Юридические исследования - Очерки истории КИТАЯ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ. А.С. ПЕРЕВЕРТАЙЛО (Часть 2) -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: Очерки истории КИТАЯ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ. А.С. ПЕРЕВЕРТАЙЛО (Часть 2)


    Освободительная борьба китайского народа в новейшее время развивалась под непосредственным воздействием идей Великой Октябрьской социалистической революции. Вскоре после победы Октября родилась Коммунистическая партия Китая.



    АКАДЕМИЯ НАУК СССР
    ИНСТИТУТ КИТАЕВЕДЕНИЯ


    Очерки истории
    КИТАЯ
    В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ




    Издательство восточной литературы МОСКВА

    А.    С. ПЕРЕВЕРТАИЛО (ответственный редактор), В. И. ГЛУНИН, К. В. КУКУШКИН,
    В. Н. НИКИФОРОВ



    Раздел IV
    НАЦИОНАЛЬНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА ПРОТИВ ЯПОНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА
    (1937-1945)
    НАЧАЛО НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ КИТАЙСКОГО НАРОДА (июль 1937 —октябрь 1938 г.)
    Нападение Японии на Китай. Создание единого национального фронта
    Провокационное нападение японских войск в районе Лу- гоуцяо. Летом 1937 г. японские империалисты приступили к осуществлению давно задуманного плана захвата всего Китая.
    Для начала военных действий они воспользовались ими же созданным «инцидентом». 7 июля отряд японских войск, про­изводивших «маневры» у моста Лугоуцяо близ Пекина, сделал попытку под предлогом поисков пропавшего якобы японского солдата проникнуть .в город Ваньпин. Китайский гарнизон ока­зал японцам вооруженное сопротивление. Японские войска атаковали город и подвергли его артиллерийскому обстрелу. В районе Лугоуцяо завязались ожесточенные бои. Это сраже­ние положило начало национально-освободительной войне ки­тайского народа против японских захватчиков, продолжавшей­ся восемь лет (1937—1945).
    Наступление японской армии быстро развивалось. Японское командование начало перебрасывать в провинцию Хэбэй вой­ска, танки, самолеты из Северо-Восточного Китая, Кореи и Японии- Гоминдановское правительство, продолжая политику «несопротивления», ограничивалось дипломатическими проте­стами и призывами приостановить военные действия. Демора­лизованная капитулянтской политикой Чан Кай-ши гоминда­новская армия отступала, оставляя одну позицию за другой. Важнейшие районы Северного Китая оказались под угрозой захвата японскими войсками.
    Гоминдановская верхушка даже в это критическое время не помышляла об организации отпора врагу и продолжала пе-
    реговоры с японским командованием, делая агрессору уступку за уступкой.
    Народные же массы требовали оказать решительное сопро­тивление захватчикам. В стране нарастал 'патриотический подъ­ем. Однако чанкайшистское правительство, считавшее, что главным его врагом являются не японские империалисты, э демократические силы Китая, возглавляемые компартией, боя­лось 'развертывания всенародной войны. Поэтому оно, как и раньше, старалось оттянуть установление сотрудничества с компартией и создание единого национального антияпонского фронта. Оно все еще надеялось на компромиссное соглашение с японскими империалистами.
    17    июля Чан Кай-ши выступил с заявлением. Он сказал, что, поскольку война началась, необходимо дать отпор врагу, но в то же время он подчеркнул, что гоминдановское прави­тельство не отказывается от надежды на урегулирование кон­фликта дипломатическим путем.
    Глава Хэбэй-Чахарского политического совета Сун Чжэ- юань, который от имени нанкинского 'правительства вел пере­говоры с Японией, на следующий день после заявления Чан Кай-ши принял японские требования, которые предусматрива­ли: удаление из состава Хэбэй-Чахарской администрации всех антияпонски настроенных лиц; уничтожение коммунистов в Северном Китае; искоренение всех антияпонских организаций, пресечение их деятельности и антияпонской пропаганды '. Го­миндановское командование согласилось также отвести из района конфликта части 29-го корпуса, оказавшего сопротив­ление японцам у Лугоуцяо 2. Все эти капитулянтские соглаше­ния были одобрены нанкинским правительством.
    За время переговоров с Хэбэй-Чахарским политическим со­ветом и правительством Чан Кай-ши японские империалисты сконцентрировали в Северном Китае большие* силы и начали наступление на Пекин и Тяньцзинь — крупнейшие города и важные стратегические пункты Северного Китая. В условиях роста патриотического подъема в стране гоминдановское ко­мандование не решилось оставить эти города без боя. 28 июля, сломив сопротивление чанкайшистских частей, японские вой­ска овладели Пекином, а 29 июля— Тяньцзинем. Сдав эти го­рода, гоминдановское правительство открыло японской армии путь для продвижения в глубь территории Китая. Над всей страной нависла смертельная угроза захвата и порабощения японским империализмом.
    КПК во главе всенародного сопротивления японским за­хватчикам. Разбойничье нападение Японии на Китай вызвало гнев и возмущение широких масс китайского народа, повсе­
    1    Shuhsi Hsu, How the Far Eastern war was begun, Shanghai, 1938, p. 13.
    2    Ibid.
    местный подъем патриотического движения. Во главе обще­народного движения^ за отпор врагу, за сплочение всех сил страны перед угрозой национального порабощения стала ком­мунистическая партия. На следующий день после событий у Лугоуцяо ЦК КПК обратился с воззванием к китайскому народу. Указывая, что Пекин, Тяньцзинь и весь Северный Ки­тай находятся в опасности, компартия призвала население страны на борьбу с японскими захватчиками. Она потребовала от правительства Чан Кай-ши мобилизовать все-силы на отпор врагу. 15 июля ЦК КПК передал гоминдану декларацию об установлении сотрудничества между обеими партиями. «Перед лицом смертельной опасности, угрожающей существованию на­шего народа,— говорилось в декларации,— победа над япон­ской империалистической агрессией может быть достигнута лишь в результате внутреннего сплочения народа».
    Коммунистическая партия Китая выдвинула в декларации следующие общие задачи: отстоять независимость и свободу китайской нации, для чего необходимо мобилизовать весь на­род на национально-революционную войну против японских захватчиков, на борьбу за возвращение потерянных террито­рий и восстановление суверенитета и территориальной целост­ности Китая; установить демократический режим и созвать Национальное собрание, чтобы выработать конституцию и план спасения страны; обеспечить спокойную и счастливую жизнь китайскому народу; развивать экономику, имеющую оборонное значение3. Одновременно коммунистическая партия заявляла, что она будет вести борьбу за осуществление трех народных принципов Сунь Ят-сена, прекратит борьбу за свержение го­миндановского режима и политику конфискации помещичьих земель. Компартия также выразила готовность упразднить Центральное рабоче-крестьянское правительство и реоргани­зовать Пограничный район Шэньси—Ганьсу—Нинся в Особый район Китайской Республики, сохранив в нем демократиче­скую систему власти; реорганизовать Красную армию в 8-ю Национально-революционную армию Китая, которая будет включена в состав национальных вооруженных сил и выступит на фронт для борьбы с японскими захватчиками. Чанкайши- стская клика, рассчитывая на компромисс с Японией, не при­няла предложений компартии. Однако под давлением общест­венного мнения представители гоминдана вынуждены были встретиться в августе с представителями компартии на конфе­ренции в Лушане и частично согласиться на некоторые требо­вания КПК.
    В результате переговоров гоминдановцы признали ле­гальным статус демократического правительства Погранич­
    3    «Материалы по истории новодемократической революции в Китае», под ред. Ху Хуа, Шанхай, 1957, стр. 355 (к).
    ного района Шэньси — Ганьсу—Нинея, а также вооруженных сил, руководимых компартией. 22 августа был издан приказ чанкайшистского правительства о преобразовании китайской Красной армии в 8-ю Национально-революционную армию. Командующим был назначен Чжу Дэ, его заместителем Пэн Дэ-хуай. 8-я армия состояла из трех дивизий: 115-й (коман­дир Линь Бяо), 120-й (Хэ Лун) и 129-й (Лю Бо-чэн). Общая численность 8-й армии в это время не превышала 45 тыс- чело­век. Но это была самая боеспособная армия страны, бойцы ее обладали высоким революционным сознанием. После реорга­низации она немедленно выступила на фронт в Северном Китае.
    Приняв ряд требований компартии, чанкайшистская клика все же продолжала оттягивать заключение соглашения по ко­ренному вопросу — об установлении сотрудничества и о созда­нии единого национального антияпонского фронта.
    Совещание ЦК КПК в Лочуане. Вопросы стратегии и так­тики коммунистической партии в период войны были обсуж­дены на расширенном совещании ЦК КПК, созванном в Ло­чуане (Шэньси) в августе 1937 г. Это совещание имело огром­ное значение, так как на нем были сформулированы самые неотложные задачи коммунистической партии и всего китай­ского народа в освободительной войне против японоких агрес­соров.
    Опираясь на марксистско-ленинское учение и опыт освобо­дительной борьбы китайского народа, КПК дала правильную оценку характера войны и перспектив ее развития, указала на те условия, которые открывали перед китайским народом воз­можность завоевания победы над агрессором.
    Готовя нападение на Китай, японские империалисты рас­считывали, что им удастся осуществить план «молниеносной войны». Они были уверены, что японская армия, используя свое превосходство в военной технике и организации, сможет за ко­роткий срок разгромить хуже вооруженные и плохо обучен­ные войска гоминдана и различных местных китайских мили­таристов. Они учитывали также политическую раздроблен­ность Китая, междоусобную борьбу милитаристов, отсутствие подлинной национальной сплоченности, борьбу чанкайшист- ских реакционеров против коммунистической партии и возглав­ляемых ею демократических сил страны, наличие в правящих кругах Китая влиятельной прояпонской группировки, т. е. все то, что несомненно ослабляло Китай в войне против захватчи­ков. Японские милитаристы надеялись на свое экономическое превосходство, поскольку Япония обладала передовой капита­листической промышленностью, а Китай оставался отсталой полуколониальной страной. Политика «невмешательства», про­водившаяся правящими кругами Англии, Франции и США* также благоприятствовала японской агрессии.
    Однако японские империалисты не сумели оценить в полной мере многие важные военные и политические факторы, которые делали преимущества Японии временными, преходящими. Они недооценили силу сопротивления китайского народа, подняв­шегося на борьбу за свободу и независимость своей родины. Идеи национально-освободительной борьбы и национального единства, за которые компартия неустанно боролась со време­ни японского вторжения на Северо-Восток -в 1931 г., глубоко проникли в сознание широких масс народа. Вероломное напа­дение Японии усилило стремление китайского народа к нацио­нальному единству. Во главе патриотических сил страны стоя­ла коммунистическая партия, завоевавшая большой авторитет среди народных масс и способная сплотить ид на борьбу про­тив захватчиков. Сила коммунистической партии заключалась не только в ее политическом влиянии на народные массы. Она имела закаленную в боях армию, которая могла стать и в дальнейшем действительно стала главной силой в освободи­тельной войне китайского народа.
    Китай располагал многомиллионным населением, многочис­ленной армией, огромными природными ресурсами и обшир­ной территорией. Все это давало Китаю возможность взять курс на длительную, затяжную войну, широко применять маневренную тактику и партизанские методы военных дей- стий.
    На стороне Китая, подвергшегося японской агрессии, было сочувствие трудящихся всего мира. Китайский народ был глу­боко уверен в помощи Советского Союза, всегда поддерживав­шего освободительную борьбу народов. Определенное значение имели также империалистические противоречия в Восточной Азии (прежде всего противоречия между Японией и США), обострившиеся в связи с японской агрессией. Это затрудня­ло создание единого империалистического фронта против Китая.
    Таковы были некоторые из важнейших условий, которые облегчали борьбу китайского народа против японского импе­риализма. Коммунистическая партия основывала на них свою веру в конечную победу китайского народа над японскими за­хватчиками.
    Однако она считала, что победа над японскими захватчи­ками возможна только при условии мобилизации всего насе­ления на отпор врагу. Гоминдановское же правительство было против развертывания всенародной войны, так как боялось передать оружие в руки народа. Оно предпочитало вести вой­ну, если вынудит обстановка, только силами своей армии, т. е. однобокую войну, без привлечения широких народных масс и вооруженных сил, руководимых коммунистической партией. Страх перед усилением демократических сил страны, а также стремление облегчить путь к капитулянтскому соглашению с
    Японией заставили гоминдановскую верхушку всячески проти­виться предложениям компартии об установлении сотрудниче­ства, организации единого антияпонского фронта и о демокра­тизации политического режима в стране.
    Учитывая обстановку, сложившуюся в начале японского наступления, временные и постоянные факторы, определявшие характер и перспективы развития войны, Лочуаньское совеща­ние ЦК КПК выработало ряд важных решений. Оно приняло «Программу борьбы против японской агрессии и за спасение родины», в которой были сформулированы главные задачи партии в борьбе против японских оккупантов: всеобщая моби­лизация населения на основе демократизации политического режима в стране, улучшение жизни народа, создание единого антияпонского национального фронта.
    Поскольку основную роль в антияпонской войне играло крестьянство, составлявшее большинство населения страны, со­вещание уделило большое внимание аграрному вопросу. Было выработано специальное решение, в котором подчеркивалось, что в условиях войны против японских захватчиков и осущест­вления политики национального единства необходимо бороть­ся за улучшение положения крестьянства на основе сокраще­ния арендной платы за землю и ссудного процента, а также отмены непосильных налогов и поборов.
    Совещание постановило направить основную часть воору­женных сил, руководимых коммунистической партией, на ок­купированную японцами территорию, с тем чтобы развернуть там партизанскую войну, создать антияпонские базы и, опира­ясь на них, открыть фронт освобожденных районов в тылу противника. Это решение имело огромное значение для всей последующей борьбы против японских агрессоров.
    Осуществляя программу антияпонской войны, выработан­ную Лочуаньским совещанием, коммунистическая партия орга­низовала в тылу японской армии регулярные части и партизан­ские отряды, которые приняли на себя основную тяжесть во­оруженной борьбы против захватчиков. Помимо регулярных ча­стей 8-й армии, действовавшей в Северо-Западном Китае, бы­ли созданы антияпонские партизанские войска в Северо-Во­сточном Китае и в горных районах Южного и Центрального Китая. Ударную часть последних составляли отряды Сян Ина, Чэнь И, Чэнь Гэна, сражавшиеся в горном районе Улин на стыке провинций Цзянси, Фуцзянь и Гуандун.
    В октябре 1937 г. представители коммунистической партии договорились в Нанкине с гоминдановским правительством о реорганизации партизанских отрядов Центрального и Южного Китая в Новую 4-ю армию (численностью 12 тыс. человек). Командующим был назначен видный военный деятель первой гражданской революционной войны генерал Е Тин, его заме­стителем — Сян Ин.
    8-я и Новая 4-я армии стали основой народных во­оруженных сил, действовавших в течение всей войны на окку­пированной японцами территории.
    Создание единого национального антияпонского фронта.
    В августе — сентябре 1937 г. японская армия продолжала на­ступательные операции в Китае. В августе она захватила Чжанцзякоу и двинулась на Синькоу и Тайюань, рассчитывая окружить и уничтожить гоминдановские части в провинции Шаньси.
    13    августа 1937 г. японские войска при поддержке флота начали наступление на Шанхай, создав реальную угрозу го­миндановской столице — Нанкину. Опасность, нависшая над Шанхаем и Нанкином — основными военно-экономическими базами реакционного гоминдана и англо-американского импе­риализма в Китае, — заставила Чан Кай-ши пойти на офи­циальное соглашение с коммунистической партией.
    22 сентября 1937 г. гоминдановское телеграфное агент­ство Чжунъян опубликовало декларацию ЦК КПК от 15 июля, а 23 сентября — заявление Чан Кай-ши о сотрудничестве обеих партий. Образование единого антияпонского фронта было огромной победой компартии, важным политическим завоева­нием всего китайского народа. В дальнейшем нанкинское пра­вительство, однако, не пошло ни на выработку официальной программы единого антияпонского фронта, ни на создание его организационных форм.
    Образование национального антияпонского фронта оказа­лось возможным в силу того, что война отодвинула на второй план внутренние противоречия китайского общества, в том чис­ле противоречия между народом и реакционной гоминданов­ской верхушкой. Перед всеми классами и слоями населения встал вопрос о независимом национальном существовании, об объединении усилий для общей борьбы за спасение страны от иноземных завоевателей. В этих условиях клика Чан Кай-ши не могла игнорировать всенародные требования об установле­нии национального единства и организации отпора врагу. Это привело бы к ее полной политической изоляции, к потере вла­сти. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что японская аг­рессия угрожала экономическим интересам гоминдановской клики и поддерживавшего ее англо-американского капитала. Таковы были важнейшие причины, заставившие Чан Кай-ши решиться, наконец, на провозглашение сотрудничества с ком­мунистической партией.
    Единый антияпонский фронт был значительно шире по своему классовому составу, чем единый революционный фронт в 1924—1927 гг. В нем участвовали рабочие, крестьяне, мелкая городская буржуазия, национальная буржуазия и даже часть крупных помещиков и компрадорской буржуазии. Вследствие классовых различий и неодинакового экономического и поли­
    тического положения участники единого фронта делились на три главные группы: прогрессивную, промежуточную и кон­сервативную.
    В прогрессивный лагерь входили рабочие, крестьяне и го­родская мелкая буржуазия, т. е. подавляющее большинство населения страны (более 90%). Они боролись за развертыва­ние всенародной освободительной войны против японских за­хватчиков, за построение нового независимого демократиче­ского Китая. Прогрессивный лагерь представлял собой глав­ную и решающую силу в освободительной войне китайского на­рода. Во главе его стояла Коммунистическая партия Китая.
    К консервативному крылу принадлежали крупные помещи­ки и крупная (бюрократическая) буржуазия. Выразителем ин­тересов консерваторов была гоминдановская клика, возглавляе­мая Чан Кай-ши. Консерваторы боялись всенародной войны, стремились сохранить в неприкосновенности полуфеодальные, полуколониальные порядки в Китае и диктаторский гоминда­новский режим. В начале войны клика Чан Кай-ши располага­ла 3-миллионной армией и значительными экономическими ре­сурсами. Компартия добивалась того, чтобы все вооруженные силы и экономические 'ресурсы гоминдановского правительства были брошены на борьбу против японских захватчиков. Одна­ко клика Чан Кай-ши, став наконец ,на позицию борьбы с японскими захватчиками, противилась развертыванию всена­родной войны.
    Лагерь консерваторов не был однородным по своему соста­ву: в него входили прояпонская группа во главе с Ван Цзин- вэем, местные милитаристские группировки, недовольные дик­таторской политикой чанкайшистской клики, и т. д. Коммуни­стическая партия умело использовала противоречия внутри консервативного лагеря, направляя главные удары против твердолобых, не желавших вести по-настоящему войну, про­тив капитулянтов и национальных предателей.
    Промежуточную группу составляли национальная буржуа­зия, так называемые просвещенные шэньши (обуржуазившие­ся помещики) и некоторые местные милитаристы, чьи интере­сы особенно сильно ущемлялись правящей гоминдановской вер­хушкой. Они стояли за войну против японских захватчиков и выступали, хотя не всегда решительно и последовательно, про­тив капитулянтской политики консерваторов. Национальная буржуазия, недовольная диктатурой гоминдановских реакцио­неров и в то же время отвергавшая путь общественного пере­устройства Китая, который предлагала коммунистическая партия, мечтала о некоем «третьем пути», о превращении Ки­тая в буржуазно-парламентское государство.
    Тактика коммунистической партии в едином фронте была направлена на то, чтобы всемерно укреплять прогрессивный лагерь; завоевывать на свою сторону промежуточные силы и
    изолировать консерваторов; удерживать, пока это возможно, консерваторов в рамках единого антияпонского фронта, давая решительный отпор идеологическому, политическому и воен­ному давлению крупных помещиков и крупной буржуазии1 на демократические силы; привлекать на свою сторону промежу­точные ^силы, критикуя в то же время их шатания и ошибки.- Основой единого фронта являлся союз рабочего класса и кре­стьянства. Мао Цзэ-дун подчеркивал: «В лице крестьянства и городской мелкой буржуазии мы завоевываем основного союз­ника, в лице же промежуточных сил — только союзника в борьбе против империализма»4-
    Политика единого антияпонского фронта, проводимая ком­партией, была 'Подчинена главной задаче — обеспечить победу Китая в национально-освободительной войне против японского империализма. Создавая и укрепляя единый антияпонский на­циональный фронт, КПК сохраняла свою политическую и ор­ганизационную самостоятельность. Вопреки капитулянтской политике и колебаниям гоминдановского правительства она принимала все меры к тому, чтобы вовлечь народ в освободи­тельную войну, расширить 8-ю и Новую 4-ю армии, развер­нуть вооруженную борьбу против захватчиков, особенно в тылу японской армии.
    Международное положение Китая в начале войны с Японией
    Агрессивные действия японской военщины наносили суще­ственный ущерб интересам монополистических кругов Англии и США, имевших в Китае большие капиталовложения. С 25 ав­густа 1937 г. японская армия блокировала побережье Китая и закрыла устье Янцзы для судов всех других государств. В кон­це августа японские самолеты подвергли бомбардировке аме­риканский лайнер «Президент Гувер», а в декабре того же года потопили на Янцзы канонерку «Пэнэй» и три других судна США. В оккупированных районах японцы установили контроль над валютой и таможнями, создали свои монопольные торговые и промышленные компании и всячески препятствовали дея­тельности английских и американских предпринимателей.
    Однако правительства США и Англии, которые по-преж­нему надеялись на скорое столкновение Японии с СССР и опасались, что китайский народ, разгромив японских захват­чиков, повернет свое оружие -против господства в Китае других империалистических держав, не шли дальше весьма умерен­ного осуждения японской агрессии. Они ограничивались поже­
    4    Мао Цзэ-дун, Нынешняя тактика партии в едином антияпонском фронте (Избранные произведения, т. 3, М., 1953), стр. 358.
    ланиями «кончить дело миром», выражением лицемерного со­чувствия Китаю и другими дипломатическими жестами, рас­считанными главным образом на успокоение общественного мнения.
    12 июля 1937 г., вскоре после событий у Лугоуцяо, государ­ственный секретарь США Хэлл заявил японскому и китайско­му послам в Вашингтоне, что вооруженный конфликт между Японией и Китаем, по мнению американского правительства, «нанес бы большой удар делу мира и всеобщего прогресса» б. Спустя четыре дня Государственный департамент США опуб­ликовал декларацию, в которой рекомендовал всем нациям «воздерживаться от применения силы при проведении своей политики»6. 19 июля в английском парламенте выступил ми­нистр иностранных дел Иден, заявивший, что со стороны Япо­нии и Китая имеются якобы заверения об обоюдном желании локализовать начавшийся под Лугоуцяо конфликт7. Все эти дипломатические акции предпринимались главным образом для того, чтобы оградить империалистические интересы США и Англии на Дальнем Востоке.
    По просьбе гоминдановского правительства вопрос о напа­дении Японии был поставлен на обсуждение Лиги Наций, но она не приняла никаких практических мер к обузданию агрес­сора. Лига ограничилась принятием 6 октября 1937 г. резолю­ции о «моральной поддержке» Китаю, рекомендовала избегать действий, которые могут затруднить сопротивление Китая и предложила членам Лиги самим решить вопрос о том, какую помощь в индивидуальном порядке они смогут оказать китай­скому народу 8.
    Не дали практического результата и все последующие об­ращения Китая в Лигу Наций (1937—1939).
    В связи с открытым нарушением Японией Вашингтонского договора девяти держав в Брюсселе 3—24 ноября 1937 г. со­стоялась конференция 18 государств (в том числе и СССР). Япония отказалась участвовать в этой конференции. Империа­листические державы отклонили поддержанное Советским Сою­зом предложение Китая применить экономические санкции против Японии и ограничились принятием декларации, реко­мендовавшей японским империалистам «прекратить враждеб­ные действия и прибегнуть к мирным методам»9.
    5    «State department press releases*, 1937, July, p. 31.
    * «Peace and war. United States foreign policy», Washington, 1943. p. 370.
    7    «The relations of Great Britain with China, 1933—1939», New York. 1939, p. 40.
    8    «The Sino-Japanese conflict and the League of Nations», Geneva,
    1937,    p. 80.
    9    «The conference of Brussels, November 3—24, 1937», Washington,
    1938,    p. 76.
    Выражая на словах свое сочувствие Китаю, правящие кру­ги США и Англии проводили политику уступок и пособниче­ства японским агрессорам. Очи не прекратили поставок в Япо­нию стратегических материалов а сырья. Только в 1937 г. Япо­ния ввезла из США 35 млн. баррелей нефти и более чем на 150 млн. иен станков10. В 1937 г. С111А ввезли в Японию стра­тегические материалы на сумму 168 млн. долл., а в 1938 г.— на 158 млн. долл., что составляло почти 70% всего американ­ского экспорта в Японию м. Около 20% английского экспорта в Японию также составляли стратегические материалы ,2.
    Американские монополисты (Морган, Форд, Дюпон и др.) были тесно связаны с японскими концернами и оказывали им большую помощь в расширении военного производства.
    Поощряя японскую агрессию, английские и американские правящие круги надеялись, что японские империалисты не зайдут слишком далеко в своих действиях против интересов Англии и США и что с ними можно будет договориться за счет Китая и СССР.
    В отличие от США и Англии гитлеровская Германия не была заинтересована в затяжке японо-китайской войны,3. Она желала быстрой победы Японии, что позволило бы вы­свободить силы японского империализма для нападения на СССР, и надеялась, что гоминдановская клика, потерпев пора­жение в войне, будет втянута в «антикоминтерновский пакт» ,4. Гитлеровская дипломатия добивалась капитуляции чанкайши- стского правительства и неоднократно предлагала свои услуги в качестве посредника. По настоянию японских империали­стов Германия в мае 1938 г. признала Маньчжоу-го и уста­новила с ним дипломатические отношения. В октябре того же года германские военные советники, обслуживавшие штаб Чан Кай-ши, покинули Китай.
    Единственной державой, оказавшей поддержку Китаю в его освободительной войне, был Советский Союз. Представители СССР в Лиге Наций боролись за принятие коллективных мер для обуздания агрессора. 21 августа 1937 г. СССР заключил с Китаем договор о ненападении ,5. Этот договор нанес серьез­ный удар агрессивной политике японского империализма, рас­
    10    В. Я. Аварии, Борьба за Тихий океан. Агрессия США и Англии, их противоречия и освободительная борьба народов. М., 1952, стр. 247.
    11    Т A Bisson, Policy in the Far East, 1931—1940, New York, 1939, p. 85.
    12    В. Я- Аварии, Борьба за Тихий океан. Агрессия США и Англии, их противоречия и освободительная борьба народов, стр. 250.
    13    F W Ikle, German—Japanese relations, 1936—1940, New York, 195*1, P- 58.
    14    «Documents on German foreign policy, 1918—1945», vol. I, Washin­gton. 1948, document 486.
    15    «Советско-китайские отношения 1917—1957. Сборник документов». М., 1959, стр. 161 — 162.
    считывавшего на международную изоляцию Китая, а также политике попустительства японской агрессии, проводившейся США, Англией и Францией. Он оказал большую моральную поддержку китайскому народу в самые трудные дни его борь­бы против японских захватчиков. Советский Союз в 1937—
    1938    гг. поставлял Китаю современное вооружение; советские летчики-добровольцы совместно с китайскими летчиками ге­роически обороняли Ухань и другие города Центрального Ки­тая от нападений вражеской авиации 16. В марте и июле 1938 г. правительство СССР предоставило Китаю два займа по 50 млн. ам. долл., а в июне 1939 г.— крупный заем в 150 млн. ам. долл. на покупку военных материалов ,7.
    Японское правительство пыталось протестовать против со­ветской помощи Китаю, но его протесты были отклонены.
    Материальная помощь и моральная поддержка со стороны Советского Союза .вдохновляли китайский народ на отпор за­хватчикам, укрепляли его веру в конечную победу над врагом.
    Создание фронта освобожденных районов
    Начало боевых действий 8-й армии. С начала антияпон­ской войны в Китае сложилось два фронта: один — руководи­мый компартией, другой — гоминданом. Эти два фронта резко отличались друг от друга по своему характеру, стратегии и тактике.
    Гоминдановские войска применяли малоэффективную так­тику пассивной фронтальной обороны. Народные вооруженные силы вели маневренную войну, развертывали активные опера­ции в тылу врага, наносили стремительные удары по наиболее уязвимым звеньям вражеских позиций.
    8-я армия прибыла на фронт Северного Китая в сентябре 1937 г., когда гоминдановские войска терлели одно поражение за другим и в панике отступали. Развернув маневренные дей­ствия, она наносила серьезный урон врагу и сдерживала на­тиск японцев на чанкайшистские войска.
    115-я дивизия 8-й армии в первом же крупном бою в райо­не Пинсингуаня (северо-восточная часть Шаньси) 25 сентяб­ря 1937 г. нанесла тяжелое поражение японским оккупантам. Она наголову разгромила одну из бригад дивизии генерала Итагаки, развеяв миф о непобедимости японской армии и по­казав высокие боевые качества народных вооруженных сил, ру­ководимых коммунистической партией. Победа 8-й армии дала возможность гоминдановцам организовать оборону на рубеже
    16    М. С. Капица, Советско-китайские отношения в 1931—1945 гг., М.,
    1956,    стр. 70.
    17    «Сопетско-китайские отношения 1917—1957. Сборник документов», стр. 167-170, 172—175, 176—179.
    Синькоу и задержать на некоторое время продвижение япон­цев к Тайюаню. Ожесточенные бои в районе Синькоу продол» жались с 10 октября по 3 ноября.
    После пинсингуаньского сражения 8-я армия наносила уда­ры по вражеским тылам, отбивала уездные города, перереза­ла железные дороги, разрушала связь. Часть 129-й дивизии ночью 19 октября 1937 г. заняла японский военный аэродром в Янминбао (уезд Дайсянь провинции Шаньси) и уничтожила более 20 самолетов противника. Успешные боевые действия 8-й армии оказывали большую помощь чанкайшистским войскам, однако последние продолжали отступать.
    Гоминдановский фронт в Северном Китае с каждым днем все больше разваливался. Группировка японских войск, на­ступавшая вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги, 24 сен­тября захватила Баодин, 11 октября — Чжэнчжоу и Шицзя­чжуан, 8 ноября — административный центр провинции Шань­си Тайюань. Чанкайшистская армия в панике отступала на юг к линии Лунхайской железной дороги.
    В Восточном Китае осенью 1937 г. развернулись ожесточен­ные бои за Шанхай, в обороне которого китайские бойцы и на­селение проявили подлинный героизм. Но гоминдановское ко­мандование не поддержало защитников Шанхая, и 11 ноября он пал. Примерно через месяц (13 декабря 1937 г.) чанкай­шистская армия сдала врагу столицу — г. Нанкин. Гоминда­новское правительство бежало в Ханькоу.
    После падения Тайюаня в Северном Китае прекратились регулярные действия гоминдановских войск, основной формой борьбы с японскими захватчиками стало партизанское движе­ние. 8-я армия приступила к созданию опорных баз в тылу врага для развертывания массовой народной войны против оккупантов.
    Опорные базы в тылу врага. После боев в районе Пинсин- гуаня командование 8-й армии по указанию ЦК КПК напра­вило один из полков 115-й дивизии под командованием Не Жун-чжэня в японский тыл, чтобы создать на границе про­винций Хэбэй, Шаньси и Чахар антияпонскую базу. В этом районе, только что оставленном гоминдановскими войсками, царил беспорядок. «Всюду на дорогах валялись пушки, пуле­меты, винтовки и патроны. На поле боя оставались груды не­убранных трупов. Не было власти. Подняли голову бандиты... Начались убийства и грабежи...» ,я.
    С приходом лолка Не Жун-чжэня обстановка в этом райо­не резко изменилась. Были созданы демократические органы власти, проводился сбор оружия, брошенного бежавшими го­миндановскими войсками, создавались новые формирования 8-й армии и партизанские отряды. 7 ноября 1937 г. ЦК КПК и
    командование 8-й армии объявили Шаньси-Хэбэй-Чахар- ский район антияпонской военной базой. 10 января 1938 г. в г. Фупине конференция народных представителей, созванная местной организацией КПК, избрала военно-админкстратив* ный комитет, ставший центральным органом власти освобож­денного района Шаньси — Хэбэй — Чахар- К лету 1938 г., ко­гда были созданы опорные базы в центральной, восточной и северо-восточной частях провинции Хэбэй, территория осво­божденного района расширилась. В юго-восточной части Шань­си в ноябре 1937 г. развернула партизанскую войну 129-я ди­визия Лю Бо-чэна. В горном районе Тайхан была основана антияпонская демократическая база, которая стала главным местом пребывания полевого штаба 8-й армии. Весной 1938 г. к востоку от Тайханшаня в горах Тайюэ (Шаньси) в резуль­тате совместных действий 129-й дивизии и Шаньсийской но­вой армии была создана новая опорная база. Одновременно части 129-й дивизии начали партизанское движение в южных районах провинции Хэбэй и в Шаньдуне. К концу 1938 г. об­разовался крупный освобожденный район на границах про­винций Шаньси — Хэбэй — Шаньдун — Хэнань.
    120-я дивизия Хэ Луна, освободив в 1938 г. семь уездов в северо-западной части Шаньси и уезды Таолинь и Уланьхуа в северной части провинции Суйюань, образовала Шаньси-Суй- юаньский освобожденный район.
    В провинции Шаньдун после капитуляции гоминдановских войск началось широкое партизанское движение, возглавляе­мое коммунистами. К концу 1938 г. партизанские отряды очи­стили от вражеских войск отдельные районы в центральной, восточной и северо-западной частях провинции Шаньдун и создали здесь несколько опорных антияпонских баз.
    Возникновение фронта освобожденных районов в Северном Китае серьезно подрывало тыл японских войск. Под контролем оккупантов находились лишь крупные города и важнейшие пункты коммуникаций.
    Все сельские районы были охвачены огнем партизанской войны. До мая 1938 г. 8-я армия провела 630 боев, во время которых уничтожила более 41 тыс. солдат и офицеров про­тивника 19.
    В Центральном Китае партизанская война развернулась по­сле того, как гоминдановские войска оставили Ханчжоу, Шан­хай (11 ноября 1937 г.) и Нанкин (13 декабря 1937 г.), а чан- кайшистское правительство бежало в Ханькоу. В мае 1938 г. части Новой 4-й армии, двигавшиеся севернее р. Янцзы, всту­пили в центральные и восточные районы провинции Аньхуэй и создали опорную базу с центром в Оутане. В июне 1938 г.
    другая колонна Новой 4-й армии освободила южную часть провинции Цзянсу и основала антияпонскую базу в горах Мао- шань. До конца 1938 г. бойцы Новой 4-й армии истребили около 20 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватили у про­тивника более 8 тыс. винтовок20.
    Война в японском тылу становилась всенародной. Народ­ные вооруженные отряды закалялись и крепли в боях с вра­гом. К 1938 г. численность 8-й и Новой 4-й армий увеличилась до 180 тыс. Это была уже мощная сила, способная наносить тяжелые удары японским оккупантам, располагавшим в то время 400-тысячной армией 21.
    В освобожденных районах коммунистическая партия созда­вала демократические органы власти, проводила мероприятия, облегчавшие экономическое положение народных масс. Значи­тельно снизились арендная плата (на 25%) и ссудный процент (до 10%). Были отменены многочисленные налоги и поборы, взимавшиеся прежде при гоминдановцах, и введен прогрес­сивно-подоходный налог22.
    Широкое развитие получила кооперация, особенно бригады трудовой взаимопомощи. Трудящимся предоставлялись ссуды и различные льготы. Была увеличена заработная плата рабо­чих, определена продолжительность рабочего дня, введена охрана труда. Забота коммунистической партии об экономи­ческих нуждах населения укрепляла ее связи с народом, спо­собствовала активизации его в борьбе против японских захват­чиков.
    Укрепление рядов коммунистической партии. В ходе на­ционально-освободительной войны против японских захватчи­ков росла и укреплялась коммунистическая партия, расширя­лись ее связи с широкими народными массами.
    В центр освобожденных районов — г. Яньань со всех кон­цов страны стекалась молодежь, чтобы получить революци­онное образование и встать в ряды сознательных борцов за национальное освобождение, за народно-демократический Китай.
    В связи с этим особую важность приобретала идеологиче­ская работа. Большую роль в теоретической подготовке кад­ров, в разъяснении им закономерностей, форм и методов на­родной войны сыграла работа Мао Цзэ-дуна «О затяжной войне», опубликованная в июне 1938 г. и сразу же получившая широкое распространение. Мао Цзэ-дун разоблачил капиту­лянтскую теорию «неизбежного порабощения Китая», распро­страняемую гоминдановскими реакционерами, а также авантю-
    20    «Новая и новейшая история Китая», М., 1950, стр. 177.
    21    Мяо Чу-хуан, Краткая история Коммунистической партии Китая, стр. 170.
    22    «Сборник важнейших документов с начала антияпонской войны»* 1Б. м.], стр. 272—273 (к).
    Мао Цзэ-дун и Чжу Дэ за картон военных действий
    ристическую теорию «скоротечной войны». Он показал, что война с Японией будет затяжной и что в ходе этой войны вре­менное преимущество, которое имеют еще на первом этапе войны японские империалисту, постепенно исчезнет.
    Мао Цзэ-дун указал, что война пройдет через три этапа: этап стратегического наступления японской армии и страте­гической обороны китайских войск; этап стратегического рав­новесия сил и этап стратегического наступления китайской армии. Второй этап будет довольно продолжительным. Перед Китаем встанут серьезные проблемы, связанные с экономиче­скими трудностями и деятельностью национальных предате­лей. Но на этом этапе будет подготовлено победное контрна­ступление китайских войск.
    Мао Цзэ-дун указывал, что на первом и третьем этапах основной формой боевых действий китайской армии будут ма­невренные действия регулярных войск, вспомогательной — пар­тизанская и позиционная война. На втором этапе основное значение будет иметь партизанская война, вспомогательное — маневренные действия регулярных войск-
    Главными условиями победы Китая над японским импе­риализмом, .подчеркнул Мао Цзэ-дун, являются: создание еди­
    ного антияпонского фронта в Китае, создание единого между­народного антияпонского фронта и подъем революционного движения в Японии и в ее колониях. «Ключом к победе в вой­не против японских захватчиков теперь является разверты­вание уже начатой войны во всеобщую, общенациональную войну. Только в такой всеобщей, общенациональной войне мы сможем добиться окончательной победы»23.
    Численность коммунистической партии увеличилась в пер­вые годы антияпонской войны главным образом за счет созда­ния многочисленных партийных организаций.
    Коммунистическая партия решительно боролась против всякого рода оппортунистов. Особенно важной была борьба против правооппортунистической линии Ван Мина и других членов партии, совершивших еще в 1931 —1934 гг. серьезные левооппортунистические ошибки. Недооценивая силу комму­нистической партии, они утверждали, что руководителем ан­тияпонской войны должен стать гоминдан. Они требовали, чтобы коммунисты делали уступки антинародной политике го­миндана, чтобы все действия компартии предварительно ут­верждались гоминдановским правительством. Правые оппор­тунисты отрицали самостоятельность компартии в едином фронте, возражали против развертывания массовой борьбы, расширения освобожденных районов и народных вооружен­ных сил в оккупированных японцами областях, опасаясь, что это «отпугнет» чанкайшистский гоминдан от антияпонского фронта.
    Открыто нарушая партийную дисциплину, они проводили свою правооппортунистическую линию. Они выпускали много статей, деклараций и решений, выражавших их антимаркси­стские установки, отвергали правильные указания ЦК. Такого рода оппортунистическую деятельность особенно активно про­водили Ван Мин во время его работы в Ухане (1937—1938) и Сян Ин в Новой 4-й армии (1938—1940).
    В октябре — ноябре 1938 г. в Яньане состоялся Пленум ЦК КПК, который призвал партию крепить единый фронт на­ционально-освободительной войны, расширять освобожденные районы и народные вооруженные силы, укреплять КПК, по­вышать ее авторитет и влияние среди китайского народа, твердо и неуклонно проводить «принцип независимости и са­мостоятельности коммунистической партии в едином фронте». Пленум осудил оппортунистические ошибки Ван Мина и Сян Ина, связанные с переоценкой роли гоминдана в антияпон­ской войне 24.
    23    Мао Цзэ-дун, О затяжной войне (Избранные произведения, т. 2), стр. 330.
    24    «Цюньчжун чжоукань», 1938, т. 2, № 12, 25 декабря.
    Реакционная политика гоминдана.
    Новые поражения на гоминдановском фронте
    Реакционная внутренняя политика чанкайшистского пра­вительства была одним из главных препятствий для развер­тывания всенародной борьбы против японских захватчиков. С началом войны она не претерпела каких-либо коренных из­менений. Гоминдановская правящая верхушка по-прежнему игнорировала требования широких масс о проведении демо­кратических преобразований в стране. Уступая требованиям патриотов, нанкинское правительство освободило семь руко­водителей Всекитайской ассоциации национального спасения. Однако большинство политических заключенных продолжало томиться в тюрьмах. На контролируемой гоминданом терри­тории были созданы официальные представительства комму­нистической партии, 8-й и Новой 4-й армий, но чанкайшист- ская охранка организовала слежку за ними. Принадлежность к компартии или выражение сочувствия коммунистам по- прежнему рассматривались как свидетельство «неблагона­дежности».
    В декабре 1937 г. КПК добилась права издавать во вре­менной гоминдановской столице Ханькоу свою газету «Синь- хуа жибао» («Новый Китай») и журнал «Цюньчжун» («Мас­сы»). После падения Ханькоу они выходили в Чунцине. Эти издания пользовались большим спросом (тираж «Синьхуа жибао» превышал 50 тыс. экземпляров — большая цифра для Китая того времени). Чанкайшистские власти, стремясь поме­шать их распространению, прибегали к различным мерам вплоть до организации налетов на типографию «Синьхуа жибао».
    Весной 1938 г. для усиления борьбы против демократиче­ского движения гоминдановская клика создала новую тер­рористическую организацию «Молодежный корпус трех на­родных принципов» (помимо уже существовавших «Централь­ного клуба» — сокращенно «СС» — и «Возрождения»).
    Чанкайшисты в то же время не скупились на демагоги­ческие декларации, рассчитанные на обман народных масс. В апреле 1938 г. чрезвычайный съезд гоминдана принял «Программу национальной реконструкции и сопротивления», в которой говорилось о предоставлении народу демократиче­ских свобод, намерении улучшить жизненные условия трудя­щихся, реорганизовать административный аппарат, поощрять массовые организации и т. д. Однако гоминдановское руко­водство не выполнило ни одного из этих обещаний.
    В июле 1938 г. правящая чанкайшистская клика создала так называемый Национально-политический совет Китая из представителей гоминдана и других партий и группировок. Этот шаг афишировался как начало эры «демократического
    переустройства» Китая на базе сотрудничества всех партий и классов. Однако Национально-политический совет даже не являлся выборным органом: члены его назначались по усмот­рению ЦИК гоминдана. Абсолютное большинство членов На­ционально-политического совета (88 из 110) составляли го­миндановцы. Он не имел никаких реальных прав в решении политических, военных и экономических вопросов. Однако коммунистическая партия согласилась принять участие в ра­боте этого совета, поскольку можно было использовать его в качестве трибуны для разоблачения реакционной политики чанкайшистской клики и завоевания масс на свою сторону.
    Маневры правящей верхушки вводили в заблуждение не­устойчивые круги национальной буржуазии. В первый период войны многие ее представители еще не понимали требований компартии осуществить подлинно демократические преобра­зования и развернуть всенародную оборонительную войну. Они еще верили, что чанкайшистское правительство может добиться освобождения страны.
    На деле же гоминдановцы не отказывались от мысли за­ключить капитулянтскую сделку с японскими империалиста­ми. Они по-прежнему выражали намерение заключить мир с Японией, если она согласится восстановить положение, суще­ствовавшее до событий у Лугоуцяо, т. е. готовы были оста­вить в руках оккупантов Северо-Восток и все другие захва­ченные ими до 7 июля 1937 г. китайские территории25.
    Почти на протяжении всей войны гоминдановское прави­тельство не прекращало попыток договориться с японцами. В конце ноября 1937 г. чанкайшистская клика вела тайные переговоры с Японией через германского посла в Китае Тра­утмана. Японские империалисты выдвинули следующие усло­вия прекращения войны: предоставление автономии Внутрен­ней Монголии (что означало передачу ее под японский кон­троль); расширение демилитаризованной зоны в Северном Китае и в Шанхае; подавление антияпонского движения; принятие мер для «защиты от коммунистов»; улучшение та­моженной системы, т. е. предоставление Японии тарифных и других экономических льгот 26.
    Эти требования были рассчитаны на превращение Китая в японскую колонию. Тем не менее чанкайшистская клика гото­ва была принять их, но, боясь взрыва возмущения народных масс, она не осмелилась заключить эту сделку.
    26    января 1938 г. Япония порвала дипломатические отно­шения с гоминдановским правительством. И даже после этого клика Чан Кай-ши не отказалась от своих капитулянтских пла­нов. Один из главарей гоминдановской террористической орга­
    25    «Сюэлу», 1938, № 44.
    26    В. Н. Никифоров, Гоминдановские реакционеры — предатели Китая (1937—1945), М., 1953, стр. 75—76.
    низации «СС» Чэнь Ли-фу с ведома Чан Кай-ши вел с япон­ским правительством тайные переговоры в июле 1938 г. и поз­же— в феврале 1939 г.27.
    Неспособность и нежелание гоминдана вести решительную борьбу с японскими агрессорами неизбежно 'вели к новым по­ражениям. Группировка японских войск (60 тыс. человек), со­средоточенная на восточном участке Лунхайской железной до­роги, в конце марта 1938 г. начала продвижение в районе Тайэрчжуана, расположенного северо-западнее Сюйчжоу. Ки­тайские войска нанесли удар во фланг наступавшим японским дивизиям и одержали победу. Японцы в этих боях потеряли около 20 тыс. солдат и офицеров28- Однако гоминдановские генералы не сумели развить достигнутый успех. В начале мая, оправившись от поражения под Тайэрчжуаном, японские вой­ска начали наступление на Сюйчжоу. Опасаясь окружения, чанкайшистская армия 19 мая оставила город. В результате этой операции японскому командованию удалось соединить свой северный фронт с центральным.
    21 октября 1938 г. японская армия ударом с моря захвати­ла Гуанчжоу — крупнейший порт и важный экономический центр юга. С потерей Гуанчжоу последняя крупная морская коммуникация Китая была прервана.
    27    октября ялонские войска, наступавшие от Нанкина вверх по Янцзы, взяли Ухань и прервали связь .между фронтами го­миндановской армии. Единственная железнодорожная маги­страль, пересекающая Китай с севера на юг — от Пекина до Гуанчжоу, была перерезана. Гоминдановское правительство эвакуировалось в Чунцин (провинция Сычуань).
    С захватом Гуанчжоу и Уханя японскими войсками завер­шился первый этап войны.
    В течение первых 15 месяцев войны вследствие антинарод­ной линии гоминдана японской армии удалось захватить огромную территорию, главные промышленные центры Китая и почти всю железнодорожную сеть. Морское побережье было полностью блокировано.
    Несмотря на это, японские империалисты были также да­леки от окончательной победы, как и в самом начале войны. Планы японского правительства, рассчитывавшего быстро по­корить Китай, потерпели провал. Потери, понесенные Китаем в первый период войны, не сломили дух сопротивления китай­ского народа. В трудной борьбе закалялась его воля к победе, росло национальное самосознание народных масс, укреплялось национальное единство. Народные вооруженные силы, создан­
    27    См. канд. диссертацию Цзен Сю-фу «Борьба КПК за расширение и укрепление единого антияпонского национального фронта» (рукопись), М., 1957, стр. *196—197.
    28    И. Я. Бедняк, Японская агрессия в Китае и позиция США, М.,.
    1957,    стр. 105.
    ные КПК и действовавшие под ее руководством в японском тылу, представляли серьезную угрозу для японских захватчи­ков. Фронт освобожденных районов стал основным фронтом в войне между Китаем и империалистической Японией. До тех пор пока существовал этот фронт, японские империалисты не могли считать прочными свои завоевания. Поэтому после за­хвата Уханя японские империалисты прекратили наступление на гоминдановском фронте и бросили основные свои силы против освобожденных районов. Вопреки своим расчетам японские империалисты оказались перед перспективой труд­ной и изнурительной затяжной войны в Китае.
    НАСТУПЛЕНИЕ ЯПОНСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ НА ОСВОБОЖДЕННЫЕ РАЙОНЫ. ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ АНТИКОММУНИСТИЧЕСКИЕ КАМПАНИИ ГОМИНДАНА (ноябрь 1938—май 1941 г.)
    Колониальная эксплуатация Японией захваченных областей Китая
    В 1938—1940 гг. обстановка в Европе и на Дальнем Во­стоке резко изменилась. В марте 1938 г. гитлеровская Герма­ния захватила Австрию. В сентябре правители Англии и Фран­ции подписали с Гитлером позорное «Мюнхенское соглаше­ние», отдавшее Чехословакию в руки агрессора. В марте 1939 г. Германия захватила всю Чехословакию, а в сентябре напала на Польшу, развязав вторую мировую войну. В 1940 г. немец­кая армия оккупировала Данию, Норвегию, Бельгию, Голлан­дию. Франция была разгромлена и капитулировала перед гит­леровскими захватчиками. Пожар второй мировой войны охва­тил Западную Европу.
    Японские империалисты, действуя в контакте со своим гер­манским союзником, предприняли вооруженное нападение на границы Советского Союза и Монгольской Народной Респуб­лики (у оз. Хасан в июле — августе 1938 г. и на р. Халхын- Гол в мае—сентябре 1939 г.). Это пород’.'ло надежду у ан­глийских и американских империалистов, что Япония напра­вит свою агрессию прежде всего против ('светского Союза, а не против их дальневосточных владений, к защите которых они не были готовы. Поэтому Англия и США стремились в этот период достигнуть соглашения с Японией за счет Китая.
    Однако японские империалисты, почувствовав на себе силу сокрушительных ударов Советской Армии, решили усилить подготовку к войне на Тихом океане против Англии и США.
    После падения Уханя и Гуанчжоу (1938 г.) они приостановили широкие наступательные операции на гоминдановском фронте и поставили перед собой две основные задачи: разгромить освобожденные районы и руководимые компартией народные вооруженные силы и путем усиленной эксплуатации экономи­ческих ресурсов оккупированной территории создать в Китае обширную военно-промышленную базу для дальнейшего разви­тия агрессии. Таким образом, экономическая политика япон­ских империалистов в оккупированных районах Китая была направлена на усиление военно-промышленного потенциала Японии.
    Северо-Восточный Китай, захваченный японской армией в 1931 г., превратился в главную военно-экономическую базу, в основной стратегический плацдарм японского империализма на азиатском материке.
    Экономическая эксплуатация Северо-Восточного Китая осу­ществлялась крупнейшими тесно связанными между собой концернами — «Компанией Южно-Маньчжурской железной дороги» (ЮМЖД) и «Маньчжурской компанией по развитию тяжелой промышленности» («Мангё»), Акционерами их были японские монополии, представители военщины и высшей бюро­кратии. К 1940 г. под контролем компаний ЮМЖД и «Ман­гё» находилось 69 компаний, действовавших в различных об­ластях экономики Северо-Востока.
    Главное внимание японские монополии уделяли развитию тяжелой промышленности, прежде всего металлургии, энерге­тики, нефтяной промышленности, поскольку в них больше все­го нуждались японские империалисты для осуществления своих агрессивных планов, а также производству вооружения, боеприпасов и пр.
    Расширение производства черных металлов осуществлялось в основном на базе уже имевшихся металлургических пред­приятий в Аныпане и Бэньсиху.
    В Фушуне, Фусине, Сыпингае, Цзилине, Цзиньчжоу и Даля­не были построены новые заводы по производству синтетиче­ского горючего из каменноугольных сланцев и перегонке нефти.
    Самым крупным военным предприятием был Шэньянский арсенал, выпускавший артиллерийские орудия, пулеметы, вин­товки, боеприпасы. Кроме того, военные заводы работали в Сыпингае, Фусине, Даляне, Аныпане, Аньдуне и Муданьцзяне.
    Большое внимание японцы уделяли строительству гидро­электростанций (Шуйфынская на р. Ялу, Фэнманьская на р. Сунгари и т. д.).
    Огромные средства вкладывались в строительство железно­дорожных и автомобильных путей, обеспечивающих стратеги­ческие подходы к границам СССР, Монгольской Народной Республики и северным областям Китая, а также в расшире­ние сети аэродромов, портов и т. д. Довольно хорошо было
    развито транспортное машиностроение. Паровозо- и вагоно­строительные заводы работали в Шэньяне, Даляне и Мудань- цзяне, судостроительные заводы — в Даляне, Аньдуне, Харбине и Инкоу. Японским колонизаторам удалось за счет невероят­ного усиления эксплуатации рабочих добиться роста производ­ства в ряде отраслей промышленности Северо-Востока, о чем говорят следующие данные за 1937—1941 гг.
     
        1937 г.    1941 г.      
    Уголь, тыс. т    14 400    24 600      
    Чугун    810    1390      
    Сталь    520    580      
    Цемент    860    1 160      
    Электроэнергия, млн. квт-ч    1600    3 500     
    Милитаризация экономики Северо-Восточного Китая губи­тельно сказалась на развитии легкой и лищевой промышлен­ности. Таким образом, экономическое развитие Северо-Востока в период японской оккупации приобрело уродливый однобокий характер. Оно было целиком подчинено агрессивным планам японского империализма в Китае и на Дальнем Востоке.
    Северный Китай после захвата Японией стал сферой дея­тельности старых японских монополий (дзайбацу) —Мицуи, Мицубиси, Сумитомо. В конце 1938 г. они создали специальный концерн — «Компанию по развитию Северного Китая» с капи­талом 350 млн. иен2. Под ее контролем находилось ^уголь­ных, 6 горнорудных, 3 соляных, 2 металлургических, 7 хими­ческих компаний и комплексная Шаньсийская компания, объ­единяющая 36 предприятий 3-
    Используя труд китайских рабочих, японские монополии, хищнически эксплуатировали месторождения полезных иско паемых, выкачивали огромное количество сырья из Китая.
    В 1937—1941 гг. производство важнейших стратегических материалов на предприятиях Северного Китая, захваченных японцами, заметно возросло4:
     
        1937 г.    1941 г.      
    Уголь, тыс. т    13 200    23 200      
    Чугун    8    61      
    Сталь    —    128      
    Цемент    173    290      
    Электроэнергия, млп. квт-ч    180    242     
    1    «История экономического развития Китая, 1840—1948 гг.», М., 1958,. стр. 151.
    2    «Цанькао цзыляо», 1945, 30 сентября.
    3    Там же.
    4    «История экономического развития Китая. 1840—1948 гг.», стр. 152.
    Большая часть угля, железной руды, чугуна, соли и продук­тов местной химической промышленности вывозилась в Япо­нию5.
    Японские монополисты захватили легкую и пищевую про­мышленность Северного Китая. Им принадлежали текстиль­ные, ковровые, табачные, мукомольные и многие другие пред­приятия6. Они работали в основном на японскую армию или на вывоз и почти не давали товаров для местного китайского рынка.
    Для колониальной эксплуатации оккупированных районов Центрального Китая японскими монополиями была создана специальная «Компания по возрождению Центрального Ки­тая» с капиталом 100 млн. иен. Ей были переданы почти все конфискованные японскими властями китайские предприятия (за иключением хлопчатобумажных, табачных и некоторых других фабрик).
    «Компания по возрождению Центрального Китая» была» занята преимущественно выкачкой сырья, в первую очередь, железной руды, цветных и редких металлов, шелка, риса, хлоп­ка, и обслуживанием японской оккупационной армии. В отли­чие от Северного Китая, где японские монополии производили все же небольшие капиталовложения, в Центральном Китае их: деятельность ограничивалась эксплуатацией уже существую­щих предприятий.
    Экономика оккупированных районов Китая, несмотря на некоторый рост производства в отдельных отраслях промыш­ленности, из-за хищнического хозяйничанья японских империа­листов была в значительной степени дезорганизована. Рост производства достигался главным образом за счет применения принудительного труда миллионов китайских рабочих.
    Переход Японии к «политическому наступлению» на го­миндановское правительство. После падения Уханя и Гуан­чжоу японская армия перенесла центр тяжести наступатель­ных операций на фронт освобожденных районов.
    Японское командование не отказалось полностью от наступ­ления на гоминдановском фронте, но использовало его глав­ным образом как средство дополнительного давления на китай­ское правительство. Так, в течение первых четырех месяцев-
    1939    г. японцы захватили острова Хайнань и Наньвэй, заняли Наньчан, в мае того же года подвергли ожесточенной бомбар­дировке Чунцин, в июне оккупировали г. Шаньтоу. Однако все эти операции не имели важного стратегического значения для гоминдановского фронта. Линия фронта, сложившаяся к кон­цу 1938 г., оставалась более или менее стабильной в течение нескольких последующих лет. Приостановив крупные боевые:
    5    «Цанькао цзыляо», 1945, 30 сентября.
    6    Там же.
    действия на гоминдановском фронте, Япония перешла к так называемому политическому наступлению на чанкайшистское правительство.
    Японские империалисты полагали, что, захватив все наибо­лее важные в экономическом и стратегическом отношении рай­оны Китая, они смогут добиться капитуляции гоминдановского командования не военными, а политическими средствами. При этом они учитывали огромное влияние прояпонских элементов в гоминдановском правительстве, а также неспособность и не­желание чанкайшистской клики вести активную войну.
    3 декабря 1938 г. японский премьер Коноэ заявил, что Япо­ния не возражает против участия гоминдановского правитель­ства в создании «нового порядка в Восточной Азии». 22 декаб­ря Коноэ огласил «три принципа урегулирования японо-китай­ских отношений», которые предусматривали участие Китая совместно с Японией и Маньчжоу-го в создании «нового по­рядка в Восточной Азии», развитие «дружеских взаимоотно­шений», совместную борьбу против коммунистов и экономиче­ское сотрудничество7. При этом Ялония потребовала, чтобы чанкайшистское правительство признало Маньчжоу-го, согла­силось превратить Внутреннюю Монголию в специальную «антикоммунистическую зону», присоединилось к «антикомин- терновскому пакту», предоставило Японии право на размеще­ние войск в Китае и гарантировало различные привилегии японским гражданам. На таких условиях японское правитель ство давало обещание «сохранить суверенитет» Китая, упразд­нить экстерриториальность иностранцев, концессии и сеттль­менты.
    Чанкайшистская клика официально не приняла декларацию Коноэ. Но капитулянтские тенденции в правящей верхушке все более усиливались. Еще незадолго до заявления Коноэ Чан Кай-ши выступил на пленуме ЦИК гоминдана с предложением заключить мир с Японией, отдав ей Северо-Восток.
    Англо-американская политика «дальневосточного Мюнхена»
    Стремясь направить японскую агрессию против Советского Союза, правящие круги США и Англии были готовы пойти на соглашение с Японией за счет Китая. Поэтому они шли на серьезные уступки японским империалистам и пытались скло­нить гоминдановское правительство к калитулянтскому миру с Японией. В течение января — мая 1939 г. Совет Лиги Наций трижды отклонял требование Китая, поддержанное СССР, о прекращении поставок стратегического сырья в Японию. В ап­реле 1939 г- английский посол в Китае Кэрр пытался высту­
    7    Н. S. Quigley, Far Eastern war, 1937—1941, Boston, 1942, p. 283. 324
    пить в качестве «посредника» между гоминдановским и япон­ским правительствами. В июле 1939 г. посол Англии в Токио Крэйги и японский министр иностранных дел Арита подписали соглашение, в котором английское правительство признавало действия японской армии в Китае законными8.
    Уступки Англии и США привели в конечном счете к тому, что наступление Японии на их позиции в Китае усилилось. В мае 1939 г. она предприняла попытку захватить территорию международного сеттльмента в Гулансюй (остров около Сямы­ня), в июне блокировала английскую концессию в Тяньцзине, в августе — Сянган, Цзюлун и международный сеттльмент в Шанхае.
    Подобные действия Японии не могли не тревожить ее ан­гло-американских конкурентов. В конце декабря 1938 г. прави­тельство США передало Японии ноту, в которой заявляло о непризнании «нового порядка в Восточной Азии» и протесто­вало против нарушения договора девяти держав. Аналогичные ноты были направлены в январе 1939 г. Англией и Францией. В апреле США перебазировали большую часть своего флота из Атлантического океана в Тихий, давая тем самым понять, что не сдадут без боя свои позиции в этом районе. 26 июля правительство США заявило о денонсации с 1 января 1940 г. японо-американского торгового договора (правда, это не имело большого практического значения, так как США не прекрати­ли поставок в Японию).
    15    декабря 1938 г. Соединенные Штаты предоставили Чан- Кай-ши заем в 25 млн. долл., а в мае 1939 г. гоминдановское правительство получило 5 млн. ф. ст. от Англии. Однако все эти действия не могли воспрепятствовать расширению японской агрессии.
    Начавшаяся в Европе вторая ’мировая война еще больше осложнила международную обстановку на Дальнем Востоке. Военные успехи фашистской Германии весной — летом 1940 г. способствовали дальнейшей активизации агрессивных дейст­вий японского империализма в Юго-Восточной Азии. Япония потребовала от Англии и Франции прекратить перевозку гру­зов в Китай по железной дороге Бирма — Юньнань. Летом 1940 г. правительства обеих держав беспрекословно приняли это требование. В июле было подписано англо-японское согла­шение о закрытии дороги на три месяца 9.
    В августе 1940 г. японское правительство официально за­явило о включении Юго-Восточной Азии в так называемую восточно-азиатскую сферу взаимного процветания10 и ульти­мативно потребовало от Франции предоставления военных баз
    8    «Международные отношения да Дальнем Востоке. 1840—1949», М., 1956, стр. 504-505.
    9    «Правда», 1940, 18 июля.
    10    «Правда», 1940, 3 августа.
    *в северной части Французского Индокитая. 22 сентября 1940 г., добившись согласия правительства Петэна, Япония начала вы­садку своих войск в Северном Индокитае п.
    27    сентября 1940 г. Германия, Италия и Япония подписали в Берлине «тройственный пакт», направленный не только про­тив Англии и США, но и против СССР.
    В ответ на подписание «тройственного пакта» 7 ноября 1940 г. было заключено англо-американское соглашение о со­вместной обороне на Тихом океане |2. В феврале 1941 г. в Чун­цине был создан объединенный военный совет США, Англии и Китая; в мае американское правительство распространило на Китай действие закона о ленд-лизе ,3.
    Вместе с тем англо-американские правящие круги усилили 'финансовую помощь Чан Кай-ши. В апреле 1940 г. США пре­доставили ему «оловянный» заем 20 млн. долл., в октябре
    1940    г.— «вольфрамовый» 25 млн. долл., в феврале 1941 г.— «металлический» 50 млн. долл., в начале июня 1941 г. гоминда­новское правительство получило английский кредитный заем
    5    млн. ф. ст.14 США предоставили Китаю займы в счет поставок стратегического сырья (олово, вольфрам и железная руда).
    Угроза войны на Тихом океане возрастала. США, стремясь Насколько возможно оттянуть столкновение с Японией, пред­приняли новую попытку достигнуть с ней соглашение за счет Китая.
    В феврале 1941 г. в Вашингтоне начались японо-американ­ские переговоры. 12 мая японский посол Номура сообщил го­сударственному секретарю США условия японского прави­тельства. США должны были склонить Чан Кай-ши к заклю­чению мира и в случае отказа перестать оказывать ему под­держку. Япония настаивала на предоставлении ей права дер­жать свои войска в Китае для «защиты от коммунизма», на восстановлении в полном объеме торговли с Соединенными Штатами, нейтрализации Филиппин, на признании Маньчжоу- го и требовала, чтобы США не принимали участия в европей­ской войне 15.
    16    мая Хэлл сообщил японским представителям, что он счи­тает возможным принять с известными поправками «три прин­ципа Коноэ» 16.
    Этот новый «мюнхенский» торг вызвал возмущение китай­
    11    См.: «Международные отношения на Дальнем Востоке...», стр. 519.
    12    «Правда», 1940, 9 ноября.
    13    Лю Да-нянь, История американской агрессии в Китае, М., 1953, стр. 224.
    14    Цинь Бэнь-ли, История экономической агрессии американского им­периализма в Китае, М., 1951, стр. 88; G. Е. Taylor, America with the New Pacific, New York, 1943, p. 116—117.
    15    «Peace and War. United States foreign policy 1931—1941», Washing­ton, 1943, p. 656—659.
    ,e «Международные отношения на Дальнем Востоке...», стр. 536.
    ского народа. Коммунистическая партия Китая в своем воззва­нии от 25 мая призвала народные массы бороться против опас­ности «дальневосточного Мюнхена» 17.
    21    июня правительство США представило свой ответ на японские предложения. Отвергая ряд претензий, оно вместе с тем согласилось взять на себя роль посредника между Японией и Китаем и не возражало против того, чтобы обсудить вопрос
    о    признании Маньчжоу-го и о пребывании японских войск в Китае. Этот ответ не оставлял сомнений в том, что американ­ские империалисты были готовы и в дальнейшем продолжать «мюнхенский» торг с японскими агрессорами. Однако новое обострение противоречии между США и державами оси при­вело к срыву намечавшегося японо-американского сговора.
    Усиление капитулянтских тенденций в гоминдане
    «Политическое наступление» японского империализма и «мюнхенская» политика США и Англии не могли не оказать влияния на капитулянтские элементы правящей чанкайшист- ской клики.
    18 декабря 1938 г. на сторону японцев открыто перешел заместитель Чан Кай-ши по ЦИК гоминдана и председатель исполнительного юаня Ван Цзин-вэй. Его примеру последова­ли Тао Си-шэн и многие другие видные деятели партии, в том числе Чэнь Гун-бо, Чжоу Фу-хай.
    Перебежав к японцам, Ван Цзин-вэй объявил о своей соли­дарности с «тремя принципами Коноэ» и о намерении содей­ствовать заключению мира между Японией и Китаем. 30 мар­та 1940 г. японские империалисты учредили в Нанкине марио­неточное центральное правительство, поставив во главе его Ван Цзин-вэя в качестве «исполняющего обязанности предсе­дателя». Место постоянного председателя, как об этом откры­то говорилось, было резервировано для Чан Кай-ши.
    Правящая гоминдановская верхушка все больше и больше склонялась к капитулянтскому миру. В конце сентября 1939 г. чанкайшистский министр иностранных дел Ван Чун-хуэй от­крыто заявил, что его правительство рассчитывает на посред­ничество США в достижении мира с Японией 18.
    Стараясь не упустить возможности договориться с японски­ми империалистами, гоминдановская клика не порывала связи с Ван Цзин-вэем. Ближайший его помощник Чэнь Гун-бо с момента перехода на сторону японских захватчиков и до конца войны поддерживал с Чан Кай-ши переписку 19.
    17    Мао Цзэ дун, Разоблачать интриги, организаторов «гдальневосточ­ного Мюнхена» (Избранные произведения, т. 3), стр. 38—40.
    18    «The New York times», 1939, 28 September.
    19    См. канд. диссертацию Цзен Сю-фу «Борьба КПК за расширение и укрепление единого антияпонского национального фронта» (рукопись^- М., 1957, стр. 9.
    Гоминдановское правительство ничего не предпринимало для подготовки к контрнаступлению, о котором оно не раз де­магогически заявляло. Американский генерал Стилуэлл, за­нимавший пост советника при штабе Чан Кай-ши, писал: «Ко­нечно было бы недипломатично вникать в характер военных усилий Чан Кай-ши, которые он сделал начиная с 1938 г., но практически они равнялись нулю» 20.
    Воспользовавшись отсутствием крупных военных действий на гоминдановском фронте, Чан Кай-ши развернул подготовку к наступлению на освобожденные районы. Между гоминданов­ской кликой и японцами установилось негласное сотрудниче­ство, направленное на борьбу против народных вооружен­ных сил, руководимых компартией. Провокационные нападе­ния чанкайшистских войск на народную армию, начавшиеся осенью 1938 г., продолжались в течение всей антияпонской войны и принимали нередко масштабы крупных военных опе­раций.
    Этот капитулянтский курс гоминдановская клика называла «планом спасения страны окольным путем». Осуществление этого плана сопровождалось переходом целых соединений чан- кайшистской армии на сторону японцев для совместной борьбы против освобожденных районов. Так, ib мае 1939 г. гоминда­новский генерал Хэ Синь-цзянь с 50-тысячным войском пере­шел к японцам, чтобы сражаться против Новой 4-й армии в южной части провинции Цзянсу. Позже подобные акты преда­тельства стали обычным явлением.
    Таким образом, после 1938 г. Коммунистической партии Ки­тая и руководимым ею народным вооруженным силам при­шлось нести на своих плечах не только всю тяжесть войны с японскими захватчиками, но и отражать нападения гоминда­новских войск на освобожденные районы.
    Борьба освобожденных районов против японских захватчиков и антикоммунистических кампаний гоминдана
    Наступление японской армии на освобожденные районы.
    Перебросив в конце 1938 г. главные свои силы на фронт осво­божденных районов, японское командование поставило цель— во что бы то ни стало уничтожить их. Японские империалисты организовывали против них систематические истребительные походы. Вскоре же после падения Уханя они провели крупное наступление против освобожденного района Утайшань, в марте 1939 г.— против Центрально-Хэбэйского освобожденного райо­на; в апреле они нападали на Шаньдунский освобожденный
    20    Дж. Стилуэлл, Военные дневники и письма («Знамя», 1948, № 9), стр. 151.
    район, в мае совершили вторжение в Шаньси-Хэбэй-Чахарский район, в июле 1939 г. предприняли наступление на Шаньси- Хэбэй-Хэнань-Шаньдунский район21. Всего с июля 1938 по июль 1940 г. в Северном Китае японские войска провели 109 карательных экспедиций 22, которые сопровождались мас­совыми убийствами и грабежами. Например, в августе 1940 г.. во время очередного истребительного похода в шести уездах Шаньси-Шаньдун-Хэнаньского района было убито 1600 мирных жителей, сожжено 30 тыс. домов, многие деревни полностью уничтожены 23.
    В 1940—1941 гг. в наступлении против 8-й и Новой 4-й ар­мий участвовало более половины японских войск, действовав­ших в Китае, и почти вся армия марионеточного правительства. Народные войска, руководимые коммунистической партией, упорно отражали все атаки японских захватчиков, сосредото­чивших против них свои основные военные силы-
    Первая антикоммунистическая кампания гоминдана. Осенью 1939 г. гоминдановские реакционеры сделали первую за время антияпонской войны попытку развязать граждан­скую войну, развернув поход против освобожденных районов и народных войск. В октябре 1939 г. чанкайшистское прави­тельство распространило секретный циркуляр о «мероприя­тиях по разрешению коммунистической проблемы», в котором давало указание о целях и методах борьбы против коммуни­стической партии и возглавляемых ею демократических сил.
    В середине декабря генерал Ху Цзун-нань, воспользовав­шись тем, что главные силы 8-й армии сражались в японском тылу, бросил в наступление против Пограничного района Шэньси — Ганьсу — Нинся семь дивизий. В это же время ге­нерал Янь Си-шань двинул свою армию против освобожден­ных районов в Шаньси.
    Однако попытки гоминдановских реакционеров разжечь пожар гражданской войны и уничтожить демократические си­лы Китая потерпели провал.
    Коммунистическая партия твердо проводила в жизнь сфор­мулированные Мао Цзэ-дуном принципы военной борьбы про­тив реакции в условиях единого фронта: 1) принцип самоза­щиты — ни в коем случае не нападать первыми, но на напа­дения отвечать решительным и мощным ударом; 2) принцип- победы — если борьба неизбежна, должна быть обеспечена победа народно-революционных войск; 3) принцип переми­рия — после того как нападение отбито, необходимо прекра­
    Ху Хуа, История новодемократической революции в Китае, Пеки», 1953, стр. 202 (к).
    22    «Народно-освободительная армия Китая в период войны против, ято-нских захватчиков», М., 1957, стр. 73.
    23    «Цюньчжун», т. 9, 1944, стр. 123,
    тить вооруженный конфликт и вступить в переговоры, чтобы склонить твердолобых (правящая чанкайшистская клика) к единству действий, к заключению мирного соглашения.
    «Упорно ведя борьбу, основанную на этих трех принци­пах— принципах правоты, расчета и выдержки,— писал Мао Цзэ-дун,— мы сможем развернуть прогрессивные силы, за­воевать промежуточные силы и изолировать твердолобых, что­бы последние в дальнейшем не рискнули напасть на нас, не рискнули вступить в соглашение с противником, не рискнули развязать большую гражданскую войну» 24.
    В конце 1939 г. по указанию ЦК КПК в район Шэньси — Ганьсу — Нинся были переброшены части 120-й дивизии Хэ Луна, и Ху Цзун-нань был вынужден прекратить наступление. Части 129-й дивизии Лю Бо-чэна форсировали Хуанхэ и за­крыли гоминдановским войскам путь в Пограничный район с Востока. В то же время Новая шаньсийская армия под руко­водством Бо И-бо, пробившись в Северошаньсийский осво­божденный район, влилась'В 8-ю армию. Мощные контрудары 8-й армии заставили Янь Си-шаня прекратить наступление. Его войска понесли большие потери, три бригады в полном составе перешли на сторону народных вооруженных сил. Еще более плачевно завершилось совместное наступление отрядов Чжу Хуай-бина и японских войск на Тайхан. Части Чжу Хуай-бина были наголову разбиты 8-й армией, сам он бежал к японцам и вскоре был переправлен ими на гоминдановскую территорию. Так безрезультатно окончилась весной 1940 г. первая антикоммунистическая кампания гоминдана.
    Самоотверженная борьба компартии за сохранение и укреп­ление единого антияпонского фронта активизировала деятель­ность промежуточных сил. Они начали поднимать голос против разжигания гражданской войны. Созданная еще в 1939 г. представителями национальной буржуазии «Лига друзей трех народных принципов и национальной реконструкции», а также специальный комитет, образованный из представителей гомин­дана, КПК и других партий для изыскания мер по предупреж­дению вооруженных столкновений между гоминданом и ком­партией, рекомендовали правительству Чан Кай-ши признать демократическую власть в Пограничном районе Шэньси — Ганьсу—Нинся, возобновить государственное снабжение 8-й и Новой 4-й армий и отменить «антикоммунистические меро­приятия».
    Стремясь обмануть общественное мнение, гоминдановская клика делала вид, что она готова сотрудничать с коммуниста­ми. Весной 1940 г- в Чунцине начались переговоры между представителями компартии и гоминдана. В июле было достиг­
    нуто соглашение, которое устанавливало границы района Шэньси — Ганьсу—Нинся, численность и зоны военных дейст­вий 8-й и Новой 4-й армий. Возобновлялось также снабжение этих армий 25.
    Однако чанкайшистская клика отнюдь не отказалась от планов «разрешения коммунистической проблемы» силой оружия.
    В начале 1940 г. гоминдановские войска блокировали рай­он Шэньси — Ганьсу—Нинся. Осенью 1940 г. к его границам была переброшена 200-тысячная чанкайшистская армия, по­строены полосы военных укреплений. Гоминдановская агентура активизировала шпионско-диверсионную деятельность.
    Расширение территории освобожденных районов. Народ­ные вооруженные силы под руководством коммунистической партии, успешно отбивая нападения японских и гоминданов­ских войск, продолжали расширять и укреплять освобожден­ные районы. В феврале 1939 г. части 8-й армии под командо­ванием Хэ Луна и Гуань Сян-ина продвинулись в централь­ную часть провинции Хэбэй и, объединившись там с отрядами Люй Чжэн-цао, значительно увеличили территорию Цен­трально-Хэбэйского освобожденного района. В апреле эта же группировка войск нанесла тяжелое поражение 27-й япон­ской дивизии, истребив при этом более 2 тыс. вражеских сол­дат и офицеров. В марте отряды Линь Бяо продвинулись из Шаньси в провинцию Шаньдун, объединились с действовав­шей там сводной колонной партизанских войск и заметно расширили территорию Шаньдунского освобожденного райо­на. К концу 1940 г. более чем в 70 уездах Шаньдуна была установлена народно-демократическая власть. Весной и летом 1939 г. войска Новой 4-й армии, действовавшие на южном бе­регу р. Янцзы, создали в районе Сучжоу — Чанчжоу — Тай- цан партизанский район, другая часть 4-й армии перешла на северный берег р. Янцзы и развернула активные партизан­ские действия в районе Тайсин — Люхэ — Ивэй к северо-вос­току от Нанкина. В это же время войска Новой 4-й армии, действовавшие на северном берегу р. Янцзы, развернули пар­тизанскую войну в районе Лайань — Цзяншань и Пекин- Ханькоуской железной дороги.
    В ноябре 1939 г. части 8-й армии наголову разгромили 20-тысячную группировку японских войск, вторгшихся на тер­риторию Шаньси-Хэбэй-Чахарского района, уничтожив при этом более 4 тыс. вражеских солдат и офицеров. В том же году под руководством коммунистов были организованы крупные партизанские отряды в районе р. Дунцзян, в непо­средственной близости от г. Гуанчжоу, а также на острове Хайнань.
    Расширение территории освобожденных районов продолжа­лось и в 1940 г. К июлю в Китае насчитывалось уже И осво­божденных районов и крупных партизанских баз с населением около 100 млн.26. Они занимали большую часть Северного и значительную часть Центрального Китая, подступая почти вплотную к Пекину, Шанхаю, Нанкину, Ханькоу и другим крупным городам, оккупированным японцами. К этому време­ни 8-я армия насчитывала в своих рядах 400 тыс. бойцов, Но­вая 4-я армия— 100 тыс.27, было создано народное ополчение (миньбин), численность которого примерно в два раза превы­шала численность регулярных войск.
    В августе 1940 г- коммунистическая партия организовала крупное наступление в японском тылу, известное под назва­нием «битва 100 полков». Это наступление, проходившее при активной поддержке со стороны населения Северного Китая, продолжалось до начала декабря. За это время 8-я армия уничтожила 25 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватила более 18 тыс. пленных, разрушила 3 тыс. японских укреплений и 250 мостов, вывела из строя чжоло 1 тыс. ли железных и 3 тыс. ли шоссейных дорог28.
    «Битва 100 полков», дезорганизовавшая на некоторое вре­мя японский тыл в Северном Китае, ярко продемонстрировала возросшую силу народных вооруженных сил и укрепила поло­жение освобожденных районов.
    Демократическое строительство в освобожденных районах. Коммунистическая партия Китая уделяла большое внимание демократическому строительству в освобожденных районах. В январе 1939 г. в Пограничном районе Шэньси — Ганьсу — Нинся был избран высший орган власти — Народно-полити­ческий совет. В нем участвовали представители всех слоев населения. «Административно-политическая программа», принятая на первой сессии Совета, предусматривала укреп­ление единого фронта антияпонсхих сил и осуществление важнейших мероприятий по улучшению жизни населения. Вслед за тем народно-политические советы стали создаваться и в других освобожденных районах.
    Чтобы сплотить все антияпонские демократические силы, Коммунистическая партия Китая в начале 1940 г. стала осу­ществлять «политику трех третей», рассчитанную на привле­чение мелкобуржуазных и буржуазных элементов к активно­му участию в демократическом управлении. В соответствии с этой политикой члены коммунистической партии (представ­
    26    «Освобожденные районы в период войны против японских захват­чиков», Пекин, 1953, стр. 2 (к).
    27    Мяо Чу-хуан, Краткая история Коммунистической партии Китая, М., 1958. с-пр. 179.
    28    Ху Хуа, История новодемократической революции в Китае, стр. 225 (к).
    лявшие рабочих и крестьян) занимали одну треть мест в ор­ганах власти, беспартийные прогрессивные элементы (мелкая буржуазия) — одну треть и промежуточные элементы (нацио­нальная буржуазия и патриотически настроенные помещи­ки) — тоже одну треть.
    Власть освобожденных районов представляла собой демо­кратическую диктатуру нескольких революционных классов, направленную против национальных предателей и реакционе­ров. Основой ее был прочный союз рабочего класса и кресть­янства, руководимый коммунистической партией.
    Серьезной задачей, стоявшей перед народными органами власти в 1939—1940 гг., было преодоление экономических трудностей, связанных с отсталостью хозяйства освобожден­ных районов, «истребительными походами» японских оккупан­тов и гоминдановской блокадой. В Шаньсийском северо-запад­ном освобожденном районе, например, в 1940 г. после четырех японских походов площадь пахотной земли сократилась на 16%, сельскохозяйственное производство снизилось иа одну треть по сравнению с 1936 г., поголовье волов уменьшилось на 60%, мулов — на 80—90> овец — на 60, свиней — более чем на 80% 29.
    Коммунистическая партия призвала все население актив­но развивать сельскохозяйственное и промышленно-кустарное производство, чтобы обеспечить освобожденные районы необ­ходимыми продуктами и товарами и улучшить жизненные ус­ловия трудящихся.
    По указанию ЦК КПК в освобожденных районах начали создаваться небольшие государственные, кооперативные и частные предприятия, изготовлявшие ткани, мыло, бумагу, сельскохозяйственные орудия и т. д.
    Руководя вооруженной борьбой и хозяйственным строитель­ством в освобожденных районах, компартия в эти годы уделя­ла также большое внимание вопросам теории китайской рево­люции. В конце 1939 — начале 1940 г. были опубликованы ра­боты Мао Цзэ-дуна: «К выходу первого номера журнала „Гун- чаньданжэнь”» (октябрь 1939 г.), «Китайская революция и Коммунистическая партия Китая» (декабрь 1939 г.) и «О но­вой демократии» (январь 1940 г.).
    В этих работах Мао Цзэ-дун дал подробный анализ соот­ношения и расстановки классовых сил в колониальном, полуко­лониальном и полуфеодальном Китае, показал движущие силы китайской революции, определил ее задачи, характер и пер­спективы. «Современный этап революции в Китае,— писал он,— это этап переходный, задачей которого является покон­чить с колониальным, полуколониальным и полуфеодальным обществом и подготовить условия для построения социалисти­
    ческого общества; это — процесс новодемократической рево­люции» 30.
    Мао Цзэ-дун подчеркнул, что китайская революция прой­дет в своем развитии два этапа: новодемократический и социа­листический. Целью новодемократической революции является создание в Китае политического строя новой, народной демо­кратии под руководством рабочего класса; этот строй будет переходным к социализму. Он убедительно показал также, по­чему п Китае невозможно создание капиталистического обще­ства буржуазной диктатуры и почему необходима борьба про­тив левацкого пустословия о немедленном осуществлении со­циалистических преобразований в Китае, почему КПК на дан­ном этапе революции заинтересована в осуществлении трех народных принципов Сунь Ят-сена и его трех основных поли­тических установок.
    В своих работах Мао Цзэ-дун показал также, что нацио­нально-освободительная война китайского народа является важнейшим этапом в борьбе против сил феодализма и импе­риализма в Китае.
    Теоретические работы Мао Цзэ-дуна явились образцом творческого применения общих принципов марксизма-лениниз­ма в своеобразных условиях Китая.
    Вторая антикоммунистическая кампания гоминдана. Побе­ды народных вооруженных сил, рост и укрепление коммуни­стической партии вызывали тревогу чанкайшистской клики.
    В конце 1940 г. гоминдановское командование ультима­тивно потребовало от компартии отвести части Новой 4-й ар­мии на север от р. Янцзы, а войска 8-й армии — па север от р. Хуанхэ.
    В соответствии с приказом чанкайшистского командова­ния Новая 4-я армия к концу декабря 1940 г. перебазирова­лась на северный берег Янцзы. На южном берегу оставалась лишь 10-тысячная колонна, в составе которой находились штаб армии с охраной, политработники, медицинский персо­нал, семьи бойцов и командиров и около 2 тыс. раненых.
    6    января 1941 г. эта колонна Новой 4-й армии (находившая­ся на юге провинции Аньхуэй) была внезапно атакована 7-ой гоминдановской дивизией. В этом неравном бою многие бой­цы Новой 4-й армии были убиты, ранены или взяты в плен. Лишь небольшому отряду (около тысячи человек) удалось вырваться из окружения31. Среди пленных был командующий армией генерал Е Тин; его заместитель Сян Ин, раненный в бою, был схвачен и зверски убит гоминдановскими палачами.
    30 Мао Цзэ-дун, Китайская революция и Коммунистическая партия Китая (Избранные произведения, т. 3), стр. 174.
    11    «Народно-освободительная армия Китая в период войны против- японских захватчиков», стр. 153 154.
    18    января 1941 г. Чан Кай-ши издал приказ о расформи­ровании «мятежной» Новой 4-й армии 32.
    Военный совет гоминдановского правительства назначил Ли Цзун-жэня главнокомандующим «антикоммунистически­ми» армиями (350 тыс. человек), которым было приказано качать наступление на Новую 4-ю армию, находившуюся на северном берегу Янцзы. При благоприятных условиях пред­полагалось совершить нападение на войска 8-й и Новой 4-й армий, действовавшие в Шаньдуне и в северной части про­винции Цзянсу. Намечалось также новое наступление на По­граничный район Шэньси — Ганьсу—Нинся.
    КПК решительно выступила против предательских дейст­вий чанкайшистской клики. 22 января 1941 г. она предъяви­ла гоминдановскому правительству «двенадцать требований»: отменить приказ о расформировании Новой 4-й армии; нака­зать главных виновников кровавых событий на юге провин­ции Аньхуэй; освободить Е Тина и восстановить его в долж­ности командующего Новой 4-й армией; ликвидировать одно­партийную диктатуру гоминдана, установить демократиче­ский режим; арестовать и предать суду главарей прояпонской клики и т. д.33 Но все эти справедливые требования были от­вергнуты Чан Кай-ши. В связи с этим коммунисты отказа­лись участвовать в мартовской сессии Национального поли­тического совета.
    Планы уничтожения Новой 4-й армии благодаря твердой позиции коммунистической партии и протестам демократиче­ской общественности не были осуществлены. Революционный военный совет при ЦК КПК назначил командира 1-го соеди­нения Новой 4-й армии Чэнь И исполняющим обязанности командующего Новой 4-й армией, а Лю Шао-ци — ее полити­ческим комиссаром. Новая 4-я армия вновь развернула борь­бу против японских захватчиков в Центральном Китае.
    Предательское нападение гоминдановских реакционеров на Новую 4-ю армию вызвало глубокое возмущение прогрес­сивной китайской общественности, расценившей этот веро­ломный шаг Чан Кай-ши, как попытку расколоть единый фронт, разгромить демократические силы и упрочить свою диктатуру.
    Ряд представителей национальной буржуазии после собы­тий в южной части провинции Аньхуэй решили создать об­щую организацию с целью противодействовать диктаторской политике гоминдана. 25 марта на совместном съезде предста­вителей мелких буржуазных партий и групп (Младокитай­ская партия, Национальная социалистическая партия, Третья
    32    У Минь, Сяо Фын, От <гдвижения 4 мая» до создания Китайской Народной Республики, Пекин, 1951, стр. 197 (к).
    33    Мао Цзэ-дун’, Приказ и заявление в связи с событиями на юге провинции Аньхуэй (Избранные произведения, т. 3), стр. 418—419.
    партия, Общество реконструкции сельского хозяйства, Ассо­циация профессионального образования) была создана Лига демократических партий и организаций Китая (впоследствии получила название Демократической лиги). Лига объединяла представителей национальной буржуазии, мелкой городской буржуазии и буржуазной интеллигенции.
    Ее исполнительный комитет вначале возглавил Хуан Янь- пэй — один из руководителей группы Ассоциации профессио­нального образования, позднее его сменил Чжан Лань, быв­ший губернатор провинции Сычуань. Лига осуждала капиту­лянтскую политику чанкайшистской клики и выступала за укрепление единого фронта.
    Ее поддержали Сун Цин-лин, Фэн Юй-сян и другие про­грессивные деятели гоминдана. 15 августа они направили Чан Кай-ши телеграмму, в которой требовали прекратить антикоммунистическую кампанию и содействовать укрепле­нию подлинного национального единства в войне с Японией.
    Эти события отражали падение престижа гоминдановского руководства и дальнейший рост авторитета коммунистиче­ской партии среди народа.
    ПРЕОДОЛЕНИЕ ВОЕННЫХ И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ТРУДНОСТЕЙ В ОСВОБОЖДЕННЫХ РАЙОНАХ (июнь 1941—июль 1943 г)
    Борьба освобожденных районов против японских захватчиков и гоминдановских капитулянтов
    Возникновение войны на Тихом океане. Начавшаяся
    22    июня 1941 г. Великая Отечественная война Советского Союза коренным образом изменила международную обста­новку.
    Вступление СССР в войну способствовало созданию анти­фашистского фронта народов всех государств, подвергшихся агрессии со стороны фашистского блока. Возникли новые меж­дународные условия, в значительной мере определившие и облегчившие развитие национально-освободительной войны и в Китае. На следующий день после нападения фашистской Гер­мании на СССР ЦК КПК направил местным партийным орга­низациям письмо, в котором подчеркивал, что в Отечествен­ной войне Советского Союза решаются судьбы всех народов. Центральный Комитет призывал коммунистов оказывать по­мощь СССР, укрепляя единый антияпонский фронт, давая ре­шительный отпор всякой антисоветской и антикоммунистиче­ской деятельности китайских реакционеров и объединяясь со всеми силами мира, борющимися против фашизма и агрессии *.
    Всячески домогаясь скорейшего выступления Японии про­тив Советского Союза, гитлеровское правительство 1 июля
    1941    г. официально признало марионеточный режим Ван Цзин- вэя 2; 25 ноября 1941 г. был продлен на пять лет «антикомин- терновский пакт», к которому присоединились правительства Маньчжоу-го и Ван Цзин-вэя.
    1    См.: Мао Цзэ-дун. О международном едином фронте борьбы про- тив фашизма (Избранные произведения, т. 4, М., 1953), стр. 43—46.
    2    «Правда», 1941, 3 июля.
    Однако японские империалисты откладывали нападение на СССР до того времени, когда войска Гитлера достигнут ре­шающей победы на советско-германском фронте. Они предпоч­ли сначала нанести удар своим давним империалистическим соперникам — США и Англии.
    Чтобы замаскировать подготовку к захвату американских и английских владений на Тихом океане, Япония продолжала вести переговоры с Соединенными Штатами. Но пока в Ва­шингтоне шли переговоры, японский флот выдвигался на ис­ходные позиции для нападения на стратегические базы США и Англии на Тихом океане и <в Юго-Восточной Азии.
    7    декабря 1941 г. японский флот внезапно напал на Пёрл- Харбор. Так началась война на Тихом океане, изменившая об­становку на Дальнем Востоке и, в частности, международное положение Китая.
    Вслед за Японией в войну с Соединенными Штатами всту­пили фашистская Германия и Италия. 9 декабря гоминданов­ское правительство, следуя за США, объявило войну Японии» Германии и Италии.
    В новой обстановке, сложившейся в результате расширения фашистской агрессии, США и Англия были крайне заинтересо­ваны в активизации действий китайских вооруженных сил на японском фронте, чтобы облегчить положение американских и английских войск на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. 22—24 декабря 1941 г. в Чунцине состоялось совещание пред­ставителей США, Англии и гоминдановского правительства, на котором было решено направить китайские войска в Бирму, где немногочисленные английские отряды с трудом сдержи­вали натиск японских частей.
    Вскоре Чан Кай-ши был формально назначен командую­щим союзными войсками в Китае, Индокитае и Бирме. В мар­те 1942 г. американский генерал Стилуэлл стал начальни­ком штаба Чан Кай-ши, а известный американский специа­лист по вопросам Дальнего Востока Оуэн Латтимор — его со­ветником.
    На территории Китая был создан американский 14-й авиационный корпус под командованием генерала Чэннолта. США увеличили поставки оружия и военных материалов в Китай, надеясь, что чанкайшистская армия усилит военные действия на японском фронте. Однако их надежды не оправ­дались.
    Подготовка чанкайшистской клики капитулянтского согла­шения с Японией. Поражения США и Англии в войне на Ти­хом океане в 1941 —1942 гг., наступление гитлеровских войск на советском фронте и подготовка Японии к нападению на СССР порождали у гоминдановских правящих кругов уве­ренность, что победа в мировой войне будет на стороне дер­жав «оси». Это способствовало дальнейшему росту капиту­
    лянтских тенденций среди чанкайшистской клики. Гоминда­новское правительство старалось не вести активной борьбы против фашистского блока. Оно предпочитало тактику пас­сивной войны с Японией, стремясь сохранить свои вооружен­ные силы для борьбы против освобожденных районов.
    Учитывая усиление капитулянтских тенденций в гоминда­не, Япония все больше заигрывала с чунцинским правитель­ством. Предприняв в течение 1941 —1942 гг. несколько не­больших наступательных операций на гоминдановском фрон­те (захват железнодорожной линии Чжэцзян — Цзянси, горо­дов Фучжоу, Вэньчжоу и др.), она в январе 1943 г. начала проводить «новый курс» в отношении Китая. Путем формаль­ного отказа от концессий и сеттльментов в Китае Япония стремилась склонить чунцинское правительство к капитуля­ции. Японское командование направляло своих эмиссаров в гоминдановские районы и охотно принимало тайных послан­цев Чан Кай-ши. Через неофициальные каналы чунцинском) правительству были переданы японские условия соглашения, которые предусматривали: отвод японских войск из Уханя и Гуанчжоу в том случае, если гоминдановские войска будут переброшены на север для борьбы против коммунистов; «вре­менное» сохранение Нанкина и морского побережья за Япо­нией; превращение Северного Китая в «зону совместной борь­бы против коммунистов» и «полюбовное» решение вопроса о дальнейшей судьбе Ван Цзин-вэя 3.
    Чтобы заставить чанкайшистское правительство принять выдвинутые условия, в мае 1943 г. японские войска предпри­няли наступление на ближайшем к Чунцину участке фрон­та— в западной части провинции Хубэй и на севере провин­ции Хунань. Когда, по мнению японского командования, определенный «психологический эффект» был достигнут, оно отвело свои войска.
    Подобные действия японского империализма усиливали капитулянтские настроения гоминдановской верхушки. В 1941 — 1943 гг. на сторону японцев перешли 70 генералов со своими соединениями, чтобы бороться против народных во­оруженных сил4. Бывшие солдаты и офицеры гоминданов­ских войск составили 62% армии марионеточного правитель­ства 5.
    Переход чанкайшистских генералов в лагерь врага неред­ко заранее планировался гоминдановскими штабами и со­гласовывался с японским командованием. Например, пере­бежавший к японцам командир 4-й гоминдановской дивизии
    3    «Счет гоминдановским реакционерам за соглашательство и капиту­ляцию перед японскими захватчиками», Чанчунь, 1949, стр. 83 (к).
    4    Ли И-е, Как китайский народ разгромил японский империализм, Пе­
    кин, 1951, стр. 60 (к).
    6    «Цзефан жибао», 1944, 10 ав<густа.
    У Хуа-вэнь. впоследствии заявил: «5 января 1943 г. я вступил в марионеточные войска по личному приказу генералиссиму­са Чан Кай-ши, специально для того, чтобы бороться с ком­мунистами» 6, Войска марионеточного правительства исполь­зовались японским командованием для борьбы против 8-й и Новой 4-й армий.
    Усиление наступления японских войск на освобожденные районы. С расширением войны на Тихом океане все большее значение для Японии приобретали оккупированные районы Китая с их огромными природными и людскими ре­сурсами.
    В 1942—1943 гг. японские империалисты еще более уси­лили колониальную эксплуатацию Китая и добились значи­тельного роста продукции тяжелой промышленности. В 1943 г. на Северо-Востоке производилось 25,3 млн. т каменного угля, 1,7 млн. т чугуна, 0,87 млн. т стали, 4500 млн. квт-ч электро­энергии 7. В Северном Китае, где было закончено строитель­ство и реконструкция нескольких металлургических заводов (в Тайюане, Шицзиншане, Тяньцзине) также увеличилось произ­водство чугуна и стали. В 1942 г. добыча железной руды здесь составила 2 млн. т, каменного угля — 24,2 млн. г8.
    Одновременно японские агрессоры усилили наступление на освобожденные районы Китая. Особенно ожесточенным был натиск японцев в Северном Китае. Здесь к октябрю 1942 г. оккупанты для борьбы с партизанским движением построили 7700 укрепленных пунктов, около 12 тыс. км заградительных рвов и насыпей9. За 1941 —1942 гг. против освобожденных районов Северного Китая было предпринято 174 «истребитель­ных похода», в которых участвовало 830 тыс. солдат япон­ских и марионеточных войск ,0.
    В августе 1941 г. японцы бросили многотысячную армию под командованием генерала Окамура против освобожден­ного района Шаньси — Чахар — Хэбэй, применив при этом бактериологическое и химическое оружие. Вклинившись в пре­делы района, они учинили кровавую расправу над мирным населением. Было убито 4,5 тыс. человек, сожжено 150 тыс. жилых домов, уничтожено 58 млн. цзиней зерна м. Части 8-й армии и народного ополчения к концу октября полностью из­гнали захватчиков, уничтожив при этом 8 тыс. вражеских сол­
    6    Чэнь Бо-да, Чан Кай-ши — враг китайского народа, М., 1950, стр. 151.
    7    «История экономического развития Китая, 1840—1948 гг.», М., 1958, стр. 151.
    8    Там Же, стр. 152.
    9    «Народно-освободительная армия Китая в период войны против японских захватчиков». М., 1957, стр. 143.
    10    Там же, стр. 142.
    11    «Освобожденные районы в период войны против японских захват­чиков», Пекин, 1953, стр. 29 (к).
    дат и офицеров. Окамура был вынужден заявить, что «для до­стижения успеха в уничтожении 8-й армии нужен длительный срок» 12.
    Чудовищные зверства были совершены во время так назы­ваемого первомайского истребительного похода 1942 г. в цен­тральной части Хэбэя. Во время этого похода японские войска уничтожили более 50 тыс. мирных жителей, взятых в качестве заложников ,3.
    В 1943 г- против освобожденных районов Северного и Цен­трального Китая действовало уже 64% всех японских войск и 95% армии марионеточного правительства, находящихся в этих районах (всего 1,1 млн. человек) ,4.
    Японское командование, увеличив численность своих войск в Северо-Восточном Китае (Квантунская армия в 1941 г. на­считывала 700 тыс. человек, а в 1943 г.— 1 млн.) 15, усилило карательные походы против находившейся в этом районе Объ­единенной антияпонской армии. В результате Объединенная антияпонская армия вынуждена была оставить ряд опорных баз, сократить масштабы боевых операций и перейти к дей­ствиям небольшими подразделениями.
    Борьба народных вооруженных сил. В период разверну­того наступления японских войск на освобожденные районы главной формой борьбы против оккупантов была партизан­ская война народных вооруженных сил, руководимых комму­нистической партией.
    Части 8-й и Новой 4-й армий наносили сокрушительные удары по тылам противника, причиняя ему серьезный урон. В период самых напряженных боев на фронте освобожденных районов (с июня 1941 по июнь 1943 г.) народные войска уни­чтожили 256 тыс. японских солдат и офицеров ,6. Большую помощь регулярным войскам оказывали отряды народного ополчения (миньбин).
    В стратегически важных пунктах — вдоль дорог, по бере­гам рек, у подходов к деревням ополченцы искусно расстав­ляли самодельные мины. «Минная война» сковывала действий противника, вызывала у него хроническую «минобоязнь».
    Широко развернулась «тоннельная война». Побывавший в это время в освобожденных районах американский журна­лист Форман писал: «...В центральном Хэбэе существует изу­мительная система тоннелей, связывающих сотни деревень
    12    «Народно-освободительная армия Китая в период войны против японских захватчиков», стр. 167.
    13    Ху Хуа, История новодемократической революции в Китае, Пекин, 1953, стр. 237 (к).
    14    См.: Мао Цзэ-дун, О коалиционном правительстве (Избранные произведения, т. 4), стр. 481—482.
    15    Ли И-е, Как китайский народ разгромил японский империализм, стр. 67.
    16    «Цзефан жибао», 1944, 10 августа.
    Партизаны в районах, оккупированных японскими захватчиками
    друг с другом на расстоянии многих миль. Эти тоннели так построены, что нью-йоркское метро по сравнению с ними ка­жется детской игрушкой» ,7. В подземных тоннелях крестьяне' держали запасы продовольствия и топлива. В случае необ­ходимости они могли отсиживаться в них в течение длитель- ного времени, не теряя связи с внешним миром. Тоннели, тянувшиеся иногда на 15—25 км, имели замаскированные входы, сеть амбразур, откуда на врага внезапно обрушивался губительный огонь.
    С наступлением ночи народные ополченцы разрушали вражеские коммуникации. В 1942 г. только в северо-западной части провинции Шаньси было срезано более 5 т телеграф­ного провода, сожжено 20 мостов ,8.
    В тылу врага создавались военно-пропагандистские отря­ды, в которые входили хорошо обученные и подготовленные для работы среди населения бойцы и командиры 8-й и Новой
    4-й армий, рабочие и представители интеллигенции. Они пре­пятствовали принудительной мобилизации населения в ма­рионеточную армию, срывали проводимые японцами рекви­
    17    Г. Форман, В новом Китае. М., 1948, стр. 139—140.
    18    «Жэньминь жибао», 1952, 10 августа.
    зиции продовольствия. Например, в Северном Китае в 1942 г. по планам японского командования было намечено изъять у населения 20 млн. даней зерна, но благодаря умело орга­низованной работе военно-пропагандистских отрядов японцы не смогли собрать и одной десятой этого количества ,9.
    В результате совместных действий народных регулярных войск, партизанских и военно-пропагандистских отрядов рас­четы японских империалистов «укрепить свой тыл в Китае» потерпели полный провал. Это были вынуждены признать и японские власти, и их марионетки.
    Преодоление экономических трудностей в освобожденных районах. 1941—1942 годы были самым тяжелым периодом для освобожденных районов. В это время значительно сузи­лась территория антияпонских опорных баз, их население сократилось со 100 млн. до 50 млн. Численность 8-й армии уменьшилась за это время с 400 тыс. до 300 тыс. человек, а Новой 4-й армии со 135 тыс. до 110 тыс.20.
    Бойцы 8-й армии изготовляют гранаты
    19    «Народно-освободительная армия Китая ib период войны против японоких захватчиков», стр. 151.
    so Ван Ши, Ван Цяо. Ма Ци-бин, Чжан» Лин, Краткая история Ком­мунистической партии Китая, Шанхай, 1958, стр. 220 (к).
    .Напряженная борьба с превосходящими силами противни­ка истощила людские и материальные ресурсы освобожденных районов, привела к серьезной нехватке продовольствия, обмун­дирования и боеприпасов.
    «Перед нами,— указывал Мао Цзэ-дун,— встал вопрос: умирать с голоду, ликвидировать освобожденные районы или же самим взяться за производство. Умирать от голода не хотел никто, с ликвидацией освобожденных районов тоже никто не мог согласиться, самим взяться за производство — таков был наш ответ»21. В это время ЦК КПК дал генеральную установ­ку в области хозяйственной и финансовой работы: обеспечить собственную экономическую базу освобожденных районов, до­биться самообеспечения армии и населения 22. Для этого необ­ходимо было в первую очередь поднять сельское хозяйство. Во всех освобожденных районах широкое распространение полу­чила простейшая форма трудовой кооперации — бригады тру­довой взаимопомощи, которые сыграли большую роль в пре­одолении продовольственных трудностей.
    Огромное значение в разрешении экономических затрудне­ний имело развитие государственного сектора. В него входили: правительственные промышленные и торговые предприятия; сельскохозяйственные, торговые и промышленные предприятия, созданные при воинских частях; сельскохозяйственные, торго­вые и промышленные предприятия, находившиеся в ведении партийных и административных организаций.
    Одним из важнейших мероприятий, осуществленных в этот период коммунистической партией, было сокращение армии и управленческого аппарата. Уменьшение численности армии со­провождалось усилением военной подготовки регулярных войск и ростом отрядов народного ополчения.
    Сокращение управленческого аппарата дало возможность снизить административные расходы, упростить систему руко­водства хозяйственными органами и высвободить значитель­ное число кадров для производства. Например, в Шаньси-Ча- хар-Хэбэйском освобожденном районе за период с 1941 по 1943 г. численность административного аппарата была сокра­щена более чем на 50% 23, в Пограничном районе Шэньси — Ганьсу — Нинся — на одну четверть24.
    Политика единого антияпонского национального фронта требовала от коммунистической партии учета интересов всех примыкавших к нему классов и общественных групп. Поэтому,
    21    Мао Цзэ-дун, Вопросы экономики и финансовой политики (Избран­ные произведения, Дальний, 1948), стр. 638 (к).
    22    Мао Цзэ-дун, Хозяйственные и финансовые вопросы в период вой- ны против японских захватчиков (Избранные произ*ведення. т. 4), стр. 203.
    23    «Новая и новейшая история Китая», М., 1950, стр. 232.
    24    «Сборник политических документов Пограничного района», Яньань, 1944, стр. 59 (к).
    проводя снижение арендной платы (на 25%) и ссудного про­цента (до 10%), народная власть в то же время гарантиро­вала помещикам право собственности на землю и имущество и право на получение арендном платы.
    В отношениях между рабочими и капиталистами осущест­влялось требование улучшения жизни рабочих, причем на основе трудовых соглашении между рабочими и капиталиста­ми гарантировалось поддержание трудовой дисциплины, что способствовало повышению деловой активности предпринима­телей. Эта политика была законодательно закреплена в поста­новлениях демократических органов власти освобожденных районов и твердо осуществлялась в практической деятельности коммунистической партии.
    Движение «за правильный стиль в работе партии». Огром­ные исторические задачи, стоявшие перед коммунистами в годы национально-освободительной войны, и быстрый рост ря­дов КПК требовали дальнейшего укрепления ее идейного и организационного единства.
    В это время в партии сохранялись еще пережитки дог­матических и сектантских взглядов. Догматизм представлял тогда наибольшую опасность, так как препятствовал осуще­ствлению правильной линии партии в сложных условиях антияпонской войны. Сектантские настроения проявлялись в местнических тенденциях, в стремлении к самостийности, ин­дивидуализме, нарушении принципов демократического цен­трализма, что мешало сплочению партии и укреплению ее связей с народными массами.
    Чтобы преодолеть эти чуждые коммунистам тенденции, Коммунистическая партия Китая в 1942 г. начала борьбу за правильный стиль в партийной учебе, партийной работе и пар­тийной литературе.
    1    февраля 1942 г. Мао Цзэ-дун в своем выступлении на открытии партийной школы в Яньане так сформулировал за­дачи движения: «Бороться против субъективизма, чтобы ис­править стиль в партийной учебе, бороться против сектант­ства, чтобы исправить стиль в партийной работе, бороться против шаблонных схем, чтобы исправить стиль в партийной литературе»25.
    Основной формой движения «за правильный стиль в ра­боте партии» было глубокое творческое изучение марксист­ской теории. В трудных условиях военного времени были пе­реведены на китайский язык и изданы многие труды осново­положников марксизма. Члены партии изучали международ­ное и внутреннее положение Китая, его историю, опыт рево­люционной борьбы китайского народа.
    Большое значение в борьбе за чистоту партийной идеоло­гии КПК придавала критике и самокритике.
    Движение «за правильный стиль в работе партии» позво­лило в сравнительно короткий срок значительно поднять уровень идеологического воспитания коммунистов, обеспечи­ло идейно-политическое и организационное сплочение рядов КПК в трудные годы войны против японских захватчиков2®.
    Наступление реакции в гоминдановских районах
    Усиление бюрократического капитала. К 1941 г. под кон­тролем правительства Чан Кай-ши остались лишь юго-запад­ные отсталые провинции, промышленность которых давала менее 10% всего довоенного производства страны. В тяжелом положении находилось и сельское хозяйство гоминдановского Китая.
    Бедственное экономическое положение чанкайшистских районов вызывалось, помимо японской агрессии, усилением монополии «четырех семейств» и необычайным даже в усло­виях Китая ростом эксплуатации крестьян помещиками и го­миндановской бюрократией.
    «Четыре семейства», воспользовавшись военными трудно­стями, распространили свой контроль на все области эконо­мической жизни Китая. Внешняя и внутренняя торговля, бан­ки, транспорт, промышленность и сельское хозяйство—все это оказалось в руках «четырех семейств» и использовалось прежде всего для личного обогащения представителей этой клики. Вклады на текущих счетах гоминдановских заправил только в банках США за годы войны достигли огромной сум­мы— 2 млрд. ам. долл.27.
    Бюрократический капитал все больше притеснял частных предпринимателей. В валовой стоимости промышленного производства доля «государственных» предприятий, контро­лируемых «четырьмя семействами», составляла в 1943 г. око­ло 36% 28, в производстве наиболее важных видов продукции их доля была еще выше (в производстве чугуна — 51%, ста­ли— 49%, предметов широкого потребления — 52%) 29.
    26    Мао Цзэ-дун, Наша учеба и текущий момент (Избранные произ­ведения, т. 4), стр. 297—320; Мао Цзэ-дун, Решение по некоторым вопро­сам истории нашей партии (Избранные произведения, т. 4), стр. 321 — 405.— Итоги движения были подведены в выступлении Мао Цзэ-дуна в Яньани в апреле 1944 г. и -в решении VII пленума ЦК КПК в апреле 1945 г.
    27    Чэнь Бо-да, Четыре семейства Китая. М., 1948, стр. 206.
    28    Cheng Yu-kwei, Foreign trade and industrial development of China, Washington, 1956, p. 265.
    29    М. И. Сладкояокий, Очерки развития внешнеэкономических отноше- ний Китая, М., 1953, стр. 232.
    Хозяйничанье бюрократического капитала в гоминданов­ских районах привело сельское хозяйство к еще большей де­градации. Площадь пустующих земель во время войны значи­тельно увеличилась. В 1943/44 г. в провинции Хэнань она со­ставляла примерно 30% всех пахотных земель, в провинции Хунань — около 40% 30.
    В связи с дезорганизацией хозяйства безудержно росли цены, ухудшалось положение населения. Трудящиеся несли на своих плечах непосильное бремя налогов, поборов, рекви­зиций, трудовой повинности, рекрутских наборов и т. д.
    Во имя победы над внешним врагом народные массы Ки­тая готовы были на жертвы. Но они справедливо требовали, чтобы жертвы их не были напрасными, чтобы гоминдан от­казался от капитулянтской политики и вел решительную войну с японскими захватчиками.
    Реакционная внутренняя политика клики Чан Кай-ши. С ростом экономического могущества «.четырех семейств» усиливалась концентрация политической власти в руках го­миндановской верхушки. Чан Кай-ши, например, занимал 40 постов в высших правительственных и партийных органах. В декабре 1941 г. по решению пленума ЦИК гоминдана он был облечен «всей полнотой верховной власти в стране»31.
    Сосредоточивая политическую и военную власть в своих руках, чанкайшистская клика стремилась укрепить реакцион­ную гоминдановскую диктатуру и подавить демократические силы страны. Беспощадно действовала машина политиче­ского террора — тайная полиция, «особая служба» гоминда­на и наемные банды убийц. Не желая вести войну против японских захватчиков, чанкайшистские реакционеры не жалели сил и средств для борьбы против освобожденных районов, руководимых коммунистами, против китайских пат­риотов.
    Чтобы подавить политическую активность рабочего класса, была создана централизованная система гоминдановского кон­троля над профсоюзами. «Временные правила, регулирующие контроль над рабочими союзами в чрезвычайное время», вве­денные 21 августа 1941 г., запрещали забастовки32. Система гоминдановского контроля осуществлялась через специально назначаемых правительством должностных лиц, а также через молодежный корпус «Саньминьчжуи» («трех народных прин­ципов»), который был облечен правом решать вопросы, свя­занные с трудовыми отношениями. Один из видных гоминда­новских юристов с циничной откровенностью заявлял в то вре­мя, что «наиболее подходящим для нас являются те методы
    30    Чэнь Бо-да, Четыре семейства Китая, стр. 197.
    3' «China handbook. 1937—1945», New York, 1947, p. 61.
    32    Ibid., p. 381—382.
    контроля над рабочим классом, которые приняты в Германии и Италии» 33.
    29    марта 1942 г. был принят «Закон о всеобщей мобилиза­ции нации», который предоставлял правительству право «в случае необходимости ограничивать свободу слова, печати, пе­реписки, собраний и организаций»34.
    В целях «идеологического обоснования» своей борьбы про­тив компартии и прогрессивных сил страны Чан Кай-ши в мар­те 1943 г. выпустил книгу под претенциозным названием «Судьбы Китая»35. Беззастенчиво фальсифицируя факты, Чан Кай-ши пытался доказать, что историческое развитие Китая якобы не подчинено общим законам развития человеческого об­щества, что ему присущи некие особые закономерности. Вос­хваляя конфуцианскую идеологию и реакционные порядки, он объявлял гоминдан «единственной революционной партией» Китая и с ненавистью обрушивался на «коммунизм и либе­ральные идеи». Чан Кай-ши утверждал, что в Китае должна существовать только «одна партия, одно учение, один вождь», подразумевая под этим реакционный гоминдан.
    Стремясь опорочить воодушевлявшую китайский народ идею борьбы против империализма, он заявлял, что «с отме­ной» неравноправных договоров с США и Англией в начале
    1943    г. проблема национальной независимости Китая полно­стью разрешена. Чан Кай-ши обещал «все вопросы внутренней политики» разрешить «в течение двух ближайших лет». Ни У кого не вызывало сомнения, что под этим он подразумевал уничтожение КПК, ликвидацию освобожденных районов, по­давление демократических сил.
    Проникнутая смертельной ненавистью к китайскому наро­ду книга Чан Кай-ши встретила полное одобрение гоминданов­ских реакционеров и японских империалистов.
    Третья антикоммунистическая кампания гоминдана. Вес­ной 1942 г. вновь начались вооруженные нападения чанкай- шистских войск на отряды народной армии. В конце апреле
    1942    г. гоминдановское командование организовало против Дунцзянской партизанской колонны, действовавшей в провин­ции Гуандун, карательный поход, который положил начало новому наступлению реакции на освобожденные районы.
    Весной и летом 1943 г. гоминдановская клика развязала третью антикоммунистическую кампанию. По распоряже­нию Чан Кай-ши гоминдановские войска начали неребрасы-
    33    Цит. по кн.; J. Epstein, The unfinished revolution in China, Boston, 1947. p. 321.
    34    «China handbook, 1937—1945», p. 473—474.
    35    Фактически автором этой книги был предатель Тао Си-шэн, сопро­вождавший Ван Цзин-вэя во время его бегства из Чунцина в конце 1938 г. Впоследствии Тао Си-шэн возвратился в Чунцин и стал началь­ником канцелярии Чан Кай-ши.
    ваться к Пограничному району Шэньси — Гань:у—Нинся. К началу марта 1943 г. здесь была сосредоточена*600-тысяч- ная вооруженная до зубов чанкайшистская армия 36, которая ожидала лишь приказа, чтобы нанести «молниеносный удар» ло освобожденному району.
    Собираясь развязать гражданскую войну, гоминданов­ские реакционеру сорвали в июле 1943 г. переговоры с пред­ставителями КПК (Чжоу Энь-лаем и Линь Бяо) о прекраще­нии блокады Пограничного района.
    7    июля 1943 г. в день 6-й годовщины войны против япон­ских захватчиков гоминдановские войска под прикрытием ар­тиллерийского огня вторглись в пределы Пограничного райо­на. Однако части 8-й армии нанесли им мощный контрудар и заставили отступить на исходные позиции.
    Китайские патриоты и прогрессивная общественность стран антифашистской коалиции выступили с резким осуж­дением антинародной политики гоминдана. Чанкайшистская клика вынуждена была временно отказаться от наступления на освобожденные районы. Она решила выиграть время, что­бы накопить силы и развязать гражданскую войну при более благоприятных условиях.
    36    «Освобожденные районы в период войны против японских захват­чиков», стр. 22 (к).
    ПЕРЕХОД НАРОДНОЙ АРМИИ В ЧАСТИЧНОЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ (август 1943 — апрель 1945 г.)
    Укрепление военно-политического и экономического положения освобожденных районов Китая
    Частичное контрнаступление 8-й и Новой 4-й армий. После побед Советской Армии под Сталинградом и Курском в
    1943    г. наступил коренной перелом в ходе второй мировой войны в пользу антифашистской коалиции. В этой обстановке Англия и США приступили наконец к разработке планов разгрома Японии. Рассмотрению политических и военных во­просов, связанных с войной на Тихом океане и урегулирова­нием противоречий на Дальнем Востоке, были посвящены со­вещания представителей США, Англии и гоминдановского Китая в Касабланке (январь 1943 г.), Квебеке (август 1943 г.) и Каире (ноябрь 1943 г.).
    В декларации, принятой Каирским совещанием, в котором принимали участие Ф. Рузвельт, У. Черчилль и Чан Кай-ши, говорилось, что США, Англия и Китай намерены лишить Япо­нию всех островов на Тихом океане, захваченных ею во время первой мировой войны, возвратить Китаю Северо-Восточный Китай, Тайвань и острова Пэнху и предоставить независи­мость Корее. В декларации заявлялось, что союзники будут вести войну против Японии до тех пор, пока не добьются ее безоговорочной капитуляции.
    В 1944 г., когда окончательно определилась неизбежность поражения германского фашизма, США и Англия начали расширять масштабы своих наступательных операций на Ти­хом океане и в Юго-Восточной Азии. Одновременно они про­должали добиваться активизации военных действий гомин­дановской армии, так как это облегчило бы наступление во­оруженных сил США и Англии на Тихом океане.
    Однако, несмотря на увеличение материальной помощн США, гоминдановская армия на японо-китайском фронте по- прежнему бездействовала. Американские правящие круги ми­рились с этим, поскольку Чан Кай-ши был их главной опорой в борьбе за укрепление позиций США в Китае. В этих усло­виях сопротивление народных вооруженных сил японским за­хватчикам приобретало все большее значение.
    В 1943—1944 гг. японское командование со все возрастав­шей энергией продолжало борьбу против народных войск, руководимых коммунистической партией. За это время япон­ская армия организовала около 300 «истребительных похо­дов» против освобожденных районов. Наиболее крупным из них было наступление 25-тысячной японской колонны в про­винции Шаньдун в сентябре — ноябре 1943 г. Несмотря на поддержку танков и авиации, оно было отбито с большими потерями для японцев1.
    В августе — октябре 1944 г. был проведен карательный поход против освобожденных районов в провинции Шаньдун и в восточной части провинции Хэбэй2. В декабре 1944 г. ча­сти Новой 4-й армии отразили крупное наступление японцев в северной части провинции Цзянсу 3.
    Значительно окрепшие народные вооруженные силы, ус­пешно отражая нападения японских и марионеточных войск, в конце лета 1943 г. начали развертывать частичное контрна­ступление против вражеской армии. 18 августа 1943 г. части
    8-й    армии, разгромив 24-й корпус генерала Пан Бин-сюня, перешедшего на сторону японцев, освободили г. Линьсянь (Шаньси) и заняли десять важных опорных пунктов против­ника4. До конца 1943 г. части 8-й и Новой 4-й армий провели более 30 тыс. боев и овладели 950 опорными пунктами япон­цев. Были захвачены также значительные трофеи5.
    В 1944 г. масштабы наступательных операций народной армии еще более выросли. В этом году народные вооружен­ные силы, действовавшие в Шаньдуне, уничтожили 36 тыс. солдат и офицеров противника, освободили территорию с
    9-миллионным    населением и создали угрозу главному центру провинции — г. Цзинань6. Части 8-й армии под командова­нием Не Жун-чжэня, находившиеся в районе Шаньси — Ча­хар— Хэбэй, отразив все «истребительные походы» японцев, в течение года освободили территорию с населением 5,5 млн.7
    1    «Освобожденные районы в период войны против японских захват­чиков», Пекин, 1953, стр. 92 (к).
    2    Ли Ши-хань, От 7 июля до 15 августа, Шэньян, 1949, стр. 92, 95 (к).
    3    У Минь, Сяо Фын, От сдвижения 4 мая» до создания Китайской Народной Республики, Пекин, 1951, стр. 228 (к).
    * «Цзефан жибао», 1943, 5 сентября.
    5    «Цзефан жибао», 1944, 1 января.
    в «Цзефан жибао», 1945, 10 января.
    f «Цзефан жибао», 1945, 1 февраля.
    Войска Лю Бо-чэна развернули в январе 1944 г. наступле­ние на фронте освобожденного района Шаньси — Хэбэй — Шаньдун—Хэнань, которое успешно продолжалось весь год. Осенью наступающие части форсировали Хуанхэ на юге про­винции Шаньси и, вытеснив противника из западной части провинции Хэнань, создали здесь новый освобожденный район. Под угрозой оказались захваченные японцами города Чжэнчжоу и Лоян. Части 8-й армии установили контроль над Пекин-Ханькоуской и Баофын-Сунсяньской железными дорогами 8.
    В 1944 г. на фронте освобожденного района Хэбэй — Шань­дун— Хэнань была очищена от врага территория с населением 5 млн. человек, объединены антияпонские базы в юго-запад­ной и западной частях провинции Шаньдун.
    В Центральном Китае в результате наступления Новой 4-й армии значительно расширилась территория освобожден­ного района, расположенного в северной части провинции Цзянсу. Действовавшая в Южном Китае Дунцзянская парти­занская колонна (численность ее к 1944 г. составляла 10 тыс. человек9) создала к востоку от Гуанчжоу Дунцзянский осво­божденный район.
    На острове Хайнань успешные бои против японцев вели части Цюняйской партизанской колонны. В 1944 г. партизан-' ские соединения при поддержке восставших народностей ли и мяо освободили несколько уездов и значительно упрочили по­ложение Цюняйского освобожденного района, расположенно­го в северо-восточной части острова.
    В боях с японскими захватчиками народные армии зака­лились и выросли. В 1944 г. численность регулярных войск, руководимых КПК, составляла 650 тыс. человек 10, а в апреле 1945 г.— уже 910 тыс.11 Отряды народного ополчения в 1944 г. насчитывали в своих рядах 2,2 млн. человек. Они приобрели богатый опыт борьбы с японскими захватчиками и могли уже проводить крупные самостоятельные операции по окружению и ликвидации опорных пунктов врага.
    За год (с весны 1944 до весны 1945 г.) народные вооружен­ные силы провели более 30 тыс. боев, уничтожили 335 тыс. солдат противника, захватили 146 тыс. винтовок, 2,5 тыс. пуле­метов, 540 орудий и освободили 50 уездных городов ,2.
    Территория освобожденных районов значительно увеличи-
    8    «Народно-освободительная армия Китая в период войны против японских захватчиков», М., 1957, стр. 209—210.
    4    Там же, стр. 213.
    10    «Цзефан жибао», 1944, 31 декабря.
    11    Мао Цзэ-дун, О коалиционном правительстве (Избранные произве­дения. т. 4, М., 1953), стр. 474.
    12    «Наоодно-освободительная армия Китая в период войны против японских захватчиков», стр. 215.
    Бойцы Дунцзянской партизанской колонны
    лась. К апрелю 1945 г. в стране насчитывалось 19 освобож­денных районов с населением свыше 95 млн. человек ,3.
    Победы, одержанные Советской Армией и китайским на­родом, а также продвижение союзников на Тихом океане в
    1944    г. и в первые месяцы 1945 г. подготовили условия для широкого наступления на позиции японского империализма в Китае и на Тихом океане-
    Успехи экономического строительства в освобожденных районах. 1943—1945 годы ознаменовались значительными ус­пехами в развитии экономики освобожденных районов.
    Внедряя различные формы кооперации, коммунистическая партия сумела добиться заметного роста сельскохозяйствен­ного производства. Выдвинутый ею в ноябре 1943 г. призыв «Организуйтесь!» нашел живой отклик среди широких масс крестьянства. В 1944 г. в освобожденных районах различны­ми формами кооперации было охвачено в среднем 20% кре­стьян м, а в Пограничном районе Шэньси — Ганьсу — Нин­ся— 45% ,5. Наряду с бригадами трудовой взаимопомощи в
    13    Мао Цзэ-дун, О коалиционном правительстве, стр. 483—484.
    14    «Цзефан жибао», 1945, 1 марта.
    15    «Цзефан жибао», 1944, 27 декабря.
    Бойцы народной армии помогают крестьянам убирать урожай
    Пограничном районе было создано к 1944 г. 260 сельскохозяй­ственных кооперативов 16.
    Объединенные в кооперативы крестьяне поднимали целин­ные земли, увеличивали посевную площадь и сбор урожая. Например, в Пограничном районе обрабатываемая площадь выросла в 1944 г. по сравнению с 1937 г. на 79% ,7, производ­ство зерна — на 60% 18-
    По мере развития сельского хозяйства сокращались нало­говые ставки 19, уменьшались также размеры натуральных по­ставок крестьян, все больше повышался их жизненный уровень.
    В 1943—1945 гг. были достигнуты заметные успехи и в про­мышленности. В 1937 г. в Пограничном районе насчитывалось всего 700 рабочих, в 1942 г.— уже 7 тыс., а в 1944 г. - 12 тыс.20
    16    «Цзефан жибао», 1944, 8 февраля.
    17    Ху Хуа, История новодемократической революции в Китае, Пекин* 1953, стр. 258 (к).
    18    Там же.
    19    «Новая и новейшая история Китая», М., 1950, стр. 233.
    20    Мао Цзэ-дун. Наша учеба и текущий момент (Избранные произве­дения, т. 4), стр. 315.
    Государственный сектор, объединявший в этом районе около 80% всех предприятий, играл ведущую роль в промышленном производстве. Большое внимание коммунистическая партия уделяла также развитию кооперативных и частных пред­приятий.
    С ростом промышленного производства улучшалось и ма­териальное положение рабочего класса. К 1944 г. реальная заработная плата рабочих на государственных предприятиях возросла по сравнению с довоенным временем на 58—84% 21. В результате роста сельскохозяйственного и промышленного производства освобожденных районов улучшилось их финан­совое положение, была ликвидирована инфляция, что дало возможность постепенно стабилизировать товарные цены. За­бота партии о повышении материального благосостояния насе­ления освобожденных районов укрепляла союз рабочего клас­са и крестьянства на этом важном этапе борьбы против япон­ских захватчиков.
    Правильная политика КПК способствовала росту ее авто­ритета и влияния среди широких народных масс. В течение года — с апреля 1944 по апрель 1945 — число членов партии увеличилось с 900 тыс. до 1210 тыс.22
    Ухудшение военно-политического положения гоминдановских районов Наступление японской армии на гоминдановском фронте.
    Победы Советской Армии на главном фронте второй мировой войны, наступление 8-й и Новой 4-й армий в Китае, а также военные действия США и Англии на Тихом океане ухудшили военно-стратегическое положение Японии.
    Чтобы обеспечить контроль над коммуникациями, связы­вающими весь Китай от Северо-Востока до южного побе­режья страны и усилить давление на чанкайшистское прави­тельство, чтобы заставить его пойти на полную капитуляцию, японское командование после долгого затишья на гоминда­новском фронте решило провести крупное наступление про­тив чаикайшистских войск в Центральном Китае. Это была серьезная попытка Японии добиться успеха в войне на Ти­хом океане. Японское командование при этом учитывало, что массовые измены гоминдановских генералов, переброска глав­ных сил чанкайшистской армии на борьбу против освобож­денных районов и капитулянтская политика чунцинского пра­вительства дают шансы на успех наступления.
    21    «Цзефан жибао», 1944, 8 декабря; «Освобожденные районы в пе­риод войны против японских захватчиков», стр. 18 (к).
    22    Мао Цзэ-дун, Наша учеба и текущий момент, стр. 309; Мао Цзэ- дун, О коалиционном правительстве, стр. 566.
    Японское наступление началось во второй половине марта
    1944    г. в провинции Хэнань, где действовали войска гоминда­новских генералов Цзян Дин-вэня и Тань Энь-бо. При первом же столкновении с 50-тысячным войском противника чанкай­шистская армия, насчитывавшая более 400 тыс. солдат, бро­силась в паническое бегство. 22 апреля был захвачен г. Чжэн­чжоу— узел Пекин-Ханькоуской и Лунхайской железных дорог, а вскоре — г. Лоян. За месяц японцы овладели боль­шей частью провинции Хэнань, в их руки полностью перешла железная дорога Пекин — Ханькоу.
    Развивая успех, японское командование в конце мая
    1944    г. продолжило наступление в северной части провинции Хунань, бросив против гоминдановских войск 120 тыс. солдат. Несмотря на поддержку со стороны 14-го американского авиационного соединения, 300-тысячная чанкайшистская ар­мия потерпела позорное поражение23. Наступая вдоль же­лезной дороги Учан — Гуанчжоу, японские войска захватили
    18    июня центр провинции Хунань—г. Чанша, а затем города Пинцзян, Сянтань, Чжучжоу, Люян, Хэнъян. Гоминдановская армия беспорядочно отступала на запад.
    В начале октября 1944 г. японские войска вступили в про­винцию Гуанси. 10 ноября они овладели центром этой про­винции г. Гуйлинем, на следующий день захватили Лючжоу — место расположения одной из крупнейших американских авиационных баз в Китае. 2 декабря японская армия подо­шла к г. Душань, расположенному в 130 км от г. Гуйяна—цен­тра провинции Гуйчжоу, создав реальную угрозу Чунцину.
    В результате японского наступления, продолжавшегося с марта по декабрь 1944 г., потери гоминдановских войск со­ставили 600—700 тыс. человек24. В руки врага перешла терри­тория общей площадью около 2 млн. кв. км с населением 60 млн., в том числе такие важнейшие стратегические центры, как Чанша, Фучжоу, Гуйлинь. Японцы захватили 10 крупных авиационных баз в Наньнине, Хэнъяне и других городах, а также 36 аэродромов25. Таким образом, японской армии уда­лось установить контроль над континентальной коммуникаци­онной линией с севера Китая на юг, к границам Бирмы и Вьетнама.
    Взяв Душань, японское командование приостановило на­ступление. Имея реальную возможность в короткий срок
    23    Ху Хуа,. История новодемократической революции в Китае, стр. 248 (к): см. также: Дж. Стилуэлл, Военные дневники и письма («Знамя», 1948, № 9), стр. 154.
    24    Ху Хуа, История новодемократической революции в Китае, стр. 249 (к).—По другим данным потери гоминдановской армии дости­гал^ 1 млн.( человек '(см.: «Нойая И новейшая история Китая», стр 947).
    25    Ху Йуа, ИстЬрия новодемократической революции в Китае, стр. 249 (к).
    овладеть Гуйяном и Чунцином, оно 12 декабря внезапно отбыло войска к югу. Причину этого нетрудно понять. Международ­ное и военное положение Японии с каждым днем ухудшалось в связи с победоносным наступлением Советской Армии и при­ближающимся крахом главной силы фашистского блока — гитлеровской Германии. Японские империалисты уже не могли рассчитывать, что они сумеют удержать все свои обширные территориальные завоевания. Они хотели сохранить хотя бы Китай. Поэтому соглашение с чанкайшистским правительством становилось для них более необходимым, чем когда-либо раньше.
    Активизация агрессивной политики американского импе­риализма в Китае. По мере того как вторая мировая война приближалась к концу в Китае все более активизировалась деятельность империалистов США. Они рассчитывали, что после поражения Японии им удастся занять господствующее положение в Китае с помощью продажной клики Чан Кай-ши. Поэтому они прилагали все усилия, чтобы укрепить господ­ство гоминдановских реакционеров и не допустить роста де­мократических сил страны.
    Активные действия американской дипломатии и военщины в этом направлении начинаются со второй половины 1944 г„ после поездки вице-президента США Уоллеса в Китай. Уол­лес прибыл в Чунцин летом 1944 г. Чтобы повысить сильно упавший политический престиж гоминдановского правитель­ства, он потребовал провести его реорганизацию. Такая «реорганизация» через несколько месяцев была проведена, но она свелась лишь к перестановке отдельных лиц, не изменив­шей общего направления политики чунцинского правитель­ства. Главою исполнительного юаня (кабинета министров) был назначен Сун Цзы-вэнь, проамериканская ориентация которого была хорошо известна. По возвращении в США Уоллес настаивал на проведении самой жесткой политики в отношении Коммунистической партии Китая вплоть до приме­нения военной силы 26.
    В начале сентября 1944 г. в Китай по поручению Рузвель­та прибыл глава упоавления по делам военного производства США Нельсон. Официальная цель его поездки заключалась в том, чтобы оказать гоминдановскому правительству «содей­ствие в развитии промышленности для нужд войны». Но, как видно из более поздних выступлений Нельсона, перед ним стояли другие задачи. В беседе с калифорнийскими промыш­ленниками, например, он заявил: «Деловые круги США дол­жны рассматривать Китаи как промышленную окраину Со­единенных Штатов, имеющую не меньшее, если не большее
    26    См.- «Международные отношения на Дальнем Востоке. 1840—т 19-19», М., 1956, стр. 605-606.
    значение, чем американский Запад, каким он был в начале XX века» 27.
    Эта идея превращения Китая в экономический придаток США легла в основу предложенного Нельсоном плана про­мышленного развития Китая, по которому намечалось разви* вать в стране под контролем и при содействии американских монополий только легкую промышленность и производство сырья. Гоминдановская клика охотно согласилась на это, и вскоре Нельсон был назначен экономическим советником чунцинского правительства 28. Вместе с Нельсоном в Китай прибыл в качестве личного представителя Рузвельта генерал Хэрли, миллионер из Оклахомы, ставший позднее послом США в Китае. Цель его миссии состояла в том, чтобы спасти от крушения гоминдановское правительство, «укрепить поло­жение Чан Кай-ши... объединить все имеющиеся в Китае военные части», т. е. ликвидировать под видом «объединения» в-ю и Новую 4-ю армии, отдав их в полное распоряжение Чан Кай-ши 29.
    В октябре 1944 г. был отозван с поста начальника штаба Чан Кай-ши и командующего американскими войсками в Ки­тае генерал Стилуэлл, добивавшийся активных действий го­миндановской армии против Японии и не сумевший найти общий язык с Чан Кай-ши. На его место был назначен гене­рал Ведемейер — сторонник самой агрессивной политики США в отношении Китая.
    Деятельность Хэрли и Ведемейера была целиком направ­лена на поддержку Чан Кай-ши и на закрепление монополь­ных позиций американского империализма в Китае.
    Возобновление переговоров между компартией и гоминда­ном. В мае 1944 г. возобновились переговоры между ком­партией (Линь Бо-цюй) и гоминданом (Чжан Чжи-чжун и Ван Ши-цзе). Они начались в Сиане и продолжались в Чун­цине. Коммунистическая партия выдвинула предложения, ко­торые могли послужить основой для урегулирования отно­шений между КПК и гоминданом. Предложения компартии состояли в следующем: демократизация политической власти в стране; признание легального статута КПК, а также всех антияпонских партий и организаций; прекращение блокады Пограничного района Шэньси — Ганьсу—Нинся и освобож­денных районов в японском тылу; признание созданных в них органов народной власти; освобождение политических заклю­ченных. Компартия настаивала при этом на сохранении на­родных вооруженных сил в количестве 470 тыс. человек30.
    27    Чэнь Бо-да, Четыре семейства Китая, М., 1948, стр. 156.
    28    См.: «China monthly», 1945, 12 May.
    29    Лю Да-нянь, История американской агрессии в Китае, М., 1952, стр. 232.
    80 «Цзефан жибао», 1944, 20 сентября.
    Отвергнув все предложения КПК, гоминдановские пред­ставители потребовали расформировать 8-ю и Новую 4-ю ар­мии, оставив лишь десять дивизий31, ликвидировать органы народной власти в освобожденных районах и передать их под контроль гоминдановских властей32.
    Коммунистическая партия, разумеется, не могла согла­ситься с подобными требованиями. Заняв непримиримую по­зицию, гоминдан в середине августа 1944 г. сорвал пере­говоры.
    На 3-й сессии Национального политического совета в Чун­цине в сентябре 1944 г. Линь Бо-цюй сделал подробное сооб­щение о ходе переговоров и указал, что причиной их провала явилось упорное нежелание гоминдана прийти к соглашению. Линь Бо-цюй заявил, что КПК требует немедленного отказа гоминдана от однопартийной диктатуры, созыва общекитай­ской конференции, обеспечив на ней представительство всех демократических партий и групп Китая, создания коалицион­ного правительства и организации объединенного верховного командования, которому были бы подчинены все вооружен­ные силы страны 33.
    Представители США в Китае, считая, что момент для от­крытого наступления на компартию еще не наступил, решили вмешаться в переговоры под флагом «посредничества». В на­чале ноября 1944 г. Хэрли прибыл в Яньань и предложил свои услуги в урегулировании отношении между КПК и го­минданом. 10 ноября 1944 г., после нескольких встреч Хэрли с руководителями КПК, был выработан проект двустороннего соглашения, которое должно было послужить основой для дальнейших переговоров. Он предусматривал, в частности, со­здание коалиционного правительства и объединение всех во­оруженных сил Китая.
    Когда #в декабре 1944 г. Чжоу Энь-лай вместе с Хэрли при­был в Чунцин, Чан Кай-ши заявил, что он отклоняет требо­вание о создании коалиционного правительства и настаивает на подчинении народных вооруженных сил «комитету трех» из представителей гоминдана, компартии и США. Хэрли, обе­щавший в Яньане содействовать принятию предложений КПК, теперь открыто стал на сторону гоминдановского правитель­ства и настаивал, чтобы Чжоу Энь-лай согласился с на­глыми требованиями Чан Кай-ши. Учитывая, что дальнейшие переговоры бесполезны, представитель КПК 16 февраля 1945 г. возвратился в Яньань34.
    В дальнейшем Хэрли, действуя в качестве посла США, не
    31    «Цзефан жибао», 1944, 22 сентября.
    32    «Материалы по истории новодемократической революции в Китае», яод ред. Ху Хуа, Шанхай, 1951, стр. 388 (к).
    33    «Цзефан жибао», 1944, 22 сентября.
    34    «Цзефан жибао», 1945, 17 февраля.
    прекращал своих попыток склонить КПК к принятию условий Чан Кай-ши. 2 апреля 1945 г. в своем выступлении в Вашинг­тоне он открыто заявил, что США будут сотрудничать только с Чан Кай-ши. Ведсмейер, глава вооруженных сил США в Ки­тае, дал указание всем американским представителям в Китае «не оказывать помощи лицам и организациям, не принадлежа­щим к чунцинскому правительству» 35.
    Поддержка демократическими кругами Китая требований коммунистической партии. В 1944—1945 гг. борьба патриоти­ческих сил против реакционной политики гоминдана, за осу­ществление требований, выдвинутых компартией, приобрела особенно широкий размах. В сентябре 1944 г. состоялся пер­вый съезд Демократической лиги, который принял программу, содержавшую требование немедленной демократизации стра­ны. 10 октября Демократическая лига опубликовала заявле­ние, в котором говорилось о необходимости ликвидировать однопартийную гоминдановскую диктатуру, создать коали­ционное правительство, провести демократические реформы в области экономики, просвещения и культуры36. В декларации от 15 января 1945 г. лига потребовала немедленного созыва конференции представителей всех партий для образования коалиционного правительства, подготовки к созыву нацио­нального собрания и введению демократической консти­туции 37.
    За осуществление демократических преобразований в стране боролись многие общественные организации. 24 сен­тября 1944 г. в Чунцине был созван митинг, который явился непосредственным откликом прогрессивной общественности страны на срыв кликой Чан Кай-ши переговоров с КПК. В митинге приняли участие 500 представителей различных политических партий и общественных организаций. В под­держку требований, выдвинутых на переговорах коммуни­стической партией, выступили видные гоминдановские дея­тели Фэн Юй-сян, Шао Ли-цзы, руководители партий и групп, входивших в состав Демократической лиги, деятели культуры и искусства 38.
    Росло возмущение политикой гоминдановской клики среди передовой молодежи. В 1944—1945 гг. многотысячные студен­ческие демонстрации и митинги были организованы в Кунь­мине, Чэнду и в ряде других городов. В эти годы усилилось рабочее движение. В ноябре 1944 г. прошла всеобщая заба­стовка рикш в Чэнду39, в июне 1945 г. выступили лоцманы
    35    Лю Да-нянь, История американской агрессии в Китае, стр. 237.
    36    Сяо Вэнь-чжэ, Политика и политические партии современного Ки­тая, Нанкин, 1946, стр. 63 (к).
    37    «Цзефан жибао», 1945, 15 февраля.
    38    «Цзефан! жибао», 1944, 17 октября.
    39    «Цзефан жибао», 1944, 3 декабря.
    Янцзы, в июле была организована стачка на текстильной фабрике «Юйхуа» в Чунцине. В том же месяце начали борь­бу за увеличение заработной платы рабочие чунцинской фаб­рики электрооборудования «Вэньсунь» и машиностроитель­ного завода военного министерства. В сентябре в Чунцине было зарегистрировано 29 забастовок и столкновений рабо­чих с владельцами предприятий.
    Росло освободительное движение и среди национальных меньшинств Китая. В 1944—1945 гг. не раз вспыхивали вос­стания народности мяо в Хунани и Гуйчжоу, дунган в Гань­су, Синьцзяне, Сикане и других районах. Национально-осво: бодительная борьба на окраинах Китая была направлена прежде всего против реакционной великодержавной политики клики Чан Кай-ши. Так же как и рост широкого демократиче­ского движения в стране, она свидетельствовала об углубле­нии кризиса гоминдановского режима и о дальнейшем укреп­лении влияния коммунистической партии.
    ПОБЕДОНОСНОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОИНЫ КИТАЙСКОГО НАРОДА VII съезд Коммунистической партии Китая
    23    апреля 1945 г. в Яньане открылся VII съезд Комму­нистической партии Китая. На нем присутствовало 544 деле­гата с решающим голосом и 208 с совещательным.
    VII съезд имел огромное историческое значение. От него, по словам Мао Цзэ-дуна, зависела судьба всего китайского народа. «Наш съезд,— говорил Мао Цзэ-дун,— будет посвящен задачам разгрома японских империалистов и освобождения всего китайского народа; это будет съезд разгрома японских агрессоров и построения нового Китая, съезд сплочения всего китайского народа, сплочения народа Китая с народами всего мира, съезд завоевания окончательной победы» 1.
    Съезд проходил в период, когда в международном и вну­треннем положении Китая произошли серьезные изменения, благоприятствовавшие освободительной борьбе китайского на­рода. Характеризуя международную обстановку, Мао Цзэ-дун указывал: «Нынешний момент очень благоприятен. В Европе Гитлер скоро будет разбит. Главный фронт всемирной войны против фашизма находится на Западе; там победа уже близка, и эта победа — результат усилий Красной Армии Советского •Союза. Берлин уже слышит орудийные залпы Красной Армии и, по-видимому, скоро падет. На Востоке война за разгром японского империализма также близится к победному концу. Наш съезд происходит в канун окончательной победы в войне против фашизма»2-
    2 мая 1945 г. советскими войсками был взят Берлин, а 8 мая представители фашистской Германии подписали акт о безоговорочной капитуляции. Разгром гитлеровской Германии Советской Армией предопределил неизбежное поражение им-
    1    Мао Цзэ-дун, Две судьбы Китая (Избранные произведения, т. 4, М.* 1953), стр. 453.
    2    Там же, стр. 453.
    периалистической Японии, лишившейся самою сильного союз­ника и оказавшейся в полной международной изоляции. Побе­да Советского Союза воодушевила китайский народ на успеш­ное завершение освободительной войны против японских за­хватчиков.
    Внутреннее положение Китая характеризовалось дальней­шим падением политического престижа реакционного гомин­дановского правительства, усиливающимся политическим и экономическим кризисом гоминдановских районов. В гомин­дане и в его армиях росло число недовольных реакционной политикой чанкайшистской клики. Гоминдановская армия, от­давшая врагу во время войны более 1400 тыс. кв. км террито­рии, была деморализована капитулянтской политикой Чан Кай-ши и изменами его генералов. Она сократилась более чем наполовину. От гоминдана отходили передовые элементы на­циональной буржуазии и связанные с нею демократические партии Китая.
    В этих условиях гоминдановская реакция, опиравшаяся на поддержку американского империализма, готовилась развер­нуть гражданскую войну против КПК и возглавляемого ею демократического лагеря.
    Неуклонно росли революционные силы страны, руководи­мые коммунистической партией, усиливалось ее политическое влияние на народные массы, на передовые патриотические элементы. КПК стала мощной силой, в ее рядах уже насчиты­валось более 1,2 млн. человек. Под руководством компартии против японских захватчиков сражалась огромная армия. 8-я армия, состоявшая в начале войны из 45 тыс. бойцов, выросла к весне 1945 г. до 600 тыс., Новая 4-я армия — с 12 тыс. до 260 тыс. бойцов. В рядах Дунцзянской партизанской колонны насчитывалось 20 тыс. человек.
    Боевые действия народной армии развернулись на огром­ной территории общей площадью около 1 млн. кв. км. Большая часть этой территории была отвоевана у японских захватчи­ков. В освобожденных районах проживало более 95 млн. че­ловек.
    Коммунистическая партия твердо и неуклонно вела китай­ский народ к победе над японскими захватчиками. Однако еще <5ыло необходимо преодолеть сопротивление значительных сил японского империализма. Поддержка широких народных масс и помощь, оказываемая китайскому народу Советским Союзом, вселяли полную уверенность в том, что освободитель­ная война будет победоносно завершена.
    «Таких условий у Китая,— говорил Мао Цзэ-дун,— никогда еще не было... при наличии этих условий разгромить агрессо­ров и построить новый Китай вполне возможно»3.
    Задача коммунистической партии в этот период состояла в том, чтобы смело поднимать массы, сплачивать все силы страны, «бороться за разгром японских захватчиков, за по­строение светлого, нового Китая, за построение независимого, свободного, демократического, единого, богатого и могучего нового Китая» 4-
    Доклад Мао Цзэ-дуна «О коалиционном правительстве». Вопросы, связанные с подготовкой окончательного разгрома японских агрессоров и построением нового Китая, заняли цен­тральное место в работе VII съезда КПК. Съезд заслушал и обсудил доклады Мао Цзэ-дуна «О коалиционном правитель­стве», Чжу Дэ «О положении на фронтах освобожденных райо­нов», Лю Шао-ци «Об изменениях в уставе партии».
    Общая политическая линия коммунистической партии, основные принципы ее военной, экономической и внешней по­литики были изложены в докладе Мао Цзэ-дуна (24 апреля
    1945    г.).
    В своем докладе Мао Цзэ-дун подчеркнул, что ликвида­ция реакционной диктатуры гоминдана и создание демократи­ческого коалиционного правительства являются главным клю­чом к решению задач, стоявших перед китайским народом в этот период. Хотя внутренняя и международная обстановка изменилась, Китай все еще не был достаточно сплоченным и переживал серьезный кризис, порожденный реакционной поли­тикой гоминдана и поддерживавших его империалистических сил. Необходимо было сплотить все партии и группы и бес­партийных деятелей, провести демократические преобразова­ния, мобилизовать и объединить все силы страны, для того чтобы разгромить японских захватчиков и построить новый Китай.
    В соответствии с этим коммунистическая партия выдвинула план создания на первом этапе временного демократического правительства с участием всех демократических партий и групп и беспартийных общественных деятелей, с тем чтобы впослед­ствии, после созыва на широкой демократической основе На­ционального собрания, учредить постоянное демократическое коалиционное правительство.
    В целях сплочения китайского народа в борьбе против японских захватчиков за построение нового Китая компартия выдвинула программу, которая могла объединить все анти­японские демократические силы страны. Эта программа со­стояла из двух частей — общих положений и конкретных тре­бований.
    Общая программа предусматривала упразднение реакци­онной однопартийной диктатуры гоминдана и установление после полного разгрома японских захватчиков народно-демо­
    кратического государственного строя, основой которого должен быть демократический союз всех участников единого фронта, опирающийся на подавляющее большинство населения страны и находящийся под руководством рабочего класса. «Новоде­мократический политический строй, установления которого мы добиваемся,— говорил Мао Цзэ-дун,—предполагает сверже­ние чужеземного национального гнета, ликвидацию феодаль­но-фашистского гнета внутри страны и создание вслед за этим не политического строя демократии старого типа, а политиче­ского строя, основанного на едином фронте, объединяющем все демократические классы»5.
    Для установления новодемократического строя коммуни­стическая партия предлагала создать новодемократичсскую власть, построенную по принципу демократического центра­лизма, обеспечить широкие демократические права народу, проводить аграрную политику в соответствии с лозунгом «каждому пахарю — свое поле», ликвидировать господство крупных монополий и иностранного империализма, поощрять инициативу частного немонополитического капитала, созда­вать и развивать государственный и кооперативный секторы народного хозяйства, которые будут представлять собой социа­листические элементы в экономике новодемократического госу­дарства. Проведение этой программы означало бы осуществлен ние основных требований коммунистической партии на бур­жуазно-демократическом этапе революции, т. е. ее программы- минимум.
    Борьба за социализм, отвечающая программе-максимум, составляла дальнейшую задачу коммунистической партии, которая, как подчеркивал Мао Цзэ-дун, не могла быть осуществлена «без доведения до конца буржуазной по сво­ему характеру демократической революции, демократиче­ской революции нового типа, руководимой коммунистической партией...» 6.
    В соответствии с обстановкой, сложившейся в Китае, Мао Цзэ-дун выдвинул ряд конкретных требований: мобилизовать все силы для того, чтобы во взаимодействии с союзниками окончательно разгромить японских захватчиков; создать вре­менное демократическое коалиционное правительство, осуще­ствить демократизацию политической жизни страны; разви­вать военную промышленность; улучшать материальное поло­жение рабочих и служащих; провести снижение арендной пла­ты и ссудного процента для крестьян, освободить их от обре­менительных налогов и поборов, а затем постепенно проводить аграрную реформу с тем, чтобы каждый пахарь имел свою
    5    Мао Цзэ-дун, О коалиционном правительстве (Избранные произве­дения, т. 4), стр. 503
    6    Там же, стр. 509.
    землю; подавлять прояпонские, фашистские и пораженческие элементы; обуздать бюрократический капитал.
    Касаясь задач, стоявших перед партией в освобожденных районах, Мао Цзэ-дун подчеркнул, что необходимо расширять антияпонские базы на оккупированной врагом территории, укреплять их в политическом и экономическом отношении, уве­личивать численность народной армии и повышать ее боеспо­собность, готовить силы для окончательного разгрома япон­ских захватчиков.
    Важное место в докладе Мао Цзэ-дуна занимало изложе­ние внешнеполитической программы коммунистической партии. Основной принцип внешней политики коммунистической пар­тии заключался в объединении Китая и других стран для раз­грома японского империализма. Компартия выступала за та­кую внешнюю политику, которая дает возможность развивать дипломатические отношения со всеми странами, поддерживать международный мир, обеспечивать независимость и равнопра­вие государств, укреплять дружбу между ними. Мао Цзэ-дун заявил, что компартия стоит за безоговорочную капитуляцию японского империализма, за полное уничтожение японского фашизма и милитаризма, за превращение Японии в мирное демократическое государство. Те же страны Азии, которые ока­зались жертвами японской агрессии, должны стать после раз­грома японских захватчиков независимыми демократическими государствами.
    От имени компартии Мао Цзэ-дун потребовал, чтобы гомин­дановское правительство отказалось от своего враждебного отношения к Советскому Союзу и улучшило китайско-совет­ские отношения.
    Мао Цзэ-дун призвал правительства США и Англии вни­мательно прислушиваться к голосу китайского народа и преду­предил, что «любое иностранное правительство совершило бы грубейшую ошибку, если бы оно стало поддерживать китай­ских реакционеров и вести борьбу против демократических устремлений китайского народа» 7.
    Военные и партийно-организационные вопросы на VII съезде КПК. Подготовка к общему контрнаступлению. Важ­ное место в работе съезда заняли военные вопросы, связан­ные с подготовкой к окончательному разгрому японских за­хватчиков. Им было уделено большое внимание в докладе Мао Цзэ-дуна и посвящен специальный доклад Чжу Дэ.
    Войну против японских захватчиков вели народные массы, возглавляемые и организуемые коммунистической партией. Гоминдановское правительство, на словах провозгласившее себя сторонником антияпонской войны, на деле проводило по­литику «пассивной войны» и тем самым помогало японским
    агрессорам. Существовали, как подчеркивал Мао Цзэ-дун, две линии в войне: одна линия, за которую боролась коммунисти­ческая партия,— это линия на всеобщую народную войну, ве­дущая к разгрому японских захватчиков; другая линия, кото­рой придерживалось гоминдановское правительство,— это ли­ния пассивной, «однобокой» войны, ведущая к поражению Ки­тая. Вооруженные силы, руководимые компартией, боролись на двух фронтах—против японских захватчиков и против го­миндановских реакционеров, пытавшихся блокадой и воору­женной силой уничтожить освобожденные районы.
    Мао Цзэ-дун указывал, что основная причина реакционной политики гоминдановского правительства заключается в том, что оно, представляя интересы крупных помещиков, крупных банкиров и крупных компрадоров, боялось народа, его стра­шила подлинная война против японских захватчиков, для ко­торой нужно по-настоящему мобилизовать народ.
    Требуя упразднения однопартийной диктатуры гоминдана и создания демократического коалиционного правительства в качестве основной предпосылки для организации разгрома японских оккупантов, Мао Цзэ-дун выдвинул широкую про­грамму политических и военных мероприятий, которые необ­ходимо было осуществить, чтобы подготовить общее контрна­ступление всех вооруженных сил страны.
    Народ должен потребовать, указывал Мао Цзэ-дун, чтобы гоминдановское правительство отказалось от политики пассив­ного ведения войны и использовало все силы для активных военных действий против японских захватчиков. В то же время китайский народ должен увеличить свои собственные воору­женные силы, «чтобы быть готовым боевыми действиями в непосредственном взаимодействии с союзными державами ос­вободить все оккупированные территории» 8. В целях успеш­ной подготовки контрнаступления Мао Цзэ-дун предложил со­здать объединенное верховное командование, реорганизовать в военном и политическом отношении гоминдановскую армию и осуществить целый ряд других военно-политических меро­приятий, направленных на то, чтобы обеспечить единство и боеспособность всех вооруженных сил Китая. Вместе с тем Мао Цзэ-дун потребовал, чтобы гоминдановская армия пре­кратила блокаду освобожденных районов Китая и военные на­падения на них.
    Чжу Дэ в своем докладе подчеркнул, что ход националь­но-освободительной войны китайского народа против японского империализма полностью подтвердил основные положения, данные в работе Мао Цзэ-дуна «О затяжной войне»: война прошла уже этап японского наступления и этап равновесия сил и вступает в третий, завершающий этап, когда должно быть
    осуществлено общее контрнаступление. Проанализировав воен­ные события первых двух этапов. Чжу Дэ отметил, что ход войны показал порочность и несостоятельность пораженческой стратегии гоминдана и правильность стратегической линии коммунистической партии на развертывание широкой народ­ной войны. Руководимые коммунистической партией народные войска стали основной силой сопротивления японским агрес­сорам9.
    В предстоящем контрнаступлении народная армия также должна стать основной силой. Этому будут благоприятствовать выгодные стратегические позиции народных вийск, располо­женных вблизи главных центров и коммуникаций японской ар­мии на оккупированной территории, а также активная под­держка населения освобожденных районов.
    Программа подготовки к общему контрнаступлению, изло­женная в докладах Мао Цзэ-дуна и Чжу Дэ, показала всему китайскому народу путь к завоеванию окончательной победы над японскими захватчиками.
    Большое место в работе съезда заняли организационные вопросы. С докладом об изменении Устава партии выступил Лю Шао-ци.
    За 17 лет, прошедшие со времени VI съезда, КПК значи­тельно выросла, превратилась в действительно всекитайскую партию и приобрела богатейший опыт революционной борьбы. Она покончила с различного рода ошибочными, оппортунисти­ческими взглядами, очистила свои ряды от врагов и добилась небывалого политического и организационного сплочения.
    Опыт, накопленный партией, нашел свое отражение в ее новом Уставе.
    В Уставе подчеркивалось огромное значение творческого применения марксистско-ленинской теории к конкретным усло­виям Китая. Образцом творческого применения марксизма-ле­нинизма является богатейший опыт Коммунистической партии Китая, обобщенный в решениях ЦК КПК и трудах Мао Цзэ- дуна.
    Огромную роль, как подчеркивалось в Уставе, играет после­довательное проведение в жизнь «линии масс», сущность кото­рой заключается в следующем: беззаветно служить народным массам, постоянно учиться у народных масс, обобщать накоп­ленный ими опыт. Осуществление «линии масс» означало са­мое непосредственное и тесное единение членов партии с на­родными массами.
    В докладе Лю Шао-ци значительное место было уделено вопросам укрепления демократического централизма и вну­трипартийной демократии, дальнейшей активизации работы партийных организаций, усилению деятельности партии в го­
    родах, подготовке и выдвижению новых кадров и т. д.
    Съезд принял новый Устав партии и избрал Центральный Комитет в количестве 44 членов и 33 кандидатов. Председате­лем партии был избран Мао Цзэ-дун.
    VII съезд Коммунистической партии Китая показал ее воз­росшую сплоченность и единство. Призыв коммунистической партии «разгромить японских захватчиков, освободить весь на­род, построить новодемократический Китай» нашел горячий отклик в широких массах китайского народа, среди всех его патриотических сил, связывавших свои надежды на освобож­дение от японского империализма с Коммунистической пар­тией Китая.
    Новые вооруженные провокации чанкаишистской клики
    С приближением неминуемого военного разгрома японского милитаризма гоминдановская реакция, поощряемая американ­скими правящими кругами, стала еще активнее готовиться к развязыванию гражданской войны. Чанкайшистская клика с нетерпением ждала вступления в Китай войск западных дер­жав, прежде всего США, рассчитывая на их помощь в борьбе против народных вооруженных сил.
    VI съезд гоминдана, состоявшийся в мае 1945 г., прошел под знаком подготовки гражданской войны в масштабах всего Китая. Чан Кай-ши и его приспешники выступили с призывом мобилизовать все силы на борьбу против коммунистов и осво­божденных районов Съезд отверг предложения коммунисти­ческой партии о создании демократического коалиционного правительства.
    7    июля 1945 г., в день восьмой годовщины освободительной войны китайского народа против японских захватчиков, в Чун­цине началась очередная сессия Национального политического совета. Она показала, насколько углубилась политическая изо­ляция реакционного гоминдановского правительства. Из 290 членов совета на сессию явилось всего 180, главным об­разом, представителей гоминдана. Сессию бойкотировали не только представители коммунистической партии, но и предста­вители других демократических партий и групп. Учитывая не- благоприятные для гоминдана настроения в стране, Чан Кай- ши был вынужден вновь заговорить о намерении «вернуть власть народу». Он дал еще одно туманное обещание созвать Национальное собрание «как только военная обстановка ста­билизируется». Разоблачая политические маневры Чан Кай- ши, Мао Цзэ-дун указывал, что созыв Национального собра­ния без предварительного проведения демократических преоб­
    10    Чэнь Бо-да, Чан Кай-иш — враг китайского народа, М., 1950, стр. 173—174.
    разований не имеет никакого смысла с точки зрения интересов широких масс п.
    Как только закончился VI съезд гоминдана, Чан Кай-ши бросил в наступление против Новой 4-й армии в освобожден­ном районе Цзянсу — Чжэцзян десять дивизий, вооруженных американским оружием. Нападающие получили отпор и вы­нуждены были отступить 12. В конце июля девять гоминданов­ских дивизий начали наступление на Пограничный район Шэньси — Ганьсу — Нинся (в районе Етайшань) и одновре­менно— в западной Суйюани 13. Части 8-й армии вынуждены были обороняться. Чжу Дэ и Пэн Дэ-хуай послали Чан Кай- ши протест против попытки гоминдановских войск разжечь гражданскую войну. Отвергнув этот протест, гоминдановское правительство стало принимать меры, чтобы помешать народ­ным войскам освобождать оккупированные японцами районы. Особенно тревожила чанкайшистскую клику судьба централь­ных городов страны — Пекина, Тяньцзиня, Шанхая, Уханя и др., в непосредственной близости от которых действовали 8-я и Новая 4-я армии. Чан Кай-ши не хотел, чтобы эти города «попали в руки коммунистов». Ради этого он шел на прямую измену. Из Чунцина была направлена секретная телеграмма главе марионеточного нанкинского правительства Чэнь Гун- бо (сменившего Ван Цзин-вэя) с предложением совместными силами вести борьбу против коммунистической партии 14.
    В течение мая — июля 1945 г. народные вооруженные силы продолжали вести активные боевые действия против японских захватчиков и гоминдановских войск. Особенно широкий раз­мах наступательные операции 8-й и Новой 4-й армий приобре­ли в освобожденных районах Шаньси — Чахар — Хэбэй, Хэ­бэй— Шаньдун — Хэнань, Тайханском, Шаньдунском и Ху­бэйском районах. В течение июля территория освобожденных районов расширилась на 200 тыс. кв. км, было освобождено 16 уездных городов.
    Успешные действия народных вооруженных сил облегчали подготовку к последнему, решающему наступлению против японских захватчиков.
    Разгром и капитуляция Японии
    Вступление Советского Союза в войну против империали­стической Японии. После разгрома фашистской Германии японские империалисты всемерно стремились затянуть войну
    11    Мао Цзэ-дун. Дуэт Хэрли—Чан Кай-ши провалился (Избранные произведения, т. 4), стр. 595—602.
    12    У Минь, Сяо Фын, От <гдвижения 4 мая» до создания Китайской Народной Республики, Пекин, 1951, стр. 232 (к).
    13    Там же, стр. 234.
    14    Чэнь Бо-да, Чан Кай-ши — враг китайского народа, стр. 175.
    в надежде, что им удастся, используя противоречия в лагере антифашистской коалиции, достигнуть компромисса с США и Англией за счет Советского Союза, Китая и других стран Азии.
    Роль основного плацдарма для продолжения войны япон­ские империалисты предназначали Китаю, главным образом его северо-восточным провинциям, где стояла в полной боевой готовности миллионная Квантунская армия и была создана крупная военно-экономическая база. При этом японские импе­риалисты вели в Северо-Восточном Китае усиленную подго­товку к бактериологической войне.
    Вооруженные силы США и Англии продолжали наступле­ние на Тихом океане, однако правящие круги США исходили из того, что война может продлиться по меньшей мере до 1947 г.
    Гоминдановское правительство, делавшее ставку на то, что китайская территория будет очищена от японских войск сила­ми союзников, не собиралось вести активные военные действия против Японии и продолжало подготовку к развязыванию гражданской войны в Китае.
    Таким образом, военно-политическая обстановка на Даль­нем Востоке частично еще благоприятствовала планам Япо­нии затянуть войну и добиться компромиссного соглашения с США и Англией. Поэтому японское правительство, несмотря на ухудшившееся военно-политическое положение страны, ка­тегорически отвергло 29 июля 1945 г. Потсдамскую деклара­цию США, Англии и Китая о безоговорочной капитуляции Японии.
    Вступление Советского Союза в войну сорвало планы япон­ской военщины.
    Вопросы, связанные с подготовкой разгрома Японии, были предметом переговоров на Ялтинской конференции глав пра­вительств СССР, США и Англии в феврале 1945 г. Стремясь сократить сроки мировой войны и тем самым избавить челове­чество от излишних жертв и страданий, правительство СССР согласилось принять на себя обязательство вступить в войну против Японии на стороне союзников через два-три месяца по­сле разгрома фашистской Германии.
    Решения конференции предусматривали также восстановле­ние принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., в отношении южной части о. Са­халина, Восточно-китайской железной дороги, Порт-Артура и Дальнего, а также Курильских островов. Советское правитель­ство выразило, готовность заключить с Китаем договор о друж­бе и союзе для оказания ему помощи вооруженными силами в целях освобождения Китая от японского ига 15.
    5 апреля 1945 г- правительство СССР заявило японскому послу в Москве, что оно, в соответствии с 3-й :татьей Совет­ско-японского пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 г., де­нонсирует пакт, подписанный еще до нападения Германии на СССР и до начала войны на Тихом океане.
    С того времени обстановка изменилась. Германия напала на СССР, а Япония, союзница Германии, помогала последней в ее войне против СССР. Кроме того, Япония вела войну про­тив США и Англии, являвшихся союзниками СССР. При таком положении пакт о нейтралитете между Японией и СССР по­терял смысл.
    8    августа 1945 г. советское правительство заявило, что с
    9    августа Советский Союз будет считать себя в состоянии вой­ны с империалистической Японией. В заявлении советского правительства, указывалось, что вступление СССР в войну с Японией является единственным средством сократить сроки войны и избавить народы, в тем числе и японский народ, от дальнейших жертв и страданий16.
    9    августа 1945 г. началось стремительное наступление Со­ветской Армии. Преодолевая ожесточенное сопротивление япоиских войск, Советская Армия продвигалась во внутренние районы Северо-Восточного Китая. Одновременно она наносила мощные удары японским вооруженным силам на Сахалине, в Корее и на Курильских островах. 10 августа вступила в вой­ну с Японией Монгольская Народная Республика.
    Уже на второй день наступления Советской Армии ми­нистр иностранных дел Японии обратился к советскому послу в Токио с заявлением о готовности японского правительства принять условия безоговорочной капитуляции. Но это был маневр, вызванный желанием приостановить наступление Советской Армии и получить передышку. Фактически со­противление японской армии не прекращалось и поэтому наступление Советской Армии продолжалось с неослабеваю­щей силой.
    Контрнаступление 8-й и Новой 4-й армий. Весть о вступле­нии Советского Союза в войну с Японией вызвала огромное воодушевление китайского народа. Мао Цзэ-дун, приветствуя вступление СССР в войну, заявил: «...Настал час окончатель­ной победы над японскими захватчиками и всеми их приспеш­никами. В этих условиях все силы борьбы против японских захватчиков в Китае должны развернуть контрнаступление в масштабе всей страны и сражаться в тесном и эффективном взаимодействии с Советским Союзом и другими союзными державами» 17.
    16    Там же, стр. 362—363.
    17    Мао Цзэ-дун, Последняя битва с японскими захватчиками (Избран­ные произведения, т. 4), стр. 617.
    Мао Цзэ-дун призвал народные вооруженные силы развер­нуть широкое наступление на японские войска, отказывающие­ся капитулировать, уничтожать их и захватывать их вооруже­ние, энергично расширять освобожденные районы, сокращать районы, оккупированные врагом, организовать население для борьбы с захватчиками во вражеском тылу, создавать под­польную армию, готовить в тыловых районах врага вооружен­ные восстания. В то же время он указал на необходимость укреплять освобожденные районы, крепить единый народный фронт, предотвращать угрозу гражданской войны и бороться за создание демократического коалиционного правительства. «Национально-освободительная война Китая вступила в новый этап,— указывал Мао Цзэ-дун.— Весь наш народ должен еще теснее сплотиться в борьбе за окончательную победу» 18.
    10 августа Чжу Дэ дал приказ народной армии развернуть контрнаступление на всех фронтах. К этому времени народные вооруженные силы насчитывали уже свыше 1200 тыс. чело­век ,9- Чжу Дэ приказал войскам освобожденных районов энер­гично наступать на занятые противником города и линии ком­муникаций, разоружать японские части и уничтожать их, если они отказываются капитулировать и сдавать оружие.
    8-я армия получила приказ двигаться по пяти направле­ниям— через Суйюань, Чахар, Жэхэ, Ляонин, Гирин, чтобы совместно с Советской Армией и вооруженными силами МНР громить японских захватчиков в Северо-Восточном и в Север­ном Китае. Во исполнение этого приказа части 8-й армии под командованием Линь Бяо начали наступление вдоль железной дороги Пекин — Ляонин. Соединившись с частями Советской Армии, они приняли участие в освобождении Северо-Востока. Войска под командованием Не Жун-чжэня освободили Чахар и окружили Пекин, Тяньцзинь и Баодин. Наступление в север­ной части железной дороги Датун — Пучжоу и западной ча­сти железной дороги Пекин — Суйюань проводили войска под командованием Хэ Луна. В результате их операций была освобождена большая часть Суйюани и Шаньси. Войска под командованием Лю Бо-чэна, действовавшие «в центральных районах Пекин-Ханькоуской и Лунхайской железных дорог, освободили обширные территории по обоим берегам р. Ху­анхэ. Части 8-й армии под командованием Ло Жун-хуаня вели бои на центральном отрезке Тяньцзинь-Пукоуской железной дороги, на линии Цзяочжоу — Цзинань. Они очистили от вра­га 100 из 108 уездов провинции Шаньдун.
    Наступление Новой 4-й армии в Центральном Китае прово­дилось под общим командованием Чэнь И. Основные удары
    18    Там же, стр. 618.
    19    «Народно-освободительная армия Китая в период воины против японских захватчиков», М., 1957, стр. 261.
    8-я армия в боях у Великой стены
    Новой 4-й армии направлялись по линиям железнодорожных и шоссейных магистралей: Шанхай—Нанкин, Шанхай — Хан­чжоу— Нинбо, Цзяннань—Чжэцзян—Цзянси, южный отре­зок железной дороги Тяньцзинь — Пукоу и восточный отрезок Лунхайской железной дороги.
    На юге вела наступление Дунцзянская партизанская ар­мия, действовавшая в зоне железной дороги Гуанчжоу — Цзю­лун и на острове Хайнань (в районе Цюнжаня).
    Народно-освободительная армия внесла огромный вклад в дело окончательного разгрома японских захватчиков. За два месяца наступательных операций, с 11 августа по 10 октября, японские и марионеточные войска потеряли убитыми, ранены­ми и пленными свыше 200 тыс. солдат и офицеров. Народная армия в течение этих двух месяцев освободила от захватчиков территорию в 315 тыс. кв. км с населением 18 млн. человек. За все время войны народная армия вывела из строя более 1700 тыс. солдат и офицеров противника20.
    Наступление народных вооруженных сил встречало проти­водействие со стороны гоминдановского командования. Чун­цинское правительство не хотело допустить, чтобы японское оружие и оккупированные японцами города и территории ока­
    зались в руках народной армии. Большая часть гоминданов­ских войск находилась далеко от тех районов, где в августе — сентябре развертывались решающие военные события; для переброски их требовалось немало времени и средств. Тем не менее 11 августа Чан Кай-ши дал приказ вооруженным си­лам освобожденных районов «ожидать приказа в том месте, где они находятся» и «не допускать самовольного передвиже­ния» 21.
    Народной армии было запрещено также принимать капиту­ляцию японских частей и разоружать их. Более того, японские части, еще стоявшие под ружьем, получили от чанкайшистского командования указание «не сдаваться коммунистам» и «вновь захватить» города, взятые 8-й и Новой 4-й армиями, для пере­дачи их гоминдановцам 22. Как только японское правительство заявило о капитуляции, Чан Кай-ши начал назначать отъяв­ленных предателей на высокие посты. Сунь Лян-чэн, перебе­жавший к японцам, был назначен командующим армией 2-го направления, изменники Чжоу Фу-хам и Ло Цзюнь-цян — ко­мандиром и заместителем командира шанхайской подвижной группы войск, Мэнь Чжн-чжун — командующим пекинскими частями «восстановления мира», Пан Бин-сюнь — командую­щим армией 1-го направления. Армия численностью в 360 тыс. человек, созданная Чэнь Гун-бо для обороны района Нанкин — Шанхай — Ханчжоу, целиком была передана Чан Кай-ши23.
    В ответ на провокационный приказ Чан Кай-ши от И авгу­ста Чжу Дэ послал по телеграфу категорический протест. Он заявил, что приказ Чан Кай-ши нарушает национальные ин­тересы, и поэтому командование народных вооруженных сил его категорически отвергает24. 15 августа Чжу Дэ обратился с заявлением к правительствам Советского Союза, США и Ан­глии. В этом заявлении он указал, что народные войска имеют право принимать капитуляцию японских частей, а также уча­ствовать в международных совещаниях, связанных с этим во­просом. Он потребовал от правительства США прекращения помощи Чан Кай-ши в подготовке гражданской войны25-
    Советско-китайский договор 14 августа 1945 г. В то время как советские войска и народные вооруженные силы Китая наносили сокрушительные удары японской армии, в Москве завершились переговоры между советским правительством и представителями китайского правительства, начатые еще 30 июня 1945 г. в соответствии с решениями Ялтинской кон­ференции.
    21    У Минь, Сяо Фын, От сдвижения 4 мая» до создания Китайской Народной Республики, стр. 235 (к).
    22    Там же, стр. 240.
    23    Там же, стр. 236.
    24    Там же, стр. 235.
    25    Там же, стр. 236.
    В итоге этих переговоров 14 августа 1945 г. в Москве был подписан договор о дружбе и союзе, по которому СССР и Ки­тай брали на себя взаимные обязательства оказывать друг другу военную и иную помошь в войне против Японии, не всту­пать с ней в сепаратные переговоры, предпринять после окон­чания войны все меры, чтобы предотвратить повторение япон­ской агрессии и, наконец, оказать друг другу помощь, если одна из сторон окажется вовлеченной в военные действия про­тив Японии в результате нападения последней.
    Одновременно было заключено соглашение о Китайской Чанчуньской железной дороге (бывшая КВЖД). Китайская Чанчуньская железная дорога (от станции Маньчжурия до станции Суйфынхэ — Пограничная и от Харбина до Порт-Ар­тура), построенная на средства русского народа, по соглаше­нию 14 августа 1945 г. становилась общей собственностью СССР и Китая. Соглашение предусматривало осуществление совместной эксплуатации дороги на 30 лет, после чего дорога со всем имуществом должна была перейти безвозмездно в полную собственность Китая.
    В целях укрепления безопасности Китая и СССР и предот­вращения повторной агрессии со стороны Японии было заклю­чено соглашение о совместном использовании Порт-Артура в качестве военно-морской базы. Соглашением предусматрива­лось, что оборона базы вверяется правительству СССР и что оборудование и общественное имущество, созданное в этом районе Советским Союзом, подлежит через 30 лет безвозмезд­ной передаче в собственность китайского правительства.
    Было подписано соглашение о Дальнем, который объяв­лялся свободным портом, открытым для торговли и судоход­ства всех стран. Советскому Союзу предоставлялись па пра­вах аренды пристани и складские помещения.
    В нотах, которыми обменялись представители обеих стопой, было зафиксировано обоюдное признание независимости Мон­гольской Народной Республики.
    Советско-китайский договоо о дружбе и союзе, как и дру­гие соглашения, подписанные одновременно с ним, свидетель­ствовали о неуклонном стремлении советского народа к укреп­лению дружбы и сотрудничества с китайским народом и к ус­тановлению прочного мира на Дальнем Востоке. Договор и со­глашения были с удовлетворением встречены демократической общественностью в Китае. Иное отношение к ним проявили реакционные круги гоминдана. Как показали последующие со­бытия, гоминдановские реакционеры на каждом шагу наруша­ли советско-китайский договор и соглашения и в то же время пытались опорочить политику СССР в отношении Китая2в.
    Капитуляция империалистической Японии. 14 августа
    1945    г., в день опубликования советско-китайского договора, подписанного в Москве, японский император Хирохито заявил о том, что Япония принимает условия безоговорочной капиту­ляции, выдвинутые четырьмя державами — Советским Союзом, США, Англией и Китаем. Но это заявление не было подкреп­лено приказом о прекращении военных действий, и японская армия продолжала сопротивляться. Поэтому командование Со­ветской Армии 16 августа вынуждено было заявить, что капи­туляцию вооруженных сил Японии можно будет считать толь­ко с того времени, когда японский император отдаст приказ войскам сложить оружие и когда этот приказ будет практиче­ски выполняться. Впредь до этого «вооруженные силы Совет­ского Союза на Дальнем Востоке будут продолжать свои на­ступательные операции против Японии» 27-
    Однако японское правительство продолжало оттягивать неизбежную капитуляцию.
    Решительное наступление Советской Армии сорвало планы японских империалистов. 20 августа Советская Армия взяла крупнейшие города Северо-Восточного Китая — Харбин, Шэнь­ян, Цзилинь и Чанчунь — «столицу» марионеточного Мань- чжоу-го, 23 августа был освобожден Порт-Артур.
    Американские войска Еысадились на японских островах 28 августа, т. е. когда разгром основных сил Японии в Китае, Корее, на Сахалине и Курилах был уже в основном завершен Советской Армией и народными вооруженными силами Китая.
    Гоминдановская армия не принимала никакого участия в разгроме Японии. Наоборот, чанкайшистское командование пыталось использовать японские войска, находившиеся к югу от Великой китайской стены, для борьбы против Народно- освободительной армии. Уполномоченный Чан Кай-ши в пере­говорах с представителями японского командования 23 авгу­ста 1945 г. потребовал от последнего, чтобы японские войска не ограничивались капитуляцией перед гоминдановскими вой­сками, но взяли на себя обязанности нести «эффективную обо­рону» против частей народной армии и «освободить» пункты, уже сданные японскими войсками народной армии28. Гомин­дановское правительство до последнего дня войны оставалось верным предательскому лозунгу «ведения войны окольным пу­тем». Исход войны на Дальнем Востоке решили Советская Армия и народные вооруженные силы Китая. Советская Армия разгромила самую сильную армию Японии — Квантунскую. Японские захватчики потеряли только убитыми более 80 тыс. человек, 594 тыс. японских солдат и офицеров, в том числе
    27    «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной вой­ны», т. III. стр. 384.
    28    «Международные отношения на Дальнем Востоке», М., 1956, стр. 638—639.
    главнокомандующий Квантунской армией и 148 генералов, сдались в плен29.
    2 сентября 1945 г. представители Японии подписали акт о безоговорочной капитуляции. Разгром империалистической Японии был последней страницей второй мировой войны. Одно­временно победоносно завершилась и восьмилетняя националь­но-освободительная война китайского народа против японских захватчиков. Китайский народ был освобожден от ига японских империалистов, от угрозы колониального порабощения. Эта победа была завоевана героической и самоотверженной борь­бой китайского народа под руководством коммунистической партпи и при решающей поддержке Советского Союза.
    29    «Правда», 1945, 12 сентября.
    ТРЕТЬЯ ГРАЖДАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИОННАЯ ВОЙНА
    (1946-1949)
    БОРЬБА КИТАЙСКОГО НАРОДА ЗА МИРНЫИ ПУТЬ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ СТРАНЫ. ПОДГОТОВКА РЕАКЦИИ К ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ (сентябрь 1945 — июль 1946 г)
    Политическая обстановка в Китае после капитуляции Японии
    В результате разгрома стран фашистской «оси» во второй мировой лойне произошли коренные изменения в мировом по­литической и члиномической обстановке: укрепилось между­народное положен;:? Советского Союза, возникла мировая со­циалистическая система, обострился общий кризис капитализ­ма, начался распад колониальной системы империализма.
    Эти изменения оказали большое влияние на Китай, кото­рый в течение многих десятилетий являлся одним из главных центров национально-освободительного движения народов Во­стока.
    С разгромом японского империализма на первый план в политической жизни Китая вновь выдвинулись внутренние противоречия. Главным из них, определившим расстановку сил в стране, было противоречие между народными массами, руководимыми коммунистической партией, и гоминдановским контрреволюционным блоком крупной буржуазии и помещи­ков, опиравшихся на поддержку империалистов США.
    За годы войны значительно выросли и окрепли демократи­ческие силы страны, расширились освобожденные районы. К концу 1945 г. они занимали большую часть Северного, Севе­ро-Восточного и Центрального Китая, а население их состав­ляло 149 млн. *.
    На страже демократических завоеваний стояла руководи­мая компартией Народно-освободительная армия (8-я, Новая
    1    сТретья гражданская революционная воЛна в Китае», М., 1957, стр. 93-94.
    4-я армии и антияпонские народные войска Южного Китая). Она обладала уже огромным опытом вооруженной борьбы с крупными соединениями численно превосходящего против­ника, отличалась высокими морально-политическими и бое­выми качествами, пользовалась широкой поддержкой насе­ления.
    На фоне успехов, достигнутых в освобожденных районах, особенно явственным был экономический и политический кри­зис реакционного гоминдановского режима, еще более углу­бившийся после окончания второй мировой войны. Жестокая эксплуатация рабочих и крестьян, нищета и безработица, без­удержный рост цен, разорение мелкой городской и националь­ной буржуазии усиливали антигоминдановские настроения сре­ди широких слоев населения. Даже та часть национальной буржуазии, которая еще сохраняла некоторые иллюзии в от­ношении гоминдана и искала «третьего пути», переходила к борьбе против реакционной чанкайшистской клики. Поэтому после капитуляции Японии гоминдановская реакция оказа­лась перед лицом нового подъема демократического движе­ния китайского народа. Население страны повсеместно тре­бовало упразднения однопартийной гоминдановской диктату­ры и осуществления коренных демократических преобразо­ваний.
    Выход из этого положения Чан Кай-ши стремился найти в гражданской войне. Он надеялся силой оружия уничтожить освобожденные районы, истребить коммунистов, разгромить революционное демократическое движение и распространить свою власть на весь Китай. При этом он рассчитывал на по­мощь американского империализма, на численное и техниче­ское превосходство гоминдановской армии.
    Сразу же после капитуляции Японии Чан Кай-ши начал военную подготовку к гражданской войне- Он бросил крупные военные силы на захват главных городов и стратегически важ­ных пунктов Северного и Центрального Китая, чтобы не до­пустить освобождения их народной армией. Однако это при­вело к рассредоточению гоминдановских войск, что помешало им немедленно начать наступление на освобожденные районы. Американские войска, на помощь которых рассчитывали го­миндановские реакционеры, еще не высадились в Китае. По­этому Чан Кай-ши не решился сразу развязать всеобщую гражданскую войну и, чтобы замаскировать свои планы, всту­пил в переговоры с КПК.
    Коммунистическая партия Китая использовала все воз­можности, чтобы избежать гражданской войны и добиться осу­ществления демократических преобразований в стране мирным путем. 25 августа 1945 г. Центральный Комитет КПК опубли­ковал «Декларацию о текущем положении», в которой заявил о готовности прийти к мирному соглашению с гоминданом, а
    также со всеми демократическими партиями по коренным по­слевоенным проблемам Китая.
    В декларации были выдвинуты предварительные условия, на основе которых КПК была согласна начать переговоры с гоминданом:
    1.    Признание законности избранных народом правительств и антияпонских войск освобожденных районов; отвод армий, окружающих и атакующих освобожденные районы, с тем что­бы немедленно установить мир и избежать гражданской войны.
    2.    Определение районов, где 8-я, Новая 4-я армии и анти­японские народные войска Южного Китая примут капитуляцию японских войск, и предоставление им всех прав для участия в решении вопросов, связанных с отношениями с Японией.
    3.    Суровое наказание предателей и роспуск марионеточных войск.
    4.    Осуществление справедливой и рациональной реоргани­зации войск и составление плана демобилизации. Оказание по­мощи беженцам и уменьшение налогов.
    5.    Признание легального статута всех партий и группиро­вок, отмена всех законов, ущемляющих народные свободы — свободу собраний, союзов, слова и печати. Ликвидация тайкой полиции и освобождение патриотически настроенных политиче­ских заключенных-
    6.    Немедленный созыв конференции представителей всех партий, группировок и беспартийных для обсуждения важных вопросов, возникших после окончания войны с Японией: о раз­работке демократической административной программы, созда­нии демократического коалиционного правительства и подго­товке к созыву Национального собрания на основе свободных и неограниченных всеобщих выборов2.
    Мирная инициатива коммунистической партии была под­креплена практическими делами. Чтобы уменьшить опасность гражданской войны, ЦК КПК отдал приказ Новой 4-й армии не вступать с гоминдановскими войсками в борьбу из-за при­ема капитуляции японских войск в Шанхае, Ханчжоу, Нинбо и в других крупных городах3.
    Учитывая сложившуюся в стране обстановку, чанкайшист­ская клика вынуждена была пойти на переговоры с компар­тией. 28 августа представители ЦК КПК Мао Цзэ-дун, Чжоу Энь-лай и Ван Жо-фэй прибыли в Чунцин.
    В центре переговоров стоял вопрос о признании народных правительств и вооруженных сил освобожденных районов, о сохранении под контролем НОА освобожденных ею от япон­ской оккупации территорий. Без выполнения этого требования не могло быть и речи о действительной демократизации Китая
    2    «Цзефан жибао», 1945, 27 августа.
    3    «Синьхуа жибао», 1945, 4 сентября.
    и сохранении мира в стране. Стремясь к соглашению, предста­вители коммунистической партии шли на большие уступки. Они выразили готовность вывести народные войска из восьми районов (Гуандун, Чжэцзян, южная часть Цзянсу, южная и центральная части провинций Аньхуэй, Хунань, Хубэй и юж­ная часть Хэнани) и перебросить их на север от Янцзы, а так­же сократить численность НОА до 20 дивизий. Но гоминданов­цы отвергли все предложения компартии. Они настаивали на безоговорочной ликвидации всех освобожденных районов и на­родных вооруженных сил и переходе под контроль чунцинского правительства всех территорий, ранее оккупированных япон­цами. Иначе говоря, гоминдан требовал полной капитуляции коммунистической партии. Ценой огромных усилий представи­телям компартии все же удалось добиться соглашения по не­которым важным вопросам.
    10 октября 1945 г. было подписано совместное коммюнике. Обе партии брали на себя обязательство «решительно избе­гать гражданской войны с тем, чтобы обеспечить построение нового, независимого, свободного и процветающего Китая и полностью осуществить три народных принципа». Обе партии, далее, согласились, что «для осуществления мирного строи­тельства государства абсолютно необходимы политическая демократизация, передача всех войск государству и признание равного легального статута всех политических партий и групп»4-
    Гоминдановское правительство в декларативной форме вы­разило готовность предоставить народу элементарные демо­кратические свободы, легализовать на определенных условиях политические партии, ликвидировать тайную полицию, осво­бодить политических заключенных.
    Самым важным результатом переговоров было принятие гоминданом требования КПК «завершить политическую опеку, осуществить конституционное правление» и созвать Политиче­скую консультативную конференцию с участием представите­лей всех партий, чтобы «достичь соглашения по основным во­просам государственной политики, обсудить проект мирного строительства государства и вопрос о созыве Национального собрания» 5.
    В ходе переговоров не были решены вопросы демократиза­ции политического строя Китая. Однако гоминдан вынужден был взять на себя обязательство обсудить эти вопросы на бо­лее широкой политической основе с привлечением других пар­тий и беспартийных политических деятелей.
    Коммунистическая партия немедленно приступила к осуще­ствлению принятых ею обязательств. 18 октября был отдан
    4    «Цзефан *жибао», 1945, 12 октября.
    5    Там же.
    приказ Новой 4-й армии начать отход из районов южнее Ян­цзы6. Но для гоминдана соглашение было «всего лишь дымо­вой завесой» для подготовки к гражданской войне. Чанкай- шистские войска не прекращали нападений на Народно-осво­бодительную армию даже во время переговоров, а с оконча­нием их начали наступление против освобожденных районов. Это было первое после капитуляции Японии широкое наступ­ление гоминдановских войск на освобожденные районы. Оно проводилось при прямой поддержке американской диплома­тии и вооруженных сил США.
    Американская вооруженная интервенция в Китае. Вспышка гражданской войны
    Американская интервенция. После капитуляции Японии вмешательство США во внутренние дела Китая приняло осо­бенно широкие размеры.
    Американская интервенция в Китае носила многосторон­ний характер. Военное командование США оснащало гомин­дановскую армию американским оружием, проводило подго­товку ее для развязывания гражданской войны, при помощи авиации и флота США перебрасывались крупные континген­ты чанкайшистских войск, американские воинские соедине­ния, находившиеся в Китае, принимали непосредственное уча­стие в гражданской войне на стороне гоминдановских реак­ционных сил.
    В первых числах сентября 1945 г. под предлогом необхо­димости принять капитуляцию японских войск американское командование начало перебрасывать в Центральный и Север­ный Китай, где военные операции против японцев вели 8-я и Новая 4-я армии, крупные силы гоминдановцев, обученных и вооруженных американцами (всего около 500 тыс. человек) 7.
    Эти войска захватили контроль над важнейшим полити­ческим и экономическим районом страны в Центральном Ки­тае — треугольником Шанхай — Нанкин — Ханчжоу.
    Район Шанхай — Нанкин вскоре стал основной базой аме­риканской интервенции. В Нанкине обосновался штаб войск США в Китае, руководивший всеми операциями по переброс­ке чанкайшистской армии. Шанхай превратился в стоянку американского флота. Здесь к октябрю было сосредоточено 90 военных кораблей и 500 самолетов 8.
    30    сентября 1945 г. в Тангу близ Тяньцзиня высадилась первая 18-тысячная группа американской морской пехоты.
    6    «Третья гражданская революционная война в Китае», стр. 132.
    7    «United States relations with China», Washington, 1949, p. 311—312.
    8    «Синьлуа жибао», 1945, 2, 7, 14 и 26 октября.
    В начале октября 1945 г. военные корабли США почти одно- временно вошли во все важнейшие порты Северного Китая — Дагу, Циньхуандао, Циндао. Были высажены воздушные де­санты в Пекине и на узловых железнодорожных станциях. Общая численность американских войск в Китае к концу
    1945    г. составила 113 тыс. человек9, а по некоторым дан­ным — 140 тыс. 10
    15 ноября 1945 г. президент США Трумэн продлил дейст­вие закона о ленд-лизе для Китая. Поставки вооружения, подготовка сухопутных частей и авиации гоминдановской ар­мии под руководством американских специалистов проводи­лись лихорадочными темпами. Империалисты США стреми­лись осуществить под флагом «помощи» оккупацию важней­ших центров и коммуникаций страны, для того чтобы закре­пить свои позиции в Китае.
    Коммунистическая партия решительно выступала против американского вмешательства и предупреждала, что появле­ние американских войск в Китае осложнит положение и уси­лит угрозу гражданской войны. Но американские империали­сты и чанкайшистская клика игнорировали эти обоснованные протесты.
    Наступление гоминдановских войск на освобожденные районы. 13 октября, через два дня после подписания согла­шения между гоминданом и компартией, войска Чан Кай-ши начали наступление на освобожденные районы. Гоминданов­ское командование рассчитывало захватить важнейшие желез­нодорожные магистрали Северного Китая и тем самым открыть путь для наступления на Северо-Восток, а затем окружить же­лезным кольцом освобожденные районы и уничтожить их.
    К концу октября 1945 г. военные действия против Народ­но-освободительной армии развернулись уже на территории одиннадцати провинций. Особенно ожесточенные бои шли в районе Шаньси — Хэбэй — Хэнань и на границах Северо-Вос­точного Китая.
    Население освобожденных районов, поднявшееся по призы­ву коммунистической партии на защиту своих демократических завоеваний, оказало гоминдановцам упорное сопротивление.
    Наступавшая вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги крупная группировка чанкайшистских войск была окружена частями 8-й армии и партизанскими отрядами в районе Хань- даня (Шаньси-Хэбэй-Хэнаньский освобожденный район).
    С 25 по 31 октября две гоминдановские армии (30 и 40-я) были полностью разгромлены, а новая 8-я армия во главе с
    9    У Сю-цюань, О вооруженной агрессии США против Китая, М., 1960, стр. 25.
    10    Ляо Гай-лун, Краткая история освободительной войны китайского народа, Пекин, 1953, стр. 19 (к).
    командующим Гао Шу-сюнем перешла на сторону народных войск п. В сражении под Ханьданем гоминдановцы потеряли около 70 тыс. человек 12.
    Крупные потери понесли части Янь Си-шаня, действовав­шие в провинции Шаньси. Несмотря на помощь японских войск, они потерпели полное поражение и были блокированы Народно-освободительной армией в г. Тайюане. В течение ок­тября НОА уничтожила более 30 тыс. солдат и офицеров ар­мии Янь Си-шаня ,3.
    Ожесточенные бои завязались в районе Шаньхайгуаня — важного стратегического пункта на границе Северного Китая, через который проходила главная железнодорожная маги­страль на Северо-Восток. Его обороняли части НОА под ко­мандованием генерала Линь Бяо. В конце октября 1945 г. го­миндановские войска, высадившиеся в Циньхуандао при под­держке американской морской пехоты, развернули наступле­ние на Шаньхайгуань и 15 ноября после длительных боев ов­ладели городом. Однако гоминдановским реакционерам не удалось выполнить основной стратегической задачи предпри­нятого ими наступления — установить контроль над железно­дорожными линиями, идущими с Севера на Юг.
    Наступление чанкайшистской армии, спланированное и организованное американскими военными специалистами, в результате героического сопротивления народных вооруженных сил полностью провалилось.
    Движение против гражданской войны и американской ин­тервенции в гоминдановских районах. Резкое недовольство населения гоминдановских районов реакционной политикой продажной чанкайшистской клики и хозяйничаньем амери канских интервентов привело к подъему всенародной борьбы за мир и демократизацию страны. Это движение приняло ши­рокие масштабы в западных и юго-западных провинциях Ки­тая, особенно в городах Чунцине, Чэнду и Куньмине — поли­тических центрах гоминдановских районов. В движении уча­ствовали рабочие, городская беднота, интеллигенция и пред­ставители деловых кругов. Гоминдановские реакционеры же­стоко расправлялись с участниками движения.
    25    ноября полиция и войска Куньмина, действуя по пря­мому указанию Чан Кай-ши, совершили вооруженные нападе­ния на студентов Юго-западного университета, организовав­ших демонстрации протеста против разжигания гражданской войны. В ответ на это студенты четырех университетов города объявили забастовку. 1 декабря агенты тайной полиции го­миндана ворвались в помещение Юго-западного университета
    11    «Син'Ьхуа жибао», 1945, 21 ноября.
    12    «Жэньминь жибао», 1949, 3 октября.
    13    «Третья гражданская революционная война в Китае», стр. 131. 25* 387
    и,    применив против безоружных студентов автоматы и гра­наты, убили четырех и ранили еще несколько десятков студен­тов и преподавателей. Более 60 человек были зверски избиты.
    Кровавая расправа со студентами вызвала дальнейшее расширение борьбы. Забастовка охватила все учебные заведе­ния Куньмина. В ней приняли участие 10 тыс. учащихся и 200 профессоров и преподавателей. Борьбу учащихся Куньми­на поддержало все население страны. Во многих городах сти­хийно возникали митинги, демонстрации и забастовки. Народ треОовал строгого наказания виновников расстрела, прекраще­ния гражданской войны и американской интервенции, немед­ленного созыва Политической консультативной конференции.
    Предложение коммунистической партии о созыве Полити­ческой консультативной конференции и создании демократи­ческого коалиционного правительства поддерживали все слои китайского народа и все демократические партии. Демократи­ческая лига 3 ноября 1945 г. официально выступила с требо­ванием прекратить гражданскую войну и американское вме­шательство, возобновить переговоры и в десятидневный срок созвать Политическую консультативную конференцию,4.
    Однако гоминдановская клика продолжала игнорировать эти требования народа.
    Решения Московского совещания министров иностранных дел о Китае. Стремясь оградить Китай от иностранной интер­венции и предоставить китайскому народу возможность са­мому решать свои дела, правительство СССР настояло на включении вопроса о Китае в повестку дня совещания мини­стров иностранных дел СССР, США и Великобритании, кото­рое состоялось 16—26 декабря 1945 г. в Москве.
    Московское совещание приняло по предложению Советско­го Союза решение, в котором указывалось на необходимость объединения и демократизации Китая и прекращения граж­данской войны. При этом три державы взяли на себя обяза­тельство придерживаться принципа невмешательства во вну­тренние дела Китая. В решении говорилось, что между мини­страми иностранных дел Советского Союза и США «имеет место полное согласие в отношении желательности вывода из Китая советских и американских вооруженных сил в возмож­но кратчайший срок» ,5.
    Решения Московского совещания о Китае оказали значи­тельную поддержку китайским демократическим силам в их борьбе за мир и демократию. Гоминдановская реакция и аме­риканские империалисты вынуждены были временно отступить. Связанное обязательством не вмешиваться в китайские дела, правительство США прибегло к обходным маневрам. В Китай
    14    «Синьхуа жибао», 1945, 3 ноября.
    15    «Внешняя политика Советского Союза (1945 г.)», М., 1949, стр. 162.
    был направлен специальный представитель президента США генерал Маршалл.
    Его миссия заключалась в том, чтобы, действуя в качестве «посредника», помочь чанкайшистской клике в усилении ее военных и политических позиций, в завоевании на сторону го­миндана промежуточных классов и партий с целью расколоть демократическое движение, возглавлявшееся Коммунистиче­ской партией Китая.
    Политическая консультативная конференция
    После Московского совещания министров иностранных дел в Чунцине возобновились переговоры между коммунистической партией и гоминданом. 27 декабря 1945 г. представители обе­их партий начали обсуждение вопроса о прекращении военных действий и программе работы Политической консультативной конференции ,6.
    Стремясь создать благоприятные условия для вмешатель­ства США под флагом «посредничества» Маршалла, делега­ция гоминдана всячески затягивала переговоры. В конце кон­цов по ее предложению вопрос о прекращении военных дейст­вий был передан на рассмотрение так называемой «комиссии трех», в состав которой входили Чжоу Энь-лай (от коммуни­стической партии), Чжан Цюнь (от гоминдана) и генерал Мар­шалл (председатель комиссии). 10 января 1946 г. было до­стигнуто соглашение о прекращении военных действий 17, а 13 января вступали в силу приказы командования НОА и штаба гоминдановской армии о прекращении военных действий 18.
    Всякие передвижения войск с момента заключения переми­рия должны были прекратиться. Однако по настоянию Мар­шалла гоминдановское командование получило разрешение осуществить переброску своих войск в двух районах: к югу от р. Янцзы и в Северо-Восточный Китай. Это была крупная ус­тупка со стороны коммунистической партии, ярко продемонст­рировавшая ее стремление избежать гражданской войны.
    10    января 1946 г. в Чунцине открылась Политическая кон­сультативная конференция. В ее работе приняли участие во­семь делегатов от гоминдана, семь от коммунистической пар- ти, девять от партий и групп, входивших в Демократическую лигу, пять от младокитайской партии (карликовая реакцион­ная партия, субсидируемая гоминданом) и девять беспартий­ных общественных деятелей.
    16    «Синьхуа жибао», 1945, 28 декабря.
    17    «Синьхуа жибао», 1946, 11 января.
    18    «Синьхуа жибао», 1946, 12 января.
    На конференции были представлены три политических лаге­ря: левый, промежуточный и правый. Левый лагерь (рабочие, крестьяне, мелкая городская буржуазия) возглавляла комму- нйстическая партия, его поддерживало также левое крыло Де­мократической лиги. Промежуточный лагерь (национальная буржуазия и верхушка мелкобуржуазной интеллигенции) представляли так называемые «третьи партии» — центр и правое крыло Демократической лиги, левое крыло гоминда­на— и некоторые беспартийные деятели. Несмотря на отсут­ствие единства и большое разнообразие политических про­грамм и взглядов, партии и группы промежуточного лагеря добивались буржуазных реформ, возлагая при этом большие надежды на США. Выразителем интересов правого лагеря (помещики и'круЪная буржуазия) являлась реакционная кли­ка гоминдана, стремившаяся сохранить без изменения свою однопартийную диктатуру19. За гоминданом послушно следо­вали представители младокитайской партии и часть беспар­тийных деятелей.
    Созыв конференции для решения важнейших политических вопросов,1 от которых зависело будущее страны, вызвал ог­ромный рост политической активности народных масс во всем Китае. Рабочие, учащаяся молодежь, многочисленные предста­вители интеллигенции и национальной буржуазии участвовали в массовых Собраниях, на которых обсуждались вопросы, по­ставленные на конференции.
    Чан Кай-ши, намеренно ограничивший число делегатов конференции, не ожидал, что она получит такой широкий от­клик среди народных масс Китая. Подъем народного движения оказал решающее влияние на позицию чанкайшистской клики, заставив ее пойти на некоторые уступки.
    Маршалл официально не принимал участия в конференции, однако он неоднократно вмешивался в ее работу. Он разра­ботал и секретно передал Чан Кай-ши проекты решения по таким важнейшим вопросам, как условия формирования коа­лиционного правительства и принципы пересмотра проекта кон­ституции 20. Эти проекты, создавая видимость уступок со сто­роны гоминдана, оставляли реальную власть в руках чанкай­шистской клики. Декларируя формальные принципы буржуаз­ной демократии и проектируя привлечение на правительствен­ные посты некоторых представителей «третьих партий», Мар­шалл надеялся обеспечить гоминдановской реакции поддержку промежуточных слоев. Однако большая часть представителей промежуточного лагеря, недовольная политикой гоминдана, не пошла за Чан Кай-ши.
    19    См.: Чэнь Бо-да, Чан Кай-ши — враг китайского народа, М., 1950, стр. 198—199.
    *° «United States relations with China», p. 139.
    Хотя реакционные группы имели численный перевес на кон­ференции, инициатива находилась целиком у коммунистов, вы­двинувших конструктивные предложения по всем вопросам по­вестки дня. Предложения КПК легли в основу принятых ре­шений. Политическая консультативная конференция приняла пять резолюций: о реорганизации правительства, об общей по­литической программе, о национальном собрании, о пересмот­ре проекта конституции 1936 г. и о вооруженных силах. Реше­нием о реорганизации правительства предусматривалось соз­дание временного коалиционного правительства — Государст­венного совета, в котором 20 мест из 40 предназначались го­миндану и 20 другим партиям и группам, а также беспартий­ным. Государственный совет должен был стать высшим пра­вительственным органом. Решения по всем коренным вопросам политики должны приниматься двумя третями голосов. Чтобы не допустить одностороннего пересмотра гоминданом програм­мы коалиционного правительства, компартия требовала для себя и Демократической лиги 14 мест, т. е. больше одной, тре­ти, но гоминдан не соглашался. Этот вопрос так и остался открытым. Между тем от резолюции о реорганизации прави­тельства зависела судьба всех остальных решений.
    Созыв Национального собрания намечался на 5 мая 1946 г. Оно должно было рассмотреть и принять (тремя четвертями голосов) конституцию. Компартия пошла на уступку гоминда­ну и согласилась признать действительными мандаты 1200 «из­бранных» ранее гоминдановских делегатов. Однако число мест в Национальном собрании увеличивалось на 850, из которых гоминдан получил только 240. Таким образом, гоминдан мог располагать в Национальном собрании меньше чем тремя чет­вертями голосов, что давало возможность демократическим си­лам, возглавляемым КПК, осуществлять в случае необходимо­сти право вето.
    В решениях Политической консультативной конференции об общей политической программе были заранее предусмотрены следующие изменения в конституции: 1) гоминдан лишался права контролировать работу правительства; 2) провинциям предоставлялось право самоуправления (это обеспечивало неприкосновенность демократического строя в освобожденных районах); 3) народу гарантировались все демократические свободы; 4) армия должна была принадлежать только госу­дарству; 5) в основу экономической политики государства был положен принцип народного благоденствия Сунь Ят-сена: «Земля — хлебопашцу, работа — рабочему, свобода деловой активности — предпринимателям и торговцам, более высокий жизненный уровень—всему населению»21.
    Конференция не смогла принять конкретного решения отно­сительно армии22.
    В целом решения Политической консультативной конферен­ции явились шагом вперед по сравнению с соглашением от
    10    октября 1945 г., так как они намечали практический план ликвидации гоминдановской диктатуры и создания коалицион­ного правительства.
    Образование демократического коалиционного правитель­ства, участие в нем демократических сил во главе с компар­тией, наличие освобожденных районов и народных вооружен­ных сил, руководимых коммунистами, предоставление демо­кратических свобод населению гоминдановских районов — все это при последовательном выполнении решений Политической консультативной конференции открывало возможность разви­тия Китая по народно-демократическому пути. Однако реак­ционная клика Чан Кай-ши, развязавшая вскоре граждан­скую войну, сделала невозможным осуществление курса КПК на демократиечское преобразование страны мирным путем.
    Обострение внутриполитической борьбы в Китае
    Нарушение гоминдановской кликой решений Политиче­ской консультативной конференции. Хотя решения, принятые Политической консультативной конференцией, не полностью отвечали требованиям компартии, она была готова бороться за проведение их в жизнь. Но гоминдан и на этот раз не со­бирался выполнять взятые на себя обязательства.
    Чанкайшистская клика усилила террор против представи­телей демократической общественности. 10 февраля 1946 г. в Чунцине на площади Цзяочанкоу агенты гоминдановской тай­ной полиции разогнали митинг, организованный по случаю окончания работы Политической консультативной конферен­ции. Несколько участников митинга, в том числе известные прогрессивные деятели Го Мо-жо и Ли Гун-пу, были ранены. Это событие стало известно как «кровавое дело в Цзяочан­коу».
    Созванный 1 марта 1946 г. второй пленум ЦИК гоминда­на формально одобрил решения Политической консультатив­ной конференции, но фактически отверг их, прибегая к раз­
    22    Соглашение по этому вопросу было достигнуто после окончания Политической консультативной конференции, 25 февраля 1946 г. Было ре­шено оставить всего 60 дивизий — 50 гоминдановских и 10 коммунисти­ческих, причем численность каждой дивизии н-е должна была превышать
    14    тыс. человек («Цзефан жибао», 1947, 27 февраля). Это соглашение бы­ло расценено промежуточными силами как «большая уступка со стороны КПК», подтверди-вшая искреннее желание компартии сотрудничать с гоминданом в демократическом преобразовании страны («Синьхуа жи­бао», 1947, 26 февраля).
    личным «оговоркам» и «дополнениям». Он восстановил преж­ний надправительственный гоминдановский партийный ор­ган— Центральный политический совет гоминдана, за кото­рым было сохранено право руководства деятельностью Госу­дарственного совета. Пленум категорически отверг принятые конференцией поправки к конституции 1936 г. и, в частности, предложения о самоуправлении провинций. Чанкайшистская клика отказалась от соглашения о реорганизации армии, под­писанного 25 февраля 1946 г., и не собиралась производить сокращение гоминдановской армии.
    Вслед за тем в своей речи 1 апреля 1946 г. Чан Кай-ши официально отказался от решений конференции, заявив: «По­литическая консультативная конференция по существу не яв­ляется конституционным органом. Если бы она являлась та­ковым по своей природе, то она ни в коем случае не могла бы быть признана нашим правительством»23.
    Весной 1946 г. внутриполитическая обстановка в Китае чрезвычайно обострилась. Гоминдановская реакция, оконча­тельно отказавшись от выполнения мирных решений Полити­ческой консультативной конференции, с помощью империа­листических кругов США лихорадочно заканчивала последние приготовления к гражданской войне. К границам освобож­денных районов было стянуто около двухсот гоминдановских дивизий, готовых по первому сигналу двинуться в наступле­ние против народных армий.
    Военные действия в Северо-Восточном Китае. Вероломно нарушив приказ о прекращении огня, гоминдановские войска в марте 1946 г. развернули военные действия в Северо-Вос­точном Китае.
    Сигналом к наступлению послужили антисоветские заявле­ния государственного департамента США по поводу якобы не­законного пребывания советских войск в Северо-Восточном Китае. О провокационном характере враждебной Советскому Союзу кампании госдепартамента свидетельствовал, в част­ности, тот факт, что гоминдановское командование одновре­менно продолжало настаивать на отсрочке вывода советских частей до прибытия чанкайшистских войск. Правительство СССР, учитывая провокационный характер действий гомин­дановских властей и выполняя обязательства, взятые на Мо­сковском совещании, приняло решение о выводе советских войск из Северо-Восточного Китая и полностью завершило его к 3 мая 1946 г.24
    Тем временем по указанию Маршалла на Северо-Восток перебрасывались чанкайшистские войска. В марте 1946 г. чис­
    23    Ляо Гай-лун, Краткая история освободительной войны китайского народа, стр. 28—29 (к).
    24    «Внешняя политика Советского Союза (1946 г.)». М., 1952, стр. 122.
    ленность гоминдановских войск в этом районе была доведена до 500 тыс. человек.
    13 марта чанкайшистская армия вступила в Шэньян и в конце марта повела наступление на север и на юг от города. Народно-освободительная армия организовала стойкую обо­рону у Сыпингая и более чем на месяц задержала продвиже­ние гоминдановских войск25.
    Гоминдановские агенты пытались захватить власть в круп­ных городах, откуда были выведены советские войска. Насе­ление единодушно .поднялось на борьбу против гоминданов­ской реакции и обратилось к командованию Народно-освобо­дительной армии с просьбой ввести в города военные части и помочь установить демократические порядки. Идя навстречу этим просьбам Народно-освободительная армия в конце апре­ля заняла Чанчунь, Цзилинь, Харбин и Цицикар. В этих горо­дах были проведены выборы городских и провинциальных со­браний, созданы органы демократической власти.
    В первой половине мая, когда гоминдановское наступление на Сыпингай провалилось, Маршалл предложил компартии и гоминдану заключить соглашение о прекращении военных действий на Северо-Востоке при условии вывода войск На­родно-освободительной армии из Чанчуня. Коммунистическая партия пошла на новую крупную уступку. 19 мая 1946 г. На­родно-освободительная армия, выполняя указания ЦК КПК, прекратила оборону Сыпингая и, оставив без боя Чанчунь, отошла за р. Сунгари 26.
    Коммунистическая партия и на этот раз стремилась урегу­лировать военный конфликт мирным путем, но Чан Кай-ши расценил отход Народно-освободительной армии как признак ее слабости и решил усилить наступление. Захватив Чанчунь, гоминдановские войска 25 мая развернули наступление в се­верном, восточном и западном направлении. 31 мая они вышли к р. Сунгари и, не встречая сопротивления, переправились через реку. Они рассчитывали овладеть основными железно­дорожными линиями и крупными городами (включая Харбин и Цицикар), оттеснить НОА в сельские районы и там уничто­жить ее.
    Но наступление чанкайшистских войск продолжалось не­долго. НОА нанесла ряд сокрушительных ударов по тылам наступающих гоминдановских войск в провинции Ляодун и в короткий срок (с 26 по 30 мая) заняла Аньшань, Хайчэн, Да- шицяо и Инкоу, угрожая полностью отрезать северо-восточную группировку гоминдановских войск от остального Китая27. Когда продвижение гоминдановских войск было остановлено,
    25    «Харбин гунбао», 1946, 21 мая.
    26    «Харбин гунбао», 1946, 29 мая.
    27    «Дунбэй жибао», 1946, 1 и 5 июня.
    Чан Кай-ши и Маршалл вновь вернулись к тактике «мирных переговоров». После встречи с делегацией КПК при «посред­ничестве» Маршалла Чан Кай-ши б июня подписал приказ о прекращении военных действий в Северо-Восточном Китае на 15 дней (с 7 по 22 июня) и согласился на возобновление пере­говоров с компартией по ряду спорных вопросов.
    Переговоры начались 10 июня. После неоднократных со­вещаний с Маршаллом Чан Кай-ши 17 июня предъявил пред­ставителям коммунистической партии ультиматум, содержав­ший совершенно неприемлемые требования: эвакуировать На­родно-освободительную армию из провинций Жэхэ и Чахар, из портовых городов и всех пунктов провинции Шаньдун, за­нятых после 7 июня 1946 г., из всех крупных городов Северо- Восточного Китая (за исключением Цицикара), из районов к югу от Лунхайской железной дороги и передать их гоминдану. Чан Кай-ши также требовал, чтобы народные войска в Север­ном Китае были отведены от железных дорог и сосредоточены в девяти глубинных районах страны, где они находились в пе­риод войны с Японией.
    Пока шли переговоры Чан Кай-ши лихорадочно готовился х наступлению. Несмотря на то что передвижение войск к се­веру от р. Янцзы было категорически запрещено соглашением от 10 января 1946 г., гоминдановское командование при пря­мом содействии Маршалла непрерывно перебрасывало свои войска к границам освобожденных районов.
    Подготовка освобожденных районов к обороне. Ввиду яв­ного стремления гоминдановской реакции распространить гражданскую войну на всю страну Коммунистическая партия Китая основное внимание в политической и военной работе стала уделять подготовке народных масс к отпору реакции, к вооруженной борьбе против гоминдановского режима.
    Главной силой в борьбе против гоминдановского режима было многомиллионное крестьянство.
    Учитывая сложившуюся политическую обстановку, ЦК компартии отказался от сделанной в годы антияпонской войны уступки помещикам и принял 4 мая 1946 г. решение о возвра­щении к политике конфискации помещичьих земель и передаче их в собственность малоземельным и безземельным кре­стьянам 28.
    «Разрешение земельной проблемы в освобожденных райо­нах,— говорилось в „Указаниях ЦК КПК от 4 мая 1946 г.”,— является основной исторической задачей нашей партии в на стоящее время, главным звеном во всей работе» 29.
    28    Имеются в виду «Указания по сведению счетов, снижению аренд­ной платы и по земельному вопросу» от 4 мая 1946 г., которые в лрессе того времени часто именуются как «Указания из 18 пунктов».
    29    Цит. по кн.: Ван Ши, Ван Цяо, Ма Ци-бин, Чжан Лин, Крат­кая история Коммунистической партии Китая, Шанхай, 1958, сгр. 264 (к).
    Все партийные комитеты, указывал ЦК, должны подни­мать крестьянские массы и руководить ими в борьбе за осуще­ствление указанной партией цели. ЦК требовал от партийных комитетов безоговорочной поддержки всех справедливых тре­бований и действий крестьян, закрепления за ними земель, ото­бранных у помещиков30.
    При проведении аграрных преобразований главный удар коммунистическая партия направляла против предателей и по- мещиков-деспотов 31. У них отбиралась вся земля, за исключе­нием небольшого участка, необходимого для существования, а также конфиоковывались принадлежавшие им торгово-про­мышленные предприятия.
    Ло отношению к средним и мелким помещикам КПК -про­водила несколько иную политику. Они получали значительно больше земли, чем крупные. Так, например, согласно «Вре­менным правилам об аграрной реформе в провинции Шань­дун» 32, изданным на основе решения от 4 мая, крупным по­мещикам оставлялся надел вдвое меньше середняцкого, а средним и мелким помещикам — в полтора-два раза больше середняцкого; их жилища, инвентарь и рабочий скот, как пра­вило, не изымались. На практике часто бывало так, что у мел­ких помещиков, владевших незначительными участками, землю не отбирали при условии, что они будут добросовестно вы­полнять правила о снижении арендной платы33. Торговые и промышленные предприятия средних и мелких помещиков не конфисковывались. Напротив, КПК поощряла их предприни­мательскую деятельность.
    Согласно «Указаниям ЦК КПК от 4 мая 1946 г.» кулакам оставлялась вся земля. Разъясняя свою политику, ЦК КПК указывал, что слишком сильный удар по кулаку может вы­звать колебания середняков и отрицательно отразиться на производстве в освобожденных районах.
    В решениях 4 мая особо подчеркивалась необходимость обеспечить прочный союз с середняком, который становился крупной фигурой в деревне. В старых освобожденных районах середняки составляли около половины всего крестьянского на­селения. Во время гражданской войны они составляли 30— 40% Народно-освободительной армии. Кроме того, середняки снабжали фронт продовольствием 34.
    30    Там же, стр. 264—265.
    31    Помещики-деспоты — как правило, крупные помещики, занимав­шие до создания демократического режима основные административные посты в местных органах власти и использовавшие эту власть для самой жестокой эксплуатации крестьян.
    82 «Практика осуществления аграрной реформы», Далянь, 1947, стр. 75—80 (к).
    33    Там же, стр. 21.
    34    «Руководство по проведению аттрарной реформы», Цзямусы, 194вг стр. 13 (к).
    Таким образом, коммунистическая партия проводила в этот период политику частичной ликвидации помещичьего земле­владения, нейтрализации кулачества и союза с середняком, при опоре на бедноту. Такая политика облегчала разгром наи­более сильного противника — крупных помещиков, способство­вала привлечению середняков на сторону бедноты.
    Благодаря решительной борьбе за интересы крестьян, твер­дому пролетарскому руководству крестьянским движением за землю КПК упрочила союз рабочих и крестьян.
    В результате осуществления аграрной реформы улучшилось экономическое и политическое положение освобожденных районов.
    Коммунистическая партия проводила также огромную под­готовку к военной обороне освобожденных районов. Значитель­но расширились ряды народного ополчения. К июлю 1946 г. в одном только Восточном Китае было 1500 тыс. бойцов народ­ного ополчения35. В Тайханском освобожденном районе к июлю 1946 г. численность ополченцев выросла на 72% по сравнению с августом 1945 г., число винтовок за этот период увеличилось на 163%, .пулеметов — на 100% 36.
    Улучшилась боевая подготовка регулярных войск. В райо­нах, которым грозило вторжение гоминдановских армий, в июле 1946 г. были созваны мобилизационные совещания, на которых разрабатывались программы вооруженного сопротив­ления чанкайшистским полчищам.
    Активизация демократического движения в гоминданов­ских районах. Отказ гоминдана выполнить решения Полити­ческой консультативной конференции и переход реакции в контрнаступление выззали дальнейшее обострение классовой борьбы в стране.
    Резко усилилось забастовочное движение. В Шанхае с октября 1945 по март 1946 г. произошло 755 стачек37. В фев­рале в городе прекратили работу трамвайщики французской электрокомпании, рабочие электростанций, водители амери­канских военных машин, служащие 40 ресторанов. 21 —
    24    февраля забастовали работники радио, телеграфа, телефо­на. Вскоре начались стачки в Нанкине, Ханькоу, Наньчане. Гуанчжоу, Чэнду, Куньмине. В феврале прекратили работу текстильщики и печатники Чунцина и Пекина38. В марте в Шанхае произошли в общей сложности 22 стачки, охватив­шие 200 шелкоткацких предприятий, 180 машиностроительных заводов и т. д.ЗР 21 марта забастовали чунцинские рабочие
    35    «Синьхуа жибао», 1946, 7 августа.
    36    «Дунбэй жибао», 1947, 9 января.
    37    «Материалы VI Всекитайского съезда лрофсоюзов», [Б. м.], 1949, стр. 97 (к).
    38    «Синьхуа жибао», 1Э46, 9 марта.
    39    «Материалы VI Всекитайского съезда профсоюзов», стр. 47 (к).
    металлургического завода Дадукоу, 23 марта — рабочие пор­та Вэньчжоу40. В апреле — мае в стачечное движение вклю­чились новые слои населения: 4 апреля бросили работу 60 тыс, шанхайских рикш, работники таможен, носильщики; 9 апреля в Шанхае забастовали профессора; в мае в Уси— полицей­ские, в Сучжоу — правительственные служащие.
    Рабочее движение все больше приобретало политическую направленность. Шанхайские рабочие наряду с экономиче­скими требованиям выдвигали лозунги демократизации стра­ны, наказания предателей, прекращения гражданской войны.
    19    июня состоялось совещание представителей 40 заводов за­падной части Шанхая, на котором было создано «Общество рабочих западного Шанхая по борьбе против гражданской войны, за демократию». Такое же общество было образовано в восточной части Шанхая 41. 23 июня 1946 г. 100 тыс. рабо­чих города совместно со студентами, служащими, интеллиген­цией приняли участие в политической антивоенной демон­страции 42. Рабочий класс все активнее выступал в авангарде всенародного движения против режима Чан Кай-ши.
    Поднималось на борьбу и крестьянство гоминдановских районов. В конце 1945 г. власти объявили об освобождении крестьян бывших оккупированных районов от уплаты налогов сроком на год. Однако сборщики в том же году начали вы­колачивать налоги не только за 1945 г., но и за предыдущие семь лет43, за которые налоги уже полностью собрали япон­цы. Рекрутские наборы, реквизиция продовольствия, нищета и голод (весной 1946 г. в гоминдановских районах насчиты­валось 100 млн. человек голодающих44) вызывали возмуще­ние крестьян. Только в северной части провинции Цзянсу с 13 января по конец мая 1946 г. произошло свыше ста столкно­вений крестьян с чанкайшистскими войсками, производивши­ми реквизицию остатков продовольствия в деревне45.
    С ростом массового революционного движения реакция еще поспешнее стала собирать силы для решающего сраже­ния, усиливала террор и гнет в районах своего господства^ что еще больше накаляло обстановку в стране.
    КПК пришла к началу войны значительно окрепшей. По­литическое же положение гоминдана, хотя и обладавшего пе­ревесом военных сил на начальном этапе войны, заметно ухудшилось в связи с усилившейся его изоляцией в широких общественных кругах и подъемом массовой революционной борьбы против чанкайшистской реакции.
    40    «Хуацяо жибао», 1946, 18 мая.
    41    «Материалы VI Всекитайского съезда профсоюзов», стр. 54 (к)-
    42    Там же.
    43    «Дагун бао», 1945, 10 декабря.
    44    «Правда», 1946, 5 июля.
    45    «Вэньхуэи бао», 1946, 3 июня.
    ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ВОЙНЫ (июль 1946 —июнь 1947)
    Начало третьей гражданской революционной войны
    Общее наступление гоминдановских войск. В конце ию­ня— начале июля 1946 г. правительство Чан Кай-ши с по­мощью американского «посредника» Маршалла закончила подготовку к развязыванию гражданской войны в масштабах всего Китая. Против освобожденных районов было сосредо­точено 193 бригады1 общей численностью 1600 тыс. человек (т. е. 80% всех регулярных гоминдановских войск).
    26    июня 300-тысячная чанкайшистская армия начала на­ступление против освобожденного района Хэнань — Хубэй, который обороняли части Народно-освободительной армии под командованием Ли Сянь-няня. Перед гоминдановскими войсками была поставлена задача: захватить южный участок Пекин-Ханькоуской железной дороги, полностью уничтожить армию генерала Ли Сянь-няня и ликвидировать освобожден­ный район Хэнань — Хубэй.
    28 июня 15 чанкайшистских бригад начали операции по захвату железной дороги Цзинань — Цзяочжоу. 3 июля 1-я армия Ху Цзун-наня совместно с войсками Янь Си-шаня раз­вязала бои в южной части Шаньси.
    12    июля 500-тысячная гоминдановская группировка при поддержке 100 самолетов и танков начала окружение осво­божденного района в северной части провинции Цзянсу. Этой операцией руководили Чэнь Чэн и Бай Чун-си. 2 августа во­семь чанкайшистских самолетов бомбардировали главный штаб Народно-освободительной армии в Яньани 2. 3 августа
    1    В 1946 г. после реорганизации гоминдановской армии основной бое­вой единицей стала бригада.
    2    «Синьхуа жибао», 1946, 3 августа.
    гоминдановские армии начали общее наступление в южной части провинции Шаньдун в районе Линьи — Тайэрчжуан — Тэнсянь3. К августу гражданская война в Китае приняла всеобщий характер.
    В начале войны соотношение сил было неблагоприятным для Народно-освободительной армии. К июлю 1946 г. числен­ность ее регулярных войск составляла всего 1200 тыс. чело­век4. Отряды Народно-освободительной армии были разброса­ны на огромной территории освобожденных районов от р. Сун­гари на севере до р. Янцзы на юге. Народно-освободительная армия располагала в основном лишь легким стрелковым ору­жием, изношенным и в значительной части устаревшим. У нее не было ни танков, ни авиации, ни .военно-морского флота, она испытывала острый недостаток в боеприпасах.
    В ином положении находилась чанкайшистская армия, щед­ро снабжаемая американскими империалистами. Общая чис­ленность гоминдановских войск составляла 4,3 млн. человек, что в 3,5 раза превышало численность регулярных частей На­родно-освободительной армии5. Гоминдановская армия имела в пять раз больше винтовок, располагала современной военной техникой — легкой и тяжелой артиллерией, танками, авиацией, военно-морским флотом. В руках клики Чан Кай-ши находи­лись почти вся современная фабрично-заводская промышлен­ность, многие железные дороги, водный транспорт Китая.
    Однако временное военное и материальное превосходство гоминдановской реакции не могло определить конечного ре­зультата войны. На стороне Народно-освободительной армии были огромные политические преимущества. Она вела спра­ведливую войну, опираясь на поддержку народных масс- На­селение добровольно вступало в ряды НОА, активно участво­вало в партизанском движении, снабжало армию продоволь­ствием, транспортными средствами. Военно-политическая и ор­ганизаторская работа коммунистической партии, помощь и поддержка народа обусловливали высокие моральные и боевые качества бойцов НОА.
    Мобилизация народных масс освобожденных районов на борьбу с гоминдановскими войсками. После того как реакция развязала гражданскую войну в масштабах всей страны, главная задача Коммунистической партии Китая состояла в том, чтобы поднять народные массы на вооруженную борьбу против гоминдановского режима.
    Политическая линия компартии в начале войны была из­ложена в указаниях ЦК «Путем самообороны разбить насту­пление Чан Кай-ши» от 20 июля 1946 г. Центральный Коми­
    3    «Синьхуа жибао», 1946, 9 августа.
    4    «Итоги трех лет народно-освободительной войны в Китае», Пекин, 1949 (к).
    5    Там же.
    тет призвал партию использовать поддержку народа, тесно связаться с массами, привлечь на свою сторону всех возмож­ных союзников. Для этого в деревне необходимо было твердо опираться на батраков, сплачивать середняков; в городах опираться на пролетариат, сплачивать мелкую буржуазию и прогрессивные элементы, добиваться привлечения на свою сторону промежуточных слоев и изолировать реакционные группировки6. Основное внимание в «Указаниях» было уделе­но аграрной реформе. С началом гражданской войны аграр­ная реформа стала энергично проводиться во всех освобож­денных районах. За первые три месяца войны (июль—сен­тябрь) землю получили 20 млн. крестьян 7, за следующие три месяца (октябрь — декабрь) — 40 млн., а всего за второе полугодие 1946 г.— 60 млн. крестьян8. Столь быстрые темпы объясняются, во-первых, тем, что раздел помещичьих земель вполне назрел и был подготовлен в период борьбы за сниже­ние арендной платы, во-вторых, обострением классовой борь­бы в деревне, в-третьих, огромной политической и организа­ционной работой коммунистической партии.
    Чтобы разъяснить массам сущность аграрной политики компартии, помочь им организовывать крестьянские союзы, бедняцкие группы, народные ополчения, КПК направила в де­ревню лучшие свои кадры (только в июле 1946 г. на Северо- Востоке было послано в деревню 12 тыс. кадровых работ­ников) 9.
    Захватив землю и власть в деревне, крестьяне с оружием в руках поднимались на защиту революционных завоеваний. Бедняки, получившие землю, добровольно шли в Народно-ос­вободительную армию, в народное ополчение. В Северо-Вос­точном Китае за три года войны в НОА вступило более мил­лиона крестьян10, в Северном Китае — около миллиона п. Крестьяне Северо-Востока дали в помощь НОА 306 тыс. носи­лок, 306 тыс. телег, 907 тыс. лошадей ,2.
    В два с половиной раза по сравнению с периодом анти­японской войны выросло народное ополчение — мощная во­оруженная организация крестьян13. В каждой деревне, где бы­ла проведена аграрная реформа, крестьяне, главным образом бедняки, создавали отряды самообороны, «полки освобожде­
    6    Мяо Чу-хуан, Краткая история Коммунистической партии Китая, М., 1958, стр. 228, 229; Ван Ши, Ван Цяо, Ма Ци-бин, Чжан Лин, Краткая история Коммунистической партии Китая, Шанхай, 1958, стр. 263 (к).
    7    «Синьхуа жибао», 1947, 7 февраля.
    8    «Дунбэй жибао», 1947, 31 января.
    9    «Дунбэй жибао», 1947, 2 июня.
    10    «Дунбэй жибао», 1949, 11 августа.
    11    «Жэньминь жибао», 1949, 3 июля.
    12    «Дунбэй жибао», 1949, И августа.
    13    Минь У-бу, Народное ополчение — мощный резерв и надежный по­мощник НОЛ («Народный Китай», 1952, № 17), стр. 14.
    ния», «отряды защиты полей и освобождения» и т. п. Эти от­ряды под руководством местных демократических властей, возглавляемых коммунистами, вылавливали агентов гоминда­новской охранки, арестовывали помещиков-деспотов, отбивали нападения чанкайшистских войск и помещичьих банд, прикры­вали тыл частей НОА, вели партизанскую войну.
    Партизаны истребляли гоминдановские войска, не давали восстанавливать власть помещиков-деспотов, собирать налоги, громили чанкайшистские отряды, проводившие сбор продо­вольствия и набор рекрутов. Используя опыт антияпонской войны, они окружали деревни минными полями, взрывали го­миндановские транспортные колонны, разрушали мосты и же­лезнодорожные сооружения, наладали на отряды противника. Все, что испытали японцы — «минная война», «подрывная вой­на»,— обрушилось теперь на чанкайшистскую армию.
    Только в одном освобожденном районе Цзянсу — Аньхуэй за первые полгода войны (с июля 1946 по январь 1947 г.) на­родное ополчение и партизанские отряды провели в тылу вра­га 1617 боев и уничтожили 11 тыс. гоминдановцев14. Китай­ское крестьянство, получившее землю, поднялось на воору­женную борьбу против чанкайшистских войск. Аграрная ре­форма способствовала развитию сельскохозяйственного про­изводства, помогла также решить чрезвычайно трудную про­блему снабжения армии продовольствием.
    Одновременно с проведением аграрной реформы Коммуни­стическая партия Китая осуществляла укрепление органов на­родной власти освобожденных районов. В Харбине, например, по инициативе коммунистов 7 августа 1946 г. была созвана Объединенная конференция представителей всех провинций Северо-Востока, на которой были представлены все слои на­селения, все национальности, все демократические партии, на­родные организации и Народно-освободительная армия.
    Конференция избрала центральный орган народной власти освобожденного района Северо-Восточного Китая — Северо- Восточный административный комитет. В его состав вошли девять коммунистов, четыре члена Демократической лиги, два левых гоминдановца, пять представителей антияпонских орга­низаций, семь представителей различных демократических ор­ганизаций (в том числе четыре от национальных мень­шинств)15.
    Общая программа, принятая конференцией, поставила пе­ред Северо-Восточным административным комитетом следую­щие задачи: проведение аграрной реформы и оказание кресть­янам всесторонней помощи в развитии сельскохозяйственного производства; восстановление промышленности, улучшение
    14    «Дуибэй жибао», 1947, 26 января.
    15    «Дунбэн жибао», 1946, 13, 16 августа.
    жизни рабочих и других трудящихся города; обеспечение нужд фронта и мобилизация народных масс ,6.
    Успешное осуществление этих задач позволило в сравни­тельно короткий срок превратить Северо-Восточный Китай а одну из основных баз освободительной войны китайского на­рода.
    Во всех освобожденных районах, где были проведены демо­кратические преобразования, народные массы под руководст­вом коммунистической партии решительно поднимались на борьбу с наступающими гоминдановскими войсками.
    Борьба коммунистической партии против политических маневров гоминдана
    Развязав гражданскую войну, чанкайшистская клика пыта­лась убедить общественное мнение в том, что за нарушение мира в стране несет ответственность не гоминдан, а коммуни­стическая лартия. Поэтому даже после перехода чанкайшист- ских войск в общее наступление против освобожденных райо­нов гоминдан не прерывал мирных переговоров с компартией и продолжал лицемерно заявлять о своем желании решить внутренние проблемы Китая политическими, а не военными средствами. Таким путем чанкайшистская клика рассчитыва­ла обмануть народные массы и привлечь на свою сторону про* межуточные слои населения.
    В переговорах между компартией и гоминданом принима­ли также участие Маршалл и новый посол США в Китае Стю­арт, бывший до того ректором миссионерского Яньцзинского университета в Пекине.
    Американские «посредники» и Чан Кай-ши готовили проект так называемой демократизации гоминдановского режима.
    2    июля 1946 г. гоминдановский Высший совет национальной обороны принял одностороннее, не согласованное с другими партиями решение о созыве 12 ноября 1946 г. Национального собрания. Протесты коммунистической партии и Демократи­ческой лиги по поводу нарушения порядка и сроков созыва Национального собрания, установленных Политической корь* сультативной конференцией, чанкайшистские реакционеры оставили без внимания.
    В начале октября гоминдановская армия предприняла, концентрированное наступление на крупный центр освобож­денных районов в Северном Китае Чжанцзякоу. Это была прямая провокация, рассчитанная на срыв переговоров. Ком­мунистическая партия направила Чан Кай-ши официальное по­слание, в котором заявляла, что согласна продолжать пере­
    16    «Дунбэй жибао», 1946, 18 августа. 26*    403
    говоры лишь при условии, если гоминдановские войска прекра­тят наступление на Чжанцзякоу и будет рассмотрен вопрос о полном прекращении военных действий ,7. Однако чанкайши­стская армия продолжала наступление и 10 октября заняла город. Одновременно гоминдановская клика опубликовала ре­шение о введении всеобщей воинской повинности, отмененной после капитуляции Японии, явно показывая этим свою готов­ность расширить масштабы гражданской войны.
    Ведя подготовку к созыву Национального собрания без коммунистов, Чан Кай-ши рассчитывал заручиться поддерж­кой промежуточных сил. Однако Демократическая лига от­казалась участвовать в гоминдановском Национальном собра­нии. Чан Кай-ши удалось договориться лишь с представителя­ми двух карликовых партий — младокитайской и социально­демократической.
    От участия в Национальном собрании отказались даже та­кие видные деятели гоминдана, как Ли Цзи-шэнь и Фэн Юй- сян, решительно выступавшие против реакционного курса Чан Кай-ши. Многие из так называемых независимых членов го­миндана (Шао Ли-цзы, Чжан Чжи-чжун, Ван Ши-цзе) и бес­партийных политических деятелей стояли за соглашение с коммунистической партией. Борьба в чанкайшистском лагере подтачивала диктаторский режим изнутри.
    15 ноября 1946 г. гоминдановская клика открыла Нацио­нальное собрание. В нем приняли участие лишь представители гоминдана, младокитайской партии и группа Чжан Цзюнь-мая, оставшаяся в социально-демократической партии после выхо­да из нее прогрессивных элементов. Созвав по существу одно­партийное Национальное собрание, гоминдан грубо нарушил решения Политической консультативной конференции и тем самым отрезал пути к продолжению переговоров с коммуни­стической партией. Чжоу Энь-лай от имени КПК в заявлении от 16 ноября отказался признать законным это собрание18. ЦК коммунистической партии отозвал свою делегацию из Нанки­на, оставив там лишь небольшую группу связи во главе с Дун Би-у.
    25    декабря 1946 г. Национальное собрание приняло кон­ституцию, оставлявшую в неприкосновенности реакционную Чанкайшистскую систему организации власти. Введение кон­ституции в действие было отложено до 25 декабря 1947 г. До этого времени гоминдановская клика рассчитывала окончатель­но расправиться с компартией и со всеми демократическими силами страны.
    8    января 1947 г. Маршалл выехал из Китая и вскоре (29 января) последовал официальный отказ США от «посред­
    17    «Цзефан жибао», 1946, 6 октября.
    ничества» 19. Это свидетельствовало о том, что правительство Соединенных Штатов сочло, что наступило время для реши­тельного наступления гоминдановской реакции на демократи­ческие силы Китая.
    Расширение масштабов гражданской войны, срыв перегово­ров с коммунистической партией и американское вмешатель­ство усилили возмущение китайского народа. В конце 1946— начале 1947 г. движение против гражданской войны и амери­канской интервенции вспыхнуло с новой силой. Борьбу начала учащаяся молодежь Пекина, Тяньцзиня, Нанкина, Шанхая и других крупных центров Китая. Поводом к новому взрыву воз­мущения послужило гнусное преступление американских сол­дат, изнасиловавших студентку Пекинского университета. Массовые забастовки и демонстрации проходили под лозун­гом немедленного вывода американских войск из Китая. К движению студентов примкнули широкие круги интеллиген­ции, служащих, рабочих и городской бедноты.
    В этой обстановке гоминдановская клика вновь решила прибегнуть к мирным переговорам. 15 января 1947 г. Чан Кай- ши передал через Стюарта представителям коммунистической партии официальное предложение прекратить военные дейст­вия на основе существующего на фронтах положения 20. Согла­ситься с условиями Чан Кай-ши означало бы примириться с потерей крупных территорий освобожденных районов, захва­ченных гоминдановцами, отказаться от решений Политической консультативной конференции и признать незаконную консти­туцию. Компартия не могла пойти на это. 17 января ЦК КПК ответил, что он согласен возобновить переговоры в том случае, если будет восстановлено положение, существовавшее на
    13    января 1946 г. (дата вступления в силу первого соглаше­ния о прекращении огня), и аннулирована незаконно принятая конституция 21. Чан Кай-ши попытался представить этот ответ как отказ коммунистической партии от переговоров, надеясь таким путем добиться согласия промежуточных групп на уча­стие в «реорганизованном» гоминдановском правительстве.
    Чанкайшистская клика старалась воздействовать на про­межуточные слои -и методами террора. В феврале — марте 1947 г. в Пекине было арестовано 2 тыс. человек22, в Циндао более 6 тыс- Большинство арестованных обвинялось в связях с Коммунистической партией и в подготовке восстания23. 27 фев­раля 1947 г. Чан Кай-ши передал представителям компартии официальный приказ покинуть территорию, контролируемую
    19    «United States relations with China», Washington, 1949, p. 695.
    20    «Дагун бао», 1947, 16 января.
    21    «Третья гражданская революционная война в Китае», М., 1957, стр. 153.
    22    «Дагун бао», 1947, 5 марта.
    гоминданом. 7 марта 1947 г. группа Дун Би-у вернулась в Яньань. С этого момента исчезла всякая надежда на мирное разрешение вопроса о демократизации страны. Гоминдан раз­облачил себя до конца.
    Провал общего наступления гоминдановских войск
    В период общего наступления гоминдановских войск руко­водство коммунистической партии и командование Народно- освободительной армии, учитывая неравенство сил, применяло в основном стратегию и тактику маневренной войны. Главная задача НОА состояла в истреблении противника и захвате его техники. Принятая компартией стратегическая установка «ме­нять территорию на живую силу и вооружение врага» давала возможность широко использовать преимущества Народно- освободительной армии.
    В первые месяцы войны (с июля по октябрь 1946 г.) мас­штабы гоминдановского наступления непрерывно расширя­лись. Используя численное и техническое превосходство, чан­кайшистская армия захватила более 100 городов (в том числе Чэндэ, Хуайинь, Аньдун) и 200 тыс. кв. км территории осво­божденных районов. Гоминдановские войска установили также контроль над рядом железнодорожных линий Северного Китая. Но основную задачу, которую ставило перед ними командова­ние— уничтожить Народно-освободительную армию, они не ■смогли выполнить. Благодаря искусному миневрированию На­родно-освободительной армии всегда удавалось избежать окру­жения.
    С ноября 1946 по март 1947 г. чанкайшисты продолжали наступление почти во всех районах, концентрируя основные силы в Северо-Восточном Китае, Шаньдуне и северной Цзян­су. Но уже в это время народные войска на некоторых участ­ках фронта предпринимали эффективные контрнаступления. Особенно крупные размеры такие операции приняли в районе Тунхуа — Линьцзян (Северо-Восточный Китай).
    Гоминдановская армия вынуждена была вскоре отказаться от наступления широким фронтом и бросить основные силы на наиболее важные пункты. В маоте — июне 1947 г. главный удар чанкайшистских войск был направлен против Погранич­ного района Шэньси — Ганьсу — Нинся и освобожденных рай­онов провинции Шаньдун. Гоминдановское командование рас­считывало занять центр освобожденных районов г. Яньань и нанести смертельный удар коммунистической партии. Но рас­четы чан'кайшистской клики не оправдались. После взятия Янь- аня (19 марта) положение гоминдановской армии резко ухуд­шилось, так как на занятой территории ей пришлось столкнуть­ся с широким партизанским движением. Гоминдановцы были
    вынуждены поспешно вывести сдои войска из северной Шэнь­си. Большие потери они понесли также в провинции Шаньдун.
    Успешно отражая нападения чанкайшистских войск, На­родно-освободительная армия начала контрнаступление в Хэ­бэе, Шаньси и Хэнани, окружила вражеские гарнизоны в Ши­цзячжуане, Чжэнчжоу и Кайфыне. Установив прочный конт­роль над основными участками железнодорожных линий Се­верного Китая, НОА лишила гоминдановцев возможности под­возить подкрепления на Северо-Восток, где летом 1947 г. раз­вернулись главные наступательные операции народных воору­женных сил.
    К концу первого года войны стратегическое наступление гоминдановской армии полностью провалилось. Численность чанкайшистских войск сократилась с 4300 тыс. до 3730 тыс. человек, в то время как численность Народно-освободительной армии увеличилась до 2 млн. бойцов 24.
    Значительно улучшилось вооружение НОА за счет захва­ченных у гоминдановцев трофеев. У нее появились танки, ар­тиллерия крупных калибров, много винтовок и боеприпасов. Повысились боевая выучка солдат и мастерство командиров. Народно-освободительная армия начала осваивать искусство позиционной войны в крупных масштабах.
    Стратегия Коммунистической партии Китая, основанная на использовании преимуществ народной войны, позволила в ко­роткий срок свести на нет временное превосходство гоминда­новской армии. Созрели условия для перехода народных воору­женных сил в решительное наступление.
    Революционный подъем в гоминдановских районах
    Ухудшение экономического положения гоминдановских районов. В результате поражения чанкайшистской армии углубился политический и экономический кризис гоминданов­ского режима. Чтобы добыть средства для ведения войны, правительство Чан Кай-ши все больше влезало в кабалу к США. 4 ноября 1946 г. был подписан китайско-американский Договор о «дружбе, торговле и мореплавании», по которому граждане Соединенных Штатов пользовались в Китае одина­ковыми правами с китайцами 25. Американцы приобрели пра­во заниматься любой деятельностью в области торговли, про­изводства, просвещения и т. д. Это создавало условия не только для экономического закабаления Китая, но и для по-
    24    «Третья гражданская революционная война в Китае», стр. 49, 66.
    25    «Friendship, commerce and navigation treaty and protocal between the USA and China and other international act, series 1871», Washington,
    1949,    p. 5-30.
    литического вмешательства американцев во внутренние дела страны.
    Получив привилегии, которых не представляли иностран­цам даже старые неравноправные договоры, американские монополии начали грабить богатства страны. Получая огром­ные прибыли от сбыта в Китае оружия, боеприпасов, военного снаряжения, сырья, оборудования, товаров широкого потреб­ления, они перекладывали всю тяжесть расходов, связанных с осуществлением программы помощи Чан Кай-ши, на плечи американских налогоплательщиков и трудящихся Китая.
    Экспорт американских товаров в Китай в 1946—1947 гг. принял огромные размеры и выражался в следующих циф­рах (в млн. ам. долл.) 26:
    1916 г. 1947 г.
    Общий ввоз в Китай     2129 1760
    Ввоз из США     1764 1463
    В том числе:
    поставки американского вооруже­ния и снаряжения ... 1057    916 Другие виды „помощи* США     359 230
    Таким образом, в 1946—1947 гг. около 80% китайского импорта приходилось на долю США.
    Поток дешевых американских товаров оказал губительное влияние на национальную китайскую промышленность. Она была не в силах конкурировать с мощными американскими монополиями. По данным китайской печати, в 1946 г. только в одном Шанхае закрылись сотни китайских предприятий. В тяжелом положении оказались такие отрасли промышлен­ности, как машиностроительная, электротехническая цемент­ная, суконная, химическая, бумажная, спичечная, мукомоль­ная и многие другие27. Владельцы предприятий несли круп­ные убытки и разорялись. Такая же картина наблюдалась во всех главных промышленных центрах страны — Тяньцзине, Пекине, Гуанчжоу, Ухане.
    Огромные выгоды из бедственного положения Китая из­влекала компрадорская гоминдановская верхушка. Экономи­ческая мощь «четырех семейств» после капитуляции Японии намного возросла. Общая стоимость конфискованной япон­ской и немецкой собственности во внутреннем Китае Северо-Востока) исчислялась примерно в миллиард амери­канских долларов 28. Большая часть этой собственности была
    26    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение (1945— 1949 гг.), М., 1958, стр. 313.
    27    «Материалы по истории американской агрессии в Китае», Пекин,
    1951,    стр. 251—255 (к).
    28    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение..-, стр. 329.
    захвачена представителями «четырех семейств», которым принадлежали 80% всего капитала обрабатывающей промыш­ленности, весь железнодорожный и авиационный транспорт. Даже по официальным данным, в 1947 г. в руках представи­телей бюрократической буржуазии было сосредоточено 36% добычи угля, 35% добычи олова, 39% ‘общего числа веретен, 57% общего числа ткацких станков29.
    В условиях общего развала экономики, вызванного граж­данской войной, объем промышленного производства в гомин­дановских районах в 1946 г. сократился по сравнению с до­военным временем в два-три раза, а продукция тяжелой про­мышленности— в десятки раз30.
    Свертывание промышленности привело к огромм^м росту безработицы. В конце 1946 г. в Шанхае было 1600 тыс. безра­ботных, в Пекине — 790 тыс., в Гуанчжоу и Нанкине—но 200 тыс., в Ханькоу и Чэнду—по 100 тыс.31.
    Развязанная реакцией гражданская война, а также расхи­щение государственных средств кликой «четырех семейств» привели к огромному бюджетному дефициту. Уже в 1946 г. расходы втрое превышали доходные поступления. Главным средством покрытия дефицита была эмиссия бумажных денег, усиливавшая инфляцию.
    Основная тяжесть военных расходов легла на плечи тру­дящихся, прежде всего крестьян. В 1946 г. крестьяне внесли в форме натурального земельного и военно-продовольствен­ного налога 117 567 тыс. даней зерна32. Кроме этого, они должны были снабжать продовольствием гоминдановские войска, размещенные в провинциях, уплачивать местные на­логи и множество незаконных поборов. Гоминдановское пра­вительство в июле 1947 г. приняло решение, обязывавшее крестьян сдавать властям 30% всей получаемой ими про­дукции 33.
    Население страдало от голода. Особенно тяжелое поло­жение было в Центральном и Южном Китае, где грабежи гоминдановских властей достигли неслыханных размеров.
    Усиление эксплуатации, голод и нищета вызвали новый подъем движения широких народных масс против гоминда­новской диктатуры.
    Народное движение в гоминдановских районах. Несмотря на жесто/кие репрессии, рабочие гоминдановских районов
    29    «Economic survey of Asia and Far East», Shanghai, 1948, p. 109.
    30    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение..., стр. 336.
    31    «Хуацяо жибао», 1947, 19 декабря.
    32    Е. Ф. Ковалев, Аграрный кризис в гоминдановском Китае («Уче­ные записки Тихоокеанского института», т. Ill, М.— Л., 1949), стр. 21.—
    1    дан ь = 60 кг.
    33    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение..., стр. 324.
    Демонстрация пекинских студентов в знак протеста против бесчинспв американских войск в Китае
    (декабрь 1946 г.)
    продолжали вести героическую борьбу против реакции. Про­летариат шел в авангарде борьбы за мир, против граждан­ской войны.
    Стачечное движение, непрекращавшееся с октября 1945 г., достигло своего наивысшего подъема в 1947 г. Число заба­стовок за этот год превысило 3 тыс.34, в них участвовало 3200 тыс. рабочих35 20 городов — Шанхая, Цзинани, Пеки­на, Тяньцзиня, Уханя, Ханчжоу, Циндао, Гуанчжоу и др.
    Центром забастовочной борьбы был Шанхай. В 1947 г. в стачках и трудовых конфликтах приняло участие более мил­лиона шанхайских рабочих 50 различных профессий36. Осо­бенно заметно активизировалось пролетарское движение после 10 мая 1947 г., когда Шанхайская ассоциация труда в откры­том лисьме к гоминдановскому правительству решительно по­требовала улучшения жизни рабочих. В письме говорилось, что рабочие «отказываются переносить страдания ради жад­ной кучки кровопийц-политиканов». Ассоциация призывала «бороться против рекрутских наборов и продовольственных разверсток, против непомерной эмиссии денег, разорительных налогов и иностранных займов, используемых для разжи­гания гражданской войны, за постоянный мир, наказание военных преступников и их прихвостней и за построение де­мократии» 37.
    В первой половине мая 1947 г. 8 тыс. шанхайских рабочих и студентов окружили Управление городской полиции, требуя хлеба и мира. В это же время 15 тыс. текстильщиков органи­зовали демонстрацию протеста против голода. Их поддержали 20 тыс. рабочих Наньтуна 38.
    Реакция стремилась задушить демократическое движение. 18 мая 1947 г. были введены фашистские правила «поддержа­ния общественного порядка». Но это не остановило борьбы. В мае 1947 г. в одном только Шанхае в демонстрациях и стач­ках участвовало 150 тыс. человек39.
    Все эти события свидетельствовали о значительном росте ведущей роли китайского пролетариата в борьбе против чан­кайшистской реакции и американского империализма.
    Большую роль в борьбе против реакционного гоминданов­ского режима сыграло китайское студенчество- В мае 1947 г.
    34 Лю Нин-и, Профсоюзное движение в Китае («Новое время», 1948, jsjb 23J СТ'Р 4
    3* «Материалы VI Всекитайского съезда профсоюзов», [Б. м.]. 1949, стр. 34.
    36    «Дунбэй Жибао», 1947, 30 декабря.
    37    «Дунбэй жибао», 1947, 13 мая.
    38    Ляо Гай-лун, Краткая история освободительной войны китайского народа, Пекин, 1953, стр. 54 (к).
    39    Мэн Сяи-чжаъ Курс истории современной экономики Китая, Шан­хай, 1951, стр. 326 (к).
    Демонстрация шанхайских рабочих против войны и голода (1946 г.)
    в связи с резким ухудшением положения учащихся и препо­давателей начался новый лодъем студенческого движения про­тив голода, гражданской войны и реакционной чанкайшист- ской диктатуры. В день годовщины «движения 4 мая» уча­щиеся Шанхая организовали демонстрацию. Их поддержали студенты Ханчжоу, Нанкина, Пекина, Тяньцзиня, Циндао, Кайфына, Уханя, Шэньяна и т. д.
    20 мая студенческая демонстрация в Нанкине была рас­стреляна. Эта жестокая расправа вызвала всеобщее возмуще­ние. В июне 1947 г. студенческие волнения охватили всю тер­риторию, контролируемую гоминданом. Забастовки были объ­явлены в 19 учебных заведениях Центрального Китая. Студен­ческие выступления были хорошо организованы и носили по­литический характер. Учащиеся требовали прекращения граж­данской войны, ликвидации бюрократического капитала, на­казания чиновников-казнокрадов, создания подлинно коали­ционного правительства. Руководителем борьбы студенчества была Коммунистическая партия Китая.
    Поднялась на борьбу и городская мелкая буржуазия. В конце ноября — начале декабря 1946 г. в Шанхае мелкие торговцы в течение нескольких дней, несмотря на террор го­миндановских властей и полиции, проводили демонстрации
    против гражданской войны и голода40. Чанкайшистские вла­сти жестоко расправились с участниками движения. 30 ноября было убито семь человек, 2 декабря — десять и много ранено41.
    В первой половине 1947 г. во многих городах Китая про­изошли новые выступления, которые по своим масштабам зна­чительно превзошли декабрьские события в Шанхае. В связи с огромным ростом цен на рис в феврале 1947 г. начались сти­хийные выступления городской бедноты, получившие название «рисовых беспорядков». Доведенные до отчаяния, жители го­родов нападали на рисовые склады и лавки спекулянтов. Осо­бенно широкие размеры приняли эти выступления в мае 1947 г., когда за один-два дня цены на рис подскочили с 170 тыс. за пикуль до 300 тыс. юаней 42.
    Волнения городской бедноты быстро распространились на всю долину р. Янцзы, охватив города Шанхай, Нанкин, Уху, Ханчжоу, Чэнду. Рост демократического движения в городах серьезно обеспокоил не только чанкайшистскую клику, но и ее американских хозяев. Посол США Стюарт потребовал от го­миндановского правительства принять «чрезвычайные меры» для лодавления демократического движения китайского наро­да43. Чанкайшистская реакция не замедлила выполнить требо­вание Стюарта.
    1 июня 1947 г. в крупных городских центрах было введено военное положение. Рабочие и студенческие забастовки и де­монстрации, выступления городской бедноты беспощадно по­давлялись вооруженной силой, участников их заключали в кон­центрационные лагеря и тюрьмы. В июле 1947 г. был принят закон о всеобщей мобилизации, который вводил фашжпские террористические порядки в стране.
    . Летом 1947 г. вследствие усилившегося политического тер­рора несколько ослабло демократическое движение в городах. В деревнях же борьба крестьян продолжала неуклонно разви­ваться.
    Осенью 1946 г. крестьянскими восстаниями было охвачено 12 провинций, в 1947 г.—17. Число вооруженных повстанцев выросло с 400 тыс. в 1946 г.44 до 1 млн. в 1947 г.45. Крестьяне требовали снижения арендной платы, раздела земли и имуще­ства помещиков и кулаков. Они свергали гоминдановскую власть и создавали демократические органы власти. В 1947 г.
    40    Там же, стр. 343.
    41    У Минь, Сяо Фын, От <гдвижения 4 мдя» до создания Китайской Народной Республики, Пекин, 1951, стр. 252 (к).
    42    Г. В. Астафьев. Интервенция США в Китае и ее поражение..., стр. 343.
    43    «United States relations with China», p. 248.
    44    E. Ф. Ковалев, Аграрный кризис в гоминдановском Китае, стр.
    29    з|
    45    В. И. Глунин, Третья гражданская революционная война в Китае, М., 1958, стр. 112.
    органы народном власти были образованы в 400 повстанческих уездах, в Гуандуне, Чжэцзяне, Сычуани и даже близ Нанкина и Шанхая 46:
    Крестьянские восстания сковывали значительное число го­миндановских войск, которые могли бы быть использованы для наступления на освобожденные районы, срывали меро­приятия чанкайшистских властей по мобилизации крестьян в армию и по заготовке продовольствия. Повстанческое движе­ние подрывало гоминдановский тыл.
    На борьбу против гоминдановского режима поднялись и национальные меньшинства Китая. В 1946 г., используя воен­ные и политические затруднения чанкайшистской клики, наро­ды Синьцзяна добились создания коалиционного правитель­ства с участием представителей национальных меньшинств провинции. После того 'как гоминдановская реакция в мае
    1947    г. ликвидировала это правительство, освободительная борьба народов Синьцзяна вспыхнула с новой силой.
    Против чанкайшистской клики выступили с оружием в ру­ках народы Внутренней Монголии. Они боролись в тесном единении с демократическими силами китайского народа, ру­ководимыми коммунистической лартией.
    Во второй половине 1946 г. развернулось мощное движение народных масс Внутренней Монголии против гоминдановских властей. В апреле 1947 г. в г. Уланхото состоялся Объедини­тельный съезд народных представителей Западной и Восточ­ной Монголии, провозгласивший образование Автономной об­ласти Внутренней Монголии. На съезде был избран Малый Хурал и создано демократическое правительство47.
    В марте 1946 г. началось восстание тибетцев и других на­родностей в Сикане. Повстанцы добились больших успехов, в течение 1946 г. они заняли многие уездные города. Число вос­ставших в начале 1947 г. достигло 500 тыс-48 Гоминдановские власти мобилизовали крупные военные силы, но подавить дви­жение не смогли49.
    Наиболее значительным было выступление народных масс на Тайване. После возвращения острова Китаю там был уста­новлен реакционный гоминдановский режим, усилились грабе­жи и издевательства над населением. 28 февраля 1947 г. на Тайване вспыхнуло восстание. Повстанцы с оружием в руках боролись за свержение гоминдановского господства. Однако во главе движения оказались представители буржуазии, что и обрекло его на поражение. «Комитет по урегулированию со­бытий 28 февраля», созданный в Тайбэе, когда весь остров
    46    Е. Ф. Ковалев, Аграрный кризис в гоминдановском Китае, стр. 31.
    47    С. Д. Дылыков, Демократическое движение монгольского народа в Китае, М., 1953, стр. 75.
    48    «Дунбэй жибао», 1947, 2 февраля.
    49    «Дагун бао», 1947, 10—11, 13—<14, 17, 19 января; 9, 10 февраля.
    был уже в руках народа, призвал население к «спокойствию» и начал переговоры с чанкайшистскими властями о мирном разрешении конфликта. Это дало гоминдановцам возмож­ность выиграть время для переброски войск на Тайвань и жестоко расправиться с -восставшими, в том числе и с либе­рально настроенными членами «Комитета по урегулированию событий 28 февраля». Только в одном г. Тайбэе было убито более 10 тыс. человек50.
    Подъем массового рабочего, студенческого и крестьянского движения, направленного против реакционного чанкайшистско- го режима и американского империализма, оказал большое влияние на позицию национальной буржуазии и способствовал созданию широкого общенационального единого фронта. Прав­да, национальная буржуазия и верхушечные слои мелкой бур­жуазии еще колебались: выражая недовольство политикой реакционного гоминдана, они в то же время не решались це­ликом принять выдвинутую коммунистической партией про­грамму. Тем не менее они все более склонялись к сотрудниче­ству с КПК.
    Таким образом, в первый год войны коммунистическая партия благодаря правильности своей политической линии и военной стратегии, благодаря всенародной поддержке сорвала военные планы чанкайшистской реакции и сумела в очень сложных условиях борьбы политически изолировать гомин­дановскую клику и повести за собой огромное большинство китайскою народа. Этим был подготовлен перелом в ходе ки- тайокой революции, созданы основные условия для ее победы.
    50    «Дагун бао», 1947, 6, 8—16 марта.
    СТРАТЕГИЧЕСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НАРОДНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ АРМИИ.
    КРИЗИС ГОМИНДАНОВСКОГО РЕЖИМА (июль 1947 — сентябрь 1948)
    Коренной перелом в ходе гражданской войны
    Начало стратегического наступления НОА. Во второй по­ловине 1947 г. временные военные преимущества, которыми располагала гоминдановская реакция в начале войны, были уже в значительной мере утрачены. Это дало Народноосво­бодительной армии возможность перейти в общее стратегиче­ское наступление. Наиболее крупные военные действия развер­нулись на Центральной равнине (в междуречье Хуанхэ — Янцзы) и в Северо-Восточном Китае.
    Наступление на Центральной равнине проводилось тремя крупными группировками. Армия освобожденного района Шаньси — Хэбэй — Шаньдун — Хэнань под "командованием Лю Бо-чэна и Дэн Сяо-пина переправилась 30 июня 1947 г. через Хуанхэ и, прорвавшись в тыл гоминдановских войск,
    27    августа вышли к горному хребту Дабешань (к северу от р. Янцзы). Отряды Чэнь Гэна и Се Фу-чжи, выступившие из южной Шэньси, 23 августа 1947 г. также форсировали Хуанхэ и заняли западную часть Хэнани. Армия Шаньдунского осво­божденного района под командованием Чэнь И и Су Юя, раз­громив в начале сентября 1947 г. чанкайшистские войска в юго-западной части Шаньдуна, вышла в пограничную зону провинций Хэнань, Аньхуэй, Цзянсу и восстановила суще­ствовавший там раньше освобожденный район *.
    В результате этих наступательных операций народные во­оруженные силы освободили из-под власти гоминдановцев важнейший в стратегическом и экономическом отношении рай-
    1    «Третья гражданская революционная война в Китае», М., 1957, стр 51 — 54.
    он и вышли на берега Янцзы, создав угрозу главным центрам господства чанкайшистской клики—Нанкину, Шанхаю и Уха­ню. Части гоминдановской армии оказались отрезанными друг от друга. Крупные группировки чанкайшистских войск в Лоя- не, Кайфыне, Чжэнчжоу были окружены. За четыре месяца военных действий в этом районе гоминдановцы потеряли 195 тыс. солдат и офицеров 2.
    15 сентября 1947 г. перешла в наступление армия Северо- Восточного Китая под командованием Линь Бяо и Ло Жун- хуаня. За 50 дней боев она уничтожила 70 тыс. гоминданов­ских солдат3, освободила 42 города, перерезала железную дорогу Пекин — Шэньян, соединяющую Северо-Восток с Се­верным Китаем, окружила гарнизоны Цзилиня и Чанчуня, от­теснив главные силы чанкайшистских войск к Шэньяну.
    Продолжая наступление в Северном Китае, Народно-осво­бодительная армия 12 ноября 1947 г. овладела стратегически важным железнодорожным узлом Шицзячжуан, что дало воз­можность соединить крупнейшие освобожденные районы Се­верного Китая: Шаньси —Хэбэй — Шаньдун — Хэнань и Шаньси — Чахар — Хэбэй.
    За шесть месяцев стратегического наступления (июль — декабрь 1947 г.) народных вооруженных сил гоминдановские войска потеряли более 750 тыс. человек и вынуждены были на всех участках фронта перейти к обороне4.
    Оценивая значение перехода НОА в общее наступление, Мао Цзэ-дун на совещании ЦК КПК 25 декабря 1947 г. гово­рил: «Революционная война, которую ведет китайский народ, достигла уже поворотного момента» 5.
    В первой половине 1948 г. части народных войск, действо­вавших на Центральной равнине, взяли Лоян и Кайфын, уни­чтожив крупные гоминдановские гарнизоны. Северо-восточная группировка НОА, предприняв большое зимнее наступление (декабрь 1947—март 1948), освободила Сыпингай, Инкоуг Цзилинь и много других городов, разгромив при этом 150-ты­сячную армию противника. 21 апреля 1948 г. отряды НОА, действовавшие в Северо-Западном Китае, овладели Яньанем. В мае — июне в Северном и Восточном Китае Народно- освободительная армия заняла провинции Чахар, Хэбэй, Шаньси и Шаньдун, блокировала гоминдановские гарнизо­ны в Чжан-цзякоу, Пекине, Тяньцзине, Тайюане, Цзинане, Циндао.
    В течение второго года войны народные вооруженные си­лы уничтожили 1520 тыс. гоминдановских солдат и офицеров.
    2    Там же, стр. 55.
    3    Там же, стр. 57.
    4    Там же.
    6    Мао Цзэ-дун, Текущий момент и наши задачи. Доклад на заседа­нии ЦК КПК 25 декабря 1947 г., Харбин, 1948, стр. 1.
    освободили 104 города, 155 тыс. кв. км территории с населе­нием 37 млн. человек6. Хотя численное превосходство остава­лось еще на стороне чанкайшистской реакции, располагавшей на 1 июля 1948 г. армией в 3650 тыс. человек (против 2800 тыс. человек НОА) 7, народные войска, добившись крупных успехов в наступательных операциях первой половины 1948 г., создали условия для разгрома основных сил противника. В июле — августе НОА продолжала развивать наступательные операции на отдельных участках фронта (в Хэнани и Шэньси) и одно­временно провела большую подготовку к решающим сраже­ниям войны.
    Политика Коммунистической партии Китая на завершаю­щем этапе демократической революции. С наступлением ре­шительного перелома в ходе третьей гражданской войны на­стало время отказаться от политики мирной демократизации страны и взять курс на вооруженное свержение реакционно­го гоминдановского режима, на осуществление в полном объ­еме программы-минимум, принятой VII съездом КПК.
    Политика компартии Китая на завершающем этапе демо­кратической революции была сформулирована в декларации Народно-освободительной аомии от 10 октября 1947 г., подпи­санной Чжу Дэ и Пэн Дэ-хуаем.
    В области политической декларация предусматривала свер­жение гоминдановской диктатуры и образование демократиче­ского коалиционного правительства, наказание военных пре­ступников во главе с Чан Кай-ши, предоставление националь­ным меньшинствам политического равноправия и прав на ав­тономию, аннулирование предательских внешних договоров и проведение независимой внешней политики-
    В области экономической выдвигались требования конфи­скации имущества бюрократического капитала и полной лик­видации помещичьего землевладения8. В тот же день (10 ок­тября) были опубликованы «Основные положения аграрного закона», принятые Всекитайской земельной конференцией КПК в сентябре 1947 г.
    В декабре 1947 г. ЦК КПК созвал в северной Шэньси пар­тийное совещание, на котором с докладом «Текущий момент и наши задачи», выступил Мао Цзэ-дун. Он подчеркнул, что в настоящее время вооруженная борьба имеет решающее значение для победы демократической революции в Китае. Основываясь на конкретном анализе сложившейся в стране обстановки, Мао Цзэ-дун сделал вывод о неизбежности ско­рого военного поражения гоминдановской реакции.
    в «Третья гражданская революционная война в Китае», стр. 57.
    7    Там же, стр. 63.
    8    См.. «Декларация китайской Народно-освободительной армии» (сб. «Важнейшие документы об освободительной войне китайского народа за последнее время»), Харбин, 1948, стр. 5—6.
    Главными задачами компартии на данном этапе китайской революции, указывал Мао Цзэ-дун, являются последовательное преобразование аграрной системы, конфискация всех пред­приятий, принадлежащих монополистическому капиталу «четы­рех семейств», передача их народно-демократическому госу­дарству, защита национальной промышленности и торговлл.
    В докладе большое внимание было уделено вопросу о част­ном национальном капитале. Поскольку национальная бур­жуазия, подчеркнул Мао Цзэ-дун, также страдает от притес­нений со стороны бюрократического капитала и помещиков, она может принимать участие в народно-демократической ре­волюции или же сохранять нейтралитет. Поэтому необходимо защищать интересы национальной буржуазии, ведя в то же время идеологическую борьбу против ее влияния в массах и всемерно укрепляя единый народно-демократический фронт.
    Специальный раздел в докладе был посвящен коммунисти­ческой партии. К 1947 г. число коммунистов увеличилось до 2700 тыс. Огромный рост партии привел к тому, что в нее проникли классово враждебные элементы, извращавшие поли­тику КПК. Чтобы укрепить ряды партии, указывал Мао Цзэ- дун, необходимо развивать критику и самокритику, решитель­но разоблачать ошибочную идеологию и другие отклонения от партийной линии9.
    Совещание в северной Шэньси сыграло огромную роль в политической и идеологической мобилизации коммунистов, в подготовке условий для окончательного разгрома сил реакции и победы народной революции.
    Успехи демократического строительства в освобожденных районах
    Объединение освобожденных районов. К концу второго года войны почти вся территория Северо-Восточного, Север­ного и значительная часть Северо-Западного, Центрального и Восточного Китая была очищена Народно-освободительной армией от гоминдановских войск. В связи с этим возникла не­обходимость в организационном объединении освобожденных территорий. Необходимо было образовать центральные адми­нистративные управления объединенных районов, укрепить партийные и военные органы и подготовить условия для про­ведения общенародных выборов местных и центральных де­мократических органов власти.
    Вставшая перед КПК задача создания централизованной демократической власти требовала прео^Ъления элементов местной замкнутости и обособленности, анархии и недисцип­
    9 См.: Мао Цзэ-дун. Текущий момент и наши задачи..., стр. 18—191 27*    419
    линированности, возникших в отдельных районах как след­ствие их прошлой разобщенности и административной само­стоятельности.
    В этих целях Центральный Комитет коммунистической партии в 1948 г. принял ряд решений. Особенно большое зна­чение имело сентябрьское решение ЦК КПК об укреплении коллективного руководства и широкого развития внутрипар­тийной демократии 10.
    Чтобы помочь коммунистам уяснить важность централизо­ванного руководства в партии, по указанию Мао Цзэ-дуна было начато изучение второй гла*вы работы Ленина «Детская болезнь „левизны” в коммунизме». В изданном в связи с этим постановлении ЦК КПК говорилось: «Нет сомнения, что с победой революции наша партия станет правящей партией, осуществляющей руководство единой общекитайской народно- демократической властью. Однако для сохранения уже одер­жанных побед и завоевания новых, для достижения победы в масштабе всей страны первостепенное и решающее зна­чение приобретает централизованная революционная дисци­плина» и.
    Осенью 1948 г. ранее разобщенные освобожденные террит<з- рии слились в пять крупных районов: Северный Китай (с на­селением 44 млн. ^человек), Северо-Восточный Китай (43 млн. человек), Северо-Западный Китай (7 млн. человек), район Центральной равнины (30 млн. человек), Восточный Китай (44 млн. человек).
    Главным из них был район Северного Китая, образован­ный в результате слияния освобожденных районов Шаньси — Чахар — Хэбэй и Шаньси — Хэбэй — Шаньдун — Хэнань. Центром Северного Китая стал город Шицзячжуан. В годы войны район приобрел огромное политическое, военное и эко­номическое значение. Занимая центральное положение, Север­ный Китай связывал воедино все остальные освобожденные районы. Именно поэтому Шицзячжуан стал местом пребыва­ния руководящих органов коммунистической партии и глав­ного командования Народно-освободительной армии. Осенью
    1948    г. площадь освобожденных районов равнялась 2355 тыс. кв. км (с населением 168 млн.) 12. За исключением нескольких крупных городов, где еще оборонялись изолированные груп­пировки гоминдановских войск, вся эта огромная территория уже составляла в политическом и военном отношении единое целое — новый Китай, являясь прочной базой освобождения и объединения всей страны.
    , »о «Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Кигая», М., 1956, стр. 92—94.
    11    «Дунбэй жибао», 1948, 15 июня.
    12    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение (1945— 1349 гг.), М., 1958, стр. 514.
    Аграрная реформа в освобожденных районах. Общий перелом в ходе революции позволил КПК сделать дальней­ший шаг вперед в решении аграрного вопроса — перейти к политике полной ликвидации помещичьего землевладения.
    «Основные «положения земельного закона Китая», приня­тые Всекитайской земельной конференцией КПК, предусмат­ривали:
    1)    уничтожение старой аграрной системы с ее феодальной и полуфеодальной эксплуатацией;
    2)    аннулирование права собственности помещиков на землю;
    3)    аннулирование права собственности на землю храмов, монастырей, школ, учреждений и организаций;
    4)    аннулирование всех старых долговых обязательств кре­стьян ,3.
    Согласно «Основным положениям» все помещичьи и обще­ственные земли (принадлежащие храмам, монастырям, церк­вам, школам и т. д.), кроме лесов, месторождений полезных ископаемых и пастбищ, передавались крестьянским союзам для равного распределения между жителями сел и деревень без различия пола и возраста. Конфискованное у помещиков имущество также распределялось между нуждающимися кре­стьянами.
    Закон предусматривал изъятие излишков земли, скота, ин­вентаря, жилых строений, зерна и т. д. у кулаков с тем, чтобы оставшиеся у них земельные наделы не превышали размера крестьянских участков. Таким образом, аграрная реформа на­носила сокрушительный удар по кулакам, лишая их возмож­ности использовать феодальные и полуфеодальные методы эксплуатации. Земля, передаваемая крестьянам, объявлялась их собственностью с правом купли и продажи, а при некото­рых условиях и с правом сдачи земли в аренду. Специальная статья гарантировала неприкосновенность и охрану имуще­ства предприятий лромышленников и торговцев.
    В соответствии с «Основными положениями земельного закона» с конца 1947 г. во всех освобожденных районах раз­вернулась работа по проведению аграрной реформы. В тече­ние года после опубликования закона землю получили около 100 млн. крестьян 14 освобожденных районов. Аграрная рефор­ма, впервые проведенная в столь широких масштабах, обеспе­чила дальнейшее укрепление союза рабочего класса и кресть­янства, вызвала еще более горячую поддержку народно-осво­бодительной войны со стороны крестьян.
    13    «Основные положения земельного закона Кнтаяэ (сб. Важнейшие документы об освободительной войне китайского народа за последнее время»), стр. 5.
    14    Ляо Гай-лун, Краткая история освободительной войны китайского народа, Пекин, 1953, стр. 67 (к).
    В тех районах, где аграрная реформа была закончена, бы­стро восстанавливалось сельскохозяйственное производство, увеличивались посевные площади, повышалась урожайность. Например, посевная площадь на северо-востоке Китая с 1946 по 1948 г. увеличилась с 15 085 тыс. до 16 665 тыс. га. Урожай' ность с 1 га за эти же годы поднялась с 1500 до 1920 цзи- ней ,5. Увеличение сбора сельскохозяйственных культур позво­лило обеспечить население и армию зерном, промышлен­ность— сельскохозяйственным сырьем16. Значительно вырос­ла покупательная способность крестьян Северо-Востока: в
    1947    г. они покупали 800 тыс. кусков хлопчатобумажных тка­ней, а в 1948 г.— уже 1200 тыс.17
    Таким образом, аграрная реформа, избавившая крестьян от феодального гнета, открыла путь к улучшению их жизни, к ро­сту сельскохозяйственного производства.
    Политика коммунистической партии в городах. Освобож­дение народной армией многих промышленных центров созда­вало условия для усиления руководящей роли рабочего клас­са в китайской революции. Но для этого партии необходимо было организовать и объединить пролетариат Китая, повы­сить его политическую сознательность и производственную активность, вовлечь в демократическое строительство осво­божденных районов.
    Коммунистическая партия дело организации пролетариата непосредственно связывала с развитием профсоюзного движе­ния под руководством КПК и укреплением государственного (социалистического) сектора экономики.
    Еще в конце 1945 — начале 1946 г., вскоре после освобож­дения крупных городов Северо-Восточного и Северного Китая, имеющих значительные кадры рабочих, там были созданы профсоюзы, сначала на отдельных предприятиях, а затем и профсоюзные объединения — городские, уездные и провин­циальные. В деятельности этих организаций нередко проявлял­ся анархо-синдикалистский уклон. Под видом защиты интере­сов (Пролетариата они требовали лишь повышения заработной платы и максимального улучшения условий труда рабочих независимо от возможностей производства.
    В, докладе Мао Цзэ-дуна от 25 декабря 1947 г. «Текущий момент и наши задачи», а также в ряде других партийных документов была вскрыта вредность анархо-синдикалистского уклона для дела демократического строительства и намечены меры к его устранению.
    15    «Дунбэй жибао», 1949, 19 августа.
    16    Лю Шао-ци, Речь на торжественном заседании пекинского актива, посвященном празднику трудящихся 1-го мая (29 апреля 1950 г.). Пекин.
    1950,    стр. 11.
    17    Синь Жэ»ь, Земельная реформа и-индустриализация Китая («На­родный Китай», № 6), стр. 6.
    1 августа 1948 г. на территории освобожденного района Северо-Востока в Харбине был созван VI Всекитайский съезд профсоюзов. В нем также приняли участие делегаты гоминда­новских районов. Съезд обсудил важнейшие вопросы рабочего движения в Китае и восстановил Всекитайскую федерацию профсоюзов. Он призвал рабочих освобожденных районов все­мерно развивать производство.
    Ведущую роль в производстве освобожденных районов играл государственный сектор экономики. Он был создан глав­ным образом за счет национализации предприятий японских капиталистов и национальных предателей. В результате органы народной власти освобожденных районов взяли в свои руки банки, железные дороги, средства связи, шахты, рудники, все крупные фабрики и заводы.
    Партия всегда воспитывала рабочих государственных пред­приятий в духе хозяйского отношения к делу, направляла их активность на повышение производительности труда, развитие соревнования и т. д. Рабочие широко привлекались к участию в управлении предприятиями. Для этой цели на всех госу­дарственных и смешанных (государственно-частных) пред­приятиях были организованы комитеты по управлению с участием представителей рабочих, избранных общими собра­ниями.
    Все эти мероприятия компартии позволили в сравнительно короткий срок повысить политическую сознательность и про­изводственную активность пролетариата и на этой основе до­биться значительных успехов в восстановлении промышлен­ности.
    Особенно большие успехи были достигнуты в Северо-Вос­точном Китае. К началу 1948 г. здесь было восстановлено и введено в эксплуатацию 6800 км железных дорог, две трети электростанций18. В 1947 г. добыча угля составила в северной части Северо-Востока 3 млн., в южной части —400 тыс. г1®. Успешно шло восстановление предприятий легкой и пищевой промышленности.
    Государство предоставило значительные кредиты на раз­витие промышленности Северо-Востока. Размер их на 1948 г. составлял 3,5 млрд. юаней, из которых 2,5 млрд. получила го­сударственная промышленность и 1 млрд.— кооперативная и частная20. Число промышленных и торговых предприятий в городах непрерывно увеличивалось. В Харбине, например, в
    1948    г. насчитывалось уже 16 235 предприятий, в Аньдуне — 4255 «.
    18    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение..., стр. 517.
    •9 Там же.
    20    Там же.
    21    Там же.
    В других освобожденных районах, где крупные промышлен­ные центры находились еще в руках гоминдановских войск, широкое развитие получило ремесленное производство. Основ­ной промышленной базой демократического Китая в этот пе­риод продолжал оставаться Северо-Восток.
    Укрепление централизованного партийного руководства, усиление ведущей роли рабочего класса в революции, успеш­ное осуществление аграрной реформы подготовили необходи­мые условия для решительного наступления демократических сил страны против гоминдановской реакции.
    Кризис гоминдановского режима
    Усиление колониального закабаления Китая американ­ским империализмом. В условиях неумолимо приближающе­гося краха реакционного гоминдановского режима импери­алисты США прилагали огромные усилия для спасения клики Чан Кай-ши от разгрома. В августе 1947 г. США направили в Китай специальную миссию во главе с генералом Ведемейе- ром, перед которой была поставлена задача разработать про­грамму усиления американской помощи гоминдановскому правительству на условиях полного его подчинения правя­щим кругам США.
    Ведемейер выдвинул обширную программу военного и эко­номического контроля США в Китае, которая должна была осуществляться через американских советников. С этой целью в сентябре 1947 г. миссия была реорганизована в Объединен­ную группу военных советников США в Китае. В декабре
    1947    г. по предложению Ведемейера численность миссии была увеличена с 1000 до 5600 человек. В составе ее были созданы группы, ведавшие сухопутными, военно-морскими и военно-воз­душными силами, а также объединенный консультативный штаб22. Высшие чины миссии были фактическими руководите­лями отделов гоминдановского министерства обороны 23.
    Правительство США дало обязательство Чан Кай-ши снаб­дить американским оружием и обучить 12 пехотных дивизий,. 12 артиллерийских дивизионов, выделить 500 боевых самоле­тов и предоставить заем в 2 млрд. ам. долл.24
    В обмен на эту помощь Ведемейер потребовал от гомин­дановского правительства выполнения всех китайско-американ­ских договоров, согласия Китая на долгосрочную аренду Со­
    22    «United States relations with China*, Washington, 1949, p. 340—351; Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение..., стр. 451.
    23    Ван Хуэй-дэ, Юй Гуан-юань, Хрестоматия по истории китайской революции, Чанчунь, 1949, стр. 56—57 (к).
    24    «Известии», 1947, 26 августа; «Литературная газета», 1948, 3 ян­варя.
    единенными Штатами острова Тайвань и предоставления аме­риканцам права на постройку военных баз на Тайване, в Цин* дао, Чэнду, Сиани, Урумчи и других районах25. В июне — ав­густе 1947 г. чанкайшистское правительство удовлетворило требования США. Заключенные в 1947—1948 гг. китайско- американские военные соглашения (о пребывании американ­ских войск в Китае от 8 сентября 1947 г., о военно-морском флоте от 8 декабря 1947 г. и др.) продлевали срок пребыва­ния американских войск в Китае и усиливали военный конт­роль Соединенных Штатов в гоминдановских районах.
    В это время были заключены также соглашения, факти­чески поставившие под американский контроль всю экономи­ку гоминдановского Китая (о помощи США Китаю от 27 ок­тября 1947 г., об экономической помощи от 3 июля 1948 г., о создании китайско-американской объединенной комиссии по реконструкции деревни от 5 августа 1948 г. и др.26).
    Американские монополии получили широкий доступ к стратегическим ресурсам Китая на весьма выгодных для них условиях. После того как Чан Кай-ши во время переговоров с Ведемейером в июле — августе 1947 г. предоставил импе­риалистам США право на капиталовложения в Южном, Юго- Западном Китае и на острове Тайвань, гоминдановские вла­сти начали распродавать американским монополиям естест­венные богатства этих районов. Уже в августе 1947 г. амери­канская фирма «Прини энд К0» подписала с Сун Цзы-вэнем соглашение о монопольной эксплуатации ресурсов Гуандуна, Гуанси и Хунани27. В октябре 1947 г. американский миллиар­дер Рокфеллер заключил с Сун Цзы-вэнем соглашение о до­быче и изыскании полезных ископаемых, в частности место­рождений нефти в этих провинциях 28
    Фактически гоминдановским Китаем правил не «прези­дент» Чан Кай-ши, а триумвират американских представите­лей: посол США Стюарт, начальник военной миссии США генерал Барр (сменивший на этом посту в январе 1948 г. Ве- демейера) и глава Администрации экономического сотрудни­чества Лафам.
    Окончательно подчинить политику чанкайшистского пра­вительства интересам американского империализма было не столь уж трудной задачей для дипломатии Соединенных Шта­тов. Гораздо труднее было убедить китайский народ в том, что агрессивная политика США является благом для Китая. Вот почему американский империализм после второй миро­
    25    «Известия», 1947, 12, 19. 26 августа.
    26    См.: «United States treaties and other International acts series», Washington, 1947 (№ 1674, 1837, 1848).
    27    Цин«ъ Бэнь-ли, История экономической агрессии американского им­периализма в Китае, М., 1951, стр. 98.
    ?в Там же, стр. 98—99.
    вой войны значительно расширил масштабы своей идеологи­ческой агрессии в Китае. Деятельность американских рели­гиозных миссий, учебных заведений, прессы, радио, кино и т. д. была направлена на то, чтобы оклеветать демократи­ческие силы Китая, внушить китайцам мысль о превосходстве «американского образа жизни», о необычайной мощи США.
    Однако щедрые затраты американских империалистов на политическую и идеологическую пропаганду не оправдали себя. Китайский народ в период третьей гражданской войны окончательно убедился в том, что американский империализм и его агентура — гоминдановская реакция — являются глав­ными врагами свободы и независимости страны.
    Экономическая разруха в гоминдановских районах. В 1947—1948 гг. экономика гоминдановских районов пришла в состояние полной разрухи. Проявлениями ее были катастро­фический рост инфляции, упадок сельскохозяйственного про­изводства, расстройство национальной промышленности и огромный дефицит внешней торговли.
    В результате безудержной инфляции чанкайшистское пра­вительство к 1949 г. оказалось на пороге финансового краха. Денежная масса в обращении увеличилась с 70 триллионов юаней в первом полугодии 1948 г. до 135 триллионов в нача­ле второго полугодия29. Следствием инфляции явился даль­нейший росг цен на все товары, снижение жизненного уровня трудящихся, усиление эксплуатации в городе и деревне.
    В тяжелом положении оказалась национальная промыш­ленность. В 1947 г. в Нанкине закрылось 500 предприятий, в Тяньцзине — 70. В Циндао прекратили работу 50% предприя­тий, в Гуанчжоу — 30%. В основном промышленном центре страны — Шанхае — работало лишь 582 предприятия против 5418 довоенных30. Даже в текстильной промышленности, ко­торая находилась в сравнительно лучшем положении, без­действовало более 60%) ткацких станков. Пришла в упадок промышленность западных провинций, созданная в годы вой­ны, Северного Китая и южных провинций Северо-Востока. Число действующих предприятий составляло не более 10— 15% довоенного31. В 1948 г. национальная промышленность оказалась перед новой угрозой: в результате американской политики восстановления экономической мощи Японии возоб­новился демпинг дешевых японских товаров, которые стали наводнять китайский рынок.
    Сельское хозяйство гоминдановского Китая также пережи­вало острый кризис. Тяжелые налоги, поборы и реквизиции чанкайшистских властей разоряли крестьянство. В результате
    29    Г. В. Астафьев, Интервенция США в Китае и ее поражение..., стр. 518.
    30    Там же, стр. 519.
    31    Там же, стр. 520.
    происходило быстрое сокращение посевной площади и сни­жение урожайности. В 1947 г. урожай пшеницы составил 21,5 млн. г, или 75% довоенного уровня, риса — 48,3 млн. г, или 70% довоенного уровня32.
    В гоминдановских районах не хватало продовольствия. В 1948 г. 50% риса, необходимого для снабжения Шанхая, Гуанчжоу, Тяньцзиня и других крупнейших городов Китая, было ввезено из США 33.
    Резкое снижение жизненного уровня рабочих, ремесленни­ков, интеллигенции и служащих гоминдановских районов усилило их недовольство реакционным режимом.
    Несмотря на жесточайший военно-полицейский террор и приказы «стрелять и убивать», 1948 год ознаменовался но­вым подъемом стачечной борьбы рабочих, студентов и слу­жащих в городе и крестьянских восстаний в деревне. Только за три дня февраля 1948 г. в Шанхае произошли стачки ше­сти тысяч текстильщиков, крупная демонстрация служащих ресторанов и забастовка студентов34. В июне — июле 1948 г. в связи с ростом цен начались крупные забастовки во многих городах от Пекина на севере до Гуанчжоу на юге. Одновре­менно по всему гоминдановскому Китаю прошла волна ри­совых бунтов, во время которых были разгромлены тысячи лавок и магазинов.
    Крестьянские восстания в 1948 г. охватили десятки уез­дов в провинциях Гуандун, Гуанси, Гуйчжоу, Юньнань и Сы­чуань и привели к созданию в гоминдановском тылу новых освобожденных районов.
    Экономический крах и вызванная им опасность открытого народного возмущения заставили чанкайшистское правитель­ство объявить 19 августа 1948 г. о проведении денежной ре­формы. Вместо окончательно обесценившегося бумажного юаня были выпущены в обращение новые денежные знаки — «цзиньпяо», или «золотые билеты». Хотя гоминдановская клика заявила, что «цзиньпяо» обеспечены соответствующим золотым и валютным покрытием, свободный обмен их на зо­лото и валюту не производился. Более того, правительство объявило конфискацию золота и валюты, принадлежащих частным лицам, что свидетельствовало лишь о намерении принудительным путем создать такое обеспечение. Естест­венно, «золотые билеты» не пользовались доверием со сторо­ны населения. Китайская буржуазия усилила вывоз капита­лов в Сянган. Одновременно китайские предприниматели стали перевозить в Сянган и на Тайвань товары, сырье и це­лые предприятия. Так, по данным печати, с марта по август
    32    Там же.
    33    Там же.    •
    34    Там же, стр. 521.
    1948    г. на юг было переправлено 130 предприятий из Шанхая, Ханькоу и провинции Юньнань. На Тайвань было перебро­шено 40 предприятий из Циндао35-
    Резкое усиление вывоза капитала было следствием хищ­нической политики китайских монополий, игнорирующих на­циональные экономические интересы страны и препятствую­щих ее промышленному развитию. Кроме того, оно являлось показателем недоверия китайской буржуазии к реакционному гоминдановскому режиму.
    Образование единого фронта под руководством компартии в масштабе всей страны. Вплоть до второй половины 1947 г. среди национальной буржуазии и связанной с нею верхушки мелкобуржуазной интеллигенции гоминдановских районов еще были довольно сильны идеи «третьего пути», надежды на возможность установления в Китае буржуазного режима. Сторонники этих идей .выступали против политики компартии и ее программы народной демократии и еще продолжали пи­тать реакционные и вредные иллюзии, что США помогут Ки­таю стать независимым буржуазным государством. Но мно­гие представители промежуточных^ слоев к этому времени уже поняли беспочвенность своих иллюзий, убедились в лжи­вом характере политических маневров гоминдана и американ­ского империализма и в полной мере почувствовали на себе как экономические, так и политические последствия их гос­подства.
    Промышленные и торговые предприятия национальной буржуазии, не выдерживая гнета бюрократического капитала и конкуренции американских товаров, закрывались, мелкие и средние капиталисты разорялись, многие из них вынужде­ны были эмигрировать. Чанкайшистская полиция преследо­вала политические партии и группы национальной буржуа­зии, выступающие против реакционного гоминдановского ре­жима и экспансии американского империализма. В то же время переход Народно-освободительной армии в насту­пление и подъем в гоминдановском тылу народного движе­ния, руководимого коммунистами, показали национальной буржуазии, что рабочие, крестьяне, мелкая буржуазия безого­ворочно идут за коммунистической партией и под ее руко­водством способны вооруженным путем свергнуть гоминда­новский режим.
    Политика КПК в отношении национальной буржуазии и практические мероприятия, направленные к защите ее закон­ных прав, убеждали буржуазию, что она располагает в осво­божденных районах большими выгодами, тогда как на тер­ритории, контролируемой гоминданом, ее подавляют амери­канские монополии и бюрократический капитал.
    Бее это обусловило коренное изменение позиций нацио­нальной буржуазии и верхушки мелкобуржуазной интелли­генции. В конце 1947 г. они начали кампанию за вступление в единый фронт, руководимый Коммунистической партией Китая, для совместной борьбы с гоминдановским режимом и американской интервенцией.
    В конце 1947 г. произошел раскол в гоминдане в резуль­тате роста оппозиционных настроений среди рядовых членов и некоторых видных деятелей партии. Входившие в состав гоминдана представители национальной буржуазии, мелкой буржуазии и интеллигенции, которые были недовольны ре­акционной политикой Чан Кай-ши, создали свою организа­цию— Революционный комитет гоминдана.
    В декларации, опубликованной съездом Революционного комитета гоминдана, созванным в декабре 1947 г. в Сянгане, основной упор был сделан на свержение реакционной дикта­туры Чан Кай-ши, борьбу против агрессии американского им­периализма и объединение с КПК и демократическими пар­тиями.
    Пленум Центрального правления Демократической лиги, проходивший в Сянгане в январе 1948 г., опубликовал декла­рацию, выражающую решимость продолжать борьбу за мир­ный, независимый и объединенный Китай, крепить сотрудни­чество с коммунистической партией и демократическими си­лами страны 36-
    Ассоциация демократического строительства государства, выражавшая интересы торгово-промышленных и финансовых кругов, стала вести более активную, чем в прошлом, борьбу против правительства Чан Кай-ши 37-
    Все это свидетельствовало о том, что процесс формирова ния единого национального фронта под руководством компар­тии идет успешно.
    Учитывая, что предпосылки образования единого фронта в общенациональном масштабе уже созрели, Центральный Комитет КПК выдвинул предложение созвать новую Полити­ческую консультативную конференцию без участия реакцион­ной гоминдановской клики и ее пособников. Это предложе­ние встретило поддержку подавляющей части китайского на­рода, в том числе промежуточных слоев — национальной бур­жуазии и верхушки мелкобуржуазной интеллигенции.
    5 мая 1948 г. политические партии и группы, представляв­шие интересы промежуточных сил (Революционный комитет гоминдана, Демократическая лига, Ассоциация содействия демократии Китая, партия Чжигундан, Крестьянская и рабо­
    36    Ляо Гай-лун, Краткая история освободительной войны    китайского народа, стр. 77 (к); справочник «Жэньминь шоуцэ», 1952, стр.    239 (к).
    37    Ляо Гай-лун, Краткая история освободительной войны    китайского народа, стр. 77 (к).
    чая демократическая партия Китая, Китайское -народное об­щество спасения государства, Ассоциация содействия демо­кратии в гоминдане, Ассоциация последователей трех народ­ных принципов и т. д.), а также беспартийные демократиче­ские деятели направили Коммунистической партии Китая те­леграмму, адресованную и всему китайскому народу, в кото­рой выражали согласие с предложением КПК созвать новую Политическую консультативную конференцию.
    Представители демократических партий и беспартийные демократические деятели стали прибывать на территорию ос­вобожденных районов для переговоров о созыве новой ПКК и программы ее работы. В связи с войной, а также попыт­кой гоминдановской реакции и американского империализма с помощью новых «мирных» маневров сорвать или затруднить создание единого фронта переговоры заняли около года. Однако они завершились созданием Подготовительного комитета по созыву новой ПКК, что по существу означало оформление единого народно-демократического фронта. Но до созыва ПКК демократическим силам китайского народа нужно было еще завершить военной и политический разгром реакции и овладеть политической властью на большей части территории страны. Эта историческая задача была выполнена в 1949 г.
    ПОБЕДА НАРОДНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В КИТАЕ (сентябрь 1948 —октябрь 1949) Разгром главных сил гоминдановской армии
    Решающие сражения третьей гражданской войны. Победо­носное наступление Народно-освободительной армии, успеш­ное проведение демократических преобразований и укрепле­ние народной власти в освобожденных районах, расширение единого демократического фронта создали необходимые ма­териальные и политические предпосылки для победы револю­ции в Китае. Чтобы довести народно-демократическую рево­люцию до конца, необходимо было разгромить все реакцион­ные гоминдановские войска и очистить от них страну.
    Выполняя эту задачу, НОА осенью 1948 г. начала второй этап стратегического наступления. К этому времени числен­ность народных вооруженных сил составляла 2800 тыс. чело­век1. НОА добилась превосходства над противником в ар­тиллерии, овладела тактикой штурма сильно укрепленных стратегических пунктов. Выросли боевой дух, выучка, поли­тическая сознательность народных воинов.
    Численность чанкайшистской армии в то время была до­вольно внушительной — 3600 тыс. человек. Однако на фронте гоминдановцы могли сосредоточить всего 1700 тыс. солдат2, так как им приходилось оставлять значительные силы в тылу для «поддержания порядка».
    Решающие сражения третьей гражданской революционной войны начались в сентябре — октябре 1948 г.
    12 сентября части НОА под командованием Линь Бяо на­чали 52-дневное Ляоси-Шэньянское наступление, направлен­ное на ликвидацию гоминдановских войск в Северо-Восточ-
    1    «Третья гражданская революциоюная воина в Китае», М., 1957, стр. 63.
    2    Там же, стр. 63, 64.
    ном Китае. 15 октября 1948 г. Народно-освободительная ар­мия заняла г. Цзиньчжоу — важный стратегический пункт на границе Северо-Восточного и Северного Китая. С взятием Цзиньчжоу северо-восточная группировка гоминдановских войск была полностью окружена. 17 октября часть чанчунь­ского гарнизона (26 тыс. человек) во главе с командующим Цзэн Цзэ-шэном перешла на сторону НОА. Гарнизон Шэнь­яна (101 тыс. человек) по приказанию Чан Кай-ши, прибыв­шего в Пекин, чтобы руководить действиями северо-восточной группировки, пытался прорваться в Северный Китай, но
    28    октября в районе Дахушань был окружен народными вой­сками и разгромлен. 87-тысячная армия во главе с главно­командующим была взята в плен. К 2 ноября 1948 г. бойцы НОА очистили от остатков гоминдановских войск Шэньян. Освобождение Северо-Восточного Китая было завершено, при этом народные войска уничтожили лучшие силы гоминданов­ской армии численностью 472 тыс. человек3.
    24 сентября 1948 г. Народно-освободительная армия Вос­точного Китая овладела важным опорным пунктом гоминда­новцев в Северном Китае — г. Цзинань.
    Взятие Цзинаня открыло п'уть для наступления на сюй- чжоускую группировку чанкайшистской армии под командо­ванием Ду Юй-мина. Эта операция, известная под названием Хуайхайской битвы, была проведена 2 и 3-й полевыми армия­ми. Она началась 7 ноября 1948 г. К 10 января 1949 г. сюй- чжоуская группировка была полностью уничтожена. За два месяца Хуайхайской битвы Народно-освободительная армия разгромила 56 гоминдановских дивизий численностью 555 тыс. человек и вышла к берегам Янцзы 4. Остатки чанкайшист­ских войск, действовавших в Восточном Китае и на Централь­ной равнине, в панике бежали на южный берег Янцзы.
    5 декабря 1948 г. 4-я полевая армия и армейская группа Северного Китая начали освобождение района Пекин — Тянь­цзинь— Чжанцзякоу. К 21 декабря северокитайская группа чанкайшистских войск была расчленена и блокирован-а в Тяньцзине, Пекине, Синьбаоане, Чжанцзякоу. 22 декабря НОА взяла Синьбаоань, 24 декабря — Чжанцзякоу. Гоминда­новским войскам, окруженным в Тяньцзине и Пекине, пред­ложили заключить соглашение о мирном освобождении этих городов. Командующий тяньцзиньским гарнизоном отказался принять эти условия. 14 января 1949 г. Народно-освободи­тельная армия после ожесточенного 29-чаоовойэ боя взяла Тяньцзинь, уничтожив 130-тысячный гарнизон гоминдановских войск. Это оказало решающее влияние на переговоры с ко­мандующим гоминдановскими войсками в Северном Китае ге­
    3    Там же, стр. 66.
    4    Там же, стр. 68.
    нералом Фу Цзо-и. 31 января 1949 г. было подписано согла­шение о мирном освобождении города. Пекинский гарнизон, состоявший из 26 дивизий, сдал оружие. С капитуляцией Пе­кина НОА завершила освобождение Северного Китая, раз­громив при этом 50 гоминдановских дивизий (521 тыс. че­ловек) 5.
    В результате наступления Народно-освободительной ар­мии в Северо-Восточном, Северном и Восточном Китае были уничтожены главные силы чанкайшистских войск, что приве­ло к коренному изменению количественного соотношения сил сторон.
    «Мирные» маневры гоминдановской реакции. Тяжелые поражения гоминдановской армии углубили экономический и политический кризис в лагере реакции. В чанкайшистских войсках, правительственном и партийном аппаратах усили­лись пораженческие настроения. Некоторые местные гомин­дановские милитаристы, еще надеявшиеся сохранить свое гос­подство в Южном и Западном Китае, стремились к мирному соглашению с компартией, чтобы приостановить победонос­ное шествие Народно-освободительной армии.
    В декабре 1948 г. лидеры гуансийской клики Ли Цзун- жэнь и Бай Чун-си потребовали от Чан Кай-ши прекращения гражданской войны и возобновления мирных переговоров с КПК- Это требование было поддержано американским пос­лом Стюартом, выдвигавшим Ли Цзун-жэня в качестве пре­емника окончательно скомпрометировавшего себя Чан Кай- ши. Последний, боясь, что конкуренты смогут использовать в своих целях пораженческие настроения в рядах гомин­дана, решил вновь прибегнуть к тактике «мирных» пере­говоров.
    1 января 1949 г. Чан Кай-ши в новогодней речи по радио высказал желание начать переговоры с КПК при условии со­хранения в неприкосновенности гоминдановского строя, кон­ституции 1946 г. и гоминдановских войск. Эти условия были рассчитаны на то, чтобы спасти остатки сил чанкайшистского правительства, получить передышку и затем возобновить войну. Но этому плану не суждено было осуществиться. Ком­мунистическая партия своевременно разоблачила и сорвала новый заговор реакции против китайского народа.
    Еще 25 декабря 1948 г. компартия опубликовала список главных военных преступников и врагов китайского народа, в числе которых были указаны Чан Кай-ши, Сун Цзы-вэнь, Кун Сян-си, братья Чэнь, Чэнь Чэн, Чжан Цюнь, Хэ Ин- цинь, Гу Чжу-тун, Ли Цзун-жэнь, Бай Чун-си и др. Опубли­кование этого списка означало, что коммунисты не намерены идти на компромисс с реакционной верхушкой гоминдана.
    5    Там же, стр. 69.
    В ответ на новогоднее «мирное» обращение Чан Кай-ши Мао Цзэ-дун 14 января 1949 г. выступил с заявлением, в ко­тором выдвинул восемь условий мирного соглашения: 1) на­казание военных преступников; 2) отмена фиктивной консти­туции; 3) упразднение гоминдановских законов; 4) преобра­зование гоминдановской армии в соответствии с демократи­ческими принципами; 5) конфискация бюрократического ка­питала; 6) проведение аграрной реформы; 7) аннулирование предательских договоров; 8) созыв Политической консульта­тивной конференции без реакционных элементов для созда­ния демократического коалиционного правительства и переда­чи ему всей политической власти в стране6.
    Заявление Мао Цзэ-дуна, опубликованное в момент, когда Народно-освободительная армия вышла на северный берег Янцзы в районе Нанкина, вызвало панику в гоминдановском лагере. Чан Кай-ши решил прибегнуть к новому политическо­му трюку. 21 января он объявил о своей отставке и передаче обязанностей президента Ли Цзун-жэню, который изъявил готовность начать переговоры на основе восьми условий, предложенных коммунистической партией.
    Уход Чан Кай-ши в отставку был фикцией. Он сохранял в своих руках руководство партией и командование армией, по-прежнему распоряжался всеми финансовыми ресурсами. Чан Кай-ши проводил усиленную подготовку к продолже­нию войны. Валютные ценности и военные запасы были пе­реброшены на Тайвань, высшие партийные и правительствен­ные органы гоминдана эвакуированы в Гуанчжоу. На Тайва­не и в Южном Китае в спешном порядке переобучались и перевооружались уцелевшие гоминдановские части, проводи­лась принудительная мобилизация населения. США усилили помощь Чан Кай-ши оружием и военными материалами.
    Коммунистическая партия Китая считала, что в сложив­шихся условиях главной формой борьбы против гоминданов­ской реакции должны быть наступательные боевые действия Народно-освободительной армии, которые закончатся полным разгромом вооруженных сил Чан Кай-ши. Но, стремясь из­бавить народ от ненужных жертв, компартия приняла пред­ложение Ли Цзун-жэня, согласившегося вести мирные пере­говоры на основе восьми требований Мао Цзэ-дуна. Начало переговоров было намечено на 1 апреля 1949 г. В указанный день в Пекин прибыла делегация гоминдана, возглавляемая Чжан Чжи-чжуном. В состав делегации коммунистической партии вошли Чжоу Энь-лай (глава делегации), Линь Бо- цзюй, Линь Бяо, Е Цзянь-ин, Ли Вэй-хань. В ходе перегово­ров, продолжавшихся 15 дней, был выработан «Окончатель­но исправленный проект соглашения о внутреннем мире»,.
    который предусматривал ряд конкретных мер по выполнению восьми условий, выдвинутых Мао Цзэ-дуном.
    Проект соглашения открывал возможность для мирного разрешения вопроса о создании демократической власти. Но реакционная верхушка гоминдана в действительности не со­биралась уступать власть мирным путем: правительство Ли Цзун-жэня отказалось подписать соглашение. Отказ от мир­ного соглашения полностью разоблачил лицемерную игру гоминдановских реакционеров, показал, что мирные перегово­ры явились для них лишь попыткой задержать продвижение Народно-освободительной ?рмии, получить передышку и за­тем предпринять новые усилия для борьбы с революцией.
    Переговоры привели к окончательной изоляции чанкай­шистской клики. Гоминдановская делегация во главе с Чжан Чжи-чжуном отказалась вернуться в Нанкин и осталась в Пекине. Бывший командующий чанкайшистскими войсками в Северном Китае Фу Цзо-и, председатель провинциального правительства Хунани Чэн Цянь и другие видные деятели го­миндана выступили с осуждением политики Чан Кай-ши и заявили о своем желании принять участие в строительстве народной демократии.
    Все это свидетельствовало о том, что в соотношении клас­совых сил в Китае произошли новые сдвиги: последние пред­ставители промежуточных групп покидали гоминдан и заяв­ляли о поддержке КПК-
    Подготовка Коммунистической партии Китая к окончательному разгрому гоминдановской реакции
    Второй пленум Центрального Комитета Коммунистиче­ской партии Китая. В марте 1949 г. в Шицзячжуане состоялся второй пленум ЦК КПК седьмого созыва, принявший реше­ния огромной исторической важности. Пленум проходил в об­становке, когда Народно-освободительная армия громила основные силы чанкайшистской реакции и стремительно про­двигалась вглубь гоминдановских районов, освобождая об­ширные сельские территории и крупные промышленные цент­ры. Приближался день окончательного разгрома чанкайшнст- ской клики- Перед коммунистической партией встали вопро­сы, связанные с завершением народно-освободительной войны и определением политической линии после победы народной революции-
    В течение 22 лет (с 1927 г.) КПК сосредоточивала основ­ные усилия на создании и расширении революционных опор­ных баз в деревне, стремясь накопить здесь силы для завое­вания городов- История доказала правильность этого курса, руководствуясь которым партия привела китайский народ к
    великим победам в третьей гражданской революционной вой­не. К началу 1949 г. обстановка значительно изменилась. Освобождение народной армией крупнейших промышленных центров страны дало возможность коммунистической партии осуществлять руководство революционной борьбой, опираясь на города, на рабочий класс. Исходя из этого, второй пле­нум ЦК КПК принял решение о переносе центра тяжести ра­боты партии из деревни в город.
    В предвидении близкой победы народно-демократической революции второй пленум ЦК КПК определил важнейшие задачи экономического и государственного строительства в масштабе всей страны.
    Пленум подчеркнул, что образование государственного сектора народного хозяйства за счет конфискации предприя­тий империалистов и бюрократического капитала будет озна­чать передачу в руки народного государства основных жиз­ненных артерий экономики страны. Государственный сектор, социалистический по своему характеру, будет играть веду­щую роль в народном хозяйстве Китая. Однако наличие одно­го только государственного сектора при отсутствии коопери­рования крестьянского хозяйства не даст возможности осу­ществить переход от новодемократического государства к социалистическому. Поэтому пленум принял решение разви­вать все виды производственной, потребительской и кредит­ной кооперации, чтобы направить развитие распыленного ин­дивидуального крестьянского хозяйства по пути коллективи- заци и.
    Пленум также указал, что для быстрейшего восстановле­ния народного хозяйства и ликвидации промышленной отста­лости страны необходимо будет в течение длительного вре­мени после победы революции использовать активность част­ного капитала в городе и деревне, однако в отношении капи­талистических элементов должна проводиться политика «ис­пользования, ограничения и преобразования».
    Политика ограничения частного капитала неизбежно - вы­зовет сопротивление буржуазии- После победы народной ре­волюции в Китае еще останутся два основных противоречия- Первое — это внутреннее противоречие, т. е. противоречие между пролетариатом и буржуазией. Второе — внешнее про­тиворечие, т. е. противоречие между Китаем и империалисти­ческими государствами. Исходя из этого, пленум подчеркнул, что после победы революции необходимо будет всемерно укреплять государственный строй народной республики, руко­водимой пролетариатом-
    Пленум определил также, что государственная власть в освобожденном и объединенном Китае будет представлять собой демократическую диктатуру народа, возглавляемую ра­бочим классом и основанную на союзе рабочих и крестьян.
    В связи с этим перед партией встает задача — теснее объ­единить вокруг пролетариата представителей мелкой и на­циональной буржуазии, интеллигенцию, политические партии и группы, которые могут сотрудничать с коммунистической партией, и совместными усилиями свергнуть силы реакции и империализма и построить новый демократический Китай.
    Установление демократической диктатуры народа, утвер­ждение ведущих позиций государственного сектора экономи­ки во всем народном хозяйстве создавали условия для успеш­ного руководства партии в деле «быстрейшего восстановле­ния и развития производства, сопротивления империализму, в деле постепенного и неуклонного превращения Китая из страны аграрной в страну индустриальную, из страны ново­демократической в страну социалистическую». Таким обра­зом, второй пленум ЦК КПК сформулировал основные прин­ципы перехода Китая к социализму7.
    Строительство народной власти на освобожденной терри­тории. Перенос центра тяжести работы КПК в город, подго­товка к созданию централизованной народной власти поста­вили перед коммунистической партией задачу усиления госу­дарственного строительства в старых и новых освобожден­ных районах-
    В старых освобожденных районах (Северо-Восточный и Северный Китай), где военные действия были уже закончены, аграрная реформа проведена и население достаточно орга­низовано, осенью 1948 — весной 1949 г. прошли выборы уездных и районных конференций народных представителей. Они проводились на основе всеобщего, равного, прямого из­бирательного права при тайном голосовании. Право участво­вать в выборах было предоставлено всем гражданам, достиг­шим 18 лет, за исключением умалишенных, осужденных су­дом с лишением избирательных прав, контрреволюционеров8.
    В органы народно-демократической власти избирались проверенные в борьбе коммунисты, кадровые работники, ак­тивисты из числа бедняков и середняков. Например, в 38 уездах провинций Хэйлунцзян и Сунцзян из 118 706 депу­татов сельских конференций народных представителей батра­ки составляли 41,9%, бедняки — 41,4, середняки—14,6, про­чие—2,1 % 9.
    После выборов сельских и уездных конференций в старых освобожденных районах были созваны также городские и провинциальные конференции народных представителей, ко­торые избрали городские и провинциальные народные пра­вительственные советы.
    7    Мяо Чу-хуан, Краткая история Коммунистической партии Китая, М., 1958. стр. 247.
    8    «Демократическое строительство», Цзямусы, 1949, стр. 16—17 (к).
    9    «Дунбэй жибао», 1949, 11 августа.
    Успешно шло создание централизованных органов власти освобожденных районов. Еще ib августе 1948 г. состоялась первая сессия конференции народных представителей Север­ного Китая, которая избрала Народный правительственный совет Северного Китая во главе с членом политбюро ЦК КПК Дун Би-у ,0. В начале марта 1949 г. на чрезвычайной конфе­ренции народных представителей Центральной равнины был избран Временный народный правительственный совет Цен­тральной равнины во главе с членом ЦК КПК Дэн Цзы- хуэем п. В августе 1949 г. состоялась конференция народных представителей Северо-Восточного Китая, на которой был избран Народный правительственный совет Северо-Восточ­ного Китая ,2.
    В новых освобожденных районах в отличие от старых строительство народной власти происходило в условиях воен­ного контроля, осуществляемого Народно-освободительной армией. Военный контроль вводился для того, чтобы сломать реакционную гоминдановскую государственную машину, по­давить контрреволюционную деятельность, установить рево­люционный порядок, помочь йаселению организоваться и создать органы народной власти 13. Он осуществлялся военно­контрольными комитетами, назначавшимися Народно-рево­люционным военным комитетом Китая и его политическими органами из представителей командования, местных органи­заций коммунистической и демократических партий, общест­венных организаций, торгово-промышленных кругов, деятелей культуры и т. д.
    Будучи органами демократической диктатуры народа, военно-контрольные комитеты опирались на широкие массы трудящихся и в первую очередь на рабочий класс.
    Одной из наиболее важных сторон деятельности военно­контрольных комитетов явилась подготовка и проведение конференций представителей всех слоев населения. Они пред­ставляли собой переходную форму к конференциям народных представителей, созываемых на основе всеобщих выборов. Конференции представителей всех слоев населения начали создаваться в начале 1949 г. Различные демократические партии, общественные организации, учреждения и т. д. вы­двигали своих кандидатов, консультировались с военно-кон­трольными органами. Все кандидатуры утверждались военно­контрольными комитетами.
    Конференции представителей всех слоев населения обла­дали совещательными функциями. Они заслушивали докла­
    10    «Правда», 194в, 5 сентября.
    11    «Дунбэй жибао», 1949, 14 мая.
    12    «Дунбэй жибао», 1949, 27 августа.
    13    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», М.,
    1952,    стр. 54.
    ды о работе местных правительственных органов, вносили свои предложения, приобщая таким путем народные массы к участию в управлении государством и подготавливая усло­вия для передачи всей власти конференциям народных пред­ставителей. Они играли важную роль также как местные ор­ганизации единого фронта.
    Важнейшей составной частью государственного строитель­ства в освобожденных районах было развитие массовых на­родных организаций. С августа 1948 по июнь 1949 г. под ру­ководством коммунистической партии были созданы: Всеки­тайская федерация профсоюзов, Всекитайская демократиче­ская федерация женщин, Всекитайская федерация студентов, Новодемократический союз молодежи Китая, Всекитайская федерация работников литературы и искусства и т. д. Все эти организации объединяли миллионы активных борцов за строительство нового Китая и являлись верной опорой ком­мунистической партии в борьбе за окончательную победу над реакцией.
    Восстановление и развитие экономики освобожденных районов. Восстановление и развитие народного хозяйства освобожденных районов определялось коммунистической пар­тией как «самая основная, самая важная задача для завое­вания победы в масштабе всей страны» 14.
    Аграрная реформа заложила прочную основу подъема сельскохозяйственного производства. Но крестьянство осво­божденных районов находилось еще в очень трудных усло­виях. За годы войны резко сократилось поголовье рабочего скота. В Шаньдуне, например, в 1949 г. оно составило всего 58% довоенного уровня15, в освобожденных районах в Тай- ханшане и центральной части Хэбэя — 50%*®, в провинции Жэхэ — 40% 17. Количество сельскохозяйственных орудий уменьшилось на 30% ,8. Кроме того, в 1949 г. освобожденные районы пострадали от засухи и наводнений. Чтобы поднять сельское хозяйство, коммунистическая партия организовала в деревне широкое движение за развитие производства.
    Для этого были созданы благоприятные условия: закреп­лено право крестьян на владение полученной землей; разре­шено использование наемной рабочей силы; трудящиеся слои крестьянства, не имевшие возможности обрабатывать землю своими силами, получили право сдавать ее в аренду; разре­
    14    «Вопросы сельскохозяйственного строительства», Пекии, 1949, стр. 12 (к).
    15    «Сборник документов по проверке экономики китайской деревни за два года», Пекин, 1952, стр. 226 (к).
    16    «Жэньминь жибао», 1948, 14 декабря.
    17    «Дунбэй жибао», 1950, 15 января.
    18    «Экономические успехи нового Китая за три года (1949—1952 гг.)», Пекин, 1953, стр. 52.
    шены частные кредитные операции. Это повышало трудовую активность крестьянства.
    Под руководством коммунистической партии развивались первичные формы кооперирования крестьян, помогавшие де­ревенской бедноте преодолевать трудности, связанные с не­хваткой рабочих рук, скота и сельскохозяйственных орудий. Нуждающиеся крестьяне получили от государства кредиты, семенные ссуды, льготы при сбыте продукции и закупке про­мышленных изделий. Был уменьшен сельскохозяйственный налог государству с 23% валового урожая в 1948 г. до 20% в 1949 г.19.
    В то время как в гоминдановском Китае сельское хозяй­ство переживало глубокий упадок, в освобожденных районах, несмотря на войну и стихийные бедствия, расширялись по­севные площади, росла урожайность.
    В 1949 г. сбор зерновых культур в целом по Китаю соста­вил 75% довоенного уровня, в том числе в новых освобожден­ных районах — 65%, а в старых — 85% 20.
    Благодаря восстановлению сельского хозяйства армия и города обеспечивались продовольствием, заводы и фабрики— сырьем, повышались жизненный уровень и покупательная способность крестьян, создавался стимул для восстановления и развития промышленности.
    Политика партии в отношении промышленности была определена вторым пленумом ЦК КПК: восстанавливать и развивать в первую очередь государственные предприятия, во вторую — современные частные предприятия, затем — мелкие предприятия кустарей21. Курс на преимущественное развитие государственного сектора обеспечивал создание важнейшей экономической предпосылки для развития Китая по социали­стическому пути после победы народной революции.
    Государственный сектор возник еще в 1927—1937 гг. и развивался в период антияпонской войны. Однако в то время он был еще слабым, так как основные высоты экономики Ки­тая находились в руках бюрократического капитала и ино­странных империалистов. Переход Народно-освободительной армии в стратегическое наступление создал условия для бы­строго роста государственного сектора. В 1948—1949 гг. НОА освободила многие крупные промышленные и торговые цент­ры и морские порты. В освобожденных городах всю собствен­ность «четырех семейств» и других главарей контрреволюции конфисковывали. Уже к середине 1949 г. подавляющая часть предприятий бюрократического капитала перешла в руки на­
    19    В. И. Глунин', Третья гражданская революционная война в Китае, М., 1958, стр. 175.
    20    «Объединить финансово-экономическую деятельность государства», Шанхай, 1950, стр. 79 (к).
    21    «Жэньминь жибао», 1949, 25 марта.
    родного государства, и государственный сектор занял господ­ствующее положение в экономике. В главном индустриальном районе Китая —на Северо-Востоке —к концу 1949 г. было национализировано уже шесть седьмых всех предприятий, т. е. по существу вся крупная промышленность22. В целом по Китаю общая стоимость продукции государственной промыш­ленности составила в 1949 г. 33,9% 23.
    В связи с восстановлением экономики освобожденных районов встал вопрос о регулировании взаимоотношений ме­жду государственным и частным секторами народного хозяй­ства.
    В условиях промышленной отсталости страны и жесточай­шей хозяйственной разрухи коммунистическая партия не мог­ла отказаться от использования частно-капиталистических предприятий, но она не могла допустить и неограниченного развития капиталистических элементов. Политика КПК в отношении частного капитала состояла в том, чтобы «огра­ничить капитализм, но не уничтожить его»24. Такой полити­кой коммунистическая партия стремилась обеспечить преиму­щественный рост государственного сектора, поставить дея­тельность частно-капиталистических предприятий под кон­троль государства, ограничивая их развитие теми рамками, которые выгодны народному хозяйству, максимально исполь­зовать частнокапиталистический сектор для нужд восста­новления и развития экономики страны, охранять интересы рабочих и служащих частных предприятий.
    Контроль органов народной власти наталкивался на со­противление национальной буржуазии. Буржуазия принима­ла руководство коммунистической партией и поддерживала ее политику в борьбе против империализма, бюрократического капитала и феодализма. Однако она всеми силами старалась избавиться от ограничений.
    Важнейшими средствами использования и ограничения частного капитала были рабочий контроль, распределение сырья и государственных заказов частным предприятиям, скупка их продукции, политика цен, налоговая, финансовая политика и т. д.
    Воздействие на рынок осуществлялось через государствен­ные торговые компании, имевшие в своем распоряжении большие запасы товаров.
    Благодаря установлению народно-демократической вла­стью контроля над финансовой системой и денежным обра­щением (создание Народного банка Китая в ноябре 1948 г. и введение единого денежного обращения для освобожден­
    22    М. В. Фомичева, Очерки экономического строительства на Северо- Востоке Китая, М., 1956, стр. 41.
    23    «Народный Китай», 1954, № 2, стр. 5.
    24    Мао Цзэ-дун, О диктатуре народной демократии, М., 1949, стр. 15.
    ных районов) стало возможным финансировать в первую оче­редь государственные и кооперативные предприятия.
    К концу гражданской войны КПК накопила большой опыт хозяйственного управления страной. Еще в начале 1944 г. Мао Цзэ-дун указывал, что умение управлять торговлей и промышленностью является важнейшим условием подготовки КПК к победе во всей стране: «Мы должны на территории опорных баз научиться управлению промышленностью, тор­говлей и транспортом в крупных городах, в противном случае в решающий момент мы можем растеряться» 25.
    К 1948—1949 гг. эта задача была в значительной мере вы­полнена. Коммунистическая партия располагала уже боль­шим числом кадров, способных взять на себя роль организа­торов и руководителей экономического строительства.
    Громадные успехи, достигнутые китайским народом под руководством коммунистической партии на фронтах войны, а также в области государственного и экономического строи­тельства, подготовили необходимые условия для свержения власти Чан Кай-ши и завершения народно-демократического этапа революции.
    Образование Китайской Народной Республики
    Полный разгром гоминдановской армии. 21 апреля, после того как мирное соглашение было отвергнуто главою гомин­дановского правительства Ли Цзун-жэнем, председатель На­родно-революционного военного комитета Китая Мао Цзэ-дун и главнокомандующий Чжу Дэ отдали Народно-освободи­тельной армии приказ продолжить наступление и добить вра­га. «Смело наступайте,— говорилось в приказе,— решитель­но, тщательно и полностью уничтожайте всех гоминдановских реакционеров в Китае, которые осмелятся оказывать сопро­тивление; освобождайте народ всей страны и защищайте не­зависимость и целостность территории Китая и его сувере­нитет» 26.
    Выполняя приказ, части 2 и 3-й полевых армий в короткий срок форсировали на широком фронте Янцзы и с двух сторон обошли Нанкин. 23 апреля Нанкин, который в течение 22 лет являлся центром китайской контрреволюции, был взят На­родно-освободительной армией. За 20 дней народные воору­женные силы освободили южные районы провинций Цзянсу и Аньхуэй, северную часть Цзянси и Чжэцзяна, окружив шан­хайскую группировку гоминдановских войск. 12 мая НОА на-
    25    Мао Цзэ-душ, Наша учеба и текущий момент (Избранные произве­дения, т. 4, М., 1953), стр. 315.
    26    «Правда», 1949, 24 апреля.
    Переправа Народно-освободительной армии через р. Янцзы
    чала штурм Шанхай-Усунского укрепленного района и 27 мая овладела Шанхаем. 22 мая был взят Наньчан, а 24 мая — Чжэньцзян (на р. Янцзы). Развивая наступление, НОА в те­чение мая — июня освободила Ханчжоу, Цзюцзян и Ухань. К северу от Янцзы были ликвидированы последние очаги гоминдановского сопротивления — Тайюань, Датун, Сиань, Циндао и ряд других.
    За третий год войны Народно-освободительная армия уни­чтожила 3050 тыс. чанкайшистских солдат и офицеров, осво­бодила 607 тыс. кв. км территории Китая с населением 148 млн. За этот период численность НОА выросла до 4 млн. человек, а численность гоминдановской армии сократилась до 1490 тыс.27.
    В июле 1949 г. народные вооруженные силы начали стре­мительное наступление в Центрально-Южном, Юго-Восточ­ном, Северо-Западном и Юго-Западном Китае с целью пол­ного освобождения всей континентальной части страны.
    Кавалерия НОА вступает в Шанхай (1949 г.)
    Части 4-й полевой армии 4 августа освободили Чанша — главный город провинции Хунань. Гоминдановский гарнизон во главе с генералом Чэн Цянем добровольно сложил ору­жие. 17 августа 3-я полевая армия взяла Фучжоу — главный
    27    См.: «Третья гражданская революционная война в Китае», стр. 70, 72.
    город провинции Фуцзянь. Форсировав морской пролив, от­ряды народных войск высадились на острове Амой и 17 ок­тября овладели г. Сямынь (Амой). Так было завершено освобождение Восточного Китая.
    Войска 1-й полевой армии 26 августа взяли Ланьчжоу — главный город провинции Ганьсу, 5 сентября — Синин — главный город провинции Цинхай, 28 сентября — Инчуань — главный город провинции Нинся. К концу сентября части Народно-освободительной армии подошли к границам про­винции Синьцзян и направили местному правительству и гоминдановским войскам предложение согласиться на мир­ное освобождение провинции. 25 сентября 1949 г. предложе­ние было принято.
    Освобождение Юго-Западного Китая было завершено уже после образования Китайской Народной Республики.
    Таким образом, к осени 1949 г. почти весь континенталь­ный Китай был очищен от гоминдановских войск. Чанкайши­стская армия была полностью разгромлена, хотя отдельные изолированные группировки продолжали оказывать сопро­тивление вплоть до середины 1950 г.
    За три с половиной года воины Народно-освободитель­ная армия почти полностью уничтожила вооруженные силы гоминдановской реакции численностью 7,5 млн. человек28.
    Первая сессия Народной Политической консультативной конференции. Победа Народно-освободительной армии над вооруженными силами гоминдановской реакции создала усло­вия для утверждения нового общественного строя и образо­вания Китайской Народной Республики.
    15—19 июня 1949 г. в Пекине состоялась первая сессия Подготовительного комитета Народной политической кон­сультативной конференции Китая. В работе Подготовитель­ного комитета приняли участие 134 представителя от Комму­нистической партии Китая, других демократических партий, народных организаций, Народно-освободительной армии, на­циональных меньшинств, китайских эмигрантов.
    На сессии был избран Постоянный комитет НПКК во гла­ве с Мао Цзэ-дуном и создано шесть комиссий: по согласова­нию состава участников НПКК (председатель Ли Вэй- хань), для составления проектов Организационного статута НПКК (председатель Тань Пин-шань), по Общей програм­ме НПКК (председатель Чжоу Энь-лай), по разработке закона об организации Центрального народного правитель­ства Китайской Народной Республики (председатель Дун Би-у), по составлению манифеста НПКК (председатель Го Мо-жо), для подготовки предложений о флаге, гимне и гербе Китайской Народной Республики (председатель Ма Сюй-
    лунь). В день закрытия сессии первая комиссия представила свои предложения о составе НПКК.
    В период подготовки к созданию Китайской Народной Республики необходимо было разъяснить всему народу ха­рактер и задачи нового государства, взаимоотношения меж­ду различными классами, т. е. раскрыть сущность демократи­ческой диктатуры народа. В связи с этим 1 июля 1949 г. Мао Цзэ-дун опубликовал свою работу «О диктатуре народной демократии».
    В этой работе Мао Цзэ-дун показал, что в итоге длитель­ного исторического опыта идеи буржуазной демократии по­терпели банкротство и уступили дорогу идеям народной де­мократии, народной республики, в которой народ пользуется самыми широкими демократическими правами, а для подав­ления реакционеров устанавливается диктатура. Эти две сто­роны, указывал Мао Цзэ-дун,— демократия для народа и диктатура над реакционерами — и представляют собой демо­кратическую диктатуру народа. Главной се социально-поли­тическом основой является союз рабочего класса и крестьян­ства, руководимый рабочим классом. Более широкую основу государства демократической диктатуры народа составляет единый фронт рабочего класса, крестьянства, мелкой город­ской буржуазии и национальной буржуазии.
    Мао Цзэ-дун подчеркнул, что укрепление народного госу­дарства— «необходимое условие для того, чтобы Китай мог неуклонно развиваться под руководством рабочего класса и коммунистической партии, стать из аграрной страны стра­ной индустриальной и перейти от новой демократии к социа­листическому и коммунистическому обществу...»29.
    I осударство демократической диктатуры народа шаг за шаюм будет разрешать проблему индустриализации страны, воспитывать крестьян для социалистической перестройки сельского хозяйства. Класс помещиков и бюрократический капитал в ходе народной революции будут уничтожены, но национальная буржуазия будет иметь еще очень важное значение. Чтобы поднять отсталую экономику страны, необ­ходимо использовать капиталистические предприятия, полез­ные для народного хозяйства, необходимо объединиться с национальной буржуазией в общей борьбе. Работа Мао Цзэ- дуна сыграла большую роль в подготовке к образованию КНР.
    17 сентября 1949 г., после того как большая часть терри­тории Китая была уже освобождена, в Пекине состоялась вторая пленарная сессия Подготовительного комитета, на которой были приняты проекты Организационного статута НПКК, Общей программы НПКК, Закона об организации
    Центрального народного правительства, а также решение от­крыть первую сессию НПКК.
    Первая сессия Народной политической консультативной конференции Китая начала работу в Пекине 21 сентября
    1949    г. К этому времени власть крупной компрадорской бур­жуазии и крупных помещиков в Китае была уже свергнута, и Народно-освободительная армия добивала остатки реак­ционных гоминдановских войск на далеких окраинах страны.
    НПКК коренным образом отличалась от Политической консультативной конференции, состоявшейся в январе 1946 г. Это был революционный съезд представителей всего китай­ского народа, к участию в котором реакционеры не были до­пущены.
    На сессии НПКК присутствовали 510 делегатов с решаю­щим голосом. Места распределялись следующим образом: от различных демократических партий—142 делегата, в том числе от Коммунистической партии Китая и Новодемократи­ческого союза молодежи —26; от различных районов стра­ны— 102; от Народно-освободительной армии — 60; от раз­личных общественных организаций — 206 делегатов. Кроме того, на сессии присутствовали 77 делегатов с совещатель­ным голосом и 75 специально приглашенных лиц. Подавляю­щее большинство мест получили трудящиеся30. Таким обра­зом, в работе сессии принимали участие представители всего китайского народа, и она выполняла функции Всекитайского собрания народных представителей.
    Работа НПКК проходила под руководством Коммунисти­ческой партии Китая.
    Открывая сессию, председатель ЦК КПК Мао Цзэ-дун заявил: «Мы сплотились, и в ходе народно-освободительной войны и великой народной революции мы свергли иностран­ных и внутренних угнетателей. Мы провозглашаем создание Китайской Народной Республики. Наша нация отныне всту­пает в великую семью миролюбивых и свободолюбивых на­родов мира. Она будет самоотверженно и усердно трудиться, чтобы создать свою собственную цивилизацию и счастье, бо­рясь одновременно за мир и свободу во всем мире. Наша на­ция никогда больше не будет униженной»31.
    Сессия вылилась в яркую демонстрацию великого един­ства китайского народа, его сплочения вокруг коммунисти­ческой партии. Все выступавшие единодушно приветствовали образование Китайской Народной Республики и заявляли о поддержке политики КПК.
    30    «Народная политическая консультативная конференция Китая. Основные документы первой пленарной сессии», Пекин, 1950, стр. 39—
    40    (к).
    31    «Образование Китайской Народной Республики. Документы и ма­териалы», М., 1950, стр. 10.
    27 сентября сессия единогласно приняла Организацион­ный статут НПКК, закон об организации Центрального на­родного правительства Китайской Народной Республики, а также решения о столице, государственном гимне и флаге КНР.
    НПКК была признана организационной формой единого фронта. Всекитайский Комитет НПКК стал его постоянным рабочим органом.
    Закон об организации Центрального народного правитель­ства КНР устанавливал классовый характер,, политическую основу и организационную структуру новой власти.
    29    сентября сессия приняла Общую программу НПКК, которая до выработки Конституции КНР служила основным законом КНР. В этом документе были определены основные принципы общественного и государственного устройства КНР, права и обязанности ее граждан, а также программа деятель­ности Центрального народного правительства КНР в области политики, экономики и культуры.
    30    сентября 1949 г. на сессии тайным голосованием были избраны Всекитайский комитет НПКК, председатель Цен­трального народного правительства КНР, шесть его замести­телей и Центральный народный правительственный совет в составе 56 человек. Председателем Центрального народного правительства стал Мао Цзэ-дун. В Центральном народном правительственном совете Коммунистическая партия Китая получила 29 мест, остальные 27 мест получили представители демократических партий и беспартийные.
    1 октября 1949 г. на грандиозном митинге в Пекине Мао Цзэ-дун огласил Декларацию Центрального народного правительства о создании Китайской Народной Республики.
    В Декларации указывалось, что реакционное господство гоминдановской диктатуры свергнуто и что Народная поли­тическая консультативная конференция, выражая волю наро­да всей страны, провозгласила создание Китайской Народной Республики и избрала Центральное народное правительство КНР32.
    Образование КНР было событием всемирно-исторического значения. «После Великой Октябрьской социалистической ре­волюции народная революция в Китае и образование Китай­ской Народной Республики является самым выдающимся со­бытием, оказавшим огромное воздействие на развитие осво­бодительной борьбы в странах Востока и на весь ход всемир­ной истории»33.
    Победа революции в Китае и образование КНР означали завершение многовековой борьбы китайского народа против реакционных феодальных сил.
    32    Там же, стр. 66.
    33    «Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая», М., 1956, стр. 193.
    Провозглашение Китайской Народной Республики
    Победе китайского народа способствовала благоприятная международная обстановка и прежде всего рост мощи Совет­ского Союза, создание и укрепление мировой социалистиче­ской системы. «Если бы не существовало советского Союза,— писал Мао Цзэ-дун,— если бы не было победы в антифашист­ской второй мировой войне, ссли бы — что особенно важно для нас — японский империализм не был разгромлен, если бы ® Европе не появились страны новой демократии, если бы не было усиливающейся борьбы угнетенных стран Востока, если бы не было борьбы народных масс в Соединенных Штатах, Англии, Франции, Германии, Италии, Японии и в других ка­питалистических странах против правящей реакционной кли­ки, если бы не было всех этих факторов, то нажим междуна­родных реакционных сил, конечно, был бы гораздо сильнее, чем сейчас. Разве мы могли бы одержать победу при таких обстоятельствах? Конечно, нет. Точно так же невозможно было бы закрепить победу после ее достижения»34.
    Китайская Народная Республика родилась как государ­ство, способное осуществить сокровенные чаяния китайского народа, ею стремление к свс^боде и независимости. Оно от­вечало требованиям и интересам пролетариата, крестьянства, мелкой и национальной буржуазии — всех основных классов, объединившихся в борьбе против реакционных феодалов, бю­рократического капитала и иностранного империализма. Это государство было создано самим китайским народом, сплотившимся вокруг Коммунистической партии Китая,— и в‘ этом заключается самая глубокая основа его прочности и единства.
    Образование Китайской Народной Республики означало вместе с тем завершение многолетней борьбы китайского на­рода против империалистического гнета, завоевание подлин­ной национальной независимости.
    Победа народной революции в Китае нанесла сильнейший удар по мировой капиталистической системе и значительно ускорила распад колониальной системы империализма. Отпа­дение от лагеря империализма огромной страны с многомил­лионным населением решительно изменило соотношение сил на мировой арене в пользу демократии и социализма. После образования КНР территория, занимаемая странами социа­лизма, стала составлять 26% территории земного шара, а численность их населения — 35% населения всей земли35.
    Возникновение Китайской Народной Республики сорвало п^аны американских империалистов, стремившихся задушить китайскую революцию и использовать территорию Китая в качестве главного плацдарма для подавления освободитель-
    34    Мао Цзэ-дун, О диктатуре народной демократии, стр. 9.
    35    «Коммунистэ, 1957, № 13, стр. 35.
    Митинг на площади Тяньаньмынь 1 октября 1049 г.
    ного движения в соседних с Китаем странах и для подготов­ки войны против Советского Союза.
    Победа китайского народа коренным образом изменила политическую обстановку в Азии, помогла Индии, Бирме, Ин­донезии, Цейлону и другим азиатским странам закрепить го­сударственную независимость, способствовала дальнейшему подъему национально-освободительного движения в колони­альных и зависимых странах.
    Особое значение победы народной революции в Китае за­ключается в том, что она дала новое историческое подтверж­дение жизненной силы марксистско-ленинского учения, его применимости не только к развитым, но и к отсталым стра­нам. Творчески используя марксистско-ленинскую теорию, Коммунистическая партия Китая привела китайский народ к великой исторической победе над силами внутренней реакции и иностранного империализма и открыла перед Китаем путь к социализму и коммунизму.
    Раздел VI
    КИТАЙ в ПЕРИОД СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
    СОЗДАНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ НАРОДНО- ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА
    Начало социалистической революции в Китае
    Важнейшие задачи, за решение которых китайский народ боролся под руководством коммунистической партии на демо­кратическом этапе революции, состояли в том, чтобы ликви­дировать господство империализма, феодализма и бюрокра­тического капитала. Свергнув реакционную диктатуру гомин­дана и изгнав из страны американских империалистов, народ уничтожил главную политическую опору полуколониального и полуфеодального строя в Китае и завершил в основном буржуазно-демократическую революцию. В результате ее победы была установлена демократическая диктатура народа, цель которой, как указывал Мао Цзэ-дун, заключалась в том, чтобы «превратить Китай в социалистическое государ­ство, обладающее современной промышленностью, современ­ным сельским хозяйством и современной наукой и куль­турой»
    Рабочий класс, завоевавший политическую власть в тес­ном союзе с крестьянством и при поддержке тех слоев насе­ления, которые боролись вместе с ним против чанкайшистской диктатуры и иностранного империализма, взял в свои руки руководство всей государственной жизнью страны. Пролетар­ская партия коммунистов стала правящей политической пар­тией Китая, главной организующей и направляющей силой народно-демократического государства. Вследствие этих ко­ренных политических изменений демократическая диктатура народа превратилась по существу в одну из форм диктатуры пролетариата, что означало непосредственное перерастание
    1 Мао Цзэ-дун, К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа, М., 1957, стр. 7.
    буржуазно-демократической революции в социалистическую мирным путем. Таким образом, создание КНР, завершившее демократический этап революции, знаменовало вместе с тем начало социалистического этапа революции в Китае, начало переходного периода от капитализма к социализму.
    Победа демократической революции подтвердила правиль­ность стратегической линии Коммунистической лартии Китая, которую Мао Цзэ-дун охарактеризовал в следующих словах: «...Руководимое Коммунистической партией Китая револю­ционное движение в целом является единым революционным движением, охватывающим и этап демократической револю­ции, и этап социалистической революции. Это — два различ­ных по своему характеру революционных процесса, и только завершив первый из них, можно взяться за завершение вто­рого. Демократическая революция является необходимой подготовкой к социалистической революции, а социалистиче­ская революция—неизбежным направлением развития демо­кратической революции. Конечная же цель всех коммунистов заключается в том, чтобы бороться всеми силами за оконча­тельное построение социалистического общества и коммуни­стического общества» 2.
    Социалистическая революция в Китае развивается на основе общих закономерностей, установленных марксистско- ленинской теорией,— закономерностей, которые присущи всем странам, вступившим на путь социализма.
    Процессы социалистической революции и построения но­вого, социалистического общества базируются на следующих главных закономерностях: «Руководство трудящимися масса­ми со стороны рабочего класса, ядром которого является мар­ксистско-ленинская партия, в проведении пролетарской рево­люции в той или иной форме и установлении диктатуры про­летариата в той или иной форме; союз рабочего класса с основной массой крестьянства и другими слоями трудящихся; ликвидация капиталистической собственности и установление общественной собственности на основные средства производ­ства; постепенное социалистическое преобразование сель­ского хозяйства; планомерное развитие народного хозяйства, направленное на построение социализма и коммунизма, на повышение жизненного уровня трудящихся; осуществление социалистической революции в области идеологии и культу­ры и создание многочисленной интеллигенции, преданной ра­бочему классу, трудовому народу, делу социализма; ликви­дация национального гнета и установление равноправия и братской дружбы между народами; защита завоеваний со­циализма от покушений внешних и внутренних врагов; соли­
    дарность рабочего класса данной страны с рабочим классом других стран — пролетарский интернационализм»3.
    Вместе с тем своеобразие исторического развития Китая определило многие национальные особенности социалистиче­ской революции в стране, специфические формы и методы со­циалистических преобразований.
    Одна из важнейших особенностей социалистической рево­люции в Китае состоит в том, что эта революция происходила в экономически слабо развитой, промышленно отсталой стра­не. Экономика Китая характеризовалась наличием нескольких хозяйственных укладов при преобладании мелкого крестьян­ского хозяйства.
    После победы демократической революции в стране име­лись следующие секторы экономики: государственный (социа­листический), кооперативный (полусоциалистический), сектор индивидуального хозяйства крестьян и кустарей (мелкотовар­ный), частнокапиталистический, сектор государственного ка­питализма. В национальных окраинах Китая существовали еще разные формы докапиталистического и дофеодального хозяйства. В связи с этим задача развития социалистиче­ской индустрии приобретала особо важное значение, решение ее требовало гибкой политики в отношении различных клас­сов и экономических укладов и довольно длительного вре­мени.
    Другой важной особенностью социалистической револю­ции в Китае было то, что она развивалась в условиях союза рабочего класса не только с крестьянством и городской мел­кой буржуазией, но и с национальной буржуазией. Это от­крывало возможность не только для социалистической пере­делки мелкотоварного крестьянского и кустарного производ­ства, но и для мирного социалистического преобразования капиталистической промышленности и торговли.
    Переход китайской революции на новый этап не означал, однако, что социалистические преобразования могли быть на­чаты сразу же во всех областях жизни страны. Это было бы опасным для дела социалистической революции забеганием вперед. Не было еще завершено освобождение и объединение континентальной части Китая; не закончилось проведение аграрной реформы, и поэтому основное противоречие в де­ревне (между классом крестьян и классом феодалов-помещи- ков) не было окончательно разрешено; предстояло еще вос­становить народное хозяйство. Тем не менее пролетариат не должен был упустить ни малейшей возможности для укреп­
    3    См.: «Декларация Совещания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран, состоявшегося в Москве 14—
    16    ноября 1957 года» (в кн.: «Документы совещаний представителей коммунистических и рабочих партий, состоявшихся о Москве а ноябре. 1957 года», М., 1957), стр. 14.
    ления и расширения позиций социализма, для ослабления со­противления его врагов.
    Исходя из реальной обстановки в стране, коммунистиче­ская партия решительно боролась против правооппортунисти­ческих элементов, которые отрицали возможность и необхо­димость перерастания демократической революции в социа­листическую, считали ненужной политику ограничения бур­жуазии, выражали неверие в способность КПК руководить народом в строительстве социализма. В то же время комму­нисты вели борьбу против леваков, требовавших быстрой ликвидации национальной буржуазии путем экспроприации или методами экономического вытеснения и не допускавших возможности постепенного осуществления социалистических преобразований мирным путем.
    Коммунистическая шартия и Центральное народнее прави­тельство в первые годы существования КНР сосредоточили усилия народа на выполнении следующих важнейших задач: 1) организация и укрепление народно-демократической вла­сти; 2) уничтожение остатков реакционных сил, ликвидация экономических основ господства иностранного капитала в Китае, конфискация предприятий бюрократического капита­ла, завершение аграрной реформы и других демократических преобразований; 3) создание и укрепление социалистического сектора народного хозяйства; 4) подчинение капиталистиче­ского сектора экономики контролю и регулирующему воздей­ствию со стороны государства; 5) восстановление и развитие народного хозяйства.
    Лишь завершив в 1952 г. восстановление народного хозяй­ства, страна получила возможность перейти к осуществлению широкого социалистического преобразования сельского хозяй­ства и кустарной промышленности, а также капиталистиче­ской промышленности и торговли.
    Политика в отношении национальной буржуазии. Победа демократической революции коренным образом изменила рас­становку классовых сил в стране. В период этой революции главным противоречием китайского общества было противо­речие между народом (рабочим классом, крестьянством, го­родской мелкой и национальной буржуазией) и господство­вавшими в стране силами империализма, феодализма и бю­рократического капитала. В результате свержения гоминда­новского режима и образования Китайской Народной Рес­публики это противоречие было в основном разрешено. После победы демократической революции сохранилось, однако, противоречие между Китаем и империалистическими государ­ствами, а во внутренней жизни страны главным стало проти­воречие между рабочим классом и национальной буржуазией.
    Как отмечал Мао Цзэ-дун, противоречие между пролета­риатом и буржуазией по своему характеру является антаго­
    нистическим, но в конкретных условиях КНР, при правильном регулировании отношений между этими классами оно может быть разрешено мирным путем 4.
    Благоприятная внутренняя и международная обстановка, сложившаяся после победы народно-демократической револю­ции, позволила китайской компартии взять курс на мирное социалистическое преобразование капиталистической про­мышленности и торговли. В этом, в частности, проявилось одно из существенных отличий социалистической революции в Китае от социалистической революции в России, где круп­ная и средняя буржуазия, оказавшая яростное сопротивление победившему пролетариату, была экспроприирована.
    Крупная компрадорская буржуазия Китая была разгром­лена в основном на заключительном этапе демократической революции и окончательно добита вскоре после октября
    1949    г. Конфисковав предприятия, принадлежавшие бюро­кратическому капиталу, государство образовало мощный со­циалистический сектор народного хозяйства, который занял ведущее положение в экономике страны. Господство круп­ного китайского капитала тем самым было уничтожено и эко­номические позиции китайской буржуазии в целом были серьезно подорваны. Ликвидация крупной буржуазии была связана прежде всего с завершением задач демократической революции, поскольку бюрократический капитал являлся в Китае одной из главных опор феодализма и иностранного им­периализма.
    Решение вопроса о национальной (в основном средней) буржуазии оказалось более сложным. Национальная буржуа­зия, испытывавшая в период господства гоминдана гнет ино­странных монополий и бюрократического капитала, выступа­ла в демократической революции в качестве союзника рабо­чего класса и крестьянства (хотя и не на всех этапах и не всегда последовательно). Условия для этого союза существо­вали и после победы революции, поскольку национальная бур­жуазия поддержала создание народной республики, приняла «Общую программу НПКК» и признала руководство комму­нистической партии. Сохранение этого союза было политиче­ски целесообразным и необходимым, так как давало возмож­ность усилить народно-демократический фронт и облегчало решение задач, стоявших перед китайским народом на новом этапе революции.
    Промышленным, транспортным, торговым и другим пред­приятиям национальной буржуазии принадлежало важное место в экономике Китая. Так, например, в 1949 г. частнока­питалистический сектор давал около 49% валовой промыш­
    4    Мао Цзэ-дун, К вопросу о правильном разрешении противоречий снутри народа, стр. 5.
    ленной продукции страны5. Народная власть, занятая непо­средственно после победы демократической революции кон­фискацией предприятий бюрократического капитала, проведе­нием аграрной реформы и другими неотложными делами и не располагавшая еще достаточными хозяйственными кадра­ми, не могла взять в свои руки управление многочисленными предприятиями национальной буржуазии.
    Вместе с тем задача восстановления народного хозяйства, промышленная отсталость страны и преобладание мелкого производства диктовали необходимость установления эконо­мического союза с национальной буржуазией. Поэтому пред­приятия, принадлежавшие национальной буржуазии, были оставлены в руках их владельцев.
    Это, конечно, не означало, что капиталистическим элемен­там могла быть предоставлена неограниченная свобода дей­ствий. Проводя политику использования частных предприя­тий, правительство в то же время ограничивало те стороны их деятельности, которые могли нанести ущерб государству, шли вразрез с экономической политикой рабочего класса.
    Хотя национальная буржуазия и участвовала в народно- демократическом фронте, она была главным противником социалистических преобразований. По своей классовой приро­де она стремилась к установлению в Китае капиталистиче­ских порядков. Однако при народной власти это стремление не могло осуществиться. Китайская национальная буржуазия всегда была слабой в экономическом и политическом отно­шениях. В условиях демократической диктатуры народа, ру­ководимой рабочим классом, при наличии тесного союза про­летариата с крестьянством и социалистического сектора эко­номики национальная буржуазия вынуждена была подчи­ниться политике коммунистической партии. Это было тем бо­лее неизбежно, что внутренняя сила и прочность народно-де­мократического государства и поддержка, оказанная ему мо­гучим лагерем социализма, лишали национальную буржуа­зию каких-либо надежд на возможность реставрации капита­лизма с помощью империалистической интервенции.
    Таковы были важнейшие политические и экономические условия, вследствие которых союз рабочего класса с нацио­нальной буржуазией оказался возможным и необходимым на социалистическом этапе революции. Народное государство проводило в отношении национальной буржуазии гибкую по­литику союза и борьбы, политику использования, ограничения и преобразования. Цель этой политики состояла в том, чтобы направить развитие частнокапиталистического сектора в рус­ло госкапитализма — промежуточной ступени к преобразо­
    5    «Развитие народного хозяйства Китайской Народной Республики (статистические показатели)», М., 1956, стр. 13.
    ванию капиталистических предприятий в социалистические. Союз с национальной буржуазией осуществлялся только на <5азе социализма, т. е. безоговорочного признания со стороны буржуазии неизбежности социалистических преобразований и ликвидации частнокапиталистического сектора.
    Организация народно-демократической власти в центре и на местах. Завершение гражданской войны
    Общественный и государственный строй КНР в первые го­ды народной власти. В результате победы демократической революции гоминдановская государственная машина была полностью разрушена и была создана совершенно новая по содержанию и по форме государственная власть.
    Общественный строй и государственное устройство Китай­ской Народной Республики были определены «Общей про­граммой Народной политической консультативной конферен­ции», выполнявшей до 1954 г. роль временной Конституции.
    «Общая программа» установила, что КНР является госу­дарством народной демократии, которое осуществляет под ру­ководством пролетариата демократическую диктатуру наро­да, основанную на союзе рабочих и крестьян и объединяю­щую все национальности и демократические классы Китая. Таким образом, в законодательной форме было закреплено государственное руководство обществом со стороны пролета­риата. «Общая программа» предусматривала также защиту интересов мелкой городской и национальной буржуазии. Контрреволюционные классы—помещики и бюрократическая буржуазия — были лишены политических прав.
    Органы государственной власти КНР строятся на основе принципа демократического централизма. Государственная власть в стране принадлежит народу. Народ осуществляет ее в центре и на местах через собрания народных представите­лей, избираемые населением путем всеобщих выборов, и на­родные правительства всех ступеней (их избирают собрания народных представителей). Высшим органом государственной власти было провозглашено Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). В период между сессиями ВСНП органом, осуществляющим государственную власть, является Центральное народное правительство КНР.
    «Общая программа НПКК» провозгласила, что народная власть ликвидирует все особые права и привилегии империа­листических стран в Китае, конфискует и передает в собст­венность народного государства бюрократический капитал, последовательно превращает феодальную и полуфеодальную систему землевладения в систему крестьянского землевладе­ния, охраняет государственную и кооперативную собствен­ность, а также экономические интересы и собственность ра­
    бочих и крестьян, мелкой буржуазии и национальной бур­жуазии, развивает народное хозяйство, чтобы превратить страну из аграрной в индустриальную.
    Гражданам Китайской Народной Республики «Общая программа» гарантировала самые широкие демократические права: право избирать и быть избранными в органы государ­ственной власти, свободу убеждений, слова, печати, собраний и демонстраций, верований и т. д. Феодальное закрепощение женщин было отменено. Им предоставили равные права с мужчинами. Было объявлено равенство всех национальностей страны, национальным меньшинствам гарантировалось право на осуществление местной национальной автономии и само­управления.
    Реакционные элементы, помещики, представители бюро­кратического капитала лишались политических прав, но им предоставлялась возможность обеспечивать себя материально и перевоспитываться в процессе труда.
    Таким образом, демократическая диктатура народа в КНР выполняет функции диктатуры пролетариата. Она яв­ляется главным орудием китайского рабочего класса в борьбе за победу социалистической революции.
    Создание органов народной власти. Поскольку в первое время после образования КНР еще не было условий для про­ведения выборов в собрания народных представителей, неко­торые функции ВСНП осуществляла НПКК. Высшим органом государственной власти в стране фактически был Централь­ный народный правительственный совет (ЦНПС). Он создал Государственный административный совет (ГАС), который вместе с подчиненными ему министерствами и ведомствами являлся высшим органом исполнительной власти, ответствен­ным перед ЦНПС.
    Закон об организации Центрального народного правитель­ства, принятый первой сессией НПКК, предусматривал также создание Народно-революционного военного совета для ру­ководства и командования народными вооруженными силами. Верховного народного суда и Верховной народной прокура­туры.
    Центральное народное правительство было образовано как правительство единого народно-демократического фрон­та. Руководящая роль в нем принадлежала коммунистической партии. В состав его привлекли также представителей всех партий, принимавших участие в демократической революции и поддерживавших «Общую программу НПКК». Из 63 чле­нов Центрального народного правительственного совета 33 были коммунистами, остальные — представителями демо­кратических буржуазных партий и беспартийными. Председа­телем Центрального народного правительства был избран Мао Цзэ-дун.
    Мао Цзэ-дун, Чжу Дэ, Лю Шао-ци и Чжоу Энь-лай
    В Государственном административном совете посты мини­стров внутренних дел, иностранных дел, общественной без­опасности, финансов, а также министров, ведавших основны­ми отраслями промышленности, железными дорогами, были поручены членам коммунистической партии; десять других министерских постов заняли члены демократических партий и беспартийные. Премьером Государственного административ­ного совета был назначен Чжоу Энь-лай.
    Формирование центральных органов власти было проведе­но в короткий срок. 19 октября 1949 г. был утвержден состав Государственного административного совета и примерно через месяц после этого организация центрального правительствен­ного аппарата в основном закончилась. Это стало возмож­ным в значительной степени потому, что в освобожденных районах в течение длительного времени действовал хорошо налаженный механизм управления и были подготовлены кад­ры, прошедшие школу революционной борьбы и накопившие опыт государственной работы. Центральный правительствен­ный аппарат КНР был укомплектован главным образом эти­ми кадрами.
    Создание местных органбв народной власти потребовало гораздо больше времени. Во всех районах, недавно освобож­денных от гоминдановских войск, в качестве временной меры вводилась система военного контроля, осуществлявшегося через военно-административные органы. Цель военного кон­троля, означавшего открытую военную диктатуру в отноше­нии врагов революции6, состояла в том, чтобы сломать реак­ционную государственную машину гоминдана, подавить контрреволюционную деятельность на местах, установить революционный порядок, помочь народу организоваться и подготовить созыв собраний, народных представителей 7. Си­стема военного контроля создавала наиболее благоприятные условия для освобождения масс и превращения их в господ­ствующую силу общества.
    Военный контроль осуществлялся через военно-админи­стративные органы и народные правительства. Кроме пред­ставителей войсковых соединений, освободивших данный район, в состав военно-административных органов включа­лись представители местных организаций КПК и демократи­ческих партий, общественных организаций, торгово-промыш­ленных кругов, деятели культуры и т. д.8
    Одной из важнейших задач военно-административных ор­ганов была подготовка к созыву конференций представителей
    6    Лю Шао-ци, О конференциях народных представителей («Народный Китай», 1951, т. III, № 7—8), стр. 10.
    7    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», М., 195А
    стр. 54.
    всех слоев населения. 2 декабря 1949 г. Центральный народ­ный правительственный совет принял положения об орга­низации конференций представителей всех слосв населения в провинциях, уездах и городах 9. Они создавались в ка­честве переходной формы к собраниям народных предста­вителей.
    После образования КНР политическая обстановка в Китае стабилизировалась не сразу. Связи между центром и отдель­ными районами страны нередко нарушались, непосредственно руководить местами из центра было трудно. Поэтому в конце
    1949    г. Китай был разделен на шесть крупных административ­ных районов — Северо-Восточный, Северный, Северо-Запад­ный, Восточный, Центрально-Южный и Юго-Западный, в каждый из которых входило по несколько провинций. Орга­нам народной власти крупных административных районов были предоставлены весьма широкие полномочия. В своей деятельности они руководствовались общей политикой госу­дарства, которую определяло Центральное народное прави­тельство, и решали все местные вопросы самостоятельно, из­давая в случае необходимости действовавшие в пределах данного района временные законоположения10. Такая орга­низация власти позволяла в первые годы существования КНР с наибольшей гибкостью осуществлять управление огромным государством, в кратчайший срок налаживать нормальную жизнь на местах.
    Одновременно со строительством органов народной власти в центре и на местах проводилась большая работа по введе­нию новой, революционной, социалистической законности. В 1949—1950 гг. Центральный правительственный совет из­дал ряд положений о создании народных судов и принял важные законы, закреплявшие политические и экономические основы нового общественного строя (о земельной реформе, о профсоюзах и др.).
    Единый народно-демократический фронт в системе демо­кратической диктатуры народа. Единый народно-демократи­ческий фронт в Китае сложился как политический блок тру­дящихся с нетрудящимися, руководимый рабочим классом и основанный на союзе рабочих и крестьян. В этом блоке была неизбежна упорная борьба между пролетариатом и нацио­нальной буржуазией — борьба, принимавшая временами очень острые формы. Ввиду этого политика Коммунистической партии Китая в отношении национальной буржуазии и на этапе социалистической революции продолжала оставаться политикой союза и борьбы, политикой сплочения посредством борьбы.
    9    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 101-114.
    10    Там же, стр. 69—75.
    Конкретным выражением этой линии было предоставление национальной буржуазии политических прав и привлечение ее представителей в органы государственной власти. В соот­ветствии с этим демократические партии и группы, входив­шие в единый фронт11, также получили право легальной по­литической деятельности в рамках «Общей программы НПКК». Социальную базу этих партий составляют нацио­нальная буржуазия, верхушечные слои мелкой буржуазии и буржуазная интеллигенция. Задача демократических партий после победы народной революции состояла в том, чтобы представлять законные интересы этих общественных слоев и воспитывать их в духе признания руководства рабочего класса и принятия социалистических преобразований. Много­партийность является одной из особенностей диктатуры про­летариата в КНР.
    Народная политическая консультативная конференция Китая была создана в качестве основной организации еди­ного народно-демократического фронта. Председателем По­стоянного комитета НПКК был избран Мао Цзэ-дун.
    Организационный статут Народной политической консуль­тативной конференции, принятый 27 сентября 1949 г., уста­навливал, что партии и организации, входящие в единый фронт, обязаны подчиняться руководству рабочего класса, соблюдать «Общую программу НПКК» и принципы, опреде­ленные статутом. В конце 1949 и начале 1950 г. состоялись съезды и пленумы руководящих органов демократических партий, принявшие вместо своих прежних политических про­грамм «Общую программу НПКК».
    Политическая деятельность демократических партий, во­шедших в единый фронт, была ограничена определенными рамками. По соглашению между КПК и демократическими партиями, достигнутому в середине 1951 г., последние должны были проводить свою работу лишь среди национальной бур­жуазии, мелкой буржуазии и буржуазной интеллигенции, а их организации могли создаваться только в крупных и Сред­них городах.
    Единый народно-демократический фронт, руководимый коммунистической партией, сыграл большую роль в укрепле­нии демократической диктатуры народа, в мобилизации на­родных масс на борьбу против контрреволюции и американ­ской агрессии, в восстановлении экономики Китая.
    Разрешение национального вопроса. Китайская Народная Республика является многонациональным государством. Кро­
    11    Таких партий и групп восемь: Демократическая лига, Революцион­ный комитет гоминдана, Общество демократического строительства госу­дарства, Крестьянско-рабочая демократическая партия, Ассоциация содей­ствия демократии, Общество «Цзюсань», партия «Чжигундалэ и Лига демократического самоуправления Тайваия.
    ме ханьцев (китайцев), составляющих свыше 90% населения страны, на территории Китая проживает более 50 националь­ных меньшинств, численность которых достигает около 35 млн. человек. Расселены они преимущественно на огромных про­сторах окраинных районов, занимающих почти 60% террито­рии страны.
    После победы народной революции вопросы национально­го строительства приобрели первостепенное значение. Много­вековая политика порабощения национальных меньшинств, привела к огромному фактическому неравенству малых на­циональностей, к чрезвычайной отсталости их хозяйственного' и культурного развития. Реакционная гоминдановская власть,, проводившая политику великодержавного шовинизма, и ино­странные империалисты на протяжении десятилетий сеяли вражду и разобщенность между национальностями страны.
    Опираясь на учение основоположников марксизма-лени­низма и используя опыт Советского Союза, Коммунистиче­ская партия Китая и Центральное народное правительство- выработали применительно к конкретно-историческим усло­виям своей страны основные принципы национальной поли­тики. Эти принципы нашли выражение в «Общей программе Народной политической консультативной конференции». Она провозгласила полное равноправие населяющих Китаи на­циональностей, воспретила всякую национальную дискрими­нацию или действия, направленные против сплочения нацио­нальностей, указала на необходимость борьбы с великодер­жавным шовинизмом и местным национализмом. В «Общей программе» было зафиксировано право национальных мень­шинств осуществлять областную автономию в районах, где они составляют большинство населения, а в районах совмест­ного проживания разных национальностей — право иметь соот­ветствующее представительство в органах государственной власти. Национальным меньшинствам было гарантирована право свободно пользоваться своим языком и письменно­стью, сохранять или изменять свои обычаи, традиции и рели­гиозные убеждения. Правительство оказывает большую по­мощь народным массам всех национальных меньшинств в области экономики, культуры и просвещения 12. Для руковод­ства работой по проведению в жизнь национальной политик» коммунистической партии при Государственном администра­тивном совете была учреждена Комиссия пс делам нацио­нальностей.
    Основные усилия народного правительства в первые годы после провозглашения КНР были направлены на проведение политики местной национальной автономии. К июлю 1952 г.
    12    «Законодательные акты Китайской Народной Республики^ стр. 52^ 63—64.
    было образовано 130 национальных районов с собственными органами самоуправления. Это укрепило единство националь­ностей и способствовало быстрой перестройке их обществен­ной жизни на новых началах. Для осуществления националь­ного равноправия в районах, где проживают различные на­циональности, создавались местные национальные объединен­ные правительства; к середине 1952 г. было образовано более 200 таких правительств 13.
    Следующим шагом в освобождении национальных мень­шинств было проведение различных социальных преобразо­ваний. В этом вопросе народное государство проявляло осто­рожность, учитывая желания большинства населения нацио­нальных районов и его руководителей, связанных с народом, и добиваясь осуществления преобразований самими массами. Поэтому, например, аграрная реформа в 1949—1952 гг. была проведена далеко не во всех национальных районах, во мно­гих местах правительство ограничивалось лишь снижением арендной платы.
    Осуществление местной национальной автономии и соци­альных преобразований в национальных районах было немыс­лимо без подготовки и революционного воспитания нацио­нальных кадров. В целях разрешения этой неотложной зада­чи Государственный административный совет 24 ноября 1950 г. принял решение о создании в Пекине Центрального института национальных меньшинств. Было учреждено также восемь филиалов этого института в Северо-Западном, Юго- Западном и Центрально-Южном Китае. Кроме того, была развернута широкая сеть различных подготовительных кур­сов и школ для обучения национальных кадров.
    Народное государство много сделало для налаживания торговли, развития промышленности и сельского хозяйства в национальных районах. Были проведены важные мероприятия в области здравоохранения и народного образования. В пер­вые годы после образования КНР в национальные районы было направлено более 50 медицинских бригад для оказания населению бесплатной медицинской помощи. Началась рабо­та по созданию письменности для ряда национальных мень­шинств.
    Опыт национального строительства, накопленный за пер­вые три года существования народной власти, был обобщен ц «Основных принципах программы осуществления местной национальной автономии в Китайской Народной Республике» « в ряде других документов, принятых Государственным ад­министративным советом 22 февраля 1952 г. м. В этих доку-
    _LI    1   
    13    «Синьхуа юэбао», 1952, № 10, стр. 17.
    14    См.- «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. ^7—418. '
    ментах были подробно определены и конкретизированы орга­низационные принципы, функции и права органов националь­ного самоуправления.
    Национальная политика народного правительства способ­ствовала быстрой ликвидации прежней разобщенности между национальностями, сплочению их вокруг коммунистической партии, установлению подлинной дружбы многочисленных на­родов Китая.
    Завершение гражданской войны. Первоочередной задачей народного государства было завершение гражданской войны. К моменту провозглашения Китайской Народной Республики гоминдановская армия была в основном разгромлена. Одна­ко чанкайшистская клика располагала еще крупными воору­женными силами, общая численность которых, включая нере­гулярные войска, превышала 2 млн. человек 15; в руках гомин­дановцев оставались значительные территории на юге, юго- западе и северо-западе страны.
    1 октября 1949 г: командование Народно-освободительной армии отдало приказ в кратчайший срок уничтожить остатки реакционных гоминдановских войск и освободить всю терри­торию Китая. Перед частями НОА, действовавшими на юге, была поставлена задача стремительным ударом отрезать вра­жеские войска от моря и от границ Вьетнама, чтобы не допу­стить их бегство в Индокитай и на острова.
    Выполняя этот план, основные силы 2-й полевой армии под командованием Линь Бяо и части 4-й полевой армии под командованием Лю Бо-чэна двинулись форсированным мар­шем из провинций Цзянси и Хунань в Гуандун и 14 октября ворвались в Гуанчжоу. Последний крупный оплот гоминдана на побережье пал. Главари чанкайшистского «правительства* бежали из Гуанчжоу на Тайвань, в Сянган и в Чунцин.
    В начале ноября Народно-освободительная армия нача­ла широкое наступление на юго-западе страны и 15 ноября освободила Гуйян — главный город провинции Гуйчжоу. Го­миндановские войска, пытавшиеся закрепиться в Юго-Запад­ном Китае, оказались разъединенными, и НОА начала гро­мить их по частям. В том же месяце она вступила в Гуанси и
    22    ноября освободила столицу провинции — Гуйлинь.
    В результате операций в Гуйчжоу и Гуанси крупная груп­пировка гоминдановских войск под командованием Бай Чун- си была разгромлена, и НОА направила главный удар на войска Ху Цзун-наня, дислоцированные в основном в провин­ции Сычуань. 30 ноября части 4-й полевой армии освободили Чунцин — крупнейший город Юго-Западного Китая и послед­нюю «столицу» чанкайшистской клики на континенте.
    Is А. А. Мартынов, Славная Народно-освободительная армия Китак, М., 1957, стр. 83.
    После падения Чунцина некоторые гоминдановские руко­водители на юго-западе поняли бессмысленность дальнейше- то сопротивления. 9 декабря военные и гражданские власти провинций Юньнань и Сикан заявили о разрыве отношений с кликой Чан Кай-ши и признании Центрального народного правительства.
    27    декабря НОА освободила главный город Сычуани — Чэнду, окончательно разгромив войска Ху Цзун-наня. Осво­бождение Чэнду знаменовало собой завершение крупных военных операций на континенте.
    Разгром гоминдановских войск в Юго-Западном Nmae означал крах американо-чанкайшистских планов продолже­ния войны на континенте. Весной 1950 г. НОА приступила к освобождению важнейших китайских прибрежных островов. В апреле части НОА очистили от гоминдановцев Хайнань, 16—18 мая — архипелаг Чжоушань, в мае—июне — важную группу островов Ваньшань.
    К середине 1950 г. была освобождена почти вся террито­рия Китая, за исключением Тибета, Тайваня и ряда мелких островов. Освобождение этих районов задерживалось вслед­ствие вмешательства иностранных империалистов, делавших все, для того чтобы воспрепятствовать воссоединению всех китайских земель под знаменем КНР. Реакционная чанкай­шистская клика бежала на Тайвань, где и укрылась под за­щитой военного флота США.
    Население Гуанчжоу радостно приветствует .вступление в город Народно- освободительной армии
    За годы третьей гражданской революционной войны во­оруженные силы народа уничтожили огромную гоминданов­скую армию общей численностью 8 млн. человек 16, покончили с господством в Китае империализма и с буржуазно-поме- щичьим чанкайшистским режимом. Однако на обширной тер­ритории Центрального, Южного, Юго-Западного и Северо- Западного Китая гоминдановцы оставили по заранее разра­ботанному плану большое число вооруженных бандитских отрядов для «партизанской войны» против народной власти. Численность этих шаек достигала в 1950 г. более 1 млн. че­ловек 17.
    Народно-демократическое государство приняло решитель­ные меры для уничтожения гоминдановских банд. На борьбу с ними были брошены части НОА, войска общественной без­опасности и отряды сельского народного ополчения. За пер­вый год существования КНР при активной поддержке кресть­янства было ликвидировано более 800 тыс. бандитов.
    К середине 1950 г. гражданская война в Китае в основ­ном закончилась, что позволило китайскому народу присту­пить к мирному хозяйственному строительству.
    Мирное освобождение Тибета. После свержения гоминда­новского режима Тибет оставался еще под гнетом иностран­ного империализма. Стремясь отторгнуть Тибет от Китая и превратить его в свою колонию, империалистические круги США и Англии старались воспрепятствовать его освобожде­нию и пытались инспирировать провозглашение «независимо­сти Тибета». Лхасские власти, находившиеся под влиянием этих агрессивных кругов, увеличивали и вооружали свои вой­ска для борьбы с Народно-освободительной армией. Однако предательская политика реакционных кругов Тибета не встре­тила поддержки широких масс тибетского народа и патрио­тически настроенных элементов местного правительства. Раз­личные организации, общественные деятели и многие пред­ставители духовенства Тибета требовали воссоединения этой части страны с Китаем.
    1    ноября 1949 г. один из высших религиозных руководите­лей Тибета — панчен-лама — обратился к председателю Цен­трального народного правительства Мао Цзэ-дуну и главно­командующему НОА Чжу Дэ с просьбой «освободить Тибет, его народ и уничтожить все предательские элементы» |8.
    Мао Цзэ-дун и Чжу Дэ в своем ответе приветствовали стремление тибетского народа «стать членом большой семьи единого процветающего нового Китая» и заявили, что Цен­
    16    «Третья гражданская революционная воина в Китаеэ, М.. 1957. стр. 118.
    17    Чжоу Энь-лай, За укрепление и развитие успехов китайского на­рода, Пекин, 1951, стр. 19.
    18    Цит. ло кн.: Б. П. Гуревич, Освобождение Тибета, М., 1958, стр. 113.
    тральное народное правительство и Народно-освободительная армия безусловно могут удовлетворить это стремление19. В январе 1950 г. тибетскому правительству было предложено направить в Пекин представителей для переговоров о мир­ном урегулировании вопроса о Тибете на основе «Общей про­граммы НПКК». Это предложение с одобрением было встре­чено тибетскими патриотами, однако лхасские власти факти­чески отвергли его и усилили военные приготовления для борьбы с НОА.
    В связи с этим, учитывая серьезность военно-политической обстановки в Юго-Западном Китае и идя навстречу желанию народа всей страны, и прежде всего тибетцев, Центральное народное правительство в первых числах октября 1950 г. от­дало командованию НОА приказ о походе в Тибет.
    Через труднопроходимые горные районы части Народно- освободительной армии начали быстро продвигаться в про­винцию Сикан. 11 октября восстали и перешли на сторону НОА 340 солдат 9-го полка тибетской армии во главе со своим командиром. Офицеры и солдаты полка заявили, что им хорошо известна «Общая программа НПКК» и нацио­нальная политика Центрального народного правительства20. 19 октября с боем был взят г. Чамдо, 'который защищали войска реакционных тибетских властей. Гарнизон города, на­считывавший около 6 тыс. солдат, почти целиком сдался в плен21. 24 октября была издана совместная директива Юго- Западного бюро КПК, командования Юго-Западного военно­го округа и 2-й полевой армии, содержавшая гарантии, что бойцы и командиры Народно-освободительной армии в Тибе­те будут осуществлять справедливую политику в отношении национальных меньшинств, изложенную в «Общей программе НПКК», будут строго соблюдать дисциплину, защищать жизнь и имущество всех монахов и местных жителей, помогут населению Тибета развить просвещение, земледелие, ското­водство, промышленность и торговлю, а также улучшить ус­ловия жизни народа 22.
    8 ноября 1950 г. было опубликовано совместное заявление Военно-административного комитета и командования НОА в Юго-Западном Китае о проведении политики Центрального народного правительства, направленной на мирное освобож­дение Тибета. Заявление призывало все население Тибета «оказывать всяческую помощь Народно-освободительной ар­мии в ликвидации империалистического влияния, обеспечении автономии и установлении брагских, основанных на взаимной помощи отношений тибетцев со всеми другими националыю-
    19    Там же.
    20    «Daily news release» (Peking), 1950, 2 November, p. 12.
    21    «Daily news release», 1950, 7 November, p. 73.
    22    «Daily news release», 1950, 25 October, p. 187,
    стями Китая для совместного строительства нового Ти­бета» 23.
    Эти документы встретили полную поддержку тибетского народа. Местное население приветствовало приход частей НОА, снабжало их топливом, транспортными средствами, помогало им строить дороги. Основная масса жителей Сика- на, Цинхая, Ганьсу и других провинций решительно выступа­ла за скорейшее мирное воссоединение Тибета с Китаем.
    После освобождения восточной части Сикана по решению конференции представителей всех национальностей и всех слоев населения, состоявшейся 24 ноября 1950 г. в г. Канди- не, был создан Тибетский автономный район провинции Си­кан24. Этот акт, являвшийся выражением национальной по­литики Коммунистической партии Китая, способствовал даль­нейшему росту патриотических настроений тибетского на­рода.
    Успешное продвижение частей Народно-освободительной армии, поддержка, которую оказывало ей население, расту­щее движение различных слоев тибетского общества за мир­ное разрешение вопроса о Тибете — все это побудило лхас­ские власти направить в марте 1951 г. делегацию в Пекин для переговоров с Центральным народным правительством в соответствии с его предложением от января 1950 г. Для уча­стия в переговорах в‘столицу КНР прибыл также панчен- лама.
    23    мая 1951 г. было подписано «Соглашение Центрального народного правительства КНР и местного правительства Ти­бета о мероприятиях по мирному освобождению Тибета»25. Соглашением было установлено, что Тибет возвращается в великую семью народов Китайской Народной Республики и получает право на осуществление под общим руководством Центрального народного правительства национальной обла­стной автономии. При этом предусматривалось, что полити­ческая система, существующая в Тибете, статус, функции и полномочия далай-ламы не будут изменяться, религиозные верования, обычаи и привычки тибетского народа будут ува­жаться и различные реформы будут проводиться здесь до­бровольно по требованию тибетского народа и путем кон­сультации с видными деятелями Тибета. Местное правитель­ство взяло на себя также обязательство активно содейство­вать продвижению Народно-освободительной армии в Тибет и укреплять национальную оборону.
    23    Цит. по кн.: Б. П. Гуревич, Освобождение Тибета, стр. 135
    24    «Daily news release», 1950, 19 December, p. 139. — Тибетский авто­номный район провинции Сикан охватывает 20 уездов, 80% его насе­ления — тибетцы.
    25    См.: «Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики», М., 1955, стр. 119—123.
    Соглашение о мирном освобождении Тибета явилось бле­стящей победой национальной политики Центрального народ­ного правительства, оно положило конец хозяйничанью ино­странного империализма в этой неотъемлемой части КНР и привело к воссоединению тибетского народа с народами Китая.
    По окончании переговоров в Пекине тибетская делегация возвратилась в Лхасу. Вместе с ней туда прибыл представи­тель Центрального народного правительства генерал Чжан Цзин-у. 9 сентября 1951 г. части Народно-освободительной армии, торжественно встреченные тибетскими властями и на­селением, вступили в Лхасу.
    С освобождением Тибета завершилось освобождение всей континентальной части страны.
    Международное положение и внешняя политика Китайской Народной Республики в 1949—1952 годах
    Принципы внешней политики Китайской Народной Рес­публики. Международное признание КНР. Внешняя политика Китайской Народной Республики строится на принципах про­летарского интернационализма, братского сотрудничества со странами социалистического лагеря и мирного сосуществова­ния со всеми другими государствами независимо от их обще­ственного строя. Определяя место КНР в системе государств, «Общая программа НПКК» декларировала, что Китайская Народная Республика объединяется со всеми миролюбивыми и свободолюбивыми государствами и народами, и прежде всего с Советским Союзом, странами народной демократии и угнетенными нациями, и в целях обеспечения длительного мира во всем мире ведет совместно с ними борьбу против империалистической агрессии. Одновременно в программе подчеркивалась готовность Китайской Народной Республики к установлению и развитию дипломатических и торговых от­ношений с другими странами на основе принципов равенства, .взаимной выгоды и взаимного уважения территориальной це­лостности и суверенитета 26.
    Миролюбивый характер внешней политики народного Ки­тая вытекает из самой природы общественного и государст­венного строя КНР как народно-демократического государ­ства, руководимого рабочим классом. Многомиллионный ки­тайский народ сразу же после образования КНР включился в могучее движение за мир. Первая Всекитайская конферен­ция сторонников мира (октябрь 1949 г.) присоединилась к ре­
    26    «Образование Китайской Народной Республики», М., 1950, стр. 33— 34. 48.
    шениям первого Всемирного конгресса сторонников мира. На конференции был создан Китайский комитет защиты ми­ра, который призвал весь китайский народ сплотиться вокруг лагеря демократии и социализма в борьбе против империа­листических поджигателей войны. Необычайно широкий раз­мах получила в Китае кампания по сбору подписей под Сток­гольмским воззванием о запрещении атомного оружия. С 6 мая по конец ноября 1950 г. воззвание подписали около 224 млн. китайских граждан27.
    Образование Китайской Народной Республики с огром­ной радостью и воодушевлением было встречено трудящимися и прогрессивной общественностью всех стран.
    2    октября заместитель министра иностранных дел ССС,; А. А. Громыко сообщил министру иностранных дел Китай­ской Народной Республики Чжоу Энь-лаю, что Советское правительство, .движимое неизменным стремлением к под­держанию дружественных отношений с Китаем и уверенное в том, что Центральное народное правительство является вы­разителем воли подавляющего большинства китайского на­рода, приняло решение установить дипломатические отноше­ния между Советским Союзом и КНР и обменяться посла­ми 28. В тот же день Советское правительство заявило о пре­кращении дипломатических отношений с гоминдановским «правительством» в Гуанчжоу29.
    Советский Союз был первым государством, признавшим Китайскую Народную Республику. В течение октября — но­ября 1949 г. дипломатические отношения с КНР установили все страны народной демократии. Китай вступил в великое содружество государств, составляющих лагерь социализма. Это укрепило внутреннее положение и международные пози­ции КНР, создало благоприятные условия для строительства народного государства.
    Капиталистический мир встретил рождение Китайской На­родной Республики с нескрываемой тревогой. Однако вынуж­денные считаться с изменившейся международной обстанов­кой, силой и прочностью народно-демократического строя в Китае, а также учитывая свои экономические интересы, пра­вительства ряда буржуазных государств решили установить дипломатические и торговые отношения с КНР.
    Огромную роль в изменении политики этих государств в отношении Китая сыграла дружественная поддержка, оказан­ная Советским Союзом и странами народной демократии Ки­тайской Народной Республике с первых дней ее существо­вания.
    27    «People's China» (Peking), 1952, Ng 18. p. 11.
    28    «Образование Китайской Народной Республики», стр. 68
    29    Там же, стр. 87.
    В конце 1949 и в начале 1950 г. о Уфизнании народного Китая и желании установить с ним дипломатические отноше­ния заявили правительства Бирмы, Индии, Норвегии, Дании» Израиля, Афганистана, Финляндии, Швеции, Швейцарии, Гол­ландии и Индонезии.
    Двойственную позицию заняла Англия. Стремление бри­танских деловых кругов сохранить крупные капиталовложе­ния в Китае и доступ на китайский рынок побудили англий­ское правительство заявить 5 января 1950 г. о признании Ки­тайской Народной Республики. Вскоре в Пекине начались пе­реговоры об установлении нормальных дипломатических от­ношений между обеими странами. Однако, объявив о разрыве с «правительством» Янь Си-шаня на Тайване, Англия на деле продолжала поддерживать гоминдановцев и даже допу­скала явно враждебные действия по отношению к КНР. Так, английские власти задержали в Сянгане самолеты китайских, авиационных компаний, лишили китайских граждан права на свободный выезд из Сянгана и т. д.
    Страны Азии, ставшие самостоятельными после второй мировой войны, видели в Китайской Народной Республике силу, которая может оказать -серьезную помощь в упрочении их национальной независимости и в развитии их националь­ной экономики. Общность интересов в борьбе против импе­риализма и колониализма определила дружественную или благожелательную позицию большинства стран Азии в отно­шении Китайской Народной Республики.
    Советско-китайский договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Победа народно-демократической революции в Ки­тае создала исключительно благоприятные условия для раз­вития и укрепления нерушимой дружбы между двумя вели­кими соседними странами. С этого времени начался новый этап в истории Советско-китайских отношений.
    Вскоре после образования КНР, 16 декабря 1949 г., в Мо­скву с дружественным визитом прибыл Председатель Цен­трального народного правительства Китая Мао Цзэ-дун. В результате переговоров между правительственными деле­гациями Советского Союза и КНР, протекавших в обстанов­ке искренней дружбы и сердечности, были подписаны важные документы, которые имеют поистине историческое значение.
    Выдающимся событием в развитии и укреплении китай­ско-советских отношений было подписание «Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Народной Респуб­ликой» 14 февраля 1950 г. в Москве. Одновременно были за­ключены Соглашение о Китайской Чанчуньской железной до­роге, Порт-Артуре и Дальнем и Соглашение о предоставле­нии Советским Союзом долгосрочного кредита Китайской Народной Республике.
    По договору о дружбе, союзе и взаимной помощи Совет­ский Союз и Китайская Народная Республика взяли на себя обязательство принимать все необходимые меры, чтобы не допустить «повторения агрессии и нарушения мира со сторо­ны Японии или любого другого государства, которое прямо или косвенно объединилось бы с Японией в актах агрессии», а также немедленно оказывать друг другу военную и иную по­мощь в случае нападения со стороны Японии или союзных с ней государств. В договоре подчеркивалось, что оба прави­тельства будут участвовать во всех международных дейст­виях, направленных на обеспечение международного мира и безопасности. Правительства СССР и КНР обязались разви­вать и укреплять экономические и культурные связи между обеими странами и оказывать друг другу всестороннюю эко­номическую помощь «в духе дружбы и сотрудничества и в соответствии с принципами равноправия, взаимных интере­сов, а также взаимного уважения государственного сувере­нитета и территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела другой Стороны...»30.
    Учитывая коренные изменения, которые произошли на Дальнем Востоке после 1945 г. в результате поражения им­периалистической Японии и образования Китайской Народ­ной Республики, Советское и Китайское правительства согла­сились, что Советский Союз безвозмездно передаст КНР по­сле заключения мирного договора с Японией, но не позже конца 1952 г., все свои права по совместному управлению Ки­тайской Чанчуньской железной дорогой со всем принадлежа­щим дороге имуществом31. Кроме того, обе Стороны согла­сились, что к этому же времени советские войска будут вы­ведены из совместно используемой китайской военно-морской базы Порт-Артур и что сооружения в этом районе будут пе­реданы правительству КНР с возмещением затрат по их вос­становлению и строительству, произведенных СССР с 1945 г. Впредь до вывода советских войск в районе. Порт-Артура предусматривалось создание на равных началах китайско-со­ветской объединенной комиссии для руководства военными делами. Соглашение устанавливало, что гражданская адми­нистрация в зоне Порт-Артура и в г. Дальнем находится в непосредственном ведении правительства Китайской Народ­ной Республики32.
    Министры иностранных дел СССР и КНР обменялись но­тами о том, что заключенные 14 августа 1945 г. между Кита­ем и Советским Союзом соответствующие договор и соглаше­ния потеряли силу, а также, что оба -правительства конста­
    30    «Советско-китайские отлошеиия. 1917—1957. Сборник документов», М , 1959, стр. 219, 220.
    31    Там же, стр. 221.
    32    Там же, стр. 221—222.
    тируют полную обеспеченность независимости Монгольской Народной Республики в результате референдума 1945 г.33
    Произошел также обмен нотами о решении Советского правительства передать безвозмездно КНР имущество, при­обретенное советскими хозяйственными организациями у японских собственников в Северо-Восточном Китае, а также все здания бывшего военного городка в Пекине34.
    По особому соглашению СССР предоставил Китайской Народной Республике на льготных условиях (из 1% годовых) долгосрочный кредит на пять лет в размере 300 млн. ам. долл. для оплаты поставок из Советского Союза оборудования и материалов, необходимых КНР для восстановления и разви­тия народного хозяйства.
    Советско-китайский договор и соглашения от 14 февраля 1950 г., базирующиеся на принципах полного равноправия и взаимного уважения, стали незыблемой основой всесторонне­го политического, экономического и культурного сотрудниче­ства между СССР и Китайской Народной Республикой. «Но­вые китайско-советский договор и соглашения,— говорил Мао Цзэ-дун на заседании Центрального народного правительства
    11    апреля 1950 г.,— юридически закрепили дружбу между двумя великими государствами—Китаем и Советским Сою­зом, дали нам надежного союзника. Они облегчили нашу ра­боту в области внутреннего строительства и совместное про­тиводействие возможной империалистической агрессии во имя сохранения мира во всем мире»35.
    Международное значение Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой исключительно велико. Знаменуя со­бой важный этап в развитии и укреплении советско-китайской дружбы, он в то же время является примером нового типа международных отношений, установившихся между странами социалистического лагеря, крупнейшим вкладом в дело укре­пления мира и демократии на Дальнем Востоке и во всем мире.
    Враждебная политика США по отношению к КНР. Обра­зование Китайской Народной Республики означало, что пла­ны американского империализма, направленные на закабале­ние Китая, потерпели полный провал. Тем не менее прави­тельство США продолжало прежнюю политику, враждебную китайскому народу. В вопросе о признании КНР оно заняло непримиримую позицию. Политический и экономический бой­кот, активная поддержка чанкайшистской клики и сил реак­ции внутри страны, подрывная и диверсионная деятельность, грубое нарушение законных прав КНР в Организации Объ­
    33    «Известия», 1950, 15 февраля.
    34    «Советско-китайские отношения...», стр. 222.
    35    «Жэньминь жибао», 1950, 13 апреля.
    единенных Наций, попытки вовлечь другие капиталистиче­ские страны в борьбу против народного Китая —такова ли­ния США в отношении Китайской Народной Республики. Рас­считывая превратить Тайвань в плацдарм для нападения на КНР, американские империалисты поставили этот исконно китай:кий остров под свой контроль. После разгрома гомин­дановских сил на континенте на Тайвань при содействии аме­риканского правительства были переправлены полумиллион­ная армия Чан Кай-ши, почти весь китайский флот, государ­ственные архивы и золотой запас Китая.
    29 ноября 1949 г. премьер Государственного администра­тивного совета и министр иностранных дел Китая Чжоу Энь- лай сделал заявление, в котором предупредил правительства иностранных государств об ответственности в случае оказа­ния какой-либо поддержки гоминдановской клике36. Однако правящие круги США игнорировали это предупреждение. Продолжая свое вмешательство во внутренние дела Китая, они вновь предоставили Чан Кай-ши значительную военную и финансовую помощь. На Тайвань были отправлены 16 боевых кораблей, вооружение и снаряжение для пяти дивизий, ра­дарные установки, запасные части для самолетов и т. д.37 Под руководством американских специалистов на острове развернулось большое военное строительство. Порты Тайнань и Даньшуй были превращены в стоянки кораблей Тихо­океанской эскадры США, а Цзилун и Гаосюн стали фактиче­ски американскими военно-морскими базами. Под контролем американцев оказалась также база в Магунс на одном из островов Пэнху. Кроме того, США получили в свое распоря­жение аэродромы в Тайбэе, Сунсане, Тайчжуне, Тайнани и Синьчжоу, где были созданы авиационные базы, построены радиостанции и другие военные сооружения. Экономика острова была отдана на разграбление американским моно­полиям.
    Целью США было восстановление реакционной власти го­миндана и американского господства. Фактически американ­ская поддержка клики Чан Кай-ши на Тайване была интер­венцией. Однако осуществить интервенцию в Китае в более широком масштабе американские империалисты не решились: слишком высок был престиж Китайской Народной Республи­ки среди народов мира, в том числе и в широких слоях аме­риканского народа; слишком непопулярным стало потрепан­ное знамя гоминдановской реакции; в то же время Народно- освободительная армия Китая в достаточной мере показала свою силу и способность защищать революционные завоева­
    36    «Сборник документов по внешней политике Китайской Народной Республики», т. I, 1949—1951, Пекин, 1967, стр. 87 (к).
    37    Лю Да-нянь, История американской агрессии в Китае, М., 1953ь стр. 306.
    ния масс. Важную роль в предотвращении американской интервенции сыграла поддержка КНР со стороны лагеря со­циализма. В январе 1950 г., пользуясь покровительством США, гоминдановцы начали бандитские воздушные налеты на города и населенные пункты Китайской Народной Рес­публики. С Тайваня в КНР засылались американо-чанкайши- стские агенты для ведения тайной войны против китайского народа. Перед ними ставилась задача создавать во всей стра­не шпионско-диверсионную сеть, разрушать важные промыш­ленные предприятия и военные объекты, убивать партийных и государственных работников, а также активистов из рабо­чих, крестьян и интеллигенции, собирать экономическую и военную информацию, распространять клеветнические слухи, организовывать провокации, сеять недоверие к народной власти.
    Целям подрыва молодого народного государства служила и политика экономического и политического бойкота КНР, проводившаяся международными реакционными кругами во главе с правительством США. С ноября 1949 г. американские власти наложили запрет на поставку в Китай «стратегиче­ских товаров», к числу которых были отнесены металлы, хи­микаты, оборудование для нефтяной и горнорудной промыш­ленности, автомашины, нефтепродукты и др.38. В декабре 1950 г. последовало запрещение всяких торговых операций с народным Китаем и был наложен арест на имущество КНР в США.
    Борьба КНР за признание своих прав в Организации Объ­единенных Наций. После образования КНР и краха гомин­дановского режима единственным представителем Китая, вы­ступающим от его имени в международных отношениях, стало Центральное народное правительство, поддерживаемое всем китайским народом. Однако правящие круги США, стре­мясь добиться внешнеполитической изоляции народного Ки­тая, начали упорную и длительную кампанию против призна­ния законных прав КНР в Организации Объединенный Наций.
    15 ноября 1949 г. Чжоу Энь-лай направил на имя предсе­дателя Генеральной Ассамблеи ООН телеграмму, в которой заявил, что гоминдановская делегация не может представлять Китай в Организации Объединенных Наций и что единствен­ным законным представителем Китая является Центральное народное правительство39. Заявление Чжоу Энь-лая было поддержано делегацией СССР. 8 января 1950 г. в связи с созывом очередного заседания Совета Безопасности прави­тельство КНР вновь поставило вопрос о незаконности пребы­вания чанкайшистского представителя в этом ответственном
    38    «China weekly review» (Shanghai), 1949, 19 November, p. 180.
    39    «Сборник документов по внешней политике Китайской Народной Республики», т. I, стр. 86—87.
    органе ООН40, а делегат СССР внес проект резолюции о непризнании полномочий гоминдановца. Однако по настоянию делегата США советское предложение было отвергнуто.
    Несмотря на решительные требования и протесты Китай­ской Народной Республики, Советского Союза и других стран социалистического лагеря, многомиллионный Китай был ли­шен своего законного места в ООН. При поддержке США и их союзников это место было узурпировано обанкротившейся чанкайшистской кликой. Такая позиция американских правя­щих кругов была глубоко враждебна китайскому народу и государству, которое является одним из членов — основате­лей ООН и как великая держава имеет постоянное место в Совете Безопасности.
    Продолжая борьбу за восстановление прав Китая в Орга­низации Объединенных Наций, Центральное народное прави­тельство 19 января 1950 г. направило генеральному секрета­рю, членам ООН и Совету Безопасности ноту, в которой уве­домляло о назначении Чжан Вэнь-тяня главой китайской де­легации в Совете Безопасности41.
    В феврале — апреле 1950 г. правительство КНР назначило своих представителей в Экономический и социальный совет ООН, в Экономическую комиссию ООН по делам Азии и Дальнего Востока и в некоторые другие органы. Однако из-за резко враждебной позиции, занятой США, и двойственной политики Англии Центральное народное правительство было лишено возможности направить китайских делегатов для ра­боты в Организации Объединенных Наций.
    Американская агрессия против КНДР и КНР. 25 июня
    1950    г. американские империалисты спровоцировали войну в Корее, бросив войска марионеточного правительства Ли Сын Мана против Корейской Народно-Демократической Респуб­лики.
    Документы южнокорейских властей, попавшие в руки главного командования корейской Народной армии, и сам ход американской агрессии со всей очевидностью показали, что нападение на КНДР представляло собой прелюдию к напа­дению на народный Китай42. Империалистические круги США видели в народной власти КНР серьезное препятствие к установлению своего колониального господства в самом Китае и во всей Азии и, перейдя к открытой агрессии, соби­рались нанести удар КНР со стороны Кореи. В тот же день, когда лисынмановские войска напали на Северную Корею, 7-й американский военно-морской флот под предлогом «ней­трализации» Тайваня был направлен в воды Тайваньского
    40    Там же, стр. 90.
    41    «Синьхуа юэбао», 1950, № 5, стр. 1323.
    42    «Documents and materials exposing the instigators of the civil war in Korea», Pjonjang, 1950, p. 69—70.
    Стража на реке Ялу. Картина художника Цзян Чжао-хэ
    пролива43. Это было началом фактической оккупации остро вооруженными силами США.
    На Тайвань были переброшены соединения 13-й америка ской воздушной армии, и в Тайбэй прибыла специальна военная миссия США во главе с заместителем начальни штаба Макартура (командующего американскими войска? на Дальнем Востоке) бригадным генералом Фоксом. В по тах Тайваня, превращенных в базы американского флот
    были сосредоточены десятки боевых кораблей США, н с их помощью была организована военная блокада побережья Южного и Восточного Китая.
    Для того чтобы прикрыть свою агрессию флагом ООН, представители США протащили в Совете Безопасности резо­люцию, лицемерно объявлявшую Корейскую Народно-Демо­кратическую Республику агрессором. 27 августа американ­ская авиация начала систематические налеты на территорию Китайской Народной Республики. В сентябре американские войска, поддержанные воинскими частями 17 других госу­дарств, развернули наступление на корейском фронте и, пе­рейдя 38-ю параллель, устремились к границам Китая. Одно­временно усилились варварские бомбардировки мирных ки­тайских городов, гоминдановские и американские агенты ак­тивизировали шпионскую и диверсионную деятельность в КНР. Возникла непосредственная угроза безопасности Ки­тайской Народной Республики, угроза распространения вой­ны на ее территорию.
    Еще 28 июИя министр иностранных дел КНР Чжоу Энь- лай огласил заявление, в котором указал, что действия воен­но-морского флота США представляют собой вооруженную агрессию против Китая и явное нарушение устава ООН.
    24    августа Центральное народное правительство обратилось в Совет Безопасности с требованием осудить агрессию США против Китая и принять немедленные меры к выводу амери­канских войск с островов Тайвань и Пэнху44. Однако под давлением делегата США обсуждение требования Китайской Народной Республики было сорвано и перенесено на конец
    1950    г. В ноябре — декабре этот вопрос обсуждался на V сес­сии Генеральной Ассамблеи ООН. Представитель Советского Союза, поддержавший требования правительства КНР, внес проект резолюции, в котором предлагалось, чтобы Совет Без­опасности предпринял необходимые действия с целью немед­ленного прекращения агрессии США против Китайской На­родной Республики.
    28    ноября в Совете Безопасности с большой речью высту­пил специальный представитель КНР У Сю-цюань. Убеди­тельно показав всю беспочвенность попыток англо-американ­ского блока поставить под сомнение суверенные права китай­ского народа на остров Тайвань, он потребовал, чтобы Совет Безопасности осудил агрессию США против Китая и КНДР и обеспечил вывод американских вооруженных сил с Тайва­ня и всех иностранных войск из Кореи45.
    44    «Сборник документов по внешней политике Китайской Народном Республики», т. I, стр. 130; «Великое движение против американской аг­рессии и за оказание помощи Корее», Пекин, 1954, стр. 15 (к).
    45    У Сю-цюамь, О вооруженной агрессии США против Китая, М., 1950, стр. 39—40.
    Корейский крестьянин передает подарки офицеру частей китайских народных добровольцев
    Предложения Советского Союза, поставленные на голосо­вание в Совете Безопасности, были отклонены США и поддер­живавшими их странами, что свидетельствовало о намерении американских империалистов продолжать интервенцию в Корее.
    Всенародное движение против американской агрессии и за оказание помощи Корее. Агрессия США в Корее вызывала серьезную тревогу народа Китая за безопасность своей роди­ны. 30 сентября 1950 г. Чжоу Энь-лай выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что китайский народ не может отно­ситься безразлично к судьбе своих соседей, подвергшихся- на­падению со стороны империалистов46. В КНР развернулось движение против американской агрессии и за оказание помо­щи Корее. Оно охватило самые широкие слои населения. Сотни тысяч рабочих, крестьян, представителей интеллиген­ции с огромным энтузиазмом вступали в отряды народных добровольцев. Организующим центром движения стал Ки­тайский народный комитет защиты всеобщего мира и борьбы против американской агрессии.
    Преисполненные решимости отразить натиск империали­стических сил на КНДР и Китай, бойцы-добровольцы от­
    46    «Великое движение против американской агрессии...», стр. 27 (к). 484
    правлялись на корейский фронт. Их сопровождали десятки тысяч железнодорожников, шоферов и носильщиков, изъявив­ших желание поехать в Корею.
    25 октября первые отряды китайских народных доброволь­цев прибыли на фронт и вместе с корейской Народной армией начали борьбу против иностранных интервентов. Организа­ция этих отрядов явилась ярким проявлением пролетарского интернационализма и братской солидарности народов стран социалистического лагеря.
    Участие китайских народных добровольцев в освободи­тельной войне корейского народа одобрили все слои населе­ния Китая. 4 ноября 1950 г. КПК и демократические партии опубликовали совместное заявление, в котором указывалось, что американский империализм хочет распространить пламя войны на Китай. Заявление заканчивалось словами: «Демо­кратические партии клянутся, что они будут поддерживать всеми силами справедливое требование китайского народа... который добровольно взял на себя священную задачу ока­зать сопротивление американской агрессии, помочь Корее, за­щитить свои дома и свою страну»47.
    В КНР развернулась широкая кампания по сбору подар­ков для китайских добровольцев и бойцов корейской Народ­ной армии, а также средств для оказания материальной помо­щи корейскому населению, пострадавшему от войны, и на по­купку вооружения для народных добровольцев. К середине 1952 г. в Китае было собрано 5565 млрд. юаней — сумма, примерно равная стоимости 3700 военных самолетов. На фронт были отправлены сотни тысяч посылок. Трудящиеся Китайской Народной Республики вступили в патриотическое соревнование за увеличение выпуска продукции и соблюде­ние режима экономии под лозунгом: «Все для поддержки народных добровольцев!». Своим трудом рабочие и крестьяне обеспечивали фронт всем необходимым, укрепляли обороно­способность страны.
    Военное поражение агрессоров в Корее. Начало перегово­ров в Кэсоне. Стремясь осуществить свои агрессивные замыс­лы, американские империалисты бросили в Корею почти все вооруженные силы США, находившиеся ла Дальнем Восто­ке48. Но положение складывалось не в пользу интервентов.
    25    ноября 1950 г. корейская Народная армия и китайские до­бровольцы, которыми командовал генерал Пэн Дэ-хуай, пе­решли в решительное контрнаступление. При поддержке пар­тизан они освободили всю территорию к северу от 38-й парал­лели и 4 января 1951 г. заняли Сеул.
    47    «Жэньминь жибао», 1950, 4 ноября.
    48    И. Кравцов, Агрессия американского империализма в Корее (1945— 1951 гг.), М . 1951. стр. 405.
    Не желая идти на мирное урегулирование корейского во­проса, американское командование перебросило в Корею крупные воинские соединения и 25 января начало новое на­ступление. 1 февраля Генеральная Ассамблея ООН под дав­лением США проголосовала за резолюцию, объявлявшую Китайскую Народную Республику «агрессором». Эта позор­ная резолюция была принята, несмотря на то что против нее голосовали страны, население которых превышает половину населения земного шара. Она была нужна правящим кругам США для оправдания их интервенции в Корее.
    Спустя несколько месяцев, 18 мая 1951 г., США протащи­ли через Генеральную Ассамблею еще одну незаконную ре­золюцию, которая одобряла установление эмбарго на постав­ку «стратегических» и других материалов в КНР, хотя мно­гим из государств, голосовавших за резолюцию, политика эм­барго наносила серьезный экономический ущерб. На основа­нии этой резолюции во всех странах агрессивного блока была организована строгая система контроля над экспортом в Ки­тай, означавшая на деле широкую экономическую блокаду Китайской Народной Республики.
    Новое наступление объединенных сил агрессоров в Корее потерпело провал. Только ценой огромных потерь им удалось продвинуться на отдельных участках фронта на 25 км к се­веру от 38-й параллели. Однако в конце апреля Народная армия и китайские добровольцы приостановили продвижение американцев и их союзников по всему фронту, а затем от­бросили их на ряде участков за 38-ю параллель. Неудач­ным для интервентов оказалось и их майское наступление в 1951 г.
    План перенесения военных действий на территорию Китая также был сорван. Вынужденные считаться с растущей мощью КНР и всех стран социалистического лагеря, а также с крепнущей дружбой между Советским Союзом и Китай­ской Народной Республикой правящие круги США и их союзники по агрессии в Корее не решились начать широкие военные действия против Китая.
    Разбойничья интервенция США на Дальнем Востоке, про­водившаяся под флагом ООН, вызывала возмущение и него­дование во всем мире. Наряду с социалистическими странами против агрессивной политики американских монополий вы­ступало большинство государств Азии. Военные неудачи, развеявшие миф о непобедимости американской армии, обо­стрили империалистические противоречия между США и их партнерами по агрессивному блоку, которые убедились, что втянуты в явно безнадежную войну за интересы американ­ских монополий, в войну, решительно осуждавшуюся всеми народами. Недовольство дальневосточной авантюрой Вашинг­тона росло также среди населения США.
    23    июня 1951 г. представитель СССР в ООН вновь вы­двинул предложение о мирном урегулировании корейского конфликта (впервые такое предложение было выдвинуто им в начале августа 1950 г.)49. Эта инициатива Советского Сою­за была поддержана Корейской Народно-Демократической Республикой и Китайской Народной Республикой, заявивши­ми о готовности немедленно приступить к переговорам50. Под давлением мирового общественного мнения и в связи с пора­жениями в Корее правительство США вынуждено было со­гласиться на переговоры о прекращении военных действий. Они начались 10 шоля 1951 г. в древней столице Кореи — Кэсоне.
    Соединенные Штаты стремились использовать переговоры в Кэсоне для того, чтобы получить передышку на фронте, и отнюдь не собирались прекращать интервенцию в Корее. Аме­риканская авиация продолжала бандитские налеты на мир­ные города и села Кореи, систематически нарушала границы народного Китая. Организовывались военные провокации с целью помешать нормальному ходу переговоров и возложить вину за их срыв на корейско-китайскую сторону.
    Чтобы затянуть переговоры и сорвать подготовку согла­шения о перемирии, представители США в Кэсоне выдвигали явно неприемлемые требования. Представители корейско-ки­тайской стороны, решительно отвергая все попытки американ­цев навязать кабальные или неравноправные условия, неодно­кратно шли на уступки. Благодаря их твердой и настойчивой позиции в начале 1952 г. удалось достигнуть соглашения по всем пунктам перемирия, за исключением вопроса о репат­риации военнопленных. Правящие круги США отказывались урегулировать этот вопрос в духе существующих междуна­родных конвенций. Это привело к тому, что в конце 1952 г. переговоры в Кэсоне были прерваны.
    Борьба за демократическое решение японского вопроса. Важное место в агрессивных планах американских империа­листов отводилось Японии. Не считаясь с Потсдамской декла­рацией, США сразу после окончания второй мировой войны взяли курс на превращение Японии в свою колонию и военно­стратегический плацдарм на Дальнем Востоке.
    Американские агрессоры использовали территорию Япо­нии как базу для вторжения на Корейский полуостров. В Япо­нии производилось материально-техническое снабжение войск интервентов. Здесь были расположены американские аэродро­мы, на которые базировались самолеты, разрушавшие корей­ские и китайские города и села, и военно-морские базы, опи­раясь на которые американский флот осуществлял блокаду
    49    «Правда», 1951, 24 июня.
    50    «Великое движение против американской агрессии...», стр. 102 (к).
    китайского побережья. Известно, что империалисты США за­ставили участвовать в корейской войне многих японских сол­дат и офицеров.
    Чтобы ускорить возрождение японского милитаризма и превращение Японских островов в основной плацдарм для агрессии на Дальнем Востоке, американские правящие круги решили незаконно заключить сепаратный мирный договор с Японией. В опубликованном правительством США меморан­думе от 26 октября 1950 г. предлагалась такая процедура подготовки и заключения мирного договора, которая по суще­ству представляла собой попытку отстранить Китайскую На­родную Республику и другие миролюбивые государства от участия в послевоенном урегулировании на Дальнем Востоке, помешать установлению нормальных отношений между Япо­нией и ее соседями 51.
    Китай, который не раз являлся жертвой японской агрес­сии и внес наибольший вклад в борьбу против японских за­хватчиков, был особенно заинтересован в том, чтобы не допу­стить повторения войны на Дальнем Востоке. В соответствии с Советско-китайским договором о дружбе, союзе и взаимной помощи правительство КНР совместно с правительством Со­ветского Союза добивалось скорейшего заключения демокра­тического мирного договора с Японией.
    4 декабря 1950 г. Центральное народное правительство опубликовало заявление в связи с американским меморанду­мом от 26 октября. В заявлении указывалось, что мирный до­говор с Японией должен быть всесторонним, а не сепаратным, в его основу должны быть положены Каирская и Потсдамская декларации и Ялтинское соглашение. Правительство КНР ре­шительно настаивало на участии Китая в подготовке и заклю­чении мирного договора с Японией. Оно категорически возра­жало против попыток США продлить оккупацию Японии и возродить японский милитаризм, требовало строгого выпол­нения Каирской декларации, предусматривавшей возвраще­ние Китаю Тайваня и островов Пэнху, а также соблюдения других согласованных во время войны с Японией союзниче­ских решений по территориальным вопросам52.
    Эта позиция Китайской Народной Республики была вновь подтверждена в ноте Центрального народного правительства КНР правительству СССР от 22 мая и в заявлении Чжоу Энь-лая от 15 августа 1951 г. Она встретила полную под­держку* Советского правительства, которое в замечаниях по американскому проекту мирного договора с Япо­нией от 7 >мая и в ноте правительству США от 10 июня
    51 Лю Да-нянь, История американской агрессии в Китае, стр. 317.
    «Сборник документов по внешней политике Китайской Народной Республики», т. I, стр. 185 (к).
    1951    г. заявило о недопустимости и незаконности отстранения КНР от участия в подготовке и заключении мирного договора с Японией53. Советское правительство настаивало на таком урегулировании японского вопроса, которое соответствовало бы созданию мирной, демократической Японии и обеспечива­ло бы безопасность СССР, КНР и других соседних госу­дарств.
    Однако США и другие западные державы игнорировали волю советского и китайского народов. С 4 по 8 сентября
    1951    г. в Сан-Франциско проходила мирная конференция. Китайская Народная Республика не была приглашена, а Индия и Бирма отказались от участия в ее работе. Делега­ция СССР предложила пригласить на конференцию предста­вителей КНР и внесла в американский проект мирного до­говора с Японией поправки, которые делали его приемлемым для всех миролюбивых народов. Однако США не допустили даже обсуждения советских предложений и подписали с группой стран сепаратный империалистический договор с Японией. Одновременно были подписаны американо-японский «пакт безопасности» и «административное соглашение». Эти документы продлевали на неопределенный срок американскую оккупацию Японии, открывали путь для ее перевооружения и серьезно ущемляли суверенитет Японии, что препятствовало развитию нормальных отношений ее с соседними государ­ствами.
    Делегация СССР заявила о непризнании Сан-Францис- ского «мирного договора». Правительство КНР заклеймило его как договор, направленный на возрождение японского милитаризма, враждебный СССР и Китаю, как угрозу наро­дам Азии и подготовку к новой агрессивной войне54.
    Политика правящих кругов США на Дальнем Востоке вы­зывала протест и возмущение в Китайской Народной Респуб­лике. По всей стране ширилось движение сторонников мира. 344 млн. китайцев поставили свои подписи под Обращением Всемирного Совета Мира о заключении Пакта Мира между пятью великими державами:, примерно столько же человек подписалось под Обращением против перевооружения Япо­нии55. По инициативе китайских представителей на Всемир­ном конгрессе сторонников мира и сессиях Всемирного Совета Мира были рассмотрены вопросы о прекращении американ­ской агрессии в Корее, об отводе иностранных войск из Ко-
    53    «Сборник документов по внешней политике Китайской Народной Реапублики», т. II, 1952—1953, Пекин, 1958, стр. 22, 30 (к); «А chronoligi- cal of principal events relating to peace and security in Asia. 1945—1954», Peking, 1954.
    54    См. кн.: М. С. Капица, Советско-китайские отношения, М., 1958, стр. 391.
    55    «Народный Китай», 1952, № 8, стр. 12.

    реи, о мирном разрешении корейской проблемы, о заключе­нии мирного договора с Японией и др.
    Китайский народный комитет защиты всеобщего мира и борьбы против американской агрессии принял активное уча­стие в работе по подготовке и проведению конференции сто­ронников мира стран Азии и Тихого океана. На этой конфе­ренции, состоявшейся в Пекине 2—13 октября 1952 г., пред­ставители общественности 37 стран заявили решительный протест против подготовки новой воины и потребовали за­ключения подлинного и всестороннего мирного договора с Японией, прекращения войны в Корее, отмены эмбарго на торговлю с КНР, создания нормальных условий для развития торговых и культурных связей между странами Азии и Тихо­го океана.
    ЗАВЕРШЕНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ И НАЧАЛО СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА КНР (1949—1952)
    Начало мирного хозяйственного строительства и экономического преобразования страны
    Экономическое положение Китая после победы демокра­тической революции. Народное государство получило от ре­акционного гоминдановского режима тяжелое наследие. На­кануне победы буржуазно-демократической революции Китай представлял собой отсталую аграрную страну. Экономика ее носила полуколониальный характер. Доля фабрично-завод­ской промышленности в народном хозяйстве составляла в
    1949    г. всего 17% '• База тяжелой индустрии была чрезвы­чайно слабой. Машиностроение почти полностью отсутство­вало. Промышленность была оснащена устаревшим, изно­шенным оборудованием. Сельское хозяйство основывалось на примитивной средневековой технике и ручном труде и не могло удовлетворить потребностей страны в продовольствии и сырье.
    Производительные силы Китая были размещены крайне неравномерно. Около 70% тяжелой промышленности прихо­дилось на Северо-Восток. В четырех крупных портах — Шан­хае, Тяньцзине, Гуанчжоу, Циндао — было сосредоточено 70% промышленных предприятий страны. Обрабатывающая промышленность была оторвана от сырьевых и топливных баз. Многие предприятия (например, в Шанхае) работали главным образом на импортном сырье и топливе. В то же время обширнейшие глубинные районы Китая, богатые по-
    1 «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», М., 1958, стр. 32.
    реи, о мирном разрешении корейской проблемы, о заключе­нии мирного договора с Японией и др.
    Китайский народный комитет защиты всеобщего мира и борьбы против американской агрессии принял активное уча­стие в работе по подготовке и проведению конференции сто­ронников мира стран Азии и Тихого океана. На этой конфе­ренции, состоявшейся в Пекине 2—13 октября 1952 г., пред­ставители общественности 37 стран заявили решительный протест против подготовки новой войны и потребовали за­ключения подлинного и всестороннего мирного договора с Японией, прекращения войны в Корее, отмены эмбарго на торговлю с КНР, создания нормальных условий для развития торговых и культурных связен между странами Азии и Тихо­го океана.
    ЗАВЕРШЕНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ И НАЧАЛО СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА КНР (1949—1952)
    Начало мирного хозяйственного строительства и экономического преобразования страны
    Экономическое положение Китая после победы демокра­тической революции. Народное государство получило от ре­акционного гоминдановского режима тяжелое наследие. На­кануне победы буржуазно-демократической революции Китай представлял собой отсталую аграрную страну. Экономика ее носила полуколониальный характер. Доля фабрично-завод­ской промышленности в народном хозяйстве составляла в
    1949    г. всего 17% *• База тяжелой индустрии была чрезвы­чайно слабой. Машиностроение почти полностью отсутство­вало. Промышленность была оснащена устаревшим, изно­шенным оборудованием. Сельское хозяйство основывалось на примитивной средневековой технике и ручном труде и не могло удовлетворить потребностей страны в продовольствии и сырье.
    Производительные силы Китая были размещены крайне неравномерно. Около 70% тяжелой промышленности прихо­дилось на Северо-Восток. В четырех крупных портах — Шан­хае, Тяньцзине, Гуанчжоу, Циндао — было сосредоточено 70% промышленных предприятий страны. Обрабатывающая промышленность была оторвана от сырьевых и топливных баз. Многие предприятия (например, в Шанхае) работали главным образом на импортном сырье и топливе. В то же время обширнейшие глубинные районы Китая, богатые по-
    1    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», М., 1958, стр. 32.
    лезными ископаемыми и продовольствием, не имели сколько- нибудь развитой промышленности.
    Разоренная войной и ограбленная гоминдановскими за­правилами и империалистическими агрессорами страна почти не имела материальных резервов и накоплений для хозяйст­венного строительства. Финансовая система Китая находи­лась в состоянии хаоса, инфляция приняла катастрофические размеры. Покупательная способность населения резко упала. Армия, рабочие и служащие сидели на голодном пайке.
    Народное хозяйство Китая было в значительной степени разрушено и дезорганизовано. Выпуск промышленной про­дукции в 1949 г. уменьшился на 50% по сравнению с мак­симальным уровнем до освобождения2. Особенно пострадала тяжелая промышленность. Выплавка чугуна составила в
    1949    г. всего лишь 13,6%, а стали — 17,2% от наивысшего уровня производства, достигнутого до освобождения3. Легкая промышленность переживала упадок вследствие общей дез­организации народного хозяйства, нехватки сырья и падения покупательной способности населения.
    В тяжелом положении находилось также сельское хозяй­ство. Производство зерновых сократилось в 1949 г. до 74,6% довоенного уровня, хлопка—до 52% 4.
    Таким образом, с первых дней своего существования на­родно-демократическое государство столкнулось с огромными экономическими трудностями. Для их преодоления необходи­мо было в кратчайший срок перевести страну на рельсы мир­ного строительства с тем, чтобы, используя все преимущества нового общественного строя, покончить с инфляцией и ростом цен, восстановить промышленность и сельское хозяйство и на этой основе перейти к осуществлению социалистической инду­стриализации Китая.
    Как уже отмечалось, экономика КНР, возникшая на раз­валинах старого полуколониального, полуфеодального обще­ства, после победы демократической революции носила ти­пичный для переходного периода многоукладный характер. В 1949 г. продукция народного хозяйства распределялась по секторам следующим образом: государственный сектор — 8%, кооперативный — 0,2, госкапиталистический — 0,4, частнока­питалистический— 14,6, мелкотоварный — 76,8% 5. В «Общей программе НПКК» указывалось, что предприятия социалиста
    2    «Экономические успехи Китайской Народной Республики за 1949— 1953 гг.», М., 1954, стр. 164.
    3    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», стр. 40.
    4    «Экономические успехи Китайской Народной Республики...», стр. 175.— Имеется в виду уровень производства, существовавший А°
    антияпонской войны.
    6 См.: Г. В. Астафьев, Успехи социалистической индустриализации Китая («Советское китаеведение», 1958, № 1), стр. 63.
    ческого сектора «являются главной материальной базой На­родной Республики в деле развития производства, создания процветающей экономики и ведущей силой всей обществен­ной экономики»6.
    Образование социалистического сектора экономики. Одним из первых шагов народной власти в организации новой эко­номики была конфискация предприятий бюрократического капитала (включая и находившиеся в Китае японские, гер­манские и итальянские предприятия, перешедшие в руки го­миндановского правительства после победы в антияпонской войне) и образование на этой основе государственного социа­листического сектора народного хозяйства7. Конфискация проводилась военно-административными органами немед­ленно после освобождения того или иного района страны.
    В собственность государства перешли крупнейшие банки, почти все железные дороги, подавляющее большинство пред­приятий черной металлургии и основная часть предприятий других отраслей тяжелой промышленности, а также некото­рые важнейшие отрасли легкой промышленности. Таким пу­тем была создана экономическая база, обеспечившая веду­щее положение социалистического сектора. В 1949 г. удель­ный вое его в промышленном производстве составлял 26,3% 8.
    Основная работа по конфискации бюрократического капи­тала и передаче его в общенародную собственность была проведена ко времени окончания гражданской воины и лишь частично продолжалась во второй половине 1950 и в 1951 г. К концу 1950 г. в руках государства были сосредоточены почти все кредитно-финансовые учреждения, около четверти торгового оборота (включая кооперативную торговлю) и значительная часть промышленности. Особенно велика была доля государственного сектора в тяжелой промышленности: в добыче нефти—100%, в производстве стали — 97, электро­энергии— 75, в добыче угля — 71%. В отраслях легкой про­мышленности удельный вес социалистического сектора был меньше: в маслобойной — 55%, бумажной — 49, хлопчатобу­мажной— 44, спичечной — 30, табачной — 26% 9.
    Чтобы покончить с засильем иностранного капитала, на­родная власть объявила недействительными все неравно­правные договоры с иностранными государствами10. Таким образом, все особые права и привилегии империалистов в Китае были ликвидированы и политическая независимость страны была закреплена.
    6    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», М., 1952, стр. 58.
    7    Там же, стр. 51.
    8    «Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая», М., 1956, стр. 12.
    9    «Цзинцзи чжоубао», 1951, т. 12, № 1, стр. 21.
    10    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 65.
    Вслед за этим Центральное народное правительство в со­ответствии с «Общей программой НПКК» ввело государст­венный контроль над внешней торговлей и приняло политику защиты отечественного производства п. Государство сосредо­точило в своих руках управление всеми таможнями, торгов­лю золотом и серебром, запретило обращение иностранной валюты в стране. Импорт и экспорт наиболее важных това­ров были переданы специализированным государственным внешнеторговым компаниям; частные операции с этими това­рами были запрещены. Уже в 1950 г. на долю социалистиче­ского сектора приходилось 68,4% внешнеторгового оборота, а на долю частнокапиталистического сектора — лишь 31,6% 12.
    В КНР не была запрещена предпринимательская деятель­ность представителей любого государства в рамках, установ­ленных законом. Однако, лишившись империалистических привилегий, позволявших в прошлом безудержно грабить ки­тайский народ, большинство иностранных фирм и компаний предпочло постепенно свернуть свою деятельность. Впослед­ствии (в 1950—1953 гг.) в ответ на агрессивные действия США и других империалистических стран и установленную ими политику экономической блокады Китая правительство КНР вынуждено было реквизировать собственность крупней­ших компаний этих стран. 28 декабря 1950 г. Государствен­ный административный совет издал приказ о немедленной передаче местным народным правительствам всего имущества американского правительства и американских предприятий, находившихся в пределах Китайской Народной Республики, а также о замораживании всех американских общественных и частных вкладов во всех банках КНР 13. 30 апреля 1951 г. был издан приказ ГАС об изъятии имущества английской компании «Эйшиэтик ойл К0» и реквизиции всех имеющихся у нее запасов нефти14. 15 августа 1952 г. последовал приказ Шанхайского военно-контрольного комитета НОА о реквизи­ции имущества английской судостроительной верфи в Шан­хае 15. Аналогичные меры были приняты в отношении других иностранных предприятий.
    Таким образом, иностранный капитал перестал играть сколько-нибудь заметную роль в экономической жизни стра­ны. Это устранило самое большое препятствие, мешавшее в течение 100 лет развитию китайской национальной промыш­ленности. Господствующее положение и руководящая роль
    11    Там же, стр. 61.
    JJ Цн Сяо-сы, Основные сведения о нашей внешней торговле, Пекин, 1958, стр. 50—53, 66—68, 169 (к).
    13    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 257, 258.
    u «Хроника важнейших событий Китайской Народной Республики», т. I, 1949—1952, Баодин, 1958, стр. 76 (к).
    15    Там же, стр. 124.
    социалистического сектора в народном хозяйстве еще более укрепились.
    Образование социалистическою сектора принципиально изменило роль китайского пролетариата в промышленном производстве. Рабочие не только получили политические и экономические права, но и стали фактическими руководите­лями производства на государственных предприятиях. В 1950 г. народное правительство приступило к коренной пе­рестройке системы управления этими предприятиями и к ор­ганизации государственной промышленности на социалисти­ческих началах. В соответствии со ст. 32 «Общей программы НПКК» на государственных предприятиях создавались ко­митеты, которые осуществляли централизованное управление предприятиями, решали все основные производственные и организационные вопросы ,6. Во главе комитета стоял дирек­тор, в него входили также представители администрации, ра­бочих и служащих и различных общественных организаций.
    Стабилизация финансово-экономического положения в стране. Образование социалистического сектора экономики происходило в обстановке ожесточенной борьбы против ча­стнокапиталистической стихии. Особенно большую опасность для народного государства представляло сложившееся еще в гоминдановский период господство спекулянтов на рынке. Пользуясь тем, что социалистический сектор еще не окреп и не располагал достаточным количеством товаров первой не­обходимости, спекулянты резко взвинтили цены на пряжу, ткани и продовольствие, вызвали ажиотаж на рынке. С ок­тября 1949 по март 1950 г. в крупнейших городах Китая — Пекине, Тяньцзине, Ханькоу, Шанхае — цены на продоволь­ствие выросли в 20—50 раз. Спекулянты взяли в свои руки значительную часть товарооборота. Получая колоссальные прибыли, они отвлекали капиталы из сферы производства в сферу спекулятивной торговли и вносили дезорганизацию в хозяйственную жизнь страны. Пока рынок находился в руках спекулянтов, а денежное обращение было неустойчивым, ши­рокое развертывание восстановительных работ, а также улуч­шение положения трудящихся были невозможны. Поэтому борьба за установление государственного контроля над рын­ком, прекращение инфляции и стабилизация цен в стране стали одной из основных экономических и политических за­дач народной власти.
    Чтобы ликвидировать инфляцию и создать устойчивое де­нежное обращение, необходимо было прежде всего мобилизо­вать средства для обеспечения бюджета (в основном за счет сбора натурального и денежного налогов, составлявших в
    16    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 225—226.
    1950 г. 80% доходной части бюджета17). Осуществление это­го мероприятия потребовало огромных усилий со стороны коммунистической партии и китайского правительства и про­ходило в обстановке острой классовой борьбы. В этой борьбе народная власть опиралась на социалистический сектор эко­номики, на революционный государственный аппарат и на ак­тивную поддержку масс.
    Особенно трудную проблему представлял сбор зернопо­ставок в новых освобожденных районах, где революционный порядок еще не был полностью установлен и сила помещиков не была сломлена. Помещики оказывали отчаянное сопротив­ление этому мероприятию. При выполнении заданий по сбо­ру зернопоставок в конце 1949 — начале 1950 г. было убито более 3 тыс. работников налогового аппарата ,в.
    Проводя классовую политику опоры на бедняка и союза с середняком, правительство ввело в новых освобожденных районах прогрессивный налог, который предусматривал зна­чительную дифференциацию ставок в зависимости от имуще­ственного положения сельского населения. Так, для бедняц­ких хозяйств максимальная ставка равнялась 10% урожая, для середняцких—15, кулацких — 25, помещичьих — 50% ,9. Значительная часть бедняков вообще не облагалась налогом. Такая политика обеспечила народной власти поддержку все­го трудового крестьянства, помогла изолировать помещиков и сломить их сопротивление сбору зернопоставок. Немалую роль в этом отношении сыграло снижение арендной платы и ссудного процента в новых освобожденных районах.
    Благодаря этим мероприятиям налоговая кампания в де­ревне увенчалась полным успехом. К апрелю 1950 г. на госу­дарственные склады поступило более 70% зернопоставок из осеннего урожая 1949 г.20 Сосредоточив в своих руках боль­шие запасы зерна, народное государство смогло полностью обеспечить продовольствием армию и крупные города и на­нести удар спекулянтам. Важное значение для стабилизации цен имела переброска продовольствия из глубинных районов в промышленные центры, которая стала возможной, в част­ности, в результате быстрого восстановления железных дорог.
    Во время гражданской войны освобожденные районы не имели единого финансово-экономического управления. С об­разованием КНР стало необходимым централизовать руко­водство финансами и экономикой. В январе — феврале 1950 г. правительство провело подготовительные меры к осуществле­нию такой задачи. В феврале была созвана Всекитайская
    17    «Экономические успели Китайской Народной Республики...*, стр. 46.
    18    Там же, стр. 91.
    19    Там же, стр. 92.
    20    Там же, стр. 52.
    финансовая конференция, которая выработала основные за­коноположения по этому вопросу. 3 марта Государственный административный совет принял постановление о централиза­ции финансово-экономической работы21. Основное содержа­ние этого постановления сводилось к централизации доходов и расходов государства, распределения материальных ресур­сов страны, контроля над денежным обращением. Единым центром по регулированию денежного обращения стал На­родный банк Китая. Он устанавливал курс китайской валюты, ведал распределением иностранной валюты, эмиссией денеж­ных знаков.
    10 марта 1950 г. было принято постановление ГАС о цен­трализации государственной торговли22. В соответствии с по­становлением вся государственная, кооперативная и частная торговля подчинялась руководству Министерства торговли. Для контроля над рынком были созданы всекитайские госу­дарственные оптовые компании по продовольствию, тек­стилю, универсальным товарам, соляной торговле, углю и строительным материалам, изделиям местной промышленно­сти. Организация этих компаний позволила государству взять в свои руки торговлю основными товарами и регулировать цены на них. К середине 1950 г. удельный вес социалистиче­ского сектора составлял в торговле рисом — 30%, хлопчато­бумажными тканями — 40, поваренной солью — 90%
    В апреле 1950 г. был издан закон об обязательном хра­нении свободных денежных средств всех государственных учреждений и предприятий в Народном банке. Это дало воз­можность правительству взять под свой контроль денежное обращение, способствовало переходу государственных пред­приятий на безналичный расчет и вело к сокращению массы обращающихся денежных знаков. Частные банки, поддержи­вавшие спекулянтов, были реорганизованы и подчинены кон­тролю Народного банка; частные меняльные лавки, занимав­шиеся главным образом спекуляцией, закрыты.
    В результате принятых мер рынок страны в основном пе­решел под контроль государства, было положено начало ста­билизации цен. Это была первая крупная победа народной власти в борьбе с частнокапиталистической стихией. Опира­ясь на достигнутые успехи, правительство КНР смогло с се­редины 1950 г. сделать следующий шаг в перестройке эко­номики— заняться реорганизацией промышленного производ­ства и торговли и развернуть работу по завершению аграрной реформы.
    21    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр.
    198—208.
    22    Там же, стр. 233-239.
    93 Б. Г .Болдырев, Финансы Китайской Народной Республики, М., 1953, стр. 54.
    Хотя с весны 1950 г. наметилось определенное улучшение финансово-экономического положения, однако оно все еще оставалось тяжелым: восстановление промышленности и сель­ского хозяйства только начиналось, не хватало сырья и про­довольствия, существовала еще массовая безработица.
    В этой обстановке 6—9 июня 1950 г. состоялся третий пле­нум ЦК коммунистической партии, который дал народу яс­ную экономическую перспективу и наметил конкретные пути преодоления хозяйственных трудностей. Учитывая объектив­ные возможности страны, пленум установил, что китайский народ имеет все необходимое для того, чтобы в течение бли­жайших трех лет добиться коренного перелома в финансовом и экономическом положении республики и подготовить усло­вия для социалистической индустриализации Китая.
    Пленум определил три основных условия, которые должны были обеспечить выполнение этой серьезнейшей задачи: 1) за­вершение аграрных преобразований; 2) упорядочение поло­жения в промышленности и торговле; 3) резкое сокращение расходов на содержание государственного аппарата24.
    Политика использования, ограничения и преобразования частнокапиталистического сектора экономики. В начале вос­становительного периода частнокапиталистический сектор за­нимал в народном хозяйстве страны важное место. В 1950 г. на его долю приходилось 51,8% промышленной продукции (не считая кустарной) 25, 76,1 % оптовой торговли и 83,5% розничной26. В то время в Китае имелось 133 тыс. частнока­питалистических промышленных предприятий; общее число рабочих и служащих на них составляло 1815 тыс. В частной торговле было занято 6620 тыс. человек27.
    В соответствии с требованиями обстановки народно-демо­кратическое государство приняло курс на использование, ограничение и социалистическое преобразование частнокапи­талистической промышленности и торговли. В восстановитель­ный период главной была политика использования и ограни­чения. Важнейшим условием успешного осуществления этого курса было преимущественное развитие государственного сектора с тем, чтобы обеспечить его господствующее положе­ние в народном хозяйстве.
    Для быстрейшей нормализации экономической жизни стра­ны народное правительство проводило мероприятия, направ­ленные на поощрение производственной активности и полез­
    24    «Экономические успехи Китайской Народной Республики..» стр. 16—17.
    25    «Синьхуа баньюэкань», 1957, № 2, стр. 64.
    26    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Реопубликн», стр. 58.
    27    Цянь Хуа, Изменения н частной промышленности и торговле Китая йи семь лет, Пекин, 1957, стр. 8 (к).
    ной деятельности частного капитала, руководствуясь принци­пом «учета как общественных, так и личных интересов, вы­год как труда, так и капитала...»28. Это позволило уменьшить безработицу и дало государству, которое скупало продукцию частников, дополнительные фонды промышленных товаров для обмена на продукты питания и сырье, производимое кре­стьянами, что в свою очередь обеспечивало устойчивость вну­треннего рынка и стабилизацию цен.
    Курс на использование, ограничение и постепенное преоб­разование капиталистических предприятий в социалистиче­ские наталкивался на сопротивление буржуазии, которая бо­ролась против связанных с этим курсом мероприятий прави­тельства в области налогов, рыночных цен, условий труда рабочих, условий экономического сотрудничества с государ­ством и т. д. Эта борьба проводилась в самых разнообразных формах — от спекуляции до открытого саботажа отдельных предпринимателей. «Борьба между ограничениями и проти­водействием им,— указывалось в докладе Лю Шао-ци на VIII Всекитайском съезде КПК,— за последние годы была основной формой классовой борьбы внутри нашей страны, она отражает основное классовое противоречие в стране — противоречие, между рабочим классом и буржуазией»29.
    Борьба государства против частнокапиталистической сти­хии до середины 1950 г. была направлена главным образом на пресечение спекуляции и стабилизацию рыночных цен. С лета 1950 г. развернулась работа по упорядочению про­мышленности и торговли.
    После разгрома спекулянтов и централизации руководства экономикой в стране создалась новая обстановка, поскольку контроль над сферой обращения перешел в руки государ­ства и цены стали устойчивыми. Частнокапиталистический сектор не мог продолжать свою деятельность старыми мето­дами. В частной промышленности и торговле весной и летом 1950 г. произошел временны спад, повлекший за собой мас­совое закрытие частных предприятий и рост безработицы. Число безработных в июле 1950 г. возросло до 1660 тыс.80. В особенно тяжелом состоянии оказались крупнейшие при­морские центры — Шанхай, Тяньцзинь, Гуанчжоу и другие, где было сосредоточено большинство частных предприятий. Вследствие американской блокады они утратили иностран­ные рынки сбыта и источники сырья, на которые опирались прежде. Многие из этих предприятий потеряли свою прежнюю клиентуру — иностранцев, бюрократическую буржуазию, по­
    38    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 57.
    29    «Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая», стр. 19.
    80 «Экономические успехи Китайской Народной Республики...», стр. 112. 32*    499
    мещиков, а на обслуживание новых потребителей, прежде всего крестьянства, еще не переключились.
    Такое положение причиняло серьезный ущерб народному хозяйству страны. В этих условиях задача государства со­стояла в том, чтобы расширить экономические связи между социалистическим и частнокапиталистическим секторами на основе обеспечения ведущей роли социалистического секто­ра, уменьшить анархию и бесплановость капиталистического производства. Эта задача была выполнена в результате про­веденного во второй половине 1950 г. упорядочения промыш­ленности и торговли.
    Существо указанного мероприятия в области промышлен­ности состояло в том, что государство взяло в свои руки снаб­жение частных предприятий важнейшим промышленным сырьем, предоставило им заказы на переработку сырья и из­готовление продукции и в централизованном порядке на до­говорных началах стало производить скупку и сбыт выраба­тываемой ими продукции. Что касается частных торговых предприятий, государство осуществляло оптовое снабжение их важнейшими сельскохозяйственными и промышленными товарами. Благодаря такой системе частная промышленность и торговля получили значительную помощь от государства, но в то же время были поставлены под его контроль. В своей совокупности эта система позволила охватить многие частные предприятия первичными формами госкапитализма. Число таких предприятий постепенно возрастало. Если в 1949 г. они давали всего 15% всей продукции частнокапиталистической промышленности, то в 1950 г.— уже 33, а в 1951 г.—47% 3I.
    В целях дальнейшего упорядочения деятельности частно­го сектора Государственный административный совет принял 21 декабря 1950 г. «Временное положение о частных пред­приятиях». В соответствии с этим положением образование новых предприятий допускалось лишь по разрешению мест­ных или центральных органов власти, что давало возмож­ность государству контролировать деятельность частных предприятий и поощрять создание тех из них, которые были выгодны для народного хозяйства. Положение обязывало капиталистов «неуклонно проводить в жизнь все правитель­ственные законоположения о труде»32. Вопросы, затрагиваю­щие интересы труда и капитала, должны были разрешаться на консультативных совещаниях представителей обеих сто­рон или по их соглашению.
    Благодаря мероприятиям народного государства частно­капиталистический сектор вышел из состояния временной де­прессии. Число безработных к декабрю. 1950 г. уменьшилось
    31    «Синьхуа баньюэкань», 1957. № 2, стр. 69.
    32    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 248.
    на один миллион33. О темпах развития частной промышлен­ности дают представление следующие цифры: по сравнению с 1949 г. стоимость валовой продукции частных промышлен­ных предприятий восьми крупнейших городов выросла в
    1950    г. на 17%, а в 1951 г.— на 57% 34. Почти все частные предприятия были в 1951 г. рентабельными. Быстрый рост частнокапиталистического сектора явился одним из условий, позволивших уже к концу 1951 г. в основном восстановить легкую промышленность и значительно оживить товарооборот между городом и деревней. Это дало возможность государству направить главные усилия на восстановление тяжелой про­мышленности и транспорта.
    Завершение аграрной реформы. Первые шаги в кооперировании деревни
    Закон о земельной реформе. В первые годы существования Китайской Народной Республики наряду с главным внутрен­ним противоречием — между рабочим классом и буржуази­ей— в сельских районах, где проживало три четверти насе­ления Китая, сохранялось еще противоречие между кресть­янством и помещиками, без разрешения которого коренные социалистические преобразования и социалистическая индуст­риализация были невозможны.
    В результате победы демократической революции созда­лась благоприятная обстановка для проведения аграрной ре­формы на всей территории страны. 28 июня 1950 г. восьмая сессия Центрального народного правительственного совета приняла «Закон о земельной реформе Китайской Народной Республики»35, проект которого был одобрен третьим плену­мом ЦК КПК. Закон предусматривал полную ликвидацию помещичьего землевладения и всех форм феодальной экс­плуатации крестьянства.
    Классовая линия коммунистической партии при осущест­влении аграрной реформы была такова: опора на бедняков и батраков, союз с середняком и нейтрализация богатых кре­стьян с целью последовательного уничтожения феодального гнета. В законе учитывалось, что после образования КНР ку­лаки, убеждаясь в силе победившего народа, начали отказы­ваться от активной поддержки помещичьей контрреволюции. Этим объяснялась новая политика в отношении кулачества, отличная от той, которая проводилась на основании аграр­ного закона 1947 г.
    33    «Экономические успехи Китайской Народной Республики...», стр. 112.
    34    «Цзинцзи яньцзю», 1956, № 1, стр. 92.
    г’ «Конституция и основные законодательные акты Китайской Народ­ной Республики», М., 1S55, стр. 381—392.
    Согласно закону 1950 г. все земли, рабочий скот, сельско­хозяйственный инвентарь, а также излишки зерна и излиш­ние жилые строения в сельской местности, принадлежащие помещикам, подлежали конфискации.
    Земли, которые кулаки обрабатывали сами или с помо­щью наемной рабочей силы, и прочее их имущество сохраня­лись в неприкосновенности. За кулаками оставалось также право сдавать землю в аренду небольшими участками. Участ­ки земли кулаков, сдававшиеся ими в аренду и не превышав­шие более чем в два раза среднее количество земли, прихо­дившееся на душу населения в данной местности, должны были, как правило, сохраняться за ними. Остальная часть кулацких земель реквизировалась.
    Закон обеспечивал неприкосновенность земли и другого имущества, принадлежавшего середнякам (включая и зажи­точных середняков).
    Задачам социалистической революции отвечала провозгла­шенная законом национализация целинных и залежных зе­мель, крупных лесных массивов, ирригационных сооружений, озер, прудов, рек, всех недр земли, а также крупных чайных, бамбуковых, тунговых и шелковичных плантаций. Кроме того, во всех районах страны национализировалась также часть пахотных земель с целью оборудования на них опытных сель­скохозяйственных станций и государственных образцово-по­казательных хозяйств. В случае необходимости государство имело право отчуждать в общенародную собственность и другие земли.
    Все конфискованные и реквизированные земли и средства производства, кроме тех, которые подлежали национализа­ции, распределялись крестьянскими союзами среди безземель­ных, малоземельных и нуждающихся в средствах производ­ства крестьян-бедняков. Право на получение земли нарав­не с крестьянами предоставлялось и бывшим помещикам, что обеспечивало им средства существования после прове­дения аграрной реформы. Земля распределялась по числу едоков.
    Таким образом, согласно «Закону о земельной реформе КНР» 1950 г. в Китае устанавливались две основные формы землевладения: крестьянская собственность и государствен­ная (общенародная) собственность, причем система кресть­янского землевладения была преобладающей.
    Завершение аграрной реформы в КНР. После опубликова­ния нового закона в стране с новой силой развернулось все­народное движение за проведение аграрной реформы. Рефор­ма была великой антифеодальной революцией, осуществлен­ной многомиллионными массами китайского крестьянства при поддержке государства демократическом диктатуры на­рода.
    Важнейшим условием, обеспечивавшим точное выполнение закона, было руководство рабочего класса и коммунистиче­ской партии антифеодальной борьбой крестьян. Оно осуще­ствлялось через специальные бригады, которые были подго­товлены и посланы партией в деревню. Ядром их были опыт­ные работники — коммунисты, рабочие и крестьяне-активи­сты, участвовавшие в проведении аграрной реформы в старых освобожденных районах. Каждый год в эти бригады привле­калось в среднем до 300 тыс. человек36. Задача их заключа­лась в том, чтобы разъяснить крестьянам главные принципы и основные положения земельной реформы, установленные законом, помочь им создать крестьянские союзы и определить классовую принадлежность отдельных прослоек сельско­го населения, обеспечить точное проведение политики партии в аграрном вопросе и осуществить полную ликвидацию поме­щиков как класса.
    Огромную роль в проведении аграрной реформы сыграли крестьянские союзы, являвшиеся самой широкой формой ор­ганизации крестьянства, а также вооруженные отряды кре­стьян—народное ополчение.
    К июлю 1951 г. аграрная реформа была завершена на территории, где проживало около 70% сельского населения Китая, а к февралю 1953 г.— почти по всей стране. Реформа не была проведена лишь в некоторых национальных районах. Тем самым одна из основных задач демократического этапа революции в Китае—передача помещичьей земли крестьянам и уничтожение пережитков феодализма в экономике стра­ны— была выполнена.
    В результате аграрной реформы крестьяне получили 47 млн. га пахотной земли, что равнялось примерно полови­не всей обрабатываемой земли в Китае37. В общей сложности бедняки, батраки и середняки, составлявшие девять десятых сельского населения, после реформы стали владельцами поч­ти 90% всей обрабатываемой земли. Была осуществлена ве­ковая мечта китайского крестьянства — «землю — тем, кто ее обрабатывает». Кроме того, крестьяне бесплатно получили также большое количество сельскохозяйственных орудий, рабочего скота, зерна, жилых и хозяйственных построек, освободились от кабальной земельной ренты, которую они платили помещикам (более 50 млн. т зерна ежегодно).
    Завершение аграрной реформы привело к укреплению де­мократической диктатуры народа в Китае и ее основы — союза рабочего класса и трудящегося крестьянства, к усиле­нию руководящей роли пролетариата. В этом заключалось важнейшее условие развития страны по пути социализма.
    30    «Народный Китай», 1952, № 18, стр. 28.
    37    «Правда», 1952, 9 декабря.
    Аграрная реформа уничтожила остатки феодальных отно­шений, способствовала развитию производительных сил де­ревни, улучшила положение широких масс крестьянства, ускорила восстановление сельского хозяйства. Благодаря этому было обеспечено расширение внутреннего рынка для промышленности, развертывание товарооборота между горо­дом и деревней, создание важного источника накоплений для индустриализации страны.
    В результате аграрной реформы коренным образом изме­нилось и соотношение классовых сил в китайской деревне. Помещики как класс были ликвидированы, их экономическо­му и политическому господству был положен конец. Кулаче­ство было серьезно ослаблено; в отношении его проводилась политика ограничения. Трудящееся крестьянство — батраки, бедняки и середняки — взяло в свои руки власть в деревне. Повысились организованность и классовая сознательность крестьян. «Именно это,— подчеркивал Лю Шао-ци,— создало благоприятные условия для последующих социалистических преобразований и в значительной мере сократило время для кооперирования в сельском хозяйстве»38.
    Первичные формы кооперирования сельского хозяйства. Несмотря на то что экономическое положение широких кре­стьянских масс после проведения аграрных преобразований улучшилось, уровень жизни большинства крестьян продол­жал оставаться очень низким. Даже после осуществления аграрного закона 1950 г. бедняки и маломощные середняки составляли в деревне от 60 до 70% всех крестьян. Они не могли и мечтать о том, чтобы добиться зажиточной жизни на основе единоличного хозяйства и поэтому охотно откликну­лись на призыв КПК, выразив желание идти по пути коопе­рирования.
    Учитывая тягу большинства крестьян к коллективным формам хозяйства и творчески применяя ленинский коопера­тивный план, коммунистическая партия после проведения аграрной реформы начала в широких масштабах создавать в деревне первичные формы кооперации.
    Чтобы постепенно подвести крестьян к сплошному коопе­рированию деревни, компартия применила ряд переходных форм коллективного ведения хозяйства. Такими формами бы­ли различные группы взаимопомощи (временные и постоян­ные) и сельскохозяйственные производственные кооперативы низшего типа, в которых земля обрабатывалась совместно, на крестьяне сохраняли право собственности на свой земель­ный пай и основные орудия производства. Кулаки в коопера­
    38    Лю Шао-ци, Политический отчет Центрального Комитета Комму­нистической партии Китая VIII Всекитайскому съезду партии («Материя лы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая»), стр. 14.
    тивы не допускались. Постепенность в смене форм коопера­ции, личная заинтересованность в коллективном хозяйстве, строжайшее соблюдение принципа добровольности при всту­плении в кооператив явились решающими факторами, обеспе­чившими успех кооперирования китайского крестьянства.
    Первоначально в пореформенной деревне развивались главным образом временные группы взаимопомощи, созда­вавшиеся беднотой и в прошлом. Убеждаясь в преимущест­вах коллективного труда перед единоличным, крестьяне за­топляли и развивали сложившиеся временные группы, по­степенно превращая их в постоянные.
    Дзпжение за взаимопомощь в деревне проходило под ру- ког^/швом коммунистической партии и при всемерной мате­риальной поддержке народного государства. Важной вехой в развитии этого движения был проект постановления ЦК КПК о трудовой взаимопомощи и сельскохозяйственной про­изводственной кооперации (15 декабря 1951 г.). ЦК конста­тировал, что в результате аграрных преобразований возрос­ла производственная активность крестьян, которая «является одним из основных факторов, способствующих быстрому вос­становлению и развитию народного хозяйства и ускоряющих индустриализацию страны. Поэтому правильное руководство сельским хозяйством со стороны партии имеет исключитель­но важное значение»39. В проекте постановления были осуж­дены ошибочные тенденции в вопросе о развитии трудовой взаимопомощи и сельскохозяйственной производственной кооперации, выражавшиеся как в пассивном отношении к кооперированию крестьян, так и в левацкой поспешности, в стремлении перепрыгнуть через промежуточные формы коопе­рации и «одним махом» построить в деревне социализм. ЦК коммунистической партии подчеркнул в своем решении необ- ходимость массового планомерного развития групп взаимо­помощи и сельскохозяйственных производственных коопера­тивов низшего типа с тем, чтобы подготовить условия для полной победы социализма в деревне в будущем.
    Проект постановления от 15 декабря 1951 г. сыграл боль­шую роль в развитии коллективных форм крестьянского хо­зяйства. Если в 1S50 г. в Китае имелось свыше 2500 тыс. групп взаимопомощи, а в 1951 г.— свыше 4600 тыс., то в 1952 г. число их резко возросло и достигло более 8300 тыс.; в них было объединено уже более 40% крестьянских дворов. Число сельскохозяйственных производственных кооперативов- увеличилось с 300 в 1951 г. до 3663 в 1952 г.40
    39    «Аграрные преобразования в народном Китае», М., 1955, стр. 342.
    40    «Сборник материалов по производственному кооперированию & сельском хозяйстве в восстановительный период. 1949—1952 гг.», т. I, Пе­ки», 1957, стр. 25—26 (к).
    Наряду с трудовой взаимопомощью в сельскохозяйствен­ном производстве в китайской деревне уже в период аграр­ных преобразований 1950—1952 гг. широко развивалась снаб­женческо-сбытовая кооперация. Первые шаги делала кредит­ная кооперация.
    Таким образом, завершение аграрной реформы сопровож­далось возникновением и развитием первичных форм коллек­тивного труда в деревне.
    Классовая борьба в восстановительный период
    Подавление контрреволюции. Укрепление демократической диктатуры народа. Мирное хозяйственное строительство про­ходило в обстановке ожесточенной классовой борьбы. Силы внутренней реакции оказывали сопротивление демократиче­ским преобразованиям, пытались сорвать восстановление на­родного хозяйства, дезорганизовать экономику страны.
    Особенно острая классовая борьба шла в деревне. Поме­щики отчаянно сопротивлялись осуществлению аграрной ре­формы. Они пытались разложить и подкупить членов бригад по проведению реформы, создавали фиктивные крестьянские союзы, разбазаривали подлежащее конфискации имущество, убивали активистов и представителен власти, провоцировали столкновения между крестьянами, создавали контрреволю­ционные организации и вооруженные банды.
    Подрывная деятельность контрреволюции особенно усили­лась после развязывания американской агрессии в Корее. В континентальный Китай с Тайваня и из Сянгана засыла­лось большое число шпионов и диверсантов. Гоминдановские агенты совершали вредительские акты на заводах, шахтах, электростанциях и на транспорте, пытались дезорганизовать денежное обращение и торговлю.
    Интересы народа требовали подавления контрреволюции. •С этой целью китайское правительство осуществило во вто­рой половине 1950 — начале 1951 г. ряд решительных меро­приятий. Многие гоминдановские агенты были арестованы, была проведена регистрация всех бывших членов реакцион­ных организаций, запрещены наиболее реакционные религи­озные общества, уличенные в подрывной деятельности.
    14 июля 1950 г. Государственный административный совет принял решение о создании на время проведения аграрной реформы специальных народных трибуналов, перед которыми была поставлена задача: «Карать с применением правил судопроизводства, в целях укрепления демократической дик­татуры народа и завершения проведения земельной реформы, •общественно-опасные преступления лиц, предающих народ­ные и государственные интересы, тайно замышляющих вое*
    стания, нарушающих общественное спокойствие... агентов го­миндана, контрреволюционеров и лиц, препятствующих осу­ществлению земельной реформы»41. Народные трибуналы должны были разбирать также вопросы, имевшие отношение к аграрной реформе (например, связанные с определением классовой принадлежности в деревне). Они обеспечивали революционный порядок при проведении реформы и помога­ли крестьянству вести борьбу с помещиками.
    Важное значение имело утвержденное 20 февраля 1951 г. «Положение о наказаниях за контрреволюционную деятель­ность»42. Положение предусматривало суровые меры борьбы с контрреволюционерами вплоть до поражения в политиче­ских правах, конфискации имущества и смертной казни.
    Все эти законодательные акты, принятые в момент наи­большего обострения классовой борьбы в стране, защищали народное государство от посягательств контрреволюционеров и агрессоров.
    Мероприятия правительства были поддержаны всеми тру­дящимися и демократическими партиями. После опубликова­ния положения от 20 февраля в городах и селах Китая нача­лось мощное народное движение за подавление контрреволю­ции. Революционное правосудие осуществлял сам народ. По­всюду при огромном стечении людей проводились открытые показательные суды над контрреволюционерами. Присутст­вующие принимали непосредственное участие в судебном раз­бирательстве.
    В ходе движения за подавление контрреволюции была вскрыта и ликвидирована вражеская деятельность религиоз­ных феодальных обществ («Игуандао», «Даохэхуэй» и др.). а также различных миссионерских «благотворительных» ка­толических организаций, занимавшихся шпионажем и под­рывной работой против народно-демократического строя. В Пекине одна из таких организаций готовила покушение на руководителей коммунистической партии и Центрального народного правительства во время празднования годовщины образования КНР. Разгрому лодверглись также подпольные гоминдановские организации. В Шаньдуне была ликвидирова­на американо-гоминдановская «Новая социал-революционная партия Китая», созданная бывшим американским послом в Китае Стюартом. В Сычуани были разоблачены и осуждены лидеры «Младокитайской партии», готовившие вооруженный переворот и ’проводившие шпионаж в пользу американской разведки.
    В первой половине 1951 г. открытое сопротивление контр­революции было в основном сломлено. Разгром ее, проведен­ный при широкой и самой активной поддержке населения,
    41    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 383.
    42    Там же, стр. 357—361.
    еще больше упрочил демократическую диктатуру народа, спо­собствовал успешному завершению демократических реформ и восстановлению экономики страны. Важное значоч.'е -ж имел также для укрепления тыла китайских добровольцев, сражавшихся в Корее, для расширения борьбы китайского народа против американских агрессоров.
    Активное сопротивление буржуазии делу социалистическо­го строительства. В первое время после образования КНР противоречия между рабочим классом и национальной бур­жуазией несколько смягчались, поскольку народное государ­ство было занято проведением аграрной реформы, восстанов­лением экономики страны, налаживанием работы социалисти­ческого сектора и не имело еще возможности приступить к непосредственному осуществлению социалистического преоб­разования частнокапиталистических предприятий. Националь­ная же буржуазия, привлеченная к активному участию в вос­становлении промышленного производства и товарооборота в тот период, еще имела значительный простор для развития предпринимательской инициативы.
    К концу 1951 г. положение существенно изменилось. Осу­ществление аграрной реформы и других демократических преобразований подходило к концу, близилось завершение восстановления народного хозяйства, социалистический сек­тор в промышленности и торговле окреп и вырос абсолютно и относительно. Перед рабочим классом встала задача: уси­лить государственное руководство хозяйственной жизнью, расширить рамки планирования, распространив его на все стороны национальной экономики, накопить средства для индустриализации, подготовить условия для перехода к ши­роким социалистическим преобразованиям в городе и дерев­не. Объективные потребности экономического и политического развития Китая выдвигали на очередь дня вопрос о дальней­шем наступлении на частнокапиталистические элементы. В связи с этим противоречие между пролетариатом и буржуа­зией значительно обострилось.
    Оправившись от последствий гражданской войны и импе­риалистической агрессии, национальная буржуазия экономи­чески окрепла. Стремясь расширить свои позиции, она пред­приняла серьезную попытку выйти за рамки государственных ограничений и повернуть страну на капиталистический путь развития.
    В условиях демократической диктатуры народа буржуа­зия не имела возможности стать на путь открытой борьбы против рабочего класса. Поэтому она избрала замаскирован­ные методы борьбы, которые проявились в сознательных на­рушениях социалистической законности. Главными из них бы­ли так называемые «пять злоупотреблений»: уклонение от уплаты налогов, подкуп государственных служащих, хище­
    ние государственных средств, недобросовестное выполнение правительственных заказов, выкрадывание в государственных учреждениях секретной экономической информации. Наиболь­ший ущерб наносило уклонение от уплаты налогов.
    Нарушения социалистической законности со стороны бур­жуазии не были единичными актами, а носили массовый ха­рактер. Из 450 тыс. частных предприятий девяти крупнейших городов Китая, обследованных в первой половине 1952 г., в этих нарушениях было уличено более 340 тыс. Прибыль вла­дельцев этих предприятий в результате злоупотреблений и незаконных операций составляла в среднем около половины всей полученной ими прибыли43.
    Усилилась также борьба буржуазии против госкапитализ­ма. Одной из форм такой борьбы был отказ от сотрудниче­ства с социалистическим сектором. Многие капиталисты, укрепившие свое положение с помощью государственных за­казов на переработку сырья и изготовление продукции, под разными предлогами начали уклоняться от них, стремясь из­бавиться от государственного контроля. Другой формой борьбы буржуазии было использование сотрудничества с го­сударством в целях получения незаконной прибыли. Часть капиталистов, выполняя государственные заказы, представ­ляла ложные сведения о себестоимости продукции, о расходе сырья и заработной плате, заменяла полноценные материалы Худшими по качеству, наживая на этом громадные прибыли за счет государственной казны. В крупных злоупотреблениях такого рода были уличены предприниматели, выполнявшие строительные подряды и военные подряды для китайских на­родных добровольцев.
    Для того чтобы монополизировать правительственные за­казы и поглотить мелкие предприятия, капиталисты созда­вали тайные объединения в форме различных «союзов пред­принимателей одного профиля», «обществ совместных тра­пез», «отделов связи», «компаний совместной деятельности» и т. д. Примером может служить общество «Обеденные четвер­ги» в Чунцине. Первоначально оно объединяло владельцев металлургических заводов, поставивших своей целью захва­тить контроль над всей металлургией и металлообрабатываю­щей промышленностью Юго-Запада. Постепенно общество превратилось в руководящий центр борьбы капиталистов Юго-Запада против социалистического сектора. По его реше­нию был создан ряд специализированных филиалов—«Обе­денные пятницы», «Обеденные субботы», «Коллегия бухгал­теров», «Группа судостроения», «Отдел связи с 11-м заводом» и т. д. «Обеденные пятницы», подкупив крупных администра­тивных работников Чунцина, монополизировали все заказы
    на поставки для строительства железной дороги Чунцин — Чэнду, «Отдел связи с 11-м заводом» — заказы на производ­ство текстильных машин. «Обеденным четвергам» через под­купленных лиц удалось добиться права на распределение го­сударственных заказов в Чунцине, что было широко исполь­зовано для вздувания цен и удушения мелких предприятий. «Группа судостроения» пыталась прибрать к рукам все судо­строение Юго-Запада. Общество потребовало даже составле­ния такого государственного плана судостроения, который был бы целиком приноровлен к корыстным целям капитали­стов. В противном случае общество угрожало прекратить все судоремонтные работы44.
    В ряде мест экономическая борьба буржуазии переросла в политическое наступление на рабочий класс, что особенна ярко проявилось в Шанхае, круплейшем центре частного ка­питала. Создав контрреволюционные конспиративные орга­низации— «Наступательно-оборонительный союз», «Союз жизни и смерти», «шанхайская буржуазия неоднократно пыталась оказать прямое политическое давление на коммуни­стическую партию. В Чунцине упоминавшееся уже общество «Обеденные четверги» открыто потребовало, чтобы делегаты от торгово-промышленных кругов в городское собрание на­родных представителей не избирались, а назначались этим обществом 45.
    Буржуазия прилагала большие усилия для того, чтобы разложить государственный аппарат, дезорганизовать его контроль над частным сектором путем подкупа государствен­ных служащих, засылки своих агентов в государственные учреждения и предприятия, особенно в хозяйственные органы.
    Борьба против «трех» и «пяти злоупотреблений». Наступ­ление буржуазии было направлено против основных устоев народно-демократического государства и представляло собой серьезную опасность для социалистической революции, усу­гублявшуюся тем, что в рядах коммунистической партии по­сле образования КНР появились правые уклонисты, которые потеряли революционную перспективу и шли на беспринцип­ный компромисс с буржуазией. Партия вовремя разглядела эту опасность, подвергла беспощадной критике правый уклон и подняла китайский народ на разгром наступления бур­жуазии.
    Решительная борьба против буржуазии была начата кам­панией против «трех злоупотреблений» («сань фань»)—кор­рупции, расточительства и бюрократизма. Эта кампания име­ла своей целью очистить от разложившихся элементов » укрепить коммунистическую партию и государственный ап­
    44    «Жэньминь жибао», 1952, 29 февраля.
    45    Там же.
    парат с тем, чтобы подготовить базу для непосредственного наступления на буржуазию.
    Движение «сань фань» началось в Пекине в середине де­кабря 1951 г. и в январе 1952 г. охватило всю страну. Для руководства им был создан специальный орган — Комитет по контролю над проведением режима экономии во главе с ми­нистром финансов Бо И-бо.
    Движение проходило в форме общих собраний служащих государственных учреждений, на которых работа каждого служащего была всесторонне обсуждена. Разложившиеся, обюрократившиеся и нечестные элементы подвергались суро­вой критике, совершившие уголовные преступления изгоня­лись из государственных органов и предавались суду. В кам­пании «сань фань» приняло участие около 4 млн. государст­венных служащих. Всего за время кампании было признано виновными в коррупции, расточительстве и бюрократизме 4,5% государственных служащих, которые понесли должное наказание (наибольшее число таких преступлений было со­вершено в финансово-экономических и юридических ор­ганах) 46.
    В результате движения «сань фань» государственные уч­реждения были оздоровлены, упрочилась связь между орга­нами народного правительства и трудящимися, повысилась эффективность работы государственного аппарата, сократи­лись управленческие расходы.
    Укрепив таким образом позиции рабочего класса, комму­нистическая партия во второй половине января 1952 г. орга­низовала массовую кампанию против «пяти злоупотребле­ний» («у фань»), направленную непосредственно против бур­жуазии. В ходе кампании деятельность большинства частных промышленных и торговых предприятий была подвергнута строгой проверке, проводившейся правительственными орга­нами и рабочими предприятий. Вскрытые при этом преступ­ления капиталистов предавались широкой огласке и выноси­лись на суд народа.
    Буржуазия встретила движение «у фань» яростным со­противлением. Капиталисты уничтожали документацию о дея­тельности своих предприятий, закрывали их, организовывали саботаж, изымали капиталы, запугивали и подкупали рабо­чих, увольняли активистов, распускали провокационные слу­хи о «всеобщей национализации» и т. д. В ряде мест буржуа­зия создала тайные «союзы контрудара», возглавлявшие борьбу частных предпринимателей против кампании «у фань». Саботаж капиталистов в первой половине 1952 г. вызвал рез­кое сокращение деятельности частной промышленности и торговли.
    Разгром наступления буржуазии. Коммунистическая пар­тия и китайское правительство подняли на борьбу с буржуа­зией широкие массы трудящихся. «Основной курс партии и государства,— говорил Лю Шао-ци,— заключался в том, что­бы путем этой борьбы полностью изолировать от народных масс и вместе с тем от самой буржуазии незначительное чис­ло упорствующих в своих незаконных действиях буржуазных элементов и таким образом сплотить большинство буржуа­зии, выражающее желание соблюдать государственные за­коны» 47.
    Против наиболее злостных врагов народно-демократиче­ского строя из числа буржуазии были применены суровые ре­прессивные меры. 21 марта 1952 г. постановлением Государ­ственного административного совета были образованы спе­циальные временные народные трибуналы для разбора дел о нарушениях закона, совершенных промышленниками и ком­мерсантами. Этим органам предоставили право применять любую меру наказания вплоть до смертной казни. Подобные же трибуналы были созданы постановлением ГАС от 28 мар­та для разбора дел о коррупции среди государственных слу­жащих.
    Одновременно с кампанией «у фань» коммунистическая партия развернула массовую разъяснительную работу, на­правленную на повышение социалистической сознательности народа, на дальнейшее сплочение его вокруг пролетариата.
    Под руководством партии и правительства наступление буржуазии против рабочего класса было разгромлено. Дея­тельность частных предприятий поставили под жесткий госу­дарственный контроль. Было подорвано положение капитали­стов и на самих частных предприятиях. В ходе движения «у фань» и после него на многих из них (главным образом на крупных) был установлен рабочий контроль.
    Кампании «сань фань» и «у фань» были завершены в июле 1952 г. Основные результаты их сводились к следующему: 1) укрепилось руководящее положение рабочего класса в государстве и социалистического сектора в экономике; 2) бы­ла разоблачена реакционность капиталистического способа производства и буржуазии как класса в глазах всего китай­ского народа, благодаря чему повысилась социалистическая сознательность трудящихся и их активность в борьбе за со­циализм; 3) на капиталистических предприятиях была прове­дена глубокая демократическая перестройка и частично было реорганизовано производство, возросло число капиталистов, понявших необходимость принять социалистические преобра­зования и вести свое хозяйство в рамках государственного планирования.
    Историческое значение этих кампаний как одного из этапов классовой борьбы между пролетариатом и буржуази­ей состояло в том, что они окончательно обеспечили возмож­ность мирного преобразования частнокапиталистического сек­тора и создали реальные условия для широкого развития гос­капитализма в качестве главной формы преобразования.
    Подавление активного сопротивления буржуазии делу со­циалистического строительства ускорило переход к социали­стической индустриализации, дальнейшее развитие социали­стической революции как в городе, так и в деревне.
    Движение за идеологическое перевоспитание интеллиген­ции. Реформа системы народного образования. Обострение борьбы между пролетариатом и буржуазией нашло свое от­ражение и на идеологическом фронте. Старый Китай был страной отсталой не только в экономическом, но и в куль­турном отношении. Свыше 80% населения было неграмот­ным, трудящиеся фактически не имели доступа к образова­нию. Господствующей культурой была культура буржуазная. Большинство китайской интеллигенции вышло из среды экс­плуататорских классов, ее основная масса обучалась и воспи­тывалась в капиталистических странах или в созданных импе­риалистами учебных заведениях в Китае и находилась под сильнейшим влиянием буржуазной идеологии. После победы народно-демократической революции многие представители буржуазной интеллигенции стремились отстраниться от уча­стия в политической жизни, уйти в «чистую науку» и «чистое искусство». Весьма распространенные среди старой интелли­генции идеи индивидуализма и буржуазного объективизма, преклонение перед западной «демократией» и «американским образом жизни» серьезно тормозили подготовку кадров строи­телей социализма, культурно-воспитательную работу народ­ного государства.
    Первым крупным боем, который марксизм после освобож­дения Китая дал буржуазной идеологии, была критика филь­ма «Жизнь У Сюня», развернутая в 1951 г. по инициативе Центрального Комитета коммунистической партии. Искажая историческую правду, фильм противопоставлял идеям народ­ной революции реакционный реформизм, путь индивидуаль­ной борьбы, проповедовал рабскую психологию, толкал на путь смирения перед врагом, на отказ от завоеваний трудя­щихся. По сути дела это был контрреволюционный выпад против происходивших в то время аграрных преобразований. Появление фильма «Жизнь У Сюня» свидетельствовало о серьезном влиянии буржуазной идеологии на китайскую ин­теллигенцию. Поэто'му в связи с критикой фильма ЦК КПК поставил осенью 1951 г. вопрос об идеологическом перевоспи­тании интеллигенции, о перестройке ее сознания в маркси­стском духе.
    Движение за идеологическое перевоспитание проходило а
    1951    —1952 гг. главным образом среди вузовской интеллиген­ции. Застрельщиком его стал коллектив Пекинского универ­ситета. В январе 1952 г. Всекитайским комитетом НПКК бы­ло принято специальное решение о развертывании движения за идеологическое перевоспитание и учебу среди интеллиген­ции. Вскоре движение охватило всю страну. В высших учеб­ных заведениях были созданы специальные комитеты, под ру­ководством которых профессора и преподаватели изучали марксистско-ленинскую теорию, труды Мао Цзэ-дуна, исто­рию КПК. Теоретические занятия проводились в тесной связи с практическими задачами социалистического строительства, интеллигенция воспитывалась на уроках таких массовых на­родных движений, как аграрная реформа, подавление контр­революции, борьба против американской агрессии и помощь корейскому народу, кампании «сань фань» и «у фань»48.
    В результате движения за перевоспитание интеллигенции профессорско-преподавательский состав вузов сделал значи­тельный шаг вперед в ликвидации пережитков феодальной и компрадорской идеологии, в критической оценке буржуазной идеологии, в понимании и восприятии марксизма-ленинизма. Наиболее передовые представители интеллигенции в ходе дви­жения порвали с буржуазным мировоззрением и перешли на политические и идейные позиции рабочего класса. Однако в целом это было лишь начало длительного и сложного процес­са искоренения влияния буржуазной идеологии.
    Наряду с перевоспитанием старой, буржуазной интелли­генции коммунистическая партия с первых дней существова­ния КНР развернула большую работу по воспитанию новой, со­циалистической интеллигенции, по повышению культурного уровня трудящихся масс. В целях подготовки грамотных и квалифицированных строителей социализма из числа трудя­щихся народное государство в широких масштабах проводило ликвидацию неграмотности среди взрослых, создавало сеть специальных школ для рабочих и крестьян. В феврале 1951 г. Государственный административный совет принял постанов­ления об учреждении школ по повышению культурного уров­ня и краткосрочных средних школ, в которые зачислялись ра­бочие и крестьяне, участвовавшие в революционной работе, передовики производства49. Такие специальные вузы, как На­родный университет Китая в Пекине, Северо-Восточный на­родный университет и Промышленный институт в Харбине ковали революционные кадры высшей квалификации. Созда-
    48    «Очерк истории Китайской Народной Республики», Пекии, 1958, стр. 68—69 (к); Ян Хин-шун, Из истории борьбы за победу марксизма- ленинизма в Китае, М., 1957, стр. 117—120.
    49    «Законодательные акты Китайской Народной Республики»* стр. 346—354.
    ние всех этих учебных заведений было призвано в кратчай­ший срок подготовить большой отряд преданной делу револю­ции трудовой интеллигенции.
    10 августа 1951 г. правительство КНР приняло постанов­ление о реформе всей системы народного образования в стра­не с тем, чтобы открыть трудящимся дорогу к знаниям, под­чинить просвещение интересам строительства социализма, усилить подготовку инженерно-технических кадров. Согласно этому постановлению вводилась единая государственная си­стема народного образования, охватывавшая ,вее виды -подго­товки — от дошкольного воспитания в детских садах до аспи­рантуры в вузах. Реформа предусматривала также создание широкой сети начальных и средних школ для рабочих и крестьян, а также политических школ для воспитания в оево- люционном духе представителей как новой, так и старой ин­теллигенции. Особое внимание было обращено на реоргани­зацию высшей школы 50.
    Реорганизация системы высшего образования, серьезно подрывавшая влияние буржуазной и феодально-компрадор­ской идеологии на студенчество, наталкивалась на упорное сопротивление буржуазной профессуры. Чжан Дун-сунь, Цзэн Чжо-лунь, Фэй Сяогтун, Цянь Вэй-чан и другие реак­ционные профессора, окопавшиеся в Пекинском университете «Цинхуа», еще в 1950 г. созвали специальное совещание, на котором отвергли предложенный Министерством просвещения план реорганизации вузов. В 1951 г. Фэй Сяо-тун и Цянь Вэй- чжан снова выступили против правительственного плана, про­тивопоставив ему свой контрпроект, предусматривавший со­хранение буржуазной системы высшего образования. Сабо­таж реакционной профессуры был сломлен лишь в ходе дви­жения за идеологическое перевоспитание интеллигенции51.
    Реорганизация вузов, происходившая в 1952 г. осуществля­лась на основе широкого использования советского опыта. Была пересмотрена и упрощена структура учебных заведений, перестроены учебные программы и учебные пособия, значи­тельно увеличено число вузов и факультетов, готовящих ин­женерно-технические и преподавательские кадры. Появились новые вузы, которых никогда раньше не было в Китае: инсти­туты стали, авиационной промышленности, механизации сель­ского хозяйства, геологические, химические и т. д. Все высшие учебные заведения перешли в руки государства/
    Несмотря на сопротивление буржуазной интеллигенции, реформа народного образования за короткий срок увенчалась серьезными достижениями. К осени 1952 г. удельный вес ра­бочих и крестьян возрос в начальной школе до 80%, в сред­
    60    Там же, стр. 338—345.
    51    «Синьхуа баньюэкань», 1957, № 24, стр. 104—109. 33*    515
    ней — до 60, в высшей —до 20%. Удельный вес учащихся технических вузов поднялся с 18% в 1946 г. до 35,4% в 1952 г.52
    Коренным образом изменилось содержание обучения, оно было подчинено задачам воспитания масс в духе марксизма- ленинизма, задачам повышения их культурно-технического уровня, ликвидации буржуазной идеологии. Тем самым были подготовлены идеологические предпосылки для развертыва­ния дальнейшего наступления на позиции капитализма. Это был большой успех коммунистической партии и народного правительства.
    Расширение внешних экономических связей КНР. Успешное завершение восстановления народного хозяйства
    Экономическое сотрудничество КНР со странами социали стического лагеря. Проводя политику военной и экономиче­ской агрессии против Китая, империалистические круги США пытались подорвать его народное хозяйство и поколебать устои демократической диктатуры народа. Они полагали, что Китай не сможет получить необходимую помощь от стран социалистического лагеря и что экономическая блокада, пре­кращение торговли с США, Англией и другими капиталисти­ческими государствами приведут КНР к экономическому краху. Однако враги китайского народа жестоко просчи­тались.
    .. Советско-китайский договор и соглашения от 14 февраля
    1950    г. обеспечили Китаю в течение пяти лет кредиты на про­мышленное оборудование и сырье в сумме 60 млн. долл., или 240 млн. рублей ежегодно. В счет кредита и в порядке това­рообмена из Советского Союза начались поставки Китайской .Народной Республике оборудования для металлургической, машиностроительной и горнорудной промышленности, для электростанций, угольных шахт, поставки паровозов, вагонов и рельс, тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин, а также сырья и различных материалов.
    Самые разнообразные формы имела техническая помощь СССР Китаю. По просьбе Центрального народного прави­тельства Советский Союз направил в КНР в качестве совет­ников и консультантов многих квалифицированных специа­листов. Передовой советский опыт китайские рабочие и инженеры изучали не только у себя на родине, но и непо­средственно в СССР, где готовились кадры специалистов для .различных областей народного хозяйства Китая.
    52    См.: кн. Ян Хин-шун, Из истории борьбы за победу марксизма- ленинизма в Китае, стр. 121—122.
    С помощью Советского Союза в 1950—1952 гг. в Китае восстанавливалось, реконструировалось и строилось более' 50 крупнейших промышленных предприятий53. Советские специалисты принимали участие в восстановлении и реконст­рукции Пекин-Ханькоуской и Гуанчжоу-Ханькоуской же­лезных дорог, Аньшанского металлургического комбината, в строительстве первой очереди ирригационных сооружений на реках Хуайхэ, Янцзы и пр.
    Торговля КНР с Советским Союзом, развивающаяся на основе равноправия, взаимной выгоды и братского сотрудни­чества, являлась одним из важных факторов укрепления на­циональной экономики Китая. На основе советско-китайского
    Советский токарь демонстрирует метод скоростной обработки металла!
    на судостроительном предприятии в г. Далянь    i
    ■ I
    торгового соглашения и соглашения о товарообороте на
    1950    г., подписанных 19 апреля 1950 г., КНР поставляла Со-, ветскому Союзу различное сырье (вольфрам, сурьму. молиб-> ден) и продукты сельского хозяйства (чай, соевые бобы, ще? тилу, растительные масла, мясо, шерсть, шелк-сырец), полу­чая взамен промышленное оборудование, нефтепродукты, бу­магу, ткани, сахар и другие необходимые ей товары. Это сы­грало большую роль в стабилизации цен, оживлении внутрен­ней торговли и удовлетворении жизненных потребностей ки­тайского народа.
    53    М. И. Сладковский, Очерки экономических отношений СССР с Ки­таем, М., 1957, стр. 313.
    Уже в 1950 г. товарооборот между СССР и Китаем соста­вил 170% от уровня 1949 г., в 1951 г. он возрос до 236, а в 1952 г.— до 282%. Общий объем советско-китайской торговли в стоимостном выражении в 1950—1952 гг. был равен 3855,1 млн. рублей54. Экспорт китайских товаров в Советский Союз составлял в 1952 г. 54% общей стоимости всех товаров, экспортировавшихся Китаем, а вывоз из СССР — 53% обще­го импорта Китайской Народной Республики55.
    Успешно развивались экономические связи КНР и со странами народной' демократии. На протяжении 1950 г. бы­ли заключены первые торговые соглашения с Польшей, Чехо­словакией, КНДР, Германской Демократической Республи­кой; в 1951 г.— с Венгрией и Болгарией, в 1952 г.— с Румы­нией. КНР поставляла в эти страны различное сырье и това­ры, получая взамен промышленное оборудование.
    Дружественные экономические и культурные связи, уста­новившиеся между КНР и другими государствами социали­стического лагеря, способствовали, восстановлению народно­го хозяйства, укреплению внутреннего положения и междуна­родных позиций Китайской Народной Республики.
    Торговые связи КНР с капиталистическими странами. В результате проводимого империалистическими держа­вами курса на политическую и экономическую изоля­цию Китайской Народной Республики удельный вес капита­листических государств во внешней торговле КНР за 1950—
    1952    гг. сократился с 74 до 28% 56. Однако объем торговли Китая с этими странами оставался довольно значительным. Так, например, английский экспорт в Китай составлял 2,68 млн. ф. ст. в 1951 г. и 4,54 млн. ф. ст. в 1952 г.57 Поли­тика блокады и эмбарго больше всего ударила по экономиче­ским интересам тех государств, которые, подчинившись дик­тату США, прервали свои традиционные торговые отношения с Китаем. Поэтому общественность и наиболее дальновидные представители торгово-промышленных кругов капиталистиче­ских стран выступали против этой политики, за развитие ши­рокой торговли с Китайской Народной Республикой.
    В апреле 1952 г., во время Международного экономиче­ского совещания в Москве, китайская делегация заключила с представителями деловых кругов Англии, Франции, Ита­лии, Западной Германии, Бельгии, Швейцарии и других ка­питалистических государств торговые соглашения и контрак­ты на общую сумму 224 млн. долл.58 После совещания япон­
    54    Там же, стр. 310.
    55    «Народный Китай», 1953, № 4( Стр. 10.
    66    М. И. Сладковский, Очерки развития внешнеэкономических отноше­ний Китая, М., 1953, стр. 283.
    ,i7 «Statesman’s year-book, 1954», London, 1954, p. 874.
    58 «Экономические успели Китайской Народной Республики...», стр. 218.
    ские делегаты подписали в Пекине торговое соглашение с Китаем на сумму 60 млн. ф. ст.59 В течение 1952 г. были под­писаны новые торговые соглашения между Китайской На­родной Республикой и представителями деловых кругов Франции, Западной Германии, Англии и Японии. Эти согла­шения и контракты не были полностью выполнены из-за про­тиводействия со стороны США и других империалистических держав, однако они свидетельствовали об усиливавшейся тенденции капиталистических стран к развитию нормальных торговых отношений с Китаем. Уже в 1952 г. экспорт Англии в КНР увеличился на 70% по сравнению с 1951 г.60
    Развивалась также торговля Китайской Народной Рес­публики со странами Азии. В 1951 г. Индия закупила в КНР более 500 тыс. т риса и гаоляна61. В декабре 1952 г. в Пекине было заключено торговое соглашение между Китаем и Цей­лоном сроком на пять лет. Цейлон должен был поставлять каучук в обмен на китайский рис. Это соглашение спасло от безработицы 300 тыс. рабочих каучуковой промышленности Цейлона, помогло стране преодолеть острую нехватку риса и в то же время дало возможность КНР получить необходи­мое для ее промышленности сырье62.
    Таким образом, торгово-экономические отношения между Китайской Народной Республикой и странами Азии склады­вались и развивались на основе равноправия и взаимной вы­годы. Это был еще один удар по американской политике блокады и эмбарго.
    Основные итоги восстановительного периода.. К концу
    1952    г. благодаря героической борьбе трудящихся Китая под руководством коммунистической партии восстановление на­родного хозяйства было полностью завершено. Большинство отраслей экономики не только достигло наивысшего уровня, зафиксированного до освобождения страны, но и превзошло его.
    Главным итогом восстановительного периода было увели­чение удельного веса социалистического сектора в экономике страны. Доля его в промышленности возросла с 26,3% в 1949 г. до 41,5% в 1952 г., а доля частнокапиталистического сектора соответственно сократилась с 48,7 до 30,7%. Удель­ный вес государственного сектора в оптовой торговле возрос с 23,8% в 1950 г. до 63,2% в 1952 г., в розничной торговле — с 16,4 до 42% 63.
    69    Там же, стр. 217.
    60    «Statesman s year-book, 1954», p. 874.
    61    М. И. Сладковский, Очерки развития внешнеэкономических отно­шений Китая, стр. 285.
    62    «Народный Китай», 1954, № 2, стр. 10:
    63    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», стр. 35, 58.
    Другим важным итогом было восстановление и быстрое развитие промышленности, прежде всего тяжелой промыш­ленности— главной материальной базы социализма. Комму­нистическая партия Китая с самого начала уделяла ей ис­ключительное внимание. По темпам роста тяжелая промыш­ленность обгоняла все другие отрасли народного хозяйства. В первые два года восстановительных работ вследствие гро­мадных разрушений она еще значительно отставала от доре­волюционного уровня, но к концу 1952 г. достигла наивыс­ших в истории Китая показателей: производство стали по сравнению с максимальным уровнем до освобождения со­ставило в 1952 г. 146%, чугуна—105, добыча угля—102,7, нефти — 136% 64.
    Особенно быстро развивались металлургия и машино­строение. За 1949—1952 гг. были восстановлены и частично реконструированы крупнейшие металлургические предприя­тия Китая — Аньшаньский комбинат, угольно-металлургиче­ские предприятия в Бэньси. сталелитейные заводы. За эти три года было введено в действие более 20. современных крупных и средних доменных печей, мощность мартеновских цехов была доведена до уровня, соответствовавшего макси­мальному довоенному. К 1952 г. продукция машиностроения по сравнению с 1949 г. увеличилась почти в восемь раз65. В Китае появились некоторые новые отрасли машинострое­ния: производство сельскохозяйственных машин, оборудова­ние для текстильной и горнодобывающей промышленности.
    Успешно развивалась и легкая промышленность. Произ­водство хлопчатобумажных тканей составило в 1952 г. 193% по сравнению с наивысшим уровнем до освобождения, про­изводство бумаги соответственно — 225,3, сигарет—112,1 % 66.
    Быстрые темпы роста промышленности повысили удель­ный вес промышленной продукции в валовой продукции на­родного хозяйства. Если в 1949 г. доля продукции современ­ной промышленности в общей стоимости промышленного и сельскохозяйственного производства равнялась 17%, то в
    1952    г. она возросла до 26,7% 67.
    В результате патриотического соревнования за увеличение выпуска продукции и соблюдение режима экономии заметно выросла производительность труда в стране. В ходе героиче­ской борьбы на трудовом фронте из среды рабочих выдвину­лись многие передовики. В 1951 г. в Китае было уже около
    90    тыс. рабочих — отличников труда68.
    64    «Развитие народного хозяйства Китайской Народной Республики (статистические показатели)», М., 1956, стр. 18.
    65    «Основные показатели «развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», стр. 36.
    66    Там же, стр. 40.
    67    Там же, стр. 32.
    К концу 1952 г. была восстановлена сеть железных дорог Китая. Огромные капиталовложения были сделаны в строи­тельство новых железных дорог. К августу 1952 г. было по­строено 1267 км новых железнодорожных линий, в том числе Чэнду — Чунцин и Тяньшуй — Ланьчжоу69. Эти линии имели особенно большое значение для хозяйственного развития Юго-Западного и Северо-Западного Китая.
    Большие успехи были достигнуты в восстановлении и раз­витии сельского хозяйства. В 1952 г. валовой сбор зерна в стране составил около 164 млн. т и превысил максимальный довоенный уровень. Производство хлопка увеличилось по сравнению с наивысшими довоенными показателями в пол­тора раза70.
    В течение 1950—1952 гг. народная власть успешно прео­долела инфляцию, добилась стабилизации розничных цен и ликвидировала огромную диспропорцию между ценами на сельскохозяйственное сырье и промышленную продукцию.
    На базе экономических успехов повысился материальный и культурный уровень китайского народа. На государствен­ных предприятиях коренным образом изменились условия труда. Рабочий день сократился с 14—16 до 8—10 часов в сутки. Была введена система государственного страхования. В 1951 г. реальная заработная плата рабочих в среднем по стране увеличилась на 60—120% по сравнению с 1949 г.71 Предоставление трудящимся пенсий и пособий, бесплатной медицинской помощи, путевок в санатории, дома отдыха, а также другие виды социального обеспечения значительно улучшили материально-бытовое положение рабочих и слу­жащих.
    Развивались просвещение и здравоохранение. Общее чис­ло учащихся в стране в 1952/53 учебном году достигло 54 млн., т. е. по сравнению с 1949/50 г. выросло в два с лиш­ним раза, в том числе в начальных школах — на 109,5%, в средних учебных заведениях — на 148%, в вузах — на 65,5%. Огромную роль в общем подъеме культуры в Китае играла проводившаяся в широких масштабах ликвидация неграмот­ности. Газеты и книги начали входить в жизнь народа. Годо­вой тираж газет в 1952 г. по сравнению с 1950 г. вырос бо­лее чем в два раза, журналов — в шесть раз, книг — почти в три раза72. Больницы и медпункты появились в самых глу­хих районах страны.
    За годы восстановительного периода произошли глубокие классовые сдвиги в китайском обществе. Класс помещиков и
    69    Там же, стр. 195.
    70    Там же, стр. 252.
    71    Там же, стр. 244.
    72    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики*, стр. 62—63.
    Чтение газеты. Картина художника Цзян Чжао-хэ
    класс бюрократической буржуазии были ликвидированы. Предприятия национальной буржуазии увеличили абсолют­ные размеры производства, однако удельный вес частнокапи­талистического сектора в экономике страны значительно уменьшился. Политическое влияние буржуазии в результате крупнейшего поражения, которое она потерпела в ходе дви­жений «сань фань» и «у фань», резко упало. В то же время авторитет и мощь рабочего класса значительно выросли, уси­лилась его руководящая роль в государстве, укрепился союз пролетариата и крестьянства.
    Огромные изменения произошли в деревне. Индивидуаль­ное крестьянское хозяйство стало основой сельской экономи­ки. Однако уже в годы восстановительного периода крестьян­ство, переходя к различным формам коллективного труда, начало становиться на путь кооперирования. Благодаря за­вершению аграрной реформы, развертыванию товарооборота между городом и деревней, развитию первичных форм коопе­рирования крестьян, огромной экономической помощи, кото­рую оказывало государство деревне, политический союз ра­бочих и крестьян, сложившийся в годы гражданской войны, получил прочную экономическую основу.
    В ходе движения за сопротивление американской агрес­сии и оказание помощи Корее, в борьбе за проведение демо­кратических реформ и восстановление народного хозяйства повысилась организованность трудящихся. К началу 1953 г. число членов профсоюзов в стране выросло до 12 млн., а численность Новодемократического союза молодежи Китая превысила 9 млн. Демократическая федерация женщин Ки­тая объединяла 76 млн. человек. К концу восстановительного периода число крестьянских союзов в Восточном, Центрально- Южном, Юго-Западном и Северо-Западном административ­ных районах достигло 88 млн., в снабженческо-сбытовых кооперативах состояло 148 млн. человек.
    Таким образом, к концу 1952 г. были созданы необходимые политические и экономические условия для перехода к широ­кому плановому хозяйственному строительству, к постепен­ному осуществлению социалистических преобразований сель­ского хозяйства, кустарного производства и капиталистиче­ской промышленности и торговли.
    РАЗВЕРТЫВАНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ
    ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИИ (1953—1955)
    Начало первой пятилетки
    Генеральная линия КПК в переходный период. Успешное восстановление народного хозяйства создало все необходимые предпосылки для дальнейшего развертывания социалистиче­ской революции в Китае. Это потребовало уточнения и кон­кретизации генеральной линии КПК в переходный период, намеченной в общих чертах еще на втором пленуме Централь­ного Комитета коммунистической партии в марте 1949 г. В 1952 г. ЦК КПК принял программный документ «Бороться за мобилизацию всех сил для превращения нашей страны в великое социалистическое государство», в котором была окон­чательно сформулирована генеральная линия партии и по­дробно изложены принципы решения главных вопросов социа­листической революции и социалистического строительства в Китае. Этот документ был выработан, исходя из марксистско- ленинского учения о переходном периоде, на основе творче­ского изучения опыта строительства социализма в СССР и обобщения практики социалистической революции в Китае.
    Генеральная линия КПК в переходный период была опре­делена следующим образом: «...В течение довольно длитель­ного периода времени постепенно осуществить социалистиче­скую индустриализацию страны и постепенно провести социа­листические преобразования сельского хозяйства, кустарной промышленности и капиталистической промышленности и торговли»1. Таким образом, сущность генеральной линии за­ключается в том, чтобы социалистическую собственность на средства производства сделать единственной экономической
    1    «Бороться за мобилизацию всех сил для превращения нашей страны в великое социалистическое государство» («Хрестоматия по курсу социа­листического «воспитания», Пекин, 1957), стр. 347 (к).
    основой народно-демократического государства и на базе но­вых производственных отношений организовать мощный лодъем производительных сил страны. Эта линия отражает общие закономерности перехода к социализму. В 1954 г. она была принята Всекитайским собранием народных представи­телей и записана в Конституцию КНР в качестве основной задачи страны в переходный период.
    Коммунистическая партия не только наметила программу социалистического переустройства общества, но и определила конкретные пути и методы осуществления социалистических преобразований в Китае.
    «Единственной материальной основой социализма,— писал Ленин,— может быть крупная машинная промышленность, способная реорганизовать и земледелие»2. В соответствии с этим указанием КПК в качестве центрального звена социали­стического строительства в Китае выдвинула задачу социа­листической индустриализации страны, т. е. создания мате­риально-технической базы, которая смогла бы обеспечить по­строение социалистического общества. Партия подчеркивала при этом, что только политика преимущественного, форсиро­ванного развития тяжелой промышленности, оправдавшая себя на практике в СССР, даст возможность быстрыми тем­пами привести Китай к экономическому расцвету, позволит покончить с нищетой и отсталостью в кратчайшие историче­ские сроки 3.
    Опыт социалистического строительства в 1949—1952 гг., и в особенности опыт движения против «трех» и «пяти злоупо­треблений», подтвердил, что принятый КПК курс на мирное проведение социалистических преобразований полностью от­вечает конкретным условиям Китая. Формы преобразований, родившиеся и проверенные в восстановительный период, были использованы коммунистической партией при осуществлении социалистического переустройства страны.
    Социалистическое преобразование сельского хозяйства решено было проводить на основе ленинского кооперативного плана путем постепенного перехода крестьян к социалистиче­скому коллективному хозяйству через ряд промежуточных форм. «Конкретный путь такого постепенного производствен­ного объединения крестьян состоит в том, чтобы через времен­ные группы взаимопомощи, в которых осуществляется про­стейшее объединение труда, и постоянные группы взаимопо­мощи, в которых... осуществляется некоторое разделение тру­да и появляется небольшая общественная собственность, пе­реходить к сельскохозяйственным кооперативам, в которых
    2    В. И. Ленин, III Конгресс Коммунистического Интернационала (Со­чинения, т. 32, изд. 4), стр. 434.
    3    «Бороться за мобилизацию всех сил для превращения нашей стра­ны в великое социалистическое государство», стр. 351—352 (к}.
    земля вносится в качестве пая, осуществляется единое веде­ние хозяйства и имеется сравнительно большая обществен­ная собственность, а от них — к более высокой форме сель­скохозяйственных производственных кооперативов, основан­ных на полностью социалистической коллективной собствен­ности крестьян (т. е. к колхозам). Это и есть путь развития кооперирования от ростков социализма к большему числу элементов социализма и далее — к полному социализму, т. е. путь постепенного осуществления социалистического преоб­разования сельского хозяйства»4.
    Генеральная линия предусматривала также широкое раз­витие снабженческо-сбытовой и кредитной кооперации в де­ревне как важного средства, позволяющего ограничить капи­талистическую эксплуатацию и разорвать экономические свя­зи между крестьянством и буржуазией. Кооперирование сельского хозяйства должно было осуществляться при опоре на бедняка и в союзе с середняком, на основе полной добро­вольности.
    Социалистическое преобразование кустарной промышлен­ности намечалось проводить путем добровольного объедине­ния кустарей в различные виды производственной кооперации (производственные группы, производственные снабженческо- сбытовые кооперативы, производственные кооперативы) 5.
    Важной составной частью генеральной линии был курс на социалистическое преобразование частнокапиталистической промышленности и торговли. Обобщив опыт восстановитель­ного периода, КПК пришла к выводу, что в китайских усло­виях лучшим способом преобразования капиталистических предприятий является превращение их в смешанные государ­ственно-частные, которые представляют собой высшую форму госкапитализма в Китае. Такое превращение должно было осуществляться постепенно, путем планомерного перехода от низших форм госкапитализма к его высшей форме. Для этого необходимо было прежде всего усилить руководство частно­капиталистической промышленностью и торговлей со стороны социалистического сектора и народного государства6.
    При разработке программы социалистического переуст­ройства общества КПК придавала особое значение усилению партийного руководства делом социалистического строитель­ства, укреплению и совершенствованию народно-демократи­ческого государства, расширению социалистической демокра­тии. КПК требовала улучшения политического просвещения коммунистов, изучения ими марксистско-ленинской теории и опыта Советского Союза, активизации борьбы против бур­жуазной идеологии, укрепления партийной дисциплины и.
    4    Там же, стр. 359—360.
    5    Там же, стр. 364—365.
    ® Там же, стр. 368—370.
    сплоченности партии, неуклонного проведения в жизнь прин­ципа коллективного руководства1.
    Осуществление генеральной линии КПК в переходный пе­риод проходило в борьбе против различных отклонений от линии партии вправо и «влево». КПК боролась как против попыток приостановить революцию, задержать ее на бур­жуазно-демократическом этапе, отказаться от ограничения капитализма в городе и деревне, так и против левацкого требования построить социализм «в одно.прекрасное утро», заменить политику мирных социалистических преобразований политикой экспроприации или вытеснения национальной бур­жуазии. Партия дала решительный отпор попыткам свернуть ее с правильного пути и, творчески применяя марксистско- ленинское учение о переходном периоде к условиям Китая* дала народу четкую программу борьбы за победу социализма
    Первый пятилетний план развития народного хозяйства. Конкретным воплощением генеральной линии КПК в переход' ный период явился первый пятилетний план развития народ­ного хозяйства КНР на 1953—1957 гг. Составление проекта этого плана началось еще в 1951 г. и в 1953 г. в основном закончилось (с этого времени план стал осуществляться). В последующие два годя он дополнялся и уточнялся. В мар­те 1955 г. проект был обсужден и одобрен Всекитайской кон­ференцией КПК, а в июле 1955 г. официально принят второй сессией Всекитайского собрания народных представителей. Длительная подготовка плана объяснялась недостатком све­дений о ресурсах страны, трудностями, порожденными много- укладностью экономики, отсутствием опыта перспективного планирования, малым опытом хозяйственного строительства, а также осложнениями, вызванными агрессией США в Корее.
    Главные задачи первого пятилетнего плана определялись основными задачами государства в переходный период и со­стояли в том, чтобы создать первичную базу для социалиста ческой индустриализации Китая, социалистического преобра­зования сельского хозяйства и кустарной промышленности, частной промышленности и торговли8.
    В соответствии с курсом на преимущественное развитие тяжелой индустрии в пятилетнем плзне было определено, что 88,8% всех ассигнований на промышленное капитальное строительство направляется в производство средств произ­водства и 11,2%—в легкую промышленность9. Значительные капиталовложения были предназначены для развития транс­порта и связи, сельского хозяйства, культуры, просвещения, и здравоохранения. Первый пятилетний план предусматривал
    7    Там же, стр. 370—374.
    8    См.: ^Материалы второй сессии Всекитайского собрания народных представителей», М., 1956, стр. 256.
    9    Там же, стр. 263.
    строительство 694 важнейших промышленных объектов, в том числе 156 предприятий, проектировавшихся и строившихся с помощью Советского Союза 10. Наиболее крупными из них были такие мощные современные предприятия, как Ань- шаньский, Уханьский и Баотоуский металлургические комби­наты, автомобильный завод в Чанчуне, тракторный завод в Лояне, заводы тяжелого машиностроения в Тайюане и Фула- эрцзи и др.
    Первый пятилетний план намечал весьма высокие темпы развития народного хозяйства. Валовую продукцию промыш­ленности (не считая кустарной) намечено было увеличить к 1957 г. на 98,3% против уровня 1952 г., продукцию сельского хозяйства — на 23,3%. При этом государственная промыш­ленность и тяжелая индустрия должны были развиваться еще быстрее. Если для промышленного производства в це­лом предусматривался среднегодовой прирост в 14,7%, то для производства средств производства— 17,8, а для государ­ственной промышленности—18,1%. Это обеспечивало повы­шение удельного веса государственной промышленности в валовой продукции промышленности с 52,8% в 1952 г. до 61,3% в 1957 г. и удельного веса тяжелой индустрии соответ­ственно с 39,7 до 45,4% п.
    В пятилетнем плане устанавливались также конкретные задания по социалистическому преобразованию сельского хо­зяйства, кустарной промышленности и частнокапиталистиче­ской промышленности и торговли.
    Грандиозная программа социалистического строительства, намеченная в первом пятилетнем плане, потребовала от ки­тайского народа больших усилий. Хотя к концу 1952 г. Китай превзошел наивысший уровень производства, достигнутый до освобождения, однако это был уровень отсталой, нищей стра­ны. Доля продукции современной промышленности составля­ла всего лишь 26,7% продукции народного хозяйства12. Чрез­вычайно слабой была база тяжелой индустрии. По уровню производства важнейших промышленных изделий на душу населения Китай отставал от развитых индустриальных го­сударств на 50—100 лет. Страна испытывала острую нехват­ку капиталов для финансирования промышленного строитель­ства, сильно ощущался недостаток подготовленных техниче­ских кадров. Несмотря на быстрый рост государственного сектора, частный капитал все еще сохранял значительные по­зиции в промышленности и торговле. Деревня представляла собой океан мелких крестьянских хозяйств, основанных на ручном труде и примитивной технике.
    10    Там же. стр. 2S6.
    п Тчм же, стр. 266—267.
    19    Там же, стр. 104.
    Все эти трудности были преодолены благодаря правиль­ному руководству Коммунистической партии Китая, благода­ря тому, что КПК, максимально используя преимущества со­циалистического строя и опираясь на братскую поддержку Советского Союза и стран народной демократии, подняла массы на борьбу за выполнение пятилетки, вдохнула в них веру в неизбежную победу социализма.
    Наступление на капиталистические элементы города. По­сле разгрома в 1952 г. наступления буржуазии на рабочий класс ее деловая активность в известной мере снизилась. В результате наметился некоторый спад производства на ка­питалистических промышленных предприятиях, что наносило ущерб экономике страны. Поэтому народно-демократическое государство, усиливая контроль над деятельностью частных предприятий, увеличило вместе с тем выдачу ссуд капитали­стам, закупку продукции частных предприятий, а также за­казы на переработку сырья и изготовление продукции и т. д.
    Благодаря этим мерам частнокапиталистический сектор в
    1953    г. значительно вырос по сравнению с 1952 г. Валовая продукция частнокапиталистической промышленности соста­вила в 1953 г. в стоимостном выражении 13 109 млн. юаней против 10 526 млн. в 1952 г., достигнув наивысшего после освобождения страны уровня. Товарооборот частных торго­вых предприятий был равен в 1953 г. в оптовой торговле — 8015 млн. юаней (в 1952 г.— 6882 млн.), в розничной —
    14    081 млн. (в 1952 г.— 12 149 млн.)13.
    Вследствие более быстрых темпов развития государствен­ного сектора в промышленности и распространения низших форм госкапитализма и кооперирования доля частнокапита­листического сектора продолжала неуклонно снижаться. Однако он все еще занимал довольно сильные позиции (в
    1953    г. на частных предприятиях было выработано 29,3% всей промышленной продукции14) и представлял серьезную опасность для дела социализма.
    Оживление частной промышленности и торговли в 1953 г. сопровождалось ростом сопротивления буржуазии социали­стическим преобразованиям. Многие капиталисты стреми­лись уклониться от государственных заказов на переработку сырья и изготовление продукции, пытались самостоятельно расширить производство и сбыт промышленной продукции, нарушали государственные плановые цены. К концу 1953 г. усилилась спекуляция хлопчатобумажными тканями, мукой, растительными жирами и другими товарами первой необходи­мости. Частный капитал делал попытки захватить контроль над экономическими связями между городом и деревней, по­
    13    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», М., 1958, стр. 57.
    14    Там же, стр. 35.
    дорвать союз рабочего класса с крестьянством. В этих целях капиталисты-промышленники старались установить тесный контакт с торговой буржуазией, чтобы совместно бороться против экономической политики государства.
    Частнокапиталистический сектор, сыгравший определен­ную роль в восстановлении народного хозяйства, уже в основ­ном исчерпал свои положительные возможности и становился все более ощутимым препятствием для дальнейшего разви­тия производительных сил страны; присущая ему анархия производства вступала в непримиримое противоречие с пла­новой социалистической экономикой. Поэтому в соответствии с задачами первого пятилетнего плана народно-демократиче­ское государство начало с 1953 г. решительное наступление на капиталистические элементы города. В первые годы пятилет­ки (1953—1955) оно шло главным образом в трех направле­ниях: 1) резкое усиление позиций государственного сектора в сфере обращения (путем вытеснения частного капитала из оптовой торговли, кооперирования и внедрения низших форм госкапитализма в розничной торговле); 2) перевод большин­ства частных промышленных предприятий на начальную сту­пень госкапитализма и 3) планомерное насаждение, преиму­щественно в крупной промышленности, высших форм госка­питализма.
    19    ноября 1953 г. Государственный административный со­вет принял постановления о введении плановых государствен­ных закупок зерна и масличных культур и планового снабже­ния населения зернопродуктами и растительными жирами. 9 сентября 1954 г. такой же порядок был введен для загото­вок хлопка и снабжения хлопчатобумажными тканями. Эти постановления обязывали крестьян продавать государствен­ным органам излишки зерна, семена масличных культур и хлопок по ценам, установленным государством; в целях улуч­шения снабжения населения и правильного использования фондов вводилось рационирование зернопродуктов, расти­тельных жиров и хлопчатобумажных тканей, идущих на по­требительские нужды; частная торговля этими товарами была запрещена 1б.
    Концентрация в руках государства крупных запасов основ­ных продуктов сельского хозяйства дала возможность обес­печить бесперебойное и планомерное снабжение легкой про­мышленности сырьем, а растущего населения городов продо­вольствием и вместе с тем позволила пресечь спекуляцию, стабилизировать цены на товары, в более широких масшта­бах проводить планирование развития народного хозяйства. Этими постановлениями был также нанесен сильный удар по
    15    «Конституция и основные законодательные акты Китайской Народ­ной Республики», М., 1955, стр. 332—342.
    кулачеству и городской буржуазии: частные промышленники были в значительной мере изолированы от торговой буржуа­зии и кулаков, а также от сельского рынка. Под воздействием этих мероприятий, а также благодаря быстрому росту госу­дарственного сектора экономики и укреплению народно-де­мократического государства в 1954 г. произошел серьезный сдвиг в ходе социалистического преобразования частнокапи­талистического сектора, особенно заметный в области тор­говли.
    В 1949—1953 гг. госкапитализм в частной торговле не по­лучил сколько-нибудь существенного развития. Доля госка- питалистических предприятий в оптовом товарообороте со­ставляла в 1953 г. только 0,5%, в розничном — 0,3%. С конца
    1953    г. началось энергичное вытеснение частного капитала из оптовой торговли, проводились в широких масштабах ко­оперирование частной розничной торговли и перевод ее на рельсы госкапитализма в его низших формах (комиссионная торговля, торговля по поручению и т. д.). В июле 1954 г. Центральный Комитет коммунистической партии принял спе­циальное постановление об усилении контроля над рынком и преобразовании частной торговли. К концу 1955 г. доля част­ника в оптовом товарообороте уменьшилась с 30,3% в 1953 г. до 4,4%. Резко сократилась она и в розничном товарооборо­те— с 50,3% в 1953 г. до 17,5% ,6. Таким образом, в 1955 г. государство и кооперация сосредоточили в своих руках почти всю оптовую и большую часть розничной торговли.
    Полностью овладев сферой обращения и разорвав эконо­мические связи между промышленной и торговой, а также ме­жду городской и сельской буржуазией, государство создало благоприятные условия для развития высших форм госкапи­тализма в промышленности.
    В восстановительный период смешанные государственно­частные предприятия создавались лишь в том случае, когда в предприятиях национальной буржуазии имелась доля бю­рократического капитала или же, наоборот, когда в предприя­тиях бюрократического капитала имелась доля национальной буржуазии, причем и в том и в другом случае доля бюрокра­тического капитала превращалась в государственный пай. С началом первой пятилетки в смешанные стали преобразо­вываться предприятия, полностью прададлежавшие предста­вителям национальной буржуазии.
    В целях активизации работы по преобразованию капита­листических предприятий в смешанные 2 сентября 1954 г. Государственный административный совет принял «Времен­ное положение о смешанных государственно-частных промыш­
    16    «Основные показатели развития народного хозяйства Китайской Народном Республики», стр. 58.
    ленных предприятиях». В положении указывалось, что дея­тельность этих предприятий определяется государственным планом и руководящая роль в них принадлежит социалисти­ческим элементам ,7.
    В 1954—1955 гг. в смешанные предприятия превращались $ первую очередь крупные частные фабрики и заводы. К кон­цу 1955 г. из 372 частных предприятий, на каждом из кото­рых было занято свыше 500 рабочих, в смешанные было уже Преобразовано 336 предприятий, т. е. 90%. За эти два года общее число смешанных предприятий выросло втрое и соста­вило в 1955 г. 3193. Одновременно быстро развивались и низ­шие формы госкапитализма: в 1953 г. ими был охвачен 61% частной промышленности, в 1954 г.— 78,5, в 1955 г.— 81,7% ,8. Тем самым были обеспечены условия для перехода всей част­ной промышленности к высшим формам госкапитализма.
    С началом широкого планового экономического строитель­ства развернулось также социалистическое преобразование кустарной промышленности, всегда занимавшей в экономике Китая видное место (в 1953 г. доля продукции кустарной промышленности в валовой продукции промышленности рав­нялась 19,3% 19)- Первые шаги в кооперировании ремеслен­ников были сделаны уже в период восстановления народного хозяйства, но этот процесс ограничивался тогда в основном лишь сферой сбыта готовой продукции и снабжения кустарей сырьем. С 1953 г. производственное кооперирование ремеслен­ников происходило в широких масштабах и шло быстрыми темпами. К концу 1954 г. число организованных в кооперати­вы кустарей превысило 1,1 млн., тогда как в 1953 г. оно со­ставляло не более 300 тыс.20
    ' Дальнейшее развитие движения за кооперирование сель­ского хозяйства. Одновременно с наступлением на капитали­стические элементы города усиливалась борьба за социали­стический путь развития китайской деревни. Мелкотоварный сектор, дававший в 1953 г. около двух третей валовой про­дукции народного хозяйства21, обладал крайне незначитель- йыми возможностями расширенного воспроизводства; плано­вое руководство миллионами распыленных хозяйств крестьян и кустарей было чрезвычайно затруднено. Единоличное кре­стьянское хозяйство было неспособно обеспечить быстрый рост продукции, в результате чего уже в первом году пяти­
    17    «Конституция и основные законодательные акты Китайской Народ­но:: Республики», стр. 254—260.
    s У Чуань-ци, Диктатура пролетариата и мирное преобразование ка­питалистической торговли и промышленности, Пекин, 1957, стр. 62 (к).
    и «OcHOtBHbic показатели развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», стр. 35.
    20    «Народный Китай», 1955, № 3, стр. 6—7.
    21    «Основные показатели 'развития народного хозяйства Китайской Народной Республики», стр. 32.
    летки явственно обозначилась диспропорция в развитии про­мышленности и сельского хозяйства. Для того чтобы ускорить рост производительных сил в деревне, необходимо было раз­вернуть кооперирование крестьянства. Этого же требовали интересы борьбы с кулачеством, которое усиливало эксплуа­тацию бедноты и толкало пореформенную деревню на путь капиталистического развития.
    В 1953 г. основным звеном социалистического строитель­ства в деревне было движение за трудовую взаимопомощь и за создание первых производственных кооперативов, начав­шееся еще в восстановительный период. Опыт этого движе­ния был обобщен в постановлении Центрального Комитета коммунистической партии о трудовой взаимопомощи и сель­скохозяйственной производственной кооперации от 15 февра­ля 1953 г. В основу его был положен проект постановления, опубликованный 15 декабря 1951 г. Исходя из конкретных условий китайской деревни, ЦК КПК указывал, что подъем сельскохозяйственного производства должен и впредь бази­роваться на широком развитии трудовой взаимопомощи. При этом ЦК подчеркивал необходимость дальнейшего роста про­изводственных кооперативов низшего (полусоциалистическо- го) типа и целесообразность создания в порядке опыта неко­торого числа кооперативов высшего (социалистического) типа.
    После опубликования февральского постановления ЦК КПК кооперативное движение в китайской деревне усилилось. В конце 1953 г. группы взаимопомощи (временные и постоян­ные) и производственные кооперативы объединяли уже свы­ше 47,9 млн. крестьянских хозяйств, т. е. 43% их общего чис­ла; было создано более 14 тыс. производственных кооперати­вов, в которых состояло около 273 тыс. крестьянских хо­зяйств22.
    Тяга в кооперативы свидетельствовала о поддержке поли­тики партии широкими слоями трудового крестьянства. В стране сложились условия, благоприятствовавшие переходу от низших форм производственного объединения крестьян к более высоким: упрочились позиции социализма в народном хозяйстве страны, укрепились вера крестьянства в правиль­ность государственного руководства рабочего класса и созна­ние общности интересов трудящихся города и деревни в борьбе против капиталистической эксплуатации.
    В соответствии с изменившейся обстановкой в деревне Центральный Комитет Коммунистической партии Китая прй- нял 16 декабря 1953 г. постановление о сельскохозяйствен­ной производственной кооперации, которое нацелило партию на всемерное развитие производственных кооперативов в де-
    Крестьяне записываются в сельскохозяйственный кооператив
    ревне и разработало формы и методы руководства коопера­тивным движением в новых условиях. Создание сельскохо­зяйственных кооперативов полусоциалистического типа те­перь становилось главным звеном в процессе коллективи­зации.
    Сельскохозяйственный производственный кооператив по­лусоциалистического типа представлял собой более высокую форму организации по сравнению с группами взаимопомощи. Эта форма давала возможность устранить присущее группе взаимопомощи противоречие между общественным характе­
    ром труда и индивидуальным ведением хозяйства. Члены та­кого кооператива сохраняли право собственности на свою землю и другие средства производства; доходы распределя­лись в соответствии с трудовыми затратами и размерами имущественного пая каждого члена кооператива. Производ­ственный кооператив низшего типа позволял слить десятки крестьянских хозяйств в единое коллективное предприятие. Благодаря этим особенностям кооперативы полусоциалисти- ческого типа сыграли выдающуюся роль в деле постепенного производственного кооперирования деревни, так как при этой форме крестьяне постепенно преодолевали частнособственни­ческие привычки и приобретали навыки коллективного труда.
    Для руководства движением за кооперирование деревни в сельские районы были направлены многочисленные кадры коммунистов, которые разъясняли генеральную линию и сущ­ность мероприятий партии по социалистическому переустрой­ству страны, оказывали крестьянам помощь в организации кооперативов. По данным на начало 1955 г., в деревню было послано около 1 млн. руководящих и 400 тыс. счетных работ­ников.
    Постановление ЦК КПК от 16 декабря 1953 г. способст­вовало ускорению движения за кооперирование деревни. Уже к марту 1954 г. число сельскохозяйственных производствен­ных кооперативов низшего типа выросло до 95 тыс., т. е. в шесть с лишним раз по сравнению с декабрем 1953 г.23 Стремясь обеспечить интересы большинства крестьян, Цен­тральный Комитет Коммунистической партии Китая в октяб­ре 1954 г. принял решение форсировать кооперативное дви­жение и увеличить число кооперативов до 600 тыс.24 Осенью и зимой 1954 г. была проведена организационная подготовка к созданию еще 383 тыс. кооперативов. Одновременно бурны­ми темпами развивалось движение за трудовую взаимопо­мощь. К концу 1954 г. в группах трудовой взаимопомощи бы­ло объединено около 70 млн. крестьянских дворов, т. е. 60,3% их общего числа; 2285 тыс. дворов входило в кооперативы.
    Движение за кооперирование охватило всю страну, в ряде районов (например, в окрестностях Пекина, в провинциях Шэньси, Хэбэй, Гирин, Хэйлунцзян) оно начало принимать масгррь’й характер.
    Развитие движения за производственное кооперирование крестьянства встречало растущее сопротивление кулаков и контрреволюционных элементов как в деревне, так и в горо­де. Классовая борьба приобрела особенно острый характер
    23    «Народно-хозяйственное строительство и жизнь народа в нашей стране», Ьекин, 1958, стр. 180—181 (к); «Статистический справочник по сельскому хозяйству», Пекин, 1958, стр. 18—19 (к).
    24    Мао Цзэ-дун, Вопросы кооперирования в сельском хозяйстве, М., 1955, стр. 6.
    в связи с введением государственных плановых закупок ос­новных продуктов сельского хозяйства и планового снабже­ния населения и промышленных предприятий.
    В борьбе против социалистических преобразований дерев­ни кулаки и контрреволюционные элементы применяли са­мые разнообразные методы. Они проникалн в группы взаи­мопомощи и кооперативы, чтобы развалин, их изнутри и пре­вратить в капиталистические предприятия.
    Первые успехи социалистической индустриализации стра­ны. В 1953—1954 гг. развернулась напряженная работа по осуществлению задач социалистической индустриализации, намеченных в первом пятилетием плане. Преодолевая много­численные трудности, связанные с недостаточным развитием производительных сил страны и отставанием роста сельского хозяйства от роста промышленности, Китайская Народная Республика уже за первые два года пятилетки добилась боль­ших успехов во всех областях экономического строительства.
    Средний годовой прирост валовой продукции народного хозяйства составил в 1953—1954 гг. 11,9% против 8,6%, пре­дусмотренных планом. Особенно быстрыми темпами развива­лась промышленность. План 1953—1954 гг. по промышленно­му производству был перевыполнен. В течение этих двух лет было введено в строй 136 новых крупных промышленных предприятий. Прирост валовой продукции промышленности в
    1954    г. составил 53,7% по сравнению с 1952 г. Производство стали увеличилось за два года на 65%, чугуна — на 56, элек­троэнергии— на 51, угля — на 26, цемента — на 61, хлопча­тобумажных тканей — на 37%. Производительность труда на государственных промышленных предприятиях выросла на 29%, себестоимость снизилась на 9,6% 25.
    Вследствие неуклонного осуществления курса на преиму­щественное развитие тяжелой промышленности и в первую очередь государственной промышленности удельный вес го­сударственных, кооперативных и смешанных предприятий в валовой продукции промышленности повысился в 1954 г. до 75,1% (в 1952 г. он был равен 61%) 26.
    Стихийные бедствия, постигшие Китай в 1953 и 1954 гг., не дали возможности выполнить план сельскохозяйственного производства по всем районам страны. Тем не менее благо­даря большой помощи крестьянам со стороны государства и широкому развитию движения за трудовую взаимопомощь валовой сбор зерна в 1954 г. на 3,4%) превысил сбор 1952 г. Быстрый рост числа производственных кооперативов в де­ревне, которых к концу 1954 г. насчитывалось уже около
    25    «Материалы второй сессии Всекитайского собрания народных пред­ставителей», стр. 102—104.
    26    Там же, стр. 104.
    500 тыс., создавал благоприятные условия для дальнейшего роста сельскохозяйственного производства27.
    Успешное развитие народного хозяйства КНР в 1953—
    1954    гг. показало, что китайский народ имеет все возможно­сти для выполнения и перевыполнения первой пятилетки. Жизнь опровергла мрачные прогнозы врагов социализма вну­три страны и за ее пределами, которые предсказывали неми­нуемый провал программы социалистической индустриализа­ции, намеченной Коммунистической партией Китая.
    Организационное и идейное укрепление Коммунистической партии Китая. На новом этапе социалистического строитель­ства, в обстановке развернутого наступления на капитали­стическую промышленность и торговлю, производственного кооперирования крестьянства и углубления классовой борьбы как в городе, так и в деревне вопросы, связанные с укрепле­нием организационного и идейного единства коммунистиче­ской партии и ее руководящей роли в социалистических пре­образованиях, приобрели особо важное значение.
    После того как в стране начались широкие социалистиче­ские преобразования, идеологическая и политическая борьба врагов социализма против партии рабочего класса еше бо­лее усилилась, что в свою очередь оказало влияние на неус­тойчивые элементы внутри партии и вызвало оживление враждебных элементов, пробравшихся в ее ряды.
    В области идейно-политической это нашло свое выражение в правооппортунистических и левацких извращениях гене­ральной линии КПК по вопросам промышленного строитель­ства, кооперирования сельского хозяйства, политики в отно­шении буржуазии, финансово-экономической деятельности государства и т. д. В области организационной наблюдались такие нездоровые явления, как бюрократизм, администриро­вание, нарушение государственных законов и дисциплины.
    ЦК КПК еще в январе 1953 г. дал партийным организа­циям директивы о развертывании решительной борьбы с эти­ми явлениями. По указанию ЦК в партии и государственных органах была активизирована работа по рассмотрению пи­сем трудящихся, по проверке исполнения решений, широко развернута критика и самокритика в печати. Одновременно КПК очищала свои ряды от враждебных и пассивных эле­ментов и привлекала в свои организации передовиков социа­листического строительства. Эти меры повысили эффектив­ность партийного руководства.
    Особенно опасной для КПК была деятельность антипар­тийного блока Гао Гана — Жао Шу-ши. Блок представлял собой беспринципную заговорщическую группу, стремившую­ся к захвату власти. Эта группа никогда не выступала откры­
    то перед партийными массами. Она не могла этого делать, так как вся ее деятельность была резко враждебна интересам трудящихся. Она не имела никаких корней в народе и в пар­тии, и это облегчило ее разгром.
    ЦК КПК вовремя вскрыл грозившую партии опасность и принял меры к ее ликвидации. Четвертый пленум ЦК, состо­явшийся б—10 февраля 1954 г., решительно осудил заговор­щическую деятельность Гао Гана и Жао Шу-ши и сделал участникам антипартийной группировки серьезное предупреж­дение. В целях дальнейшего усиления боеспособности партии и предотвращения новых попыток ее раскола пленум едино­душно принял предложенное Политбюро ЦК КПК «Решение об укреплении сплоченности партии». В нем указывалось, что сплоченность партии — ее жизненная основа — должна и может быть достигнута лишь на базе марксизма-ленинизма, на базе правильных политических и организационных прин­ципов. «Для укрепления единства партии... необходимо обес­печить самое широкое развитие внутрипартийной демократии, самое широкое развертывание критики и самокритики...»28
    Предупреждение, сделанное на четвертом пленуме, не по­действовало на Гао Гана и Жао Шу-ши. Созданный ими антипартийный блок был окончательно разгромлен на Все­китайской конференции КПК, состоявшейся 21—31 марта
    1955    г. Будучи изоблаченным в заговорщической деятельно­сти против ЦК, Гао Ган покончил самоубийством, а Жао Шу-ши вместе со своими сообщниками пытался продолжать атаки против партии. Всекитайская конференция КПК исклю­чила из партии обоих главарей антипартийной группировки. В резолюции конференции об антипартийном блоке Гао Га­на— Жао Шу-ши подчеркивалось, что разгром его «является одной из решающих побед в руководимой партией борьбе за осуществление дела социализма в нашей стране и во всей истории развития нашей партии»29.
    Конференция призвала партию продолжить борьбу против тенденции к личной диктатуре, фракционизму и культу лич­ности, которую насаждали сторонники антипартийного блока, против подрыва принципа коллективного руководства. Она потребовала также усиления идейно-политической работы в КПК и особенно работы по развенчанию буржуазной идео­логии. Вместе с тем конференция подчеркнула необходимость строгого, постоянного и систематического контроля над дея­тельностью всех партийных органов. В целях обеспечения та­кого контроля конференция приняла решение о создании Центральной и местных контрольных комиссий КПК. На них была возложена задача рассматривать все нарушения Устава
    28    «Народный Китай», 1934. № 6, стр. 6.
    29    «Народный Китай», 1955, № 8. Приложение, стр. 5.
    КПК, партийной дисциплины, государственных законов и решений, которые допускают члены лартии 30.
    Разгром блока Гао Гана — Жао Шу-ши и мероприятия ло укреплению единства КПК еще больше повысили роль коммунистической партии как вдохновителя, организатора и руководителя строительства социализма в Китае.
    Принятие Конституции Китайской Народной Республики
    Выборы в собрания народных представителей. Переход к широкому плановому экономическому строительству требо­вал повышения боеспособности и гибкости органов государ­ственной власти, упрочения и расширения их связи с много­миллионными массами, максимальной мобилизации полити­ческой и хозяйственной активности трудящихся. Эта задача требовала дальнейшего укрепления основ народной демокра­тии путем перехода к системе всеобщих выборов в органы народной власти.
    «Общая программа НПКК» устанавливала, что всеобщие выборы и созыв собраний народных представителей должны проводиться после того, как будут завершены военные дейст­вия, закончено осуществление аграрной реформы и все слои населения будут достаточно организованы31. К концу 1952 г. эти условия были выполнены.
    24    декабря 1952 г. ЦК КПК представил Всекитайскому комитету Народной политической консультативной конферен­ции предложение о созыве Всекитайского и местных собра­ний народных представителей. Всекитайский комитет НПКК единодушно одобрил это предложение и передал его на рас­смотрение Центрального народного правительственного сове­та. 13 января 1953 г. ЦНПС принял постановление «О созыве Всекитайского собрания народных представителей и местных собраний народных представителей всех ступеней». Тем же постановлением были образованы Комиссия по выработке проекта Конституции КНР под председательством Мао Цзэ- дуна и Комиссия по выработке проекта закона о порядке проведения выборов под председательством Чжоу Энь-лая32. 11 февраля 1953 г. Центральный народный правительствен­ный совет, рассмотрев предложения комиссии, принял «Закон о выборах во Всекитайское собрание народных представите­лей и местные собрания народных представителей Китайской Народной Республики»33.
    30    Там же, стр. 6—8
    31    «Законодательные акты Китайской Народной Республики», М.,
    1952,    стр. 55.
    32    «Народный Китай», 1953, № 3, стр. 8—9.
    33    См.: «Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 82—96.
    Закон устанавливал подлинно демократическую избира­тельную систему. Ст. 4 предусматривала, что все граждане Китайской Народной Республики, достигшие 18 лет, незави­симо от национальной и расовой принадлежности, пола, рода занятий, социального происхождения, вероисповедания, обра­зовательного ценза, имущественного положения и оседлости имеют право избирать и быть избранными. Хотя националь­ные меньшинства составляют около 7м населения страны, им отводилось более V7 всех мест во Всекитайском собрании на­родных представителей. Избирательного права лишались только бывшие помещики, контрреволюционные элементы и лица, лишенные политических прав по суду. Эта временная мера затрагивала незначительную часть населения страны — 2,82% лиц избирательного возраста34. Таким образом, закон обеспечивал действительно всеобщий характер выборов.
    В целях усиления руководящей роли рабочего класса в государстве закон предоставил рабочим известные преимуще­ства при выборах. Согласно ст. 20 провинции посылали в ВСНП одного депутата от 800 тыс', жителей, а крупные горо­да с населением свыше 500 тыс. человек — одного депутата от 100 тыс. жителей. Примерно такое же соотношение между представительством от уездов и городов было установлено при выборах в провинциальные собрания народных предста­вителей (ст. 14).
    Избирательная кампания началась в мае 1953 г. Проведе­ние всеобщих выборов в громадной стране с шестисотмил­лионным населением, в большинстве своем неграмотным и почти не имевшим опыта участия в избирательных кампани­ях, потребовало огромной организаторской работы и заняло значительное время. С целью накопления опыта и подготовки соответствующих кадров летом 1953 г. в отдельных районах бы­ли проведены опытно-показательные выборы. В 1953 г. была проведена первая в истории Китая всеобщая перепись насе­ления35. Данные переписи послужили основой для составле­ния списков избирателей и определения избирательных ок­ругов.
    Выборы в низовые органы власти (волостные, поселковые, городские, уездные собрания народных представителей) были закончены по всей стране в мае 1954 г. Исключение состав­ляли лишь отдельные национальные районы, в которых вы­боры не проводились (скотоводческие районы Северо-Запад­ного Китая, Тибет и некоторые местности Юго-Западного Китая, населенные национальными меньшинствами).
    В июне и июле 1954 г. проходили сессии собраний народ­ных представителей уездов и соответствующих им админи­
    34    «Жэньминь жибао», 1954. 20 июня.
    35    Согласно переписи в КНР проживало около 600 млл. человек.
    стративных районов, а также городов провинциального под­чинения и городских районов в городах центрального подчи­нения. На этих сессиях тайным голосованием было избрано 16 680 депутатов собраний народных представителей провин­ций и городов центрального подчинения36.
    В июле — августе 1954 г. состоялись сессии собраний на­родных представителей провинций, городов центрального подчинения и Автономной области Внутренняя Монголия, на которых были избраны депутаты в ВСНП. Одновременно на соответствующих конференциях были избраны депутаты в ВСНП от вооруженных сил и китайских эмигрантов.
    Избирательная кампания в стране проходила под "лозун­гом строительства социализма. В ходе кампании широко разъяснялась и обсуждалась генеральная линия КПК в пере­ходный период, повсеместно встречавшая одобрение трудя­щихся. Коммунисты и передовые рабочие пользовались осо­бым доверием избирателей. Так, например, в низовых орга­нах власти Сычуани коммунисты и члены Новодемократиче­ского союза молодежи составляли 41% всех депутатов. В Тяньцзине среди депутатов было 69% рабочих, в Шэнь­яне — 74 % 37-
    В промышленных центрах избирательная кампания вызва­ла подъем соревнования за досрочное выполнение производст­венных планов. В деревне выборы содействовали развитию движения за трудовую взаимопомощь, созданию и укрепле­нию сельскохозяйственных производственных кооперативов.
    Выборы прошли в обстановке высокой политической и трудовой активности. В целом по стране в голосовании уча­ствовало 85,88% всех зарегистрированных избирателей38. В отдельных районах процент голосовавших был еще выше: в семи крупных промышленных городах Северо-Востока — 95% 39, в райне Цзинганшань — лервой революционной базе, созданной коммунистической партией в период второй граж­данской революционной войны, — 99,8% 40.
    В ходе выборов еще больше окреп единый народно-демо­кратический фронт. В органах власти наряду с трудящимися были представлены национальная буржуазия, все демократи­ческие партии и группы.
    Принятие Конституции КНР. Одновременно с выборами в собрания народных представителей проводилась работа по подготовке проекта Конституции КНР. В марте 1954 г. ЦК КПК представил свои предложения правительственной ко­
    36    «Жэньминь жибао», 1954, 4 сентября.
    37    «Народный Китай», 1954, № 15, стр. 8.
    38    «Женьминь жибао», 1954, 20 июня.
    89 А. Адриановский, А. Фомин, Китайский народ в борьбе за социа­лизм, М., 1955, стр. 100.
    40    сНародный Китай», 1954, № 15, стр. 7.
    миссии. Первоначальный проект Конституции в течение двух месяцев обсуждался представителями демократических пар­тий и групп, общественных организаций и всех слоев населе­ния. 14 июня 1954 г. уточненный проект был опубликован для всенародного обсуждения. В нем приняло участие более 150 млн. человек. В ходе его широко разъяснялись политика КПК и огромное революционное значение Конституции. Все­народное обсуждение продемонстрировало огромную полити­ческую активность китайских трудящихся, их сплоченность вокруг коммунистической партии и правительства КНР. На­род единодушно одобрил проект Конституции.
    15    сентября 1954 г. в Пекине открылась первая сессия Всекитайского собрания народных представителей. 20 сен­тября она единогласно приняла первую в истории Китая де­мократическую конституцию — Конституцию Китайской На­родной Республики41. С принятием ее в основном завершился период формирования народно-демократического государства в Китае.
    Конституция КНР закрепила завоевания трудящихся, от­разила коренные революционные изменения, происшедшие в общественном, политическом и государственном строе Китая со времени создания КНР, и наметила дальнейшее развитие страны по пути к социализму.
    В Конституции в форме закона выражена непосредствен­ная цель народно-демократического государства: «Китайская Народная Республика, опираясь на государственные органы и общественные силы, путем социалистической индустриали­зации и социалистических преобразований обеспечивает по­степенное уничтожение системы эксплуатации и построение социалистического общества» (ст. 4) 42.
    Согласно Конституции Китайская Народная Республика есть государство народной демократии, руководимое рабочим классом и основанное на союзе рабочих и крестьян (ст. 1). Вся власть в КНР принадлежит народу в лице Всекитайского и местных собраний народных представителей. Эти массовые органы государственной власти осуществляют систему демо­кратического централизма (ст. 2).
    Конституция внесла некоторые изменения в структуру го­сударственной власти. Был учрежден пост Председателя Ки­тайской Народной Республики, который избирается Всеки­тайским собранием народных представителей. Председателю КНР предоставлено право в случае необходимости созывать Верховное государственное совещание, которое может прини­мать рекомендации по важным государственным вопросам.
    41    См.: «Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики», стр. 29—53.
    42    Там же, стр. 32.
    Государственный административный совет был переименован в Государственный совет КНР. Государственными админи­стративными органами на местах согласно конституции яв­ляются местные народные комитеты, избираемые местными собраниями народных представителей.
    Участие трудящихся в управлении государством гаранти­руется широкими демократическими правами, провозглашен­ными и обеспеченными Конституцией. Конституция закрепила равенство граждан КНР перед законом и предоставила им следующие права: право избирать и быть избранными (ис­ключение составляют умалишенные и лица, лишенные изби­рательных прав по закону); свободу слова, печати, собраний, союзов, уличных шествий и демонстраций, вероисповедания, личности, жительства и переселения, научно-исследователь- ской деятельности, литературно-художественного творчества и другой культурной деятельности; неприкосновенность жи­лища и тайну переписки; право на труд, на отдых, на обра­зование, на получение материальной помощи в старости, а также в случае болезни или потери трудоспособности. Кон­ституция установила также полное равноправие мужчин и женщин во всех областях политической, экономической, куль­турной, общественной и семейной жизни и равноправие всех национальностей. При этом Конституция Китайской Народ­ной Республики, как и других социалистических государств, в отличие от буржуазных конституций не просто фиксирует права граждан, но и гарантирует их осуществление.
    Записанные в Конституции КНР права распространяются на абсолютное большинство населения страны, включая на­циональную буржуазию. Однако, закрепляя равенство граж­дан перед законом, Конституция в то же время запрещает использование демократических прав во враждебных народу целях.
    Целям охраны устоев демократической диктатуры народа, а также целям строительства социализма, служат определяе­мые Конституцией обязанности граждан КНР. Важное зна­чение для укрепления социалистического строя имеет статья, провозглашающая священность и неприкосновенность обще­ственной собственности.
    Таким образом, Конституция Китайской Народной Рес­публики представляет собой мощное оружие рабочего класса и трудящегося крестьянства в борьбе за построение социа­лизма. Она отразила действительное соотношение классовых сил, которое сложилось в Китае в 1954 г., и создала необхо­димые предпосылки для полной ликвидации эксплуататор­ских классов. В этом ее главное историческое значение.
    27 сентября сессия Всекитайского собрания народных представителей избрала руководящие органы КНР. Предсе­дателем Китайской Народной Республики был избран Мао
    Цзэ-дун, заместителем председателя — Чжу Дэ, председате­лем Постоянного комитета ВСНП — Лю Шао-ци.
    Премьером Государственного совета — правительства КНР — был назначен Чжоу Энь-лай. 28 сентября сессия утвердила представленный Чжоу Энь-лаем состав Государ­ственного совета, избрала постоянные рабочие органы Все­китайского собрания народных представителей.
    Принятие Конституции КНР потребовало пересмотра ор­ганизационного статута и функций Народной политической консультативной конференции. Для этой цели была созвана первая сессия Всекитайского комитета НПКК второго созыва, проходившая 21—25 декабря 1954 г. Сессия приняла Устав НПКК Китая.
    В связи с избранием Всекитайского собрания народных представителей сессия НПКК перестала выполнять функции высшего органа государственной власти в стране, однако осталась руководящим органом единого фронта. После приня­тия Конституции КНР Народная политическая консультатив­ная конференция продолжала играть важную роль в сплоче­нии китайского народа, в мобилизации сил для решения за­дач переходного периода, для борьбы против внутренних и внешних врагов.
    Опираясь на имеющийся опыт и учитывая изменившуюся обстановку в стране, первая сессия Всекитайского комитета НПКК второго созыва определила следующие основные прин­ципы деятельности единого фронта в новых условиях: 1) под­держивать Конституцию КНР и прилагать все силы для про­ведения ее в жизнь; 2) укреплять народно-демократический строй и ведущую роль социалистического сектора в народном хозяйстве страны; 3) помогать государственным органам в их работе и мобилизовывать общественность на осуществле­ние государственных планов социалистической индустриали­зации и социалистических преобразований; 4) крепить тес­ную связь с массами, доводить до сведения соответствующих органов мнение масс и выдвинутые народом предложения; 5) укреплять единство национальностей всей страны, разви­вать патриотизм, повышать революционную бдительность, охранять государственное строительство и вести упорную борьбу против внутренних и внешних врагов; 6) крепить и развивать нерушимую дружбу Китая с Союзом Советских Социалистических Республик и странами народной демокра­тии, дружбу со всеми миролюбивыми государствами и наро­дами, бороться против агрессии, защищать мир во всем мире; 7) поощрять изучение на добровольных началах марксист­ско-ленинской теории, развивать критику и самокритику, уси­ленно проводить идеологическое перевоспитание43.
    Принципы деятельности единого фронта и его задачи, определенные Уставом НПКК, направлены на сплочение на­рода в период строительства социализма.
    Усиление борьбы против буржуазной идеологии
    Переход к социализму невозможен без революции в обла­сти идеологии. Содержанием такой революции является по­следовательная критика и искоренение буржуазного и всяко­го другого реакционного антинаучного мировоззрения и вос­питание масс в духе марксизма-ленинизма. Борьба против буржуазной идеологии развертывалась в Китае постепенно, по мере расширения и упрочения позиций социализма. Она была одним из проявлений общей борьбы между социалисти­ческим и капиталистическим путями развития в Китае.
    Движение за идеологическое перевоспитание интеллиген­ции, начавшееся в 1951 г., сыграло известную роль в приоб­щении старой интеллигенции к идеям коммунизма, однако оно не смогло серьезно подорвать влияние буржуазной идео­логии, поскольку продолжала сохраняться социальная база ее — национальная буржуазия и кулачество. Широкое наступ­ление на капиталистические элементы города и деревни, раз­вернувшееся после того как китайский народ приступил к выполнению первой пятилетки, вызвало обострение классовой борьбы на идеологическом фронте, потребовало более дейст­венной и основательной критики буржуазной идеологии.
    Особенно широкий размах борьба против буржуазной идеологии приняла со второй половины 1954 г. В октябре
    1954    г. началась дискуссия вокруг анализа и оценки класси­ческого романа Цао Сюэ-циня «Хунлоумын» («Сон в Красном тереме»), содержавшихся в исследовании литературоведа Юй Пин-бо.
    В произведении Цао Сюэ-циня, пользующемся большой популярностью у китайского народа, была создана картина, рельефно отображающая социальные противоречия ф