Юридические исследования - «ВОСТОЧНАЯ» ПОЛИТИКА ФРГ (1949-1966). М. С. ВОСЛЕНСКИЙ -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: «ВОСТОЧНАЯ» ПОЛИТИКА ФРГ (1949-1966). М. С. ВОСЛЕНСКИЙ


    В данной книге исследуется так называемая «восточная» политика, которой в Бонне именуют внешнеполитический курс ФРГ в отношении Советского Союза и других социалистических стран Европы.

    Эту политику все больше определяют те же монополистические круги, которые в свое время привели к власти Гитлера. Их экспансионистские планы в отношении восточноевропейских стран скрыты в сейфах монополий и правительственных ведомств Бонна. Автор настоящей работы реконструирует эти реваншистские планы в их зловещей последовательности. Вторая часть книги посвящена рассмотрению отношений к «восточной» политике Бонна различных политических партий Западной Германии — от неонацистских группировок до Коммунистической партии Германии.


    ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА ФРГ



    «Восточной политикой» именуют в Бонне курс ФРГ в отношении Со­ветского Союза и других социали­стических стран Европы.

    Данная монография — специаль­ное исследование, посвященное рас­смотрению этой политики. Анали­зируя и сопоставляя большое коли­чество разнообразных источников, в том числе и архивных, автор убе­дительно показывает реваншист­ские планы нового «Дранг нах Остен» в их зловещей последова­тельности.

    В книге исследуется также мало­изученный вопрос об отношении к «восточной политике» в различных западно-германских партиях.




    АКАДЕМИЯ НАУК СССР

    ИНСТИТУТ МИРОВОЙ экономики И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

    М. С. ВОСЛЕНСКИЙ



    (1949-1966)


    ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва 1967



    В данной книге исследуется так называемая «восточная» политика, которой в Бонне именуют внешнеполитический курс ФРГ в отношении Советского Союза и других социалистических стран Европы.

    Эту политику все больше определяют те же монополистические круги, которые в свое время привели к власти Гитлера. Их экспансионистские планы в отношении восточноевропейских стран скрыты в сейфах монополий и правительственных ведомств Бонна. Автор настоящей работы реконстру­ирует эти реваншистские планы в их зловещей последовательности. Вторая часть книги посвящена рассмотрению отношений к «восточной» политике Бонна различных политических партий Западной Германии — от неонацистских группировок до Коммунистической партии Германии.


    Ответственный редактор доктор исторических наук Д. Е. МЕЛЬНИКОВ


    1-11-5

    128-67



    ПРЕДИСЛОВИЕ


    «Восточная» политика (Ostpolutik) — так по давней традиции именуется в Германии ее политика в отношении нашей страны и других стран Восточной Европы.

    Народам этих стран не раз приходилось иметь де­ло -с экспансионистским^ внешнеполитическим курсом гер­манского милитаризма,— курсом, получившим название «дранг нах Остен». Но опасность этого курса во сто крат усугубилась в эпоху империализма, когда на протяжении только последнего полувека германская агрессия дважды обрушивалась на страны Европы.

    Великая Октябрьская социалистическая революция и общий кризис капитализма предопределили новые черты «восточной» политики германского империализма. Она приобрела особо реакционный характер, сделалась ору­жием мирового империализма в его классовой борьбе про­тив социализма, плотиной, которой империалисты пыта­лись преградить течение истории.

    Яростный антикоммунизм, антисоветская и антисоци­алистическая направленность — вот что составляет осно­ву современной «восточной» политики западногерманского империализма.

    В настоящей книге автор не ставит перед собой задачу дать хронологическое изложение политики ФРГ на вос­токе Европы. Для исследования современной «восточной» политики германского империализма здесь избран иной, проблемный подход к теме.

    Каковы особенности западногерманского империализ­ма, определяющие характер его «восточной» политики? Как формируется политика ФРГ? Какова политическая линия и планы Бонна в отношении социалистических стран Европы? Каково место «восточной» политики во всей системе политики западногерманского империализма? Рассмотрению всех этих, проблем посвящена первая часть



    монографии, озаглавленная «Западногерманский импери­ализм и его «восточная» политика».

    Говоря о политике Бонна в отношении социалистиче­ских стран, необходимо рассмотреть и другой комплекс проблем. Какое отношение -встречает эта политика со сто­роны главных партий ФРГ? Каковы позиции имеющихся в этих партиях группировок и течений по вопросам «вос­точной» политики? Что является внутриполитической базой «восточной» политики Бонна? Эти вопросы рассма­триваются во второй части монографии ««Восточная» по­литика и партии ФРГ».

    Монография охватывает период 1949—1966 гг.— 14- летнее канцлерство Аденауэра, при котором сформирова­лись все основные черты «восточной» политики ФРГ, и до­следовавшее затем канцлерство Эрхарда. В работе исполь­зованы необходимые материалы из предыдущей моногра­фии автора «Внешняя политика и партии ФРГ».



    ЧАСТЬ I


    ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ И ЕГО «ВОСТОЧНАЯ» ПОЛИТИКА




    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ! ВОЙНЫ. ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ И ЕГО ОСОБАЯ АГРЕССИВНОСТЬ


    На протяжении всех послевоенных лет германский вопрос привлекает к себе внимание мировой общественности как одна из. важных политических проблем современности.

    Более 20 лет прошло со времени окончания второй мировой войны. Разгромив нацистскую Германию, народы антигитлеров­ской коалиции нанесли сокрушительный.удар германскому мили­таризму, развязавшему две кровопролитные мировые войны на протяжении жизни одного поколения. Вопрос о том, чтобы не до­пустить новой агрессии немецкого милитаризма, приобрел огром­ное международное значение и жизненно важен для миллионов людей всех стран мира.

    Два курса в германском вопросе.

    Два германских государства

    Советский Союз и другие социалистические страны последо­вательно добиваются того, чтобы Германия была миролюбивой страной, занятой мирным созидательным трудом, и не угрожала другим народам.

    Реакционные же круги западных держав взяли курс на отказ от согласованных принципов Потсдама, на возрождение герман­ского милитаризма и использование его в качестве ударной силы против стран социализма.

    Западные державы совершили раскол страны, обособив запад­ную ее часть, находившуюся под их оккупационным контролем, и создав там сепаратное боннское государство. Это империалисти­ческое государство, власть в котором с самого начала оказалась в руках партии западногерманских монополий, стало заповедни­ком реваншизма и милитаризма.

    В таких условиях прогрессивные миролюбивые силы на востоке Германии, взявшие в свои руки переустройство экономической и политической жизни в этой части страны, создали немецкое демо­



    кратическое государство — Германскую Демократическую Респуб­лику, которая на практике осуществила миролюбивые и демокра­тические принципы Потсдамского соглашения и твердо проводит политику мира и международного сотрудничества.

    Ныне политической реальностью является существование на германской территории двух суверенных государств с различными социальными системами, развивающихся в различных направле­ниях. Все попытки Советского Союза и других социалистических стран, а также прогрессивных сил Западной Германии добиться преодоления раскола Германии не увенчались успехом, так как были отвергнуты империалистами Запада. Включение Западной Германии в агрессивный Североатлантический блок с целью пре­вращения ее в основную ударную силу этого блока в Европе созда­ло новую обстановку и по-новому поставило вопрос о воссоедине­нии' страны. Проводимая зацадными державами и правительством ФРГ политика атомно-ракетного вооружения Западной Германии нагромоздила новые препятствия на пути к воссоединению.

    В условиях существования двух суверенных германских госу­дарств воссоединение Германии — дело самого немецкого народа. Оно не может быть и не будет осуществлено так, как того хотели бы империалисты — за счет социалистических завоеваний трудя­щихся ГДР.

    Путь, ведущий к воссоединению Германии, лежит через со­трудничество двух германских государств и Западного Берлина. Правительство ГДР выступило в 1957 г. с предложением об обра­зовании германской конфедерации.

    Программа СЕПГ подчеркивает, что конфедерация создаст предпосылки для воссоединения Германии. Вместе с тем програм­ма отмечает, что «мир и единство Германии требуют отстранения германских империалистов и милитаристов от власти в Западной Германии» 1.

    Кардинальное решение германского вопроса может быть до­стигнуто лишь в результате завершения германского мирного уре­гулирования.

    Советское правительство неоднократно выступало с инициати­вой, направленной на достижение этой цели. В январе 1959 г. оно опубликовало проект мирного договора с Германией, учитываю­щий интересы безопасности в Европе и мира во всем мире, соот­ветствующий национальным интересам германского народа, обес­печивающий ему возможность мирного, демократического разви­тия и сотрудничества с другими народами на почве полного равноправия. Однако вопреки национальным интересам правитель­ство ФРГ сделало все, чтобы воспрепятствовать мирному урегу­лированию, не допустить смягчения международной напряжённо-


    1  «Programm der Sozialistischen Einheitspartei Deutschlands».— «Ein- lieit», 1963, H. 1, S. 25.



    стд. «Боннское государство стало главным врагом мирного сосуще­ствования, разоружения и разрядки напряженности в Европе»,— отмечалось в Заявлении Совещания представителей коммунисти­ческих и рабочих партий в ноябре 1960 г,2

    Какие объективные предпосылки лежат в основе этого? Как получилось, что германский империализм, понесший сокруши­тельное поражение во второй мировой войне, не только спасся от гибели, но вновь превратился в опасную агрессивную силу?

    Причины этого во многом коренятся в изменении места ФРГ в империалистическом мире и особой агрессивности западногер­манского империализма.

    Скачок германского империализма и изменение места ФРГ в империалистическом лагере

    Быстрый экономический подъем ФРГ явился прямым след­ствием действия открытого В. И. Лениным закона неравномерно­сти развития капитализма в эпоху империализма3.

    Ленин подчеркивал, что «неравномерность и скачкообразность» в развитии отдельных стран неизбежны при капитализме4. Импе­риализм ФРГ и совершил в 50-е годы такой «скачок», получивший в буржуазной литературе фальшивое наименование «немецкого экономического чуда».

    Нет необходимости подробно останавливаться здесь на эконо­мическом анализе этого явления, поскольку он уже проделан в советской и немецкой марксистской литературе5. Вот как сфор^ мулирована в Программе СЕПГ сущность экономического подъема западногерманского империализма: «Временный экономический подъем в Западной Германии объясняется предоставлением круп­ных кредитов Соединенными Штатами Америки, которые пред­назначались для нового укрепления западногерманского импери­ализма, использованием значительных средств для модернизации и .рационализации производства, растущей эксплуатацией рабочего класса и усилившимся ограблением трудящихся, включая и кре­стьян, со стороны крупных монополий» 6.

    Как видим, хваленое «немецкое чудо» не содержит в себе ров­но ничего чудесного, а напротив, имеет весьма прозаические корни.


    2  «Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм». М., 1961, стр. 55.


    3  См. В. И. JI е н и н. Поли. собр. соч.,"т. 26, стр. 353, 354.


    4 >См. В. И. JI е н и н. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 359.


    5  См. А. А. Арзуманян. Кризис мирового капитализма на совре­менном этапе. М., 1962; Е. Хмельницкая. Монополистический ка­питализм Западной Германии. М., 1959; Е. Altmann и. a. West- deutschland unter den Gesetzen der Reproduktion des Kapitals und die Arbeiterklasse. Berlin, 1960.


    6  «Programm der Soziallistischen Einheitspartei Deutschlands*.— «Einheit», 1963, H. 1, S. 23.



    Механизм быстрого послевоенного подъема западногерманско­го империализма заключался, в основных чертах, в следующем. В соответствии с общими закономерностями циклического разви­тия капиталистической экономики после войны в Западной Гер­мании, как и во всех буржуазных странах, происходил процесс роста промышленного производства. Течение этого процесса в ФРГ отличалось особой интенсивностью. Внутренний рынок по­слевоенной Западной Германии предъявлял большой спрос на са­мую различную продукцию, как на средства производства, так и» предметы потребления. Получив финансовую поддержку монопо­лий США7, капиталисты Западной Германии создали запасы сы­рья и других оборотных средств, которые были необходимы им на первых порах для развертывания производства.

    Надо учитывать, что Западная Германия имела собственную сырьевую базу и мощную тяжелую промышленность, которые до войны составляли основу экономики всей Германии 8.

    Такова была материальная основа для развертывания произ­водства в Западной Германии. В изобилии имелась и квалифици­рованная рабочая сила. В результате своего бедственного положе­ния в первые послевоенные годы западногерманские трудящиеся были согласны на любые условия найма, лишь бы получить воз­можность прокормить себя и свои семьи.

    В итоге западногерманские капиталисты смогли установить чрезвычайно высокий уровень эксплуатации при весьма низком уровне заработной платы. В западногерманской промышленности были применены всевозможные методы интенсификации труда, Рабочий день в Западной Германии на протяжении первого после­военного десятилетия являлся самым длинным в Европе, а вслед­ствие широкого использования сверхурочных работ (к которым трудящиеся понуждались явно недостаточными размерами зара­ботной платы) рабочая неделя нередко превышала 70 часов9.

    Чтобы заставить рабочих не только мириться с этой хищниче­ской эксплуатацией, но и трудиться еще интенсивнее, монополи­сты ФРГ прибегли к построенной на сплошном надувательстве системе так называемого участия рабочих в прибылях10. Такими способами западногерманские капиталисты стали выжимать из ра­


    7  К концу J 965 г. прямые инвестиции США в Западной Германип со­ставляли около 11 млрд. марок. См.: «DWI Berdchte», 1966, Н. 8, S. 3.


    8  Как показали подсчеты, налеты англо-американской авиации не на­несли особенно существенного ущерба германской индустрии. См.: Н. Heinin.ger. Der Nachkriegszyklus der westdeutschen Wirtschaft 1945—1950. Berlin, 1959, S. 60—66.


    9  Как отмечала гамбургская газета «Ди вельт» в 1955 г., в ФРГ «мож­но найти рабочую педелю продолжительностью от i80 до 100 часов» Die Welt», 15. Nov. 1955).


    10 См. М. С. В о с л е н с к и й. Участие в прибылях — средство усиления эксплуатации западногерманских рабочих.— «Советские профсоюзы», 1956, № 8.



    бочих поистине невиданное количество прибавочной стоимости. На
    протяжении ряда лет ФРГ находилась также в более выгодном по-
    ложении по сравнению с другими капиталистическими государст-
    вами, ассигнуя меньше средств на военные расходы п.

    Прибыли, которые западногерманские монополии получали за
    счет эксплуатации трудящихся, незамедлительно инвестировались
    в промышленное производство. Совершенно небывалый в истории
    капиталистической Германии размер инвестиций стал непосред-
    ственной основой быстрого расширения производства в ФРГ. Если
    в гитлеровской Германии, лихорадочно готовившейся к войне,
    в 1936 г. было инвестировано 13,1% национального дохода, то в
    ФРГ ежегодно инвестировалось примерно около четверти нацио-
    нального дохода 12.

    О капиталовложениях в экономику ФРГ говорят следующие


    цифры 13:

     

     

     

     

     

     

    1950 г.

    1951 г.

    1952 г.

    1953 г.

    1954 г. 1955 г.

    1956 г.

    1957 г.

     

     

    млрд. марок в ценах соответствующих лет

     

     

    18,3

    22,5

    25,9

    29,3

    32,9 41,0

    45,0

    46,7

    .1958 г.

    1959 г.

    1960 г.

    1961 г.

    1962 г. 1963 г.

    1964 г.

    1965 г.

     

     

    млрд. марок в ценах соответствующих лет

     

     

    50,3

    57,1

    70,6

    80,7

    со

    о

    со

    со

    1.8,0

    115,1

    За счет все возраставших инвестиций монополии ФРГ осуще­ствили обновление основного капитала, провели техническую ре­конструкцию, необходимость которой вызывалась научно-техниче­ской революцией, создали новые, главным образом экспортные, отрасли промышленности 14. В итоге объем промышленного про­изводства в ФРГ за 1949—1965 гг. вырос в 4 раза, о чем свиде­тельствуют нижеследующие индексы промышленного производст­ва (1958 г. = 100) 15:

    1949 г. 1950 г. 1951г. 1952 г. 1953 г. 1954 г. 1955 г. 1956 г. 1957 г.

    39                 48                57                 61                 66                 75                 85                 92                97

    1958 г. 1959 г. 1960 г. 1961 г. 1962 г. 1963 г. 1964 г. 1965 г.

    103                  107                  119                  127                  132                   137                  149                   157


    11  См. А. А. А р з у м а н я н. Указ. соч., стр. 85.


    12 См. «DWI Berichte», 1956, Н. 23/24. «Экономическое положение капи­талистических стран. Конъюнктурный обзор за 1959 и начало 1960 г.». Приложение к журналу «Мировая экономика и международные от­ношения», 1960, № 8, стр. 36—‘37.


    13  «Wirtscliaft und Statistik». 1960, Н. 3, S. 187х; ibid., 1964, Н. 1,. S. 12; «Monthly Bulletin of Statistics». Apr. 1966.


    14   iCm. С. Меньшиков. Рост неравномерности развития капиталисти­ческих стран.— «Мировая экономика и международные отношения», 196*3, № И.


    15  «Statistical УеагЬоюк». N. Y., 1957—1964; «Monthly Bulletin of Stati­stics», Apr. 1966.



    Западногерманские буржуазные экономисты на все лады ре­кламировали этот экономический подъем. Усердствовал в таком рекламировании и Людвиг Эрхард, с именем которого боннская пропаганда связывала экономический скачок ФРГ 16.

    Однако факты свидетельствуют о неустойчивости и преходя­щем характере этого подъема17, на смену которому неизбёжйо приходит спад.

    Нет и никогда не было оснований переоценивать устойчивость уровня, достигнутого экономикой ФРГ в результате совершенного ею скачка.

    Рекламируя фальшивое «чудо» в ФРГ, западные пропаганди­сты предпочитают молчать об экономических успехах ГДР. Между тем эти успехи весьма велики и для того, чтобы составить объек­тивное представление об экономическом подъеме в ФРГ, полезно сравнить его с послевоенным экономическим развитием ГДР.

    Те, кому довелось быть в Германии сразу после войны, пом­нят тягостную картину опустошений и разрушений, навлеченных на страну агрессивной политикой германских милитаристов. Вос­становление разрушенного в результате преступной гитлеровской войны было нелегким делом для немецкого народа. При этом, как справедливо отмечала французская буржуазная газета «Комба», «на востоке Германий восстановление происходило в менее благо­приятных условиях, чем в Федеративной Республике. Ведь к вос­току от Эльбы всегда находилась сельскохозяйственная часть стра­ны... Англо-американская авиация разрушила такие важные горо­да и крупнейшие промышленные центры, как Берлин, Лейпциг, Дрезден, Магдебург и др.» 18 В 1950 г., т. е. сразу же после созда­ния обоих германских государств, на долю ГДР приходилось ме­нее 20 % всего промышленного производства в Германии, а на долю ФРГ — свыше 80% 19. Таков был тот старт, с которого начи­налось экономическое соревнование капитализма и социализма на территории Германии.

    Несмотря на неравные условия этого старта, ГДР обогнала За­падную Германию по росту объема промышленного производства.

    Индексы промышленного производства в ГДР по отношению к 1950 г., принятому за 100, в последующие годы составляли20:


    16 Рекламированию западногерманского «чуда» посвящены его книги: L. Erhard. WohlstancL fur alle. Dtisseldorf, 1957; L.. Erhard. De- utschlands Riickkehr zum Weltmarkt. Diisseldorf, 1953; L. Erhard.. De­utsche Wirtschaftspolitik. Der Weg der sozialen Marktwirtschaft. Diis- seldorf — Wien — Frankfurt/Main, 1962.


    17  Обстоятельный анализ этих фактов см.: R. Giindel, Н. Heinin- ger, P. Hess, К. Zieschang. Die'Labilitat des Wirtschaftssystems in Westdeutschland. Berlin, 1963.


    18  Cm. Tammer, Goede. Wo lebt man besser? Berlin, 1960, S. 15.


    19  Ibid., S. 16.


    20  «Statistisches Jahrbuch der Deutschen Demokratischen Republik 4«966». Berlin, 1966, S. 24



    Год

    Индекс

    Год

    Индекс

    Год

    Индекс

    1951

    123

    1956

    202

    1960

    293

    1952

    142

    1957

    217

    1961

    311

    1953

    160

    1958

    241

    1962

    331

    1954

    176

    1959

    271

    1963

    345

    1955

    190

     

     

    1964

    368

     

     

     

     

    1965

    391

    Западногерманский журнал «Шпигель» вынужден был проце­дить сквозь зубы: «Германская Демократическая Республика то­же пережила своего рода экономическое чудо» 21. А английский журналист Раймонд Флетчер, посетивший ГДР, писал: «Подлин­ное экономическое чудо в Германии достигнуто на территории ГДР» 22.

    Промышленный подъем ФРГ вывел ее в экономическом отно­шении на второе место среди капиталистических держав. Об этом свидетельствуют приведенные ниже данные о доле четырех глав­ных стран империализма в промышленном производстве капита-


    листического мира в

    1949-

    1965 гг.

    (%)23

     

     

    Страна

    1949 г.

    1955 г.

    1958 г.

    1959 г.

    1965 г.

    США

    52,5

    50,5

    46,6

    47,9

    45,1

    Англия

    12,3

    10,2

    9,8

    9,4

    8,2

    ФРГ

    5,9

    8,5

    9,5

    9,2

    9,4

    Франция

    4,6

    4,4

    5,0

    4,6

    4,4

    Второе место заняла ФРГ и в мировом капиталистическом экспорте. Здесь ее доля (в %) превосходит долю всей гитлеров­ской Германии. Это видно из следующих данных24:


    Страна

    1937 г.

    1950 г.

    1965 г.

    США .

    13,0

    18,2

    16,6

    Англия

    10,9

    11,3

    8,1

    ФРГ

    9,4*

    3,5

    11,0

    Франция

    3,8

    5,5

    6,2

    Япония

    4,7

    1,5

    5,2

    * Вся Германия.

     

     

     

    То же самое можно сказать и в отношении золотых и валют­ных резервов ФРГ.

    Иными словами, но важнейшим экономическим показателям ФРГ оказалась на втором месте в капиталистическом мире.


    21  «Der Spiegel», 20. Mai 1959, S. 14.


    22  «The Tribune», March 3, 1961.


    23 «Экономическое положение капиталистических и развивающихся стран. Обзор за 1965 г. и начало 1966 г.». Приложение к журналу «Мировая экономика и международные отношения», 1966, № 9, стр. 6.


    24  «DWI Berichte», 1964, Н. 17, S. 4; «Monthly Bulletin of Statistics», Apr. 1966.



    Было бы преждевременно на этом основании делать вывод, что западногерманский империализм уже стал более могущественным, чем, например, британский. Обширные давние связи британского империализма с другими странами, выражающиеся в чрезвычайно крупных заграничных капиталовложениях Англии (в 9 раз превышающих инвестиции ФРГ) 25, дают британскому монополи­стическому капиталу большие преимущества перед западногерман- ским. Англия, по-видимому, все еще остается второй по могущест­ву державой капиталистического мира. Но тот факт, что ФРГ обогнала ее по важнейшим экономическим показателям, свидетель­ствует о реальной возможности оттеснения Англии и превращения Западной Германии во вторую по мощи державу империализма.

    Особая агрессивность западногерманского империализма

    Агрессивность — свойство империализма. Однако германско­му империализму с самого его возникновения присуща особая аг­рессивность.

    В. И. Ленин отмечал, что в начале XX в. немецкие империа­листы представляли собой группу «пришедших к столу капитали­стических яств, когда места были заняты, но внесших в борьбу новые приемы развития капиталистического производства, луч­шую технику», группу, еще более хищническую, еще более раз­бойничью26, нежели ее антантовские противники.

    Как подчеркивал В. И. Ленин, именно немецкая монополисти­ческая буржуазия «внесла начала огосударствления капиталисти­ческого производства, соединения гигантской силы капитализма с гигантской силой государства в один механизм, ставящий десятки миллионов людей в одну организацию государственного капита­лизма» 2'7.

    Программа СЕПГ указывает: «В Германии империализму с самого начала были присущи особенно реакционные и агрессив­ные черты. Путем союза с реакционным юнкерством и в результате раннего перехода к государственно-монополистическому капита­лизму германская монополистическая буржуазия обеспечила базу для своей агрессивной политики, милитаризации, для подавления рабочего движения и всех демократических сил» 28.

    С началом общего кризиса капитализма эта особая агрессив­ность германского империализма еще более обострилась. Ее те­перь подхлестывали страх и озлобление немецких империалистов в связи с развитием Советского государства и пролетарского дви­


    25  См. С. Меньшиков. Указ. соч., стр. 22.


    26  В. И. JI е н и н. Доли. собр. соч., т. 32, стр. 83.


    27  Там же.


    28  «Programm der Sozialistischen Einheitspartei Deutschlands».— «Einbeit», 1963, H. 1, S. 8.



    жения, подхлестывала жажда реванша за проигранную первую мировую войну. Особая агрессивность и реакционность германско­го империализма явились важным фактором того, что в Германии была установлена нацистская диктатура, развязавшая вторую ми­ровую войну.

    Как же отразилась новая обстановка, сложившаяся после вой­ны, на характере агрессивности германского империализма? Есть ли основания считать, что положение о его особой агрессивности сохраняет свою силу и поныне?

    Да, для этого есть все основания. Не отпала ни одна из причин, породивших особую агрессивность германского империализма. Но появились и новые факторы.

    ФРГ — единственная из империалистических держав, где им­периализм уже не располагает всей национальной территорией страны. На земле Германии создалось и развивается социалисти­ческое государство немецкого н’арода — Германская Демократи­ческая Республика.

    Факт существования ГДР, несомненно, чрезвычайно ослабляет западногерманских империалистов. Ибо, как отмечалось в тезисах съезда КПГ в 1957 г. «300 заправил германского монополистиче­ского капитала сильно ощутили на себе сужение сферы их власти в связи с тем, что немецкие рабочие и крестьяне в одной части Германии ликвидировали основу их господства; их тревожит то, что пример ГДР свидетельствует о возможности и в Западной Германии покончить с империалистической военной полити­кой...» 29. Однако в тех условиях, когда империализм ФРГ имеет в своем распоряжении экономический потенциал, намного превос­ходящий потенциал гитлеровского рейха, ненависть к ГДР толкает западногерманских империалистов к дальнейшему усилению аг­рессивности и авантюризма их политики. Такова диалектика ис­тории.

    Эта диалектика проявляется и в другом важном факторе, обо­стряющем особую агрессивность западногерманского империализ­ма. В результате освобождения восточногерманских земель от гос­подства юнкеров экономическая база юнкерства была полностью подорвана. Это, однако, не повело к ликвидации влияния крайне реакционной и агрессивной юнкерской касты на политику герман­ского империализма. Заняв прочные позиции в командовании бун­десвером, в дипломатическом ведомстве, в крестьянских союзах, а также на других важных участках политической арены ФРГ, бежавшие в ФРГ юнкеры активно влияют на реваншистский, агрессивный характер политики боннского государства.

    Существует и комплекс других факторов, обостряющих агрес­сивность западногерманского империализма, его готовность к


    29  .«Съезд 1957 года Коммунистической партии Германии». М., 1959, стр. 77.



    любым авантюрам с целью повернуть вспять колесо истории. Речь идет о прямой преемственности между сегодняшним боннским и вчерашним гитлеровским империализмом.

    Прежние монополии — прежний курс

    Важнейшим из этих факторов является следующий: монопо­листический капитал ФРГ представлен теми же группами, что и в нацистский период,— группами, сохранившими те же агрессивные замыслы.

    В предыдущей монографии автора был дан перечень крупней­ших монополистических групп ФРГ с акционерным капиталом не менее 100 млн. марок у каждой. Этот перечень был составлен на основании данных Немецкого экономического института (ГДР) и отражал положение, существовавшее в 1959—1960 гг.30

    С тех пор произошли изменения. Теперь целесообразно выде­лить группы, обладающие акционерным капиталом свыше 200 млн. марок каждая. Вот эти группы по состоянию на лето 1966 г. Перечень дается по новым, уточненным и дополненным данным Немецкого экономического института31.

    1.    Группа ИГ Фарбеи, включающая такие богатейшие компа­нии как «Фарбенфабрикен Байер АГ, Леверкузен» (1350 млн. ма­рок),. «Бадише анилин-унд-содафабрик АГ» (1148 млн. марок), «Фарбверке Хёхст АГ» (1054 млн. марок), «Рейнише штальверке, Эссен» (470 млн/марок) и др. Всего в группу входит 212 различ­ных обществ.

    2.    Концерн Тиссена, включающий «Гельзенкирхенер Берг- веркс АГ, Эссен» (485 млн. марок), «Аугуст Тиссенхютте АГ» (756 млн. марок), «Тиссен рёренверке» (276 млн. марок) и др., всего 93 общества.

    3.    Концерн Ханиэля, включающий «Хюттенверк Оберхаузен- АГ» (260 млн. марок), «Гутехоффнунгсхютте АФ» (125 млн. ма­рок) и др., а всего 91 общество.

    4.    Концерн Сименса, включающий «Сименс унд Хальске АГ» (871,2 млн. марок), «Сименс-Шукертверке АГ» (440 млн. марок), а всего 62 общества.

    5.    Концерн Маннесмана, включающий «Маннесман АГ, Дюс­сельдорф» (581,8 млн. марок). В концерн входит 61 общество.

    6.    Концерн Флика, включающий «Даймлер-Бенц АГ, Штут­гарт» (507 млн. марок) и состоящий из 110 обществ.

    7.   Концерн АЭГ, состоящий из 71 общества.


    30  См. М. С. В о с л е н с к и й. Внешняя политика и партии ФРГ. М., :1961. Подробные данные по каждой из названных в этом перечне групп см. А. А. Деми п. Крупнейшие монополии ФРГ. JL, 1961.


    31 См. «DWI Bericlite», 1966, Н. 10, S. 7—8. Количества общества в каж­дой группе исчислены на начало 1963 г. (См. Ibid., 1963, Н. 15/16, S. 22-48).



    8.   Концерн Крупна, включающий «Крупп хюттенверке АГ, Рейнхаузен» (573 млн. марок) и состоящий из 103 обществ.

    9.    Концерн Клёкнера, включающий «Клёкнер-верке АГ, Дуйс­бург» (327 млн. марок) и состоящий из 53 обществ.

    10.   Концерн Хэша, включающий «Хэш-верке АГ, Дортмунд» (569 млн. марок), а всего 59 обществ.

    И. Концерн Квандта, включающий «Винтерсхалль АГ» (176 млн. марок) и состоящий из 61 общества.

    12.              Группа «Металльгезельшафт-ДЕГУССА», состоящая из

    96   обществ.

    13.    Группа Опеля, включающая «Континенталь гуммиверке АГ» (270 млн. марок), «Рудольф Карштадт АГ» (270 млн. ма­рок) и др., а всего 32 общества.

    14.    Концерн «Кауфхоф АГ» с капиталом 270 млн. марок.

    15.      Концерн Отто Вольф-Штумм (235 млн. марок)

    Помимо этих 14 крупнейших монополистических групп и кон­цернов, в ФРГ выделяются еще 3 могущественные группы, зани­мающие несколько особое положение.

    Это, во-первых, большая группа компаний, находящихся в го­сударственной собственности, иными словами, контролируемая монополистическим капиталом ФРГ в целом. Группа включает 14 обществ с капиталом свыше 200 млн. марок каждое;, в распоряже­нии только этих обществ имеется капитал свыше 6 млрд. марок.

    Во-вторых, это — банковская группа, включающая 38 обществ, в том числе «большую тройку» западногерманских банков: «Дейче банк АГ» (400 млн. марок), «Дрезднер банк АГ» (315 млн. ма­рок), «Коммерцбанк АГ» (225 млн. марок).

    Наконец, это группа фирм, находящихся под контролем ино­странного капитала (американского, английского, французского, голландского и др.). Сюда входят семь крупных концернов с ка­питалом от 200 до 800 млн. марок, а также значительное число их дочерних фирм и других компаний — всего 137 обществ. Наличие этой группы и ее позиции определяют непосредственное, влияние иностранного капитала в экономике Западной Германии.

    Как явствует из вышесказанного, 18 крупнейших групп сосре­доточили в своих руках огромные богатства и тем самым колос­сальное экономическое и политическое могущество в Западной Германии. Наиболее мощной среди перечисленных является груп­па богатейших компаний, принадлежащих боннскому государству, иными словами — всему западногерманскому монополистическому капиталу в целом. В совокупности же все эти монополистические группы в полной мере олицетворяют монополистический капитал ФРГ. *

    В данной классификации за основу взят размер капитала мо­нополий ФРГ.

    Имеются и другие варианты классификации крупнейших моно­полистических групп. Например, Е. JI. Хмельницкая взяла за ос­



    нову не сумму капитала, а актив баланса (от 1 млрд. марок и вы­ше). В результате оказались выделенными те же самые крупней­шие монополистические группы Западной Германии32. Точно так же в списке 50 крупнейших банков капиталистического мира, опу­бликованном журналом «Америкен бэнкер», оказалась вся «боль­шая тройка» западногерманских банков33.

    Какую бы классификацию мы не взяли, любая из них отмечает господствующее положение названных выше монополистических групп в западногерманской экономике.

    Немецкая капиталистическая экономика никогда еще не ви­дела подобной концентрации экономической мощи в руках столь узкого круга монополистов. Эта 'важнейшая особенность не оста­ется незамеченной и на Западе. В ФРГ, пишет крайне реакцион­ный американский публицист Шламм в своей книге «Пределы чу­да», «Есё... осталось в руках нескольких сот семей, которые пред­ставляли экономическое могущество Германии по крайней мере с начала столетия» 34.

    Эти группы монополистов сосредоточили в своих руках колос­сальные богатства. По подсчетам западногерманской профсоюзной печати, в 1965 г. в ФРГ насчитывалось 20 тыс. миллионеров, среди них более 500 семейств обладают состоянием каждое в 100 млн. марок и выше 35.

    «В общей сложности,— писал еженедельник «Христ унд вельт»,— всего 94 человека господствуют над ядром западногер­манской экономики, комбинируя функции членов правлений и на­блюдательных советов» 36.

    Действительно, Есе без единого исключения перечисленные выше группы и концерны занимали господствующие позиции в экономике Германии задолго до создания ФРГ. Это они хозяйни­чали в Веймарской республике, а до того — в вильгельмовской им­перии. Это они вскормили Гитлера, наживались на его захватниче­ской войне и участвовали в осуществлении фашистской програм­мы геноцида. С полным основанием в советской юридической нау­ке был поставлен вопрос об объявлении германских монополий преступными организациями37.


    32  См. Е. Хмельницкая. Указ. соч., стр. 66—67.


    33  «Дейче банк» на 23-м месте, «Дрезднер банк» — на 33-м, «Коммерц­банк» — на 42-м. Кроме того, на 47-е место в капиталистическом бан­ковском мире вышел «Рейнише гироцентрале провинциаль банк» (См. «DWI Berichte», 1964, Н. 14, S. 15).


    34    W. S с h 1 a m m. Die Grenzen des Wunders. Zurich, 1959, S. 41.


    35    Cm. «Holzarbeiter Zeitung», Dez. 1965.


    36 Christ und Welt», 4. Sept. 1964..


    37  Этому вопросу были посвящены заседания ученото совета Института государства и права АН СССР в январе — феврале 1964 г. О преступле­ниях германских военных концернов см. А. Леонидов. Политика военных монополий. М., 1961, стр. 71—87.



    Эти монополии не только остались у власти. Они сделали все возможное для того, чтобы не допустить на вершину эконо­мического могущества даже наиболее удачливых выскочек, нажив­шихся на спекулятивных махинациях в первые послевоенные годы 38.

    Тот факт, что Западную Германию держат в своих руках прежние монополии, которые господствовали в нацистской Герма­нии, чрезвычайно важен для понимания сущности внешней и внутренней политики ФРГ. Именно здесь коренится причина мно­гократно отмечавшегося явления: при, казалось бы, явном отличия государственной структуры ФРГ от структуры нацистского рейха налицо явная общность их внешней и ряда сторон внутренней по­литики.

    Оставшиеся неизменными монополистические хозяева ФРГ стараются осуществить ту же экспансионистскую программу, ко­торую проводили на предшествующих этапах истории империали­стической Германии. Тот факт, что эта программа уже дважды была сорвана поражениями Германии в мировых войнах, не убе­дил немецких монополистов в неосуществимости их агрессивных планов.

    Быстрое возрождение военно-экономического потенциала гер­манского империализма после каждого из двух поражений было, по-видимому, воспринято германскими монополиями как показа­тель того, что в их силах взять реванш и осуществить задуман­ную программу империалистической экспансии. Дух реваншизма придал еще большую агрессивность, устремлениям немецких мо­нополий-

    Опора на нацистские кадры

    В немецкой демократической печати было названо немало имен нацистских «вервиртшафтсфюреров», которые в годы войны наживались на рабском труде узников гитлеровских лагерей смер­ти, а ныне занимают директорские посты в крупнейших западно- германских фирмах39. Нет необходимости приводить здесь эти длинные перечни имен. В большинстве случаев в западногерман­ском хозяйстве орудуют те же люди, что и в период «третьей им:перии». Даже в буржуазной литературе был многократно отме­чен тот факт, что на ответственных государственных постах в ФРГ сплошь и рядом находятся бывшие активные нацисты40.


    38  См. Е. Хмельницкая. Указ. соч., стр. 89—90.


    39  См. «DWI Berichte», 1961, Н. 6, S. 15—19. В гитлеровской Германии звание «вервиртшафтсфюрер» носили руководители военных концер­нов.


    40  Этому вопросу специально посвящена книга Тетенса — бывшего чле­на американской комиссии по расследованию военных преступлений (Т. Н. Те tens. The New Germany and the Old Nazis. London, 1962).



    Западногерманская пропаганда сводит вопрос о нацизме в ФРГ к деятельности относительно малочисленных «праворади­кальных» группировок. Этому вопросу посвящен ряд работ запад­ногерманских буржуазных авторов41. Таким путем в Бонне ста­раются отвлечь внимание общественности от засилья нацистов в государственном аппарате ФРГ.

    Между тем это засилье приобрело поистине скандальный ха­рактер.

    С полным основанием в Заявлении Советского правительства от 28 января 1967 г. отмечалось, что «с первых дней существова­ния Федеративной Республики Германии шел процесс привлече­ния бывших активных нацистских деятелей к управлению госу­дарством, вплоть до предоставления им постов в правительстве и командования бундесвером» 42.

    В правительстве ФРГ оказались министры с преступным на­цистским прошлым. Речь идет даже не о самом факте принадлеж­ности к гитлеровской партии, а о непосредственном участии в пре­ступлениях нацизма, в деятельности его карательных органов, разведки и подрывной пропаганды.

    При Аденауэре, на протяжении ряда лет — с 1953 по 1961 г.— пост министра по делам изгнанников, беженцев и инвалидов вой­ны занимал Теодор Оберлендер. Уже в первый год его пребыва­ния на этом посту в западногерманской печати были опубликова­ны некоторые материалы о преступной деятельности Оберлендера в годы войны43. Вопреки фактам боннские власти в начале 1960 г. лицемерно объявили «совершенно неслыханным» сообщение о том, что Оберлендер «лично руководил погромами в Польше и на Западной Украине, а также другие утверждения подобного ро­да» 44. Неопровержимыми документами и свидетельскими показа­ниями была установлена долголетняя связь Оберлендера с нацист­ской разведкой и личное участие в убийствах и истязаниях совет­ских граждан в*годы войны45. Аденауэр вынужден был уволить Оберлендера в отставку.


    41  Е. d е Vries. Der Neonazismus in der Bundesrepublik Deutschland: Gedankengut, Programm und Praxis. Hamburg, 1956; 0. Busch,. P. F u r t h. Rechtsradikalismus im Nachkriegsdeutschland. Berlin (West) und Frankfurt/Main, 1957; H. H. Kniitter. Ideologien des Rechtsra­dikalismus im Nachkriegsdeutschland. Bonn, 1961; M. Jenke. Ver- schworung von rechts? Ein Bericht iiber den Rechtsradikalismus in Deutschland nach 1945. Berlin (West), 1961. В ФРГ опубликован также ряд статей на эту тему.


    42  «Правда», 29 января 1967 г.


    43 См. «Der Spiegel», 21. Apr. 1954


    44  Архив внешней политики CCiCP (далее: АВП СССР), ф. 82, оп. 47, палка 192, д. 71, л. 8.


    45 О кровавом прошлом О.берлендера рассказывает изданная Комите­том борьбы за германское единство богато документированная «Ко­ричневая книга» Die Wahrheit iiber Oberlander. Braunbuch iiber die verbrecherische faschistische Vergangenheit des Bonner Ministers». Ber-



    Пребывание Оберлендера, убийцы, заочно приговоренного Верховным судом ГДР к пожизненному тюремному заключе­нию46, на посту боннского министра поистине позорный факт в истории правительства ФРГ.

    Не менее позорным было пребывание на том же посту ми­нистра по делам изгнанников, беженцев и инвалидов войны Ганса Крюгера. Назначенный на этот пост канцлером Эрхардом в октябре 1963 г., Крюгер занимал министерское кресло всего три с поло­виной месяца. В ГДР были опубликованы документы о деятель­ности Крюгера в качестве ортсгруппенлейтера нацистской партии в оккупированном гитлеровцами польском городе Хойнпце. Будучи судьей фашистского чрезвычайного трибунала в этом го­роде, Крюгер выносил смертные приговоры полякам-антифаши- стам47. Разоблаченный преступник вынужден был уйти в отстав­ку с поста министра ФРГ.

    Сменивший Крюгера Эрнст Леммер во времена нацизма тесно сотрудничал с геббельсовским министерством пропаганды, участ­вуя в его акциях по обработке либерально-буржуазного общест­венного мнения за границей. Во время войны он был корреспон­дентом крупной венгерской фашистской газеты «Пестер ллойд»

    и,   как явствует из дневника Геббельса, выполнял за границей весьма доверительные задания нацистского руководства 48.

    С марта по июнь 1962 г. подвизался на посту генерального прокурора ФРГ Вольфганг Френкель. Как показали опубликован­ные в ГДР документы, Френкель — нацист с 1933 г.— специализи­ровался в гитлеровской имперской прокуратуре на делах о так называемых «расовых преступлениях» и лично добился смертной казни десятков узников, которых даже фашистский суд оправдал или осудил на незначительные сроки тюремного заключения49.

    В прессу проникли сообщения о том, что министр внутренних дел Хёхерль, будучи при Гитлере прокурором, также добивался смертных приговоров за «расовые преступления» 50.

    Если на самых высоких государственных постах в Бонне ока­зались отъявленные нацистские преступники, то еще больше их было на менее заметных, но отнюдь не менее влиятельных долж-

    Нп, 1960). Дополнительные материалы о преступлениях Оберлендера на территории GOGP были приведены па пресс-конференции, устро­енной в Москве 5 апреля 1960 г. Чрезвычайной государственной ко­миссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фа­шистских захватчиков. (См. «Кровавые злодеяния Оберлендера. Отчет

    о  пресс-конференции для советских и иностранных журналистов, со­стоявшейся в Москве 5 апреля 1960 г.». М., 1960).

    46    См. «Der Oberlander-Prozess». Berlin, 1960.

    47    «Neues Deutschland», 7. Dez. 1963.

    48    Cm. «Goebbels Tagebiicher». Zurich, 1948, S. 170.

    49    Cm. «Von der Reichsanwaltschaft zur Bundesanwaltschaft. Wolfgang Frankel, neuer Generalbundesanwalt. Eine Dokumentation». Berlin, 1962.

    50    Cm. «Neues Deutschland», 20. Mai 1965.



    ностях. Опубликованные в ГДР архивные материалы свидетель­ствуют, что боннские статс-секретари во главе с Гансом Глоб- ке, вершившие все практические дела правительства ФРГ, почти все были в прошлом активными нацистами — соучастниками гит­леровских злодеяний51.

    Благодаря разоблачениям, сделанным в ГДР, ныне позорпое прошлое Глобке известно всему миру. Один из руководящих сот­рудников гитлеровского министерства внутренних дел, Глобке был активным соучастником истребления нацистами свыше 6 млн. ев­реев. Именно Глобке был составителем официального коммента­рия к гитлеровским антисемитским законам («Нюрнбергские за­коны» от 15 сентября 1935 г.). Он участвовал затем в подготовке и проведении ряда преступных антисемитских мероприятий на­цистского режима52.

    При Аденауэре Глобке занял один из высших постов в систе­ме боннского государства — руководителя ведомства федерального канцлера в ранге статс-секретаря. Официальный западногерман­ский справочник следующим образом характеризует функции ве­домства и его главы: ведомство «информирует канцлера по всем важным вопросам, подготовляет его решения, контролирует их ис­полнение и координирует работу министров. Статс-секретарь ве­домства федерального канцлера осуществляет одновременно функ­ции статс-секретаря федерального правительства. В соответствии с этим ведомство федерального канцлера подготовляет все заседа­ния кабинета министров, его комитетов и проекты решений пра­вительства» 53.

    Следует добавить, что под контролем Глобке находились за­падногерманская пропаганда и разведка54.

    Глобке стал для Аденауэра «правой и левой рукой одновремен­но»,—писала газета «Вельт ам зоннтаг» 55. А исследователь ХДС Хейденхеймер отмечал: «Аденауэр позволил, чтобы власть секре­таря его канцелярии Ганса Глобке превзошла власть большинства министров его правительства» 56.


    51  См. «Globkes braune Notstarids-Exekutive. Das Bonner Geheimkabinett der Staatssekretare- ein Exklusivverein belasteter Nazis und Antisemi- ten». Eine Dokumentation vom Ausschuss fur Deutsche Einheit. Berlin, 1963.


    52 Материалы о фашистском прошлом Глобке были опубликованы Ко­митетом борьбы за германское единство в книгах: «Globke und die Ausrottung der Juden. t)ber die verbrecherische Vergangenheit des Staatssekretars im Amt des Bundeskanzlers Adenauer». Berlin, 1960; «Globke, der Biirokrat des Todes. Eine Dokumentation liber die Blut- schuld des hochsten Bonner Staatsbeamten bei der Ausrottung der Ju­den». Berlin, 1962.


    53  «Bundesrepublik Deutschland 1960/1961», S. 38—39.


    54    Cm. «Die Welt», 15. Jan. 1962.


    55  «Welt am Sonntag», 27. Nov. 1961.


    56  A. J. Heidenheimer. Adenauer and the CDU. The Rize of the Lea­der and the Integration of the Party. The Hague, 1960, p. 216.



    В июле 1963 г. Верховный суд ГДР провел процесс по делу Глобке: преступник был заочно приговорен к пожизненному за­ключению57. Под давлением мирового общественного мнения ру­ководителям ФРГ пришлось через семь недель после приговора уволить Глобке в отставку.

    Но кто при канцлере Эрхарде заменил Глобке на его влия­тельном посту? Людгер Вестрик. В годы нацизма Вестрик был «вёрвиртшафтсфюрером» — генеральным директором военно-про­мышленной компании «Ферейнигте алюминиумверке АГ». На её заводах более трех четвертей персонала составляли военноплен­ные и угнанные на фашистскую каторгу жители оккупированных гитлеровцами стран. Заводская статистика того времени свиде­тельствует об огромной смертности на предприятиях, находив­шихся под управлением Вестрика. Новый помощник боннского канцлера получил еще более высокий ранг, чем Глобке,— ми­нистра ФРГ. А после отставки Вестрика осенью 1966 г. выдвину­тые на замещение поста кандидаты Пфитцер, Эрнст и Меркер также оказались: первый — эсэсовцем, два других — гитлеровски­ми штурмовиками58.

    Военными преступлениями запятнал себя и статс-секретарь в боннском министерстве экономического сотрудничества Фридрих Виалон. В годы войны он занимал важный пост в нацистской ад­министрации оккупированной Советской Прибалтики: * руководил отделом в рейхскомиссариате «Остланда» в Риге. Документы сви­детельствуют, что Виалон активно участвовал в организации мас­совых убийств в Прибалтике и Белоруссии59.

    Обращает на себя внимание засилье нацистов как раз в тех звеньях государственного аппарата ФРГ, которые являются веду­щими в проведении политики западногерманского империализ­ма — в военном ведомстве, которому поручено осуществление ре­милитаризации ФРГ, дипломатическом ведомстве, органах раз­ведки и пропаганды, суде, прокуратуре и полиции.

    Все 192 генерала и адмирала бундесвера были военнослужа­щими нацистского вермахта, причем более половины из них были офицерами генерального штаба60. 90% генералов и адмиралов бундесвера имели в вермахте звание не ниже подполковника, а 30 из них уже при Гитлере были генералами. Все без исключе­ния высшие офицеры бундесвера были награждены фашистскими


    57  Материалы процесса см. «Im Namen der Volker, im Namen der Opfer. Ausziige aus dem Protokoll des Prozesses gegen Dr. Hans Globke vor dem Obersten Gericht der DDR». Berlin, 1063; J. В о u 1 i e r, M. L a n- d a u,H Madsen, Prof. W. Nagel. Der Prozess gegen Dr. Hans Glob­ke. Berlin, 4063.


    58  Cm. «Braunbuch. Kriegs- und Naziverbrecher in der Bundesrepublik. Staat, Wirtschalt, Armee, Verwaltung, Justiz, Wissenschaft». Berlin, 1965, S. 39—40; «Neues Deutschland», 9. u. 18. Okt. 1966.


    59  Cm. Ibid., S. 42—43; «Neues Deutschland», 30. Mai u. 29 Okt. 1965.


    60  «Braunbuch...», S. 172; «Neues Deutschland», 12. Juni 1966.



    орденами61. В ГДР были опубликованы данные .о военных пре­ступлениях и о фашистском прошлом почти всех этих высших чинов бундесвера62.

    Лишены всяких оснований утверждения официальной за­падногерманской пропаганды о том, что руководители бундесвера считают своими духовными предшественниками участников ге­неральского заговора против Гитлера 20 июля 1944 г. В исследо­вании Д. Е. Мельникова убедительно показано, что среди участ­ников путча было два основных течения, одно из которых явля­лось весьма реакционным63. Однако боннский- генералитет не принимал участия даже в правом крыле заговора. Не заговорщики

    20    июля, а их палачи определяют собой политическое лицо ко­мандования бундесвера.

    Как неопровержимо показали документы, отъявленными гит­леровцами и военными преступниками были все три генерала, занимавшие в Бонне пост генерального инспектора бундесвера: Адольф Хойзингер, Фридрих Фёрч и Гейнц Треттнер.

    Гитлеровский генерал-лейтенант Хойзингер был начальником оперативного отдела генштаба сухопутных войск вермахта, при­нимал непосредственное участие в разработке стратегических и оперативных планов нацистской агрессии64. В Советском Союзе были опубликованы документы, полностью изобличающие Хойзин- гера в организации массовых убийств и других злодеяниях65.

    Фёрч за совершенные им военные преступления в районе Ленинграда, Пскова, Новгорода и других районах советской тер­ритории был приговорен советским военным трибуналом к 25 го­дам тюремного заключения. Военный преступник Фёрч не был амнистирован. Это не помешало Бонну уже через год после пере­дачи его властям ФРГ присвоить ему звание генерала, а затем назначить генеральным инспектором бундесвера66.


    61 '«Wer steht an der Spitze des westdeutschen Staates?», S. 2.


    62    Cm. «Deutsche Kjriegsbrandstifter wieder am Werk. Eine Dokumentati­on...». Bd. III. Berlin, 1961, S. -512—178. С 1961 г. начался процесс «кон­солидации бундесвера» — омоложение его командных кадров. До 1966 г. было уволено в отставку по возрасту 80 генералов бундесвера. Одна­ко и после этого в верхушке бундесвера остались гитлеровские гене­ралы и многочисленные старшие офицеры вермахта. См. В. Ларио­нов. Смена караула в бундесвере.— «Новое время», 1'966, № 5.


    63  См. Д. Е. М е л ь п и к о в. Заговор 20 июля 1944 года в Германии. Легенда и действительность. М., 1962.


    64  Подробную биографию Хойзингера см. J. Kruger, J. Schulz. Krie- gsverbrecher Heusinger. 45 Jahre im Solde des deutschen Imperialis- mus. Berlin. 1960.

    •Пытаясь замести следы своих преступлений, Хойзингер выпустил мемуары: А. Не u singe г. Befehl im Widerstreit. Schicksalsstunden der deutschen Armee 1923—1945. Tubingen und Stuttgart, 1950.


    65  «Докумепты о преступлениях Адольфа Хойзингера против мира, во­енных преступлениях и преступлениях против человечности». М., 1962.


    66  См. «Heusinger, Foertsch und andere.... Kriegsverbrecher an der Spitze von NATO und Bundeswehr». Berlin, 1961, S. 17—-32.



    Скандальную известность приобрело также присвоение гитле­ровскому генерал-лейтенанту Гансу Шпейделю звания «четырех­звездного» генерала бундесвера и назначение его на пост коман­дующего объединенными сухопутными силами НАТО на цент­рально-европейском театре. Шпейдель известен своей активной деятельностью в нацистской военной разведке (руководил разве­дывательной работой против Франции) и военными преступле­ниями, совершенными на территории Франции и Советского Сою­за (Вязьма, Северный Кавказ, Дон, Курская дуга) &7. В ГДР были преданы гласности материалы, свидетельствующие о ведущей роли Шпейделя в организации убийства Барту и югославского короля Александра в Марселе в октябре 1934 г.

    Генеральным инспектором бундесвера с 1 января 1964 г. стал генерал Гейнц Треттнер. Имя этого человека имеет давнюю пе­чальную известность. Находясь на командной должности в наци­стском легионе «Кондор», он сыграл большую роль в уничтожении испанского г. Герника. Он разработал план нападения гитлеров­цев на Голландию и организовал преступный воздушный налет на беззащитный Роттердам уже после того, как было заключено пе­ремирие. Он участвовал в составлении планов нападения на Анг­лию, Крит, Мальту. Он приказал разрушить великолепные здания Флоренции, несмотря на то, что она была объявлена открытым городом. Гитлер щедро наградил Треттнера, пожаловав ему «ры­царский железный крест с дубовыми листьями» и звание генерал- лейтенанта 68.

    В августе 1966 г. Треттнер ушел в отставку. Руководителем бундесвера стал бывший командующий сухопутными войсками ФРГ генерал Ульрих де Мезьер, занимавший при Гитлере ответ­ственный пост первого офицера в оперативном отделе генштаба сухопутных сил вермахта.

    Таковы руководители бундесвера. Таковы и их ближайшие по­мощники. В частности, командующий войсками территориальной обороны ФРГ генерал-лейтенант Юбельхак был при Гитлере пол­ковником генштаба и отличился безжалостным проведением так­тики «выжженной земли» на советском Северном фронте, за что получил от Гитлера «Золотой немецкий крест» 69.

    Число подобных примеров можно было бы легко умножить. Дело в том, что участие нынешних военачальников бундесвера в военных преступлениях гитлеровского режима не исключительные случаи, а общее явление.

    Бывшие гитлеровцы прочно обосновались и в дипломатическом ведомстве ФРГ.


    67  АВП СССР, ф. 82, оп. 41, папка '148, д. 28, лл. 2—5.


    68  См._ «Weissbuch iiber die Kriegsverbrechen des Generalinspekteurs der Bundeswehr, General Heinz Trettner». Berlin, 1964.


    69  Cm. «Deutsche Kriegsbrandstifter wieder am Werk...». Bd. III. S. 121, 125—126, 134—135, 165—166, 175—176.



    Аденауэровский «Рейнишер меркур» еще в 1952 г. писал, что в политическом и торговом отделах МИД все до единого руково­дящие чиновники — бывшие члены нацистской партии, служив­шие в риббентроцовском министерстве иностранных дел; в отделе кадров из 19 руководящих чиновников 18 были гитлеровскими дипломатами; в отделе зарубежных стран из 8 руководящих чи­новников 7 бывших нацистских дипломатов, в правовом отделе — 6 и т. д. Всего же из 57 ответственных чиновников МИД лишь 6 не были членами фашистской партии или риббентроповскими дип­ломатами 70.

    Аденауэровское правительство не только не считало это поло­жение ненормальным, но, напротив, демонстративно его оправды­вало. Выступая в бундестаге 22 октября 1952 г., Аденауэр при­знал, что в боннском министерстве иностранных дел «чем выше поднимаешься, тем больше встречаешь членов НСДАП...». Какой вывод он сделал из этого? Канцлер призвал «покончить с вынюхи­ванием нацистов, ибо,— многозначительно заметил он,— поверьте мне, если начать это дело, неизвестно, где остановишься» 71. Депу­таты бундестага, среди которых немало бывших нацистов, охотно поддержали эту точку зрения.

    Если таково было положение в МИД ФРГ в 1952 г., то оно еще более усугубилось в дальнейшем. По данным изданной в ГДР в 1965 г. «Коричневой книги», в боннском внешнеполитическом ве­домстве на ответственных должностях занято не менее 520 гитле­ровских дипломатов 72. В их числе 88 из 105 послов и руководите­лей отделов МИД ФРГ73. Бывшие риббентроповские чиновники возглавляют 15 из 25 дипломатических представительств ФРГ в Азии, 16 из 21 в Латинской Америке, 10 представительств в Африке 74.

    Министерство иностранных дел ГДР опубликовало подробную документацию о бывших риббентроповских дипломатах в бонн­ском МИД, назвав более 190 имен75. Приведем из этого перечня лишь несколько примеров, показывающих, кто подвизается в дип­ломатическом ведомстве Бонна.

    Мало сказать, что почти все названные в документации лица — бывшие члены нацистской партии. Некоторые из них вступили в НСДАП задолго до прихода Гитлера'к власти. В один день — 1 июня 1931 г.— вступили в нацистскую партию советни­ки МИД ФРГ Зониенхоль и Миров. С 1927 г. являлся членом


    70  «Rheinischer Merkur», 18. Apr. 1952.


    71  Протокол заседания бундестага от 22 октября 1952 г. Цит. по «Уег- schworung gegen Deutschland». Berlin, 1955, S. 59.


    72  «Braunbuch...», S. 217.


    73  «Neues Deutschland», 12. Juni 1966.


    74  «Braunbuch...», S. 221—222.


    75    Cm. «Von Ribbentrop zu Adenauer. Eine Dokumentation iiber das Bon­ner Auswartige Amt». Berlin, 1961, S. 51—68.



    НСДАП Христиан Цинсер; он был щтурмбанфюрером в гит­леровских штурмовых отрядах, а в боннской дипломатической иерархии стал советником миссии ФРГ в Тегеране. Но, по-види­мому, старейшим членом НСДАП в западногерманском мини­стерстве иностранных дел оказался боннский посланник в Бирме (до 1963 г.) Эльгар фон Рандов; он вступил в гитлеровскую пар­тию еще в апреле 1925 г. и имел партийный номер 5189!

    Можно было бы привести длинный список фашистских штур­мовиков, занявших посты советников МИД ФРГ, во главе с по­сланником ФРГ в Гаити, штурмфюрером СА Людде-Нойратом.

    В боннском дипломатическом ведомстве имеется немало быв­ших эсэсовцев. Таковы барон фон Рихтхофен, член НСДАП с 1932 г.; упоминавшийся Зонненхоль, который был унтерштурм- фюрером СС; советники Зауттер, Шеске, Думке, Будденброк, консул Граде. Роттенфгорером СС был Лер — советник миссии ФРГ в Сеуле, оберштурмфюрером СС — консул в Югославии Херман. Был эсэсовцем и руководитель Восточного отдела МИД Крапф, ведающий вопросами отношений ФРГ с социалистиче­скими странами. На пост советника в правовом отделе МИД ФРГ был назначен Феликс Гэрте — бывший унтерштурмфюрер СС в гиммлеровском главном управлении имперской безопасности (РСХА).

    На дипломатической службе Бонна нашлось место и для дру­гих нацистов, непосредственно участвовавших в массовом истреб­лении людей. Генеральным консулом ФРГ в Барселоне стал Нюс- лейн — бывший нацистский прокурор в оккупированной Праге, о котором кровавый Гейдрих писал: «...Д-р Нюслейн при осуществлении военного судопроизводства и проведении дел о политических преступлениях показал особое сознание необходи­мости решительной борьбы против преступников и врагов госу­дарства» 76.

    Оказались в МИД ФРГ и нацистские идеологи, вроде боннско­го посла в Перу Гюнтера Мотца, занимавшегося теоретизирова­ниями о статусе фашистского чиновничества77! Весьма показа­тельно, что признанный идеолог боннской внешней политики, лич­ный друг Аденауэра, посол Вильгельм Греве, занимавший ключе­вые посты в МИД ФРГ и являющийся ныне Постоянным пред­ставителем ФРГ в НАТО, был доцентом нацистской высшей политической школы и во время войны опубликовал ряд откро­венно фашистских статей в поддержку агрессии Гитлера в Вот- сточной Европе78. Членами нацистской партии с 1933 г. и ко­мандирами в гитлеровских штурмовых отрядах были боннский


    76‘«Der Spiegel», 10. Okt. 1962, S. 26.


    77  Ом. «Deutsche Aussenpolitik», 1965, H. 5, S. 575.


    78  Выдержки из этих статей см. «Dokumentation der Zeit», 1959, H. 187, S. 38-30.



    статс-секретарь министерства иностранных дел Лар79 и министр ФРГ Шрёдер.

    «Не хватает только самого Риббентропа! — писала западно- германская газета «Ди андере цейтунг».-— Как можно при таких кадрах министерства иностранных дел в Бонне проводить внеш­нюю политику, служащую разрядке напряженности и укрепле­нию мира?» 80.

    Но ведь Бонн никогда и не проводил такой политики. Руками бывших нацистов, обосновавшихся в дипломатическом ведомстве, западногерманские монополии проводили всегда одну политику — политику подготовки реванша.

    Правилом, а не исключением, является сотрудничество гитле­ровских разведчиков в разведывательных органах Бонна. Об этом приведено достаточно материалов в многочисленной литературе81.

    Внимание широких общественных кругов давно уже привле­кает чрезвычайно активное проникновение нацистских элементов в органы юстиции и в полицию ФРГ. В ГДР несколько раз пуб­ликовались поименные списки многих сотен гитлеровских судей и прокуроров, занявших ответственные посты в юридической си­стеме боннского государства 82. Были изданы подобные материа­лы и за пределами Германии83.

    Сделались достоянием гласности имена тех 250 фюреров ге­стапо и СС, которые были поставлены во главе западногерман­ской полиции84.

    Общественность знает и о том, что ведущие пропагандисты правящего лагеря ФРГ имеют весьма мрачное нацистское прош­лое 85.

    Подсчитано, что около 70% всех судей и прокуроров ФРГ ра­ботали в органах нацистской юстиции; 70% высших чиновников


    79  «Braunbuch...», S. 218.


    80  «Die andere Zeitung», 14. Febr. 1958.


    81  См. М. И. Рахманов, А. М. Алёшин. ФРГ —гнездо империали­стического шпионажа. М., 1962, стр. 46—49; 85—87; Ю. Мадер. Се­рая рука. Секреты шпионской службы Западной Германии. Пер. с нем. М., 196'2, стр. 159 и др.; В. Watzdorf, A. Charisius, А. Vо- е г s t е г. Getarnt, entdeckt und aufgerieben. Die faschistische Sonder- einheit Brandenburg z. b. V. 800. Berlin, 1961, S. 99—100 u. a.


    82   Cm. «Wir klagen an: 800 Nazi-Blutrichter — Stiitzen des militaristischen Adenauer-Regimes». Berlin, 1959; «Belohnte Morder. Bonn rehabilitiert 1155 Nazi-Kriegs und Sonderrichter». Berlin, 1961; «Ausschuss fur Deutsche Einheit. Information iiber die Wiederverwendung von belaste- ten Nazi-Juristen in der westdeutschen und westberliner Justiz nach dem Stande vom 1*5.11.1962»; «Freislers Geist in Bonns Gesinnungsstraf- recht». Eine Dokumentation. Berlin, 1963.


    83  «Verbrecher in Richterroben. Dokuinente...». Prag, 1960.


    84  «Gestapo und SS-Fiihrer kommandieren die westdeutsche Polizei. Eine Dokumentation». Berlin, 1961.


    85  «Goebbels-Journalisten in Bonner Diensten. Eine Dokumentation». Ber­lin, 1962.



    министерства внутренних дел ФРГ были гитлеровскими чинов­никами; все 9228 штатных офицеров бундесвера служили офи­церами в фашистском вермахте86.

    Неверно было бы думать, что нацистские чиновники оказа­лись только в нескольких ведущих звеньях государственной ма­шины Бонна. Из них состоит фактически вся эта машина. Уже в Основной закон ФРГ (1949 г.) была включена ст. 131, хотя я в завуалированной форме, но недвусмысленно предусматривав­шая «урегулирование» специальным законом положения тех гит­леровских чиновников, которые по политическим причинам все еще не были приняты на службу или не получили «соответствую­щего поста» 87. Такой закон был издан 11 мая 1951 г. Он предо­ставлял наиболее скомпрометированным нацистским чиновникам,

    о   которых шла речь в ст. 131, одну пятую всех чиновничьих постов в государстве. В результате, по официальным данным, в 1956 г. в государственном аппарате ФРГ было занято свыше 180 000 чиновников, служивших ранее в аппарате гитлеровского государства88. Из числа всех назначенных в ФРГ в 1949—1965 гг. чиновников 75—80% служили в нацистском государственном ап­парате 89.

    Как видим, речь идет не об отдельных, пусть даже весьма ярких случаях проникновения нацистов на ответственные посты в Бонне, а о массовом явлении, о самом характере кадров бонн­ского государства.

    Нет необходимости доказывать, что такая практика является грубейшим нарушением Потсдамского соглашения о Германии, пункт 6 которого гласит: ,«Все члены нацистской партии, которые были больше чем номинальными участниками ее деятельности, и все другие лица, враждебные союзным целям, должны быть уда­лены с общественных или полуобщественных должностей и с от­ветственных постов в важных частных предприятиях. Такие лица должны быть заменены лицами, которые по своим политическим и моральным качествам считаются способными помочь в разви­тии подлинно демократических учреждений в Германии» 90. Про­тиворечит ориентация Бонна на нацистские кадры и воле насе­ления ФРГ: опросы общественного мнения в Западной Германии


    86  «Neues Deutschland», 12. Juni 1966.


    87  W. H u b a t s о h. Die deutsche Fr.age. Wurzburg, 1961, S. 215—216.


    88   Cm. «Bulletin des Presse und Informationsamtes der Bundesregierung» (далее: Bulletin...), 28. Marz 1957. В подавляющем большинстве чи­новники в ФРГ — выходцы из привилегированных слоев общества, тысячами нитей связанные с буржуазией (См. А. Б. Вебер. Клас­совая структура общества в Западной Германии. М., 1961, стр. 184— 186).


    89  «Neues Deutschland», 12. Juni 1966.


    90  «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной вой­ны», т. ILI, М., 1947, стр. 342.



    показали, что большинство (63%) опрошенных выступает про­тив участия бывших нацистов в руководстве страной91.

    Какая же сила в ФРГ преодолела в этом вопросе и категори­ческое указание Потсдамского соглашения, и требование жите­лей Западной Германии? Может быть, личная политика Аде­науэра, Эрхарда и их приближенных?

    Нет, корни здесь, несомненно, глубже. Установка правитель­ства ФРГ на подбор кадров из числа верных служак гитлеров­ского режима была выражением линии западногерманских моно­полий в этом вопросе.

    Опора Бонна на нацистские кадры — прямое следствие того, что в ФРГ господствуют те же монополии и те же их руководи­тели, что и при Гитлере. Те же концерны — те же их хозяева — та же выработанная ими политика — те же люди, которые издав­на в различных областях экономической, политической и идеоло­гической жизни обслуживают этих хозяев монополий и проводят эту политику.

    Засилье бывших гитлеровцев в государственной машине ФРГ — явление социальное. Оно наглядно показывает, что на поверхности общественной жизни Западной Германии остались те же социальные группы, что и в гитлеровском рейхе.

    Вот почему достаточно ловкие западногерманские политиче­ские руководители раз за разом оказываются в беспомощном и скандальном положении после разоблачения очередного нацист­ского преступника, назначенного ими на ответственный пост в государстве. Дело не в том, что перед таким назначением в Бонне поленились полистать послужной список кандидата на соответст­вующий пост: дело в том, что все нужные Бонну кандидаты име­ют неприглядное нацистское прошлое.

    Нацистские кадры, на которые опирается западногерманский режим, придают формируемой и проводимой ими политике моно­полий ФРГ черты особо обостренной агрессивности и реакцион­ности. Вышколенные в духе гитлеровских методов, они перенесли эти методы в практическую деятельность боннского государства. Вот почему не только в главных ее направлениях, но и в кон­кретных формах и методах политика ФРГ — это сколок с гитле­ровской политики, лишь слегка прикрытый псевдолиберальным декорумом буржуазного парламентаризма.

    * * *

    Встав на ноги при помощи западных держав, хищный запад­ногерманский империализм решительно взял курс на то, чтобы его политическое и военное могущество пришло в соответствие с его экономическим значением в системе империализма. Пра­


    91  «Die пене Gesellschaft», 1961, Н. 5, S. 343.



    вящие круги ФРГ открыто стали стремиться к военно-политиче­ской гегемонии в Западной Европе, к положению мировой импе­риалистической державы. Люто ненавидящие социализм и об­щественный прогресс, руководители ФРГ наотрез отвергли прин­цип мирного сосуществования, сделали ставку па «политику силы», на «холодную войну» и подготовку горячей войны. Особая агрессивность западногерманского империализма опасна для всех стран — как на Востоке, так и на Западе, опасна для дела мира.



    ГЛАВА ВТОРАЯ МОНОПОЛИИ И ПОЛИТИКА ФРГ


    «Федеративная Республика Германии — демократическое и социальное федеративное государство. Вся государственная власть исходит от народа»,— гласит Основной закон ФРГ (ст. 20, п. 1 и 2)

    Пожалуй, немного найдется в капиталистической Европе стран, где эта трафаретная для буржуазных конституций фраза звучала бы столь издевательски, как в ФРГ. Ибо, как констати­рует известный западногерманский экономист Курт Прицколейт, «Западная Германия принадлежит магнатам экономики, старым богатым семьям и небольшому числу нуворишей... Она принадле­жит им в такой степени, что это должно привлечь внимание и, больше того, вызвать тревогу всех тех, кто обладает чувством ответственности» 2.

    Государство в государстве                                              ^

    Подлинные хозяева ФРГ имеют в своем распоряжении испы­танный арсенал средств для того, чтобы прямо диктовать нужную им внутреннюю и внешнюю политику. Они? располагают специаль­ным аппаратом, предназначенным для этой цели.

    Свои связи с политическими партиями и государственным ап~ паратом западногерманские монополии осуществляют через по­средство «союзов предпринимателей». Формально от них приня­то отличать «союзы работодателей». Если первая группа союзов достаточно откровенно создана для поддержания связей между монополиями и государством, то вторая выступает юридически как партнер западногерманских профсоюзов, призванный якобы «защищать» интересы предпринимателей от «давления» со сторо­ны профсоюзов 3.


    1  «Amtliches Handbuch des Deutschen Bundestages. 3. Wahlperiode», 3. 45.


    2  К. Прицколейт. Кому принадлежит Западная Германия. Пер. с нем. М., 1960, стр. 804.


    3  См. «Монополии и государство ФРГ». М., 1962, стр. 79.



    На деле обе категории союзов монополистов образуют единую систему, через которую осуществляется диктат монополий в по­литике ФРГ и которая играет важную роль в подавлении трудя­щихся Западной Германии, борющихся против капиталистиче­ской эксплуатации.

    Признанием единства этой системы служит создание в 1950 г. органа, объединяющего все союзы предпринимателей,— Объеди­ненного комитета германского хозяйства. В него входят 13 пред­принимательских организаций. Важнейшими из них являются че­тыре: Федеральный союз немецкой промышленности (ФСНП), Федеральное объединение немецких союзов работодателей (ФОНСР), Немецкое промышленное и торговое собрание, Феде­ральный союз частного банковского дела.

    Эти организации представляют интересы магнатов западно- германской тяжелой индустрии и банков. Остальные девять орга­низаций, входящих в Объединенный комитет, представляют дру­гие отрасли экономики ФРГ: оптовую и внешнюю торговлю, роз­ничную торговлю, судоходство, транспорт, страховое дело, ремесло 4.

    Исследователи в ГДР справедливо подчеркивают, что было бы неверно считать Объединенный комитет верховной организацией западногерманских монополий. В действительности этот орган, носящий консультативный характер, призван лишь оказывать по­мощь двум подлинным командным центрам монополий: ФСНП и ФОНСР5. В качестве задачи этого координационного центра мо­нополий прямо названо «достижение единого мнения всех союзов- членов по важным вопросам экономической политики в масштабе всей Федеративной республики» и «совместное отстаивание этого мнения во вне» 6.

    Крупнейшим из предпринимательских союзов ФРГ является Федеральный союз немецкой промышленности, объединяющий 38 союзов, в которые в свою очередь входит более 700 отраслевых территориальных союзов предпринимателей7. «...ФСНП фактиче­ски в полной мере представляет (западно) германскую промыш­ленность»,— уверенно заявляло руководство этого могуществен­ного объединения, давая обзор своей деятельности за 10 лет8.

    4    «DWI Berichte», 1961, Н. 5, S. 5.

    6 М. Banaschak. Die Macht der Verbande. Organisationen und Metho- den staatsmonopolistischer Machtausiibung und Massenverfiihrung. Ber­lin, 1964, S. 11—12.

    6   Цит: no Ri Breitling. Die Verbande in der Bundesrepublik. Meisen- heim a. G., 1955, S. *181.

    7   См. E. Хмельницкая. Монополистический капитализм Западной Германии. М., 1959, стр. 129.

    8          «Jahresbericht des Bundesverbandes der deutschen Industrie. 1. Mai 1958—30. September 1959» Koln, 1959, S. 10 (далее: «Jahresbericht des BDI...»).


    2 М. С. Восленский


    33



    До второй мировой войны этот союз монополистов назывался Имперским союзом немецкой промышленности, его возглавляли сначала Дуисберг («ИГ Фарбениндустри»), затем Крупп9.

    Воссозданная осенью 1949 г. и вскоре получившая свое ны­нешнее наименование, эта организация возглавляется президиу­мом, в состав которого входят крупнейшие монополистические магнаты ФРГ, такие как Александр Менне (группа ИГ Фарбен), Герман Ройш (концерн Ханиэля), генеральный директор «<Фё- никс гуммиверке АГ» Отто Фридрих, магнат машиностроительной промышленности Густав Молленберг и др.

    С целью несколько затушевать подлинную сущность этого объединения как союза могущественных монополистов ФРГ пред­седателем ФСНП был избран не особенно богатый фабрикант Фриц Берг — доверенное лицо монополий10. Однако, независимо от размеров его состояния, глава крупнейшей организации моно­полистов приобрел в ФРГ колоссальное влияние.

    Между ФСНП и официальным Бонном существует теснейший контакт.

    Как отмечал президиум союза, боннские руководители неиз­менно участвуют в общих собраниях ФСНП. Кроме того, как под­черкивал президиум ФСНП, «федеральный министр экономики ж федеральный министр финансов в ряде случаев, участвовали в заседаниях президиума и правления. Другие члены всех кабинетов д-ра Аденауэра выступали в комитетах, занимающихся подведом­ственными им вопросами» и.

    Выступая 20 октября 1959 г. на торжественном заседании, по­священном десятилетию ФСНП, Аденауэр многозначительно зая­вил: ;«...Современная демократия не может выполнять свои зада­чи без содействия крупных хозяйственных союзов... Политиче­ское руководство Федеративной республики прекрасно сознает, что оно не может обойтись без советов со стороны деловых кру­гов, если хочет реализовать свои политические цели». А Эрхард прямо сказал, что «без деятельности Федерального союза (немец­кой промышленности.— Авт.) невозможно себе представить эко­номическое и политическое развитие последних 10 лет» 12.

    Поистине всеохватывающий круг вопросов, которыми занима­ется ФСНП, наглядно отразился в структуре союза, в многообра­зии его комитетов, отделов, входящих в него отраслевых сою­зов 13.


    9  «Jahresbericht des BDI...», S. 11; A. Tulatz, Rasp ini. ABC des Ge- werkschafters. Koln, 1957, S. 21.


    10  Биографию Берга см. «Мировая экономика и международные отно­шения», 19&3, № 12, стр. .129—131.


    11  «Jahresbericht des BDI...», S. 10.


    12  «Industriekurier», 22. Okt. 1959.


    13  Схему построения ФСНП см. «Монополии и государство ФРГ». М., .1962, стр. 80—81.



    ФОНСР — также очень могущественная и разветвленная ор­ганизация монополистов. В нее входят свыше 800 «союзов работо­дателей» и 48 центральных союзов. Президентом ФОНСР на протяжении ряда лет был Ганс-Константин Паульсен, занимав­ший более 20 руководящих постов в различных компаниях. В 1964 г. его сменил бывший министр ФРГ по атомным вопро­сам Зигфрид Вальке — представитель группы «ИГ Фарбен» 14. В президиуме и правлении ФОНСР подвизаются представители крупнейших монополистических групп ФРГ: «ИГ Фарбен», Ман- несман, Ханиэль, «Металльгезельшафт» и др.15

    Важную роль в поддержании контактов между монополиями и партийно-правительственным аппаратом Западной Германии играет существующий с 1951 г. в Кёльне Немецкий институт промышленности — орган Федерального объединения немецких союзов работодателей и Федерального союза немецкой промыш­ленности16. Рассылаемые институтом вестники и бюллетени име­ют не только пропагандистский характер, но, как отмечала не­мецкая демократическая печать, в ряде случаев содержат реко­мендации, обычно выполняемые правительственными органами17.

    Большую роль среди организаций западногерманских монопо­листов играет Немецкое промышленное и торговое собрание, объединяющее свыше 70 промышленных и торговых палат ФРГ 18.

    Предпринимательские союзы беззастенчиво вторгаются в са­мые различные области внутренней и внешней политики ФРГ, в частности «восточной» политики. Об этом красноречиво писала газета «Вестфелише рундшау»: «Идет ли речь о консервировании северноморских крабов или о примесях немецкого табака, о пен­сиях жертвам войны, о границе по Одеру — Нейссе, о военных заказах, обсуждается ли вопрос о винном законе или об открытии торговых миссий в Восточной Европе — союзы всегда тут как тут и всегда бросают в бой свои парламентские ударные отряды» 19. Следует добавить, что вопросы политики Бонна на Востоке и военные заказы привлекают значительно большее внимание пред­принимательских союзов, нежели северноморские крабы.

    Влияние предпринимательских союзов чувствуется в ФРГ на каждом шагу. «Сотни союзов открыли свои бюро в Бонне,— пи­шет западногерманский буржуазный социолог Рёммлинг.— Мно­


    14 См. «Neues Deutschland», 26. Juni 1964.


    15  «Монополии и государство ФРГ», стр. 83—84.


    16  Подробно о нем см.: «DWI Berichte»,' 1961, Н. 5. Директор этого ин­ститута Людвиг Лозакер издавна связан с ИГ Фарбен и занимал при Гитлере пост вице-губернатора в оккупированном нацистами Крако­ве Neues Deutschland», 2. Nov. 1965).


    17  См. «DWI Berichte», 1956, H. 20, S. 6—7; ibid., 1959, H. 12, S. 7—13.


    18    Cm. J. H. Kaiser. Die Representation organisierter Interessen. Berlin, 1956, S. U2.


    19 «Westfalische Rundschau», 9. Apr. 1965*



    гочисленные уполномоченные этих «учреждений для связи с парламентом» старательно оказывают влияние на бундестаг, пра­вительство, администрацию и политические партии... Влияние союзов сказывается на всех стадиях законодательного процесса: от составления первого наброска законопроекта до заседаний ко­митетов бундестага...» 20:

    Анализируя эту обстановку, видный буржуазный юрист тю­бингенский профессор Фехнер, как отмечала пресса, «с шоки­рующей прямотой» заявил, что в Западной Германии «право слу­жит золоту». «Право часто ставится на службу власть имущим,— говорил он.—...Проделываются манипуляции при выработке5 за­конопроектов: через лоббистов при обсуждении в парламенте, че­рез депутатов, которые часто... служат отдельным группам инте­ресов. После вступления законов в силу оказывается влияние на инструкции об их выполнении» 21.

    В западногерманском бундестаге подвизается такое количест­во лоббистов (по имеющимся подсчетам, около 500) 22, что в 1961 г. администрации бундеехауза (здание парламента^ при­шлось специально рассматривать вопрос о том^ как ограничить их доступ в парламентские помещения23. Однако и это не помог­ло. Журнал «Христ унд вельт» в 1964 г. писал: «Конечно, и се­годня можно еще встретить в парламентских прихожих какого- нибудь господина, который хватает депутатов за пуговицы и дает им советы. Но это исключение: лобби стало действовать тоньше. Оно орудует в залах заседаний и кабинетах, а еще чаще в ба­рах, ресторанах, на коктейлях, в домах для гостей крупных фирм или во время охоты в шумящем лесу, вдали от столичной поли­тической суеты» 24.

    Конечно, далеко не все союзы — а в Бонне их представлено свыше двухсот25 — пользуются равным влиянием. «Различие меж­ду союзами становится очевидным уже при посещении их бонн­ских бюро,— признает западногерманский буржуазный исследо­ватель Брейтлинг.— Одни из них воздвигли для себя администра­тивные здания в стиле модерн. Другие купили себе парадные виллы. А некоторые снимают комнаты в боннских квартирах, сдаваемых внаем, и повесили таблички: „Звонить 3 раза“» 26. Ясно, что не захудалые квартиросъемщики, а могущественные предста-


    20  G. W. Remmling. Die Interessenverbande in der westlichen Welt.— «Zeitschrift fur Pol-itik», 1957, H. 2, S. 169.


    21  «Frankfurter Rundschau», 3. Dez. 1963.


    22  M. Banaschak. Op. cit., S. 73.


    23  «Politik und Wirtschaft», 25. Jan. 1961, S. 2; ibid., 27. Jan. 1961, S. 2.


    24  «Christ und Welt», 17. Jan. 1964.


    25  Список представленных в Бонне союзов, см. R. Breitling. Die Ver- bande in der Bundesrepublik, S. 163—173. Всего же различных «бюро для связи» в Бонне и его окрестностях насчитывается свыше 1500.

    ~fM. Banaschak. Op. cit., S. 60).


    26  R, Breitling. Op. c-it., S. 6.



    вительства крупнейших • монополистических объединений дикту­ют свою волю в Бонне.

    «...Союзы грозят сделаться столь могущественными, что, ка­жется, именно они задают тон, в котором государственная адми­нистрация исполняет музыку»,— констатировала «Зюддейче цей- тунг». Газета писала о «своего рода господстве союзов», которые «стараются непосредственно вторгнуться в сферу исполнитель^ ной власти» 27.

    Предпринимательские союзы используют разнообразные мето­ды для обеспечения нужного им политического курса. В частно­сти, как отмечала западногерманская пресса, широко практикует­ся метод ок;азания союзами «помощи» депутатам бундестага в подборе и разработке материалов по различным вопросам и под­готовке законопроектов — разумеется, в духе, выгодном западно- германским монополиям28.

    Дело доходит до того, что союзы монополистов поставляют в бундестаг разработанные законопроекты и различные дополнения к ним. Западногерманская газета «Франкфуртер рундшау» кон­статирует: важнейшие проекты намечаемых к изданию законов бывают подготовлены и всесторонне обсуждены «в кабинетах бю­рократов из предпринимательских союзов и в залах заседаний множества рабочих групп, комитетов экспертов и комиссий этих союзов... прежде чем депутаты вообще узнают о существовании таких проектов» . Официальный документ «Общий порядок де­лопроизводства федеральных министерств» предписывает привле­кать союзы к разработке проектов законов и распоряжений. На 3-м конгрессе Объединения немецких профсоюзов (4—9 октября 1954 г.) прямо говорилось, что «ни один сколько-нибудь значи­тельный законопроект не передается в правительство без получе­ния мнения о нем палат (торгово-промышленных.— Авт.) и пред­принимателей» 30. Ко всему привыкшие боннские парламентарии считают такую процедуру вполне нормальной. Так, депутат бун­дестага от ХДС Аугуст Дрезбах на вопрос: «Каковы функции? законодателя?» недвусмысленно ответил, что предпринимательские союзы «являются наиболее квалифицированными экспертами. За­конодатели должны пользоваться их экспертизой» 31.

    Федеральный союз немецкой промышленности открыто про­возгласил, что он «претендует на право давать консультацию» го­сударственным властям ФРГ32. Аденауэр поспешил «целикоми


    27  «Siiddeutsche Zeitung», 19/20. Nov. 1960.


    28  «Die andere Zeitung», 21. Nov. 1957; R. Breitling. Op. cit., S. 92—93.


    29  .«Frankfurter Rundschau», 12. Dez. 1964.


    30  «Deutscher Gewerkschaftsbund. 3. Ordentlicher Bundeskongress. Pro- tokoll». 1954, S: 426.


    31  «Politik und Wdrtschaft», 19. Aug. 1960, S. 2.


    32  «Jahresbericht des BDI...», S. 21.



    полностью» согласиться с этой претензией монополий33. Немец­кий экономический институт подсчитал, что с апреля 1950 по апрель 1964 г. ФСНП внес в государственные органы ФРГ свы­ше 2200 детально разработанных проектов законодательных и распорядительных актов34. Не приходится удивляться тому,.что при подобном размахе деятельности предпринимательские союзы располагают огромным аппаратом в 50 тыс. служащих и уполно­моченных35. Не приходится удивляться и тому, что руководители предпринимательских союзов поддерживают контакт лично с канц­лером ФРГ. Журнал «Шпигель» писал: «Ныне... союзы, нахо­дятся у самого центра власти, их герцоги ведут переговоры непо­средственно с канцлером». Журнал подчеркивал, что «метод канц­лера договариваться прямо с союзами, минуя конституционные инстанции, сделался господствующим фактором во внутренней политике Федеративной республики» 36.

    Государством в государстве называют в ФРГ могущественные предпринимательские союзы ФОНСР, ФСНП и им подобные. В Западной Германии «каждый чувствует,— писал Прицко­лейт,— зловещее могущество этого невидимого государства в го­сударстве» 37. А гамбургская газета «Ди цейт» выразительно под­черкивала: «Туристам показывают в Бонне бундесхауз и гово­рят: здесь издаются законы. Затем им показывают дворец Шаум- бург и говорят: здесь находится резиденция федерального канц­лера, отсюда управляют страной. Возможно, когда они едут вдоль Кобленцерштрассе, им показывают также то или другое большое здание, которое выстроил для себя какой-нибудь могущественный предпринимательский союз. Но, разумеется, никто им не говорит: в этих домах... сидят люди, хотя и не издающие законов и не уп­равляющие страной, но заботящиеся о том, чтобы все делалось так, как того хотят их хозяева» 38.

    Реакционные партии — содержанки монополий

    Западногерманские монополии через свои каналы оказыва­ют влияние на все буржуазные партии ФРГ. Но особенно тесно связаны они с Христианско-демократическим союзом (ХДС) и на­ходящимся с ним в «рабочем содружестве» Христианско-социаль- ным союзом (XGG).

    Коммунистическая партия Германии справедливо характеризо­вала ХДС/ХСС как «ведущую партию германского монополисти­


    33  «Industriekuxier», 22. Okt. 1959.


    34  «Neues Deutschland», 24. Juni 1965.


    35  См. «Как выглядит Западная Германия сегодня», М., 1959, стр. 72.


    36  «Der Spiegel», 25. Dez. 1960, S. 12.


    37  К. Pritzkoleit. Die neuen Herren. Wien — Miinchen — Basel, 1955, S. 258.


    38  «Die Zeit», 7. Juni 1956.



    ческого капитала» 39. «..ХДС — руководящая партия германских империалистов...»,— говорится в заявлении 15 коммунистических и рабочих партий, принятом в Берлине 29 июня 1958 г.40

    Монополии щедро финансируют ХДС/ХСС. Густав Хейнеман, бывший в 1949—1950 гг. министром внутренних дел боннского правительства, писал, что в кассе ХДС лежит больше полученных от промышленности миллионов, чем когда-нибудь мечтала со­брать какая-либо из германских партий41. Даже буржуазные4ав­торы вынуждены признать, что ХДС покрывает лишь 10% своих расходов поступлениями от членских взносов, а 90% расходов производится за счет финансирования партии извне, иными сло­вами, за счет монополий и боннского государства 42.

    Как свидетельствует опубликованный в немецкой демократи­ческой печати секретный документ одного из предприниматель­ских союзов ФРГ, в период выборов в бундестаг в 1949 г. средст­ва, отпускаемые монополиями на поддержку основных буржуаз­ных партий, распределялись следующим образом: 65% получал ХДС, 25% — Свободная демократическая партия и 10% — Немец­кая партия. На выборах 1953 г. в эту шкалу были внесены незначи­тельные изменения в пользу СвДП; однако ХДС все же получал вдвое больше денег, чем СвДП43. Перед выборами 1957 г. хорошо информированная газета западногерманских промышленных кругов «Дейче цейтунг унд виртшафтсцейтунг» характеризовала соотношение распределяемых среди партий средств следующими цифрами: ХДС —30 млн. марок, НП —около 6 млн., СвДП — 3 млн., Общегерманский блок — 1,3 млн. марок44.

    По другим подсчетам, на выборах в бундестаг в 1957 г. моно­полии отпустили на избирательную кампанию ХДС свыше 100 млн. марок45. Примерно такую же сумму получил ХДС на свою предвыборную кампанию 1961 г. В распоряжении СвДП оказалось на этот раз 15—20 млн. марок46.

    Но и когда нет выборов западногерманские правящие партии получают крупные суммы от монополий. В 1965 г. они сами объявили перед Федеральным конституционным судом, что полу­чают ежегодно, не считая средств на избирательные кампании: ХДС/ХСС — 39 млн., СвДП — 14 млн. марок 47.


    39  «Die KPD lebt und kampft. Dokumente der Kommunistischen Partei Deutschlands 1956—1962». Berlin, 1963, S. 36.


    40  «Правда», 6 июля 1958 г.


    41  «Gesamtdeutsche Rundschau», 10. Aug. 1956.


    42  U. D ii b b e r. Parteifinanzierung in Deutschland. Koln und Opladen, 1962, S. 27.


    43  P. Seckbacher. Monopolherren, Meinungskaufer, Militaristen. Ber­lin, 1954, S. 57.


    44  «Deutsche Zeitung und Wirtschaftszeitung», 8. Mai 1957.


    45  «Neues Deutschland», 2. Apr. 1958.


    46  «Ausschuss fur Deutsche Einheit. Information». 19. Okt. 1961, S. 7—8.


    47  «Dokumentation der Zeit», 1965, H. 348, S. 6.



    ФинайСйроваййе буржуазных партий мойополйямй стало в ФРГ настолько обыденным делом, что в монополистических кру­гах начали откровенно обсуждать вопрос: как бы передать это дело в ведение государства. Фриц Берг заявил: «Промышленники будут только довольны, если все партии будут финансироваться из государственных средств. Тогда мы сможем сэкономить много денег и ...просто купить необходимое нам количество депута­тов» 48. Так расценивают боннскую «демократию» сами ее стол­пы!

    Действительно, в Бонне был открыто установлен порядок фи­нансирования представленных в бундестаге партий из средств государственного бюджета. На долю ХДС, СвДП и СДПГ выде­ляется из федерального бюджета и бюджетов земель примерно 55 млн. марок49. Стараясь поставить финансирование реакцион­ных партий на государственно-монополистическую основу, пра­вящие круги ФРГ разработали проект специального «закона о партиях». По этому закону западногерманским налогоплательщи­кам придется платить на содержание партий уже не 55, а 100 млн. марок50.

    Однако пока что государственное финансирование не замени­ло, а лишь дополнило предоставление денег боннским партиям монополиями ФРГ. Руководство ХДС/ХСС попросило у Феде­рального союза немецкой промышленности на свою избиратель­ную кампанию 1965 г. 50млн. марок51. По опубликованным в ФРГ подсчетам, приблизительно такой суммы и достигли предвы­борные расходы ХДС52. Значительные суммы, получили от моно­полий в 1965 г. и другие реакционные партии ФРГ.

    «Промышленность... финансирует эти партии не для того, чтобы они стали, а потому, что они уже являются выразительни­цами определенной политической концепции»,—не без основа­ния отмечал западногерманский журнал53. Как видно, «концеп­ции» верхушки ХДС особенно близки сердцу монополистических магнатов ФРГ.

    Западногерманский буржуазный социолог Хирш-Вебер, вы­ступая в таком далеком от прогрессивных веяний заведении, как Питтсбургский университет, накануне выборов 1957 г. следую­щим образом охарактеризовал механизм финансирования ХДС монополиями: ХДС «получает поистине щедрые субсидии... День­ги дают обычно не отдельные богачи, а патронажные организа­


    48  «Hamburger Abendblatt», 26. Juli 1962. Интересный пример прямой покупки концерном Тиссена места в депутатском списке ХДС от земли Северный Рейн-Вестфалия см.: «Neues Deutschland», 8. Aug. 1961.


    49  «Die Zeit», 6. Nov. 1964.


    50  «Dokumentation der Zeit», 1965, H. 348, S. 12—13.


    51  Ibid., H. 345, S. 32.


    52  Cm. «Handelsblatt», 17/18. Sept. 1965.


    53  «Die neue Gesellschaft», 1960, H.. 1,4S. 5.



    ции, создаваемые предпринимательскими ассоциациями, которые собирают взносы со своих членов. Объединение патронажных организаций в единый фронт, естественно, укрепляет позиции финансирующих хозяйственных групп в отношениях с получате­лями этих денег»г т. е. с верхушкой ХДС54.

    Финансирование избирательной кампании ХДС и его союз­ников осуществляется через специальные Общества поддержки. Вот что писалось об их создании в циркуляре предприниматель­ского союза земли Северный Рейн-Вестфалия от декабря 1952 г.: «Частное хозяйство должно рассматривать финансирование пар­тий, представляющих его интересы, как жизненно важное капи­таловложение. Крути хозяйства, объединившиеся в Федеральном союзе немецкой промышленности и Федеральном объединении немецких союзов работодателей, приняли решение создать в мас­штабе земель так называемые Общества поддержки» 55.

    В масштабе всей ФРГ систему финансирования партий воз­главило «Гражданское объединение 1954 года» 56.

    Большую роль в финансировании ХДС играет созданное монополистами «общество содействия достижению социального равенства — «Вааге»». Организация под этим демагогическим названием ведет широкую пропагандистскую деятельность в поль­зу ХДС, прикрываясь приверженностью к боннским неолибера- листским лозунгам «социального рыночного хозяйства», и дает руководству ХДС крупные суммы денег57.

    Одной из форм финансирования ХДС монополиями является подписка на еженедельный информационный бюллетень ХДС «Виртшафтсбильд», который рассылается подписчикам — фирмам и предпринимательским союзам — по крайне высокой цене и приносит партийной казне ежегодно 1 млн. марок дохода58. Ка­питалисты ФРГ дают также крупные суммы местным организа­циям ХДС, которые, как отмечает западногерманский профсоюз­ный журнал, «интенсивно поддерживают контакт с местными промышленными кругами» 59.

    Ясно, что в обмен на щедрое финансирование монополии тре­буют от руководства ХДС проведения диктуемой ими политики.


    54  «Interest Groups on the Four Continents». Ed. by H. W. Ehrmann. University of Pittsburgh Press, 1958, p. 108.


    55  «Dokumentation der Zeit», 1964, H. 317, S. 31.


    56  «Beitrage zur Zeitgeschichte», 1959, H. 1, S. 10.


    57  A. J. Heidenheimer. German Party Finance: the CDU.— «The Ame­rican Political Science Review», vol. LI, 1957, N 2, p. 383.


    58  Этот еженедельный бюллетень объемом в 16 стр. распространяется по цене 50 марок за номер. Опубликованные в ГДР данные показывают, что через редакцию бюллетеня ХДС регулярно получает крупные суммы денег от ряда концернов (Тиссен, «Фёникс», «Дейче эрдоль АГ», «Фольксвагенверке» и др.)* См. М. Banaschak. Op. cit., S. 52— 53.


    59  «Gewerksehaftliche Moaatsh-efte», 1957, H. 7, S. 417—418,



    Западногерманский журнал «Цейтшрифт фюр геополитик» от­кровенно писал, что в ХДС/ХСС имеет место «диктат дающих деньги, тех, кто финансирует партию и выборы и кто, само собой разумеется, указывает направление правительству, возникающе­му в результате этих выборов, ибо эти люди не имеют обыкнове­ния ничего давать даром» 60.

    Представители монополий в правительстве

    Стремясь обеспечить надежность и максимальную действен­ность своего диктата, монополии ФРГ прямо посылают собствен­ных представителей в правительство и парламент Западной Гер­мании. В издаваемых монополиями ФРГ «предпринимательских письмах» открыто говорится, что союзы «осуществляют через своих представителей... влияние на партии, а также на парла­мент, правительство и администрацию, имеют обыкновение обос­новываться в органах законодательной и исполнительной власти, например, путем включения собственных кандидатов в избира­тельные списки...» 61.

    Пусть в составе боннского кабинета и парламента нет почти никого из самих хозяев 18 господствующих монополистических групп. Как отмечает Прицколейт, политическая ситуация в ФРГ характеризуется тем, что руководящие органы монополий пред­почитают оставаться «в тени анонимности, из которой они посы­лают на фронт политического управления лишь немногих и не всегда наиболее значительных своих представителей» 62. Но эти представители есть и в правительстве ФРГ, и в бундестаге. Они могут быть поименно названы так же, как концерны, управляю­щие Западной Германией.

    Давние и тесные связи с германским монополистическим ка­питалом имел Конрад Аденауэр — представитель кёльнской груп­пы монополий63. Еще после первой мировой войны, занимая пост обербургомистра Кёльна и возглавляя рейнских сепаратистов, Аденауэр был связан с крупными банкирскими домами Оппенгей- ма и Штейна, с синдикатом бурого угля, с концернами Отто Воль­фа и Гуго Стиннеса. Впоследствии он.входил в наблюдательный совет «Дейче банк» — основного банка империалистической Гер­


    60  «Zeitschrift fur Geopolitik», 1959, N 2, S. 48.


    61  «Unternehmerbrief», 1. Juni 1961; Цит. по M. Banaschak. Op. cit., S. 28—29.


    62  K. Pritzkoleit. Die neuen Herren, S. 298. Предпринимательские союзы «не стремятся сами участвовать в правительстве,— подчерки­вал боннский профессор Шойнер.— Они довольствуются тем, что обес­печивают соблюдение своих интересов» Der Staat und die Verban- de». Heidelberg, 1957, S. 15).


    63  M. Seydewitz. Deutschland zwischen Oder und Rhein. Berlin, 1958,

    S.  135.



    мании, а также в наблюдательные советы таких крупнейших мо­нополий, как «Дейче люфтганза», «Рургаз АГ», «Рейниш-Вест- фалишес электрицитетсверк АГ», «Рейнише АГ фюр браунколен- бергбау». Аденауэр сотрудничал с немецкими монополистически­ми магнатами Нфердменгесом, Клёкнером, Тиссеном, Крупном, Кирдорфом. Канцлер имел тесные связи с такими западногерман­скими монополиями, как «Даймлер-Бенц АГ», банкирский дом Верхана и др.64 Через своего зятя Германа Йозефа Верхана Аденауэр связан с концерном Хэша, а через своего сына Конра­да— с электротехническими монополиями («Ферейнигте дейче электрицитетсверке») 65.

    Его преемник Людвиг Эрхард, совладелец крупной фирмы радиоаппаратуры «Грундиг» в Фюрте (Бавария), давно поддер­живает тесные связи с монополистическими кругами, в частности с группой «ИГ Фарбен». Еще во времена нацизма Эрхард был руководителем контролировавшихся монополиями Конъюнктур­ного института и Института по изучению промышленности66. Когда Эрхард в октябре 1963 г. сменил Аденауэра на посту фе­дерального канцлера, председатель Немецкого промышленного и торгового собрания Эрнст Шнейдер назвал его «человеком, кото­рый пользуется нашим особым доверием», а председатель Феде­рального союза частного банковского дела фон Фалькенхаузен заявил: «Банки чувствуют себя его верными союзниками» 67.

    Что касается министров боннского кабинета, то, как подчер­кивает Прицколейт, глава правительства всегда подбирал их та­ким образом, чтобы они были в состоянии «устанавливать кон­такт между экономикой и государственным руководством» 68. Исследуя деятельность западногерманских предпринимательских союзов, профессор Эшенбург отмечал, что боннские министры яв­ляются не только членами правительства и представителями пар­тий ФРГ, но также «делегатами внепарламентских групп» 69, ины­ми словами — западногерманских монополий.

    Из министров ФРГ почти каждый непосредственно связан с монополиями. В этом легко убедиться, рассмотрев боннских ми­нистров одного за другим — хотя бы в том порядке, в каком их министерства перечисляются в официальных ежегодных отчетах правительства ФРГ (данные по состоянию до октября 1966 г.).

    Министр внутренних, а затем иностранных дел Герхард Шрё­дер связан с металлургическими концернами ФРГ. ' Он член


    64  Г. Бауман. Хозяева западногерманских монополий. Пер. с нем. М., 1954, стр. 167—174.


    65  К. Pritzkoleit. Manner, Machte, Monopole. Diisseldorf, 1953, S. 238.


    66  W. Funder. Die westdeutsche CDU, eine Partei der Monopole.— «Na­tion», 1955, H. 6, S. 429.


    67  «Die Welt», 15. Okt. 1963.


    68  К. Прицколейт. Кому принадлежит Западная Германия, стр. 664.


    69  См. Th. Echenburg. Herrschaft der Verbande? Stuttgart, 1956, S. 44.



    наблюдательных советов двух крупных компаний концерна Тиссе- на — «Аугуст Тиссен-хютте АГ»-и «Феникс — Рейнрор АГ», пред­седатель наблюдательного совета «Хюттенверк Хаген Хаспе». Шрёдер связан также с концерном Клёкнера 70.

    Министром юстиции был Фриц Шеффер —член администра­тивного совета «Кредит-анштальт фюр видерауфбау». Затем ми­нистром юстиции стал Эвальд Бухер — управляющий делами, а потом член правления вюртембергского земельного союза ре­месленных и торговых объединений.

    Министр финансов в 3-м кабинете Аденауэра Франц Этцель — представитель тяжелой индустрии ФРГ71. Хорошо информиро­ванный английский бюллетень «Форин рипорт» подчеркивал, что Этцель «имеет тесный контакт с промышленниками Рура и поль­зуется их доверием», не меньшим, чем Эрхард72. Этцель был свя­зан с банками через своего родственника, крупного гамбургского банкира Гуго Шарнберга («Дейче банк»); к тому же Этцель сам занимал пост члена наблюдательного совета Нижнерейнского банка.

    Связан был с монополиями и его преемник Гейнц Штарке — бывший руководитель торгово-промышленной палаты в Байройте.

    Наконец, пост министра финансов занял Рольф Дальгрюи (СвДП) — многолетний юрисконсульт фирмы «Фёникс-гуммивер- ке, Гамбург — Харбург», для которой характерно крупное участие в ней американского капитала (концерн «Файрстоун тайр энд раббер компани1»). Дальгрюн — член правления предприниматель­ского союза по переработке каучука, асбеста и синтетических ма­териалов, член юридического комитета ФСНП.

    Министр труда Теодор Бланк — член наблюдательного совета крупнейшей компании концерна Тиссена «Гельзенкирхенер Берг- веркс АГ».

    Бывший министр обороны Франц-Иозеф Штраус связан с дву­мя монополистическими группами: группой «ИГ Фарбен» и кон­церном Клёкнера.

    Его преемник Кай-Уве фон Хассель — председатель админи­стративного совета земельного банка Шлезвиг-Гольштейна, пред­седатель наблюдательных советов компаний «Ландгезелыпафт МбХ» и «Ландгевиннунгс — унд эршлисунгс — ГмбХ»..

    Министр транспорта Ганс Христофор Зеебом —- доверенное лицо угольных и нефтяных концернов — занимал на протяжении ряда лет ответственные посты в фирмах «Эрцбергбау ГмбХ» в Рингельгеймег «Британниа коленверке АГ», «Эгерлендер-бергбау АГ», «Брауншвейгише машиненбау-анштальт», «Дайльман берг-


    70 М. S е у d е w i t z. Deutschland zwischen Oder und Rhein, S. 136. Фор­мально с вхождением в правительство министры ФРГ уходят с постов в концернах.


    71  «Die Weltbiihne», 15. Apr. 1959, S. 450.


    72  «Foreign Report», Nov. 7, 1957, No 547, p. 8.



    бау ГмбХ», связан с банковской группой («Дрезднер банк») ^ос­ле войны был президентом промышленной и торговой палаты Брауншвейга, членом административного совета «Кредит-анштальт фюр видерауфбау», председателем «Виртшафтсфербанд эрдольге- виннунг», советником «Брауншвейгише штаатсбанк», членом правления «Ферейн дейчер машиненбау-анштальтен» (Франк­фурт-на-Майне), почетным президентом союза металлургических промышленников Нижней Саксонии.

    Министр почт Рихард Штюклен — на протяжении ряда лет член административного совета «Бундеспост».

    Министр жилищного строительства Пауль Люкке — доверен­ное лицо группы ИГ Фарбен.

    Министр по делам «изгнанников» Иоганн Баптист Градльбыл в течение 15 лет членом правления «Дейче шпаркассен-унд гиро- фербанд». Он управляющий делами западноберлинских фирм «Дейчланд ГмбХ» и «В. Бюксенштейн ГмбХ, графише бетрибе».

    Министр по делам семьи и молодежи Франц-Иозеф Вюрме- линг — член правления «Базальт АГ», одной из крупнейших ком­паний, контролируемых концерном Верхана (участие 35—40%).

    Министром по атомным вопросам был Зигфрид Бальке — ди­ректор компании «Вакер-хеми» в Мюнхене, входящей в группу «ИГ Фарбен» (49% акций этой компании принадлежат «Фарб- верке Хёхст АГ»), председатель «Ферейн дер байришен хемишен индустри» и «Фольксвиртшафлмшхе гезелыпафт Байерн е. Ф.» в Мюнхене, заместитель председателя наблюдательного совета «Аноргана ГмбХ», член правления «Беруфгеноссеншафт дер хе­мишен индустри». Как уже было сказано, ныне Бальке — прези­дент ФОНСР.

    Министром по делам научных исследований, как туманно име­нуется ныне в ФРГ бывшее министерство по атомным вопросам, стал осенью 1965 г. Герхард Штольтенберг, директор концерна Круппа, руководивший там отделом экономической политики и прямо пересевший в министерское кресло с руководящего поста в одной из крупнейших монополий ФРГ.

    Министр государственного имущества Герман Линдрат — доверенное лицо «Дейче банк», связан с концерном Рёхлинга и с одной из крупных западногерманских цементных компаний «Портланд цементверке АГ».

    Министр казначейства Ганс Ленц занимал руководящий пост в крупнейшей фирме по производству аккордеонов «Хонер АГ». Следующий министр казначейства Вернер Доллингер был вторым председателем баварского объединения оптовых торговцев продо­вольствием.

    Министр экономического сотрудничества Вальтер Шеель был управляющим делами стальных заводов в Золингене, основал ин­ститут по исследованию рынка «Интермаркет», совладелец фирм «Интерфинанц» и «Прессинг» в Дюссельдорфе.



    Министр по особым делам Людгер Вестрик, как уже отмеча­лось, был при Гитлере генеральным директором «Ферейнитте алю- миниумверке АГ». После войны он был членом дирекции и на­чальником финансового отдела руководства западногерманской угольной промышленности.

    Ставленники монополистов — вот кто такие боннские минист­ры. Их подчиненное положение по отношению к владыкам запад­ногерманских монополий демонстративно подчеркивается тем, что оклад министра ФРГ (сам по себе немалый — около 7 тыс. ма­рок в месяц), как отмечает западногерманский журнал, все же «не идет ни в какое сравнение с сопоставимыми доходами руко­водящих представителей деловых кругов» 73.

    Не только правительство, но и подчиненный ему государствен­ный аппарат имеет в своем составе ряд посланцев монополий. Во многих случаях это — высокопоставленные служащие концер­нов, которые, заняв ответственные посты в государственном аппа­рате, не теряют связь с монополиями и продолжают получать от них различные материальные блага74. Подкуп чиновников госу­дарственного аппарата монополиями стал достоянием гласности в Западной Германии. В ноябре 1958 г. отдел печати правления СДПГ издал специальный бюллетень о коррупции в государст­венном аппарате и в ХДС. В этой связи даже Шрёдер, тогда ми­нистр внутренних дел, вынужден .был признать, что подкуп чи­новников фирмами в ряде случаев неоспорим75. Западногерман­ский исследователь Теодор Эшенбург писал: «Ключевые посты... занимают высокопоставленные чиновники, которые в глубине души считают себя в большей мере посланцами своих предпри­нимательских союзов, чем уполномоченными государства» 76.

    Ставленники монополий в бундестаге

    А как обстоит дело в бундестаге?

    Согласно западногерманскому государственному праву, уча­стие в выборах в бундестаг — единственная разрешенная форма


    73  «Das neue Journal», 16. Jan. 1961, H. 2, S. И. Даже рядовые члены правлений западногерманских концернов получают оклады в 150— 250 тыс. марок в год. Оклады ведущих менеджеров монополий ФРГ доходят до огромных цифр: например, у генерального уполномочен­ного крупповского концерна Бейца — 100 тыс. марок в месяц.— «Neu- es Deutschland», 16. Febr. 1966.


    74  E. L ii d e m a n n. Die Unterordnung des Bonner Staates unter die Mo­nopole.— «Beitrage zur Zeitgeschichte», Ф959, H. 1, S. 11.

    «Газета западногерманских торгово-промышленных кругов «Дейче цейтунг» признавала, что частные группы ФРГ «патронируют» мно­гих государственных чиновников и «посты замещаются не по дело­вым качествам, а на основании определенных интересов патрона».— «Deutsche Zeitung und Wirtschaftszeitung», 22. Nov. 1.958.


    75  АШ CGOP, ф. 82, on, 43, палка 161, д. 38, л. 31.


    76  Th. Eschenburg. Herrschaft der Verbande? S. 16.



    народного волеизъявления. Представитель правительства ФРГ на процессе против КПГ в' Карлсруэ адвокат фон Винтерфельд пря­мо заявил на суде: в ФРГ «выражение воли народа ограничи­вается избранием депутатов. Сверх этого не предусмотрено ни­какой политической деятельности народа» 77.

    Факты показывают, что в условиях реакционного боннского режима и здесь права населения ФРГ грубо попраны монополия­ми. В бундестаге, как и в правительстве ФРГ, хозяйничают став­ленники монополий.

    Даже на заседании, которое организовали 27 марта 1957 г. Федеральный союз немецкой промышленности и Немецкий ин­ститут промышленности с целью убедить общественность ФРГ в полезности предпринимательских союзов, докладчик — боннский профессор Шойнер — не смог не признать, что деятельность сою­зов «проникает глубоко в государственный организм. Она отнюдь не ограничивается созданием так называемых «лобби». Не огра­ничивается она и содействием правительству и парламенту при составлении отдельных законопроектов. Через депутатов, тесно связанных с различными кругами и организациями, она охваты­вает парламент и его комитеты» 78.

    Так же как и в правительстве, в бундестаге ФРГ заседают, как правило, не сами хозяева западногерманских монополий, а их доверенные лица. В обзоре своей деятельности за 10 лет Феде­ральный союз немецкой промышленности написал: «ФСНП не проводил в парламент ни своего председателя, ни других руково­дителей. Он намеренно оставался в приемных политики... Но ФСНП всегда принимал меры к тому, чтобы отдельные предпри­ниматели... стремились в местные представительства, парламенты земель и бундестаг» 79. Надо ли говорить о том, что эти «меры» мо­гущественного союза монополистов увенчались полным успехом.

    Уже в бундестаге первого созыва (1949—1953 гг.) многие де­путаты правительственной коалиции сами признали в заполнен­ных ими анкетах свою связь с такими монополиями, как концерн Клёкнера, «Гутехоффнунгсхютте», «Норддейчер Ллойд», «Порт- ланд цемент» и др. 80

    В бундестаге второго созыва (1953—1957 гг.) представитель­ство крупного капитала ФРГ возросло. Газета западногерманских


    77  «Wer regiert in Bonn?». Berlin, 1957, S. 91. Буржуазный исследова­тель западногерманского конституционного права Вебер констати­рует: «Народ имеет только одну функцию: избирать бундестаг. В свою очередь эти выборы сводятся к тому, чтобы оптировать в пользу той или иной из существующих организованных партий и их кандидатов, придавая тем самым вес этим партиям в парламенте» (W. Weber. Spannungen und Rrafte im westdeutschen Verfassungs- system. Stuttgart, 1951, S. 20).


    78  «Der Staat un,d die Verbande», S. 13.


    79  «Jahresbericht des BDI...», S. 22.


    80  R. Breitling. Die Verbande in der Bundesrepublik, S. 103.



    деловых кругов «Дейче цейтунг унд виртшафтсцейтунг» отмеча­ла, что в этом составе бундестага «каждый союз имеет своего депутата» 81. Во втором бундестаге особенно много ставленников монополий было во фракции ХДС/ХСС; в ней находилось 65% всех депутатов, непосредственно представлявших интересы пред­принимателей 82.

    Лицо третьего бундестага (1957—1961 гг.) как представитель­ства крупного капитала ФРГ определялось следующими цифрами: из 519 депутатов, избранных 15 сентября 1957 г., 89 — владельцы и директора фирм, 30 — крупные землевладельцы, 84 — прави­тельственные чиновники или высшие офицеры, 98 — функционе­ры политических партий и организаций, 83 — священники, адво­каты и прочие лица свободных профессий, 25 — кулаки, 55 — слу­жащие, 35 — представители разных профессий и только 5 ра­бочих, 12 ремесленников и 3 крестьянииа-середняка. Каждый четвертый депутат являлся в прошлом членом нацистской партии или примыкавших к ней организаций. Подсчет показывает, что свыше 2U мест в третьем бундестаге принадлежало представи­телям богатейших семейств, составлявших 1,5% населения ФРГ, тогда как на долю трудящихся приходилось всего 2% мест 83.

    Аналогичным оказался состав четвертого бундестага (1961— 1965 гг.). Хотя среди 56 провалившихся на выборах кандидатов были и представители монополий, общее число посланцев моно­полистического капитала в парламенте ФРГ не только не сокра­тилось, но наоборот, увеличилось.

    Даже пресса западногерманских реакционных сил не могла скрыть того, что в бундестаге капитал ФРГ представлен весьма широко. Близкий к ХДС журнал «Политише мейнунг» гсонстати- ровал, что «самостоятельные предприниматели в области про­мышленности и оптовой торговли, члены правлений и директора, а также руководители союзов, включая руководителей промыш­ленных и торговых палат, ...относительно сильно представлены» в четвертом бундестаге. Вместе со средними предпринимателями, розничными коммерсантами, юристами и экономическими экспер­тами, состоящими, как известно, на службе у монополий, эта груп­па, по данным журнала, составила 130 депутатов84.


    81  «Deutsche Zeitung und Wirtschaftszeitung», 16. Nov. 1955.


    82  См. А. Вебер. ХДС главная партия западногерманской буржуа­зии.— «Мировая экономика и международные отношения», 1959, № 7, стр. 433. Как подчеркивал Прицколейт в своей книге «Новые госпо­да», «концентрация представителей предпринимательских интере­сов значительно выше во фракции ХДС/ХСС, нежели во всех дру­гих фракциях бундестага» (К. Pritzkoleit. Die neuen Herren, S. -297).


    83  M. S e у d e w i t z. Deutschland zwischen Oder und Rhein, S. 137, 139.


    84  G. T r i e s с h. Struktur eines Parlaments.— «Die politische Meinung», Nov. 1961, H. 66, S. 8—:10.



    Если же присоединить сюда руководящих служащих концер­нов, а также тех их директоров и членов наблюдательных сове­тов, которые зачислены боннской парламентской статистикой в другие категории, то картина получится еще более выразитель­ной. Как показал подсчет, проделанный Комитетом борьбы за германское единство (ГДР), группа непосредственных предста­вителей экономических интересов крупного капитала состояла в четвертом бундестаге из 161 депутата85. К этому надо прибавить депутатов из числа землевладельцев — помещиков и кулаков: их в четвертом бундестаге было 53 человека86. Среди них 20 имели поместья более чем по 100 га 87, в том числе 10 — более, чем по 1000 га 88.

    А как были представлены в четвертом бундестаге рабочие, составляющие вместе со своими семьями 74% населения ФРГ? По официальным данным, в бундестаг было избрано 10 рабо­чих — все от социал-демократической партии, из них — 5 функ­ционеры СДПГ или ОНП89. Только 5 человек непосредственно работали на производстве, что при общей численности бундестага в 521 человек составляло меньше 1%.

    В четвертом бундестаге не было ни одного представителя мел­кого или среднего крестьянства (с земельным наделом до 10 га), хотя эта группа населения ФРГ имеет примерно 1 млн. избира­телей90. Зато каждая крупная группировка монополий имела в бундестаге своих депутатов.

    Как подсчитала немецкая демократическая печать, в числе членов четвертого бундестага находился 21 миллионер91. 21 мил­лионер и 5 рабочих в парламенте — так выглядел в условиях боннского режима результат «волеизъявления народа» на «сво­бодных выборах» в бундестаг 92.

    В нынешнем пятом бундестаге представительство монополий еще больше расширилось. «Уже в 4-м (западно) германском


    85  «Ausschuss fiir Deutsche Einheit. Information». 19. Okt. 1961, S. 2. Ха­рактерно, что во внешнеполитическом комитете четвертого бундеста­га заседали представители концернов: Тиссена (Бирренбах), «ИГ Фарбен» (Валь, Менне), Круппа (Блюменфельд); в комитете по внешней торговле, помимо тех же Бирренбаха и Блюменфельда, пред­ставители стальных (Дихтганс), химических (Штейнметц), металло­обрабатывающих концернов (Лёр),. представитель предприниматель­ских союзов (Бранд). См. «Dokumentation der Zeit», 1964, Н. 317, S. 28.


    86  Ibid., S. 4.


    87  H. Bertsch. Wer sitzt im Bonner Bundestag? Berlin, 1961, S. 98.


    88  «Ausschuss fiir Deutsche Einheit. Information». 19. Okt. 1961, S. 3.


    89  Ibid.


    90  H. В e r t s с h. Wer sitzt im Bonner Bundestag? S. 98.


    91  «Neues Deutschland», 7. Apr. 1962.


    92  Надо добавить, что состав бундестага в целом является своего рода коллективным миллионером: боннские парламентарии ежегодно по­лучают за свою деятельность 24 млн. марок (по 46 тыс. марок каж­дый) — больше, чем в парламенте какой-либо другой страны Запад­ной Европы. (См. «Neues Deutschland», 25. Jan. 1966).



    бундестаге,— писала майнцская газета,— индустрия и деловые круги могли похвастаться своим чрезвычайно сильным влиянием... Но, видимо, они не удовольствовались этим влиянием. Уже при выдвижении кандидатов... заслуженные парламентарии оттесня­лись и их место занимали люди, малоизвестные в партиях, но известные своими связями, особенно с крупной индустрией»93. А газета деловых кругов ФРГ «Нндустрикурир» вышла после вы­боров с ликующим заголовком: «В новом бундестаге возросло чи­сло представителей хозяйства» 94.

    Списки этих лиц — впрочем, весьма неполные,— были опубли­кованы органом торгово-промышленных кругов ФРГ «Хандель- сблатт»: газета перечислила 67 представителей промышленных фирм и 42 крупных агрария, подвизающихся в пятом бундестаге95. Немецкий экономический институт опубликовал более полный пе­речень представителей монополий и предпринимательских союзов в пятом бундестаге, включающий 92 депутатов,— примерно 7б все­го состава бундестага96.

    В то же время, по подсчетам западногерманского бюллетеня «Политик унд виртшафт», среди депутатов пятого бундестага — только семь рабочих97.

    Характерно, что в нынешний бундестаг вошла многочисленная группа представителей реваншистских организаций: 81 депутат98.

    Таков на деле западногерманский бундестаг — главный орган боннского парламентаризма.

    «Демократура»

    И все же, сколь бы антидемократичен ни был по своему со­ставу боннский бундестаг, не ему, а правительственной верхушке принадлежит власть в ФРГ. «...Мы живем не в демократии старо­го стиля,— писала газета «Нюрнбергер нахрихтен»,— а при своего рода режиме директории, где парламент лишь время от времени играет роль хора в античной трагедии, оттеняя ход действия то громким, то тихим рокотанием: „ра-бар-бер, ра-бар-бер“» ".


    93  «Die Freiheit», 27. Sept. 1965.


    94  «Industriekurier», 25. Sept. 1965.


    95  «Handelsblatt», 28. Sept. 1965. «Новый список депутатов парламента содержит достаточно имен людей из деловых кругов...» — с удовлет­ворением констатировала газета.


    96  «DWI Berichte», 1965, Н. 20, S. 18—19. Среди них — представители крупнейших концернов ФРГ: Тиссена (Бирренбах), Клёкнера (Бе- рендсен), Круппа (Дуфуз, Штольтенберг), Флика (Поле), Штумма и Отто Вольфа (фон Кюльман-Штумм), Эткера (Эльбрехтер), «ИГ Фарбен» (Бальке), «Фёникс» (Дальгрюн) и др.


    97  См. .«Dokumentation der Zeit», 1965, Н. 345, S. 29.


    98  «Sudetendeutsche Zeitung», 30. Sept. 1965.


    99  «Niirnberger Nachrichten», 17. Nov. 195'9. Даже буржуазные исследова­тели отмечают, что крупнейшие предпринимательские союзы, вроде ФСНП, имеют дело в основном с правительством ФРГ, а: не с парла-



    В непосредственном формировании боннской политики, общее направление которой диктуют монополии, на протяжении 14 лет — с 1949 по 1963 г.— главная роль принадлежала канцлеру Аденау­эру, являвшемуся одновременно, председателем правящей в ФРГ партии.

    Роль Аденауэра в ХДС/ХСС определялась тем, что буржуазные авторы именуют «процессом интеграции ХДС». Политическая сущ­ность этого процесса — концентрация всей власти в партии в руках узкого круга лиц, наиболее тесно связанных с западногерманским монополистическим капиталом.

    В первые годы существования западногерманского ХДС как единой партии значительную роль в его руководстве играли пред­ставители земельных организаций. Партийное правление ХДС со­стояло фактически из трех элементов. Первый — группа деятелей общереспубликанского масштаба: председатель партии, четыре его заместителя, три руководящих члена правления, управляющий де­лами партии, председатель фракции ХДС в бундестаге, его заме­ститель и казначей. Второй элемент — председатели земельных организаций ХДС или их заместители. Третий — шесть председа­телей объединений и организаций, примыкающих к ХДС (моло­дежная, женская и др.). Соотношение числа голосов, которыми обладала каждая из этих частей правления ХДС, свидетельство­вало о возможности большого влияния земельных организации.

    Однако в 1956 г. была проведена реформа правления ХДС: первая группа была объявлена «исполнительным правлением» ХДС (именно на него было возложено руководство партией 10°). В результате представители земельных организаций оказались от­теснены в ХДС на задний план и была обеспечена диктатура не­большой горстки центральных партийных руководителей.

    Даже крайне реакционные западногерманские социологи при­знают, что массы членов партии фактически не в состоянии ока­зывать влияния на политику лидеров ХДС Ш1.

    В руководящей группе ХДС ведущую роль играл председатель партии Конрад Аденауэр. Уже в первые годы после создания партии наблюдатели подчеркивали, что именно Аденауэр форми­рует политическую линию ХДС и «все планы должны получить его


    ментом. См. «Interest Groups on the Four Continents». Ed. by H. W. Ehrmann. University of Pittsburgh Press, 1958, p. I'll—112. А вице- председатель бундестага Делер с горечью писал: «За 15 лет (сущест­вования бундестага.— Авт.) его полномочия сократились; они захва­чены правительством, узурпированы внепарламентскими союзами, переданы наднациональным органам...».— «Frankfurter Rundschau», 18. Apr. '1964.

    100 G. Schulz. Die Organisationsstruktur der CDU.— «Zeitschrift fiir Politik», 1956, N 2, S. 147-^157.

    101 F. A. H e у d t e, K. S a с h e r 1. Soziologie der deutschen Parteien. Miinchen, 1955, S. 213.



    санкцию прежде, чем они будут осуществляться» 102. Газета «Ди вельт» отмечала, что «в этой большой партии укоренился такой по­рядок, когда не высказываются никакие практические соображе­ния, прежде чем Конрад Аденауэр не объявит свою точку зре­ния» 103, а «Франкфуртер альгемейне» писала о «неоспоримости господства Конрада Аденауэра над партией» 104.

    Фактическая диктатура Аденауэра в руководстве ХДС в значи­тельной мере укреплялась его положением федерального канцле­ра, имеющего в соответствии с Основным законом ФРГ чрезвычай­но широкие полномочия. Статья 65 этого закона предусматривает, что канцлер «определяет руководящую линию политики», а мини­стры действуют «в пределах этой основной линии». Канцлер едино­лично назначает из числа министров своего заместителя — вице- канцлера (ст. 69). Федеральные министры несут ответственность перед канцлером и могут смещаться президентом без всякого уча­стия парламента, только по предложению канцлера 105. Западная пресса не без иронии назвала такой режим «демократурой» 106.

    «Опирающаяся на Основной закон, приспособленный к его (Аденауэра.— Авт.) персоне,— писал западногерманский буржуаз­ный публицист профессор Хагеман,— Федеративная республика стала канцлерской демократией, где один человек имеет узаконен­ные полномочия единолично решать все важные вопросы» 107. Не­смотря на весь парламентский декорум боннской республики, на деле режим канцлера Аденауэра носил в значительной мере дик­таторский характер.

    В осуществлении аденауэровской диктатуры значительная роль принадлежала ближайшему окружению канцлера, в которое вхо­дили не только члены официального руководства ХДС или бонн­ского кабинета. В правящих кругах ФРГ любят похвастаться яко­бы «правовым характером» боннского государства. А на поверку оказывается, что политику ФРГ, в частности внешнюю, определял не парламент и вообще не какие-либо представительные органы. Внешнеполитическими делами ФРГ вершил, выражая волю моно­полистического капитала, Аденауэр и узкая группа окружавших его лиц, в большинстве своем не имевших на то никаких официаль­ных полномочий108.


    102 A. J. Н е i d е n h е i m е г. Adenauer and the CDU. The Hague, 1960, p. 157.


    103  «Die Welt», 12. Febr. 1959.


    104 «Frankfurter Allgemeine», 9. Sept. 1958.


    105  «Amtliches Handbuch des Deutschen Bundestages. 3. Wahlperiode»,

    iS. '27—38.


    106 Nemo. La «Demokratur» allemande.— «L’annee politique et economi- que», 1956, No 130, p. 1Й2.


    107  «Neues Deutschland», 25. Apr. 1958.


    108 О составе окружения Аденауэра см.: М. С. Вослен'ский. Внешняя политика и партии ФРГ. М., 1961, стр. 35—42.



    После ухода Аденауэра характер боннской «демократуры» не изменился. Вместо группы его приближенных (Пфердменгес, Глоб­ке, фон Эккардт, Этцель и др.) ведущую роль в решении полити­ческих дел Бонна стали играть другие люди. Среди них следует назвать таких, как председатель фракции ХДС в бундестаге Рай­нер Барцель, министр по особым делам Людгер Вестрик. Как и при Аденауэре, весьма влиятельны председатель ХСС Франц-Йозеф Штраус и крупнейший банкир Герман Абс — президент «Дейче банк». Не только Абс, но все названные боннские политики тес­но связаны с монополиями и, хотя ни один из них не имеет пра­вовых оснований вершить государственные дела ФРГ, именно они и небольшая группа их компаньонов находятся вместе с канцле­ром у кормила власти в Западной Германии. Система, сформиро­вавшаяся в Бонне при Аденауэре, продолжала функционировать и при Эрхарде.


    Мы убедились, что монополии ФРГ создали государственный механизм, полностью послушный их воле и являющийся ревно­стным исполнителем агрессивных планов империализма ФРГ, про­водником его экспансионистской политики. Нам предстоит теперь рассмотреть один за другим эти планы и основные элементы «во­сточной» политики Бонна.



    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    ПОГЛОЩЕНИЕ ГДР — БЛИЖАЙШАЯ ЦЕЛЬ «ВОСТОЧНОЙ» ПОЛИТИКИ БОННА


    Воинственные планы руководящих кругов ФРГ скрыты в сейфах правительственных ведомств Бонна. Но это не значит, что мы должны отказаться от попытки составить себе представление

    об  этих планах. Подобно тому, как основные черты агрессивной программы Гитлера стали ясны еще до того, как на Нюрнбергском процессе были оглашены секретные документы нацистского пра­вительства, можно и нужно уже сейчас раскрыть главные линии агрессивных планов правителей ФРГ по отношению к востоку Ев­ропы. Сделать это следует на основании сопоставления и анализа действий и заявлений руководящих кругов ФРГ в области «во­сточной» политики.

    Если посмотреть официальные заявления правительства и бун­дестага ФРГ, нельзя не обратить внимания, что в них неизменно подчеркивается: первейшая задача боннской политики — «воссо­единение Германии в условиях мира и свободы».

    Какой смысл вкладывается в эту претенциозную формулу?

    Курс на поглощение ГДР

    Германская Демократическая Республика возникла через ме­сяц после образования ФРГ. Однако на географических картах, из­даваемых в Западной Германии, ГДР так и не появилась: там по- прежнему фигурирует давно уже не существующая «советская оккупационная зона». Бонн не пожелал не только установить дип­ломатические отношения с соседним германским государством, но даже просто признать факт его существования. Более того, ру­ководители ФРГ выдвинули смехотворную претензию на то, что они «представляют всю Германию». Уже 21 октября 1949 г., в од­ном из первых правительственных заявлений в бундестаге Аде­науэр сказал: «Федеративная республика одна имеет право высту­пать от имени немецкого народа» 1. Впоследствии эта неправомер-


    1  Е. Deuerlein^ CDU/GSU 1945—1957. Koln, 1957, S. 131.



    ная точка зрения несчетное число раз высказывалась руководя­щими деятелями Западной Германии. Так, министр ФРГ Шрёдер утверждал, что «Федеративная республика — это и есть Германия. Все остальные немецкие области — это отобранная у нее терри­тория, которая должна быть вновь к ней присоединена»2. «Не существует никакой Германской Демократической Республики как законного представительства части немецкого народа» ,— фор­мулировал эту позицию Штраус, выступая в бундестаге 3.

    Зачем боннским руководителям понадобилась эта нелепая по­зиция? Ведь они отлично знают, что ГДР существует, имеют с ней торговое соглашение и в ряде случаев вступали в контакты с властями ГДР. Даже самые хитроумные западногерманские юристы так и не сумели привести аргументы, почему ГДР не го­сударство и чем она отличается от других социалистических госу­дарств.                                                                ^

    Дело в том, что, демонстративно игнорируя очевидный факт существования ГДР, правящие круги Бонна стараются заранее юридически обосновать тезис: поглощение ГДР Западной Герма­нией не было бы агрессией, это — вполне «закономерный» и «оправданный» акт.

    В официальных документах Бонна прямо так не говорится, но учителя в ФРГ уже получили инструкцию внушать детям: «При­соединение советской зоны означало бы лишь возврат территории Центральной Германии» 4. ,

    Таким образом, в самом отрицании государственного существо­вания ГДР и в ее официально предписанном в ФРГ обозначении: «советская оккупационная зона» или «так называемая ГДР» про­глядывает план Бонна захватить Германскую Демократическую Республику.

    С таких позиций подходит официальный Бонн и к громо­гласно провозглашенному им лозунгу воссоединения Германии. Вместо того, чтобы стремиться к реалистическому решению вопро­са о воссоединении страны, в Бонне толкуют воссоединёние как ликвидацию социалистического строя в ГДР и распространение на всю Германию реакционного боннского режима. Правящие кру­ги ФРГ, не скрывая, стремятся к тому, чтобы ликвидировать со­циалистические завоевания трудящихся ГДР и снова ввергнуть население Восточной Германии в капиталистическое рабство. Это именуется в Бонне «освобождением» ГДР и «национальным само­определением немецкого народа».

    Вот какие циничные заявления делали по этому поводу наи­более высокопоставленные государственные руководители ФРГ. Аденауэр заявил, выступая в Бонне 7 сентября 1953 г.: «До сих пор


    2  «Industriekurier», 13. Juni 1953.


    3  «Bulletin...», 26. Marz 1958, S. 553.


    4  «Wegweiser fur Lehrerfortbildung». Kiel, 1955, H. 7, S. 1.



    всегда говорилось о воссоединении Германии, но мы должны были бы лучше сказать „освобождение44...» 5. Еще более развернуто из­ложил тот же лозунг боннский министр Меркац, выступая в бун­дестаге 19 марта 1953 г.: «...Термин „воссоединение Германии44 в какой-то мере содержит утверждение, будто имеется несколько Германий. Существует только одна Германия и одно германское государство — Федеративная республика... Задача состоит в осво­бождении оккупированных немецких областей, которые от нас де- факто отделили. Общегерманский вопрос — это, в конечном счете, вопрос освобождения...» 6.

    В Бонне никогда не скрывали, что под пресловутым «освобож­дением» подразумевается без всяких оговорок присоединение тер­ритории ГДР к Западной Германии. Немедленно после создания ГДР Аденауэр заявил: «Мы твердо уверены, что когда-нибудь со­ветская зона снова отойдет к нам» 7.

    В качестве метода такого «воссоединения» в Бонне обычно на­зывают «общегерманские свободные выборы». Это звучит демокра­тично, а вместе с тем боннские руководители возлагают надежды на соотношение числа избирателей в ФРГ и ГДР как 3:1.

    Впрочем, на самом деле хозяева Западной Германии меньше всего думают о подлинном народном волеизъявлении и старательно забаррикадировали все реально ведущие к нему пути. В правящих кругах ФРГ признают, что ориентируются на возможное примене­ние силы. Аденауэр требовал «вернуть назад советскую зону, когда западный мир приобретет соответствующую силу» 8.

    Правящие круги ФРГ прямо заявляли, что считают поглоще­ние ГДР важнейшим и срочным делом. «...Главная цель любой германской политики должна состоять в том, чтобы как можно быстрее достигнуть освобождения Центральной Германии...» 9,— говорил депутат, а затем министр ФРГ Лйммер.

    «Доктрина Хальштейна»

    Боннские милитаристы не только сами заняли абсурдную по­зицию «игнорирования» ГДР, но постарались насильственно на­вязать ее другим странам. 8—9 декабря 1955 г. в Бонне состоялась конференция послов ФРГ за границей. Решения конференции по­лучили название «доктрины Хальштейна». Она предусматривает, что ФРГ будет поддерживать дипломатические отношения только с теми государствами, которые не имеют таких отношений с ГДР10.


    5  «Die neue Zeitung», в. Sept. 1953.


    6  «Dokumentation der Zeit», 1961, H. 244, S. 40.


    7  .«Rheinische Post», 10. Okt. 1949.


    8  Цит. no «Neues Deutschland», 11. Okt. 1963.


    9  «Rhein-Neckar-Zeitung», 14. Dez. 1952.


    10    Cm. W. Hubatsch. Die deutsche Frage. Wurzburg, 1961, S. 37. В Бон­не сделали исключение только для Советского Союза, Москва — един-



    Основы&айСь на этой Доктрину ФРГ не установила дипломатиче­ских отношений даже с соседними социалистическими странами — Польшей и Чехословакией.

    Чтобы продемонстрировать свою злобную непримиримость в деле соблюдения «доктрины Халыптейна», боннские руководители избрали обстановку, сложившуюся после того, как 15 октября

    1957   г. было объявлено об установлении дипломатических отноше­ний между Югославией и ГДР. Через четыре дня правительство ФРГ направило в Белград" ноту, в которой объявило «недруже­ственным актом, направленным против жизненных интересов не­мецкого народа», установление нормальных отношений между двумя странами и сообщило о разрыве дипломатических отноше­ний между ФРГ и Югославией п/

    С полным основанием югославское правительство заявило в ответной ноте: Бонну «будет трудно убедить немецкий народ и ми­ровое общественное мнение в том, что этот произвольный акт будто бы является вкладом в дело немецкого воссоединения. Мировая общественность скорее поймет его, как стремление федерального правительства разрешить германский вопрос с помощью бессмыс­ленного давления, вместо того, чтобы решить его путем достиже­ния взаимопонимания» 12.

    14 января 1963 г. правительство ФРГ разорвало дипломатиче­ские отношения с Кубой на том «основании», что кубинское прави­тельство установило дипломатические отношения с Германской Демократической Республикой13.

    Эти действия правящих кругов ФРГ не имеют прецедента в международном праве. Совершенно ясно, что никакое правитель­ство не может диктовать другому суверенному государству, с кем оно должно, а с кем не должно поддерживать дипломатические отношения. Даже воюющие между собой страны поддерживают дипломатические отношения с одними и теми же третьими страна­ми; это настолько вошло в международную практику, что именно дипломатия третьих стран по традиции представляет интересы противников в воюющих странах. Что же можно сказать после этого о «доктрине Халыптейна», знаменующей собой самый не­прикрытый шантаж в отношении третьих стран!

    На чем основан этот шантаж?

    Хотя руководители боннской политики всегда охотно распро­странялись о праве, они отлично сознавали вопиющую проти­воправность шантажистской «доктрины Халыптейна». В основе

    ственная в мире столица, где имеются посольства обоих _ германских государств.

    11  Нота правительства ФРГ правительству ФНРЮ от 19 октября 1957 г. АВП СССР, ф. 82, оп. 41, папка 151, д. 56, л. 53—57.

    12