Юридические исследования - ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ НА УКРАИНЕ (1918-1920) Н. И. СУПРУНЕНКО. Часть 1 -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ НА УКРАИНЕ (1918-1920) Н. И. СУПРУНЕНКО. Часть 1


    Великая Октябрьская социалистическая революция расколола мир на две противоположные социально-экономические системы — социалистическую и капиталистическую. Она зажгла над миром яркий неугасимый факел подлинной свободы, который, как путе­водная звезда, указывает всему трудящемуся человечеству путь к избавлению от эксплуатации человека человеком, к уничтоже­нию национально-колониального гнета, к прочному миру и друж­бе между народами.
    Империалисты увидели в существовании Советского государ­ства угрозу своему безраздельному господству над миром, испу­гались того, чтобы пламя освободительной борьбы не переброси­лось на их крыши. Этим и объясняется, что гражданская война, начатая свергнутыми эксплуататорскими классами в России про­тив рабочих и крестьян за реставрацию старого эксплуататорско­го строя, слилась в одно целое с иностранной военной интервен­цией, которую начали империалисты Германии, Австро-Венгрии, США, Англии, Франции, Японии при поддержке империалистов других стран. Они, опираясь на внутреннюю белогвардейскую и буржуазно-националистическую контрреволюцию, без объявления войны, по-разбойничьи напали на молодую Страну Советов. Целью империалистических хищников были свержение Советской власти и реставрация буржуазно-помещичьего строя.


    Н. И. СУПРУНЕНКО


    ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ НА УКРАИНЕ
    (1918-1920)


    ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»
       МОСКВА 1966



    Предисловие    5
    Глава первая. Отечественна!! воина украинского народа против
    германских оккупантов в 1918 г.    13
    1.    Установление Советской власти на Украине. Брестский мир. Предательство Центральной рады. Начало иностранной воен­ной интервенции    13
    2.    Борьба украинского народа против наступления немецких ок­купантов     21
    3.    Оккупационный режим. Реставрация буржуазно-помещичьего строя на Украине.    .42
    4.    Борьба трудящихся Украины против оккупантов и гетманщи­ны. Образование КП(б)У.    52
    5.    Крах немецкой оккупации и начало восстановления Советской власти на Украине    73
    6.    Революционная борьба па западноукраинских землях .... 89
    Глава вторая. Разгром украинской буржуазно-националистиче­ской Директории. . . . . . *    99
    1.    Образование Директории и захват ею власти на Украине . . 99
    2.    Зависимость Директории от иностранных империалистов . . 117
    3.    Борьба трудящихся Украины против банд Директории и нх изгнание.    122
    Глава третья. Разгром антантовских интервентов на юге Укра­ины и в Крыму.    131
    1.    Подготовка и начало интервенции    131
    2.    Террористический режим интервентов    138
    3.    Борьба трудящихся против интервентов и белогвардейцев . . 141
    4.    Освобождение Украины и Крыма от интервентов и белогвар­дейцев    152
    Глава четвертая. Социалистическое строительство на Украине
    весной 1919 г    162
    1.    Преобразование государственного н общественного строя Ук­раины    162
    2.    Состояние промышленности и моры по ее восстановлению Экономическое сотрудничество УССР и РСФСР    183
    3.    Земельная политика Советской власти на Украине. Начало со циалистического переустройства сельского хозяйства . . .    194
    4.    Борьба за хлеб    208
    5.    Обострение классовой борьбы. Меры по устранению политиче ского напряжения в республике    216
    6.    Борьба трудящихся занадноукраинских земель за воссоедине
    ние с Советской Украиной    232
    Глава пятая. Поход Деникина и его разгром    245
    1. Бон за Донбасс. Мероприятия по оказанию помощи Советско Венгрии    245
    2.    Образование военно-политического союза советских республп 263
    3.    Мобилизация сил на борьбу с белогвардейской и украинско буржуазно-националистической контрреволюцией    268
    4.    Реставрация Деникиным буржуазно-помещичьего режима н Украине    281
    5.    Борьба трудящихся Украины под руководством Коммунистичс
    ской партии в тылу Деникина    291
    6.    Освобождение Украины. Помощь украинских партизан Красно Армии    315
    Глава шестая. Государственное и хозяйственное строительств
    на Украине во время мирной передышки    335
    1.    Международное и внутреннее положение Страны Советов    335
    2.    Восстановление органов Советской власти на Украине    339
    3.    Состояние народного хозяйства Советской Украины и борьб
    за его восстановление    351
    4.    Реализация земельного закона. Создание комнезамов. Продо вольствениое дело    361
    Глава седьмая. Война с буржуазно-помещичьей Польшей и раз
    гром Врангеля    372
    1.    Нападение буржуазно-помещичьей Польши на Советскую рес публику    372
    2.    Мобилизация сил на разгром врага    380
    3.    Борьба трудящихся на временно захваченной польскими импе риалистами территории Украины    387
    4.    Контрнаступление Красной Армии на Юго-Западном фронт    391
    5.    Наступление Врангеля из Крыма    394
    6.    Развитие наступления войск Юго-Западного фронта. Начало ос вобождения Западной Украины    400
    7.    Окончание войны с буржуазно помещичьей Польшей . . .    412
    8.    Разгром Врангеля и Петлюры    419
    Заключение    441
    Именной указатель    446
    •Николай Иванович Супруненко
    Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине (1918—1920)
    Утверждено к печати
    Научным Советом по комплексной проблеме «История Великой Октябрьской социалистической революции»
    Редакторы издательства А. И. Кордюкова, И. С. Носов Художник А. Г. Кобрш*.
    Технический редактор II. С. Кашина
    Сдано в набор 27/1 1966. Подписано к печати 14/Ш 1966 Формат 60 x 90718- Печ. л. 28,5. Уч.-изд. л. 29,9 Тираж 5700 экз. Т-03840. Изд. № 220/65. Тип. зак. 123 Цена 1 р. 97 коп.
    Издательство «Наука».
    Москва, К-62, Подсосенский пер., д. 21 2-я типография издательства «Наука».
    Москва, Г-99, Шубинский пер., 10


    Великая Октябрьская социалистическая революция расколола мир на две противоположные социально-экономические системы — социалистическую и капиталистическую. Она зажгла над миром яркий неугасимый факел подлинной свободы, который, как путе­водная звезда, указывает всему трудящемуся человечеству путь к избавлению от эксплуатации человека человеком, к уничтоже­нию национально-колониального гнета, к прочному миру и друж­бе между народами.
    Империалисты увидели в существовании Советского государ­ства угрозу своему безраздельному господству над миром, испу­гались того, чтобы пламя освободительной борьбы не переброси­лось на их крыши. Этим и объясняется, что гражданская война, начатая свергнутыми эксплуататорскими классами в России про­тив рабочих и крестьян за реставрацию старого эксплуататорско­го строя, слилась в одно целое с иностранной военной интервен­цией, которую начали империалисты Германии, Австро-Венгрии, США, Англии, Франции, Японии при поддержке империалистов других стран. Они, опираясь на внутреннюю белогвардейскую и буржуазно-националистическую контрреволюцию, без объявления войны, по-разбойничьи напали на молодую Страну Советов. Целью империалистических хищников были свержение Советской власти и реставрация буржуазно-помещичьего строя.
    Коммунистическая партия и ее Центральный Комитет, возглав­ляемый В. И. Лениным, подняли народы Страны Советов на свя­щенную отечественную войну за сохранение великих социалисти­ческих завоеваний Октябрьской революции, за свободу и незави­симость Советского государства. Защита Советской страны в те годы была главной и основной задачей рабочих и крестьян. На нужды обороны были мобилизованы все материальные ресурсы и средства страны.
    Великий Ленин, организатор и руководитель первого в мире социалистического государства, возглавил оборону Советской стра­ны. По его указаниям разрабатывались основные военные вопро­сы, определялись стратегические планы разгрома врага. Под ру­ководством Коммунистической партии рабочие и крестьяне, пре­одолевая величайшие бедствия и тяжелые лишения, вызванные войной и голодной блокадой, разгромили и внутреннюю контррево­люцию, и интерментов. Эта борьба имела огромное международ­ное значение. Отстаивая свободу и независимость Советского го­сударства, рабочие и крестьяне в то же время выполняли свой интернациональным долг перед мировым революционным движе­нием. возникновением первого в мире социалистического госу­дарства мировое революционное движение приобрело мощную базу и опору в борьбе за социализм; поражение Советского госу­дарства было бы тяжелейшим ударом для всего мирового револю­ционного движения. Чувство пролетарского интернационализма умножало силы рабочих и крестьян Страны Советов, делало их еще более стойкими и мужественными в борьбе. В свою очередь трудящиеся всех стран оказывали советскому народу активную по­мощь в его борьбе с мировыми империалистическими хищника­ми. Опираясь на поддержку трудящихся всех стран, советский на­род вышел победителем из длительной и тяжелой борьбы, до кон­ца выполнил свой интернациональный долг.
    Украина в тот период была ареной ожесточенных боев. Ино­странные империалисты, русская великодержавная и украинская буржуазно-националистическая контрреволюция пытались пора­ботить украинских трудящихся, а Украину превратить в свой опорный пункт, в плацдарм для борьбы против Советской России. Украинские рабочие и крестьяне, руководимые Коммунистической партией, опираясь на помощь всех братских народов нашей стра­ны и прежде всего великого русского парода, вышли из этой борь­бы победителями. Украинский парод вписал славные страницы в героическую летопись борьбы и побед советского народа за сохра­нение и развитие великих завоеваний Октября.
    Историческая правда имеет огромное значение для политиче­ского воспитания трудящихся зарубежных стран. Правдивое из­ложение истории борьбы советского народа за победу и упрочение Советской власти — удар по злобной клевете и домыслам, к кото­рым прибегают империалистические пропагандисты и лжеученые, пытаясь очернить и дискредитировать в глазах трудящихся всего мира немеркнущие подвиги советского народа.
    Начало научной разработки истории гражданской войны и ино­странной военной интервенции положили труды В. И. Ленина и решения Коммунистической партии. В них даны методологическая основа и богатый конкретно исторический материал. В. И. Ленин разработал научную периодизацию, дал определение характера на­шей гражданской войны как войны справедливой, показал роль рабочего класса и Коммунистической партии в организации побед всемирно-исторического значения и охарактеризовал важнейшие события этого героического периода.
    На этой основе раньше всех начали изучение истории граж­данской войны видные деятели Коммунистической партии и актив­ные участники тех героических событий: А. Бубнов, В. Затопский,
    Н.    Скрыпник, М. Фрунзе, В. Антонов-Овсеенко, С. Гусев, Р. Эй- деман, С. Каменев, Л. Егоров, М. Тухачевский, Б. Шапошников, И. Якир. Тогда же этими исследованиями занялись историки:
    A.    Анишев, И. Минц, А. Гуковский, М. Кубанин, Н. Какурин,
    B.    Меликов, М. Равич-Черкасский, Д. Кин, М. Рубач. Разработка истории гражданской войны и иностранной военной интервенции особенно интенсивно велась на страницах журнала «Летопись ре­волюции» — органа Истпарта при ЦК КП(б)У. В 20-х годах было опубликовано много мемуаров, которые являются весьма ценным источником.
    Несмотря на то, что в 30-е годы доступ к архивным документам был очень ограничен, научная разработка продолжалась, накап­ливался весьма важный фактический материал, делались ценные наблюдения.
    После XX съезда КПСС советская историческая наука подня­лась на новую, более высокую ступень. Как известно, на Украи­не в то время появились монографические работы, посвященные отдельным этапам гражданской войны, и второй том «Истории Украинской ССР». В этих трудах отразилась успешная напряжен­ная работа историков Советской Украины по преодолению субъ­ективизма в исторической науке. Борьба за установление Совет­ской власти на Украине и разгром внутренней и внешней контр­революции составили главное содержание многих документальных сборников, изданных к 40-летию Великой Октябрьской социали­стической революции. Авторы монографических работ и состави­тели сборников документов, руководствуясь указаниями XX съез­да КПСС, во многом отошли от старых схем и штампов, в основ­ном правдиво и исторически конкретно стали излагать ход собы­тий.
    Пристальное внимание историков Украины привлекла такая важная тема, как крах германской оккупации на Украине в 1918 г. Ей посвятили свои работы Ю. Белан, Г. Заставенко, Е. Склярен- ко У каждого из авторов есть круг вопросов, которым он отдает предпочтение и на которых акцентирует внимание читателя; по­этому авторы не столько повторяют, сколько дополняют друг дру­га. Ю. Белан в своей большой работе в отличие от других авторов обстоятельно изложил борьбу трудящихся Украины против немец­ких империалистов в начале их вторжения, уделив особенно мно-
    1    Ю. Я. В е л а н. Отечественная война Украинского народа против немец­ких оккупантов в 1918 году. Киев, 1960; Г. Заставенко. Крах шмецько! штервенцп на УкраШ в 1918 р. Кшв, 1959; 6. М. Склярснко. Боротьба трудящих Украши проти шмецько-австршських окупаптш х гетьманщини. Кшв, 1960.
    го внимания восстаниям в Херсоне и Николаеве, героической обо­роне Донбасса. В работе дается развернутая характеристика окку­пационного режима и гетманского переворота. Г. Заставенко так­же касается этих событий, по он более обстоятельно излагает захватнические планы германского империализма на Востоке, раскрывает планы германской военщины, направленные на сверже­ние советской власти в России, и на ряде новых или мало извест­ных фактов показывает действия германских империалистов, рас­считанные на грубое нарушение Брестского мирного договора. Работа Е. Скляренко концентрирует внимание читателей на со­стоянии промышленности Украины, положении рабочего класса и его борьбе, наглядно подтверждая тезис о руководящей роли ра­бочего класса в освободительной борьбе народных масс. В книге Е. Скляренко обстоятельно показана деятельность подпольных большевистских организаций среди солдат оккупационных войск. Весьма ценными являются приложения к его работе: о распростра­нении изданий подпольных организаций, о выступлении трудя­щихся осенью 1918 г. и сводка диверсионных актов на железных дорогах Украины.
    В интересных работах этих трех авторов все же остался ряд недостаточно выясненных и освещенных вопросов: деятельность Украинского советского правительства по организации обороны республики, оценка Донецко-Криворожской республики и т. п. Правильно и остро разоблачая предательство украинских буржуаз­ных националистов, авторы все же недостаточно полно вскрывают внутренние противоречия в буржуазно-националистическом лаге­ре; процесс разложения украинских националистических мелко­буржуазных партий и ряд других вопросов.
    О разгроме интервентов на юге Украины и в Крыму имеются работы В. Коновалова, И. Короткова, Н. Липатова, П. Надинско- го, Г. Шевчука 2. Они дают характеристику захватнических пла­нов интервентов, разоблачают кровавый террор и злодеяния ин­тервентов и белогвардейцев, освещают деятельность подпольных организаций Коммунистической партии. В этом отношении наибо­лее интересны книги П. Надинского и В. Коновалова. В своей мо­нографии В. Коновалов на основе опыта Иностранной коллегии делает широкие и важные обобщения и выводы о значении и дви­жущей силе пролетарского интернационализма, о дружбе и брат­стве народов в борьбе за победу социализма. В. Коновалов на яр­ких и впечатляющих фактах раскрывает высокую идейность ком­мунистов, их мужество, стойкость и героизм в борьбе.
    2    В. Коновалов. Иностранная коллегия. Одесса, 1958; И. С. К о р о т- к о в. Разгром Врангеля. М., 1955; Н. П. Л и п а т о в. 1920 год на Черном море. М., 1958; П. Н. Н а д и п с к и й. Очерки по истории Крыма, ч. II. Крым в пе­риод Великой Октябрьской революции, иностранной военной интервенции и гражданской войны (1917- 1920 гг.). Симферополь, 1957; Г. М. Шевчук. Розгром шоземних штервенпв на швдш Украши 1 в Криму. Кшв, 1959.
    Оценивая положительно работы названных авторов, нельзя но заметить, однако, что многие важные вопросы этого этапа или не освещаются вовсе, или освещены неполно и нечетко. П. Надинский показывает обстоятельно борьбу трудящихся Крыма за весь пе­риод, но, к сожалению, без должной связи с борьбой трудящихся Украины. Между тем это была совместная борьба трудящихся Украины и Крыма с общим врагом и к тому же под руководством ЦК КП(б)У. Г. Шевчук освещает полнее совместную борьбу тру­дящихся Украины и Крыма, но упускает из виду важный момент, что перед антантовскими интервентами выросла грозная стена из повстанческо-партизанских отрядов, фактически преградившая им путь на север и удерживавшая их на месте до подхода войск Красной Армии. В связи с этим для читателя остается неясным, почему интервенты не двигались дальше на север даже тогда, когда антинародная буржуазно-националистическая Директория пошла к ним в услужение и раболепствовала перед ними. В книге осталась неосвещенной совместная борьба Советской Украины и Советской России по дипломатической линии за мирную ликвида­цию интервенции.
    Новым этапом в развитии украинской исторической литерату­ры является выход в свет работ И. Ганжп, В. Темы, М. К. Колис- ныка, В. И. Петрова, Л. Л. Потарыкиной, И. К. Рыбалко, И. И. Сытько, И. И. Шевченко, Б. М. Бабия3, посвященных пар­тийному, советскому и колхозному строительству в те годы и созданию Красной Армии на Украине. Наконец-то преодолена инерция прошлых лет, когда историки занимались главным обра­зом изучением истории вооруженной борьбы против внутренней и внешней контрреволюции, а вопросы созидательной деятельности Советской власти, ее социалистические преобразования освеща­лись попутно, вскользь. Работы названных авторов написаны на большом и преимущественно новом документальном материале. Они показывают, как и в каких организационных формах созда­вался советский государственный аппарат, раскрывают основные государственные акты, уничтожившие буржуазно-помещичий го­
    3 I. X. Г а н ж а. Перш! колективш господарства на УкраТш. КиТв, 1960; В. И. Г е м а. Строительство Красной Армии на Украине в ходе борьбы с австро-германскими оккупантами весной 1918 г.— «Труды Высшего военно­педагогического института пм. М. И. Калинина», т. XII, XIII. Л., 1957; М. К. К о л 1 с н и к. Ввдновлення 1 змщнення Радянсько! влади на Украпп. 1919—1920. Харюв, 1958; В. I. Петров. Партшне будавництво на УкраМ шсля розгрому Дешюна. Ки1в, 1958; Л. Л. П о т а р и к 1 н а. Ревкоми УкраТ/ги в 1918—1920 рр. КиТв, 1957; I. К. Р и б а л к а. Вщновлення Радянсько! влади на Украпп (1918—1919). Харюв, 1957; И. И. Сытько. Из истории борьбы большевиков Украины за создание первых регулярных воинских частей Красной Армии.— «Труды Высшего воепно-педагогического института им. М. И. Калинина», т. XIII, XV; И. И. Шевченко. Коммунистическая партия Украины в борьбе за укрепление союза рабочих и крестьян 1919—1920. Киев, 1958; Б. М. Б а б 1 й. Мкцев! оргапи державно! влади Украшсько! РСР в 1917—1920 рр. Кшв, 1956.
    сударственный строй и раскрывшие безграничные просторы для участия украинских рабочих и крестьян в создании нового обще­ственного строя.
    Вышедшие работы свидетельствуют и о том, что историки Со­ветской Украины н значительной мере преодолели весьма сущест­венный недостаток безликость истории. В книгах называются имена не только таких выдающихся деятелей Коммунистической партии и Украинского советского государства, как Г. Петровский, К. Ворошилов, С. Косиор, Артем (Ф. Сергеев), Н. Скрьхпник, 15. Затонскип, К. Квиринг, В. Чубарь, Л. Шлихтер, но и местных работников, которые много сделали для победы и упрочения Со­ветской власти на Украине. Однако, несмотря на явные достиже­ния в изучении истории периода гражданской войны и иностран­ной военной интервенции на Украине, нельзя не признать, что историкам еще очень многое нужно сделать, чтобы покончить с субъективизмом и догматизмом. Жизнь настоятельно требует соз­дания обобщающих трудов, которые бы охватывали период в це­лом, давали бы читателю, особенно студенту, учителю, пропаган­дисту, в концентрированном виде общую картину борьбы за победу и упрочение Советской власти на Украине. Свой скромный труд автор рассматривает как попытку создать такую книгу.
    Создавая свой труд, автор стремился максимально использо­вать достижения советской исторической науки и осветить ряд во­просов, которые еще не нашли должного отражения в литературе. В меру своих сил и возможностей автор пытается восстановить историческую правду, расчистить многолетние напластования субъективистского характера в освещении многих событий граж­данской войны на Украине. Это прежде всего относится к освеще­нию роли В. И. Ленина и Коммунистической партии как великой вдохновляющей и организующей силы, чье руководство привело трудящихся Украины к полной победе над внутренней и внешней контрреволюцией, обеспечило свободу и независимость украинско­го народа, успешное строительство суверенного Украинского со­ветского государства.
    Известно, что деятельность ЦК КП(б)У и Украинского совет­ского правительства освещалась часто односторонне, как почти не­прерывная цепь грубых ошибок и даже преднамеренного вреди­тельства со стороны ряда руководящих работников в военном строительстве и земельной политике, в частности в создании со­циалистических форм в сельском хозяйстве. Исправление ошибоч­ных субъективистских оценок идет очень робко и крайне медлен­но. Автор считал своим долгом прежде всего осветить позитивный опыт Советской власти на Украине. Но, показывая успехи ЦК КП(б)У и Украинского советского правительства в области социа­листических преобразований, автор стремился не уклоняться от критического рассмотрения подлинных, а не мнимых ошибок и недостатков, имевших место в практической деятельности руково­
    дящих партийных и советских органов Украины, учитывая, одна­ко, конкретные обстоятельства и время.
    К ряду важных задач, которые ставил перед собой автор отно­сятся освещение вопроса укрепления союза рабочего класса и кре­стьянства в острой классовой борьбе на Украине при колебаниях крестьянства и показ связанной с этим сложности и напряженно­сти политической обстановки, особенно в 1919 г.; освещение про­цесса разброда и разложения мелкобуржуазных, особенно украин­ских националистических, партий и значения этого для укрепле­ния диктатуры пролетариата на Украине.
    В период гражданской войны и иностранной военной интервен­ции территория Украины не раз захватывалась врагом полностью или частично. Поэтому автор ставил своей целью показать под­польную деятельность Коммунистической партии, мощное по­встанческое и партизанское движение. Автор стремился раскрыть на каждом историческом этапе значение дружбы между' братски­ми украинским и русским народами для победы над украинской буржуазно-националнстнческой и великодержавной белогвар­дейской контрреволюцией и иностранными интервентами; по­казать важность дружеского сотрудничества и взаимопомощи братских народов для успеха социалистических преобразований, для развития и укрепления украинской советской государствен­ности.
    Б публикуемой работе автор использовал свою книгу «Украша в перюд шоземно! военно! штервенци i громадяиьской вшни» (Киев, 1951). В дополнение к прежним исследованиям было изу­чено немало архивных документов, ранее бывших недоступными, а также вновь опубликованные сборники документов. В Централь­ном государственном архиве Советской Армии (ЦГАСА) исполь­зованы фонды: Реввоенсовета республики, Народного комиссариа­та по военным делам Украины, Управления делами Украинского фронта, 1-й, 2-й и 3-й Украинских советских армий, 12-й и 14-й армий, некоторых дивизий, действовавших на Украине, и ряд других фондов. В указанных фондах имеется обилие ценнейших и разнообразных документов, позволяющих раскрыть исторически правдивую картину вооруженной борьбы на Украине, осветить во­просы военного строительства и создания вооруженных сил Совет­ской Украины, героические боевые действия советских войск про­тив внутренней и внешней контрреволюции. Документы этих фон­дов позволяют изучить процесс преодоления партизанщины и внедрение строгой воинской дисциплины в войсковых частях Со­ветской Украины.
    В Центральном государственном архиве военно-морского фло­та СССР (ЦГАВМФ) имеются материалы об участии военных мо­ряков в борьбе за Советскую власть на Украине, о создании и бое­вых действиях Днепровской военной флотилии, история которой все еще ждет своего исследователя. Для изучения истории граж­
    данской войны на Украине автор впервые привлек материалы ЦГАВМФ.
    Документы ЦГАСА и ЦГАВМФ дают богатейший материал об участии политорганов Красной Армии и Красного Флота в вос­создании органов Советской власти па Украине после освобожде­нии ее территории от противника, об их помощи в налаживании работы местных органов Советской власти, об огромной политико- просветитолышй работе но только среди красноармейцев, но и ок­ружающего местного населения, особенно крестьянства.
    В Центральном государственном архиве Октябрьской револю­ции УССР (ЦГАОР УССР) сконцентрированы документы и ма­териалы центральных государственных органов Советской Украи­ны (фонды Всеукраинского Центрального Исполнительного Коми­тета, Совнаркома, наркоматов и т. п.). Наряду с документами воен­ного характера, включая и документы о борьбе с кулацким поли­тическим бандитизмом, здесь имеется много документов, позво­ляющих воссоздать процесс строительства Украинского советского государства и его местных органов, деятельность наркоматов по практическому осуществлению социалистических преобразований на Украине.
    Исключительный интерес для исследователей представляют документы центральных партийных архивов Москвы и Киева. Они дают обильный и разносторонний материал для изучения деятель­ности партийных организаций, их руководства государственным, военным, хозяйственным и культурным строительством; отражают накал классовой и политической борьбы па Украине, отношение коммунистов к мелкобуржуазным партиям. В этих архивах нахо­дится много ярких документов, характеризующих ведущую роль коммунистов на всех участках советского и военного строитель­ства, их беззаветную преданность идеям коммунизма.
    Важным источником является также пресса того времени. Изу­чение центральной и местной прессы позволяет наглядно предста­вить общественно-политическую жизнь республики, остроту классо­вой и политической борьбы, действия тех или иных политических партий, политические настроения и взгляды разных социальных слоев населения. Пресса дает обильный материал для освещения производственно-политической активности рабочего класса.
    Автор широко привлек и мемуарную литературу. При всей спе­цифичности этого вида исторического источника мемуары дают очень много ценного фактического материала, исторических дета­лей, о которых из документов узнать нельзя.
    Автор сознает, что не все события и явления этого сложного пе­риода освещаются в данной книге с должной полнотой; в одной работе это сделать невозможно. К тому же автор стремился уде­лить больше внимание тем вопросам, которым не уделялось ранее необходимого внимания и при освещении которых была наиболь­шая путаница.
    ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА УКРАИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ ОККУПАНТОВ В 1918 Г.
    1.    Установление Советской власти на Украине.
    Брестский мир.
    Предательство Центральной рады.
    Начало иностранной военной интервенции
    В декабре 1917 г. I Всеукраинскнй съезд Советов провозгласил Советскую власть на Украине, избрал ЦИК Советов Украины, который создал первое украинское советское правительство — Народный секретариат. Эту власть завоевал рабочий класс Украи­ны в союзе с беднейшим крестьянством под руководством Комму­нистической партии и ее вождя В. И. Ленина, опираясь на помощь Советской России, в ожесточенной и кровавой борьбе с украинской буржуазно-националистической контрреволюцией.
    На основе ленинских указаний рабочие и крестьяне Украины приступили к строительству Советского социалистического госу­дарства — главного орудия построения социалистического, а за­тем и коммунистического общества. Рабочий класс Украины, опи­раясь на опыт Советской России, решительно сломал буржуазную государственную машину. Вместо нее создавались новые, совет­ские государственные органы, новая армия, основанная на друж­бе и братстве народов, народный суд и (на первом этапе) рево­люционные трибуналы, через которые пролетариат осуществлял революционное правосудие.
    Строительство Украинского советского государства проходило при ожесточенном сопротивлении свергнутых эксплуататорских классов и их агентуры — украинских буржуазных националистов, меньшевиков и эсеров. Враги всячески пытались сорвать эту со­зидательную работу, но Коммунистическая партия разоблачала нх происки; под руководством партии рабочие и крестьяне вели борьбу и изгоняли врагов из Советов и других государственных органов.
    Большие трудности в строительстве и укреплении Украинско­го советского государства возникали и в связи с тем, что часть партийных работников Украины не усвоила тогда полностью прин­ципов ленинской национальной политики. Эти коммунисты стояли
    на так называемых областнических позициях и считали, что в ос­нове создания Советского государства должен лежать принцип территориально-производственной общности областей. Наиболее полно это проявилось на IV съезде Советов Донецкого и Криво­рожского бассейнов, который проходил с 9 по 14 февраля (27— 31 января) 1918 г. в Харькове. С докладом об организации вла­сти в Донбассе и Криворожье выступил на съезде С. Васильченко. Свой взгляд на организацию власти во всей Советской России он изложил так: «По мере укрепления Советской власти на местах федерации Российских Социалистических Республик будут стро­иться не по национальным признакам, а по особенностям экономи- чески-хозяйственного быта. Такой самодовлеющей в хозяйствен­ном отношении единицей является Донецкий и Криворожский бас­сейн. Донецкая республика может стать образцом социалистиче­ского хозяйства для других республик» 2. С. Васильченко настаи­вал на создании автономной Донецко-Криворожской республики, выделении се из состава Украины и включении в состав Советской России. Его предложения активно поддержал Артем (Ф. Серге­ев), и съезд принял соответствующее решение. В состав возник­шей республики включались: Екаторииославская, Харьковская и часть территории Херсонской губернии, а также территории ны­нешних Ростовской и Каменской областей с Ростовом-на-Дону, Таганрогом, Новочеркасском, Нахичеванью.
    «Теоретические» соображения С. Васильченко и других не были новыми и оригинальными. Аналогичные взгляды высказывались еще раньше некоторыми польскими социал-демократами. Как из­вестно, В. И. Ленин резко осудил эти взгляды; отрицание права наций на самоопределение, отрицание границ для национальных государств В. И. Ленин назвал «империалистическим экономиз­мом», теорией, в корне враждебной марксизму 3.
    Недостаточное понимание ленинской национальной политики со стороны некоторых партийных работников Украины приводило к недооценке важнейшего вопроса — необходимости усиления сою­за рабочего класса и крестьянства при руководящей роли рабоче­го класса. Без этого нельзя было укрепить Советскую власть на Украине. Искусственное выделение» из состава Советской Украи­ны в отдельную республику наиболее промышленно развитых районов с хорошо организованными и высокосознательными кад­рами индустриальных рабочих (металлисты и горняки) ослабля­ло пролетарскую базу Украинского советского государства.
    Уже в ходе ожесточенной вооруженной борьбы с Центральной радой задачи перестройки народного хозяйства на социалистиче­
    1    С 14 февраля 1918 г. даты приводятся по новому стилю; в данном слу­чае у2 казывается и новый, и старый стиль.
    «Матерхали та документи про Донецько КриворЬьку республику».— «Л1топис революцп», 1928, № 3, стр. 254—250.
    3    В. И. Л е н и н. Ноли. собр. соч., т. 30, стр. 20.
    ских началах стали перед трудящимися Украины. Более того, они были в центре внимания Украинского советского правительства. Важным шагом на пути осуществления социалистической нацио­нализации промышленности по примеру Советской России было введение рабочего контроля над производством. Капиталисты все­ми мерами пытались создать хаос в народном хозяйстве. Стремясь запутать дела предприятий и запугать рабочих, они часто броса­ли предприятия на произвол судьбы. Но враги ошиблись в своих расчетах. Рабочие и местные Советы ответили на саботаж прове­дением национализации. В декабре 1917 г. после того, как адми­нистрация Харьковского завода ВЭК бежала, предприятие было национализировано; в январе 1918 г. были национализированы не­которые шахты, Луганский паровозостроительный завод Гартма- иа, морской и речной транспорт.
    Рабочие национализированных предприятий под руководством партийных организаций быстро овладели управлением производ­ством. Работая на свое Советское государство, они проявляли под­линный трудовой героизм и добивались заметного улучшения ра­боты предприятий, увеличения выпуска продукции. На заводе Гартмана в марте 1918 г. было выпущено 13 паровозов вместо
    З    в октябре 1917 г. Возросла добыча угля в Донбассе: в феврале 1918 г. было добыто 36,4 млн. пуд. угля, а уже в марте — 65,9 млн.4
    Правительство Советской Украины установило единую с Со­ветской Россией финансовую политику и единое денежное обра­щение, проводило в жизнь декрет ВЦИК о национализации бан­ков. В начале января 1918 г. было издано постановление «О мерах по установлению контроля над кредитными учреждениями», кото­рое обязывало частные кредитные учреждения прекратить все опе­рации.
    С установлением Советской власти на Украине стал широко осуществляться ленинский Декрет о земле. На селе развернулась массовая и организованная конфискация помещичьих имений; от­бирались излишки земли у кулаков. Вместе с землей в руки кре­стьян переходили помещичий рабочий и продуктивный скот, сель­скохозяйственный инвентарь. Украинское крестьянство освобож­далось от ежегодной арендной платы и повинностей, что выража­лось в сумме свыше 100 млн. руб. золотом. Декрет о земле обеспе­чивал 600 тыс. безземельных селянских дворов землею в среднем по 5—6 десятин на двор; значительно увеличивалась зсмлеобеспе- ченность 1,5 млн. малоземельных крестьян 5.
    Национализация земли ликвидировала частную собственность на основное средство производства в земледелии. В условиях дпк-
    4    «Iсторiя Укра1нсько1 РСР», т. II. Кш'в, 1957, стр. 93.
    М. А. Рубач. Очерки по истории революционного преобразования аграрных отношений на Украине. Киев, 1950, стр. 421.
    татуры пролетариата национализация земли, как и другие меро­приятия Советской власти, создала необходимые условия для пе­рехода крестьян к коллективным формам хозяйства. По инициа­тиве бедноты на совершенно добровольных началах на Украине к началу 1918 г. было создано свыше 30 коллективных хозяйств.
    Советская Украина, верная своему братскому долгу, оказыва­ла продовольственную помощь Советской России и прежде всего главным революционным центрам — Москве и Петрограду. Хер­сонский губернский съезд крестьянских депутатов и земельных комитетов 20 февраля 1918 г. обратился к крестьянам с воззва­нием, в котором говорилось: «Товарищи селяне, весь север Рос­сии, се сердце — Москва, Красный Петроград, вынесший на своих плечах всю тяжесть революционной борьбы, находятся в тяжелом безвыходном положении, они голодают... Товарищи крестьяне, вы должны накормить голодных; революция требует великих жертв, и эти жертвы тем большие, чем большие задачи ставит себе рево­люция» 6. Съезд постановил из имевшихся в распоряжении гу­бернского продовольственного комитета запасов хлеба (1 923 500 пуд.) немедленно отправить 1518 тыс. пуд. в Совет­скую Россию. Хлеб отправлялся в Советскую Россию и из других районов Украины. 21 января 1918 г. «Правда» писала: «Народный секретариат принимает чрезвычайные меры к получению хлеба в деревне... В пути на Петроград находится свыше 200 вагонов зер­на и другого продовольствия и свыше 2000 вагонов угля». Так укреплялись и расширялись братские связи и взаимопомощь меж­ду украинским и русским народами, которые позднее вылились в военно-политический союз советских народов.
    Успешное социалистическое строительство на Украине, как и по всей Стране Советов, затруднялось тем, что продолжалась еще первая мировая война. Она была главным препятствием на пути укрепления Советской власти и осуществления социалистических преобразований. В. И. Ленин и СНК РСФСР, опираясь на волю
    II    Всероссийского съезда Советов, делали все возможное, чтобы прекратить губительную для человечества войну, заключить спра­ведливый и демократический мир. Однако империалистические правительства США, Англии и Франции решительно воспротиви­лись заключению мира и продолжали войну. Не добившись от них согласия на начало мирных переговоров, Совет Народных Комиссаров вынужден был начать переговоры с Германией. Быв­ши»! союзники царской России отдавали Советскую Россию в лапы хищного германского империализма в надежде, что он задушит Советскую власть. Оставив Страну Советов один на один с гер­манским империализмом, заправилы Антанты строили свои пла­ны удушения Советской власти. Правительства Англии и Фран­ции 10 декабря 1917 г. заключили тайный договор об интервенции
    11    «Победа Советской власти на Херсонщине (1917—1920 гг.)». Сб. доку­ментов и материалов. Херсон, 1957, стр. 115.
    и расчленении Страны Советов. По этому договору в английскую «сферу действий» входили Кавказ и территории Кубани и Дона, во французскую — Украина, Бессарабия и Крым. Одновременно шло согласование планов интервенции с правительствами США и Японии. В результате тайных переговоров в начале 1918 г. во Владивостокском порту появились военные корабли США, Японии и Англии, а вскоре на Советском Дальнем Востоке стали высажи­ваться американские, английские и японские войска. Английские войска появились на Советском Севере и при содействии измен- ников-троцкистов захватили Мурманск и Архангельск. Однако связанные войной империалисты Антанты не могли еще в то вре­мя расширить масштабы интервенции.
    Антисоветские действия иностранных империалистов поддер­живала кадетская контрреволюция, поднявшая с помощью ино­странных агентов антисоветские мятежи казачьих верхов и белого офицерства на Дону, Северном Кавказе и Кубани. На Украине против Советской власти вела ожесточенную борьбу украинская буржуазно-националистическая контрреволюция. Все они, вклю­чая меньшевиков и эсеров, выступали против мира, за продолже­ние войны.
    Под воздействием мелкобуржуазного окружения в рядах пар­тии большевиков образовалась антипартийная группа «левых ком­мунистов» во главе с Бухариным, которая также выступала про­тив подписания мира. Взгляды «левых коммунистов» но этому вопросу разделяла и группа Троцкого. Вместе они развернули бешеную борьбу против мира. Требуя продолжения войны против Германии, противники мира ставили молодую Страну Советов под удар хищного и сильного тогда империалистического зверя — кай­зеровской Германии. Это был один из наиболее опасных моментов в жизни еще неокрепшего Советского государства. В сложной и тя­желой обстановке В. И. Ленин проявил исключительную твердость духа, непоколебимую веру в силы рабочего класса, огромную энер­гию по завоеванию мирной передышки. Он предотвратил надви­гавшуюся на страну смертельную опасность. Вместе с Я. М. Сверд­ловым и другими членами ЦК партии В. И. Ленин добился того, что мирные переговоры в Бресте продолжались.
    Особенно осложнилась борьба Советского правительства за мир в связи с появлением в Брест-Литовске в конце декабря 1917 г. делегации украинской буржуазно-националистической Централь­ной рады. Теряя остатки подвластной ей территории и не имея возможности получить вооруженную помощь от Антанты, Рада сменила свою антантовскую внешнеполитическую ориентацию и стала искать поддержки у немецких империалистов. Она послала в Брест-Литовск свою делегацию и за спиной советской делегации начала сепаратные переговоры с Германией. Германские империа­листы, для которых Украина давно была предметом захватниче­ских вожделений, охотно воспользовались продажностью Цент-
    2 Н. И. Супруненко
    ральной рады. Захватом Украины но «договору» с Центральной радой и установлением примой связи с донской контрреволюцией они рассчитывали отрезать Советскую Россию от богатого хлебом юга и лишить ее главной угольно-металлургической базы — Дон­басса. Тем самым враги облегчали себе дело свержения Советской власти в России. Получив на Украине продовольствие и промыш­ленное сырье, немецкие империалисты надеялись также прорвать экономическую блокаду, при помощи которой Германию душили империалисты Антанты.
    Переговоры немецких империалистов с украинскими буржуаз- пыми националистами натолкнулись на формальные препятствия: Центральная рада к тому времени еще юридически не оформила отделение Украины от России. Тогда на помощь немецким импе­риалистам и украинским буржуазным националистам пришел Троцкий, возглавлявший на этот раз советскую мирную делегацию в Брсст-Литовске; 10 января 1918 г. (28 декабря 1917 г.), когда на Украине была уже провозглашена Советская власть, он высту­пил с заявлением о признании появившейся в Брест-Литовске де­легации Центральной рады как полномочного представительства Украины7. Заявление Троцкого развязало руки немецким импе­риалистам в их дальнейших переговорах с делегацией Централь­ной рады.
    Свое предательское заявление Троцкий сделал как раз в тот момент, когда Украинское советское правительство обсуждало во­прос об участии в мирных переговорах. 30 декабря 1917 г. ЦИК Советов Украины принял решение о посылке делегации в составе В. Затонского, Е. Медведева и В. .Шахрая для участия в мирных переговорах в Брест-Лнтовске. При этом ЦИК заявил, что у Центральной рады ист никаких прав выступать от имени украин­ского народа и никакие договоры, подписанные ею, не будут при­знаны народом и его правительством. ЦИК Советов Украины при­нял также решение о том, что делегация будет входить в состав общероссийской мирной делегации 8. Мирная делегация Советской Украины приехала в Петроград и была принята В. И. Лениным. Уже 2(15) января 1918 г. В. 11. Ленин по прямому проводу сооб­щал нашей мирной делегации: «Сегодня выезжает к Вам делегация харьковского украинского ЦИК, которая уверила меня, что киев­ская Рада дышит на ладан» . Однако, когда в Брест-Лнтовск при­была делегация Украинского советского правительства, предста­вители кайзеровской Германии, опираясь на заявление Троцкого, отказались ее признать.
    Между тем положение Центральной рады становилось ката­строфическим. Войска Народного секретариата, наступавшие из Харькова под командованием Ю. Коцюбинского, быстро прибли-
    7    «Мирные переговоры в Брест-Лптовске», т. I. М., 1920, стр. 52.
    8    «Вестник Украинской Народной Республики», 20 января 1918 г.
    9    В. И. Л о н и н. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 225.
    жались к Киеву. В связи с этим лидеры Рады торопились с объ­явлением об отделении Украины от России и подписанием догово­ра с Германией. В разговоре по прямому проводу с делегацией Рады в Брест-Литовске, происходившем между 21 и 24 января 1918 г., А. Левицкий (один из лидеров Рады) сообщал: «Из-за Днепра бьет артиллерия, но чья и куда — не знаю» 10. Проявляя большую нервозность, он спрашивал: «Как там у вас, скоро ли мир будет?» 11 Подошедший затем к аппарату министр иностран­ных дел А. Шульгин сказал: «Для вас говорю, что общее положе­ние очень серьезно» 12 Это понимали и делегаты Рады. Поэтому они требовали: «Если киевский радиотелеграф работает, то посы­лайте побольше оптимистических сообщений» 13. Тем самым они хотели укрепить свое положение в Брест-Литовске. Представи­тели Рады понимали также, какое предательство готовилось ими, они настаивали на том, чтобы немедленно началась на Украине обработка общественного мнения: «Подготовьте обязательно обще­ственное мнение, причем, естественно, истолкуйте заключение мира, и такого мира, как спасение для Украины» 14.
    Под грохот рвавшихся над Киевом снарядов советской артил­лерии Центральная рада 24(11) января 1918 г. приняла IV Уни­версал, объявлявший об отторжении Украины от Советской Рос­сии. Вслед за этим 9 февраля Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария подписали «мирный договор» с Центральной радой, которая еще 8 февраля была изгнана из Киева и фактически ста­ла безвластной. Представители Германии хорошо знали, что «пра­вительство» Центральной рады в это время фактически не имело в своем распоряжении украинской территории. Об этом с большой откровенностью сообщал начальник оперативного отдела штаба германского восточного фронта Колин Росс в своем докладе о по­ложении на Украине: «...Рада к моменту подписания мирного до­говора фактически не имела ни власти, ни сторонников в стра­не» 15. Но немецким империалистам были нужны националисти­ческие предатели «как вспомогательная сила для борьбы с боль­шевизмом». Они пытались создать на Украине «такие условия, чтобы иметь возможность извлекать из нее военные выгоды и вы­возить хлеб и сырье» 16. Позорную роль ширмы, при помощи ко­торой немецкие империалисты могли прикрыть захват Украины, и сыграла буржуазно-националистическая Центральная рада. Пре­
    10    «Архiв Радянсько! Укра1ни».— «Iсторпчно-архiвознавчий журнал», 1932, № 1-2, стр. 80.
    11    Там же.
    12    Там же, стр. 82.
    13    Там же, стр. 83.
    1145 Там же, стр. 78.
    15    «Архив русской революции, издаваемый Гессеном», т. I. Берлин, 1922, стр. 288.
    16    Людендорф. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М., 1924, стр. 131, 132.
    зренные враги народа накинули ярмо рабства на украинский на­род. За восстановление власти украинской буржуазии и помещи­ков Центральная рада обязалась вывозить в Германию и Австро- Венгрию сельскохозяйственные продукты и промышленное сырье. Размеры этих поставок должны были определиться особым согла­шением.
    Воспользовавшись предательством Центральной рады, немец­кая военщина но возобновлении мирных переговоров в Брест-Ли- товоке предъявила советской делегации ультиматум, содержавший еще более тяжелые условия мира. Вопреки категорическим ука­заниям В. И. Ленина о немедленном подписании мира в случае, осли немцы предъявят ультиматум, Троцкий отказался подписать мирный договор. При этом он официально заявил, что Советская республика, не подписывая мира, вести войну не будет, а продол­жит демобилизацию армии. Немецкое правительство, воспользо­вавшись этим предательским заявлением, прервало мирные пере­говоры и отдало приказ о наступлении, которое и началось 18 фев­раля.
    Немецкая интервенция вызвала возмущение советского народа.
    21    февраля В. II. Ленин бросил клич: «Социалистическое Отечест­во в опасности!» В ответ на призыв вождя и Коммунистической партии рабочие начали массами вливаться в отряды Красной Ар­мии. Отряды молодой Красной Армии в жестоких боях дали за­хватчикам решительный отпор. Дни героических боев с немецки­ми империалистами явились днями рождения славной Красной Армии. В память об этом подвиге 23 февраля ежегодно отмечает­ся как День Советских Вооруженных Сил.
    В те грозные дни В. И. Ленин приложил огромные усилия и настойчивость, чтобы добиться в ЦК партии решения о подписа­нии мира. 23 февраля Iffl, партии принял предложение В. И. Ленина немедленно подписать мирный договор на поставленных Германи­ей новых условиях. Однако Бухарин и его сторонники продолжа­ли борьбу против мира. В борьбе за сохранение и упрочение вели­ких завоеваний социалистической революции, против всех пособ­ников российской буржуазии и немецких империалистов В. И. Ленин опирался на Украинское советское правительство, которое твердо поддерживало ленинскую линию на завоевание мирной передышки. Верное своему интернациональному долгу и несмотря на то, что грабительские условия, выдвинутые кайзе­ровской Германией, особенно больно били по Советской Украине, Народный секретариат решительно высказался за подписание мира во имя сохранения всей Советской страны — базы мировой социалистической революции. Отвечая на запрос СНК РСФСР от 24 февраля 1918 г. об отношении к условиям мирного договора, глава Народного секретариата Н. Скрыпник в телеграмме от 4 марта заявил: «Сейчас нужно отстоять базу для социалистиче­ской революции, хотя бы лишь на известной территории, если это
    лишь возможно. Поэтому, по-моему, следует руководиться не столько соображениями связи или нейтралитета но отношению к Украине, но прежде всего интересами дальнехгшего развития социальной революции» 17.
    Как известно, новые условия мира, выдвинутые немецкими им­периалистами и подписанные советской делегацией 3 марта 1918 г. в Брест-Лнтовске, были еще более тяжелыми, чем преды­дущие. К Германии отходили Польша, Литва, Латвия и Эстония; на Кавказе Россия отдавала Турции Каре, Ардаган и Батум; Украина отрывалась немецкими империалистами от Советской России и превращалась в зависимую от Германии страну; Совет­ская Россия обязалась заключить мирный договор с Центральной радой и признать договор между Радой и Германией. Наконец, Со­ветская' Россия должна была выплатить Германии большую конт­рибуцию.
    Таким образом, не кто иной, как «левые коммунисты» и Троц­кий были пособниками немецких империалистов и российской буржуазии.
    Отмечая неимоверно тяжелые условия мира, В. И. Ленин вы­сказал твердую уверенность в будущей победе: «Невыносимо тя- /келы условия мира. А все же история возьмет свое, на помощь нам придет — пусть даже не так скоро, как нам всем хотелось бы,— придет зреющая неуклонно социалистическая революция в дру­гих странах.
    ...Мы не одиноки в мире. У нас есть друзья, сторонники, вер­нейшие помощники. Они запоздали — в силу ряда условий, от их воли не зависящих,— но они придут.
    За работу организации, организации и организации. Будущее, несмотря ни на какие испытания,— за нами» 18.
    Так, благодаря величайшей прозорливости, твердости и на­стойчивости В. И. Ленина Советская Россия получила крайне не­обходимую мирную перодышку. Рабочие и крестьяне, руководи­мые Коммунистической партией, использовали эту передышку для укрепления Советского государства и создания вооруженных сил, способных отразить нападение любых вражеских армий.
    2.    Борьба украинского народа
    против наступления немецких оккупантов
    Немецкие и австро-венгерские империалисты, призванные Цент­ральной радой, бросили против Советской Украины огромные силы: Германия — 21 пехотную и 2 кавалерийские дивизии, ка­валерийскую бригаду; Австро-Венгрия — 8 пехотных и 2 кавале­
    17    «Большевистские организации Украины (ноябрь 1917 г.—апрель
    1918 г.)». Сб. документов и материалов. Киев, 1962, стр. 61.
    В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 383.
    рийские дивизии 19 Захват Украины немецкие империалисты рас­сматривали лишь как первый этап в осуществлении своих давних и далеко идущих планов. Еще в конце XIX в. немецкие империа­листы вели пропаганду разбойничьей доктрины пангерманизма, человеконенавистнической «теории» немецкого превосходства и мирового господства. Ужо тогда они разрабатывали планы рас­членения нашей страны и захвата Украины, Прибалтики и Кавка­за. Украину немецкие империалисты рассматривали не только как источник неисчерпаемых природных богатств, но и как удобный плацдарм для дальнейшей агрессии на Восток. Немецкий генерал Гренер открыто заявлял, что «главные интересы Германии на­правлены через Украину и Крым на Индию» 20.
    Как указывалось выше, наступление на Украину оккупанты начали 18 февраля 1918 г. вдоль главных железнодорожных ма­гистралей, шедших с запада на восток. 41-й немецкий корпус (3-я, 18--я, 47-я и 35-я ландверные дивизии) действовал в направлении Пинок — Гомель — Брянск, обеспечивая наступление оккупацион­ных войск с севера. Для оккупации Левобережной Украины были выделены два корпуса — 27-й (89-н, 92-я, 93-я, 95-я, 98-я, 11-я ландверные дивизии) и 1-й резервный (16-я, 45-я, 91-я, 215-я, 224-я ландверные дивизии), а также 2-я Баварская кавалерийская дивизия. На Правобережную Украину был брошен 22-й корпус (20-я и 22-я ландверные дивизии) 21. На Подолии и юге Украины действовали совместно германские и австро-венгерские войска; однако в Донбасс и Крым немецкие империалисты не собирались пускать австро-венгерские войска.
    Огромному по тому времени и хорошо вооруженному, с боль­шим опытом ведения современной войны войску оккупантов Со­ветская Украина смогла противопоставить силы в 15—20 раз мень­шие как по численности, так и по вооружению. Это были плохо между собой спаянные отряды. Остатки старой армии в условиях начавшейся демобилизации оказывали слабое сопротивление на­ступавшему противнику. Оккупанты в первые же дни своего на­ступления заняли Луцк, Ровно, Сарны, Новоград-Волынский, а 24 февраля — Житомир. Советские воины мужественно и само­отверженно оказывали сопротивление врагу. Отдельные части ста­рой армии, объединенные под командованием храброго сына гру­зинского народа В. Киквидзе, совместно с прибывшими отрядами красногвардейцев в восьмидневных боях в районе Житомира и Бердичева нанесли противнику серьезное поражение. Движимые чувством пролетарской солидарности, выполняя свой интернацио­нальный долг, на защиту Советской Украины встали представите­ли трудящихся многих зарубежных стран. Чехословацкие рево­
    209 ЦГАСА, ф. 14, оп. 1, д. 196, л. 2.
    «Крах германской оккупации на Украине». М., 1936, стр. 72.
    21    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 196, лл. 2-4.
    люционные социал-демократы обратились к бывшим военноплен­ным чежам и словакам, которые работали в Киеве, с призывом соз­дать чехословацкую Красную гвардию, чтобы помочь своим укра­инским братьям защитить социалистические завоевания. Сотни трудящихся Чехословакии откликнулись на призыв. В ряды за­щитников Советской Украины влилась чехословацкая рота во гла­ве с левым социал-демократом Ладиславом Шварцем. Мужествен­ные воины Чехословакии храбро сражались на фронтах граждан­ской войны в стране Советов.
    Украинское советское правительство призвало рабочих и кре­стьян взяться за оружие и организовать оборону республики. 22 февраля ЦИК Советов Украины принял обращение к трудя­щимся, которое призывало к решительному отпору оккупантам. В этот же день правительство создало Чрезвычайный комитет для руководства обороной республики, в который вошли Н. Скрыпник, Ю. Коцюбинский, В. Примаков. Киевская, Подольская и Волын­ская губернии были объявлены на военном положении, а Киев — на осадном.
    Для организации и руководства обороной Киева был создан штаб, в котором активно работали члены Народного секретариата Е. Бош, Ю. Коцюбинский и секретарь городского комитета партии Я. Гамарник. Городская партийная организация мобилизовала свои лучшие силы для формирования красногвардейских отрядов. Эту работу успешно вели В. Боженко, В. Довнар-Запольский,
    А.    Иванов, Г. Чудновский.
    Развертывалась мобилизация сил трудящихся Донецкого бас­сейна. Совнарком Донецко-Криворожской республики 27 февраля бросил клич: «Революция в опасности! Беритесь за оружие! Спа­сайте революцию!» Было решено «приступить к полной мобилиза­ции всех революционных сил республики...» 22 В чрезвычайный штаб по организации обороны и революционной войны, созданный 4 марта, вошли М. Рухимович (руководитель), Н. Коляденко, М. Сапельников, С. Петриковский (Петренко), Н. Руднев.
    Местные Советы Украины проводили огромную работу по мо­билизации сил трудящихся и созданию боевых отрядов. Об этом 27 февраля сообщали из Киева в Совет Народных Комиссаров: «По всей Украине мобилизуются социалистические отряды, иду­щие на Киев, Полтаву, Кременчуг, Конотоп, Харьков, Екатерино- слав и другие города и уезды» 23.
    Однако силы были неравны, советские войска вынуждены были отходить. Народный секретариат переехал в Полтаву. 1 марта ок­купанты вступили в Киев.
    22    «Борьба за власть Советов в Донбассе». Сб. материалов и документов. Сталино, 1957, стр. 321.
    23    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 го­ду». М., 1942, стр. 13.
    Организуя оборону республики, Народный секретариат не ос­тавлял попыток путем переговоров достигнуть мирного урегули­рования отношений с Германией. При этом он действовал в пол­ном согласии и единстве с Советской Россией. Народный секре­тариат направил спою делегацию в Брест-Лптовск. Делегация, возглавляемая В. Затонским, получила полномочия принять усло­вия договора, подписанного Центральной радой, но при обяза­тельном условии невмешательства австро-гермаНцев во внутренние дела Украины 24. Однако германское командование не пропустило украинскую советскую мирную делегацию в Брест-Литовск; тем самым немецкие империалисты еще раз разоблачили свои хищ­нические устремления и показали, что их главной целью является захват Украины.
    Как известно, в начале марта 1918 г. VII экстренный съезд Коммунистической партии рассмотрел вопрос о ратификации мир­ного договора. Антипартийная группа «левых коммунистов» вы­ступила на съезде с резкими нападками на В. И. Ленина и ЦК партии. Эта группа добивалась принятия решения, отвергавшего мирный договор. Стремясь привлечь на свою сторону делегатов съезда, «левые коммунисты» распространяли клеветнические из­мышления о том, что якобы ратификация мирного договора была бы актом предательства в отношении Украины и Финляндии. От­вечая клеветникам, В. И. Ленин говорил: «Мы ни Финляндии, ни Украины не предали. В этом нас не упрекнет ни один сознатель­ный рабочий. Мы помогаем, чем можем. Мы из наших войск ни одного хорошего человека не увели и не уведем» 25. Съезд отверг все домогательства «левых коммунистов» и пошел за В. И. Лени­ным, приняв решение о ратификации мирного договора.
    Правительство Советской Украины неизменно поддерживало ленинскую линию в вопросе о миро и активно выступало в ее под­держку. Приняв решение о посылке своей делегации на IV Чрез­вычайный Всероссийский съезд Советов (который созывался для ратификации мирного договора), ЦИК Советов Украины 8 марта утвердил наказ делегации. Наказ обязывал делегацию заявить ре­шительный протест против агрессии немецкого империализма. Вместе с тем делегации поручалось выступить в поддержку мир­ного договора. «Принимая во внимание интересы развития социа­листической революции и считая необходимым сохранение и укрепление социалистического Петербурга и Москвы как исход­ных пунктов мировой революции,— говорилось в наказе,— ЦИК Советов Украины со своей стороны не находит возможным выска­заться против ратификации мирного договора Российской Феде­рации с Германией и Австрией и поручает своим делегатам вы­сказаться за ратификацию этого мирного договора» 26.
    24    «Вестиик Украинской Народной Республики», 26 февраля 1918 г.
    2265 В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 32.
    «Вестнпк Украинской Народной Республики», 12 марта 1918 г.
    Стремясь к мирному урегулированию, Советское правительст­во Украины, однако, не ослабляло своих усилий по мобилизации народных масс для борьбы против оккупантов. В этой ответствен­ной и тяжелой работе правительство опиралось на местные боль­шевистские партийные организации. Большинство членов прави­тельства выехало в районы военных действий, чтобы своим лич­ным участием ускорить мобилизацию трудящихся и организацию оборонных мероприятий.
    В те грозные для республики дни большевики Украины пока­зали себя подлинными и горячими патриотами социалистической Родины, безгранично преданными советскому народу. Они безза­ветно боролись за свободу и независимость украинского народа, не щадя ни крови, ни самой жизни. Под их непосредственным руководством местные Советы формировали боевые отряды, воору­жали их и отправляли на фронт. Работой по созданию вооружен­ных отрядов в Екатерннославе руководили В. Аверин, Т. Бонда­рев, С. Власенко, М. Потапов. Усилиями коммунистов в короткое время в Екатерннославе был сформирован из добровольцев 1-й Советский полк.
    Усилиями Харьковского большевистского комитета во главе с Артемом и прежде всего коммунистов Н. Глаголева, Н. Данилев­ского, П. Кина, К. Киркижа, С. Петриковского, С. Покко, Н. Руд­нева в короткий срок были организованы 1-й Пролетарский пуле­метный полк, 2-й Харьковский пролетарски и полк, 1-й рабоче-кре­стьянский социалистический запасной полк и ряд других частей, которые проявили себя в боях с оккупантами. В Донбассе напря­женно работали по созданию вооруженных сил Ф. Зайцев, Я. Зал- маев, А. Пархоменко, Д. Пономарев, А. Руденко, Р. Терехов и мно­гие другие большевики. С большим подъемом проходила там за­пись добровольцев в Красную Армию. О настроениях донецких рабочих агитаторы сообщали: «Вообще нет большего подъема, как среди рудничных рабочих» 27.
    На борьбу против оккупантов поднималось п украинское тру­довое крестьянство. Собрание крестьян деревень Ново-Никольской, Давыдовки, Ивановки и Анастасьевки Давыдово-Ннкольской во­лости Купянского уезда Харьковской губернии после обсуждения доклада о текущем моменте постановило: «Организовать красный социалистический партизанский отряд» 28. Александровский уезд­ный съезд Советов (Екатеринославская губерния) I марта при­звал «всех, кому дороги завоевания Октябрьской революции, всту­пить в ряды бойцов за ее идеалы, приступив к немедленной орга­низации Красной социалистической армии и местных советских
    27    «Из документов прошлого».— «Военно-исторический журнал», 1941, № 2, стр. 106', 107.
    28    «Красный архив», 1939, т. 4 (25), стр. 80.
    партизанских боевых дружин для спасения революции» 29. Чрез­вычайное собрание представителей жителей г. Глухова и Глухов- ского уезда 31 марта постановило: «Всеми силами поддерживать свое крестьянско-иролотарскос правительство — Совет рабочих и крестьянских депутатов, так как эта власть есть власть трудового народа... А по сему мы всеми силами, имеющимися у пас, будем бороться против посягательства буржуазии всех стран па нашу свободу, землю н волю» 30.
    4    марта линия фронта на юге проходила через Могилев-По- дольский, Жмеринку, Винницу, Цветково, Бобринскую, Черкассы. Для советских войск, действовавших на юге Украины, создалась угрожающая обстановка, и они вынуждены были отходить31. От­ступавшие с Правобережья части сосредоточивались в районе Ромны — Ромодан.
    В связи с продвижением противника в глубь территории рес­публики 14 марта Полтавская, Черниговская и Херсонская губер­нии были объявлены на военном положении.
    С началом наступления оккупантов партии меньшевиков, эсе­ров, украинских буржуазных националистов усилили подрывную деятельность. Кроме того, оргапизуя оборону республики, прави­тельство Украины столкнулось с огромными трудностями вслед­ствие того, что не была еще налажена должным образом работа со­ветского государственного аппарата как в центре, так и на местах. Вся организационная работа проводилась в условиях стремитель­ного наступления крупных сил врага. Наконец, и это самое важ­ное, южные советские республики — Украинская, Донецко-Кри- ворожская, Одесская, Крымская — не выступали единым фронтом против наступавших немецких и австро венгерских оккупантов.
    В это исключительно трудное для украинского народа время В. И. Ленин уделял огромное внимание и оказывал неоценимую помощь Советской Украине. Он разоблачал предательство украин­ских буржуазных националистов, обращал внимание южных Со­ветских республик на необходимость образования единого фронта борьбы против наступавших оккупантов. В. И. Ленин лично зани­мался укреплением командования украинских советских войск. По настоянию Совнаркома РСФСР и лично В. И. Ленина в распо­ряжение Народного секретариата перешел В. А. Антонов-Овсеен­ко 32. 7 марта 1918 г. Народный секретариат, выполняя указания В. И. Ленина, обратился к совнаркомам Донецко-Криворожской республики, Донской и Одесской областей, «Верховной русско-
    29    «За власть Советов». Сб. документов и воспоминаний о борьбе трудя­щихся за установление и упрочение Советской власти на территории Запо­рожской области в 1917—1920 гг. Запорожье, 1957, стр. 61—62.
    30    «Трудящиеся Сумщины в борьбе за власть Советов (1917—1920 гг.)». Сб. документов и материалов. Сумы, 1957, стр. 76.
    31    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 196, лл. 11—13.
    32    Там же, д. 209, л. 32.
    румынской коллегии и Севастополя» с призывом создать «тесное объединение всех советских организаций» 33 для успешного отпора оккупантам. При этом Народный секретариат сообщал, что глав­нокомандующим советскими войсками Украины назначается В. А. Антонов-Овсеенко. Правительство Украины просило срочно ответить на это обращение и прислать к 15 марта своих представи­телей на конференцию в Екатеринослав. Текст обращения На­родного секретариата был сообщен Совнаркому РСФСР.
    В.    И. Ленин неустанно следил за ходом работы по созданию оборонительного союза. В письме Г. Орджоникидзе от 14 марта 1918 г. он дал развернутые указания на этот счет: «Т-щ Серго! очень прошу вас обратить серьезное внимание на Крым и Донец­кий бассейн в смысле создания единого боевого фронта против на­шествия с Запада. Убедите крымских товарищей, что ход вещей навязывает им оборону, и они должны обороняться, независимо от ратификации мирного договора. Дайте им понять, что положе­ние Севера существенно отличается от положения Юга, и, ввиду войны, фактической войны немцев с Украиной, помощь Крыма, который (Крым) немцы могут мимоходом слопать, является не только актом соседского долга, но и требованием самообороны и самосохранения... Что касается Донецкой республики, передайте товарищам Васильченко, Жакову и другим, что как бы они ни ухитрялись выделить из Украины свою область, она, судя по гео­графии Винниченко, все равно будет включена в Украину, и нем­цы будут ее завоевывать... Втолкуйте все это, тов. Серго, крымско- донецким товарищам и добейтесь единого фронта обороны» 34. Далее В. И. Ленин указывал на то, что необходимо обеспечить срочную эвакуацию хлеба и металла на восток, развернуть парти­занско-подрывную деятельность в тылу врага и еще раз подчерки­вал необходимость создания единого фронта от Крыма до Велико­россии.
    Намеченная Украинским правительством конференция не со­стоялась. Ни из Крыма, ни от Донецко-Криворожской республи­ки никто в Екатеринослав не прибыл, а Одесса к этому времени уже была оккупирована. Вместо конференции было проведено 17 марта совещание при Народном секретариате, где главком Антонов-Овсеенко сделал доклад о положении на фронте и изло­жил соображения командования об организации обороны респуб­лики. Совещание решило упорно оборонять район Екатериносла- ва, Криворожья и Донбасса 35.
    Перед коммунистами России и Украины стояла общая задача: сохранить социалистические завоевания, дать молодой Советской власти возможность окрепнуть. Однако решалась эта задача по-
    33    «Донецкий пролетарий», 9 марта 1918 г.
    34    «Из истории гражданской войны в СССР», т. I. Сб. документов и ма­териалов в трех томах. М., 1960, стр. 605—606.
    35    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 207, л. 161.
    разному, в зависимости от конкретно-исторических условий. Для коммунистов Советской России на первый план выдвигалось сле­дующее: сохранение мирной передышки и разоблачение всех про­вокаций, направленных на вовлечение республики в войну с нем­цами; всемерное укрепление Советского государства; создание мо­гучей Красной Армии; борьба с хозяйственной разрухой и орга­низация народного хозяйства па социалистической основе. На Украине же главным в разрешении этой общей задачи были моби­лизация масс и организация упорной обороны каждой пяди совет­ской земли. Коммунисты должны были обеспечить развертывание борьбы и на оккупированной территории Украины. Героическая борьба трудящихся масс Украины лишала германских империа­листов возможности реализовать свои агрессивные планы против Советской России. Тем самым трудящиеся Украины выполняли свой интернациональный долг не только перед трудящимися Со­ветской России, но и перед международным коммунистическим движением.
    Отличие конкретных исторических условий в Советской России и на Украине как раз и имел в виду 15. И. Ленин в своем письме к Г. Орджоникидзе, настаивая на всемерном усилении сопротивле­ния оккупантам, т. с. развертывании подлинно революционной ос­вободительной войны украинских трудящихся.
    Выполняя указания В. И. Ленина, Г. Орджоникидзе помог ру­ководящим работникам Донецко-Криворожской республики пра­вильно оценить создавшуюся обстановку; Совнарком Донецко-Кри- ворожской республики 16 марта опубликовал постановление, в ко­тором говорилось о необходимости установить с советскими рес­публиками «единство военных действий руководства революцион­ными вооруженными силами». Совнарком Донецко-Криворожской республики признал В. Антонова-Овсеенко главнокомандующим вооруженными силами, боровшимися с оккупантами 36
    Организованная В. И. Лениным братская помощь русского на­рода Украине была широкой и многообразной. Мужественные сыны русского народа вместе с украинскими братьями героически сражались за Советскую Украину. Многочисленные отряды, ко­торые под командованием Р. Сиверса участвовали в подавлении белогвардейской контрреволюции на Дону, были переброшены на север Украины, где и составили основной костяк 5-й армии37. Из Петрограда па Украину были переброшены четыре отряда общей численностью в 1400 человек, 1-й отдельный батальон Бал­тийского моря и другие части38. Нередко целые отряды русских красногвардейцев добивались отправки их на Украину. Ярким
    36    «Донецкий пролетарий», 16 марта 1918 г.
    38    «ЦГАСА, ф. 14, оп. 1, д. 2, лл. 21—22.
    В. И. Г е м а. Строительство Красной Армии на Украине в ходе борьбы с австро-германскими оккупантами весной 1918 г.— «Труды Высшего воен­но-педагогического института им. М. И. Калинина», т. XII, стр. 64.
    примером этого может служить письмо командования Ростовско­го партизанского отряда (Ярославская губерния) от 26 марта 1918 г. в Коллегию военного комиссариата. Ссылаясь на резолю­цию, принятую отрядом, командование просило направить отряд на «подкрепление сил Украинской трудовой республики Советов, изнемогающей в борьбе с империализмом Германии». В письме подчеркивалось, что отряд считает своей обязанностью сражаться с оккупантами, «а не сидеть и ждать, когда германские войска похоронят Советскую власть на Украине» 39.
    По прямым указаниям В. И. Ленина Советская Украина снаб­жалась необходимым вооружением и боеприпасами.
    Наряду с оказанием помощи украинскому народу в борьбе с наступавшими оккупантами ЦК РКП (б), ВЦИК и лично
    В.    И. Ленин уделяли огромное внимание укреплению молодого Украинского советского государства. ЦК неодобрительно отнесся к выделению Донбасса и Криворожья в отдельную республику и разъяснял украинским товарищам, что это ослабляет диктатуру пролетариата на Украине. Отрицательное отношение В. И. Лени­на к затее донецких партийных работников совершенно опреде­ленно было высказано в письме к Г. Орджоникидзе от 14 марта. Такого же мнения придерживался и председатель ВЦИК Я. М. Свердлов. 17 февраля, отвечая па телеграмму Артема (Ф. Сергеева), в которой сообщалось о создании Донецко-Криво- рожскоп республики и о выделении ее из состава Советской Украи­ны, Я. М. Свердлов писал: «Выделение считаем вредным»40. Стре­мясь покончить с ненормальными явлениями в государственном строительство на Украине, ЦК РКП (б) на пленуме 15 марта 1918 г. в присутствии В. И. Ленина и представителей Советской Украины Артема (Ф. Сергеева), В. Затонского и В. Шахрая об­стоятельно обсудил положение на Украине. В ходе обсуждения члены ЦК обращали внимание на выяснение взаимоотношений между Народным секретариатом и Совнаркомом Донецко-Криво- рожской республики. Принятое на пленуме постановление тоже свидетельствует об отрицательном отношении ЦК к выделению Донецко-Криворожской республики. Пленум решительно заявил, что Донбасс является частью Украины, и обязал всех работников Украины, в том числе Донецкого и Криворожского бассейнов: а) принять участие в созывавшемся в Екатерннославе II Все- украинском съезде Советов, б) создать на этом съезде единое пра­вительство для всей Украины, в) всем партийным работникам Украины сообща работать над созданием единого фронта обороны против наступавших оккупантов. Пленум ЦК мобилизовал вни­мание всех коммунистов Украины на выполнение важнейшей задачи обороны республики и обязал всех партийных работников
    39    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 9, л. 180.
    <0 ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 93, д. 588, л. 1.
    Украины принять срочные моры по созданию единого фронта обороны. Представителем ЦК РКП (б) на Украине был утверж­ден Г. Орджоникидзе 41.
    Коммунисты Украины в невероятно трудных условиях сохра­няли твердость духа, упорно и настойчиво укрепляли оборону рес­публики. В ходе ожесточенной борьбы с оккупантами создавались на Украине советские вооруженные силы, налаживалось управле­ние войсками, накапливались резервы, организовывалось снабже­ние действующих частей боеприпасами, снаряжением, продоволь­ствием. К середине марта 1918 г. усилиями правительства и глав­лого командования из отдельных красногвардейских отрядов и не­значительного числа частей старой армии было сформировано пять армий. На левом фланге советского фронта действовали 1-я и 3-я армии; на Черниговщпне формировалась 2-я армия. Части зтих армий действовали от Полтавы до Черного моря. 13 центре советского фронта, на харьковском направлении, оперировала 4-я армия под командованием В. Киквидзе. На правом фланге в райо­не Курск, Ворожба, Бахмач, Глухов действовала 5-я армия под командованием Р. Сиверса (в апреле она была переименована во 2-ю Особую, а наименование 5-й армии присвоили группе войск К. Ворошилова, действовавшей в Донбассе на лисичанском на­правлении) 42
    Проведенные мероприятия укрепили фронт, способствовали улучшению руководства войсками, повышению боеспособности частей и усилению отпора оккупантам. Несмотря на то, что об­щая численность советских войск, действовавших на фронте, не превышала 20—25 тыс. бойцов, советские воины стойко сдержи­вали натиск во много раз численно превосходивших сил противни­ка. В. Антонов-Овсеенко понимал, что столь незначительными си­лами разгромить оккупантов невозможно. Он решил сочетать фрон­товые действия с партизанской борьбой в тылу оккупантов. Орга­низация партизанской борьбы поручалась И. Кожевникову. Из подчиненных ему отрядов была выделена агитационно-организа­торская группа в 35 человек, которую возглавил Назаров. В зада­чу этой группы входила организация повстанческо-партизанских отрядов в Харьковском, змиевском, Изюмоском и Славянском уез­дах43. В середине марта В. Антонов-Овсеенко предложил Р. Бер­нину: «Мелкие отряды, говорящие по-украински, пустите рассе­янными в тыл немцам, чтобы, то собираясь для удара, то рассеи­ваясь, вели борьбу, сеяли панику, поднимали мужицкое восста­ние» 44 Как показали дальнейшие события, расчет на повстанче­ско-партизанскую борьбу полностью оправдал себя.
    41    Центральный партархив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (далее — ЦПА ИМЛ), ф. 17, он. 2, д. 1, лл. 1—2.
    42    ЦГАСА, ф. 14, оп. 1, д. 122, л. 16.
    43    Там же, д. 207, л. 13.
    44    Там же, д. 209, л. 50.
    Как указывалось выше, в борьбу против душителей социали­стической революции на Украине втягивалось немало трудящихся зарубежных стран. В конце февраля в Киеве из бывших военно­пленных возник штаб межнациональных революционных армий, задачей которого было формирование боевых отрядов для защиты Советской власти. I 1осле оставления Киева штаб переехал в пол- гаву45. Из пленных солдат были образованы 1-й чехословацкий отряд под командованием Я. Гашека и ряд других отрядов. Около
    12    тыс. чешских и словацких воинов храбро сражалось в рядах Красной Армии46. В ряды советских воинов становились сыи:ы Югославии; например, сформированный Сердичем и Дмитриеви­чем в Екатеринославе сербский отряд, киевский сербский баталь­он Чапака и Ковачевича, отряд сербов и хорватов под командова­нием Барабаша, отряд легендарного Дундича. В рядах советских воинов было немало трудящихся поляков, румын, немцев, венг­ров, китайцев.
    Бои на фронте не затихали. Контрудары советских войск сдер­живали продвижение противника. 22 марта 1918 г. военный бюл­летень Западного фронта сообщал: «По последним сведениям, ук­раинские советские войска, отразив противника, сами перешли на некоторых участках в контрнаступление. На роменском на­правлении они к вечеру 20 марта отбросили противника на линию от станции Талалаепка до деревни Великие Бубньт, расположен­ном н 25 перстах к северо-западу от города Ромны. На лохвнцком направлении противник оттеснен до деревни Чернухи, лежащей в 35 верстах к западу от Лохвицы. На лубенском направлении немцы принуждены были отступить до реки Сулы за линию де­ревень Пески — Засулье — Солоница под Лубнами» 47.
    «Военная прогулка», как представлялся немецким империа­листам захват Советской Украины, превратилась в изнуритель- - пую для оккупантов войну. Об этом откровенно говорил началь­ник штаба немецких оккупационных войск на Украине Тренер. Как сообщал 22 марта австро-венгерский посол в Киеве Форгач,
    «...Тренер очень озабочен тем, что предприятие, затеянное доволь­но беспланово, принимает все более широкие размеры и требует все большего количества войск» 48.
    Однако военное положение Советской Украины становилось все более тяжелым. Нужно было сплотить рабочих и крестьян для усиления отпора врагу, наметить и обсудить важные вопросы внутригосударственной жизни. С этой целыо был созван II Все- украинский съезд Советов. Он проходил в Екатеринославе с 17
    45    Ю. Я. Бола н. Отечественная война украинского народа против не­мецких оккупантов в 1918 году. Киев, 1960, стр. 140.
    46    «История гражданской войны в СССР», т. 3. М., 1958, стр. 311.
    47    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 году», стр. 38.
    48    «Крах германской оккупации на Украине», стр. 26.
    по 19 марта 1918 г. Па съезде присутствовало 964 делегата, ши­роко представлявшие рабочих и крестьян разных районов Украи­ны. По партийному составу съезд делился на две почти равные части; фракция коммунистов и сочувствующих им насчитывала 428, а левые эсеры -414 человек. Значительную группу (82 де­легата) представляли беспартийные. Остальные делегаты принад­лежали к меньшевикам, бундовцам, украинским социал-демокра­там и украинским леерам'19. Сложность положения для комму­нистов заключалась в том, что левые эсеры в это время перешли на антисоветские позиции. К тому жен среди коммунистов были так называемые левые, которые выступали против ленинской по­литики мира.
    II Всеукраинскии съезд Советов обсудил вопросы: о полити­ческом моменте, о государственном устройстве Украины, об ор­ганизации военных сил республики. Съезд избрал Центральный Исполнительный Комитет Советов Украины. С докладом о поли­тическом моменте выступил на съезде народный секретарь внут­ренних дел Е. Неронович. Он сообщил о положении на фронте и о мерах, которые предпринимались правительством для отпора врагу. Главком В. Антонов-Овсеенко доложил о боевых дейст­виях и героизме советских войск. 13 протоколах съезда очень об­разно зафиксирована краткая формула, которая отразила патрио­тические чувства советских людей: «Советскую власть никогда не выгнать из пределов Украины — она в сердцах трудящихся» 60.
    Против мирной политики Коммунистической партии злобно выступили левые эсеры (на Украину прибыло из Советской Рос­сии много активных деятелей этой партии в надежде протащить на съезде резолюцию против мирного договора и, используя Ук­раину, втянуть Советскую Россию в войну против Германии). Они, как и меньшевики и националисты, из шкуры лезли вон, стремясь подорвать доверие к заявлению украинской делегации на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов. Коммунисты Н. Скрыпник, В. Затонский (вернувшийся с IV съезда Советов), А. Иванов дали достойную отповедь клеветникам и провокаторам. В яркой и сильной речи Л. Иванов показал, что Центральная рада своим договором с немецкими империалистами «воткнула нож в спину русского пролетариата и бросила его в кровожадную пасть германских хищников», что Врестский мир необходим для сохранения социалистических завоеваний51. Когда украинский со­циал-демократ И. Мазепа выступил с защитой Центральной рады и злобными нападками на Коммунистическую партию, в зале раз­дались громкие крики «долой» и долго стоял неумолкавший шум возмущения. Делегаты прогнали Мазепу с трибуны 52
    49    «Вестник Украинской Народной Республики», 19 марта 1918 г.
    50    ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 1, д. 15, л. 4.
    61 Там же, л. 9.
    52    Там же, л. 7.
    Коммунистическая фракция, возглавляемая Н. Скрыпником,
    А.    Ивановым, Я. Гамарником, сплоченно и решительно выступила против политических противников партии и в напряженной борь­бе добилась принятия съездом резолюции, поддерживающей ле­нинскую мирную политику. В. И. Ленин высоко оценил резолю­цию II Всеукраинского съезда Советов, так как она наносила решительный удар всем тем, кто пытался противопоставить Ук­раину Советской России и сорвать дело мира. Разоблачая несо­стоятельность позиции «левых коммунистов», их неуклюжие по­пытки доказать, что якобы Украина была против заключения мира, В. И. Ленин на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г. реко­мендовал «припомнить голосование Всеукраинского съезда Сове­тов, прежде чем говорить, что здоровый юг был против мира, а вот усталый, деклассированный, промышленно-ослабленный се­вер был будто бы за мир» 53.
    В резолюции о политическом моменте II Всеукраинский съезд Советов заявил, что «Украинское советское правительство готово подписать даже те тяжелые условия, которые навязываются Ук­раине мирным договором Центральной рады с Австро-Германией, мо при обязательном условии полного невмешательства Австро- германии во внутреннюю жизнь Украины и вывода австро-гер­манских войск из всех занятых ими частей Украины» 54. Это была еще одна попытка мирным путем урегулировать отношения с Германием и Австро-Венгрией. Однако империалисты Германии и А метро Венгрии отвергли мирные предложения Советской Ук­раины и на этот раз.
    II Всеукраинский съезд Советов уделил большое внимание вопросу организации вооруженных сил и обороны Советской Ук­раины. Съезд обязал делегатов по возвращении на места «поднять села и города и создать мощную рабоче-крестьянскую Красную Армию, мощную революционным духом и пролетарским созна­нием» 5.
    Обсудив вопрос о взаимоотношениях Украины с Советской Россией в новых условиях, съезд заявил, что Брестский договор лишь формально разрывает связи Украины с Российской Федера­цией, что трудящиеся массы Украины будут бороться за объеди­нение с Россией в Советской федеративной республике. В резо­люции съезда говорилось: «Украинская Народная Республика становится самостоятельной Советской Республикой. Но по су­ществу взаимоотношения советских республик' останутся преж­ними» 56. Съезд призвал рабочих и крестьян захваченных врагом районов Украины не подчиняться оккупантам и оказывать им со­противление всеми доступными средствами.
    53    В. И. Л е н п п. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 249.
    54    «Вестник Украинской Народной Республики», 19 марта 1918 г.
    15,5 Там же, 20 марта 1918 г.
    5' Там же.
    3    Н. И Супруненко
    33
    Съезд избрал ЦИК Советов Украины в составе 102 человек. Председателем ЦИК был избран В. Затонскнй. В новый состав Народного секретариата вошли Н. Скрыпник (председатель),
    A.    Бубнов, С. Косиор, Ю. Коцюбинский и другие. Левые эсеры отказались выделить своих представителей в состав правительства.
    В конце марта НИ 8 г. ЦИК Советов Украины направил в Москву чрезвычайное посольство Украинской Народной Респуб­лики л составе II. Скрыпника, 10. Коцюбинского, Н. Врублевско­го. посольство должно было довести до сведения Совнаркома ре­шения II Всеукраинского съезда Советов, договориться о форме будущих взаимоотношений двух братских республик, урегулиро- нать финансовые и экономические отношения между Украиной и Россией.
    Совнарком радушно принял посланцев Советской Украины. На заседании 3 апреля, проходившем под председательством
    B.    И. Ленина, Н. Скрыпник огласил декларацию правительства Советской Украины, затем Совнарком РСФСР приветствовал Народный секретариат и ЦИК Советов Украины и выразил «свое восторженное сочувствие геройской борьбе трудящихся и эксплуа­тируемых масс Украины, являющихся в настоящее время одним из передовых отрядов всемирной социальной революции» 57-. Этим самым Совнарком и лично В. И. Ленин подчеркнули, что трудя­щиеся Украины с честью исполняют свой интернациональный долг перед трудящимися всего мира, оказывая героическое сопро­тивление германскому империализму. Совнарком выразил твер­дую уверенность в том, что трудящиеся Украины и России вый­дут победителями из борьбы с капиталистическим миром.
    Совсем по-иному отнесся к Советской Украине и ее прави­тельству нарком национальностей И. В. Сталин, призванный сто­ять на страже интересов национальных республик. Он допустил грубый, политически вредный выпад против независимой Совет­ской Украины и ее правительства. В ответ на информацию В. За- тонского о положении на неоккупированной территории Украины и в Области Войска Донского Сталин, стремясь придать больший вес своему личному мнению и прикрываясь мнением руководящих работников, 4 апреля 1918 г. заявил: «Мы все здесь считаем, что ЦИК Украины должен, морально обязан покинуть Таганрог и Ростов. Достаточно играли в Правительство и Республику, кажет­ся хватит, пора бросить игру» 58. Этим заявлением Сталин зло­употребил своим официальным положением и прямо нарушил при­нятое накануне решение Совнаркома, обязательное для всех наркомов и, конечно, для наркома национальностей.
    Заявление Сталина вызвало возмущение Украинского совет­ского правительства; 6 апреля Н. Скрыпник направил в Сов­
    67    «Большевистские организации Украины», стр. 73.
    68    ЦГАОР УССР, ф. 1, он. 1, д. 7в, л. 64.
    нарком решительный протест, в котором говорилось: «Мы должны заявить самый решительный протест против выступления нар­кома Сталрша. Мы должны заявить, что ЦИК Советов Украины и Народный секретариат имеют источником своих действий не то или иное отношение того или иного наркома Российской Федера­ции, но волю трудящихся масс Украины, выразившуюся в поста­новлении 11 Всеукраинского съезда Советов. Заявления, подобные сделанному наркомом Сталиным, направлены к взрыву Советской власти на Украине и не могут быть допускаемы со стороны пред­ставителей Советского правительства соседней республики... Дру­жественное отношение, к которому обязался Совет Народных Ко­миссаров Российской Федерации по отношению к Украинской республике, требует недопущения заявлений, направленных к взрыву Советской власти на Украине и прямо способствующих врагам украинских трудящихся масс» 59
    Выпад Сталина против Украинского советского правительства не испортил п не мог испортить дружественных отношений меж­ду братскими республиками, так как они базировались и бази­руются на ленинских принципах равноправия и дружбы народов, на глубоком уважении Советской Россией суверенных прав всех народов, в частности украинского.
    Решения 11 Всеукраинского съезда Советов сыграли огромную мобилизующую роль и содействовали усилению борьбы против оккупантов. Воевые призывы съезда Советов были услышаны украинскими трудящимися и за линией фронта, на захваченной оккупантами территории. В тылу оккупантов стало разверты- иаться повстанческо-партизанское движение.
    19 марта 1918 г. в Херсон вступил авангардный отряд немец­ких оккупантов. Представители местной буржуазии встретили их у городской думы хлебом-солью. Но в это время подошел отряд солдат-фронтовиков и рабочих-красногвардейцев и открыл огонь по противнику. Бой длился всю ночь, п лишь утром уцелевшим немецким солдатам удалось бежать в Николаев. О напряженности боя свидетельствуют понесенные потери — до 400 человек с обеих сторон 60 Утром 21 марта к Херсону подошел немецкий батальон с бронемашинами. Вновь завязались упорные бои. На помощь вос­ставшим прибыли солдаты-фронтовики из ближайших сел Алешек и Чаплынки, а также отряд моряков из Севастополя. Пятиднев­ные бои с оккупантами закончились победой революционного на­рода; противник был отброшен на 20 -30 км от Херсона. Однако защитникам города было ясно, что бои с оккупантами на этом не кончились, что нужно готовиться к длительной борьбе. Для руководства обороной 27 марта был создан «Совет пяти». Под его руководством создавались оборонительные сооружения на под­
    59    Там же, л. 57.
    60    Ю. Я. Б е л а н. Указ. соч., стр. 100.
    ступах к городу. В начале апреля вновь разгорелись бои. Лишь
    5    апреля крупным силам оккупантов удалось ворваться на окраи­ну города. Восстание и героическая оборона Херсона показа­ли, какие огромные революционные силы таятся у трудящихся масс.
    22    марта в ответ на жестокий террор оккупантов подняли вос­стание рабочие Николаева, воодушевленные примером револю­ционного Херсона. Па улицах города начались бои, в которых рабочие показали чудеса героизма. По силы оккупантов превос­ходили силы восставших рабочих. Через четыре дня восстание было подавлено.
    Используя свое численное превосходство, оккупанты продол­жали двигаться на восток, захватывая все большую территорию Советской Украины. Положение на фронте по-прежнему остава­лось тяжелым. К концу марта линия фронта приблизилась к Донбассу. продолжительные и упорные бои развернулись в на­чале апреля за Харьков — важный промышленный центр и круп­нейший железнодорожный узел. Кровопролитные бои завязались у станций Пересечная и Основа. В ходе этих боев командиры и бойцы советских войск показали образцы стойкости, героизма, беспредельной преданности Родине. Высший командный состав находился на передовых линиях и личным примером воодушев­лял солдат. В боях был ранен командующий 4-й армией В. Кик- видзе; командование войсками принял Г. Чудновский. Часть, при которой находился новый командующий, была окружена против­ником. Мужественные советские войска после ожесточенного боя прорвали окружение. Этому способствовали смелые действия бро­непоезда, которым командовала активная участница Октябрьской революции коммунистка Л. Мокиевская. В бою был тяжело ранен и Г. Чудновский; он не мог передвигаться и, чтобы не попасть живым в руки врага, застрелился. 8 апреля Харьков заняли оккупанты.
    Народный секретариат Украины и местные партийные орга­низации, выполняя указания В. И. Ленина, напряженно работали по эвакуации материальных ценностей. Эвакуация проходила при большом сопротивлении меньшевиков, эсеров, украинских буржуазных националистов, которые вели контрреволюционную агитацию, провоцировали рабочих на выступления против эва­куации. Особенно большую подрывную деятельность развернули эти пособники оккупантов в Харькове. И все же коммунисты, разоблачая провокаторов, в упорной борьбе добились эвакуации наиболее ценного имущества. Харьковскую эвакуационную ко­миссию возглавлял Артем (Ф. Сергеев); под его руководством были вывезены банковские ценности, важнейшее оборудование за­водов, подвижной состав железнодорожного транспорта. В Дон­бассе велась спешная работа по разгрузке железнодорожных станций и эвакуация сырья и оборудования предприятий. Только
    из Луганска было вывезено более тысячи вагонов ценного обо­рудования.
    Германские оккупанты рвались к Донбассу, рассчитывая за­хватить там огромную добычу. Но Коммунистическая партия и Советское правительство учли это и усилили свое внимание в от­ношении обороны Донбасса. Уже в 20-х числах марта, когда еще только наметилась угроза Донбассу, советское командование при­ступило к разработке плана обороны. Работа эта велась под ру­ководством командующего войсками Донбасса А. Геккера и на­чальника штаба П. Баранова. Было решено создать систему опор­ных пунктов, линия обороны которых должна была иметь глубину 9—10 верст. К 30 марта план обороны Донбасса был разработан и утвержден61. В начале апреля местные Советы Донбасса по­лучили планы по строительству соответствующих оборонительных сооружений. 7 апреля вопрос об обороне обсуждался на специаль­ном совещании Советов Донбасса. Для вооружения формировав­шихся там боевых отрядов было выделено 32 тыс. винтовок п 150 пулеметов62. Однако план создания оборонительной линии во­круг Донбасса не был реализован; в середине апреля начались бои за Донбасс63. Жестокий бой разгорелся у станции Барвен- ково. Густые цепи противника, поддерживаемые сильным артил­лерийским огнем и бронеавтомобилями, обрушились на оборону советских войск. Ослабленный в предыдущих боях Таврический батальон но выдержал натиска противника и начал отступать, обнажая фланги батальона им. Ленина и 1-го социалистического батальона. Бойцы оказывали мужественное сопротивление, но, иопеся большие потерн убитыми и ранеными, стали отходить к Славянску. В это время противник начал артиллерийский обстрел станции Барвенково; взрывались вагоны со снарядами, возни­кали пожары. В этом бою из наших войск было 1500 убитых, раненых и пропавших без вести 64 О стойкости и геройской ги­бели бойцов батальона им. Ленина 21 апреля Антонов-Овсеенко сообщал: «Передайте Совету наркомов и Военному совету, что 18-го на фронте третьей армии в бою с превосходящими силами немцев погиб до последнего человека батальон имени Ленина» 65.
    Упорные бои, которые вела 5-я армия до начала мая, дали воз­можность подготовить и осуществить эвакуацию Донбасса. Охра­няя тысячи железнодорожных вагонов с эвакуированным госу­дарственным имуществом и семьями рабочих, 5-я армия начала отход через донские степи к Царицыну. На протяжении почти
    61    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 10, лл. 1—4.
    6623 Там же, д. 49, л. 6.
    63    Подробнее об этом см.: В. И. Тема. Указ. соч.
    64    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 49, л. 6.
    65    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 году», стр. 57.
    трех месяцев в ежедневных боях с белоказаками, преодолевая огромные трудности, пробивалась она к этому городу и, пробив­шись, наконец, приняла участие в его обороне.
    Немецкие оккупанты, нарушив Брестский мирный договор, развернули наступление на Крым и 18 апреля овладели Переко­пом, а 22 апреля захватили Симферополь. Советское правитель­ство заявило решительный протест против нарушения мирного договора, по оккупанты продолжали продвигаться в глубь Крым­ского полуострова.
    Подписывая мирный договор, Советское правительство учиты­вало, конечно, эту опасность. Но его указанию Высший военный совет в целях сохранения Черноморского флота наметил сле­дующие мероприятия: 1) немедленно приступить к вывозу запа­сов и имущества флота из Севастополя в Новороссийск; 2) немед­ленно подготовить все исправные суда к переходу в Новорос­сийск; 3) теперь же приступить к переводу в Новороссийск всех ремонтирующихся и неисправных судов и плавучих средств фло­та; 4) все имущество и запасы флота, которые не смогут быть перевезены в Новороссийск из Севастополя, подготовить к унич­тожению. Эти мероприятия в виде приказа телеграммой замести­теля наркома по морским делам Ф. Раскольникова от 27 марта 1918 г. были сообщены Центрофлоту и исполнявшему обязан­ности командующего флотом бывшему контр-адмиралу М. Саб- 66
    лину .
    23    апреля, когда оккупанты приблизились к Севастополю, Со­ветское правительство предложило командующему Черноморским флотом со всеми судами, могущими выйти в море, перейти в Но­вороссийск, уничтожив все остающиеся в Севастополе суда, а так­же имущество и запасы. Но М. Саблин стал на путь измены. По его приказу на кораблях флота 27 апреля были подняты фла­ги Центральной рады. Лишь часть кораблей флота около полу­ночи 27 апреля вышла из Севастополя в море: 11 миноносцев,
    4    транспорта, 5 крейсеров истребителей, линкоры «Воля» и «Сво­бодная Россия» в сопровождении миноносца «Дерзкий».
    Из-за неисправности остались в Севастополе и попали в руки немцев значительная часть минной бригады, 2-я бригада линко­ров, весь подводный флот, все боевое снаряжение, мастерские, портовое имущество 67.
    Германское командование стремилось захватить и ту часть флота, которая ушла в Новороссийск. 11 мая оно потребовало возвращения Черноморского флота в Севастополь. Главный мор- скоп штаб считал, что в создавшейся обстановке корабли Чер­номорского флота, находившиеся в Новороссийске, должны быть потоплены, чтобы не дать повода германскому командованию на-
    |1|! ЦГАВМФ, ф. 342, д. 146, л. 14.
    07 Ф. Раскольников. Трагедия Черноморского флота (1918 г.).— «Пролетарская революция», 1925, № 2, стр. 181.
    рушить мирный договор и чтобы корабли не попали в руки окку­пантов. В. И. Ленин согласился с этим и дал указание Высшему военному совету: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедлен но» б8. Для осуществления этой задачи 1 нюня в Новороссийск был командирован член коллегии Народного комиссариата по морским делам И. Вахрамееп. Реакционное офицерство, эсеры, меньшевики и украинские буржуазные националисты развернули бешеную агитацию за возвращение военных кораблей в Севасто­поль. Матросская масса бурлила. Часть матросов, как указывал в своей записке командир эсминца «Керчь» В. Кукель, движимая патриотическими чувствами, высказывалась за то, чтобы в Сева­стополь не идти, флота не топить, а в случае наступления немцев сраячаться до конца и только при явной невозможности отстоять флот — затопить его. Однако необходимых условии для обороны Новороссийска не было, п попытка продолжать борьбу могла при­вести к огромной опасности для Советской России.
    Большевики прилагали все усилия, чтобы разъяснить моря­кам всю эту чрезвычайно сложную обстановку, настоятельно тре­бовавшую выполнить приказ правительства. Многого добились большевики, но полностью овладеть матросской стихией, подогре­ваемой реакционным офицерством и вражеской эсеро-меныне- имстской и националистической пропагандой, не смогли. Враж­дебная агитация накаляла обстановку, разлагала ряды моряков, вносила дезорганизацию в управление флотом. Между тем гер­манские империалисты предъявили Совнаркому ультиматум о возвращении к 19 июня кораблей Черноморского флота в Сева­стополь.
    Наступили трагические дни в истории Черноморского флота. (Советское правительство, не желая давать повода для наруше­ния Германией мирного договора, 13 июня открытой радиограм­мой за № 48 предписывало исполняющему обязанности коман­дующего Черноморским флотом А. Тихменеву возвратиться со всеми кораблями в Севастополь. В тот же день за подписью
    В.    И. Ленина и Я. М. Свердлова была отправлена А. Тихменеву секретая радиограмма: «Вести свою особую политику против воли Центрального Исполнительного Комитета флот не имеет права. Флот в Новороссийске отстоять себя не может. Следовательно, из положения есть только два выхода: либо уничтожить флот, либо перевести его в Севастополь. Агитаторы, которые при этих усло­виях говорят о боевых действиях флота,— либо безумцы, либо провокаторы... Подтверждаем приказ: немедленно уничтожить суда. В противном случае флот будет объявлен вне закона. Тре­буем своевременного уничтожения всех секретных телеграмм и инструкций матросами, дабы не достались немцам. Открытой ра­
    68    «Исторический архив», 1960, № 2, стр. 37.
    диограммы за номером 48 не выполнять» 69 Эта радиограмма была повторена на следующий день.
    Приняв столь ответственное решение, Советское правительст­во проявило огромное мужество и твердость, понимание своей ответственности за судьбу Советской России. Оно направило в Но­вороссийск Ф. Раскольникова, дав ему категорическую директи­ву: обеспечить потопление флота. Однако контрреволюционные элементы все же нанесли предательский удар Черноморскому флоту. Л. Тихменев и большинство офицеров его штаба изменили. Заручившись поддержкой отсталой части матросов, Тихменев ут­ром 17 июня приказал разводить на кораблях пары и идти в Се­вастополь. Шесть миноносцев и линкор «Воля» подчинились пре­дательскому приказу, вышли из Новороссийска и взяли курс на Севастополь. Там советскими кораблями овладели оккупанты.
    В Новороссийске остались девять миноносцев и линкор «Сво­бодная Россия». Наиболее сознательным сплоченным коллекти­вом проявила себя команда миноносца «Керчь» во главе с коман­диром В. Кукелем, пользовавшимся огромным авторитетом среди матросов за активную поддержку Советской власти. Возмущенная поведением команд уходивших кораблей, команда миноносца «Керчь» подняла Гневный сигнал: «Судам, идущим в Севастополь: позор изменникам России». Толпы трудящихся, собравшиеся в Новороссийском порту, «напутствовали» трусов и изменников, по­кидавших город, возгласами возмущения и негодования. И это оказало воздействие на некоторые команды. Так, в путн следова­ния команда эскадронного миноносца «Громкий» все же затопила свой корабль, предварительно съехав на берег.
    Уход части кораблей в Севастополь угнетающе подействовал на команды оставшихся судов. Многие матросы плакали, раз­давались истерические выкрики: «они опозорили нас», «лучше погибнуть с кораблем, чем сдаться». Своей выдержкой, собран­ностью и деловитостью большевики подняли дух моряков и, воз­главляя их, энергично готовились к выполнению приказа Совет­ского правительства. Утром 18 июня корабли вышли в море, под­няв гордый сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь». С этим сигналом они скрывались в морской пучине70. Команды заблаговременно съезжали на берег. Команда миноносца «Керчь» выполнила от­ветственную задачу потопления линкора «Свободная Россия». Кроме линкора, были затоплены миноносцы «Фидониси», «Гад- жибей», «Калиакрия», «Пронзительный», «Лейтенант Шестаков», «Капитан-лейтенант Баранов», «Сметливый» и «Стремитель­ный» 71. Выполнив свой долг до конца, миноносец «Керчь» ушел в район Туапсе, и там команда затопила свой корабль.
    69    «Моряки в борьбе за власть Советов па Украине». Сб. документов, Киев, 1963, стр. 146.
    0 В. К у к е л ь. Потопление Черноморского флота.— «Пролетарская ре­волюция», 1925, № 5, стр. 170—171.
    71    «Моряки в борьбе за власть Советов на Украине», стр. 163.
    В связи с наступлением австро-немецких войск Украинское советское правительство эвакуировалось в Таганрог. Перед пра­вительством, перед коммунистами Украины остро встали вопросы о перспективах борьбы и тактической линии в условиях оккупа­ции Украины. Обсуждению этих кардинальных вопросов была посвящена сессия ЦИК Советов Украины, состоявшаяся 18 апре­ля в Таганроге. Сессия приняла решение: оружия не складывать, призвать народ к беспощадной борьбе с душителями свободы и независимости до полного их разгрома. Тогда же было принято решение реорганизовать правительственные органы. Вместо Пре­зидиума ЦИК Советов и Народного секретариата было создано Бюро из девяти человек для руководства повстанческим движе­нием против оккупантов. В состав Бюро вошли коммунисты
    А.    Бубнов, В. Затонский, 10. Пятаков, Н. Скрыпник, от левых эсеров Одоевский, С. Мстиславский, Терлецкий, Семушкин и левый украинский социал-демократ Н. Врублевский. Несмотря на то, что коммунисты и левые эсеры имели одинаковое число постов в «девятке», большинство все же было за коммунистами, так как Врублевский поддерживал коммунистов, хотя еще и не принадле­жал к Коммунистической партии. Сессия приняла Манифест к рабочим и крестьянам Украины: «Мы, Советское правительство Украины, призываем вас, рабочих и крестьян Украины, всеми силами противодействовать незаконному лжеправительству, име­нуемому радой министров и Центральной радой. Не платите ему налогов, но давайте солдат, не давайте хлеба, не исполняйте его распоряжений и постановлений, уничтожайте немецких агентов, очищайте Украину от гайдамацко-германскнх разбойничьих
    банд» 72.
    В условиях немецкой оккупации еще более остро стал воп­рос о создании партийного центра на Украине и выработке еди­ной, обязательной для всех партийных организаций тактики борь­бы. Важное значение в решении этих задач имело Таганрогское партийное совещание, состоявшееся 19—20 апреля 1918 г. После обмена мнениями, принимавшего часто острый характер, совеща­ние признало необходимым созвать съезд большевистских органи­заций Украины и образовать Коммунистическую партию (боль­шевиков) Украины. Осуществление этой задачи было поручено избранному на совещании Организационному бюро.
    Благодаря руководству В. И. Ленина, братской помощи вели­кого русского народа, напряженной деятельности Украинского советского правительства, мобилизовавшего силы и материаль­ные средства на отпор врагу, благодаря героической борьбе ук­раинского народа «лихая военная прогулка» немецких империа­листов вылилась в длительную и упорную войну, потребовавшую от оккупантов большого напряжения сил.
    72    «Вестннк Украинской Народной Республики», 20 апреля 1918 г.
    В борьбе против призванных украинскими буржуазными на­ционалистами оккупантов коммунисты Украины показали себя достойными сынами своего народа, верными и стойкими патрио­тами, бесстрашными борцами за свободу и независимость.
    3.    Оккупационный режим.
    Реставрация буржуазно-помещичьего строя на Украине
    В обозе немецкой армии в Киев возвратилась Центральная рада, прикрывавшаяся флагом «самостийности» Украины. Одновремен­но украинские социал-демократы, украинские эсеры, «социалисты- федералисты» и другие буржуазные и мелкобуржуазные нацио­налистические партии, обманывая народ, продолжали выступать с демагогическими заявлениями о «сохранении прав и завоеваний трудящихся». Но на деле подлинная власть находилась в руках оккупантов.
    В первые дни оккупации высшее немецкое командование еще делало вид, что оно якобы не вмешивается во внутренние дела Украины, однако местные немецкие коменданты не считали нуж­ным прибегать даже и к внешней маскировке. В своей офици­альной переписке оккупанты прямо заявляли, что власть Цент­ральной рады «не простирается дальше власти наших штыков» /3. Немецкие коменданты вели себя как диктаторы, распоряжаясь жизнью и смертью населения. За малейшее проявление непокор­ности рабочие и крестьяне подвергались жестоким репрессиям. Массовый грабеж населения и народного хозяйства Украины был неотъемлемой частью оккупационного режима. 28 апреля в Кре­менчуге начальник немецкой дивизии отдал приказ, в котором говорилось, что все демонстрации и выступления «будут ликви­дированы по всей строгости военных законов». В том же приказе говорилось, что за каждого убитого или раненого германского сол­дата «будут немедленно расстреляны первые попавшиеся десять русских солдат или жителей» 74.
    С приходом немецких оккупантов и I Центральной рады капи­талисты начали наступление на рабочих, лишая их всех завое­ваний, добытых в результате победы Октября. Начались массо­вые преследования рабочих организаций. Действия капиталистов были классовой местью рабочим за социалистическую революцию. Капиталисты закрывали предприятия и выбрасывали на улицу тысячи рабочих. Безработицей, голодом, выселением из заводских квартир они пытались сломить волю рабочего класса и его готов­ность бороться за восстановление власти Советов.
    В апреле в Харькове были закрыты заводы Гельферих-Саде, Герлях и Пульст, машиностроительный завод Алексеева и ряд
    73    «Крах германской оккупации на Украине», стр. 36.
    74    Там же, стр. 22.
    других предприятий. Массовые увольнения рабочих проводились в Екатеринославе. На железных дорогах было намечено к уволь­нению 15 тыс. человек. В начале апреля в Луганске останови­лись паровозостроительный и натронный заводы. На заседании Донецкого областного комитета профсоюза горняков отмечалось, что наступление капиталистов приняло широкие размеры: «Почти повсеместно делаются попытки отменить восьмичасовой рабочий день и ввести десяти- и двенадцатпчасовой, понизить заработную плату до размеров осени прошлого года, поднять цены на про­дукты. Во многих местах объявляется поголовный расчет... Рас­считанных рабочих в течение 24 часов выселяют, при содействии власти, из квартир...» 75
    С помощью немецких властей и войск помещики, не ожидая формального восстановления своих прав, взыскивали с крестьян огромные «контрибуции за убытки, причиненные поместьям». Житомирская уездная земская управа предложила «сельскому комитету объявить жителям села Турчнновки, что если в течение двух дней ими не будет возвращено в местную экономию все разграбленное имущество, то виновные в рахпщении такового по­несут самое суровое наказание, вплоть до расстрела. Причинен­ные экономии убытки будут взысканы со всего общества» 76 В Чигиринском уезде Киевской губернии немецкий комендант приказал крестьянам в течение недели возвратит], помещикам весь сельскохозяйственный инвентарь, скот, птицу и другое иму­щество. «Иге уничтоженные постройки,— говорилось в приказе,— должны быть восстановлены в кратчайший срок... или оплачены но соглашению с потерпевшими собственниками» 77.
    В апреле 1918 г. представители капиталистов и помещиков подали «меморандум» в Совет министров Центральной рады. Главные требования «меморандума» сводились к следующему: восстановление частной собственности, ликвидация рабочего конт­роля, разрешение купли-продажи земли, обеспечение восстанов­ления разгромленных помещичьих имений 78. Однако Центральная рада после своих демагогических речей и обещаний рабочим и крестьянам не сочла возможным сделать такой шаг немедленно и оттягивала удовлетворение этих требований буржуазии и по­мещиков.
    В связи с тем, что оккупация Украины в основном была за­вершена, Центральная рада уже не нужна была немцам. В свою очередь капиталисты и помещики полагали, что штыки немецких оккупантов — достаточно мощная сила для защиты их классовых интересов, и, таким образом, тоже не видели в Раде необходи­
    75    «Профессиональный вестник», 1918, № 1, стр. 3.
    76    «Борьба трудящихся Волыни за власть Советов». Сб. документов и ма­териалов. Житомир, 1957, стр. 116.
    77    «Киевская мысль», 25 апреля 1918 г.
    78    «Архiв Радянсько! Укра1ни», 1932, № 1-2, стр. 95, 96.
    мости. В этом отношении показательна резолюция, принятая со­бранием земельных собственников, предпринимателей и купцов 17 апреля в Харькове. «Украинская Центральная рада,— говори­лось в резолюции, была вызвана к жизни в момент, когда было необходимо образовать самостийную Украину, а когда эта задача уже решена, она не может более считаться законодательным и представительным органом Украины» 79. Другими словами, под­готовив условия для реставрации буржуазно-помещичьего строя, Центральная рада должна была уступить свое место кадетско- октябристским и другим буржуазно-помещичьим душителям ук­раинского народа.
    Важная социальная опора Центральной рады — кулачество — была не удовлетворена ее политикой: Рада оказалась неспособ- поп защищать интересы кулачества от деревенской бедноты. Обя­завшись поставлять хлеб в Германию и Австро-Венгрню, Рада была вынуждена существенно нажимать на кулачество, требуя от него значительных хлебных поставок. Трудящиеся же отвер­нулись от Центральной рады еще в ноябре 1917 г., особенно пос­ле предательства в Брест-Литовске.
    Поведение Центральной рады все более вызывало раздраже­ние оккупантов. Они полагали, что Рада недостаточно быстро вы­качивала из сел Украины хлеб, мясо и жиры. Оккупантам не нравилась также и социальная демагогия Рады. Они готовы были разогнать Раду, но вынуждены были терпеть ее до окончатель­ного оформления договоров, экономически закабалявших Ук­раину.
    22    апреля 1918 г. Центральная рада подписала договор о по­ставках в Германию и Австро-Венгрию 61 млн. пудов хлеба, 2750 тыс. пудов рогатого скота (в живом весе), 400—500 млн. яиц и много промышленного сырья. После этого она стала не­нужной оккупантам, и они решили заменить ее более удобной ширмой. 29 апреля в помещении киевского цирка был созван съезд помещиков и кулаков (так называемых хлеборобов). На этом съезде оккупанты инсценировали избрание одного из бога­тейших украинских помещиков П. Скоропадского гетманом Ук­раины. Так осуществился «государственный переворот» и рестав­рировалась па Украине буржуазно-помещичья власть в виде более удобной формы порабощения украинского народа немец­кими империалистами. Общественность Украины никак не реаги­ровала на разгон Центральной рады, так как последняя изжила себя целиком. Интересно отметить, что еще до переворота Скоро- падский в письменной форме обязался оккупантам выполнять все их требования. На следующий день после переворота он опубли­ковал «грамоту», содержание которой было согласовано с окку­
    79    Д. Дорошенко. 1стор1я Украши 1917—19-23 рр., т. II. Ужгород, 1930, стр. 19.
    пантами, и провозгласил восстановление частной собственности на Украине. Новоиспеченный гетман «уведомлял» украинский народ, что Украинская народная республика преобразовывается в «Украинскую державу», а верховная власть «отныне принад­лежит» исключительно ему, Скоропадскому. Премьер-министром и министром внутренних дел гетман назначил Ф. Лизогуба (ок­тябрист). В этот же день у начальника штаба оккупационной армии генерала Тренера состоялось совещание представителей немецкого командования и гетмана по вопросу о правительствен­ной программе и о составе «правительства». Здесь был сформи­рован гетманский «кабинет министров» из людей, зависимых, как и сам Скоропадскпй, от оккупантов. Немецкие генералы продик­товали и программу действий гетманских министров. В своей официальной переписке с правительством немецкий посол Мумм с циничной откровенностью писал: гетманское правительство яв­ляется «только куклой в наших руках, а правительственные рас­поряжения обслуживают исключительно наши интересы» 80.
    Оценивая совершившийся переворот, В. И. Ленин писал, что там произошла «реставрация буржуазно-помещичьего монархиз­ма в Украине при поддержке кадетско-октябристских элементов всероссийской буржуазии и при помощи германских войск...» 81
    Буржуазные и так называемые социалистические партии (ук­раинские социал-демократы, украинские эсеры), входившие в со­став Центральной рады, продолжали и после переворота 29 ап­реля пресмыкаться перед немецкими оккупантами. Они обрати­лись к генералу Тренеру с просьбой предоставить их партиям место в гетманском «правительстве». Приняв делегацию во главе с В. Вннниченко и С. Ефремовым, Тренер ответил, что он не мо­жет удовлетворить их просьбу, так как кабинет министров уже образован; если же у них есть желание помогать гетману, то они могут получить 3—4 пока еще свободных министерских порт­феля, однако по этому вопросу им следует обратиться непосредст­венно к Скоропадскому.
    Гетманский аппарат власти комплектовался из представителей помещиков, капиталистов и дореволюционной чиновной бюрокра­тии. Губернскими и уездными старостами назначались местные помещики, бывшие царские губернаторы и другие реакционные чиновники. Для охраны буржуазно-помещичьего строя была соз­дана «державна варта» (стража). На службу в «державну вар­ту» привлекались в первую очередь царские жандармы и поли­цейские.
    На Украину под защиту гетманской власти ринулась русская белогвардейщпна. В Киев переехали правления петроградских и московских банков, крупные промышленнпкп и финансисты, знать царского двора. Большинство из них занялось разными спекуля-
    в0 «Крах германской оккупации па Украине», стр. 65.
    81    В. И. Л е н и н. Полное собр. соч., т. 36, стр. 322, 323.
    тивными аферами, а все вместе — собиранием контрреволюцион­ных сил для свержения Советской власти в России.
    Капиталисты и помещики объединяли свои силы для орга­низованного наступления на трудящихся и проведения в жизнь политики гетманского «правительства». В мае 1918 г. состоялся специальный съезд представителей промышленников, банкиров и помещиков, на котором присутствовало 1 тыс. делегатов82. В президиуме этого сборища буржуазно-помещичьей реакции красовались такие известные деятели октябристов и кадетов, как князь Л. Голицын, 15. Кочубей, граф А. Бобринский, председа­тель Совета съездов горнопромышленников Дитмар и др. На этом съезде была создана буржуазно-помещичья организация, так на­зываемый Протофис (Союз промышленности, торговли, финансов, и сельского хозяйства на Украине). Протофис потребовал от гет­манского «правительства» восстановления в полном объеме поме­щичьих прав, пересмотра законов о 8-часовом рабочем дне, о дея­тельности профсоюзов и заводских комитетов, о свободе стачек, о ликвидации законодательного нормирования заработной платы. Капиталисты настаивали па проведении мер, резко ухудшавших положение рабочего класса.
    Удовлетворяя требования капиталистов, гетманское «прави­тельство» обрушилось на рабочий класс и его организации. Была ликвидирована свобода слова, печати, собраний для рабочих п крестьян. Министр путей сообщения Б. Бутенко запретил на же­лезных дорогах деятельность профессиональных организаций. Приказом премьер-министра Ф. Лизогуба были восстановлены царские законы, каравшие рабочих тюрьмой за участие в заба­стовках. Министерство внутренних дел издало приказ о запреще­нии съездов и собраний.
    Положение рабочего класса и трудящегося крестьянства рез­ко ухудшилось и стало настолько тяжелым, что даже меныневнст- ско-эсеровский Всеукраинский совет профсоюзов вынужден был признать: «В Донецком бассейне почти повсеместно отменен 8-часовой рабочий день. Заработная плата понижена до прошло­годних размеров, повышены цены на отпускаемые продукты... Из того же Донецкого бассейна несутся жалобы о явлениях, не­слыханных даже при самодержавном режиме: зарегистрированы десятки случаев порки рабочих по приговорам начальников отря­дов украинских войск; на Вознесенском руднике имел место слу­чай подвешивания рабочего на столбе, вследствие чего у него от­крылась скоротечная чахотка. На почве голода происходят само­убийства рабочих. Вопросы чести и жизни рабочих всецело от­даны в руки местных агентов власти, набираемых в большинстве случаев из ревностных слуг царского режима» 83.
    82    Д. Д о р о ш о н к о. Указ. соч., т. II, стр. 46.
    83    Госархив Киевской обл., ф. 345, д. 10, лл. 53— 64.
    Помещики повели ожесточенное наступление против трудяще­гося крестьянства. Уманский союз землевладельцев в письме гет­манскому «правительству» от 20 мая 1918 г. требовал, чтобы «помещики и арендаторы были немедленно возвращены в свои хозяйства, чтобы им, наконец, были возвращены их имения, усадьбы, леса, пруды, разграбленное и расхищенное имущество, хлеб и фураж, чтобы им было уплачено за все испорченное и не­достающее, а разрушенные или сожженные постройки восстанов­лены и приведены в порядок» 84 Этого же требовали помещики Подолии, причем они дополнительно еще просили о принятии мер, обязывающих местных крестьян обрабатывать помещичьи плантации сахарной свеклы.
    Защита интересов помещиков находилась в центре внимания гетманского «правительства». Но вместе с тем оно заботилось и о создании благоприятных условий для роста новых кулацких хозяйств. Этим целям служил принятый 14 июня 1918 г. «Закон
    о    праве продажи и купли земли внегородских поселений», кото­рый повторял положение гетманской грамоты о свободной купле- нродаже земли, но не более 25 десятин в одни руки. В июле были созданы земельно-ликвидационные комиссии, состав которых укомплектовывался представителями помещиков и гетманского административно-судебного аппарата. Задачей этих комиссий было восстановление имущественных прав помещиков и обеспечение «контрибуции за убытки».
    Используя гетманские законы, помещики хотели не только вознаградить себя за все, что они утратили во время революции» но еще п нажиться на этом. Они во много раз увеличивали оцен­ку национализированного у них и переданного крестьянам иму­щества. Очень часто помещики отказывались принимать возвра­щаемое им крестьянами имущество и требовали уплаты деньгами но произвольной цене, установленной ими самими 85.
    На основе гетманского закона и распоряжений губернских и уездных властей на местах усилился массовый грабеж крестьян. В селах хозяйничали немецко-гетманские карательные экспеди­ции. Прежде чем войти в село, каратели часто вели артиллерий­ский обстрел. В каждом селе уездный староста распускал земель­ный комитет, приказывал возвратить помещичье и казенное иму­щество, сдать оружие, вывесить на видном месте гетманскую «гра­моту». После этого расстреливали революционно настроенных крестьян, на которых указывали кулаки; многих избивали, глу­мились над беднотой. Карательные экспедиции накладывали на непокорных крестьян огромные «контрибуции». Многочисленные акты и донесения о действиях карателей раскрывают ужасающую картину террора и издевательств, которым подвергалось трудя­
    84    ЦГАОР УССР, ф. 1216, он. 1, д. 17, лл. 26-27.
    85    Там же, д. 75, л. 54.
    щееся крестьянство Украины. Так, карательная экспедиция, по­давлявшая революционное движение крестьян в Золотоношском уезде, «наложила и собрала денежную контрибуцию с крестьян в следующих размерах: в с. Великая Буромка — 30 тыс. руб., Малая Буромка 15 тыс. руб., Богодуховка — 15 тыс. руб., Чер- нобап — 10 тыс. руб., Великие Каневцы — 987 руб. 75 коп., а всего 70 987 руб. 75 кои.» 86 14 июня во время возвращения имущества помещику Габриелю в селе Ташино Анатолийской во­лости Одесского уезда немецкий отряд вместе с местными нем- цами-колонистами оцепил село и подверг массовой порке кресть­ян, в том числе женщин и стариков. Как зафиксировано в про­токоле начальника милиции 3-го участка, после этого каратели «приказывали становиться в угол молиться богу, а затем требо­вали благодарности за нанесение побоев» 87.
    С неимоверной жадностью оккупанты грабили народное хо­зяйство Украины. Так называемые заготовки промышленного сырья, хлеба и продовольствия ничем не отличались от обычного грабежа. Немецкая военщина рассматривала все народное иму­щество Украины как свою добычу. 27 мая в Николаеве немецкий комендант опубликовал такое объявление: «Заводы общества Ни­колаевских заводов и верфей („Наваль"), заводы Русского судо­строительного общества („Руссуд"), отделение Балтийского су­достроительного и механического завода („Балтвод"), плавучий док на Буге в 30 тыс. тонн, а также все принадлежащие выше­названным заводам или находящиеся на территории завода, на суше п на воде, всякого рода суда, понтоны, лодки, землечерпал­ки, буйки н т. п. с 5 мая 1918 г. перешли во временное владе­ние германских военных властей и находятся под военной охра­ной» 88.
    Грабеж оккупантов, спекулятивные аферы капиталистов, воз­вратившихся на предприятия, гибельно отражались на народном хозяйстве Украины. Быстро приходила в упадок угольная про­мышленность. Добыча угля за девять месяцев 1918 г. составила лишь 341 млн. пуд., что на 715 млн. пуд. меньше соответствующего периода 1917 г.; в октябре 1918 г. добыча угля упала до 27 млн. пуд. Резко сократилось число рабочих в угольной промышленности. Если в марте их было 215 тыс., то в октябре — лишь 78 тыс. 89 Заработная плата рабочих в большинстве случаев записывалась в расчетные книжки, а на руки деньги почти не выдавались. Еще более тяжелым было положение в Криворожском желез­
    8876 ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 75, л. 146.
    87    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 году», стр. 100.
    88    «Отечественная война на Украине против германских оккупантов в 1918 г-оду». М., 1941, стр. 16.
    89    С. М. С к л я р ь н к о. Борьба трудящих Укра!ни проти шмецько- австршських окупанив i гетьманщини в 1918 рощ. Ки!в, 1960, стр. 83.
    норудном районе. Все рудники прекратили работу, большинство из них было залито водой. Из 25 тыс. рабочих, ранее занятых на рудниках, осталось всего 2—2,5 тыс.
    Из-за недостатка угля и сырья прекращали работу металлур­гические заводы. Летом 1918 г. из 63 доменных печей на Украине работало только 4 90. Быстро росла безработица. В июне 1918 г. число безработных, по значительно преуменьшенным данным, достигло 200 тыс. человек. Предполагалось, что в ближайшие месяцы число безработных достигнет 500 тыс.91 В результате систематического недоедания чрезвычайно быстро росло коли­чество инфекционных заболеваний, вызывавших огромную смерт­ность среди трудящихся.
    Оккупанты хищнически разрушали производительные силы сельского хозяйства Украины. Не считаясь ни с чем, они отбира­ли у крестьян тягловую силу — лошадей и рабочий скот — и вы­возили в Германию и Австрию. Только через Ковель в Германию было проведено более 40 тыс. лошадей 92. Самочинными и массо­выми реквизициями оккупанты полностью дезорганизовали заго­товку хлеба для украинских городов. В городах богатой хлебом Украины начался голод. Городское население простаивало дни и ночи возле хлебных магазинов и часто хлеба не получало. Из украинских городов в адрес гетманского «правительства» летели телеграммы о тяжелом продовольственном положении. Киевские власти 20 нюня доносили: «были случаи хлебных беспорядков» уа. 2(1 нюня из Мариуполя писали: «Хлебное положение в городе Мариуполе катастрофическое. Хлеб в количестве 41 вагона вы­везен из города австрийскими властями» 94. Из Полтавы 3 июля была получена лаконичная телеграмма: «В понедельник город остается без хлеба» 95.
    Империалистическая Германия вопреки заключенному мир­ному договору продолжала вести агрессивную политику по отно­шению к Советской Госсии. Немецкое командование на Украине активно поддерживало русскую белогвардешцину. Такие извест­ные реакционеры и заклятые враги рабочих и крестьян, как Пу- ришкевич, Рябушинский, Милюков, находились в Киеве. Под их руководством создавались и действовали всевозможные контрре­волюционные организации: «Союз возрождения России», «Нацио­нальный центр», «Совет государственного объединения России» и т. п., стремившиеся к свержению Советской власти в России. При помощи гетманцев и с ведома оккупантов на Украине бес­препятственно работали вербовочные бюро добровольческой ар-
    90    «Известия Протофиса», 10 августа 1918 г.
    91    Е. М. С к л я р е и к о. Указ. соч., стр. 90.
    92    «Архт Радянсько! Укра'ши», 1932, № 1-2, стр. 91.
    93    ЦГАОР УССР, ф. 1216, он. 1, д. 102, л. 16.
    94    Там же, д. 74, л. 54.
    96 Там же, д. 98, л. 99.
    2 Н. И. Супруненко
    49
    мин, которую сколачивал в то время генерал Деникин. Генерал Краснов при помощи гетманцев получал оружие и боеприпасы от немцев и передавал их армии Деникина. Даже такой закоре­нелый «антаптофил», как белогвардеец Милюков, выступал за сотрудничество с немецкими империалистами. Исполняющий обя­занности начальника Киевского осведомительного отдела в своей записке департаменту «державной варты» от 9 июля 1918 г. сообщал о совещании членов кадетской партии, состоявшемся 7 июля в Киеве, на котором выступил с речью Милюков. «В пер­вой части своей речи,— указывается в записке,— Милюков гово­рил, что ои пришел к выводу о необходимости ныне стать на точку зрения сближения с германцами» 96
    Немецкие империалисты в своих захватнических интересах стремились использовать мирные переговоры, начавшиеся 23 мая 1918 г. в Киеве между Советским правительством и гетманским «правительством». Немецкие марионетки, выслуживаясь перед своими хозяевами, проявляли грубость и пренебрежительное от­ношение к советской мирной делегации. 20 мая вечером, когда советская делегация прибыли в Киев, ее никто не встретил, и она вынуждена была провести ночь в вагонах. На следующий день явился мелкий гетманский чиновник и проводил делегацию в третьеразрядную гостиницу «Марсель», где «еще только освобож­дались для нее комнаты». Глава гетманской делегации С. Шелу- хин, дворянин по происхождению, среднего разряда судейский чи­новник в бывшем царском аппарате, во время переговоров держал себя заносчиво. Ревностные слуги буржуазии и помещиков пы­тались в такой форме показать величие «гетманской державы», но по сути это было проявлением слабости, а не силы гет­манского режима. Инспирированная оккупантами местная бур­жуазная пресса развернула кампанию травли советской деле­гации.
    Советская делегация проявила огромную выдержку и хладно­кровие, она разоблачала все провокационные наскоки взбесив­шихся помещиков и буржуа. На разрыв переговоров делегация не шла потому, чтобы не дать повода Германии обвинить Совет­скую Россию в нежелании выполнять соответствующую статью мирного договора.
    Украинские буржуазные националисты, продавшие народ и страну в колониальное рабство немецким империалистам и на­сильно оторвавшие Украину от братской России, усилили бешеную шовинистическую пропаганду, пытаясь отравить сознание укра­инских рабочих и крестьян ядом национализма и вызвать враж­ду к братскому русскому народу. Однако их шовинистическая кампания провалилась. Трудящиеся, проживавшие в районах,
    96    ЦГЛОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 70, л. 315.
    которые гетманско-немецкие захватчики стремились отторгнуть от Советской России, как и трудящиеся других районов Украи­ны, решительно заявили о своем нежелании находиться в составе подневольной гетманской Украины. Советская делегация имела в своем распоряжении более тысячи резолюций и постановлений сельских сходов, заявлявших о нежелании населения находиться под гетманской властью.
    В ответ на провокации украинских буржуазных национали­стов ЦК профсоюза сахарников, находившийся в Киеве, высту­пил с заявлением, в котором говорилось: «Пролетариат Украины есть кровь от крови пролетариата всей России... и никаким си­лам не удастся разделить пролетариев на враждующие лаге­ри» 97. В дни подготовки съезда ЦК профсоюза сахарников, разо­блачая предательство буржуазных националистов, обратился к рабочим с новым заявлением, в котором писал: «Рабочие Украи­ны покрыли бы себя позором в глазах международного проле- тарита, если бы они допустили на своем съезде враждебное от­ношение к пролетариям России... Поэтому первым приветствен­ным словом, которое раздастся на нашем украинском съезде, бу­дет приветствие не представленным на нашем съезде рабочим
    России» 98.
    Всоукраипский съезд металлистов, состоявшийся в июне
    1918 г., также решительно высказался за единство и тесную связь с русскими рабочими. I! резолюции съезда говорилось: «Краевой съезд рабочих металлистов Украины, учитывая факт отделения Украины от России, считает необходимым заложить основу крае­вого объединения профессиональных союзов рабочих-металли- стов на территории Украины с тем, чтобы это объединение поддерживало связь с Всероссийским союзом рабочих-металли- гтов» ".
    Назревание революции в Германии и мощный размах осво­бодительного движения на Украине делали бессмысленным даль­нейшие переговоры с гетманско-немецкой стороной. В начале ок­тября 1918 г. был объявлен перерыв в переговорах, которые так п не возобновились.
    В дни оккупационного режима и реставрации власти поме­щиков и буржуазии украинский народ пережил горе и униже­ния, но он не покорился и под руководством Коммунистической партии вел беспощадную войну против угнетателей. Украинские буржуазные националисты потерпели полный крах в своих по­пытках посеять недоверие и вражду между братскими народами Украины и России.
    97    «Голос труда», 1918, № 6-7.
    98    Там же, № 11-12.
    99    «Голос металлиста», 1918, № 1.
    4.    Борьба трудящихся Украины против оккупантов и гетманщины.
    Образование КП(б]У
    Организующей и руководящей силой в борьбе украинских рабо­чих и крестьян против оккупационного режима и гетманщины, против предательской политики украинского буржуазного нацио­нализма выступила Коммунистическая партия.
    Коммунисты Украины, верные своему партийному долгу, оста­вались во главе масс и в условиях немецкой оккупации. Они сразу же приступили к созданию организованного партийного подполья, чтобы обеспечить политическое руководство массами, поднимать массы на борьбу за восстановление Советской власти на Украине. В Киеве и области подпольной партийной работой руководили М. Майоров, Картвелишвили (Лаврентий), позже Е. Соколовская, А. Ластовский, М. Реут, II. Дихтяренко, Н. Вруб­левский и др. К I съезду КП(б)У (июль 1918 г.) в Киеве су­ществовало разветвленное подполье, в котором работало 655 ком­мунистов 10°. Коммунисты-подпольщики развернули работу на предприятиях, наладили выпуск листовок. Для этой цели Н. Алек­сеев оборудовал подпольную типографию в Предмостной слобод­ке 101. Вскоре был создан Киевский губком, который установил связь с партийными организациями Черкасс, Чигирина, Ходо- рова 102.
    Напряженная подпольно-политическая деятельность велась в Донбассе. В Бахмутском уезде на Брянцевском руднике партий­ную организацию возглавляли И. Зеленый и Д. Носов. Партийные организации были созданы на Терещинском, Харламовском, Гол­ландском, Кузьминовском, Бахмутском рудникахшз. В юзовском подполье активно работали Кизлярский (Андрей Коваль), Е. Зи­мин, И. Лагутенко 04. В Одессе вскоре после оккупации города состоялась нелегальная конференция коммунистов, на которой был избран временный подпольный городской комитет партии в со­ставе А. Трофимова (Деда), С. Лушера, И. Резинкина и др.105. Работа одесского подполья усилилась после того, как из центра прибыли II. Онищенко (Павел), Н. Голубенко (Петр), В. Бухар- цева (Лиза), С. Янковская (Ольга). Эта группа опытных работни­ков составила крепкий партийный центр, который охватил своим
    100    «Первый съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины. 5—12 июля 1918 года (К пятилетнему юбилею — 1918—1923). Статьи и про­токолы съезда». Харьков, 1923, стр. 27.
    101    Госархив Киевской обл., ф. 183, д. 7724, лл. 35—36.
    102    «Первый съезд КП(б)У. Протоколы», стр. 26, 27.
    I. 3 е л е н и й. На Врянц1вському руднику.— «Боротьба за перемогу Радянсько'1 влади на Украши». 36. спогадп!. КиТв, 1957, стр. 346.
    Ф. Зайцев. Боротьба за Жовтень в КЫвЦь— Там же, стр. 338.
    «3 кторп Одесько1 партшно! оргашзаци. Нариси». Одеса, 1962, стр. 178.
    влиянием не только Херсонскую губернию, но и примыкавшие к ней соседние губернииШб. Одесский горком наладил выпуск газеты «Голос революции». Был издан 20-тысячным тиражом и широко распространен Манифест ЦИК Советов Украины. В Ека- теринославе на подпольном собрании коммунистов был создан гор­ком партии; он объединил свыше 100 коммунистов 107. Активную работу в Екатеринославской партийной организации вели Ю. Ми­ронов, С. Таранущенко, братья Клочко, И. Варлен. Несмотря на чрезвычайно трудные условия подполья, к моменту созыва
    I    съезда КП(б)У на Украине было создано около 140 подполь­ных партийных организаций 108.
    Боевым помощником партии были подпольные социалистиче­ские организации молодежи, создававшиеся при помощи и под руководством коммунистов-подпольщиков. Революционная моло­дежь выполняла ответственные поручения партии, распространя­ла воззвания и листовки, вступала в партизанские отряды.
    Оргбюро, а затем ЦК КП(б)У, руководствуясь указаниями Центрального Комитета РКП (б), нацеливали местные подполь­ные организации на максимальное развертывание партизанской борьбы, решительно разоблачали преступные маневры украин­ских буржуазных националистов. Оргбюро в своих директивах под­черкивало, что борьба против немецких империалистов, гетманщи­ны и украинского буржуазного национализма должна проводиться под знаменем рабочо-крестьянского правительства Украины.
    Возмущенно масс против оккупантов и буржуазно-помещичь­его гетманского режима возрастало; усиливалось недовольство и против украинских социал-демократов и украинских эсеров, иг­равших руководящую роль в Центральной раде. Мелкобуржуаз­ные массы, прежде всего крестьянство, с особой силой ощущали, что значит для них Советская власть; их взоры были обращены к Советской России, где рабочие и крестьяне, преодолевая огром­ные трудности и лишения, строили под руководством Коммуни­стической партии новую жизнь без помещиков и буржуазии. Под воздействием этих факторов в рядах мелкобуржуазных партий усилились разногласия и процесс разложения. От партии украин­ских социал-демократов откололась значительная группа, воз­главляемая А. Буценко, Н. Врублевским, П. Слинько. После со­вместной работы с коммунистами эта группа (летом 1918 г.) была принята в Коммунистическую партию.
    Интенсивный процесс разложения шел и в рядах украинских эсеров. В мае 1918 г. у них произошел раскол; из партии выде­
    106 «3 ктори Одесько! лартшно'! оргашзацп», стр. 178.
    Ю. Г. Миронов. Спогади про шдшльну работу на Катеринославщп- ш у 1918 рощ.— «Спогади про Перший зЧзд КП(б) У», стр. 103.
    108    Ю. В. Ш и л о в ц е в. О большевистском подполье на Украине в 1918 году.— «Ученые записки», т. СШ. «Труды кафедры истории КПСС», т. 7. Харьков, 1959, стр. 287.
    лилось левое крыло, образовавшее новую партию украинских ле­вых эсеров — боротьбистов (от названия их газеты «Боротьба»). Ее лидерами были В. Блакитный (Елланский), Г. Гринько,
    A.    Любченко, И. Михайличенко, А. Шумский. Партия эта оста­валась мелкобуржуазной, крестьянской, которая далеко не пол­ностью порвала с народничеством.
    К боротьбистам следует отнести ту социальную характери­стику, которую дал В. И. Ленин социал-демократам и эсерам в работе «Политические партии в России и задачи пролетариата». Он указывал, что они выражали интересы «Мелких хозяев, мел­ких и средних крестьян, мелкой буржуазии, а также части поддав­шихся влиянию буржуазии рабочих» 109. В другой работе
    B.    И. Ленин, говоря о социальной базе мелкобуржуазной демо­кратии, подчеркивал, что среднее крестьянство является постав­щиком этой демократии110.
    На Украине с некоторой задержкой происходил в основном тот же процесс, что и в России, когда дальнейшее развитие револю­ции и особенно победа Октября привели к расколу партии эсеров. Появилась новая партия — левые эсеры. О ней В. И. Ленпн в январе 1918 г. говорил: «Когда пришло время к осуществлению социализма па деле, крестьяне получили возможность ясно уви­деть эти две основные политические линии — союз с буржуазией или с трудящимися массами; они поняли тогда, что партия, выра­жающая истинные стремления и интересы крестьянства,— есть партия левых эсеров. И когда мы заключили с этой партией наш правительственный союз, мы с самого начала поставили дело та­ким образом, чтобы он покоился на самых ясных и очевидных нача­лах. Если крестьяне России хотят осуществлять социализацию земли в союзе с рабочими, которые проведут национализацию бан­ков и создадут рабочий контроль,— они наши верные сотрудники, вернейшие и ценнейшие союзники» 1 1 Но как только левые эсеры заколебались и закончили тем, что перешли на сторону кулачест­ва, буржуазии, и союз с ними был немедленно разорван.
    Боротьбисты имели много общего с левыми эсерами, но нельзя считать их простой копией последних. Боротьбисты преувеличива­ли значение национального вопроса, считая его решающим. Но при всех своих шатаниях и колебаниях, свойственных мелкобур­жуазным демократам, опи не докатились до контрреволюционного мятежа, как это проделали левые эсеры, изменив крестьянству. Боротьбисты встали на путь вооруженной борьбы с оккупантами и гетманщиной и в ходе этой борьбы приняли платформу Совет­ской власти.
    Образование и выделение левых групп из украинских мелко­буржуазных партий свидетельствовали о глубоком идейном и по-
    109    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 31, стр. 195.
    10    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 208.
    '11 В. И. Л е н и п. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 263
    лнтическом кризисе, который переживали эти партии, о падении их политического влияния, о консолидации демократических сил украинского народа вокруг пролетариата, о правильности полити­ки Коммунистической партии.
    Сдвиг политических сил влево заставила украинскую нацио­налистическую контрреволюцию менять свою тактику в надежде, что этим удастся задержать дальнейшее падение своего влияния. В середине мая 1918 г. в Киеве был образован так называемый Украинский национально-государственный союз, в состав которого вошли буржуазные и кулацко-помещичьи партии: украинские со­циалисты-самостийники, украинские социалисты-федералисты и украинские хлеборобы-демократы. Союз ставил своей целью со­хранение и укрепление буржуазно-помещичьего строя с тем, од­нако, чтобы гетманское «правительство» было чуть демократизо- вано. С этой целью 24 мая союз обратился к Скоропадскому с меморандумом, в котором указывал на то, что вошедшие в его кабинет министры (октябристы и кадеты) проводят слишком гру­бую реакционную политику, которая вызвала возмущение и при­вела к тому, что «болыиивизм снова начал усиливаться по селам». Стремясь предупредить дальнейшее развитие революционной борьбы, союз предлагал создать «национальный демократический кабинет», который будет проводить ту же классовую политику, ко более гибкими методами, чем это делало «правительство» Ф. Лизогуба 11а. Однако октябристская и кадетская партии, а зна­чит, и Скоронадский не могли и не хотели менять политического курса.
    В создавшейся обстановке большевистские организации Укра­ины усилили свою организаторскую и разъяснительную работу в массах. Огромную роль в консолидации сил подпольных партий­ных организаций и в развертывании борьбы рабочих и крестьян против оккупантов и буржуазно-националистической контррево­люции сыграл состоявшийся в Москве 5—12 июля 1918 г. I съезд большевистских организаций Украины, оформивший создание КП(б)У — боевого отряда единой РКП (б).
    В.    И. Ленин, всегда уделявший большое внимание Украине, принял самое непосредственное участие в создании и определении политической линии КП(б)У. Он направлял работу I съезда КП(б)У, принимал представителей большевистских организаций Украины, очень внимательно, глубоко и всесторонне обсуждал с ними наиболее важные задачи партийного строительства и руко­водства борьбой трудящихся за восстановление и укрепление Со­ветской власти на Украине.
    Исходя из ленинских указаний и анализа политической обста­новки на Украине, съезд считал основной задачей КП(б)У борьбу под лозунгом восстановления «неограниченной власти Советов
    113 Д. Дорошенко. Указ. соч., т. II, стр. 103—107.
    как диктатуры рабочих, поддержанной беднейшими крестьянами Украины» из. В специальной резолюции «О вооруженном восста­нии» съезд наметил развернутые мероприятия по подготовке вос­стания. Резолюция предостерегала партийные организации как от поспешных выступлений, так и от попыток оттянуть восстание, требовала при выборе момента для всеобщего восстания учиты­вать международную обстановку.
    Очень важным для развития и укрепления братских связей Украины и Советской России было решение съезда о самом тес­ном объединении украинского и русского народов.
    Во время подготовки съезда и на съезде горячо дебатировался среди руководящих работников Украины вопрос: необходимо ли существование в условиях оккупации украинских центральных государственных органов? Одни (особенно Э. Квиринг и Я. Яков­лев), недооценивая значение национального вопроса на Украине, не понимая роли и значения Народного секретариата в руковод­стве освободительной войной украинского народа, настаивали на его ликвидации и создании Центрального военно-революционного комитета (ЦВРК). Другие (прежде всего Н. Скрыпник, В. Затон- ский, А. Бубнов) занимали в этом вопросе правильную позицию: они выступали за то, чтобы сохранить Украинское советское пра­вительство, созданное II Всеукраиноким съездом Советов, и иод его знаменем вести массы на борьбу за восстановление Советской власти на Украине. Однако большинство делегатов съезда выска­залось за создание Центрального военно-революционного комите­та. ЦИК Советов Украины и Народный секретариат были ликви­дированы.
    Съезд КП(б)У избрал Центральный Комитет, в который во­шли И. Амосов, А. Бубнов, Л. Буценко, В. Затонский, Э. Квиринг,
    С.    Косиор, Картвелшпвили (Лаврентий), Ю. Лутовинов, Ю. Пя­таков, И. Шварц (Семен) и др.
    Образование КП(б)У имеет огромнейшее значение в истории украинского народа. Созданная на основе марксистско-ленинских идеологических и организационных принципов как территориаль­ная организация единой Коммунистической партии, она возглави­ла освободительную борьбу украинского народа против интервен­тов, украинских буржуазных националистов и других врагов свободы и независимости Украины.
    ЦК КП(б)У и ЦВРК послали для руководства и помощи мест­ным подпольным партийным организациям многих крупных ра­ботников: в Донбасс — Р. Терехова и Ф. Зайцева; в Харьков — Л. Руденко, который возглавил областной ревком, Я. Гамарника, И. Смирнова (Ласточкина); в Киев — С. Косиора, Е. Соколов­
    113 «Коммунистическая партия Украины в резолюциях и решениях съез­дов и конференций». Киев, 1958, стр. 13.
    скую; в Полтаву — Ю. Коцюбинского и др. Эта мера способство­вала усилению партийно-политической и боевой деятельности подпольных партийных организаций.
    Активную работу развернули подпольные партийные органи­зации в Крыму. Для подпольной работы в Севастополе была остав­лена группа коммунистов: И. Назукин, А. Вапельннк, М. Котнер, Т. Кривохижа, И. Ржанников и др. Подпольщики установили связь с рабочими ряда предприятий, наладили работу подпольной типографии. Летом через И. Назукина Севастопольская подполь­ная партийная организация установила связь с ЦК РКП (б) и ЦК КП(б)У. Подпольные партийные организации действовали в Симферополе, Евпатории, Керчи и Феодосии. В Евпаторийской организации активно работал брат В. И. Ленина Д. Ульянов114.
    После I съезда КП(б)У Одесский обком возглавил Я. Гамар­ник. Созданный обкомом ревком развернул свою деятельность на территории Херсонской, Таврической и Бессарабской губер­нии. При ревкоме были созданы диверсионные отряды, действо­вавшие на железнодорожном транспорте. Первый действовал под руководством Чижикова (Макара) и Главацкого (Льва), второй — под руководством Г. Котовского, третий — под руководством Клин- духова (Фрола). В боевых отрядах участвовали члены Союза со­циалистической молодежи 115.
    I! Лнаньовеком уезде были созданы партизанские группы, сна­чала и каждой волости, затем они были сведены в крупный пар­тизанский отряд иод командованием С. Недолуженко. В Балтском уезде партизанские отряды были объединены под командованием 1Г. Дьячишина. Партизанская борьба охватила Елисаветградский уезд, Приднестровье, Анатольевскую и Тузловскую волости116.
    Успешно развертывалась боевая деятельность партии в Дон­бассе. Луганский ревком создал сеть подрайонов, объединивших около 5 тыс. человек, готовых при наличии оружия выступить на активную борьбу. В самом Луганске существовал партизанский отряд численностью в 200 человек117. В Юзовке подпольный рев­ком возглавил Ф. Зайцев. Большую роль в развертывании боевой деятельности сыграла партийная конференция, которая состоялась в августе 1918 г. На ней присутствовали представители Горловки, Щорбиновки, Константиндаки, Дружковки, Попаоной, Никитовки, Лисичанска, Енакиево, Славянска и Бахмута 118.
    1,4 Ф. С. Загород ских. Борьба трудящихся против немецко-кайзе- ровских оккупантов в Крыму.— «Борьба большевиков за упрочение Совет­ской власти, восстановление и развитие народного хозяйства Крыма». Сб. статей. Симферополь, 1958, стр. 20.
    115    В. Т. Бессонов, Н. Л. Соболь. Це було на Одещиш.— «Спогади про Перший з'Узд КП(б)У», стр. 200.
    116    «3 1Сторп Одесько! парийно! организация, стр. 186.
    117    «Летопись революции», 1927, № 1, стр. 161.
    118    I. О. 3 е л е н и й. Указ. соч., стр. 347.
    В начале лета 1918 г. на оккупированной территории Украины развернулась массовая стачечная борьба рабочего класса, приняв­шая крайне острые формы и ярко выраженный политический ха­рактер. В первых рядах шли рабочие Донбасса. Горняки и метал­листы часто прибегали к так называемым мертвым стачкам — са­мой острой форме забастовочной борьбы. Во время таких стачек прекращалась вся работа, в том числе на самых ответственных участках, от которых зависела целостность всего предприятия или его важнейших частей. Такие стачки произошли в Горловке и Кадиевке. На помощь капиталистам пришли меньшевики; сво­ими предательскими обещаниями и демагогией они сорвали стач­ку в Горловке. Однако вскоре предательские действия меньшеви­ков были раскрыты, и 4 июля шахтеры забастовали снова. Только тогда, когда в забастовку вмешались немецкие оккупанты, угро­жая шахтерам поголовной отправкой в концлагери, шахтеры вы­нуждены были приступить к работе "9.
    Забастовали рабочие-металлисты также и в Макеевке, Бахмуте, Екатеринославе, Харькове и других городах120. С 1 июля по 1 сен­тября 1918 г. металлисты провели более И стачек. Под влиянием борьбы горняков и металлистов стачечную борьбу против окку­пантов начали химики, полиграфисты и рабочие пищевой про­мышленности.
    Активная стачечная борьба проходила в Одессе. Бастовали рабочие авиационного завода Анатра. Там были подожжены упа­кованные в ящики и подготовленные к отправке 20 самолетов. Более двух месяцев бастовали рабочие канатного завода, кожев­ники. Бастовали также пекари, деревообделочники, печатники, портные, грузчики ш.
    Сильным ударом по оккупантам и гетманскому режиму была всеобщая забастовка украинских железнодорожников. 15 июля в Коростене, Сарнах и Здолбуново — важнейших железнодорож­ных узлах — была объявлена забастовка рабочих и служащих. Благодаря энергичной и напряженной работе подпольных комму­нистических организаций забастовка перебросилась на другие уз­лы и железные дороги Украины. К 20 июля забастовка переросла во всеобщую. В нее включились железнодорожники Крыма. Ба­стовало свыше 200 тыс. рабочих и служащих122. Движение поез­дов на железных дорогах Украины остановилось. Замерла работа в железнодорожных депо и мастерских. Вот какой вид имела станция Киев-пассажирский в дни забастовки! «Вдоль перронов расположились с вещами толпы застигнутых в пути пассажиров, которые вынуждены жить эти дни под навесами вокзала. На
    119    «Голос металлиста», 1918, № 3.
    120    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 96, лл. 2, 47.
    121    «Одесса». Очерк истории города-героя. Одесса, 1957, стр. 153.
    122    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 году», стр. 167.
    станционной территории не заметно никакого движения, не слыш­но паровозных свистков» ш. К забастовке украинских железнодо­рожников присоединились железнодорожники Бессарабии и Бе­лоруссии.
    Забастовка железнодорожников носила ярко выраженный по­литический характер. Основными требованиями бастовавших ра­бочих были: признание профсоюза железнодорожников, сохране­ние 6- и 8-часового рабочего дня, неприкосновенность выборных лиц. Поскольку материальное положение железнодорожников бы­ло исключительно тяжелым, стачечники выдвинули требования и экономического характера: выдача заработной платы по 1 июля 1918 г., увеличение хлебного пайка и т. п. Политический характер забастовки понимала и гетманская администрация. В письме ав­стрийскому губернатору главноунолномоченный гетманского «пра­вительства» писал: «Начавшаяся 16-го сего июля железнодорож­ная забастовка протекает главным образом на политической поч­ве... » 124. Меньшевики и эсеры пытались сорвать забастовку, однако коммунисты быстро парализовали их предательские дейст­вия. Рабочие организованно и стойко продолжали борьбу.
    Огромную помощь местным подпольным партийным организа­циям по руководству железнодорожной забастовкой оказало Вре­менное организационное железнодорожное бюро при ЦК КП(б)У, возглавляемое Л. Близгтиченко. Выполняя директивы Централь- лот Комитет КП(б)У, Временное оргбюро направило в Одессу, Киев, Харьков, Жмеринку, Екатеринослав и другие важные же­лезнодорожные узлы партийных работников-железнодорожников. Центральный Комитет КП(б)У выпустил воззвание к украинским железнодорожникам, в котором призывал их держаться, еще тес­нее сплотиться вокруг Коммунистической партии и бороться до полной победы над буржуазией 125. Ведущей силой были рабочие- металлисты паровозных и вагонных мастерских депо. Организо­ванностью и выдержкой они оказывали большое влияние на массы.
    В ответ на попытки оккупантов наладить движение поездов силами своих военных машинистов стачечники организовывали диверсии. В ночь на 26 июля около станции Конотоп под поездом была взорвана бомба. Между станциями Жмеринка и Ярышевка, на 351-й версте линии Одесса — Киев, были развинчены рельсы, и курьерский поезд, проходивший 8 августа, потерпел крушение. В первой декаде августа на станции Славянок был обстрелян па­ровоз 126.
    Огромную моральную и материальную поддержку оказал ук­раинским железнодорожникам рабочий класс Советской России.
    123    «Киевская мысль», 21 июля 1918 г.
    124    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 году», стр. 160.
    125    «Летопись революции», 1933, № 1-2, стр. 253.
    126    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 43, лл. 7—8.
    Несмотря на крайне тяжелое положение, русские рабочие отчис­ляли часть своего заработка в помощь украинским братьям. В со­ветской прессе сообщалось, что в Москве с 31 июля по 13 августа 1918 г. было собрано более 197 тыс. руб., а в Петрограде — более 270 тыс. Железнодорожники Украины получили в стачечный фонд 1,5 млн. руб., собранных рабочими Советской России.
    Напряженная борьба украинских железнодорожников продол­жалась более месяца. Украинские железнодорожники сорвали своевременную переброску немецких и австрийских войск на За­падный фронт, задержали вывоз награбленного оккупантами на Украине народного добра.
    Еще продолжалась железнодорожная забастовка, как на борь­бу поднялись рабочие Донбасса. И августа 1918 г. рабочие Жи­довского рудника (Бахмутскин уезд) прекратили работу. Вскоре забастовка распространилась на шахты Макеевского, Юзовского и Гришинекого районов. Настроение рабочих было настолько воз­бужденным, что оккупанты ввели осадное положение, надеясь такой мерой запугать шахтеров. Но это не возымело действия. Тогда оккупанты стали применять вооруженную силу против ра­бочих 121.
    В середине августа началась забастовка в Елисаветграде на крупнейшем заводе сельскохозяйственных машин «Эльворти л К0». В Харькове 13 августа забастовали печатники. В этой дли­тельной забастовке приняли участие почти все печатники Укра­ины. В стачечную борьбу включились табачники, трамвайщики и рабочие других профессий. Ярко выраженный политический ха­рактер носила забастовка рабочих Днепровского металлургическо­го завода в Каменском 13 сентября.
    Самоотверженная героическая борьба рабочего класса Украи­ны, напряженная политическая и организаторская деятельность Коммунистической партии оказали огромное влияние на повстан­ческую борьбу крестьянства. Борьба рабочего класса и повстан­ческое движение крестьянства были слиты в единый могучий по­ток освободительной войны. Земля горела под ногами оккупантов; опасность угрожала им как в больших городах, так и в маленьких деревушках. Союз рабочего класса и крестьянства был той глав­ной силой, которая обеспечила освобождение Украины от немец­ких оккупантов. Эта сила уничтожила буржуазно-помещичий режим и восстановила Советскую класть.
    С целью укрепления действующих и для формирования новых партизанских отрядов подпольные большевистские организации выделяли наиболее политически подготовленных, инициативных, мужественных и стойких работников и посылали их на село. Связываясь с деревенской беднотой, партийные работники созда­вали на местах повстанческие центры. Партизанская война уси­
    127    ЦГАОР УССР, ф. 2311, оп. 1, д. 119, лл. 28, 36.
    ливалась. Влияние подпольных партийных организаций в массах росло с каждым днем. Это вынуждены были признать даже гет­манские сатрапы и буржуазная пресса. Так, один из гетманских охранников, характеризуя силу большевистской партии, писал в департамент «державной варты»: «Наиболее опасная из перечис­ленных выше организаций является, безусловно, большевистская. Она сильна своей организованностью на местах и в центре, боль­шой ясностью и чрезвычайной простотой своей программы, своей решительностью» 1 8. Буржуазная газета «Киевская мысль» в те дни сообщала, что во многих селах Киевской губернии появились «большевики, которые ведут среди крестьян агитацию» 129 Пол­тавский губернский староста, сообщая о восстании крестьян села Большая Мошаница Лубенского уезда, происшедшем 18 июля, указывал, что «выступление организовано тремя большевиками, приехавшими недавно из Петрограда... » 130
    В начале мая развернулась напряженная борьба в Харьков­ской губернии. В Купянском уезде было разгромлено около 20 по­мещичьих имений. 9 мая гетманское «правительство» обратилось к начальнику штаба немецкой оккупационной армии генералу Тренеру с просьбой «сделать распоряжение немецким войскам о прекращении вышеупомянутого бунта в Купянском уезде» 131. 14 июня крестьяне села Средний Бикшин Змиевского уезда той же губернии разгромили немецкий отряд, прибывший в село для реквизиций.
    Еще более широким было повстанческое движение в Полтав­ской губернии. Со всех концов губернии в Киев шли телеграммы, сообщавшие о крупных боях между восставшими крестьянами, с одной стороны, оккупантами и «державной вартой» — с другой. В конце мая крестьяне села Большой Хутор Золотоношского уез­да приняли постановление о непризнании гетманской власти, рас­правились с наиболее активными сторонниками этой власти, уни­чтожили телефонную связь с уездным центром. Около тысячи повстанцев решили двинуться на Золотоношу, чтобы там ликви­дировать гетманскую власть. Подошедшие оккупанты открыли артиллерийский обстрел села и рассеяли повстанцев. Но восстание в Золотоношоком уезде не прекратилось. Бои все время вспыхи­вали то в одном, то в другом конце уезда. Золотоношский уезд был объявлен на военном положении. 10 августа уездный отдел Союза -хлеборобов и земельных собственников телеграфировал гет­ману: «Мятеж в уезде расширяется. Просим военного министра выслать аэропланы. Считаем, что эта мера сразу прекратит вос­стание» 132. С 15 мая Кременчуг и уезд были объявлены на воен­
    128    Там же, ф. 12.16, оп. 1, д. 79, л. 303.
    129    «Киевская мысль», 31 июля 1918 г.
    130    «ШТОПИС револющ'1», 1933, № 1-2, стр. 248.
    131    ЦГАОР УССР, ф. 1075, д. 5, л. 39.
    132    Там же, ф. 1216, оп. 1, д. 75, лл. 89, 250.
    ном положении™. Пылали помещичьи имения и в Гадячском уезде.
    В конце мая крупные восстания вспыхнули в Херсонской гу­бернии, особенно в Елисаветградском и Александрийском уездах. Восставшие крестьяне убивали помещиков, жгли их имения и винокуренные заводы, ликвидировали гетманскую администра­цию. Для борьбы с восстаниями, приобретавшими все более ши­рокий размах, наличных австро-венгерских военпых сил явно не хватало. Только после того, как оккупанты сосредоточили боль­шие силы и артиллерию, они смогли рассеять повстанцев в Ели- саветградском уезде.
    Наиболее крупным из всех вооруженных выступлений украин­ского крестьянства против оккупантов и гетманщины было вос­стание, организованное коммунистами-подпольщиками в Звени­городском и Таращанском уездах Киевской губернии. Это восста­ние вызвало большой переполох в лагере врагов украинского народа. Началось оно с вооруженного выступления крестьян в селе Лысянке Звенигородского уезда, которые под руководством большевистского повстанческого штаба разгромили немецко-гет- мапский карательный отряд. 5 июня выступили крестьяне сел Педиповки и Ольховки; они разгромили карателей и ликвидиро­вали местные учреждения гетманской власти. Восстание быстро расширялось. Уже к 7 июня село Озерное и предместье Звениго- родки Пески находились в руках повстанцев1 4. Повстанцы про­являли большое мужество и героизм. Плохо вооруженные, к тому же разнообразным оружием (русскими, немецкими, французски­ми и другого образца винтовками), они смело вступали в бой с хорошо вооруженными частями оккупантов и наносили им серь­езные поражения. В районе сел Ольховца и Гусаковки повстанцы разгромили немецкий отряд и захватили большие трофеи, в том числе артиллерийскую батарею 135.
    Повстанцы быстро расширяли район своих действий. 9 июня они повели наступление на Званигородку и овладели ею. Немец­кий батальон, находившийся в Звенигородке, вынужден был сло­жить оружие и выдать повстанцам гетманскую администрацию. Повстанцы удерживали Звенигородку до 13 июня, но под нати­ском крупных сил оккупантов вынуждены были отступить.
    Восстание охватило весь Звенигородский уезд. Штаб повстан­цев объявил мобилизацию населения. Силы восставших выросли до 30 тыс. человек. На помощь звеннгородцам пришли повстанцы из соседних уездов Подольской и Херсонской губерний. Несмотря на сосредоточение крупных сил, оккупанты не могли подавить восстание в уезде. Они контролировали лишь основные пути со­общения, но идти в глубь уезда не рисковали. Из уезда сообщали,.
    133    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 75, л. 4.
    134    Там же, д. 16, лл. 23, 377, 477.
    135    Там же, л. 53.
    что немцы «передвигаются лишь по большим дорогам; по дороге сжигают села, и только одип раз вступили в бой под Тальпым в количестве двух батальонов пехоты и 1-й батареи, но вынуждены были оставить часть оружия, отступить и пойти в обход на Звени- городку; за город не выходят,— все леса и поля около города за­полнены повстанцами...» 136.
    Одновременно с восстанием в Звенигородском уезде вспыхну­ло восстание в селах Стрижавке и Янушовке Таращенского уезда, где подпольную работу вела группа коммунистов во главе с В. Ба- лясом. 8 июня в Стрижавке начали концентрироваться силы по­встанцев. На другой день в Стрижавку прибыл немецко-гетман- ский карательный отряд, обстрелявший село из артиллерии. Однако с помощью повстанцев соседних сел каратели были раз­громлены. К 10 июня в руках повстанцев были села Пятигорье, Плоское, жашков. В бою под Жашковом повстанцы разгромили крупный карательный отряд и захватили артиллерийское орудие. Развивая активные боевые действия, повстанцы 12 июня атакова­ли Таращу. Наступление повстанцев поддержало городское на­селение. На помощь восставшим пришли и крестьяне из распо­ложенных около Таращи сел Улашовки, Керданова и Лысовнчей. Немецкие оккупанты и гетманцы под ударами повстанцев бежали в направлении Белой Церкви 137.
    Таращенский революционный штаб предпринял меры к уве­личению и укреплению сил повстанцев. Приказом от 11 июня штаб дал указание о создании во всех селах и волостных центрах охранных сотен. Приказом от 19 июня предлагалось провести учет мужчин в возрасте от 20 до 40 лет и распределить их по военным специальностям 138.
    Повстанцы Таращанского и Звенигородского уездов объеди­нили свои силы. Это увеличило эффективность их действий. Вос­стание распространилось па Уманский, Корсунский, Сквирский и Каневский уезды Киевской губернии.
    Охваченные паникой помещики и гетманская администрация бежали в Киев под защиту немецких штыков. Однако и в самом Киеве атмосфера была накаленной. 28 июня начальник уголовно­го розыска сообщал городскому атаману, что настроение киевских рабочих «приподнятое и враждебно теперешней власти» 139
    Восстание в Звенигородском и Таращанском уездах оказало огромное влияние на народные массы и дало толчок к возникно­вению вооруженных восстаний во многих других районах Украи­ны. Крупное восстание вспыхнуло на Волыни в Дубенском, Ста- роконстантиновоком и Кременецком уездах. Против повстанцев
    136    Там же, л. 54.
    137    Там же, д. 72, лл. 63—64.
    113398 Там же, л. 45, 52.
    139    Там же, д. 70, л. 25.
    оккупанты применили артиллерию. Повстанцы перешли к дейст­виям мелкими партизанскими отрядами.
    В. И. Ленин внимательно следил за работой подпольных пар­тийных организаций на Украине, высоко оценивал их деятель­ность по руководству повстанческо-партизанской борьбы и воз­росшую силу влияния на массы. В интервью корреспонденту шведской газеты «Folkets Dagblad Politiken» 1 июля 1918 г. В. И. Ленин о положении на Украине сказал: «Крестьяне воору­жаются и большими группами нападают на немецких солдат, где бы они ни встретились. Это движение разрастается. Благодаря не­мецкой оккупации большевизм на Украине стал своего рода на­циональным движением. Он объединяет вокруг себя людей, кото­рые прежде о большевизме и слышать не желали» 14°.
    Мощный размах освободительной борьбы трудящихся и огром­ный рост влияния партии большевиков на массы вынудили укра­инских эсеров и украинских социал-демократов стать в оппозицию к гетманскому «правительству». Под флагом защиты не раз пре­данных и проданных ими национальных интересов украинского народа они решили сколотить оппозиционный гетманскому «прави­тельству» блок. В начале августа 1918 г. в Киеве была закончена реорганизация Национально-государственного союза в Украинский национальный союз, в который вошли мелкобуржуазные партии украинских социал-демократов и эсеров. Председателем союза был утвержден В. Винниченко. Так оформилась «оппозиция ясновель­можного пана гетмана», прикрывавшая фразами свою политику сохранения эксплуататорского строя на Украине. Стремясь заста­вить оккупантов и гетмана считаться с собой, они попытались за­хватить в свои руки руководство повстанческим движением в Звенигородском и Таращанском уездах. С этой целью они послали в район восстания М. Павловского и М. Шинкаря — левого украин­ского эсера. Но массы шли за коммунистами и националистиче­ским агентам не доверяли. Делегат от коммунистов Киевской гу­бернии на I съезде КП(б)У говорил: «В отношении Павловского и Шинкаря, то они появились в Звенигородском уезде уже после того, как там было поднято восстание. Крестьяне им не доверя­ют» ш .
    Против звенигородских и таращанских повстанцев немецкое командование вынуждено было бросить крупные силы с артилле­рией, бронемашинами и самолетами. Оккупанты решили окружить основные силы повстанцев и уничтожить их.
    Большевики, под руководством которых проходило восстание, разгадали намерения оккупантов и начали выводить свои силы из-под удара врага. Было решено переправиться на Левобережье,
    140    В. И. JI е н и н. ПОЛЫ. собр. соч., т. 36, стр. 483.
    141    «Первый съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины», стр. 27.
    пройти рейдом по оккупированной территории Украины и про­биться в «нейтральную зону». Для продолжения борьбы на тер­ритории Киевской губернии штаб оставил несколько мелких пар­тизанских отрядов.
    Готовясь к прорыву вражеского колыда и к переходу па Лево­бережье, ревком принял меры по мобилизации необходимых средств для переправы через Днепр. По заданию ревкома рабочие захватили в Черкассах пароход «Ваня» и под вооруженной охра­ной направили его навстречу повстанцам142. Три других паро­хода («Мукомол», «Стрела» и «Фаня»), своевременно захвачен­ные вооруженными рабочими, перевозили повстанцев на левый берег Днепра, вероятно, также по указанию ревкома.
    В конце июля после ожесточенного боя около села Стеблево Каневского уезда повстанцы прорвались сквозь вражеское окру­жение к Днепру. 2 августа через стратегический мост около села Кайлово Переяславского уезда на Полтавщину переправился двухтысячный отряд повстанцев 143. Через два дня в районе Три- полья переправился новый крупный отряд на левый берег Днеп­ра, захватив с собой пароходы. Напуганные организованностью и планомерностью действий повстанцев, оккупанты и гетмановцы не рискнули предпринять крупные боевые операции против пере­правлявшихся через Днепр повстанцев.
    Переправившись на Левобережье, повстанцы разбились на не­сколько отдельпых отрядов и двинулись дальше, поддерживая между собой связь. Проходя через Полтавскую и Харьковскую губернии, они уничтожали на своем пути гетманские учреждения, «державную варту» и воинские части оккупантов.
    Большую работу по организации революционных сил проводил Херсонский окружной ревком. К осени 1918 г. он создал девять сельских ревкомов: в Каховке, Ново-Маячке, Никополе, Дубчанах, Большой Лепетихе, Павловке, Веселом Куте, Горностаевке, Ка­менке. В Каховке существовал боевой отряд в 60 человек, вокруг которого был организован резерв в 1500 человек. Отряд уничто­жал немецких офицеров, вывел из строя три немецких орудия, провел ряд других операций. В Ново-Маячке действовал отряд в 25 человек и был создан резерв в 250 бойцов 144.
    Активная повстанческая борьба разгорелась на Черпиговщи- не, где под руководством подпольного губкома КП(б)У во многих селах создавались партизанские отряды. Для непосредственного оперативного руководства борьбой был создан Центральный штаб Черниговской и части Полтавской губерний. Начальником штаба был назначен Н. Крапивянский, членами штаба были М. Есипенко, М. Кирпонос, К. Сичкар (Дмитренко), П. Точеный, Е. Фесенко,
    142    Госархив Киевской обл., ф. 345, д. 909, л. 18.
    143    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 98, л. 177.
    144    «Победа Советской власти на Херсонщине (1917—1920 гг.)». Херсон, 1957, стр. 136.
    5    Н. И. Супруненко
    65
    П. Фурса. Местом постоянного нахождения штаба стало село Вер- киевка Нежинского уезда. Со второй половины июня штаб раз­вернул работу и установил связь с уездными ревкомами: Черни­говским — через П. Кобца, Конотопским — через В. Бабко, Остерским — через М. Василенко и др., а также с Прилукским уездом полтавской губернии. Во второй половине июля разверну­лась активная борьба против оккупантов. В Веркиевке, Носовке, Володьковой Девице и в других селах были уничтожены или захвачены представители гетманской власти и восстановлена Со­ветская власть 145. Оккупанты, обеспокоенные активными дейст­виями повстанцев, стянули в Нежинский уезд до 10 тыс. человек, решив окружить и уничтожить повстанцев. Стремясь упредить противника и захватить инициативу в свои руки, штаб 5 августа издал приказ о всеобщем восстании и призвал трудящихся Украи­ны на освобождаемой территории сразу же восстанавливать Со­ветскую власть И6. Непосредственными сигналами для восстания были поджог в 12 часов ночи нежилого помещения в одном из сел и набатный звон. Каждое село должно было воспроизвести этот сигнал 147. Члену штаба Н. Точеному было поручено доставить при­каз о восстании Черниговскому губревкому и Центральному воен­но-революционному комитету.
    На рассвете 9 августа возглавляемые Н. Крапивянским пов­станцы общей численностью до 600 человек двумя группами — со стороны предместий Авдеевки и Мухохутовки и со стороны вокза­ла — повели наступление на Нежин. В центре города и в районе вокзала завязались горячие бои. Оккупантов и гетманцев спасли от разгрома немецкие войска, прибывшие в разгар боя тга станцию Нежин. Под давлением превосходящих сил противника повстанцы вынуждены были отступить 148.
    Энергичные и решительные действия повстанцев напугали гет­манскую администрацию и помещиков. В телеграмме чернигов­ского губернатора от 9 августа говорилось: «Общее настроение ухудшается. Черниговском [уезде] некоторых селах, прилегающих [к] границе Нежинского уезда, появляются со стороны Нежинского уезда агитаторы, распространяющие ложные слухи... [В] селах этих с утра раздавался непрерывный набатный звон, агитаторы разда­вали оружие, агитаторы объявляют мобилизацию... Настроение крайне возбужденное. Собственники бегут из сел, ищут спасения
    [в] городе» 149.
    145    Госархив Киевской обл., ф. Прокурора Киевской судебной палаты, д. 99, л. 25.
    '46 А. Бубнов. История одного партизанского штаба.— «Летопись рево­люции», 1926, № 2, стр. 97, 98.
    147    П. Точеный. Эпизоды августовских боев 1918 года на Нежинщи- не.— «Летопись революции», 1926, № 2, стр. 79.
    148    Госархив Киевской обл., ф. Прокурора Киевской судебной палаты, д. 99, л. 14.
    149    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 78, л. 80.
    Боевые действия, хотя и меньшего размера, развернулись также в Борзнянском и Козелецком уездах Черниговской губернии. В ряде населенных пунктов восставшим удалось уничтожить гетманскую администрацию и «державную варту» 150
    Осуществляя общее руководство повстанческой борьбой, ЦК КП(б)У и ЦВРК в июле — начале августа 1918 г. еще не считали всеобщее вооруженное восстание непосредственной задачей дня. Они рассматривали восстание как более или менее отдаленную перспективу и исподволь готовились к нему. 31 июля — 1 августа на совещании представителей военных штабов в Курске среди ряда сугубо практических вопросов о снабжении партизанских отрядов был обсужден и вопрос об общем плане восстания. Никто из уча­ствовавших в обсуждении этого вопроса не высказал мысли о том, что всеобщее вооруженное восстание следует рассматривать как конкретную задачу самого ближайшего времени. Некоторые участ­ники совещания (в частности, Ю. Коцюбинский) вообще отвергали необходимость общего плана восстания. Участники совещания еди­нодушно согласились с предложением А. Бубнова: «Поручить Центроштабу, представителям Военно-революционного комитета и его оперативному отделу в ближайшее время выработать военно­стратегический план восстания и указать отдельным штабам и местным силам те задачи, которые они в этом плане должны осу­ществлять» 151. В этом решении не содержится никаких указаний на то, что всеобщее вооруженное восстание рассматривается как боевая задача дня.
    Не содержалось призыва к немедленному вооруженному восста­нию и в воззвании ЦК КП(б)У и ЦВРК от 1 августа 1918 г. В этом воззвании говорилось: «Руки сжимаются от злости, хочется бро­ситься на врага и задушить его, и невозможно ждать. И все же говорим вам, товарищи, не делайте ни одного важного шага без призыва нашей Коммунистической большевистской партии, не вы­ступайте разрозненно, готовьтесь к решительной битве. Час гене­рального штурма приближается, готовьтесь к решительной битве» !52.
    Эти документы говорят о том, что руководящие органы проявля­ли выдержку и осмотрительность в таком ответственнейшем деле, как призыв к всеобщему восстанию. Они правильно призывали трудящихся не растрачивать революционной энергии неорганизо­ванными действиями, а накапливать силы и готовиться к решаю­щему штурму. Однако Ю. Пятаков и А. Бубнов — руководящие работники ЦК КП(б)У и ЦВРК,—получив текст подписанного
    Н.    Крапивянским приказа о всеобщем восстании на Черниговщине, вдруг отказались от этой правильной тактики. Не проверив полу-
    115501 Там же, лл. 81, 307.
    151 «Летопись революции», 1927, № 1, стр. 126, 127.
    162 В. М. I с а к о в и ч. Микола Щорс.— «Радянська школа». Кшв, 1957, стр. 38, 39.
    ченных сведений о восстании, они переоценили фактический раз­мах его и добились издания 5 августа преждевременного При­каза № 1, призывавшего рабочих и крестьян Украины к всеобщему вооруженному восстанию. Одновременно партизанским отрядам, находившимся в «нейтральной зоне», было приказано выступить на поддержку восстания 153.
    Изложенные факты целиком опровергают бытовавшее до не­давнего времени в исторической литературе утверждение, что буд­то бы августовское восстание на Черниговщине началось по При­казу № 1 154. Этот документ появился позднее, когда восстание на Черниговщине уже началось.
    Получив Приказ № 1, украинские партизаны, находившиеся в «нейтральной зоне», выступили на поддержку повстанцев Чер­ниговщины. Партизаны делали это особенно охотно, так как мно­гие из них были выходцами с тех мест. В «нейтральной зоне» еще с весны 1918 г. развернулось формирование партизанских отрядов. Большую работу проводили В. Боженко, А. Бубнов, руководитель Новгород-Северской партийной организации С. Ромченко, Т. Чер­няк, С. Петриковский, В. Примаков, В. Довнар-Запольский и дру­гие коммунисты. Партизаны переправились через Десну и пред­приняли наступление на Новгород-Северский, Ямполь и Шостку. Они проявили большой героизм и мужество в борьбе с врагом, но, встретив крупные силы противника, вынуждены были отойти с боем на территорию «нейтральной зоны» 155.
    ЦВРК внимательно следил за ходом боевых действий на Чер­ниговщине. Получив сообщения о том, что на Черниговщине вос­стание не превратилось во всеобщее и повстанцы терпят пораже­ние, ЦВРК 7 августа издал Приказ № 2, который отменял При­каз № 1 и призывал лишь к активным партизанским действиям. Приказ № 2 был рассчитан на то, чтобы заставить противника распылить свои силы и помешать ему обрушить сосредоточенный удар на какой-либо из районов восстания. Таким образом, ЦВРК быстро исправил допущенную им ошибку, связанную с поспеш­ным изданием приказа о всеобщем вооруженном восстании.
    Опираясь на численное превосходство и мощное вооружение, оккупанты помешали соединению партизанских сил в единый фронт и наносили удары по изолированным друг от друга районам восстания. Оккупанты жестоко расправлялись с местным населе­нием, сжигали целые села. О событиях в селе Воробьевке Черни­
    153    «Первый съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины», стр. 205, 206.
    154    См., например: «История гражданской войны в СССР», т. 3, стр. 456, 457; Б. П. Борцов, Н. Н. Липовченко, Я. Е. П а ш к о. К освещению вопроса об образовании КП(б)У и ее тактики в 1918 г.—«Вопросы исто­рии КПСС», 1960, № 3, стр. 86.
    165 С. I. П е т р и к о в с ь к и й (Петренко). «Нейтральна зона» Чер- нтвщини вл^ку 1918 року,— «Боротьба за перемогу Радянсько! влади на Чернтвщиш». 36. спогадiв. ЧершНв, 1958, стр. 131.
    говской губернии сообщалось: «Германцы, войдя в село, зажгли его в нескольких местах, и почти все село сгорело; оставалось только 40 дворов, но 22 августа вследствие получения от высших германских властей распоряжения и эти дворы были сожжены. Вместе с дворами были сожжены все гумна с урожаем, а урожай, оставшийся еще на полях, ныне германскими войсками реквизи­руется» 156. За участие местных крестьян в восстании немецкие оккупанты сожгли в селе Пятовском Стародубского уезда 94 дво­ра, в селе Янково — 63 двора 157.
    Продолжалась активная повстанческо-партизанская борьба на Киевщине и Подолии, но и она не была результатом действия при­каза о вооруженном восстании. В первых числах августа, еще до издания Приказа № 1, начались серьезные боевые операции пов­станцев в Сквирском уезде. В селе Самгородок партизанский отряд при энергичной поддержке местных крестьян разоружил и разо­гнал «державну варту», захватил телефонную станцию, уничто­жил телефонную линию. Крестьяне начали громить окружающие помещичьи имения. Такие же события происходили в Селезневке, Шалиевке, Новофастове, Молчановке, Березянке и в других се­лах 158. За короткое время вся южная часть уезда была охвачена восстанием.
    В связи с начавшимся восстанием оккупанты объявили Сквиру и прилегающий к нему район в состоянии осады. Немецкие и гет­манские войска усиленно охраняли подступы к городу. Утром
    11    августа повстанцы двумя группами, насчитывавшими около
    1    тыс. человек, пошли в наступление на Сквиру. Бой за город про­должался 8 часов. Повстанцы проявляли героизм и мужество в бою, но вооруженные в основном вилами, кольями, топорами, не могли противостоять артиллерийскому и пулеметному огню оккупантов и вынуждены были отступить. Поражение под Сквирой не обеску­ражило повстанцев, они продолжали активные боевые операции.
    12    августа под Соколовым Бродом (в шести верстах от местечка Паволоч) произошел крупный бой 1500 повстанцев с немецким карательным отрядом. В середине августа повстанцы захватили местечко Володарку, наложили на помещиков и купцов «контрибу­цию» в 20 тыс. руб. и распределили между крестьянами урожай, собранный на помещичьей земле 159.
    Большевики стремились придать борьбе крестьянства органи­зованный характер. С этой целью 11 августа был созван в Киеве съезд ревкомов и повстанческих штабов. Съезд высказался за усиление борьбы и призывал рабочих и крестьян «уничтожать вра­жеские отряды, захватывать скот, оружие и провиант, создать
    156 ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 78, л. 100.
    115587 Там же, д. 79, л. 328.
    158 Госархив Киевской обл., ф. Прокурора Киевского окружного суда, д. 7699, л. 1.
    169    Там же, лл. 1—2.
    могучую и сплоченную армию и двигаться на Киев» 160 Решения съезда ревкомов и повстанческих штабов Киевщины, а также боевые действия повстанцев, следует рассматривать как осуществ­ление на практике Приказа № 2. И хотя похода на Киев не полу­чилось, боевые действия повстанцев отвлекли на себя значительные силы оккупантов, крупные боевые операции развернулись в рай­оне местечка Брусилов. 15 ночь на 23 августа повстанцы окружи­ли Брусилов, пошли на штурм местечка и захватили его. Однако свежие силы оккупантов, подошедшие к Брусилову, заставили повстанцев отступить в близлежащие села.
    Особенно большую активность в подготовке вооруженных вос­станий проявил Подольский губком КП(б)У, возглавлявшийся Л. Снеговым, И. Ильинским и уполномоченным ЦК КП(б)У по организации военно-повстанческой работы на Подолии М. Ткачу- ком. В результате энергичной деятельности коммунистов-подполь- щиков крупные восстания вспыхнули в Подольской губернии, осо­бенно в Могилевском, Ямпольском и Брацлавском уездах. Восста­ния были результатом общего подъема повстанческо-партизанского движения на Украине. В ночь на 14 августа по сигналу повстан­ческого штаба в селе Кукавка Могилевского уезда начали соби­раться повстанцы Нижнего Ольчедаева, Ираклеевки, Жеребилов- ки, Ровного и других сел. Вступив в бой с австрийским батальоном, повстанцы разгромили его, после чего, разделившись на две груп­пы, двинулись в рейд. Одна часть пошла через Вендичаны, Крича- новку, Следзи, Шендеровку и вступила в Ямпольский уезд; другая часть прошла через Борщовку, Конево, Садовую, Котлубаевку и соединилась с первой частью повстанцев в Ямпольском уезде 161. На своем пути повстанцы уничтожали помещиков, гетманскую администрацию «державну парту», карательные отряды. Из сооб­щений гетманской администрации видно, что боевые действия повстанческо-нартизанских отрядов продолжались в течение всего августа и сентября 1918 г. 162
    Приведенные факты свидетельствуют об огромном размахе повстанческо-партизанской борьбы на Украине. Однако нельзя не заметить и того, что боевые действия повстанцев носили разроз­ненный, иногда стихийный характер. Выступления трудящихся не совпадали во времени. Даже в пределах одной губернии боевые действия повстанческо-партизанских отрядов не сливались во все­общее вооруженное восстание. Да и сами руководящие органы — ЦК КП(б)У и ЦВРК — не вели никакой подготовки к всеобщему вооруженному восстанию, не имели хотя бы весьма общего плана восстания, не готовили к этому местные подпольные организации.
    160    Госархив Киевской обл. ф. Прокурора Киевского окружного суда, д. 7724, л. 35.
    161    ЦГАОР УССР, ф. 1216, он. 1, д. 26, л. 81.
    162    «Подшля в роки гроладянсько1 вшнп». Документа и матер1али. Вш- ниця, 1959, стр. 82—103.
    Из этого вытекает, что призыв к всеобщему восстанию на Украине был явно преждевременным. Поспешные действия Ю. Пятакова и А. Бубнова вызвали резкое недовольство внутри как руководя­щих органов, так и ряда подпольных организаций.
    В целях обобщения опыта и улучшения партийного руководст­ва повстанческо-партизанской борьбой 8—9 сентября 1918 г. в Орле состоялся IV пленум ЦК КП(б)У. На пленуме были подвергнуты резкой критике действия Ю. Пятакова и А. Бубнова, особенно изда­ние Приказа № 1. Пленум наметил мероприятия по укреплению подпольных организаций и улучшению руководства повстанческо- партпзанской борьбой. С этой целью пленум снял 10. Пятакова с поста секретаря ЦК КГ! (б)У, а на руководящую работу в ЦВРК был избран Артем (Ф. Сергеев) 1б3.
    Руководя революционной борьбой рабочих и крестьян Украины. Коммунистическая партия развернула одновременно разъяснитель­ную работу среди солдат немецких и австро-венгерских оккупаци­онных войск. В результате в воинских частях оккупантов участи­лись случаи невыполнения приказов, усилилось враждебное отно­шение к офицерам, нарастали антивоенные настроения. 28 августа австро-венгерский посол в Киеве И. Форгач сообщал в австрийское министерство иностранных дел: «Из разных источников ко мне поступают информации, что 20-й австрийский стрелковый полк на Подолии, пополненный из Восточной Галиции, взбунтовался, по­лучив известие о предстоящей отправке на Юго-Западный фронт. Полк был усмирен силой оружия других частей...» 164
    12    сентября 1918 г. на станции Ровно взбунтовался эшелон не­мецких солдат. Солдаты убили четырех офицеров; раздавались возгласы «Капут войне! Капут Вильгельму!» Многие солдаты, ударяя себя в грудь, кричали: «Я большевик!» 165 В конце сентября восстал эшелон немецких солдат на станции Киев-товарный; было убито 12 немецких офицеров.
    11а Украине создалась такая обстановка, что даже в самом Кие­ве немецкие и австро-венгерские оккупанты и гетманские власти утратили уверенность в собственной безопасности. В письме от
    13    августа И. Форгач писал австрийскому министру иностранных дел: «Германский посол жаловался мне, что события на Западном фронте и в России оказывают заметное влияние на гетмана (ко­торый отправляет свою семью в Германию) и правительство. Нервное настроение объясняется тем, что в Киеве не существует личной безопасности... Барон фон Мумм вынужден был переселить­ся в оцепленный войсками район, где жнвет главное командование. Из этого района выселено все гражданское население. В целях безопасности барон фон Мумм вынужден сильно ограничить свое
    163    «Летопись революции», 1927, № 1, стр. 128—150.
    164    «Крах германской оккупации на Украине», стр. 176.
    165    «Известия ВЦИК», 5 октября 1918 г.
    передвижение и усилить охрану. Барон фон Мумм намерен вскоре уехать в отпуск и ие возвращаться более сюда или приехать на несколько недель» 1С6.
    Нарастающая борьба рабочих и крестьян, ее революционное воздействие на солдат оккупационных войск заставили руководя­щие круги Германии и Австро-Венгрии обсуждать вопрос о выводе своих войск с Украины, чтобы спасти их от окончательного разло­жения. Министр иностранных дел Австро-Венгрии С. Буриан в шифрованной телеграмме 17 августа писал И. Форгачу: «Общее положение может создать необходимость вывода из Украины стоя­щих там в настоящее время австро-венгерских и германских войск» 167.
    Напряженная повстанческая и стачечная борьба рабочих и тру­дового крестьянства Украины против оккупантов и гетманщины имела очень важные последствия. Были развеяны радужные на­дежды захватчиков на укрепление своего положения за счет пора­бощения и ограбления украинского народа. Рабочие и крестьяне Украины своей борьбой срывали планы вывоза хлеба из Украины в Германию и Австро-Венгрию. Вместо 60 млн. пуд. хлеба, который предполагалось вывезти до 31 июля 1918 г., оккупантам за все время их пребывания на Украине удалось вывезти немногим более 9 млн. пуд. 168 Правда, много продовольствия вывозилось без учета, и большое количество муки, сала, сахара было отправлено в сол­датских посылках, все же вывезенное с Украины продовольствие не внесло существенного улучшения в продовольственное положе­ние Германии и Австро-Венгрии. Оценивая результаты «хлебной кампании» немцев на Украине, В. И. Ленин говорил: «Германия хвалилась во время Брестского мира, когда заключала насильст­венный, эксплуататорский, основанный па насилии, на угнетении народов, Брестский мир, гермапские капиталисты хвалились, что они дадут хлеб и мир рабочим. А теперь понижают хлебный паек в Германии. Продовольственная кампания в богатой Украине ока­залась, по общему признанию, крахом, а в Австрии дело доходило опять до голодных бунтов, до всенародного массового возмуще­ния...» 169 Таким образом, разрешить продовольственную проблему за счет Украины оккупантам не удалось. Провалилась и другая цель оккупантов — ликврщировать Восточный фронт и вестп войну только на Западном фронте. Героическая борьба украинского, бе­лорусского и других советских народов заставила оккупантов дер­жать на Восточном фронте более 50 дивизий 170. До самого конца
    160 «Документы о разгроме германских оккупантов на Украпне в 1918 году», стр. 175.
    167 «Крах германской оккупации па Украине», стр. 171.
    108    «Очерки развития народного хозяйства УССР». М., 1954, стр. 171.
    109    В. И. Лени и. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 438, 439.
    170    К. Городецкий. Восточный фронт в 1918 году.— «Вопросы исто­рии», 1947, № 9, стр. 80.
    войны Германия вынуждена была воевать на два фронта. Борьба украинского народа, как и других народов Страны Советов, была одной из причин поражения Германии на Западном фронте.
    5.    Крах немецкой оккупации и начало восстановления Советской власти на Украине
    ЦК КП(б)У и ЦВРК, изучая опыт повстанческо-партизанской борьбы, пришли к заключению, что успех всеобщего вооруженного восстания в тылу врага и восстановление Советской власти будут зависеть от поддержки его крупными военными соединениями типа регулярной армии. В связи с этим в сентябре 1918 г. ЦК КП(б)У принял решение о сформировании в «нейтральной зоне» двух повстанческих дивизий. В соответствии с постановлением ЦК КП(б)У ЦВРК 22 сентября издал приказ о сформировании из украинских партизанских отрядов двух повстанческих дивизий: 1-й дивизии — из отрядов, находившихся в полосе Сураж — Уне- ча — Стародуб — Новгород-Северский — Зерново — Глухов (нач­див Н. Крапивянский), и 2-й — в полосе Глухов — Рыльск — Ко- лонтаевка и Суджа — Беленихино (начдив В. Ауссем). Усилиями командиров и политработников в первых числах октября 1-я диви­зия в основном была сформирована; к концу октября заканчива­лось формирование 2-й дивизии. Решающим фактором, обеспечив­шим в такой короткий срок создание восьми полков, вооруженных пулеметами и полевой артиллерией, была всесторонняя помощь со стороны Советской России вооружением, боеприпасами, необходи­мым снаряжением.
    Немецко-гетманские войска довольно часто совершали набеги на территорию «нейтральной зоны», грабили и убивали местное население. Эти инциденты обостряли ненависть к врагам и вызы­вали ответные действия партизан. В сентябре отряд партизан под командованием Шульженко напал на немецкую часть, расположен­ную в районе станции Коренево. Налет оказался таким стремитель­ным и внезапным, что противник был быстро и полностью разгром­лен. Партизанам достались богатые трофеи: 4-орудийная батарея, много другого оружия и сотня кавалерийских лошадей. Это вызва­ло резкий протест немецкого командования. Во избежание ослож­нений с правительством Германии Наркомат иностранных дел РСФСР настоял на возвращении немцам захваченной батареи.
    В конце сентября гетманские войска заняли Каменную Слободу и зверски расправились с жителями. В ответ на это части 1-й диви­зии 10 октября окружили Каменную Слободу, где находились батальон пехоты и 200 кавалеристов противника. Партизаны раз­громили врага, захватив при этом орудие и восемь пулеметов. Во время этой операции части 1-й дивизии освободили ряд других сел.
    В октябре 1918 г., когда в Германии и других странах усили­лось революционное движение, столкновения частей 1-й Украин­ской советской дивизии с оккупантами стали очень частыми: повстанцы стремились как можно скорее освободить от оккупантов родную землю. Партизанские налеты из «нейтральной зоны» на немецкие гарнизоны осложняли отношения Советской России с Германией и даже мешали политическому прозрению и росту революционных настроений среди немецких солдат, на что была направлена агитация подпольных партийных организаций. Тогда ЦК РКП (б) потребовал от ЦК КП(б)У прекращения партизан­ских налетов из «нейтральной зоны».
    В обстановке дальнейшего подъема освободительной борьбы украинского народа, назревания революции в Германии и роста революционных настроений среди солдат оккупационной армии, укрепления внутриполитического положения Советской республи­ки собрался II съезд КП(б)У. Работа съезда проходила в Москве с 17 по 22 октября 1918 г. В ней приняло участие 125 делегатов, представлявших не менее 10 тыс. членов партии 171. Несмотря на тяжелые условия подполья, ряды КП(б)У выросли более чем в два раза по сравнению с июлем 1918 г., когда был созван I съезд К11(б)У. Рост авторитета и влияния большевиков Украины на массы был несомненным.
    ЦК РКП (б) и лично В. И. Ленин уделяли огромное впимание работе II съезда КП(б)У. По поручению ЦК РКП (б) в работе съезда прппял участие Я. М. Свердлов. Накануне открытия съезда В. И. Ленин, еще не совсем окрепший после покушения, нашел возможным принять членов ЦК КП(б)У. В ходе беседы В. И. Ле­нин высказал свое мнение о политическом положении на Украине в связи с нарастанием революции на Западе и изменившимся международным и внутренним положением Советской республики, дал указания и советы, связанные с борьбой за восстановление Советской власти на Украине т.
    Всесторонне и глубоко В. И. Ленин осветил положение и пер­спективы развития освободительной борьбы на Украине в докладе на объединенном заседании ВЦИК, Московского Совета фабзавко- мов н профсоюзов 22 октября 1918 г., на которое были приглашены делегаты II съезда КП(б)У. «Я для примера возьму Украину,— говорил В. И. Ленин.— Подумайте о положении ее, подумайте, как быть при теперешнем положении рабочим и сознательным комму­нистам. С одной стороны, они видят возмущение против немецких империалистов, против страшного грабежа Украины, с другой — видят, что часть германских войск, и большая часть, может быть, ушла. У них, может быть, является мысль дать выражение наки­певшим пенавпети и злобе и сейчас же, не считаясь ни с чем,
    171    М. П о г р е б 1нський. Другий з'1зд КП(б)У. Киш, 1957, стр. 42.
    172    «Очерки истории Коммунистической партии Украины». Киев, 1961, стр. 252.
    напасть на германских империалистов. А другие говорят: мы — интернационалисты, мы должны смотреть с точки зрения и России и Германии; даже с точки зрения Германии мы знаем, что власть там не удержится, мы знаем твердо, что если украинская победа рабочих и крестьян пойдет рядом с укреплением власти в России и с ее успехами, тогда социалистическая пролетарская Украина не только победит, но и будет непобедима! Такие сознательные укра­инские коммунисты говорят себе: мы должны быть очень осто­рожны; может быть, завтра от нас потребуется напряжение всех сил и потребуется поставить все на карту ради борьбы против империализма и германских войск. Может быть, будет так завтра,
    но не сегодня... » 173
    В. И. Ленин понимал, что это завтра совсем близко, поэтому он и подчеркивал: «В то же время наша главная задача — пропаган­да в интересах украинского восстания» 174. Таким образом, В. И. Ленин настоятельно советовал большевикам Украины соче­тать пропаганду вооруженного восстания с систематической ре­волюционной пропагандой среди солдат оккупационных войск и этим способствовать нараставшей и уже созревшей революции в Германии. Эту интернациональную задачу большевиков Украины В. И. Ленин выразил такими словами: «Вот почему сознательные украинские коммунисты говорят: мы должны отдать все для побе­ды международной революции, но мы должны сознавать, что мы обладаем будущим и должны идти нога в ногу с немецкой револю­цией» 175.
    В. И. Ленин разоблачил также захватнические планы Антанты и призвал коммунистов быть бдительными в отношении происков империалистов США, Англии и Франции, которые готовились к военной интервенции на юге страны.
    Указания В. И. Ленина легли в основу решений II съезда КП(б)У. В резолюции о текущем моменте съезд отметил, что на Украине создаются благоприятные условия для победоносной борьбы за восстановление Советской власти. «Общей задачей в этой борьбе,— указывалось в резолюции,— является объединение Со­ветской Украины с Советской Россией, которое одно только в со­стоянии обеспечить украинским трудящимся массам полную сво­боду национального и культурного развития» т. Съезд в своих решениях подчеркнул опасность англо-американской интервенции и предложил местным подпольным партийным организациям раз­вернуть в связи с этим широкую разъяснительную работу в мас­сах. «Особое внимание партия должна обратить на разъяснение массам рабочих и крестьян опасности англо-американской оккупа­
    173    В. И. Л е н н н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 120—121.
    174    Там же, стр. 121.
    117765 Там же, стр. 122.
    176    «Коммунистическая партия Украины в резолюциях и решениях съез­дов и конференций», стр. 27—28.
    ции для подготовки вооруженного ей отпора. Англо-американский империализм несет рабочим и крестьянам то же рабство, что и империализм германский» 177.
    Учитывая уроки событий лета 1918 г., съезд обратил особое внимание партийных организаций на необходимость при подготов­ке восстания народных масс против оккупационного и гетманского режима, как и при определении времени его начала, согласовывать свои действия с ЦК РКП (б). Во всей этой подготовительной работе, говорилось в резолюции съезда,— партия должна, опи­раясь на силы пролетарской России, координировать и подчинять овон действия ЦК РКП (б) и только в согласии с ним выбрать мо­мент общего выступления... » 178. Избранный съездом ЦК возглавил
    0.    Квиринг.
    Но и после II съезда среди руководящих работников КП(б)У остались две точки зрения о вооруженном восстании и его сроках,
    об    отношении к сформированным 1-й и 2-й Украинским повстан­ческим дивизиям. Э. Квиринг, И. Шварц, Я. Эпштейн (Яковлев) не считали вооруженное восстание на Украине делом ближайшего будущего. В связи с этим они вместо борьбы за внедрение в этих дивизиях твердой воинской дисциплины п усилепия политико­воспитательной работы настаивали на ликвидации дивизий и даже Центрального военно-революционного комитета 179.
    Созданная ЦК КП(б)У комиссия, руководителем которой был назначен И. Шварц, ознакомившись с состоянием 1-й и 2-й Укра­инских повстанческих дивизий, высказалась за слияние их в одну дивизию и передачу ее Курскому военному комиссариату 18°.
    25 октября 1918 г. на плепуме ЦК КП(б)У обсуждался вопрос о работе ЦВРК. Я. Эпштейн (Яковлев) внес предложение ограни­чить деятельность ЦВРК мероприятиями по ликвидации повстан­ческих отрядов и передачи их личного состава в Красную Армию. Еще более резко высказался И. Шварц, который настаивал на том, чтобы отстранить ЦВРК от военной работы, а ликвидацию парти­занских отрядов поручить специальной комиссии. Эти неправиль­ные предложения расходились с общей установкой, данной
    II    съездом КП(б)У, об усилении военной деятельности на Укра­ине, о подготовке там вооруженного восстания. Большинство чле­нов ЦК КП(б)У, понимая свою ответственность за развитие ре­волюционной борьбы на Украине, не поддержало этих предложе­ний. Пленум правильно решил важнейший вопрос, связанный с подготовкой вооруженного восстания на Украине, и высказался за сохранение ЦВРК. При этом пленум осудил безответственные
    177    «Коммунистическая партия Украины в резолюциях и решениях съездов и конференций», стр. 27—28.
    117789 Там же, стр. 29.
    179    Партархив Украинского филиала ИМЛ, ф. 1, оп. 3, д. 14, л. 15.
    180    В. Л у с с е м. К истории повстанчества на Украине.— «Летопись рево­люции», 1926, № 5, стр. 10.
    действия отдельных партизанских командиров и указал ЦВРК на необходимость усиления организаторской деятельности и укрепле­ние дисциплины в частях украинских повстанческих дивизий.
    Предвидение В. И. Ленина о том, что революция в Германии должна разразиться в самое ближайшее время, целиком подтвер­дилось. Военные поражения и бремя непосильных военных расхо­дов обострили классовые противоречия в Германии, усилили ре­волюционное брожение. 9 ноября был свергнут Вильгельм II. Ноябрьская революция в Германии в огромной мере способствова­ла усилению освободительной борьбы украинских рабочих и кре­стьян. Своей героической борьбой трудящиеся всей Советской рес­публики много сделали для развития мировой революции, и тру­дящиеся многих стран Европы стали им подражать. Отмечая этот факт, В. И. Ленин подчеркивал, что ценой национальных жертв страна наша сохранила интернациональное революционное влия­ние. И тут же он подчеркивал особо революционные заслуги тру­дящихся Украины: «завоевание Украины было величайшей на­циональной жертвой, а пролетариев и беднейших крестьян Укра­ины оно закалило и усилило как революционных борцов за интернациональную рабочую революцию» 181.
    Военное поражение Германии развязало государствам Антанты руки для усиления антисоветской интервенции и дало возможность силами своих войск и силами местных белогвардейцев развернуть наступление на Советскую Россию с севера, юга и востока. Указы­вая на эту опасность, В. И. Ленин на VI Чрезвычайном Всероссий­ском съезде Советов (ноябрь 1918 г.) говорил: «Английские войска готовы начать поход на Россию, с юга или с Дарданелл, либо через Болгарию и Румынию. Они кольцом сжимают Советскую республи­ку, они стараются порвать экономическую связь между республи­кой и всем миром» 182 Вместе с тем военное поражение Германии и происшедшая там революция имели положительное значение для Советской страны. Советское правительство получило возможность аннулировать грабительский Брестский мир, что и было им сдела­но 13 ноября 1918 г. Были прекращены платежи контрибуции, и началась открытая борьба за освобождение оккупированных гер­манскими войсками Украины, Белоруссии, Эстонии, Латвии, Лит­вы и Закавказья.
    Аннулирование Брестского договора было полной победой ге­ниального предвидения и тактики В. И. Ленина в вопросе о мире. Благодаря В. И. Ленину было сохранено и укреплено первое в мире социалистическое государство, одно существование которого оказывало революционизирующее влияние на весь мир. Ленинская тактика создала необходимые условия для освобождения Украины.
    Поражение Германии и начавшаяся в ней революция способст­вовали дальнейшему развертыванию революционного движения
    181    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 109.
    182    Там же, стр. 163.
    в Европе. Как известно, Советы рабочих депутатов возникли в Бол­гарии, Сербии, Австрии, Венгрии; поднимались на национально­освободительную борьбу угнетенные народы Европы.
    Усилилось революционное брожение и в оккупационной армии на Украине. В воинских частях возникали ячейки «Спартака», создавались солдатские Советы. В этих новых условиях В. И. Ле­нин стремился избежать ненужного кровопролития и добивался того, чтобы оккупационные войска добровольно покинули совет­скую землю. 15. II. Ленин требовал усилить информацию солдат оккупационных войск на Украине о революционных событиях в Германии 183. В соответствии с этими указаниями командование 1-й Украинской повстанческой дивизии установило связь с рядом немецких гарнизонов и развернуло массово-политическую работу среди немецких солдат. 12 ноября в расположение Богунского пол­ка прибыли делегаты 106-го и 109-го немецких полков. Они были тепло встречены богунцами. Командир полка Н. Щорс доносил В. И. Ленину: «Переночевав, делегация с музыкой [и] знаменами, с Богунским полком [в] полном боевом составе отправилась в де­вять часов утра 13 ноября на манифестацию за демаркационную линию в села Лыщичи и Кустичи — Бряново, откуда прибыли представители из немецких частей» 184.
    Командование оккупационных войск всеми мерами стремилось подавить революционное движение в воинских частях. В этом командование нашло поддержку у правых немецких социал-демо­кратов. Вследствие предательства правых социал-демократов реак­ционному офицерству удавалось удерживать немецких солдат в по­виновении. Однако с каждым днем делать это становилось все труднее. Солдаты не желали рисковать своей головой на охвачен­ной пламенем восстаний советской земле, они рвались домой.
    В тех частях, где было сильным влияние спартаковцев, борьба солдат принимала острый характер и часто выливалась в прямые восстания. 15 ноября 1918 г. киевский губернский староста в поч- то-телеграмме директору департамента «державпой варты» сооб­щал о настроениях немецких гарнизонов, расквартированных в губернии: «Фастов — благодаря обилию молодых, недостаточно дисциплинированных солдат — тревожно; Тараща — тревожно... ; Бердический гарнизон дезорганизован, с офицеров срывают пого­ны, развешивают красные флаги; Канев — тревожно» 185. Еще бо­лее тревожными были сообщения волынского губернского старо­сты, который 15 ноября телеграфировал: «Получены сведения из Домбровицы. Немецкими солдатами арестованы офицеры, соби­раются уезжать домой... В Каменце гарнизон начал разлагаться, избран совдеп... В Житомире настроение немецких войск крайне повышенное. По всем признакам на днях наступит полное разло­
    183    П. И. Л о н и п. Поли. собр. соч., т. 50, стр. 205, 206.
    184    «Красный архив», 1939, т. 4 (25), стр. 94.
    185    Госархив Киевской обл., ф. 345, д. 15, л. 4.
    жение» 186 Одесский градоначальник 16 ноября телеграфировал: «В связи с происходящими событиями в Германии замечается уси­ление брожения среди германских войск. Приказания об отправ­лении в служебный наряд [в] деревни [не выполняются]» |87. Пол­тавский губернский староста 14 ноября сообщал: «Большевистская агитация — среди немецких солдат; представитель немецких сол­дат Полтавского гарнизона обещал свою поддержку местным боль­шевикам...» 188
    Процесс разложения в австро-венгерской армии, включавшей солдат многих национальностей, угнетавшихся Австрией, шел еще быстрее и принимал более острые формы. О борьбе австрийских солдат со своим офицерством балтский уездный староста до­носил 4 ноября подольскому губернскому старосте: «Австрийские солдаты обезоруживают [и] арестовывают своих офицеров. Один убит, трое арестованных. [В] тюрьме снят австрийский караул и освобождено четверо арестованных австрийцев» 189 Солдаты мно­гонациональной австро-венгерской оккупационной армии поспеш­но бежали с Украины. Увидев практическое решение националь­ного вопроса в Советской стране, они торопились принять актив­ное участие в государственном устройстве своих народов, в созда­нии такого государственного строя в своих странах, который наи­более полно отвечал бы интересам трудящихся. На всякую по­пытку реакционного офицерства задержать их отправку на ро­дину солдаты отвечали решительным отпором.
    Изменившаяся международная обстановка, развитие револю­ции на Западе, резкое падение боеспособности немецкой армии и разложение австро-венгерских войск, возраставшее возмущение масс буржуазно-помещичьим гетманским режимом — все это созда­ло благоприятные условия для начала вооруженного восстания и восстановления Советской власти на Украине. С ноября 1918 г. большевики Украины взяли курс на вооруженное восстание. В этих новых условиях ни ЦК РКП (б), ни В. И. Ленин уже не возражали ирртив прямой подготовки к всеобщему вооруженному восстанию.
    Мощным толчком к усилению борьбы за восстановление власти Советов на Украине было празднование первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Подпольные партий­ные комитеты наряду с устной агитацией выпускали воззвания и листовки, разъяснявшие всемирно-историческое значение Октяб­ря и великий революционный подвиг русского рабочего класса. Большевики Украины призывали трудящихся к всеобщему вос­станию. Воззвание Киевского областного, губернского и городского
    186    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 71, л. 154.
    187    «Крах германской оккупации на Украине», стр. 190.
    188    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 75, л. 278.
    189    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в
    1918    году», стр. 196.
    комитетов КП(б)У, призывавшее к однодневной всеобщей стачке в день великой годовщины, с особой силой подчеркивало вдохно­вляющую роль Советской России в освободительной борьбе всех народов. Воззвание заканчивалось призывом: «Да здравствует все­общее восстание на Украине!» 190 Воззвание Волынского губерн­ского и Житомирского городского комитетов КП(б)У, изданное к великой годовщине, тоже призывало рабочих к всеобщей заба­стовке. В нем говорилось: «Пусть эта забастовка будет приветом борющемуся российскому пролетариату, пусть она будет предвест­ницей новой бури, новой вспышки социальной революции на Украине» 191.
    Весь аппарат гетманской охранки и оккупантов был брошен на разгром подпольных большевистских организаций. Власти пред­принимали чрезвычайные меры, чтобы не допустить стачек и ми­тингов, посвященных первой годовщине Октябрьской революции. Однако как ни свирепствовала охранка, а предотвратить событий она не могла. На Украине развернулось могучее стачечное движе­ние, носившее ярко выраженный политический характер. 7 ноября 1918 г. в Киеве по призыву подпольной большевистской организа­ции забастовали предприятия «Арсенал», Гретера и Криванека, «Ауто», Фильверта и Дедина, железнодорояшые мастерские при военном железнодорожном парке на хуторе «Грушки», чугуно-ар- матурная фабрика, гвоздильно-проволочный завод Левина, казен­ные мастерские в Гавани, спичечная фабрика «Огонек» и др. 192 В Гомеле, который входил тогда в состав Черниговской губернии, 7 ноября были попытки демонстраций с красным знаменем193. В Конотопском уезде большевистская подпольная организация
    7    ноября распространила много агитационной литературы, несколь­ко сот экземпляров газеты «Правда» и провела нелегальные собра­ния рабочих. В Конотопе над зданием конторы Главных железно­дорожных мастерских и в селах Сосновке, Малом Самборе, Депто- ве и Дмитриевке над зданиями школ были вывешены красные флаги с революционными лозунгами м.
    Утро 7 ноября машиностроительные заводы Харькова встрети­ли тревожными гудками. Это был сигнал к забастовке. Все заводы в этот день не работали. Революционный почин металлистов под­хватили рабочие других отраслей промышленности и коммунально­го хозяйства. На другой день забастовка переросла во всеобщую 195. Организованность рабочих вызывала растерянность и страх у мест­ных властей. Учитывая огромный революционный подъем рабочих,
    130    Госархив Киевской обл., ф. Прокурора Киевского окружного суда,
    д. 7712914, л. 35.
    191    «Борьба трудящихся Волыни за власть Советов». Житомир, 1957, стр. 157.
    192    Госархив Киевской обл., ф. 345, д. 907, л. 6; д. 933, л. 7; д. 918, л. 14.
    193    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 79, л. 422.
    194    В. Б а б к о. В годы подполья. Киев, 1950, стр. 149.
    195    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 100, л. 207.
    гетманская администрация вынуждена была освободить работни­ков профсоюза металлистов, арестованных 6 ноября. Из рабочих районов бежали «державна варта» и представители гетманской ад­министрации. Рабочие, руководимые большевиками, приступили к выборам Совета рабочих депутатов.
    По призыву коммунистов дружно поднялись на борьбу метал­листы Екатеринославщины. В Каменском 7 ноября тоже началась всеобщая забастовка, распространившаяся затем и на Екатерино- слав. 12 ноября по тревожному гудку забастовали рабочие всех крупных заводов Екатеринослава: Брянский, трубопрокатный, «Шодуар», Гантке, «Сириус», Ланге и др. Повсюду состоялись ми­тинги. Рабочие завода «Шодуар» вышли на улицу с красными флагами, распевая революционные песни. В городе не работали электростанция, водопровод, трамвай. Стачка стала всеобщей. В Екатеринославе, как и в других городах Украины, во время за­бастовки были проведены выборы в Совет рабочих депутатов 196.
    В середине ноября 1918 г. в большей части уездов Екатерино- славской губернии началось уже массовое восстание. Гетманский губернский староста докладывал своему начальству: «Новомос­ковск, Верхнеднепровск, Александровск, Павлоград и часть Ека- теринославского уезда в руках повстанцев. Варта, администрация частью арестована, частично разбежалась» 197. В этих уездах уста­новилась власть Советов.
    Мощное партизанское движение развертывалось па юге Укра­ины, в частности на территории Херсонщины и Таврии. Мелкие партизанские отряды сводились в крупные боевые части. Так, по приказу Вознесенского ревкома в ноябре 1918 г. был создан 1-й Вознесенский полк, которым командовал Коломийцев 198.
    Под ударами горняков и металлургов рушилась власть окку­пантов и гетмана в Донбассе. В Енакиевском районе в начале но­ября власть гетмана была свергнута, а «варта» разоружена. В то же время вооруженные отряды рабочих под руководством Д. Зори и Г. Курочки разоружили «варту» в Краматорском районе; рабо­чие под руководством партийной организации приступили к вы­борам в Советы. Вскоре власть гетмана была ликвидирована и в Дружковке. 18 ноября в Краматорске состоялся районный съезд Советов, на котором был избран районный исполнительный коми­тет. Соединенные отряды рабочих Краматорска, Дружковки и кон- стантиновских рабочих освободили Константиновну 199. В ноябре была ликвидирована власть гетмана в Дебальцево. 23 ноября власть Советов была провозглашена в местечке Беловодске Изюм- ского уезда. Борьба за установление Советской власти успешно проходила и в соседних волостях: Михайловской, Сергиевской и
    196    «Бюллетень Харьковского союза рабочих печатного дела», 1918, № 6.
    197    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 96, л. 296.
    198    ЦГАСА, ф. 4, оп. 10, л. 258.
    199    «Борьба за Октябрь на Артеыовщине». Харьков, 1929, стр. 303—308.
    6    Н. И. Супруненко
    81
    Прелестненской. По всему Донбассу рабочие разоружали «варту», отряды оккупационных войск и уничтожали гетманскую власть. Отряд гришинских рабочих, разоружив немцев в селе Святогорске, двинулся в Криворожскую, Троицкую и Славянскую волости, лик­видировал власть оккупантов и гетмана, восстановив органы Совет­ской власти. О борьбе рабочих Донбасса екатеринославский гу­бернским староста 16 ноября сообщал гетманскому правительству: «15 районе между станциями Енакиево, Горловка и Государев-Бай- рак чины уездной нарты обезоружены. Вблизи станции Дебальце- во и Государев-Байрак на линии идет перестрелка» 200.
    Одновременно с боями против немецких оккупантов и гетман­ских войск рабочим Донбасса пришлось вести вооруженную борь­бу и против белогвардейских банд, шедших с Дона на смену немец­ким оккупантам. Белогвардейская контрреволюция, возглавляемая партией кадетов, несла трудящимся новые унижения и бесправие, жестокую эксплуатацию и кровавый террор — классовую месть буржуазии и помещиков за утраченные политические права, фаб­рики, заводы, имения. Об этом свидетельствуют приказы бело­гвардейских начальников. Комендант Макеевского горного округа есаул Жиров 10 ноября 1918 г. приказывал: «Рабочих арестовы­вать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать». Юзов- ский комендант подъесаул Абрамов объявлял: «Не только всякие выступления, но даже и попытки к ним, хотя бы вроде сборищ на улицах, мною будут прекращаться силою оружия, причем без вся­кого предупреждения по всякой собравшейся толпе будут произ­ведены действительные выстрелы, а задержанные при этом лица будут на месте же повешены» 201.
    Могучее повстанческое движение за власть Советов разверты­валось на Киевщине. Киевский обком КП(б)У, который с конца октября возглавлял С. Косиор, в своем воззвании к рабочим и кре­стьянам, изданном в середине ноября 1918 г., писал: «Поднимая знамя восстания против гетманщины, мы боремся не только за восстановление власти Советов на Украине, не только защищаем Российскую Советскую Республику, но и выступаем против силь­нейшего теперь врага мировой революции — англо-американского империализма» 202.
    Иод руководством областного ревкома, который с октября
    1918    г. возглавлял А. Бубнов, партизанские отряды в ночь на 24 ноября 1918 г. заняли местечко Коростышев Радомышльского уезда Киевской губернии. Немецкий отряд и гетманская «варта» были обезоружены. Большевистский ревком взял власть в свои ру­ки. Вскоре и из уездного города Радомышль также были изгнаны оккупанты и гетманцы. Восстанием были охвачены Трипольский,
    200    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 96, л. 286.
    201    Щ. К р е й з е л ь. Профдвижение и австро-германская оккупация. Харьков, 1924, стр. 274.
    202    «1сто])1я КП (б)У в матер1алах I документах», вин. II, стр. 379.
    Григоровский и Черняховский районы. На просьбу, обращенную к обуховскому коменданту об оказании помощи Гермаиовскому району, последний ответил, что помощь оказать не может, так как сам ожидает нападения на Обухов 203.
    О положении на Киевщине А. Бубнов 18 ноября 1918 г. сооб­щал ЦК КП(б)У: «Положение напряженное. Посылаем людей по области и Украинской зоне. Еще раз денег, интернационалистов и выступление в пограничной зоне» 204, т. е. развертывание боевых действий из «нейтральной зоны».
    Напряженная борьба за власть Советов развернулась в Подоль­ской губернии. В местечке Богополье 13 ноября власть гетмана была уничтожена и создан Совет рабочих и крестьянских депута­тов, который приступил к организации Красной гвардии 205. Круп­ное восстание началось в Летичевском уезде в начале ноября
    1918    г. Повстанцы освободили значительную территорию, в том числе и уездный центр Летичев. Вскоре был созван крестьянский съезд, который единодушно высказался за Советскую власть, по­требовал немедленной конфискации помещичьих земель и инвен­таря и передачи их безземельным и малоземельным селянам. Осво­божденную территорию съезд назвал Летичевской советской рес­публикой, одним из организаторов которой был местный селянин коммунист Л. Панасюк. Активную роль в организации восстания и разгроме врага играли М. Ревуцкий, Н. Осликовский, Л. Жук, Е. Осликовская. Па помощь летичевским повстанцам Подольский губком направил отряд жмеринских железнодорожников (500 че­ловек) во главе с членом губкома И. Гу минским. В начале января
    1919    г. петлюровский атаман Волынец захватил Летичев 206. Вос­стания против гетмана происходили также и в Балтском уезде.
    Мощное восстание охватило Волынь. Волынский подпольный губком КП(б)У в ноябре 1918 г. организовал Чудновскнй ревком, который руководил значительным районом. В ряде сел ревком ор­ганизовал партизанские отряды. В конце ноября 1918 г. они были собраны в селе Бабушки. По приказу ревкома партизаны двину­лись на Житомир. Партизаны освободили Чуднов и села Пятки, Троянов, Сангуры и вплотную подошли к Житомиру. В ходе на­ступления силы партизан намного возросли за счет трудящихся освобожденных сил. Однако овладеть Житомиром партизаны не смогли, так как на них со стороны Бердичева двигались крупные петлюровские банды.
    Крупные восстания вспыхнули в северо-западной части Волы­ни: в Овруче и Домбровице. В Овруче еще в июле 1918 г. на сове­щании подпольщиков-коммунистов был образован ревком во главе
    203    Госархив Киевской обл., ф. Прокурора Киевского окружного суда, д. 7688, л. 57.
    204    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 207, л. 72.
    205    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 116, л. 167.
    206    О. Снегов. Героини сторшки минулого трудящих Подшля.— «Ра- дянське Подшля», 15 лютого 1959 р.
    с Пархомчуком. Усилиями подпольной партийной организации и ревкома были созданы партизанские отряды в селах Черепены, Клинцы, Годополь, Олоничи, Струговщина, Полаховово, Покалев, Гладковичи, Черицговцы, Большие Гуничи. Ревком принял реше­ние начать восстание в ночь на 1 декабря. К назначенному време­ни в Черепенах собрались все вооруженные отряды партизан, ко­торым было приказано овладеть Овручем. Наступление на Овруч велось с трех сторон. Каждой группе партизан был определен рай­он ее действий и поставлены конкретные боевые задачи. В 3 часа ночи партизаны атаковали Овруч, и к 7 часам утра город был очи­щен от гетманцев. Установив Советскую власть, героические по­встанцы в течение двух с половиной месяцев до прихода в район Овруча советских войск, удерживали город в своих руках 207.
    Почти в это же время началось восстание в районе Домброви- цы. В начале октября в Сарнах состоялась уездная партийная кон­ференция, которая уделила много внимания вопросу подготовки восстания. После конференции местные партийные организации взялись за непосредственную подготовку восстания. 30 ноября Во­лынский губернский ревком приказал начать восстание в Ровен- ском, Луцком и Дубненском уездах. Домбровицкнй партийный ко­митет и ревком разработали план боевых действий и назначили восстание на 3 декабря. Смелые и решительные действия партизан увенчались полным успехом, к 4 декабря власть гетмана в Домб- ровице и окрестных селах была уничтожена и установилась Со­ветская власть.
    В связи с тем, что важный железнодорожный узел Сарны на­ходился в руках немецких оккупантов, отрезавших Домбровицы от Ровно и других районов, положение повстанцев было очень тя­желым. В этой обстановке партийное руководство восстанием при­няло важное решение: перебросить главные силы повстанцев на северо-запад, чтобы соединиться с партизанами братского бело­русского народа, действовавшими в районе Столина. Объединен­ные силы украинских и белорусских партизан овладели станцией Вадпбор. Здесь партизаны захватили много оружия. Располагая большим количеством оружия, командование партизан смогло во­оружить большое число трудящихся, горевших желанием принять активное участие в борьбе. В это время были сформированы 1-й Домбровицкий коммунистический полк, насчитывавший свыше 2000 бойцов, и Полесский коммунистический полк, действовавший совместно с Домбровицким полком. Общее число украинских, рус­ских, белорусских и польских повстанцев достигло 10 тыс. чело-
    207    «Радянська Житомирщина», 14 всресня 1957 р.
    М. О. Г у р 1 н. Велика Жовтнева сощалктична револющя 1 боротьба бшьшовицьких оргашзацш за встановлення та змщнення Радянсько! вла­ди на Волиш.— «Науков1 записки Житомирського сшьско-господарського ш- ттуту», т. V. ЖИТОМ1Р, стр. 21.
    Центральный Комитет РКП (б) уделил большое внимание вос­станию, вспыхнувшему на границе двух братских республик Украинской и Белорусской,— непосредственно руководил борьбой украинских и белорусских трудящихся. В конце декабря 1918 г. в район восстания прибыл уполномоченный Центрального Комите та РКП (б) А. Ильин с заданием организовать и возглавить Рев­военсовет партизанских отрядов Западной Украины и Белоруссии. Под руководством Реввоенсовета партизаны свыше двух месяцев отражали все атаки петлюровцев до прихода в этот район регуляр­ных советских войск. Как уже указывалось, в своей освободитель­ной борьбе украинский народ опирался на могучую поддержку братского русского народа. Учитывая изменившуюся общую обста­новку в связи с революцией в Германии, Совет Народных Комис­саров 11 ноября 1918 г. дал Реввоенсовету республики директиву подготовить в десятидневный срок войска для оказания помощи украинскому народу в его освободительной борьбе. Это решение положило конец спорам по вопросу о необходимости существова­ния украинских повстанческих дивизий.
    Сразу же после решения Совнаркома состоялось совещание членов Реввоенсовета республики с участием членов ЦК КП(б)У. Совещание обсудило положение на Украине и наметило первооче­редные меры по оказанию помощи украинскому народу. Одной из важнейших мер было постановление Совнаркома от 17 ноября 1918 г. о создании Реввоенсовета Украинского фронта, который до начала января 1919 г. официально именовался группой войск кур­ского направления.
    Мощный размах освободительной борьбы властно требовал со­здания Украинского советского правительства, которое действо­вало бы именем восставшего народа. Вот когда стало ясно для всех, что ликвидация Народного секретариата была мерой непра­вильной. В 20-х числах ноября 1918 г. было сформировано Вре­менное рабоче-крестьянское правительство Украины в составе В. Аверина, К. Ворошилова, В. Затонокого, Э. Квиринга, Ю. Ко­цюбинского, Ю. Пятакова (председатель), Артема (Ф. Сергеева). Центральный военно-революционный комитет прекратил свою деятельность. Реввоенсовет Украинского фронта был утвержден в составе В. Антонова-Овсеенко (командующий), В. Затонского, Артема (Ф. Сергеева) 209.
    Реввоенсовет Украинского фронта разработал во енно-страте - гичекжий план разгрома вооруженных сил украинской буржуазно­националистической контрреволюции, провел большую работу по укомплектованию фронта войсками. На помощь Советской Укра­ине, кроме вошедших в состав фронта 1-й и 2-й Украинских по­встанческих дивизий, были намечены: Московская рабочая диви­зия, 9-я дивизия, 2-я Орловская бригада, два бронепоезда.
    209    Партархив Украинского филиала ИМЛ, ф. 3, оп. 1, д. 451, лл. 4—7.
    В распоряжений Украинского советского правительства для работы в органах власти на местах была направлена группа от­ветственных работников из Царицына, главным образом из числа тех, кто весной 1018 г. отступил туда с Украины210.
    В конце ноября 1918 г. в поддержку восставшего народа вы­ступили украинские советские войска. Оккупанты не выдержали решительных ударов советских войск и отступили. В первые же дни наступления 2-й Украинской дивизии на харьковском направ­лении были освобождены Ямполь, Рыльск, Суджа. В суджу немед­ленно переехало Временное рабоче-крестьянское правительство. Успешно развертывалось наступление и 1-й Украинской дивизии.
    Большую роль в усилении освободительно]? борьбы на Укра­ине сыграл манифест Временного рабоче-крестьянского прави­тельства, опубликованный 29 ноября 1918 г. в Судже. Манифест объявлял о свержении власти гетмана и о восстановлении поли­тических и экономических завоеваний украинских рабочих и кре­стьян, добытых ими в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. Все заводы, фабрики, банки, руд­ники и шахты объявлялись собственностью трудящихся. Зара­ботную плату предполагалось довести до норм, установленных в Советской России. Все помещичьи земли, живой и мертвый ин­вентарь подлежали немедленной передаче крестьянству без вся­кого выкупа. Манифест призывал украинских рабочих и крестьян к повсеместному свержению буржуазно-помещичьего режима. Временное рабоче-крестьянское правительство Украины заявило, что как только будет разгромлен враг и восстановлена на местах власть Советов, оно созовет Всеукрапискни съезд Советов, кото­рому передаст власть в республике. Манифест предупреждал о том, что на свободу Украины покушаются англо-американские империалисты. «Мы но сомневаемся,— заявляло правительство Украины,— что вы не допустите, чтобы истерзанная, окровавлен­ная, измученная, разоренная Украина была отдана на разграбле­ние новому англо-американскому хищнику, идущему к нам под видом освободителя» 2 .
    Исторический манифест, возвращавший рабочим заводы и фаб­рики, крестьянам — землю, всем трудящимся — полную свободу, наносил сокрушающий удар по буржуазно-помещичьему гетман­скому режиму и оккупантам.
    Коммунистическая партия и Украинское советское правитель­ство уделяли большое внимание формированию вооруженных сил республики. Еще 8 декабря 1918 г. правительство приняло поста­новление об организации Красной Армии Украины на тех же основаниях, что и Красной Армии Советской России 212.
    210    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 26, л. 1.
    211    «Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского прави­тельства Украины», 1919, изд. 2-е, стр. 3—5.
    2,2 ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 2, д. 2, л. 7.
    С началом боевых действий украинских советских войск по всей Украине развернулась борьба народных масс за изгнание оккупантов и ликвидацию гетманщины. Во второй половине но­ября Советская власть была восстановлена в восьми волостях Изюмскоюо уезда Харьковской губернии.
    Спасая от окончательного разгрома свои войска, главное не­мецкое командование вынуждено было еще 11 ноября 1918 г. от­дать приказ об эвакуации своих войск с Восточного фронта213.
    Следуя указаниям В. И. Ленина, ЦК КП(б)У и Украинское советское правительство расширяли контакты с солдатскими Со­ветами немецких войск. По поручению ЦК КП(б)У А. Руденко и П. Везчетвертной связались с руководством немецкого солдат­ского Совета в Харькове. В результате этого в Курск выехали уполномоченные немецкого солдатского Совета для переговоров с Украинским советским правительством. Начиная переговоры, советская сторона преследовала такие цели: разъяснить немецким солдатам смысл происходящих событий как в Стране Советов, так и на их родине, парализовать усилия враждебных элементов по втягиванию немецких войск в антисоветскую борьбу, не допустить передачи немецкими войсками оружия антисоветским организаци­ям и договориться о передаче оружия органам Советской власти.
    В дальнейшем переговоры велись с Советом 1-го немецкого корпуса. Переговоры закончились соглашением о том, что немец­кие войска очищают к 24 декабря 1918 г. всю территорию до 10-верстной полосы перед линией Северо-Донецкой и Южной же­лезных дорог (до станции Ворожбы), а 1 января 1919 г. покинут Харьков21 . Советская сторона обещала свободный проезд немец­ким солдатам на родину. На заключительной стадии переговоров в Харьков выехал Э. Квиринг. Это было связано с большим рис­ком, так как в городе уже свирепствовали петлюровцы215.
    Почти девятимесячная оккупация Украины закончилась пол­ным и позорным крахом. Вместе с оккупантами рухнул и гетман­ский буржуазно-помещичий режим, державшийся на штыках оккупантов. История этого этапа гражданской войны и иностран­ной военной интервенции со всей определенностью показала обре­ченность капиталистического общественного и государственного строя и непреоборимую силу нового, советского социалистическо­го общественного и государственного строя, порожденного Вели­ким Октябрем.
    Упорная и непрерывная революционная борьба на Украине показала, что украинская буржуазно-националистическая контрре­волюция не располагала необходимыми силами и средствами для свержения Советской власти, что это сделать она смогла лишь при
    213    «Крах германской оккупации на Украине», стр. 14.
    214    ЦГАСА, ф. 14, оп. 1, д. 123, л. 105.
    215    Там же, д. 207, л. 73.
    помощи призванных ею немецких и австро-венгерских оккупан­тов. Из-за предательства, совершенного буржуазно-националисти­ческой Центральной радой, украинские рабочие и крестьяне по­несли огромные жертвы.
    Рабочие и трудящиеся Украины, однажды почувствовав себя подлинными хозяевами своей исторической судьбы, не примири­лись с иноземной кабалой, с реставрацией буржуазно-помещичье­го строя. И результате напряженной освободительной борьбы ок­купанты были изгнаны. Революционная борьба трудящихся Ук­раины, во главе которой стоял рабочий класс, имела еще и то важное последствие, что в рядах украинских мелкобуржуазных националистических партий резко усилились идейно-политиче­ский и организационный разброд и разложение, в результате чего на политической арене стали появляться левые группы и партии. Таким образом, буржуазно-националистический лагерь утратил свое прежнее единство, что не могло не ослабить украинскую бур­жуазно-националистическую контрреволюцию и способствовать освободительной борьбе рабочих и крестьян, укреплению Совет­ской власти.
    Революционная борьба рабочих и крестьян Украины успешно развивалась потому, что во главе ее стояла политически испытан­ная и закаленная в революционных битвах партия большевиков. Эффективность деятельности большевистских организаций осо­бенно возросла после того, как была создана Коммунистическая партия (большевиков) Украины. Большевики Украины показали себя боевым отрядом единой Коммунистической партии, надежной опорой ЦК РКП (б) и В. И. Ленина. Их поддержка ленинской ли­нии на завоевание мирной передышки была особенно ценной, была ярким проявлением подлинного пролетарского интернацио­нализма. С помощью ЦК РКП (б) большевики преодолели вну­тренние разногласия во взглядах на методы и формы борьбы на территории Украины и находили правильное партийное решение спорных вопросов. Успешной борьбе украинских рабочих и кре­стьян во многом способствовала многообразная постоянная по­мощь Советской России. Прочная дружба двух братских народов была одним из важнейших условий того, что трудящиеся Украи­ны не только выстояли в этой тяжелейшей борьбе, но и вышли из нее победителями.
    Борьба трудящихся Украины против немецких империалистов носила международный характер, превращала их в один из пе­редовых отрядов мировой социалистической революции. Немецкие войска Восточного фронта находились под животворным влиянием великих идей Октябрьской социалистической революции. Пере­брошенные на Западный фронт, они несли с собой революционные настроения и заражали ими солдат Западного фронта. «Герман­ская армия,— говорил В. И. Ленин,— не потому оказалась негод­ной, небоеспособной, что была слаба дисциплина, а потому, что
    солдаты, отказавшиеся сражаться, с восточного фронта переве­дены на западный немецкий фронт, и они перенесли с собой то, что буржуазия называет мировым большевизмом.
    Вот почему германская армия оказалась небоеспособной...» 216
    Однако рабочие и крестьяне не сразу смогли воспользоваться своей победой, так как на помощь эксплуататорским классам при­шли мелкобуржуазные украинские националистические партии. Воспользовавшись доверчивостью масс, они привели к власти на Украине буржуазно-кулацкую Директорию.
    Перед рабочим классом и трудящимся крестьянством встала задача разгромить нового претендента на власть — Директорию.
    6.    Революционная борьба на западноукраинских землях
    Ко времени победы Великой Октябрьской социалистической рево­люции украинский народ был расчленен и на протяжении несколь­ких столетий находился под гнетом двух крупнейших европейских монархий: Восточная, или Приднепровская, Украина находилась в составе России, Западная Украина (Восточная Галиция), За­карпатская Украина, а также Северная Буковина — в составе Австро-Венгрии.
    Рабочий класс Восточной Украины как составная часть рос­сийского пролетариата в союзе с крестьянством под руководством Коммунистической партии и ее вождя В. И. Ленина вел длитель­ную борьбу за освобождение украинского народа от социального и национального шета. В период Великой Октябрьской социали­стической революции украинские рабочие и беднейшие крестьяне единым фронтом с революционными рабочими и крестьянами Рос­сии поднялись с оружием в руках на борьбу за свержение власти буржуазии и помещиков, установление власти Советов, создание своего суверенного, рабоче-крестьянскош социалистического госу­дарства. Создавая суверенное социалистическое Украинское го­сударство, рабочий класс Украины не мог безразлично относиться к задаче воссоединения всех украинских земель в едином нацио­нальном Советском государстве. Более того, только рабочий класс мог в процессе своей социалистической борьбы осуществить эту вековую народную мечту.
    Восточная Галиция, Закарпатье и Северная Буковина пред­ставляли собой подлинную колонию Австро-Венгрии. В результате колониальной политики господствующих классов австро-венгер­ской монархии эти области в экономическом отношении находи­лись в полном упадке. Здесь не было развитой промышленности, крупных пролетарских центров. В сельском хозяйстве господст­вовало крупное помещичье и кулацкое землевладение. Ко всему
    26    В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 151.
    этому следует добавить, что в отсталой промышленности края было засилье иностранного капитала и что огромные пространства земель принадлежали иностранным помещикам.
    Украинские помещики и буржуазия западных областей, тес­но связанные своими классовыми интересами с австрийскими, венгерскими, польскими помещиками и буржуазией, многие де­сятилетия насаждали здесь буржуазный национализм, отравляя сознание трудящихся масс. Не встречая серьезного отпора со стороны слабо организованных и недостаточно закаленных в идей­ном и политическом отношении немногочисленных и разрознен­ных отрядов рабочего класса, украинским буржуазным национа­листам в западных областях удалось подчинить своему разлагаю­щему влиянию довольно широкие круги западноукраипской ин­теллигенции, мелкобуржуазные массы.
    Могучая сила освободительных идей Великой Октябрьской со­циалистической революции и создание Украинского советского государства всколыхнули и подняли на борьбу за социальное и национальное освобождение, за воссоединение всех украинских земель трудящиеся массы западноукраински х земель. Об этом с беспокойством сообщало галицийское наместничество 31 декабря
    1917    г.: «Тревога в связи с влиянием большевиков выступает те­перь на порядок дня, особенно в районах Люблина, Холма и Во­сточной Галиции.
    В этих двух районах, как и в Восточной Галиции и даже в западной части Галиции, наблюдается движение, цель которого — претворить в жизнь коммунистические идеи большевиков как в вопросе раздела земли, так и в вопросе агитации за раздел всех имений...» 217 В Берегове, в Закарпатье, 24 ноября 1917 г. рабочие кирпичного завода устроили митинг, посвященный событиям в России. Рабочие Свалявы 25 ноября организовали демонстрацию солидарности с трудящимися России.
    Через государственные границы и линии фронтов, несмотря на ожесточенную антисоветскую агитацию, до трудящихся Запад­ной Украины дошла весть о ленинском Декрете о мире, подняв­шая народные массы на борьбу за мир, за прекращение войны. Наиболее мощным откликом на победу Октябрьской революции и миролюбивую политику Советского правительства была всеоб­щая забастовка в Австро-Венгрии, начавшаяся в середине января
    1918    г., которая охватила и Восточную Галицию. Рабочие требо­вали заключения мирного договора с Советской Россией на основе советских предложений.
    Стачечники выдвинули ряд других политических и экономи­ческих требований. 28 января 1918 г. во Львове уже бастовала 1000 рабочих железнодорожных мастерских. В последующие дни к ним присоединились слесари, машинисты, телеграфисты, кон­
    27    «Шд прапором Жовтня». Докумонти й матергали. Льв1в, 1957, стр. 55.
    дукторы. Во всеобщую забастовку включились трамвайщики Львова. Забастовка охватила и другие города Галиции: Тернополь, Перемышль, Борислав, Стрый. На собраниях рабочие решительно требовали немедленного заключения мира. Стачечники Львова в своей резолюции заявляли: «Приветствуем мирные переговоры, начатые по инициативе революционного российского пролетариа­та... , приветствуем свободную независимую Украинскую Совет­скую Республику» 218.
    Революционная борьба рабочих Галиции приобретала все бо­лее упорный характер. В мае 1918 г. львовюкие печатники начали забастовку, которую поддержали рабочие Львова и других горо­дов Галиции. Напряженность борьбы неуклонно возрастала. В июне на почве голода состоялось несколько демонстраций в Стрые и других городах219.
    На усиление революционной борьбы крестьянства оказал ог­ромное влияние ленинский Декрет о земле. Разными путями до­ходило до западноукраинского крестьянства содержание этого исторического документа. О нем рассказывали возвращающиеся домой солдаты, находившиеся в плену в России. Они были сви­детелями, а нередко и активными участниками Октябрьской ре­волюции. На их глазах ликвидировалось помещичье землевладе­ние в России, и помещичья земля передавалась крестьянству без всякого выкупа. Выступления трудящихся крестьян происходили в Сокольском, Рапа-Русском, Рогатипском, Нсмировском и других уездах. Крестьяне отказывались работать на помещиков, а иногда громили их усадьбы. Как сообщало Збаражское староство 2 авгу­ста 1918 г., «В гмине Пальчинцы, соседствующей с гминою Токи здешнего уезда, население разоружило украинскую полицию, ко­торая собирала контрибуцию, наложенную как возмещение за уничтожение помещичьих усадеб, во время этого было убито несколько полицейских и офицеров. Вызванные отряды австрий­ских войск после длительной борьбы разоружили население, при­чем было убито несколько десятков человек, а село частично со­жжено» 220. Бой австрийских солдат с крестьянами произошел и в селе Зарудье, во время которого было убито 22 крестьянина, а часть села сожжена.
    Под влиянием агитации бывших военнопленных, возвращав­шихся из Советской России, росли революционные настроения среди крестьян Буковины, о чем доносила местная администра­ция. Так, в селе Бергомете «люди говорили о революции, о разде­ле имений»,—сообщал сельский староста. В селе Басанче вел революционную пропаганду среди крестьян бывший военноплен­
    218    I. Б о го диет. Боротьба трудящих Галичини за Радянську владу в 1918—1920 рр. Львхв, 1952, стр. 25.
    219    I. I. К о м п а н 1 е ц ь. Становище 1 боротьба трудящих мае Галичини, Буковини та Закарпаття на початку XX ст. КиТв, 1960, стр. 228.
    220    «Шд прапором Жовтня», стр. 85—86.
    ный В. Каменер, который возвратился из России с «большевист­скими взглядами» и призывал людей «силой захватить землю и леса у богатых»221. Весной и летом аграрное движение и борьба крестьян против грабительских реквизиций приобретали все боль­ший размах на Буковине и в Закарпатье.
    Борясь за разрешение социальных проблем, трудящиеся за- падноукраинекпх земель выступали за воссоединение украинских земель, связывая с этим ликвидацию социального и национального гнета. Вече, собравшееся в Снятине 21 сентября 1918 г., на кото­ром присутствовало 4500 человек, протестовало против агрессии польских капиталистов и помещиков и высказало «горячее же­лание, чтобы Восточная Галиция и Буковина были присоединены к матери — Украине» 222 Народные массы своей матерью считали Советскую Украину, где власть принадлежала рабочим и кресть­янам, где был уничтожен социальный и национальный гнет.
    Суровые репрессии австро-венгерских властей лишь на время подавляли революционные выступлении рабочих и крестьян и не могли предотвратить взрыва революции и гибели габсбургской тюрьмы народов.
    Неутихавшая напряженная борьба народных масс Австро- Венприи привела к тому, что в октябре 1918 г. там произошла буржуазно-демократическая революция, в результате которой габсбургская монархия была свергнута, а Австрия, Венгрия и Чехословакия были провозглашены буржуазными республиками. Революционные события нашли отклик среди трудящихся запад­ноукраинских земель.
    В момент, когда под ударами революции разваливалась Авст­ро-Венгрия, украинские буржуазные националисты активно под­держивали монархию и выступали за то, чтобы западноукраин­ские земли остались в составе Австрии. Лидеры украинских бур­жуазных националистов Галиции Е. Петрушович и К. Левицкий выпрашивали у австрийского правительства лишь национально­территориального управления для украинских земель, находив­шихся в составе Австро-Венгерской империи. На таких же ан­тинародных позициях стояли украинские буржуазные национали­сты Буковины. Газета «Буковина» сообщала, что украинцы, т. е. буржуазные националисты, стоят «за объединение Восточной Га­лиции и Северной Буковины в одно государственное тело и в союзе с краями нынешней австро-венгерской монархии. Лучше всего было бы создать из этих провинций украинское королевство с австрийским архикнязем в качестве короля. Это королевство
    221    К. Г. Ц и п к о. Шднесення революцшного руху на Буковшп в 1917—
    1919    рр. шд виливом Велико! Жовтнево! соц1ал1стично' революцн,— «Збф- ник наукових праць кторичного факультету Чершвсцького державного уш- верситету». Чершвщ, 1957, стр. 22.
    222    О. 10. К а р л е н к о. До питания про характер революцшного руху в Сх1днш Галичищ в 1918 р.— «3 ктори захщноукрашських земель», вин. 1. КиТв, 1957, стр. 74.
    могло бы объединиться с австро-венгерской федерацией» 223. Стре­мясь реализовать свои коварные антинародные замыслы, украин­ская буржуазия и ее агентура — украинские буржуазные нацио- налисты—создали контрреволюционные органы: Украинскую на­циональную раду во Львове, Краевой комитет в Черновцах и «Ра­ду рутешв Мадьярщини» в Закарпатье.
    Но когда революционная борьба народных маос смела габ­сбургскую монархию, украинские буржуазные националисты 19 октября провозгласили на украинских землях бывшей австро­венгерской монархии украинское буржуазное государство — За- падноукраискую народную республику (ЗУНР), а ее верховной властью — Украинскую национальную раду. Но и этот акт они хотели осуществить в «законном» порядке. Лидеры Украинской рады К. Левицкий, Л. Цегельский и другие считали, что власть нужно получить от австрийского наместника графа Гуйна.
    На Восточную Галицию претендовали польские буржуазия и помещики. Они создали 28 октября 1918 г. в Кракове так называ­емую ликвидационную комиссию, которая должна была прибыть во Львов 1 ноября для принятия власти у наместника Галиции графа Гуйна. Стремясь сохранить власть в своих руках и поста­вить ликвидационную комиссию перед совершившимся фактом, Украинская рада решила захватать власть в ночь на 1 ноября. Непосредственное осуществление этой операции было поручено военному комитету, который состоял из офицеров-украинцев, слу­живших в австрийской армии. Не встретив сопротивления со сто­роны австро-венгерских и немецких воинских частей, украинские части овладели Львовом к утру 1 ноября 1918 г. Пользуясь недо­статочной политической сознательностью трудящихся масс и сол­дат-украинцев бывшей австрийской армии, отсутствием револю­ционной Коммунистической партии, Украинская рада быстро за­хватила власть во всей Восточной Галиции.
    Захватив власть, Украинская рада 9 ноября создала буржуаз­ное правительство — Временный державный секретариат, в состав которого вошли представители украинских буржуазных и мелко­буржуазных партии. Во главе этого антинародного правительства, основными задачами которого были сохранение и укрепление бур­жуазного строя и подавление революционной борьбы трудящихся, стал украинский буржуазный националист К. Левицкий, который в течение многих лет верноподданически служил габсбургской монархии. 13 ноября Украинская рада приняла официальное на­звание возникшего государства — Западноукраинская народная республика. Однако фактически власть Державного секретариата распространялась только на территорию Восточной Галиции.
    Державный секретариат и Национальная рада сохранили в неприкосновенности частную буржуазно-помещичью собствен-
    223    I. I. К о м п а н 1 е ц ь. Указ. соч., стр. 305—306.
    ноеть. Украинская буржуазия и ее правительство, чувствуя непрочность своего положения, ложными обещаниями будущих реформ, фальшивыми фразами о «национальном единстве» стре­мились затемнить классовое сознание трудящихся, отвлечь их от революционной борьбы за установление власти рабочих и кресть­ян. В этой предательской деятельности украинские буржуазные националисты опирались на поддержку Ватикана, которая осу­ществлялась через митрополита греко-католической (униатской) церкви графа Л. Шептицкого. Но попытки обмануть народные массы и задержать развитие революционной борьбы не имели большого успеха. Классовая и революционная сознательность масс неуклонно росла. Трудящиеся видели, как украинская бур­жуазия, пользуясь надежной защитой Державного секретариата, бешено спекулировала нефтью, воском, солыо и другими товара­ми. Державный секретариат не предпринимал реальных мер к улучшению чрезвычайно тяжелого положения народных масс, вызванного разрушительной войной и грабительскими реквизи­циями австрийских властей. В своей внешней политике правитель­ство ЗУНР целиком ориентировалось на Антанту, несмотря на то, что последняя явно поддерживала июльских империалистов.
    Правящие круги буржуазной Польши связали свою судьбу с американскими, английскими и французскими империалистами. При активной поддержке Антанты буржуазно-помещичья Поль­ша вела захватническую политику, стремясь захватить украин­ские, белорусские и литовские земли. Польские империалисты начали захватывать западноукраинские земли. Боясь своего на­рода, правительство ЗУНР не предпринимало серьезных мер к защите украинских земель от польских империалистов, рассчи­тывая на то, что Антанта должным образом оценит его лакей­скую преданность и поддержит его. И это в то время, когда на­родные массы были полны решимости дать отпор оккупантам и мужественно сражались против захватчиков. После трехнедель­ных боев в ноябре 1918 г. Львов был захвачен войсками буржуаз­но-помещичьей Польши. Державный секретариат переехал в Ста­нислав, все еще надеясь расположить к себе империалистов Ан­танты.
    Трудящиеся массы Буковины, особенно ее восточных районов, где до австро-немецкой оккупации существовала Советская власть, развернули революционную борьбу за социальное и национальное освобождение, за воссоединение с Советской Украиной. Кресть­яне Хотинского уезда с нетерпением ожидали прихода Красной Армии — армии-освободптельницы. А до этого они отказывались признавать власть гетмана, разоружали уходившие австро-венгер­ские части, отбирали у них награбленное народное добро. Кресть­яне усилили борьбу против помещиков. В селе Романковцы 23 ок­тября местные крестьяне забрали у помещика П. Крупенокого
    2    тыс. пудов пшеницы. В ночь на 25 октября в селе Бырново было
    разгромлено помещичье имение 224. В конце октября черновицкие железнодорожники объявили забастовку. Напряженная борьба оказывала большое влияние на солдат австрийской армии. 2 но­ября в Черновцах вспыхнуло восстание 22-го и 24-го австрийских полков. Выступление солдат поддержали рабочие. Восстали и сол­даты Сучавского гарнизона. Крестьяне Вижницкого и Сторожи- нецкого уездов захватили у помещиков хлеб 225.
    3    ноября 1918 г. в Черновцах собралось Буковинекое народное вече, которое единодушно высказалось за воссоединение украин­ских земель. Когда один из австрийских агентов украинский бур­жуазный националист Пигуляк заговорил об «австрийской Укра­ине», то отовсюду раздались выкрики: «не хотим Австрии!», «хо­тим к Украине!» После этого свыше 10 тыс. участников веча прошли по главным улицам города. Участники многотысячного митинга, который состоялся на центральной площади города, при­соединились к решению Буковинского народного веча.
    На Буковине, как и в Восточной Галиции, украинские буржу­азные националисты вели предательскую политику, рассчитанную на сохранение буржуазных порядков. С этой целью они создали Краевой комитет, который 6 ноября принял решение о взятии власти в свои руки. Новая краевая администрация во главе с украинским буржуазным националистом О. Поповичем, боясь дальнейшего развития революционных событий, начала перегово­ры с румынскими партиями об их участии в управлении всей Бу­ковиной. Тогда Румынская национальная рада, которую перед этим создали в Черновцах румынские помещики и буржуазная интеллигенция, обратились к королевскому правительству Румы­нии с просьбой оккупировать Буковину на том основании, что там готовится большевистский переворот. Боярская Румыния с согла­сия Антанты начала оккупацию Буковины. 11 ноября 1918 г. Чер­новцы заняли оккупанты. Вместо того, чтобы организовать отпор оккупантам, Краевой комитет бежал в Галицию.
    По Сен-Жерменскому мирному договору, который был подпи­сан в сентябре 1919 г. между странами Антанты и Австрией, Се­верная Буковина вопреки воле ее населения была включена в состав Румынии.
    Веками угнетавшиеся трудящиеся Закарпатья поднялись на борьбу за социальное и национальное освобождение, за воссоеди­нение со всем украинским народом. Возникшая после распада Австро-Венгрии буржуазная Венгерская республика, в составе которой осталась Закарпатская Украина, не внесла существенных изменений в положение трудящихся. Правительство графа Ка- рольи, которое сохранило старый монархический государственный
    224    А. Ю р ч е н к о. Хотинское восстание. Киев, 1948, стр. 38—39.
    225    К. Г. Ц и и к о. Указ. соч., стр. 23.
    аппарат, было неспособно организовать борьбу с разрухой в стра­не, всячески защищало интересы буржуазии и помещиков. Против буржуазной диктатуры боролся рабочий класс и под его руковод­ством — трудящееся крестьянство. Во главе революционной борь­бы трудящихся стояла молодая Коммунистическая партия Венг­рии, которая была создана в ноябре 1918 г. при активном участии М. Ракошн, Т. Самуэли, Б. Куна и др. При ЦК Коммунистической партии Венгрии была создана группа коммунистов «Руской Край- ны» (так официально именовали тогда Закарпатье) 226
    Осенью 1918 г. в Венгрии и Закарпатье под руководством ком­мунистов и под влиянием возвращавшихся из Советской России бывших военнопленных стали возникать Советы рабочих, солдат и крестьян-бедняков. Трудящиеся создавали свою милицию — народную гвардию. Сообщения буржуазных администраторов и прессы пестрели жалобами на революционные действия рабочих и крестьян. Начальник Загатянекого лесного управления сообщал о том, что 4 ноября «народ окрестности Загатья восстал и напал на канцелярию Загатянской лесной управы и совсем разрушил ее...» 227 Управляющие помещичьими имениями настойчиво тре­бовали присылки вооруженной силы для защиты имений от кре­стьян. Руководители сельской администрации, которые подверга­лись нападениям восставших крестьян, также требовали присыл­ки вооруженных отрядов. Венгерская буржуазная газета «Герег- Католикуш Семле» 10 ноября 1918 г. сообщала: «В долине р. Тур действительно имели место значительные волнения...» В селах Перечня, Порошков происходили митинги и демонстрации. Ра­бочие химических заводов фирмы «Бантлин» забастовали и, воз­мущенные наглыми действиями администрации, прогнали ее. На подавление выступления рабочих были брошены войска. В стол­кновениях рабочих с войсками трое было убито и несколько ра­нено 228.
    С огромной силой развернулось в Закарпатье движение за вос­соединение с Советской Украиной. С воссоединением трудящиеся Закарпатья связывали разрешение ряда жизненно важных соци­альных проблем: получение земли, коренное улучшение условий труда и быта, ликвидация национального гнета. Об этом свиде­тельствует «объявление» Свалявской народной рады от 8 декабря 1918 г. В этом документе отразились сокровенные думы и надеж­ды трудящихся украинцев Закарпатья. Свалявская рада писала: «Мы хотим соединиться с Советами на Украине, потому что эти Советы дают... графскую и государственную землю» селянам, хо­
    226    В. Н е т о ч а е в, М. Лелек а ч. 3 кторп боротьби за владу Рад 1 про- ти штервенцП США й Антанти за Закариати в 1918—1919 рр.— «Наков1 за­писки Ужгородського университету», т. 9, стр. 270.
    227    «Шляхом Жовтня». 36. документгв. Ужгород, 1957, стр. 62.
    228    Там же, стр. 64.
    тим объединиться «со всей Украиной-Руссю, где есть наш русский
    229
    язык и где бедный народ получит землю и волю» .
    В середине января 1918 г. в городах и селах Закарпатья про­исходили собрания, на которых избирали делегатов на Всекар- патский съезд. Многие собрания давали наказ своим делегатам требовать воссоединения с матерью-Украиной. Общее собрание села Синевир приняло такой наказ: «Мы... единогласно заявляем, что мы хотим присоединения к Украине и с ной совместно жить... , с нашими братьями хотим любовно жить, с теми, откуда наш ко­рень происходит, от востока». Общее собрание села Арданово за­явило: «Мы хотим присоединиться к русскому народу, к Украи- не»230. Столь же решительно и твердо звучало требование о вос­соединении и на Всекарпатском съезде, который открылся 21 января 1919 г. в Хусте; на нем присутствовало 420 делегатов. Съезд высказался за присоединение к Советской Украине.
    Украинские буржуазные националисты (М. Бращайко и дру­гие) стремились к тому, чтобы Закарпатье вошло в петлюровскую «соборную Украину», т. е. осталось буржуазным. Захватив в свои руки руководство Центральной (русской) народной радой, избран­ной в январе 1919 г. в Хусте на «всекарпатском народном собра­нии», украинские буржуазные националисты послали делегацию не в Киев, где уже была Советская власть и как того требовало собрание, а в Станислав к «правительству» ЗУНР. Однако это «правительство», будучи связанное с буржуазно-помещичьей Вен­грией и получавшее от нее оружие, отказалось помочь Закар­патью и «посоветовало» оставаться в составе Венгрии. Это — лишнее доказательство антинародного характера ЗУНР, «прави­тельство» которой предало национальные интересы украинского народа и стремилось удержать его в ярме капиталистического раб­ства.
    В то же время враги трудящихся — агентура венгерской бур­жуазии и помещиков — развернули бешеную кампанию за остав­ление Закарпатской Украины в составе Венгрии. Они также создавали «народные рады», которые носили откровенно реакци­онный характер. Такой же характер имела и «Рада рутешв Мадь­ярщини», которая состояла из попов и мадьяронов, возглавляемых униатским попом А. Волошиным. Эта группа боролась против воссоединения Закарпатья с Советской Украиной и за оставление ее в составе Венгрии. Буржуазное правительство последней, стре­мясь укрепить положение «Ради рутешв Мадьярщини», издало
    21    декабря 1918 г. закон о создании автономной «Руской Крайны» в Закарпатье. Автономия эта была чрезвычайно куцой и рассчи­танной на то, чтобы прикрыть фактическое угнетение украинского
    229    В. Н е т о ч а е в, М. Л е л е к а ч. Указ. соч., стр. 274.
    230    Н. П. Баженова. Нарис кторн революцшно-визвольного руху трудящих Закарпаття в 1917—1923 рр. Ужгород, 1962, стр. 25.
    7    Н. И. Супруненко
    97
    народа. Такие важные районы, как Берегово, Ужгород и другие, не включались в состав автономного края якобы потому, что на­селены они венграми, а не украинцами. Стремясь парализовать мощное движение за воссоединение с Советской Украиной, вен­герские власти прибегали к явно неосуществимым посулам. Так, Хустское окружное управление 16 ноября 1918 г. предложило объявить обещание правительственного комиссара Мараморской жупы о том, что будто бы «все бедные солдаты и инвалиды, кото­рые будут вести себя хорошо, останутся верными венгерскому государству и не будут требовать отрыва от государства и воссое­динения с Украиной, получат от Венгерского государства 10 голь­дов земли» 231.
    Против социального и национального освобождения трудя­щихся Закарпатской Украины и воссоединения ее с Советской Украиной выступала агентура американских империалистов, воз­главляемая А. Беокидом, Г. Жатковичем и др. Г. Жаткович,— юрист известной американской фирмы «Дженерал моторе», создал «Американскую народную раду руситв», которая была тесно связана с американскими правящими кругами и выступала за присоединение Закарпатья к буржуазной Чехословакии. В этом же направлении действовала и Пряшевская народная рада, соз­данная в Закарпатье А. Бескидом.
    Деятельность всех этих антинародных групп осложняла и за­трудняла борьбу народных масс за социальное и национальное освобождение, однако не могла приостановить исторически неиз­бежный процесс революционного освобождения трудящихся. Под руководством Коммунистической партии трудящиеся Венгрии все решительнее боролись против буржуазной диктатуры. Эта борьба увенчалась провозглашением в марте 1919 г. Советской власти в Венгрии. Во всем Закарпатье власть начала переходить в руки рабочих и крестьян.
    231    «Шляхом Жовтня», стр. 67.
    РАЗГРОМ УКРАИНСКОЙ БУРЖУАЗНО­НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИРЕКТОРИИ
    1.    Образование Директории и захват ею власти на Украине
    Мощный размах борьбы рабочих и крестьян за восстановление Советской власти на Украине свидетельствовал о том, что немец­кие штыки уже не могли спасти буржуазно-помещичий гетман­ский режим. Свое спасение украинская контрреволюция теперь видела в ориентации на всесильную, как ей казалось, Антанту. Так как оккупанты были в весьма тяжелом положении, они 16 ок­тября вынуждены были дать согласие гетману на то, «чтобы ук­раинское правительство искало контакт с Антантой». При этом со Скоропадским обсуждался вопрос и о том, каким путем лучше всего можно было бы вступить в переговоры с США
    В позорной роли спасителей агонизировавшего буржуазно-по­мещичьего гетманского режима вновь выступили украинские бур­жуазные националистические партии, объединявшиеся вокруг Национального союза. В октябре 1918 г. германский поверенный в делах в Киеве с полным основанием сообщал своему министер­ству иностранных дел: позиция украинского Национального сою­за, его политические устремления «в общем совпадают с наши­ми» 2. Националисты выдвинули предложение: реорганизовать гетманское «правительство» с тем, чтобы придать ему внешне де­мократический вид. При этом в реорганизованный кабинет ми­нистров должны были войти лица, приемлемые для Антаны и в то же время готовые служить немецким империалистам. По указ­ке оккупантов гетман 24 октября реорганизовал кабинет минист­ров, в.состав которого вошли пять представителей Национального союза.
    Военное положение и революция в Германии, распад Австро- Венгрии серьезно изменили международную обстановку. В связи
    1    «Крах германской оккупации на Украине». М., 1936, стр. 178, 179.
    «Документы о разгроме германских оккупантов на Украине в 1918 году». М., 1942, стр. 193.
    с этим и украинская контрреволюция торопилась идти на поклон к империалистам Антанты. Центром, где велась непосредственная политическая и военная подготовка антантовской интервенции в Страну Советов, стал в то время небольшой румынский город Яссы. В него и устремились представители российской белогвар­дейской и местной националистической контрреволюции. Пресмы­каясь и лакействуя, они наперебой стремились расположить в свою пользу антантовских империалистов, которые готовились по­слать свои вооруженные силы для удушения Советской власти и реставрации буржуазно-помещичьего строя, «единой и недели­мой» России, т. е. возрождения старой монархической тюрьмы на­родов. На этой формуле особенно энергично настаивала Франция.
    Украинская контрреволюция энергично искала контакт и с дипломатическими представителями США. С этой целыо, с со­гласия немецких империалистов, Д. Дорошенко направил в США барона Розена (бывшего русского посла в Вашингтоне) с пору­чением подготовить почву для признания правительством США гетманского «правительства». Гетманский посол в Софии А. Шуль­гин усиленно обрабатывал посла США в том же направлении. Со специальной миссией в СИГА гетман направил И. Коростовца, поручив ему сначала заехать в Яссы. Здесь он был принят фран­цузским и английским послами и изо всех сил старался располо­жить их в пользу гетмана, настойчиво убеждая, как можно скорее прислать свои войска на Украину. Послы отнеслись скептически к уверениям гетманского посланца, указав ему на двойственность политики гетмана: в то время, как он, Коростовец, в Яссах вел переговоры с ними, Дорошенко вел переговоры в Берлине.
    В Яссы прибыла и делегация Национального союза (Д. Анто­нович и Г. Сидоренко), которая активно рекламировала силу сво­его союза и также добивалась поддержки у империалистов Ан­танты.
    Мощный размах революционного движения на Украине вы­звал большое замешательство у меньшевиков и эсеров — этой патентованной агентуры буржуазии в рабочем классе, которая окопалась во Всеукраинском совете профсоюзов (Уцептрпроф). Особенно их напугал тот факт, что движение развернулось под лозунгом восстановления Советской власти, и рабочие практически стали возрождать свои Советы. Меньшевики также были озабо­чены тем, как бы не допустить восстановления Советской власти на Украине. В своем раболепском угодничестве перед буржуазией они пытались дезорганизовать рабочих Украины, навязывая им требование восстановления «демократических дум» вместо Сове­тов. На состоявшемся в Киеве 11 ноября 1918 г. заседании бюро Уцентрпрофа совместно с краевыми объединениями профсоюзов была принята меньшевистская резолюция: «Всеукраинский цент­ральный совет признает необходимым немедленное восстановле­ние деятельности демократических дум и земств с передачей им
    всей власти на местах»3. Эти буржуазные органы, по мнению меньшевиков из Уцентрпрофа, должны были создать временную центральную власть на Украине, которая обеспечит созыв укра­инского Учредительного собрания.
    От зоркого глаза В. И. Ленина не ускользнули закулисные махинации украинской контрреволюции, как и намерения антан­товских империалистов использовать в своих захватнических це­лях немецкие оккупационные войска на Украине до прихода туда англо-французских войск. Разоблачая захватнические планы ан­тантовских империалистов и предательство украинских буржуаз­ных националистов, как и националистов других оккупированных стран, В. И. Ленин в октябре 1918 г. говорил: «Едва ли уже не состоялась такая молчаливая сделка между германской буржуа­зией и буржуазией держав Согласия. Суть ее в том, что англо- французы говорят: мы на Украину придем, но пока там еще нет наших оккупационных отрядов, вы, немцы, не уводите своих войск, а то власть на Украине возьмут рабочие и там также вос­торжествует Советская власть» 4. Вместе с этим В. И. Ленин под­черкивал, что местная националистическая буржуазия, еще вчера продавшая свое отечество немецким империалистам, сегодня уже перепродает его антантовским империалистам, так как она бес­сильна подавить революционное движение без помощи иностран­ных штыков5. События последующих ближайших недель полно­стью подтвердили данный В. И. Лениным прогноз.
    Скоропадский стремился доказать сизою лояльность американ­ским и англо-французским империалистам, а также лагерю об­щерусской белогвардейской контрреволюции. 14 ноября гетман издал грамоту, в которой завлял, что гетманское «правительство» будет активно участвовать в воссоздании единого российского буржуазно-помещичьего государства. В тот же день Скоропадский распустил кабинет министров и назначил главой кабинета мини­стров С. Гербеля — херсонского помещика, бывшего харьковского губернатора, придерживавшегося антантовской ориентации. Этот шаг гетмана был по достоинству оценен англо-американскими и французскими империалистами.
    Однако предпринятые маневры не могли упрочить положения гетманского режима и лишь усиливали политическую напряжен­ность в стране. Лидеры украинской мелкобуржуазной контрре­волюции, почувствовав, что сотрудничество с гетманщипой, кото­рая вступила в открытый союз с великодержавной контрреволю­цией, окончательно дискредитирует их партии в глазах народных масс, порвали свои дальнейшие отношения со Скоропадским. Они стали доказывать, что если немецкие империалисты хотят сохра­нить на Украине буржуазный строй и свое влияние в будущем,
    3    «Бюллетень Уцентрпрофа», 1918, № 1, стр. 3.
    4    В. И. Л о н и н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 119.
    6 Там же, стр. 126—127,
    то им следует дать согласие иа установление республиканского режима на Украине, и что при помощи такого акта, может быть, можно будет парализовать революционную борьбу трудящихся масс. 6 ноября в беседе с немецким консулом в Киеве Тилем представитель партии социалистов-федералистов А. Марголин за­явил: «Если бы Германии удалось сделать этих деятелей, против которых со стороны Антанты не будет никаких возражений, стол­пами республиканского режима на Украине, то это послужило бы гарантией, что такое правительство не будет проводить резкой антинемецкой политики» 6.
    Немецкие оккупанты приняли предложенный националистами коварный план. Нри их согласии в ночь на 14 ноября 1918 г. на «секретном» заседании Национального союза была создана так на­зываемая Директория. В ее состав вошли: В. Винниченко (пред­седатель) и С. Петлюра — от украинских социал-демократов, Ф. Швец п А. Макаренко —от украинских эсеров, А. Андриев­ский —социалист-самостийник. С. Петлюра, изо всех сил рвав­шийся к власти, не стал дожидаться постановления о создании Директории и уехал в Белую Церковь. Там он опубликовал воз­звание о восстании и самочинно присвоил себе титул «главного атамана республиканских войск». Вот почему солдат Директории очень часто называли еще и петлюровцами. Через день все члены Директории без всяких помех выехали в Белую Церковь.
    Борьба трудящихся масс приобретала все более напряженный характер, потрясая до самых основ гетманский режим. Украин­ские буржуазные националисты, тщательно маскируя свои связи с иностранными империалистами, прикрывая свои изменнические действия флагом «самостийности», решили примазаться к народ­ному восстанию и, опираясь на кулачество, захватить власть в свои руки, чтобы спасти от гибели буржуазный строй на Украине. Директория объявила «поход на Киев для свержения власти гет­мана». В своем воззвании, изданном 15 ноября, Директория пред­лагала гетманским воинским частям немедленно переходить на ее сторону. Еще до объявления восстания Директория заручилась поддержкой гетманского полка «оечевых стрельцов» (которым командовал Е. Коновалец), насчитывавшего 3500 солдат и офи­церов. Одновременно, продолжая линию соглашения с оккупанта­ми, она вступила в переговоры с немецким «большим солдатским Советом» в Киеве. 17 ноября 1918 г. в Белой Церкви было под­писано соглашение, полностью удовлетворявшее немецкое коман­дование: оккупационные войска должны были придерживаться «строгого нейтралитета» в борьбе Директории против гетмана. В свою очередь Директория обязалась помогать немецким вой­скам эвакуироваться вместе со всем имуществом7.
    6 «Крах германской оккупации на Украине», стр. 186.
    ' ЦГАОР УССР, ф. 1078, оп. 1, д. 20, л. 1.
    К 2
    Из Белой Церкви Директория начала поход на Киев. В столк­новении 18 ноября под селом Мотовиловкой (около 40 км от Киева) гетманские части были рассеяны.
    Крестьянские массы, пылавшие ненавистью к гетманскому бур­жуазно-помещичьему режиму, не разобравшись в классовом ха­рактере Директории и поверив ее демагогическим обещаниям, по­полняли ряды ее войск.
    Выступление Директории против гетмана усложнило полити­ческую обстановку на Украине и вело к раздроблению сил, под­нявшихся на борьбу против оккупантов и гетманщины. Перед Киевским областным комитетом КГП(б)У встала чрезвычайно трудная задача: нужно было немедленно определить отношение к новым претендентам на власть на Украине и выработать соот­ветствующую тактику. Областной комитет правильно оценил Ди­ректорию как силу антинародную и наметил правильную такти­ческую линию. Как явствует из отчета областного комитета, он в своем первом воззвании к рабочим и крестьянам указывал мас­сам, что к крестьянскому восстанию примазываются контррево­люционеры из Центральной рады. «К оружию!» — такой лозунг бросил в массы областной комитет» 8.
    Стремясь овладеть крестьянскими массами, пополнившими отряды Директории, областной комитет дал директиву всем со­ветским отрядам вливаться в общую массу повстанцев, сохраняя, однако, свою организационную самостоятельность. В войсках Ди­ректории, наступавших на Киев, областной комитет создал свой военно-политический центр, который ни в какие соглашения с Директорией не вступал. Благодаря этому удалось развить энер­гичную агитацию среди повстанцев, и это сыграло очень важную роль в быстром отходе крестьянских масс от Директории.
    Соединение большевистских отрядов с общей массой повстан­цев совсем не означало, что большевики стаж! на путь сотрудни­чества с Директорией. Более того, большевики усилили работу по разоблачению антинародной деятельности украинских буржуаз­ных националистов и Национального союза. В Киеве 29 ноября была распространена большевистская листовка на украинском языке. О Национальном союзе в листовке говорилось: «Украин­ский национальный союз — это украинская черная сотня... , они уже снюхиваются и с союзниками — душителями социалистиче­ской России... Не слушайте их, они обманывают вас, чтобы с ва­шей помощью удержать за собой господство над трудящимся лю­дом... Англия, Франция и Америка двигаются через Украину, чтобы раздавить русских и немецких рабочих. Не пустим их сюда! Поднимайтесь! К оружию!» 9
    8    «1етор1я КП(б)У в матер1алах 1 документах», вин. II, стр. 388.
    9    «Киевщина в годы гражданской войны и иностранной военной интер­венции». Киев, 1962, стр. 125.
    Рабочий класс Украины не поддался националистическому угару и оставался на интернационалистических позициях. Как и по всей Украине, рабочие Киева под руководством большевиков приступили к выборам в Советы.
    Директория стремилась привлечь в свои войска буржуазно­кулацкие элементы. Она вербовала на свою сторону гетманские воинские части, которые по своему классовому составу могли быть надежной опорой и защитой против трудящихся. В первые же дни на сторону Директории перешел со своим полком гетман­ский атаман Балбачан и захватил власть в свеи руки в Харькове. На Черниговщине на сторону Директории перешла гетманская серожупапная дивизия. На ее сторону перешел ряд других гет­манских частей и соединений. Командиры всех этих частей, на­строенные весьма реакционно, объявлялись Директорией своими атаманами, которым фактически принадлежала власть на захва­ченной территории. На Правобережье и значительной части Лево­бережья власть перешла в руки украинских буржуазных нацио­налистов. Директория из Белой Церкви переехала в Винницу.
    Антантовские империалисты, не имея полной информации о развернувшихся событиях, были весьма обеспокоены за судьбу буржуазного строя на Украине. В Одессе развил бурную деятель­ность французский консул Энно. Он должен был прибыть в Киев, но, испугавшись бурных событий, остался на месте. От имени Ан­танты Энно рассылал по телеграфу «приказы» и «директивы».
    22    ноября он отправил в Киев телеграмму, в которой сообщал, что «державы Антанты постановили поддержать существующую в Ки­еве власть господина гетмана и представителей его правитель­ства, надеясь, что эта власть поддержит порядок в городах и се­лах до прихода союзных войск на территорию края» . .Если на гетманское «правительство» и Директорию телеграммы Энно ока­зывали огромное влияние, то для восставших масс Антанта была таким же врагом, как и немецкие оккупанты и гетманщина, и они продолжали борьбу. Спустя неделю (30 ноября) Энно новой те­леграммой потребовал от германского командования и солдатско­го Совета: «Status quo необходимо сохранить до прибытия союз­ных войск»; а также обеспечить «железнодорожное сообщение, в особенности на линии Киев — Одесса»
    Однако события на Украине развивались не так, как хотелось антантовским империалистам. Власть гетмана под охраной немец­ких штыков кое-как существовала в Киеве, а на периферии она была ликвидирована. Немецкие войска отказались защищать гет­мана. В связи с этим возобновились переговоры между немецким командованием и Директорией, закончившиеся подписанием
    10    Д. Дорошенко. Iсторiя Укра1ни 1917—1923 рр., т. II. Ужгород, 1930, стр. 423.
    11    «Крах германской оккупации на Ураине», стр. 191.
    (13 декабря 1918 г.) нового соглашения о нейтралитете немецких войск. Со своей стороны Директория обязалась содействовать ок­купантам в вывозе награбленного народного добра и впредь «под­держивать с немецкими хозяйственными организациями друже­ственные отношения» 12 Это означало, что украинская буржуазно­националистическая Директория обязалась содействовать немец­ким империалистам и после очищения ими Украины.
    Войска Директории стали продвигаться на Киев. 14 декабря Скоропадский, поняв безвыходность своего положения, поспешно написал отречение от власти и покинул свой дворец. Спасая эту марионетку от народного гнева, немецкое командование скрыло горе-гетмана у себя и через несколько дней, переодев его в форму немецкого офицера, помогло бежать в Германию. В тот же день в Киев стали вступать повстанческие отряды. 19 декабря в город прибыла Директория. Так на весьма короткое время на Украине установилась власть буржуазно-националистической контррево­люционной Директории.
    Крадучись к власти и в первые дни после ее захвата, буржу­азно-националистическая Директория при помощи лживых обе­щаний тщательно скрывала свое буржуазно-кулацкое лицо. В де­кларации, опубликованной 26 декабря 1918 г., Директория обе­щала ликвидировать гетманский режим, передать крестьянам землю и возвратить им «контрибуции», взысканные с них окку­пантами и гетманцами. Рабочим она обещала обеспечить 8-часовой рабочий день, право на заключение коллективных договоров и права фабрично-заводских комитетов, «государственный конт­роль» над производством. Всем гражданам Директория обещала обеспечить свободу слова, печати, собраний 13. Однако ни одного из этих обещаний она не выполнила.
    Директория сохранила созданную гетманом буржуазно-поме­щичью государственную машину, сменив лишь вывеску: вместо украинской державы было принято старое, времен Центральной рады, название — Украинская Народная Республика. Названия гетманских учреждений тоже были изменены. Директория уста­новила террористическую буржуазно-кулацкую диктатуру, кото­рую осуществляли петлюровские атаманы. С особой свирепостью они расправлялись с Советами рабочих и крестьянских депутатов, разгоняли рабочие и крестьянские съезды, громили профсоюзы, расстреливали без всякого суда и следствия членов Коммунисти­ческой партии и подозреваемых в сочувствии ей. Именно так на практике выглядела обещанная Директорией «свобода слова, со­браний, печати и рабочих организаций».
    Приход к власти Директории ознаменовался дальнейшим уси­лением хозяйственной разрухи, невиданным разгулом спекуля­
    1123 «Киевская мысль», 15 декабря 1918 г.
    13    Госархив Киевской обл., ф. 363, д. 217, л. 170.
    ции. Капиталисты закрывали предприятия и массами увольняли рабочих, спекулировали сырьем и полуфабрикатами. О положении на заводе Гельферих-Саде в Харькове во времена Директории пресса сообщала: «В период петлюровской власти деятельность завода снова стала приходить в упадок — стал ощущаться силь­ный недостаток в топливе и материалах, которых совершенно не­возможно было достать. Наконец, состояние стЛло столь критиче­ским, что владелец 12 декабря объявил о закрытии завода и об увольнении рабочих и служащих...» 14 Однако заводской комитет решительно воспротивился этому и добился временной отмены приказа о закрытии завода.
    Народное хозяйство Украины находилось в состоянии парали­ча. Даже официальный орган Директории — «Вестник Украин­ской Народной Республики» — вынужден был признать: «Вслед­ствие недостатка топлива и смазочных материалов сокращается движение на железных дорогах, из-за отсутствия сырья и топлива не работают заводы, почта и газеты в провинции по большей части не получаются или доходят тогда, когда события выглядят уже по-иному. Стоимость денег падает, торговля превратилась в спе­куляцию, и цены растут с каждым днем» 15. На территории, под­властной Директории, всеобщая разруха и спекуляция привели к тому, что на продукты питания, как и на другие товары, уста­новились невиданные до того цены: фунт булки стоил 300 руб., фунт сахара — 600 руб., фунт сала — 700 руб.16
    С первых же дней своей деятельности Директория решитель­но встала на защиту интересов помещиков и кулаков. 24 декабря 1918 г. министр продовольствия издал приказ, которым местные органы Директории обязывались бдительно охранять помещичьи имения и не допускать «самочинных действий в экономиях, а ви­новатых привлекать к военному суду» 17. Таким образом, для тру­дящегося крестьянства власть Директории оказалась не лучшей, чем власть гетмана: как та, так и другая жестоко преследовали крестьян за любое посягательство на помещичью землю.
    Земельный закон, изданный Директорией 8 января 1919 г., был рассчитан на обман трудящегося крестьянства. Лживыми фразами об отмене частной собственности на землю Директория фактически сохраняла помещичье и крупное кулацкое землевла­дение. В руках кулаков оставалось 15 десятин земли, причем в законе было много оговорок, на основании которых кулак мог сохранить всю принадлежавшую ему землю. Декларировав изъя­тие земли у помещиков без выкупа, Директория фактически под видом возмещения всевозможных (агротехнических, мелиоратив-
    14    «Известия Временного рабоче-крестьянского правительства Украины и Харьковского Совета рабочих депутатов», 20 февраля 1919 г.
    5    «Вестник Украинской Народной Республики», 25 января 1919 г.
    16    ЦГАОР УССР, ф. 1075, оп. 2, д. 71, л. 5.
    17    Госархин Киевской обл., ф. 2611, д. 1, л. 10.
    ных и др.) улучшений, якобы произведенных помещиками, уста­навливала огромные выкупные платежи.
    Раболепствуя перед иностранными империалистами, Директо­рия проявила особую заботу но отношению к немецким, австрий­ским, польским и другим иностранным помещикам, владевшим на Украине до революции огромными земельными просторами. О землях этой категории собственников Директория обещала из­дать специальный закон, а до этого их земли объявлялись непри­косновенными.
    Несмотря на разного рода ухищрения Директории, трудящее­ся крестьянство и прежде всего беднота при помощи Коммунис­тической партии Украины быстро разгадали истинный смысл аг­рарной политики Директории. Возмущения трудящегося кресть­янства не могли скрыть даже петлюровские чиновники. В одном из сообщений из села Чернятина Подольской губернии указыва­лось: «Крестьяне настроены против Директории, большевистские элементы имеют большое влияние. Как только придут больше­вики, то все население пристанет к ним... Население очень желает, чтобы большевики пришли как можно скорее, ибо они бьют панов и передают народу панское добро». В другом сообщении подчеркивалось: «Вообще село настроено враждебно и считает, что Украина (имелась в виду петлюровская,— Н. С.) есть край
    помещичий» 18.
    Заклятые враги украинского народа осуществляли свирепый террор, жестоко расправлялись с рабочими и трудящимся кресть­янством за любое проявление недовольства политикой и действи­ями Директории. В конце декабря 1918 г. Петлюра выступил на собрании Киевского губернского земства с открытой погромной речью против Советов и Коммунистической партии. Атаман зая­вил, что «никаких самочинных захватов власти на местах, ника­кой агитации против Директории допущено не будет» 19. В городах Украины петлюровские атаманы вводили осадное положение, что­бы удобнее было расправляться с коммунистами и громить рабочие организации. В ночь на 25 декабря в Киеве петлюровские бан­диты зверски расправились с группой арестованных коммунис­тов. Об этой кровавой расправе Киевский областной комитет КП(б)У, в частности, сообщал: «На Владимирской горке, возле Михайловского спуска, конвойные замедлили шаг и начали рас­стреливать шедших впереди арестованных. На месте расстрела еще утром имелись следы крови — валялись портянки и винто­вочные гильзы»20. Жертвами этого кошмарного преступления были Г. Тимофеева, Н. Врублевский (Сергей) и Д. Шуцкий. Тя­жело раненный в ногу, живот и шею, А. Юрковский нашел в себе силы добраться до квартиры одного из приятелей и сообщил об
    18    ЦГАОР УССР, ф. 1078, д. 36, л. 152, 154.
    19    Госархив Киевской обл., ф. 363, д. 1, л. 40.
    20    «Киевский коммунист», 4 января 1919 г.
    этой ночной трагедии. Вечером 27 декабря петлюровские бандиты устроили налет па собрание рабочих и солдат, созванное комму­нистами на Подоле (район Киева), а ночью часть арестованных коммунистов была расстреляна. В ночь на 28 декабря петлюров­ские палачи на территории бывшего Царского сада перекололи штыками группу арестованных коммунистов; одному из них было нанесено штыком шесть смертельных ран.
    Осенью 1920 г., выступая свидетелем на суде по делу бывшего начальника петлюровской контрразведки Г. Чайковского (Датп- кевича), С. Косиор рассказывал о кровавых преступлениях укра­инских буржуазных националистов в Киеве: «Владычество Ди­ректории продолжалось около двух месяцев. Последние 1!/г месяца были кошмарные. Мне никогда не приходилось переживать того, что было в это время,— такой охоты на людей... Наших партийных товарищей было расстреляно около 20 человек, а если считать рабочих расстрелянных, нам известных, партийных, то расстреля­ли около 100 человек, а может, и больше»21. В Харькове были расстреляны активные организаторы борьбы против оккупантов коммунисты Н. Шевченко, Эдуард и др.22
    Несмотря на террор, рабочий класс Украины по призыву Ком­мунистической партии продолжал создавать свои Советы, которые в этих условиях действовали как боевые органы подготовки во­оруженного восстания. Выборы в Советы проходили полулегаль­но. О выборах в Харьковский Совет активный работник Харьков­ской партийной организации И. Петииский вспоминал: «Вслед­ствие присутствия на выборах петлюровцев вместо фамилий ста­вили клички, но рабочим это было известно, и они голосовали почти единогласно за большевиков» 23. В состав президиума Харь­ковского Совета входили коммунисты Я. Гамарник, И. Крейсберг, И. Петииский и др.
    Не сумев помешать рабочим в избрании Советов, Директория стала расправляться с ними силой оружия, 29 ноября в Харькове открылось первое заседание Совета рабочих депутатов; в зал за­седаний ворвались петлюровцы, разогнали Совет и арестовали его президиум. Тогда большевистский комитет и члены Харьковского Совета призвали рабочих к всеобщей забастовке. Рабочие Харько­ва единодушно откликнулись на призыв; забастовали рабочие всех фабрик и заводов. Прекратила работу электростанция, оста­новился трамвай, закрылись магазины. Не сломив организован­ности и стойкости рабочих, петлюровский атаман Балбачан вы­нужден был освободить арестованных.
    Борьба за власть Советов разгоралась и на Полтавщине, где
    21    «Освободительная война украинского народа против немецких окку­пантов». Документы и материалы. Киев, 1938, стр. 559, 560.
    22    И. Петииский. Из деятельности Петинского райкома в подпольо 1918 г.— «Летопись революции», 1925, № 2, стр. 20.
    23    Там же, стр. 19.
    возникли отдельные советские районы. Отряд повстанцев, воз­главляемый коммунистом П. Ковтуном, в ночь па 15 декабря
    1918    г. разгромил петлюровцев и занял Прилуки. В городе была восстановлена Советская власть. В конце декабря был созван уездный крестьянский съезд, который высказался за поддержку Советской власти. Борьба с петлюровцами продолжалась в уезде до самого прихода советских войск, т. е. до января 1919 г.24
    О борьбе за восстановление Советской власти в Донбассе ак­тивный участник революционной борьбы на Украине Максимен­ко сообщал: в распоряжение Екатеринославского губревкома и его штаба прибыли отряды из Краматорска и Дружковки под коман­дованием Курочкина, из Константиновки — отряд Левченко, Юзовский отряд Шота и отряд Клименко. Всего собралось до 6 тыс. бойцов, которые занимали участок от Сергиевки (близ Краматорска), Очертино и село Марьевку и готовились к наступ­лению на Юзовку. На этом участке повстанцы вошли в боевое соприкосновение с белогвардейскими войсками, вторгшимися в Донбасс25.
    Под руководством большевиков Советская власть была восста­новлена в Павлоградском и Ново-Московском уездах Екатерино- славской губернии. В самом Екатеринославе существовало мно­говластие. В декабре 1918 г. о положении, создавшемся в городе, подпольный комитет сообщал в ЦК КП(б)У: «На соборной пло­щади... зверствуют офицеры-добровольцы... Почта, телеграф, вок­зал заняты петлюровским» отрядами. Кайдаки, Фабрика в руках восставших рабочих, восстанавливающих свои революционные организации. Власть в этом районе в руках ревкома. Всей работой руководит Кайдакский комитет нашей партии, захвативший свое старое помещение... Подготовляется выступление против всех вла­стей, существующих в городе» 26
    Выступление за власть Советов, о котором говорилось в со­общении, вскоре состоялось. Когда петлюровские атаманы разо­гнали Екатеринославский Совет рабочих депутатов, возмущенные рабочие ответили на это всеобщей забастовкой, которая продол­жалась 23 и 24 декабря. Учитывая боевые настроения рабочих, большевистская организация решила начать восстание против контрреволюционной Директории. Неожиданным ударом отряда рабочих, находившегося в Амур-Нижнеднепровске, петлюровцы были изгнаны из Екатеринослава27. Петлюровцы спешно подтя­нули к Екатеринославу крупные подкрепления, под натиском ко­торых рабочие отряды вынуждены были отступить. Ворвавшись в город, петлюровские головорезы немедленно организовали мас­
    24    I. I л 1 н. Жонтень на Прилутшш. Прилука, 1927, стр. 120—124.
    25    Максименко. Из истории партизанской борьбы в Донбассе и Ека- теринославщине в 1918 г.— «Летопись революции», 1925, № 4, стр. 159.
    26    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 2, д. 172, л. 137.
    «Известия Харьковского Совета рабочих депутатов», 3 января 1919 г.
    совые обыски, грабеж населения, расстрелы коммунистов и ре­волюционных рабочих.
    В середине декабря по инициативе коммунистов было создано Организационное бюро по проведению выборов в Киевский Совет рабочих депутатов. 19 декабря Оргбюро специальные обращением призвало рабочих приступить к выборам в Совет. Власти Дирек­тории попытались сорвать выборы в Совет путем систематических налетов на Оргбюро и правления профсоюзов. Но как ни свиреп­ствовали украинские буржуазные националисты, сорвать выборы в Совет они не смогли. Рабочие отдали голоса лучшим представи­телям своего класса, истинным защитникам народных интере­сов — коммунистам. 3Д избранных депутатов были коммунистами. Председателем Киевского Совета был избран Л. Бубнов, в состав президиума вошли С. Косиор и М. Майоров.
    В декабре 1918 г. проходили выборы в Житомирский Совет рабочих депутатов. Совет был сплошь большевистским. На нер­вом же заседании Совета был избран исполком из 12 коммунистов и двух левых эсеров28. Однако вследствие репрессий Совет не мог нормально работать и вынужден был принять решение о саморос- пуске, предварительно выделив ревком под председательством коммуниста Б. Борисова.
    В борьбе против социалистической революции украинские буржуазные националисты прибегали к самым подлым приемам. Особенно широко Директория применяла отравленное оружие на­ционализма, пытаясь одурманить классовое сознание трудящихся, посеять национальную рознь и отвлечь трудящихся от борьбы с их главным врагом — буржуазией и помещиками. Главной целью разнузданной кампании шовинизма было стремление вызвать не­доверие украинского народа к братскому русскому народу. Бур­жуазные националисты распространяли клевету на русский на­род, на его героическую историю, на его прогрессивную культуру. Директория запретила преподавание русского языка в школах Украины; русских учителей увольняли из школ.
    Буржуазные националисты выступили вдохновителями анти­семитизма и кровавых еврейских погромов. В мутной волне ев­рейских погромов они пытались потопить борьбу трудящихся за восстановление Советской власти на Украине. Участником кро­вавых погромов было и кулачество, составлявшее главную соци­альную опору Директории и заполнявшее ряды ее вооруженных сил. Кулачество стремилось использовать свое пребывание в вой­сках Директории для личного обогащения путем «организованно­го» грабежа и разбоя. В начале января 1919 г. длительный ев­рейский погром устроили петлюровцы в Бердичеве; были убиты десятки и искалечены сотни человек. В ответ на попытку уста­новить власть Советов в Проскурове 1-й полк им. Петлюры уст­
    28    «Волынская заря», 3 января 1918 г.
    роил еще более кровавый, чем в Бердичеве, погром, который затем распространился и на близлежащие местечки. Вооруженные пет­люровские громилы врывались в дома, грабили и убивали ни в чем не повинных женщин, детей, стариков. Во время этого погрома было убито свыше 1 тыс. человек29. Во много раз больше было изувеченных и обесчещенных людей. Кровавые погромы проис­ходили в Житомире, Овруче и многих других городах и местечках Украины.
    В борьбе против революционных рабочих и крестьян петлюров­ская Директория пользовалась активной поддержкой со стороны еврейских буржуазно-националистических партий. Лидер партии «Поалей-Цион» А. Ревуцкий получил в «правительстве» Директо­рии портфель министра по еврейским делам. Руководитель сионис­тов В. Жаботинский даже предлагал Петлюре создать воинские части из евреев для участия в борьбе против Советской России.
    В ходе борьбы украинские буржуазные националисты стали понимать, что одной силой террора им не подавить сопротивления рабочего класса и шедшего за ним трудового крестьянства, что нужен новый обман, при помощи которого можно было бы пара­лизовать их борьбу за восстановление власти Советов. Учитывая, что идея Советов глубоко проникла в сознание рабочего класса и трудового крестьянства, что они в Советах, и только в них, видят свою, подлинно народную власть, что на значительной части Ук­раины или уже установилась Советская власть, или происходят вооруженные восстания за ее установление, Винниченко извра­тил идею Советов и в таком виде использовал ее в интересах ук­раинской буржуазии и кулачества. Он выдвинул лозунг создания «трудовых советов». По мысли автора этого лозунга, центральной фигурой «трудовых советов» должны стать кулак в деревне и мел­кий буржуа в городе. Через такие «советы» Директория легко могла обеспечить укрепление буржуазной власти на Украине, за­щищать классовые интересы эксплуататоров, подготовить и облег­чить установление открытой диктатуры буржуазии. Оценив по достоинству предложение Винниченко, Директория одобрила его и издала закон «О местных конгрессах и советах трудового наро­да» и о порядке выборов в «трудовые советы» и «трудовой конг­ресс».
    Выдвигая лозунг «трудовых советов», украинские буржуазные националисты надеялись сыграть на доверчивости трудящихся масс, рассчитывали на то, что массы не разгадают фальши этого лозунга. Вокруг выборов в «трудовые советы» вся националистиче­ская пресса и агитаторы подняли невероятный шум и политиче­скую трескотню. Воплями о мнимом «отстранении нетрудовых классов от участия в руководстве государственной жинью» укра­инские буржуазные националисты рассчитывали завоевать симпа-
    29    Лартархив Украинского филиала ИМЛ, ф. 1, оп. 4, д. 207, л. 3.
    тли трудящихся масс. Однако все эти маневры украинской бур­жуазно-националистической контрреволюции были разоблачены коммунистами Украины. Киевский областной комитет КП(б)У своим постановлением в январе 1919 г. обязывал все партийные организации, «.„проводя тактику бойкота трудового конгресса, принимать энергичное участие на фабрично-заводских собраниях и сельских сходах для разоблачения контрреволюционного харак­тера политики Директории, созвать кулацкий конгресс и органи­зации под лозунгом решительной борьбы за власть Советов» 30. Коммунисты бойкотировали выборы и, несмотря на жестокий тер­рор, использовали избирательные собрания для разоблачения контрреволюционной политики Директории. С помощью комму­нистов трудящиеся разобрались в истинном смысле маневров Ди­ректории.
    23    января 1919 г. в Киеве открылся «трудовой конгресс». По­давляющее большинство «трудового конгресса» составляли кулаки и представители украинских буржуазно-националистических пар­тий. Об открытии «трудового конгресса» и о его характере газета «Киевский коммунист» писала: «С важным видом сельские кула­ки, буржуазные социалисты и обманутые селяне решают государ­ственные дела Украины, где власть Директории частью свергнута, частью болтается в воздухе. Они заседают, а по городам и селам происходят восстания» 31.
    Парадная шумиха и славословие по адресу Директории не мог­ли скрыть слабости и шаткости ее положения.
    Антинародная политика Директории и разъяснительная рабо­та большевиков Украины привели к тому, что трудящееся кресть­янство стало отходить от нее. В связи с этим изменилась расста­новка политических сил на Украине, усилились разложение в ла­гере мелкобуржуазной демократии и переход лучшей ее части на сторону Советской власти.
    На Украине процесс поворота мелкобуржуазной демократии в сторону Советской власти был очень трудным и сложным вслед­ствие ряда социальных и политических причин. В украинской де­ревне был довольно многочисленный слой кулачества — не менее 12%, а в степной части Украины число кулаков достигало 20%. Они были экономически сильными, политически организованными и хорошо вооруженными благодаря существовавшим ранее гайда­мацким частям, вольному казачеству и другим националистиче­ским формированиям. Сельская беднота хотя и была многочислен­ной, но она еще не была достаточно политически организованной. Позиции кулачества в украинской деревне — и экономические, и политические — были сильны.
    В общеполитической и культурной жизни Украины того време­ни весьма важное значение имел национальный вопрос. Пережит­
    30    «Штоппс революция, 1929, № 2, стр. 132.
    «Киевский коммунист», 22—24 января 1919 г.
    ки национального недоверия еще играли значительную роль, что создавало благоприятную почву для деятельности украинских бур­жуазных националистов.
    Февральская буржуазно-демократическая революция пробуди­ла национальное самосознание украинского народа. Крестьянство стало одной из главных сил украинского национально-освободи­тельного движения, но из-за низкого уровня политического созна­ния оно часто попадало под влияние украинских мелкобуржуаз­ных националистических партий. Украинские националисты, ис­кусно играя на национальных чувствах, сеяли недоверие ко всему не украинскому, особенно ко всему русскому, культивируя нацио­нальную исключительность украинцев. Поэтому даже малейшее проявление великодержавного шовинизма со стороны некоторых партийных, советских и военных работников необыкновенно обо­стряло национальный вопрос и объективно играло на руку укра­инскому буржуазному национализму.
    Необходимо, однако, отметить ряд важнейших факторов, кото­рые с объективной неизбежностью заставляли левые течения мел­кобуржуазных партий изменить политический курс, если они не хотели окончательно потерять доверие масс и очутиться в полной изоляции. Это прежде всего опыт Центральной рады, связавшей свою судьбу с немецкими и австро-венгерскими оккупантами и ре­ставрацией буржуазно-помещичьего строя. К тому же вела и внешняя, и внутренняя политика Директории. Наконец, и это самое главное, политический опыт крестьянских масс неизбежно приводил к тому, что Советская власть признавалась ими един­ственной властью, способной обеспечить передачу земли кре­стьянству.
    Партия большевиков, игравшая решающую роль в политиче­ской жизни страны, не могла полагаться только на стихийный процесс роста политического самосознания мелкобуржуазных масс и прежде всего крестьянства.
    Проблеме завоевания мелкобуржуазных масс на сторону Совет­ской власти В. И. Ленин придавал важное значение, особенно в национальных республиках. Ведь в Советской республике, вклю­чая и Украину, в то время преобладала мелкобуржуазная кресть­янская масса. В такой стране вопрос союза рабочего класса и кре - стьянства приобретал решающее значение для укрепления дикта­туры пролетариата. Решению этой задачи способствовало привле­чение на сторону Советской власти лучшей части мелкобуржуаз­ных партий.
    Осенью 1918 г. в среде мелкобуржуазной демократии Совет­ской России произошел поворот в сторону Советской власти.
    В.    И. Ленин приветствовал этот поворот и указывал, что тот не марксист, кто не сумеет учесть и использовать этого. Он учил: «...когда глубочайшие всемирно-исторические перемены вызывают неизбежный поворот в нашу сторону среди масс беспартийной,
    меньшевистской, эсеровской демократии, мы должны научиться, н мы научимся, использовать этот поворот, поддержать его, выз­вать его в соответственных группах и слоях, осуществить все воз­можное в деле соглашения с этими элементами, облегчить тем ра­боту социалистического строительства, ослабить тяжесть мучи­тельной разрухи, темноты, неумелости, замедляющих победу со­циализма» 3 .
    Приветствуя поворот мелкобуржуазной демократии в сторону Советской власти, В. И. Ленин в то же время подчеркивал непо­следовательность и неустойчивость мелкобуржуазной демократии, ее склонность к колебаниям и панике.
    Поэтому, указывал он, коммунисты должны быть постоянно бдительными в отношениях с представителями мелкой буржуазии. Решительно и энергично поддерживая всех, кто хотел честно со­трудничать с Советской властью, необходимо было в то же время беспощадно карать тех, кто пытался обманывать народ и вести контрреволюционную деятельность под личиной сторонника Совет­ской власти.
    Партия боротьбистов и ее лидеры В. Блакиный, Г. Гринько,
    А.    Любченко, И. Михайличенко и А. Шумсьий под воздействием объективных социальных и политических фактов, о которых ска­зано выше, совершила дальнейшую эволюцию влево. Она заявила о принятии советской платформы.
    Здесь уместно отметить, что в литературе все еще высказыва­ются субъективистские взгляды на раскол в лагере украинской мелкобуржуазной демократии и переход ее лучшей части на по­зиции Советской власти. Так, Г. Овчаров полагает, что партия боротьбистов образовалась не вследствие объективного процесса изменения расстановки социальных и политических сил на Ук­раине, выразившейся в повороте крестьянских масс в сторону Советской власти, а в результате стремления лидеров этой партии замаскировать свою контрреволюционность и вредительскую так­тику, т. е. в результате субъективного, волюнтаристского факто­ра. Развивая эти положения, автор бездоказательно утверждает, что партия боротьбистов якобы была «намного более гибкой, чем петлюровская, и потому намного более вредной», что вся дея­тельность этой партии была тонкой и хитро замаскированной си­стемой политического двурушничества и вредительства, что бо- ротьбисты были партией кулацкой контрреволюции 33.
    Характеризуя так партию боротьбистов, Г. Овчаров не учиты­вает ленинских указаний о том, что социальная база мелкобуржу­азных партий, особенно левых эсеров,— среднее крестьянство. Это
    32    В. И Л е н и н. Нолн. собр. соч., т. 37, стр. 197.
    33    Г. Овчаров. По поводу освещения вопроса о боротьбизме.— «Ком­мунист Украины», 1958, № 2, стр. 37, 46.
    ленинское определение мы можем с полным основанием отнести к боротьбнстам — левым украинским эсерам. В связи с определе­нием социальной базы боротьбистов и их политической характе­ристики уместно привести высказывание секретаря ЦК КП(б)У С. Косиора на XIII съезде КП(б)У 2 июня 1937 г. Он близко соприкасался с деятелями этой партии, знал ее хорошо и по указаниям В. И. Ленина проводил политику блокирования с бо- ротьбистами. Высказывания С. Косиора особенно ценны еще и по­тому, что они относятся к лету 1937 г., когда все они находились под политическим подозрением, а многие из них были репресси­рованы. В связи с тем, что некоторые делегаты съезда называли партию боротьбистов контрреволюционной, С. Косиор говорил:
    «Товарищи, Владимир Ильич в свое время разъяснял, что не­правильно и вредно рассматривать в то время (т. е. в 1918— 1920 гг.— II. С.) партию боротьбистов и сейчас тем более, в ис­торическом аспекте, как контрреволюционную партию.
    Что из себя представляла партия боротьбистов? Была ли она кулацкой партией? Нет. Была ли она тем более контрреволюци­онной партией? Нет, не была» 34.
    Если боротьбисты не были партией кулацкой контрреволюции, то что же они собой представляли? На этот вопрос ответ может быть таким: боротьбисты были мелкобуржуазной партией, преи­мущественно среднего крестьянства со всеми недостатками, при­сущими этому социальному слою крестьянства: политической не­устойчивостью и склонностью к колебаниям в политике, прекло­нением перед мелкобуржуазной демократией, националистической идеологией. Но эти отрицательные свойства боротьбистов все же оставляли место для их плодотворного сотрудничества с Совет­ской властью. При гибкой тактике коммунистов и при соответству­ющем стремлении самих боротьбистов они могли быть преодолены в процессе совместной работы.
    Конечно, при всем этом нельзя забывать, что в партии бо- ротьбистов были и двурушники, и явно петлюровские элементы, н кулаки, которые действовали во вред Советской власти, стреми­лись помешать лучшей части боротьбистов прочно утвердить партию на позициях Советской власти.
    В январе 1919 г. от партии украинских социал-демократов откололась новая группа, возглавляемая Ю. Мазуренко и М. Ав- диенко. Эта группа образовала партию «незалежников». Она учла изменившееся настроение мелкобуржуазных масс и заявила о принятии ею советской платформы. Эта мелкобуржуазная на­ционалистическая партия была еще менее последовательной, чем боротьбисты, ее образование было новым дополнительным ударом но лагерю петлюровской националистической контрреволюции.
    34    Партар.хив Украинского филиала НМЛ, ф. 13, д. 478, лл. 333—334.
    Б то же время усиливался процесс разложения и среди еврей­ских мелкобуржуазных националистических партий. Из Бунда выделилась левая группа, возглавляемая М. Рафесом, которая стремилась к сотрудничеству с Советской властью.
    Образование левых групп и даже новых партий мелкобуржу­азной демократии, которые принимали платформу Советской вла­сти, было важным положительным явлением в политической жиз­ни Украины. Они составили довольно сильную оппозицию к Ди­ректории, что серьезно ослабляло ее внутриполитическое положе­ние. И, наоборот, этот процесс укреплял политические позиции коммунистов, облегчал им борьбу с оголтелой петлюровской контр­революцией.
    Представители боротьбистов. поддержанные другими левыми группами, выступили на «трудовом конгрессе» в январе 1919 г. с заявлением о его неправомочности. Они требовали передать власть Советам, создать из левых партий и групп «советский центр», который провозгласит власть Советов на местах, созовет Всеукраинский съезд Советов, немедленно начнет мирные пере­говоры с Советской Россией.
    Но уже эти предложения свидетельствовали о непоследова­тельности их авторов, о том, что ими еще не были усвоены основ­ные принципы Советской власти как диктатуры пролетариата. Им было известно, что с конца ноября 1918 г. существовало и действовало Временное рабоче-крестьянское правительство Ук­раины, под знаменем которого велась успешная борьба против Директории и восстанавливалась Советская власть. Однако чисто большевистский состав Украинского советского правительства не устраивал левых мелкобуржуазных групп, они стремились соз­дать советский центр на основе мелкобуржуазной, а не пролетар­ской демократии.
    И все же, несмотря на непоследовательность и колебания, само появление левых мелкобуржуазных групп на политической арене Украины имело большое положительное значение. Их публичные заявления и выступления, направленные против Директории и «трудового конгресса», их требования прорвать переговоры с Ан­тантой и начать мирные переговоры с Советской Россией и, нако­нец, демонстративный уход с «трудового конгресса» способство­вали дальнейшему отходу от Директории мелкобуржуазных масс и прежде всего крестьянства.
    Боротьбисты, которым Директория отказывала в легальном существовании, стали на путь вооруженной борьбы с нею. Они привлекали на свою сторону повстанческие отряды атамана Гри­горьева, служившего гетману, а затем Директории; организовали на Полтавщине повстанческие отряды. ЦК боротьбистов создал «Головну раду революцшних емiсарiв», которая рассматривалась им как ядро будущего правительства.
    Опыт борьбы против гетманщины и Директории показывал,
    однако, что раскол революционных сил, противопоставление «Гс- Л0ВН01 ради» Временному рабоче-крестьянскому правительству Украины объективно помогали Директории. Это поняли раньше других лидеров боротьбистов В. Блакитный, И. Михайличенко ;з
    А.    Шумский. По их инициативе в конце января 1919 г. в Харько»: прибыла делегация ЦК боротьбистов во главе с В. Блакитнымдля переговоров с Украинским советским правительством. В резуль­тате переговоров боротьбисты распустили свою «Головну раду» и заявили о своем желании активно сотрудничать с Советской властью, а их вооруженные отряды, включая атамана Григорьева, вливались в Красную Армию. Такой исход переговоров был круп­ной политической победой ЦК КП(б)У и Украинского советского правительства, способствовавшей усилению борьбы против Дирек­тории.
    Мощный размах борьбы украинских рабочих и крестьян про­тив Директории усиливал раскол и разброд в лагере мелкобур­жуазной националистической контрреволюции; власть Директо­рии, распространявшаяся на весьма ограниченную территорию Украины (преимущественно на Правобережье), не была прочной; восстания против Директории на Киевщине, Подолии и Волы­ни — лучшее этому доказательство.
    Победоносное наступление украинских советских войск, вос­стания рабочих и крестьян против Директории — все это говопи- ло о том, что дин пребывания ее у власти сочтены.
    2.    Зависимость Директории
    от иностранных империалистов
    Буржуазно-кулацкая Директория была не только классово враждебной силой по отношению к рабочим и трудящимся крестьянам Украины. Она была и национально-враждебной силой по отношению к украинскому народу, хотя и прикрывалась на­циональным флагом. С самого начала своего существования она ориентировалась на иностранных империалистов. Директория предлагала американским и англо-французским империалистам свои услуги в борьбе против рабочих и крестьян Советской стра­ны, но она в то же время не порывала отношений и с немецкими империалистами. Разоблачая предательство национальных инте­ресов украинской буржуазией и ее эсеро-меныпевистской агенту­рой, В. И. Ленин в докладе на объединенном заседании ВЦИК, Московского Совета, фабзавкомов и профсоюзов 22 октября 1918 г. говорил, что украинская буржуазия, как и буржуазия Финляндии и Польши, не продержалась бы у власти и одного дня без поддер­жки иностранных империалистов. Именно «...поэтому,— подчер­кивал В. И. Ленин,— буржуазия этих стран, которая вчера про­давалась немцам, ездила на поклон к немецким империалистам и заключала с ними союз против своих рабочих..., она теперь всем
    перепродает свое отечество. Вчера продавали его немцам, а ныне продают англичанам и французам» 5.
    Враждебные народу украинские буржуазные националисты просили у американских и англо-французских империалистов оружие, боеприпасы для вооружения своих контрреволюционных банд, чтобы силой штыков подавлять возмущение масс. Отдавая при этом себе отчет к том, что собственными силами они не в со­стоянии подавить революционную борьбу украинских рабочих и крестьян, петлюровские атаманы прямо ставили вопрос о пригла­шении на Украину французских войск.
    Директория командировала в Одессу36 генерала Грекова с поручением добиться от империалистов Антанты танков, орудий, пулеметов, обмундирования для своей армии. Представители Ан­танты, не обещая ничего конкретного, поставили перед Грековым предварительные условия: снятие блокады Одессы, установлен­ной в период борьбы с гетманом; восстановление железнодорож­ной связи Киев — Одесса; передача в руки французского коман­дования эксплуатации железной дороги Аккерман — Одесса — Николаев. Директория приняла все эти требования.
    Но иностранные империалисты, делавшие главную ставку в своей интервенционистской политике на лагерь общероссийской белогвардейской контрреволюции, группировавшейся вокруг Кол чака и Деникина, не спешили связывать свободу своих действий какими-либо общими соглашениями с Директорией, не получив от нее реальных и солидных компенсаций. Более того, зная, что без их поддержки Директория не может продержаться у власти даже небольшой промежуток времени, и играя на противоречиях между русской белогвардейской и украинской буржуазно-нацио­налистической контрреволюцией, империалисты Антанты прямо ставили перед лидерами Директории вопрос о превращении Украины в свою колонию взамен предоставляемой «помощи». При­бегая при этом к несложным дипломатическим маневрам, пред­ставители французского командования в Одессе добивались, чтобы с подобными предложениями выступили сами националисти­ческие временщики из Директории. Но последние, боясь всеоб­щего возмущения, оттягивали представление соответствующего документа. Поэтому когда Директория в 20-х числах января 1919 г. направила в Одессу своих представителей С. Остапенко и О. Назарука с поручением заключить торговое и военное согла­шение, то французское командование не пожелало даже выслу­шать их. И только после настойчивых просьб они были приняты начальником штаба французских оккупационных войск полковни
    >5 В. И. Л е п м м. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 119, 120.
    16 В конце ноября 1918 г. и черноморских портах Советской страны по­явился антантонскпй военный флот и началась высадка вражеских десантов для похода на Советскую Россию.
    ком Фрейденбергом. Он резким тоном недовольного хозяина в ультимативной форме изложил представителям Директории тре­бования империалистов: изменить по согласованию с француз­ским командованием состав Директории (речь шла об отставке Винниченко и Петлюры), передать все железные дороги Украины под контроль Франции, обратиться к Франции с просьбой об уста иовлении над Украиной протектората. Ведение дальнейших пере­говоров было поставлено в зависимость от принятия и выполне­ния Директорией продиктованных ей условий.
    Предъявленные условия не вызвали возмущения и негодова­ния у посланцев Директории, которые имели категорический при­каз Винниченко любой ценой добиться соглашения и «помощи» со стороны французского командования. На следующий день после приема у Фрейденберга Остапенко обратился к американ­скому военному атташе с просьбой о посредничестве в перегово­рах с французским командованием; он просил также помочь до­биться хотя бы внешнего смягчения предъявленных ультиматив­ных требований. Последний обещал представителям Директории свое содействие.
    Коммунисты Украины постоянно разоблачали предательскую деятельность Директории. На конкретных примерах они показы­вали народным массам, какую тяжкую и унизительную участь колониальной зависимости готовили им украинские буржуазные националисты. Киевские большевики, получив от одесских под­польщиков информацию о содержании переговоров делегатов Ди­ректории с интервентами, напечатали и распространили в дни заседаний «трудового конгресса» специальную листовку. В ней пункт за пунктом разоблачалось предательство Директории. Листовка подчеркивала: «Все, кто еще сомневался в истинных намерениях Директории, поймет теперь, что она есть кулацко- офицерская диктатура, которая уже стала агентурой банкиров Нью-Йорка, Лондона и Парижа. Контрреволюционная империа­листическая Директория должна быть свергнута, и она будет
    свергнута» 37.
    А тем временем массовое повстанческое движение на Украине делало положение Директории безнадежным. Единственной ее надеждой оставалась помощь империалистов. В Одессу была на­правлена новая делегация вымаливать у оккупантов оружие для борьбы против собственного народа. Чтобы умилостивить полков­ника Фрейденберга, представители Директории дали ему взятку в размере 5 млн. руб.
    Директория через свою многочисленную агентуру настойчиво добивалась получения во что бы то ни стало военной помощи от иностранных империалистов. Но последние не спешили с подпи­санием договора. После долгих упрашиваний посол Директории
    87 «Киевский коммунист», 28 февраля 1919 г.
    в Париже Г. Сидоренко, наконец, смог известить своих шефов, что французское правительство согласно оказать помощь на таких условиях:
    «1. Франция получает концессию на 50 лет на все украинские железные дороги.
    2.    Украина берет на себя обязательство уплатить Франции причитающиеся ей долги старого царского и Временного прави­тельства.
    3.    Уплата процентов гарантируется той частью доходов с же­лезных дорог, которые причитаются украинскому правительству.
    4.    Директория должна в годичный срок организовать трех­соттысячную армию.
    5.    Вся финансовая, торговая, промышленная и военная поли­тика Украины в течение пяти лет со дня подписания договора ведется под непосредственным контролем представителен фран­цузского правительства» 38.
    Уже эти предварительные условия показывают, что речь шла о полном порабощении Украины, о превращении ее во француз­скую колонию. Однако продажная Директория, рядившаяся в тогу «самостийности», не отвергла этих унизительных требований, а попыталась лишь смягчить их. 6 февраля 1919 г. на станции Бирзула состоялась встреча делегации Директории с полковником Фрейденбергом.
    В целях достижения соглашения с империалистами Антанты из состава Директории вышел Винниченко (Петлюра не пожелал расставаться с властью); были также произведены изменения в составе «правительства». Вместо В. Чеховского «премьером» стал
    С.    Остапенко. С большей настойчивостью он стал добиваться со­глашения с Антантой.
    Общее положение Директории к этому времени было настоль­ко катастрофичным, что французское командование не считало возможным затягивать подписание военного соглашения. К Ди­ректории прибыл французский капитан, передавший 14 февраля 1919 г. Петлюре проект обращения, которое Директория должна была послать французскому правительству. В этом позорном до­кументе, принятом Директорией 17 февраля, говорилось: «Дирек­тория, признавая сделанные ею ошибки, просит французское ко­мандование о помощи в борьбе против большевиков. Директория отдает себя под покровительство Франции и просит представите­лей Франции взять на себя руководство управлением Украины в области военной, дипломатической, политической, финансовой, экономической и судебной в течение всего времени, пока будет продолжаться война с большевиками, и, наконец, Директория надеется, что Франция и другие державы Согласия проявят
    38    Н. Фи л п п п о в. Украинская контрреволюция на службе Англиа, Франции, Польши. М„ 1927, стр. 65, 66.
    великодушие, когда после окончания борьбы с большевиками возникнут вопросы о территориях и нациях» зэ.
    Подписывая такой отвратительный по форме и содержанию документ, украинские буржуазные националисты превращали Украину во французскую колонию, а украинский народ — в бес­правных рабов. Получив этот документ, глава французской воен­ной миссии в Румынии генерал Бертелло поручил генералу д'Ансельму, главнокомандующему силами интервентов на юге России, «передать Петлюре благодарность за выраженные им чувства и просить его сделать все возможное для поддержания порядка и спокойствия в местностях, занятых его войсками...» 40 Б последних словах Бертелло заключалось категорическое требо­вание о беспощадном подавлении революционных выступлений украинских рабочих и трудящегося крестьянства.
    Начиная с февраля 1919 г., т. е. с того времени, когда дела петлюровской Директории очень ухудшились, особенно большой интерес к ней стали проявлять американские империалисты. В феврале 1919 г. в Одессу из Парижа прибыла большая амери­канская миссия во главе с полковником Риггсом, бывшим амери­канским военным атташе в Петрограде. Представителям буржуаз­ной печати Риггс заявил: «Американская секция мирной конфе­ренции признала целесообразным командировать нас в Россию для ознакомления и изучения общественных настроений и эконо­мического состояния страны. Все данные по интересующим нас вопросам будут передаваться по радиотелеграфу в Париж» 41.
    Империалисты США оказывали Директории также и непо­средственную помощь. В июне 1919 г. они продали ей разного' военного снаряжения на сумму около 8 млн. долл. в кредит сро­ком на пять лет.
    Украинское советское правительство выступило с решитель­ным протестом против того закулисного торга, который вели ино­странные империалисты с Директорией. В своей ноте министру иностранных дел Франции Пишону от 26 февраля 1919 г., копия которой была направлена Парижской мирной конференции, оно указывало, что Директория лишена не только территории и под­держки рабочих и крестьян Украины, но и политической под­держки даже со стороны ряда националистических партий. При этом Советское правительство Украины предупреждало: «Всякие соглашения, которые не будут считаться с полной экономической независимостью Украинской Социалистической Советской Рес­публики, осуждены заранее на неудачу. Неслыханные условия,.
    39    «Зб1рник справоздань Народних ком1сар1ат1в i Центральних установ: УРСР та уповноважених Народних комiсарiатiв РСФСР V з'lздовi Рад Ук- ра1ни». Харюв, 1921, стр. 3.
    4и «Черная книга». Сб. статей ii материалов об интервенции Антанты на Украине в 1918—1919 гг. Харьков, 1925, стр. 136.
    41    ЦГЛСА, ф. 103, оп. 1, д. 16, л. 44.
    принятые Директорией, а также и политика грубого насилия, проводимая Францией на Украине, увеличат только возмущение рабочих и крестьян против французского правительства» 2.
    Эти, как и многие другие, факты неопровержимо доказывают, какую величайшую угрозу для свободы и независимости украин­ского народа представляла деятельность украинских буржуазных националистов. Контрреволюционная Директория, защищая эгои­стические классовые интересы украинской буржуазии и кулаче- стна, продавала Украину в колониальное рабство. Коммунисты и Советское правительство Украины разоблачили закулисный торг украинских буржуазных националистов, показали народным мас­сам, какую величайшую угрозу их свободе и независимости пред­ставляла политика Директории.
    3.    Борьба трудящихся Украины против банд Директории и их изгнание
    Еще в ноябре 1918 г. украинские советские дивизии начали свой освободительный поход и вступили на территорию Украины. 2-я Украинская советская дивизия (начдив В. Ауссем, позднее
    А.    Ленговский, комиссар 11. Минц) наступала в харьковском на­правлении, а 1-я Украинская советская дивизия (начдив Н. Кра- пивянский, затем И. Локотош, комиссар И. Панафидин) — из района Стародуба в киевском направлении. Напряженная борьба развертывалась в тылу врага. Партийная организация и ревком Харькова сдерживали массы от преждевременного выступления, стремясь начать восстание в момент приближения советских войск к городу. В конце декабря Я. Эпштейн (Яковлев), работав­ший подпольно в Харькове, сообщал Центральному Комитету КП(б)У и Реввоенсовету Украинского фронта: «1 января назна­чаем выступление. Сообщите Ваши ресурсы и намерения» 43.
    В ночь на 2 января 1919 г. Харьковский ревком объявил о переходе власти в руки Совета рабочих депутатов. Восстановлен­ный Совет опубликовал сообщение, в котором говорилось: «Во­ле]"! всего харьковского пролетариата Харьковский Совет рабочих депутатов провозглашает себя единственной властью в городе... Охрану порядка в городе берет на себя вооруженный пролета­риат» 4.
    Рабочие отряды разоружали петлюровских бандитов. Утром
    3    января бойцы 5-го пехотного полка (командир Д. Шмидт) и ка­валерийского полка червоного казачества (командир 15. Прима­ков) 2-й Украинской советской дивизии вступили в Харьков.
    42    «Черная книга». Сб. статей и материалов об интервенции Антанты на Украине в 1918—1919 гг. Харьков, 1925, стр. 294—295.
    43    ЦГАСА, ф. 14, оп. 1, д. 123, л. 149.
    «Известия Харьковского Совета рабочих депутатов», 2 января 1919 г.
    Трудящиеся с ликованием встретили своих освободителей. Вскоре в Харьков прибыло Украинское советское правительство. Из Харькова правительство стало руководить борьбой на полное освобождение Украины от петлюровцев и иностранных интер­вентов.
    С огромным воодушевлением и моральным подъемом боролись рабочие и крестьяне за очищение Советской Украины от украин­ской буржуазно-националистической контрреволюции. Стремясь задержать дальнейшее наступление советских войск, петлюров­ские банды предпринимали судорожные попытки к обороне важ­ных железнодорожных узлов. После потери Харькова петлюров­цы пытались закрепиться в районе станции Мерефы, преграж­давшей советским войскам путь на южную Украину. Бешеное сопротивление оказали петлюровцы и в районе Люботина, задер­живая продвижение советских войск на Полтаву — Кременчуг. С утра 6 января в районе Мерефы и Люботина разгорелись оже­сточенные бои. Сосредоточив в этих важных пунктах крупные силы пехоты, поддержанной тяжелой и легкой артиллерией и броневиками, противник переходил в яростные контратаки. Но советские войска успешно отражали все контратаки петлюровцев, наносили противнику большой урон, захватывая один за другим рубежи на подступах к Люботииу и Мерефе. К' 2 часам дня совет­ские войска стремительным ударом овладели Люботином. К 3 ча­сам дня петлюровцы были изгнаны советскими частями под ко­мандованием П. Дыбенко и из Мерефы45. 15 районе Люботина ве­чером 6 января петлюровцы попытались перейти в наступление, но контратаками советских войск были отброшены. В боях за Люботин отличился полк червоного казачества; в день своей пер­вой годовщины (10 января 1919 г.) полк был награжден Украин­ским советским правительством почетным Красным знаменем46. Высокая правительственная награда еще выше подняла боевой дух советских воинов.
    Успешное наступление советских войск вызвало новую волну повстанческого движения в тылу Директории. Обманутое бур­жуазными националистами крестьянство массами покидало ряды петлюровской армии. В Ромнах Полтавской губернии в середине января 1949 г. мобилизованные Директорией устроили митинг и решительно заявили, что они не будут воевать против советских войск. Аналогичные события произошли в Миргороде47. В райо­нах Зенькова, Гадяча, Лохвицы той же губернии действовали партизанские отряды. В руках советских повстанцев была значи­тельная часть Екатеринославщины.
    45    ЦГАСА, ф. 103, оп. 3, д. 15, ч. 1, л. 15.
    40    «Червоное казачество». Сб. материалов по истории червоного казаче­ства. 1918—1923 гг. Харьков, 1923, стр. 42
    47    «Коммунист», 27 января 1919 г.
    Ведущую роль в борьбе против контрреволюционной Дирек­тории играли металлисты и шахтеры Донбасса, рабочие Екатери- нослава. В районе Павлограда были сосредоточены главные силы повстанцев. Областной повстанческий штаб, возглавляемый Г. Ко­лосом, объединил мелкие партизанские отряды. В начале ноября
    1918    г. повстанцы овладели Павлоградом и Ново-Московском, где находились крупные гарнизоны немецких войск. К концу месяца восстание распространилось на уезды: Павлоградский, Ново­Московский, Александровский (без Александровича), Мариуполь­ский (без Мариуполя), северную часть Бердянского и Мелито- польского48. При приближении украинских советских войск повстанцы захватили железнодорожную линию Павлоград — Си- нельниково — Чаплино49, чем оказали значительную помощь на­ступавшим советским войскам.
    Широкая повстанческая борьба развернулась и в Херсонской губернии. Наиболее крупные восстания происходили в Елисавет- градском уезде. Рано утром 2 февраля 1919 г. значительная часть Вознесенска была захвачена повстанцами. 5 февраля в городе вспыхнуло восстание. Правда, петлюровцы вскоре выбили пов­станцев из этих пунктов, но повстанческое движение на Херсон- щино не только не было ликвидировано, но, наоборот, принимало все больший размах 50.
    Отдельные повстанческие отряды действовали в Донбассе и в Северной Таврии. Так, в Днепровском уезде действовал отряд матроса ГГ. Тарана, который успешно громил врага, системати­чески разрушал телеграфную связь Крыма с Доном, Кубанью, Одессой51.
    С большим нетерпением ожидало прихода Красной Армии украинское трудовое крестьянство. Бюро украинской советской прессы сообщало, что нередко за сотни верст в части Красной Армии приходили крестьянские делегации и просили им выдать «мандат», на основании которого они могли бы доложить своим односельчанам, что они действительно говорили с бойцами Крас­ной Армии5а.
    Крупные восстания против Директории вспыхивали даже в тех районах, которые Директория считала своим надежным ты­лом.
    Так, в 20-х числах января власть Директории была свергнута в Черкасском, Звенигородском и Уманском уездах Киевской гу- бернии53. Город Васильков и местечки Обухов и Триполье были
    48    «Гражданская война 1918—1921», т. 1. М., 1926, стр. 66.
    49    ЦГ АСА, ф. 103, он. 3, д. 15, л. 57.
    50    I. К. Р н б а л к о. Разгром буржуазно-нащонал^тично! Директори на Укра1ш. Харюв, 1962, стр. 133.
    51    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 41, л. 425.
    62    ЦГАОР УССР, ф. 1738, д. 2, л. 33.
    53    Там же, ф. 2, он. 1, д. 13, л. 190.
    заняты советскими повстанцами. В районе Малина оперировало около 200 повстанцев, в районе Радомышля — 600 повстанцев. В Сквире советские повстанцы вступили в бой с петлю54ровцами, изгнали их из города и восстановили Советскую власть54.
    Повстанческое движение охватило Подольскую губернию. По­дольский губком КП(б)У, возглавляемый А. Снеговым, в начало февраля 1919 г. созвал в Виннице конференцию ревкомов. Учиты­вая боевое настроение крестьянской бедноты, располагая значи­тельным числом повстанческих отрядов и стремясь оказать максимальное содействие наступавшим советским войскам, конфе­ренция решила в ночь на 15 февраля объявить вооруженное вос­стание в Подольской губерии. Был создан губревком, который выделил губернскую тройку по руководству восстанием в составе Кудря (А. Снегова), Клопота (М. Литвиненко) — боротьбист и М. Ткачука. Последний был назначен военным руководителем восстания. Губернская тройка прибыла в Проскуров и приступила к практической работе по подготовке восстания.
    Но условному сигналу в ночь на 15 февраля, как было указано в приказе, началось восстание в Проскурове. Многие петлюров­ские части сочувствовали восстанию, а артиллеристы приняли в нем активное участие. Интенсивным и точным артиллерийским огнем по железнодорожной станции Проскуров были разгромлены стоявшие там эшелоны петлюровских войск. Успех был на сторо­не бойцов за Советскую власть. Во петлюровское командование сумело быстро перебросить по железной дороге значительные силы, которые принудили повстанцев оставить Проскуров. В это же время вспыхнуло восстание в Ямпольском уезде Подольской губернии. Восстание перебросилось в Могилевский и Каменец- Подольский уезды, где начались ожесточенные бои против петлю- ровцев55. И хотя восстание не приобрело того масштаба, какой намечался губернской тройкой, оно сыграло большую роль в раз­громе Директории.
    Крупные бои партизанских отрядов против войск Директории происходили на Волыни и в Полесье. Центрами борьбы за власть Советов здесь были местечко Домбровица, станции Сарны и Лу- шгаец. Председатель Реввоенсовета повстанческих войск Белорус­сии и Западной Украины А. Ильин в телеграмме от 6 января 1919 г. на имя В. И. Ленина и Я. М. Свердлова сообщал: «Пов­станческие коммунистические войска, оперирующие [в районе] Сарны — Лунинец и отражающие петлюровские и другие бело­гвардейские банды, изнемогают в неравной борьбе... Мы обраща­емся за товарищеской помощью к нашим братьям — рабочим Москвы и Питера: укрепите наш тыл, пришлите денег, одежды, обуви, дайте командный состав, а мы окажем помощь рабочим
    54    ЦГАСА, ф. 103, оп. 1, д. 135, лл. 12, 19, 22.
    55    ЦГАОР УССР, ф. 1738, д. 78, л. 12.
    Киева и других городов и пришлем вам продовольствие в избыт­ке, орудия, снаряды и прочее» 56
    Действия повстанцев Полесья были успешны. Среди полес­ских повстанцев было много трудящихся Белоруссии. В середине января 1919 г. район Лунинец — Домбровицы был очищен от петлюровцев, в освобожденных селах п местечках восстанавли­валась Советская власть57. В начале февраля советское командо­вание сообщило, что повстанческие части уже под Сарнами и что здолбуновским партизанским отрядом занят Ровно58.
    Под воздействием большевистской пропаганды и повстанче­ского движения усиливалось разложение петлюровских войск. Восстания и бои партизан против Директории расшатывали ее тыл, вносили деморализацию в ряды ее войск, содействовали на­ступлению Красной Армии. Разбив петлюровцев в начале января
    1919    г. под Люботином, советские войска развернули наступление на Полтаву. Бой за овладение Полтавой начался утром 19 янва­ря и отличался большим упорством и ожесточением. Обладая зна­чительными силами, петлюровцы в течение 16 часов оказывали упорное сопротивление, но к исходу дня не выдержали натиска красноармейских частей и бежали из Полтавы. О героизме совет­ских войск командование действующих частей сообщало: «В на­чале боя наш бронепоезд был подбит и наша пехота была лишена артподдержки. Наши части, проявляя исключительный героизм, методически атаковали противника, семь раз поднимались в ата­ку и решительным ударом разгромили петлюровцев и выгнали их из города» 59
    Отдельная группа войск харьковского направления под коман­дованием 11. Дыбенко, сломив сопротивление петлюровцев у Мерефы, развернула успешное наступление на юг и 23 января завязала бои на подступах к Екатеринославу. Охваченные насту­пательным порывом, советские войска 26 января начали форсиро­вание Днепра ниже яселезнодорожного моста. Петлюровские бандиты открыли сильный артиллерийский огонь по переправляв­шимся красноармейцам 6-го полка, которым командовал Я. Ки­сель. Стремясь облегчить положение форсировавших Днепр частей, советское командование активизировало действия со сто­роны Нижне-Днепровска, в сторону железнодорожного моста. В результате ожесточенного встречного боя петлюровцы были отброшены, и советские войска 27 января полностью очистили Екатеринослав от петлюровских банд60.
    На протяжении трех недель со дня освобождения Харькова
    56    «Освободительная война украинского народа против немецких окку­пантов», стр. 598.
    57    ЦГАСА, ф. 103', оп. 1, д. 43, л. 135.
    58    Там же, оп. 3, д. 20, л. 59.
    59    Там же, д. 15, ч. I, лл. 74—75.
    60    Там же, оп. 1, д. 51, л. 20.
    советские войска очистили от петлюровцев всю Левобережную Украину.
    В исключительно тяжелых условиях происходило наступление на киевском направлении 1-й Украинской советской дивизии. Плохо обмундированные красноармейцы страдали от сильных мо­розов и снежных бурь, однако стойко переносили все тяготы зим­него похода. 13 борьбе против главных сил контрреволюционной Директории особенно отличалась бригада 1-й Украинской совет­ской дивизии (командир Н. Щорс), в состав которой входили Богунский и Таращанский полки. Такими же успешными были действия другой бригады, наступавшей на левом фланге 1-й ди­визии. Попытки петлюровцев удержать в своих руках важные же­лезнодорожные узлы — Бахмач и Конотоп — закончились для них серьезным поражением. Противник поспешно отступил к Киеву.
    Движение Новгород-Северского полка (командир Т. Черняк) на юг и занятие им Прилук создало угрозу перехвата путей от­ступления на запад полтавской группировке петлюровских войск, разбитых советскими войсками харьковского направления. Пет- люра решил дать советским войскам решающий бой под Киевом, для чего сосредоточил здесь пять лучших пехотных полков и один кавалерийский. При этом, не веря в силу и стойкость своих частей, Директория, стремясь вызвать панику среди советских войск, стала распространять всякого рода небылицы. Над расположением советских частей петлюровский самолет разбрасывал листовки, в которых говорилось, что в Киев прибыли и отправлены на фронт бронеавтомобили со специальными приспособлениями для излуче­ния «фиолетовых лучей», способных ослеплять человека даже тогда, когда он стоит спиной к их источнику. Далее листовка пре­дупреждала, что избежать ослепления можно лишь, спрятавшись в погребе или землянке 61. Разумеется, неумная выдумка петлю­ровцев никакого успеха не имела. Политработники разоблачили истинный смысл петлюровских провокаций. Советские войска стре­мительно двигались вперед. 1 февраля 1919 г. к 2 часам дня они овладели местечком Бровары и вышли на подступы к Киеву 62. Петлюровцы в Киеве были охвачены паникой, сама Директория спешно бежала в Винницу.
    К советским войскам в Бровары прибыла делегация киевских рабочих; она рассказала командованию о положении в Киеве. Утром 5 февраля в обстановке всеобщего ликования трудящихся Киева Богунский и Таращанский полки вступили в столицу Совет­ской Украины63. Украинское советское правительство высоко оценило боевые заслуги богунцев и таращанцев. Постановлением правительства от 7 февраля 1919 г. Богунскому и Таращанскому полкам за героические и доблестные действия против врагов ре­
    61    Там же, д. 135, лл. 4—5.
    62    Там же, оп. 3, д. 20, л. 40.
    63    Там же, д. 20, л. 54.
    волюции были вручены почетные Красные знамена; командиры полков Н. Щорс и В. Боженко за умелое руководство боевыми операциями награждены почетным оружием. За Богунским и Та- ращанским полками были официально закреплены их наимено-
    64
    вания .
    Приведя в порядок свои части, командование советских войск начало новое наступление против петлюровцев. В начале марта Щорс принял командование 1-й Украинской советской дивизией, а в апреле ее комиссаром был назначен В. Исакович. Последова­тельными ударами советские войска выбили петлюровцев из Фа- стова, Казатина и Бердичева.
    Успешно развивались боевые действия советских войск и на Волыни. В связи с освобождением 19 января Коростеня житомир­ская группа петлюровских войск оказалась под угрозой окруже­ния советскими войсками. В руках противника был лишь один путь к отступлению — на Повоград-Волынский. Попытки петлю­ровцев оттеснить советские войска не удались; смелым ударом кавалерийской бригады, в составе которой действовал полк черво­ного казачества под командованием В. Примакова, петлюровцы 14 марта были изгнаны из Житомира.
    Командование Украинского фронта направило па запад также части 2-й Украинской советской дивизии, действовавшей до этого в составе войск харьковского направления. Овладев в середине марта станцией Христиновка и Уманыю, войска 2-й Украинской советской дивизии открыли себе путь к югу. В то же время в усло­виях весеннего бездорожья, преодолевая огромные трудности, 1-я Украинская советская дивизия продолжала наступление в юго-западном направлении. Обойдя петлюровцев с фланга, богун- цы 18 марта захватили Винницу. Через день таращанцы смелым ударом овладели городом и важной железнодорожной станцией Жмеринка. Тем самым советские войска раскололи петлюровский фронт на две изолированные части — юго-западную и северо-за­падную, действовавшую в районе Житомир — Коростень — Сар­ны. Войска Директории были отрезаны от Одессы. Значительная часть юго-западной группировки петлюровских войск, отступав­шая на Вапнярку, попала в мешок.
    Учитывая, что среди петлюровских войск было немало обма­нутого трудового крестьянства, командование 2-й дивизии, как сообщал комиссар дивизии И. Минц, предъявило петлюровскому командованию ультиматум о сдаче. «Пока сдался,— говорилось в донесении комиссара,— гайдамацкий третий полк с двадцатью пулеметами, двумя орудиями, броневиками»у5. Остальные части этой петлюровской группировки спаслись бегством на территории боярской Румынии.
    64    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 3, л. 40.
    65    ЦГАСА, ф. 25860, оп. 2, д. 15, л. 18.
    Получив подкрепления от контрреволюционного «правитель­ства» Западноукраинской народной республики, Петлюра решил силами своей северо-западной группировки ударить через Коро- степь и Бердичев на Киев и выйти в глубокий тыл советским вой­скам. Прорвав в середине марта фронт между Житомиром и Ко- ростенем, петлюровцы к 23 марта подошли почти на 50 км (район станции Бородянка) к столице Советской Украины. Над Киевом нависла серьезная угроза. Совнарком Украины и главное коман­дование Украинского фронта приняли срочные и решительные меры к ликвидации опасности. В район станции Бородянка были переброшены дополнительные части, среди них был Богунский полк. Завязались упорные бои, петлюровцам было нанесено пора­жение. В этих боях советские воины и командиры проявили вы­сокий героизм и мужество. Один из героических эпизодов был отмечен приказом Наркомвоена Украины П. Подвойского от 31 марта 1919 г. «При отступлении через реку Тетерев 20 мар­та,— говорилось в приказе,— петлюровцы пытались пироксилино­выми шашками взорвать мост, чтобы преградить путь нашей Красной Армии к дальнейшему наступлению. Один из наших доблестных командиров, питомец Рабоче-крестьяпских Москов­ских первых командирских курсов, тов. Квятко с группой смель­чаков — героев красноармейцев — стремительно бросился на мост, где завязалась перестрелка, и с необычайным хладнокровием перерезал зажженный бикфордов шнур... » Своим героическим по­ступком советские воины спасли мост, по которому ринулись остальные бойцы вслед за отступавшим противником. От имени Украинской Советской Социалистической Республики Н. Подвой­ский объявил благодарность Квятко и его боевым товарищам. Объявлялась благодарность «и тем полкам, которые рождают та­ких верных сынов Рабоче-Крестьянского Социалистического Оте­чества, а также первым Московским советским курсам, воспитав­шим красного командира» 66.
    Преследуя отступавшего противника, советские войска 8 ап­реля вновь овладели Коростенем67.
    Под Бердичевом отважно бились таращанцы. Однако петлю­ровцы, пользуясь численным превосходством, теснили советские части. Когда на этот участок фронта прибыли богунцы в сопро­вождении бронепоездов, то это изменило положение. Многоднев­ные упорные бои и в районе Бердичева закончились поражением петлюровцев. Директория и остатки северо-западной группировки ее войск бежали в Галицию.
    Так украинские рабочие в союзе с трудовым крестьянством нсд руководством Коммунистической партии разгромили контрре­волюционную буржуазно-националистическую Директорию, кото­м Там же, оп. 3, д. 6, л. 128.
    67 Там же, д. 41, л. 168.
    рая, прикрываясь маской «самостийности», пыталась спасти бур­жуазный строй на Украине.
    Быстрая и относительно легкая победа над контрреволюцион­ной Директорией (она продержалась у власти лишь 52 дня) была обусловлена тем, что Коммунистическая партия Украины, невзи­рая ни на какие трудности и опасности, разоблачала перед народ­ными массами антинародную политику украинских буржуазных националистов, направленную на сохранение капиталистических порядков, продажность Директории.
    Разгрому Директории способствовало и то, что благодаря пра­вильной политике Коммунистической партии были вызваны рас­кол и разложение в мелкобуржуазном националистическом лаге­ре и начался переход значительных групп из этого лагеря на сторону Советской власти. Все это не только политически ослаб­ляло Директорию, но и лишало ее тыла, так как почти вся терри­тория Украины была охвачена восстаниями или волнениями про­тив Директории.
    Избавлению украинского народа от капиталистического ига и прямой угрозы колониального порабощения в огромной степени способствовало то, что он опирался на поддержку и всестороннюю помощь братского русского народа. Украинские советские войска имели дружественный тыл Советской России, прикрывавший Ук­раину от белогвардейских банд со стороны Дона и Кубани, что позволяло сосредоточить главные силы против петлюровских банд.
    Разгром войск Директории был в то же время решительным поражением украинского буржуазного национализма и его ги­бельной политики, направленной на отрыв Украины от Советской России, на то, чтобы посеять недоверие и вражду между братски­ми украинским и русским народами.
    Борьба украинских рабочих и крестьян показала, что Совет­ская власть имеет глубочайшие корни в недрах украинского на­рода, что трудовой народ Украины признает только Советскую власть, считает ее своей родной властью и готов бороться за нее до конца.
    РАЗГРОМ АНТАНТОВСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ НА ЮГЕ УКРАИНЫ И В КРЫМУ
    1.    Подготовка и начало интервенции
    К осени 1918 г. влияние Советской России на развитие между­народного революционного движения усилилось вопреки бешеной кампании антисоветской клеветы. Об авторитете первой в мире страны социализма в международном революционном движении В. И. Ленин в письме к американским рабочим отмечал: «Рабо­чие всего мира, в какой бы стране они ни жили, приветствуют нас, сочувствуют нам, рукоплещут нам за то, что мы порвали же­лезные кольца империалистских связей, империалистских гряз­ных договоров, империалистских цепей,— за то, что мы вырва­лись на свободу, пойдя на самые тяжелые жертвы ради этого,— за то, что мы, как социалистическая республика, хотя бы и истер­занная, ограбленная империалистами, остались вне империали­стической войны и . перед всем миром подняли знамя мира, зна­мя социализма»
    Однако в целом положение Советской страны было сложным и исключительно тяжелым. К тому времени в лагере международ­ного империализма произошла новая передвижка сил, осложнив­шая положение Советской страны. Прекращение военных дейст­вий в Западной Европе освобождало вооруженные силы англо- франко-американских империалистов, получивших свободу дейст­вий для усиления вооруженной борьбы против Советской страны. Напуганные опасностью революционных потрясений и перспек­тивой гибели капиталистической системы, они решили своими собственными силами свергнуть Советскую власть, восстановить в России власть капиталистов и помещиков, расчленить нашу страну. В начале декабря 1918 г. В. И. Ленин говорил: «...англича­не и американцы выступают в качестве палачей и жандармов рус­ской свободы...» 2
    1    В. И. Л е н и н. Полн. собр. сач., т. 37, стр. 53—54.
    2    Там же, стр. 216.
    С окончанием военных действий в Западной Европе империа­листы решили, используя силы внутренней контрреволюции, за­жать в «железное кольцо» Советскую Россию и удушить Совет­скую власть.
    По приглашению азербайджанских буржуазных национали- стов-мусаватистов английские войска в ноябре 1918 г. оккупиро­вали Баку. 23 ноября английские войска захватили Батум и объявили Батумскую область английским генерал-губернаторст­вом. Расширялась интервенции и на севере. Высадив десант в Архангельске, английские империалисты подготовили контррево­люционный переворот, в результате которого там появилось эсе­ровское «правительство» во главе с М. Чайковским. К концу
    1918    г. численность войск интервентов в этом районе достигла 10—15 тыс. человек. Здесь же действовали и белогвардейские ча­сти общей численностью около 8 тыс. человек. Фактическая власть находилась в руках английских генералов — Пуля, а затем Айрон- сайда. Эсеровское «правительство» Чайковского подготовило уста­новление диктатуры белогвардейского генерала Миллера. С ав­густа 1918 г. стала быстро возрастать численность войск интер­вентов на Дальнем Востоке и в Сибири. Осенью 1918 г. империа­листы США, Англии, Франции, Италии и Японии сосредоточили только в Сибири и на Дальнем Востоке более 150 тыс. своих войск3.
    Американские, английские, французские и японские интер­венты несли смерть и разрушения па захваченной ими советской земле. Они убили и замучили десятки тысяч мирных советских людей, разграбили огромное количество народного добра, причи­нили Советской стране колоссальные убытки.
    В связи с победами Красной Армии на Восточном фронте и начавшимся разложением чехословацкого корпуса, а также стой­ким сопротивлением советских войск на Севере, остановивших продвижение интервентов к Петрограду и Москве, Антанта при­нимала срочные меры к усилению своих войск и белогвардейских банд на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке. Стремясь объеди­нить действия внутренней контрреволюции, агенты Антанты ин­сценировали 18 ноября 1918 г. в Сибири «государственный пере­ворот», в результате которого ярый монархист адмирал Колчак был провозглашен «верховным правителем и верховным главно­командующим всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России». Советской власти готовились нанести новый мощный удар.
    Тяжелые условия, в которые поставила Советскую страну го­лодная блокада, иностранная военная интервенция и гражданская война, утрата важнейших угольно-металлургических и хлебных
    3    И. М и н ц. Соединенные Штаты Северной Америки в интервенции. Вступительная статья к русскому изданию книги американского генерала Грэвса «Американская авантюра в Сибири (1918—1920)». М., 1930, стр. XVI.
    районов — все это потребовало наиболее экономного и рациональ­ного использования наличных ресурсов. Коммунистической пар­тии и Советскому правительству пришлось в невероятно трудных условиях срочно решать сложнейшие задачи организации тыла, снабжения фронта всем необходимым, обеспечения населения го­родов продуктами питания. Страна превращалась в военный ла­герь, в котором все подчинялось интересам победы над врагом.
    30 ноября 1918 г. Всероссийский Центральный Исполнитель­ный Комитет особым постановлением подтвердил декрет от 2 сен­тября 1918 г. об объявлении страны военным лагерем. С целью мобилизации и концентрации всех усилий для обороны страны ВЦП К постановил создать Совет рабочей и крестьянской обороньт под председательством В. И. Ленина.
    Интересы защиты социалистического отечества требовали из­менения экономической политики, которая была определена В. И. Лениным весной 1918 г. и изложена в работе «Очередные задачи Советской власти». Вся промышленность была подчинена задаче разгрома внешних и внутренних врагов. Советская власть национализировала не только крупную промышленность, но и среднюю и даже мелкую. Таким образом, в руках Советского госу­дарства были сосредоточены все средства производства. Управле­ние промышленностью было строго централизовано, она работала на основе централизованных планов. Строгий централизм осу­ществлялся как в снабжении .промышленности топливом и сырь­ем, так и в распределении готовой продукции. Сосредоточение в руках государства всех ресурсов страны, жесткая централиза­ция в управлении производством и в распределении сырья и полу­фабрикатов обеспечили работу тех отраслей промышленности, ко­торые обслуживали нужды обороны страны.
    В то тяжелое время вопрос о хлебе, об обеспечении продоволь­ствием Красной Армии и рабочего класса был вопросом жизни и смерти Советского государства. В разоренной первой мировой вой­ной и экономическим саботажем капиталистов стране не было воз­можности обеспечить нормальный товарооборот между городом и деревней. К тому же хлебозаготовки стали ареной жесточайшей классовой борьбы. Кулак, ставший основным держателем товарно­го хлеба, ненавидел Советскую власть и не желал продавать ей хлеб, он предпочитал сгноить его в ямах, но не сдавать Совет­скому государству. Советская власть пошла на чрезвычайные меры. В январе 1919 г. была введена монополия торговли пред­метами широкого потребления, продовольственная разверстка и запрещена частная торговля хлебом. Продразверстка заключалась в том, что государство изымало из крестьянского хозяйства по твердым ценам все излишки хлеба и фуража сверх установленных норм для личных нужд, прокорма скота и посевов.
    В создавшихся условиях продразверстка была правильной и единственно возможной мерой, которая обеспечила снабжение
    Красной Армии и рабочих хлебом. Продразверстка опиралась на военно-политический союз рабочего класса и крестьянства. Эко­номическая основа воешго-полптнческого союза рабочего класса и крестьянства была четко определена В. И. Лениным: «Крестья­нин получал от рабочего государства всю землю и защиту от по­мещика, от кулака; рабочие получали от крестьян продовольст­вие в ссуду до восстановления крупной промышленности» 4.
    Руководимое рабочим классом и Коммунистической партией, трудящееся крестьянство осознало свой революционный долг по защите Советской власти и принесло немалые жертвы в борьбе со всеми врагами свободы и независимости Советского государст­ва. «Крестьянская масса в общем увидела и поняла,— указывал В. И. Ленин,— что эти огромные тяжести, которые на нее возла­гались, были необходимы, чтобы отстоять рабоче-крестьянскую власть от помещиков и не быть задушенными капиталистиче­ским нашествием, которое грозило отобрать все завоевания рево­люции» 5.
    Собранный по продразверстке хлеб распределялся государст­вом между Красной Армией п гражданским населением. Снабже­ние продовольствием городского населения осуществлялось через «единые потребительские общества». В основу распределения продовольствия был положен классовый принцип. Количество выдаваемого хлеба в кооперативном распределителе колебалось, в зависимости от наличия хлеба в том или ином городе, и нередко доходило до 1/16 фунта (25 граммов) на человека в промышлен­ных районах России.
    В стране была введена всеобщая трудовая повинность для все­го взрослого населения от 16 до 50 лет. Строго осуществлялся принцип: «Кто но работает, тот не ест».
    В ряде отраслей промышленности (угольной, нефтяной, тор­фяной, лесной) была введена милитаризация. Рабочие и служа­щие этих отраслей промышленности переводились на положение военнослужащих.
    Совокупность всех этих мер, которые вводились постепенно почти в течение целого года, получила название политики военно­го коммунизма. Эта политика была временной и вызывалась вой­ной и хозяйственной разрухой; в тех условиях она была единст­венно возможной и правильной.
    Чрезвычайные меры в области хозяйственных отношений сы­грали исключительную роль в создании военной экономики, в деле использования с максимальной эффективностью ограниченных ресурсов, находившихся в руках государства. Только диктатура пролетариата под руководством Коммунистической партии могла обеспечить такую широкую перестройку народного хозяйства.
    4    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 7.
    5    В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 74.
    Благодаря этим мерам была неизмеримо повышена обороноспо­собность страны, а Красная Армия могла получить необходимое оружие, боеприпасы, военное снаряжение. Политика военного ком­мунизма обеспечила победу Советской власти над многочисленны­ми, хорошо обученными и вооруженными врагами. Позднее, оце­нивая историческое значение военного коммунизма, В. И. Ленин говорил, что его «...надо поставить нам в заслугу». Но тут же он подчеркивал: «„Военный коммунизм" был вынужден войной и ра­зорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой» 6.
    В наступлении интервентов на Советскую Россию одним из главных направлений было наступление с юга, с Украины.
    В.    И. Ленин 22 октября 1918 г., т. е. более чем за месяц до высад­ки войск Антанты на юге Украины и в Крыму, разоблачая за­хватнические происки интервентов, обращал внимание советских людей на то, что империалисты Антанты «....теперь направляют усилия на то, чтобы напасть на Россию с юга, либо с Дарданелл, либо с Черного моря, либо сухим путем через Болгарию и Ру­мынию» 1.
    Империалистические захватчики не случайно избрали юг Ук­раины для наступления на Советскую Россию. После капитуля­ции Турции их флот мог свободно проходить через Дарданеллы и сравнительно легко и быстро перебрасывать их войска со Сре­диземноморского театра военных действий на наше Черноморское побережье. Кроме того, интервенты могли использовать сухопут­ные коммуникации через Румынию и Болгарию. Захват Украины и Крыма сулил интервентам очень важные преимущества: они отрезали бы Советскую Россию от главной угольно-металлургиче­ской базы и важнейших хлебных районов. Советская власть по­пала бы в исключительно трудное положение, что серьезно подор­вало бы ее обороноспособность.
    В осуществлении плана захвата Украины и Крыма антантов­ские интервенты большие надежды возлагали на немецкие окку­пационные войска и добровольческую армию Деникина.
    Разгадав и разоблачив агрессивные планы Антанты, В. И. Ле­нин поставил задание: всемерно укреплять Южный фронт, который приобретал важное значение. «На нас,— подчеркивал он,— гото­вится натиск неизмеримо более опасной силы, силы международ­ной контрреволюционной бу8?жуазии, англо-американской и фран­цузской в первую очередь» . И действительно, вопрос о начале вооруженной интервенции на юге Советской страны был решен империалистами Антанты в октябре 1918 г. Практическое осу­ществление интервенции было возложено на Францию, как это и
    6    В. И. Л о и и н. Поли. собр. соч., т. 43, стр. 220.
    7    В. И. Л е ии н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 118.
    8    Там же, стр. 127.
    предусматривала конвенция, подписанная в декабре 1917 г., кото­рая определяла политику антантовских империалистов в отноше­нии Страны Советов. Этот план расчленения нашей страны вклю­чал Бессарабию, Украину и Крым в сферу интересов Франции.
    Готовя высадку своих войск на юге Украины, империалисты Антанты развернули дипломатическую подготовку интервенции. Значительную роль в этом отношении сыграло так называемое Ясское совещание, состоявшееся 16—20 ноября 1918 г. На сове­щании были представлены все течения русской белогвардейщииы, в том числе и «социалисты» — эсеры. Все они довольно еди­нодушно настаивали перед представителями Англии, Франции и США на немедленной вооруженной интервенции на Украине. Ге­нерал Деникин со своей стороны также послал французскому генералу Франше д'Эспере записку о политическом и стратегиче­ском положении на юге России и план совместной с союзниками военной кампании. В этой записке Деникин сообщал, что общей стратегической задачей белогвардейских армий является овладе­ние Москвой с одновременным ударом на Петроград. Ближайшей же стратегической задачей было: «Не допустить противника за­нять Украину и западные губернии, прикрыв их на протяжении прежней германской демаркационной линии, создать плацдарм для будущих формирований и для наступления в глубь России» 9. Деникин решительно настаивал на присылке Антантой в области, которые находились под немецкой оккупацией, 18 пехотных и 4 кавалерийских дивизий; в качестве весьма срочной меры он на­стаивал на присылке 2 дивизий интервентов в районы Харькова и Екатеринослава 10 Свои требования Деникин мотивировал тем, что немецкие войска к тому времени крайне деморализованы и не могли прикрывать развертывание белогвардейских армий на Юге, не могли подавить народные восстания.
    Решения Ясского совещания и записка Деникина как нельзя лучше отвечали интервенционистским планам п дипломатическим расчетам держав Антанты. Более того, разыгрывая (как это дела­ла в свое время Германия) комедию, будто бы их приглашают на Украину и в Россию «представители общественных кругов» для «установления порядка и спокойствия», представители Антанты сами продиктовали решения Ясского совещания. После окончания совещания французский посол Сент-Олер 21 ноября послал в Париж радиограмму, в которой, уведомляя о принятых белогвар­дейским сборищем в Яссах решениях, писал: «Мы считаем необ­ходимым немедленно продвинуть отряды союзных войск в Одессу и приступить немедленно к оккупации Киева и Харькова, опуб­ликовать специальную декларацию, в которой твердо указать на
    9    А. И. Деникин. Очерки русской смуты, т. IV. Берлин, 1925, стр. 38—39.
    10    Там же, стр. 40.
    решение Согласия поддержать в России общественные круги, стоя­щие за порядок» т. е. контрреволюционные организации, стре­мящиеся к свержению Советской власти в России и реставрации буржуазно-помещичьего строя.
    Правящие круги Антанты немедленно реагировали на полу­ченную радиограмму. 23 ноября 1918 г. Антанта опубликовала декларацию об оккупации Украины. 23 ноября в Новороссийске и Севастополе, а 20 ноября в Одессе появились первые французские и английские военные корабли, за которыми носледовалп главные военно-морские силы интервентов: броненосцы, крейсеры, мино­носцы. В Одессу прибыла французская военная миссия во главе с капитаном Ланжероном, в задачу которой входило обеспечение условий для высадки и размещения войсковых частей. Кроме пер­вых французских контингентов, 2 декабря в Одессу прибыло 5 тыс. польских легионеров; были доставлены сербские части численно­стью до 1500 человек. Таким образом, Одесса стала центральным пунктом сосредоточения войск интервентов.
    Навстречу войскам интервентов двигались части Директории; 11 декабря они вступили в Одессу. Раболепствуя перед интервен­тами и стремясь оградить их от возможных столкновений с возму­щенными трудящимися, командование войск Директории в тот же день объявило город на осадном положении, запретило жителям находиться на улицах после 9 часов вечера; категорически запре­щались собрания, митинги, манифестации. Против коммунистов и передовых рабочих петлюровцы применили кровавый террор.
    Однако петлюровский террор не запугал рабочих, и они про­должали бороться за восстановление Советской власти. 12 декабря областной и городской комитеты КП(б)У на совместном заседании приняли решение провести выборы в Совет; выборную кампанию закончить в два дня; провести борьбу против меньшевиков, агити­ровавших за восстановление старого соглашательского Совета. Ра­бочие активно поддержали решение коммунистов. К 17 декабрч мандатной комиссией уже было зарегистрировано 284 избранных депутата 12
    17 декабря в Одессу прибыли части 156-й французской дивизии. Командир дивизии генерал Бориус объявил, что управление горо­дом переходит в его руки. Под свое командование он принял и местные белогвардейские отряды. Военным губернатором Одессы был назначен деникинский генерал Гришин-Алмазов. В опубли­кованном воззвании генерал Бертелло так объяснял задачу выса­дившихся войск интервентов: «Войска союзников направляются к вам только для того, чтобы дать вам порядок, свободу и безопас­
    11    «Черная книга». Сб. статей и материалов об интервепцин Аптанты на Украине в 1918—1919 гг. Харьков, 1925, стр. 40.
    12    Ф. Анулов. Союзный десант на Украине.— «Летопись революции», 1923, № 5, стр. 196.
    ность» 13. Однако трудящиеся Украины уже на опыте немецкого оккупационного режима хорошо знали истинную цену этим сло­вам. Петлюровцы, игравшие позорную роль предателей украинско­го народа, столкнулись здесь со своими конкурентами по преда- тельству—с белогвардейцами. Кадетско-октябристская велико­державная контрреволюция, выступавшая за «единую и недели­мую» Россию н не желавшая ни с кем разделять своего господства над народами, населявшими бывшую Российскую империю, не признавала украинской буржуазно-националистической Директо­рии. На этой почве между петлюровским командованием и Гриши­ным Алмазовым, действовавшим по инструкции Деникина и с ве­дома интервентов, возникали конфликты, и между петлюровскими и белогвардейскими частями дело доходило до вооруженных столкновений.
    Гришин Алмазов приказал своим белогвардейским частям очистить город от петлюровцев. Командование петлюровских войск обратилось к французам с просьбой урегулировать конфликт, но генерал Бориус не стал даже слушать их и приказал петлюров­цам немедленно прекратить борьбу и оставить город. Петлюров­ское командование покорно выполнило это требование 14
    По данным штаба Украинского фронта, общая численность войск интервентов на юге Украины и в Крыму (французских, греческих и других, не считая белогвардейских) достигала к фев­ралю 1919 г. 60 тыс. солдат и офицеров, имевших на вооружении танки, артиллерию, самолеты15. У советских черноморских бере­гов находилось: 10 дредноутов (английские, французский, италь­янский) ; 9 крейсеров (английские, французский, итальянские, гре­ческий); 10 миноносцев (английские и французские) |6. К началу февраля 1919 г. границы захваченной интервентами территории доходили: в северо-западном направлении — до Тирасполя и же­лезнодорожной станции Бирзула (ныне Котовск), на севере — до Вознесенска и Нового Буга, на северо-востоке — до Алешек (ныне Цюрупинск) и Берислава включительно. Крым также был захва­чен интервентами. Вместе с ними туда явились белогвардейские войска Деникина.
    2.    Террористический режим интервентов
    Антантовские интервенты, сменившие германских и австро-вен­герских оккупантов, сохранили в неприкосновенности существо­вавший на захваченной ими территории буржуазно-помещичий режим. Вместо обещанного «порядка и спокойствия» их пребыва­ние на советской земле привело к расцвету анархии, к еще боль-
    13    А. И. Гуковский. Французская интервенция на юге России. 1918—
    1919    гг. М., 1928, стр. 43.
    14    «Красный архив», 1931, т. 45, стр. 56.
    15    ЦГАСА, ф. 6, оп. 6, д. 141, л. 213.
    16    ЦГАВМФ, ф. 342, он. 1, д. 142, л. 2.
    шему усилению жестокого белого террора против трудового насе­ления. В рабочих кварталах Одессы почти ежедневно производи­лись облавы и обыски с целью раскрытия подпольных комму и мсти ческих организаций. Контрразведка интервентов и белогвардейцев устраивала налеты на помещения профсоюзов и рабочих клубок. Происходили массовые аресты активных членов профсоюзов, рядо­вых рабочих. Крупные аресты были проведены в железнодорожных мастерских. «Французские и добровольческие отряды,— говори­лось в одном из сообщений Советскому правительству,— часто окружают отдельные рабочие районы и производят обыски... По­следние обыски произведены в Железнодорожном районе, на стан­ции Одесса-товарная, в железнодорожных мастерских. Забрано несколько винтовок, арестованы рабочие» 17. В таких условиях Совет рабочих депутатов Одессы работать не мог. Чтобы не ста­вить иод угрозу безопасность депутатов Совета, назначенный на 21 декабря пленум Совета пришлось отменить.
    17    февраля на станции Одесса-товарная солдаты интервентов открыли стрельбу по проходившим рабочим и убили двух рабочих; трупы убитых были повешены на железнодорожном мосту с над­писью: «Предупреждение большевикам» 18.
    Вся сила террора была направлена против рабочего класса, боровшегося за свободу и независимость страны. Убийства без суда «при попытке к бегству» стали обычным ежедневным явле­нием. Профессор Жмойлович, заведовавший во время пребывания в Одессе интервентов моргом Одесского анатомического театра, писал: «В морг, которым я заведую, за этот промежуток времени было доставлено 209 трупов лиц, расстрелянных конвоирами во время так называемых „попыток к бегству"» 19
    Таким же жестоким и кровавым был террор интервентов иЛбело- гвардейцев в Крыму. В Симферополе систематически устраива­лись облавы и обыски, сопровождавшиеся массовыми арестами, избиениями, расстрелами задержанных. В марте 1919 г. при обыс­ке помещений рабочего клуба четверо из присутствовавших в клу­бе отказались назвать себя и были арестованы. При конвоировании задержанные были убиты конвоем. В Феодосии в конце марта отряд белогвардейцев ворвался в местную тюрьму и увел с собой 23 заключенных, содержавшихся в тюрьме по обвинению в рево­люционной деятельности. Все уведенные заключенные были звер­ски убиты в двух верстах от города. В Севастополе в начале апре­ля были произведены массовые облавы, в которых участвовали греческие солдаты. Только во время одной из облав интервенты задержали свыше 100 человек 20
    17    ЦГЛОР УССР, ф. 2, он. I, д. 84, л. 4.
    18    Ф. А ну л о в. Союзный десант на Украине.— «Летопись революции», 1921 №> 1, стр. 30.
    9    «Черная книга», стр. 386.
    20    «Красный apxirts», 1928, т. 4 (29), стр. 66—68.
    Советское правительство категорически потребовало от интер­вентов очищения захваченной ими территории и протестовало против издевательств над советскими людьми. Протесты были изложены в нотах Украинского советского правительства от 6, 25, 26 февраля и 13 марта 1919 г. на имя министра иностранных дел Франции Пишона.
    Украинское советское правительство в ноте от 13 марта 1919 г, потребовало от французского министерства иностранных дел пре­доставления возможности заботиться об украинцах, оставшихся на территории Франции, и об освобождении тех украинцев-военно- пленных, выезд из Германии которым воспрещен, предоставив возможность Украинскому советскому правительству отправлять свою миссию Красного Креста во все страны, где это будет необ­ходимо, включая и Францию21. Однако правительство Франции уклонилось от ответа на эти справедливые требования Украин­ского советского правительства.
    Экономическое положение оккупированной интервентами тер­ритории было чрезвычайно тяжелым. Отрезанная от всей Украи­ны, где Советское правительство развернуло большую работу по налаживанию хозяйственной и культурной жизни, оккупирован­ная территория не имела угля, нефти, сырья и продовольствия. Предприятия одно за другим прекращали работу. В январе 1919 г. работало не более 30% промышленных предприятий, но и они вследствие недостатка топлива и сырья сокращали размер произ­водства. В Одессе остановились завод «Гена» (ныне им. Октябрь­ской революции), на котором работало 1500 человек, джутовая фабрика (2 тыс. рабочих остались без средств к существованию), предприятия ГОПИТ (Русского общества пароходства и торговли)/ в которых было занято 3 тыс. рабочих, и т. п. В Николаеве остано­вились судостроительные заводы «Наваль», Руссуд и Балтийский. Десятки тысяч рабочих остались без работы. По сведениям, посту­пившим из Одессы, 2/з одесских рабочих в феврале 1919 г. не име­ли работы.
    Общее положение трудящегося населения еще более ухудша­лось из-за острого продовольственного кризиса. Остатки продо­вольствия, которые не успели вывезти немецкие и австро-венгер­ские оккупанты, шли на питание солдат антантовских войск; насе­ление не получало продовольственных продуктов, за исключением рабочих некоторых предприятий, по и те получали всего лишь четверть фунта (100 граммов) хлеба, причем не ежедневно. Насту­пил голод. Его не могла замолчать даже буржуазная пресса. 2 марта 1919 г. газета «Одесские новости» писала: «Никогда еще Одесса не переживала такого трагичного ужасного момента, как теперь. Население изнемогает в буквальном смысле этого слова от холода и голода. Голод достиг неслыханных размеров».
    21    «Черная книга», стр. 303.
    На захваченной интервентами территории росла бешеная спе­куляция; буржуазия и разного рода проходимцы наживали огром­ные барыши за счет трудящихся. В городах, особенно в Одессе, процветал бандитизм. Ни со спекулянтами, ни с бандитами ника­кой борьбы не велось, что еще в большей степени усиливало хаос и анархию.
    О «порядках» и условиях жизни, которые воцарились в захва­ченной интервентами Одессе, буржуазная газета «Одесский лис­ток» 13 февраля 1919 г. писала: «Наступает ночь, и одессит погру­жается в область тьмы. Тьма на улицах, тьма в домах. Бандитизм, налеты стали бытовым явлением. Сидишь в темной нетопленной комнате и наслаждаешься звуками стрельбы из разных видов ору­жия, которые раздаются у тебя под окнами».
    Много горя, унижений и издевательств пережили трудящиеся Украины. Десятки тысяч мирных ни в чем неповинных жителей были убиты и замучены иностранными интервентами и их при­служниками — белогвардейцами и украинскими буржуазными на­ционалистами. О зверствах и разбое интервентов правление Все- украинского общества содействия жертвам интервенции сообщало, что им учтено: убитых — 38436 человек, изувеченных— 15 386. подвергавшихся надругательству — свыше 46 тыс. человек. Только к 1 апреля 1925 г. было зарегистрировано 237 227 п2ретензий на общую сумму материальных убытков 626 637 396 руб.2
    Так выглядели «порядок и спокойствие», которые принесли с собой на захваченную территорию Украины антантовские интер­венты.
    3.    Борьба трудящихся против интервентов и белогвардейцев
    Коммунистическая партия возглавила борьбу украинских рабочих и крестьян против интервентов и их пособников — белогвардейцев и украинских буржуазных националистов. В соответствии с уста­новками В. И. Ленина ЦК КП(б)У уделял много внимания укреп­лению подпольных партийных организаций на юге Украины и в Крыму. Осенью 1918 г., когда Одесский областной комитет прова­лился, часть членов комитета была арестована, а другой части при­шлось скрыться, ЦК КП(б)У принял меры к укреплению руковод­ства областного комитета. В Одессу была направлена группа ста­рых коммунистов, имевших солидный стаж подпольной работы при царизме и в новых условиях — немецкой оккупации и гетман­щины. В середине ноября 1918 г. в Одессу прибыли И. Смирнов (Ласточкин)—член партии с 1906 г., И. Клименко (Сергей) — член партии с 1912 г., Е. Соколовская (Елена)—член партии с 1915 г. Позже прибыл Л. Картвелишвили (Лаврентий) 2Я.
    22    Там же, стр. 9.
    Е. Соколовская. Одесская эпопея конца 1918 и начала 1919 г,— •Сб. воспоминаний и статей «Октябрь на Одесщине». Одесса, 1927, стр.
    С прибытием в Одессу опытных н энергичных руководителей партийно-политическая работа оживилась и усилилась. Была про­ведена перерегистрация членов партии, состоялись районные пар­тийные собрания и городская партийная конференция; была рас­ширена сеть конспиративных квартир и явок. Областной комитет уделил большое внимание укреплению связей с местными партий­ными организациями. Руководство комитета распространялось на всю Херсонщину, включая и такие крупные города, как Николаев и Херсон, всю Бессарабию, часть Екатеринославщины и Криво­рожья. Эта была огромная территория. Одесский областной коми­тет был связан также и с Крымом.
    Партийная работа в Крыму значительно активизировалась. Этому способствовало решение ЦК РКП (б) о передаче Крымской партийной организации в состав Коммунистической партии Ук­раины. По решению ЦК КП(б)У на 1 декабря 1918 г. в Симферо­поле была созвана партийная конференция, которая именовала себя I Крымским областным съездом КП(б)У. На конференцию прибыло 24 делегата от 17 партийных организаций. Представите­лем ЦК КП(б)У на конференции был Я. Гамарник24. Конферен­ция приняла решения, которые мобнлизовывали рабочих и трудя­щихся крестьян на борьбу с иностранными интервентами за вос­становление Советской власти. Для укрепления подпольных пар­тийных организаций Крыма ЦК КП(б)У направил несколько групп партийных работников, среди них Я. Городецкого, Б. Заиь- ко, И. Козлова.
    Много сил и энергии отдал Одесский областной комитет орга­низации подпольной типографии, чтобы печатным словом непре­рывно воздействовать на массы. В одесских катакомбах была орга­низована типография, которой заведовал коммунист Грыжонков- ский (Гриша). Несмотря на невероятно тяжелые условия работы (недостаток кислорода, влажный, затхлый воздух, скудный свет керосиновых коптилок), подпольщики работали с максимальной нагрузкой, иногда непрерывно по 24 часа. В типографии печата­лась газета «Коммунист» (на русском языке — два раза в неделю, на французском — один раз), а также листовки для солдат на французском, польском, румынском, греческом и других языках25. Браги знали, что в катакомбах работает подпольная большевист­ская типография, но они боялись туда проникнуть.
    Когда стало известно, что в советские черноморские порты идут вражеские корабли, коммунисты призвали рабочих Одессы к всеобщей забастовке. Рабочие живо откликнулись на призыв, и 25 ноября началась дружная двухдневная всеобщая забастовка- протест. Бастовали рабочие предприятии и порта, остановились
    24    ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 3, д. 133, л. 18.
    25    И. Бол кун. Интервенция в Одессе.— «Пролетарская революция», 1923, № 6-7, стр. 240.
    142.
    трамваи, прекратил подачу воды водопровод, остановилась элек­тростанция, закрылись магазины и аптеки, ни одна газета не вы­шла. Так рабочий класс встретил появление антантовских интер­вентов, войска которых начали высаживаться в Одессе 26 ноябри
    1918    г. Меньшевики и эсеры, желая сгладить впечатление у интер вентов от такой «встречи», 12 декабря устроили в помещении цир­ка большой митинг. Но и здесь прихвостни буржуазии потерпели провал. Вопреки расчетам предателей на митинге прозвучала страстная боевая речь большевика И. Клименко, которая произве­ла огромное впечатление на присутствующих. Митинг принял предложенную большевиками резолюцию, призывавшую трудя­щихся к вооруженной борьбе за власть Советов. Воодушевленные призывами большевиков, сотни рабочих прямо с митинга двину­лись в полицейские участки и тюрьму и освободили политических заключенных.
    Рабочие отказывались выполнять работы, необходимые интер­вентам. Когда в Николаевский порт прибыли военные транспорты интервентов, местные портовые рабочие, руководимые коммунис- тами-подпольщиками, отказались их разгружать. Французское командование обратилось к администрации завода «Наваль» с просьбой выделить квалифицированных рабочих для приведения в действие портовых механизмов. Но профсоюз металлистов за­претил рабочим идти на работу в порт. Интервентам пришлось долго возиться с разгрузкой судов собственными силами. То же самое произошло и в Одессе, когда интервентам потребовалось разгрузить прибывшие военные транспорты.
    Созданный при областном комитете КП(б)У ревком, который возглавил И. Смирнов (Ласточкин), провел большую работу по организации боевых отрядов и развертыванию партнзанско-пов- станческой борьбы против интервентов. В самой Одессе были организованы 1-я Коммунистическая дружина, молодежный отряд Моревинт (Молодой революционный интернационал). В этот отряд входили комсомольцы и беспартийная рабочая молодежь. Началь­ником отряда был назначен Л. Зорин. Большой активностью в от­ряде выделялись молодые рабочие Д. Сидоров, Ю. Юрковский, Д. Зельдович. Дружину им. Петра Старостина — старого больше­вика — возглавил М. Липман. Некоторые городские и районные комитеты КП(б)У также имели свои боевые дружины26. Дивер­сионно-подрывную группу возглавлял Г. Котовский. Боевая дея­тельность дружин направлялась штабом, во главе которого стоял
    II.    Опищенко. Боевые отряды-десятки создавали коммунисты-под- полыцпкн и в Николаеве. Только один Кузнечный райком КГ1(б)У создал восемь таких боевых групп27. В Херсоне коммунисты со­
    26    Ф. А н у л о в. Указ. соч., стр. 69.
    27    «Жовтень на Микола1вщиш». Нарис з ^торп класово! боротьби 1917—'
    1920    рр. на Микола1вщиш. Микола!в, 1927, стр. 56.
    здали боевой отряд из 70 рабочих28, который затем насчитывал 300 бойцов. Действовал также «Летучий отряд», выполнявший отдельные боевые задания, особенно по разведке. В этом отряде особой активностью отличались Н. Шпиталенко, Я. Соловьев, Б. Лавин-Лейтман, Е. Сварик, Б. Орлов, С. Каргацкий.
    Большую политическую и организационную работу проводили коммунисты-подпольщики среди трудящегося крестьянства. Под руководством областного ревкома велась большая работа по созда­нию боевых отрядов и в сельских районах. Отряды были созданы в Тилигуло-Березанском районе, Приднестровье, Днепровском и Одесском уездах, в районе Вознесенска. Стремясь придать боль­шую организованность повстанческому движению и оказать макси­мальную помощь наступавшим советским войскам, областной комитет КП(б)У созвал в начале февраля 1919 г. в Одессе област­ную партийную конференцию. На конференцию прибыло, кроме делегатов Одессы, 15 делегатов от местных партийных организа­ции: Херсона, Алешек, Каховки, Ананьева, Елисаветграда, Киши­нева, Тирасполя, Бендер, Балты и Голты. Конференция избрала областной комитет, в состав которого вошли И. Смирнов (Ласточ­кин), И. Клименко, Е. Соколовская, И. Болкун, Л. Картвелишвили.
    Решения областной партийной конференции сыграли большую роль в усилении борьбы трудящихся против интервентов и бело­гвардейцев. Эта борьба дезорганизовала противника и ослабляла *'го силы, содействуя успешному наступлению войск Красной Армии.
    Активные действия партизан развернулись в Приднестровье. Штаб областного ревкома в конце января 1919 г. поставил перед партизанами задачу овладеть Тирасполем, чтобы лишить интер­вентов сухопутных коммуникаций с Румынией. Выполняя эту задачу, партизаны под командованием Шмякова 30 января овла­дели Тирасполем; в городе была установлена власть ревкома'8. Против советского Тирасполя французское командование бросило соединенный белогвардейский и франко-польский отряд. Советские повстанцы героически отбивали нападение, но под натиском пре­восходящих сил контрреволюции вынуждены были отойти 8 фев­раля в район села Маяки. 9 февраля интервенты и белогвардейцы захватили Тирасполь и учинили жестокую расправу над трудя­щимся населением 30.
    По указанию областного ревкома повстанцы отошли на север, в сторону Балты. В селе Плоском (22 км севернее Тирасполя) повстанцы соединились с действовавшим там отрядом. Повстанцы присвоили себе очень громкое наименование: «Южная советская
    ЦГАОР УССР, ф. 1216, оп. 1, д. 118, л. 87.
    'л В. А н х с н о в - О в с i е н к о. В боротьбi проти Дешкша й союзниць- ко! окупацп,— «Л^опис революцп», 1931, № 1-2, стр. 130.
    30    «Летопись революции», 1924, № 1, стр. 56—58.
    армия». Эта «армия» насчитывала 400 штыков, 175 сабель, 38 пу­леметов и 4 орудия. Повстанцы установили связь с командованием Украинского фронта и получили от него задание воздействовать на пути сообщения врага. В директиве командования фронта гово­рилось: «Жмеринка — Одесса. Нужно разрушить этот путь. Жела­тельно отрезать Одессу, окружив ее кольцом революционно-орга­низованных сил». Как указывал В. Антонов-Овсеенко, «директиву, данную в этом письме, товарищи выполнили» 31.
    Восстание против интервентов произошло также в селе Беляев- ке (в 40 км к северо-западу от Одессы), где находилась станция одесского водопровода, а также в Маяках и других селах. Село Беляевку французы заняли в первые же дни интервенции. Комму­нисты создали из передовых рабочих водопроводной станции креп­кую подпольную группу, которая проводила работу среди кресть­ян. Под влиянием коммунистической агитации беляевские крестья­не были подготовлены к решительным действиям против врага; когда белогвардейский отряд появился в селе, они уничтожили врага. Рабочие поддержали выступление крестьян и соединенны­ми силами атаковали французский отряд, подошедший к селу ri готовившийся к расправе над повстанцами. Не выдержав удара, французские солдаты сложили оружие. В селе был избран ревком, сельская беднота организовала комитет бедноты; был создан воен­но-революционный трибунал.
    Французское командование бросило против повстанцев в райо­не Беляевки крупные силы и артиллерию. Повстанцы не приняли боя и рассеялись по окружающим селам. Интервентам было изве­стно, что вооруженные отряды повстанцев оставили село, однако они умышленно обстреляли его из орудий. Войдя в село, враги жестоко расправились с безоружным населением. О расправе ин­тервентов сообщалось: «Поднявшие восстание Беляевка и Маяки обстреляны артиллерией. Большинство домов разрушено. Многие жители, н«елая спастись, пускались на плотах по Днестру, но с берега были обстреляпы румынами... Невзирая на жестокую рас­праву белогвардейцев, повстанческое двшкение в Одесском районе увеличивается» 32.
    О развертываиии повстанческого движения на Херсонщине И. Смирнов (Ласточкин) в начало марта 1919 г. сообщал коман­дованию Украинского фронта: «Областной ревком выехал в раз­ные пункты Ананьевского и Елисаветградского уездов и центр свой, очевидно, установит в Елисаветграде. В этих уездах органи­зуют отряды и объединяют их в одну более менее неразрывную цепь, которая должна образовать линию фронта между севером и югом. Сегодня имеем сведения, что добровольцы и легионеры
    31    В. Антонов-Овс1енко. В боротьбi проти Дешкша й союзниць- ко! окупацп, стр. 130.
    32    ЦГ АСА, ф. 103, оп. 1, д. 16, л. 112.
    разбиты па бирзульском направлении. За Раздельной вплоть до Балты оперируют партизанские отряды» 33.
    На северной границе зоны интервенции, в районе Вознесенска, повстанцы развернули активные боевые действия. И лишь после того, как противник сосредоточил крупные силы, состоящие из французских, греческих и белогвардейских частей, повстанцы были выбиты из города, который интервенты намеревались пре­вратить в опорный пункт для дальнейшего продвижения на север. Тогда на помощь повстанцам Николаевский окружной ревком на­правил несколько повстанческих отрядов из окрестных сел. Полу­чив подкрепление, повстанцы перешли в контрнаступление, выби­ли противника из города и продвинулись далеко за Вознесенск. Из повстанческих отрядов был сформирован 1-й Вознесенский полк, командовали которым сначала И. Коломийцев, затем Урсу- лов . Полк героически сражался с врагами, и когда подошли части Красной Армии, он слился с ними.
    В Северной Таврии, в Днепровском уезде, под руководством коммуниста 11. Тарана, посланного туда ЦК КП(б)У, разверну­лись активные боевые действия. П. Таран объединил действовав­шие там кавалерийские отряды С. Тарана и пехотный отряд Ф. Харченко. В этот объединенный отряд влились Партизаны из сел Каланчака, Хорлов, Чалбасс, Бугаевки, Карги35. К началу марта партизаны освободили от белогвардейцев ряд населенных пунктов Таврии, в том числе Хорлы, Алешки, Чаплинку и Мар- тыповку.
    О мощном размахе повстанческого движения против Директо­рии и иностранных интервентов в южных районах Украины совет­ская пресса в феврале 1919 г. сообщала: «Все железнодорожные линии между станциями Корсунь — 1Дветково — Бобринская — Каменка — Фундуклеевка — Цыбулево — Елпсаветград — Зна­менка — Користовка — Александрия — Долинская — Кривой Рог — Долгинцево — Апостолово находятся в руках партизан, которые ведут борьбу под знаменем Советской власти» Зб.
    Грозная стена восставших народных масс Украины, во главе которых стояла Коммунистическая партия, преградила дальней­ший путь иностранным интервентам.
    Напряженную политическую и боевую деятельность, направ­ленную против интервентов и их пособников, развернули комму­нисты Крыма. Они поддерживали тесную связь с партийными организациями Харькова и Одессы, откуда получали необходимую литературу и политическую информацию.
    Подпольные партийные организации развернули энергичную
    33    В. А н т о и о в - О в с i е п к о. В боротьбi проти Дешкша й союзниць- ко! окупаци, стр. 130.
    34    ЦГАСА, ф. 4, оп. 1, д. 10, л. 258.
    35    С. И. Р а к ш а. Дпспровцы. М., 1959, стр. 31.
    36    «Киевский коммунист», 9 февраля 1919 г,
    массово-политическую работу, направленную на срыв мобилизации населения в добровольческую армию. О деятельности севасто польских коммунистов представитель белогвардейской прокура­туры сообщал: «Утром 20-го сего февраля с. г. в Севастополе обна ружены были в разных частях города расклеенными на стенах домов и заборов прокламации Севастопольского комитета Комму­нистической партии (большевиков) Украины и Крыма, призываю­щие рабочих и крестьян к противодействию закону о мобилизации, ниспровержению краевого правительства, а также возбуждающие население против добровольческой армии и восхваляющие Совет­скую власть» г'.
    В зависимости от обстановки и условий рабочие и крестьяне Крыма применяли различные формы борьбы: невыполнение при­казов, разоружение и уничтожение отдельных белогвардейцев, проведение боевых операций силами крупных партизанских отря­дов. Следуя призывам Коммунистической партии, трудящиеся Крыма бойкотировали объявленную белогвардейцами мобилиза­цию; на сборные пункты явилось немногим более 500 человек. Попытка белогвардейцев пополнить свои ряды за счет мобилиза­ции полностью провалилась.
    Политсводки штаба добровольческих войск полны сообщений о не прекращавшейся партизанской борьбе. «В Севастополе,— сооб щала политсводка от 13 декабря 1018 г.,— выступления против отдельных чинов добровольческой армии и союзников принимают все более определенные формы. Ежедневно обстреливаются патру­ли и здания военных учреждений добровольческой армии. Населе­ние продолжает вооружаться, получая оружие через рабочую дру­жину...» 38.
    Успешную борьбу проводили партизаны в районе Евпатории. Усилиями подпольной партийной организации из местных рабочих был создан партизанский отряд «Красные каски», который возгла­вил преданный Коммунистической партии солдат-фронтовик, быв­ший рабочий каменоломен И. Петриченко. Базой партизанского отряда стали Мамайские каменоломни, находившиеся вблизи Ев­патории.
    В начале 1919 г. отряд «Красные каски» насчитывал 300 чело­век и имел на вооружении 7 пулеметов, 1 тыс. винтовок и патроны к ним39. Партизаны были тесно связаны с крестьянами многих сел и получали от них необходимую поддержку. Благодаря этому партизаны создали запас продовольствия на случай блокирования врагом расположения отряда. Этот отряд проводил активные бое­вые операции и вызывал сильное беспокойство у местных бело­
    37    «Освобождение Крыма от англо-французских интервентов». Симферо­поль., 1940, стр. 121.
    8    «Красный архив», 1928, т. 3 (28), стр. 147.
    39    «Освобождение Крыма от англо-французскнх интервентов», стр. 154,
    гвардейцев, которые просили «о срочной присылке иностранного отряда нли миноносца» 40, чтобы с помощью штыков интервентов уничтожить партизан. Бессильные справиться с партизанами, белогвардейцы вымещали свою злобу на безоружном населении. В связи с этим многие семьи крестьян окрестных сел и семьи пар­тизан, спасаясь от белогвардейского террора, уходили со своим скарбом в каменоломни иод защиту партизан.
    В начале января отряд «Красные каски» предпринял ряд сме­лых боевых операций в районе Евпатории. Он изгнал белогвар­дейцев из пригородного селения Богай. 11 января партизаны овла­дели помещичьим имением Демерджи, захватив при этом оружие и патроны, брошенные белогвардейцами, охранявшими имение. Против евпаторийских партизан было направлено несколько воен­ных кораблей для артиллерийского обстрела с моря района рас­положения партизан. В числе посланных кораблей были греческий миноносец «Пантера» и два английских миноносца41. С суши пар­тизан блокировало около 2 тыс. белогвардейцев. Попытки врага проникнуть в каменоломни успешно отражались партизанами. По­неся большие потери во время бесплодных попыток выбить парти­зан из каменоломен, белогвардейцы прибегли к подлому и трус­ливому приему. Арестовав свыше 1UU жителей деревни Орта-Ма­май, они выстроили крестьян впереди своих солдат и повели наступление на партизан. Но и эта гнусная затея провалилась. Атака белых была отбита. Партизаны, находившиеся в камено­ломнях, имели значительный запас боеприпасов и продовольствия и были готовы выдержать длительную блокаду. Но на помощь вра­гу пришел гнусный предатель, выдав место расположения един­ственного колодца, который питал партизан питьевой водой. 18 ян­варя 1919 г. белогвардейцы захватили колодец и взорвали его, лишив партизан воды. Они стали тщательно контролировать все подступы к каменоломням, чтобы никто извне не мог прийти на помощь партизанам. Лишенных воды партизан стала мучить жаж­да. Особенно тяжело страдали от жажды дети и раненые бойцы, в числе которых был и тяжело раненный командир отряда И. Пет­риченко. На третий день после взрыва колодца значительная часть измученных жаждой людей вышла из каменоломни, и тут же поч­ти все были расстреляны из пулеметов. Зверски был убит и захва­ченный белогвардейцами И. Петриченко. Все входы и выходы каменоломен были взорваны белогвардейцами. 117 жертв их звер­ской расправы были преданы земле.
    Замурованная в каменоломнях оставшаяся часть мужествен­ных партизан, напрягая последние силы, пробивала новый выход на волю. Усилия партизан увенчались успехом: под покровом ночи
    40    «Красный архив», 1928, т. 4 (29), стр. 69.
    41    П. Н. Надинский. Очерки истории Крыма, ч. II. Крым в период Великой Октябрьской революции, иностранной военной интервенции и граж­данской войны (1917—1920 гг.). Симферополь, 1957, стр. 139.
    они поднялись на поверхность и ушли в Керчь, чтобы продолжать борьбу с интервентами и белогвардейцами за восстановление Со­ветской власти.
    Коммунистическая партия не только руководила борьбой тру дящихся масс, но и развертывала одновременно большую агитаци­онно-пропагандистскую работу среди солдат и матросов вооружен­ных сил интервентов. Много внимания этому уделял Одесский об­ластной комитет КП(б)У. При комитете была создана специаль­ная группа для работы среди войск интервентов; она называлась иностранной коллегией. Информируя ЦК о состоянии работы под­польной партийной организации, И. Смирнов (Ласточкин) в одном из своих писем сообщал: «При областном Одесском комитете создана иностранная коллегия, в которую входят группы: француз­ская, сербская, польская, румынская и греческая» 2 Создание на­циональных групп имело большое значение; в своей работе они учитывали специфические особенности, характерные для каждой национальности, что делало агитацию более доходчивой и дейст­венной. Центральный Комитет РКП (б) поддержал инициативу областного комитета и для усиления иностранной коллегии на­правил в Одессу коммунистов: француженку Жанну Лябурб, Я. Едина (Жак), хорошо знавшего французский язык, сербов Стойко Раткова, Вальмана Драгана и Жпвана Степановича и др. В работе иностранной коллегии принимали активное участие И. Дубинский, М. Штиливкер, Л. Вапельник и другие подполь­щики, бывшие в эмиграции во Франции и владевшие французским языком. Иностранная коллегия издавала много листовок для сол­дат оккупационных войск и организовала издание газеты «Ком­мунист» на французском языке.
    Коммунисты-подпольщики сочетали печатную пропаганду с уст­ной агитацией. Они завязывали знакомства с французскими солда­тами и моряками, греческими солдатами, разъясняли им, для чего их привезли на советскую землю и какую позорную роль души­телей революционного народа принуждали их выполнять импе­риалистические правительства. Коммунисты призывали солдат ок­купационных войск решительно отказываться выполнять приказы своего командования, направленные на подавление социалистиче­ской революции, на порабощение свободных народов, и требовать немедленного возвращения на родину. В задушевных беседах с передовыми солдатами войсц интервентов коммунисты давали им советы, как лучше организовать политико-разъяспительную рабо­ту среди солдатской массы.
    Слово большевистской правды оказывало огромное влияние на солдат иностранных войск. Они начинали разбираться в захватни­ческих замыслах своих правительств, осознавали ту позорную 149 42
    В. Антонов-Овсеенко. Записки о гражданской войне, т. III, стр. 234.
    роль душителей социалистической революции, которую предназ­начали им правящие круги. Об этом ярко свидетельствует напеча­танное в одесском «Коммунисте» обращение группы французских солдат под названием «Правда о нашем якобы „добровольном" пребывании в Одессе». Французские солдаты писали: «Когда мы прибыли в Одессу, мы еще не отдавали себе отчета в замыслах нашего правительства и не имели представления о политической ситуации в городе... Все теперь для нас ясно... Мы стремимся прийти на помощь Советской республике рабочих, крестьян и сол­дат — единственно подлинно демократической и социалистической республике» 43.
    Работа иностранной коллегии имела особенно большой успех среди моряков. На французских военных кораблях и в пехотных частях возникали революционные кружки, они тоже развертывали агитацию среди солдат и матросов. О подпольной деятельности партийной организации среди войск интервентов подпольный Одесский обком партии в отчете ЦК КП(б)У от 13 февраля 1919г. сообщал: «Сейчас мы координируем и усиливаем агитацию среди всех иностранных войск; с французами дело идет хорошо... Среди них уже есть прочная ячейка, и затеваются общие серьезные пред-, приятия. Они нередко присылают письма русским товарищам, ко­торые мы помещаем в нашей газете. К грекам пока еще не про­никли, но скоро надеемся иметь с ними связь» 44. Через две недели Одесский обком сообщал, что и с греческими солдатами связь установлена 45.
    Вокруг иностранной коллегии вырос большой актив из фран­цузских солдат и моряков. По поручению французской группы иностранной коллегии разъяснительную работу в 7-м саперном полку проводили Лгосьен Терион, Манги и другие солдаты. В 58-м пехотном полку агитационно-пропагандистскую работу вели Мар­сель Тондю и Луи Тома. Среди моряков революционной пропаган­дой занимались Лягальярд, Дюкор, Лавье, Симо, Андре Марти
    46
    и многие другие .
    Под влиянием пропаганды, проводившейся подпольными ор­ганизациями Коммунистической партии и по их заданиям рево­люционными французскими солдатами и моряками, возрастали сознательность солдатских и матросских масс и их возмущение интервенционистской политикой Антанты, особенно Франции; ста­ли учащаться случаи неповиновения офицерам, отказов выступать против советских войск, все чаще раздавались требования возвра­щения на родину. О состоянии французских войск сводка РОСТА за 22 февраля 1919 г. сообщала: «Дисциплина среди французских солдат окончательно пала. Ежедневно происходят столкновения
    43    В. Коновалов. Иностранная коллегия. Одесса, 1958, стр. 183, 181
    44    ЦГАОР УССР, ф. 2, он. 1, д. 161, л. 116.
    4465 Там же, д. 286, л. 48.
    46    В. К о н о в а л о в. Указ. соч., стр. 128.
    между солдатами и офицерами. Французские гауптвахты пере­полнены арестованными солдатами. Матросы и солдаты распевают Марсельезу и Интернационал» 47. Французское командование вы­нуждено было отправлять ненадежные часги на родину. Отъез­жавшие солдаты поднимали красные флаги на своих кораблях 48.
    Долго и упорно охотилась контрразведка за иностранной кол­легией. Вечером 1 марта она нанесла сильный удар одесскому под­полью. В кафе Скведера около 7 часов были арестованы Я. Елин, М. Штиливкер, А. Винницкий, М. Лиман и двое французских сол­дат, пришедших для встречи с подпольщиками. Спустя несколько часов на квартире были схвачены Жанна Лябурб, зашедший к ней Стойко Ратков и квартирная хозяйка с тремя дочерьми. Допрос арестованных сопровождался издевательствами и нечеловеческими пытками. Однако, как ни изощрялись палачи, арестованные ком­мунисты держались мужественно и стойко. Как и подобает совет­ским патриотам, они, глядя смерти в глаза, не склонили головы перед врагом и отказались давать показания. Озверевшие контр­разведчики в эту же ночь расстреляли арестованных.
    Одесское подполье понесло тяжелую утрату, но враг не мог торжествовать победу. Усилиями областного комитета иностран­ная коллегия была восстановлена и продолжала свою славную дея­тельность. В одном из докладов ЦК КП(б)У Е. Соколовская сооб­щала: «Удалось установить (по-видимому, это описка, и нужно понимать восстановить.— Н. С.) иностранную коллегию и снова завязать связь и с французами, но они скоро уезжают... Выпускают листовки на всех языках, включая и греческий» 49.
    В середине марта Коммунистическая партия понесла еще одну тяжелую утрату. В результате предательства эсера Ройтмана, ко­торый служил у деникинцев, был арестован руководитель Одес­ского областного комитета КП(б)У И. Смирнов (Ласточкин). Дли­тельные и утонченные пытки, которым подвергли враги Смирно­ва, не сломили его железной воли и не вырвали у героя-комму- ниста признаний о большевистской подпольной организации. Мес­то заключения Смирнова держалось в строжайшей тайне; однако партийная контрразведка, руководимая И. Горснюком (Южным), установила, что их руководитель содержался на барже № 4, кото­рая была оборудована под плавучую тюрьму, и установили с ним связь. По решению областного комитета принимались самые энер­гичные меры к спасению Смирнова, но краги знали, кто попал к ним в лапы, и торопились его уничтожить. Живого, с привязан­ным к ногам камнем, палачи бросили в море героя-коммуниста 50.
    Гибель чудесного товарища, замечательного руководителя и бесстрашного борца за дело коммунизма острой болью отозвалась
    47    ЦГ АСА, ф. 4, оп. 1, д. 150, л. 78.
    48    Там же, л. 90.
    49    ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 3, д. 350, л. 125.
    50    «Летопись революции», 1928, № 4, стр. 126.
    с сердцах трудящихся и особенно его соратников-подпольщиков. Однако ни растерянности, ни уныния подпольщики не проявили. Провалы товарищей заставили их быть более осторожными, дис­циплинированными, бдительными.
    Большевистское подполье еще более активно и энергично го­товило массы к решающим схваткам с интервентами.
    4.    Освобождение Украины и Крыма от интервентов и белогвардейцев
    Украинское советское правительство во избежание напрасного пролития крови предприняло меры к освобождению захваченной интервентами украинской территории мирным путем. В ноте от 6 февраля 1919 г. и в ряде последующих нот министру иностран­ных дел Франции Пишону51 Временное рабоче-крестьянское правительство Украины, заявив энергичный протест против при­сутствия войск интервентов па территории Украины и против способа действий союзного командования, решительно потребовало немедленного вывода оккупационных войск52. Однако Советское правительство ответа не получило. Таким образом, его усилия до­биться освобождения советской земли мирным путем оказались тщетными из-за крайней агрессивности Антанты. Советское пра­вительство было поставлено в необходимость силой оружия очис­тить свою территорию и избавить советских граждан от произвола и насилий, чинимых интервентами. Началось наступление на вра­га. В первых числах марта части 1-й бригады Заднепровской диви­зии под командованием атамана Григорьева начали наступление непосредственно на Херсон, в котором находились греческие и французские войска, поддерживаемые французскими военными кораблями. В жестоких боях советские войска сломили сопротив­ление интервентов и 10 марта 1919 г. овладели Херсоном. Комис­сар бригады Ратин 11 марта сообщил по телеграфу Украинскому советскому правительству: «После восьмого штурма город Херсон взят. Французы, греки, немцы и другие, в количестве более 3000, разбиты наголову и позорно бежали» 53. Советские войска захвати­ли большие трофеи. Под прикрытием огня с военных кораблей войска интервентов погрузились на транспорты и бежали в Одессу. В Херсоне остались большие запасы зерна, фуража, муки и друго­го продовольствия, а также много интендантского имущества.
    Бо время боев за Херсон интервенты, опасаясь восстания рабо­чих, предприняли массовые обыски, аресты и расстрелы. Около 2000 арестованных рабочих, среди которых было много женщин,
    51    Аналогичная нота была направлена правительствам США, Великобри­тании, Италии и Японии («Черная книга», стр. 293).
    52    «Международная политика новейшего времени», ч. II. М., 1925, стр. 224.
    53    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 284, л. 1.
    детей и стариков, были загнаны в большой портовый деревянный сарай. Когда после упорных боев советские войска начали всту­пать в Херсон, французские военные корабли открыли артилле­рийский огонь по городу и обстреляли этот сарай54. От снарядов и в пламени возникшего пожара погибло около 500 человек.
    Овладев Херсоном, советские войска двинулись к Николаеву, там находился крупный (около 15 тыс.), хорошо вооруженный немецкий гарнизон55, которому французское командование пору­чило оборону города. Но немецкие солдаты больше всего думали о том, как бы поскорее вернуться к себе домой, они не были склон­ны принимать участие в вооруженной борьбе на чьей бы то ни было стороне.
    Николаевская подпольная большевистская организация усили­ла разъяснительную работу среди немецких солдат, призывая их к революционным действиям. Большое влияние на немецких сол­дат оказала устроенная николаевскими коммунистами массовая демонстрация протеста против убийства выдающихся немецких революционеров К. Либкнехта и Р. Люксембург. После демонстра­ции около 4000 немецких солдат заявили о своем нейтралитете. Многие немецкие солдаты открыто говорили большевистскому штабу, что они окажут поддержку в борьбе за восстановление Советской власти 56.
    Местный ревком начал переговоры с немецким командованием о том, чтобы оно держалось нейтралитета в борьбе с антантовскими интервентами и передало вооружение ревкому. Переговоры чуть не были сорваны провокационными действиями атамана Григорье­ва. Без ведома высшего советского командования он поставил немецкому командованию ультиматум о сдаче и в случае отказа угрожал «порубить на капусту» немецких солдат. Делегации рев­кома, которая пробралась через линию фронта, с большим трудом удалось убедить пьяного атамана не предпринимать безрассудных действий и пе подставлять свои войска под удары мощной артил­лерии немцев57. Украинское советское правительство направило в Николаев своего представителя Эго для переговоров с немецким командованием об условиях эвакуации немецких войск и сдачи оружия. Он прибыл в Николаев 12 марта 1919 г.58 Со своей сторо­ны командующий Украинским фронтом В. Антонов-Овсеенко теле­графировал Григорьеву: «Ваш ультиматум немцам в Николаеве бессмысленный. С немцами проводит переговоры центр, и нужно пропустить к нам их делегатов. Вы своим ультиматумом напрасно провоцируете немецких солдат» 59.
    54    «Черная книга», стр. 242.
    55    ЦГ АСА, ф. 103, оп. 1, д. 121, лл. 140, 263.
    66    «Летопись революции», 1924, № 4, стр. 65.
    57    «Черная книга», стр. 379, 380.
    58    ЦГ АСА, ф. 25860, оп. 2, д. 14, л. 1.
    59    В. Антонов-Ов^енко. В боротьбi проти Дешкша й союзниць- ко! окупацп, стр. 123.
    В результате переговоров было подписано соглашение, по кото­рому немецкие войска сохраняли нейтралитет и передавали совет­ским войскам все свое вооружение и военное снаряжение60. Мест­ному Совету рабочих депутатов было передано шесть батарей лег­кой артиллерии, тяжелый артиллерийский дивизион, броневой дивизион, около 100 тыс. артиллерийских снарядов, более 10 тыс. винтовок, большое количество патбзонов, обмундирования, белья и обуви, радиотелеграфная станция 1. В городе была восстановлена Советская власть. Так благодаря миролюбивой политике Украин­ского советского правительства Николаев был освобожден без кровопролития.
    После освобождения Николаева В. Антонов-Овсеенко предло­жил командующему 2-й Украинской советской армией А. Скачко создать ударную группу для наступления на Одессу62. Для этой цели придавались части 2-й Украинской советской дивизии63. Вы­полняя полученное задание, А. Скачко приказал Григорьеву взять Одессу. Командование Украинского фронта уже не раз получало сигналы о ненадежности атамана Григорьева и не было согласно с тем, что ему давалось такое важное задание. В телеграмме от
    18    марта Антонов-Овсеенко указывал Скачко: «Нельзя Григорье­ву идти на Раздельную. Его дело Очаков и весь район до Березов­ки включительно. Григорьева нужно освободить якобы в связи с болезнью» 64 Командование Украинского фронта планировало со­средоточить в районе Голта—Вознесенск части 2-й Украинской советской дивизии, которые вместе с действовавшей там группой П. Ткаченко должны были наступать на Одессу. Однако в связи с прорывом петлюровских банд в марте 1919 г. в район Киева вой­ска, предназначавшиеся для действий на одесском направлении, были повернуты на запад, и Скачко вынужден был оставить в силе свой первоначальный приказ.
    Учитывая создавшееся положение, Антонов-Овсеенко поставил вопрос о срочной присылке в бригаду Григорьева значительной группы (не менее 100 человек) политработников, которых можно было подобрать среди екатеринославских и харьковских рабочих- коммунистов. Вместе с этим он приказал Скачко выехать в Возне- сенск и лично командовать боевыми операциями на одесском на­правлении, что тот и выполнил65.
    Советские войска развернули наступление на одесском направ­лении.
    Серьезное сопротивление интервенты оказали у крупной же­лезнодорожной станции Березовка. Однако благодаря умелому и
    60    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 83, л. И.
    61    «Красный архив», 1931, т. 2 (45), стр. 67.
    К весне 1919 г. украинские советские войска были сведены в две ар­мии; „1-я армия действовала на западе Украипы.
    И3 ЦГАОР УССР, ф. 6, оп. 4, д. 92, л. 77.
    с< «Л^опис революцп», 1931, № 1-2, стр. 135.
    05 Там же, стр. 140.
    быстрому маневру левым флангом советские войска 17 марта вы­шли в тыл противнику, засевшему на станции Березовка. Интер­венты продолжали оказывать упорное сопротивление. В боевом порыве советские воины трижды бросались в атаку на врага и сломили его сопротивление. Интервенты в панике бросились бе­жать. 17 марта к 8 часам вечера Березовка была очищена от ин­тервентов 66. Советские войска захватили богатые трофеи, в том числе пять танков.
    Один из захваченных французских танков был послан воина­ми Советской Украины в подарок В. И. Ленину. В ответ на этот подарок В. И. Ленин 2 мая 1919 г. прислал приветственную теле­грамму, в которой, отмечая героизм украинских рабочих и кресть­ян, писал: «Приношу свою самую глубокую благодарность и при­знательность товарищам Второй Украинской Советской Армии по поводу присланного в подарок танка.
    Этот подарок дорог нам всем, дорог рабочим и крестьянам России, как доказательство геройства украинских братьев, дорог также потому, что свидетельствует о полном крахе казавшейся столь сильною Антанты.
    Лучший привет и самые горячие пожелания успеха рабочим и крестьянам Украины и Украинской Красной Армии» 67.
    Одесский областной комитет КП(б)У, несмотря на понесенные потери, продолжал напряженно работать над созданием вооружен­ных отрядов в тылу интервентов и усилением их боевой активно­сти; как и раньше, он продолжал вести пропаганду среди ино­странных солдат. 22 марта 1919 г. Е. Соколовская писала в ЦК КП(б)У: «Находящаяся на военном положении партия объя­вила мобилизацию всех членов партии по родам оружия, и в на­стоящее время мобилизационные комиссии во всех районах ведут лихорадочную работу по мобилизации... , вооруженных пока насчи­тывается до 2000, находящихся в полном распоряжении и под учетом оперативного штаба ревкома, пытающегося координировать свои действия с наступлением советских войск» 68.
    Под влиянием коммунистической агитации посланные в фев­рале 1919 г. на подавление восстания в Тирасполе солдаты 58-го полка отказались выполнить приказ. В связи с этим Одесский подпольный обком КП(б)У издал и распространил обращение к французским солдатам и матросам, в котором говорилось: «Фран­цузский парод не хочет, чтобы вы задушили русскую социалисти­ческую республику... В соответетвии с желанием французского на­рода 58-й полк, получивший приказ осуществить на деле преступ­ные замыслы международной буржуазии, отказался сражаться на тираспольском фронте... Товарищи! Мы приветствуем ваш смелый поступок и выражаем глубокую благодарность от имени русских
    66 ЦГ АСА, ф. 103, оп. 1, д. 16, л. 51.
    6687 В. И. Л е н к н. Поли. собр. соч., т. 50, стр. 297—298.
    Партархив Украинского филиала ИМЛ, ф. 1 он. 4, д. 197, л. 18.
    трудящихся... Зовите же ваших товарищей к братанию, к граж­данской войне. Объединяйтесь с нами! Когда народы, то есть ра-
    69
    бочие массы, соединятся, никто не посмеет их разъединить» .
    В Херсоне представители 176-го французского пехотного полка и французских моряков торжественно обещали рабочим, что они не будут стрелять по наступающим советским войскам. Когда в начале марта 1919 г. 176-му пехотному полку и отряду француз­ских моряков было приказано контратаковать наступавшие совет­ские войска, они отказались выполнить приказ70. Некоторые отря­ды и батальоны французских войск создавали свои солдатские Советы и выносили резолюции, требовавшие невмешательства в русские и украинские дела.
    Французские солдаты в своих корреспонденциях в подпольную газету «Коммунист» с возмущением писали, что правительство Франции не выражает воли французского народа. «Наши импе­риалистические правители,— писали французские солдаты,— яв­ляются выразителями не воли парода, но своих собственных вожделений, насилуют пашу свободу, посылая нас душить ростки освободительного международного социалистического движения, которое нужно и нам... Мы желаем скорое поспеть на помощь Советской республике, которая одна только является истинно демократической и социалистической республикой» 71.
    Восприняв освободительные идеи Великой Октябрьской социа­листической революции, солдаты, побывавшие в Советской стра­не, становились распространителями революционных настроений и у себя на родине. В. И. Ленин прямо говорил: «...солдаты возвра­щались из Одессы либо убежденными большевиками, либо людь­ми, которые заявляли, что „они воевать против рабоче-крестьян­ского правительства не будут"» 72
    Победные бои советских войск, революционизирование под влиянием коммунистической пропаганды оккупационных войск, нарастание и обострение революционной борьбы в Западной Евро­пе — все это вынудило правящие круги Антанты увести свои войска с юга Украины и из Крыма. Эвакуация французских войск началась 3 апреля 1919 г. Интервенты увели из Одессы 112 совет­ских транспортов, нагруженных различными материалами. Среди буржуазии и помещиков, бежавших от Советской власти под защиту интервентов, поднялась страшная паника. Все они бросились в порт, чтобы быстрее бежать из Одессы. А в этот мо­мент в городе уже действовала и поддерживала революционный порядок законная власть — Совет рабочих депутатов. Рабочие
    68 В. К о н о в а л о в. Указ. соч., стр. 177, 178.
    70    И. Белкин. Влияние Октябрьской революции на революционное
    движение во Франции.— «Вопросы истории», 1949, № 9, стр. 71.
    71    «Правда», 26 марта 1919 г.
    72    В. И. JI е н и н. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 293.
    дружины взяли на себя охрану порядка в городе. С апреля город был полностью очищен от интервентов.
    Успешно развивалось наступление Красной Армии и па крым­ском направлении. В середине марта 1919 г. советские войска овладели Бердянском, Мелитополем и устремились в Крым, хотя в их боевую задачу это и не входило. Приближение войск Красной Армии вызвало взрыв новой и еще большей волны революционной энергии у трудящихся Крыма; они стремились помочь Красной Армии разгромить интервентов. Особенно ярко это проявилось в Севастополе. Трудящиеся города с первых дней интервенции энер­гично боролись с поработителями, но с приближением Красной Армии они решили усилить борьбу. 13 марта в Севастополе состоя­лась конференция профсоюзов; было решено объявить всеобщую политическую стачку. По призыву стачечного комитета, возглав­ляемого Я. Городецким, 15 марта в городе прекратили работу все предприятия, приостановилось движение по железной дороге. Из Севастополе. Трудящиеся города с первых дней интервенции энер- Керчь и Ялту.
    В Крыму усиливалась и партизанская борьба. Особенно напря­женной она была в районе Керчи. Основное ядро партизан состав­ляли рабочие Керченского металлургического завода и местных каменоломен. Главными базами партизан были каменоломни в деревнях Аджи-Мушкай и Старый Карантин. Аджимушкайские каменоломни стали особенно надежным укрытием для партизан. Протяжение подземных галерей здесь достигало 7 верст. Кроме того, из галерей имелось в разных пунктах до 200 выходов на по­верхность, которые прикрывались расположенными над ними до­мами окрестных деревень. Последнее обстоятельство имело для партизан весьма важное значение, так как благодаря этому они могли незаметно выходить на поверхность в местах, совершенно неожиданных для противника.
    Лджимушкайский партизанский отряд был разбит на шесть взводов, по 50 человек в каждом. На вооружении партизаны имели винтовки, два пулемета и много гранат. Ревком учел опыт евпа­торийских партизан и создал необходимые запасы, чтобы иметь возможность вести активную борьбу и в условиях полной блокады. Запас патронов достигал 14 тыс. штук; запас продовольствия до­стигал двухнедельной потребности; был вырыт подземный бассейн для воды на 1000—1500 ведер 73.
    Боевыми действиями партизан руководил ревком в составе коммунистов Самойленко, Горбульского, Денисова, Брагина, Ми- сюры. Партизаны наносили систематические удары по железно­дорожным коммуникациям противника, разрушали его линии свя­зи, захватывали обозы, шедшие к линии фронта, уничтожали живую силу врага.
    73    «Красный архив», 1931, т. 1 (44), стр. 56.
    Интервенты и белогвардейцы пытались задержать наступление войск Крас-ной Армии на перешейках. 3 апреля противник взорвал Чонгарский мост и выставил несколько тяжелых артиллерийских батарей. Важнейшие участки фронта заняли греческие войска. Однако они не в силах были задержать части Красной Армии.
    Наступление па Крым вела группа войск крымского направле­ния под командованием П. Дыбенко. Головной двигалась бригада под командованием С. Петриковского (Петренко). В ее состав вхо­дили 1-й и 2-й ударные полки, сформированные из рабочих Ека- теринослава, бывших солдат первой мировой войны; 3-й Задне- провский полк им. Тараса Шевченко, в котором была сильна пар­тийная прослойка; 4-й, 5-й и 6-й полки. Войскам Красной Армии энергично помогали партизанские отряды Таврии.
    В ночь на 4 апреля оба ударных полка форсировали вброд Сиваш, неся на руках вооружение и боеприпасы. Преодолев вод­ную преграду, бойцы не смогли прорвать проволочные загражде­ния противника и вынуждены были залечь перед ними. Действил этой группы войск оттянули силы белых с главного направления Перекоп — Армянск. Ожесточенные бои шли на перекопском на­правлении, где наступали основные силы 2-й Заднепровской брига­ды и полк им. Тараса Шевченко. Наступлению советских войск помогали партизаны, среди них отряд под командованием П. Та­рана, который действовал в тыл белогвардейцам на отбитых у гре­ческих войск катерах из Хорлов в районе севернее Евпатории. 4 апреля советские бойцы пошли па решительный штурм перекоп­ских укреплений. Одновременно кавалерийский полк под командо­ванием Маркозашвили пошел вдоль берега на прорыв. По Арабат- ской стрелке от Гепнческа наступали гепический и мелитополь­ский партизанские отряды, пополненные азовскими рыбаками. На Чонгар наступали 5-й и 6-й Заднепровские полки с двумя бро­непоездами и десантным отрядом моряков под командованием
    С.    Лепетенко. Белогвардейцы не выдержали сосредоточенного удара советских войск и вынуждены были отступать в глубь Крыма.
    4    апреля в результате ожесточенных боев советские войска овладели Перекопом, а 6 апреля захватили Чонгар-Юшупь и про­рвались в Крым. Преследуя отступавшего противника, части 2-й бригады 10 апреля освободили Симферополь и Евпаторию, а 12 ап­реля— Бахчисарай и Ялту. В середине апреля войска Красной Армии подошли к Севастополю.
    О высоком моральном подъеме красноармейцев 4-го Заднепров- ского полка (командир Кладченко, комиссар Васильев) «Известия Симферопольского ревкома» сообщали: «Настроение в рядах войск очень бодрое. Мы под Перекопом даже по ложились,— говорят они,— окопов не было. Так прямо и шли» 74.
    74    «Освобождение Крыма от англо-французских интервентов», стр. 165.
    Советское командование, учитывая пожелания Севастополь­ского ревкома и профсоюзов и желая избежать излишнего крово­пролития, решило начать переговоры с командованием интервентов о сдаче города без боя, не приостанавливая, однако, наступления. «В том момент,—сообщал комбриг С. Петриковский,— когда деле гаты проезжали в город, наши части развернули уже боевой но рядок, сняли без выстрела первую заставу французов в 75 чело век, каковые находятся в данный момент у нас, и повели наступ­ление на город» 75. Советские войска расположились на Малаховом кургане. Военные корабли интервентов (6 броненосцев, 2 крейсе­ра и 11 миноносцев) открыли ураганный огонь по советским вой- скам76. Лишь после того, как начались переговоры, канонада, как и наступление советских войск, была прекращена; делегация за­ключила перемирие на восемь дней — до 25 апреля. По условиям перемирия власть в городе передавалась ревкому, разрешался сво­бодный въезд и выезд из города, была создана советская мили­ция 11.
    Предчувствуя скорое поражение, интервенты усилили грабеж народного достояния и разрушение русских военных кораблей. В Севастополё они вывели из строя орудия крепости. Команды французских и английских военных кораблей по приказу своего командования грабили склады в городе и порту. На советских во­енных кораблях разрушались машины, на внешнем рейде было потоплено 10 советских подводных лодок78.
    Приближение войск Красной Армии к Севастополю усилило политическую активность французских моряков. Вражда между командованием и матросами, возмущавшимися контрреволюцион­ными действиями командования, возрастала с каждым днем и вскоре вылилась в открытое революционное восстание французских моряков. 19 апреля матросы броненосцев «Франс», «Жан Барт» п «Мпрабо» отказались выполнить приказ адмирала Амета о по­грузке угля. Утром следующего дня на броненосцах «Франс» и «Жан Барт» под звуки «Интернационала» были подняты красные флаги. Затем команды этих кораблей стали съезжать на берег. В городе революционные французские моряки устроили демон­страцию под красными флагами. В связи с тем, что французские солдаты отказались повиноваться, французское командование бро­сило греческие части против демонстрантов. Без предупреждения они открыли по демонстрации ружейный и пулеметный огонь. В результате кровавой расправы 14 французских матросов было убито и много ранено. Злодеяние интервентов вызвало огромное
    75    ЦГАСА, ф. 2586, оп. 3, д. 41, л. 47.
    76    «Красный архив», 1928, т. 4 (29), стр. 81.
    77    ЦГ АСА, ф. 25860, оп. 3, д. 41, л. 57.
    78    С. Моисеев. Военные корабли и суда, похищенные интервентами у хюлодой Советской республики.— «Американо-английские империалисты — злейшие враги Советского парода». Сб. статей. М., 1951, стр. 200.
    возмущение советского народа, а также французских моряков и солдат. Солдаты 175-го французского полка обратились с письмом к Красной Армии, в котором они клеймили позором свое коман­дование и интервенционистскую политику правительства Фран­ции. «Мы потребуем еще объяснений по этому поводу,— заявляли французские солдаты,— и вместе с тем оповестим весь мир, что наш, как и ваш, русские товарищи, самый большой враг —это тигр Клемансо» 79.
    Восстание па флоте вынудило французское командование вы­полнить условия заключенного перемирия и очистить Севастополь. 29 апреля 1919 г.4-й Задненровский полк Красной Армии вступил в Севастополь. Население и революционные организации города встретили его с большой радостью 80.
    Потернев жестокое поражение в Крыму, интервенты, однако, продолжали блокировать наше Черноморское побережье. Бело­гвардейские банды, отступая под натиском Красной Армии, судо­рожно цепалялись за Керченский полуостров, чтобы удержать в своих руках линии, связывавшие их с интервентами. Сосредото­чив крупные силы на Ак-Монайском перешейке, соединяющем Керченский полуостров с остальным Крымом, и опираясь на под­держку военных кораблей интервентов, белогвардейцы удержали эту часть Крыма в своих руках.
    В связи с тем, что деникинцы укрепили Керченский перешеек и сконцентрировали здесь крупные силы, положение керченских партизан стало очень тяжелым. Белогвардейское командование решило любыми средствами ликвидировать опасный очаг в своем тылу. На ликвидацию партизан были брошены крупные силы. Врагам удалось блокировать Старокарантинные каменоломни и лишить партизан воды. Однако партизаны не сложили оружия. Улуч ни удобный момент, они перешли в Аджимушкайские камено­ломни и продолжали борьбу. Интервенты и белогвардейцы, взбе­шенные своими неудачами, стали вымещать свою злобу на безо­ружном населении окрестных сел и прежде всего Аджи-Мушкая.
    Кровавые бесчинства интервентов и деникинцев не сломили боевого духа трудящихся и вызвали еще более жгучее чувство ненависти к угнетателям. Пример стойкости и мужества, несги­баемой воли к борьбе с поработителями, какой показали керчен­ские партизаны, вдохновлял трудящихся па усиление борьбы с интервентами и их деникинскими пособниками.
    Как мыльный пузырь, лопнул коварный план интервентов отор­вать при помощи Петлюры и Винниченко от Советской России Украину и превратить ее в свою колонию. Трудящиеся Украины остались верными ленинской идеологии дружбы народов, брат­скому союзу с великим русским народом. Беззаветной борьбой за
    79    П. Н. II а д и н с к и й. Указ. соч., стр. 157.
    80    ЦГАСА, ф. 25860, оп. 2, д. 16, л. 49.
    Советскую власть против интервентов и украинской буржуазно­националистической контрреволюции рабочие и крестьяне сорва­ли коварные замыслы империалистов США, Англии и Франции о превращении территории Украины в плацдарм для наступления на Советскую Россию.
    Советская страна завоевала победу над объединенными силами англо-франко-американских империалистов, белогвардейской и украинской буржуазно-националистической контрреволюции. «По­пытка англичан и французов,—писал В. И. Ленин,—своими вой­сками задушить Советскую Россию, попытка, которая обещала им наверняка самый легкий успех в кратчайшее время,— эта попытка кончилась крахом: английские войска ушли из Архангельска, французские войска, высадившиеся на юге, все были увезены на родину... Эта победа, которую мы одержали, вынудив убрать ан­глийские и французские войска, была самой главной победой, ю мы одержали над Антантой. Мы у нее отняли ее сол-
    Однако империалисты США, Англии, Франции и Японии не отказались от своих намерений задушить Советскую власть. Ис­пользуя силы внутренней контрреволюции, они вели захватниче­скую войну против Советского государства.
    Продолжая вести напряженную борьбу против украинской буржуазно-националистической и белогвардейской контрреволю­ции, которая опиралась на помощь иностранных империалистов, рабочие и крестьяне Украины проявляли чудеса героизма и в строительстве Советского государства, осуществляя социалистиче­ские преобразования народного хозяйства Советской страны.
    81    В. И. JI е н и п. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 390, 391
    кото р8у1 дат» 81
    СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА УКРАИНЕ ВЕСНОЙ 1919 Г.
    1. Преобразование государственного и общественного строя Украины
    Преобразовательная деятельность Советской власти на Украине развертывалась в очень тяжелых условиях ожесточенной граждан­ской войны и иностранной военной интервенции, в разоренной и ограбленной интервентами и украинскими буржуазными нацио­налистами стране. О трудном положении Украины говорил
    В.    И. Ленин в марте 1919 г., призывая петроградских рабочих по­мочь Украине: «...мы должны помочь украинским товарищам, потому что им приходится строить аппарат Советской власти на месте, очищенном и опустошенном страданиями так, как нигде не терпели и не страдали!»
    Большая часть крупных промышленных предприятий не рабо­тала. Железнодорожный транспорт был близок к полному пара­личу.
    Положение рабочих было очень тяжелым. Упадок промышлен­ности и развивавшаяся в связи с этим массовая безработица ухуд­шили положение рабочих. Трудящееся население часто не полу­чало хлеба, а если и получало, то в минимальном количестве. Не хватало мяса, жиров, молока и других необходимых продуктов. В связи с закрытием предприятий и острыми продовольственными трудностями многие рабочие стали переселяться в деревню.
    Иностранные интервенты и контрреволюционные «правитель­ства» своими хищническими действиями разорили и основательно подорвали сельское хозяйство Украины. Чтобы его восстановить, необходима была срочная и действенная помощь деревне семен­ным материалом, машинами и инвентарем.
    Перед Украинским советским правительством встали важные и неотложные задачи: ликвидировать буржуазно-помещичий ап­парат, оставшийся от гетманщины и Директории; создать совет-
    1    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 69
    ский государственный аппарат в центре и на местах, через кото­рый рабочий класс мог бы осуществлять свою диктатуру; укрепить союз рабочего класса и крестьянства; усилить вооруженные силы республики; наладить нормальную жизнь на освобожденной тер­ритории; отобрать у капиталистов и помещиков средства производ ства; передать землю крестьянам; принять действенные меры к улучшению экономического положения трудящихся.
    Братская Советская Россия служила примером в социалисти­ческих преобразованиях общественного и государственного строя для правительства Украины.
    Среди первых важных государственных актов, которые обес­печивали укрепление украинской советской государственности, было решение правительства от 6 января 1919 г. об отказе от ста­рого наименования — Украинская Народная Республика, которым пользовались украинские буржуазные националисты, и присвое­ние нового наименования — Украинская Социалистическая Со­ветская Республика. Этим же решением правительство стало име­новаться вместо Народного секретариата — Временным рабоче­крестьянским правительством Украины, а секретарства правитель­ства стали называться отделами. В качестве временной меры пра­вительство постановило считать конституцией Украинской ССР Конституцию РСФСР2.
    Строительство и укрепление Украинского советского государ­ства могло бы проходить более успешно, если бы не разногласия между руководящими работниками Украины.
    Разногласия между ними возникли еще в начале 1918 г. и были связаны с разными взглядами на строительство Украинского со­ветского государства, а затем с выработкой тактической линии в связи с немецкой оккупацией, о сохранении Украинского совет­ского правительства после оккупации немецкими империалистами Украины, наконец, с вопросом о судьбе украинских повстанческих дивизий, сформированных в «нейтральной зоне». Одни (В. Аве­рин, Э. Квирипг, В. Межлаук, М. Рухимович, PI. Шварц, Я. Эп­штейн (Яковлев)) слишком осторожничали с развертыванием повстанческо-партизанской борьбы, недооценивая революционных сил крестьянства, требовали и добились ликвидации Украинского советского правительства, настаивали на расформировании укра­инских повстанческих дивизий. Другие (Я. Гамарник, В. Затон- ский, JI. Картвелишвили, Ю. Коцюбинский, И. Крейсберг, М. Майоров, И. Смирнов (Ласточкин), Н. Тарногродский) стояли за тактику активной повстанческой борьбы, преувеличивали силы крестьянского революционного движения против оккупантов, не всегда сообразовывали свои действия с конкретной военной и по­литической обстановкой. Но сни правильно понимали задачи строи­
    2    Б. М. Б а б i й. Мiсцевi органи влади Укра1нсько1 РСР в 1911—1920 рр. Кй'в, 1956, стр. 142.
    тельства Украинского советского государства, необходимость со­хранения Народного секретариата как советского центра, иод зна­менем которого развертывалась повстанческо-партизанская борь­ба. Наконец, они решительно возражали против расформирования украинских повстанческих дивизий. Среди этой группы были и «левые коммунисты» (10. Пятаков и А. Бубнов), как, впрочем, и среди «правых» (С. Васильченко и М. Жаков). Присутствие «ле­вых коммунистов» — главной опасности в партии в то время — придавало особую остроту спорам между ними. В пылу острой полемики возникли и названия этих групп. Сами спорящие сторо­ны первых стали называть «правыми», вторых — «левыми».
    «Несмотря на ряд политических и практических ошибок так называемых „левых" и „правых", большинство их не было свя­зано ни с какими уклонами в РКП (б), а сами эти названия были условными. В общепартийных вопросах, и прежде всего в вопросе о мире и мирной передышке, большинство их твердо стояло на ленинских позициях, вело решительную борьбу против „левоком­мунистических" элементов в своих рядах и большую положитель­ную работу по организации рабоче-крестьянских масс на борьбу за восстановление и упрочение Советской власти на Украине» .
    Пока руководящие партийные и советские работники Украины находились на территории Советской России, что называется под боком у ЦК РКП (б), они, «скрепя сердце», терпели друг друга. Но как только они переехали в освобожденный Харьков, отноше­ния между ними приняли совершенно недопустимый характер. «Правые» требовали смещения своих противников с поста главы Украинского советского правительства и командования Украин­ского фронта. Не согласовав вопроса с ЦК РКП (б) и В. И. Лени­ным, секретарь ЦК KU (б) У Э. Квпринг провел в середине января решение о смещении 10. Пятакова с поста главы правительства, а с поста командующего Украинским фронтом — В. Антонова-Ов­сеенко и об изменении состава Реввоенсовета Украинского фрон­та. 18 января 1919 г. коллективной телеграммой, подписанной Артемом (Ф. Сергеевым), Э. Квирингом, Б. Магидовым, К. Воро­шиловым, М. Рухимовичем, В. Межлауком и И. Шварцем, ЦК РТ1П(б) уведомлялся о том, что «председательский кризис разрешен назначением Артема, а кризис командования — назна­чением Реввоенсовета Украинской республики в составе Рухимо- вича, Ворошилова, Межлаука» 4
    Стремясь поставить ЦК РКП (б), Реввоенсовет республики и главкома перед совершившимся фактом, украинским советским войскам была послана телеграмма об изменении командования. Но поскольку ни Пятаков, ни Антонов-Овсеенко не получили никаких
    3    «Очерки истории Коммунистической партии Украины». Киев, 1961, стр. 241.
    4    ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 4, д. 8, л. 115.
    указаний ни от ЦК РКП(б), ни от главкома о своем смещении, они продолжали выполнять возложенные на них обязанности. В ре­зультате начдивы, комиссары и местные работники оказались в чрезвычайно тяжелом положении, не зная, чьим приказам и тре­бованиям они должны подчиняться. В условиях борьбы с Дирек­торией и еще не налаженного советского аппарата на освобожден­ной территории создавшаяся неразбериха в центральных органах грозила большой бедой.
    Естественно, что ЦК РКГТ(б), к которому поступали телеграм­мы с Украины с просьбой урегулировать вопрос о составе Украин­ского советского правительства и командования Украинского фрон­та, должны были срочно выправить положение дел на Украине. ЦК РКП (б) направил па Украину ряд работников и поручил им совместно с украинскими руководящими работниками наладить нормальную и дружную работу. 29 января 1919 г. Украинским советским правительством были приняты важные решения: впредь заведующих отделами именовать народными комиссарами, кото­рые в совокупности составляли Совнарком Украинской ССР; о ре­организации состава правительства.
    В реорганизованном виде Украинское советское правительство в своем составе стало иметь двадцать наркомов, вместо восьми членов правительства (В. АнтоновЛОвсееико, В. Аверин, В. Затон- ский, Э. Квиринг, К. Ворошилов, Ю. Коцюбинский, Ю. Пятаков, Артем (Ф. Сергеев)). В составе правительства были произведены некоторые перемещения. В новый состав правительства входили: председатель Совнаркома и нарком иностранных дел X. Раков- ский, председатель Совета народного хозяйства Украины Э. Кви- ринг, наркомат военных дел — Н. Подвойский и В. Межлаук, нар­ком советской пропаганды Артем (Ф. Сергеев), наркомат внут­ренних дел — В. Аверин и К. Ворошилов, нарком просвещения
    В.    Затонский, нарком земледелия А. Кологаев, нарком юстиции А. Хмельницкий, наркомат продовольствия — А. Шлихтер и А. Бубнов, нарком труда Б. Магидов, парком финансов Ф. Земит, нарком путей сообщения А. Жарко, нарком здравоохранения П. Тутышкин, председатель Верховной социалистической инспек­ции и нарком госконтроля республики Н. Скрыпник, командующий войсками УССР В. Антонов-Овсеенко, Реввоенсовет — В. Антонов- Овсеенко, член правительства Ю. Коцюбинский и Е. Ща-
    ценко 5.
    Произведенная реорганизация в правительстве оказала благо­творное влияние на успешное развертывание деятельности прави­тельства и его органов. Отголосками отшумевшей «бури» были острые выступления некоторых работников на III съезде КГ1(б)У, но после этого был положен конец распрям среди руководящих работников Украины.
    5    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 55.
    Правительство Украины уделяло много внимания организации Советской власти на местах. В конце ноября 1918 г. оно утвердило «Временное положение об организации рабоче-крестьянской влас­ти на местах». Учитывая условия вооруженной борьбы против контрреволюции, «Положение» предусматривало создание чрез­вычайных органов власти — количественно небольших подвиж­ных военно-революционных комитетов; в селах создавались коми тетьт бедноты, которым принадлежала вся власть.
    Огромную помощь трудящимся Украины в создании местных органов Советской власти оказывали политорганы Красной Армии. Как докладывал комиссар 2-й Украинской советской дивизии И. Минц, при политотделе дивизии существовал специальный кре­стьянский отдел, который должен был участвовать в создании и укреплении местных партийных организаций и органов Советской власти в деревне, проводить политико-массовую работу среди кре­стьян 6.
    Первостепенными задачами Украинского советского правитель­ства были освобождение бедноты от экономической зависимости и политического влияния кулачества, политическая организация и сплочение бедноты. С этой целью было принято постановление об организации волостных и сельских комитетов бедноты.
    Комитеты бедноты рассматривались как опорные пункты дик­татуры пролетариата па селе. Как ужо указывалось, правитель­ство Украины наделило их полнотой власти на местах впредь до оформления Советов на всей территории Украины и созыва съезда Советов. Тем самым немедленно были обеспечены деревенской бедноте условия для организации и сплочения своих сил и для наступления на кулака.
    «Временное положение об образовании комитетов бедноты» так определяло круг их деятельности: а) распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий; б) оказание содействия местным продовольственным органам в изъятии хлебных излишков у кулаков; в) проведение в жизнь всех постановлений правительства7.
    В январе 1919 г. правительство Украины издало важнейшие декреты: о порядке национализации предприятий и банков, об от­делении церкви от государства и школы от церкви. Из этих декре­тов наглядно видно, как велика преобразующая роль Советского государства: своими мероприятиями оно создавало экономическую основу для строительства социализма и освобождало революцион­ным путем советское общество от разного рода политических, сословных и религиозных пут, сковывавших его движение на пути к социализму.
    Украинское советское правительство разработало и 25 января
    6    ЦГ АСА, ф. 103, оп. 1, д. 23, лл. 25, 41, 142.
    7    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 30.
    1919    г. утвердило широкую программу первоочередных социали­стических преобразований в республике, а 28 января опубликова­ло Декларацию, в которой эта программа была изложена.
    В области политической Украинское советское правительство считало своей первой обязанностью «довести социалистическую революцию до конца, восстанавливая повсюду власть Советов ра­бочих, крестьянских и красноармейских депутатов» 8. Правитель­ство Украины ставило своей задачей привлечь к активному госу­дарственному строительству широкие рабоче-крестьянские массы. Ни одна буржуазная власть не ставила и не могла ставить перед собой такой задачи.
    Правительство Украины считало своей обязанностью защищать и охранять завоевания Великой Октябрьской социалистической революции. Поэтому оно заявляло, что «еще с большей энергией будет продолжать формирование регулярной Красной украинской Армии» 9.
    Советская власть выступила как огромная сила, активно помо­гающая офор'миться и утвердиться новому, социалистическому базису. Украинское советское правительство провозгласило экс­проприацию капитала и передачу средств производства в руки со­циалистического государства, превращая их, таким образом, во всенародную собственность. Тем самым на Украине была ликви­дирована частная собственность, реставрированная при гетман­щине, и устанавливалась общественная собственность па орудия и средства производства. Помещичья, монастырская и кулацкая собственность на землю ликвидировалась. «Параллельно с нацио­нализацией в области промышленности,— говорилось в Деклара­ции,— производится конфискация помещичьих, кулацких и мо­настырских земель для передачи их в распоряжение малоземель­ных и безземельных крестьян. Культурные землевладельческие хозяйства объявляются достоянием всего народа и остаются под ведением Народного комиссариата земледелия» 10. Правительство Украины заявляло, что в целях поднятия продуктивности сель­ского хозяйства и облегчения тяжелого положения крестьянства оно будет содействовать распространению коллективной общест­
    8    Там же, стр. 44.
    9
    Там же.
    10    Там же, стр. 45. Необходимо отметить, что И. И. Шевченко в книге «Коммунистическая партия Украины в борьбе за укрепление союза рабо­чих и крестьян. 1919—1920» неправильно изложил эту часть Декларации — программного документа Украинского советского правительства. «Все по­мещичьи экономии,— утверждает Шевченко,— объявлялись культурными хозяйствами, достоянием всего народа и должны были находиться в ведении Народного комиссариата земледелия» (стр. 129). В связи с этим автор делает неправильный вывод о том, что положение Декларации о поме­щичьих землях якобы «шло вразрез с интересами трудящихся крестьян Украины» (там же). Как видно из приведенной цитаты, в ведении Нарком- зема оставались лишь культурные хозяйства, но все помещичьи хозяйства таковыми не объявлялись.
    венной обработки земли, снабжать деревню семенами и сельско­хозяйственными орудиями.
    В области народного просвещения правительство Украины так­же намечало широкую программу: создание единой трудовой шко­лы, открытие широкого доступа к университетскому и специаль­ному высшему и среднему образованию рабочим и крестьянским массам, организацию народных университетов и т. п.
    Интернациональная природа Советской власти, ее величайший гуманизм и глубокое уважение к правам трудящихся находили свое конкретное выражение и в ленинской национальной полити­ке. В соответствии с ее высокими принципами Украинское совет­ское правительство заявило о том, что оно решительно отвергает всякий национальный гнет и что «язык преподавания в школах будет зависеть от воли местного рабочего и крестьянского населе­ния» ". Наряду с этим Советская власть объявила решительную борьбу национальной травле, которую разжигали на Украине раз­ного рода враждебные элементы. В специальном декрете Совнар­кома Украинской ССР «О наказуемости агитации, направленной к возбуждению национальной вражды», опубликованном 13 фев­раля 191Я г., говорилось: «Подлежат немедленному аресту и пре­данию суду Революционного трибунала в качестве контрреволю­ционеров все лица, виновные в ведении агитации, направленной к возбуждению чувства национальной вражды» п.
    Провозглашая программу коренных преобразований, прави­тельство Украины полностью отдавало себе отчет в том, что не только осуществление этих преобразований, но и само существо­вание суверенного Украинского советского государства возможно только на основе неразрывного союза и взаимопомощи с Другими советскими республиками и в первую очередь теснейшего брат­ского союза с Советской Россией. В своей Декларации правитель­ство торжественно провозглашало: «Тесная историческая, эконо­мическая и культурная связь рабочей и крестьянской Украины и Советской России вменяет нам в обязанность равнять свой рево­люционный классовый фронт прежде всего с фронтом российского пролетариата. Врагов Советской России мы объявляем врагами Советской Украины. У нас одинаковые политические, экономи­ческие и военные задачи... Все это предрешает объединение Укра­инской Советской Республики с Советской Россией на началах социалистической федерации, формы которой будут установле­ны полномочными представителями на Всеукраинском съезде Советов» 13.
    Украинское советское правительство призвало рабочих Украи­ны мобилизовать все силы и революционную энергию на борьбу с хозяйственной разрухой, па подъем промышленного произвол-
    11    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 46.
    12    Там же, стр. 127.
    13    Там же, стр. 46—47.
    ства, особенно в каменноугольной промышленности, наладить раз­рушенный железнодорожный транспорт. Крестьян правительство призывало к мобилизации всех сил на подъем сельского хозяйства, к улучшению снабжения хлебом рабочих и Красной Армии, к ока­занию продовольственной помощи Советской России.
    Стремление Советской Украины оказать продовольственную помощь братской Советской России встретило одобрение и под­держку со стороны В. И. Ленина. Выступая на митинге в Народ­ном доме в Петрограде 13 марта 1919 г., он говорил: «На Украине мы имеем дело с братской Советской республикой, с которой мы находимся в наилучших отношениях. Эта республика решает во­прос о помощи нам не но-торгашески, не по-спекулянтски, но ру­ководствуясь исключительно горячим желанием помочь голодаю­щему северу. Первая социалистическая обязанность каждого граж­данина Украины — помочь северу» 14.
    Декларация от 28 января 1919 г., определившая основные принципы политики Украинского советского правительства и практические задачи в области государственного, военного, эконо­мического и культурного строительства на ближайший период, отвечала жизненным интересам рабочих и трудящихся крестьян всей страны. Трудящиеся массы, видевшие в Советской власти свою родную, народную власть, еще теснее сплотились вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, и это в решающей степени способствовало упрочению Украинского совет­ского государства.
    Огромную помощь в налаживании работы государственного аппарата Украинской ССР оказала Советская Россия. Ее предста­вители принимали непосредственное участие в создании и укреп­лении центральных государственных учреждений Украины. В се­редине января 1919 г. Президиум ВСНХ направил на Украину специальную комиссию, которая помогла создать аппарат Совета народного хозяйства Украины. Вскоре прибыли на Украину пред­ставители народных комиссариатов РСФСР (путей сообщения, продовольствия, труда) и военные специалисты.
    Создавая центральный государственный аппарат, Совнарком Украины решительно уничтожал старую буржуазно-помещичью государственную машину, все сословные органы и чины, олицетво­рявшие старый, реакционный государственный и общественный строй. 9 февраля 1919 г. Совнарком Украины опубликовал декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов; все сословные учреждения и организации считались упраздненными, а их иму­щество объявлялось государственной собственностью. Декретом от 14 февраля ликвидировались все буржуазно-помещичьи суды, восстановленные гетманом и Директорией. Для осуществления функций подавления сопротивления эксплуататорских классов,
    для охраны и укрепления общественного порядка n дисциплины создавались новые государственные органы — народные суды и революционные трибуналы. В целях поддержания революционного порядка и личной безопасности граждан для борьбы с уголовными элементами была создана рабоче-крестьянская советская милиция.
    Правительство осуществило реформу административного деле­ния территории Украинской ССР. В начале февраля 1919 г., учи­тывая особое значение Донецкого бассейна, оно создало Донецкую губернию, в состав которой были включены Бахмутский и Славя­носербский уезды Екатеринославской губернии. Несколько позднее было принято решение о выделении Одесской губернии из состава Херсонской губернии. В состав Одесской губернии вошли уезды: Одесский, Тираспольский и Ананьевский; административным центром стала Одесса. В состав Херсонской губернии включались уезды: Елисаветградский, Александрийский и Николаевский; ад­министративным центром этой губернии стал Николаев. В июне
    1919    г. Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет (ВУЦИК) принял решение о временном создании Таврической губериии, включив в ее состав уезды: Бердянский, Днепровский и Мелитопольский. Таким образом, территория Украинской ССР в 1919 г. делилась на 11 губерний: Киевскую, Волынскую, По­дольскую, Херсонскую, Одесскую, Таврическую, Донецкую, Харь­ковскую, Екатерпнославскую, Полтавскую и Черниговскую.
    Упрочение Украинского советского государства, консолидация его сил до некоторой степени осложнялись неправильной позицией ряда руководящих работников бывшей Донецко-Криворожской республики. Несмотря на то, что В. И. Ленин и по его предложе­нию Совет обороны решительно высказались за ликвидацию этой республики15, некоторые партийные и советские работники все еще пытались ее возродить. Об этом сообщали в ЦК РКП (б) упол­номоченные, выезжавшие на Украину.
    Сепаратистские тенденции некоторых местных работников вы­разились и в стремлении создать особое донецкое военное един­ство. Это проявилось в том, что Военно-революционный комитет Донецкого бассейна настаивал на предоставлении ему права реор­ганизовать Реввоенсовет группы войск И. Кожевникова, действо­вавшей в Донбассе 16, чтобы таким образом иметь и свою, донец­кую группу войск. X. Раковский, до конца не разобравшись в ситуации на Украине, выдвинул проект создания отдельного ко­мандования войск, действовавших в Донбассе и входивших в со­став Южного фронта. На пост командующего он предлагал К. Во­рошилова, а членом Реввоенсовета В. Межлаука (оба деятели Донецко-Криворожской республики) и одного представителя от
    15    По предложению В. И. Ленина Совет обороны 17 февраля 1919 г. принял решение о том, чтобы через Бюро ЦК «провести уничтожение Крив- донбасса» («Ленинский сборник», XXXIV, стр. 102).
    16    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 59, л. 20.
    Южного фронта17. Между тем опыт показывал, что дробление руководства войсками и создание дополнительных органов ведут к местничеству, создают путаницу в управлении войсками, не обес­печивают четкого и своевременного выполнения приказов и пла­нов главного командования Красной Армии. Поэтому и Реввоен­совет республики, и ЦК РКП (б), и В. И. Ленин отрицательно от­неслись к предложениям о создании донецкого единства. В теле­грамме В. И. Ленина 1 июня 1919 г. на имя В. Межлаука и К. Во­рошилова сообщалось, что Политбюро ЦК, вполне соглашаясь с Реввоенсоветом республики, «решительно отвергает план укра­инцев объединять 2, 8 и 13 армии, создавать особое донецкое един­ство. Мы требуем, чтобы Ворошилов и Межлаук выполняли свою непосредственную задачу — создать крепкую украинскую
    армию» 18.
    Известно, что попытки некоторых руководящих работников Украины действовать в19азрез с линией ЦК РКП (б) вызвали осуждение В. И. Ленина 19.
    Украинское советское правительство уделяло огромное внима­ние улучшению положения трудящихся. Все политические и эко­номические права рабочих были немедленно и полностью восста­новлены; рабочий класс Украины вновь стал господствующим, правящим классом. Немедленно был восстановлен и фактически осуществлялся 8-часовой рабочий день; профсоюзы, фабзавкомы и другие рабочие организации получили все права и условия для свободной и активной деятельности. Через профсоюзы масса ра­бочих непосредственно и активно участвовала в государственном, хозяйственном и культурном строительстве, выдвигая своих пред­ставителей на все ответственные участки советского государст­венного аппарата. В срочном порядке был разработан и утвержден закон о введении обязательного государственного социального страхования трудящихся на случай болезни, инвалидности и без­работицы.
    Строительство вооруженных сил было в центре внимания пра­вительства Украинской ССР. Еще 8 декабря 1918 г. оно приняло декрет о Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Повстанческие ди­визии были переименованы в украинские советские дивизии. В ре­зультате напряженной работы партийных и советских органов к концу декабря 1918 г. в распоряжении командующего войсками Советской Украины находились: 14 085 штыков, 1350 сабель, 139 пулеметов, 20 орудий, 6220 обученных, но еще не вооружен­ных бойцов 20. Военная работа расширялась и усложнялась по мере
    17    ЦГ АСА, ф. 6, оп. 4, д. 92, лл. 164—165.
    18    В. И. Лени и. Поли. собр. соч., т. 50, стр. 333.
    19    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 371.
    20    И. И. С ы т ь к о. Из истории борьбы большевиков Украины за созда­ние первых регулярных воинских частей Красной Армии (конец 1918 г.).— «Труды Высшего военно-педагогического института им. М. И. Калинина», т. XIII. Л., 1957, стр. 151.
    освобождения Украины. Территория Украины была разделена на три военных округа: Харьковский, Киевский и Одесский. В них было создано 10 губернских, 80 уездных и 1530 волостных воен­ных комиссариатов21.
    Военное строительство на Украине проводилось на тех же принципах, что и в Советской России. Но пока шла борьба за освобождение Украины, пока создавался военный аппарат, фор­мирование регулярных войск, как и пополнение действующей армии, шло за счет добровольцев и партизанско-повстанческпх от­рядов, вливавшихся в Красную Армию. Только один Киевский военный округ к началу мая 1919 г. принял и направил в войска 12 882 добровольца22. Большой наплыв добровольцев свидетельст­вует о том, с какой радостью украинские рабочие и крестьяне встречали своих освободителей; они посылали в Красную Армию лучших своих сыновей, наказывая им защищать родную Совет­скую власть.
    Командование Украинского фронта и нарком по военным делам Украины, увлеченные развитием боевых действий на фронте, не имели достаточных сил и времени, чтобы основательно реоргани­зовать повстанческие отряды, привить им сознание необходимости железной воинской дисциплины, поднять их политическое созна­ние. Формально соединения повстанческих отрядов назывались полками, бригадами, дивизиями, но фактически они все еще оста­вались партизанскими, в которых выборный командный состав (за исключением начдивов) нередко оставался на своих местах. В результате в таких частях была слабая дисциплина, военное обучение бойцов было поставлено плохо, политико-воспитательная работа не велась или была на чрезвычайно низком уровне. Пов­станческие отряды приносили с собой в Красную Армию Украины дух партизанщины, и в этом таилась серьезная опасность для советских войск Украины, для успешной борьбы с внутренней контрреволюцией и интервентами. Одним из примеров может слу­жить бригада Богунского. В начале ноября 1918 г. бывший сту­дент, работавший управделами ЦИК Украины, Богунский с груп­пой товарищей объединил на Полтавщине несколько мелких партизанских отрядов и организовал 1-й Золотоношский полк. Вскоре был создан еще один полк, затем запасной полк, кавале­рийский и артиллерийский дивизоны, и таким образом создалась целая бригада. Во время борьбы с оккупантами и Директорией бригада прошла с боями Золотоношский, Переяславский, Киев­ский, Черкасский, Кременчугский, Пнрятннский, Александрий­ский, Лубенский, Хорольский, Таращанский и Чигиринский уез- ды23. Когда пришли советские войска, повстанцы без всякой реор­ганизации были влиты в ряды Красной Армии и получили нанме-
    21    ЦГАСА, ф. 25860, оп. 2, д. 14, л. 3.
    22    Там же, д. 60, л. 31.
    23    Там же, ф. 4, оп. 1, д. 10, л. 195.
    кование Особой советской ГГрндпепровской бригады. Комбригом остался Богуиский. Будучи уже частью Красной Армии, бригада все еще оставалась на содержании Золотоношского уезда. В начало июня 1919 г. Золотоношский ревком в докладе Совнаркому и ЦК КП(б)У сообщал: «Воинская часть (бригада) содержится материально уездом, по считая некоторой денежной выдачи из центра...» 24
    Бригаде не хватало квалифицированных командных кадров и политработников, она имела весьма неприглядный вид, что, конеч­но, не могло не отражаться на ее боевых качествах. Высшая воен­ная инспекция характеризовала эту бригаду так: «Полки не под­ходят ни под какие штаты. Это сила партизанская... Все оружие в самом жалком виде, не чистится, не смазывается, разъедается ржавчиной» 2б. О комбриге Богунском было сказано: «.Это настоя­щий атаман партизан». Командный состав бршады был выборный, ни комбриг, ни его заместитель не имели специального военного образования. Высшая военная инспекция предлагала переформи­ровать бригаду н дать ей новый командный состав. Однако это не было сделано. Когда же для Советской власти на Украине со­здалась большая угроза, Богунский, не имевший серьезной рево­люционной закалки и политической опоры в лице политработни­ков, растерялся, стал колебаться и кончил тем, что изменил Совет­ской власти.
    Серьезным недостатком было и то, что в состав советских войск включались большие группы отрядов, либо ранее находившиеся па службе у Директории (атаманы Григорьев, Зеленый), либо анархистской и левоэсеровской политической окраски (батько Махно). Без предварительного переформирования в соответствии со штатами Красной Армии, не укомплектованные подготовленным командным составом и политработниками, эти отряды были вклю­чены в состав советских войск. Они были названы бригадами, а их атаманы комбригами. Такая существенная ошибка впоследствии вылилась в серьезные осложнения для Советской власти на Украине.
    К весне 1919 г. Красная Армия на Украине возросла до 188 тыс. человек26. В апреле действующие части были сведены в три армии: 1-я Украинская советская армия (командарм С. Ма- цилецкий) создавалась на базе группы войск киевского направле­ния, 2-я Украинская советская армия (командарм А. Скачко) формировалась на базе группы войск харьковского направления и 3-я Украинская советская армия (командарм П. Худяков); в ее состав были включены 5-я и 6-я Украинские советские дивизии и Отдельная советская Вознесенская бригада. В Крыму действо­вала Крымская армия под командованием II. Дыбенко.
    24    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 477, л. 24.
    25    ЦГ АСА, ф. 4, оп. 1, д. 10, л. 195.
    26    Там же, ф. 25860, оп. 1, д. 14, л. 9.
    В укреплении и усилении обороноспособности Советской Украины большую роль сыграло создание Днепровской военной флотилии (командующий А. Полупанов). Создание ДВФ началось в середине марта 1919 г. Благодаря самоотверженному труду ки­евских рабочих в весьма короткий срок было переоборудовано и пре вращено в грозные боевые единицы шесть буксирных парохо­дов 2 . Вскоре численность их была доведена до 16. Кипучая дея­тельность Л. Полупанова и помощь партийных организаций обес­печили укомплектование ДВФ личным составом и всем необходи­мым снаряжением.
    В связи с тем, что все большее число иностранных трудящих­ся желало принять непосредственное участие в защите Советской Украины от внешней и внутренней контрреволюции, возникла необходимость придать этому интернациональному движению организованный характер. При штабе Наркомата по военным де­лам Украины в мае 1919 г. было создано управление по формиро­ванию интернациональных частей. Начальником управления был назначен Башков28. В составе украинских советских войск дейст­вовало несколько интернациональных полков. Так, в марте 1919 г. в Северной Таврии из числа греков повстанцев был создан совет­ский регулярный полк29. Командир полка Тахтомышев и комис­сар Соловьев добились того, что боевые качества полка оценива­лись очень высоко. В материалах Наркомата по военным делам имеется следующая характеристика греческого полка: «Полк име­ет реглуярный вид. Введена дисциплина... Полк все время нахо­дится в бою» 30. Высокими боевыми качествами выделялся 1-й ин­тернациональный полк, командовал которым сначала Р. Фекете, а затем Л. Тардин; этот полк находился в составе 1-й Украинской советской армии и был признан «по своей боеспособности и созна­тельности одним из лучших полков Украины»31. Интернациональ­ный полк, которым командовал серб Вуковнч, отличался высокой политической сознательностью и был отмечен как «всецело пре­данный Советской власти» 32. Всего в составе украинских совет­ских войск числилось свыше 5 тыс. бойцов-интернационалистов, организованных в полки и отряды33. Среди них были сербы, по­ляки, чехи, немцы, венгры, румыны, китайцы, греки, болгары и др.; все они мужественно н храбро сражались за Советскую Украину, но щадя ни крови, ни жизни. Ратными подвигами бой- цов-интернационалистов восхищается украинский народ и свято чтит светлую память отдавших свою жизнь за свободу и незави­симость Советской Украины.
    27 ЦГАВМФ, ф. 139, д. 19, л. И.
    2289 ЦГАСА, ф. 25860, оп. 2. д. 65, л. 1.
    3209 Там же, оп. 3, д. 41, л. 187.
    30    Там же, оп. 2, д. 16, л. 18.
    31    Там же, л. 93.
    8332 Там же, л. 77.
    83    Там же, д. 65, л. 5.
    По мере налаживания порядка на освобожденной территории временные и чрезвычайные органы Советской власти — ревкомы — уступали место демократически избранным Советам.
    1 февраля 1919 г. правительство Советской Украины, верное своему обещанию созвать в начале марта съезд Советов, приняло декрет о созыве III Всеукраинского съезда Советов. Декрет обес­печивал рабочим и крестьянам широкое представительство на съезде. В начале февраля была создана Центральная избиратель­ная комиссия, в которую вошли К. Ворошилов, Артем (Ф. Серге­ев) и С. Власенко.
    В успешном развертывании государственного, хозяйственного и культурного строительства важную роль сыграл III съезд КП(б)У, проходивший в Харькове с 1 по 6 марта 1919 г. Съезд обратил особое внимание на необходимость более тесного сплоче­ния трудящегося крестьянства вокруг Коммунистической партии и рабочего класса и поставил в качестве одной из важнейших задач укрепление Советской власти в деревне. Эти установки съез­да отражены в ряде его резолюций. В резолюции по докладу нар­кома земледелия Украины В. Мещерякова о земельной политике съезд указал на необходимость срочной организации «безземель­ных батраков и вообще пролетарской части села в отдельный союз сельскохозяйственных рабочих»34. Наряду с мерами, направлен­ными на организацию и сплочение батрацко-бедняцкой части села, съезд указывал на необходимость проведения политики союза с середняком. Ленинская идея союза с середняком нашла свое отра­жение в принятой III съездом КП(б)У резолюции по докладу В. Мещерякова. В ней говорилось: «При организации волостных Советов опираться на беднейшее крестьянство, сплачивая вокруг него крестьян-середняков и ведя борьбу с сельской буржуазией, кулаками, ростовщиками и другими врагами рабочего народа» 35. Еще более определенно и четко зта идея была выражена в резо­люции но докладу наркома продовольствия А. Шлихтера. В этой резолюции говорилось, что по примеру Советской России основной руководящей вехой продовольственной политики на Украине дол­жны быть «союз с деревенским середняком и беспощадная борь­ба с кулаком...» 36
    В день окончания работы III съезда КП(б)У открылся III Все- украинский съезд Советов. Его работа продолжалась с 6 по 10 мар­
    34    «Коммунистическая партия Украины в резолюциях и решениях съездов и конференций». Киев, 1958, стр. 35.
    35    Там же.
    Там же, стр. 37. Некоторые авторы (Е. С. О с л и к о в с к а я, А. В. С н е г о в. За правдивое освещение истории пролетарской револю­ции,— «Вопросы истории», 1956, № 3, 8) считают, что в 1919 г. конкретно исторические условия Украины не позволяли перейти к политике союза с середняком и что на Украине еще в течение длительного времени прово­дилась политика нейтрализации среднего крестьянства, а не союза с ним. Постановления III съезда КП(б)У опровергают эту точку зрения.
    та 1919 г. в Харькове. На съезд прибыло 1719 делегатов. Подолня, территория которой еще не была освобождена, на съезде не была представлена, а Волынь в силу этого же обстоятельства представ­ляла всего три делегата. Партийный состав делегатов съезда был ярким свидетельством огромного авторитета и доверия, которым пользовалась Коммунистическая партия среди трудящихся Украи­ны. Среди делегатов съезда коммунистов и сочувствующих им было 1367 человек, боротьбистов и сочувствующим им — 150, ле­вых эсеров и сочувствующих им — 100, беспартийных — 70 чело­век. Остальные делегаты принадлежали к бундовцам, анархистам, украинским социал-демократам и другим мелкобуржуазным пар­тиям. Особенностью съезда было то, что на нем были представлены большими делегациями главные революционные центры Совет­ской России — Москва и Ленинград; они имели 68 мандатов с нравом совещательного голоса 37.
    Съезд открылся в момент, когда республика переживала тяже­лейшую хозяйственную разруху. Она сказалась даже и в том, что здание театра Миссури, в котором проходили заседания, из-за нехватки угля не отапливалось: делегаты сидели в пальто, свит­ках, шинелях. Городская электростанция работала с большими перебоями, и в зале заседаний часто гас, свет.
    На съезде присутствовали: председатель Всероссийского Цен­трального Исполнительного Комитета Я. М. Свердлов, представи­тель Советской Латвии Лацис и представитель Советской Эстонии Рейнбах. Они передали братское приветствие украинскому наро­ду. Приветствуя съезд от имени Советской России, Я. М. Свердлов выразил твердую уверенность в том, что русский и украинский народы будут неуклонно укреплять братские отношения38. Съезд направил приветственные телеграммы Советской России, Латвии, Белоруссии, Литве и Эстонии. Предложение о посылке приветст­венной телеграммы В. И. Ленину было встречено бурными апло­дисментами. Столь же восторженно было встречено предложение коммунистической фракции съезда (от имени которой выступал Н. Скрыпник) об избрании В. И. Ленина почетным председателем съезда.
    Вопреки злобным выступлениям левых эсеров съезд одобрил линию Украинского советского правительства, направленную на всемерное укрепление отношений с Советской Россией и исполь­зование опыта рабочих и крестьян Советской России в социали­стическом строительстве.
    Обсудив доклад В. Межлаука по военному вопросу, съезд отме­тил большие успехи, достигнутые в строительстве советских воору-
    37    «III Всеукрашський з'1зд Рад». Стеногра(^чний звт Харюв, 1932, стр. 32824.
    38    Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи. 1917—1919. М., 1944, стр. 147.
    женных сил, признал необходимым и дальше проводить энергич­ную работу по увеличению и укреплению рядов Красной Армии, по коммунистическому воспитанию красноармейцев, по внедрению в ее рядах железной воинской дисциплины. Учитывая сложив­шуюся военную обстановку, когда на Советскую республику со всех сторон наседали враги, съезд высказался за превращение Украины в военный лагерь.
    Съезд решительно отверг предложения левых эсеров об отказе от принципа назначения командиров в Красной Армии и о введе­нии выборного начала. Было также отброшено и другое губитель­ное для армии их предложение — о ликвидации в Красной Армии института политических комиссаров. Оба предложения левых эсе­ров были направлены на культивирование в рядах Красной Армии партизанщины и на свободу антисоветской пропаганды в воинских частях, что неминуемо должно было привести к развалу Красной Армии и торжеству контрреволюции.
    Горячо и страстно делегаты съезда обсуждали продовольствен­ный вопрос. А. Шлихтер обосновал и разъяснил основные принци­пы продовольственной политики, согласно которым устанавлива- лпсь продразверстка, государственная монополия на заготовку важнейших продовольственных продуктов по твердым ценам. Продразверстка проводилась по классовому принципу. Правитель­ство Украины исходило из указаний В. И. Ленина: «с бедных кре­стьян ничего, с середняка умеренно, с богатого много» 39. А. Шлих- тор указывал, что от продразверстки освобождалась беднота с по­севной площадью до 5 десятин; середняцкие хозяйства, имевшие посевную площадь от 5 до 10 десятин, должны были сдавать весь­ма умеренное количество хлеба (примерно 10 пуд. с десятины), тогда как кулацкие хозяйства должны были сдать максимум хлеба, т. о. включая и ту часть, от поставки которой освобождалась бед­нота. Это разъяснение А. Шлихтера было встречено продолжи­тельными аплодисментами.
    Продовольственная политика Советской власти подверглась бешеным нападкам со стороны левых эсеров. Они выступали про­тив комитетов бедноты, против хлебной монополии и ратовали за свободную торговлю; добивались свободы для кулака и спекулян­та наживаться на голоде трудящихся. Однако делегаты — пред­ставители трудящегося крестьянства — энергично поддержали продовольственную политику Коммунистической партии и Совет­ской власти и резко осудили антинародную политику левых эсе­ров. Делегат Панфилов в яркой речи заявил, что левые эсеры со своей политикой упали в яму. «А тут как раз и лестницу приняли, некуда им лезть теперь. Не вылезти, цепляются но стенкам, и вы­карабкаться некуда» 0.
    39    «Ленинский сборник», XXIV, стр. 42.
    40    «III Всеукра1нський з'1зд Рад», стр. 124.
    Съезд одобрил политику Наркомата продовольствия Украины
    и обязал продовольственные органы мобилизовать все силы, чтобы в кратчайшие сроки добиться выполнения продразверстки. Одно­временно съезд обязал Наркомат продовольствия оказывать дейст­венную продовольственную помощь Советской России41.
    На вечернем заседании 8 марта съезд заслушал доклад В. Ме­щерякова о земельном вопросе. Докладчик разъяснял уже опуб­ликованный проект «Положения о социалистическом землеустрой­стве». В его основе лежала ленинская идея о необходимости со­циалистического переустройства сельского хозяйства на основе создания государственных предприятий — совхозов — и организа­ции общественной обработки земли — коммун, артелей и пр. В до­кладе В. Мещеряков неоднократно подчеркивал, что общественная обработка земли должна основываться на полной добровольности.
    Он говорил: «Все разговоры о том, что насаждаются насильствен­но коммуны,— это сплошной обман и шарлатанство наших про­тивников» 42. Это заявление докладчика зал встретил аплодисмен­тами и возгласами «Да здравствует коммуна!». Крестьяне-делега­ты сочувственно относились к общественной обработке земли, но всячески подчеркивали, что это дело должно быть исключительно добровольным. Они также высказывались и за уравнительный раздел земли. Злобные выпады левых эсеров не встречали сочув­ствия у делегатов съезда. Беспартийный делегат, крестьянин Яко­венко в своем выступлении признал, что крестьянству обществен­ное хозяйство необходимо. Однако его выступление отразило ха­рактерные для крестьянина-труженика, ведущего индивидуальное хозяйство, колебания и нерешительность при переходе на коллек­тивный способ ведения хозяйства. Не возражая против коллек­тивного хозяйства вообще, Яковенко высказался за уравнительный раздел земли. Решительно высказываясь против предложений ле­вых эсеров, он говорил: «Я, товарищи, кончаю и покорнейше про­шу крестьян и рабочих не разъединяться и разных слов левых- эсеров не исполнять. Мы должны поддерживать Красную Армию... Земля должна быть крестьянской, должна быть свободная комму­на, и ни в коем случае, как говорили некоторые ораторы, что она должна непременно перейти в казну. Земля народная» 43.
    После горячего обсуждения земельного вопроса съезд подавля­ющим большинством утвердил в целом «Положение о социалисти­ческом землеустройстве» и передал «для окончательной обработки его, соответственно местным условиям», избираемому Всеукраип- скому ЦИК44.
    На пятый день работы (10 марта) съезд заслушал доклад наркома юстиции А. Хмельницкого «Украинская советская Кон-
    41    «III    Всеукрашський з'1зд Рад», стр. 144.
    42    Там    же, стр. 153.
    4434    Там    же, стр. 175.
    44    Там    же, стр. 192.
    гтитуция». Докладчик огласил проект Конституции Украинской ССР и разъяснил ее основные положения. Как уже указывалось, и основу Конституции Украинской ССР была положена Консти­туция РСФСР, утвержденная V Всероссийским съездом Советов в июне 1918 г.
    Против проекта Конституции опять выступили левые эсеры. Защищая интересы кулачества, они яростно нападали на дикта­туру пролетариата, на союз рабочего класса и крестьянства. Одна­ко левые эсеры не смогли помешать принятию Конституции, и 10 марта съезд постановил утвердить Конституцию, передав ее для окончательного редактирования в редакционную комиссию Центрального Исполнительного Комитета45.
    Первая Конституция Украинской ССР утверждала основы но­вого, социалистического государственного строя и законодатель­ным путем закрепляла исторические завоевания украинского на­рода, достигнутые им в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. Конституция зафиксировала суве­ренные права Украинской ССР. Вместе с этим в Конституции под­черкивалось стремление Украинской ССР объединиться с другими советскими республиками.
    III Всеукраинский съезд Советов закончил свою работу избра­нием верховного органа государственной власти между съездами Советов — Центрального Исполнительного Комитета — в составе 99 членов. Среди избранных было 89 коммунистов и 10 бороть- бистов. IIa состоявшейся 14 марта сессии ВУЦИК председателем ВУЦИК был избран Г. Петровский, а членами Президиума — К. Ворошилов, В. Затонский, С. Косиор, А. Хмельницкий. На этой же сессии ВУЦИК сформировал правительство Советской Украи­ны — Совет Народных Комиссаров, в состав которого вошли толь­ко члены Коммунистической партии.
    Поротьбисты настаивали на том, чтобы и их партия была пред­ставлена в правительстве, так как они стали на платформу Совет­ской власти и голосовали на съезде за резолюции коммунистов. Но поскольку III съезд КП(б)У в резолюции об отношении к мел­кобуржуазным партиям высказался против включения представи­телей мелкобуржуазных партий в состав Советского правительст­ва 46, то боротьбистам было отказано в предоставлении мест в Сов­наркоме Украины.
    В истории Советской Украины III Всеукраинский съезд Сове­тов занимает выдающееся место. Он был самым многочисленным из всех как предыдущих, как и последующих съездов Советов. Его делегаты избирались непосредственно на волостных съездах Советов, поскольку съезду предстояло «окончательно сконструи­
    45    Там же, стр. 215.
    46    «Коммунистическая партия Украины в резолюциях и решениях съездов и конференций», стр. 35—36.
    ровать Советскую власть на Украине» 47, как гласила Декларация Временного рабоче-крестьянского правительства Украины. И съезд эту задачу выполнил. Он продемонстрировал глубочайшую при­верженность украинского народа к Советской власти, его непоко­лебимую готовность защищать эту власть всеми силами.
    Выдающуюся роль в укреплении Советской страны в целом, в том числе Украинской ССР, в мобилизации сил рабочего класса и крестьянства на борьбу с внутренней контрреволюцией и ино­странными империалистами сыграл VIII съезд Российской Ком­мунистической партии (большевиков), состоявшийся 18—23 мар­та 1919 г.
    Съезд собрался в обстановке дальнейшего укрепления внутрен­него положения Страны Советов и мощного подъема междуна­родного революционного движения. Ярким проявлением роста ре­волюционных сил мира был I конгресс Коммунистических партий, происходивший в начале марта 1919 г. в Москве, на котором по инициативе В. И. Ленина был основан III Коммунистический Интернационал.
    Напряженная революционная борьба проходила во многих странах мира, особенно в Венгрии и Германии. В Венгрии 21 мар­та 1919 г. была провозглашена Советская власть. По поручению VIII съезда партии В. И. Ленин послал следующее приветствие Советской Венгрии: «Рабочий класс России всеми силами спешит к вам на помощь. Пролетариат всего мира с напряженным вни­манием следит за вашей дальнейшей борьбой и не позволит им­периалистам поднять руки на новую Советскую республику» 48.
    Съезд принял новую программу партии, которая, обобщив опыт предыдущей революционной борьбы пролетариата, четко определила перспективы строительства социализма в пашей стране.
    Новая программа партии идейно и политически вооружала трудящихся, теоретически освещала и указывала им путь борьбы за социализм. Сознание великой цели придавало новые силы рабо чему классу как в деле обороны Советской страны, так и в деле социалистических преобразований.
    Одним из важнейших вопросов, решенных съездом, был вопрос об отношении к среднему крестьянству, вопрос о прочном союзе с ним. Союз рабочего класса и крестьянства был и остается важ­нейшей основой существования и развития Советского социали­стического государства, важнейшим условием победы над ино­странными интервентами и внутренней контрреволюцией.
    VIII съезд Коммунистической партии по докладу В. И. Лени­на принял решение о проведении политики прочного союза с се­редняком, опираясь по-прежнему на бедпоту, при сохранении в
    47    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 48.
    48    В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 186.
    этом союзе руководящей роли за рабочим классом. При этом съезд указал, что намеченная партией линия по отношению к середня­ку рассчитана на длительное сотрудничество рабочего класса с середняком. Таким образом, VIII съезд партии сыграл решающую роль в укреплении и дальнейшем развитии союза рабочего класса и крестьянства, в укреплении силы и могущества Советского социалистического государства. Крепкий союз рабочего класса и крестьянства обеспечил полный разгром иностранной военной интервенции и внутренних врагов молодого Советского госу­дарства, содействовал успешному социалистическому строитель­ству.
    В работе VIII съезда партии большое место занимал вопрос о строительстве регулярной Красной Армии, о мерах по укрепле­нию обороноспособности страны. К моменту созыва съезда опре­делилась «военная оппозиция». На съезде В. И. Ленин дал реши­тельный отпор «военной оппозиции», отстаивавшей опасные для строительства Красной Армии пережитки партизанщины. Особен­но сильной эта опасность была на Украине.
    Резко критикуя предложения «военной оппозиции», делегаты протестовали против линии Троцкого, который слепо доверял ста­рым военным специалистам, нередко продававшим Красную Ар­мию. Делегаты протестовали против огульных мобилизаций в Красную Армию, когда в ее ряды проникали классово враждеб­ные элементы.
    В резолюции по военному вопросу съезд уделил большое вни­мание роли военных комиссаров и усилению партийно-политиче­ской борьбы в Красной Армии. Съезд так охарактеризовал роль военных комиссаров: «Комиссары в армии являются не только прямыми и непосредственными представителями Советской влас­ти, по и прежде всего носителями духа пашей партии, ее дисцип­лины, ее твердости, мужества в борьбе за осуществление поставлен­ной цели. Партия может с полным удовлетворением оглянуться на героическую работу своих комиссаров, которые рука об руку с лучшими элементами командного состава в короткий срок созда­ли боеспособную армию» 49. Большевистские комиссары, опираясь в своей работе на партийные организации, цементировали и вос­питывали Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, армию социа­лизма, армию дружбы и братства народов.
    VIII съезд РКП (б) предупредил рабочих и крестьян, что им­периалисты США, Англии и Франции готовят военный поход, что над страной нависла новая серьезная опасность. Съезд призвал рабочих и крестьян к мобилизации сил, чтобы ответить сокруши­тельным ударом врагам Советского государства.
    49    «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и решений пленумов ЦК», ч. I. М., 1954, стр. 435.
    В пламени гражданской войны и иностранной военной интер­венции воссоздавалось и укреплялось суверенное и независимое Украинское советское государство. Советская власть в чрезвычай­но короткий срок преобразовала общественный и государственный строй Украины. Был создан центральный и местный государст­венный аппарат, тесно связанный с народными массами. К учас­тию в работе советского государственного аппарата широко при­влекались рабочие и крестьяне. Принятая III Всеукраинским съез­дом первая Конституция Украинской ССР законодательно закре­пила великие социалистические завоевания украинских рабочих и трудящихся крестьян. Росли и крепли вооруженные силы Укра­инской ССР. К лету 1919 г. в их рядах насчитывалось около 200 тыс. человек.
    Рабочий класс Украины под руководством Коммунистической партии, проводя национализацию промышленности, закладывал основы социалистической экономики. На Украине, как и в Совет­ской России, возник и укрепился социалистический уклад в эко­номике. Украинские рабочие напряженно боролись с разрухой, за налаживание хозяйственной жизни республики и добились за­метных успехов.
    Советская власть ликвидировала частную собственность па зем­лю, отобрала ее у помещиков и передала крестьянам без всякого выкупа. В сельском хозяйстве, как и в промышленности, появи­лись новые, социалистические формы хозяйства — совхозы, ком­муны и артели. Однако в проведении земельной политики на Украине увлекались чрезмерным созданием совхозов, что наруша­ло земельные интересы крестьянской бедноты. Но эти недостатки по указанию В. И. Ленина были быстро устранены.
    Государственное, военное и хозяйственное строительство на Украине могло развиваться столь успешно только потому, что им руководили Коммунистическая партия и ее вождь В. И. Ленин. В условиях, когда между суверенными п независимыми советски­ми республиками — Украинской и Российской — еще не существо­вало никаких договоров и актов, определявших нормы и формы государственных отношений, единая Коммунистическая партия была объединяющим центром, обеспечила тесное братское сотруд­ничество между Украиной и Россией, обеспечила единство дейст­вий украинских и русских рабочих и крестьян. В государственном строительстве, в налаживании хозяйственной жизни Советской Украины огромную роль сыграла братская бескорыстная помощь Советской России. Несмотря на то, что русские рабочие и крестья­не сами переживали тяжелейшие трудности, они делились со свои­ми украинскими братьями всем, чем могли. Особенно ценной была помощь кадрами, накопившими опыт социалистического строи­тельства. Советская Украина в свою очередь стремилась выпол- 182
    нить наиболее эффективно свой братский долг. И если это не всегда удавалось сделать, то виной тому были чрезвычайно слож­ные политические условия, сложившиеся на Украине.
    Политическое, военное и экономическое сотрудничество двух братских народов накопило ценный опыт и создало необходимые условия для оформления в недалеком будущем военно-политиче­ского союза советских республик.
    2. Состояние промышленности и меры по ее восстановлению.
    Экономическое сотрудничество УССР и РСФСР
    В соответствии с опубликованной Декларацией в центре внимания Украинского советского правительства стояли вопросы организа­ции народного хозяйства республики на социалистической основе. В этой области, как и во всех других, Советская Украина широко использовала ценный опыт Советской России.
    Украинское советское правительство 11 января 1919 г. опубли­ковало постановление о порядке национализации предприятий. Право национализации признавалось только за Отделом народ­ного хозяйства и Временным рабоче-крестьянским правительст­вом 50. Таким образом, национализации промышленности с самого начала был придан строго планомерный характер. Это же поста­новление предусматривало немедленную организацию рабочих управлений на предприятиях, владельцы которых сбежали, оста­вив на произвол судьбы свои предприятия.
    Вскоре были приняты постановления о национализации банков и ревизии сейфов. В январе же правительство Украины приняло постановление о ликвидации буржуазно-помещичьих организаций «Земсоюза», «Земгора», «Согора» и военно-промышленных коми­тетов, созданных еще во время царизма и превратившиеся в эко­номические штабы контрреволюции, а также о национализации принадлежавших этим организациям производственных предприя­тий, фабрично-заводских складов, складов сырья и полуфабри­катов.
    Вслед за этим было принято постановление о национализации всех частных железных дорог и подъездных путей, как находив­шихся в эксплуатации, так и строившихся, со всеми капиталами и имуществом.
    В течение января—февраля была проведена национализация сахарной, винокуренной, спиртоочистительной отраслей промыш­ленности. Велись подготовительные работы по национализации крупных каменноугольных шахт, железорудной, марганцевой, ме­таллургической и металлообрабатывающей отраслей промышлен­ности. Национализация этих решающих отраслей промышленности -была завершена в мае 1919 г. В ведении Украинского совнархоза
    50    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 26.
    к началу июня находилось 87 крупных заводов металлургических, машиностроительных, транспортного машиностроения и сельско­хозяйственных машин51.
    Украинское советское государство сосредоточило в своих ру­ках основные экономические высоты. В результате на Украине был создан новый социально-экономический уклад — социалисти­ческий, опираясь на который Советское государство развивало в дальнейшем социалистическое строительство в республике.
    Революционные акты Советской власти нашли горячую под­держку среди народных масс. Реализация постановлений о нацио­нализации промышленности проводилась при широком и актив­ном участии рабочих. В конце января 1919 г. на митинге рабочих Харьковского паровозостроительного завода обсуждался вопрос о национализации завода. Бильдеев, Иваненко, Томах и другие ора­торы, выступавшие на митинге, отражая мнение многотысячного коллектива рабочих, приветствовали переход завода в руки Совет­ского государства. Они говорили о том, что в Советском государст­ве происходят необычайные события: рабочие становятся подлин­ными хозяевами предприятий, национализация предприятия налагает на рабочих обязанность поднять производительность труда так, чтобы завод работал лучше, чем при капиталистах. Одновременно рабочие обсудили вопрос о выборах в рабочее прав­ление завода, как это предусматривалось правительственный! постановлением. Рабочее правление было избрано по списку, предложенному коммунистами52. Одним из членов правления был рабочий-коммунист П. Зарывайко, который затем стал первым советским директором огромного завода. Директором Луганского завода (бывнг. Гартмана) стал тоже рабочий-коммунист М. Шмы- ров.
    Опыт показывал, что без самого тесного единства между УССР и РСФСР, как и другими советскими республиками, социалисти­ческое строительство будет идти чрезвычайно медленно н с колос­сальными трудностями. Учитывая это, Украинское советское пра­вительство высказалось за необходимость установления единой с Советской Россией денежной системы н объединения Народного банка Украины с Народным банком Советской России, против чего не возражал Совнарком РСФСР. По инициативе Советской Украи­ны было оформлено соглашение о единой таможенной политике и внешней торговле53. По совместной договоренности правительств братских республик были установлены также единые для Совет­ской Украины и Советской России нормы почтово-телеграфной связи54. Для железных дорог Советской Украины и Советской
    51    «Вестник Совета народного хозяйства Украины», 1919, № 5, стр. 14.
    62    «Известия Временного рабоче-крестьянского правительства и Харь ковского Совета рабочих депутатов», 1 февраля 1919 г.
    53    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 7, л. 137.
    54    Там же, д. 8, л. И.
    России устанавливался единый тариф. В мае 1919 г. было заклю­чено соглашение об объединении управления железными дорога­ми УССР и РСФСР.
    Экономическое сотрудничество братских советских республик становилось все более тесным и успешно служило делу укрепле­ния их народного хозяйства, дружбы и братства между народами. Эффективность такого экономического сотрудничества особенно благотворно сказывалась на положении Советской Украины, на­родное хозяйство которой очень сильно пострадало в результате грабежей иностранных интервентов и украинской буржуазно-на­ционалистической контрреволюции.
    Стремясь к установлению еще более тесного сотрудничества и учитывая опыт такого сотрудничества, уже накопленный в отдель­ных отраслях народного хозяйства, Совнарком Украинской ССР 8 марта 1919 г. принял решение об объединении деятельности Украинского совнархоза с BCHX РСФСР55.
    Политическое и экономическое значение этих первых актов об экономическом, сотрудничестве, исходивших из признания суве­ренности и равноправия договаривавшихся сторон и обеспечивав­ших развитие и дальнейшее укрепление дружбы и сотрудничества двух братских республик, огромно. Благодаря подписанным согла­шениям сотрудничество украинского и русского народов приобре­тало новую основу. Экономические соглашения и их реализации вскоре привели к заключению военно-политического союза совет­ских республик.
    Разрабатывая мероприятия по хозяйственному строительству, Совнарком Украины провел специальное обследование состояния промышленности республики. Материалы обследования показали крайне плачевное состояние всех отраслей промышленности рес­публики 56. На шахтах и в освобожденных в начале 1919 г. районах Донбасса (Лисичанском, Славяиосербском, Марьевском, Алмазном и Гришпнском) добыча угля была крайне незначительной. Так, в Гришпнском районе добывалось всего 1465 пуд. угля в сутки про­тив ежесуточной добычи в 2200 пуд. в 1916 г. Оборудование шахт нуждалось в немедленном ремонте. IIa шахтах не хватало крепеж­ного леса, смазочных материалов, канатов, ламп, керосина и т. и. Острый недостаток фуража вызвал массовый падеж лошадей, вследствие чего на многих шахтах осталось всего лишь 2—3% прежнего числа рабочих лошадей57.
    Железорудные шахты Криворожского бассейна были затопле­ны водой, добыча железной руды почти полностью прекратилась.
    65 «Роб^ничий контроль i нацiоналiзацiя промисловост на Укра1ш». 36. докуменив i материалiв. Березень 1917 р.— березень 1921 р. Ктв, 1957, стр. 440.
    56    Материалы обследования публиковались в журнале «Народное хо­зяйство Украины», № 2-3, 4 и 5-6 за 1919 г.
    57    Там же, № 2-3, стр. 83.
    Не лучшим было положение и в металлургической промышлен­ности. Заводам не хватало угля, не было кокса и других мате­риалов. Металлургические заводы один за другим прекращали работу.
    В чрезвычайно тяжелом положении находился железнодорож­ный транспорт. Отступая под ударами советских войск, враг взры­вал мосты, уничтожал железнодорожную колею. Было взорвано и сожжено около 160 мостов. Паровозы и вагоны либо угонялись, либо взрывались. В результате подвижной состав железнодорож­ного транспорта Украины катастрофически уменьшился. К сере­дине января 1919 г. на железных дорогах Украины осталось всего около 330 паровозов и 15 тыс. вагонов, значительная часть кото­рых нуждалась в ремонте 68.
    В таких сложных условиях Совнаркому Украины пришлось развертывать свою деятельность. Характеризуя эти условия, В. И. Ленин говорил: «Худшие времена, когда мы сидели в Смоль­ном в первые недели после Октябрьской революции и боролись с разрухой, ничто в сравнении с теми трудностями, которые пере­живает сейчас Украина» 69.
    В борьбе с хозяйственной разрухой на Украине решающую роль сыграли всесторонняя помощь Советской России, руководя­щие указания Центрального Комитета РКП (б) и В. И. Ленина. Значение братской помощи русского народа в этот период борьбы украинских трудящихся за укрепление Советской власти невоз­можно переоценить. На Украине исключительно остро ощущался недостаток кадров руководящих партийных, советских и хозяй­ственных работников; значительная часть их погибла в борьбе за освобождение Украины. Украинское советское правительство не­однократно обращалось к Центральному Комитету РКП (б) н В. И. Ленину с просьбой о помощи Советской Украине опытными кадрами. Так, в телеграмме Украинского советского правительства от 6 февраля 1919 г. В. И. Ленину и Я. М. Свердлову говорилось, что восстановление порядка и нормального функционирования со­ветских органов на Украине — одна из самых тяжелых задач и что без энергичной поддержки Москвы, прежде всего кад60рами, для ре­шения этой задачи потребуется очень много времени 6 .
    В. И. Ленин руководил делом оказания помощи Украине. В со­ставленном им в январе 1919 г. проекте распоряжений Совнаркома указывалось:
    «1) Послать максимум денег в Харьков.
    2)    В.С.Н.Х. — самым спешным обр[азом] туда м[ану]ф[акту]ры и проч.
    3)    Создать центр в Х[а]р[ь]к[о]ве...
    186    58
    58    ЦГЛСА, ф. 103, оп. 1, д. 16, л. 16.
    59    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 68—69.
    « ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 143, лл. 21-23.
    Людей послать организаторов хотя бы несколько, знакомых с продовольственным] делом...» 61
    Характеризуя положение на Украине, В. И. Ленин в апреле 1919 г. писал: «Вопль несется со стороны украинских товарищей, что нет людей, что некому строить Советскую власть, что нет ни­какого аппарата, что нет такого пролетарского центра, как Питер или Москва...» В. И. Ленин обратился к рабочим Петрограда с при­зывом напрячь все силы и прийти на помощь Советской Украине: «И мы говорим поэтому от лица украинских товарищей питерским рабочим, зная, что онн дали более, чем какой бы то ни было дру­гой город: „Дайте еще, напрягите еще ваши усилия!" Мы можем теперь и мы должны помочь украинским товарищам...» 62
    Рабочие Петрограда, как и других промышленных центров Со­ветской России, откликаясь на призыв В. И. Ленина, выделяли лучших своих товарищей на помощь братской Украине. Я. М. Свер­длов, отвечая на телеграмму Украинского советского правитель­ства, 9 февраля 1919 г. телеграфировал: «[В] распоряжение Шлих- тера для продовольственной работы отправлено много хороших работников. Предлагаю выделить из них один-два десятка, полу­чив их согласие, для ведения общей работы» 63.
    ЦК РКП (б) разработал целый ряд практических мероприятий, направленных на улучшение работы промышленности Советской Украины. ЦК РКП (б) предлагал Совнаркому и ВСНХ Украинской ССР обратить сугубое внимание на создание экономических орга­нов (совнархозов), направить в эти органы лучшие партийные и хозяйственные кадры, широко привлекать к организаторской дея­тельности передовых рабочих, использовать специалистов. ЦК РКП (б) признал недопустимым непосредственное вмешательство в организацию и руководство производством со стороны ведомств и учреждений, не имеющих прямого отношения к делу. Совнар­кому Украины предлагалось строго следить за исполнением этого указания. ЦП Р1Ш (б) обязал Оргбюро рассмотреть вопрос о пере­распределении соответствующих работников, обратив особое вни­мание на укрепление экономических органов Украины. Всем на­родным комиссариатам еще раз напоминалось о необходимости усилить соответствующие учреждения на Украине, укрепить жи­вую связь с ними и оказывать повседневную помощь в налажива­нии их работы.
    Советское правительство РСФСР по просьбе правительства УССР оказало Украине большую финансовую помощь в сумме
    1    млрд. руб.64 Одновременно для налаживания работы железно­дорожного транспорта на Украину с железных дорог Советской России было направлено 8 тыс. вагонов 65.
    61    «Ленинский сборник», XXIV, стр. 188.
    62    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 69.
    63    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 103, л. И.
    64    Там же, д. 2, л. 106.
    65    «Народное хозяйство Украины», 1919, № 5-6, стр. 15, 16.
    Б апреле 1919 г. на Украину было отправлено 40 эшелонов неф­ти, 60 эшелонов мазута, более 20 тыс. пуд. цветных металлов, мно­го крепежного леса66. К началу лета того же года из Советской России было доставлено туда 7 тыс. пуд. баббита, 2 тыс. пуд. оло­ва, 8 тыс. пуд. меди, станков разных 61 67.
    Для нужд трудящихся по указанию правительства РСФСР из Советской России на Украину было направлено 19 614 892 арши­на хлопчатобумажных тканей, 1602 488 аршин льняных тканей, 12 вагонов галош и много других товаров широкого потребления68.
    Острая нехватка каменного угля и кокса, полный упадок же­лезорудной промышленности пе позволяли тогда планировать вос­становление доменного производства. А между тем интересы обо­роны страны требовали увеличения производства металла. Поэтому было признано необходимым не развертывать на Украине домен­ного производства, а сосредоточить внимание украинских партий­ных и хозяйственных организаций на налаживании мартеновского производства, главным образом на Донецко-Юрьевском, Крама­торском заводах и Гартмановском паровозостроительном в Луган­ске. Прокатное производство было иамечеио организовать на заво­дах Днепровском, «Шодуар», Брянском и Гантке в Екатерииосла- ве, частично на Краматорском69. Определяя производственные за­дания для отдельных заводов, В CHX исходил при этом не только из технической оснащенности и рентабельности работы того или иного завода. Желая сохранить сложившиеся рабочие коллективы предприятий и предохранить заводское оборудование от порчи и расхищения, Украинский совнархоз стремился поддерживать про­изводственную жизнь хотя бы и не во всех цехах, но на макси­мально возможном числе металлургических и металлообрабатыва­ющих предприятий. Александровские заводы сельскохозяйствен­ного машиностроения получили задание на выпуск продукции по своей прямой специальности. Однако в связи с острой нехваткой топлива заводы находились под угрозой остановки.
    С огромным трудом налаживалась работа машиностроительной промышленности. В середине января 1919 г. был пущен Харьков­ский паровозостроительный завод; к концу месяца он дал три то­варных паровоза и один пассажирский. Но в связи с тем, что завод получил лишь 15 -20% необходимого ему количества угля70, даль­нейшая его работа находилась под большой угрозой.
    Работе паровозостроительных заводов Украины большое внима­ние уделял Совет рабоче-крестьянской обороны. 27 января 1919 г. на заседании Совета обороны иод председательством В. И. Ленина
    66    «Известия ВЦИК», 16 апреля 1919 г.
    67    «Вют ВУЦВИК», 11 червня 1919 р.
    68    О. П1 л i х т е р. Продовольча справа за роки громадянсько! вшни. Харк9в, 1932, стр. 307.
    58    «Народное хозяйство Украины», 1919, № 4-5, стр. 69.
    70    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 3, л. 18.
    рассматривался вопрос о посылке работников в Харьков. Б приня­том решении говорилось: «а) затребовать от посланных в Харьков инженеров отчет о состоянии паровозостроительного завода в Харькове; б) обязать их немедленно пустить в ход завод, хотя бы в прежнем масштабе; в) поручить т. Мельничанскому завтра же переговорить с председателем ЦК металлистов и с харьковской де­легацией о назначении ответственного лица па Харьковский за­вод» 71. Через четыре дня (31 января) Совет обороны вновь обсуж­дал вопрос о работе украинских паровозостроительных заводов и постановил: «Поручить т. Невскому и ВСНХ выяснить вопрос о том, нельзя ли ввести 3-ю смену на Луганском и Харьковском за­водах» 72 5 февраля Совет обороны заслушал сообщения Л. Кра­сина о посылке работников в Харьков.
    Энергичные меры предпринимались по налаживанию работы военных предприятий. Перед Луганским патронным заводом в на­чале 1919 г. была поставлена задача: довести производство патро­нов до 1,5 млн. в день. Совет обороны внимательно следил за работой этого завода и оказывал ему необходимую помощь. 15 фев­раля на заседании Совета обороны, проходившего под председатель­ством В. И. Ленина, был заслушан доклад Л. Красина о Луган­ском патронном заводе. Совет обороны поручил докладчику в тот же день запросить по телеграфу заводоуправление, какие материа­лы и в каком количестве нужны заводу7 . Но в связи с тем, что Луганск в то время находился в сфере военных действий, суточное производство патронов было доведено лишь до 250 тыс.74 С целью увеличения производства патронов предполагалось использовать мастерскую Холодовского в Одессе. Принимались энергичные ме­ры к обеспечению Шостенского порохового завода углем, так как острый топливный голод не давал возможности развернуть произ­водство на полную мощность. В апреле 1919 г. завод обеспечивал производство капсюлей к винтовочным патронам и выпускал их до 300 тыс. в сутки. Были приняты меры к налаживанию работы Демиевского снарядного завода в Киеве. Кременчугские снаряжа- тельные мастерские обеспечили выпуск 90 тыс. трехдюймовых сна­рядов. На киевском заводе «Арсенал» было налажено производ­ство замков к трехдюймовым орудиям, завод бывш. Гретера и Криванека получил заказ на изготовление лафетов75 к пулеметам. На Харьковском паровозостроительном, Днепровском металлурги­ческом, бывш. Гретера и Криванека в Киеве оборудовались бро­непоезда.
    Для обсуждения производственной программы промышленно­сти, разработанной Украинским советским правительством на
    71    ЦГ АСА, ф. 4, оп. 8, д. 30, л. 22.
    72    Там же, л. 27.
    73    Там же, л. 35.
    74    Там же, ф. 25860, оп. 2, д. 70, л. 58.
    76    Там же, оп. 1, д. 14, л. 82.
    1919 г., в Харькове 20 марта был созван съезд представителей фаб­рично-заводских комитетов и инженерно-технических работников. После детального обсуждения участники съезда одобрили произ­водственную программу и взяли на себя обязательство мобилизо­вать рабочих на ее выполнение.
    Съезд представителей фабрично-заводских и инженерно-техни­ческих работников сыграл важную роль в подъеме производствен­ной активности рабочих. Несмотря на тяжелые условия (нехватка продуктов питания, изношенность оборудования и механизмов, за­пущенность ремонтных работ, дезорганизация производства, искус­ственно создаваемая старым административно-техническим персо­налом, и т. п.), рабочие напряженно трудились над выполнением полученных заданий. Рабочий класс Украины сознавал, что само­отверженный труд и поднятие производительности труда наряду с вооруженной борьбой обеспечат победу над врагами социалистиче­ской революции и Советской власти.
    О большом производственном подъеме, охватившем рабочий класс Украины, рассказывается в письме Артема (Ф. Сергеева) в ЦК РКП (б) 3 апреля 1919 г. Он писал, что харьковские рабочие «поднимают производительность труда до уровня 1913 г., увеличи­вая за февраль и март производительность труда по сравнению с ноябрем 1918 г. в 10 раз» 76.
    Особенно напряженно трудились рабочие при выполнении фронтовых заказов, стремясь выполнить их в самый короткий срок. Когда в Екатеринославское паровозное депо поступил для ремонта паровоз бронепоезда, рабочие, несмотря на усталость и недоеда­ние, энергично принялись за работу и очень быстро выполнили за­каз. Об этом стало известно В. Аптопову-Овсеопко. 23 марта он предложил командующему Харьковской группой войск А. Скачко: «Выразите благодарность и уплатите по сто рублей на человека рабочим Екатеринославского депо за экстренную починку броне­вого паровоза товарищам Молочному, Семенцеву, Тпмчук, Рыбаль- ченко, Коваклину, Чемодурову, Березе, Нелыненко, Ветчинкину, Ховросичу» 77.
    С большим подъемом работали рабочие завода бывш. Гретера н Криванека в Киеве над снаряжением бронепоезда № 4. Когда работы подходили к концу, из добровольцев — рабочих завода и жи­телей рабочего района Шулявки -была укомплектована команда бронепоезда. Представитель Высшей военной инспекции дал сле­дующий отзыв о состоянии команды бронепоезда: «Добровольцы производят очень хорошее впечатление как внешним своим видом, уравновешенностью, сознательностью и желанием все свои знания и силы приложить для Красной Армии, так и твердостью духа» 78„
    78 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 4, д. 8, л. 16.
    77    ЦГ АСА, ф. 14, оп. 1, д. 153, л. 80.
    78    Там же, ф. 4, оп. 1. д. 10, л. 393.
    В результате героических усилий рабочего класса Советской Украины начала возрождаться производственная деятельность важнейших промышленных предприятий.
    Украинский народ, преисполненный глубокой благодарности к великому русскому народу за полученную братскую помощь, счи­тал своим главным долгом прийти на помощь своим братьям всем, чем сам располагал. И когда металлургические заводы Украины приступили к выполнению производственных заданий, то наряду с выполнением заданий по снабжению металлом украинских пред­приятий (в феврале и марте 1919 г.) с Украины отправляли еже­дневно около 40 вагонов металла заводам Советской России. В мар­те 1919 г. металлургические заводы только одного Екатеринослава отправили в Советскую Россию 972 вагона металлогрузов.
    Преодолевая огромные трудности, шахтеры Донбасса налажи­вали добычу угля. В Лисичанском, Славяносербском, Марьевском, Алмазном и Гришинском районах валовая добыча угля в январе составляла 8719 тыс. пуд., в феврале — 11289 тыс.; в марте —
    11    103 тыс., в апрел'е — 5459 тыс. пуд.; всего около 37 млн. пуд79-80 Медленный рост добычи угля объяснялся не только общими тяже­лыми условиями, но и тем, что районы Донбасса были либо близ­кими тылами, либо районами непосредственных боев с белогвар­дейцами. Из добытого угля и имевшихся на шахтах запасов от предыдущих месяцев в Советскую Россию было отправлено» 30 млп. пуд.81 Но ото было ничтожно мало но сравнению с мини­мальной потребностью в угле.
    Особенно остро переживали топливный голод Петроградский промышленный район, питавшийся ранее импортным углем, и Бал­тийский флот. Острую нужду в угле испытывала и Каспийская флотилия.
    12 апреля 1919 г. в связи с тяжелым топливным кризисом в Петрограде под председательством уполномоченного Реввоенсове­та республики И. Вахрамеева состоялось совещание представите­лей Балтийского флота, Обуховского, Ижорского и Балтийского- заводов, Петроградского порта и Северо-западного округа путей сообщения. Был обсужден вопрос об организации доставки донец­кого угля в Петроград. Для выполнения этой задачи совещание ре­шило создать комиссию под председательством И. Вахрамеева. Ко­миссия направила в Донбасс специальную экспедицию из моряков и рабочих Петрограда (под руководством И. Загвоздкина) для ор­ганизации вывозки угля по нарядам, которые выделило правитель- ство82. 21 апреля экспедиция в составе 17 моряков и 18 рабочих Балтийского, Обуховского и Ижорского заводов выехала на Укра­
    79- 80 «роб^ничий контроль i нацiоналiзацiя промисловост на Укра1ш», стр. 493—494.
    81    И. А. Гладков. Вопросы планирования советского хозяйства в
    1918—1920 гг. М„ 1951, стр. 119.
    82    ЦГАВМФ, ф. 2, д. 29, лл. 5—6.
    ину. Отправляя в далекую дорогу своих посланцев, голодный Пет­роград смог снабдить своих делегатов очень скудным запасом про­довольствия: на 35 человек было отпущено 35 фунтов хлеба, 83Д фунта сельдей, 2 фунта 18 золотников сахара-песка и 8 зо­лотников чая 83.
    15 конце апреля экспедиция прибыла на Украину и развернула кипучую деятельность по организации отправки угля в Петроград. Пришлось приложить серьезные усилия, чтобы преодолеть свое- волне батыш Махно. В Мариуполе находилось 2 млн. пуд. угля; наряды на него были выданы экспедиции. Моряк Хлебников теле­графировал И. Вахрамееву: «Весь мариупольский флотский уголь находится в распоряжении комбрига Махно, направляющего его через Волповаху в Гуляй-Поле и отпускающего по своему усмот­рению тому, кто даст в обмен предметы, потребные его бригаде» 84 Только в результате вмешательства правительства Украины и по­ездки моряков-балтийцев к Махно своеволие было преодолено. В течение месяца (с 6 мая по 8 июня 1919 г.) из Донбасса в Пет­роград было отправлено 994400 пуд. угля и в адрес Каспийской флотилии — 204 018 иуд., а всего 1 198 418 пуд.85.
    Поступавший из Донбасса уголь имел большое значение для оживления промышленности Советской России и способствовал ак­тивизации боевой деятельности Балтийского флота в дни героиче­ской обороны Петрограда летом 1919 г.
    Усилия рабочего класса Советской Украины и братская по­мощь Советской России обеспечили улучшение работы железно­дорожного транспорта. В результате улучшения ремонтных работ и получения из Советской России подвижного состава на железных дорогах Украины уже в апреле 1919 г. работало 800 паровозов и 25 тыс. вагонов против (540 паровозов и 21 тыс. вагонов в марте86. Разрушенные интервентами и петлюровцами железнодорожные мосты были восстановлены, было налажено относительно нормаль­ное движение на железных дорогах 87.
    Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли огромное внимание организации работы легкой промышленности. Здесь трудности заключались не только в нехватке топлива, но и в проявлениях местничества со стороны некоторых партийных и советских работников. Председатель Украинского совнархоза Э. Квиринг в статье «Организация народного хозяйства» справед­ливо отмечал: «Каждый местный совнархоз стремится рассматри­вать промышленность, находящуюся на данной территории, своей полной собственностью н весьма ревниво относится ко всяким по­пыткам центра использовать промышленность в общегосударст­
    83    ЦГАВМФ, ф. 2, д. 29, л. 3.
    84    Там же, д. 23, л. 151.
    85    Там же, л. 103.
    «Известия Наркомпрода Украины», 1919, № 5-6, стр. 15, 16.
    87    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 5, л. 114.
    венных целях» 88. Прилукский уездный исполком, например, взяв в свое ведение две махорочные фабрики, организовал товарооб­менную комиссию, которая занималась обменом махорки на сахар, спички и другие товары. Аналогичные факты были и в городах, где находились кожевенные предприятия.
    Сепаратные действия некоторых местных органов срывали за­готовку и плановую реализацию ряда промышленных товаров ши­рокого потребления. ЦК КП(б)У и Совнарком УССР решительно пресекали эти нездоровые явления.
    Как уже указывалось, с первых дней освобождения Советская Украина стремилась выполнить свой братский долг перед Со­ветской Россией и прежде всего оказать ей помощь продовольст­вием.
    Еще в середине января 1919 г. Украинское советское правитель­ство приняло решение об отправке в Петроград 50% всех продо­вольственных грузов, которые в то время находились в вагонах на железнодорожной линии Харьков — Спнелышково8Э. Посильную продовольственную помощь оказывала Советская Украина и дру­гим советским республикам. 21 января того же года Украинское советское правительство приняло решение об отправке Советской Латвии 30 вагонов сахара9 .
    В. И. Ленин исключительно высоко оценил помощь Советской Украины советским республикам91.
    Призыв III Всеукраинского съезда Советов об оказании про­довольственной помощи Советской России нашел живой отклик среди широких масс украинского трудового крестьянства. Всюду по селам Советской Украины проводились добровольные сборы продовольственных продуктов для рабочих. Из Лохвпцы Полтав­ской губернии в Петроград был отправлен маршрутный поезд с продуктами в составе 21 вагона, по одному маршрутному поезду и Петроград н Ораниенбаум было отправлено от крестьян Киев­ской губернии92. Газета «Большевик» (орган ЦК КП(б)У) сооб­щала: «...крестьяне дружно везут дарственный хлеб для Ленина и Москвы» 93.
    12    июня 1919 г. Е. Стасова сообщала в Петроградский комитет РКП (б): «Из Киева напра влено для Красной Армии Петрограда 27 вагонов продовольствия» 94.
    Широкий размах получило движение по оказанию продоволь­ственной помощи детям голодающего Севера. Активную деятель­ность в этом направлении развернул писатель В. Короленко. По
    88    «Народное хозяйство Украины», 1919, № 4-5, стр. 53.
    89    ЦГЛОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. И, л. 54.
    9901    Там же, оп. 2, д. 2, л. 45.
    91    В. И. JI е н п и. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 08.
    92    ЦГЛОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 383, лл. 77, 79, 92.
    «Большевик», 28 апреля 1919 г.
    94    ЦПЛ НМЛ, ф. 17, оп. 6, д. 119, л. 235.
    crrf инициативе для детей Москвы и Петрограда из Полтавской гу­бернии был отправлен 31 вагон с продовольствием95.
    Из Чернигова 23 февраля 1919 г. па имя В. И. Ленина и пред­седателя Моссовета была отправлена телеграмма, в которой сооб­щалось, что вторая Черниговская губернская конференция КП(б)У «постановила прийти на помощь голодающему братскому проле­тариату РСФСР путем образования в Черниговской губернии ряда детских колоний для пролетарских и красноармейских детей...» Конференция обязала губревком образовать две детские колонии в Чернигове на 1 тыс. мест для детей рабочих Москвы и Петро­града, а в середине апреля 1919 г. в разных пунктах губернии ор­ганизовать колонии на 10 тыс. мест и содержать их на местные средства 96
    В июне 1919 г. Наркомат социального обеспечения УССР при­ступил к организации детских колоний и здравниц для детей Со­ветской России. На местах эта инициатива получила горячую под­держку. Из Мелитополя сообщали, что уезд готов принять и раз­местить 10 тыс. детей с Севера 7. Полтавский уездный съезд работников социального обеспечения в постановлении заявил: «Полтавская губерния ожидает детей Петрограда и Москвы и с радостью будет их приветствовать» 98.
    Дети из Советской России встретили теплый прием, были окру­жены родительской заботой и вниманием трудящихся Украины
    Рабочий класс Украины под руководством Коммунистической партии, опираясь на всестороннюю братскую помощь Советской России, закладывал основы социалистической экономики, напря­женно боролся за налаживание производственной жизни в респуб­лике. Народы-братья оказывали друг другу помощь, и это в огром­ной степепп помогало бороться с последствиями хозяйственной разрухи. В ходе братского сотрудничества вырабатывались более совершенные нормы н формы будущего Союза Советских Социали­стических Республик.
    3. Земельная политика Советской власти на Украине. Начало социалистического переустройства сельского хозяйства
    Земельная политика Советской власти па Украине основывалась на тех же ленинских принципах, что и в Советской России. Как уже указывалось, Манифест (ноябрь 1918 г.) и Декларация (ян­варь 1918 г.), изданные Временным рабоче-крестьянским правн-
    194    „
    95    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 2, д. 383, лл. 2, 44, 42.
    96    ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 6, д. 43, л. 131.
    97    ЦГ АСА, ф. 103, оп. 1, д. 42, л. 9.
    98    «Известия» (орган Полтавского губисполкома и губкома КП(б)У), 12 июля 1919 г.
    тельством Украины, объявили конфискованными все нетрудовые земли — помещичьи, удельные, монастырские, церковные и пр.— и обещали передать их в безвозмездное пользование безземельных и малоземельных крестьян. Лишь часть помещичьих хозяйств, представлявших агрикультурную ценность, объявлялась достояни­ем всего народа, не подлежала разделу и оставалась в ведении Наркомзема. Однако Украинский совнархоз, возглавляемый
    Э.    Квирингом, и Наркомзем во главе с В. Мещеряковым в своей практической деятельности с ведома совнаркома УССР отошли от установок по земельному вопросу, изложенных в Манифесте и Де­кларации. В январе—феврале 1919 г. Украинский совнархоз издал декреты о национализации сахарных и винокуренных заводов и конфискации земель, принадлежащих владельцам заводов, а так­же других земель, в севооборот которых входил в течение какого- либо из последних четырех лет до 1915 г. посев сахарной свеклы, картофеля и других культур, предназначенных для винокурения. Все эти земли переходили в руки государства 99. Только двумя ак­тами была изъята из.фонда уравнительного раздела значительная часть помещичьих земель. Декреты коснулись прежде всего тех районов Украины, где было много помещичьей земли и где кре­стьянство испытывало особенно острый земельный голод. Как ука­зывалось в отчете губземотдела, на Киевщпне в ведение Укрглав- сахара было передано 1,9 млн. десятин земли, т. е. почти вся помещичья земля, за исключением 80 тыс. десятин 10°. Примерно такое ше положение было на Подолии, где также было сильно раз­вито свеклосеяние. В этих районах был нанесен особенно сильный удар по расчетам крестьян на получение помещичьей земли.
    Руководящие работники Украины неходили из того правиль­ного марксистского положения, что на основе индивидуального мелкого крестьянского хозяйства нельзя построить социализм, как и добиться изобилия продуктов питания, повысить нищенский ма­териально-культурны уровень крестьянства, обеспечить промыш­ленность в достаточном количестве сельскохозяйственным сырьем. Но теоретически правильно представляя себе пути решения этой очень важной п сложной задачи, они на практике допускали серь­езную ошибку, которая заключалась в том, что не учитывался соб­ственный опыт крестьянских масс, их готовность стать на путь со­циалистических преобразований. Не учитывались также в должной степени и те социально-экономические условия, в которых этот план социалистических преобразований в деревне должен был осу­ществляться. Но именно эти факторы не только предопределяли нереальность плана создания в тех исторических условиях круп­ного социалистического сельского хозяйства, но и вели к обостре­нию отношений с крестьянством.
    90    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 27.
    100    «Л^опис революцп», 1929, № 1, стр. 18.
    Свое выражение эта линия нашла в докладе В. Мещерякова и резолюции по его докладу на Харьковском губернском съезде Со­ветов (февраль 1919 г).
    Всем местным организациям было предложено руководство­ваться ею впредь до созыва Всеукраинского съезда Советов.
    Основные положения этой резолюции были приняты III съез­дом КГ1(б)У и III Всеукраинским съездом Советов (март 1919 г.).
    В резолюции III съезда КП(б)У о земельной политике ска­зано: «Главнейшей задачей земельной политики является переход от единоличного хозяйства к товарищескому. Советские хозяйства, коммуны, общественная обработка земли и другие виды товарище­ского землепользования являются наилучшими средствами для достижения социализма в земледелии, поэтому на единоличное зем­леделие следует смотреть как на временное и отживающее» 101.
    В этой резолюции были изложены программные взгляды пар­тин на реконструкцию сельского хозяйства, рассчитанные на из­вестную перспективу. Это подтверждают дальнейшие установки резолюции, проникнутые большой заботой об оказании помощи и укреплении трудового крестьянского хозяйства. Съезд обязал земельные органы обеспечить крестьянству агрономическую по­мощь, наладить обеспечение инвентарем и скотом, организовать прокатные пункты и т. д. Действительно, с точки зрения историче­ской перспективы, индивидуальное, мелкое крестьянское хозяйство при советском строе было отживающим типом хозяйства. Об этом свидетельствует исторический опыт. В самом деле, минуло всего лишь 10—11 лет с момента выработки партией этих положений, а в стране, включая и Украину, развернулось мощное движение за массовую коллективизацию сельского хозяйства. Минуло еще два-три года, и колхозный строй стал господствующим строем в сельском хозяйстве.
    Эти программные положения партии о сельском хозяйстве, как и ряд других, не были результатом самостоятельного творчества руководящих работников Украины. Они были целиком заимство­ваны из «Положения о социалистическом землеустройстве и о переходных мерах к социалистическому земледелию» 102, в выра­ботке и редактировании которого принимал участие В. И. Ленин и которое ВЦИК опубликовал 14 февраля 1919 г.
    Между тем именно эта часть резолюции III съезда КП(б)У оценивается в некоторых работах как неправильная и вредная103. Авторы повторяют старое неправильное утверждение, что якобы
    101    «Коммунистическая партия Украины в резолюциях и решениях съездов и конференций», стр. 36.
    102    «Аграрная политика Советской власти (1917—1918 гг.)». Сб. доку­ментов. М., 1959, стр. 417.
    103    «История гражданской войны в СССР», т. III, стр. 590; И. И. П1 е в- ч е н к о. Коммунистическая партия Украины в борьбе за укрепление союза рабочих и крестьян. 1919—1920. Киев, 1958, стр. 129; О. С л у ц ь к и й. III з'1зд КП(б)У. Кшв, 1957, стр. 41 и др.
    III    съезд КП(б)У дал установку на немедленную коллективиза­цию сельского хозяйства Украины 104 Но такие утверждения голо­словны и но подтверждаются документами съезда. Следует также вспомнить уже цитировавшиеся слова докладчика В. Мещеряко­ва о том, что к организации коммун следует подходить очень осто­рожно и создавать их на добровольных началах.
    Но резолюция все же имела серьезный недостаток. В ней от­сутствовало категорическое указание о том, что создание совхозов должно происходить в строго ограниченном размере и не должно нарушать земельные интересы окружающего безземельного и мало­земельного крестьянства. Отсутствие такого указания при широко распространенном увлечении руководящих работников идеей орга­низации крупных социалистических фабрик зерна — совхозов — на практике привело к нарушению обещания Манифеста, гласив­шего: «Все земли помещиков со всем живым и мертвым инвентарем должны быть немедленно отобраны у помещиков и безвозмездно переданы крестьянам» 105, и Декларации, которая, как уже указы­валось, провозгласила конфискацию нетрудовых земель «для пере­дачи их в распоряжение безземельных и малоземельных кре­стьян» Шб.
    Коммунистическая партия не разделяла пдеп уравнительного раздела земли, но, поскольку крестьянство на этом настаивало, партия по только поддержала его, но, став правящей партией, осу­ществила ого. Партия дала возможность крестьянству на собствен­ном опыте убедиться в том, что уравнительный раздел земля лишь отчасти улучшит положение бедняков-крестьян, но не покончит с нуждой бедноты.
    Для трудящегося крестьянства путь к обеспеченной зажиточ­ной н культурной жизни пролегал пе через мелкое, индивидуаль­ное. хозяйство, а через крупное, основанное на общественном тру­де, достижениях агробиологической науки и передовой сельскохо­зяйственной технике. Эти положения Коммунистическая партия неустанно разъясняла крестьянству. В речи делегатам комитетов бедноты Московской области В. И. Ленин в начале ноября 1918 г., т. е. год спустя после проведенного уравнительного раздела земли, говорил: «Дележка хороша была только для пачала. Она должна была показать, что земля отходит от помещиков, что она перехо­дит к крестьянам. Но этого недостаточно. Выход только в обще­ственной обработке земли» 107. При этом он решительно предупреж­дал против поспешности и администрирования в этом чрезвычайно важном и ответственном деле, предупреждал против игнорирова-
    104    А. Слуцкий утверждает, что «Советское правительство Украины взяло курс на полную коллективизацию сельского хозяйства, к тому же проводившуюся форсированным темпом» (О. С л у ц ь к и й. Указ. соч., стр. 80).
    105    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 3.
    106    Там же, стр. 47.
    107    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 179.
    ния опыта самих крестьянских масс. В Советской России «Поло­жение о социалистическом землеустройстве и о переходных мерах к социалистическому земледелию» было издано спустя год после проведенного уравнительного раздела земли, когда массы трудя­щегося крестьянства па собственном опыте убедились, что прирез­ка земли но уравнительному разделу хотя и улучшила его поло­жение, но но внесла, однако, радикального изменения в его мате­риальное положение. Поэтому организация совхозов и коммун, которые к тому же создавались, как правило, за счет земель, остав­шихся в руках государства после уравнительного раздела, не выз­вала осложнений и трудностей, какие возникли на этой почве на Украине.
    Обстановка на Украине была несколько иной, чем в Советской России. Начавшийся в конце 1917 г. уравнительный раздел земли здесь был прерван немецкой оккупацией. Украинское крестьянство не имело возможности изжить иллюзии, связанные с уравнитель­ным разделом земли. И когда на Украине восстановилась Совет­ская власть, крестьянство с большим нетерпением ждало уравни­тельного раздела земли. Об этом говорят многочисленные резолю­ции и наказы крестьян. Делегат на III Всеукраинский съезд Советов от Вязовской волости Г1авлоградского уезда Екатерино- славской губернии М. Бондаренко получил наказ: приветствовать Советское правительство и выразить ему полное доверие, а также настаивать на том, чтобы нетрудовые земли разделить «на каждую живую душу по уравнительным нормам. Все земли должны быть переданы в руки трудового крестьянства без всякой платы, а также без права собственности» 108. Васильевский волостной съезд (Пол­тавский уезд), состоявшийся 25 марта 1919 г., заявил о своей пол­ной поддержке Советской власти; по земельному вопросу делега­там, избранным на уездный съезд, был дан наказ: «Поддерживать закон об уравнительном распределительном пользовании землей между трудящимися» 109 I Киевский губернский съезд Советов, состоявшийся 26—27 февраля 1919 г., высказался за передачу всей земли без выкупа «в распоряжение Советов для пользы безземель­ных и малоземельных крестьян» ш. Об этом же говорили и многие другие наказы.
    Между тем Паркомзем и его местные органы вели энергичную работу по организации совхозов. По данным подотдела совхозов Наркомзема УССР, общее число совхозов па июль 1919 г. состав­ляло 1256 с земельной площадью в 1 202 514 десятип, а размер посева — 636 160 десятин 1П. Таким образом, к оставшейся земель-
    108    «Радянське будiвництво на Укра1ш в роки громадянсько! вшни (листопад 1918 — серпень 1919)». Ки!в, 1902, стр. 352.
    109    Там же, стр. 408.
    110    Там же, стр. 449.
    111    «I совещание представителей рабочих советских хозяйств Украины 11—13 июля 1919 г. в Киеве. 3-е совещание губземотделов Украины 14—
    17    июля 1919 г. в Киеве». Киев, 1919, стр. 11.
    ной площади в руках государства в соответствии с постановлением о национализации сахарной и винокуренной отраслей промышлен­ности прибавлялось 1 202 514 десятин бывшей помещичьей земли, отошедшей под совхозы. Все это вместе взятое сильно нарушало интересы бедняков-крестьян, ожидавших уравнительного раздела земли. При организации значительного числа совхозов не учиты­валось то, что крестьянство отрицательно относилось к крупному хозяйству. В его представлении оно было связано с господством помещика. Об этом В. И. Ленин на VIII съезде РКП(б) говорил: «Крестьянин думает: „Еслп крупное хозяйство, значит, я опять батрак". Конечно, это ошибочно. Но у крестьянина с представле­нием о крупном хозяйстве связана ненависть, воспоминание о том, как угнетали парод помещики. Это чувство остается, оно еще не умерло» "2.
    Трудящихся крестьян раздражало также и то, что совхозы да­леко не полностью (лишь немногим более половины) смогли освоить закрепленные за ними земли, тогда как в большин­стве губерний окрестное население испытывало острую нужду в земле.
    Недовольство крестьян усиливалось еще и тем, что значитель­ные земельные площади бывших хозяйств нетрудового пользова­ния оставлялись В руках государства для организации коммун.
    Наряду с организацией совхозов органы Наркомзема Украины развернули работу но уравнительному разделу земли. 11 марта 1919 г. Наркомзем опубликовал инструкцию «О распределении зе­мель во временное уравнительное пользование». IIa моста как из центрального аппарата, так и из губземотделов былп направлены работники и землемеры для оказания непосредственной помощи в разделе конфискуемых земель.
    На основе инструкции Наркомзема Украины волостные земот- делы, привлекая крестьянский актив, проводили работу по учету земель, подлежащих уравнительному разделу; составляли списки крестьян, нуждающихся в земле; устанавливали, исходя из мест­ных условий, нормы наделения землей, как и предельное количе­ство земли, какое может находиться в пользовании одного хозяй­ства. Предельная норма земли на хозяйство, независимо от числа членов семьи, колебалась от 12 десятин на Левобереячье до 30 деся­тин в степной, наиболее многоземельной части Украины.
    Распределялись помещичьи, удельные, монастырские и церков­ные земли. Из поместий, как правило, изгоняли их владельцев, администрацию, арендаторов.
    По данным, которыми располагал Наркомзем Украины к сере­дине июня 1919 г., безземельное и малоземельное крестьянство по­лучило без всякого выкупа более 5 млп. десятин земли пз. Если
    112    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 200.
    113    Е. Пославский. Первые шаги (Земельиая реформа на Украине).—«Известия ВУЦИК», 18 нюня 1919 г.
    учесть краткость времени, огромный объем и чрезвычайную слож­ность как подготовительной работы, так и раздела, волну кулац­кого бандитизма, прокатившуюся к тому времени по Украине, то нельзя не признать, что органы Наркомзема проделали огромную работу.
    Однако, оценивая в целом процесс уравнительного распреде­ления конфискованной земли между безземельными и малоземель­ными крестьянами, следует отметить, что только менее половины конфискованной земли было отдано крестьянству. Известно, что на Украине помещикам, купцам, монастырям и церкви, удельно­му ведомству принадлежало 14,5 млн. десятин земли. Разделено же было более 5 млн. десятин, что не могло удовлетворить земель­ного голода 2,3 млн. дворов беднейшего крестьянства 14. Если же учесть, что в главных районах свеклосеяния (Киевщтша, Подолпя, Волынь), где основная масса конфискованных помещичьих земель была закреплена за сахарными заводами, то станет ясным, что зе­мельный голод бедноты в этих районах не был удовлетворен. И это, конечно, не могло не вызвать у нее острого недовольства.
    Но даже и при том, что значительная часть конфискованной земли была оставлена в руках государства (сахарные заводы и совхозы), па Украине был еще значительный земельный фонд (7 млн. излишков кулацкой земли) 1|5, который также подлежал конфискации и уравнительному разделу, но почти не был исполь­зован в 1919 г. Причем в левобережных губерниях излишки ку­лацкой земли были весьма важным источником удовлетворения земельной нужды бедноты. Правда, конфискация и раздел излиш­ков кулацкой земли наталкивались на огромные технические и по­литические трудности. Нужно было провести большую работу по выявлению в каждом кулацком хозяйстве излишков земли и разделить ее среди бедноты. Главное же заключалось в трудно­стях политического характера. Кулак еще экономически господст­вовал в селе. Он был хорошо организован и вооружен, прошел солидную школу политической борьбы (Центральная рада, гет­манщина, Директория). В своем распоряжении кулачество имело значительное число уже действовавших вооруженных банд, кото­рые терроризировали сельскую бедноту. К тому же в некоторых губерниях со стороны земельных органов было прямое покрови­тельство кулакам. В Харьковской губернии некоторые земотделы, якобы из-за боязни оставить часть земли незасеянной, не трогали хозяйства в 50 и даже 100 десятин земли. I! Херсонской губернии но этим же «мотивам» не трогали имения в несколько сот деся­тин И6. Известны случаи, когда кулаки использовали лозунг «ни одной десятины незасеянной земли» в своих целях н захватывали
    114    М. А. Рубач. Очерки по истории революционного преобразования аграрных отношений на Украине. Киев, 1956, стр. 30.
    15 Там же, стр. 30.
    116    Е. П о с л а в с к и й. Указ. соч.
    помещичью землю. В то же время были случаи отказа бедняков от получения земли из-за отсутствия тягловой силы и семян для посева.
    Сельская беднота боролась с кулачеством, стремилась подорвать его экономическую силу, но бедноте не хватало организованности и сплоченности. Для того чтобы сломить силу кулачества, нужен был подлинный массовый поход рабочих в деревню против кулака, такой, какой был организован в Советской России летом 1918 г. Этого сделать на Украине не удалось.
    Уничтожение частной собственности на землю и превращение ее во всенародную создали объективные условия для социалисти­ческих преобразовании в сельском хозяйстве. Коммунистическая партия стала пропагандировать среди крестьян общественные фор­мы хозяйства. Крестьянская беднота подхватила великую идею создания коллективного хозяйства и стала претворять ее в жизнь. Но она натолкнулась на бешеное сопротивление кулачества, левых эсеров, анархо-махновцев, украинских буржуазных националистов. Все эти вражеские элементы развернули бешеную кампанию лжи и клеветы, искусно играя на темноте и предрассудках крестьян­ства. Эти враги трудящихся пытались убедить крестьян, что путем создания коммун и артелей Коммунистическая партия и Совет­ская власть якобы стремятся вернуть старую панскую кабалу, но только в иной форме. А так как политика сосредоточения в руках государства значительного количества бывшей помещичьей земли вызвала недовольство в крестьянских массах, то вражеская про­паганда находила в деревне благоприятную почву.
    Но враги социалистического строя не ограничивались лишь од­ной агитацией. Проникая в советский аппарат, они часто исполь­зовали свое служебное положение для того, чтобы своими провока­ционными действиями вызвать у крестьян недовольство против коллективных хозяйств и Советской власти. Как указывалось в отчете Харьковского губкома ТШ(б)У, один из левых эсеров иод видом инструктора земельно жилищного отдела выступал с таки­ми установками: «Надо определенно сказать крестьянам..., что без общественной обработки земли мы с ними разговаривать не будем, если они к весне не организуются в артели, то будет проведена полная национализация земли, т. е. обработка при помощи наем­ных рабочих» 117. Подобного рода провокационные заявления вы­зывали возмущение крестьян. Украинские буржуазные национа­листы также часто использовали трибуну крестьянских собраний для того, чтобы дискредитировать идею общественных хозяйств и подорвать доверие трудящихся крестьян к Коммунистической пар­тин ц Советской власти. Как указывал в своем докладе Змиевский уездный исполком (Харьковская губерния), «безответственные личности выступали па собрании, заявляли, что коммуна не что иное, как лишение местных крестьян земли, что придут московские
    117    ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 3, д. 351, л. 109.
    201
    коммунисты, которые займут лучшие земли, а нам ничего не оста­нется» 118.
    Много вредила делу организации коллективных хозяйств по­спешность при их создании, допускавшаяся некоторыми губземот- делами. Так, Харьковский губзсмотдел в своем отчете указывал. «Кардинальной задачей земельного отдела является устройство коммун... Для устройства возможно большего числа коммун коман­дируются специальные инструкторы и агитаторы...» 11э. Такую же линию проводил и Киевский губземотдел. Он ставил перед собой задачу «организовать в губернии максимальное количество того или иного рода коллективов» 12°. При такой поспешности в создании общественного хозяйства были случаи, когда советские работники и агитаторы, которым было поручено такой величайшей важности дело, извращали ленинский принцип добровольности при органи­зация коллективных хозяйств. В циркуляре Изюмского уездного исполкома Харьковской губернии указывалось: «Нередки случаи, когда агитаторы вместо разъяснения выгод сельскохозяйственной коммуны прибегают к угрозе: «Загоним туда штыками» 121. Уезд­ный исполком категорически требовал прекратить подобного рода практику и усилить подлинно разъяснительную работу в массах. В своем постановлении от 10 мая 1919 г. Черниговский губзем- отдел указал Стародубскому уездному исполкому на недопусти­мость «почти насильственной организации коммун и игнорирова­ния интересов среднего трудового крестьянства» 122 На неправиль­ные действия инструкторов жаловался представитель Донецкого губземотдела Нагорный на 2-м совещании представителей губ- земотделов Украины. В своем выступлении он говорил: «Посылае­мые на места инструкторы часто вносят хаос в местную жизнь. Двух инструкторов пришлось арестовать, так как неумением вести дело они вооружили против коммун» 123.
    О    неумелых, а подчас и неправильных действиях местных ком­мунистов и провокационной агитации левых эсеров говорится и в докладной записке в ЦК КП(б)У Е. Евппцкого, выезжавшего в Лебединский уезд Харьковской губернии по заданию Централь­ной избирательной комиссии по выборам делегатов на III Всеукра- инский съезд Советов: «Крестьяпе со слов, может быть, не в меру горячих коммунистов, а также иод влиянием агитации левых эсе­ров п под науськиванием всех контрреволюционеров воображают, что коммуна будет проводиться насильственно. Когда же им объ-
    1,8 «Радянське будiвництво на Укра1ш в роки громадянсько! вшни», стр. 274.
    119    «Л^опис революцп», 1920, № 1, стр. 24.
    120
    121 Там же, стр. 25.
    121    «Радянське будiвництво на Укра1ш в роки громадянськоi вшни», стр. 281.
    122    Там же, стр. 193.
    121 «Отчет о 2-м совещании представителей губземотделов Украины 17—
    21    мая в Киеве, 1919». Киев, 1919, стр. 37.
    202
    яснишь, то они говорят: „Это другое дело, а мы думали тшоо. Вот такую добровольную коммуну пусть заводят, мы присмотримся и сами пойдем"» 124
    Вражеские элементы, раздувая до невероятных размеров ошиб­ки отдельных работников, а еще больше выдумывая разные небы­лицы п клевеща на Коммунистическую партию п Советскую власть, сумели во многих районах Украины вызвать у крестьян недоверчивое и даже предубежденное отношение к общественному хозяйству и коммунистам. Все это усиливало колебания крестьян­ства п обостряло политическую обстановку в деревне.
    Крестьянство стремилось объяснить себе происшедшие измене­ния в политике Советской власти па Украине. Но низкий обще­культурный уровень и недостаточная политическая сознательность привели к тому, что в ряде мест среди крестьян получило распро­странение ошибочное мнение, что большевик и коммунист — пред­ставители разных политических партий, что на Украину возвра­тилась не прежняя партия большевиков, а иная — партия комму­нистов. Произошло это, по-видимому, по только оттого, что партия с марта 1918 г. стала именоваться коммунистической, о чем мно­гие украинские крестьяне не знали, но и потому, что в земельной политике Советской власти на Украине произошли некоторые из­менения. Если в конце 1917 —начало 1918 г. большевики, добив­шись установления Советской власти на Украине, решительно про­водили политику уравнительного раздела нетрудовых земель, то теперь коммунисты выдвинули на первый план создание совхозов и коммун, а уравнительный раздел земли отодвинули на второй план. Поэтому украинские крестьяне относились к большевикам с большой любовью и уважением, а к коммуне и коммунистам — настороженно.
    Это особенно наглядно выяснилось во время беседы Н. Скрып- ника с делегатами Волынской губернии па Всеукраинском съезде волостных исполкомов в начале июня 1919 г. На его вопрос, как крестьяне относятся к Советской власти, раздались дружные от­веты: «Все принимают Советскую власть. Мы всецело встречаем с большой любовью» 125. Далее зашел разговор о большевиках и коммунистах. С большой откровенностью представители волостных исполкомов рассказывали о настроениях крестьян. Гаврилюк из Красиловской волости: «И сейчас у нас настроение за Советскую власть. Если сказат ь „коммунист" — ни то ни се, а слово „больше­вик" — все за ним» 12 . Грищук из Корчевской волости: «У нас при­знают большевизм все и Советскую власть, а коммун не при­знают» 127. Бурак из Скородецкой волости: «Население относится
    124    Партархив Украинского филиала И МЛ, ф. 1, он. 4, д. 129, л. 2.
    125    ЦГ АСА, ф. 25860, оп. 2, д. 91, л. 202.
    126    Там я«е, л. 204.
    127    Там же, л. 206.
    очень хорошо как к Советской власти, так и к большевизму, но к коммунизму очень халатно» 128. В таком же духе высказались пред­ставители ряда других волостей.
    Коммунистическая партия Украины и Советское правительство развернули огромную работу по разоблачению вражеской клеветы и исправлению ошибок и перегибов, которые были допущены в некоторых районах. Большую роль в этом сыграла телеграмма В. И. Ленина от 0 апреля 1019 г., адресованная всем губземотде- лам и опубликованная в украинских газетах. В телеграмме особен­но резко подчеркивалось: «Недопустимы меры принуждения для перехода крестьян к общественной обработке в коммуны и другие виды коллективного хозяйства. Переход к коллективным формам осуществляется лишь при точном соблюдении требований Поло­жения без всяких принуждений со стороны власти. Неисполнение настоящего распоряжения карается по законам революционного времени. Широко осведомите население о настоящем распоряже­нии» 129
    Получив телеграмму, Центральный Комитет КП(б)У И апреля опубликовал директиву всем партийным организациям с катего­рическим предупреждением не допускать принудительного созда­ния коммун. В директиве решительно опровергалась злостная про­вокационная клевета о том, что коммунисты путем принуждения будто бы стремятся загнать всех крестьян в коммуны.
    В директиве говорилось: «Центральный Комитет заявляет кате­горически, что всякие объединения крестьян в коммунальные хо­зяйства могут происходить только па совершенно свободных нача­лах, добровольно, в тех случаях, когда крестьяне в интересах веде­ния своего хозяйства сочтут более выгодным объединение в ком­мунальные хозяйства. Партийным организациям предлагается бдительно следить за тем, чтобы провокаторы, которые примазы­ваются к Советской власти, или люди, но понимающие того, что они делают, не нарушали политики партии и Центральной Совет­ской власти в области земельных отношений, немедленно арестуя, отдавая под суд за контрреволюционные поступки тех, кто будет проводить политику принудительного создания коммун» 130.
    Принятые партией и правительством решительные меры к разо­блачению вражеской клеветы и исправлению отдельных перегибов при организации общественного хозяйства способствовали даль­нейшему развитию коллективных хозяйств в деревне.
    Создание коллективных хозяйств в 1919 г. было продолжением процесса, возникшего в гуще украинской крестьянской бедноты еще в конце 1917 — начале 1918 г. Тогда, как известно, коллектив­ные хозяйства — сельскохозяйственные коммуны и артели — воз­
    128    ЦГ АСА, ф. 25860, оп. 2, д. 91, л. 214.
    129    «Красный архив», 1939, т. 5, стр. 13.
    130    «Большевик», И апреля 1919 г.
    никали в порядке творческой инициативы народных масс и без какого-либо нажима сверху. Раз возникнув, коллективные хозяй­ства с неизбежностью естественноисторического процесса проби­вали себе дорогу, и никакие силы уже не могли предотвратить ис­торически закономерного процесса развития коллективных хо зяйств в сельском хозяйстве.
    Инициаторами создания коллективных хозяйств в 1919 г. вы­ступали крестьянская беднота и рабочие, переселившиеся в дерев­ню из города в связи с хозяйственной разрухой и продовольствен­ными трудностями. Заведующая подотделом коллективных хо­зяйств Наркомзема Украины М. Скрыпник на 2-м совещании губ- земотделов отметила, что коммунистическое строительство на Ук­раине превысило всякие ожидания — к маю, по данным восьми губерний, было создано 316 коммун. И далее она говорила: «В ком­муну идут главным образом сельскохозяйственный пролетариат, безземельное и малоземельное крестьянство, т. с. беднейшее насе­ление» 1 3 В сообщении Екатерипославского губземотдела указы­валось, что организованные к маю 1919 г. 17 коммун и 18 трудо­вых артелей состоят «преимущественно из рабочих и сельской
    бедноты» 132.
    Случаи нарушения ленинского принципа добровольности при организации коммун и артелей не могут, однако, опровергнуть фак­та, что возникшее движение за создание новых, социалистических форм хозяйства было подлинно народным и зародилось в недрах самих народных масс. В пользу этого утверждения говорит не толь­ко то, что коммуны стали возникать еще в конце 1917 г. но ини­циативе сельской бедноты, но и рост числа коллективных хозяйств после известной телеграммы В. И. Ленина и директивы ЦК КП(б)У. Эти документы исключали администрирование в созда­нии коммун и артелей. Роста коммун и артелей не смогли при­остановить кулацкие банды, нередко учинявшие кровавые распра­вы над пионерами колхозного строя. В этом отношении типична Киевщина, где общеполитическая обстановка была чрезвычайно напряжена в связи с сильно развившимся кулацким бандитизмом. Там на 1 июня 1919 г. насчитывалось свыше 15 коммун и 30 арте­лей 133. К июлю 1919 г., когда часть территории Украины захвати­ли белогвардейские банды, в республике уже существовало свыше 500 сельскохозяйственных коммун п артелей, созданных на вполне добровольных началах 134.
    Коллективные хозяйства создавались на бывших помещичьих землях. Они были невелики по размеру (в среднем 140—150 деся­
    131    «Отчет о 2-м совещания представителей губземотделов Украины», стр. 35.
    132    «Большевик», И мая 1919 г.
    133    С к р ы и н и к. Начало коллективного хозяйства на Украине. М., 1920, стр. 10.
    134    «Экономический бюллетень Укрсовнархоза», 10 июля 1919 г.
    тин на коллектив). Очень многого не хватало первым колхозам. Но их организаторы твердо верили в правоту своего дела, в силу кол­лективизма, в ого способность преодолеть любые трудности.
    В печати того времени иногда появлялись краткие сообщения
    о    первых колхозах. О коммуне «Заря» в Харьковской губернии газета «Большевик» писала: «Коммунары быстро наладили свое хозяйство, посадили огороды, засеяли пашню. Большую часть уро­жая овощей капусту, салат и др.— коммуна сдавала Военкому... При коммуне был „Детский очаг", где собирались дети коммуна­ров для игр и занятий; был клуб, где читались лекции, имелись библиотечка, газеты. Столовались коммунары в общей столовой, в одном из монастырских помещений. Вообще коммуна организо­валась хорошо, все ее члены были целиком довольны новой жизнью» 1 5.
    Значительных успехов в ведении коллективного хозяйства до­бились члены коммуны «Труд» в Славяносербском уезде Екате- ринославской губернии. В коммуне успешно была проведена посев­ная кампания, создана образцовая молочная ферма. Для изучения коммунарами агротехники были организованы сельскохозяйствен­ные курсы. При коммуне открыта трудовая школа. Коллективная обработка земли встретила одобрение окружающего крестьян­ства 136
    В начале февраля 1919 г. в селе Сосновке Конотопского уезда по инициативе местной партийной организации была создана сель­скохозяйственная коммуна им. В. И. Ленина. В коммуну вступило 55 бедняков и прежде всего коммунисты — члены Сосповскоп сель­ской партийной организации. Коммуне были переданы земли и усадьба бывших помещиков Покореного и Вольского, которые бе­жали вместе с гетманцами. Коммунары успешно провели весен­нюю посевную кампанию и наладили крупное огородное хозяйство. В связи с наступлением деникинских банд коммунары, эвакуиро­вав свои семьи, добровольно пошли в ряды Красной Армии. После изгнания деникиицев коммунары вернулись домой, и с весны 1920 г. коммуна им. В. И. Ленина вновь развернула свою работу 137. О том, что крестьяне-бедняки успели сродниться с коллективным хозяй­ством, говорит и опыт первой Лубепской коммуны, в составе кото­рой было 12 членов Коммунистической партии. 13 связи с наступ­лением Деникина коммунары сохранили свой коллектив и эвакуи­ровались из пределов Полтавщины в Тверскую губернию 138.
    Первым колхозам приходилось преодолевать огромные труд­ности, возникавшие в связи со слабой материальной базой, отсут­ствием опыта ведения коллективного хозяйства и опытных руко­водителей колхозного производства. Советская власть приходила
    135    «Большевик», 10 июля 1919 г.
    130    Там же, 29 апреля 1919 г.
    137    В. Б а б к о. В годы подполья. Киев. 1950, стр. 159.
    138    ЦП А ИМЛ, ф. 17, оп. 6, д. 43, л. 102.
    па помощь молодым колхозам, снабжая их в первую очередь сель­скохозяйственными машинами, высококачественным посевным ма­териалом, выделяя кредиты и т. п. Для кредитования сельскохо­зяйственных коммун и артелей Совнарком Украины в апреле 1919 г. выделил 500 тыс. руб. 139. Черниговский губземотдел из сно их средств израсходовал 1200 тыс. руб. на помощь коллективным
    хозяйствам 140.
    Под руководством Коммунистической партии и с помощью Со­ветской власти сельскохозяйственные коммуны и артели наряду с совхозами становились очагами социализма па селе. Они были практическим подтверждением преимущества коллективного веде­ния сельского хозяйства над мелким индивидуальным. Так, в селе Ольховатке Безсоновской волости Харьковской губернии крестьяне в принятом на общем собрании постановлении признали, что «об­разовавшаяся по соседству сельскохозяйственная коммуна дала прекрасные результаты в смысле производительности труда, и ре­шили перейти на коммунальное хозяйство» 141.
    Украинское советское правительство придавало исключительно важное значение проведению весенней посевной кампании. Перед Наркомземом и его местными органами была поставлена задача: все земли должны быть засеяны. Большое внимание было уделено снабжению деревни сельскохозяйственными машинами. Развер тывалась работа заводов сельскохозяйственного машиностроения. К началу июня 1919 г. по Украине было распределено: плугов 10 796, культиваторов — 3342, сеялок — 105, жнеек — свыше 2 тыс., молотилок — 104, кос — свыше 200 тыс. и много другого сельско-
    142
    хозяйственного инвентаря .
    Большую помощь трудовому крестьянству Советской Украины оказала Советская Россия. Из Москвы, Рыбинска и других городов России на Украину было отправлено 150 вагонов сноповязалок. Люберецкий завод (под Москвой) прислал на Украину более двух вагонов деталей к сельскохозяйственным машинам.
    Изыскивался и мобилизовывался посевной материал, так как в ряде губерний (Черниговской, Волынской, Донецкой и др.) не хватало посевного материала.
    Заблаговременно предпринятые меры обеспечили нормальное развертывание полевых работ в освобожденных от врага районах Украины. В Полтавской и Херсонской губерниях земля, отведен­ная под яровые посевы, была полностью засеяна. По-иному сложи­лась обстановка на Черниговщине, где не хватало посевного мате­риала, и па Правобережье, где в связи с военными действиями по­севная кампания проходила неравномерно. В южной части Укран
    139    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 21, л. 107.
    ко <,отчет о 2-м совещании представителей губземотделов Украины», стр. 37.
    141    «Большевик», 14 апреля 1910 г.
    142    «Вют ВУЦВИК», 8 червня 1919 р.
    ны недосев в середине мая 1919 г. составлял лишь 10% 148. В целом же посевная кампания прошла удовлетворительно, и виды на уро­жай были хорошие.
    Все это свидетельствует о том, что общие принципы земельной политики на Украине были правильными и исходили они из ленин­ских установок. Однако при практическом осуществлении их было допущено известное забегание вперед, отрыв от собственного опы­та народных масс. Но факты говорят также и о том, что ЦК КП(б)У и Совнарком Украины энергично исправляли допущенные ошибки в совхозном строительстве.
    Выдвинутая Коммунистической партией и великим Лениным идея создания коллективного хозяйства проникла в сознание бат- рацко-бедияцких масс села. Коллективные хозяйства создавались на основе добровольности и солидарности трудящегося крестьян­ства. Администрирование наблюдалось лишь в небольшом числе случаев, н часто это были провокационные действия врагов тру­дящихся, рассчитанные на подрыв авторитета Советской власти. Поэтому они не могут служить основанием для утверждения о яко­бы принудительном создании колхозов в 1919 г. Как ни беснова­лись разного рода враги рабочих и крестьян, как они ни клеветали на политику Коммунистической партии, как ни извращали суть социалистической перестройки сельского хозяйства, они не смогли сорвать создания сельскохозяйственных коллективов. Враги не мог­ли остановить закономерный и исторически необходимый процесс, обусловленный социалистическим характером Великой Октябрь­ской социалистической революции.
    4.    Борьба за хлеб
    Одним из важных и острых вопросов того времени был вопрос про­довольственный. Трудящиеся массы ощущали недостаток хлеба, несмотря на то, что па Украине он имелся в достаточном количе­стве. Пользуясь тем, что в руках Советской власти не было почти никаких запасов хлеба, торговцы, кулаки и спекулянты-мешочники взвинчивали цены па хлеб п другие продукты питания.
    Кулаки и спекулянты повысили цены на хлеб до 20 руб. и более за фунт, тогда как хлеб по государственной цене стоил 98 коп. фуит. Но беда заключалась в том, что государство не всегда могло отпускать его трудящимся в достаточном количестве. Продоволь­ственное положение городов и промышленных районов Украины все более обострялось. В Донбассе из-за нехватки хлеба рабочие вынуждены были массами уходить в села для обмена на него сво­их домашних вещей. Бешено наживалось кулачество, стремившее­ся побольше содрать с изголодавшихся рабочих. В Киеве к 12 июня
    208
    из «Отчет о 2-м совещании представителей губземотделов Украины», стр. 17.
    запасы муки у горпродкома иссякли: ржаной было 43 пуда, ячмен­ной — пуд. В тяжелом продовольственном положении находилась Одесса, что было вызвано блокадой Черноморского побережья ан­тантовскими военно-морскими силами и прекращением подвоза хле-
    г“    44
    ба в город в связи с кулацкими мятежами .
    Органы Наркомпрода оказались не в состоянии снабдить Крас­ную Армию продуктами, и она испытывала продовольственные за­труднения. В связи с этим многие воинские части вынуждены были заниматься самозаготовками, что вносило дезорганизацию в про­довольственную работу. Воепные представители часто не счита­лись с мнением местных властей о возможности и объеме загото­вок в том или ином районе и требовали поставки продуктов или самовольно захватывали хлеб, заготовленный и уже распределен­ный органами Наркомпрода. О действиях одного из таких «загото­вителей» писал Артем (Ф. Сергеев) в письме в ЦК РКП (б) 3 апре­ля 1919 г.: «...мешают работе налеты вооруженных отрядов. На­пример, некий Птушкип с мандатами от 4-й стр[елковой] дивизии, являясь куда-нибудь, напр[имер] на ст. Краснопаловка, реквизует там четыре вагона хлеба от имени уже не 4-й, [а] 42-й стр[елковой] дивизии. Он приезжает с отрядом, поэтому ему сопротивляться нельзя» 145. У Птушкина отсутствовали реквизиционные квитан­ции, и он выдавал ничего не стоящие расписки. Подобного рода действия уполномоченных воинских частей вызывали недовольство среди трудящихся крестьян.
    В связи с острой нехваткой хлеба местные Советы стали вво­дить нормированный отпуск хлеба и других продуктов. Устанавли­вая нормы выдачи хлеба и продовольственных товаров, местные органы Советской власти руководствовались принципом: «Кто не работает, тот не ест». Повышенная норма выдачи хлеба и про­дуктов была установлена для рабочих фабрично-заводских пред­приятий.
    В основу организации продовольственного дела на Украине был положен опыт Советской России. Правительство ввело обязатель­ную продразверстку, основная тяжесть которой перекладывалась на кулачество. По правилам продразверстки все хлебные излишки крестьяне должны были сдавать государству по установленным ценам. Кроме необходимого количества зерна для посева, на пи­тание крестьянской семьи и содержание скота, хлеб оставлялся в таком количестве: 13 пуд. зерна или муки на год и пуд крупы на каждого члена семьи. На рабочую лошадь оставлялось 25 пуд. зер­на, на корову — 9 пуд.146 Правительство ввело государственную монополию на заготовку и продажу хлеба, сахара, соли с установ­лением твердых цен на эти продукты.
    144    Партархив Украинского филиала ИМЛ, ф. 1, оп. 4, д. 244, лл. 10, И.
    145    ЦП А ИМЛ, ф. 17, оп. 4, д. 8, лл. 14—19.
    146    СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 112—115.
    Бедняцкие хозяйства, имевшие посевную площадь до 5 деся­тин включительно, освобождались от продразверстки. Середняцкие хозяйства, засовавшие от 5 до 10 десятин включительно, должны были сдавать хлеб по умеренным нормам. Кроме того, середняки получали, по мере возможности, за сданный хлеб промышленные товары и деньги по государственным ценам. Кулацкие же хозяй­ства должны были сдать, кроме установленной для них нормы, еще и ту часть хлеба, от сдачи которой освобождались бедняцкие хо-
    147 г
    зяиства . Если же кулак оказывал сопротивление и злостно укры­вал хлеб, к нему применялись суровые меры воздействия, вплоть до конфискации имущества и отдачи под суд.
    В связи с тем, что деревенская беднота сама испытывала боль­шие продовольственные затруднения, и в целях стимулирования помощи бедноты в выполнении продразверстки правительство раз­решило из общего количества сданного каждой волостью по прод­разверстке хлеба оставлять 10% в распоряжении волостных орга­нов для нужд местной деревенской бедноты с оплатой в размере половины установленных государством твердых цен.
    Таким образом, декрет о продразверстке всей своей силой был направлен против кулачества — злостного укрывателя хлеба, про­тив мародеров-спекуляптов, наживавшихся на народной нужде.
    Продовольственная политика Советской власти была понятна рабочему классу и крестьянской бедноте и получила их одобрение.
    В организации продовольственной работы Украина получала помощь от ЦК РКП (б). 2 марта 1919 г. 1ДК РКП (б) утвердил ди­рективу для ЦК КП(б)У и Совнаркома Украинской ССР об основ­ных положениях продовольственной политики, которая 14 марта за подписью В. И. Ленина была переслана на Украину. Директива гласила: «ЦК РКП считает необходимым: 1) утвердить на Украи­не незыблемые принципы единства учета, распределения и снаб­жения и возложить эти функции на Компрод Украины, 2) украин­ский Компрод должен быть единственным органом, имеющим ис­ключительное право распоряжаться всеми продовольственными продуктами п предметами первой необходимости на Украине...
    3)    заготовку хлеба для рабочих Украины и голодного Севера воз­можно провести только при хлебной монополии... Все распоряже­ния и постановления Компрода в этой области являются един­ственно и безусловно обязательными для всех без исключения органов и учреждений Советской власти па Украине... На Нарком- прод Украины возлагается обязательство доставить Северу до
    1    июня 50 млн. пудов хлеба» 148.
    Руководствуясь директивой Центрального Комитета РКП (б), ВУЦИК издал 12 апреля 1919 г. декрет о продовольственной дик­татуре. Декрет подтвердил незыблемость хлебной монополии и си­стему твердых цен. Наркомпрод объявлялся единственным орга-
    Ц' СУ УССР, 1919, изд. 2-е, стр. 535—536.
    148    ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 2, л. 157.
    пом, заготовляющим и распределяющим продовольственные товары и снабжающим ими население 149. Введение строжайшей центра­лизации и суровой дисциплины в продовольственном деле имело очень важное значение для развертывания работы органов Нарком- прода и снабжения хлебом Красной Армии и трудящихся.
    Центральный Комитет РКП (б) помог укомплектовать кадрами органы Наркомпрода Украины. В адрес Наркомпрода Украины почти ежедневно поступали телеграммы, сообщавшие о выделении работников. В одной из таких телеграмм говорилось: «Сегодня в Еаше распоряжение выезжает отборная группа — 151 рабочий — из Петрограда. Коммунисты и сочувствующие» 15°.
    При огромной помощи Советской России к марту 1919 г. про­довольственный аппарат па Украине в основном был сформирован. Кроме центрального аппарата, было создано девять губернских продкомов, а также городские уездные нродкомы. Реализацией продразверстки в деревне занимались комитеты бедноты.
    Однако в условиях кулацкого засилья в украинской деревне при слабой организованности деревенской бедноты и недостаточной ее политической активности продразверстка шла очень вяло. Нередки были случаи, когда сельские комбеды находились под кулацким влиянием, и тогда они прямо отказывались проводить продразвер­стку. Так, Ямпольский комбед (Подолия) отказался от продраз­верстки якобы из-за недостатка хлеба. В других местах, как это было на Киевщиие, некоторые комбеды конфискованный помещи­чий хлеб оставляли для удовлетворения нужд местной бедноты вместо отправки его по нарядам органов Наркомпрода 151. В таких условиях ответственная задача снабжения трудящихся и Красной Армии хлебом силами только одного Наркомпрода была трудно выполнимой. Необходимо было активное и массовое участие рабо­чих в продовольственной работе.
    При решении столь важной задачи Советская Украина опира­лась на опыт Советской России, где Коммунистическая партия в 1918 г. организовала массовый поход рабочих в деревню, кото­рые не только заготовляли хлеб, по своей деятельностью, как ука­зывал В. И. Ленин, «несут социализм в деревню, привлекают на свою сторону бедноту, организуют и просвещают ее, помогают ей подавить сопротивление буржуазии» 152.
    Центральный Комитет КП(б)У и Совнарком Украинской ССР совместно с профсоюзами приступили к формированию рабочих продовольственных отрядов, которые должны были под руковод­ством продовольственных органов совместно с комбедами собирать хлеб по продразверстке. Партия и правительство призвали рабо­
    149    Там же, д. 387, л. 38.
    150    10. 10. Ко иду фор. Робiтпичi продовол^ заго!ш па Укра1ш в 1919 16родь Харюв, 1963, стр. 31.
    ' «Известия Наркомпрода Украины», 1919, № 7-8, стр. 69.
    162    В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 314.
    чих к массовому и активному участию в продовольственной работе. Газета «Большевик» (орган ЦК КП(б)У), обращаясь к ра­бочим, в редакционной статье «Кто пе в Красную, тот в про­довольственную армию» призывала: «Рабочий, если оп не на фронте, должен вступить в ряды продовольственной армии» 153.
    Рабочий класс Украины, откликаясь на призыв Коммунистиче­ской партии, создавал из наиболее сознательных и активных рабо­чих продовольственные отряды. По далеко не полным данным, пар­тийные и профсоюзные организации Советской Украины отправи­ли на хлебозаготовки около 5 тыс. наиболее политически разви­тых, выдержанных, стойких и активных рабочих 154. Основное ядро создававшихся продовольственных отрядов составляли коммуни­сты. Однако подлинно массового похода рабочего класса в деревню, такого, какой был организован в Советской России в 1918 г., на Украине организовать не удалось. Ушедшие на село рабочие сде­лали дело огромной политической важности, но их усилий оказа­лось недостаточно, чтобы сломить хребет кулачеству, политически расслоить деревню и повсеместно организовать бедноту. Кулаку удалось избежать разгрома, а это было одной из важных причин срыва выполнения плана продразверстки па Украине в 1919 г.
    В организации продовольственного дела на Украине большую помощь оказали рабочие Советской России. На III Всеукраипском съезде Советов нарком продовольствия УССР А. Шлихтер отмечал, что Москва и Петроград оказывают огромную помощь украипско- му Наркомпроду. Только к началу марта 1919 г. в распоряженпе Наркомпрода Украины прибыло из Советской России 1500 рабо­чих. Партийные организации Москвы и Петрограда провели допол­нительную мобилизацию советских работников для посылки их на продовольственную работу на Украине 155. Всего же из Советской России на Украину в марте прибыло 2700 коммунистов и рабочих- активистов 156. Рабочие продовольственные отряды провели огром- пую массово-политическую и организаторскую работу. Характе­ризуя деятельность продовольственных отрядов в деревне, орга­низационное управление Наркомпрода Украины указывало, что она проявлялась в инструктировании волостных органов, в органи­зации органов Советской власти. «В ряде случаев члены отрядов мобилизовывались и включались в местные советские органы — чрезвычайные комиссии, исполко