Юридические исследования - ТРУД и КАПИТАЛ в США. СБОРНИК ФАКТОВ. Г. А. ВЛАДИМИРСКИЙ, Б. И. ГРУДИНКО -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ТРУД и КАПИТАЛ в США. СБОРНИК ФАКТОВ. Г. А. ВЛАДИМИРСКИЙ, Б. И. ГРУДИНКО


    Предлагаемая в сокращенном переводе вниманию советских читателей книга „Труд и капитал в США" не есть цельное монографическое исследование положения рабочего класса в США. Книга представляет собой сборник фактических материалов, характеризующих положение и борьбу американского пролетариата в период 1945—1946 гг. Она составлена Ассоциацией по исследованию проблем труда, связанной с левым крылом рабочего движения США и занимающейся с 1927 г. исследованием социальных, экономических и политических проблем в США.


    и*л

    Издательство иностранной литературы


    ТРУД и КАПИТАЛ в США

    СБОРНИК ФАКТОВ

    Перевод с английского Г. А. ВЛАДИМИРСКОГО и Б. И. ГРУДИНКО

    19 4 9

    ИЗДАТЕЛЬСТВО


    ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    МОСКВА


     

     

     

     

     

     

    Предлагаемая в сокращенном переводе вниманию советских читателей книга „Труд и капитал в США" не есть цельное монографическое исследование поло­жения рабочего класса в США. Книга представляет собой сборник фактических материалов, характери­зующих положение и борьбу американского проле­тариата в период 1945—1946 гг. Она составлена Ассоциацией по исследованию проблем труда, связан­ной с левым крылом рабочего движения США и занимающейся с 1927 г. исследованием социальных, экономических и политических проблем в США. За время своего существования Ассоциация по исследо­ванию проблем труда помимо своих ежемесячно публи­куемых „Заметок" опубликовала также ряд книг, посвященных анализу положения рабочего класса крупнейших отраслей промышленности США (стале­литейной, угольной, автомобильной, текстильной и др.) и фермеров, анализу финансового капитала (известная книга Анны Рочестер „Правители Америки") и др. С 1931 г. Ассоциация по исследованию проблем тру­да регулярно (примерно каждые два года) издает в помощь профсоюзному активу и лицам, интересую­щимся проблемой положения рабочего класса и работ чим движением в США, сборники важнейших мате­риалов, связанных с этими проблемами. Данная книга является очередным, восьмым сборником, вышедшим под названием „Ьавог Fact Book 8“. Изложенный в ней материал охватывает первый послевоенный период (1945-1946 гг.).

    Сокращенный перевод книги содержит пять глав (отдельные главы и разделы, не представляющие интерес, опущены). В первой главе—„Факты эконо-


    мической жизни* —дан краткий обзор основных эконо­мических тенденций в США во время и после оконча­ния второй мировой войны. Эта глава служит как бы фоном для последующих четырех глав („Труд и быто­вые условия*, „Положение негритянского населения, „Трудовые отношения и забастовки*, „Фермеры и сельскохозяйственные рабочие").

    Несмотря на ряд имеющихся в книге серьезных недостатков, собранные в ней факты и материалы разоблачают всю лживость и фальшь пропаганды, усиленно распространяемой американскими монопо­листами и их прислужниками, о так называемом „американском образе жизни*, якобы обеспечиваю­щем трудящимся США высокий уровень жизни, о господстве в американской экономике принципа „сво­бодной инициативы* и другие измышления аполо­гетов американского империализма.

    В книге приведены факты, показывающие рост концентрации капитала, усиление экономической мо­щи и всевластия крупнейших монополий, являющихся подлинными хозяевами страны, усиление их наступ­ления на трудящиеся массы, углубление и обострение антагонизма между трудом и капиталом. Достаточно отметить, что две трети всех средств производства США, как указывается в книге, сосредоточено в ру­ках 250 крупнейших акционерных компаний. На пред­приятиях этих компаний работает подавляющая часть всех занятых в промышленности рабочих и служащих.

    В 1944 г. на долю 2% компаний приходилось 62% всех занятых в обрабатывающей промышлен­ности рабочих и служащих. Число занятых на пред­приятиях, насчитывающих 10 тыс. и больше рабочих и служащих, составляло в 1944 г. 31% всех занятых по сравнению с 13% в 1939 г. В послевоенный период про­цесс концентрации и централизации капитала уси­лился еще больше. Показателем этого является рост числа слияний компаний. По числу слия­ний 1946 год превосходил любой другой год, начиная с 1939 г. Из всего реализованного пра­вительством до 30 июня 1946 г. так называемого „избыточного* государственного имущества 70% ( в ценностном выражении) было продано или сдано в аренду крупнейшим компаниям, в том числе таким монополиям-гигантам, как „Юнайтед стейтс стил корпорейшн“, „Дженерал моторе“, „Дженерал элек­трик*, „Бетлехем стил*.

    Г нет монополий усиливается и в области идеологии. Это видно из данных о концентрации печати. Общий тираж газет в США увеличился за период 1909—1945 гг. вдвсе; число же названий газет уменьшилось за этот период на одну треть. Печать находится в руках не­многих крупных газетных концернов. Только на долю шести газетных концернов („Херст*, „Паттерсон-Мак­кормик", „Скрипс-Говард", „Ганнет", „Пол Блок*, „Риддер") приходится более 21°/0 ежедневного тиража всех газет страны. Три телеграфных агентства („Ас* сошиэйтед пресс", „Юнайтед пресс", „Интернейшнел ньюс сервис"), служащие интересам монополистиче­ского капитала, контролируют получение и распре­деление газетной информации, определяя, таким обра­зом, общее направление, характер и содержание той информации, которая преподносится в печати рядо­вому американцу. Все эти данные о росте концентра­ции в области печати разоблачают всю фикцию и демагогию американской пропаганды о так называемой „свободе печати* в США.

    В книге даны некоторые материалы о деятель­ности правительственных органов в области проведе' ния в жизнь антитрестовского закона. Эти материалы, несмотря на свою недостаточность, все же убедитель­но показывают, что так называемая борьба правитель­ственных органов против трестов носит фиктивный, показной характер и что ее цель—ввести в заблужде­ние народные массы, отвлечь их внимание от того, что правительственные органы США, прикрываясь види­мостью борьбы против трестов, способствуют укреп­лению монополий, осуществляют политику, дикту­емую монополистическим капиталом США. Антитре­стовские законы в США в действительности своим острием направлены против борьбы рабочего класса и его профессиональных организаций с предприни­мателями.

    Приведенные в книге цифры военных и после­военных прибылей монополий занижены. Более позд­ние, опубликованные в американских официальных источниках данные показывают, что эти прибыли зна­чительно превышали размеры ранее опубликованных данных.

    Несмотря на снижение по сравнению с военным периодом объема производства, прибыли монополий в послевоенный период продолжают увеличиваться. В 1946 г. они составляли (до вычета налогов) 22 млрд. долл., в 1947 г. —30 млрд. долл. (до вычета налогов), а в 1948 г. прибыли монополий достигли рекордной цифры в 35,6 млрд. долл. Эти огромные, небывалые по своим размерам прибыли акционерных компаний являются нагляднейшими показателями усиления эксплоатации американского пролетариата монополи­стическим капиталом США.

    Яркую картину ограбления трудящихся рисуют приведенные в книге данные о налогах. В то время как сумма налоговых поступлений от акционерных компаний выросла с 1939 по 1946 г. в 4 раза, общая сумма индивидуального подоходного налога выросла почти в 19 раз, а сумма косвенных налогов, которые также ложатся тяжелым бременем на трудящихся,— в 7 раз. В 1939 г. общая сумма индивидуального подоходного налога составляла около 20% всей суммы налоговых поступлений, а в 1946 г.— почти половину (46%). Огромное увеличение суммы индивидуального подоходного налога является результатом более высо­ких размеров налогового обложения по сравнению с предвоенным периодом, а также резкого понижения необлагаемого минимума доходов. В 1942 г. налоги, взимаемые с лиц с годовым доходом менее 5 тыс. долл., составляли почти 50% всей суммы индивидуаль­ного подоходного налога, тогда как в 1939 г. их удельный вес равнялся лишь 10%. Внесенные в 1945 г. некоторые изменения в закон о налогах не облегчили положения налогоплательщиков с низким уровнем дохода, зато они значительно сократили налоги, выпла­чиваемые имущими группами. Помимо этого прямого сокращения налогов для имущих групп, имеющиеся в налоговом законе оговорки и лазейки позволяют лицам с крупными доходами уклоняться от уплаты причитающихся с них налогов. Кроме того, с 1 января 1946 г. был упразднен введенный во время войны налог на сверхприбыли.

    В разделе о налогах имеются также материалы, показывающие, что действовавший в годы войны закон о налоге на сверхприбыли носил во многих отноше­ниях фиктивный, показной характер, ибо он преду- сматривал под различными предлогами (перерасчет прибылей и налогов на базе пониженных средних цифр за ряд лет, льготы по амортизации неиспользованных средств производства и т. п.) возврат компаниям значительной части этих налогов.

    Приведенные в книге цифры расходных статей государственного бюджета частично показывают, куда идут взимаемые с трудящихся масс налоги. Основная статья бюджета — военные расходы — отражает аван' тюристическое стремление реакционных империа^ диетических кругов США к мировому господству. По сравнению с 1939 г. прямые военные расходы выросли в 11 раз. В то же время расходы на социальное страхование и образование уменьшились за этот период больше чем вдвое. Удельный вес прямых бюджетных расходов на вооружение во всем государственном бюджете США вырос, согласно приведенным в книге данным, с 12% в 1939 г. до 31% в 1948 г. По более поздним данным удельный вес прямых расходов на вооружение составлял в 1948 г. 36%, а удельный вес всех военных расходов—две трети бюджетных расходов США. Удельный же вес расходов на общественное благоустройство (социаль­ное страхование, образование, жилищное строитель­ство, общественные работы и т. п.) снизился с 49% в 1939 г. до 10% в 1948’ г.

    В годы войны и после ее окончания в американ­ской буржуазной печати широко распространялась версия об огромных сбережениях населения США. Эта фальсификация преследовала цель скрыть углубляю­щееся социальное неравенство в США. Однако про­изведенный Бюро сельскохозяйственной экономики США и воспроизведенный в сборнике анализ имущест­венного положения владельцев этих сбережений показы­вает, что свыше 60% всех сбережений принадлежало 10% американского населения, т. е. семьям с наи­более высоким доходом. На долю половины всех семей приходилось лишь 3% сбережений, причем 20% семей не имели никаких сбережений.

    Данные Бюро сельскохозяйственной экономики развенчивают — вопреки желанию официальных ста­тистиков — распространяемые буржуазными апологе­тами легенды о благосостоянии основных масс амери­канского населения. В 1945 г. доход 70% населения США составлял менее 3 тыс. долл. в год, т. е. был меньше минимального прожиточного минимума; поло­вина же населения имела годовой доход не более 2 тыс. долл. Сопоставление стоимости разработанного комитетом Геллера при Калифорнийском универси­тете прожиточного минимума, обеспечивающего рабо­чей семье из четырех человек более или менее снос­ное существование, с заработной платой рабочих показывает, что с каждым годом заработная плата рабочих все более отстает от этого прожиточного минимума. В начале 1945 г. средняя недельная зара­ботная плата рабочих обрабатывающей промышлен­ности отставала от прожиточного минимума на одну пятую, а в начале 1947 г.—более чем на одну треть.

    Большой интерес представляет раздел книги, посвя­щенный наступлению монополистического капитала США на рабочий класс.

    Это наступление теснейшим образом связано с усилением агрессивности американского империализма в послевоенный период на международной арене.

    „Переход американского империализма к агрессив­ному, откровенно экспансионистскому курсу после окончания второй мировой войны,— говорил товарищ Жданов,— нашел свое выражение как во внешней, так и во внутренней политике США. Активная под­держка реакционных антидемократических сил во всем мире, срыв Потсдамских решений, направленных на демократизацию и демилитаризацию Германии, покро­вительство японским реакционерам, расширение воен­ных приготовлений, накопление запасов атомных бомб,— все это сопровождается наступлением на элементар­ные демократические права трудящихся внутри США»[1].

    Внутриполитическая обстановка в стране харак­теризуется разнузданной антисоветской и антиком­мунистической кампанией, травлей и репрессиями по отношению к прогрессивным элементам, разжиганием расовой вражды, активизацией архиреакционной ко­миссии палаты представителей по расследованию так называемой «антиамериканской деятельности».

    В книге изложены материалы, касающиеся лишь наступления на профсоюзы. Эти материалы охваты­вают период 1945—1946 гг. и показывают нарастание этого наступления с момента окончания войны. Моно­полистический капитал делает все более настойчивые попытки обессилить и подорвать рабочее движение, обуздать профсоюзы.

    Еще в середине 1945 г. в конгресс США был внесен реакционный законопроект Болла, Бэртона и Хэтча, направленный главным образом против проф­союзов. В конце 1945 г., после того как этот законо­проект был отклонен, Кейсом был внесен в конгресс новый законопроект, аналогичный предыдущему. Вес­ной 1946 г. этот законопроект был принят конгрессом, но не был утвержден президентом. Свыше 200 анти­рабочих законопроектов было внесено в конгресс пос­ле выборов 1946 г. Огромное количество антирабочих законопроектов было внесено также в законодатель­ные органы штатов. Кроме того, в 1945 и 1946 гг., в нарушение закона Норриса—Лагардия, участились слу­чаи непосредственного вмешательства судебных ин­станций в забастовки. Наиболее ярким примером ис­пользования монополиями против профсоюзов судеб­ных органов является запрещение судом в 1946 г. забастовки горняков и наложение на профсоюз гор­няков денежного штрафа в размере 3,5 млн. долл. (впоследствии этот штраф был снижен до 700 тыс. долл.).

    Уже после выхода в свет в США настоя­щего сборника был принят реакционнейший закон Тафта—Хартли. Этот закон нанес серьезный удар ра­бочему движению США. Он лишил американский пролетариат важнейших завоеваний, достигнутых им в результате упорной многолетней борьбы. Резко ограничивая права профсоюзов и право рабочих на

    и

    забастовки, закон Тафта—Хартли под маской защиты гражданских свобод, под видом ограждения рабочих от „насилия” и „деспотической власти" профсоюзов усилил использование государственного аппарата и судебных органов в борьбе против рабочего движе­ния.

    К середине 1947 г. антирабочие законы, резко ограничивающие профсоюзные права рабочих и их право на забастовки, были приняты уже в 32 штатах. В настоящее время делаются попытки распространить на профсоюзное движение действие антитрестовско­го закона и узаконить штрейкбрехерство. Кроме того, Национальная ассоциация промышленников все настой­чивее требует пересмотра принятого в 1938 г.закона „о справедливых условиях труда", с тем чтобы до­биться отмены повышенной оплаты сверхурочных ра­бот и т. д.

    Специальная глава книги посвящена положению негритянского населения в США. Приведенные в этой главе материалы об усилении после окончания войны дискриминации негров, об участившихся судах Линча,

    о  массовом терроре против негритянского населения, об угнетении и бесправии этого 14-миллионного наро­да показывают американскую „демократию" в дей­ствии.

    Негры составляют около двух третей фермеров-из- долыциков южных штатов. В обрабатывающей промыш­ленности удельный вес негров невелик—всего 8%. Нег­ры, как правило, выполняют наиболее тяжелую, гряз­ную и низкооплачиваемую работу. После окончания вой­ны, когда начались массовые увольнения рабочих, негров увольняли первыми. Ликвидация летом 1946 г. созданного во время войны Комитета справедливых условий труда развязала руки предпринимателям и способствовала усилению дискриминации негров на производстве. Подавляющее число негров (свыше 90%), как это видно из материалов сборника, занято в обслу­живающих отраслях и на неквалифицированных рабо­тах. Заработная плата негров значительно ниже зара­ботной платы белых рабочих, их бытовые условия хуже. Все это находит свое отражение и в более вы­сокой (на 71%) смертности среди негров, чем среди белых. Детская смертность среди негров почти вдвое превышает детскую смертность среди белых, смерт­ность от пеллагры—почти в 5 раз, а от малярии—поч­ти в 9 раз выше, чем среди белых.

    Книга заканчивается небольшой главой, характе­ризующей ухудшающееся положение фермеров. Хотя общая сумма фермерского дохода значительно уве­личилась по сравнению с довоенным периодом, одна­ко, как это справедливо подчеркивается в книге, „за высоким общим доходом сельского хозяйства в целом скрываются большие различия в доходе между крупными, зажиточными фермерами и мелким и нужда­ющимся фермерством". Две трети фермерского дохода приходится на долю 30% фермеров. Растет ипотечная задолженность. За 6 месяцев 1946 г. эта задолжен­ность выросла на 80 млн. долл. Общая же сумма ипо­течной задолженности составляла на 1 июля 1946 г. 5160 млн. долл. Рост ипотечной задолженности сви­детельствует о растущей зависимости мелких ферме­ров от финансового капитала. Как и в промышлен­ности, в сельском хозяйстве растет концентрация ка­питала в руках немногих крупных фермеров-капита- листов. 10w/0 всех американских ферм производят 50% всех продаваемых на рынке сельскохозяйственных то­варов. 50% ферм производят менее 10% продаваемых на рынке сельскохозяйственных товаров. 40% общей стоимости продаваемых на рынке сельскохозяйствен­ных товаров приходится на долю 5% крупнейших ферм, в том числе на долю 1% самых крупных ферм приходится 20% стоимости этих товаров. Оборотной стороной концентрации капитала в сельском хозяйстве является экспроприация и разорение мелких фермеров. В 1945 г. число крупных ферм по сравнению с

    1940  г. увеличилось, а число мелких—уменьшилось. Растет аграрное перенаселение. Все более острой ста­новится проблема так называемых „лишних" людей в американском сельском хозяйстве.

    В США имеется около трех миллионов сельско­хозяйственных рабочих. Сельскохозяйственные рабо­чие относятся к категории наиболее эксплоатируе- мых и наименее организованных рабочих. Положение их гораздо хуже, чем положение промышленных

    рабочих. Их рабочий день длиннее, зарао'отная плата ниже. Даже в периоды максимальной сезонной заня­тости их средняя недельная заработная плата со­ставляет немногим более одной трети средней заработной платы промышленных рабочих. На сель­скохозяйственных рабочих не распространяются даже те, весьма ограниченные законы о социальном страховании и об условиях труда, какие имеются в США.

    Книга, давая в основном правильное представле­ние об основных тенденциях в положении рабочего класса США, имеет ряд существенных недостатков.

    Положение американского пролетариата в после­военный период характеризуется резким падением его жизненного уровня и усилением эксплоатации, яростным наступлением монополистического капитала на жизненные интересы и права трудящихся масс. Баснословное обогащение небольшой горстки моно­полий, сосредоточивших в своих руках всю власть и богатство страны и пытающихся реализовать свои бредовые планы мирового господства, с одной сторо­ны, и усиливающееся обнищание и угнетение трудя­щихся масс—с другой, такова картина современной американской действительности. „Шовинизм и подго­товка войны, как основные элементы внешней поли­тики, —говорил товарищ Сталин в своем отчетном докладе XvTI съезду ВКП(б),—обуздание рабочего класса и террор в области внутренней политики, как необходимое средство для укрепления тыла будущих военных фронтов,—вот что особенно занимает теперь современных империалистических политиков*[2]. Эти слова товарища Сталина могут быть полностью отне­сены к современной Америке. Между тем в книге эти тенденции получили весьма слабое отражение.

    Коренным пороком сборника является спокойно-бес­страстный, эпический тон изложения. Составители сборника ограничились лишь изложением фактов, не анализируя и не объясняя их, не проявляя своего собст­венного отношения к этим фактам. Поэтому, несмотря на то, что в сборнике имеется много ярких и инте­ресных фактов и материалов, она лишена боевого ха­рактера и остроты, написана в объективистском духе.

    Серьезным дефектом книги является также то, что ее составители воспроизводят заимствованные ими из буржуазных источников данные без перера­ботки их и без всякой критики. В этом отношении наиболее показательна глава „Труд и бытовые усло­вия". Особенно неудовлетворителен раздел о реаль­ной заработной плате и безработице. Индекс реаль­ной заработной платы исчислен Ассоциацией по ис­следованию проблем труда на основе заведомо непра­вильных, фальсифицированных данных официальной статистики, а поэтому дает преувеличенно благоприят­ную картину, фактически искажающую действитель­ность. Во-первых, официальные данные о средних разме­рах недельной заработной платы рабочих преувеличены, ибо они включают заработную плату и высокооплачи­ваемого верхушечного слоя. Во-вторых, при исчис­лении средних размеров заработной платы буржуаз­ная статистика не принимает во внимание полностью и частично безработных, что также создает преувели­ченно благоприятное представление об экономическом положении американского рабочего класса в целом.

    И наконец, выведенный Ассоциацией по исследова­нию проблем труда индекс реальной заработной платы рабочих основан на значительно заниженном официаль­ном индексе стоимости жизни, а также на индексе стоимости жизни, составленном Управлением военного производства, не намного отличающемся от официаль­ного индекса. Между тем, официальный индекс стои­мости жизни еще в годы войны подвергся резкой и обоснованной критике профсоюзов. Эта критика была настолько убедительна, что президент США вынуж­ден был назначить специальную экспертную комиссию в составе крупнейших американских экономистов для проверки индекса. Комиссия пришла к выводу, что индекс стоимости жизни не отражает изменений в стоимости прожиточного минимума, а является лишь показателем движения цен на определенный, состав­ленный в 1934—1936 гг., набор товаров, потребляемых семьями со средним достатком, живущими в крупных городах.

    Основывая свои исчисления реальной заработной платы рабочих на этих, совершенно не отражающих действительности данных, Ассоциация по исследованию проблем труда пришла к неверному выводу, что реаль­ная заработная плата была в 1946 г. выше, чем в 1939 г. Между тем, если учесть, что стоимость про­житочного минимума, как об этом свидетельствуют профсоюзные данные и данные комитета Геллера, уве­личилась по сравнению с 1939 г. значительно больше, чем об этом можно судить по официальному индексу,—то окажется, что реальная заработная плата работающих не только не превышала в 1946 г. уровень 1939 г., но в лучшем случае (благодаря достигнутому в 1946 г. рабочими некоторому повышению денежной заработ­ной платы) находилась на уровне 1939 г. В последу­ющий же период, в связи с усилением инфляции и продолжающимся ростом дороговизны, реальная зара­ботная плата рабочих понизилась еще больше.

    Было бы, однако, далеко не достаточно при опре­делении экономического положения рабочего класса ограничиться лишь реальной заработной платой. По­мимо реальной заработной платы на экономическое положение рабочего класса, на его жизненный уро­вень влияют многие другие, не менее важные фак­торы, не учитываемые данными о реальной заработ­ной плате. Важнейшими из этих факторов являются уровень безработицы и полубезработицы и степень эксплоатации рабочих. В начале 1949 г. в США на­считывалось, по чрезвычайно преуменьшенным офици­альным данным, свыше 3 млн. человек полностью безработных (по некоторым другим, тоже неполным оценкам, число безработных составляло 5 млн. чело­век) и около 10 млн. человек, работающих от одного до 34 часов в неделю. Растущая в США полная и частичная безработица неизбежно понижает жизнен­ный уровень рабочего класса. Усиление интенсивности труда, истощающей силы рабочих и требующей повы­шенных затрат на ее восстановление, также приводит к понижению жизненного уровня рабочего класса. Экономическое положение рабочего класса США, вопреки всяческим измышлениям буржуазных аполо­гетов и прислужников американских монополий из среды верхушечной части рабочего класса, непрерывно и неуклонно ухудшается, его эксплоатация усиливает­ся. Это находит, в частности, свое проявление в прежде­временной потере трудоспособности, в росте забо­леваемости, в ухудшении состояния здоровья трудя­щегося населения США.

    О некритическом отношении составителей сборни­ка к буржуазной статистике свидетельствует также приведенная в книге таблица (стр. 66) о занятости и безработице в США, значительно приукрашивающая действительность. Приводимые данные искусственно преувеличивают количество занятых, включая в число так называемых „самодеятельных", наряду с лицами наемного труда, также владельцев предприятий, ди­ректоров акционерных компаний, крупных фермеров и т. п. Вместе с тем данные о количестве безработ­ных преуменьшены. В официальную цифру о безрабо­тице не входит около одного миллиона не имеющих работу демобилизованных из армии, а также значи­тельное число вытесненных по окончании войны с производства женщин. Кроме того, в США имеется два миллиона человек, которых американская стати­стика относит к категории „числящихся на работе, но не работающих", значительная часть которых является фактически безработными. И наконец, что является самым важным, из приведенных Ассоциацией по иссле­дованию проблем труда данных совершенно выпало 5,4млн. человек частично безработных, занятых в 1946 г. неполную рабочую неделю. В 1947 г. число час­тично безработных составляло уже 6 млн., а в 1948 г.—9,2 млн. человек.

    Чрезвычайно слабое отражение получила в кни­ге борьба рабочего класса. Раздел о забастовках ограничивается главным образом количественными данными и описанием нескольких важнейших стачек 1946 г. Но в нем нет развернутого анализа забастовоч­ной борьбы, не показана предательская роль в этих забастовках реакционного профсоюзного руководства. Не показана также борьба профсоюзных масс против реакционного законодательства, усиливающаяся среди трудящихся масс, вопреки директивам профсоюзных лидеров, тяга к единству и т. д.

    Одним из важнейших недостатков книги является отсутствие в ней материалов, разоблачающих реак­ционную, предательскую политику официального руководства профсоюзным движением США.

    Уже по самому своему экономическому положе­нию, по своему образу жизни профсоюзная верхушка давно не имеет ничего общего с рабочим классом. Лидеры АФТ и КПП получают оклады, во много раз превосходящие заработную плату рабочих. В то вре­мя как средняя годовая заработная плата рабочего обрабатывающей промышленности в лучшем случае, т. е. при условии если он будет работать весь годи будет занят полную рабочую неделю, составит пример­но 2,5 тыс. долл., годовой оклад профсоюзных лидеров составляет от 10 до 35—40 тыс. долл., а в некоторых случаях—50 тыс. долл. (оклад председателя профсо­юза горняков Льюиса).

    В настоящий период углубления социальных и классовых противоречий, в период обострения борьбы между лагерем империалистической реакции и лаге­рем демократии профсоюзная бюрократия США играет еще более гнусную роль, чем когда бы то ни было ранее. Вся деятельность лидеров АФТ и КПП в послевоенный период особенно ясно обнаруживает открытый переход профсоюзных бюрократов в лагерь империализма.

    Наряду с усилением эксплоатации рабочего класса в целом монополистический капитал стал шире осущест­влять после войны—за счет своих огромных Сверх­прибылей—подкуп верхушки рабочего класса, рабочей аристократии и профсоюзной бюрократии. Профсоюз­ные бюрократы, как это отмечает в своей статье в журнале „Мэссис энд мэйнстрим* председатель нацио­нального комитета коммунистической партии США Фостер, превратились в профсоюзных империалистов[3]. Все теснее сращиваясь с монополистическим капи­талом, профсоюзная бюрократия более чем когда-либо ранее играет роль прямых агентов американской империалистической буржуазии как внутри страны, так и на международной арене. Лидеры Американской федерации труда и Конгресса производственных проф­союзов всемерно содействуют монополистическому капиталу в его наступлении на рабочий класс и де­мократические силы США. Они всячески пытаются удержать профсоюзные массы от борьбы, расколоть силы демократии, поставить американские профсоюзы на службу экспансионистским устремлениям американ­ского империализма. Выступая против забастовок, не останавливаясь перед прямым штрейкбрехерством, ли­деры АФТ открыто призывают рабочих к повышению производительности труда как к единственному спо­собу повышения заработной платы и борьбы с инфля­цией. Лидеры КПП, сбросившие с себя маску „про­грессивности*, открыто заявившие об отсутствии в США классов, а следовательно, и классовой борьбы, также пытаются удержать рабочих от забастовок и направить профсоюзы по пути отказа от борьбы за свои жизненные интересы, по пути классового со­трудничества. Активизация деятельности фашиствую­щей Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности получила открытую поддержку профсо­юзной бюрократии ц была одобрена лидерами АФТ. Руководство АФТ и КПП принимает активное участие в походе империалистической реакции против ком­мунистической партии и против левого крыла в проф­союзном движении. Лидеры АФТ и КПП организуют травлю наиболее прогрессивных профсоюзных деяте­лей, произвольно снимают их с профсоюзных постов, пытаются расколоть и уничтожить профсоюзы, воз­главляемые прогрессивным руководством.

    Предавая жизненные интересы рабочих масс США, американская профсоюзная бюрократия активно содей­ствует империалистической буржуазии США в ее по­пытках реализовать свои агрессивные планы мирового господства. В этих планах профсоюзной верхушке отведена своя роль. На нее возложена задача парали­зовать усиливающееся сопротивление трудящихся масс экспансионистской политике США и устранить тем самым важнейшее препятствие, мешающее осу­ществлению монополистическим капиталом США его агрессивных планов. Выполняя задание своих хозяев, реакционные профсоюзные лидеры США стремятся

    Id

    ослабить сопротивление рабочего класса и в странах, которые пытается подчинить себе американский империализм. Они ведут раскольническую деятель­ность в профсоюзах Европы, Азии и Латинской Америки, рассылают повсюду своих эмиссаров, пы­таются подчинить своему влиянию профсоюзное дви­жение Латинской Америки, прилагают все свои усилия к тому, чтобы расколоть Всемирную федерацию профсоюзов и создать новый международный проф­союзный центр, послушный воле Уолл-стрита и его прислужников в АФТ и КПП. Пытаясь взорвать Всемирную федерацию профсоюзов изнутри, лидеры КПП, совместно с руководством Британского конгресса тред-юнионов, на протяжении многих месяцев упорно саботировали решения Федерации и провоцировали разногласия в ее рядах. Последним актом в этой гнус­ной цепи предательства интересов международного ра­бочего движения, равно как и интересов рабочего движение США, был провокационный выход КПП и Британского конгресса тред-юнионов из Всемирной федерации профсоюзов. Однако расчеты профсоюзной бюрократии, рассчитывавшей на то, что это повлечет за собой развал Федерации, полностью провалились. .Своим выходом из Всемирной федерации профсоюзов лидеры КПП окончательно сорвали с себя маску и предстали перед рабочим классом всего мира как от­крытая агентура американского империализма, дейст­вующая заодно с лидерами АФТ. Подтверждением этого является отказ лидеров КПП принять пригла­шение ВЦСПС о посылке делегатов на X съезд проф­союзов СССР.

    Важное место в международной „деятельности* американской профсоюзной бюрократии занимает клевета на Советский Союз и страны новой демо­кратии. В своей клеветнической антисоветской кам­пании профсоюзная бюрократия превзошла даже американскую буржуазию.

    Всю свою подрывную деятельность профсоюзные бюрократы осуществляют в полном контакте с госу­дарственным департаментом США. Многие предста­вители АФТ и КПП занимают официальные посты советников по рабочему вопросу при американских

    SO

    миссиях в различных странах. Таким образом, все теснее сращиваясь с монополистическим капиталом, профсоюзная бюрократия одновременно все теснее сращивается и с государственным аппаратом, выпол­няющим волю американских монополий.

    Хотя подкупленная и подкармливаемая монополи­ями профсоюзная бюрократия все еще сохраняет в своих руках официальное руководство профсоюзным движением США, ее политика не только не отража­ет, но все более идет вразрез с настроениями проф­союзных масс. Об этом в первую очередь свидетель­ствует рост забастовочного движения в послевоен­ный период. В 1946 г. забастовочная волна достигла небывалого в истории США размаха и силы. В за­бастовках участвовало 4650 тыс. рабочих — больше чем в любой другой год. В 1947 г. число бастующих составляло свыше двух миллионов, а в 1948 г. только в течение первых 9 месяцев бастовали 1,7 млн. рабочих.

    О том, что реакционная политика профсоюзной верхушки не отражает настроений профсоюзных масс, свидетельствует также усиливающееся стрем­ление рабочих к объединенной борьбе против на­ступления капитала, что находит свое выражение в совместных стачках членов АФТ и КПП, в возник­новении во многих городах и штатах США комите­тов единых действий и т.д. Об этом же говорит поддержка многими профсоюзами АФТ и КПП, вопреки указанию руководства, организованной в середине 1948 г. прогрессивной партии, выступление ряда профсоюзов против закона Тафта — Хартли, против плана Маршалла, протесты против подписания Северо-атлантического договора, против ухода КПП из Всемирной федерации профсоюзов и т.д.

    К числу важнейших недостатков книги относится также то, что в ней совершенно не отражено уси­лившееся со времени окончания войны сращивание монополистического капитала с государственным ап­паратом. Между тем послевоенный период характе­ризуется открытым проникновением монополий в важнейшие органы государственного управления США. Важнейшие посты в государственном аппарате захва­чены крупнейшими финансовыми магнатами, промыш­ленниками и дельцами Уолл-стрита. Так, например, бывший военный министр США Форрестол ранее воз­главлял одну из крупнейших банкирских фирм в США — „Диллон Рид энд компани". Его заместитель, Дрейпер, был вице-президентом этой компании. Ми­нистр финансов Снайдер — банкир и крупный делец Уолл-стрита. Его заместитель, Уиггинс, — крупный бан­кир, тесно связан с железнодорожными монополиями. Министр авиации Саймингтон — в прошлом предсе­датель правления крупной компании по производ­ству электро- и радиоаппаратуры. Его заместитель, Берроус, был председателем правления крупнейшей торговой корпорации в США „Сирс Робак“. Помощ­ник морского министра Браун — председатель прав­лений нескольких финансовых компаний. Бывший министр торговли Гарриман возглавлял финансо­вую компанию „Браун Бразерс" и имеет значи­тельные интересы в железнодорожных, а также в горнодобывающих и других компаниях. Помощник государственного секретаря Солтцман — бывший вице- президент нью-йоркской биржи. Американский по­сол в Англии Дуглас — председатель правления круп­ной страховой компании „Мьючел лайф иншюранс* и т. д.

    Сращиванию монополий с государственным аппа­ратом сопутствует также усиленная милитаризация этого аппарата и всей внутренней жизни США.

    Указанные выше дефекты в значительной степени обесценивают сборник. Тем не менее, для советского читателя, вооруженного марксистской методологией и теорией Ленина — Сталина, представляют интерес изложенные в сборнике факты, дающие некоторые данные о действительно бедственном положении трудящихся масс в США и разгуле империалистиче­ской реакции в послевоенный период.

    Редакция

    ГЛАВА I

    ФАКТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

    КОНЦЕНТРАЦИЯ В ЭКОНОМИКЕ ДО ВТОРОЙ МИРОВОЙ воины

    Степень концентрации в экономике перед второй мировой войной кратко показана в разделе выводов доклада Военной корпорации мелких военных пред­приятий, представленного в 1946 г. сенатскому Коми­тету мелких фирм. На основе ранних исследований Комитета национальных ресурсов Временной нацио­нальной экономической комиссии и по другим источ­никам был составлен доклад под названием „Эко­номическая концентрация и вторая мировая война*[4].

    Этот документ в сжатой форме раскрывает следую­щую картину:

    45 крупнейших транспортных корпораций владели 92% всех транспортных средств страны.

    40 крупнейших корпораций, объединяющих пред­приятия общественного пользования, владели более чем 80% всех средств предприятий общественного пользования.

    20 крупнейших банков страны сосредоточили в своих руках 27% всех ссуд и инвестиций всех банков.

    17 крупнейших компаний страхования жизни вла­дели более 81,5% всех активов всех компаний стра­хования жизни.

    200 крупнейших нефинансовых корпораций владели около 55% всех активов всех нефинансовых корпо­раций страны.

    0,1% всех корпораций владели 52% всех активов всех корпораций страны.

    0,1% всех корпораций получали 50% всего чисто­го дохода всех корпораций.

    Менее 4% всех корпораций обрабатывающей про­мышленности получали 84% всех чистых прибылей всех корпораций обрабатывающей промышленности.

    Не менее 33% стоимости всех промышленных из­делий производилось в условиях, когда четыре круп­нейшие компании, сосредоточившие в своих руках производство отдельных изделий, вырабатывали более 75% всей соответственной продукции США.

    Более 57% всей стоимости промышленных изделий производилось в условиях, когда четыре крупнейшие компании, сосредоточившие в своих руках производ­ство отдельных изделий, вырабатывали более 50% всей соответственной продукции США.

    0,1% всех фирм страны нанимали в 1939 г. от 500 и более рабочих, а в общем — 40% всех несельскохо­зяйственных рабочих страны.

    1,1% всех фирм обрабатывающей промышленности нанимали от 500 и более рабочих, а в общем—48% всех рабочих этой промышленности в стране.

    Одна треть персонала, занятого промышленными ис­следованиями, работала в 13 компаниях. В 140 компани­ях были заняты две трети исследовательских работни­ков, остальные—в 1582 фирмах. Около 150 тыс. промыш­ленных фирм не имели исследовательских лабораторий.

    На концентрацию владения в корпорациях США также указывают другие факты, приведенные в этом документе и взятые из монографии, составленной Комиссией по ценным бумагам и биржевым операциям для Временной национальной экономической комиссии.

    По вопросу о концентрации владения в корпора­циях там сказано, что 10 тыс. человек владели поло­виной всего акционерного капитала корпорация страны.

    На долю тысячи крупнейших получателей дивиден­дов этих корпораций приходилось 10,4% всех дивидендов, а 50% дивидендов приходилось на долю всего лишь 61 тыс. лиц.

    В заключение в докладе указывается: „Совершен­но очевидно, что возврат к довоенным условиям означал бы возврат к хозяйству, уже достаточно вы* соко концентрированному".

    ТЕНДЕНЦИЯ К КОНЦЕНТРАЦИИ ЭКОНОМИКИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

    За время второй мировой войны концентрация экономики значительно увеличилась. Ниже приводят­ся некоторые факты и выводы об этой тенденции, в основном взятые из вышеупомянутой работы „Эконо­мическая концентрация и вторая мировая война0.

    Концентрация военных контрактов. В докладе говорится, что экономика никогда еще не была скон­центрирована в такой степени, какую можно было наблюдать при распределении первичных военных контрактов. В нем приведены данные Управления по делам военного производства США, которые показы­вают, что с июня 1940 г. по сентябрь 1944 г. включи­тельно из общего числа 18 539 компаний, получивших военные заказы, на долю 100 крупнейших корпораций пришлось не менее [5]/з (67%) суммы военных контрак­тов, составлявшей 175 млрд. долл. Из общей стоимости всех военных контрактов, заключенных за этот четы­рехлетний период, 30% пришлось на долю 10 круп­нейших корпораций, 12°/®—на долю следующих за ними 10 корпораций и 7%—на долю третьего десят­ка корпораций. Иными словами, на долю крупнейших

    30  корпораций пришлась почти половина (49%) общей суммы военных контрактов. Доклад дополнительно отмечает, что „большая (по стоимости) часть заклю­ченных крупными первичными контрагентами субкон­трактов досталась не мелким фирмам, а скорее дру­гим крупным компаниям". Было подсчитано, что на долю мелких фирм [6] приходилось только 30% произ­водства всей военной продукции. Эти 30% распреде­лялись следующим образом: 22% первичных контрактов, 7% субконтрактов и 1% вторичных субконтрактов.

    Концентрация в распределении материалов. При

    том положении, когда большая часть контрактов по­падала в руки крупных корпораций, „они почти не­избежно должны были получить в свое распоряжение и большую часть ресурсов страны*. Таким образом, „в распределении важнейших материалов существова­ла высокая степень концентрации*. Это особенно ка­салось углеродистой стали, стальных сплавов, меди, алюминия и других металлов.

    Концентрация средств производства. Около */з средств производства, применяемых в обрабатываю­щей промышленности, как в 1939 г., так и в 1945 г., находилось в руках 250 крупнейших корпораций. В годы войны концентрация средств производства еще больше возросла. В 1945 г. 250 крупнейшим кор­порациям принадлежало примерно такое же количе­ство средств производства, какое принадлежало всем корпорациям в 1939 г.

    За годы войны стоимость оборудования и заводов возросла примерно на 26 млрд. долл. Из них 2/* бы­ло создано непосредственно за государственный счет, а остальные — за счет частных средств. Из общего числа средств военного производства, более % принад­лежало 100 корпорациям либо находилось в их управ­лении. В докладе было установлено, что из 26 млрд. долл. общей стоимости новых заводов и промышлен­ного оборудования, созданных в годы войны, заводы и оборудование стоимостью в 20 млрд. долл. были пригодны для производства продукции мирного вре­мени.

    „Влияние войны на экономическую концентрацию будет, вероятно, больше чем от чего-либо другого зависеть от того, как будут использованы созданные во время войны заводы и оборудование. Если взять новые заводы и оборудование, созданные на частные средства, то они, несомненно, усилят концентрацию, так как почти все они были приобретены крупными компаниями. Кроме того, значительная часть принад­лежащих государству заводов и оборудования будет неизбежно приобретена крупными компаниями, по­скольку она была присоединена к их собственным заводам и их оборудованию. Поэтому мало вероятно, чтобы эти заводы и оборудование могли эксплоати- роваться какими-либо другими фирмами*.

    Концентрация крупными компаниями рабочей силы.

    В докладе говорится, что крупные фирмы, в кото­рых занято от 500 и больше рабочих и служащих, составляют незначительное меньшинство в общем количестве фирм, „...но их размеры и мощь возрос­ли больше чем когда-либо. В 1944 г. эти крупные фирмы составляли лишь 2% всех фирм обрабатываю­щей промышленности США, но на их долю приходи­лось 62 % всей занятости*.

    В 1939 г. в обрабатывающей промышленности на долю нескольких компаний-гигантов с количеством занятых лиц наемного труда от 10 тыс. и более при­ходилось 13 % всех занятых лиц наемного труда, а в 1944 г. на их долю приходилось не менее 31 % всех занятых лиц наемного труда.

    Говоря о крупных компаниях с числом занятых лиц свыше тысячи человек, авторы доклада прихо­дят к заключению, что за военный период эти ком­пании „...добились доминирующего положения не толь­ко в обрабатывающей промышленности, но и во всей экономике США в целом*.

    Концентрация крупными компаниями правитель­ственных фондов на исследования. За военные годы помимо 2 млрд. долл., затраченных на создание атом­ной бомбы,правительство израсходовало почти 2млрд. долл. на научно-исследоватеяьские работы. 68 корпора­ций получили более 2/з этой суммы, из них 10 самых крупных корпораций получили почти 2is общей суммы.

    В докладе говорится: „Концентрация экономиче­ской мощи в США в будущем может быть значительно усилена в результате этой централизации исследова­тельских работ... Очевидно, что компании, в чьих лабораториях осуществляется исследовательская ра­бота, извлекают больше всего выгод из достижений, явившихся результатом этой работы не только благо­даря прямому ознакомлению с такими достижениями, но и через систему патентов*.

    Я

    Тенденция к поглощениям и приобретениям пред­приятий. В докладе сенатскому Комитету мелких фирм подчеркивалось значение участившихся случа­ев промышленных объединений и приобретений пред­приятий. В докладе говорится: „Значение нынешней активности крупного капитала в приобретении мел­ких фирм заключается в том, что процесс поглоще­ния и скупки предприятий обычно служил в прош­лом хорошим барометром для определения тенденций к усилению концентрации... Тенденция к поглощениям и приобретениям является в мирное время признаком растущей концентрации экономической мощи. Тот факт, что в настоящее время крупный капитал энер­гично скупает мелкие компании, заставляет пред­положить, что он, вероятно, изберет и другие пути для увеличения своей экономической мощи".

    Приведенные в этом докладе цифры о поглоще­ниях и приобретениях в обрабатывающей и добываю­щей промышленности были пересмотрены на основе материалов, полученных в феврале 1947 г. от мини­стерства торговли.

    Следующая таблица показывает число поглощений и приобретений в этих двух основных секторах про­мышленности за истекшие 8 лет.

    Год

    Поглощения

    Год

    Поглощения

    1939

    87

    1943

    213

    1940

    140

    1944

    324

    Н41

    111

    1945

    333

    1942

    118

    1946

    419

     

    С 1940 по 1945 г. 25,4 % из всех имевших место поглощений произошли в промышленности тяжелого машиностроения, 19%—в пищевой промышленности и производстве спиртных напитков и 10,2%—в хими­ческой промышленности.

    Послевоенная концентрация. В заключение в сенат, ском докладе говорится: „Отчеты военных лет показывают постоянное увеличение удельного веса крупных фирм и снижение зпачения мелких". В докладе делаются такие выводы: „В общем экономическая кон­центрация в послевоенный период будет, по всей веро­ятности, выше, чем до войны. Этому будет способство­вать следующее: производственные усовершенствова­ния и научные исследования, в которых крупный капи­тал преуспел за время войны; рост ликвидных фондов и общее усиление финансовых позиций крупного капи­тала; наличие возможности у крупного капитала под­держивать во время войны путем рекламы знание потребителями названий фирм и их торговых марок. Крупный капитал приобретет, вероятно, грраздо боль­шую, в сравнении с мелким капиталом, часть со­зданных за время войны производственных мощностей, которые находились в его эксплоатации, независимо от того, будет ли вся экономика в целом находиться в состоянии подъема или депрессии".

    Передача промышленного оборудования. В докладах Управления по вопросам фондов военного назначения указывалось, насколько далеко зашла деятельность крупных корпораций по приобретению средств произ­водства, ликвидируемых правительством после войны. 27 декабря 1946 г. подкомитет по монополиям при Комитете мелких фирм палаты представителей издал доклад под названием „Соединенные Штаты против экономической концентрации и монополий", в кото­ром подверг анализу эти данные.

    В этом документе указывается на тот факт, чл> 250 крупнейших корпораций обрабатывающей промыш­ленности, в чьих руках до войны находилось 65% средств производства обрабатывающей промышлен­ности всей страны, контролировали во время войны 79% новых производственных мощностей, находив­шихся в частном управлении и построенных на сред­ства правительства. К 30 июня 1946 г. эти же самые кор­порации приобрели заводы на сумму, равную 70й/аобщей стоимости всех заводов, реализованных правительством. За зти заводы было уплачено в среднем около 60 % их первоначальной стоимости, а некоторые из самых круп­ных были проданы даже по более низкой цене. Управле- кие фондов военного назначения сообщило, что к концу июня 1946 г. из числа проданных и сданных в аренду во­енных заводов по их первоначальной стоимости 48°/„ бы­ли приобретены шестью крупнейшими корпорациями. В предвоенный 1939 г. на долю этих корпораций при­ходилось менее 10% основного капитала (со включе­нием амортизационных сумм), принадлежащего- всем корпорациям обрабатывающей промышленности. Эти­ми шестью корпорациями были: „Юнайтед Стейтс стил корпорейшн", „Интернейшнел харвестер", „Аллайд кемикал энд дай“, „Дженерал электрик", „Дженерал моторе" и „Бетлехем стил".

    Доклад от 30 декабря 1946 г., направленный в подкомитет по вопросам военных излишков при се­натском Комитете по военным делам, говорит о даль­нейшем усилении концентрации. В докладе отмечается следующее: на долю примерно 60 компаний из числа 250 крупнейших фирм обрабатывающей промышленности приходится почти 70 % от всей суммы сделок (исчис­ленной по контрактным ценам либо по себестоимости), которые были заключены на продажу или сдачу в аренду заводов. Эта цифра почти точно отражает по­казатель концентрации, которая имела место во вре­мя войны при заключении военных контрактов и при строительстве военно-промышленных предприятий, т. е. ту тенденцию, против которой был направлен закон о реализации излишков имущества. На сегодняшний день результаты, достигнутые Управлением фондов военного назначения в деле ликвидации недвижимого имущества, говорят, что антитрестовские цели, пре<- следовавшиеся законом, в основном остались лишь на бумаге.

    ДОХОДЫ ВОЕННОГО И ПОСЛЕВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

    В 1946 г. в апрельском номере ежемесячника ми­нистерства торговли США „Сарвей ов карент бизнесе" было помещено подробное исследование о доходах американских корпораций. Как видно из статьи, име­ло место общее повышение прибылей корпораций (до вычета налогов) от среднего уровня для 1936—1939 гг. в 5,3 млрд. долл. до 24,9 млрд. в 1943 г. В 1944 г.

    произошло некоторое понижение прибылей. Предва­рительные данные показывают также понижение для 1945 и 1946 гг. [7].

    Ниже приводится соответствующая таблица, взятая из журнала „Сарвей ов карент бизнесе". Предполо­жительные данные для 1946 г. взяты из профсоюзных источников.

    Прибыли всех корпораций (в млрд. долл.)

    Год

    Прибыль до вычета налогов

    Прибыль после вычета налогов

    1929

    9,8

    8,4

    1936—1939 (средние)

    5,3

    3,9

    1940

    9,2

    6,3

    1941

    17,1

    9,2

    1942

    21,0

    9,2

    1943

    24,9

    9,9

    1944

    24,1

    9,8

    1945

    20,9

    9,1

    1946 (прибл.)

    19,0*

    11,8*

     

    Снижение налогов позволило корпорациям в це­лом удержать свои чистые прибыли на более высо­ком уровне, чем прибыли до вычета налогов. Так, например, снижение прибылей после вычета налогов в 1945 г. против 1944 г. выразилось только в 7в/0, в то время как снижение в прибылях за эти годы до вычета налогов равнялось 13%.

    Если сравнить среднюю величину прибылей воен­ного времени со средними данными мирного периода, то получится следующее: за период 1936—1939 гг. среднегодовая прибыль (до вычета налога) составляла

    5,3 млрд. долл., а за период 1942—1945 гг.22,7 млрд. долл. Таким образом, прибыли военного времени более чем в четыре раза превысили средние прибыли мирного времени.

    В 1946 г. прибыли всех корпораций до вычета на­логов исчислялись в сумме 19 млрд. долл. и после вычета налогов—в 11,8 млрд. долл., что является ре­кордной цифрой чистого дохода корпораций как для мирного, так и для военного времени[8]. Действитель­но, 1 октября 1946 г. Джон Р. Стилман, директор Управления военной мобилизации и реконверсии, в своем квартальном докладе заявил: „Торгово-промыш­ленные прибыли после вычета налогов являются наи­высшими в истории...".

    В 1946 г. прибыли после вычета налогов были особенно высоки, ибо 1 января 1946 г. был отменен налог на сверхприбыль. В 1946 г. максимальное об­ложение налогом корпораций по всем доходам (за исключением освобожденных от налогов) не превы­шало 38% против 85% в 1945 г.

    Как это всегда бывает в период инфляции, круп­ное повышение цен в 1946 г. также способствовало увеличению прибылей корпораций. Производитель­ность повысилась, а расходы на рабочую силу снизи­лись. Все это способствовало увеличению чистых прибылей, которые в общем составили почти 12 млрд. долл.]

    Прибыли в отраслях обрабатывающей промышлен­ности. Прибыли в отраслях обрабатывающей промыш­ленности проявляют ту же тенденцию, что и при­были корпораций в целом. В довоенный период 1936 —1939 гг. прибыли до вычета налогов всех кор­пораций обрабатывающей промышленности составля­ли в среднем 3,2 млрд. долл. в год. В 1943 г. эта прибыль до вычета налогов достигла рекордной циф­ры 14,9 млрд. долл., а в военные годы (1942—

    1945  гг.) в среднем выразилась в 13,1 млрд. долл. в год, превысив тем самым в четыре с лишним раза средний довоенный уровень 1936—1939 гг.

    В 1936—1939 гг. прибыли в отраслях обрабатыва­ющей промышленности после вычета налогов в сред­нем равнялись 2,5 млрд. долл. в год. Однако к 1943 г. они возросли до 5,5 млрд. долл., что более чем вдвое превышает средний довоенный уровень. Из приводимой ниже таблицы видно, что в военный период 1942 —1945 гг. прибыли достигли среднего годового уровня в 5,1 млрд. долл., что вдвое боль­ше среднегодовых прибылей за период 1936—1939 гг.

    Прибыли корпораций обрабатывающей промышленности (в млрд. долл.)

     

    До

    После

    Годы

    вычета

    вычета

     

    налогов

    налогов

    1936—1939 (среднегодовая)

    3,2

    2,5

    1942—1945 (среднегодовая)

    13,1

    5,1

    1946 г. (прибл.)

    11,4

    7,1

     

    Оценка прибылей в 1946 г. сделана на основе весь ма скромных подсчетов. В третьем квартале прибы ли промышленности, производящей товары длитель­ного пользования, стали приближаться к прибылям отраслей промышленности, производящей товары ши­рокого потребления; эти отрасли в начале года имели самые высокие показатели по прибылям.

    В ноябрьском номере журнала „Экономик аутлук* за 1946 г. (орган Конгресса производственных проф­союзов) указывалось, что эти цифры „полностью оправдывают позицию, занятую КПП в начале 1946 г. по вопросу о повышении заработной платы... Со­вершенно не было необходимости в повышении цен для компенсации повышения заработной платы. Промышленники могли бы в 1946 г. выплатить по­вышенную заработную плату без увеличения цен на свои товары и в то же время сохранить прибыли, по крайней мере, равные прибылям 1942—1945 гг.“

    Прибыли от инвестиций. Роберт Натан в своем докладе в декабре 1946 г. об общенациональной политике в области заработной платы на 1947 г. ис­пользовал подобные же цифры, основанные на дан­ных министерства торговли, Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям и Бюро внутренних доходов. Эти данные показывают, что прибыли кор­пораций даже после вычета налогов поднялись с 2,9 °/о общей суммы чистых активов корпораций в период 1936—1939 гг. до 9,1°/0 в четвертом квартале

    1946  г. Что касается только корпораций обрабатыва­ющей промышленности, то чистая прибыль к общей сумме чистых активов за этот же период возросла здесь с 6,9 до 11,6%.

    Это увеличение прибылей становится еще более разительным, если доход измерять в отношении к долгосрочным инвестициям владельцев корпораций, ибо чистые активы возрастают за счет денежных средств и государственных ценных бумаг, которые не вложены в дело и, следовательно, не могут пре­тендовать на получение нормального коммерческого дохода от инвестиций. В докладе Р. Натана указы­вается, что чистая прибыль после вычета налогов, исчисленная по отношению к долгосрочным инвести­циям, увеличилась с 4,4®/® в 1939 г. до 9,6% в 1944 г. и примерно до 14,3% в последнем квартале 1946 г. Таким образом, в 1946 г. норма прибыли, исчислен­ная по отношению к долгосрочным инвестициям, увеличилась по сравнению с 1939 г. больше чем в три раза.

    Прибыли от морских перевозок военного времени.

    В целом для американских судовладельцев война явилась источником колоссальных прибылей. После первой мировой войны ряд пароходных компаний за­купал у Американского морского комитета суда по скандально низкой цене. Пароходная компания „Дол­лар лайн“ купила четыре судна, уплатив по 300 тыс. долл. за каждое, в то время как действительная стоимость каждого из них составляла 2250 тыс. долл. Эта же компания приобрела еще семь судов стоимо­стью по 4128 тыс. долл. каждое, уплатив за них по 550 тыс. долл. Как эти, так и прочие суда, постро­енные в период между первой и второй мировыми войнами, подлежали нормальной амортизационной уценке из расчета 5% в год от их балансовой стоимости.

    С началом второй мировой войны Морская комис­сия реквизировала около 1350 судов. Однако эта реквизиция не была полной, т. е. суда не перешли в собственность правительства, а последнее только осуществляло исключительное право их аренды. В результате подобного арендования правительство выплатило судовладельцам почти на 1,5 млрд. долл. больше, чем если бы оно купило эти суда. В начале

    1941 г. имели место нашумевшие в свое время рейсы в Красное море, в которых участвовали суда ряда компаний. Общая стоимость 81 судна, принимавшего участие в этих рейсах, составила около 8256 тыс. долл. За 90 рейсов эти компании получили путем сдачи судов в тайм чартер[9] прибыль почти в 26875 тыс. долл., т. е. равную чуть не тройной стоимости са­мих судов.

    В дополнение к фрахту компании, сдавшие свои корабли в аренду правительству, получали оплату за агентство.

    В течение года—с 30 июня 1942 г. по 30 июня 1943 г.—65 компаний, работавших на правительство и владевших 1339 судами, получили почти 36 млн. долл. за агентство, помимо фрахта, в сумме 439 млн. долл.

    Около 360 судов правительство приобрело в соб­ственность, уплатив в некоторых случаях суммы, превышающие стоимость судов по балансовым оцен­кам от 7 до 15 раз. Некоторые из этих же самых су­дов, проданных правительством после первой мировой войны по цене от 2,5 до 8% от их первоначальной стоимости при постройке, были им куплены обратно по цене, равной 33°/0 их первоначальной стоимости.

    Суда, которые были куплены у правительства после первой мировой войны по цене от 5 до 15 долл. за регистровую тонну, в начале второй мировой вой­ны вне зависимости от их состояния были застрахо­ваны из расчета 100 долл. за тонну. Семь пароход­ных компаний, потерявших 35 судов, общая балансо­вая стоимость которых составляла около 7 млн. долл., получили 35,5 млн. долл. страховой премии, т. е. пятикратную стоимость этих судов. К концу марта 1945 г. за 570 судов, потерянных в результате дей­ствий противника, владельцы их получили 217 млн. долл. страховой премии, и 50 млн. долл. им еще причиталось получить.

    С октября 1939 г. по июль 1944 г. 12 субсидируе­мых правительством пароходных компаний получили почти 146 млн. долл. субсидий на постройку 204 су­дов. С июля 1939 г. по июль 1942 г. они получили

    29   млн. долл. субсидий на эксплоатацию. За пять лет, с 1940 по 1944 г. включительно, они получили 172 млн. долл. чистой прибыли после вычета налогов и 316 млн. долл. вложили в резервные фонды, кото­рые в то время были освобождены от обложения налогами.

    УЧАСТИЕ АМЕРИКАНСКИХ ФИРМ В СИСТЕМЕ КАРТЕЛЕЙ

    Более 60 крупных американских фирм были при­знаны виновными в нарушении антитрестовского за­конодательства, т. е. в участии в соглашениях с ино­странными картелями. Эти соглашения предусматри­вали контроль над ценами, размерами производства или рынками сбыта более 100 видов товаров. В упо­минавшемся выше докладе о монополиях подкомите­та палаты представителей собраны некоторые факты о картелях. В докладе говорится:

    „Всемирная концентрация и монополии в Америке выросли до размеров международных картелей или международных трестов, объединений и монополий. Эти картели заключали без участия правительства частные соглашения как с монополиями внутри страны, так и с иностранными монополистическими груп­пами с целью фиксирования цен, раздела рынков сбыта и сфер производства. Ограничивая производ­ство и распределение таких стратегических материа­лов, как магний, цинк, каучук, авиационный бензин, бериллий, титаний, электрооборудование, пластмасса, красители, станки и горючее, транспортное оборудо­вание и много других, картели в значительной степе­ни ответственны за нашу промышленную неподготов­ленность к войне".

    Помощник генерального прокурора Уэнделл Бердж в своей работе „Международные картели" показал, каким образом, используя систему поддерживания высоких цен и ограничения выпуска товаров, карте­ли в мирное время препятствуют повышению жиз­ненного уровня населения страны. Кроме того, зло­употребляя системой патентов, они установили свой контроль над значительной частью технологических процессов. Они также вызвали ухудшение качества товаров. „Для сохранения своего мойопольного поло­жения они не останавливались перед такой фальси^ фикацией продукции, которая угрожала здоровью и даже жизни потребителей. При всей своей неверо­ятности это именно так. Неопровержимые факты приводятся в материалах обследований, проведенных конгрессом, и в обвинениях, выдвинутых департа­ментом юстиции на антитрестовских процессах" [10].

    Сделки с германскими капиталистами. В качестве иллюстрации подобной практики в докладе палаты представителей о монополиях приводятся факты о компании „Дженерал электрик", которая умышленно сократила срок службы электроламп; о компаниях „Вестингауз", „Дженерал электрик" и предприятиях общественного пользования в связи с делом о за­тяжке введения флоуресцентных ламп; о картельных соглашениях компании „Стандард ойл ов Нью Джер­си" с крупным немецким химическим концерном „ИГ Фарбениндустри", в результате которых в США было задержано коммерческое производство высо­кооктанового бензина и синтетического каучука.

    Известны также соглашения, касавшиеся произ­водства военного оптического стекла между амери­канской компанией „Бауш энд Ломб" и работавшей на фашистов немецкой компанией „Карл Цейс"; со­глашения о ценах на плексиглас, связанные с сек*- ретными патентными соглашениями, взаимным ли­цензированием, ограничением объема производства и фиксированием цен, заключенные между американ­скими компаниями „Ром энд Хаас К°“ (Филадельфия) и „Дюпон", с одной стороны, и различными немец­кими фирмами —с другой; патентные соглашения о карбиде вольфрама между „Дженерал электрик* и немецкой компанией „Крупп"; ограничение произ­водства в США магния в связи с соглашением меж­ду „ИГ Фарбениндустри* и американскими компания­ми „Доу кемикал* и „Алюминум корпорейшн ов Америка".

    В докладе о монополиях приводятся дальнейшие примеры подобных „частных соглашений", подрывав­ших оборону США:

    „Размах сверхконцентрации, достигнутый благода­ря международным картельным соглашениям, нетруд­но оценить, если учесть, что, используя этот механизм, многие крупнейшие американские корпорации сумели не только захватить мировые рынки, но также дви­жение товаров на внутреннем рынке США. Например, две крупнейшие в США компании „Дюпон* и „Стан- дард ойл ов Нью Джерси" были связаны с химиче­скими монополиями в Англии и Германии, а следова- тельно, и между собой. Две другие корпорации— „Доу кемикал* и „Алкоа*, производившие такие конкурирующие металлы, как магний и алюминий, сумели ограничить конкуренцию, заключив картель­ные соглашения с „ИГ Фарбениндустри*.

    Вряд ли можно переоценить влияние этих карте­лей. Союзные войска захватили в Германии и обра­ботали документы германских картелей. Из данных этих документов следует, что „руководство концер­ном „ИГ Фарбениндустри" совместно с французскими, а также с английскими и американскими коллабора­ционистами не только планировало вторую мировую войну, но еще до прихода Гитлера к власти взяло в свои руки контроль над системой военного и эконо­мического шпионажа и над осуществлением обшир­ной программы психологической и экономической подготовки к войне. Эти международные монополии также финансировали антикоммунистические компа­нии и издание таких книг, как получивший позорную известность сборник клеветнических измышлений Елизаветы Диллинг «Красная сеть". Они оказывали также поддержку как в США, так и за границей ряду правых пропагандистских организацийel.

    ФАКТЫ О КОНЦЕНТРАЦИИ ПРЕССЫ

    Одним из наиболее показательных событий по­следних лет явилась растущая концентрация газет­ного дела. За последние два года были получены новые цифры, иллюстрирующие эту тенденцию.

    В работе „Экономическая концентрация и вторая мировая война" по этому вопросу говорится следу­ющее:

    „За последние три десятилетия в Соединенных Штатах при росте тиражей газет наблюдалось сокра­щение числа газет. Активность и влияние столичных газет сильно увеличились, и чрезвычайно возросла роль „цепных" газетных систем. Очень немного насе­ленных пунктов имеют теперь более чем одну версию информации. Наконец, само собирание информации фактически монополизировано 3 агентствами печати, и газетные издатели в значительной степени втор­глись теперь в область радиовещания".

    В докладе приводятся следующие цифры:

    „В 1909 г. было приблизительно 2600 ежедневных газет с тиражом 24,2 млн. экземпляров. К концу

    1942 г. число ежедневных газет сократилось до 1787, а тираж возрос почти вдвое, достигнув 43,4 млн. экземпляров. Эта тенденция продолжается и по на­стоящее время. Между 1936 и 1942 гг. число ежеднев­ных газет понизилось на 202, а тираж их увеличился более чем на 3 млн. С 1942 г. до конца 1945 г. число ежедневных газет сократилось еще на 38, а тираж воз­рос на 5 млн., общий же тираж по всей стране достиг 48,4 млн. экземпляров.

    На важную роль, которую играют цепные си­стемы газет, указывает тот факт, что 63 газетные системы, владеющие 361 газетой, в 1933 г. контро­лировали больше чем 37% ежедневного тиража га­зет. Шесть цепных систем —,Херст", „Паттерсон- Мак-Кормик", „Скрипс-Говард", „Пол Блок", „Риддер* и „Ганнет", владея 81 ежедневной газетой, контроли­ровали более чем 21% ежедневного тиража газет. В 1940 г. цепные газетные системы контролировали около двух пятых всего ежедневного тиража и по­ловину воскресного тиража газет.

    Положение на местах еще серьезнее, если учесть, что в 1940 г. лишь в 181 городе Соединенных Шта­тов существовали конкурирующие ежедневные газе­ты. В течение 30-х годов поглощения и банкротства газет привели к тому, что большинство городов бы­ли лишены возможности выбирать, по крайней мере, между двумя газетами. В 1940 г. в 1245 городах (что составляет 88% всех городов США) оставалась толь­ко одна ежедневная газета или газеты, издаваемые только одной компанией.

    Среди 104 крупнейших городов страны в 1940 г. было 7 городов, в которых издавалась только одна газета, и 13 городов, в которых все газеты принадле­жали одной компании. Среди 82 городов, в которых выходили утренние газеты, в 74 городах была толь­ко одна и лишь в 8 городах — 2 и более газет; в 101 го­роде, в котором выходили вечерние газеты, 72 го­рода имели одну и лишь 29 городов две и более газет.

    Три организации«Ассошиэйтед пресс», «Юнайтед пресс» и «Интернейшнел ньюс сервис»фактически контролируют сбор и распространение информации по всей стране. Верховный суд недавно обнаружил нару­шение антитрестовского законодательства: в силу до­говоров с газетными издательствами, которые пользу­ются услугами агентства „Ассошиэйтед пресс*[11], послед­нее имеет возможность отказывать в услугах новым конкурирующим газетам. Два других агентства инфор­мации находятся в частной собственности крупнейших издательских компаний. „Юнайтед пресс" подчинена „Скрипс-Говард", а „Интернейшнел ньюс" — компании Херста.

    Радио. Подтверждением вторжения газетных изда­тельств в область радио является тот факт, что на

    31   декабря 1944 г. 238 радиостанций непосредственно принадлежали газетным издательствам. Более того, под косвенным контролем газетных издательств нахо­дятся еще 270 радиостанций. Таким образом, 508 радио­станций из общего числа 886 радиостанций в США либо принадлежат, либо находятся под контролем газетных издательств. Однако этот контроль будет еще более существенным, если взглянуть на контроли­руемые станции с точки зрения их мощностей. ...Га­зетные издательства либо являлись собственниками, либо контролировали 44 из 53 радиостанций мощ­ностью в 50 тыс. ватт; 155 из 235 радиостанций мощ­ностью от 5 до 20 тыс. ватт; 108 радиостанций из 162 мощностью от 1 до 2,5 тыс. ватт и 201 радиостанцию из 446 мощностью от 200 до 500 ватт.

    Число радиостанций, контролируемых издатель­ствами, продолжает расти, и многие газетные изда­тельства уже пытаются распространить свое влияние на радиостанции частотной модуляции и На телеви­зионные вещания.

    Уменьшение конкуренции. Раймо Б. Никсон, дирек­тор отдела журналистики в Эйморийском университете, приводит в журнале „Джорнэлизм квартерли“ за июнь 1945 г. еще более поздние данные о монополисти­ческих тенденциях. В статье „Концентрация и абсен­теизм в газетном деле“ он отмечает: „За период с 1918 по 1944 г. общее число ежедневных газет сни­зилось на 19,4%, в то время как их общий тираж увеличился на 60,4%“.

    На 1 марта 1945 г. было 1394 города, имевших ежедневные газеты, причем в 1103 городах издавалось только по одной ежедневной газете; в 161 городе все газеты принадлежали одному издательству, хо­тя они и назывались „конкурирующими* газетами. В 13 городах произошли частичные объединения, в результате чего количество городов, не имеющих газетной конкуренции, возросло до 1277. Таким обра­зом, количество городов, в которых конкуренция между ежедневными газетами не была совершенно устранена, сократилось до 117. Никсон добавляет: „В настоящее время 10 штатов совершенно не имеют местной газетной конкуренции".

    Аналогичные подсчеты „показывают, что из 413 го­родов, имеющих воскресные газеты, только в 37 га­зеты издаются в условиях местной конкуренции, 22 штата совершенно не имеют конкурирующих во­скресных газет*.

    ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНОВ И АНТИТРЕСТОВСКИЕ ЗАКОНЫ

    В докладе, касающемся деятельности антитрестов­ского отдела министерства юстиции, обращается внима­ние на длительные задержки в проведении следствий со стороны двух правительственных организаций—антитре­стовского отдела и Федеральной торговой комиссии — особенно в тех случаях, когда дела передавались в суд.

    Говоря об этих задержках в рассмотрении дел, авторы доклада заявляют: „Судебная процедура по делам против трестов не являлась эффективным средством помощи мелким предприятиям, страдавшим от действий монополий*.

    Там же подчеркиваются высокая стоимость процеду­ры следствия и огромные размеры сумм, которые крупные корпорации готовы затратить на защиту. В докладе делается вывод, что государственные ассиг­нования на проведение в жизнь антитрестовских мероприятий в очень небольшой степени соответство­вали важности той проблемы, которую предстояло раз­решить. Управление государственного бюджета неод­нократно сводило на-нет попытки антитрестовского отдела министерства юстиции и Федеральной торговой комиссии „построить свои организации таким образом, чтобы проведение законодательства по борьбе с трес­тами превратилось бы в нечто большее, чем символ*. В докладе в качестве примера несоответствия между затратами корпораций и финансовыми возможностями исполнительных органов приводится дело монопольной компании „Хартфорд-Эмпайр*, производящей стеклян­ные бутылки. На защиту этой компании корпорации израсходовали „значительно больше 2 млн. долл., в то время как всего лишь один раз сумма годовых ассигнований для антитрестовского отдела превысила 2 млн. долл.*. Сумма ассигнований за прошедший бюджетный год равнялась лишь 1,9 млн. долл.

    Так же обстоит дело и в Федеральной торговой комиссии. В одном из крупных судебных процессов, а именно против ассоциации „Семент институт", от ко­миссии в процессе участвовало только три адвоката, „в то время как против выступали юристы 41 адво­катской фирмы, многие из которых являются круп­нейшими и наиболее известными в стране*. На защиту только одного этого дела цементные компании израс­ходовали около 5 млн. долл., т. е. в два раза больше, чем все ассигнования, получаемые Федеральной торго­вой комиссией на год.

    Наконец, даже когда какая-либо корпорация бывает признана виновной и вынуждена уплатить штраф, размеры обложения оказываются ничтожными по сравнению с прибылью, полученной данной корпора­цией. Антитрестовский отдел министерства юстиции сообщил комитету, что „в некоторых случаях размеры штрафов так малы, что предприниматели рассматри­вают нарушение закона как вполне приемлемый ком­мерческий риск".

    Лазейки в законах. Одним из недостатков всей системы антитрестовских мероприятий является также тот факт, что раздел 7 закона Клейтона, запрещаю­щий одной корпорации приобретать акции конкури­рующей с ней корпорации в тех случаях, когда в результате этого значительно сократится конкурен­ция, тем не менее не запрещает корпорациям скупать имущество своего конкурента и таким образом до­стигать той же цели. Эта лазейка позволила крупным корпорациям, при угрозе преследования по этому за­кону, изменять свою тактику и пользоваться указан­ным методом для усиления своего контроля над ка­кой-либо отраслью промышленности.

    НАЛОГИ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ период

    Во втором послевоенном году американский народ оказался перед лицом нового закона о федеральном налоге. Налог был увеличен с целью привлечения огромных сумм, необходимых для военных приготов­лений. Реакционная тенденция в налогооблажении: „жми бедняка", против которой возражал президент Рузвельт, была вновь подтверждена, когда реакцион­ный конгресс утвердил закон о подоходном налоге на 1945 г., ибо он предусматривал освобождение корпора­ций от дальнейшего обложения налогом на сверхпри­были.

    Общая сумма налогов, включая федеральные, штат­ные и местные, возросла с 13,8 млрд. долл. в 1939 г. приблизительно до 51 млрд. долл. в 1946 г. Если в 1939 г. федеральные налоги составляли 37% от общей суммы налогов, то в 1946 г. они достигли 73%.

    Рост федеральных налогов. Общая сумма федераль­ных налогов, все в большей мере ложившихся на плечи населения с низким доходом, возросла с 5,2 млрд. долл. в 1939 г. до 43,8 млрд. долл. в 1945 г. Огромный рост федеральных налогов за период с 30 июня 1939 г. (конец бюджетного года) по 1945 и 1946 гг., показан в нижеследующей таблице. Размер дохода от каждого вида налога дан отдельно. В таблице также приводятся предположительные расчеты на 1947 бюджетный год.

    Федеральные налоги

    (в мли. долл. на бюджетный год, окончившийся 30 июня)

    Вид налога

    1939 г.

    1945 г.

    1946 г.

    1947 г. а

    С личных ДОХОДОВ . . . С доходов корпораций На сверхприбыли корпо­раций .

    Налоги на имущество . .

    Акцизы и т. д........................

    Социальное страхование .

    I 029 1 123

    361 1 909 740

    19 034 4 879

    11 004 643 6 461 1 779

    18 705 4 640

    7 822 677 7 128 1 700

    18 000 9 200

    "бОО 7 300 2 ОСО

     

    5 162

    43 800

    40 672

    " 37 100


    а Приблизительная опенка.


     

    Закон о подоходном налоге 1945 г. Основной чер­той подоходного налога 1945 г. явилось упразднение с 1 января 1946 г. налога на сверхприбыли корпора­ций. Если учесть еще понижение норм подоходного налога для корпораций, то благодаря этому сбережения корпораций на налогах за 1946 календарный год выра­зятся в сумме, превышающей 3,1 млрд. долл.

    Наивысшая норма налогообложения для любой ка­тегории доходов корпораций в настоящее время не превышает 38%. Больше всего выгадали от этих сни­жений налогов крупные корпорации. В октябре 1945 г. показания во время дебатов в сенатском финансовом комитете по законопроекту о налогах выявили, что 70% от суммы, на которую сократились налоги после упразднения налога на сверхприбыли, достанется 900 крупнейшим корпорациям, составляющим 0,3 % всех 261 тыс. корпораций, платящих подоходный налог.

    При снижении личного подоходного налога по зако­ну 1945 г. была продолжена регрессивная линия по образцу пересмотра закона 1943 г.[12]; однако был устранен вызывавший возражения „налог победы", размер которого был равен 3% для всех доходов, за исключением тех, которые не превышали 500 долл., вне зависимости от семейного положения и количе­ства иждивенцев.

    Однако реакционеры в конгрессе более чем ком­пенсировали упразднение „налога победы", введя в закон о налогах 1945 г. общую 5-процентную скидку с дохода, облагаемого налогом. При применении по­добной скидки семейный рабочий с двумя детьми при годовом доходе в 3500 долл. экономил около 12 долл., в то время как каждый налогоплательщик с ежегод­ным чистым доходом в 1 млн. долл. экономил 44 тыс. долл. Таким образом, в первом случае мы имеем уве­личение дохода после вычета налогов с 3265 до 3277 долл., или только на 0,3%. Если же взять налого­плательщика с доходом в 1 млн. долл., то его доход после вычета налогов увеличивался со 118 тыс. долл. до 162 тыс., т. е. более чем на 37%.

    Лазейки и частичный возврат налогов. Одним из достижений рузвельтовской администрации было унич­тожение некоторых уловок и лазеек, которые позво­ляли богатым лицам и корпорациям избегать уплаты своей доли налога. Однако и до сих пор существуют многочисленные лазейки, подобно тем, которые по­зволяют мужу и жене из группы с высоким доходом уклоняться от уплаты своей доли государственного налога £гутем заполнения отдельных подоходных анкет. Кроме того, доход от штатных, муниципальных и не­которых федеральных облигаций, в которые богатые слои населения вкладывают крупную долю своего до­хода, до сих пор освобожден от обложения налогом.

    Основные случаи возврата налогов, допускаемые законами о налогах, включают возвращение 10°/о от на­лога на сверхприбыли. Имеется также и так называ­емая „возвратная" статья, которая позволяет корпо­рациям делать перерасчет своих налогов и доходов на базе средних цифр за последние пять лет. Сущест­вует также статья о возврате налога на неамортизи- руемые военные заводы и оборудование. Наконец, существует еще возврат налогов при перерасчете уровня довоенного дохода, исходя из которого исчис­ляется сверхприбыль военного времени [13].

    Установлено, что возвращение 10-процентного на­лога на сверхприбыли дает в сумме 3 млрд. долл., а все виды возврата налогов военного времени достигают общей суммы 10 млрд. долл.

    Акцизы и налог на продажу. Как указано выше в таблице федеральных налогов (стр. 44), сумма акциз­ных сборов весьма значительна. Она увеличилась с 1$ млрд. долл. в 1939 г. почти до 6,5 млрд. долл. в

    1945      г. и приблизительно до 7,1 млрд. в 1946 г.

    За последнее время эти федеральные налоги легли особенно тяжелым бременем на низкооплачиваемых потребителей электричества, бензина, масла, радио­приемников, спиртных напитков, автопокрышек, рефрижераторов, табака, папирос, маргарина, сахара, билетов в кино, косметических товаров и телефон­ных услуг.

    Прогрессивно настроенные специалисты по нало­гам предлагают упразднение всех подобных налогов за исключением налогов на столь очевидные пред­меты роскоши, как дорогие автомобили, ювелирные изделия, меха и билеты зрелищных предприятий сто­имостью 5 долл. и выше.

    Налог на продажу, взимаемый во многих штатах и городах, основной тяжестью ложится на группы населения с низким доходом. Подсчитано, что 2-про­центный налог на продажу равен 0,0002% подоход­ного налога с годового дохода 1 млн. долл., однако для годового дохода в 2500 долл. он будет соответ­ствовать подоходному налогу в 1%.

    Обложение рабочих. Ориентировочный подсчет ко­личества налогов, выплачиваемых за год средним аме­риканским промышленным рабочим (штатные и местные налоги, как прямые, так и косвенные), показывает, что в 1946 г. рабочий, получающий номинальную заработную плату в среднем 45 долл. в неделю, или 2340 долл. в год, должен уплатить различных налогов приблизитель­но 700 долл• Таким образом, его чистый заработок по­сле вычета налогов выразится в 1640 долл.

    Эти цифры указывают на необходимость устано­вления новой системы налогов, при которой с рабочих была бы снята значительная часть того непропорцио­нально тяжелого бремени налогов, которое они несут с начала войны по сегодняшний день.

    Программа налогов. Основные требования прогрес­сивных организаций по вопросу о внесении изменений в закон о федеральных налогах на личные доходы заключаются в следующем:

    1)  Необходимо увеличить размер личного дохода, освобождаемого от обложения налогом, для отдель­ного лица до 2 тыс. долл., для супружеской пары до 3500 долл. плюс 750 долл. на каждого иждивенца.

    2)  Уничтожить все лазейки и полностью обложить налогом в полном размере все доходы независимо от их происхождения. Обязать мужа и жену заполнять подоходные анкеты с указанием общего дохода и полностью обложить налогом весь доход с государ­ственных ценных бумаг.

    3)  Взимать налоги с дохода на капиталы так же, как и с других доходов, а не на основе максималь­ных 25%. как это имеет место в настоящее время.

    В отношении налогов на корпорации предлагаются следующие изменения: установить более прогрес­сивный подоходный налог с учетом оказания со­действия мелким фирмам.

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ

    Наряду с реакционными тенденциями в налогооб­ложении отмечаются столь же реакционные тенден­ции и в расходных статьях государственного бюджета. В проекте федерального бюджета на Финансовый год с 1 июля 1947 г. до 30 июня 1948 г. доминирующими статьями являются расходы на военные нужды.

    В нижеприведенных двух таблицах расходной час­ти бюджета правительства США помещены различ­ные бюджетные статьи, сгруппированные нами по пяти основным разделам: расходы на военные нужды; расходы, связанные с последствиями войны; расходы по оказанию помощи владельцам собственности; расхо­ды на общественное благоустройство; расходы на содер­жание государственного аппарата и прочие расходы.

    Почти половину бюджетных расходов 1939 г. со­ставили статьи, вошедшие в таблицу под рубрикой „Общественное благоустройство[14]. Сюда включаются расходы на социальное страхование и культурные нужды, строительство жилищ, общественные работы и разработка естественных ресурсов*. Однако в


    1947—1948 бюджетном году этот процент снизился до 0,1 от общей суммы расходов. Удельный вес всех расходных статей за те же годы показан во второй таблице.

    Расходные статьи государственного бюджета США (в млн. долл.)

     

    1939 г.

    1948 г.*

    1. Расходы на военные нужды

    Обычные военные расходы..................................

    Расходы, связанные с использованием атом-

    1 074

    И 256 444

    Итого. . .

    1 074

    И 700

     

    2. Расходы, связанные с послед* ствияии войны Проценты по государственному долгу и воз-

    Пособия ветеранам войны ...................................

    Финансовая и прочая „помощь" иностранным

    1 009

    559

    19

    7 090 7 343

    3 510

    Итого. . .

    1 587

    17 943

    3. Помощь владельцам собствен­ности

    Сельское хозяйство ..............................................

    1 198 218

    1 381 1 218

    Итого. . .

    1 416

    2 599

    4. Общественное благоустрой­ство

    Социальное страхование и культурные нуж­ды .

    Строительство жилищ, общественные рабо­ты и разработка общественных ресур­сов ..............

    4 051 406

    1 860 1 933

    Итого. . .

    4 457

    3 794

    5. Содержание государственно- го аппарата и прочие расходы

    493

    1 493

    Всего. . •

    9 027

    37 528

    * Исчислено на осаовании данных, приведенных в докладе президента о бюд - жете 10 января 1947 г.


     

    Общий процент расходов, связанных с подготовкой новых войн, с 1939 по 1948 г. возрос с 12% до более 31%, а расходы, связанные с последствиями войны,уве­личились с 1939 по 1948 г. с менее 18% почти до 48% всех расходов.

    В настоящее время производятся дальнейшие по­пытки урезать расходные статьи по социальному страхованию, жилищному строительству и разработ­ке естественных ресурсов.

    КОНТРОЛЬ НАД ЦЕНАМИ 1945-1947 гг.

    Правительственные попытки контролировать це­ны, — за исключением арендной платы на жилые поме­щения, — потерпели крушение в октябре 1946 г., ког­да указом президента от 14 октября мясо и скот бы­ли изъяты из списка контролируемых товаров. Кон­троль цен на большинство продуктов просуществовал

    Удельный вес расходных статей в бюджете (в процентах)

     

    1939 г.

    1948 г.а

    1.  Расходы на военные нужды............................

    2.   Расходы, связанные с последствиями вой*

    ны..................................................................

    3.   Помощь владельцам собственности . . .

    4.   Общественное благоустройство.....................

    5.   Государственный аппарат и пр.......................

    11,9

    17.6

    15.7              49,4

    5,4

    31,2

    47,9

    6.9        10,1

    3.9

     

    100,0

    100,0


    а Исчислено на основании данных, приведенных в докладе президента о бюджете 10 января 1947 г.


     

    еще несколько недель, в течение которых промыш­ленники и торговые фирмы усиленно припрятывали товары первой необходимости. Под влиянием этих обстоятельств президент Трумэн официально распо­рядился снять контроль над ценами на все товары,

    кроме сахара и риса. Промышленники только этого и ждали.

    Общая отмена контроля была ускорена принятием конгрессом 25 июля 1946 г. малоэффективного закона о продлении контроля над ценами, после того как в течение почти месяца в стране совершенно не было контроля над ценами. Новый закон, формально про­длив контроль над ценами до 30 июля 1947 г., фак­тически обусловил скорое снятие его. Одновременно этот закон позволил промышленникам найти способ для повышения цен на товары, все еще находившие­ся под контролем, и тем самым в значительной сте­пени лишил администратора по контролю над ценами его полномочий.

    Принятие даже этой далеко недостаточной формы контроля над ценами было достигнуто только после многомесячной ожесточенной борьбы в конгрессе. Во главе противников контроля над ценами была Национальная ассоциация промышленников и члены конгресса от животноводческих и хлопководческих штатов.

    Уступка сталепромышленникам. Однако основа си­стемы контроля над ценами получила первый удар значительно раньше, в 1946 г., когда президент Тру­мэн отменил решение Управления по контролю над ценами о том, что прибыли крупных сталелитейных компаний достаточно высоки, для того чтобы осуще­ствить повышение заработной платы рабочим стале­литейной промышленности. Он разрешил сталепромы­шленникам компенсировать произведенное повышение заработной платы повышением цен. Это решение пробило первую брешь в системе „сплошного фронта" по удержанию цен, введенных президентом Рузвель­том. В целях стимулирования увеличения производ­ства необходимых товаров промышленникам было разрешено после дня победы провести несколько по­вышений цен. Однако эти повышения мало затронули розничные цены, так как по требованию Управления по контролю за ценами разница в повышении цен должна была компенсироваться сокращением прибы­лей в распределительной сети в тех случаях, когда они были несовместимы с „нормальными" размерами прибылей (1936—1939 гг.).

    Однако повышение цен на основные материалы, разрешенное при новой политике цен, все же нашло свое отражение и в ценах на товары широкого потре­бления. После введения в действие новой политики балансирования цен и заработной платы Управление по контролю над ценами разрешило проводить еже­месячно по всей промышленности в среднем по 130 по­вышений цен, в то время как в течение 6 месяцев со дня победы над Японией разрешалось не более 65 повышений в месяц. Немедленным результатом это­го изменения явилось общее повышение уровня цен.

    Начиная с момента введения системы «сплошного фронта“ (май 1943 г.), представлявшей собой реши­тельную попытку удержать цены, и по день победы над Японией, общее повышение цен, по правитель­ственным данным, удерживалось в пределах 2% для оптовых цен и 3% для розничных. К декабрю 1945 г. розничные цены на товары широкого потребления превышали уровень цен, существовавший по день по­беды над Японией лишь на 0,5%, а оптовые цены—на 1,3%. Однако с января по март 1946 г. розничные це­ны на товары широкого потребления повысились еще на 1%. а оптовые цены—на 1,7%. В последующие три месяца новая система балансирования цен и заработ­ной платы нашла свое отражение в увеличении роз­ничных цен на 2,4% и оптовых —на 3,7%. Подобное увеличение цен за столь короткий срок представля­ет собой темп роста соответственно в семь и девять раз более быстрый, чем за все предшествовавшие

    34   месяца, когда Управление по контролю над ценами все еще пыталось сдерживать рост цен.

    Рост цен и заработная плата. Для многих отрас­лей промышленности политика увеличения заработ­ной платы за счет потребителя явилась новым источ­ником огромных барышей. Официальная таблица Управления по контролю над ценами, в которой со­поставлены данные по 15 отраслям промышленности о размерах фактического повышения цен по сравне­нию с повышением, необходимым для компенсиро­вания возросших издержек на покупку рабочей силы на 30 сентября 1946 г., показывает, что 14 отраслей промышленности необоснованно повысили цены на свою продукцию от 0,5% (антрацит) до 23% (про­дукты питания).

    В целом для всех 15 отраслей промышленности увеличение цен с января 1945 г. по 30 сентября

    1946  г. в среднем более чем в семь раз превысило увеличение цен, необходимое для компенсации повы­шения заработной платы[15].

    Резкое повышение цен после 30 июня 1946 г.

    30 июня 1946 г. истек срок действия контроля над цена­ми, и в конгрессе на целый месяц затянулись деба­ты о его продлении. До введения нового закона ин­декс оптовых цен на 10% превысил июньский уровень. Больше всего повысились оптовые цены на продукты питания—на 24%; индекс розничных цен повысился в среднем на 6%, на продукты питания розничные цены поднялись на 14%.

    По новому закону о контроле над ценами восста­навливался контроль над арендной платой за жилые помещения, над ценами за товары широкого потреб­ления, промышленные товары и приблизительно над 40% продуктов питания. Вследствие снятия кон­троля на многие важные товары и вынужденного по­вышения цен на другие товары, согласно новому за­кону, цены сразу же подскочили вверх. С июня по октябрь 1946 г. индекс розничных цен увеличился на 11%, причем цены на продукты питания поднялись на 24%, на одежду—на 6 и на мебель— на 8%. Более половины повышения цен приходится на июнь, однако даже после восстановления контроля цены продолжали расти, доказывая ослабление влияния Управления по контролю над ценами.

    После 10 ноября, вслед за снятием контроля, це­ны опять резко повысились, особенно на продукты питания. По данным Бюро статистики труда, индекс розничных цен, включая розничные цены на предметы первой необходимости, с декабря 1945 г. по декабрь 1946 г. поднялся на 18%- По данным Бюро, за этот период цены только на продукты питания выросли на 34°/0. Согласно этому индексу, за 1942 г. цены выросли на 9°/0, за 1943 г.—на 3,5, за 1944 г.—на 2, за 1945 г.—на 2,5, итого—на 18%- Таким образом, только за один 1946 г. стоимость жизни повысилась на столько же, на сколько она повысилась за четыре воен~ ных года.


    ГЛА В А И

    ТРУД И БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ

    РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДОХОДА И СБЕРЕЖЕНИЯ

    Специальное исследование Бюро сельскохозяй­ственной экономики о личных ликвидных активах, предпринятое в начале 1946 г. по запросу Федераль­ного резервного комитета, ясно обнаружило концен* трацию доходов и сбережений в руках групп с высо­ким доходом.

    Сбережения и прочие ликвидные активы. Из дан­ных, приведенных в упомянутой работе,следует, что в начале 1946 г. 60% всех ликвидных активов (банков- ские и другие вклады, государственные облигации) при­надлежали 10% наиболее состоятельных семей. Сле­дующим 10% принадлежало 17% активов, следователь* но, 20% семей владели 77% общей суммы активов и 30% семей владели 87% всех активов; таким образом, на долю 70% всех остальных семей приходилось толь­ко 13% активов[16].

    На нижнем конце шкалы 22,5 млн. семей, представ­ляющие половину (50%) всех семей, владеют всего толь> ко 3% общей суммы ликвидных активов. Примерно

    4,6   млн. семей, или 1.0%, имели только 1% от общей суммы ликвидных активов, в то время как на долю дру­гих 10% приходилась незначительная сумма, равная 0,5 %. Более 9 млн. семей, или 20%, вообще не имели каких-либо ликвидных активов. Ниже приводятся цифро* вые данные из этой работы:

    Количество се­мей (в млн.)

    Процент к об­щему числу семей

    Сумма ликвидных активов (в млрд. долл.)

    Процент к общей сумме

    4,6

    10

    48,60

    60

    4,6

    10

    13,77

    17

    4,6

    10

    8,10

    10

    9,2

    20

    8,10

    10

    4,6

    10

    1,62

    2

    4,6

    10

    0,81

    1

    4,6

    10

    менее 0,5 %

    менее 0,5%

    9,2

    20

     

    Федеральный резервный комитет указывал на значение этих цифр: „На долю 40% почти совсем не приходятся какие-либо активы (всего лишь 1%)“* В среднем на долю одной семьи из состава указанных 40% приходилось только по 40 долл., в то время как средняя сумма активов, приходящаяся на одну семью из 10% самой высшей группы, равна 10 500 долл.

    Эти выводы официального органа подтверждаются общенациональным обследованием исследователь­ского бюро Конгресса производственных профсоюзов, проведенным в августе 1946 г. Результаты этого обследования показали, что из всех обследованных семей рабочих 71% имели менее 300 долл. сбереже­ний. Многие семьи вообще не имели сбережений.

    Доходы отдельных групп в 1945 г. В 1945 г. почти половина всех семей в США (47%) имела годовой до­ход ниже 2 тыс. долл., что составляет менее 38 долл. 50 центов в неделю. Эти данные приведены в упоми­навшейся выше работе Бюро сельскохозяйственной эко­номики. В этой же работе указывается, что в 1945 г. годовой доход 70% всех семей был ниже 3 тыс. долл., что дает менее 57 долл. 50 центов в неделю. В том же году на каждые пять семей одна семья (20%) имела менее тысячи долларов годового дохода. Взя­тые вместе семьи этой группы получали лишь 4%

    общего дохода и были вынуждены тратить больше» чем получали, за счет сбережений прошлых лет[17] чтобы свести концы с концами.

    Ниже приводятся данные последнего федерального обследования, показывающие распределение дохода в 1945 г. среди 46 млн. семей в США.

    Подпись: 21 620 32 200 39 100 42 320 3 6809 200 тыс. семей, или 20 %, с доходом менее 1 тыс. долл.

    47 «/о                                   .2

    70 о/о                                   .3

    85 о/                ,4

    92 о/о                                   ,5

    8 %                        » более 5

    Эти данные показывают, что небольшая группа, со­стоящая всего из 12 млн. семей (2,6% всего количества семей), имела в 1945 г. доходы, превышающие 7 500 долл на каждую семью, а 7 из каждых 10 семей в стране не имели достаточного дохода для обеспечения хотя бы прожиточного минимума, соответствующего нормам бюд­жета, составленного комитетом Геллера (см. раздел о бюджете семьи в этой же главе).

    Доход в 1941—1942 гг. Приведенные выше данные о распределении дохода в 1945 г. можно сравнить с материалами Бюро статистики труда, помещенными в работе „Расходы и сбережения семьи в военные годы (1941 г. и первый квартал 1942 г.)".1. По дан­ным этой работы, в 1942 г. более половины всех се­мей (53,7%) имели доход менее 2000 долл., а более трети (39,3%) в этом же году имели годовой доход менее 1500 долл.

    При подготовке этой первой в своем роде работы, не проводившейся после 1935—1936 гг., Бюро стати­стики труда сотрудничало с Бюро по вопросам пита­ния и бюджета семьи при министерстве сельского хо­зяйства. Были собраны точные данные по 1300 семьям и отдельным лицам 62 городов и по 1700 семьям и отдельным лицам, живущим в сельских местно­стях.

    На основании этих цифр Бюро статистики труда вычислило распределение годового денежного дохода на 1942 г. среди 34 773 тыс. семей, состоящих из двух и более человек каждая. Оказалось, что 4474 тыс. семей, составляющих почти 13% всех семей, имели годовой доход менее 500 долл. Около трех четвер­тей (76,1%) имели доход менее 3 тыс. долл. И толь­ко около 1968 тыс. семей, или 5,7% от общего чис­ла, имели доход более 5 тыс. долл.

    На нижних ступенях этой шкалы находилось 1101 тыс. семей, или 3,2%, которые за этот период имели отрицательный доход, другими словами, вооб­ще не получали никакого денежного дохода. Почти все эти семьи, не имеющие денежного дохода, нахо­дились в сельских фермерских районах, большинство, вероятно, на юге.

    По подсчетам, приведенным в этой работе Бюро статистики труда, в 1942 г. процент семей с доходом меньше 2 тыс. долл. составил большую часть (53,7%) от общего числа семей, чем указано в совместной работе Бюро сельскохозяйственной экономики и Фе­дерального резервного комитета, в которой на 1945 г. процент семей с доходом ниже этого уровня опреде­лен в 47. Однако покупательная способность доллара с 1942 до 1945 г. упала примерно на 15%; таким об­разом, 2 тыс. долл. в 1942 г. были эквивалентны при­близительно 1700 долл. в 1945 г.

    НОМИНАЛЬНАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА, ЗАНЯТОСТЬ И РЕАЛЬНАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА

    Тенденции в области занятости, номинальной и реальной заработной платы в обрабатывающей про­мышленности отражены в нижеприведенной таблице (см. стр. 59).

    После того как в 1943 г. общая сумма выплачен­ной заработной платы достигла рекордного уровня, в течение периода реконверсии произошло пониже­ние. Индекс реальной заработной платы в обрабаты­вающей промышленности исчисляется путем деления общего индекса выплаченной заработной платы на индекс розничных цен. Последний за первые 10 ме­сяцев 1946 г. поднялся в среднем на 56%, а в октяб­ре 1946 г. превысил уровень 1939 г. на 71%- Вычис­ленную таким путем реальную заработную плату нужно разделить еще на индекс занятости в обраба­тывающей промышленности с тем, чтобы определить уровень реальной заработной платы одного рабо­чего.

    При применении такой системы подсчета полу­чается, что в октябре 1946 г. реальная заработная плата одного рабочего в обрабатывающей промыш­ленности была почти на 14% выше довоенного уров­ня 1939 г. * Однако более важным является то поло­жение, что реальная заработная плата одного рабочего в промышленности была фактически ниже в 1946 г., чем в 1941 г., до вступления страны в войну. Так, напри­мер, в октябре 1946 г. реальная заработная плата рабочего была на 4% ниже, чем в 1941 г.

    Индексы заработной платы, цен и занятости3

    (1939 г. =100)

    Год

    Номинальная

    заработная

    плата

    Ценыа

    Реальная

    заработная

    плата

    Занятость

    Реальная зара­ботная плата на одного рабо­чего

    1941

    167,5

    107

    156,5

    132,1

    118,5

    1943

    344,4

    137

    244,1

    177,7

    137,3

    1945

    288,4

    147

    189,4

    149,5

    126,7

    1946 (10 месяцев) 1946 (октябрь)

    253,6

    156

    162,6

    137,4

    1

    117,5

    286,0

    171

    167,2

    147,0

    113,7

    а Индекс цен за 1939-1944 гг. озят из материалов Управления военною произ- водства. а за 1945-1946 гг. — из данных Бюро статистики труда.

    * Приведенная таблица дает неполную картину ухудшения положения американского рабочего за военный и послевоенный период. Она не учитывает роста выработки на одного рабочего, составившего 16,7% (на 10 месяцев 1946 г. по сравнению с уров­нем 1939 г., принятым за 100), что является главным образом результатом повышения интенсивности труда. Не учтено значи­тельное увеличение продолжительности рабочей недели в воен­ное время по сравнению с довоенным. В огромной степени вы­росло количество несчастных случаев на предприятиях. Наконец,


     

    Существующий при Калифорнийском университете комитет Геллера по исследованию вопросов социаль­ной экономики в течение ряда лет работал над со­ставлением бюджета семьи из четырех человек. В постатейном и денежном выражении бюджет должен был обеспечивать семье „необходимый уровень здо­ровья, материального и морального благосостояния". Бюджет составлялся таким образом, чтобы обеспе­чить основные потребности отца, матери, сына 13 лет и дочери 8 лет.

    При существовавших в сентябре 1946 г. ценах в Сан-Франциско бюджет Геллера требовал годового заработка в 3576 долл., или около 68,77 долл. в не­делю, для семьи в четыре человека. По сравнению с довоенными годами (1939, 1940 и 1941 гг.), когда бюджет, исчисляемый на март месяц каждого года составлял 2318 долл., бюджет, разработанный Гелле­ром, показывал увеличение на 54%. Несмотря на то, что бюджет Геллера составлен на базе цен Сан- Франциско, в настоящее время он признан наиболее широко отвечающим тем требованиям, которые могут быть вообще предъявлены к подобному бюджету. Если его исчислять из средних цен всей страны, то по­лучается, что для обеспечения в 1946 г. прожиточного минимума семьи из четырех человек необходимо располагать, по крайней мере, 3380 долл. годового, или 65 долл. недельного заработка.

    Ниже приводится бюджет комитета Геллера на рабочую семью из четырех человек, Вычисленный на основе цен в Сан-Франциско на сентябрь 1946 г.

    В статью разных расходов включено 237,15 долл. на медицинскую помощь, 113,38 долл. на страхование

    не сделана поправка на значительное усиление налогового бреме­ни за военный период по сравнению с мирным (см. соответству­ющие разделы настоящей книги). Все эти обстоятельства говорят об абсолютном обнищании американских рабочих. Этот процесс, в связи с резким ростом цен, вызвавшим значительное увеличе­ние расходов рабочей семьи, и распространением полной и в особенности частичной безработицы, продолжал углубляться пос­ле 1946 г. (Прим. ред.)

    Годовой бюджет для семьи из четырех чело­век на сентябрь 1946 г.

    Статьи

    Сумма расходов* (в долл.)

    Продукты питания . . .

    Одежда..............................

    Оплата квартиры и воды Расходы по дому . . . Мебель..............................

    1 175,87 350,88

    420.0           112,47 112,53

    1 112,49

    292.00

    3 576,24


    * Цены включают налоги на продаваемые товары* установленные в штате Калифорния.


     

    жизни и 111,32 долл., или немного более 2 долл. в неделю, на развлечения.

    Сравнение с недельным заработком. Для того что­бы показать, насколько снизились средние недельные заработки по сравнению с суммой, исчисленной по стандартному бюджету Геллера, мы должны сравнить общие недельные расходы, установленные бюджетом на содержание семьи в периоды довоенных лет, во­енных лет и в послевоенный период (по 1946 г.), со средними недельными заработками в обрабатываю­щей промышленности за те же периоды. Ниже при­водятся цифры, показывающие (в долл.) недельный дефицит на каждый период.

    Год и месяц

    Недельный рас­ход по бюдже­ту Геллера

    Средний недель­ный заработок в обрабатывающей промышленности

    Недель­ный де­фицит

    Март 1939-1941* . 1944 „ 1945 Сентябрь 1946

    44,96

    57,00

    59,15

    68,77

    26,26

    45,62

    47,51

    45,41

    18,70

    11,38

    11,64

    23,36

    * Средам цифра в> март 1939, 1940 ■ 1941 гг.

    61


     

    Как показывают вышеприведенные цифры, недель­ный дефицит был меньшим в военные годы, когда недельный заработок в обрабатывающей промышлен­ности был выше, а расходы, предусмотренные бюд­жетом, ниже, чем в 1946 г. Однако в послевоенный пе­риод средний недельный заработок упал ниже уровня 1944 г., в то время как стоимость жизни повысилась вследствие увеличения расходных статей бюджета почти до 69 долл. в неделю. Получившийся в результате этого дефицит, равный более 23 долл. в неделю, вдвое превы ишет дефицит военных лет и почти на 5 долл. больше среднего дефицита в довоенные годы.

    ОТНОСИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО

    Данные, приведенные в последующих таблицах „об относительном положении рабочего[18], получены путем деления реальной заработной платы рабочего (номинальная заработная плата, выраженная в това­рах, которые можно на нее приобрести) на произве­денную им продукцию[19]. Положение рабочего, занято­го в обрабатывающей промышленности, в промышлен­ности битуминозного угля и в розничной торговле, дано на каждый последующий год, начиная с 1939 г. Заработная плата рабочих, занятых добычей битуми­нозного угля и в розничной торговле, в своем дви­жении отставала от выработки на одного рабочего. Рабочий стал прилагать больше усилий, однако его заработная плата относительно снизилась. Следова­тельно, его „относительное положение" по сравнению с довоенным значительно ухудшилось.

    В обрабатывающей промышленности в целом рабо­чий зарабатывал лучше. Благодаря сверхурочной работе ему удавалось сохранить свой заработок в течение войны, и таким образом его относительное положе­ние несколько улучшилось. Однако с началом рекон­версии положение рабочего стало ухудшаться, и в настоящее время оно фактически даже хуже, чем

    показано в цифрах. Причиной этого служит то обстоя­тельство, что в число рабочих, занятых в обрабатыва­ющей промышленности, включено большое количество рабочих, которые в 1946 г. были заняты переоборудо­ванием бывших военных заводов. Таким образом» они учтены в индексе занятости, но результаты их работы не фигурируют в индексе выработки. В резуль­тате этого индекс производительности труда снижает­ся, и тем самым повышается индекс относительного полржения рабочего, выражаемый отношением реаль­ной заработной платы к выработке на одного рабочего.

    Ивдексы относительного положения рабочего

    Год

    Обрабатываю­щая промыш­ленность

    Добыча биту­минозного угля

    Розничная

    торговля

    1939

    100,0

    100,0

    100,0

    1941

    101,7

    120,4

    90,0

    1943

    102,9

    92,1

    77,9

    1945

    96,4

    91,2

    74,5

    1946 (10 месяцев)

    100,7

    75,5

    61,3

     

    В течение военных лет относительное положение рабочего обрабатывающей промышленности удержива­лось примерно на одном уровне. Однако, если просле­дить этот же показатель за более длительный срок, то мы найдем, что относительное положение рабочего ухуд­шалось. Результаты наших исследований показывают, что за период с 1899 по 1946 г. относительное положе­ние рабочего, занятого в обрабатывающей промышлен­ности, ухудшилось более чем на 30%.

    Индексы относительного положения рабочего в об- рабашвающей промышлепиостп (1899—1946 гг.)

    Год

    Относительное

    положение

    рабочего

    Год

    Относительное

    положение

    рабочего

    1899

    100

    1939

    68

    1914

    79

    1945

    68

    1929

    68

    1946

    69

     

    Эта таблица показывает, что относительное поло­жение рабочего, занятого в обрабатывающей промыш­ленности, за период с 1899 по 1914 г. в целом ухуд­шилось примерно на 20%. В последующие 10 лет оно опять ухудшалось, и в лучший послевоенный год (1929 ), как раз перед кризисом и депрессией, оно достигло примерно такого же низкого уровня, который отмечается и в 1946 г.[20].

    ЗАНЯТОСТЬ И БЕЗРАБОТИЦА

    Общее количество самодеятельных * достигло мак­симума в 1945 г. Однако общее число самодеятель­ных, не считая лиц, находящихся в вооруженных силах, достигло рекордной цифры только после войны, в 1946 г., когда оно превысило почти на 3 млн. наивыс­шую цифру военного времени. Наименьшее число безработных было зарегистрировано в 1944 г. С тех пор произошло увеличение числа безработных прибли­зительно на 1,4 млн. человек.

    Таблица на стр. 65 показывает изменения в этой области с 1940 по 1946 г.*.

    Показатель среднего количества безработных на 1946 г. может ввести в заблуждение. Если мы пред­положим, что каждый человек, учтенный в 1945 г. в графе „Общее число самодеятельных", был в состоянии

    Год

    Общее число са­модеятель­ных (в тыс.)

    Вооружен­ные силы (в тыс.)

    Число самодеятельных за вычетом лиц, на­ходящихся в воору­женных силах (в тыс.)

    Число всех заня­тых (в тыс.)

    Число без­работных (в тыс.)

    1940

    54 760

    530

    54230

    45 340

    8890

    1941

    55 730

    1640

    54090

    49 090

    5 000

    1942

    58500

    4 000

    54500

    52110

    2 390

    1943

    62830

    8950

    53 880

    52 410

    1470

    1944

    63 990

    11370

    52620

    51 780

    840

    1945

    64360

    11610

    52750

    51600

    1 150

    1946

    61 250

    3730

    57 520

    55250

    2 270

     

    работать и в 1946 г., то число безработных со­ставило бы не 2270 тыс., как показано в таблице, а около 5380 тыс. человек. Однако Бюро цензов исключает эти миллионы трудоспособных, но не­учтенных рабочих из общего количества рабочей си­лы по тому мотиву, что они „не ищут работы"[21].

    ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ РАБОЧЕГО ДНЯ

    С окончанием войны в большинстве отраслей про­мышленности рабочие часы были сильно урезаны, и вместо удлиненной рабочей недели военного време­ни была введена „нормальная* неделя мирного вре­мени. Это сокращение рабочих часов и сопутствовав­шее ему уменьшение в оплате сверхурочных означали, что получаемая на руки заработная плата резко сократилась. Многие забастовки, имевшие место в начале 1946 г., были вызваны желанием добить­ся увеличения почасовой оплаты с тем, чтобы компенсировать послевоенное снижение недельного заработка.

    К октябрю 1946 г. среднее количество рабочих часов в неделю в обрабатывающей промышленности сократилось до 40,4 по сравнению с более чем 45 ча­сами—наивысшей цифрой, отмеченной в 1944 г. и в начале 1945 г. В некоторых непромышленных пред­приятиях, включая гостиницы, механические прачеч­ные и предприятия, занимающиеся чисткой и окраской одежды, продолжительность рабочего дня была выше, чем в среднем по обрабатывающей промышленности.

    Средняя продолжительность рабочей недели в октябре 1946 г. у работников городского автобуса и трамвая достигла 47,6 часа.

    Отмечая в 1946 г. 60-ю годовщину борьбы за восьмичасовой рабочий день, профсоюзы указывали, что те рабочие, на которых распространяется закон о максимальной продолжительности рабочей недели и минимальной заработной плате (так называемый «закон о справедливых условиях труда"), работают 40 часов в неделю с полуторной оплатой за сверх­урочную работу[22].

    Однако ряд категорий рабочих, например сельско­хозяйственные рабочие, домашняя прислуга, железно­дорожные рабочие и некоторые другие, более мелкие группы, не подпадают под действие этого закона.

    НУЖДЫ В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

    За пять лет, истекших после принятия закона о наборе в армию в 1940 г., из общего числа призы­вавшихся более 4500 тыс. человек были признаны негодными к военной службе по причине плохого здоровья. Более 40% мужчин и женщин призывного возраста не были приняты на военную службу либо из-за плохого состояния здоровья, либо из-за тех или иных физических недостатков; многие были демо би- лизованы по медицинским показаниям после зачисле­ния на военную службу, либо нуждались в длитель­ном лечении, оставаясь в армии.

    Высокий процент лиц, непригодных к военной службе по медицинским показаниям, является свиде­тельством общего плохого состояния здоровья насе­ления и необходимости принятия срочных мер в области здравоохранения в США. В 1945—1946 гг. в сводках сенатского подкомитета по вопросам здраво­охранения и образования в военное время указыва­лось, что от 8 до 9 млн. лиц призывного возраста являются физически непригодными к военной службе. Этот подкомитет, председателем которого являлся сенатор Клод Пеппер (демократ от штата Филадель­фия), после длительных дебатов пришел к заключе­нию, что в США система добровольного страхования здоровья оказалась неспособной удовлетворить нужды здравоохранения. Подкомитет установил, что „наибо­лее экономичным и эффективным путем для обеспе­чения медицинской помощи всему нашему народу является обязательное страхование здоровья в на­циональном масштабе".

    В июле 1946 г. комитет Пеппера сообщал: „В настоящее время только Ь% населения пользуют­ся заранее оплаченной медицинской помощью, % нашего населения совершенно не имеют обеспечен­ной медицинской помощи". Число лиц, пользующихся существующими частными агентствами „доброволь­ной", заранее оплаченной медицинской помощи, увеличивается. Однако „в большинстве случаев, система этих агентств такова, что взносы обеспечи­вают уплату только по больничным счетам, а эти счета составляют лишь 7в расходов семьи на меди­цинские нужды. Они не обеспечивают хотя бы в малой степени медицинских нужд даже лиц, дела­ющих взносы'. Они не обеспечивают повседневной профилактической медицинской помощи. Среди про­чих недостатков частного медицинского страхования комитет указывал на дублирование страховых планов, высокие административные и учредительские расхо­ды и несоответствие нуждам все более подвижного населения. На многие категории населения система частной медицинской помощи не распространяется. Многие другие не могут себе позволить пользоваться ее услугами. Даже сама Американская медицинская ассоциация в 1939 г. признала, что семьи с годовым доходом менее 3 тыс. долл. не могут позволить себе произвести расход, необходимый в случае серь­езного заболевания. В 1939 г. более 70% всех семей имели годовой доход ниже 3 тыс. долл.

    СМЕРТНОСТЬ И УВЕЧЬЯ НА ПРОИЗВОДСТВЕ

    По данным Бюро статистики труда, в результате несчастных случаев на производстве в 1946 г. около

    16  500 рабочих умерли и свыше 2 млн. получили увечья. Общее число несчастных случаев на произ­водстве по сравнению с 1945 г. возросло на 2%.

    За 1946 г. общее количество фактически потерян­ного рабочего времени из-за несчастных случаев на производстве, по приблизительным подсчетам, со­ставляло 47 млн. человеко-дней, что равняется рабоче­му времени около 156 тыс. рабочих, полностью занятых в течение года. Однако здесь не учтены экономические потери в будущем, вызванные смертью рабочих и полной потерей трудоспособности.

    Если же учесть среднюю продолжительность ра­боты рабочего, то общие экономические потери в результате несчастных случаев за 1946 г., поданным Бюро, превысят 237 млн. дней, что равняется рабо­чему времени 790 тыс. рабочих, полностью занятых в течение года.

    Помимо несчастных случаев со смертельным ис­ходом, приблизительно 1800 рабочих получили увечья, в результате которых они оказались пол­ностью и навсегда непригодными для работы в промышленности. Более 93 тыс. других рабочих по­лучили увечья на всю жизнь. Большое число этих увечий представляет собой травмирование рук или пальцев.

    Из всех несчастных случаев на производстве было более 1951 тыс. таких случаев, следствием которых явилась временная, но полная потеря трудоспособ­ности.

    Рассматривая увеличение общего числа несчаст­ных случаев на производстве в 1946 г., Бюро статис­тики труда указывало, что «рост занятости имеет прямую связь с увеличением числа несчастных случаев. Из текущих отчетов, однако, видно, что в 1946 г. несчастные случаи стали вообще учащаться, что нашло свое отражение в средних показателях уровня несчастных случаев. Подобная тенденция подтверж­дает сообщения о том, что многие предприятия ослабили надзор за соблюдением правил техники безопасности"1.

    Ниже приводятся ориентировочные данные о ко­личестве случаев потери трудоспособности и смерт­ности на производстве за 1946 г. в различных отраслях хозяйства:

    Отрасль

    Все несчаст­ные случаи

    Несчастные слу­чаи со смертель­ным исходом

    Сельское хозяйство .............................

    323600

    4 500

    Добывающая промышленность . .

    83800

    1300

    Строительная промышленность . .

    151 100

    2200

    Обрабатывающая промышленность Предприятия общественного поль­

    541 500

    2500

    зования ...........................................

    25 500

    400

     

    333 100

    1400

    Железные дороги..................................

    76 000

    800

    Транспорт (различный)........................

    Обслуживание, государственный

    132800

    900

    аппарат и прочие отрасли . . .

    395700

    2500

     

    2063 100

    16500

     

    Коэфициент несчастных случаев. В обрабатыва­ющей промышленности за первую половину 1946 г. коэфициент несчастных случаев составлял 18,15, в то время как за весь 1945 г. он равнялся 18,6 и за весь

    1944  г.—18,4. Этот коэфициент представляет собой среднее число несчастных случаев на каждый мил­лион проработанных человеко-часов.

    > Bulletin, No. 329, January 1947.

    Высокий коэфициент несчастных случаев отмечен на лесопильных заводах: 58,9 в первой половине 1946 г., 56,6 в 1945 г. и 55,6 в 1944 г. В литейных цехах этот коэфициент был равен 46,5 в первой по­ловине 1946 г. и 44,8 в 1945 г.

    Наиболее опасными из необрабатывающих отрас­лей промышленности являются погрузочные работы; коэфициент несчастных случаев среди грузчиков в 1945 г. был равен 87,6 и в 1944 г.—88,1.

    Бюро статистики труда отмечает, что даже эти высокие цифры, вероятно, „очень далеки от истин­ного положения в этой области промышленности".

    Несчастные случаи в шахтах. В числе наиболее опасных отраслей промышленности находится угольная промышленность. Горняки терпят тяжелый урон не только в результате крупных катастроф, но и в ре­зультате повседневных обвалов потолка и стен, равно как и в результате несчастных случаев на откатке.

    В 1945 г. коэфициент несчастных случаев для уголь­ной промышленности был 50,53, в то время как общий коэфициент по всей промышленности в целом был 14,46.

    За 1946 г. в результате несчастных случаев в уголь­ной промышленности погибло 974 человека. В том же году в промышленности, добывающей битуминозный уголь, произошли две крупные катастрофы—одна в январе, а другая в апреле; во время этих катастроф погибло 27 горняков.

    Недостаточность пособий при потере трудоспо­собности. В декабре 1946 г. министерство труда США опубликовало обзор, в котором указывалось, что раз­мер пособий, выплачиваемых по основным государ­ственным законам о компенсации рабочих, перестал соответствовать сильно возросшей стоимости жизни. В обзоре также указывалось, что действие государ­ственных законов о компенсации распространялось всего лишь на 50% занятых рабочих. В обзоре делался вывод: „Компенсационные пособия для рабочих факти­чески все время снижались... Вместо того чтобы ввести в действие хорошо координированную систему, позволяющую увеличивать размер пособий без увели­чения уровня страховых ставок, было проведено сни­жение страховых тарифов1*. Страховые ставки покры­ваются предпринимателями.

    В 1946 г. максимальный размер недельного пособия в таких штатах, как Калифорния и Коннектикут, рав­нялся 30 долл. Однако в большинстве прочих штатов размер недельного пособия колебался от 18 до 25 долл. В 1946 г. все пособия составляли лишь ничтожную долю от заработной платы.

    В 1946 г. на национальной конференции по вопросам рабочего законодательства представители профсоюзов и департаментов труда от штатов приняли постано­вление о распространении законов о компенсации рабо­чих при потере трудоспособности на всех рабочих страны (за исключением рабочих железнодорожного транспорта, на которых еще распространялся закон об ответственности федерального правительства) и об увеличении пособий до */« постоянного заработка рабочего до потери трудоспособности.

    В постановлении конференции также требовалось, чтобы законы о компенсации предусматривали в слу­чае смерти рабочего выдачу вдове и детям до 18 лет пособия, не ограниченного установленным законом лимитом на общую сумму платежей.

    ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ БОЛЕЗНИ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ

    Вследствие возросшего применения всех видов масел и других смазочных веществ, засоряющих поры кожи, в годы войны среди промышленных рабочих отмечается значительное увеличение числа кожных заболеваний.

    Более половины всех пособий, выплачивавшихся по профессиональным заболеваниям за годы войны, приходятся на случаи различных дерматитов.

    Рост применения химических препаратов повлек за собой появление большого количества новых опас­ностей, как-то: ожоги, воспаление телесных органов и раздражение слизистых покровов.

    Отдел рабочих стандартов министерства труда США издал специальную инструкцию о необходимых профилактических мерах. Эта инструкция предусма­тривала возможность разных профессиональных за­болеваний, включая заболевания, вызываемые пылью и другими сходными причинами. Было признано, что больше всего промышленные рабочие подвергаются опасности заболеваний от пыли и ядовитых газов.

    Несмотря на улучшение в деле лечения туберкулеза, смертность от этой болезни среди рабочих, занятых в промышленности, все еще высока. В одном только 1943 г. от туберкулеза умерло более 40 тыс. рабочих. В этом же году вследствие утраты трудоспособности от этой болезни было потеряно более 17 млн. человеко-дней.

    Силикоз. Хотя это легочное заболевание все еще считается неизлечимым, оно может быть предотвраще­но. Эта болезнь особенно опасна для рабочих литейных цехов, бурильщиков камня, рабочих, занятых на карье­рах, и других рабочих, которые ежедневно вдыхают мельчайшие частицы песка или металла. В настоящее время в качестве как профилактического, так и лечебного средства в борьбе с силикозом широко применяется легочно-алюминиевая терапия. Однако это лечение ни в коем случае не является замени­телем пылеулавливающих средств[23].

    Яды в промышленности. В целях ускорения про­цесса охлаждения расплавленной стали промышленники стали пользоваться фтористым натрием. Пары, обра­зующиеся при засыпании фтористого натрия в кипящий металл, весьма опасны для рабочих. В октябре 1946 г. крановые машинисты мартеновского цеха, члены мест­ной организации объединенного профсоюза рабочих автомобильной промышленности (КПП) на заводе Форда в Ривер Руж, прекратили работу в знак протеста, когда вследствие отравления этими ядовитыми парами одному из машинистов цеха пришлось провести сутки в кислородной камере. Первыми симптомами отравле­ния парами фтористого натрия являются кашель, рвота, потеря сознания и сильная головная боль. В 1941 г.

    подобные случаи отравления имели место среди членов местной организации объединенного профсоюза рабочих сталелитейной промышленности, работавших в Ривер Руж на заводе компании „Грейт-Лейкс стил компани". С тех пор от использования фтористого натрия отка­зались, однако правление фордовских заводов вначале противилось отказу от применения этого смертельно опасного вещества. Тем не менее, под давлением про­тестов ему пришлось отказаться от широкого примене­ния этого химиката впредь до нахождения эффективной защиты от его ядовитого действия.

    Среди новых вредных производств находятся отрасли, связанные с отравляющими металлами, произ­водством синтетического каучука, пластмасс и радио­активных материалов.

    После дня победы над Японией все федеральные органы, ведавшие вопросами охраны труда и техники безопасности, прекратили свое существование, и ответственность за дело предохранения рабочих от несчастных случаев и болезней была возложена на местные органы в штатах.

    Однако фонды для этих нужд, которыми располага­ют штаты, совершенно недостаточны для обеспечения этих целей. В 1945 г. лишь 1 % от всей суммы ассигнова­ний на нужды здравоохранения вообще был выдан для обеспечения техники безопасности. По подсчетам Управления здравоохранения, в 1946 г. только 10% промышленных рабочих имели возможность пользо­ваться услугами санитарной службы на производстве.

    ДЕТСКИИ ТРУД

    В апреле 1945 г. количество занятых в промышлен­ности детей в возрасте от 14 до 18 лет достигло рекордной цифры—почти 3 млн. человек. По данным Национального комитета по детскому труду, более половины занятых детей работали полный рабочий день взрослого.

    По окончании войны в Европе количество занятых в промышленности детей стало сокращаться и к концу 1946 г. достигло 2 млн. человек. Однако в своем годовом отчете „Детский труд в первый послевоенный год" Комитет отмечал, что „ожидаемого резкого снижения занятости детей школьного возраста не произошло". Количество работающих детей в 1946 г. все еще приблизительно на миллион превышало до­военный уровень.

    В связи с увеличением притока детей в промыш­ленность в годы войны весьма показателен факт сокращения количества учащихся средних школ на

    17%. Однако вслед за окончанием войны соответ­ствующего увеличения количества учащихся не после­довало. Комитет отмечал, что „это является еще одним указанием на то, что количество работающих детей все еще высоко". Даже в обычные годы число выбывающих из школ было высоко. На каждую тысячу детей, поступивших в 1933—1934 учебном году в пятый класс, лишь 462, или 46%, окончили среднюю школу в 1941 г., несмотря на то, что это был рекордный год по количеству учащихся в средней школе.

    Детский труд в сельском хозяйстве. В июне 1946 г. Бюро по вопросам детского труда сообщало: „Сотни тысяч детей—многие едва достигнув 6 лет—выращи­вают урожаи и работают в поле, помогая производить потребляемую нами пищу". Из 600, приехавших на заработки рабочих в штате Нью-Йорк в 1945 г. U были дети до 14 лет. Более 30 из этих рабочих-детей были моложе 10 лет1.

    ЖЕНСКИЙ ТРУД

    В течение второй половины 1945 г. из обрабаты­вающей промышленности было уволено более 1132 тыс. женщин, которые числились на различных заводских работах в июне этого же года. Сокращение числа занятых на производстве женщин в течение этих ме­сяцев было вдвое большим, чем сокращение работа­ющих мужчин.

    С августа 1945 г. по август 1947 г. количество работающих на предприятиях женщин сократилось на 2150 тыс. Основываясь на данных Центрального бюро переписи населения, Бюро по вопросам женского труда сообщило, что на август 1945 г. количество женщин составляло 36% от общего числа самодеятельного населения, а спустя год оно сократилось до 29%. В ноябре 1946 г. общее количество работающих жен­щин составляло 16 610 тыс., в то время как в 1940 г. это число равнялось 13 млн., а на рекордный месяц военных лет—июль 1944 г. —19 млн.

    В ноябре 1946 г. общее число домашних хозяек и других женщин, не входящих в число самодеятель­ного населения, равнялось 37 070 тыс. человек, что составляет 69% всего женского населения страны в возрасте старше 14 лет. Общее количество женщин старше 14 лет, равное 54110 тыс. человек, включало 410 тыс. женщин, зарегистрированных в ноябре 1946 г. как безработные, и 20 тыс. все еще находившихся в вооруженных силах.

    Влияние войны на занятость женщин. В работах Бюро по вопросам женского труда показано, что даже до войны около 92% всех работающих за плату жен­щин были вынуждены работать для обеспечения либо самих себя, либо своих иждивенцев. В результате последствий войны роль женщин в экономике и их нужда в оплачиваемой работе только возросли.

    Размеры пенсий для вдов ветеранов войны были очень низки: вдова без детей получала 50 долл. в месяц, с одним ребенком—65 долл., с двумя—78 долл. и по 13 долл. ежемесячно на каждого ребенка сверх двух. Максимальный размер пенсии—100 долл. в месяц.

    Бюро по вопросам женского труда в статье .Влия­ние человеческих жертв в войне на экономическую роль женщин[24], помещенной в февральском номере журнала „Мансли лейбор ревью* за 1946 г., указывало, что для обеспечения минимального прожиточного уров­ня многие женщины, получающие пенсии, вынуждены искать работу, чтобы восполнить сво.е скудное пособие. В статье приводятся цифры стандартного бюджета, которые показывают, что в 1945 г. одинокая женщина нуждалась для обеспечения своих насущных жизненных расходов (исключая налоги и расходы на облигации военного займа) в годовом доходе в 1690 долл. для штата Нью-Йорк и 1306 долл. для Сан-Франциско. Семья из трех человек (мать, сын 13 лет и дочь 8 лет) нуждалась, по крайней мере, в 1731 долл. годового дохода, проживая в Сан-Франциско, однако их годо­вая пенсия не превышает 936 долл.

    Даже в том случае, если родственники погибшего на войне получают еще премию по страхованию жизни, то в лучшем случае это даст еще 55 долл. 10 цен­тов в месяц, причем размер средней страховой премии значительно меньше этой цифры. Инвалиды войны получают пенсию от 11 долл. 50 центов в ме­сяц до 115 долл. в месяц при полной потере трудоспособ­ности. Размер пенсии по инвалидности устанавливается в соответствии со степенью потери трудоспособности не­зависимо от количества иждивенцев. Бюро по во­просам женского труда в этой же статье указывает, что „если семейные инвалиды войны хотят обеспечить себе нормальный прожиточный минимум, то они должны надеяться только на свои семьи".

    За вторую мировую войну США потеряли убитыми около 325 тыс. мужчин. Именно этим и объясняется то, что в послевоенные годы женщин в США было больше, чем мужчин. В вышеприведенной статье так­же указывалось,что как потери убитыми, так и серьез­ные травмы, полученные мужчинами, „увеличивают число женщин, которые никогда не выйдут замуж и которые вынуждены сами поддерживать себя, а во многих случаях и своих иждивенцев".

    Заработная плата н законы о равной оплате тру­да. На июль 1946 г. в 25 отраслях обрабатывающей промышленности средний заработок работающего мужчины был на 50% выше заработка работающей женщины.

    Эти данные взяты из материалов Комитета наци­ональных промышленных съездов, представляющего собой научно-исследовательское учреждение, которое регулярно дает информацию по вопросам заработной платы и продолжительности работы в этих отраслях промышленности. По данным Комитета, в этих отрас­лях часовой заработок даже неквалифицированного рабочего-мужчины на июль 1946 г. в среднем был на 16°/0 выше часового заработка работающей жен­щины любой квалификации. Комитет промышленных съездов разъясняет, что почасовой заработок отличен от месячной заработной платы, ибо он включает в себя оплату сверхурочных и прочие „денежные вознаграж­дения".

    К концу 1946 г. в 7 штатах (Иллинойс, Массачузетс, Мичиган, Монтана, Нью-Йорк, Род-Айленд и Вашинг­тон) были приняты законы о равной оплате труда для жешцин. Утвержденный в 1944 г. подобный закон шта^а Нью-Йорк предусматривает, что там, где мужчины и женщины заняты на одинаковой по квалификации работе, предприниматель не должен устанавливать разную оплату, исходя только из различий пола. Од­нако этот закон не распространялся на домашнюю прислугу, сельскохозяйственных рабочих и тех, кото­рые заняты в некоммерческих предприятиях.

    Будучи убеждены, что законы, принятые в отдель­ных штатах, не способны обеспечить для женщин равенство в оплате в общегосударственном масштабе, профсоюзы и другие организации настаивали на принятии федерального закона о равной оплате труда мужчин и женщин.


    ГЛАВА Ш

    ПОЛОЖЕНИЕ НЕГРИТЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

    ДВИЖЕНИЕ НЕГРИТЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

    В годы войны было заметно значительное пересе­ление негров: 1) из сельских районов в город и 2) с Юга на Север и на Запад. Было подсчитано, что границы штатов пересекли 700 тыс. негров. Размеры миграции с Юга, тем не менее, были меньше, чем впер- вую мировую войну; по всей вероятности, с Юга на Север и на Запад мигрировало меньше полумиллиона человек.

    Перепись 1940 г. показала, что все негритянское население США достигает 12865 518 человек. Из них 6253588, т. е. почти половина (48,6%), прожи­вают в городских районах с населением более 2500 че­ловек; 4 502 300, или 35%»—на фермах и остающиеся 16,4%—в сельских местностях. В 1940 г. около 70% негров (9 904619) жили на Юге: из них 44,65% все еще жили на фермах и лишь 36,5%—в городах. При­близительно 2643 тыс. человек жили в 180 графствах, в которых они составляли большинство населения; из этого числа 2312 тыс. человек жили в сельских мест­ностях. Однако 89,1% негров, живущих на Севере и Западе, составляет городское население.

    Обзор Бюро цензов, охвативший 10 густонаселен­ных промышленных районов, показал, что за период 1940—1944 гг. негритянское население больше всего возросло в следующих районах (см. табл. на стр. 79).

    Значительное увеличение негритянского населе­ния было отмечено также в Чарлстоне (штат Южная Каролина), Мускагоне, Портленде (штат Орегон),

    Район

    1940 г.

    1944 г.

    Увеличение

    Детройт—Уиллоу Ран Гэиптон Роудз (Виргиния) . . . Лос-Анжелос . . . Район залива Сан- Франциско . . . Район Мобиль (Ала­бама) ...

    176 552 чел.

    113 956 . 75496 „

    19759 .

    51678 ,

    259 490 чел.

    140 756 , 134 519 „

    64 680 »

    64 449 „

    82 938 чел.

    26 800 „

    59 023 .

    44 921 „

    12 771 .

     

    Пюджет Саунде и Сан-Диэго. Другие данные показы­вают также большое увеличение негритянского насе­ления как в северных, так и южных городах.

    По данным Бюро учета населения США, в конце 1946 г. негритянское население достигло 14 млн. че­ловек. Вероятно, более половины негров жили в этот период в городах.

    ФБР МЕРЫ-НЕГРЫ НА ЮГЕ

    Предварительные подсчеты переписи сельского на­селения 1945 г. показывают незначительные измене­ния в общем количестве негров, занятых на фермах в южных штатах. Общее количество цветных, заня­тых обработкой земли, уменьшилось с 680266 (из которых 672 214 составляли негры) в 1940 г. до 673 тыс. в 1945 г., т. е. только на 7 тыс. С другой стороны, количество белых работников на фермах сократилось почти на 100 тыс. человек.

    Ниже приводится таблица, основанная на данных переписи сельского населения за 1940 г. и предвари­тельных данных за 1945 г. (см. стр. 80).

    Процент негров владельцев ферм возрос с 20,9 до 23,6 общего числа негров, занятых на фермах; количество арендаторов сократилось с 74,5 до 72,4°/0 и количество кропперов — с 44,0 до 39,8% всех нег­ров, занятых на фермах*.

    •Как показывает приведенная на стр. 80 таблица, в период войны удельный вес негров-арендаторов увеличился с 35И общего числа фермеров в 1940 г. до 40,9% в 1945 г. и кропперов — с

    Характер зем­левладения

    Общее число фер­меров

    Количество негров- фермеров

    Процент негров к об­щему количеству фермеров

    1940 г.

    1945 г.

    1940 г.

    1946 г.

    1940 г.

    1945 г.

    Владельцы и

     

     

     

     

     

     

    управляю­

     

     

     

     

     

     

    щие фер­

     

     

     

     

     

     

    мами . . .

    1 341 270

    1 505 000

    142 267

    159 000

    10,6

    10,6

    Частичные

     

     

     

     

     

     

    владельцы

    216 607

    206 000

    31 361

    27 000

    14,5

    13,1

    Все аренда­

     

     

     

     

     

     

    торы . . .

    1 449 293

    1 н:о 000

    506 638

    487 000

    35,0

    40,9

    В том числе

     

     

     

     

     

     

    кропперы.

    541 291

    435 000

    299 118

    268 000

    55,3

    61,6

    Всего

    3 007 170

    2 901 000

    680 266

    673 000

    1 22,6

    23,2

     

    Кропперы—это фактически батраки, работающие под надзором на бывших рабовладельческих планта­циях и получающие номинально 50% урожая. Обычно они живут из года в год на деньги, данные им в кре­дит под большие проценты владельцем плантации, и совершенно бесправны.

    НЕГРЫ-РАБОЧИЕ

    За годы войны положение негров в промышлен­ности не улучшилось.

    Ниже приводятся статистические данные цензов на каждые 10 лет, которые показывают количество нег­ров, занятых в промышленности, и их процентное от­ношение к общему количеству рабочих.

    55,3 до 61,6% соответственно. Внедрение сельскохозяйственных машин, в частности, распространение хлопкоуборочных машин, за военные и послевоенные годы несет разорение в первую очередь фермерским хозяйствам негров, что неизбежно приведет не толь­ко к дальнейшему относительному, но и абсолютному росту чис­ла арендаторов и кропперов среди негритянского населения, занятого в сельском хозяйстве. {Прим. ред.)

    Данные за 1940 и 1914 гг. можно сравнить с более ранними данными лишь приблизительно, так как циф­ры за 1940 и 1944 гг. относятся только к рабочим, действительно занятым в промышленности, тогда как данные за 1910—193Э гг. составлены на основании подсчета по профессиям, включая как занятых, так и безработных. Весьма возможно, однако, что данные за 1930 г., если и не показательны для этого года, то являются верными по отношению к 1929 г.

    Негры в промышленности

     

    В обрабатывающей промышленности

    В добывающей промышленности

    Год

    количество

    в процентах ко всем занятым

    количество

    в процентах ко всем занятым

    1910

    655 906

    6,2

    61129

    6.3

    1920

    901 181

    7,0

    73229

    6.7

    1930

    1024 656

    7,3

    74972

    7,6

    1940

    657933

    5,2

    52 981

    5.8

    1944

    1350000

    8,0

       

         

     

    Цифры за 1910—1940 гг. взяты из опубликованных результатов переписи, цифры за 1944 г. основаны на данных журнала „Мансли лейбор ревью“.

    Пожалуй, самым большим достижением негров-ра- бочих за время войны было приобретение квалифи­кации. Количество негров, занятых квалифицирован­ным и полуквалифицированным трудом, удвоилось, достигнув к апрелю 1944 г. почти 1 млн. человек, причем из них около М —квалифицированные ра­бочие.

    Из более чем 2 млн. работающих негритянок свы­ше 62% были заняты в сфере обслуживания. Однако число негритянок, занятых в обрабатывающей про­мышленности, возросло более чем в 5 раз — от менее 50 тыс. человек в 1940 г. до 250 —30Э тыс. человек в 1944 г.

    Должности служащих, на которые негритянки не принимались нигде, кроме негритянских общин, стали вновь, правда, в незначительной степени, доступны для них. Количество негритянок-служащих (продавщицы,

    конторские служащие, телефонистки и т. д.) также увеличилось в 5 раз. Тем не менее, даже в самом лучшем случае из 30 негритянок даже одной не всет- да удавалось устроиться на подобную работу, в то время как на каждые три белые женщины одна ра­ботала в качестве служащей.

    В общем меньше 100 тыс. негритянок сумели по­лучить работу служащего; однако эти должности мень­ше пострадали при реконверсии, чем остальные.

    Реконверсия ударила по неграм гораздо сильнее, чем по другим рабочим, занятым в промышленности. В опубликованном сразу же после дня победы над Японией обзоре, составленном Национальной город­ской лигой, указывалось, что в Чикаго после сокра­щения были уволены 25 тыс. негров, в Детройте—от

    35   тыс. до 40 тыс., в Лос-Анжелосе — 13 тыс., в Нью- Йорке—20 тыс., в Сент-Луисе —5 тыс., в Толедо — 6 тыс., в Нью-Арке—8 тыс., в Кливленде—6500, в Балтиморе — 7500 и в Новом Орлеане — 4 тыс. человек. Было подсчитано, что в январе 1946 г. только в райо­не г. Нью-Йорка более 50 тыс. негров не имели ра­боты. В феврале 1946 г. отделение Бюро труда США в Новом Орлеане зарегистрировало около 90 тыс. безработных негров. В апреле 1946 г. в Филадельфии насчитывалось 35 тыс. безработных негров. В сентябре 1946 г. в Сан-Франциско из общего количества за­регистрированных безработных 30%, т. е. 13 тыс., бы­ли негры.

    В конце 1946 г. профсоюз рабочих морской и су­достроительной промышленности (КПП) сообщил, что в рекордный по занятости рабочих в промышленности военный год на частных судостроительных верфях страны работало около 200 тыс. негров, а в 1946 г. это число сократилось приблизительно до 10 тыс. Этот же профсоюз указывал, что доля негров среди членов профсоюза сократилась с рекордной цифры в 20% до 5% или еще больше. Причиной этого сокра­щения явились недостаточный стаж и недостаточная квалификация. Однако, по подсчетам Национальной городской лиги, в конце 1946 г. на всех верфях, вклю­чая и правительственные, еще работало около 30 тыс. негров.

    Хотя негры также участвовали в общем переме­щении рабочих из военной промышленности в про­мышленность мирного времени, им пришлось встре­титься с дискриминацией при толковании термина „подходящая работа" в законах о социальном страхо­вании, и зачастую они были вынуждены наниматься на работу, не соответствующую их опыту и квали­фикации.

    Недостаток в рабочей силе в Детройте осенью 1946 г. привел к небывалому увеличению доли негров среди рабочих в 13 крупнейших автомобильных заво­дах района. Число негров-рабочих возросло с 30 500 до 38 100 человек, т. е. более чем на 7 тыс. человек. Од­нако из сообщения Объединенного профсоюза рабочих автомобильной промышленности (КПП) видно, что нег­ров принимали только на работы, не требующие квали­фикации, и в кузнечные цеха и что „против негров про­водилась постоянная дискриминация при переводе в следующий разряд и прочих повышениях *.

    Из общих статистических данных о размещении в промышленности „цветных" рабочих видно, что в фев­рале 1946 г. 52,1% негров были заняты в обслужива­нии и 38,5% — неквалифицированным трудом; в сентяб­ре того же года 42,2%—в обслуживании и 49,1%—не­квалифицированным трудом. Как в первом, так и во втором случае меньше чем 10% были заняты други­ми видами труда.

    В своем заключительном докладе Комитет спра­ведливых условий труда указывал, что после окон­чания войны наблюдается вызывающее тревогу уси­ление дискриминации в отношении негров-рабочих.

    Хотя некоторые достижения военного времени еще и сохранялись в период, поглотивший большинство безработных из числа демобилизованных и бывших рабочих военной промышленности, положение негров оставалось очень непрочным из-за их относительно небольшого стажа. Отказ конгресса утвердить посто­янно действующий закон о справедливых условиях труда оставлял негров беззащитными в случае нару­шения их права на труд.

    В некоторых отраслях промышленности, как, на­пример, сталелитейной, коллективные договоры и более высокий стаж работы являются некоторой гаран­тией против увольнения предпринимателями при на­ступлении депрессии в первую очередь негров. Мно­гие договоры КПП в основных отраслях промышлен­ности включают также статьи, запрещающие дискри­минацию, однако во многих договорах, как, например, в договоре с компанией „Дженерал моторе", таких условий нет.

    ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА НЕГРОВ

    Из переписи 1940 г. видно, что средняя заработная плата негра, работающего в городе, равна 457 долл. в год по сравнению с 1064 долл., которые получает бе­лый рабочий. Доход негра, работающего в сельской местности (занятого сельским хозяйством или каким- либо другим трудом), составлял 251 долл., доход белого рабочего в аналогичных условиях709 долл. Эти дан­ные касаются только лиц, не имеющих других дохо­дов, включая пособие по безработице, и не включа­ют рабочих, занятых в военной промышленности и других дефицитных видах работ.

    Во время войны заработная плата негров была по­вышена как за счет ликвидации ограничений в полу­чении лучше оплачиваемых должностей, так и за счет повышения заработной платы за те виды работ, ко­торыми в значительной степени ограничивалось поле трудовой деятельности негров в 1940 г.

    В результате проведенного министерством труда обзора заработной платы около 2 тыс. рабочих, заня­тых в военной промышленности в разных районах страны, было выявлено, что зимой 1945—1946 гг. за­работная плата мужчины-рабочего, как белого, так и негра, в среднем была на 20% выше, чем зимой 1941 г. Основываясь на показаниях 81 негра, представивших данные о своей заработной плате, обзор указывает: „За период войны и вплоть до настоящего времени заработная плата негра была повышена значительно меньше, чем заработная плата белого рабочего[25]. Зи­мой 1945—1946 гг. негры получали 37,77 долл. в не­делю, в то время как белые —49,43 долл.1.

    В январе 1946 г. в южных штатах заработная пла­та негра, работающего на производстве и не подпа­давшего под действие федерального закона о мини­мальной заработной плате, часто не доходила до 40 центов в час, а нередко была меньше 30 центов. Были случаи, когда негры получали за свою работу, согласно коллективному договору, 30 центов в час. В начале войны на многих заводах в южных штатах, где профсоюзы не были организованы, диференциа- ция заработной платы в зависимости от расы была скорее правилом, чем исключением. Профсоюзы, вхо­дящие в КПП, представили ряд подобных случаев дискриминации в Управление по вопросам труда в военное время. Вслед за этим компаниям было пред­писано оплачивать одинаково белых и негров, выпол­няющих примерно одну и ту же работу. Среди ком­паний, дискриминирующих заработную плату негров, были: „Дженерал моторе", „Питтсбург плейт глас", „Геркулес паудер энд саутпорт петролеум". В реше­нии по делу компании „Саутпорт" осуждалась „как соответствующая программе нацизма экономическая и политическая дискриминация в зависимости от ра­сы или религиозных убеждений".

    К концу 1945 г. профсоюз текстильщиков (КПП) добился сокращения разницы в заработной плате с

    30   центов до 10 центов на заводе по выработке цел-, лофана в Виргинии. Однако разница в заработной плате за тот же самый труд продолжает существо­вать в скрытой форме в южных штатах на многих заводах и фабриках, как, например, в табачной про­мышленности, где этому способствовало большое раз­нообразие в видах труда. Дискриминация в выплате заработной платы неграм является неотъемлемой частью системы труда на Юге, и этому примеру сле­дуют слишком часто и в других частях страны. Негр-рабочий страдает от того, что большей частью ему приходится наниматься на работу в сельское хозяйство. в качестве домашней прислуги и вообще на мелкие пред­приятия, на которые не распространяются нормы и права, установленные относительно минимума заработ­ной платы, продолжительности рабочего дня, социально­го страхования и коллективных договоров.

    В других отраслях промышленности негр страдает от традиционного разделения труда на „труд белого* и „труд негра11, согласно которому негр получает худшую работу и меньшую заработную плату. Коли­чество негров на черной, работе и в сфере обслужи­вания за время войны фактически увеличилось.

    КОМИТЕТ СПРАВЕДЛИВЫХ УСЛОВИЙ ТРУДА

    Одной из первых жертв послевоенного наступления на профсоюзы явился Комитет справедливых усло­вий труда, прекративший свое существование 30 ию­ня 1946 г.

    В то время как в течение последних месяцев войны профсоюзы и прогрессивные организации пытались провести постоянное законодательство против дискри­минации в труде, представители южных штатов — сто­ронники избирательного ценза — объединялись с рес­публиканцами в усилии уничтожить Комитет спра­ведливых условий труда.

    В феврале 1945 г. Комитет по вопросам труда палаты представителей одобрил законопроект о со­здании постоянного Комитета справедливых условий труда, однако год спустя Процедурный комитет, воз­главляемый коалицией южных демократов и респуб­ликанцев, отказался пропустить его.

    Еще в 1945 г. делались попытки урезать фонды и для Комитета справедливых условий труда воен­ного времени. Те ассигнования, которые в конце кон­цов были утверждены на бюджетный год, начинав­шийся 1 июля 1945 г., равнялись лишь 250 тыс. долл., т. е. менее 50% необходимой суммы для про­ведения Комитетом его обычной работы. Вследствие подобного сокращения фондов семь из десяти област­ных филиалов Комитета вынуждены были закрыть­ся в том же году; оставшиеся три просуществовали недолго.

    24 ноября 1945 г. серьезный удар Комитету нанес сам президент Трумэн, отменив изданную Коми­тетом 23 ноября директиву, приказывающую транс­портной компании „Кэпитэл транзит компани ов Вашингтон* прекратить проведение дискриминации негров. Спустя несколько дней, в знак протеста против подобного действия, один из двух негров чле­нов Комитета справедливых условий труда—Чарльз Г. Гаустон подал в отставку. Гаустон заявил: „Отно­шение президента к делу компании „Кэпитэл тран­зит* отражает последовательно проводимую пра­вительством со дня победы над Японией политику разглагольствования: уничтожение дискриминации в труде по мотивам расовых различий, вероисповеда­ния, цвета кожи или национальности, с одной стороны, и полной бездеятельности в этом вопросе, с другой стороны*.

    В январе 1946 г. в сенат был опять внесен зако­нопроект о создании постоянного Комитета справед­ливых условий труда. После 18-дневной обструкции

    9    февраля законопроект был снят с повестки дня, ибо его сторонники не смогли собрать % голосов, требующихся для прекращения прений. Неоднократ­ные попытки провести подобный законопроект через палату представителей проваливались коалицией рес­публиканцев и демократов от южных штатов.

    ВСТУПЛЕНИЕ НЕГРОВ В ПРОФСОЮЗЫ

    Общее количество негров, членов профсоюзов, ве­роятно, мало изменилось за последние два года. Тем не менее, по заявлению Американской федерации труда, в ее организациях в настоящее время насчи­тывается более 500 тыс. негров, из которых 450 тыс. живут на Юге. Конгресс производственных профсою­зов не располагает данными об общем количестве негров — члено? его организации.

    Увольнение негров на верфях и закрытие на За­паде и Юге правительственных военных заводов на­несли большой ущерб некоторым союзам, из которых выбыло много негров. В то же время результатом движения по вовлечению негров в профсоюзы в юж­ных штатах явилось вступление многих тысяч негров в другие союзы.

    На основании цифровых данных об общей занято­сти, по нашим подсчетам, следует, что если два года тому назад профсоюз морских и судостроительных рабочих Америки (КПП) насчитывал среди своих чле­нов около 40 тыс. негров, то сейчас их число снизи­лось до 50 тыс. Профсоюз котельщиков и судострои­телей (АФТ) почти не имеет в своих рядах негров, в то время как в январе 1944 г. количество негров членов этого профсоюза достигало 14 тыс. человек. С общим послевоенным сокращением занятости нег­ров в таких отраслях промышленности, как самолето­строительная, сталелитейная и электрического обо­рудования, сократилось и число негров в соответ­ствующих профсоюзах.

    Вследствие большой текучести рабочей силы, отмечавшейся в этих отраслях промышленности в 1946 г., подсчитать количество негров—членов этих профсоюзов—оказалось невозможным.

    Несомненные успехи в деле вовлечения негров были сделаны профсоюзом рабочих мясокомбинатов (КПП). Профсоюз рабочих скотобоен и мясников (АФТ) насчитывал 30 тыс. негров членов союза против 25 тыс. в 1944 г. По данным профсоюза рабочих кирпичной и гончарной промышленности, более 40% из 18 тыс. членов союза составляют негры. Около 20 тыс. нег­ров входят в профсоюз железнодорожных служащих (АФТ).

    Можно полагать, что число негров удеоилось в профсоюзах, которые за последние два года про­водили большую организационную работу на Юге страны. Этими профсоюзами являются: профсоюз ра­бочих пищевой и табачной промышленности (КПП), профсоюз рабочих розничной, оптовой торговли и универсальных магазинов (КПП), профсоюз рабо­чих деревообрабатывающей промышленности (КПП) и профсоюз рабочих мебельной промышленности (КПП).

    ЖИЛИЩНЫЕ УСЛОВИЯ НЕГРОВ

    Со времени переписи 1940 г. в жилищных ус­ловиях негров произошло мало перемен. В то время в США негры занимали 3 293 406 жилищ. Из них поч­ти */з (62%) не имели водопровода и 57% не имели электрического освещения. Более >/з нуждались в капи-

    тальном ремонте. В южных штатах количество домов, заселенных неграми и не имевших ни водопровода, ни электричества, достигало 70%.оПо всем данным, жилищ­ные условия негров в Нью-Йорке лучше, чем в Дет­ройте, Чикаго, Лос-Анжелосе и Сан-Франциско. И все же в той же переписи от 1940 г. говорится, что из 18 тыс. домов в районе Гарлема (не включая район нижне­восточного Гарлема) 10500 нуждаются в капитальном ремонте. По подсчетам Нью-йоркской городской лиги, более 90% жилищ негров в городе находится в со­стоянии ниже установленных норм.

    В результате обследования одного квартала в Гарлеме, проведенного в апреле 1946 г. совместно с Нью-йоркской городской лигой и различными муни­ципальными отделами, в 716 домах было обнаружено более 1400 нарушений жилищных и санитарных норм, что составляет приблизительно 20 нарушений на здание. Сюда входили: недостаточная подача воды, обвалившаяся штукатурка, зараженность жилищ крысами и паразитами, незащищенные пожарные лестницы, грязь, испорченный водопровод и анти­санитарные условия. В городах Севера и Запада жилищная проблема еще более обостряется перена­селенностью, так как неграм разрешено жить только в определенных кварталах. Скученность сильно уве­личилась особенно за годы войны. Уже в 1939 г. сообщалось, что в южной части Чикаго, в негри­тянском квартале перенаселенность достигала 85 тыс. человек. После 1939 г. негритянское население Чикаго увеличилось еще на 70 тыс. человек. В таких городах, как Детройт, Лос-Анжелос и Сан-Франциско скучен­ность достигает еще больших размеров. Роберт С. Уквер в своей книге „Кризис", вышедшей в марте 1946 г., привел цифры, касающиеся еще трех горо­дов: Цинциннати, где перенаселенность среди негров; достигала 15,3%, среди белых —6,8%; в Кливленде соответственно 8,7% и 1,9%; в Сент-Луисе процент перенаселенных домов для негров составлял 20,2, а для белых—5,1.

    За время войны из всех 539 тыс. домов, построен­ных за счет частных средств при поддержке Феде­рального управления жилищного строительства, только

    •около 1 15 тыс. домов (2,8%) предназначались для негров, занятых в военной промышленности.

    Из 598 тыс. домов, построенных в годы войны за счет правительства, лишь около 93 тыс., или 15,5%, были заняты неграми. Большое количество этих жи­лищ было временного типа.

    В городских районах северных штатов перенасе­ление в значительной степени зависит от политики создания „гетто", еще более усугубляемой ограничи­тельными положениями, запрещающими продажу или сдачу дома в наем лицу негритянского происхождения.

    До 1946 г. Федеральное управление жилищного строительства не только поощряло подобную практи­ку, но вообще отказывало в ссуде на постройку, ес­ли не предусматривалось это условие. Однако в 1946 г. под давлением Национальной ассоциации по про­грессу негритянского населения, Национальной город­ской лиги и других негритянских организаций Феде­ральное управление жилищного строительства согла­силось изменить свою политику.

    СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ

    Низкая заработная плата, тяжелые условия труда, скверные жилищные условия и полная необеспечен­ность медицинским обслуживанием являются причи­нами высокой смертности среди негритянского насе­ления.

    Средний уровень смертности на тысячу человек насе­ления в 1940 г. был на 71% выше для негритянского населения, чем для белых, а именно8,2 человека для белых и 14 человек для негров. Средняя продолжи­тельность жизни для мужчины-негра составляла всего лишь 52,26 года по сравнению с 62,81 года для мужчины- белого. Что же касается негритянки, то продолжитель­ность ее жизни была на 12 лет меньше, чем белой женщины, при соотношении продолжительности жиз­ни 55, 56 лет для негритянки и 67, 69 лет для белой женщины.

    В 1942 г. средняя материнская смертность для роже- ниц-негритянок составляла 5,5 на каждую тысячу роже­ниц и только 2,2 для белых рожениц.

    Средняя детская смертность при родах составляла 64,2 на тысячу живых новорожденных для негров и 37£ для белых. Количество мертворожденных детей у негров почти вдвое больше, чем у белых.

    Средняя смертность от туберкулеза среди негров в 1944 г. все еще в 4 раза превышала среднюю смерт­ность среди всего городского населения.

    В Нью-Йорке почти половина всех случаев смерти среди негров падает на возрастную группу до45 лет, в то время как для белого населения смертность среди этой группы не превышает [26]/в общего количе­ства смертных случаев.

    В то время как среди белого населения почти по­ловина всей смертности приходится на людей старше 65 лет, среди негритянского населения на эту воз­растную группу падает менее 7в общей смертности.

    Смертность от пеллагры среди негритянского на­селения страны в 5 раз выше, чем у белых, а смерт­ность негров от малярии в 9 раз превышает смерт­ность от этой же болезни среди белых.

    школы И УЧИТЕЛЯ

    Как на Севере, так и на Юге негры подвергаются дискриминации и в области образования. На Юге, где по закону негры и белые учатся отдельно, эта дискриминация выражена сильнее. Полученные не­давно из южных штатов доклады Бюро образования указывают на тот факт, что хотя за последние 15 лет норма текущих расходов на образование одного негра значительно увеличилась, тем не менее фак­тическая разница между затратами на образование белого и негра во многих южных штатах непрерывно возрастает. Ниже приводится таблица годовых затрат на текущие нужды одного учащегося при средней посещаемости. Таблица составлена по данным от 11 штатов

    Годовые затраты на одного учащегося

    (в долл.)

    Штат

    1931-1932 гг.

    1943—1944 гг.

    белый

    негр

    белый

    негр

    Алабама .............................

    Арканзас............................

    Флорида ............................

    Джорджия..........................

    Луизиана.............................

    Мериленд...........................

    Миссисипи..........................

    Северная Каролина . .

    Оклахома...........................

    Южная Каролина . . . Техас ............................................

    40,90

    32.50           58,71 41.02 62,22

    83.50           52,01®

    41.12           56.08

    47.12           72,72а

    10.72 12,69 17,33 9,50 12,68 57,81 7,36а 18.08 46,01 8,0 8 28,48а

    70,20

    61,03

    95,96

    88,13^

    121,32

    115.52

    71,65

    71,60

    88.13

    90.006

    92.69

    25.65

    25.81           47.44 27,88б 40,25

    90.82           11,96 50,07 95,21 33,00б 63,12


    а 1939—1940 гг. 6 1944-1945 гг.


     

    То, что в пограничных штатах, подобно Оклахоме^ с большой разбросанностью негритянского населения, на содержание мелких отдельных школ требуются большие средства, обусловливает высокие расходы на одного ученика-негра. По сути дела условия образо­вания для негров в этих штатах значительно хуже, чем для белых.

    Верховный суд США вынес решение об уравнении заработной платы преподавателей равных квалифика­ций независимо от расы. В результате этого в нача­ле 1944 г. в штате Северная Каролина заработная плата была выравнена. То же самое было проведено и в других штатах, однако на дальнем Юге продол­жает господствовать практика неравной оплаты учи­телей.

    В следующей таблице приведены данные о годо­вой заработной плате учителей в 8 южных штатах (см. стр. 93)

    В отношении стоимости школьного оборудования в южных штатах налицо еще большее неравенство. В 1945 г. в Алабаме стоимость школьного оборудования, приходящегося на одного учащегося-белого, равнялась 143 долл., в то время как стоимость оборудования на

    Штат

     

    Средняя заработная

     

    плата учителя (в долл.)

     

     

    белого

    негра

    Алабама . .

    1944—1945 гг.

    1031

    639

    Арканзас. .

    1943—1944 гг.

    924

    555

    Флорида . .

    1943—1944 гг.

    1530

    970

    Джорджия .

    1944—1945 гг.

    1263

    607

    Миссисипи .

    1944—1945 гг.

    1018

    408

    Южная Ка­

     

     

     

    ролина . •

    1944—1945 гг.

    1 167

    693

    Луизиана . .

    1943—1945 гг.

    1683

    828

    Техас . .

    1943—1944 гг.

    1395

    946

     

    одного негра—29 долл.; в штате Джорджия соответст­венно: 183 долл. и 40 долл.; в Северной Каролине (1944 г.)—193 долл. и 68 долл. В штате Миссисипи 40%, а в Алабаме 65% всех школ для негров не имеют своих помещений. Занятия происходили в церквах, в арендованных домах и в любом другом свободном помещении. В 1945—1946 гг. в Атланте (штат Джорд­жия) и Чарльстоне (штат Южная Каролина) дети негров занимались в две смены, т. е. по 354 часа, в то время как дети белых занимались по 6 часов в день. Другие факторы, усугубляющие неравенство в образовании негров по сравнению с белыми, —не­достаточное количество средних школ, колледжей и профессиональных школ, полное отсутствие во мно­гих районах средних школ, специфический уклон в образовании негров (негров в основном обучают работе в сельском хозяйстве и ведению домашнего хозяйства). В этих районах преобладают школы, занимающие толь­ко одну комнату и имеющие только одного препода­вателя, и, наконец, они хуже обеспечены транспорт­ными возможностями.

    За пределами Юга, в тех штатах, где негры живут в отдельных районах, существуют и отдельные школы. Налицо практика распределения негров по плохо обо­рудованным школам с неудовлетворительно поставлен­ным учебным процессом. Очень немногие из негров, окончивших неполную среднюю школу, обладают достаточными знаниями для поступления в бесплатные городские колледжи. Еще меньшее число получает разрешение на поступление в них. Высшие учебные заведения северных штатов по сути дела не удовле­творяют запросов негров, окончивших колледжи и желающих продолжать образование даже в пределах своих штатов.

    ЛИНЧЕВАНИЕ НЕГРОВ

    Такие формы дискриминации против негров, как насилие, погромы и суды Линча, участились со вре­мени окончания войны. Этому способствовала пропа­ганда расовой ненависти, особенно распространенная на Юге.

    Возрождение Ку-Клукс-Клана*,оживление организа­ции фашистского типа „колумбийцев", злобные кампа­нии под лозунгами превосходства белой расы, возглавля­емые Талмаджем в штате Джорджия и Бильбо в штате Миссисипи, являлись частью кампании южных промыш­ленников против растущего влияния профсоюзов. Лин­чевание особенно участилось в 1946 г., вскоре после выдвижения Талмаджа в штате Джорджия в первом туре избирательной кампании [27].

    В свое время Национальная ассоциация по прогрессу негритянского населения сообщила о восьми случаях линчевания негров в 1946 г. и об одном случае в 1945 г. Интересно, что в 1944 г. было два таких слу­чая, а в 1943 г. — три. За последние два года случаи линчевания негров отмечены в таких штатах, как Джорджия, Луизиана, Флорида, Южная Каролина и Миссисипи. Однако поступавшие сведения являются неполными, ибо во многих случаях, кроме тела ис­чезнувшего негра, найденного спустя некоторое время, ничего обнаружить не удавалось. Этот тайный и более опасный метод убийства негров в некоторой степени вытеснил более распространенный на Юге метод публичного линчевания, проводившегося открыто в присутствии кровожадной толпы.

    Фактически за последние два года случаи злодей­ского убийства негров значительно превышают офи­циальные цифры о линчеваниях. Например, в 1945 г. Национальная ассоциация по прогрессу негритянского населения сообщала только об одном линчевании, на самом же деле подробные доказательства свидетель­ствуют о том, что случаев зверского убийства негров было, по крайней мере, четыре, а может быть, и боль­ше. Председатель Американского общества борьбы с линчеванием, Поль Робсон, докладывал, что в тече­ние года со дня победы над Японией произошло, по крайней мере, 41 убийство или линчевание негров.

    Линчевание в 1946 г. Одним из наиболее ужасных случаев линчевания из зарегистрированных в 1946 г. явилось убийство четырех негров. Убийство было совершено 25 июля 1946 г. около г. Монроэ в графстве Воллтон (штат Джорджия). Роджер Малколм, рабочий на ферме, его жена Доротти, Джордж Дорсей, участ­ник второй мировой войны, и его жена были убиты на пустынной дороге, проходившей среди болот, груп­пой белых из 25 вооруженных человек. Малколм был обвинен в якобы совершенном им убийстве белого фермера. По всей стране поднялась волна протеста, в результате которой по распоряжению министра юстиции С. Кларка было открыто следствие. 19 декабря 1946 г. после трехнедельного расследования судебная комиссия доложила, что она не смогла найти виновного в нару­шении закона о гражданских правах.

    Самым ужасным линчеванием за последнее время является зверское убийство Джона С. Джонса, быв­шего военнослужащего, 28 лет, в прошлом капрала пехоты. Убийство было совершено 8 августа 1946 г. в г. Минден (штат Луизиана). Джон, работавший на нефтеочистительном заводе, был избит толпой, у него были отрублены обе кисти рук и сожжено лицо; он умер на руках своего товарища, 17-летнего Альберта Гарриса, который также был избит и брошен толпой, считавшей его убитым. По распоряжению министерства юстиции США дело было передано федеральному суду присяжных. По обвинению в линчевании к суду были привлечены шесть человек: начальник полиции г. Миндена, его два заместителя и еще три человека. Позднее один из заместителей начальника полиции был освобожден. Несмотря на свидетельские показания Альберта Гарриса, 1 марта 1947 г. суд присяжных, состоявший только из белых, оправдал остальных обви­няемых.

    Помимо вышеописанных случаев убийства негров, Национальная ассоциация по прогрессу негритянского .населения зарегистрировала еще три убийства, совер­шенные в 1946 г. 7 ноября 1946 г. в графстве Тейлор (штат Джорджия) негр Мацио Снайп был насильственно вытащен из своего дома и убит белыми в ночь после того, как он голосовал в первом туре выборов в пра­вительство штата. Снайп был единственным негром, имевшим право голоса в этом районе.

    22 мая 1946 г. под Лексингтоном (штат Миссури) группа фермеров до смерти забила плетьми Леона Мактейки, негра-арендатора. Его тело было найдено спустя два дня в болоте. Поводом для убийства по­служила якобы совершенная им кража седла у одного из фермеров. В этом случае суд вынес приговор „за человекоубийство" пяти лицам. 3 августа 1946 г. в Гордоне (штат Джорджия) Джон Гильберт, рабочий меловой фабрики, был застрелен на дороге около своего дома. Сообщали, что он принимал активное участие в организации профсоюзов и был убит против­никами профсоюзов в то время, когда он шел на ра­боту. Известны многочисленные случаи убийства нег­ров, которые не зарегистрированы как официальные суды Линча, причем убитые во многих случаях явля­лись бывшими участниками второй мировой войны. Случаи убийства негров — бывших военнослужащих — настолько многочисленны, что существовало мнение, будто бы эти убийства преследовали цель запугать негров, вернувшихся из армии и имевших твердое намерение использовать свои демократические права.

    Мероприятия по борьбе с судами Линча. Орга­низации негров, а также рабочие и другие про­грессивные организации неоднократно призывали к проведению федерального закона о запрещении линчевания и об ответственности линчующих. Специ­алисты по американской конституции согласны с тем, что конгресс вправе провести в жизнь подобное законодательство, но когда законопроект о запреще­нии линчевания был внесен в конгресс, он был провален обструкционистами—сенаторами южных штатов: Биль­бо, Элендором, Томом Коноли, Мак-Келлером и Джон­сом Ф. Бирнсом. В том случае, если местные власти ока­зывались неспособными защищать права граждан, ми­нистерство юстиции имеет уже достаточно законных оснований для принятия собственных мер против линчующих. Когда летом 1946 г. поднялась новая волна убийств, министерству все же пришлось начать ряд следствий; как показано выше, лишь несколько ви­новников были осуждены федеральным судом.

    СОПРОТИВЛЕНИЕ В ТЕННЕССИ

    Наиболее важным судебным делом, касающимся защиты гражданских прав за послевоенный период, явлрется случай, происшедший в негритянской общине г. Колумбия (штат Теннесси). В ночь на 25 февраля 1946 г. негры собрались, чтобы предотвратить линче­вание одного бывшего военнослужащего и его матери, а также для того, чтобы защитить себя и свои жилища от белых погромщиков.

    Ответом на это явились грубые действия полиции, разрушение домов негров, массовые аресты с обвине­нием в попытке совершить убийство. Поводом к этому происшествию послужило недовольство негритянки Гледи Стивенсон по поводу того, что монтер, почи­нивший ей радио, обманул ее. Белый ударил негри­тянку. В ответ на это ее сын, бывший военнослужа­щий, ударил белого; и сын и мать были доставлены в тюрьму, у здания которой стала собираться толпа, подготавливая суд Линча.

    Негры из общины взяли Стивенсонов на поруки и поспешили спрятать их в безопасном месте за пре­делами города.

    В течение ночи негры не выходили из своих не­освещенных домов. Группы вооруженных белых произ-

    97

    водили беспорядочные выстрелы по негритянским домам, а позднее, когда две группы белых вошли в негритянскую часть города, негры обстреляли их дробью из охотничьих ружей. Четверо раненых оказа­лись полицейскими, которые не были узнаны неграми. Была вызвана полиция и патрули с шоссе. Негритян­ская община была окружена, деловые кварталы раз­рушены и разграблены. Было арестовано около 100 негров; два негра были убиты в местной тюрьме,

    31       негр был осужден местным судом присяжных по обвинению в попытке совершить убийство либо за соучастие в подобной попытке. В обвинительном заключении упоминались и четверо белых, однако они так и не явились в суд. Через несколько часов после этих событий в ночь на 26 февраля в г. Колумбия из Нашвиля прибыл адвокат Моррис Уивер, посланный. Национальной ассоциацией по прогрессу негритянского населения. Дело колумбийских негров приковало к себе внимание всей страны.

    В кампании за освобождение этих негров участво­вали следующие организации: Национальная ассоциа­ция по прогрессу негритянского населения, Южный кон­гресс защиты благосостояния человека, Националь­ная федерация конституционных свобод, Националь­ный комитет правосудия, местный комитет правосудия в штате Теннесси и федеральный совет христианских церквей в Америке. Когда в конце концов летом дело стало разбираться в суде г. Лоренсбурга (штат Тен­несси), перед судом предстали только 25 негров* Суд продолжался до 4 октября. Не располагая никакими уликами против подсудимых, обвинение пыталось повлиять на присяжных, взывая к расовым предрас­судкам и секционализму.

    В ноябре 1946 г. состоялся суд еще над двумя обвиняемыми. 19 ноября 1946 г. местный суд г. Колум­бия (штат Теннесси) полностью оправдал одного из них. Последний обвиняемый Ллойд Кеннеди был пригово­рен к пяти годам тюремного заключения вместо двад­цати, на которых настаивало обвинение. Так как просьба о кассации была отклонена, ходатайство по его делу взяла Национальная ассоциация по прогрессу негритянского населения.


    РАСОВЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ И ПОЛИЦИЯ

    11 августа 1946 г. произошли погромы в г. Афины (штат Алабама), где толпа белых в 2 тыс. человек избила около 100 негров, а также в г. Монт-Плезане (штат Теннесси), где в октябре 1946 г. полиция отбила у толпы двух негров, обвиненных в драке с белым.

    Проявления расовой ненависти отмечены также и на Севере. Например, 9 декабря 1946 г. в Чикаго толпа белых в 100 человек пыталась не пустить негра, участника второй мировой войны, в один из районов в южной части города. Этому предшествовала демон­страция протеста против допуска негров в эту часть города. За время 1945/1946 учебного года учащиеся фребелевской средней школы в г. Гэри (штат Индиана) дважды устраивали забастовки, протестуя против участия негров в школьной жизни. В различное время весной и летом 1946 г. в деревне Гринвич (штат Нью-Йорк) имели место уличные избиения негров бандами хулиганов.

    Сразу же после окончания войны со стороны по­лиции наблюдалась тенденция усилить жестокости по отношению к неграм. Один из самых безобразных случаев произошел с только что демобилизованным молодым негром Исааком Вудердом. Неподалеку от г. Айкена (штат Южная Каролина) он обратился к шоферу автобуса, подъехавшего для заправки, с просьбой обождать его несколько минут. За это по­лицейский выбил ему глаз. Суд белых не наказал виновного.

    Случаи зверства по отношению к неграм со сто­роны полиции участились и на Севере. Получено много сведений также и из г. Нью-Йорк о зверствах по отношению к неграм. Так, например, осенью

    1945    г. был убит на пожарной лестнице 14-летний мальчик.

    Убийство в г. Фрипорт. Самым зверским насилием со стороны полиции над неграми, бывшими военно­служащими,^явился случай в г. Фрипорт (Лонг-Айлеид, штат Нью-Йорк), происшедший 5 января 1946 г. Два


    негра—Чарльз Р. Фергюсон, рядовой 1-го класса,него брат Альфонсо Фергюсон—были застрелены патруль­ным Джозефом Ромейко. Поводом послужил протест братьев против расовой дискриминации со стороны владельца кафе; последний вызвал полицейского. Тот же полицейский ранил и третьего брата, Джозефа Фергюсона, матроса 1-го класса военно-морского флота. Четвертый брат, Ричард, был свидетелем этих убийств. Военно-морская комиссия произвела следствие, в результате которого оба брата, обвинявшиеся в нарушении общественного порядка, были полностью оправданы. После Чарльза остались жена и трое ма­леньких детей. Что касается полицейского Ромейко, то он был оправдан фрипортским судом присяжных, который прекратил дело. Тем не менее, протесты против этого убийства, совершенного полицейским, получили настолько широкое распространение, что губернатор Томас Е. Дьюи был вынужден от­дать приказ о специальном следствии. Выступле­ния в суде характеризовались выпадами против негров; следователи губернатора Дьюи выгородили полицейского.

    ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ПО ВОПРОСУ ОБ ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ЦЕНЗЕ

    В начале первой сессии 79-го конгресса член палаты представителей Витто Маркантонио (представитель объединенной рабочей партии от штата Нью-Йорк) и член конгресса Георг Г. Бендер (республиканец от штата Огайо) предложили законопроект об отмене избирательного ценза. 12 июня 1945 г. 251 голосом против 105 палата представителей утвердила законо­проект и передала его в юридический комитет сената. В октябре 1945 г. этот комитет дал также положи­тельный отзыв. Несмотря на то, что был создан двух­сторонний комитет во главе с сенатором Пеппером (демократ от штата Флорида), Фергюсоном (респуб­ликанец от оштата Мичиган) и Мидом (демократ от штата Нью-Йорк) для быстрейшего проведения законо­проекта в сенате, окончательное голосование задержи­валось группой обструкционистов до начала лета

    194,6     г. Попытки собрать 2/8 голосов для того, чтобы прекратить прения и покончить с обструкци ей, про изводимой южанами, сторонниками избирательного ценза, окончились неудачей 31 июля 1946 г., когда за прекращение прений было подано 39 голосов, а за продолжение 33 голоса. 79-й конгресс закончился, не приняв решения по законопроекту, однако этот за­конопроект был внесен снова в январе 1947 г. на рассмотрение 80-го конгресса.

    В феврале 1945 г. в штате Джорджия избиратель­ный ценз был отменен, и таким образом этот закон продолжал действовать только в 7 штатах—Алабама, Арканзас, Миссисипи, Южная Каролина, Теннесси, Техас и Виргиния. Законопроекты об отмене избирательного ценза были внесены в законодательные органы штатов Алабама, Южная Каролина и Техас, однако не полу­чили утверждения. Право верховного суда штата Теннесси объявить неконституционным закон об отмене избирательного ценза, утвержденный законодатель­ными органами штата в 1943 г., оспаривалось в судеб­ном порядке.

    В 1942 г. было подсчитано, что все еще около

    10   млн. избирателей были лишены избирательных прав, ибо на них распространялось действие избира­тельного ценза. Из этого числа около 4 млн. были негры, а белых было 6 млн. [28]

    ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ПРАВО БЕЛЫХ НА ГОЛОСОВАНИЕ В ПЕРВОМ ТУРЕ ВЫБОРОВ

    Избирательный ценз, который лишает избиратель­ных прав бедняков вне зависимости от цвета кожи, является всего лишь одной из рогаток на пути негров в южных штатах к участию в политической жизни. Верховный суд США 3 апреля 1944 г. вынес решение по делу Лони Е. Смита из г. Хаустон (штат Техас), в ко­тором определил, что негры не могут лишаться изби­рательных прав в выборах первого тура в штате Техас на основании расовых различий и что дискриминация негров по расовым мотивам, производившаяся полити­ческой партией, нарушает 15-ю поправку к конститу­ции США. Исключение негров из участия в решающем первом туре голосования полностью устраняло негров от действительного участия в политической жизни.

    Среди штатов, не допускавших негров к первому туру голосования до этого судебного определения, находились штаты Арканзас, Флорида, Джорджия, Миссисипи, Южная Каролина, Техас и большая часть штата Алабамы. В штатах Кентукки, Северная Каро­лина, Теннесси и Виргиния негры имели право на уча­стие в первом туре выборов.

    После решения верховного суда Национальная ассоциация по прогрессу негритянского населения сообщила, что негры свободно голосовали в первом туре выборов 1944 г. в штатах Техас и Арканзас. Однако они в основном все еще не допускались к голосованию в штатах Джорджия, Флорида и в боль­шей части штата Алабама.

    Негры, избиратели штатов Джорджия и Флорида, обратились в федеральный суд и выиграли дело, аргументируя свой иск решением верховного суда по аналогичному вопросу в штате Техас.

    Немедленно вслед за решением верховного суда в Южной Каролине были отменены действовавшие ранее правила о порядке голосования в первом туре с тем, чтобы сделать невозможным нарушение права на голосование в первом туре выборов, предоставив, таким образом, демократической партии самой решить вопрос о проведении первого тура голосования в этом штате. В 1945 г. в целях обхода этого решения, по крайней мере, в той степени, в которой оно касалось выборов в руководящие органы штата, правитель­ство штата Арканзас отделило первый тур голосо­вания при выборах в органы штата и в местные органы от выборов в федеральные органы.

    Этот вопрос стал основной проблемой при выбо­рах 1946 г. в штатах Джорджия и Миссисипи. Несмотря на то, что в некоторых графствах негры не допус­кались к регистрации, они в большом числе голосо­вали в первом туре в штате Джорджия против губернатора Талмаджа, который пропагандировал „ис­ключительное право белых". Талмадж обещал также в случае своего избрания не допускать негров к голосованию в первом туре. Противник Талмаджа получил большинство голосов, однако избран был все же Талмадж посредством такой системы подсчета, при которой голоса подсчитываются на основе графств, а не на основе количества населения.

    21 декабря Талмадж умер, не приступив к своим обязанностям губернатора.

    На ноябрьских выборах на основе 675 письменных голосов, из которых многие были подделанными, зако­нодательные органы штата Джорджия избрали на место Талмаджа его сына Германа. Однако верхов­ный суд штата Джорджия 19 марта 1947 г. объявил эти выборы незаконными и назначил полноправным исполняющим обязанности губернатора прежнего за­местителя губернатора М. Е. Томпсона.

    В штате Миссисипи сенатор Бильбо также доби­вался переизбрания, пропагандируя превосходство бе­лой расы. В своих речах он агитировал за то, чтобы негры не получили право голоса в первом туре голо­сования в 1946 г. Эта кампания привлекла большой интерес, ибо Бильбо играл весьма реакционную роль в общенациональной политике.

    Для расследования кампании Бильбо был назначен сенатский комитет, который в течение первой недели декабря заседал в г. Джаксоне (штат Миссисипи). Сенатский подкомитет по вопросам военных рассле­дований также разбирал дело Бильбо в декабре 1946 г. По этому делу Бильбо обвинялся во взяточничестве при распределении военных контрактов.

    Первый комитет, в котором преобладали южане, члены демократической партии, оправдал кампанию Бильбо, однако двое республиканцев, членов комитета, п