Америки баланс обмена телепрограммами составляет несколько тысяч к одному в пользу иностранных (США) фирм. Приобретение телеви­зионных программ и фильмов, например из США обходится значительно дешевле, чем организация их производства в стране8. В 1976 г. одна американская получасовая теле­программа, стоимость производства которой доходит до 200 тыс. долларов, могла быть предоставлена для проката" в Коста-Рике за 60—70 долларов или для показа в Кении за 25—30 долларов. В то же время местное производство самых дешевых «телероманов» в Мексике стоит несколько тысяч долларов в час. Телевизионная учебная программа в Пакистане, в которой принимает участие только диктор обходится почти 300 долларов в час9.

    Специфика подобного положения — чрезвычайная сте­пень доступности западной телепродукции — оборачивается для развивающегося мира крупными издержками полити­ческого и морального плана.

    Как отмечают многие исследователи, материалы мас­совой культуры имеют большее влияние на среднего чело­века в развивающихся странах, чем политическая информа­ция. Телевидение оказывается очень эффективным средством ценностной пропаганды именно тогда, когда информация преподносится телезрителю в развлекательной форме. Ви­зуальная информация обладает исключительной силой воз­действия на функционально неграмотные слои населения. Известно также, что «культурный империализм» в большин­стве случаев распространяет свое действие на значительно более широкие слои населения, чем «информационный импе­риализм». Западные телевизионные программы являются «инструментом культурного господства. Они несут в разви­вающиеся страны информацию, которая вредна их культуре, противоречит их собственной системе ценностей и наиосит ущерб их целям и стремлению к развитию»10.

    Западные телепрограммы, внедряемые в молодые еще не сформировавшиеся национальные культуры, вносят раз­лад в традиционные ценности, которыми характеризуются местные социальные и классовые, а также политические взаимоотношения — нарушая комплексный процесс воспи­тания масс. Привнесение буржуазных ценностей и ориента­ций — индивидуального успеха, курса на потребление и производство товаров массового спроса, материального благополучия — может иногда рассматриваться как общий импульс для развития, так как вселяет в людей стремление к более зажиточной жизни. Однако в реальной действитель­ности оказывается, что такая «пропаганда больших ожида­ний» ведет в национальном плане к деморализации населе­ния и крупным политическим неудачам, пишет известный американский исследователь Даниэль Лернер11.

    Проявляет себя тенденция так сказать центробежного ускорения культурного загрязнения, когда на периферию попадает большей частью самая низкопробная «культур­ная» продукция из той, что производится в развитых капи­талистических странах. В результате житель Каракаса по­ручает на 65 процентов больше коммерческих фильмов, чем житель Нью-Йорка. Высокий технический уровень про­изводства мелодраматических многосерийных мюзиклов («мыльных опер»), разнообразных шоу и вестернов не мо­гут примирить с их крайне низким культурным уровнем, изобилием насилия и непристойностей. Несколько лет назад в Саудовской Аравии мусульманские лидеры заняли теле­визионную станцию в знак протеста против показа демора­лизующей и оскорбительной информации в американских телепрограммах. Любопытно отметить, что жители в районе г. Буффало — одно из немногих мест в США, расположенное вблизи крупного иностранного телецентра — жаловались, что телевизонпые программы, передаваемые из Торонто, нежелательны с моральной точки зрения12. Такие же выска­зывания о засилии секса и насилия в американских телеви­зионных программах делались критиками в самих США.

    Бесконтрольное функционирование средств массовой информации Запада оказывает «загрязняющее» влияние и мешает многим странам сохранить свою культурную само­бытность. Транснациональные корпорации массовой инфор­мации не несут ни социальной, ни юридической ответствен­ности за свои действия ни перед страной, в которой они функционируют, ни перед международной общественностью. Западные модели массовой коммуникации не только не от­вечают задачам развития информационного дела в молодых государствах, но, напротив, способствую! продолжению империалистической зависимости.

    Технические аспекты телевидения сегодня более разра­ботаны, чем правовые и культурно-политические. Эксплуа­тация спутников связи сулит человечеству огромные выгоды, в частности, в деле ликвидации неграмотности, распростра­нения медицинских знаний и образования. Но, в то же вре­мя, результаты новейших достижений в области сбора, обра­ботки и передачи информации оказались доступными в несо­циалистическом мире только горстке стран. Появление спутниковой связи еще больше увеличило существующее от­ставание развивающихся стран в деле создания суверенных национальных систем массовой коммуникации.

    За тот короткий период времени, когда спутники «за­сыпали» Землю информацией (в настоящее время на орбите насчитывается 2500 спутников), они стали составной частью столь большого числа систем — информационных агентств и прессы, радио- и телевизионного вещания, телефонной и электрической связи, военных ведомств, бизнеса, банков­ского дела, торговли, сельского хозяйства, горнодобываю­щей промышленности, авиации, судоходства, метеорологии, развлечений — что их многоплановое воздействие уже пря­мо или косвенно ощущается в повседневной жизни большин­ства людей. В настоящее время в мире функционируют или находятся в стадии строительства более 33 спутниковых систем связи национального, регионального и международного характера. Еще около двадцати систем находятся в стадии разработки. Они могут быть подразделены на следующие четыре категории в соответствии с их назначением:

    а)   Международные спутниковые системы. В настоящее время существуют лишь две такие системы — «Интелсат» и «Интерспутннк». Система «Интелсат» под эгидой США обе­спечивает прямую спутниковую связь между более чем 100 странами. Система «Интерспутннк», хотя и создана главным образом для социалистических государств, используется так­же другими странами.

    б)   Внутренние и региональные спутниковые системы. Примерами действующих систем этого типа являются спут­ники СССР «Молния» и «Экран», спутник Канады «Аник», спутник Индонезии «Палапа» и спутники США «Уэстар», «Америкен», «Комстар», «Рэдио корпорейшн оф Америка».

    в)   Спутниковая система для обеспечения связи с мор­скими судами и самолетами.

    г)   Военные спутниковые системы.

    Запланировано также создание других потенциальных систем региональной спутниковой связи: африканской спут­никовой системы и спутниковой системы для стран Андской группы. К числу других национальных проектов, находящих­ся на разных стадиях разработки относятся проекты, осуще­ствляемые в Австралии, Алжире, Венесуэле, Заире, Индии, Индонезии, Иране, Испании, Китае, Колумбии, Ливии, Мав­ритании, Малайзии, Нигерии, Норвегии, Омане, Перу, Сау­довской Аравии, Соединенном Королевстве, Судане, Таилан­де, Уганде, Филиппинах, Франции и Чили13. Около 100 стран имеют наземные станции спутниковой связи для передачи и приема сигналов. Ряд из этих стран имеет свои собственные спутники, запущенные либо в США в рамках мировой систе­мы «Интслсат», либо в СССР — в рамках системы «Питер- спутник».

    В апреле 1978 года в целях проверки возможностей пря­мой трансляции телевизионных программ па телевизоры ин­дивидуального пользования в США запустили эксперимен­тальный японский спутник связи. Японская вещательная кор­порация «Эн-Эйч-Кей» уже давно работает над созданием системы прямой трансляции с помощью спутников, которая обеспечивала бы высокое качество приема сигналов сверх­высокой частоты индивидуальными приемниками. Эти сигна­лы до сих пор были слишком слабыми для приема домашними телевизионными приемниками. Технически эта задача была решена путем создания специального преобразователя и ма­логабаритного антенного устройства14.

    Популяризацию Западом своих концепций «свободного потока информации» в настоящее время многие эксперты в соцалистических странах связывают с «попыткой подгото­вить мировое общественное мнение к неконтролируемому распространению телевизионных передач при помощи спут­ников»15. В связи с этим проблема приобретает идеологи­ческий характер.

    В начальный период развития телевидения не могло быть и речи о неконтролируемых передачах, так как передачи эти велись исключительно при помощи наземных станций и телевизионных передатчиков, находящихся на территории определенного государства. Эта система в краткой схеме выглядит следующим образом:

    наземная передающая станция наземный передатчик приемник домашнего пользования

    При таком соотношении телевизионная система полно­стью находится под контролем государства. Возможность неконтролируемых передач существует только в пограничных районах.

    Существенные изменения вносит в эту систему развитие космической сети телевизионных передач. В августе 1961 г. состоялась первая телевизионная трансляция из космоса — с космического корабля, пилотируемого Г. Титовым. Через год была с успехом проведена экспериментальная телевизи­онная передача Земля-Космос-Земля. К концу 60-х годов космическое телевидение стало технически отработанным. Новая техника телевизионных передач сделала возможным одновременный показ телепрограмм во всех концах света.

    Огромный успех космической телекоммуникации демон­стрирует ее разнообразные достоинства, с которыми не может сравниться ни радиопередача, ни кабельное или обычное телевидение. Космическое телевидение оказалось более ус­пешным и экономичным при преодолении больших расстоя­ний, а также более надежным, эластичным и емким, чем техника, применяемая до сих пор. Каждая космическая на­земная станция может быть в любую минуту включена в космическую сеть. Радиус действия космической станции очень большой, а емкость каналов — значительная.

    Вместе с несомненными техническими и социальными удобствами благодаря быстрому развитию и совершенствова­нию телевизионной космической техники появляются новые возможности идеологического проникновения.

    Сейчас мировой поток информации может быть еще от­носительно успешно контролируем. Это касается, в основном, телевизионных передач, так как в обычных технических ус­ловиях телевизионный сигнал, переданный в определенном месте на Западе и полученный через космический передат­чик, должен быть передан и получен в другой точке Земли опять-такн через наземные станции и только при их посред­стве передан домашним приемникам.

    Упрощенная схема этого типа передач следующая: наземная передающая станция телевизионный спутник наземный передатчик домашний приемник

    Существует, следовательно, — за небольшим исключе­нием пограничных территорий между двумя государствами — возможность отбора потока информации , распространяемой по телевидению.

    Развитие телевидения может вызвать частичную или полную ликвидацию этих ограничений. Речь идет об измене­нии системы передачи телевизионного сигнала и упразднении промежуточной наземной станции. Схема системы косми­ческой передачи телевизионных программ, ограничивающей или ликвидирующей контроль государств над этими програм­мами, выглядит следующим образом:

    наземная передающая станция телевизионный спутник

    специально приспособленный домашний приемник

    В представленной системе исключена промежуточная передающая станция, функционирующая на территории дан­ного государства. Телевизионный сигнал с телевизионного спутника прямо поступает в домашний приемник, оснащен­ный конвертором и параболической антенной. Правда, и в этой системе есть еще возможность контроля государства над идущими извне телевизионными передачами, однако это требует действий с помощью административных запрещений и контроля либо электронной дезорганизации (глушение), которая в этом случае очень дорогостояща и может, к тому же, нежелательно подействовать на передачу собственных программ.

    Однако это не последнее слово в технике космических передач. Завершающий этап развития спутникового ТВ бу­дет характеризоваться тем, что появится возможность при­нимать сигнал со спутника через стандартный телевизион­ный приемник. Схема такой системы выглядит следующим образом:

    наземная передающая станция телевизионный спутник

    стандартный домашний приемник произвольного типа

    В такой системе исключена промежуточная наземная станция, а также необходимость какого-либо специального оснащения домашних приемников. Возможности контроля передач государством становятся, следовально, ограниченны­ми до минимума. Они сводятся исключительно к электронной дезорганизации, влекущей за собой все изложенные выше трудности.

    В 1969 г. сессия Организации Объединенных Наций уч­редила рабочую группу по делам непосредственного теле­визионного вещания (НТВ) в целях изучения технических возможностей прямых космических передач, а также их бу­дущего экономического, общественного, культурного и право­вого значения. Представленный этой группой отчет подтвер­дил, что возможность прямых передач может быть реализо­вана к середине 70-х годов. Первый вариант — передача принимается через соответственно приспособленные домаш­ние приемники — будет технически возможен после 1975 р. Однако, по мнению авторов отчета, полная реализация этой программы (принимая во внимание также и высокие цены) наступит значительно позднее. Завершающий этап, то есть прямое получение передач через стандартные приемник» будет достигнут, как указано в отчете, после 1985 г.

    Предсказания эти оказались слишком пессимистичными. Технические и экономические возможности расширяются на­много быстрее, чем это предвидели эксперты ООН. Получе­ние передач через специально приспособленные приемники уже является техническим фактом. В связи с этим возмож­ность получения передач через стандартные приемники так­же появится быстрее. Специалисты считают, что это наступит не позднее 1982 г.

    В условиях прямого получения космических передач че­рез стандартные домашние приемники открываются неогра­ниченные возможности неконтролируемой передачи информа­ции при помощи телевидения.

    Буржуазные публицисты и политологи США стараются представить идею свободной передачи информации посред­ством телевидения при помощи спутника как выражение американской информационной «помощи» всему миру. В большинстве публикаций подчеркиваются экономическая и просветительная функции этого типа коммуникации. Идеоло­гические функции тщательно замаскированы. Поэтому аме­риканские аргументы по поводу свободы телевизионных пе­редач с помощью спутника требуют более детального ана­лиза. Кое-кто склонен рассматривать США, как истинное хранилище информации, самую большую информационную силу в мире. Не вдаваясь в полемику, отметим, что утверж­дение о необходимости этой информации для остальной части мира представляется крайне спорным.

    Конечно, в некоторых случаях информация, идущая из Соединенных Штатов, может принести пользу другим стра­нам. Особенно это касается технической информации. Одна­ко западные политологи говорят о другом. Они стараются уверить мир, что эта информация — в первую очередь поли­тическая — необходима для социально-экономического про­гресса развивающихся и социалистических стран. Этим ши­роко открываются двери для дезинформации и клеветы, идеологических диверсий.

    Проблема о которой идет речь стала предметом обсуж­дений на семинаре, организованном под девизом «Контроль прямых космических передач — конфликт ценностей», кото­рый проходил в рамках американской конференции «Свобод­ный обмен информации и идей и интеграция национальных культур» с 7 по 9 февраля 1974 г. Конференцию организовал государственный департамент США, а также Институт иссле­дований гуманитарных проблем связи. Целью семинара было обсуждение, а также выработка тактики дипломатических отношений, которые Соединенные Штаты должны установить на международной арене, в основном в ООН, для «свобод­ного потока информации» путем неконтролируемых спутни­ковых передач.

    Участник дискуссии — Леонард Маркс, председатель Консультативной комиссии по информации, бывший шеф ЮСИА — затронул, в частности, цели, которые Соединен­ные Штаты связывают с неконтролируемыми спутниковыми передачами: «Перспективный интерес американской эконо­мики во все большей степени свя^п с производством и рас­пределением информации. Такие ?кономисты, как Фриц Мах- луп и Питер Дракер, представили убедительные примеры перестройки нашей экономики с производства материальных благ на производство фактов и цифровых данных. В большей степени, чем какая-либо другая страна, мы выполняем функ­ции банка информации, которую потребляют другие государ­ства... Возможность передачи информации за границу влечет за собой целый ряд проблем: экономических, политических и юридических, для нпс как общества постиндустриального, так и для остальной части мира»16..

    В выступлении Л. Маркса был ясно изложен экономи­ческий интерес Соединенных Штатов, хотя п сглаженный разглагольствованиями о благодеяниях, которые несет с со­бой для остального мира распространение средств информа­ции, имеющихся у Соединенных Штатов.

    Конечно, забота об экономическом информировании ос­тального мира с помощью информационного аппарата Со­единенных Штатов не что иное, как прикрытие идеологи­ческих целей неконтролируемых спутниковых передач. Тем более, что далее в своем обширном выступлении Л. Маркс предлагает установление гарантии в форме международного права, запрещающего какие-либо ограничения космических передач:

    «Мы подверглись внутренним ограничениям, учрежден­ным как большинством наций, так и нами самими.

    Целью наших исследований является попытка установ­ления международной санкции на такие ограничения, при­нятия внутренней цензурой принципов международного права.

    Факт, что это касается еще не существующей техники передачи, не должен заслонять нам далеко идущих перспек­тив такого, продвижения. Акция ООН может привести здесь к решениям, выходящим за пределы контроля прямых кос­мических передач, и может вызвать более широкие послед­ствия в виде прецедентов для установления международной цензуры в других областях»17.

    Отсюда следует, что дискуссия о неконтролируемых спут­никовых передачах — часть широкой кампании за американ­скую модель «свободного потока информации».

    Характерной чертой американских публикаций об «ин­формации как товаре» является полное игнорирование ее идеологической обусловленности. Для каждого мало-мальски грамотного журналиста очевидно, что соответственно интер­претированная и скомпанованная информация всегда исполь­зуется в идеологических целях. «Это попытка замаскировать истинные цели: стремление американских политиков к уста­новлению свободы распространения телевизионных спутни­ковых передач к л г т товия свободного потока информации. Это концепция одорнизации идеологического влияния на развивающиеся i-гргыы, а также на страны социалистическо­го содружества», — - пишет польский ученый Леслав Вой- тасик18.

    Идеологические цели неконтролируемых телевизионных передач часто маскируются просветительными функциями телевидения. Американские исследователи утверждают, что знания, распространяемые с помощью космических передач, заменят традиционную школьную систему, создание которой не могут позволить себе экономически неразвитые страны. Телевизор должен заменить учителя, а телевидение — школу.

    Телевизионные передачи имеют огромное общественное значение для молодых развивающихся стран как средство общего образования. Однако их нельзя трактовать как един­ственную систему обучения.

    Практика показала, что американские фильмы выпол­няют определенную идеологическую функцию в африканских странах, даже будучи подготовленными на английском язы­ке. Реализация просветительной функции в подобных усло­виях представляется нереальной. Просветительная функция, как одно из основных благ прямых телевизионных передач — утопия, дымовая завеса, имеющая целью замаскировать ис­тинные цели этого типа передач, которые американцы готовят для развивающихся стран. Цели эти заключаются в том, чтобы поставить развивающиеся страны в зависимость от империализма с помощью специально ориентированной ин­формации.

    Во-первых, это зависимость техническая. Концерны США оберегают патенты НТВ как самую строгую военную тайну. Продаже подлежит не техника, наилучшим образом присбо- собленная к местным условиям, а сами передачи, телепро­граммы. Л. Войтасик приводит красноречивый пример Ин­дии, которая хотела приобрести соответствующую технику для коренного переоборудования телесистемы страны. Но США предложили ей ретрансляцию программ через спутник НТВ.

    Затраты на создание системы телевизионного вещания огромны. В результате в большинстве стран телевидение действует в столице и некоторых крупных центрах. На со­здание общегосударственных национальных телесетей, как правило, не хватает средств. Это приводит к следующей форме зависимости от владельцев транснациональных теле- систем — зависимости программной, которая и является сущностью информационного неоколониализма.

    Большинство развивающихся стран, будучи не в состоя­нии заполнить экранное время передачами собственного про­изводства, прибегают к импортируемым программам, льви­ную долю которых составляет телепродукция США, которые продают развивающимся странам вдвое больше телевизион­ных материалов в год, чем все остальные страны вместе взятые. Пропагандистский эффект очевиден: телевидение ста­новится одним из самых существенных каналов популяриза­ции стереотипов американского образа жизни.

    В этой связи вполне закономерной явилась поддержка советского проекта конвенции о запрещении неконтролиро- ванного спутникового телевидения большинством африкан­ских м азиатских стран.

    Вся история идеологической борьбы между миром со­циализма и империализма свидетельствует о том, что все технические достижения тотчас же использовались империа­листическими государствами, влияли на формы и эффектив­ность этой борьбы. Поэтому следует считаться с возмож­ностью планируемого распространения на территорию социа­листического содружества программ НТВ, преимущественно американских, как одного из видов деятельности аппарата идеологической диверсии. Предвидение такого рода основы­вается на высказываниях некоторых западных политиков, по­литологов и публицистов, попытках давления США на между­народные организации при создании документов, которые бы санкционировали такого рода телевизионное вещание.

    Концепция использования неконтролируемых телепере­дач в пропагандистских целях на территориях социалисти­ческих государств является новейшим проявлением «амери­канской изобретательности», иронизировал один английский дипломат19.

    Обновление форм и методов идеологической деятель­ности обнаруживает в области НТВ старательную маскиров­ку действительных идеологических целей, тенденцию к созда­нию опосредствованных, внешне аполитичных форм. Такую роль выполняют, например, соответственно подготовленный художественный фильм, телевизионное зрелище, на первый взгляд объективный репортаж о стиле, характере жизни и т. д. Для реализации таких целей сама природа телевизи­онного зрелища — его наглядная документальность, убеди­тельность, динамичность и т. п. — наделена наивысшнми пропагандистскими потенциями, служа к тому же маскировке идеологического содержания. Отсюда дипломатические ма­невры и экономическое давление Соединенных Штатов на различные страны с тем, чтобы получить от них полную или частичную поддержку международного санкционирования свободы спутникового телевидения. В таком контексте борь­бу за международноправовое регулирование проблем НТВ следует считать существенным элементом идеологической борьбы.

    Американская концепция НТВ представляет собой по­пытку пропагандистского давления на социалистические страны. И эта попытка лежит за пределами норм между­народного- права. Вполне понятно поэтому, что социалисти­ческие государства обязаны демаскировать идеологическую сущность американской концепции с тем, чтобы мобилизо­вать мировое общественное мнение против электронного им­периализма. Наиболее результативным способом противодей­ствия было бы принятие международных нормативных актов, запрещающих неконтролируемое распространение телепро­грамм.

    Большинство американских публикаций исходит из лож­ной предпосылки, что США якобы опережают Советский Союз в данной области. Поэтому, дескать, СССР и не^ стре­мится к организации каких-либо международных акций с использованием телевидения. Однако объективный анализ развития космической техники приводит к выводу об их рав­ных возможностях. И если СССР добивается запрещения распространения информации на территории другого государ­ства, то руководствуется исключительно уважением к невме­шательству во внутренние дела других государств.

    Определенные попытки правового регулирования спутни­кового телевидения предпринимались некоторыми государ­ствами (Франция, Канада, Швеция) и международными организациями, в частности, Рабочей группой ООН по НТВ. Этой проблемой занималась и ЮНЕСКО, которая подгото­вила декларацию об использовании НТВ в целях расшире­ния образования и культурного обмена.

    Анализ указанных документов и изложенных в них по­зиций позволяет суммировать некоторые общие основы пра­вил, которые могли бы регулировать функционирование систем непосредственного телевещания. При этом основопо­лагающими остаются соблюдение всеми государствами норм международного права, соответствующих документов и резолюции ООН. В них провозглашается суверенное ра­венство всех государств. Единственным ограничением явля­ется право использования космического пространства исклю­чительно в мирных целях.

    Следует отметить особое значение в сложившейся си­туации советского проекта международной конвенции об использовании искусственных спутников Земли для непо­средственного телевидения (НТВ). Советский документ, предложенный Генеральному секретарю ООН 8 августа

    1972  г., — единственный, имеющий конструктивный и все­объемлющий характер — стал предметом широкой дискус­сии. Но хотя он был оценен положительно большинством делегатов (особенно развивающихся стран), он не был при­нят главным образом из-за действий делегации США.

    Советский проект об НТВ исходит из положения о том, что мировая общественность в настоящее время нуждается не столько в конвенции о свободе информации, сколько в вы­работке критериев, определяющих права и обязанности государств в области использования средств массовой ин­формации, к которым относится их новая форма — некон­тролируемое спутниковое телевещание. Это единственный 3,0 сих пор документ, наделенный необходимой конкретно­стью, исключающей многозначность интерпретации его по­ложений. Советский проект предполагал, что каждое госу­дарство, которое стало бы объектом противоправных теле­визионных передач, наделено правом противодействия все­ми доступными средствами не только на собственной терри­тории, но также в космосе.

    Дискуссия в ООН по советскому проекту послужила поводом для поляризации отношения иесоциалистических государств к американской концепции' «свободного потока информации». Советский проект поддержали прежде всего африканские страны. Концепция США нашла безоговороч­ную поддержку Великобритании, Бельгии, Японии. Вместе с тем такие государства, как Швеция, Канада, Италия и Австрия, согласились с ней лишь отчасти, оговаривая необ­ходимость регионального либо иного частичного контроля.

    Едьнствеиным государством, придерживающимся на многочисленных международных конференциях твердой по­зиции, отрицающей возможность каких-либо правовых уре­гулирований будущего функционирования НТВ, остаются и по сей день США.

    Тем не мепее, современная ситуация свидетельствует у том, что, несмотря на стремления американских полити­ков, маневры дипломатов и т. п., постепенно, но системати­чески в мире растет сопротивление концепции неконтроли­руемого спутникового телевидения. Позиция СССР и других социалистических стран в ООН, их последовательное отно­шение к информационному обмену в современном мире убеждает общественность большинства стран в необходи- люсти контроля НТВ. Данную ситуацию следует оценить как успех политики социализма.

    На наш взгляд, НТВ в международном масштабе долж­но осуществляться не от лица транснациональных концер­нов или правительственных агентств, а специальной пред­ставительной международной организацией — лучше всего под эгидой ЮНЕСКО. Основным принципом работы такой организации должно быть получение предварительного согласия той страны, для которой предназначается опреде­ленная телепрограмма. Существует обширная тематика, популяризация которой была бы встречена положительно народами всего мира. В первую очередь это могли бы быть (1) телефильмы о сокровищах культуры всемирно признанных музеев, памятников архитектуры, театров, (2) классика мирового кинематографа, (3) трансляции му­зыкальных фестивалей и спортивных соревнований, (4) лек­ционные курсы ведущих специалистов разных стран по сель­скому хозяйству и защите окружающей среды, медицине и т. д.

    Руководители США щедро раздают развивающимся странам обещания оказать им помощь в развитии структур информации и связи.

    Первым с таким обещанием выступал еще государствен­ный секретарь США Г. Киссинджер на VI конференции ООН по вопросам торговли и экономического развития в мае 1976 г. в Найроби:

    «Технические средства связи через спутники, очень мно- юобещающи для экономического развития. Они могут при­меняться в образовательных целях, а также для исследова­ния полезных ископаемых, прогнозирования урожаев и улуч­шения эксплуатации земель в развивающихся странах. Они могут помочь в предсказании стихийных бедствий и их пос­ледствий.

    Исходя из этого, с июля по октябрь включительно, Соединенные Штаты будут демонстрировать для заинтере­сованных развивающихся стран различные способы приме­нения экспериментального спутника связи АТС-6, телемет­рический спутник Ландсат и средства дальнего фотографи­рования. Мы готовы сотрудничать с развивающимися стра­нами в строительстве центров, обучении персонала и, когда это возможно, приспосабливать наши программы использо­вания спутников в мирных целях для их нужд»20.

    Демонстрация работы спутников действительно имела место в-27 странах Африки и Азии. Каждая такая демон­страция длилась три часа. Но практической значимости эти откровенно рекламные акции не имели.

    Следующее официальное предложение американской помощи в области информации и связи последовало в рам­ках Генеральной конференции ЮНЕСКО, которая прохо­дила также в Найроби в октябре 1976 г. Вот отрывок из за­явления представителя США Джона Рейнхардта: «Было бы полезно, если международное содружество тщательно обду­мало бы, каким образом мы можем обеспечить действитель­но равномерные двусторонние потоки информации и идей. Мы убеждены, что наиболее действенный путь уменьшить существующее неравновесие заключается не в том, чтобы сокращать возможности в области связи у некоторых стран, а в том, чтобы увеличивать их у всех стран... Мы считаем, что Соединенные Штаты Америки и другие страны, у кото­рых высоко развиты средства массовой информации, долж­ны предпринять усилия и через двусторонние и многосто­ронние каналы, как частные, так и правительственные, в ока­зании помощи другим государствам для развития их средств массовой информации»21.

    Обещание американской помощи в области средств информации и связи содержалось и в речи президента Кар­тера перед Организацией американских государств (ОАГ): «Наша наука и техника может быть полезной для многих из ваших государств. Например, мы готовы обучить ваших специалистов больше использовать информацию, получае­мую от наших спутников связи, чтобы вы имели больше воз­можности выбирать правильные решения в отношении ва­ших природных ресурсов и окружающей среды. Средства космической связи также могут оказать помощь в разреше­нии ваших проблем образования и культуры»22.

    Хотя это заявление было и более скромным, чем те, ко­торые прозвучали в Найроби, все же обращение президента к лидерам всего Западного полушария подразумевало на­мерение оказать некоторую помощь. Но по прошествии нескольких лет можно констатировать, что практических мер не было предпринято. Обещания остались на бумаге.

    МАСШТАБЫ ЭКСПОРТА ЗАПАДНОЙ ТЕХНИКИ И ПРОДУКЦИИ СМК

    Именно инфраструктура СМК в развивающихся стра­нах обеспечивает выколачивание прибылей для транснацио­нальных корпораций. Следовательно, контроль над иностран­ными национальными системами СМК жизненно необходим американскому бизнесу.

    Без условий для распространения своей информации и идей, без возможностей манипулирования многомиллион­ными аудиториями за рубежом, преимущественно в разви­вающихся странах, глобальная экспансия капитала США обречена на немедленный крах. Поэтому так остро реаги­руют многонациональные компании и западные политики на любое вмешательство с целью изменить статус-кво в со­временной капиталистической структуре массовых коммуни­каций. Бывший директор бюро Белого дома по вопросам по­литики в области телекоммуникаций, говоря об «информа­ционной войне», подчеркнул, что «наша (американская — ред.) экономика и наш образ жизни все большим образом зависят от свободного потока коммуникаций и неутечки секретов в системе информации»23.

    Информационно-культурная индустрия горстки разви­тых капиталистических государств осуществляла свою гло­бальную деятельность вразрез с декларировавшимися целя­ми просветительства и культуры. Законы рыночной эконо­мики и коммерческие интересы диктовали масштабы этой политической экспансии.

    В 1940 г. частные капиталовложения американцев за границей составляли 7 млрд. долл. Тысячи заводов и филиа­лов компаний США были построены на всех континентах. В 1950 т. речь шла уже об 11,8 млрд. долл. В конце 1976 г. стоимость американского имущества и финансов за грани­цей по самым заниженным оценкам составляла 137,2 млрд. долл.24, а в 1978 г. — до 165 млрд. долл..

    Что же касается суммы, на которую только в одном 1977 г. было продано товаров, произведенных в зарубеж­ных филиалах американских компаний, то она превышала 300 млрд. долл. — т. е. превышала уровень валового нацио­нального продукта любой страны мира за исключением СССР и США26.

    Естественно, что прибыльный сбыт этого колоссального объема американских товаров на территории тех стран, где они производились требует столь же огромных усилий — необходимы миллионы постоянных покупателей. Экономи­ческая экспансия США в значительной степени объясняет засилье американских средств массовой информации в раз­вивающихся странах. Социально-культурная деятельность США за рубежом направлена на изменение местных тради­ций и обычаев, на адаптацию их к требованиям американ­ского бизнеса, на массовую рекламу товаров США и бур­жуазной идеологии «потребительства».

    Положение, которое толкнуло американские консорциу­мы на поглощение системы массовых коммуникаций США и превращение буржуазной прессы, телевидения, радио,, кино, литературы, театра, спорта, индустрии развлечений в США в придатки рекламных агентств теперь —в 70-е го­ды — превратилось в феномен транснациональный. Суще-

    16.     Г. Вачнадзе, Ю. Кашлев.                                                                                24 Ь 'ствует обширная инфраструктура во всех странах мира (за исключением государств, идущих по социалистическому пу­ти развития) для производства и распространения идеологи­ческой продукции (рекламы), рассчитанной на потребите­лей американских товаров.

    Основы транснациональных компаний СМК заложены в эпоху становления развитого капитализма и колониаль­ных империй.

    В конце XIX века Англия стала в больших количествах экспортировать книги, преимущественно научные труды. США в тот же период стали специализироваться на экспор­те художественной литературы. Многие журналы и газеты в XIX веке готовились специально для зарубежных читате­лей, проживавших преимущественно в колониях.

    Книгоиздание явилось первым средством массовой ин­формации, приспособленное к специфике экспортной торгов­ли и идеологической экспансии. Европейские издатели от- 1фыли рынки, а позже и филиалы в бывших колониях. В

    1975  г. экспорт достиг 133 млн. фунтов стерлингов, что сос­тавило примерно 40 процентов общего оборота националь­ного книжного рынка Великобритании. В 1976 г. экспорт американских книг составлял 300 млн. долларов, при еже­годном увеличении примерно на десять процентов.

    Количество читателей книг с каждым годом растет. За период с 1955 по 1976 гг. выпуск книг в мире удвоился с точ­ки зрения числа названий, издаваемых ежегодно, и вырос втрое по тиражам27. Теперь ежегодно выпускается около 8 млрд. экз. книг 590 тыс. названий. Однако значительное уве­личение стоимости книг в западных странах, связанное отча­сти с удорожанием бумаги, способствует существенным дис­пропорциям и зависимости малых стран на книжном рынке в несоциалистической части мира. Как внутри стран, так и между ними наблюдается весьма неравномерное распростра­нение книг. На долю развивающихся стран, в которых про­живает 70% мирового населения, приходится 20% книг, при­чем многие из них издаются филиалами транснациональных фирм. По некоторым оценкам от 80 до 95 процентов изданий, публикуемых в развивающемся мире, в той или иной степени являются учебными материалами. В результате, школьникам развивающихся стран приходится пользоваться книгами за­падного производства, которые не являются удовлетвори­тельными по целому ряду причин; ввиду нехватки ресурсов для издания книг в книжных магазинах и библиотеках ряда стран Азии и Африки редко можно встретить произведения национальной литературы.

    Экспорт продукции СМК приобрел индустриальные мас­штабы с развитием кинопромышленности США. В годы пер- 242 вой мировой войны закрылись европейские кинотеатры и производство полнометражных фильмов. Американская ки­нопромышленность при' отсутствии конкуренции сумела за­хватить тогда мировой рынок, 85% кинозрителей в мире ста­ли смотреть американские фильмы. Две трети доходов or проката поступало из Европы. Англия одна давала треть до­ходов от экспорта американских фильмов.

    Такое же положение сложилось и в сфере производства грампластинок. После первой мировой войны большая часть грампластинок в мире записывалась в США. В наше время ежегодно продается около 2 млрд. пластинок или маг- нитозаиисей, причем на долю Северной Америки и Европы приходится около 85% всего рынка.

    Специфика капиталистического экспорта СМК в первую греть XX. века заключалась в том, что основной рынок сбыта находился в самих же капиталистических странах. В стра­нах, которые сейчас принято называть развивающимися, лишь в середине нашего столетия стали появляться местные ра­дио и телевидение, кинопромышленность, национальные аген­тства, книжные издательства и пр. И большинство подобных yip.                     основывались при непосредственном участии кон­

    сультантов из бывших метрополий. Затем события разви­вались так, что местные СМК, основанные с помощью, к при­меру, британского капитала, должны были конкурировать у себя дома, в своей стране с массово импортируемой британ­ской прессой и аудиовизуальными программами28. Исход та­кой конкуренции всегда был предопределен.

    Ведущее место в рассматриваемой сфере принято отво­дить США, хотя в мировой идеологической экспансии они длительное время повторяли то, что до них сумели достичь л своих колониальных империях Франция и Англия. Поло­жение изменилось лишь в конце второй мировой войны, ко- ;да эти страны стали зависеть от американской военной мо­щи, а их благосостояние — от американской помощи.

    Американская сторона сумела тогда извлечь выгоду из опыта использования высокоразвитой системы средств мас­совой информации (особенно радио и телевидения). На внут­реннем рынке были отработаны и приемы подачи материала, способного преодолевать барьеры социальной и этнической несовместимости, доходить до масс потребителей с их вави­лонским многоязычием в Нью-Йорке, Чикаго, Питсбурге и лругих американских городах. Экспорт кинофильмов, в ко­тором США преуспели к концу 30-х годов (к тому времени пмериканские кинокомпании выпускали 90 процентов филь­мов, демонстрировавшихся в мире), стал предысторией по­слевоенного бума в деятельности за рубежом американских коммерсантов массовой информации.

    Правительство США активно поддерживало курс на ин­тенсивное распространение за рубежом американских СМИ, считая, что интерес к ним в неамериканской аудитории по­зволит продлить миф об Америке как о «стране великих возможностей»: будущее США — это якобы будущее всего мира... Капиталовложения в промышленность массовой ин­формации гигантски возросли в 50-е годы, в разгар «хо­лодной войны». Приток капитала поднял значение этой промышленности как перспективной отрасли со значитель­ными возможностями получения прибыли и одновременно закрепил ведущую ропь монополий США.

    Наряду с концернами, специализирующимися исклю­чительно в сфере .массовой информации и культуры (напри­мер, кинофирмы, телестанции и издательства), все боль­шее число подобных компаний проявляет активность в дру-

    1  их областях, особенно в индустрии досуга и развлечений. И, наоборот, многие в прошлом исключительно промышлен­ные концерны ныне проявляют интерес к системе СМИ. При­мерами могут служить факты приобретения* монополией «Трансамерикэн корпорейшн» фирмы «Юнайтед артистс», ■фирмой «Галф энд Вестерн» кинофирмы «Парамаунт», по­купку итальянскими нефтяными и автомобильными концер­нами крупных газет.

    Даже в капиталистическом мире признают, что имеется существенная разница между отраслями промышленности, производящими такие потребительские товары как продук­ты питания или одежду и отраслями по выпуску информа­ционно-развлекательной продукции и товаров СМК. Послед­ние в различных формах связаны с концепциями свободы, этическими и социальными нормами, мнениями и отношения­ми, духовными и культурными ценностями. По этой причине общественное мнение многих стран озабочено результатами к последствиями деятельности на их территории трансна­циональных компаний СМК. Интересно отметить, как го­сударственная организация США — Федеральная комиссия по вопросам коммуникации мотивировала свой отказ дать разрешение на слияние телевещательной компании Эй-Би- Си с концерном ИТТ. Комиссия заявила, что она руковод­ствовалась не только экономическими причинами: «Труд­но поверить в то, что интересам общественности северо­американского сообщества будет отвечать объединение важ­ного телевизионного канала Эй-Би-Си с одним из трансна­циональных предприятий, которое имеет политические свя­зи с иностранными должностными лицами, действия кото­рых этот канал должен будет интерпретировать для всего мира»29.                                                                         I

    244

    В то время как правительство США десятилетиями проповедует тезис о «свободном потоке» американской по­литической и культурной информации в направлении стран мирового сообщества, это же правительство в вопросах эк­спорта из Америки техники и технологии СМК проводит крайне ограничительную политику. Хотя американский «экспорт знаний» составил в 1973 г. 3 млрд. долларов в. ви­де гонораров за руководство и консультации, продажи ли­цензий и патентов, поток технической информации из со­ответствующих корпораций тщательно регулируется ис­ходя из «стратегических интересов»30. Экспортируется в пер­вую очередь не технология, а готовая техника, да и не та, <<то необходима в развивающихся странах.

    Западный индустриальный комплекс СМК производит в несоциалистическом мире основную часть техники средств массовых коммуникаций (спутники, ЭВМ, радио и телевизи­онное оборудование), а также продукции, потребляемой этими сродства о и (фильмы, радио и телепрограммы, книги, комиксы и т. д ).

    Деятельность этого комплекса требует крупных капита­ловложении, которое поступают от западных промышлен­ных монополий, банков и страховых компаний. Крупным экс­портером массовой информационно-культурной продукции можег быть только тот, кто располагает развитой промыш­ленной структурой. Доступ к передовой технологии массовой коммуникации, с-', разработка и обслуживание все чаще вы­ступают как непременное условие экономически целесообраз­ной деяюльности (экспорт больших серий продукции) на конкурентном рынке информации и идей. Экономическая экс­пансия горстки галидпых стран требуег от них согласован­ной стратегии обработки мпрогого общественного мнения. Индустриальный комплекс транснациональных средств мас­совой коммуникации целиком предназначен для обслужива­ния коммерческая интересов западных монополий.

    Горстка империалистических держав захватила в послед­ние дгсяттетия контроль над индустрией массовых комму­никаций длм сотни к л ипалистических и развивающихся го­сударств. Основу этой глобальной экспансии составляет тра­диционно сложившаяся ориентация экономики ведущих за­падных государств па развитие отраслей, обслуживающих системы средств массовых коммуникаций. Доля послед­них в национальной экономике подчас весьма значительна. В США, например, на долю промышленности СМК прихо­дится 20 процентов валового национального продукта и счи­тается, что после 1980 г. в этой промышленности будет за-г нята половина всей рабочей -силы страны. Электроника ста­л а второй ,чо значении» отраслью промышленности ФРГ. Та­кое положенно будет, по-видимому, сохраняться и в дальней­шем, поскольку в промышленно развитых странах Запада существует тенденция к концентрации внимания на так на­зываемом четвертом секторе экономики, т. е. на информации и коммуникации. Можно предвидеть, пишут эксперты ООН (СС—8O/CONF. 212/3—стр. 21), что к 1990 г. 85 процентов внешнеторговых доходов ФРГ будет получено от продажи различных видов информации (патенты, лицензии, авторское право, технология «ноу-хау» и т. д.). Утверждается также, что к концу столетия около 65 процентов рабочей силы в ве­дущих капиталистических странах будет занято в этом сек­торе.

    Большинство западных концернов массовой коммуника­ции постоянно включается в публикуемый американским жур­налом «Форчун» список 500 крупнейших в мире индустри­альных компаний. 15 самых крупных монополий осуществля­ют значительные капиталовложения в бизнес СМК.

    Концентрация и монополизация в промышленности СМК выше, чем во многих других ведущих отраслях капиталисти­ческой экономики: 75 процентов нынешнего рынка этой про­мышленности контролируется 80 транснациональными ком­паниями, почти все расположенными в США, Западной Евро­пе или Японии.

    Западный индустриальный комплекс СМК контроли­рует самые разнообразные международные потоки информа­ции — и конечно же не только потоки новостей. Подчас в научных дискуссиях дебаты по обмену информацией кон­центрируются вокруг категории «международные новости»* Вряд ли стоит так сужать понятие «информация». По неко­торым подсчетам на службы новостей — важную составную часть информационного обмена — приходится не более 10 процентов средств всего бизнеса массовых коммуникаций. (Каждая из 40 самых крупных компаний СМК тратит еже­годно от 10 до 150 раз большие капиталы, чем агентства ЮПИ, АП, Рейтер или Франс-пресс). Можно также утвер­ждать, что на национальные культурные ценности иностран­ная информация влияет меньше, чем поступающие из-за ру­бежа реклама, учебники и образовательные программы, ко­миксы для детей или женские журналы, а также импортируе­мая технология СМК. Оборудование для нужд полиграфии, радиовещания и телевидения следует рассматривать как неч­то значительно большее, чем просто дорогостоящую совре­менную электронную технику — так как последняя функ- ьионирует в определенной среде, от которой и зависят ре­зультаты использования этой техники.

    Даже западные социологи сегодня уже согласны с тем, что внедрение в развивающихся странах крупномасштабной капиталоемкой технологии СМК по американскому или япон­скому образцу в основном способствует лишь усложнению, а не решению проблем. Как правило стоимость такой техно­логии превышает финансовые возможности развивающих­ся стран. Такая «супер технология» требует наличия соот­ветствующих образовательных и промышленных инфра­структур, для создания которых нужны десятилетия. Ее по­тенциальные разрушительные социальные последствия мо­гут оказаться гораздо более неожиданными, чем в условиях той капиталистической среды, для которой эта техника бы­ла создана. И, наконец, самым важным является то, что внедрение такой технологии может затормозить рост ини­циативы на местах — необходимого условия прогресса в развивающихся странах. Растущий интерес развивающих­ся стран к приемлемой для них технологии СМК объясняет­ся пониманием того факта, что ценность данной техники в такой же степени заключается в ее адаптации к социальным {I культурным условиям развивающихся стран, как и в ее экономической рентабельности и технической надежности. В конечном итоге, каждая страна должна сама разрешать про­тиворечие, существующее между стремлением к модерниза­ции и стремлением к культурной самобытности, избегая при этом слишком ускоренного и некритичного восприятия но­вой технологии.

    Как и многие аспекты стратегии развития, передача тех­нологии имеет свои положительные и отрицательные послед­ствия. Промышленная модернизация необходима для инду­стрии и сельского хозяйства, для эксплуатации природных ресурсов. Национальные системы СМК развивающихся стран возможно в чем-то выгадали от передачи им западной тех­нологии (разумеется, не от потребления импортированной продукции для этих СМК). Но в этом явлении было куда больше негативных моментов, так как транснациональные монополии СМК экспортировали западную технологию, (а) приемлемую для экономических и социально-политических условий тйлько ряда империалистических государств; (б) имеющую тенденцию быть скорее капиталоемкой, чем трудо­емкой: (в) создавая тем самым зависимость от иностранного капитала, иностранных источников снабжения и техниче­ского. обслуживания, а также чуждых вкусов и культурных традиций; (г) доступную в итоге лишь наиболее обеспечен­ным местным слоям — т. е. национальной буржуазии, а не массам; (д) обеспечивающую ничтожный вклад в дело эко­номической самообеспеченности и сотрудничества между раз­вивающимися странами; (е) способствующую оттоку населе­ния из сельских районов и увеличивающую городскую миг­рацию.

    Коммуникационное оборулование — это чрезвычайно специализированная аппаратура. Хотя крупнейшие страны, которые осуществляют помощь в развитии систем информа­ции и связи, и располагают собственной высокоразвитой про­мышленностью, среди этих государств имеется не более де­сятка — способных экспортировать полностью или почти полностью системы коммуникации, включая студии и производственное оборудование, передающую и принимаю­щую аппаратуру. Ассортимент имеющегося западного обо­рудования, следовательно, невелик, однако существует ост­рая конкуренция на рынках его сбыта. Зачастую программы помощи используются транснациональными монополиями в качестве средства для проталкивания собственного техни­ческого оборудования, и во многих проектах по развитию СМК легко просматривается практика «привязывания» по­мощи к продукции западной страны, предоставляющей та­кую помощь. Хотя не каждая организация или западное го­сударство настаивает на таких ограничениях, такая тенден­ция все еще весьма ощутима, так же как практика «сбыва­ния» бывшего в употреблении и устаревшего оборудования. Именно по этой причине развивающиеся страны нуждаются не только в расширении исследований с целью выявления более подходящей и дешевой технологии, но и в изменении структуры получаемой помощи с тем, чтобы они могли на­ладить сами производство такого недорогостоящего обору­дования. Вполне очевидно, что можно планировать значи­тельно более дешевые и простые системы средств массовой информации и связи, которые давали бы экономию порядка 2/3 их нынешней стоимости на западном рынке.

    На сегодняшний день значительная часть западной тех­нологии СМК неприменима к потребностям развивающихся стран. Недавно ЮНЕСКО начала экспериментальный про­ект создания небольшого консорциума, в котором представ­лены все регионы мира, с целью разработки проектов наи­более приемлемой технологии электронной коммуникации, гачиная с малогабаритных видеокамер и записывающих систем. Хотя лишь немногие страны имеют достаточный по­тенциал, а также потребность в развитии систем по произ­водству всего диапазона коммуникационного оборудования, существует возможность образования региональных групп для объединения усилий в этой области. Вклад таких объе­динений мог бы также выразиться в рекомендациях по соз­данию оригинальной и приемлемой технологии, изменению параметров уже существующей системы производства, что- 218 «бы сделать продукцию промышленности СМК более прием­лемой для потребителей развивающихся стран.

    В долгосрочной перспективе, следовательно, цели раз­вития систем массовой коммуникации в мире заключаются не столько в передаче технологии из развитых в развиваю­щиеся страны (каким бы гибким и контролируемым процес­сом это ни было), сколько в содействии самообеспеченно­сти последних. Передача технологии должна включать: (а) развитие альтернативных форм технологии, непосредствен­но связанных с имеющимися в развивающихся странах люд­скими ресурсами и возможностями национального производ­ства; (б) использование новых технологических подходов; (в) адаптацию технологии, созданной в промышленно раз­витых странах, к местным условиям и возможностям; (г) осу­ществляться не через посредство транснациональных монопо­лий и банков, а в рамках межправительственной организа­ции под эгидой ЮНЕСКО, накопившей богатый опыт реа­лизации международных проектов в сфере массовой инфор­мации.

    АМЕРИКАНСКИЕ РЕКЛАМНЫЙ БИЗНЕС — БЕДСТВИЕ ДЛЯ РАЗВИВАЮЩЕГОСЯ МИРА

    Реклама представляет собой деятельность в системе средств массовых коммуникаций, она есть часть процесса и системы коммуникаций, направленных на содействие сбыту товаров или услуг, популяризацию какой-либо идеи или до­стижение какого-либо другого экономического, социального Шп политического результата, на который рассчитывает рек­ламодатель. В капиталистическом мире реклама является составной частью массовой культуры и таким образом явля­ется угрозой культурной самобытности и самовыражению многих развивающихся стран. Экспорт западной рекламы при носит многим народам чуждые этические ценности, она ока­зывает влияние и часто может деформировать образ и ук­лад жизни. Кроме того, реклама в капиталистическом ми­ре — это источник доходов для большинства средств мас­совой информации и, естественно, форма влияния на все сферы журналистики и массовой коммуникации.

    Западную рекламу следует рассматривать как один из факторов, с которым приходится считаться на междуна­родном уровне, поскольку те немногие капиталистические государства, которые производят большую часть мировой рекламной продукции, могут оказывать сильное влияние как в коммерческом, так и в культурном плане на все осталь­ные страны несоциалистического мира.

    Американский стиль рекламы стремится наложить от­печаток на весь мир. В середине 70-х годов из 10 ведущих рекламных агентств мира 7 полностью принадлежали США, а остальные 3 агентства в значительной мере представляли американские интересы. В 1977 г. четыре крупнейшие рек­ламные агентства были американскими или японскими. Об­щий денежный оборот их деятельности, которую они осу­ществляют из своих штаб-квартир через многочисленные филиалы во всем мире, ежегодно составляет миллионы дол- ларов.

    В 1976 г. десять наиболее крупных рекламных агентств США объявили суммы своих иностранных заграничных вкладов, которые в целом составили больше половины их капиталов. В то время как всего двадцать лет назад, в 1955 г. только у трех американских рекламных компаний «Уолтер Томпсон», «Янг энд Рубикэм» и «Маккэн-Ориксон» финансо­вые операции за рубежом едва превышали 20 процентов бюд­жета31. К чему это привело в развивающихся странах? В 46 из них, как показало одно исследование, все ведущие рекламные агентства были иностранного, т. е. американско­го происхождения. В 33 из этих 46 стран большая часть па­кета акций самой крупной рекламной компании принадле­жала иностранцам. Всего лишь 5 концернов США контроли­ровали 2/3 исследованных 135 рекламных агентств в этих 46 странах32.

    Десятки тысяч служащих, обслуживающих рекламный бизнес Соединенных Штатов за рубежом занимаются не только производством и распространением рекламных объ­явлений. Они навязывают развивающимся странам широ­кий ассортимент «услуг» — изучают состояние обществен­ного мнения путем распространения всевозможных анкет и формируют это мнение через местную прессу и многочис­ленные службы по «связям с общественностью», консульти­руют местных бизнесменов и государственные плановые ор- ганы, принимают заказы на обработку на ЭВМ статисти­ческих данных о развитии национальной экономики, обеспе­чивают «крышей» агентов ЦРУ и т. д. Подобная деятель­ность имеет не только политический характер, обслуживая стратегические интересы Соединенных Штатов Америки за рубежом, но и наносит прямой экономический урон разви­вающимся странам, ориентируя их экономику вразрез с на­циональными целями этих стран, в угоду транснациональ­ным (американским) монополиям.

    Иностранный капитал берет на содержание националь­ные системы радио и телевидения в развивающихся стра­нах, предоставляя им хорошо оплачиваемую рекламу. Радио и телевидение превращается таким образом в рентабельное 250 предприятие и не зависит уже от абонентной платы радио­слушателей и телезрителей. Радио и телевидение становится «бесплатным», но в то же самое время теряет функции об­щественной, национальной службы, попадая в коммерче­скую и политическую зависимость от иностранных монопо­лий.

    Вклад иностранцев (преимущественно американцев) в мероприятия по соответствующему ориентированию умов (они называют это рекламой) в развивающихся странах мо­жно сравнивать с расходами на образование, выделяемымч из местных государственных бюджетов. Так в Бразилии, к примеру, рекламные расходы филиалов американских ком­паний ежегодно превышают треть ассигнований на все ви­ды общественной системы образования31.

    Многонациональные компании доминируют в телеви­дении Индонезии, обеспечивая своей рекламой 73 процента его бюджета. И ничего нет удивительного в том, что опрос телезрителей Джакарты в 1974 г. подтвердил, что «иностран­ные товары полностью доминировали в памяти взрослых телезрителей, назвавших первые пришедшие им на память сюжеты рекламных телеобъявлений за минувшую неделю»34.

    Упомянутый индонезийский феномен не является уни­кальным. Он типичен для большинства развивающихся стран. Исследователи отмечают, что в Таиланде* все телеви­зионные программы Бангкока отводят рекламе больше экран­ного времени, чем это позволено национальным исполни­тельным комитетам радио и телевидения. Каждый час рек­ламе посвящается вместо положенных 8 — целых 20 минут. В среднем 90 процентов рекламируемых товаров — ино­странные, а больше половины доходов от рекламы в Таи­ланде приносит десяток иностранных компаний33. Такие же отношения складываются и в Латинской Америке. Красно­речивы?! примером деформации потребительских норм и представлений может служить следующее наблюдение из мексиканской жизни: «В кварталах бедноты привычки по­купателей были извращены рекламой в такой степени, что детям на последние гроши покупались вместо молока про­хладительные напитки»36.

    ЭКСПОРТ КИНО И ТЕЛЕФИЛЬМОВ

    «Распределение сил» в мировой кинематографии замет­но отличается от моделей других средств массовой инфор­мации. Всего в мире в 1975 г. выпущено 3800 полнометраж­ных фильмов, половина из которых была создана в Азии

    55 ^

    (не в Европе, и не в Америке). Индия занимает первое ме­сто в мире по производству художественных фильмов (510) > за ней следует Япония (330); из регионов второе место в мире, после Азии, занимает Европа (1120), в которой первое место принадлежит Италии (230) и Франции (220). США и СССР в 1975 г. выпустили по 180 фильмов. Значительно вы­росло кинопроизводство в Мексике.

    Но объем кинематографической продукции каждой стра­ны не является главным фактором кинопроката или его влия­ния на модели культуры в глобальном масштабе. Ведущим экспортером кинофильмов являются... Соединенные Штаты Америки, за ними следуют Италия, Франция, Великобрита­ния. Здесь, как и во всех вышеописанных ситуациях, транс­национальные монополии легко одерживают верх: даже бу­дучи впереди по производству, развивающиеся страны оста­ются далеко позади как экспортеры. Транснациональные кинокомпании не ограничиваются производством, но и все активнее берут в свои руки контроль над прокатом своих Фильмов в развивающихся странах.

    Компании, которым принадлежат крупнейшие амери­канские кинофирмы, по размерам своих оборотов стоят на ыятом месте среди американских монополий-гигантов. Сра­зу после второй мировой войны была создана Американская ассоциация по экспорту кинофильмов (МПЭАА) для обес­печения продажи американских художественных и телеви­зионных фильмов за рубежом. За последние годы девять крупных компаний, входящих в МПЭАА, захватили 80 про­центов всех доходов (по оценкам 700—730 миллионов дол­ларов в год), полученных американскими кинопроизводи­телями за рубежом. Отмечалось недавно, что несмотря на то, что только пять процентов всех художественных фильмов, производимых ежегодно в мире, были американскими, они занимали половину всего времени показа на экранах капи­талистического мира2'.

    Тем не менее руководители американского бизнеса лю­бят повторять, что развивающиеся страны не были для аме­риканских и западных кинофирм золотыми копями, так как цены и прибыли, полученные на рынках этих стран, бы­ли довольно низкими. Из 15 лучших рынков сбыта Голли­вуда в 1974 г. первые восемь мест приходятся на другие развитые страны, девятое и десятое места занимают ЮАР и Бразилия соответственно. В следующей пятерке две евро­пейские и три латиноамериканские страны. На эти пят­надцать стран приходится 74 процента зарубежных дохо­дов Голливуда38. Однако несмотря на то, что прибыли, по­лучаемые от продажи в развивающихся странах невелики по сравнению с доходами от продажи фильмов в Европе, 252 они могут обеспечить ту небольшую разницу, которая ста- вит компанию впереди своих конкурентов и дает общую* прибыль в производстве фильма. Нельзя сбрасывать со. счетов и крупные политические дивиденды, сопровождаю­щие описываемый здесь процесс выколачивания «не очень- высоких» прибылей.

    Низкие цены, которые предлагают западные компа­нии, тормозят развитие национального производства кино­фильмов и телепрограмм, поскольку они предлагают хоро­шие с технической точки зрения фильмы по ценам намного ниже, чем затраты, которые вынуждены нести местные про­дюсеры на производство любого фильма. Западники же, в- свою очередь заявляют, что наличие дешевых программ, ко­торые могут заполнить много часов в эфире, позволяют бед­ным .странам тратить свои ограниченные ресурсы на произ­водство программ неплохого качества на темы местного зна­чения. Если все местные ресурсы были бы направлены на заполнение всей программы вещания, то число ее часов* •пришлось бы сократить, или же это привело бы к снижению общего качества программ39.

    Подобно тому как европейские страны отреагировали в ci ne время на засилье голливудских фильмов40, так и разви­вающиеся государства могут в перспективе ввести ограниче­ния на количество импортируемого материала, который мо­жет попасть на местные киноэкраны и телевидение. За этой мерой вероятно последует и увеличение национального про­изводства фильмов. На 1979 г. единственными странами в несоциалистическом мире, которые ввели прямые лимиты на импорт кинофильмов и на экранное время являются Ин­дия, Индонезия, Тайвань п Южная Корея, т. е. страны, име­ющие собственную кинопромышленность41. Экспансия' за­падною кинематографа будет замедляться по мере упорядо­чения взаимодействия партнеров в рамках региональных объединений: АСБУ — Союз вещания арабских стран, АБУ

    -   Союз вещания стран Азии, УРТНА — Африканский радио и телевизионный союз, ОИРТ — Международная организа­ция радио и телевидения, КБУ — Карибский вещательный союз.

    В рамках многих союзов существуют подразделения по обмену информацией и программами — по типу широко известных ^Евровидения» и «Интервидения»; аналогичные системы существуют в арабских странах и Азии. С появле­нием спутниковой связи стало возможным осуществлять об­мен программами и передачами на межконтинентальном уровне. Некоторые региональные союзы уделяют особое* внимание внутрирегиональному и межрегиональному обме­ну программами, техническому сотрудничеству в области* подготовки кадров, производству и согласованию расписа­ний передач и т. д. По международным каналам осуществля- .лась связь между 105 компаниями и организациями, кото­рые вели телепередачи с Олимпийских игр в Монреале в 1976 году и охватили аудиторию примерно в 1,4 млрд. человек. О повсеместном интересе в мире к спорту можно также су­дить по характеру программ, передававшихся Европейским союзом вещателей по системе «Евровидения» в 1978 году; <их анализ говорит о том, что трансляция спортивных меро­приятий занимала более 85% общего времени. Однако все большее внимание уделяется обмену информацией; члены АБУ, например, создали в. 1976 году систему обмена телеви­зионными программами для взаимного ознакомления с но­востями; в 1978 году Сингапур, Индонезия и Малайзия на­чали также обмен киноинформацией. Кроме того, ежеднев­но в течение 45 минут члены АБУ могут пользоваться систе­мой «Евровидения» для передачи новостей, причем будущие планы предусматривают создание единого спутникового центра по приему программ и их трансляции в данный ре­гион.

    ИНФОРМАТИКА И БУДУЩЕЕ СМК

    Информатика — использование электронно-вычислитель­ной техники для сбора, обработки, хранения, сортировки ин­формации самого различного свойства и назначения — ста­ла важным фактором дальнейшей эволюции систем массо­вых коммуникаций. Увеличиваются масштабы применения электронно-вычислительных систем. Да и сами ЭВМ измени­лись: они в состоянии сегодня осуществлять миллиард опе­раций в секунду, что в миллион раз превосходит возможнос­ти первых ламповых машин 40-х годов. Размеры блоков об­работки и хранения информации уменьшились в 10 тысяч раз, а стоимость осуществления одной расчетной операции сокра­тилась в 180 раз. В настоящее время имеются возможности для создания и использования магнитных запоминающих ус­тройств для хранения миллиардов слов. Такие банки дан­ных могут обеспечить для огромной сети клиентов получе- 1ые необходимой цифровой, описательной информации на эк­ранах терминальных устройств или на бумажной ленте. Про­мышленно развитые страны за 70-ые годы почти вдвое уве­личили свои капиталовложения в развитие электронно-вычи­слительной техники, на которую уходит от 2 до 3 процентов валового национального продукта крупных капиталистиче­ских стран42.

    Информатика, при условии квалифицированного подхода может давать положительные результаты в деятельности ин- -254 формациоиных агентств, газет, радио и телевидения. Печа­тание с помощью ЭВМ включает в себя возможность авто­матизированного набора и верстки и правки газетно-жур­нальных текстов. Использование ЭВМ для типографского набора началось в 70-х годах, а первый электронный терми­нал для журналистов и редакторов появился в продаже в

    1973 г.43. С выпуском портативных «самостоятельных» единиц, позволяющих осуществлять дистанционное управление и ввод необходимой информации, газета превращается в сеть микрокомпьютеров. Имеются признаки того, что автомати­зация газетного дела будет осуществляться высокими тем­пами и дополняться более разнообразными формами обслу­живания подписчиков.

    Проблемы сбора и храпения информации касаются всех стран. Для осуществления своих повседневных функций от­дельным' лицам и организациям, средствам информации и агентствам, школам и учебным заведениям, правительствам необходим постоянный приток соответствующей информации. Растет значение центров документации, специализирующих­ся в конкретных областях (наука, торговля, искусство и т. д.). Трудно говорить о том, что все страны создали надлежащую инфраструктуру для сбора и хранения необходимой инфор­мации. Политические и экономические решения часто прини­маются па фоне недостаточного количества информации; именно поэтому во время переговоров между развивающи­мися и развитыми странами первые из них находятся в ме­нее выгодном положении ввиду отсутствия или по крайней* мере невозможности быстрого получения информации, необ­ходимой для ведения этих переговоров. Это одна из областей, в которой налаживание более эффективной системы инфор­мационного обеспечения и движения потоков информации становится предпосылкой уменьшения зависимости в между­народных экономических отношениях.

    Сегодня практически не остается таких сфер человеческой деятельности, которые не были бы в той или иной форме связаны, не испытывали бы влияния и не имели бы непо­средственного отношения к электронно-вычислительным ма­шинам. Новое это явление вызвало колоссальное увеличе­ние количества данных, которые могут быть собраны, обра­ботаны, проанализированы'**! переданы. В настоящее время обработка информации внесла коренные изменения в науч­ные, промышленные, коммерческие и правительственные операции; взаимодействие между ЭВМ и системами электро­связи (наряду с другими включает в себя телеграф, телефон, телекс, радио и телевещание, спутниковую связь) придало дополнительный аспект и более глобааьное значение способ­ности человека обрабатывать и использовать информацию.

    Эго явление все шире распространяется, в том числе и в ме­нее развитых в техническом отношении странах.

    Особое значение имеет тот факт, что контроль за про­изводством и использованием этих систем обработки инфор­мации и каналов электросвязи в несоциалистическом мире сосредоточен, главным образом, в руках небольшой группы транснациональных концернов. Экспорт ЭВМ приносит по­ловину прибылей всей данной отрасли в США и составил в

    1975  г. 1,1 млрд. долларов, не считая стоимости услуг, оказы­ваемых зарубежным клиентам (продажа машинного време­ни, консультации, техническое обслуживание и т. д.)44. Поч­ти все международные сети коммуникации через посредство ЭВМ принадлежат американским компаниям (ИБМ, КонтроИ Дейте, Хониуэлл и НСР). Для развивающихся государств зто означает, что значительная часть решений в сфере важ­ных национальных интересов принимается за пределами гра­ниц страны какой-нибудь иностранной фирмой. Информация

    о  национальных ресурсах, сама по себе представляющая ог­ромную важность для государства, эксплуатируется таким образом в иностранных интересах, что увеличивает эконо­мическую зависимость. Через спутниковые системы США для съемок из космоса зарубежных территорий собирается ин­формация, «цель которой — помешать какому-либо госу­дарству обладать суверенным правом на собственные ре­сурсы»45. Информация со спутников закладывается в элект­ронную память банков данных и комплексно используется затем транснациональными монополиями, что превращает эту информацию в непосредственную экономическую силу, используемую для достижения политических и коммерческих преимуществ западных держав над своими партнерами, лишая •их значительной доли их национального суверенитета.

    Большой объем обработки данных даже западноевро­пейских стран осуществляется американскими фирмами. Многие из этих данных касаются отдельных лиц и их лич­ных дел (экономические, банковские, страховые и кредитные данные). Правительства стран Западной Европы выража­ют озабоченность по поводу своей неспособности обере­гать личную жизнь своих граждан, когда такие сведения сообщаются в иностранные хранилища данных, где зако­ны о секретности могут быть менее строгими.

    В результате ФРГ и Швеция установили более стро­гие законы о секретности, чем в других странах, например, в США. Такие организации, как Европейский Совет и Ор­ганизация экономического сотрудничества и развития, рас­сматривают эти вопросы в свете требований многих стран об установлении жестких международных стандартов. Опа­саются, что страны, имеющие менее строгие законы, могут стать «приютом для данных», куда будет передаваться ин­формация ЭВМ для обработки и использования путем, ко­торый был, бы незаконным в стране, где собираются эти

    данные.

    Хотя до настоящего времени вопрос о межнациональ­ном потоке информации и банков данных касался только развитых стран, есть предпосылки к тому, что он распрост­ранится на дискуссии в более широких рамках. Согласно решению правительства Алжир не разрешает передачи ни­каких данных ЭВМ в другие страны. В этом же докумен­те указывается, что США запрещают продажу контроль­ного электронного оборудования алжирскому правительст­ву*6. Представитель ООН отметил, что франкоговорящие страны Африки зависят от французских банковских и ком­пьютерных систем. Этот же представитель приводит дан­ные о картотеках американских кредитных компаний, о платежных возможностях многих развивающихся стран, что также является предметом озабоченности47.

    17.     Г. Вачнадзе, Ю. Кашлев.

    РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ О НОВОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

    ПОЛИТИКА ДЕКОЛОНИЗАЦИИ И ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОБМЕН

    В наше время человечество наметило и пытается раз­решить целый ряд глобальных, взаимосвязанных проблем — сохранение мира во всем мире, ликвидация угрозы ядерной войны, разоружение, установление более справедливых меж­дународных экономических отношений и нового информаци­онного порядка, охрана окружающей среды и т. д.

    Оптимизация национальных и международных систем массовых коммуникаций включена в узкий список приорите­тов, наиболее важных для прогресса человечества. Это сви­детельствует о значении, придаваемом средствам массовой коммуникации (СМК) как социальному явлению, необхо­димости использования технического прогресса СМК в «мир­ных целях», давно назревшей переориентации международ­ных потоков информации с целью устранения практики по­литического, экономического и культурного господства им­периализма, активной роли СМК в деле укрепления между­народного взаимопонимания, разрядки и сотрудничества. Ос­новные запросы человека сейчас не могут быть удовлетворе­ны без одновременного решения проблем, лежащих в сфере массовой коммуникации.

    Социальная, расовая, национальная, религиозная и про­чие виды дискриминации, которой в условиях капиталисти­ческих отношений подвергаются нации и народности, клас­сы и социальные группы, женщины и молодежь, расовые и религиозные меньшинства сопровождаются вопиющим нера­венством в распределении особого вида благ — таких как информация, образование и культура. Законы общественного развития характерны тем, что проявляют себя одинаково — в условиях определенной социально-политической системы —как на национальном, так и на международном уровнях. При капитализме закономерности политической, социальной и культурной жизни неизбежно способствуют усилению по­зиций и влияния крупных держав над подавляющим боль­шинством других стран, вне зависимости от того, являются ли эти последние малыми странами, странами, находящими­ся в менее выгодном положении или не имеющими соответст- 258 вуюишх ресурсов, или странами недавно вступившими на путь независимости.

    Подавляющее число стран мира обрело политическую не­зависимость в XX веке. Для сотни молодых государств, образовавшихся после второй мировой войны, конец на­шего столетия является новым этапом ожесточенной борьбы за подлинную независимость и суверенитет, не толь­ко в политическом плане, но и в экономическом и инфор­мационно-культурном (духовном). Десятки государств из­брали социалистический путь развития. На многих уров­нях мирового сообщества сегодня признается то, что ком* мунистам было ясно столетие назад. «Модель западного развития», т. е. империализм во всех его формах и оттен­ках, «не может рассматриваться как универсальная и в на­стоящее время ставится под сомнение в результате ее фун­даментальных противоречий», — читаем мы в материалах ЮНЕСКО1.

    Другим характерным аспектом современного развития человечества является бурный рост влияния международ­ных средств массовых коммуникаций. За исключением ти­пографского станка и телеграфа, все остальные техниче­ские средства массовой коммуникации являются детищем XX века. Научно-технический прогресс служит сегодня не только источником мощи — экономической и военной — но и предоставляет его обладателям технические средства и возможности для осуществления культурного и идеологиче­ского влияния.

    Известно, что достижениям человеческого гения, осо­бенно в научно-технической и социальной областях, можно найти разное применение — на благо или во вред людям, в интересах международного взаимопонимания или сил «хо­лодной войны». Бурное развитие экспорта информации и культуры — иновещание по каналам радио и телевидения, кино и реклама, сотрудничество и контакты — способно сего­дня в короткий срок осуществлять заметные изменения ци­вилизации и культуры. Справедливо при этом всегда зада­вать себе вопрос — формированию какого типа общества и какой международной обстановки названные каналы будут способствовать. Политическая деколонизация и вовлечение в орбиту политической жизни новых сотен миллионов людей в капиталистических и развивающихся странах утвердили мнение о необходимости правильно ориентировать то огром­ное влияние, которое информационный бум (взрыв или даже револьчцш) оказывает на жизнь отдельных слоев и обществ, на состояние международных отношении. Единодушным стало мнение о том, что международные, т. е. ориентирован­ные на иностранцев, средства массовой коммуникации пред­ставляют собой мощный потенциал воздействия на умы, на социальное развитие и политический климат. Международ­ные СМК могут быть использованы для демократического объединения народов, для hy птного гпниятьного и экономи­ческого освобождения, культурного прогресса и мирного сот­рудничества. Международная информационно-культурная деятельность социалистических стран строится именно на этих принципах. Идеологическая продукция экспортируемая западными странами почти повсеместно снискала себе репу­тацию противоположного свойства — информация эта, как правило, способствует дегуманизации и подавлению лично­сти, отравляет отношения между народами.

    В несоциалистическом мире нынешнее положение в об­ласти информации и других средств массовых коммуникаций представляет собой тяжелое наследие империалистической политики, которая еще в эпоху колониальных завоеваний раз­делила западную систему на господствующие и подчиненные страны и образовала глубокую пропасть между ними в том, что касается возможностей социального развития. И раз­рыв этот между бедностью и богатством не сокращался, а увеличивался с течением времени.

    Большинство развивающихся стран считает крайне ог­раниченными собственные возможности оказывать влияние на международное распространение информации — предо­ставляя мировой общественности объективные мнения о сво­их проблемах или внося соответствующий вклад во всеоб­щую культуру человечества. В то же время руководители подавляющего большинства развивающихся государств еди­нодушны в мнении о том, что зависимость от империалисти­ческих программ информации и развлечений угрожает их культурной самобытности и их системам ценностей.

    Впервые отсутствие равновесия в информационно-куль­турном обмене капиталистических и развивающихся стран стало обсуждаться в кругах ЮНЕСКО в конце 60-х годов (симпозиум в Любляне в 1968 г., совещание экспертов в Монреале в 1969 г.) и особенно в начале 70-х гг. (XVI и по­следующие Генеральные конференции ЮНЕСКО).

    ДВИЖЕНИЕ НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ О КОНЦЕПЦИИ НОВОГО

    МЕЖДУНАРОДНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПОРЯДКА

    (НМИП)

    Концепция нового международного информационного порядка была сформулирована движением ненрисоединив- шихся государств в период между 1973 и 1976 гг. Следует 260 отметить, что1 названное понятие по разному именовалось в политических декларациях и литературе: «новый мировой порядок в области информации», «новый международный порядок в области информации и коммуникации», «новый мировой порядок в области коммуникации» и т. д. В 1978 г. на Генеральной конференции ЮНЕСКО и в Генеральной Ассамблее ООН были приняты две резолюции и достигнут консенсус в отношении определения — «новый более спра­ведливый и более эффективный международный порядок в области информации и коммуникации», — которое указы­вает не только на цель, но и на ее основные параметры. Для краткости в настоящем тексте, как и во многих доку­ментах, используется выражение «новый международный информационный порядок».

    Движение неприсоединения началось, в основном, как попытка защиты интересов вновь появившихся государств в контексте борьбы против империализма. Слад политики «холодной войны» стимулировал поиск руководителями это­го движения общих целей и общей стратегии в деле разви­тия. Сначала движение пыталось найти свое место где-то между капитализмом и социализмом — «третий путь». Од­нако внутри движения вскоре появилось идеологическое раз­нообразие; многие страны придерживаются социалистиче­ского пути развития, в то время как другие, будучи в рав­ной степени, как и первые, — «против империализма», еще не встали открыто на путь революционного решения проб­лем.

    В сфере экономики лидеры неприсоединившихся стран призывают к перераспределению богатств путем кардиналь­ных изменений в современном экономическом положении в мире, которое рассматривается как механизм для увекове­чивания несправедливости. В сфере культуры неприсоеди- нивцгиеся страны подчеркивают важность сохранения куль­турной целостности в странах «третьего мира». Частично из этих соображений движение неприсоединения вовлекло себя в решение проблем массовой информации и коммуникации.

    На Западе часто упускают из виду эту последователь­ность и растущую значимость движения неприсоединивших­ся стран. В капиталистических государствах желали бы рас­сматривать результаты встреч представителей неприсоеди- иившихс-я стран просто ка« риторику, хотя непредубежден­ный наблюдатель не может не заметить все возрастающее влияние этого движения на мировое общественное мнение, а также тот факт, что сейчас оно представляет почти две трети всего человечества.

    На четвертой конференции глав государств или прави­тельств неприсоединившихся стран, которая происходила с 5 по 9 сентября 1973 г. в Алжире, были впервые подняты вопросы связи и информации. Тогда представители 75 стран- участниц, 24 наблюдателя и три приглашенных страны (Ав­стрия, Финляндия и Швеция) отметили новые тенденции в мире, появившиеся после предыдущей встречи в верхах в Лусаке (Замбия) в сферах политики, экономики и культу­ры. В разделе «Суверенитет и развитие» конференция заяви­ла, что «является установленным тот факт, что деятель­ность империализма не ограничивается только областями по­литики и экономики, но также распространяется и на обла­сти культурных и социальных отношений. Конференция так­же подчеркнула «необходимость подтвердить независимость национальных культур и устранить вредные последствия ко­лониальной эры»2. В статьях XIH к XIV «Программы дей­ствий по .экономическому сотрудничеству» особо указыва­лось на область связи и информации:

    «XIII. Развивающиеся страны должны предпринять со­гласованные действия в области массовой информации в следующих направлениях с целью обеспечения более широ­кого обмена идеями между собой:

    а)    реорганизация существующих каналов коммуника­ции, которые являются наследием колониального прошлого и которые препятствуют свободной, прямой и быстрой свя­зи между ними;

    б)   начать совместные действия по пересмотру сущест­вующих многосторонних соглашений, имея в виду пересмотр тарифов на передачу информации и обеспечение более бы­строй и дешевой связи;

    в)   предпринять срочные меры для ускорения процесса коллективного обладания спутниками связи и установить моральный кодекс по их использованию;

    г)   обеспечить расширение контактов между средства­ми массовой информации, университетами, библиотеками, планирующими и научно-исследовательскими организациями, а также между другими институтами с целью предоставле­ния возможности развивающимся странам обмениваться опы­том, знаниями и идеями.

    XIV. Неприсоединившиеся страны должны обмениваться и распространять информацию о своих взаимных достиже­ниях во всех областях через газеты и журналы, радио, те­левидение, а также через другие средства массовых ком­муникаций, имеющиеся в этих странах. Они должны вы­работать планы по обмену опытом в этой области путем обмена делегациями представителей средств массовой ин­формации, обмена радио-и телевизионными программами, фильмами, книгами, фотографиями, фестивалями искусств и другими культурными мероприятиями»3.

    Алжирская программа стала отправной точкой сотру­дничества по двум инициативам Югославии: симпозиуму, посвященному проблемам массовой информации, и созда­нию «Пупа информационных агентств». Конференция ми­нистров иностранных дел неприсоединившихся стран, сос­тоявшаяся в Лиме в 1975 г., подвела итог этим предложе- ' ниям и приняла решение о созыве в Тунисе симпозиума, а в Дели конференции для придания пулу конкретного статуса.

    После конференции в Алжире и начала работы пула агентств новостей начали функционировать другие коорди­национные и исполнительные структуры движения непри­соединения в сфере информации В мае 1975 г. представи­тели 14 неприсоединившихся стран встретились в Белгра­де для того, чтобы подготовить повестку дня симпозиума неприсоединившихся стран по вопросам информации, ко­торый должен был состояться в марте 1976 года в Тунисе. Организационный комитет (Мексика, Тунис, Шрн Ланка, Куба и Югославия) достиг соглашения по составу обсуж­даемых вопросов и представил их Пятой конференции на министерском уровне (министры иностранных дел), кото­рая проходила с 25 по 30 августа 1975 г. в Лиме. Обсужда­лась роль информационных органов в развитии культурного обмена, а также экономического и социального сотрудниче­ства.

    Резолюция конференции в Лиме, озаглавленная «Сот­рудничество в области распространения информации и сред­ства массовой информации», поддержала пул агентств ново­стей и рекомендовала провести совещание представителей правительств и печатных агентств с целью выработать про­ект Устава пула. На конференции в Лиме 81 страна назвала Тунис в качестве координационного участника, поскольку симпозиум проводился в Тунисе. Координационные страны были также уполномочены вновь обратиться к Программе действия, выработамной в Алжире, и обеспечить продолже­ние сотрудничества, особенно в области информационно-куль­турного обмена4.

    В симпозиуме, который проходил с 26 по 30 марта 1976 г. в Тунисе, участвовали делегаты 38 стран-участниц и 13 на­блюдателей. В заключительном докладе, озаглавленном «Эмансипация средств массовой информации в неприсоеди­нившихся странах», содержались предложения об изучении потенциала средств массовой информации неприсоединив- щихся стран, создании региональных центров для обмена опытом журналистов и инженеров в целях дальнейшего раз­вития необходимых фундаментальных основ создания и рас­пространения информационной продукции. Симпозиум дал критическую оценку огромных проблем, которые стоят перед неприсоедпнившимися странами, особенно на структурно­практическом уровне развития средств информации и связи.

    Положения., содержащиеся в заключительном докладе конференции, представляют собой первую попытку решить проблему распространения информации, исходящей из раз­вивающихся стран.

    Симпозиум в Тунисе сформулировал практические пред­ложения для постепенного перехода к новому мировому ин­формационному порядку (этот термин был употреблен здесь впервые). Что касается конференции в Дели (8 — 13 июля

    1976  г.), то она выработала статус пула и два документа («Декларация конференции в Дели министров информации неприсоединившихся стран» и «Резолюция о плане действия для рдзгития сотрудничества в области информации и обме­на массовой информацией»). Управляющие 31 агентства но­востей и 33 министра информации впервые собрались вместе для того, чтобы рассмотреть важные вопросы политики не- присоединившихся стран в области информации и связи. Они рассмотрели доклад ТАНЮГ о работе пула агентств новостей неприсоединившихся стран, обзор доклада тунисской конфе­ренции, рекомендации по координационному комитету и об­судили методы улучшения средств связи и информации пе- лрисоединившихся стран.

    Одним из заключительных актов конференции в Дели было принятие Декларации, в которой указывалось на нерав­новесие в потоках информации в мире и определялась роль ^присоединившихся стран в деле изменения этой ситуации. В резолюциях конференции говорилось о желании вырабо­тать общий подход в отношении права на информацию и ее передачу, а также к работе спутников связи. Конференция также решила учредить комиссию экспертов для изучения средств телекоммуникации и возможностей сотрудничества в этой области (таких как максимальное использование свя.-ш с помощью спутников и структура льготных тарифов в це­лях стимулирования потока информации)3.

    Наконец, в результате V встречи на высшем уровне (Ко­ломбо, август 1976 г.) неприсоединившиес.я страны, объеди­нив выводы и рекомендации, сделанные в Тунисе и Дели, в том числе о создании некоторых институционных органов, приняли Политическую декларацию, которая, в частности, гласит: «160. Новый международный порядок в области ин­формации и массовых средств связи имеет такое же жизненно важное значение, как и новый международный экономиче­ский порядок.

    161.  Неприсоединившиеся страны с тревогой отметили широкун- и продолжающую увеличиваться пропасть между 26* средствами информации и коммуникации в развитых и не­присоединившихся странах, что является наследием коло­ниального прошлого. Это привело к зависимости и господ­ству, при котором большинство стран обречено на роль пассивного получателя односторонней, неполной и искажен­ной информации. Для более полного выявления и утвержде­ния их национальной и культурной самобытности потребо­валось устранение этого серьезного несоответствия и приня­тия срочных мер для активизации усилий в этой новой обла­сти взаимного сотрудничества.

    162.   Освобождение и развитие национальных средств информации является неотъемлемой частью общей борьбы за политическую, экономическую и социальную независи­мость для значительного большинства народов мира, кото­рые не должны быть лишенными права на то, чтобы объек­тивно и правильно информировать или быть информирован­ными. Самостоятельное развитие источников информации имеет такое же важное значение, как самостоятельное тех­ническое развитие, поскольку зависимость в области инфор­мации в свою очередь тормозит политический и экономиче­ский прогресс.

    163.  Неприсоединившиеся страны должны добиваться осуществления этих целей собственными усилиями, а также путем более активного сотрудничества на двусторонней, ре­гиональной и межрегиональной основах и путем координации своих действий в ООН и на других международных фору­мах. Неприсоединившихся странам особенно важно укреп­лять уже имеющуюся у них инфраструктуру и с выгодой для себя полностью использовать уже достигнутые в этой об­ласти научные и технические успехи. Это позволило бы бо­лее широко распространять среди собственной общественно­сти, а также среди мировой общественности в целом объек­тивную информацию о событиях в неприсоединившихся стра­нах в социальной, экономической, культурной и других об­ластях и об их возрастающей роли в международном сооб­ществе»6.

    В настоящее время существует четыре межрегиональ­ных органа сотрудничества неприсоединившихся стран в об­ласти обмена информации.

    1.   Межправительственный координационный совет — высший орган, состоящий из 15 членов, которые следят за координацией действий всех неприсоединившихся стран в область обмена информацией в интервалах между полити­ческими встречами на высшем уровне, проходящих каждые- три года. Со времени своего создания Совет провел три за­седания (в Тунисе в 1977 г., в Гаване в 1978 г. и в Ломе, столице Того, в апреле 1979 г.).

    2.  Международный комитет экспертов по вопросам те­лекоммуникаций, в задачи которого входит изучение техни­ческих проблем сотрудничества а данной области, Со вре­мени первого заседания в Багдаде в 1977 г. комитет уже про­делал определенную работу.

    3.  Пул информационных агентств. Экспериментальная работа по его созданию была начата югославским агентст­вом IАНЮГ 20 января 1975 г., а в августе 1976 г. реше­нием совещания в верхах в г. Коломбо было принято офи­циальное решение о его создании. Пул является не надна­циональным агентством, а объединением на равноправной и добровольной основе око'ло 50 (в 1979 г.) информацион­ных агентств, координирующих свою деятельность. Это гиб­кое предприятие основывается на принципе самофинансиро­вания, при котором каждое агентство-участник BHOc.ii г свою финансовую долю в зависимости от размсроз н кон­кретных особенностей своей деятельности. Пул по своему статусу представляет собой дополняющую, а не конкурирую­щую ситему информации: его целью является увеличение источников международной информации, а не борьба с тран­снациональными информационными гигантами.

    1   Объединение органов радио и телевещания, созданное в октябре 1977 г. на конференции в г. Сараево, призвано слу­жить развитию сотрудничества в области радио и телевиде­ния развивающихся стран на основе опыта Пула информаци­онных агентств.

    Э;п различные институты играют па международной арене пока ограниченную роль, что объясняется внутренни­ми противоречиями в движении неприсоединившихся стран, недостатком опыта и т. д. Их действительное значение ско­рее является символичным. Оно заключается в том, что, как это подчеркнула Индира Ганди на открытии конференции в Нью-Дели в 1976 г., «третий мир наконец приобретает воз­можность говорить о самом себе с внешним миром». В этой области особую роль играют страны, являющиеся соответст­венно президентами Межправительственного совета по во­просам информации (Тунис), Координационного комитета пула информационных агентств (Индия, а с 1980 г. — Юго­славия) и Комитета по сотрудничеству объединения органов радио и телевещания (Югославия).

    С 27 по 30 октября 1977 г. в Сараево (Югославия) про­ходила первая конференция организаций радио и телевиде­ния неприсоединившихся стран. Ее участники отмечали расту­щие кооперацию и координацию неприсоединившихся стран в целях более широкого распространения их взглядов7. Кон­ференция отметила «совместный и координированный подход неприсоединившихся стран на международных форумах, кон- 266 ференциях и в международных организациях к интересую­щим их вопросам, особенно в области телекоммуникаций, технического развития, стандартизации, спутников связи и в других областях»8. Равный доступ к техническим средст­вам и равномерное их распределение, было подчеркнуто на конференции, являются непременными условиями равномер­ного потока информации.

    В учрежденный на встрече в Сараево комитет по сотруд­ничеству в области вещания Конференция назначила сле­дующий состав его членов: Иордания, Ирак, Индия, Афгани­стан, КНДР, Малайзия, Тунис, Алжир, Гвинея, Того, Заир, Нигерия, Танзания, Кения, Замбия, Куба, Перу, Панама и Югославия.

    Межправительственный совет по координации информа­ции также провел в апреле 1978 г. встречу в Гаване. Одной из главных обсуждаемых тем был вопрос о формировании и распространении взглядов неприсоединившихся стран сре­ди других государств. Подробно обсуждалась проблема не­равновесия информации в мире и необходимость единства неприсоединившихся стран для того, что исправить это по­ложение.

    Совещание министров иностранных дел 85 неприсоеди­нившихся стран (1978 г.) в Белграде обсудило итоги пре­дыдущих совещаний и представило рекомендации к оче­редной встрече в верхах 1979 г. в Гаване.

    ВСТРЕЧА В ВЕРХАХ В ГАВАНЕ

    Политическая декларация VI Конференции глав госу­дарств и правительств неприсоединившихся стран 1979 г. в Гаване отражает то большое внимание, которое уделили участники конференции проблемам становления националь­ных средств массовых коммуникаций. Ниже приводятся от­дельные пункты Политической декларации:

    «280. Конференция с удовлетворением отмечает важ­ные результаты, достигнутые в развитии сотрудничества в области информации и массовых средств связи между не- присоединившимися странами и успешное выполнение реко­мендаций и решений, принятых на IV и V встречах на выс­шем уровне.

    281.  Конференция с удовлетворением отмечает тот факт, что неприсоединившиеся и другие развивающиеся страны достигли серьезного прогресса на пути освобождения и раз­вития национальных средств информации и подчеркивает, что сотрудничество в области информации — это неотъем­лемый аспект борьбы неприсоединившихся и других разви­вающихся стран за установление новых международных ютношений вообще и нового международного порядка в сфере инфорхмации в частности.

    Опираясь на свои собственные силы и на солидарность и взаимную помощь неприсоединившиеся страны принимают важные меры для развития национальных средств информа­ции и систем массовых средств связи в целях еще большего освобождения и утверждения национальных источников ин­формации, а также активного участия в развитии связи и со­трудничества на более широкой международной основе.

    282.   Конференция считает, что укрепление националь­ных средств информации и систем массовых средств связи, утверждение роли национальных источников информации в области проблем, связанных с социальным, экономическим и культурным развитием каждой страны и народа и их совме­стные действия на международном уровне, подготовка на­циональных кадров (самостоятельно и с помощью других неприсоединившихся стран и на международном уровне че­рез ООН и ее специализированные учреждения) и развитие технической и технологической базы, это необходимые пред­варительные условия установления нового международного порядка в сфере информации и многопланового потока ин­формации».

    Конференция с удовлетворением признала тогда пози­тивные результаты, достигнутые в сфере информации на XXXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН и подчеркнула вклад неприсоединившихся и других развивающихся стран в принятие резолюции об установлении нового международно­го порядка в области информации. Отмечались успехи XX сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, на которой была (принята «Декларация об основных принципах, касаю­щихся вклада средств массовой информации в укрепление амира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма, апартеида и подстрека­тельства к войне». Важное значение имело признание кон­ференцией глав государств и правительств неприсоединив­шихся стран положительной роли ЮНЕСКО в изучении проблемы массовой коммуникации и в условиях, направ­ленных на создание более сбалансированного потока инфор- амации между развивающимися и развитыми странами.

    Анализ документов шестидневной встречи (с 3 по 9 сен­тября) в верхах в Гаване подтверждает стремление и го­товность неприсоединившихся государств заставить Запад пойти на удовлетворение их требований покончить с поли­тикой неоколониализма, как в политических, так и в эконо­мических областях. Что касается США, с их точки зрения гаванская конференция была катастрофой. Журнал «ЮС ныос эид Уорлд ринорт» в статье под заголовком «После га­ванской конференции неприсоединившихся стран американ­цам придется плавать по бурным морям» признал, что «круп­ное поражение, понесенное Соединенными Штатами на этой конференции грозит на многие годы отравить жизнь Вашин­гтону»9. Корреспонденты «Вашингтон пост» передавали из Гаваны: «95 стран—членов движения неприсоединения вы­ступили с самым резким осуждением Запада со времени об­разования этой коалиции государств в 1961 г.... Их главным противником являются Соединенные Штаты ввиду своего гос­подствующего положения в мире и неспособности, несмотря на неоднократные предупреждения, удовлетворить нужды третьего пути»10.

    Все больше и больше развивающихся стран приходит к выводу, что американская дипломатия с ее крупнейшими промахами, особенно характерными, для администрации Кар­тера, зашла в тупик в своих отношениях с ними. Конечно нельзя не видеть, что политическое безрассудство США мо­жет в какой-то степени затормозить установление справедли­вых принципов международного обмена информацией, но эта реакция не изменит исторической предопределенности. На­лицо движение прогресса в международных отношениях, ко­торому США бессильны помешать.

    «Новый международный информационный порядок, как и новый международный экономический порядок, неизбежно станет реальностью не только потому, что он желателен, но и потому, что совершенно необходим в новых условиях, когда, благодаря революции в электронике, многие старые концеп­ции и критерии роли средств массовой коммуникации устаре­ли или требуют коренного пересмотра и обновления», — счи­тает видный индийский журналист Д. Р. Манкекар11.

    В его статье отмечается, что деятельность транснацио­нальных западных концернов информации и коммуникации

        мощных инструментов политики неоколониализма — вы­зывает возмущение в развивающихся странах характером и содержанием одностороннего потока информации, часто тен­денциозной и искаженной, идущей вразрез с целями и реа­лиями получающих ее государств. «Существующую информа­ционную ситуацию можно назвать не порядком, а беспоряд­ком, разновидностью закона джунглей, где сильный задает тон, а бедный и кроткий подбирает крошки вокруг стола»12. По мнению индийского автора, развивающиеся страны дол­жны добитьоя равноправного характера международных потоков новостей.

    Однако, подчеркивает Д. Р. Манкекар, задачи нового международного информационного порядка гораздо шире. Он направлен на поддержание мяра, понимания и доброй

    2G9

    воли между народами, на борьбу с расизмом и апартеидом, колониализмом и неоколониализмом. Этот порядок направ­лен не только на деколонизацию новостей, он охватывает всю инфраструктуру телекоммуникаций и электромагнитной связи, включая перераспределение высокочастотного спект­ра, формулировку прав и обязанностей работников СМК, особенно на международной арене, а также правил пове­дения и требований этики, и, кроме того; пересмотр права на коммуникацию и введение права на ответ и поправки — иными словами, он охватывает весь комплекс проблем, свя­занных с СМК.

    Концепция нового информационного порядка для разви­вающихся стран, какой она вырисовывается из различных документов, принятых от встречи в Алжире до VI Конфе­ренции в Гаване, связана с тремя ключевыми понятиями: де­колонизацией,. социальным прогрессом и культурой.

    Задуманное в Алжире, как один из элементов достиже­ния экономической независимости, быстрое становление на­циональных систем средств массовой информации стало важ­ным политическим делом всех развивающихся стран. По мне­нию неприсоединившихся государств, процесс деколонизации полностью не прекращается с политическим и экономическим освобождением, поскольку остается третья форма зависимо­сти — информационно-культурная.

    Процесс экономической деколонизации поставил на по­вестку дня вопрос об информационной независимости так же, как в свое время политическое освобождение развивающихся стран повлекло экономическое. Новый мировой информацион­ный порядок предполагает деколонизацию информационного обмена, установление культурного суверенитета, т. е. «осво­бождение умов», без которого невозможно, говорить о полной деколонизации.

    Информация и социальный прогресс развивающихся стран — связь между этими двумя понятиями еще более оче­видна. Как подчеркивал Генеральный директор ЮНЕСКО в

    1976  году, в настоящее время все признают важную роль об­мена информацией в процессе развития. Средства информа­ции стали одним из выразительных показателей уровня раз­вития (экономического, социального, образовательного, куль­турного и т. д.) страны. Национальные системы массовой ин­формации могут успешно служить делу распространения зна­ний и мнений, поощрять творческую активность народов, ра­сширять эффективность социальных начинаний, всех форм внутренней и внешней политики. Усилия, направленные на оз­доровление международного климата, также включают в се­бя, наряду с разоружением, и ликвидацию всех форм дискри­минации народов, установления в странах Запада и разви­вающихся странах нового международного экономического порядка, составной, неотъемлемой частью которого являет­ся новый международный порядок в области информации.

    Культура и информация неотделимы. Эта идея лежала в основе осуществленного в 1976 г. слияния подотделов ЮНЕ­СКО по культуре и по коммуникации в один. Так отразилось в деятельности ЮНЕСКО требование «нового культурного подхода к коммуникации», выраженное в итоговых докумен­тах межправительственных конференций по культуре: на все­мирной конференции в Венеции в 1970 г. (рекомендация 20): на европейской конференции в Хельсинки (рекомендации 1 и 10); на азиатской в Джакарте в 1973 г. (рекомендации 14 и 15) и на африканской в Алжире (рекомендации 14 и 25). В декларации конференции в Хельсинки было особо подчерк­нуто, что «не существует культуры без коммуникации и, сле­довательно, любая культурная политика влечет за собой по­литику коммуникационную». Латиноамериканская межпра­вительственная конференция в Боготе в 1978 г. единодушно интерпретировала решение ЮНЕСКО об организационном слиянии 1976 г., как «освящение ...неотъемлемых взаимоотно­шений, порожденных нашим веком, между культурным и ком­муникационным процессами» и как «возвращение коммуни­кационному феномену его неотъемлемого культурного профи­ля».

    Доминанта социального назначения средств массовой коммуникации в развивающихся странах не может сводиться к новостям, рекламе и развлечениям: основу, лейтмотив их деятельности должны составлять национальные цели раз­вития. защита национальных интересов. Важнейшими обще­ственными функциями СМК в развивающихся странах яв­ляются содействие образованию и воспитанию масс, органи­заторская и агитационно-пропагандистская деятельность. Традиционные каналы массовой коммуникации, особенно характерные для развивающихся стран (собрания и митин­ги, фольклор и народный театр, песенные ансамбли и дру­гие жанры народных представлений, а также мероприятия религиозного характера) целесообразно дополнять использо­ванием современных средств информации, позволяющих осо­бо поддерживать присущее национальным и социальным об­щностям единство интересов и чувство самобытности. Бу­дущее принадлежит не только общенациональным СМИ, но и информационным системам местного, ограниченного рас­пространения *— радио, небольшим газетам, кабельному те­левидению, аудио- н видеокассетным программам.

    * Тесная увязка проблемы нового информационного по­рядка с необходимостью продвижения мирового сообщества адеред — к установлению нового международного экономи-

    271

    ческого порядка не случайна. Обе названные глобальные проблемы относятся к разряду важнейших для человечест­ва и неразрывно взаимосвязаны друг с другом. Без ради­кальных изменений экономической структуры капиталисти­ческих отношений, т. е. перемен основы общества, его ба­зиса, невозможна полная деколонизация информации в раз­вивающихся странах.

    Многие развивающиеся государства признали эту ак­сиому избранием социалистической ориентации своего раз­вития, обеспечив тем самым оптимальную внутреннюю стру­ктуру для целей национального прогресса. На уровне пред­ставительных международных организаций также констати­руется необходимость разработки норм международных от­ношений, которые в итоге будут способствовать экономиче­скому освобождению и культурной эмансипации развиваю­щихся стран.

    В резолюции третьего всемирного семинара журнали­стов имени Д. Хаммаршельда (сент. 1975 г., Нью-Йорк) го­ворилось, что материализация нового международного эко­номического порядка требует закрепления в широких кру­гах общественного мнения как капиталистических, так и раз­вивающихся стран идеи относительно объективной заинте­ресованности всех стран в создании международных усло­вий, стимулирующих социальный прогресс в экономически наиболее отсталых районах земного шара. Приводя в своей книге эту выдержку из нью-йоркского обращения к журна­листам, лауреат Нобелевской премии, видный голландский экономист Ян Тинберген добавляет: «Расширение возмож­ностей информирования должно рассматриваться в качестве основного и непременного условия достижения нового меж­дународного порядка — именно поэтому монополистиче­ская дискриминационная практика, характерная для боль­шей части нынешней системы международного распростра­нения информации, должна рассматриваться как наиболее отчетливый символ порочности нынешнего положения ве­щей»13.

    РЕАКЦИЯ США

    Независимо от того хотим мы того или нет, новый международный 'порядок в области информации будет соз­дан, что в свою очередь может послужить движущей силой для создания нового международного экономического по­рядка, к которому призывают менее развитые страны ми­ра — такова вкратце суть выводов американских экспер­тов Дж. Кролоффа и С. Коэна, которым комиссия по ино­странным делам сената США поручила изучить вопросы, 273 связанные с новым международным порядком в области ин­формации. Последний отвечает стремлениям не только раз­вивающегося мира, говорится в докладе, но отвечает инте­ресам всех стран, а изумляющая скорость, с которой все более новая техника меняет облик человеческого общества и международных отношений, может послужить толчком этому процессу.

    Дж. Кролофф и С. Коэн отмечают: «Основные черты нового международного порядка в области информации становятся ясными и будут дальше разработаны в ходе меж­дународных встреч конца 70-х годов. Эти встречи, к которым США абсолютно не готовы в данный момент, могут оказать­ся не менее значительными, чем самые политические сенса­ции в этом десятилетии, потому что эти встречи в значитель­ной степени будут определять международный климат и вза­имопонимание и таким образом влиять на политику США»14.

    Политический реализм той части западных политиков, к которым принадлежат два вышеупомянутых эксперта — дань важным изменениям соотношения сил в современных международных отношениях. Необходимость установления нового международного информационного порядка логиче­ски вытекает не только из прогресса техники СМК и соци­альной роли средств информации. Запад — в лице его наи­более прагматически настроенных руководителей — вынуж­ден официально признавать не только справедливость, но и неотвратимость достижения развивающимися странами эко­номической и духовной независимости. Империалистическая политика «помощи» менее развитым странам не спасает их от экономических недугов, а лишь усугубляет кризисные явления. Доминирование мощных империалистических средств массовой информации и коммуникации в сочетании с экономи­ческим преимуществом и контролем западных промышленно развитых стран над развивающимися странами-производите* лями сырья ухудшила, а не улучшила положение последних.

    Обострение экономического и идеологического кризиса империализма проявляет себя в том, что развивающиеся стра­ны — при поддержке социалистических государств и прогрес­сивных сил во всем мире — могут сегодня успешно ставить и разрешать в свою пользу крупные международные проблемы. Когда развивающиеся страны говорят о НМИП, они заявляют, что существующее положение вещей является неудовлетвори­тельным и то, что сейчас наблюдается в несоциалистическом мире — это не порядок, а беспорядок в духе закона джунглей, где сильные властвуют, а бедные и слабые довольствуются са­мым малым.

    Банкротство политики империалистического диктата проя­вляется также в том, что требования развивающихся стран о

    18.     Г. Вачнадзе. Ю. Кашлев.                                                                                 275 создании новой международной информационной структуры поддерживается подавляющим большинством государств пла- леты, независимо от их политического строя или уровня эко­номического развития. Эти страны — в противовес США, Анг­лии и ФРГ — склонны рассматривать информацию, как соци­альную и культурную ценность, а не как товар или продук­цию, произведенную но заказх определенного рынка. Боль­шинство даже развитых капиталистических стран разделяет идеалы ММИП, направленные на укрепление мира, взаимопо­нимания и доброй воли между народами и борьбу против ра­сизма и апартеида, колониализма и неоколониализма. Такой новый порядок в области информации не ограничивается деко­лонизацией потока новостей, а касается всех сфер и аспектов культуры, а также техники, оборудования, инфраструктуры, телекоммуникации, электромагнитной связи, включая пере­распределения высокочастотного спектра, определения прав и обязанностей работников массовой коммуникации, осо­бенно на междунаролной арене, установления морального ко­декса, нового определения права коммуникации и введения права ответа и поправки.

    Крупные капиталистические государства удовлетворены сложившейся с давних пор практикой одностороннего между­народного обмена информацией и продолжают свою активную деятельность в рамках международных организаций с целью воспрепятствовать выработке таких принципов и норм, кото­рые установили бы наконец порядок, — справедливый поря­док,—регулирующий использование СМК в отношениях между государствами. Затушевывая социально-политический смысл требований развивающихся стран о новом информационном порядке, некоторые буржуазные идеологи пытаются приспосо­бить его к интересам западных стран.

    Ясно, что в рамках концепции НМИП, как его понимают некоторые влиятельные круги на Западе, подлинных перемен, которых добиваются развивающиеся страны, не произойдет. Прежде чем эти страны получат возможность использовать но­вейшую технологию, создадут конкурентоспособные информа­ционные агентства, им придется, возможно, еще шире открыть двери для потока пропаганды из стран Запада — в рамках этого же самого «нового информационного порядка». Сущест­вуют опасения, что лозунг НМИП может превратиться в политико-правовое обоснование вмешательства во внутренние дела суверенных государств, в безответственную деятельность частнокапиталистических информационных корпораций на иностранных территориях, а точнее говоря — в новое словес­ное оформление старой практики «свободы западной инфор­мации» в глобальном масштабе.

    Ряд американских политиков в какой-то момент; возможно уверовал в то, что непрекращающаяся революция в области средств коммуникации всецело предназначена служить инте­ресам только их нации. Збигнев Бжезинский посвятил обосно­ванию этой идеи целую книгу, в которой он, в частности, пи­сал: «Пост-индустриальное общество становится сейчас обще­ством «технотронным», т. е. обществом, которое принимает культурные, психологические, социальные и экономические очертания под воздействием достижении электроники, особен­но компьютеров, систем управления, коммуникации и инфор­мации. Промышленный процесс перестал быть главным опре­деляющим фактором социальных изменений, норм морали, со­циальной структуры и общественных ценностей»15. По мнению

    3.   Бжезииского, импортируемые с Запада средства массовых коммуникаций являются основными движущими факторами социальных изменений в развивающихся странах.

    Капитализм готов даже постепенно уступать требованиям развивающихся государств, желающих иметь собственную развитую тяжелую промышленность (вторичный сектор эко­номики), для того чтобы сконцентрироваться и не сдавать по­зиции в контроле над средствами коммуникации и информации (третий и четвертый сектора экономики). Наблюдение за по­литическими процессами в развивающихся странах показыва­ет, что разрешение главных противоречий, стоящих на пути к подлинной национальной независимости, невозможно без за­воевания суверенитета в структурах массовых коммуникаций. Этот факт является общепризнанным, что во многом объясня­ет бурную реакцию империалистических держав на решения межправительственных конференций по проблемам СМК— в Латинской Америке (Сан-Хосе, июль 1976 г.), в Азии (Куа- ла-Лумпур, июнь 1978 г.) и на других континентах.

    Когда, например, латиноамериканские деятели выступа­ют с требованием соблюдения баланса в информационных программах, создания собственных, действительно националь­ных агентств прессы, Межамериканское общество прессы (СИП), Межамериканская вещательная ассоциация (АИР), Международный институт прессы и другие подобные органи­зации, отражая точку зрения США, немедленно заявляют, что латиноамериканцы хотели бы ликвидировать мировые агент­ства. Как заметит венесуэльский исследователь сотрудник ЮНЕСКО Антонио Паскуали, названные выразители интере­сов США, когда они парируют таким образом, прибегают к порочному методу обвинений в империалистическом и хищни­ческом складе мышления, присущем им самим.

    В июле 1976 г. в Сан-Хосе (Коста-Рика), на межправи­тельственной конференции по проблемам политики в области массовых коммуникаций, представители заинтересованных межнациональных концернов составили внушительную оппо­зицию, осудившую достаточно скромные итоговые предложе­ния участников конференции16.

    Нынешняя реакция США на протесты их союзников, а также стран развивающегося мира характеризуется большим стремлением к компромиссным решениям, чем это было в пре­жние десятилетия. США не могут, например, игнорировать ре­шения ООН и запускать как бывало прежде, спутники связи но своему усмотрению. Суть в том, что средства связи, исполь­зующие спсктр радиочастот, могут работать только при отсут­ствии электронных помех от совпадающих сигналов, т. с. в том случае, когда все стороны одинаково понимают свои общие интересы и действуют на основе договоренности. Можно отме­тить и другие жизненно важные интересы США, которые тре­буют налаженного сотрудничества с десятками развивающих­ся стран. Наблюдается ’ растущая зависимость военных ве­домств и промышленных корпораций США от надежности гло­бальных систем электронных линий связи, большая часть ко­торых размещена на территории других государств. Последние могут также ограничивать доступ США к своим националь­ным рынкам сбыта и энергетических ресурсов, перекрывать каналы сбора и распространения всевозможной информации.

    США и другие империалистические державы вынуждены прислушиваться к законным требованиям развивающихся стран с целью сохранить существующие каналы идеологичес­кого влияния, а следовательно и статус-кво в регионах капита­листической ориентации.

    Составители известного доклада «США и дебаты о меж­дународном информационном порядке» признают: «Сейчас нет еще ясного и четкого согласия по вопросу о том, как приспо­собить традиционные американские ценности к сегодняшней действительности в области систем коммуникации и информа­ции»17. Кролофф и Коэн в докладе сенату США пошли дальше в своих обобщениях, признав как положительную деятельность пула агентств неприсоединившихся стран, а также усилия, предпринимаемые Международной Комиссией ЮНЕСКО по исследованию проблем коммуникации во главе с Ш. Макбрай­дом. Сама идея «сбалансированного потока информации», пи­сали Кролофф и Коэн, возможно, является самой последней формулировкой тысячелетней концепции справедливости и вы­двинута развивающимися странами, которые Запад обрекает на проволочки с целью исключить их возможное равное парт­нерство.

    Американскую позицию в отношении НМИП характеризу­ет стремление сохранить нынешний статус-кво ценой мини­мальных фактических уступок, безудержной риторики и заку­лисных махинаций. Но такая самонадеянность силы в конеч- Ш ном итоге обречена и приносит все меньше политических диви­дендов.

    «Американским представителям, — продолжают Кролофф н Коэн, — следует лучше ознакомиться с особенностями госу­дарственных систем средств массовой информации, которые образовались в Голландии, Швеции, Танзании, Нигерии и дру­гих странах. Американцам также следует осознать уникаль­ность их средств массовой информации, и те политические и экономические условия, при которых они образовались. Про­должать настаивать на частном владении средствами массовой информации, как на единственно приемлемой модели, — это значит только отдалять от себя западных союзников, у кото­рых государственные, но все же «свободные» средства массо­вой информации, и уменьшать авторитет и влияние США в тех странах, которые до сих пор не рассматривают частные средства массовой информации, как подходящий для них ва­риант.

    Так же как многие американцы не верят, что финансируе­мые, правительством средства массовой информации могут быть «свободными», так же многие представители третьего мира, возможно, не верят, что американские средства массо­вой информации свободны от влияния правительства. Они то­же имеют тенденцию усматривать связь между существующим международным информационным порядком и коммерчески­ми интересами США, которые, в свою очередь, служат интере­сам правительства США. Считается, что как существующее положение дел в области информации и коммуникации, так и нынешний экономический порядок направлены против насущ- тчх интересов третьего мира»18.

    Для несоциалистического мира особенно острым являет­ся вопрос, сформулированный Генеральным директором ЮНЕСКО, когда он подчеркивал значение «одного из самых главных вызовов современного мира»: «Стоит вопрос о том, есть ли возможность для людей жить отныне в мире взаимо­понимания, принимая, наконец, «другого» как он есть и не пы­таясь более навязать ему чуждый для него образ жизни и мы­сли, но предложить путь, пронизанный братским^ стремлением к взаимообогащению за счет общения с другими культура­ми»19. После тысячелетий, ознаменованных экспансионизмом культур, последовательными попытками империй и религий навязать другим народам собственную цивилизацию, совре­менный мир, — в значительной степени под влиянием социа­листических идей и практики победившего социализма — на­чал открывать принцип уважения других культур и постепен­но осознает, что для человечества в целом богатство культуры проистекает из разнообразия, а не из искусственно навязан­ного единства.

    АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ПРИНЦИПОВ НМИП

    Благородные антиимпериалистические цели нового меж­дународного информационного порядка отвечают интересам народов как развивающихся, так и развитых стран. Ни одна из глобальных общечеловеческих проблем не мо>лет быгь ре­шена без нормализации международного информационного обмена, без ликвидации диктатуры в несоциалистическом мире монополий СМК.

    Суть нового международного информационного порядка составляет стремление развивающихся стран обрести полный суверенитет в вопросах информации и культуры. В короткий срок — и это произошло в 70-х годах — развивающиеся стра­ны сумели внушить западным журналистам, политическим де­ятелям и общественности, что радикальное изменение сущест­вующего порядка вещей неизбежно—и что в нарождающейся новой системе международных отношений развивающемуся миру будет принадлежать место, подобающее его масштабам, правам и чаяниям. Справедливое распределение потоков ново­стей, улучшение информации о развивающихся странах край­не необходимо и для развитых капиталистических государств. Неравноправные экономические и информационно-культурные взаимоотношения стран Запада и развивающихся государств постоянно провоцируют конфликтные ситауции, способствуют возникновению или обострению напряженности.

    Страны социализма, а также развивающиеся страны, из­бравшие социалистический путь, успешно отстаивают свой су­веренитет от посягательств «информационного империализма». Неприемлемой, в этой связи, выглядит попытка ряда западных ученых анализировать нынешний международный информаци­онный обмен в плане противопоставления Юга и Севера, раз­витых и развивающихся стран. Подобное деление не отражает того факта, что международный информационный порядок не­обходим, в первую очередь, большинству стран капиталисти­ческой ориентации, и что развитые социалистические страны ни в коей мере не несут ответственности за последствия нео­колониалистской политики Запада в развивающихся регионах.

    Многие считают выбор термина «новый международный порядок» не самым удачным. Речь ведь идет не просто о заме­не существующего в области информации международного по­рядка на новый. Международная система информации и ком­муникации еще только создается — но уже сегодня многое из существующего является заведомо непригодным и отравляет международные отношения. И если одновременная передача информации во всем мире технологически возможна и созда­ние всемирной системы электросвязи — вещь вполне реаль­ная, то потоки информации в отдельных региональных участ­ках этой системы, средства и цели использования потенциала коммуникации далеки от того, чтобы говорить о каком-то эле­ментарном порядке (в конструктивном, положительном смы­сле этого слова).

    Сегодня мы имеем дело с процессом строительства меж­дународной системы информации и коммуникации. Принципы такой системы остаются те же, что были выдвинуты в качест­ве основной задачи ЮНЕСКО при ее создании — «содейство­вать укреплению мира и безопасности путем расширения сот­рудничества народов в области образования, науки и культу­ры в интересах обеспечения всеобщего уважения, справедливо­сти, законности и прав человека, а также основных свобод, провозглашенных в Уставе Организации Объединенных Нации для всех народов без различия расы, пола, языка или рели­гии».

    Большинство государств — членов ООН требует создания системы коммуникации, охватывающей весь мир, но которая позволит осуществлять международн ю, многогранную и рав­ную коммуникацию во многих направлениях и в интересах всех стран и народов. Термин «новый международный порядок в области информации и коммуникации» воспринимается сегод­ня уже как лозунг с вполне определенными политическими от­тенками и программа деятельности в борьбе за справедливые международные отношения. Фактически речь идет не о рефор­мистского рода новациях, а о радикальном изменении сущест­вующей практики информационного империализма и неоколо­ниализма, ликвидации всех форм дискриминации, диктата и иностранного господства в информационно-культурной обла­сти, как части борьбы за новые международные отношения. И необходим действительно новый международный информаци­онный порядок, так как развитие техники связи — особенно с появлением спутников и с учетом общей взаимозависимости всех стран — сделало обязательным поиск решений на все­мирном уровне в интересах народов.

    В мае 1974 г. по представлению IV Конференции глав го­сударств и правительств неприсоединившихся стран, Генераль­ная Ассамблея ООН на своей шестой чрезвычайной сессии одобрила Декларацию об установлении нового международно­го экономического порядка. С тех пор фундаментальные прин­ципы нового международного экономического порядка были сформулированы во многих декларациях и программах. Боль­шая часть предложений в этой области исходила от развива­ющихся стран и была признана международным сообществ вом20. Вот эти фундаментальные принципы:

    . — суверенитет и равенство государств:

    т

      равное и эффективное участие всех государств в про­цессах принятия международных решений;

      право каждого государства на выбор экономической и политической структуры;

    полный суверенитет в обладании Есеми национальными ресурсами;

       право регулировать отношения с иностранными инсти­тутами и гражданами, входящими в конфликт с националь­ными целями и приоритетами.

    Эти принципы кардинальным образом противоречат неко­торым постулатам империализма, согласно которым якобы:

      нынешняя экономическая система целесообразна, а пе­реживаемый им кризис носит преходящий характер;

      нынешний экономический порядок отвечает интересам как развитых капиталистических, так и развивающихся стран;

      бедные страны могут развиваться при условии, что бо­гатые страны, оставаясь богатыми, будут направлять незначи­тельную часть своих средств бедным;

      модель развития ведущих капиталистических стран яв­ляется также единственно возможным, лучшим образцом для бедных стран.

    Опровергая перечисленные постулаты сторонники нового экономического порядка утверждают:

    кризис 60—70-х гг. на Западе есть результат краха эко­номического механизма капиталистической системы;

       нынешний экономический порядок несовместим со стремлениями развивающихся государств к полному сувере­нитету и так как этот порядок уходит своими корнями в про­шлое колониальной'эксплуатации, он не может функциониро­вать иначе чем вразрез с ин ересами развивающихся стран;

       ручеек помощи неэффективен в отношениях между капиталистическими $ развивающимися странами; развитие мирового сообщества государств должно протекать в усло­виях одинаковых шансов и равноправия всех стран в приня­тии международных экономических решений;

       развивающиеся страны не могут имитировать запад­ную модель, их цель не в том, чтобы «догнать богатых»; про­гресс развивающихся стран возможен в условиях независи­мого политического курса, достижения реального и полного суверенитета.

    В предложениях по новому международному экономиче­скому порядку часто фигурируют два важных понятия — су­веренитет и взаимозависимость. Важно не смешивать поня­тие «суверенитет» с термином «национализм», в том смыс­ле, в каком этот термин выражает стремления к территори­альной экспансии путем войны или других мер. Суверенитет 280


    предполагает защиту собственно национальной территории и всех ее ресурсов. Смысл понятия суверенитет заключается в создании условий для автономного, самостоятельного раз­вития. Именно в этом состоит принципиальное отличие но­вого международного экономического порядка от преж­них стратегий развития, утверждавших о необходимо­сти интеграции развивающихся стран в существующую ка­питалистическую экономику. Новый экономический порядок осуждает подобную интеграцию, которая способна лишь уп­рочить существующее неравноправие и препятствует незави­симому развитию.

    Новый международный экономический порядок придает совершенно определенный смысл и понятию «взаимозависи­мость». При анализе современного капитализма это понятие ассоциируется с иерархией отношений между развитыми и развивающимися странами. Новый экономический порядок, напротив, предусматривает установление равноправных отно­шений между независимыми государствами. Сис Хамелинк из Латиноамериканского института транснациональных ис­следований предлагает называть такие отношения не преж­ним термином — «взаимозависимость», а «взаимонезависи- мость»21. Можно сформулировать следующее определение но­вого международного экономического порядка — организация международных экономических отношений, страны-участни­ки которых самостоятельно развивают свой социально-эко­номический строй, полностью контролируют национальные ресурсы и активно участвуют в делах сообщества наций в качестве равноправных и независимых членов.

    Сообразуясь с этой формулировкой можно предложить определение нового международного информационного поряд­ка — обмен информацией, при котором страны-участники следуют самостоятельному социально-экономическому кур­су, полностью контролируют свои ресурсы и активно участ­вуют в делах международного сообщества в качестве равно­правных и независимых членов.

    Если принять это определение за отправную точку, то прсцесс становления нового информационного порядка при­обретает следующие составные элементы:

       эксплуатация ресурсов под названием «информация» требует от государства определения собственных националь­ных политики и теории массовой коммуникации. Последняя должна учитывать все имеющиеся возможности прогресса в этой сфере в целях удовлетворения основных социально-эко­номических нужд населения; при этом иностранные культур­ные ценности из бывших метрополий должны уступить ме­сто культурной политике, в полной мере учитывающей ме­стную структуру массовых коммуникаций и образователь­ный ценз общественных слоев;

       достигнутая национальная автономия превратится в коллективную автономию развивающихся стран, которые, со­трудничая друг с другом, создадут себе условия для разви­тия независимо от существующей системы монополий. Ин- формационно-культурный обмен должен получить горизон­тальное развитие — между самими развивающимися стра­нами для более эффективной совместной эксплуатации име­ющихся ресурсов (оборудование, программы, подготовка кадров и т. д.). Налаживание подобных тесных горизон­тальных связей ослабило бы, видоизменило существующие вертикальные связи с развитыми капиталистическими стра­нами;

       национальная (и коллективная) автономия создает основу для полноправной международной деятельности раз­вивающихся государств. Западные страны уже не смогут диктовать условия этой деятельности, исходя из интересов монополий — международная массовая коммуникация будет исходить из национальных приоритетов суверенных разви­вающихся стран.

    Широкое и эффективное участие государств в мировом сообществе в качестве его независимых и суверенных членов возможно при наличии двух предварительных условий — доступа и контроля. Международный обмен информацией должен подразумевать равный доступ всех партнеров к тех­нической инфраструктуре СМК, которая сейчас полностью монополизирована в западном мире. Равный доступ требу­ет пересмотра распределения частот вещания, цен и тарифов на тслуги связи, форм национального участия в технологи­ческих комплексах СМК, находящихся в руках иностранных концернов. Сбалансированный обмен информацией требует выработки форм контроля, защищающего национальные СМК и культурные ценности.

    Новый международный информационный порядок может принять различные формы. Они, безусловно, будут опреде­ляться характером тех изменений, которые произойдут в меж­дународных экономических отношениях. Если кардинальных изменений экономического порядка не произойдет, новый международный информационный порядок будет скомпроме­тирован теми, кто попытается превратить его еще в один механизм для упрочения существующей зависимости развива­ющихся стран от транснациональных монополий.

    Советский Союз исходит из того, что новый международ­ный информационный порядок должен, во-первых, активно содействовать развитию информационных структур разви­вающихся стран, во-вторых, обеспечивать сбалансированный обмен международной информацией н, в-третьих, помогать политическому, экономическому, социальному и культурному прогрессу всех государств.

    Журналисты и деятели в области средств массовой ин­формации из 46 стран Азии, Африки, Европы и Америки, со­бравшиеся на Международный семинар в Ташкенте 3 — 8 сентября 1979 г. с участием Генерального директора ЮНЕСКО, президента Международной организации журна­листов, председателя Координационного комитета пула ин­формационных агентств неприсоединившихся стран и прези­дента Международной ассоциации по изучению средств массовой информации с интересом восприняли точку зрения на НМИП, содержавшуюся в докладе, с которым выступил на семинаре кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, пер­вый секретарь ЦК Компартии Узбекистана LII. Р. Рашидов: «Заслуживает внимания идея создания «нового междуна­родного информационного порядка», поддержанная ЮНЕСКО, рядом представительных международных конференций, на­учными журналистскими кругами. Как мы понимаем, серд­цевину концепции «нового международного информационного порядка» составляет борьба за национальный суверенитет в сфере информации и культуры, против колониализма и его пережитков, против империалистического засилья в духовной жизни народов Азии, Африки и Латинской Америки. Одно­временно эго означает защиту и содействие развитию нацио­нальных систем массовой информации»22.

    Новый международный информационный порядок рас­сматривается нами как продолжение того процесса корен­ной перестройки международных отношений на принципах справедливого демократического мира, который был провоз­глашен ленинским Декретом о мире. Он неразрывно связан и с идеей переустройства международных экономических от­ношений, которая лежит в основе нового международного экономического порядка. Советская позиция по этим вопро­сам отражает взаимосвязь политического, экономического и культурного моментов в рамках единого процесса револю­ционного антиимпериалистического обновления мира, его демократизации и деколонизации в результате социалистиче­ских и национально-освободительных революций.

    Новый международный информационный порядок дол­жен способствовать тому, чтобы системы средств массовой информации могли развивать и обогащать национальные культуры и вместе с тем делать достижения национальных культур достоянием народов других стран мира. В междуна­родной сфере информация должна служить интересам мира и сотрудничества между государствами, содействовать ук­реплению доверия между народами, популяризации идей гу­манизма.

    Как указывал в своем послании участникам Междуна­родного семинара журналистов в Ташкенте Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховно- но Совета СССР товарищ Л. И. Брежнев, «советские люди с пониманием и симпатией относятся к стремлению народов Азии, Африки и Латинской Америки создать собственные ор­ганы информации, оградить себя от идеологической экспан­сии империализма, положить конец «духовному империализ­му». Ясно, что на этом пути предстоит упорная борьба, и ме­ра успеха в ней будет зависеть от скоординированных дей­ствий развивающихся государств и их друзей и союзников — стран социалистического содружества»


    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


    'и>.        ity'* *,ч:' *                   та* nt:- 'i ч■ • *■, rv^4 >• * -c

    ^Ук.Н-л^КVv :; * ; •" мг'Г.ду тг^’ч-        '*£<{&*-, ':СрЖ "

    V'..; v.^rvibte-1,. ’                                                             x.>./ ч'(;'--

    "' *C ;Дй; a,"i; ,4 »»'4..Pi>e*ij •                                         ЛАй.ви.у<

    U .*■•••* лКу^Й£ЛЙ-;'.Ч'0'&'                  fe ',.‘n>:

    .’"I ^v-.'iBCC> П(ч«г»еэ£-т<у!?- _ )ft|*V;.*, _ * 3c«w

    •.:                о '.CP, ti-w&xtx'.k >r-И, Г j* •t'.a^fty., •>.’*? '.♦. ?}•'. лю/Ь

    U i i!X ujifcft'M И                                               '** '•••$ ,4; -'„4 '.‘.-si

    ЪШ, Д^рйЩ и n’lC-fc-'wSiV'Vv Д < : •.,.>■•:• С- ‘<&!*t#.~r&8iiifcUV.

    .> ,"'т                         v?}*»iysui>& »•* '***£•;• ^             -"-к л.

    - • «jut зшйеУаддяз^к,              -.»л%ч ..- ;Гг»:-ми^;? *ik->ejA!•••

    <>rfv. 5kiiO, ч-о *ш m»W.                                 .*•,«.*

    ?:•                 ^ШУЙ1ШЁ9И^^                                               ..*

    ms-ч ;. г;к»шу^ШНЬ*Д^Щ^-/аг|1 1л<|#ЧйГ»' --v **•..;•*

    .'г'О' Ц'А 'W ^tKuvч*

    '%=i-. i , 'Ь

    :• '*< •>


    ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБМЕНА ИНФОРМАЦИЕЙ

    ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АМЕРИКАНСКОЙ ДОКТРИНОЙ «СВОБОДНОГО ПОТОКА ИНФОРМАЦИИ»

    Уже не раз отмечалось, что развитие процессов раз­рядки усилило роль международного обмена информацией — важной составной части взаимоотношений государств с раз­личным социально-экономическим строем. Именно это об­стоятельство превратило проблему обмена идеями, полити­ческой и культурной информацией в широкую сферу деятель­ности политиков и дипломатов, теоретиков и практиков как в социалистических, так и в капиталистических странах.

    Западная концепция, выраженная несколько лет назад в требовании «свободного потока людей, идей и информа­ции», предусматривает мнимую универсализацию культур­ного обмена, прежде всего посредством стирания ее идеоло­гических функций и придания ей космополитических черт. Главной идеей упомянутого требования является воинствую­щий антикоммунизм и антисоветизм в различных формах и оттенках. Налицо попытки империалистов утвердить эту доктрину в международных культурных отношениях. Эта концепция является попыткой навязать международной об­щественности буржуазную модель общественной коммуника­ции, опирающуюся на стихийность и законы капиталистиче­ского рынка с одновременным узурпированием в свою поль­зу морального и политического права пропагандистского вме­шательства во внутренние дела суверенных государств.

    Концепция социалистических стран прямо противополож­на. Она является выражением идеи мирного сосуществова­ния. Ведь именно социалистические страны признали это главенствующим принципом реализации целей своей внеш­ней политики. Информационно-культурный обмен является средством, служащим мирному сосуществованию народов, из чего вытекает потребность подчинения деятельности го­сударств в этой сфере интересам международных отношений, созданию атмосферы мира, а также климата сотрудничества между народами, сближению народов и их культур, преодо­лению предубеждений и недоверия, негативных понятий и стереотипов и т. д. Самый важный тезис в позиции социали­стических стран — признание ответственности каждой стра­ны за содержание информации и культурных произведе­ний, выходящих с ее территории, а также признание права каждой суверенной страны на охрану от привносимой из-за границы информации, если она несет угрозу для ее культур­ного наследия, общественного порядка, моральных ценностей к других жизненных интересов. Это означает приоритет кри­териев содержания (качественных над количественными) и заботу о гуманистической функции информации и культу­ры в международном обмене.

    Позицию развивающихся стран следует рассматривать в тесной связи с их усилиями, направленными на культур­ную эмансипацию, смысл которой сводится к противопостав­лению себя «информационному империализму» Запада. В этой позиции, которая нашла свое выражение, в частности, в заключительных докладах международных конференций с участием министров культуры азиатских стран (Джакар­та, 1973), африканских (Аккра, 1975), латиноамериканских (Сан-Хосе, 1976), обращает на себя внимание забота о цель­ности национальных культур, о сохранении равновесия меж­ду иностранным влиянием и собственным культурно-цивили­зационным наследием. Международный культурный обмен при условии его прогрессивного гуманистического содержа­ния может способствовать повышению духовного уров­ня обществ и стимулированию благоприятных общественных преобразований в развивающихся странах. Следует подчерк­нуть, что развивающийся мир также требует расширения функции государства в международном обмене культурными произведениями.

    Капиталистические государства в своих декларациях чаще всего пользуются не термином «обмен информацией», а термином «свободный поток информации». «Свободный поток информации» -- это в их понимании односторонняя передача необъятного количества информации, по своему со­держанию не ограниченной никакими нормами и не контро­лируемой государством, на территорию которого эта инфор­мация поставляется. Отправителем информации в данном случае является учреждение, контролируемое государством, представляющим политические, идеологические и социально- экономические интересы, отличные от тех, которыми руко­водствуется страна, на территорию которой направлен «сво­бодный поток информации».

    «Обмен информацией» якобы имеет место лишь между официальными учреждениями и совершается преимущест­венно па базе двусторонних соглашений. Поэтому он подле- '-288

    жит контролю государств, заключающих соглашение об обмене. По мнению Жан-Поля Жака, «обмен какими бы то ни было информационными материалами (автор сюда от­носит печатные материалы, кинофильмы, магнитофонные ленты и т. д.) всегда носит ограничительный характер и поз­воляет государству широко контролировать информацию по­средством решений о ее распространении». Как следует из высказываний автора, «свободный поток информации» име­ет все условия для своего функционирования между страна­ми той же системы, а «обмен информацией» предпочитается между государствами различных систем, так как «само собой разумеется, что когда политическая солидарность является сильной, политический контроль ослабевает, но когда речь идет о потоке информации с Запада на Восток, политический контроль приобретает основополагающее значение»1.

    Лозунг, «свободного потока информации» дополнялся представителями капиталистических стран терминами о так называемом праве на информацию, а также «праве на ком­муникацию» — распространение информации. Одновремен­но с этими лозунгами широко рекламируется лозунг «свобо­ды информации», который преследует ту же цель, что и «сво­бодный поток информации», — уклоняться от какого-нибудь р.мешательства государственных властей в содержание ин­формации, передаваемой мощными специализированными учреждениями ведущих западных стран, прежде всего Сое­диненных Штатов.

    Некоторые буржуазные авторы подчеркивают, что капи­талистические страны имеют якобы^право придавать рамкам своей информационной деятельности любое содержание, в частности, не соответствующее принципам, принятым как ООН, так и Заключительным актом Общеевропейского со­вещания.

    О такой трактовке проблемы явно противоречащей За­ключительному акту Совещания по безопасности и сотрудни­честву в Европе свидетельствует, в частности, следующее высказывание британской газеты «“Таймс»: «Запад не дол­жен стыдиться пропагандировать свои идеи всеми доступны­ми средствами, особенно по радио. Дух хельсинкских доку­ментов не требует запрета таких мероприятий. Положения этих документов, касающиеся невмешательства, направлены прежде всего против различных форм физической интервен­ции... Положения, говорящие об информации, однозначно призывают... к более свободному и широкому распростране­нию информации всякого рода»2.

    Буржуазная система средств массовой информации, на­правленных на население социалистических стран — через голову их правительств, — получило в нынешнем десятиле- тип особенно бурное развитие. Уже в ходе многолетней под­готовки Совещания по безопасности и сотрудничеству в. Европе империалистические круги попытались вновь потре­бовать от социалистических стран открыть государственные границы для «свободного потока информации», идущего из. арсенала буржуазных центров идеологической войны.

    Попыткам легализации буржуазной антисоветской про­паганды на страны социализма было в течение 70-х годов посвящено много усилий западных идеологов. Требование одностороннего «свободного потока» империалистической пропаганды на СССР выдвигалось чуть ли не в качестве первоочередного фактора или условия нормализации между­народных отношений. «Притягательная сила американской идеологии опирается на свободный поток», — говорилось в известном докладе исследовательской группы Ф. Стэнтона, посвященного реорганизации внешнеполитической пропаган­ды США. В докладе содержится также символическое при­знание: «Хотя Соединенные Штаты и сохраняют значитель­ную, быть может, даже преобладающую мощь в международ­ных делах, их возможности диктовать ход международных событий уменьшились. Это означает, что Соединенные Шта­ты должны будут более, чем когда-либо, рассчитывать на разъяснение и1 внушение»3.

    Ставка Соединенных Штатов на внешнеполитическую пропаганду — как одно из основных средств достижения американских целей за границей — описана Збигневым Бжезинскнм в книге «Между двух зеков: роль Америки в технотронную эру». Наблюдая за меняющимся не в поль­зу США и группы их союзников соотношением сил в мире,

    3.   Бжезинский предлагал использовать американские дости­жения техники связи и информации для всемирного распро­странения влияния Америки. Революция в области средств связи, непрекращающаяся и по сей день, определяет разви­тие общества, писал Бжезинский4.

    Бжезинский напомнил о том. что глобальное телевиде­ние и кинопромышленность, рекламные агентства и радио­программы для. заграницы, агентства новостей п компью­терные банки информации, современные системы связи и стандарты массовой культуры — все эти компоненты «за­падной цивилизации» находятся под монопольным влиянием США и, следовательно, влияют на судьбы капиталистиче­ских и развивающихся стран. Американские СМК влияют ка положение дел в зарубежных странах? Да, и не в мень­шей степени, чем торговля оружием и экономическая «по- 290 мощь». Понятие «свободный поток информации» в представ­лении западных идеологов типа 3. Бжезинского, предусма­тривает крайне расширительное толкование «информации». Под информированием подразумевается не столько манипу­лирование новостями, сколько пропаганда ценностей и обра­за жизни через посредство систем массовой информации, образования, культуры, научно-технического обмена и кон­тактов.

    Сам термин «свободный поток информации» возник давно, но особенно широко это словосочетание стало приме­няться в годы «холодной войны». Совпадение здесь не слу­чайное. Антикоммунистическая диверсионного характера деятельность империалистических средств массовой инфор­мации против не только социалистических, но и развиваю­щихся стран как раз и была названа на Западе «свободным потоком информации», который по планам вдохновителен «холодной войны» должен был проникнуть через границы суверенных государств, затопить их подрывными радиопе­редачами и другой пропагандистской продукцией.

    Сегодня большинство государств земного шара высту­пает против бесконтрольного, одностороннего «свободного потока» информации, означающего на практике экономиче­скую, культурную, идеологическую экспансию горстки импе­риалистических государств (преимущественно США). Но политико-идеологическая* доктрина «свободного распростра­нения», «свободного потока» или «свободного обмена идея­ми, информацией и людьми» не прекратила своего суще­ствования. Это отчасти объясняется ее глубокими корнями в буржуазной истории, неизменным присутствием во всех гегемонистских планах и устремлениях ведущих империа­листических держав. Следующее заявление известного анти­коммуниста и антисоветчика Д. Ф. Даллеса, сделанное им еще в 1946 г., актуально и сейчас. В нем раскрывается значение, которое придает империализм зарубежной информационно­пропагандистской деятельности: «Если бы мне предоставили право выбрать только один принцип нашей внешней полити­ки, то я сделал бы этим принципом свободный поток инфор­мации».

    Политика так называемого свободного обмена информа­цией получила официальное признание в США к концу пер­вой мировой войны с целью позволить американскому биз­несу процветать и распространяться до самых отдаленных границ мировой капиталистической системы. Натиск амери­канских фирм носил экономический характер. Однако очень скоро было осознано значение культурного компонента этой экспансии как выражение все большей свободы США на международной арене: свободы их капитала, их ресур­сов и распространения их информации.

    Американские правящие круги долгое время стремились подорвать монопольную роль Великобритании в мировой капиталистической системе информации. Средства инфор­мации США при поддержке монополий и официальных уч­реждений развернули широкую кампанию с тем, чтобы аме­риканские принципы «свободного обмена информацией» на­ходили все большее распространение как внутри страны, так и на международной арене. Это обеспечивало взаимодей­ствие и согласованность коммерческих интересов и полити­ческих целей, которые провозглашались «необходимыми» и полезными для общественного блага.

    Руководители американского общества директоров га­зет в июне 1944 г. приняли резолюции, побуждающие две главные политические партии поддержать «мировую сво­боду информации и ее распространение без ограничений во всем мире». Два месяца спустя демократы и республиканцы внесли этот вопрос в свои программы. В сентябре 1944 года обе палаты конгресса выразили свою веру в «мировое право на информацию». Добившись одобрения конгрессом своих целей, американское общество директоров газет с удовлетво­рением констатировало: новый государственный секретарь Эдвард Стеттиниус объявил, что «США предусматривают предварительные переговоры с другими странами относи­тельно международных соглашений, гарантирующих, что не будет никаких барьеров в обмене информацией между стра­нами»5. Была сформирована делегация, чтобы доставить «по­слание международной свободы печати во все дружествен­ные страны мира». Весной 1945 г. делегация посетила 21 большой город в И союзнических и нейтральных странах, налетала вокруг света почти 70 тыс. км., пользуясь «предо­ставленным ей военным министерством правом первоочеред­ного проезда на военно-транспортных самолетах»6.

    Заместитель государственного секретаря Уильям Бэнтон вскоре после войны так сформулировал и разъяснил амери­канскую политику в отношении «свободы коммуникаций»: «Государственный департамент намеревается сделать все, что в его власти, в политической или дипломатической об­ласти, чтобы способствовать слому искусственных барьеров, которые препятствуют экспансии во всем мире американ­ских частных агентств печати, распространению иллюстриро­ванных журналов, фильмов и других средств общения... 2J2

    Свобода печати — и свобода обмена информацией вооб­ще — является составной частью нашей внешней политики»7.

    «Свобода информации» всегда использовалась в каче­стве средства идеологического воздействия против Совет­ского Союза и стран социалистического содружества. Оче­видно, что принцип свободного предпринимательства в его американском понимании и трактовке не мог быть принят теми государствами, где ликвидирована частная собствен­ность на средства массовой информации.

    Правящие круги США стремились использовать «сво­бодный обмен информацией» для того, чтобы посеять недо­верие к иным некапиталистическим формам общественных отношений, что по их планам должно было снизить интерес к социализму в послевоенной Европе. Доктрина о так назы­ваемом свободном распространении информации аргументи­ровалась как некий «моральный» долг США, как эффек­тивное идеологическое оружие Запада в «холодной войне» против Советского Союза и стран Восточной Европы.

    Реалистически мыслящие политические и обществен­ные деятели США не могли не предвидеть неминуемый крах иллюзий о мировом господстве и «глобальной ответ­ственности», а также непрочности неоколоииальной полити­ки Вашингтона на всех континентах8.

    Думается, что высказывания Роберта Ли, возглавляв­шего в 1948 г. штат сотрудников известной комиссии С. Хат­чинса, сохраняют свое актуальное звучание и по сей день:. «Долой барьеры» — этого лозунга уже недостаточно в меж- дународной области. Ударение следует перенести с инди­видуальной свободы слова, как права, на основную потреб­ность всех граждан иметь регулярный доступ к существую­щему разнообразию идей, мнений, точек зрения и аргумен­тов, относящихся к государственным делам. Это не есть отрицание свободы, а наоборот, соединение ее с реальной ответственностью, которая обеспечивает то, что свобода служит истине и пониманию ее. Понятие ответственности,, если сделать из него логический вывод, может даже предпо­лагать определение явно вредного типа общественной свя­зи, которая выходит за пределы защиты самой свободы»9.

    Известный специалист в области средств массовой ин­формации профессор Герберт Шиллер (Сан-Диего, Кали­форния) считает, что сегодня вопрос о пересмотре понятия «свободы слова» встает очень остро. Когда власть распре­деляется неравномерно между людьми или группами в пре­делах страны, как и между странами, пишет Шиллер, сво­бода действия — т. е. свобода продолжать делать то, что привело к данной ситуации' — служит усилению сильных и ослаблению слабых. «Итак, свободы, внушительные по сво­ей форме, могут быть гнетущими по своему содержанию, когда они усиливают существующие неравенства, претен­дуя на предоставление равных шансов всем. Отдельные лю­ди, группы и нации все больше стремятся ограничивать та­кого рода свободу, которая способствует сохранению нера­венства. Именно с этой точки зрения можно яснее понять меры, направленные на регламентацию «свободы распро­странения информации»10.

    Ряд видных буржуазных ученых, таких как социологи, работающие в сфере СМИ, Франсуа Терру и Уилбур Шрамм, бывший директор ЮСИА Артур Ларсон, профессор Принсто­нского университета Джон Уиттон, немало писали о том, что обмен информацией во всемирном масштабе может осу­ществляться только на основе соглашений между государ­ствами, что сотрудничество при обмене информацией есть поиск международной регламентации, к которой присоеди­няются государства и через них организации и учреждения, непосредственно занимающиеся сбором, обработкой и распро­странением информации11. Не надо быть коммунистом, что­бы соглашаться с тем, что государства призваны регулиро­вать информационные потоки таким образом, чтобы они спо­собствовали установлению дружеских отношений между странами, отвечали чаяниям всего человечества.

    Канадский профессор филологии Маршалл Маклюэн в своих пророчествах нарисовал неприглядную картину прак­тического воплощения идеи «свободного потока» как внутри, так и за пределами Соединенных Штатов. Последние в неда­леком будущем, писал Маклюэн, якобы достигнут положе­ния, при котором будет возможен автоматический контроль с их стороны за количеством и качеством информации в дру­гих странах. Например, думает он, можно будет «рекомендо­вать выпустить 20 дополнительных телепередач на Южную Африку, чтобы охладить накал племенной вражды, вызван­ной на прошлой неделе радиопередачами. Можно будет про­граммировать подобным образом культуры целых обществ, чтобы сохранить стабильным их эмоциональный климат»12. Эволюция взглядов Маклюэна, описывавшего в первых своих трудах перспективы внедрения телевидения и кибернетики как средств «мирового устройства всех проблем на Земле», привела его в 70-х годах к выводу о том, что телевидение не принесло Западу примет «золотого века». Маклюэн пишет о распаде семьи, об исчезновении идеалов и мифа об Америке, и жизнь представляется ему «огромной звенящей газетной ог­ненной пустыней...». Бизнес вобрал в себя все. Тот великий скачок от индивидуализма механического века к имплозии электронного, который по первоначальной теории Маклюэна должен был собрать человечество в единую глобальную семью обернулся единением промышленных и финансовых магнатов13.

    «Свободный поток информации: взлет и падение док­трины» — так назывался доклад видного финского ученого профессора Каарле Норденстренга (с 1977 г. является пре­зидентом МОЖ — Международной организации журналис­тов), сделанный им в мае 1975 г. на очередной международ­ной встрече журналистов и исследователей СМИ в финском городе Тампере. К. Норденстренг проанализировал истоки зарождения этой доктрины и превращения ее в идеологиче­скую основу американской экспансии в области коммуника­ции после второй мировой войны.

    Американская доктрина «свободного потока информации и идей» является также предметом исследования тех пред­ставителей буржуазных общественных наук, которые искус­ственно пытаются придать названной доктрине видимость академической благопристойности. Проблемы СМИ стали привлекать внимание наиболее «молодых» буржуазных ис­следователей, профессиональные интересы которых прежде не касались проблем идеологического воздействия. Их идеа­листические концепции о том, что СМИ якобы будут являть­ся еще до конца XX века главенствующим фактором едине­ния человечества, повторяют мнения буржуазных философов* проповедующих идею приближающегося «глобального вос­соединения народов в многообразный единый конгломерат земной культуры» (Питирим Сорокин, Карл Ясперс, Арнольд Тойнби), а также последователей Герберта Маркузе, заяв­ляющего о том, что СМИ в принципе определяют ход и раз­витие человеческой цивилизации.

    Характерна в этом отношении статья американского пи­сателя — фантаста Артура Кларка «После Вавилона: век спутников связи».' Автор рассматривает коммуникационные спутники как техническое изобретение, которое влечет за со­бой снятие любых экономических и социально-политических препятствий на пути национального и надполитического слия­ния культур различных стран. Абсурдно заявлять, что раз­витие исторического процесса полностью объясняется «ком­муникационными революциями» — изобретением и широким распространением печатного станка, газет, массовых книг, кино, радио. В заключении своей статьи Кларк вынужден признать, что «большинство ученых и политиков считают спутники связи явлением, не выходящим по своим функциям и значению за рамки аналогичных, традиционных коммуни­кационных систем»14.

    «Свободный поток информации» с Запада означает сего­дня неограниченный поток буржуазной идеологии, потреби­тельских ценностей и в целом попытки внедрения повсюду сомнительных стандартов «американского образа жизни». Развивая эту мысль, можно процитировать знаменательное высказывание министра культуры Финляндии на Генераль­ной конференции ЮНЕСКО: «Мы не желаем способствовать созданию «глобальной деревни», в которой все производят и потребляют одинаковые товары и идеи — мы стремимся обе­спечить целостность и своеобразие местных и национальных культур. Международные обмены являются желательными и имеют значение именно на основе национального и этниче­ского разнообразия. Поэтому международное сотрудничество в области культуры и коммуникации должно основываться на уважении суверенитета и равенства всех государств и разнообразных культурных традиций».

    Случается слышать от западных деятелей мнение о том, что чем больше, мол, связей и контактов существует между различными государствами, тем выш-е степень международ­ного взаимопонимания и согласия. У этой идеи остается все меньше сторонников. Но уместно заметить, что если хорошо налаженная система международной коммуникации совсем не равнозначна взаимопониманию, то последнее невозможно при отсутствии контактов между странами. Именно под этим углом зрения — в целях мирного сосуществования и разряд­ки, исключения угрозы возникновения очагов военных кон­фликтов и напряженности — необходимо рассматривать со­здание структуры информационно-культурного обмена между развивающимися государствами, между капиталистически - ми и развивающимися странами, между государствами ка­питалистической и социалистической систем.

    Согласно бытующей на Западе концепции, широкие кон­такты, «свободный обмен информацией, идеями и людьми» разнообразные формы сотрудничества являются необходимы­ми предварительными условиями для установления мирных отношений, для мирного сосуществования. Для социалисти­ческих стран сотрудничество — ив частности обмен инфор­мацией — по природе своей является следствием улучшения политической ситуации в целом, т. е. безопасности. В то вре­мя как западные государства считали, что осуществление как можно большего числа «контактных мероприятий» авто­матически продвигает вперед дело разрядки, социалистиче­ские страны всегда верили в то, что упрочение международ­ной безопасности позволит осуществить широкую программу сотрудничества, и что надо осторожно подходить к проблеме кооперирования международных усилий в сферах культуры и информации.

    Таковы различия в понимании соотношения понятий «безопасность-сотрудничество». И если понятие «националь­ная безопасность» расширить до концепции «национальный суверенитет», то можно утверждать, что вышеизложенная зависимость будет справедлива и для установления равно­правных отношений между странами Запада и развивающи­мися государствами.

    В последнее время тон дебатов о «свободном потоке ин­формации», инспирируемых США, ожесточается с открытием новых технических возможностей для беспрепятственного к глобального распределения информации через границы го­сударств. Такая настойчивость убеждает, что деятельность США в области международной коммуникации отнюдь не' является филантропией, помощью менее развитым государ­ствам, а есть ничем не прикрытая форма неоколониализма. Империалистический, иностранный контроль (пусть самый поверхностный) над национальной системой СМК может спо­собствовать деформации общественных интересов и соответ­ственно, влиять на важнейшие решения в политике, эконо­мике и культуре. Продолжение существующих ныне отноше­ний в сфере СМК между Западом и развивающимися госу­дарствами служит укреплению позиций монополий и ослож­няет решение проблем развития для десятков стран несоциа­листического мира.

    США, начиная с 40-х годов, всегда были и остаются единственной страной, заинтересованной в полном сохране- непии ситуации в мире, порождаемой «информационным империализмом». Поддержку своим глобальным экспанси­онистским устремлениям правительство США находило у тех союзников, которым оно помогало после II мировой войны — взамен на участие в истерии «холодной войны» против «международного коммунизма» — противостоять наступлению рабочего движения и требованиям демократи­ческой оппозиции. Иллюзия ^«свободного обмена информа­цией» находила сторонников потому, что в какой-то момент, в 1945 г. она зазвучала для избавившихся от фашизма на­родов в качестве альтернативы мракобесию геббельсовской пропаганды; колониальным и зависимым странам США обе­щали тогда радужные перспективы всеобщей грамотности, социально-экономического прогресса и приобщения к миро­вой культуре.

    Главные усилия, направленные на устранение неспра­ведливостей в системе массовых коммуникаций, предприни­мались Советским Союзом и родившимися из сражений второй мировой войны другими социалистическими госу­дарствами.. Страны социализма давно и последовательно выступают за международные отношения, справедливые и равноправные во всех аспектах, в том числе, свободные от последствий колонизации культуры и информации.

    Такой точки зрения придерживаются сегодня не только в социалистической Европе и во многих развивающихся странах. Этот очевидный факт исторической правоты взгля­дов социализма на международную коммуникацию вынуж­дены учитывать и наши идеологические противники. Вот ка­кой идеей открывается доклад по заказу правительствен­ных органов вашингтонской Академии развития образова­ния. Основными препятствиями, читаем в докладе 1978 г., «на пути свободного потока информации из Америки всегда были правительства (социалистические — ред.) России и стран Восточной Европы. На международном рынке средств массовой информации у Соединенных Штатов бы­ло мало соперников. Миллионные тиражи журналов «Тайм» и «Ридерс дайджест», которые читала элита других стран, многомиллионные аудитории американских фильмов и те­левизионных программ по всему миру, популярность радио­станции «Голос Америки» — все это, казалось бы, создава­ло единодушие в понимании современных ценностей, вооб­ще, и в приверженности к американскому образу жизни, в частности».

    К началу семидесятых годов, продолжают авторы док­лада, ситуация резко изменилась; мало нашлось бы людей, кто считал бы, что расширение международной деятельно­сти США в области информации за послевоенное тридцати­летие улучшило международное взаимопонимание.

    РОЛЬ ООН И ЮНЕСКО В ОБМЕНАХ МЕЖДУ НАЦИОНАЛЬНЫМИ СИСТЕМАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

    Проблемы распространения и обмена информацией и культурными ценностями между государствами всегда привлекали внимание международной общественности. Мно­гие страны начинают придавать все большее значение ин­формационно-культурной сфере, видя в ней шансы для осу­ществления своих стратегических целей в области внешней политики и участия в международных делах. Повышению роли информации во внешнеполитической функции совре­менного государства способствует и растущая идеологиза­ция международных отношений...

    Международное сотрудничество в рассматриваемой об­ласти происходит внутри различных геополитических сфер, каждая из которых отличается некоторой ' спецификой, определенной в правовых, политических, общественно-эко­номических, культурных и идеологических категориях. Вы­делим несколько таких сфер: развитые капиталистические страны — социалистические страны, развитые капитали­стические страны — развивающийся мир, культурные отно­шения между развитыми капиталистическими государства­ми, международные культурные отношения в рамках содру­жества социалистических стран, информация и культура в отношениях между развивающимися странами, отношения между социалистическими государствами и развивающи­мися странами.

    Из указанных взаимосвязей наиболее сложными, кон­фликтными и, соответственно, наиболее важными для судеб мира и разрядки, являются культурные отношения между капиталистическими и социалистическими странами.

    В оценках международных культурных отношений и обмена информацией между социалистическими и капита­листическими государствами упор делается на два элемента: критику буржуазных концепций теоретических, формально­правовых трактовок, политической стратегии и пропаган­дистско-тактических мероприятий, а также разъяснение социалистической позиции по этим вопросам, исходя из це­лей и принципов политики мирного сосуществования госу­дарств с различным социальным строем.

    Самые представительные международные форумы ста­новились в последние десятилетия ареной столкновения раз­личных мнений по вопросам международной политики рас­пространения сведений и идей средствами массовой инфор­мации. В этой связи представляет интерес анализ докумен­тов ЮНЕСКО — крупнейшей межправительственной орга­низации, задачей которой по уставу является развитие в рамках принципов ООН позитивного международного сот­рудничества в области информации, культуры, науки и про­свещения, а также выработка норм, которые будут управ­лять этим сотрудничеством и которые будут признаны каж­дой страной — членом этой организации.

    Интерес в мире к деятельности ЮНЕСКО складывается из многих факторов. Для многих стран, особенно средних и мелких, она представляет собой важную платформу разъяс­нения миру собственных целей, стремлений, предложений но­вого международного порядка. В течение многих лет с мо­мента своего создания эта организация, которая имеет на своем счету много успехов на поприще покровительства раз­витию науки н просвещения в наиболее отсталых регионах земного шара, не оправдывала чаяний международной обще­ственности в области обмена информацией и культурой. Сес­сии высшего органа ЮНЕСКО Генеральной конференции, на которых должны приниматься важные решения, в течение длительного периода времени были точной копией Генераль­ной Ассамблеи ООН, которая когда-то была названа «амери­канской машиной для голосования».

    В орудие американской политики и в трибуну для про­паганды доктрины «свободного потока информации» были превращены в первые послевоенные годы международные форумы. Упомянутая доктрина была выдвинута и одобрена по предложению США на межамериканской конференции по вопросам войны и мира в феврале 1945 года в Мехико.

    Организация Объединенных Наций и ее специализиро­ванные учреждения после второй мировой войны занялись активным распространением американских принципов. Рас­пределение сил в первые годы существования ООН было примером того, как механизм международной организации может быть подчинен интересам одного крупного империа­листического государства. Большинство из четырех десятков капиталистических стран — первых членов ООН — зависело от американской помощи и голосовало по указке из Вашинг­тона.

    Стоит кратко остановиться на истории принятия амери­канского проекта о «свободном потоке информации» в Орга­низации Объединенных Наций. Вскоре после того, как эко­номический и социальный Совет ООН учредил в 1946 г. Ко­миссию по правам человека, делегация Филиппин выступила с предложением о созыве международной конференции по вопросам свободы печати. Конечно, трудно представить, что этот вопрос был самым актуальным именно для Филиппин- пли что эта инициатива с их стороны была самостоятельной. Предложение, которое первоначально касалось лишь «сво­боды печати», было распространено затем и на другие сред­ства информации, в том числе на радио и кино. В резолюции № 59 от 14 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи ООН отмечалось, что «свобода информации входит в число основ­ных прав человека» и это право включает в себя право на сбор, передачу, публикацию информации, без каких-либо ог­раничений в любом месте и в любое время.

    Такое же положение сложилось и в ЮНЕСКО. В первых предложениях, касающихся устава этой международной ор­ганизации, — которые были подготовлены группой американ­ских экспертов и одобрены госдепартаментом — принцип «свободного потока информации» выдвигался на первый план в качестве задачи ЮНЕСКО. Характерны в этом отношении отчеты американских делегаций на подготовительных кон­ференциях перед учреждением ЮНЕСКО, которые состоя­лись в Вашингтоне (октябрь 1945) и в Лондоне (ноябрь 1945)^. Первый доклад национального комитета США по делам ЮНЕСКО также содержит полное одобрение доктри­ны «свободного потока». В американских документах (а также в западноевропейских, которые копировали американ­ские концепции, впрочем, не только по отношению к роли ЮНЕСКО в распространении информации между государ­ствами) не делается уиор на уровень, содержание информа­ции, ответственность и т. д. Каждый проект, вносимый со­циалистическими странами, который предлагал учесть эти элементы, заведомо отвергался, а его авторам наклеивали ярлык «поборников цензуры и врагов свободы».

    По инициативе американской делегации ЮНЕСКО на­метила в качестве одной из своих главных задач «оказание помощи государствам-членам организации в свободном обмене информацией». В соответствии с этим предложением Америки ЮНЕСКО осуществляла сотрудничество в рамках подкомиссии по вопросам свободы информации Комиссии по правам человека.

    В отделе массовой информации ЮНЕСКО был учреж­ден сектор для рассмотрения на' конференции с участием всех членов ООН вопроса «о препятствиях на пути свобод­ного распространения информации и идей». Конференция происходила с 25 марта по 21 апреля 1948 г. в Женеве. Ре­зультаты ее свидетельствовали о стараниях американских руководителей оформить организационно и идеологически фронт капиталистических государств для участия в «холод­ной войне» за интересы монополий США, против коммуниз­ма, против СССР и стран народной демократии. Итоговый документ конференции, отражавший в основном взгляды США па «свободу распространения информации», был утвержден 32 голосами против одного (Польша) при пяти воздержавшихся (Белоруссия, Чехословакия, Украина, СССР и Югославия). С точки зрения американских наблю­дателей, «конференция явилась в целом... победой американ­ских целей». Правда, другие давали иную оценку конфе­ренции. Английский журнал «Экономист» отмечал, напри­мер, что «у большинства делегаций сложилось впечатление, что американцы хотели добиться для своих агентств печати той общей свободы рынка, на которую нацелены все начи­нания их торговой политики; что они рассматривают свободу информации скорее как расширение международной тор­говли, нежели как особый вопрос, важный сам по себе. И их настойчивое противодействие усилиям Индии и Китая, стремящихся защищать свои недавно организованные на­циональные агентства печати, подтвердило это впечат­ление»16.

    Как считает французский ежемесячник «Монд диплома- тик», конференция 1948 г. в Женеве отразила «двусмыслен­ность позиции западноевропейских союзников США в вопро­се о свободном распространении информации. Хотя они и

    301

    ток информации между государствами — ив особенности ма­териал, используемый телевидением — в очень большой ме­ре является односторонним и непропорциональным и отнюдь не отличается глубиной и полнотой, каких требуют принципы свободы выражений мнбний»21.

    Одним из важнейших факторов, которые повлияли на по­вышение роли ЮНЕСКО в международных отношениях, явля­ется рост могущества и международного авторитета социали­ст ических стран. Благодаря этим позитивным процессам ЮНЕСКО могла приступить к лучшей реализации своих уставных задач по построению нового международного по­рядка.

    Это не значит, что новый этап в деятельности ЮНЕСКО проходил бесконфликтно. Соединенные Штаты и ряд других капиталистических стран не могли смириться с фактом, что контроль за столь важной международной организацией вы­скальзывает у них из рук. Вывеска ЮНЕСКО служила За­паду в течение многих лет для морального подкрепления сво­их политико-пропагандистских аргументов. Сегодня, когда этот козырь перестал играть такую роль, капиталистические страны все чаще стараются умалить деятельность этой орга­низации, редко ссылаясь во* вносимых предложениях — ввиду различия трактовки — на обязывающие документы ЮНЕСКО.

    Устав ЮНЕСКО определяет основные цели, которыми сна намерена руководствоваться в своей деятельности:

       «...Так как войны зарождаются в умах людей, именно в умах людей должна возникнуть система защиты мира... страны, подписавшиеся под этой конституцией, веря в полные и равные шансы образования для всех, в неограниченные по­иски правды и в свободный обмен идеями и знаниями, еди­нодушны п готовы решительно развивать и увеличивать сред­ства связи между народами и использовать эти средства в це­лях достижения взаимопонимания, а также правдивого п луч­шего познания жизни других народов...».

    В другом месте в Уставе читаем:

    «Правительства государств-сторон настоящей конститу­цией заявляют от имени своих народов, что широкое распро­странение культуры и просвещения человечества в духе спра­ведливости, свободы и мира необходимо для достоинства че­ловека п является священным долгом, который должны вы­полнять все народы в духе взаимной помощи и заботы».

    Сотрудничество в сфере информации определяет ст. I — пункт I, согласно которому государства-члены должны сот­рудничать друг с другом «в деле поддержания взаимопони­мания народов с помощью всех средств массовой информа­ции».

    Декларация целей и принципов, выраженных в Уставе ЮНЕСКО, рекомендует рассматривать международное сот­рудничество в области информации, культуры, науки и про­свещения как инструмент создания атмосферы мира, дружбы н позитивного взаимодействия между государствами.

    Основные нормативные акты, на которых ЮНЕСКО ба­зирует цели и приниципы своей деятельности, находят под­держку в международном праве. ЮНЕСКО как специализи­рованная организация ООН является продолжением ее дея­тельности и естественно должна конкретизировать и реализо­вывать те принципы, которые определяет Устав Объединен­ных Наций — общие нормы поведения в международных от­ношениях, распространяющиеся естественно также на сферу информации, культуры, науки и т. д. Устав ООН не уточняет, какие факты и процессы в международных отношениях не соответствуют правильно понятым принципам сосуществова­ния. Но призывает стороны к позитивным действиям, т. е. предлагает такую интерпретацию указанных норм, согласно которым действия, противоречащие им, являются нарушением в международно-правовом смысле. Среди принципов, выра­женных в Уставе, документы ЮНЕСКО ссылаются чаще всего на статью I, которая призывает стороны «развивать дружест­венные отношения между народами, опирающиеся на уваже­ние принципов равноправия и самоопределения народов».

    ЮНЕСКО определяет не только те принципы, которые служат дружественным отношениям между народами, но и указывает на явления, которые приносят вред позитивному сотрудничеству между народами в области культуры, науки и просвещения.

    Эксперты ЮНЕСКО считают, что революция в технике распространения информации, культуры и просвещения долж­на склонить державы к отказу от традиционной «культурной дипломатии», которая базировалась па односторонней про­паганде, выражающей эгоистические интересы правительств. Естественным следствием этого должен быть распад круп­ных «культурных империй» и эмансипация народов, которые хотят играть большую роль в культурных преобразованиях мира, хотя еще не всегда имеют технические возможности для этого. Растущий интерес, который проявляют все общества к произведениям культуры других народов, должен в резуль­тате вести к росту двустороннего и многостороннего сотруд­ничества. Итак, если сегодня какая-либо страна, даже наи­более могущественная, хочет распространять свою культуру среди общественности другой страны, она должна одновре­менно признать право этой страны на организацию подобной деятельности в собственном обществе.

    Международная разрядка рассматривается как предвари­тельное условие, которое, по принципу ценной реакции, высво­бождает другие благоприятные предпосылки, позволяющие разрешать уже более конкретные проблемы сотрудничества. Во введении ко многим официальным документам заметна диалектическая закономерность этих процессов, выражаю­щаяся в обратной связи: разрядка обусловливает сотрудни­чество, но без последнего в свою очередь было бы невозмож­но углубление процессов разрядки.

    Среди многих позитивных предпосылок чаще всего отме­чаются:

       развитие двусторонних культурных отношений между государствами с различным строем и принадлежащими к разным регионам. Расширение сотрудничества является есте­ственным следствием процесса интернационализации куль­туры. Самые выдающиеся произведения национальных куль­тур становятся достоянием всего мира;

       рост числа специализированных организаций и между­народных органов, действующих на этом поприще, развитие международного права в этой области (двусторонние согла­шения, многосторонние региональные договоры и т. д.) и сле­дующий за этим рост контактов в различных областях куль­туры, искусства, науки;

       культурное выдвижение многих народов, которые бла­годаря завоеванию государственного суверенитета лучше и быстрее обогащают свои традции и творческие ресурсы и мо­гут тем самым все больше предложить миру;

        процессы, знаменующие культурную эмансипацию «третьего мира», который защищается от новой формы гос­подства, реализуемого уже не столько военными или эконо­мическими средствами, сколько пропагандистскими;

       дифференциация культур в международном масштабе, благодаря которой культура одного народа может выполнять позитивную функцию как своего рода дополнительное благо для культуры других пародов; освобождение многих, ранее закрытых культур от замкнутости и неспособности создания наднациональных общегуманистических ценностей;

      распространяющееся среди деятелей культуры убежде­ние в универсальной функции художественного выражения, дифференциации художественных форм, которыми стоит де­литься, заботясь о творческом развитии культуры вообще;

       спрос на новые живительные течения и культурные ценности, которые могли бы затормозить вредный процесс униформизации и стандартизации культуры в мировом масш­табе;

        прогресс в современной технике средств информации, особенно телекоммуникационной технике, который повышает <306 во много раз возможности распространения информации и: культуры через и над границами.

    Документы ЮНЕСКО, которые рассматривают конкрет­ные проблемы международного сотрудничества, имеют раз- личный характер и различное значение. Важнейшими в меж­дународно-правовом смысле являются нормативные акты, принимаемые на межправительственных конференциях, про­ходящих под эгидой ЮНЕСКО. Каждые два года проводятся сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, на которых пред­ставляются проекты нормативных актов, принимаются резо­люции, декларации и т. д. Кроме документов нормативного характера, планом деятельности ЮНЕСКО охвачены де­сятки разработок, поручаемых для выполнения видным экс­пертам с признанным профессиональным и моральным авто­ритетом, либо исследовательским группам в области между- народных коммуникаций, технологии средств информации, культуроведения, просвещения, воспитания и т. д. Много воп­росов частично уже разработано (например, анализ факторов и механизмов, обусловливающих неравноправность междуна­родного обмена).

    ОСНОВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЮНЕСКО В ОБЛАСТИ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОММУНИКАЦИИ

    Плодом более чем тридцатнлетпей деятельности ЮНЕСКО в области культуры и международной коммуника­ции является несколько десятков официальных документов, из которых только несколько — это акты паивысшего значе­ния, которые чаще всего имеют характер декларации прин­ципов. Остальные — это резолюции, рекомендации, доклады экспертов и т. д., которые не являются источником норм меж­дународной жизни в точном смысле этого слова, хотя имеют большую ценность для историка, как богатый источник для исследований эволюции ЮНЕСКО.

    Первый серьезный акт датируется 1966 г. Это принятая на XIV сессии I енсралыюй конференции Декларация прин­ципов международного культурного сотрудничества22.

    Декларация 1966 г. знаменует новый этап в деятельности ЮНЕСКО. У ее истоков лежит отправное положение, что уважение и знание иных культур способствует лучшему взаи­мопониманию. Декларация состоит из преамбулы и 11 ста­тей, которые касаются следующих трех узловых проблем:

       ответственности правительств всех суверенных госу­дарств за уровень их культуры;

       целен сотрудничества и обмена;

      принципов, на которые должно опираться это сотруд­ничество.

    Среди целей Декларации, в частности, указывается:

       открытие всему миру доступа к наиболее ценным про­изведениям национальных культур, которые образуют куль­турное наследие человечества;

       всестроннее развитие человеческой личности («рас- пространенять знания, пробуждать новые интересы, обога­щать творческие ценности»);

      поднятие на высший уровень духовной жизни чело­века;

       формирование таких принципов совместной жизни. б которых идеал мира, понимание и дружба между народами, уважение прав народов и людей исключат из международ­ных отношений негативные явления.

    Ключевое значение имеют две первые статьи Деклара­ции, которые являются директивами для интерпретации все­го документа.

    Здесь мы читаем:

       каждая культура имеет свое достоинство и ценность, которые заслуживают уважения и охраны:

       каждый народ имеет право и долг поднимать свою культуру на всё более высокий уровень;

       все культуры образуют общее наследие человечества;

       все народы приложат усилия к тому, чтобы, развивая свои культуры, сохранить необходимое равновесие и гармо­нию между технологическим и интеллектуальным прогрессом и моральным уровнем общества.

    Статья III определяет в наиболее общей формулировке объем культурного сотрудничества, постановляя, что оно должго распространяться на все области интеллектуальной к творческой активности в сфере информации*, культуры, нау­ки и просвещения. Однако в соответствии с духом и буквой Декларации — это не принцип универсализма сотрудниче­ства, а лишь указание его областей. Декларация придержи­вается принципа ответственности государства за содержание и уровень культурных произведений, выходящих с его терри­тории. Это говорится в статье IV, из которой следует, что по­становления Декларации должны относиться не только к офи­циальным государственным учреждениям, но и ко всем типам организаций, институтов, фондов, которые в той или иной форме участвуют в международном обмене культурными цен­ностями. Это, пожалуй, первый важный документ ЮНЕСКО, который принимает принцип ответственности государства за деятельность лиц и частных учреждений за рубежом.

    Следующая декларация была принята шесть лет спустя на XVII сессии Генеральной конференции в ноябре 1972 г.

    Это была Декларация главных принципов по вопросу исполь­зования спутников радиосвязи для свободного распростране­ния информации, расширения просвещения и развития куль­турного обмена13. Декларация состоит из преамбулы и 11 ста­тей. В ней подчеркиваются следующие положения:

      уважение суверенитета и равенства государств;

       отказ от использования спутников связи в собствен­ных политических целях;

      создание для всех стран возможности пользоваться завоеваниями техники спутников связи;

      использование этого нового средства массовой инфор­мации для углубления понимания между народами;

      техническая, кадровая, научная и просветительная помощь развивающимся странам;

       <