Юридические исследования - МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ С. В. Усольцева -

На главную >>>

Право интеллектуальной и промышленной собственности: МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ С. В. Усольцева


    Среди источников правового регулирования интеллектуальной собственности весьма заметное - и по значимости, и по количеству - место занимают международные правовые акты. Данный факт объясняется тем, что права на результаты интеллектуальной деятельности обладают свойством “территориальной ограниченности”, т.е. при отсутствии международных соглашений признаются и охраняются лишь на территории того государства, где они изначально возникли. В то же время указанные права являются предметом интенсивного экономического, научного и культурного обмена между различными странами, что обусловлено самой природой интеллектуальной деятельности. Именно на стремлении преодолеть указанное противоречие основана международная система нормативно-правового регулирования различных аспектов общественных отношений, возникающих в связи с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности. Данная система в соответствии с известными принципами и правилами взаимодействует с национальными правовыми системами регулирования интеллектуальной собственности.


    Сибирский юридический вестник. 1999. № 2

     

     

     

     

         © 1999 г.  С. В. Усольцева

     

     

     

     

    МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО

     

     

                          РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ                      

     

     

     

     

     

     


    Среди источников правового регулирования интеллектуальной собственности весьма заметное - и по значимости, и по количеству  - место занимают международные правовые акты. Данный факт объясняется тем, что права на результаты интеллектуальной деятельности обладают свойством “территориальной ограниченности”, т.е. при отсутствии международных соглашений признаются и охраняются лишь на территории того государства, где они изначально возникли. В то же время указанные права являются предметом интенсивного экономического, научного и культурного обмена между различными странами, что обусловлено самой природой интеллектуальной деятельности. Именно на стремлении преодолеть указанное противоречие основана международная система нормативно-правового регулирования различных аспектов общественных отношений, возникающих в связи с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности. Данная система в соответствии с известными принципами и правилами взаимодействует с национальными правовыми системами регулирования интеллектуальной  собственности. Не является исключением и российская правовая система: Конституция РФ объявляет  общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры РФ частью правовой системы РФ и закрепляет приоритет международно-правовых норм  (ст.15).[1]

     

     

    Таким образом, знание источников международно-правового характера для российских юристов перешло в практическую плоскость.

     

     

    Действующие на сегодня международно-правовые акты в области интеллектуальной собственности представляют собой обширную, “разветвленную” систему: входящие в нее источники различны по целям, содержанию, а также субъектам их принятия. Соответственно, классифицировать указанные акты также можно по самым разным основаниям. Традиционной является классификация по характеру правовых норм, содержащихся в тех или иных  актах.

     

     

    По данному критерию выделяют:              1) “декларативные”; 2) “регулятивные”;                                3) “охранительные” правовые акты. Примером первой группы могут служить Всеобщая Декларация прав человека и гражданина, утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., ст.27 которой торжественно провозглашает: “ Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является.”2 ,  Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г. (ст.ст.6 и 15 ч.3)3 , Итоговый документ Венской встречи4 и др. Указанная группа источников содержит нормы, основная функция которых состоит в провозглашении официального признания института интеллектуальной собственности государствами-участниками данных актов и необходимости его законодательного обеспечения.

     

     

    Что касается второй и третьей из вышеназванных групп, то грань между ними довольно условна, поскольку в большинстве случаев регулятивные и охранительные нормы включаются в единый правовой акт (можно говорить лишь о большем или меньшем “удельном весе” тех или иных норм в конкретном акте). Представляется более целесообразным использовать для классификации всех иных, кроме декларативных, источников правового регулирования интеллектуальной собственности такой критерий, как  “уровень принятия”.

     

     

    В соответствии с данным критерием система источников нормативно-правового регулирования интеллектуальной собственности может быть представлена тремя уровнями: 1) международно-правовые акты, принятые в рамках ООН, 2) международно-правовые акты, принятые в рамках межгосударственных объединений ( ЕС, СНГ и др.), 3) двусторонние соглашения.

     

     

    Источники первого уровня носят принципиально важный характер, закрепляют основополагающие правила, действующие для всех стран-участниц. К данной группе относят, в частности, Конвенцию об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г. (Стокгольмская Конвенция)5, Парижскую Конвенцию по охране промышленной собственности 1883-84 гг.6 , Бернскую Конвенцию об охране литературных и художественных произведений 1886 г.7

     

     

    Значение первой из названных Конвенций заключается в том, что она впервые ввела в мировую законодательную практику понятие интеллектуальной собственности и дала его легальное определение (ст.2). Помимо этого, в соответствии со Стокгольмской Конвенцией была учреждена ВОИС как межправительственная организация, имеющая статус специализированного учреждения ООН (Конвенция одновременно является Уставом ВОИС), которая осуществляет самые разнообразные мероприятия по реализации договоров и соглашений в области интеллектуальной собственности в целях содействия экономическому и культурному развитию различных стран.

     

     

    Парижская и Бернская Конвенция являются “старейшими” фундаментальными источниками, закрепляющими основы патентного и авторского права соответственно. “Краеугольным камнем” в содержании указанных документов принято считать установление принципа национального режима в отношении объектов промышленной собственности и объектов авторского права в каждой из стран-участниц Конвенции. Кроме того, данные Конвенции закрепляют “минимальные стандарты” охраны авторских и патентных прав (перечень правомочий правообладателя, срок охраны, возможные ограничения и т.п.). Страны-участницы Конвенции обязаны соблюдать эти стандарты, принимая национальное законодательство. Однако они вправе также повышать уровень защиты авторских и патентных прав путем установления более длительных сроков охраны, расширения круга охраняемых объектов и т.д.

     

     

    Международные правовые акты второго уровня имеют более ограниченную сферу действия и должны соответствовать основным началам, зафиксированным в источниках первого уровня. Таковыми являются, в частности, Конвенция  о выдаче европейских патентов 1973 г.8, Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав от 24 сентября 1993 г9. и др.

     

     

    Наконец, источники третьего уровня, как следует из их наименования, представляют собой соглашения между отдельными государствами (например, Соглашение СССР и США о сотрудничестве в области базовых научных исследований от 8 января 1989 г.)10 . Двусторонние соглашения действуют на взаимной основе, позволяют более гибко подойти к регулированию определенных вопросов, учесть особенности отдельных государств и в этом качестве являются эффективным инструментом правового воздействия на те или иные общественные отношения. Россия заключила подобные соглашения с Австрией, Болгарией, Венгрией, Польшей, Швецией и другими  странами.

     

     

    По “направленности” (основным целям) правового регулирования международные акты в области интеллектуальной собственности могут быть подразделены на: 1) устанавливающие международную охрану объектов интеллектуальной собственности (Парижская и Бернская Конвенция, Мадридское соглашение о пресечении ложных или вводящих в заблуждение указаний происхождения товаров, Лиссабонское соглашение об охране наименований мест происхождения товаров и др.); 2) способствующие такой охране (Договор о патентной кооперации, Мадридское соглашение о международной регистрации товарных знаков, Будапештский договор о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной процедуры, Гаагское соглашение о международном депонировании промышленных образцов); 3) устанавливающие системы классификации и процедуры их обновления (Страсбургское соглашение о международной патентной классификации, Ниццкое соглашение о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, Венское соглашение об учреждении международной классификации изобразительных элементов товарных знаков, Локарнское соглашение об учреждении международной классификации промышленных образцов).11

     

     

    В последнее десятилетие определяющей тенденцией в развитии  законодательства отдельных стран  об интеллектуальной собственности является его максимальная унификация, в связи с чем  заметно активизировалась работа по принятию так называемых “эталонных” международных  актов, призванных служить своеобразным  ориентиром  для национальных законодателей. Так, например,  21 декабря 1988 г. Совет ЕС принял “Первые  директивы Совета о сближении законодательств стран-участниц, относящихся к товарным знакам”, 14 мая 1991 г. -  “Директивы Совета по правовой охране компьютерных программ”, в процессе разработки находятся “Директивы по правовой охране баз данных”. В рамках ВОИС подготовлены проекты договоров о гармонизации патентного законодательства и об интеллектуальной собственности в отношении топологий интегральных микросхем. Бернским Союзом подготовлен  на межправительственном уровне проект специального приложения к Бернской Конвенции  об охране литературных и художественных произведений, предусматривающий правовую охрану ряда новых объектов интеллектуальной собственности  (в частности,  связанных с информацией  как  таковой).

     

     

    24 июня 1994 г. между РФ и Европейским Сообществом  подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), в котором стороны подтвердили обязательства, вытекающие из таких многосторонних  конвенций, как  Парижская Конвенция (Стокгольмский Акт 1967 г. с дополнениями 1979 г.), Мадридское Соглашение о международной регистрации знаков (Стокгольмский Акт 1967 г. с дополнениями 1979 г.), Ниццкое Соглашение (Женева, 1977 г. с дополнениями  1979 г.),  Будапештский  Договор (1977 г. с изменениями 1980 г.), Договор о патентной кооперации  ( Вашингтон, 1970, с дополнениями и изменениями  1979 и 1984 гг.), Протокола к Мадридскому Соглашению о международной регистрации знаков (Мадрид, 1989). Соглашение предусматривает также, что Россия будет продолжать  совершенствование механизма охраны прав на интеллектуальную собственность с тем, чтобы  обеспечить к концу пятого года после вступления  СПС в силу  уровень защиты, аналогичный существующему в Сообществе.  В течение этого же срока Россия должна была присоединиться к  многосторонним конвенциям  по охране прав на интеллектуальную  собственность, участниками которых являются государства-члены Сообщества, либо  которые применяются  ими de  facto, а именно:  Бернской Конвенции,  Международной Конвенции по охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 1961 г.), Международной Конвенции по охране новых видов растений (Женева, 1978 г,).12  С сожалением приходится отметить, что на сегодня из указанных обязательств выполнено лишь одно: с 13 марта 1995 г. на территории России  вступила в действие Бернская Конвенция.

     

     

     

    Можно констатировать, что первоочередными задачами в рассматриваемой сфере для РФ являются: 1) присоединение к международно-правовым актам в области интеллектуальной собственности  во исполнение взятых на себя обязательств; 2) обеспечение эффективного применения действующих международных  источников правового регулирования интеллектуальной собственности; 3) активизация профессионального изучения международного законодательства.

     

     

    Решение данных задач возможно в результате объединения усилий  законодательных и правоприменительных органов, научных и образовательных учреждений.

     

     

     

     

     

     

                   

     

     

     

     

                                 

     

     



    [1] Конституция РФ. - М.: Юрид. лит., 1995.

     

     

    2 См.: Международное право в документах. - М., 1982.

     

     

    3 Там же.

     

     

    4 Итоговый документ Венской встречи. - М.: Политиздат, 1989.

     

     

    5 См.: Права на результаты интеллектуальной деятельности: Cб. норм. актов. -  М., Де-юре,1994.

     

     

    6 См.: Вестн. Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1996. - № 2.

     

     

    7 См.: Интеллектуальная собственность. - М.: Олимп, 1998.

     

     

    8  Там же.

     

     

    9 См.: Вестн. Высшего Арбитражного Суда РФ. -  1994. - № 2.

     

     

    10 См.: Вестн.  МИД  СССР. -  1991. - № 8.

     

     

    11 International  Burea  of  WIPO: What  It  Is  and  What  It  Does . -  TMP/ KL/ 4. -  d 10-15.

     

     

    12 Смирнов В. Международное сотрудничество расширяется. - Интеллектуальная собственность. - 1995. - № 1-2. - С.78-79.