Юридические исследования - ВОЕННЫЕ КОАЛИЦИИ И КОАЛИЦИОННЫЕ ВОЙНЫ. Г. Ф. ВОРОНЦОВ -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ВОЕННЫЕ КОАЛИЦИИ И КОАЛИЦИОННЫЕ ВОЙНЫ. Г. Ф. ВОРОНЦОВ


    В истории человечества было много больших и малых войн. Большинство их готовили и вели военные коалиции, представлявшие собой военно-политиче­ские союзы государств. В книге рассматриваются наиболее крупные военные коалиции и коалиционные войны с эпохи феодализма и до наших дней.

    Особое внимание уделяется деятельности антифашистской коалиции в годы второй мировой войны, ведущей роли в ней Советского Союза — инициатора соз­дания этой коалиции.
    На страницах книги рассказывается, как борьба антифашистских сил, и прежде всего сокрушающие удары Советской Армии по вермахту, повергла в прах гитлеровский блок.
    Автор труда подробно описывает организацию, цели и задачи Североатлан­тического военного блока и других агрессивных блоков империализма, обстоя­тельно излагает причины создания Организации Варшавского Договора и пока­зывает ее деятельность.
    Издание рассчитано на офицеров и генералов Советских Вооруженных Сил.


    Г.Ф. ВОРОНЦОВ


    ВОЕННЫЕ

    КОАЛИЦИИ


    И КОАЛИЦИОННЫЕ

    ВОЙНЫ



    Г. Ф. ВОРОНЦОВ



    Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976



    Воронцов Г. Ф.

    В75            Военные коалиции и коалиционные войны. М., Воен-

    издат, 1976.

    340 с.

    В истории человечества было много больших и малых войн. Большинство их готовили и вели военные коалиции, представлявшие собой военно-политиче­ские союзы государств. В книге рассматриваются наиболее крупные военные коалиции и коалиционные войны с эпохи феодализма и до наших дней.

    Особое внимание уделяется деятельности антифашистской коалиции в годы второй мировой войны, ведущей роли в ней Советского Союза — инициатора соз­дания этой коалиции.

    На страницах книги рассказывается, как борьба антифашистских сил, и прежде всего сокрушающие удары Советской Армии по вермахту, повергла в прах гитлеровский блок.

    Автор труда подробно описывает организацию, цели и задачи Североатлан­тического военного блока и других агрессивных блоков империализма, обстоя­тельно излагает причины создания Организации Варшавского Договора и пока­зывает ее деятельность.

    Издание рассчитано на офицеров и генералов Советских Вооруженных Сил.


    355.03 9М

    „ 11202-060 В 068(02)-76 3575


    © Воениздат, 1976



    ПРЕДИСЛОВИЕ


    Большинство войн континентального и мирового масштаба подготавливалось и велось военными коалициями, пред­ставлявшими собой военно-политические союзы, существование и деятельность которых основываются на двустороннем или много­стороннем, открытом или закрытом (политическом договоре (сог­лашении) между двумя и более государствами. Военная коалиция создается для совместных действий государств с целью решения общих политических, экономических и военных задач, оказания государствами взаимной помощи, .изменения соотношения сил пу­тем создания превосходства одной стороны над другой. Военная коалиция является также одной из форм использования объеди­ненной военной силы в государственных международных отноше­ниях.

    Состав, цели и задачи военной коалиции зависят от содержа­ния исторической эпохи, социальной структуры общества, способа производства, уровня военно-экономического потенциала стран — участниц коалиции, их политики, проводимой до и во время войны. Место и роль, государства в коалиции определяются его социаль­ным строем, уровнем экономического, культурного и военного раз­вития, внутренним, международным и военно-географическим по­ложением.

    Военные коалиции по овоему историческому происхождению и политическому содержанию в зависимости от характера (типа) отношений между нациями, классами и странами подразделяются на коалиции, готовящие и проводящие войны захватнические, не­справедливые, и коалиции, создаваемые для ведения войн освобо­дительных, справедливых.

    Природа эксплуататорских государств, ставящая их в нерав­ноправное положение в военной коалиции, углубляет противоречия между ее участниками. Поэтому такие военные союзы являются непрочными с первых и до (последних дней их существования. По­пытки определить цели коалиции неизбежно наталкиваются на особые интересы каждого государства в борьбе с общим против­ником как перед войной, так и в ходе и в итоге ее. Из истории капиталистических военных коалиций известно, что еще не было случая, чтобы одно буржуазное государство, выступающее в инте­ресах другого, относилось бы к этим интересам с такой же ответ-



    ственностью, как к своим собственным. В. И. Ленин по этому поводу указывал, что в капиталистических союзах существует две тенденции: одна—делающая неизбежным союз империалистов, другая — противопоставляющая одних империалистов другим, — две тенденции, из которых ни одна прочной основы под собой не имеет К

    Из истории известно, что военные союзы в эпоху феодализма создавались для подготовки и ведения войн с целью ограбления и порабощения слабых стран, в защиту феодального строя и абсолют­ной монархии.

    Военные коалиции в эпоху капитализма готовили и проводили коалиционные войны за упрочение капиталистического строя, за раздел территории мира между странами и порабощение других народов. Господствующий класс капиталистов в союзе с феода­лами объединялся для борьбы с развивающимся классом проле­тариата, выступающим в союзе с трудовым крестьянством против буржуазии и помещиков.

    В период империализма, когда до предела обостряются проти­воречия между трудом и капиталом, между империалистическими государствами и колониями, а также зависимыми странами, соз­даются наиболее мощные по своим масштабам военные коалиции. Они зорко стоят на страже интересов могущественных монополий, защищают устои капитализма, готовят и проводят войны за пере­дел уже поделенного мира, за сферы влияния и приложения капи­тала, вооруженной силой расправляются с революционным и на­ционально-освободительным движением в какой-либо стране или группе стран.

    Военные коалиции, ведущие национально-освободительные войны против иноземных захватчиков, войны в защиту революци­онных завоеваний народов, отличаются наибольшим единством политических целей и действий, проводимых с начала и до конца войны, равноправным положением государств в коалиции, их бес­корыстной взаимной помощью в достижении победы над общим врагом. В этих военных союзах проявляется высокая степень объ­единения материальных, духовных и военных возможностей госу­дарств во имя достижения общих справедливых целей. Такие коа­лиции являются прочными, способными выдержать самые тяжелые , испытания войны.

    Социалистическая общественно-экономическая формация не нуждается в войнах. У нее нет оснований и для создания военных коалиций. Однако в силу хищнической природы империализма и его захватнической политики, при наличии целой системы агрес­сивных блоков, направленных против стран социализма, государ­ства социалистического содружества вынуждены также создавать союзы (коалиции), политическую основу которых в отличие от



    военных блоков империалистических государств составляет не частная собственность и разделение общества на антагонистиче­ские классы, а классовая солидарность, политика мирного сосуще­ствования и социалистический -интернационализм. В. И. Ленин еще в годы создания первого в мире государства рабочих и кре­стьян говорил, что, «стоя против огромного фронта империалисти­ческих держав, мы, борющиеся против империализма, представ­ляем собой союз, требующий тесного военного сплочения...» 1.

    Классовое содержание военных союзов социалистических стран состоит в коллективной защите этих стран и их народов от агрес­сивных устремлений империализма. Господствующий в социали­стических странах рабочий класс в союзе с трудовым крестьянст­вом, пролетариатом капиталистических и развивающихся стран, со всеми прогрессивными силами мира под руководством комму­нистических и рабочих партий выступает против класса эксплуа­таторов, против войны как средства решения международных проблем, за мир, прогресс и социализм.

    Таковы важнейшие особенности и классовое содержание воен­ных коалиций, определяемые условиями той или иной эпохи и конкретной внутренней и внешней политикой государств.

    Главное отличие коалиционных войн от войн некоалиционных состоит в том, что они готовятся и ведутся несколькими государ­ствами (коалициями) против одной или нескольких стран. Коали­ционные войны, как и все войны, явление социальное, преходящее, присущее эксплуататорскому обществу. В них с наибольшей пол­нотой проявляются отношения между классами, нациями и госу­дарствами. Коалиционные войны возникают в результате коали­ционной политики и подчиненной ей коалиционной стратегии.

    Коалиционная война по своему социально-политическому приз­наку отличается сложной структурой, отражающей ее особенности. Государства, готовящие и ведущие такую войну, наряду с общими политическими целями имеют еще свои, особые интересы в войне и даже в ее отдельных периодах. Они нередко различаются по своему политическому устройству и, как правило, по количеству и качеству вооруженных сил, военно-географическому и стратеги­ческому положению, по степени реального вклада в войну.

    В основе коалиционных войн," ведущихся эксплуататорскими государствами (коалициями), лежат принципы: какое государ­ство, когда, сколько, каких сил и средств должно выделить для ведения войны; когда, сколько и что оно получит в итоге войны. В этом состоит существо несправедливой, захватнической войны, вытекающее из закона неравномерного политического и экономи­ческого развития капиталистических государств и их частно-капи­талистических отнош ени й.



    Многочисленные вопросы, вытекающие из особенностей воен­ных коалиций и коалиционных войн, тесно взаимосвязаны и вза­имообусловлены. В. И. Ленин, критикуя меньшевистские, так называемые «интеримпериалистские» и «ультраимпериалистские» союзы, подчеркивал, что эти «союзы подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн, обусловливая друг друга, рождая перемену форм мирной и немирной борьбы из одной и той же почвы империалистских связей и взаимоотношений всемирного хозяйства и всемирной политики»

    Проблемы военных коалиций, а следовательно, и коалиционных войн находят свое отражение во многих трудах и исследованиях, изданных в Советском Союзе и за рубежом.

    Одну из первых попыток в этой области сделали русские воен­ные историки Н. А. Орлов и В. А. Злотолинокий, поместившие довольно обширную статью о коалициях и их войнах в военной энциклопедии, которая издавалась в России перед первой мировой войной. Авторы хотя и не поднялись выше метафизического метода исследования этой проблемы, однако сделали первый шаг в обоб­щении опыта военных коалиций и коалиционных войн периода феодализма и зарождавшегося капитализма. В своей статье они дали краткий военно-политический обзор семи антифранцузских коалиций (1792—1815 гг.) и сделали довольно обстоятельный вы­вод, что в коалиционных войнах этого периода действовали две противоположные коалиции: объединенная монархическая Европа и коалиция революционной, а затем крайне реакционной Франции и что победа одной стороны должна была уничтожить идеалы другой.

    Подлинную сущность справедливых и несправедливых коали­ционных войн в период Господства Наполеона I с исчерпывающей полнотой раскрыли классики марксизма-ленинизма, показав их революционный и реакционный характер, политические и военные группировки, участвовавшие в этих войнах.

    Военные союзы, существовавшие в более ранние времена, рас­сматривают советские историки С. В. Бахрушин и С. Д. Сказкин. В труде «История дипломатии» они пишут, что еще во времена раннего средневековья, когда велась ожесточенная борьба между Византией, Венецией, южноитальянскими государствами норма- нов, Францией, Англией и Священной Римской империей за преоб­ладание в Европе и на Средиземном море, государства Запада и Востока были втянуты в самые различные военные союзы (коали­ции) 2.

    Много трудов издано о первой мировой войне. В обширной отечественной и зарубежной, литературе широко дается стратеги­ческое описание войны, отдельных ее кампаний и важнейших операций. Во всех трудах в той или иной мере рассматриваются


    1   В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 417—418.


    3    См. История дипломатии. Т. I. М., Госполитиздат, 1959. стр. 96—97, 151—157.            *



    также вопросы, относящиеся к военным коалициям, особенностям войны, характеризующем ее как войну коалиционную.

    Большое внимание первой мировой войне уделил © своих тру­дах В. И. Ленин, заложивший теоретические и методологические основы для марксистского освещения происхождения этой импе­риалистической, коалиционной войны, ее характерных черт и осо­бенностей. В своих классических работах «Империализм, как выс­шая стадия капитализма», «Тетради по империализму», «Социа­лизм и война», «Война и революция» и других В. И. Ленин рас­крыл общие закономерности монополистической стадии в развитии капитализма и показал, что на почве территориального и эконо­мического раздела мира образуются капиталистические союзы, обусловливающие установление между государствами известных политических, экономических и военных союзнических отношений.

    По инициативе В. И. Ленина и под руководством ЦК РКП (б) в 1918 г. была создана специальная комиосия по изучению и раз­работке истории первой мировой ёойны. В течение 1920—1923 гг. по материалам этой комиссии был издан ряд документальных трудов, в том числе и военных *.

    Среди этих трудов большой интерес с точки зрения изучения военных коалиций представляет работа Н. Валентинова 2. На ос­нове официальных документов автор рассматривает некоторые вопросы коалиционного руководства войной, состава и деятель­ности коалиционных политических и военных органов управле­ния, функционировавших в годы войны и пытавшихся выработать общие планы ее ведения, а также планы совместных военных дей­ствий вооруженных сил союзных государств Антанты.

    Автор справедливо замечает, что внутрикоалиционные проти­воречия, в основе которых лежала неравномерность экономичес­кого и политического развития государств Антанты, не позволили им достигнуть общих целей войны в короткие сроки, а важнейшие проблемы коалиционного руководства были лишь достоянием про­токольных записей союзнических конференций и многочисленных совещаний представителей главных командований государств Антанты.

    Вопросы создания военных коалиций, расширения их состава в ходе первой мировой войны, некоторые особенности этой войны как войны коалиционной затрагиваются также в труде А. М. Зай- ончковского3. Автору в ряде случаев удается показать соотноше­ние вооруженных сил противоборствующих сторон на протяжении всех периодов войны и военных кампаний, дать им характеристи­ку с точки зрения их коалиционного состава. В общих чертах он рассматривает также вопросы создания верховного командования

    1    Перечень трудов см. Первая мировая война 1914—1918 гг. Сборник статей. М., изд-во «Наука», 1968, стр. 28—29.

    2   См. Н. Валентинов. Сношения с союзниками по военным вопросам во время войны 1914—1918 гг. Ч. 1. М., 1920, стр. 3—136.

    3   См. А. М. Зайончковский, Мировая война 1914—1918 гг. Тома I и II. М., Госвоениздат, 1938.


    г



    франко-англо-русского союза, основное направление его деятель­ности.

    Двухтомный труд А. М. Зайончковского, несмотря на идеа­листический подход автора к некоторым явлениям войны (поли­тика государств ставится в зависимость от хода и исхода военных кампаний, переоценивается роль германского военного искусства и недооценивается роль руооких войск на руоско-германском и русско-австрийском фронтах и т. д.), в целом дает правильное освещение некоторых проблем военных коалиций и их роли в коалиционной войне.

    В более широком плане вопросы коалиционной войны и воен­ных коалиций рассматриваются в военно-историческом очерке Д. В. Вержховского и В. Ф. Ляхова *. Авторы, опираясь на труды В. И. Ленина, раскрывают причины первой мировой войны, под­черкивают ее империалистический, коалиционный характер. Они показывают роль и значение противоборствующих коалиций, их политическую, идеологическую, экономическую и военную основы. Рассматривая военные кампании, авторы отмечают попытки Ан­танты согласовать действия вооруженных сил союзных государств, несмотря на корыстные цели каждого из них, мешавшие достиже­нию общих целей войны. В очерке хорошо показана роль русских войск, сыгравших в ряде кампаний решающую роль в борьбе с во­оруженными силами германской коалиции.

    Делая обзор военно-политических событий и всего хода войны, авторы приходят к выводу, что военные союзы капиталистиче­ских государств в первой мировой войне оказались непроч­ными и ненадежными. В этом состояла главная трудность ведения коалиционной войны, обусловленная тем, что в этой войне каждый из участников преследовал свои империалистические цели.

    Вопросы военных коалиций первой мировой войны в различных аспектах затрагиваются в исследовании других советских исто­риков2.

    Буржуазные историки рассматривали роль и значение военных коалиций, участвовавших в первой мировой войне, по-своему, с точки зрения установления руководящей роли того или иного го­сударства в коалиции. Так, например, французский военный исто­рик Элишен, одним из первых сделавший попытку исследовать некоторые проблемы военных коалиций войны 1914—1918 гг., за­щищая концепцию Ф. Фоша, утверждает, что сила коалиции основывается на моральной дисциплине ее членов. Каждая коали­


    1   См. Д. В. В е р ж х о в с к и й, В. Ф. Ляхов. Первая мировая война 1914—1918 гг. М., Воениздат, 1964.


    2     См. Л. В. Ветошников. Брусиловский прорыв. М., Воениздат, 1940; Галактионов. Марнское сражение. М., Госвоениздат, 1938; А. Ко лен­ков с к и й. Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914—1918 гг. М., Госвоениздат, 1939; Н. Г. Кор с у н. Балканский фронт миро­вой войны 1914—1918 гг.; Н. Г. К о р с у н. Первая мировая война на Кавказ­ском фронте. М., Воениздат, 1946; Н. Т. Ц а р е в. От Шлиффена до Гинден- бурга (о провале военной доктрины кайзеровской Германии в 1914—1918 гг.). М., Воениздат, 1956; и др. работы.



    ция, подчеркивает автор, Должна иметь своего вождя, которому строго повинуются все остальные союзники

    Продолжая уделять большое внимание первой мировой войне, буржуазные историки стремятся исказить ее сущность, преумень­шить ответственность империалистических государств, и в частно­сти членов Антанты, за ее развязывание, преувеличить роль от­дельных стран. Например, в книге американского историка Дос Пассоса, вышедшей в 1962 г., США выставляются как спаситель Европы, сыгравший решающую роль в Антанте2.

    С концепцией о якобы важнейшем вкладе в первую мировую войну со стороны Англии выступил известный историк Тэйлор3.

    Все эти концепции, безусловно, рассчитаны на преувеличение роли США и Англии в первой мировой войне.

    Особое место в истории развития человеческого общества от­водится второй мировой войне и Великой Отечественной войне Советского Союза, являющейся важнейшей частью второй миро­вой войны, основным ее содержанием. Им посвящены тысячи книг и статей, в которых исследуются вопросы происхождения войны, ее характер и последствия. Наряду с этим издано немало работ, рассматривающих некоторые вопросы создания военных коалиций, их роли в коалиционной войне. При этом авторы глав­ное внимание уделяют антифашистской коалиции, как совершенно новому явлению в истории военных коалиций и коалиционных войн4.

    Высоко оценивал роль и международное значение антифашист­ской коалиции И. В. Сталин. Он подчеркивал, что в основе ее лежали жизненно важные интересы союзников, ставивших своей задачей разгром гитлеровской Германии, ее союзников и сателли­тов. Одновременно И. В. Сталин дал 'Исчерпывающую характери­стику фашистской коалиции как союзу сообщников по грабежу, насилию и угнетению свободолюбивых народов5.

    Вопросы военных коалиций и коалиционного характера второй мировой войны освещаются в «Истории Коммунистической партии Советского Союза», в «Истории Великой Отечественной войны 1941—1945», «Всемирной истории», «Истории дипломатии», «Но­вейшей истории», а также в научно-популярном очерке «Великая


    1   См. Элитен. Доктрина коалиционной войны. Перевод с французского. М., Г освоенизд ат, 1928.


    2   Эоз Ра 5505. Мг. ШИ50П5 Шаг. Ые^ Уогк, 1962.


    3   А. Тоу1ог. Т1е Р1г51 ШогЫ Шаг. Ьопйоп.


    4     К числу первых таких работ относятся статьи, помещенные в советской периодической печати: Г. Васецкий. Боевой союз СССР, Англии и США против гитлеровской Германии. «Спутник агитатора», 1942, № 21—22; С. В и ш- п е в. Рост военной мощи антигитлеровской коалиции. «Пропагандист», 1942, № 7—8; Ч. Реван. Две коалиции — две программы. «Коммунистический Ин­тернационал», 1942, № 12; Е. Тарле. Коалиционные войны. «Правда», 9 ок­тября 1942 г.; Г. Тавровская. К вопросу о создании антигитлеровской коа­


    лиции. «Вопросы истории», 1957, № 12; и др.


    6 См. И. Сталин, О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., Воениздат, 1948.



    Отечественная война», изданных в период 60-х и в начале 70-х годов.

    В этих трудах почти в одном плане, но, может быть, с различ­ной глубиной раскрывается процесс образования и распада фашистской коалиции. В них подчеркивается, что ненависть к мар­ксизму и коммунизму была стержнем всей деятельности фашизма, а следовательно, и фашистской коалиции, классовая сущность и назначение которой состояли в стремлении уничтожить СССР, революционное и национально-освободительное движение. В «Ис­тории КПСС» говорится, что англо-франко-американская импери­алистическая группировка намеревалась сделать то же самое в основном чужими руками, путем подталкивания фашистских агрессоров против Советского Союза К Именно из политики, про­водимой реакционными кругами Англии, Франции и США, выте­кала политика «умиротворения» агрессора, окончившаяся, как из­вестно, весьма печально для ряда европейских стран.

    С вступлением в войну Советского Союза, вызванным напа­дением на него нацистскбй Германии и ее союзников, вторая ми­ровая империалистическая война переросла в антифашистскую, освободительную, справедливую войну. В этом состояла ее суть и основное содержание.

    Коммунистическая партия и Советское правительство, руко­водя героической борьбой народа против гитлеровской агрессии, вели огромную работу по созданию могучей антифашистской коалиции, провозгласив необходимость полного разгрома фашиз­ма и освобождения угнетенных народов. Партия и правительство выразили твердую уверенность в том, что борьба народов СССР сольется с борьбой народов Европы, Азии, Америки, Австралии и Океании против объединенных сил фашизма. Поэтому антифаши­стская коалиция являлась не только коалицией государств, но и коалицией народов.

    ЦК партии и Советское правительство, решая важнейшие проблемы коалиционной политики и коалиционной войны, гово­рится в «Истории КПСС», исходили из того, что интересы быстрей­шего разгрома фашизма требовали, чтобы в основу антигитлеров­ской коалиции были положены ленинские принципы уважения суверенных прав народов, их национальной и государственной неза­висимости, чтобы сотрудничество участников коалиции было пол­ным, чтобы каждый ее член вносил как можно больший вклад в общее дело разгрома врага2.

    В исследованиях говорится также, что западные союзники по антифашистской коалиции, идя на политическое и военное сотруд­ничество с СССР против гитлеровской Германии, в течение всей войны не упускали, однако, из виду своих корыстных империалис­тических целей. Выражалось это прежде всего в том, что они пы­


    1   См. История Коммунистической партии Советского Союза, Т. 5, кн. 1. М., Политиздат. 1970, стр. 64.


    2    См. там же, стр. 189,



    тались рассматривать СССР не как равноправного союзника, нес­шего на своих плечах основную тяжесть войны, а лишь как орудие борьбы против их главных империалистических соперников: Гер­мании— на Западе и Японии — на Востоке. Но поскольку анти­фашистская коалиция была еще и коалицией народов, правящие круги Англии и США вынуждены были считаться с их волей. На­родные массы, вставшие на защиту СССР, глубоко сознавали, что без его активного участия победа над фашизмом была бы невоз­можной.

    Во всех рассматриваемых исторических трудах подчеркивается руководящая роль коммунистических партий, возглавлявших дви­жение Сопротивления фашизму. Вдохновителем этого движения был Советский Союз, вокруг которого объединялись все народы, попавшие под ярмо фашизма или находившиеся под его угрозой. В этом состояла суть коалиции народов, выступавших в поддержку антифашистской коалиции.

    Во «Всемирной истории» и в 'очерке «Великая Отечественная война» приводятся данные о том, что если до вступления СССР в войну (т. е. за период сентябрь 1939 г. — 22 июня 1941 г.) в состоянии войны с фашистской Германией и ее союзниками нахо­дилось 14 государств, то во время официального ~ оформления антифашистской коалиции (22 июня 1941 г.— 1 января 1942 г.) против фашистской коалиции выступило 27 государству в период с 1942 г. по май 1945 г. в составе антигитлеровской коалиции было уже 53 государства Все это убедительно говорит о коалицион­ном характере второй мировой войны, о ее размахе и решитель­ности действий ядра этой коалиции, во главе которого был Совет­ский Союз.

    Исключительно большое значение для исследования истории антифашистской коалиции, освещения ее деятельности в годы второй мировой войны имеет опубликованная в 1957 г. Министер­ством иностранных дел СССР переписка между главами прави­тельств СССР, США и Англии во время Великой Отечественной войны 2. Документы этого издания свидетельствуют о существо­вании тесного контакта и сотрудничества между СССР, США и Англией при решении важнейших вопросов политического, эконо­мического и военного характера.

    Союзнические взаимоотношения позволили более или менее успешно координировать военные действия на фронтах и театрах войны, осуществлять военные поставки, вырабатывать согласо­ванные решения в отношении расширения антифашистской коали­ции, заключать соглашения о перемирии с государствами — быв­шими союзниками гитлеровской Германии, привлекать их на сто­рону своей коалиции, к совместной борьбе против нацизма.


    1   См. Великая Отечественная война 1941—1945 гг. М., Политиздат, 1970, стр. 503; Всемирная история. Т. X. М., 1965, стр. 484—485.


    2   См. Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Тома I и II. М., Госполитиздат, 1957.



    Наличие мощной антифашистской коалиции в годы войны убеж­дает в полной возможности стран с различным социально-эконо­мическим строем не только сосуществовать, но успешно сотрудни­чать даже в военной области. Этот вывод полностью опровергает до­мыслы буржуазных политиков о том, что сотрудничество с Совет­ским Союзом «невозможно», что отношения с СССР могут и должны строиться только-де на основе политики «с позиции силы».

    Объективно антифашистская коалиция — явление не случай­ное. Ее создание вызывалось исторической необходимостью. Она выражала интересы народов, боровшихся против фашизма. Это был могущественный военно-политический союз, отражавший за­интересованность в этом союзе не только СССР, США и Англии, но и многих других государств. Антифашистская коалиция являла собой образец ленинской внешней политики СССР, направленной на решительный коллективный отпор агрессору. Несмотря на ряд трудностей и недостатков, коалицией был накоплен огромный опыт руководства войной, осуществлявшийся на самом высоком уровне.

    Значительного внимания заслуживает сборник статей «Против фальсификации истории второй мировой войны» *, в частности статьи В. Л. Исраэляна и Б. И. Марушкина. Авторы этих статей, разоблачая лживость американской и английской буржуазной историографии второй мировой войны, раскрывают историческую роль антигитлеровской коалиции, боровшейся не только против на­цистской Германии, но и милитаристской Японии. В статьях просле­живаются союзнические отношения между главными государствами коалиции — СССР, США и Англией, положительные и отрицатель­ные стороны этих отношений. Положительный опыт советско- англо-американского сотрудничества в годы войны имеет особое значение в настоящее время, подчеркивается в статье В. Исраэля­на, когда идеи мирного сосуществования твердо и последовательно отстаиваются КПСС и Советским правительством, когда эти идеи пользуются горячим одобрением народов всего мира.

    Выступая с критическим обзором ряда трудов американских историографов о роли СССР в разгроме гитлеровской Германии и империалистической Японии, Б. И. Марушкин замечает* что пы­таться отрицать решающую роль СССР в сокрушении германского фашизма — значит стремиться игнорировать значение Советского Союза и в войне против Японии. Удары, которые наносили Совет­ские Вооруженные Силы по вооруженным силам гитлеровской Германии и ее западных союзников, не могли не сказаться на военно-политическом положении Японии. Значение этого факта подчеркивалось президентом США Ф. Рузвельтом, который в ок­тябре 1942 г. говорил, что «Советский Союз, отдавая все силы борьбе с Германией, в то же время сковывал миллионную япон­скую армию в Маньчжурии»2. Именно такой вывод Ф. Рузвельта


    1    См. Против фальсификации истории второй мировой войны. Сборник статей. М., изд-во «Наука», 1964.


    2   Т а м же, стр. 335, >



    послужил основанием для правящих кругов США считать Герма­нию врагом номер один.

    Ценным исследованием, пополнившим историографию второй мировой войны, является историко-мемуарный очерк «Финал», по­священный войне антифашистской коалиции с главным и послед­ним союзником третьего рейха — милитаристской Японией1. Его по праву можно назвать одним из первых обстоятельных трудов, раскрывающих природу и сущность .японского империализма 30-х и 40-х годов XX столетия, пытавшегося вооруженной силой уста­новить «новый порядок» в странах Дальнего Востока и Юго-Вос- точнойАзии и упредить своего союзника на Западе — фашистскую Германию — в завоевании Америки.

    В «Финале» с неопровержимым доказательством показывается союзническая верность СССР, вступившего в войну с Японией точно в срок, установленный на Ялтинской конференции в феврале 1945 г. СССР, выполняя свои союзнические обязательства, обру­шил на миллионную Квантунскую армию, а также на многочис­ленные японские военные группировки, находившиеся в Корее и Китае, на Сахалине и Курильских островах, сокрушительную мощь своих Вооруженных Сил, двумя месяцами раньше разгромивших фашистскую Германию. Вместе с Советским Союзом в войну про­тив японских захватчиков вступил его верный союзник — Мон­гольская Народная Республика. Выступление Страны Советов против японского империализма и его разгром еще больше укре­пили антифашистскую коалицию и избавили СССР от угрозы на­шествия японских агрессоров.

    В «Финале» разоблачается мюнхенская политика, проводив­шаяся правящими кругами США и Англии на Дальнем Востоке. Политика невмешательства и терпимости к дальневосточному агрессору подкреплялась-непосредственной материально-финансо­вой помощью ему. До 1941 г. Япония импортировала из США стратегическое сырье (нефть, цветные металлы, каучук и др.). В 1938 г. США предоставили Японии заем на сумму 125 млн. долла­ров. Правительство Чемберлена, занимавшее откровенно прояпон- скую позицию, в июле 1939 г. заключило японо-английское согла­шение, по которому Англия обязывалась не мешать Японии рас­правляться с национально-освободительным движением в Китае.

    Победа над японским милитаризмом, заключает книга, пред­ставляла собой торжество единства объединенных наций на Ти­хом океане. Эта победа была достигнута благодаря активным действиям великого и верного союзника антифашистской коали­ции— Советского Союза, его героических Вооруженных Сил.

    К числу историко-теоретических трудов, в которызг рассматри­ваются отдельные вопросы создания и деятельности военных коа­лиций в годы второй мировой войны, относятся «Всемирно-исто­рическая победа советского народа 1941—1945 гг.» под общей ре-


    1   См. Финал. Историко-мемуарный очерк о разгроме империалистической Японии в 1945 году. М., изд-во «Наука», 1969.



    дакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко1 и «Вторая мировая война и современность»2. Эти труды представляют собой сборники статей, в основу которых положены выступления совет­ских военачальников и историков, а также иностранных гостей на научных конференциях, посвященных 25-летию победы над фашист­ской Германией и 30-летию со дня развязывания империалистами второй мировой войны.

    Главной особенностью этих книг является то, что проблемы военных коалиций исследуются в них в тесной связи с итогами и уроками второй мировой войны и с содержанием современной эпохи.

    Если вопросы военных коалиций в советской историографии нашли свое освещение в многочисленных трудах, исследованиях и работах, то трудов, посвященных проблемам создания и деятель­ности военно-политических союзов, образовавшихся после второй мировой войны, насчитывается немного.

    Первым таким трудом является монография Б. М. Халоши «Североатлантический блок»8, изданная спустя более десяти лет после создания этого блока. -Ценность этой книги состоит в том, что ее автор, прослеживая историю создания НАТО, говорит о предыстории его возникновения и, в частности, о процессе соз­дания и эволюции развития первой послевоенной антисоветской военно-политической коалиции — западноевропейского военного союза.

    В монографии приводится много интересных материалов и циф­ровых данных о вооруженных силах Североатлантического блока, об организации его руководящих политических и военных органов в 50-х годах. В целом труд Б. М. Халоши является первой в со­ветской литературе специальной работой, в которой раскрывается сущность послевоенной империалистической коалиции. Автор про­тивопоставляет этой коалиции внешнюю политику Советского Союза, последовательно борющегося за ликвидацию военных сою­зов, за мир и социальный прогресс.

    Военные коалиции, созданные после второй мировой войны, в том или ином аспекте рассматриваются в различных источниках полити-, ческой, дипломатической и военной литературы. Так, например, в «Истории международных отношений и внешней политики СССР»4 созданию НАТО посвящена третья глава. В ней освещаются во­просы образования этого союза, содержание договора (извлече­ние), статус вооруженных сил НАТО, который обеспечил США и другим членам блока возможность размещать на территории стран НАТО свои войска, создавать военные базы. В главе в общих


    1    См. Всемирно-историческая победа советского народа 1941—1945 гг. Мате­риалы научной конференции. М., изд-во «Наука», 1971.


    2    См. Вторая мировая война и современность. М., изд-во «Наука», 1972.


    8 См. Б. М. X а л о ш а. Североатлантический блок. М., изд. ИМО, 1960.


    4              См. История международных отношений и внешней политики СССР. Тома


    I—III. М., изд-во «Международные отношения», 1964.



    чертах показываются структура и руководящие органы НАТО в их первой организации. Большое место в книге отводится показу противоречий внутри империалистической коалиции, борьбы Со­ветского Союза против агрессивной политики военных блоков.

    О составе, структуре и организации зарубежных армий, в том числе большинства армий стран — участниц НАТО, говорится в книге «Вооруженные силы капиталистических государств» В ней приводится численность вооруженных сил государств — членов НАТО, СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС, АЗПАК и АСЕАН по состоя­нию на конец 60-х годов.

    Вышло в свет несколько трудов, посвященных Варшавскому Договору — союзу, созданному во имя мира и безопасности наро­дов. Первой работой, рассматривающей историю образования Организации Варшавского Договора, ее цели и характер, перво­начальную структуру политических и военных органов, была ра­бота Г. П. Жукова «Варшавский Договор и вопросы международ­ной безопасности» 2. В 1965 г. в виде сборника вышла книга под названием «В едином строю»8. Основное содержание книги — статьи Главнокомандующего Объединенными вооруженными си­лами и министров обороны государств — членов Варшавского Договора. В книге раскрывается исключительно большое значение Варшавского Договора как инструмента сохранения мира и безо­пасности в Европе. В ней рассказывается о строительстве воору­женных сил социалистических стран, о их боевом братстве.

    О правовых аспектах Варшавского Договора говорится в мо­нографии А. С. Бахова «Организация Варшавского Договора»4.

    Важной работой, освещающей исторические вехи создания Организации Варшавского Договора, развитие и совершенствова­ние военной организации, ее функции, является брошюра Марша­ла Советского Союза И. И. Якубовского — Главнокомандующего Объединенными вооруженными силами — «Боевое содружество»5.

    Исходя из материалов XXIV съезда КПСС, автор рассказы­вает о боевом содружестве армий стран Варшавского Договора, о совместном решении задач обороны братских стран. В заключение И. И. Якубовский пишет, что «боевой союз братских социалисти­ческих стран с честью выдержал проверку временем. Военная мощь государств — участников Варшавского Договора неизменно оказывалась той несокрушимой преградой, о которую разбивались и будут разбиваться впредь происки международного империа­лизма» 6.


    1 См. Вооруженные силы капиталистических государств. М., Воениздат, 1971.


    * См. Г. П. Жуков. Варшавский Договор и вопросы международной безопасности. М., Соцэкгиз, 1961.


    3    См. В едином строю. М., Воениздат, 1965.


    4    См. А. С. Бахов. Организация Варшавского Договора. М., изд-во «Нау­ка», 1971.


    5    И. И. Якубовский. Боевое содружество. М., Воениздат, 1971*


    6    Т а м же, стр. 102.



    Исследования буржуазной историографией проблем военных коалиций второй мировой войны насыщены грубой фальсифика­цией, против которой решительно выступали и продолжают выс­тупать советские ученые и историки.

    Реакционные историки, военные и политические деятели За­пада, задавшись целью опорочить историческое происхождение, характер, роль и значение антифашистской коалиции, коалиции объединенных наций в борьбе против кровавого фашизма, затуше­вать при этом выдающуюся роль, которую сыграл в этой коали­ции Советский Союз, выдвинули «теорию» о том, что эта коали­ция якобы была случайным явлением, «странным союзом». Апологетом этой «теории» оказался американский генерал Дин *. На таких же примерно позициях стоят другие американские исто­рики: Бэйли, Снайдер, Фэрнисс.

    С точки зрения теории и практики коалиционного руководства войной и вооруженной борьбой заслуживают внимания некоторые монографии из числа зарубежных авторов. Так, например, анг­лийский вице-адмирал Э. Дж. Кингстон-Макклори, не скрываю­щий своих антикоммунистических взглядов и считающий Советский Союз потенциальным противником, признает наличие серьезных разногласий, имевших место между Англией и США. В своей книге «Руководство войной» 2 он исследует вопросы высшего по­литического и военного руководства союзников во время второй мировой войны. Автор говорит о несогласованности в действиях видов национальных и союзных вооруженных сил, что, кста­ти сказать, обусловливается острыми разногласиями в буржуаз-/ ных армиях между армией, флотом и военно-воздушными си­лами.

    Некоторые вопросы ведения коалиционной войны и коалицион­ного руководства военными действиями союзных войск во время второй мировой войны освещаются в книге Ф. С. Погью «Верхов­ное командование»3. Несмотря на то что и эта книга содержит фальсификации истории второй мировой войны, в ней имеются обширные сведения об организации органов управления коалици­онными вооруженными силами и их функциях.

    Советские ученые и историки, как это видно из сказанного выше, исследуя коалиционные войны, раскрывают причины их возникновения, сущность и характер. Они раскрывают также исто­рические условия возникновения и причины распада империали­стических военных коалиций в первой и второй мировых войнах.


    1 Бывший начальник американской военной миссии в СССР генерал Дин написал книгу «Странный союз. История наших усилий сотрудничать с Россией в войне (1942—1945 гг.)».


    *   См. Э. Дж. К и н г с т о н-М а к к л о р и. Руководство войной. Перевод в английского. М., Изд-во иностранной литературы, 1957.

    8 См. Ф. С. Погью. Верховное командование. Перевод с английского. М., Воениздат, 1959.



    Но, рассматривая вопросы происхождения, характера и исто­рической роли антифашистской коалиции, некоторые авторы не­правомерно ограничивают ее состав только тремя державами: СССР, США и Англией. Слов нет, именно эти страны составляли ядро коалиции, в котором решающая роль принадлежала Совет­скому Союзу, и именно они обеспечили разгром фашистской коалиции. Однако при этом нельзя не подчеркнуть руководящую, организующую и мобилизующую роль Коммунистической партии и правительства Советского Союза, коммунистических партий капиталистических государств в консолидации антифашистских сил мира, принудивших присоединиться к коалиции более 55 бур­жуазных государств Европы, Азии, Австралии, Океании и Аме­рики.

    Следует подчеркнуть, что в советской историографии первой и второй мировых войн, не говоря уже о коалиционных войнах, им предшествовавших, неполно исследованы вопросы состава и характера деятельности органов коалиционного руководства войной и вооруженной борьбой. Некоторые авторы, исследуя проблемы второй мировой войны, не в полной мере раскрывают роль Японии и других союзников фашистской Германии в борьбе против Совет­ского Союза. Они слабо показывают их экономическую и военную мощь, стратегическое положение по отношению к СССР, называя их просто сателлитами, в то время как Советский Союз и его Во­оруженные Силы в течение трех лет вели войну с фашистской коалицией один на один, имея в виду другой фронт, который мог возникнуть на Дальнем Востоке.

    При анализе военных действий на советско-германском фронте состав, оперативно-стратегическая роль вооруженных сил союз­ников фашистской Германии рассматриваются в самых общих чертах. В трудах недостаточно показываются сильные и слабые стороны фашистской коалиции, зачастую упрощаются методы и способы ведения ею коалиционной, захватнической войны.

    Явным пробелом является ограниченность исследования коа­лиционного характера гражданской войны в СССР, в которой, с одной стороны, действовали силы международного империализма в союзе с российской буржуазией, а с другой — коалиция нового типа — союз советских республик, поддержанный международным пролетариатом.

    Замыслом данной работы является, во-первых, на основе марксистско-ленинской методологии, имеющихся трудов, публика­ций, документов и материалов сделать некоторое обобщение воп­росов, относящихся к условиям возникновения и деятельности тех или иных военных коалиций (союзов), сосредоточивая главное внимание на военных коалициях второй мировой войны, а также на особенностях коалиций послевоенного периода, показать их место и роль* в современную эпоху; во-вторых, рассмотреть все­сторонне основу создания военных коалиций (союзов), органов коалиционного руководства, некоторые способы решения ими политических и военных задач.


    Г. Ф. Воронцов


    17



    В труде особое внимание уделено политическим, экономиче­ским и военным основам Организации Варшавского Договора как оборонительного союза, деятельность которого направлена на за­щиту стран социалистического содружества, мира во всем мире.

    В книге «Военные коалиции и коалиционные войны» широко использованы материалы, относящиеся к данной теме, из вышед­ших в свет первых томов фундаментального многотомного труда «История второй мировой войны 1939—1945».




    Глава первая

    ВОЕННЫЕ СОЮЗЫ И КОАЛИЦИОННЫЕ ВОИНЫ ЭПОХИ ФЕОДАЛИЗМА И УТВЕРЖДЕНИЯ КАПИТАЛИЗМА


    Военные союзы в войнах феодального общества

    Феодализм как общественно-экономическая фор­мация характеризовался низким уровнем производительных сил, господством натурального хозяйства, слабым развитием общест­венного разделения труда. С падением рабовладельческого строя на континентах образовалось множество мелких феодальных го­сударств, основу которых составляла полная собственность фео­далов на землю и неполная собственность на крестьян. Внутрен­няя и внешняя политика феодальных' государств основывалась на объединении и расширении государственных территорий, захвате чужих земель, ограблении и покорении народов, приобретении новых рынков.

    Основными типами войн феодального общества были войны между феодальными государствами, междоусобные войны за рас­ширение владений, войны за создание централизованных феодаль­ных государств, войны против иноземных захватчиков.

    Наиболее грабительскими и опустошительными войнами в эту эпоху были крестовые походы феодалов Запада в страны Араб­ского Востока, Восточной и Юго-Восточной Европы, монголо-та­тарские нашествия на Китай, ближневосточные страны и Древ­нюю Русь. Наряду с войнами захватническими, несправедливыми велись войны освободительные, справедливые, против иноземных поработителей. Шла также ожесточенная классовая борьба между крепостным крестьянством и угнетавшими его феодалами, церков­никами. Борьба эта принимала форму справедливых крестьянских войн и крупных вооруженных восстаний.

    История показывает, что раздробленные в политическом, эко­номическом, а следовательно, и в военное отношении мелкие кня­жества Древней Руси, а также феодальные государства, герцог­ства и графства Восточной Европы и Азии, охваченные непрерыв­ными войнами между собой и междоусобной борьбой, хотя и ока­зывали сопротивление нашествию крестоносцев и монголо-татар­ских орд, но терпели поражение. Крестоносцы же и монголо-та­тарские завоеватели, представлявшие собой объединенные силы,


    2*


    19



    завоевавшие и ограбившие многие государства Европы и Азии, своими нашествиями разбивали противников, что называется, по­одиночке. В результате под игом крестоносцев и монголо-татар­ских завоевателей оказались многие феодальные государства и княжества Восточной и Юго-Восточной Европы, Азии, Ближнего и Среднего Востока.

    В этих условиях с целью отражения феодальной агрессии с Запада и Востока, для более активного осуществления своей зах­ватнической политики насильственными средствами, а также для борьбы с растущим антифеодальным движением мелкие феодаль­ные государства вынуждены были объединяться в военно-полити­ческие союзы.

    Таким образом, военные союзы феодальных государств, как и все военно-политические союзы, создаваемые эксплуататорскими классами, объединяла и разъединяла частная собственность на орудия и средства производства. Эти союзы создавались перед войнами и в ходе их. Они оказывали огромное влияние на полити­ческое, экономическое и военное соотношение сил борющихся сто­рон, расширяли масштабы феодальных войн. Превосходство было у той воюющей стороны, которая объединяла наибольшее коли­чество государств и их вооруженных сил.

    Одной из первых коалиционных войн эпохи феодализма была борьба объединенных сил Древней Руси с объединенными силами германских монашеских орденов К

    В конце 30-х годов XIII в. немецкие рыцари Тевтонского (Прусского) ордена и Ливонского ордена (Меченосцев) заклю­чили между собой военный союз, к которому затем присоедини­лись феодалы Швеции и Дании. Коалиция, поддерживаемая папой римским и имевшая значительные вооруженные силы, ставила своей целью нападение на Русь, захват Финляндии и новгород­ских земель, установление в них господства католической религии.

    Для борьбы с захватчиками объединились княжества: Новго­родское, Ладожское, Ижорское, Карельское, Владимирское и Суздальское. Были организованы вооруженные силы этих кня­жеств, в состав которых кроме феодальных наемных дружин во­шли многотысячные формирования ополченцев.

    Объединенные русские княжества и их войско ставили перед собой задачу разгромить крестоносцев, не допустить их вторжения на русские земли и тем самым спасти западных славян и русский народ от порабощения германскими и шведскими феодалами. Воз­главлял объединенное войско молодой новгородский князь, та­лантливый русский полководец и государственный деятель Але­ксандр Ярославич, получивший в народе почетное прозвание Нев­


    1 Орденом в феодальном обществе называлась рыцарская церковно-военная организация, действия которой направлялись на захват и колонизацию чужих земель, на порабощение чужих народов.



    ский1. Под его водительством были наголову разбиты рыцари объединенного Ливонского ордена. Русский народ и его объеди­ненное воинство спасли от иностранных захватчиков не только Русь, но и всех западных славян (поляков, чехов, словаков, ка­шубов и лужичан).

    Александр Невский, сумевший объединить усилия русских княжеств, добровольно предоставивших в его распоряжение мно­гочисленное войско, был их вождем и первым главнокомандую­щим русскими объединенными вооруженными силами.

    Более 255 лет (1223—1480 гг.) русский народ, измученный и оскорбленный монголо-татарскими поработителями, оказывал им сопротивление, неся огромные жертвы. Однако разрозненная борьба, проходившая на территории отдельных княжеств, успеха не приносила. Для успешной борьбы с сильным и многочисленным противником, имевшим централизованную политическую и воен­ную организацию, необходимо было создать крепкое централизо­ванное государство и сильное его войско.

    И вот в конце 70-х годов XIV столетия, обусловленный внутрен­ними и внешними причинами, начался процесс объединения рус­ских земель и княжеств вокруг Москвы. Русский народ стал соби­рать силы для борьбы с ненавистным татаро-монгольским игом. Основная цель этой борьбы состояла в том, чтобы нанести пора­жение Золотой Орде, сбросить золотоордынского хана Мамая и освободить русский народ от монголо-татарских поработителей. Борьбу против Мамая возглавил московский князь Дмитрий Ива­нович, названный народом Донским.

    Национальное самосознание русского народа, понимание им угрозы полного порабощения татаро-монголами явились важней­шими причинами сплочения и объединения феодальных княжеств вокруг Московского княжества. В союз с Москвой вступили Вла­димирское, Суздальское, Ярославское, Белозерское, Муромское, Брянское, Псковское и Новгородское княжества, выделившие в объединенные вооруженные силы свои наемные дружины, опол­ченские добровольные полки и отряды. В итоге в объединенном русском войске насчитывалось около 100 тыс. человек.

    Мамай хорошо понимал, что это для него являлось грозной силой. Поэтому золотоордынские предводители всячески пытались задержать процесс объединения русских княжеств, используя для этого политику натравливания их друг на друга.

    «Натравливать русских князей друг на друга, — писал К. Маркс, — поддерживать несогласие между ними, уравновеши­вать их силы и никому из них не давать усиливаться» — было традиционной политикой татар, которой противопоставлялась по­литика ликвидации феодальной раздробленности и объединения княжеств вокруг Москвы, политика совместной борьбы против власти Золотой Орды с целью полной ликвидации ее.


    1   В 1240 г. в битве на реке Неве русское войско под водительством Але­ксандра Ярославича разгромило шведских феодалов.



    Мамай, оценивая силу укреплявшейся антитатаро-монголь- ской коалиции, особенно после того ,как частью сил этой коалиции татарам было нанесено первое серьезное поражение на реке Воже (1378 г.), стал искать союзников. Первым его союзником было Литовское княжество, затем в союз с Мамаем вступило напуган­ное его набегами княжество Рязанское. Кроме тсэго, в состав вой­ска татаро-монгольской коалиции входили многотысячные наем­ные силы других земель, подвластных Золотой Орде. Всего для похода на Московское княжество и его союзников Мамай собрал около 200 тыс. человек.

    Главные цели сторон, вступивших в войну, были ясны. Мамай готовился к решительному разгрому сил, собиравшихся под зна­мена Дмитрия (около 100 тыс.). Он стремился создать численное превосходство, чтобы полностью уничтожить не только русские войска, но и все силы, способные подняться на освободительную борьбу против пошатнувшейся власти Золотой Орды.

    Русская коалиция, возглавлявшаяся Московским княжеством, имела целью разгромить силы Мамая до того, как они успеют соединиться с литовцами, и тем самым поднять на борьбу все на­роды, находившиеся под татаро-монгольским гнетом. Для управле­ния этой военной организацией при Дмитрии, Как и при Алексан­дре Невском, был создан военный совет — высший орган коали­ционного руководства. В совет входили князья и воеводы, возглав­лявшие войска княжеств, вступивших в союз с Москвой. На со­вете решались вопросы боевого применения разнородных войск, вырабатывались способы военных действий с татарскими ордами, рассматривались вопросы снабжения войска, его сосредоточения и развертывания. Решающее же слово в решении всех этих воп­росов принадлежало Дмитрию. Например, при обсуждении на совете плана Куликовской битвы, вопреки мнению осторожных воевод, предлагавших остаться на левом берегу Дона и исполь­зовать его как прикрытие от татар, князь Дмитрий Иванович при­казал немедленно готовиться к переправе, чтобы не упустить ини­циативы и воспрепятствовать соединению татарских и литовских сил.

    Был военный совет и у Мамая. В него входили ближайшие помощники хана, его доверенные лица, представители союзных княжеств (присутствовали лишь при обсуждении вопросов, их касающихся), начальники «тысяч» и «тьмы». Совет обсуждал во­просы, относившиеся к дислокации и передвижению войска, к применению его в бою, к снабжению войска и его «семейных» тылов, организации разведки противника, местности и т. д. Воен­ные советы того времени представляли высшую государственную и военную власть.

    8 сентября 1380 г. на Куликовом поле (ныне Куринский район Тульской области) развернулось грандиозное по тому времени сражение, получившее в дальнейшем название Куликовской битвы. В битве на Куликовом поле объединенные силы под командова­нием Дмитрия наголову разгромили татар. Литовцы, не соеди-



    лившись с татарами, бежали на Запад. Куликовская битва яви­лась переломным моментом в борьбе русского народа за свое освобождение от татаро-монгольского ига, которое окончательно было уничтожено в 1480 г. Она ускорила ликвидацию феодальной раздробленности на Руси.

    Куликовская битва имела и международное значение. Оно состояло в том, что русский народ и его объединенное воинство, приняв на себя всю тяжесть борьбы с сильным и жестоким вра­гом, преградили путь татаро-монгольской агрессии в Европу и этим спасли ее цивилизацию.

    «Русские, — писал Н. Г. Чернышевский, — явились спасителя­ми Европы от татаро-монгольского ига» К

    Ярким примером совместной борьбы славянских народов в эпоху феодализма является Грюнвальдская битва, происшедшая в 1410 г.

    После поражения на льду Чудского озера в 1242 г. рыцари Тевтонского ордена, вдохновляемые папой римским, направили свои захватнические действия против Польско-Литовского княже­ства. Рыцарский меч был вновь занесен над славянскими* наро­дами.

    В целях создания превосходства в силах для борьбы с наро­дами славянских государств Тевтонский орден заключил военный союз с Венгерским и Люксембургским королевствами. Он привлек на свою сторону большое количество наемников из католических государств Западной Европы. К началу войны против Польского, а затем Литовского княжества в 1409 г. в составе рыцарских войск орденского союза насчитывалось 83—85 тыс. человек 2.

    В польско-литовский военный союз кроме польских и литовс­ких войск входили полки Смоленского, Новгородского и других русских -княжеств, а также отряды чешских и словацких патрио­тов, выступивших ца защиту западнославянских народов. В ре­зультате общая численность войск этого союза достигла 100 тыс. человек3.

    Следовательно, превосходство в силах было на стороне поль­ско-литовского союза. Это превосходство в силах союза, пресле­довавшего освободительные цели, решило исход действий в его пользу. В битве под Грюнвальдом (на территории Польши) не­мецким рыцарям было нанесено такое поражение, после которого многочисленный и -агрессивный Тевтонский орден прекратил свое существование.

    Победа, одержанная в Грюнвальдской битве поляками, литов­цами, русскими, чехами, словаками, является историческим сим­волом боевого содружества славянских и прибалтийских народов. В Польской Народной Республике в честь этой победы учрежден орден «Крест Грюнвальда», которым награждены многие воины


    1   Цит. по кн.: История военного искусства. М., Воениздат, 1966, стр. 59.

    2   См. БСЭ, изд. 2-е, т. 13, стр. 150.


    *  См. там же.



    ПНР и СССР за совместную борьбу с фашистскими захватчиками в годы второй мировой войны.

    Грюнвальдская битва, так же как и битвы на Чудском озере и Куликовом поле, показала преимущество военных союзов кня­жеств и государств, в основе объединения которых лежали воз­вышенные цели — освобождение своих земель и сохранение своей независимости, в то время как германо-шведские и татаро-мон- гольские феодалы преследовали цели захватнические и стреми­лись к порабощению чужих народов.

    Приведенные выше исторические примеры позволяют сделать вывод о том, что войны при феодализме, как и многие войны при капитализме, носили двойственный характер. С одной стороны, они являлись войнами захватническими, несправедливыми, а с другой — велись с целью освобождения захваченных территорий и покоренных народов от иноземных поработителей. В последнем случае войны носили освободительный, справедливый характер. При этом следует подчеркнуть, что военные союзы непобедимы тогда, когда государства, входящие в их состав, ведут войны спра­ведливые, в которых участвует народ, а не полуоторванная от народа, по выражению В. И. Ленина, каста людей. Такие союзы являются наиболее прочными с начала и до конца войны.

    Военные союзы в коалиционных войнах периода разложения феодализма, зарождения и развития капитализма

    С конца XV и до середины XVII в. происходил упадок феодализма. В это время наряду с зарождением новой общественно-экономической формации — капитализма шел про­цесс укрепления абсолютизма. В 1640—1660 гг. в Англии победила буржуазная революция, которая была первой буржуазной рево­люцией «европейского масштаба» *.

    В XVI—XVII вв. в результате бурного развития торговли и мануфактурной промышленности, науки, культуры и техники, ми­ровых географических открытий и колониальных войн в Европе главную роль стали играть Англия и Франция. Они имели более развитую экономику, колониальные владения, огромные рынки сбыта своих товаров и подготовленные вооруженные силы для ве­дения континентальных и колониальных войн. В это время были еще сильны Испания, Португалия и Нидерланды.

    После распада Священной Римской империи образовалось несколько феодальных государств. Самыми сильными из них ста­новятся Австрия и Пруссия. На Востоке все активнее включалось в международную жизнь централизованное Русское государство. Оно успешно решало свои внешнеполитические проблемы в Севе­ро-Восточной Европе, на Балтике, Ближнем и Дальнем Востоке.

    В XVII—XVIII вв. начала рушиться Османская империя.



    Внешнеполитический курс европейских государств стал опре­деляться интересами торгово-промышленной буржуазии, стремив­шейся к захвату новых рынков и чужих земель. В связи с этим обострялись политические и экономические противоречия, усили­валась борьба Англии и Франции за первенство в Европе и рас­ширение колониальных владений. Разгорелась борьба других ев­ропейских государств и Турции за господство на Средиземном море и на Балканах, борьба Англии, Скандинавских стран и Рос­сии за преобладание на Балтийском море.

    Наиболее ярким выражением этих противоречий явились такие коалиционные войны, как Тридцатилетняя война (1618—1648 гг.), война за испанское наследство (1701 —1714 гг.), Северная война (1700—1721 гг.) и Семилетняя война (1756—1763 гг.).

    Среди этих войн особое место в период упадка феодализма занимает Семилетняя война, вспыхнувшая в результате острых противоречий между обуржуазившимися монархиями Англии и Франции, Австрии и Пруссии, а *также между Пруссией и Рос­сией.

    Основные цели, которые ставили противники в Семилетней войне, сводились к следующему: Англия и Франция продолжали вести между собой борьбу за приобретение заморских территорий, за рынки сбыта своих товаров и источники сырья; Австрия и Прус­сия стремились захватить как можно больше земель разваливав­шейся Священной Римской империи и западные земли России. Швеция, присоединившись к франко-австро-российской коалиции, надеялась овладеть прусскими землями в Померании. Цели Пор­тугалии, Польского и Саксонского королевств заключались в том, чтобы оградить свои земли от агрессивных притязаний Пруссии и таким образом упрочить свое политическое и экономическое поло­жение в Европе и в колониях.

    Россия в этой войне преследовала двоякую цель: с одной сто­роны, она стремилась оградить свои земли на северо-западе от угроз со стороны агрессивного Прусского королевства, а с дру­гой— завоевать Восточную Пруссию и тем самым обеспечить себе «коммерцию Балтийского моря».

    По оценке В. И. Ленина, Семилетняя война по своему харак­теру была войной несправедливой, захватнической со стороны всех ее участников. В. И. Ленин, в частности, отмечал, что «Англия и Франция воевали в Семилетнюю войну из-за колоний, т. е. вели империалистскую войну» *.

    В соответствии с целями войны противные стороны объедини­лись в две коалиции. Англия и Пруссия в 1755 г. заключили меж­ду собой военный союз для ведения войны с Францией и ее союз­никами. Франция и Австрия объединились для борьбы с Англией и Пруссией. К франко-австрийскому договору, подписанному в 1756 г., присоединилась Россия, а за ней в 1757 г. — Швеция.



    Позднее в состав этой коалиции вошли Португалия, Польша, Сак­сония, а также ряд княжеств Священной Римской империи.

    Война началась при таком соотношении сил: Пруссия имела армию, насчитывавшую 145 тыс. человек, Англия — более 90 тыс., Франция—около 212 тыс., Австрия—139 тыс., Россия — более 330 тыс. человек, из которых 200 тыс. человек воевали против Пруссии. У остальных членов коалиций были незначительные силы, охранявшие главным образом крупные города и крепости. Франко-австро-российская коалиция перед началом войны пре­восходила англо-прусскую коалицию по численности вооруженных сил почти в три раза. В ходе войны Пруссия при финансовой и экономической помощи Англии значительно увеличила числен­ность своей наемной армии, однако превосходство в силах до конца войны было на стороне ее противников.

    Прусский король Фридрих II, упредив своих противников в подготовке к войне, в августе 1756 г. захватил Саксонию и про­двинул свою армию в глубь территорий Австрии и Франции. Громя войска противной стороны по частям, Фридрих II добился превосходства над франко-австрийским союзом. Но вступившая в войну осенью 1756 г. Россия резко изменила военно-политическую обстановку на Европейском театре военных действий. Русская ар­мия в упорных сражениях одержала ряд побед и в январе 1758 г. полностью овладела Восточной Пруссией. Это значительно облег­чило тяжелое положение, создавшееся во франко-австрийском союзе.

    Однако, несмотря на победы русской армии и на сохраняв­шееся значительное превосходство союзников в силах, Пруссия избежала в 1758 г. полного разгрома и продолжала сопротив­ляться, чтобы затянуть войну в надежде на вывод своих против­ников из этой войны поодиночке. Главной причиной тогЪ, что Пруссия избежала полного разгрома, была несогласованность в военных действиях антипрусской коалиции. Франко-австрийский союз, хотя и был обязан русским войскам, облегчившим его поло­жение в 1757—1758 гг., все же относился к России с недоверием, старался подорвать ее военную мощь.

    Но вопреки этому русские войска под командованием Салты­кова, Чернышева и Румянцева летом 1759 г. у Кунерсдорфа на­несли крупнейшее за всю войну поражение прусским войскам, значительно продвинулись на запад и в октябре 1760 г. заняли столицу Пруссии — Берлин.

    Чтобы преуменьшить значение побед русских войск и не до­пустить их продвижения в глубь Западной Европы, Франция и Австрия стали добиваться окончания войны на основе тайных сделок с противником. Так, в 1762 г. был подписан тайный прус­ско-шведский договор, по которому Швеция покинула своих союз­ников и вышла из войны. Франция, опасаясь влияния России в Европе и используя слабость Петра III, поклонника Фридриха II, побудила его также прекратить военные действия против Пруссии и выйти из войны.



    Осенью 1762 г. военные действия против Пруссии были пре­кращены повсеместно. В 1763 г. по Парижскому мирному дого­вору прекратились военные действия на море и в колониях между Англией, Францией и Португалией. Семилетняя война закончи­лась. В итоге войны Англия получила Канаду, восточный Луизиан и ряд островов Вест-Индии. Окончательно была сломлена мощь Франции на море, в колониях в Америке и Индии. Пруссия воз­вратила Саксонии все ее владения, а Австрия отдала Пруссии Силезию.

    Итоги Семилетней войны показали неспособность военных коалиций периода абсолютизма к совместным действиям. Анта­гонизм и противоречия между монархическими государствами, их политическое недоверие к союзникам, нежелание австрийских войск действовать совместно с русскими войсками не позволили достигнуть целей войны, которые ставила перед собой антипрус- ская коалиция. Единственной победительницей оказалась Англия, которая умело воспользовалась вероломной политикой Австрии и Франции в отношении России.

    Наиболее крупными коалиционными войнами конца XVIII и начала XIX в. являлись войны против республиканской Франции (1792—1797 гг.) и наполеоновской империи (1798—1815 гг.), а также Крымская война (1853—1856 гг.)..

    Буржуазная революция во Франции нанесла сокрушительный удар дворянско-династической иерархии в Европе. Характеризуя эту революцию, В. И. Ленин писал: «...для буржуазии она сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции»1. Французская революция 1789—1794 гг. была народ­ной революцией (движущей силой ее были народные массы), но победой этой революции целиком воспользовалась буржуазия. Ее антипод — рабочий класс был еще слаб и поэтому не являлся самостоятельной политической силой.

    До Великой французской революции вооруженная борьба в Европе велась между двумя сильными военными коалициями. Окрепшая после Семилетней войны фридриховская Пруссия вос­становила союз с Англией и Голландией и продолжала захватни­ческие действия против Франции, России и Австрии. В то же вре­мя Россия в союзе с Австрией вела войну с Турцией и Швецией. Затем к русско-австрийскому союзу присоединились Франция и Испания.

    С крушением феодального строя во Франции в Европе и на Ближнем Востоке началась коренная перегруппировка сил. Все враждующие государства, прекратив войны 'И заключив мирные договоры, стали объединяться в единый контрреволюционный ла­герь, чтобы задушить Французскую республику и не допустить распространения революции в другие страны.



    Первыми против революционной Франции в феврале 1792 г. выступили Австрия и Пруссия. В пределы Франции вторглось более 100 тыс. союзных войск, которые создали угрозу Парижу.

    Франция, хотя и имела превосходство над противником (в ко­ролевской армии насчитывалось около 240 тыс. человек), долж­ного отпора внезапному нападению, однако, дать не могла. Лишь спустя некоторое время интервенты были изгнаны из Франции ч военные действия перенесены в Пруссию и Австрию.

    Англия, главный исторический противник Франции, не имея значительной армии, следовала своей старой традиции — подку­пать союзников и вести войну, используя все их военно-экономи­ческие возможности. В этих целях она заключила договоры о сов­местных действиях с Россией, Австрией, Пруссией, Сардинией и Неаполем, обязавшись выплатить им крупные субсидии. Золото и флот Англии были главными врагами французской революции !.

    Так образовалась первая антифранцузская, контрреволюцион­ная коалиция, к. которой в 1793 г. присоединились Испания, Гол­ландия, Турция и ряд германских и итальянских княжеств. Иначе говоря, против революционной Франции выступила вся Европа. Это была самая большая коалиция XVIII в., имевшая более 350 тыс. наемных и мобилизованных войск.

    Коалиция намеревалась задушить революцию во Франции и восстановить в ней феодализм и монархию. Ее войска начали' активные военные действия одновременно на нескольких фронтах. Для Франции создалась довольно опасная военно-политическая обстановка. Но в это время к власти пришли якобинцы. Конвент объявил страну в опасности. В вооруженные силы было мобилизо­вано более 400 тыс. человек. И несмотря на все трудности, связан­ные с организацией войск, их вооружением и снабжением, фран­цузская революционная армия остановила натиск вооруженных сил контрреволюционной коалиции и на ряде фронтов перешла в наступление.

    Таким образом, справедливый, революционно-освободительный характер войны, которую вел французский народ против первой контрреволюционной военной коалиции, с наибольшей полнотой’ проявился в период якобинской диктатуры. «Война во Франции,— писал В. И. Ленин, — была продолжением политики того револю­ционного класса, который сделал революцию, завоевал респуб­лику, расправился с французскими капиталистами и помещиками с невиданной до тех пор энергией, и во имя этой политики, про­должения ее, повел революционную войну против объединенной монархической Европы»2.                                                                                                у

    Однако с приходом к власти крупной торгово-промышленной буржуазии (IX термидора — 27 июля 1794 г.) война во Франции утратила свой справедливый, революционный характер. Если якобинцы выступали за изгнание-интервентов из Франции, против


    1   См. История дипломатии. Т. I. М., Госполитиздат, 1959, стр. 437,


    2    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 32, стр. 81.



    завоевательных войн, то термидорианцы всемерно стремились к территориальным захватам и господству над соседними с Фран­цией странами. Справедливая война, которую вел французский народ во время якобинской диктатуры, превратилась в войну не­справедливую, захватническую.

    Директория термидорианцев, продолжая защищать интересы крупной буржуазии, сразу же предприняла попытки к сговору с отдельными монархическими государствами из антифранцузской коалиции. В 1795 г. Пруссия и Испания, Голландия и Россия, а также все немецкие и североитальянские мелкие государства заключили с Францией сепаратные мирные договоры. Осенью 1797 г. прекратилась война Франции с Австрией. Выход Австрии из войны означал конец существования контрреволюционной коа­лиции во главе с Англией, которая продолжала войну на море.

    Но перемирие длилось недолго. В 1799 г. после падения Ди­ректории Наполеон (Бонапарт) в интересах крупной буржуазии установил военную диктатуру, при помощи котррой жестоко по­давлял революционные выступления рабочих и бесцеремонно рас­правлялся с дворянством, пытавшимся восстановить во Франции феодальный строй. Внешняя политика Наполеона, проводившаяся насильственными средствами, также имела целью утвердить гос­подство французской буржуазии вначале в Европе, а затем и во всем мире. С приходом Наполеона к власти начался период фран­цузских захватнических войн, продолжавшийся до 1815 г.

    Стратегические действия наполеоновской Франции основыва­лись на подавляющем военном превосходстве над противной сто­роной на решающих фронтах и направлениях, в создании кото­рого главную роль играли массовые армии, применение нового оружия и новых способов ведения войны. Следует заметить, что до войны с Россией (1812 г.) французские войска обладали высокой маневренностью. В результате генеральных сражений, которые они давали, противники буржуазной Франции часто поодиночке выво­дились из войны.

    В период с 1798 по 1809 г. Франция вела войну против четы­рех антинаполеоновских коалиций, в результате разгрома которых ею была завоевана почти вся Западная Европа (см. табл. на стр. 30).

    Почему Наполеону удалось сравнительно легко разгромить коалиции, возглавлявшиеся Англией? Прежде всего потому, что у его противников отсутствовала согласованная коалиционная политика и стратегия. Союзники не имели также разработанных планов совместных действий против французской армии. Разроз­ненные, несогласованные, часто запоздалые выступления войск союзных государств, естественно, не могли оказать решающего сопротивления стремительным, маневренным и массированным ударам французов. Ни в одной из упомянутых коалиций не было даже попыток создать какой-либо объединенный орган руковод­ства коалиционными войсками.



    Состав военных коалиций


    Время действия коалиций


    Основные причины распада антифранцузских военных коалиций1


    Первая коали­ция: Англия, Рос­сия, Австрия, Ис­пания, Неаполь и Турция


    Вторая коали­ция: Англия, Рос­сия и Австрия. Дания, Швеция, все королевства Сицилии и Турция поддерживали ко­алицию.


    Третья коали­ция: Англия, Рос­сия, Пруссия и Швеция


    Четвертая коа­лиция: Англия, Австрия и Испа­ния


    1798  — февраль 1801 гг.


    Апрель — декабрь 1805 г.


    Июль 1806 г. — июль 1807 г.


    Апрель — июль 1809 г.


    Против французских войск (около 230 тыс. человек) коалиция имела более 350 тыс. Из них австрийских— 245, русских — 130, шведских — 15 и английских — 5 тыс. человек. В

    1799      г. Россия вышла из коалиции по причине австро-русских про­тиворечий. В 1800 г., после ухода русских войск из Италии, французы нанесли поражение 130-тысячной ар­мии австрийцев. Австрия была выве­дена из войны. В октябре 1801 г. Россия заключила мир с Францией. Кралиция распалась.

    В результате крупного Поражения австрийской армии под Ульмом в октябре (превосходящие силы Фран­ции до подхода русских войск раз­громили 70-тысячную армию авст­рийцев), а также русской и австрий­ской армий под Аустерлицем коали­ция прекратила свое существование. Одна Россия продолжала войну про­тив Франции, ее союзников и васса­лов.


    *    Полный разгром прусской армии (более 100 тыс.) в сражении под Йеной, Заальфельдом и Аурштедтом и русских войск (около 70 тыс.) под Айлау и Фридгандом вынудил Прус­сию и Россию подписать с Францией мирный договор. Французских войск в обоих сражениях было около 160 тыс.

    Поражением австрийской армии (австрийских войск было 130 тыс., французских — более 200 тыс.) под Ваграмом Австрия второй раз была выведена из войны, коалиция распа­лась. Австрия под нажимом Франции присоединилась к континентальной блокаде Англии.


    Итальянские и швейцарские походы союзных войск (22 тыс. русских и 36 тыс. австрийских) под командованием фельдмар­шала Суворова (1799 г.), а также действия союзной эскадры в составе русских и турецких кораблей под командованием адми­


    1 Данные о численном составе вооруженных сил коалиционных государств и Франции взяты из «Атласа офицера». М., 1947, стр. 150—152.



    рала Ушакова (1788—1799 гг.) хотя и нанесли поражение фран­цузским войскам в Италии и Швейцарии и французским кораб­лям в Средиземном море, все же по причинам австро-русских и русско-турецких противоречий, возникавших на почве различных целей войны, первую антинаполеоновскую коалицию к победе не привели.

    Наполеон, в руках которого находилась вся полнота государ­ственной и военной власти, проводил захватническую политику. В одних случаях побежденные им страны насильственно присое­динялись к Франции, в других — на территориях завоеванных го­сударств создавались вассальные королевства и княжества. Войс­ка, выделяемые «союзными» государствами, поступали в непос­редственное подчинение Наполеона и вели боевые действия в со­ставе французских войск. Такая форма централизованного руко­водства войной и военными действиями позволяла французской буржуазии, поддерживаемой частью зажиточного крестьянства, подчинять себе (до известного времени) не только экономику, но и все политические и идеологические институты, вооруженные силы стран, попавших под власть французского капитала.

    После разгрома четырех антифранцузских коалиций Наполебн присоединил к своей империи Папскую область с городом Римом, Голландию и Рейнский союз *. Угрозами и обещаниями Наполео­ну удалось привлечь на свою сторону Пруссию, герцогство Вар­шавское и превратить их территории в стратегические плацдармы для нападения на Россию. Перед началом войны с Россией напо­леоновская Франция подчинила себе более половины Европы и весь военный потенциал более чем 20 европейских государств.

    Но народы, прогрессивные силы национальных государств ни­когда не поддерживали захватчиков. Они вели против них нацио­нально-освободительную борьбу. Поэтому захватнические войны Наполеона стали все больше и больше наталкиваться на расту­щее сопротивление народов Европы. Оценивая захватнические действия Наполеона, В. И. Ленин писал, что «национальная война может превратиться в им<:периалистакую и обратно. Пример: вой­ны великой французской революции начались как национальные и были таковыми. Эти войны были революционны: защита великой революции против коалиции контрреволюционных монархий. А когда Наполеон создал французскую империю с порабощением целого ряда давно сложившихся, крупных, жизнеопособных, на­циональных государств Европы, тогда из национальных француз­ских войн получились империалистские, породившие в свою оче-


    1    Этот союз германских государств являлся орудием захватнической поли­тики Наполеона в Германий. Начало созданию союза положил договор об обо­ронительном и наступательном союзе, подписанный в июле 1806 г. в Париже между Францией и 16 германскими государствами. В союз входили Баварское, Вюртенбергское, Баденское, Нассау, Саксонское, Ганноверское, Вестфальское и другие королевства, полностью подчинявшиеся Наполеону. Они обязаны были поставлять Франции контингенты войск и участвовать во всех войнах, которые вел Наполеон (см. БСЭ, изд. 2-е, т. 36, стр. 304).



    редь национально-освободительные войны против империализма Наполеона»1.

    Французская империя, подчинившая себе почти всю Западную Европу, стремилась к мировому господству. Окрыленный успе­хами Наполеон говорил: «Через пять лет я буду господином мира; остается одна Россия, но я ее раздавлю». Стратегический план Наполеона состоял в том, чтобы уничтожить вооруженные силы России и этим принудить ее к капитуляции. Одновременно с этим Франция хотела укрепить соответствующие отношения с покорен­ными и аннексированными ею государствами. Делала она это для того, чтобы, во-первых, эти государства помогли ей в борьбе про­тив национально-освободительного движения, во-вторых, исполь­зовать в более широких масштабах их военно-экономические воз­можности и территории в войне против России.

    Перед началом вторжения в Россию Наполеон имел в составе объединенных им вооруженных сил около 1 300 тыс. человек, из них 980 тыс. французских войск, 120 тыс. войск Рейнского союза, около 80 тыс. голландских, 50 тыс. польских, 30 тыс. австрийских, 16 тыс. швейцарских и более 15 тыс. испанских войск2. Против России была создана так называемая «великая армия союзни­ков», насчитывавшая более 600 тыс. человек3. 24 июня 1812 г. эта армия вероломно вторглась в пределы России.

    У России в это время, по существу, союзников не было. Поэто­му вся тяжесть борьбы с захватчиками легла на плечи русского народа. Ход и исход войны показал, что именно его патриотичес­кие действия, а также действия русской армии привели к гибели са­мые могущественные коалиционные вооруженные силы того време­ни. Победа русского народа и русской армии над войсками Напо­леона послужила затем основой для создания новой антинаполео- новской коалиции, во главе которой стояла не Англия, а Россия.

    «С 1812 года, — писал В. И. Ленин, — начинается упадок военг ного могущества Наполеона I»4. Развал военной организации империи Наполеона предопределил крах всей ее системы нацио­нального угнетения. «Уничтожение великой наполеоновской армии при отступлении из Москвы, — писал Энгельс, — послужило сиг­налом ко всеобщему восстанию против французского владычества на Западе»5.

    Спустя год после начала войны весной 1813 г. против Напо­леона создалась пятая коалиция, в состав которой кроме России вошли Англия, Швеция, Пруссия, Испания и Португалия. Затем к этой коалиции примкнула Австрия. Коалиционные вооруженные силы насчитывали 500 тыс. человек. Во французской коалиции было около400 тыс. человек (преимущественно французские войска).


    1   В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 30, стр. 5—6.


    2    См. Бескровный. Отечественная война 1812 г. М., Соцэкгиз, 1962, стр. 260.


    3    См. М. И. Богданович. Отечественная война 1812 года. Т. I. СПб., 1815, стр. 124.


    4   Ленинский сборник XI, стр. 50.


    ь К. Маркс и Ф-. Энгельс. Соч., т. 22, стр.ЗО.



    Организация коалиционных вооруженных сил Франции в 1812 г.



    В кампаниях 1813—1814 гг. вооруженные силы стран анти- французской коалиции, пожалуй, впервые действовали более или менее согласованно. В этих кампаниях были представлены войска всех государств, входивших в антинаполеоновскую коалицию. Объ­единенными русскими, прусскими, австрийскими и шведскими войсками до апреля 1813 Г. командовал фельдмаршал М. И. Ку­тузов. На Пиренейском полуострове английские, испанские и пор­тугальские объединенные войска находились под началом англий­ского генерала Веллингтона. При главнокомандующих впервые были созданы объединенные штабы. В их состав входили пред­ставители армий всех союзных государств. Основу объединенных штабов составляли русский и английский главные полевые штабы. После кончины М. И. Кутузова союзными войсками стала руково­дить «ставка трех императоров» (русского, прусского и австрий­ского), главная роль в которой отводилась Александру I, по­скольку русские войска, разгромившие французскую армию в России, с успехом продолжали добивать ее в Западной Европе.

    Разбитые под Лейпцигом войска Наполеона отошли за реку Рейн. К антифранцузской коалиции присоединились все герман­ские государства, составлявшие бывший Рейнский союз.

    В 1814 г. военные действия были перенесены на территорию Франции. Отдельные выигранные Наполеоном сражения не смог­ли задержать продвижение союзных войск к Парижу. 31 марта

    1814   г. русские войска вступили й Париж. Парижским мирным договором Франция возвращалась в границы 1792 г.

    Осенью 1814 г. в Вену на конгресс «победителей» съехались представители всех европейских государств. Участники этого кон­гресса стремились к восстановлению господства монархических династий, победивших Францию, а также к удовлетворению их территориальных притязаний путем передела Европы и колоний.

    В то время как на Венском конгрессе все больше и больше разгорались страсти главных победителей Франции, противоречия между ними, Наполеон покинул остров Эльба и с тысячью гвар­дейцами двинулся к Парижу. Высланные против него правитель­ственные войска целиком перешли на его сторону. В поддержку Бонапарта выступили крупная буржуазия и часть крестьянства. Наполеон снова занял Париж и во второй раз объявил себя импе­ратором. Бурбоны бежали.

    Против Наполеона была немедленно создана шестая, и послед­няя, военная коалиция. В нее вошли Англия, Россия, Австрия, Испания, Швеция, Пруссия и другие немецкие государства. 18 июля

    1815   г. союзные войска (123 тыс. русских, 93 тыс. английских, испанских и др.) разгромили наполеоновские разрозненные части.

    На этом закончились коалиционные войны эпохи упадка фео­дализма, зарождения и развития капитализма в Европе.

    Коалиционные войны, прошедшие в 1792—1815 гг., были разно­образны по своему социально-политическому содержанию. С од­ной стороны, на борьбу против французских захватчиков подни­



    мались народы, которые вместе с национальными вооруженными силами не только громили наполеоновских захватчиков, но и на­носили удары по пережиткам феодализма в своих странах. Они вели, следовательно, национально-освободительные, справедливые войны. С другой стороны, против крупной французской буржуа­зии выступали монархические государства, и в первую очередь такие, как Англия, Россия, Пруссия, Австрия. Они защищали.капи- тализм, грабящий и угнетающий народы, вели борьбу с революци­онным движением за сохранение обуржуазившегося феодально- крепостнического строя. Следовательно, используя национально- освободительное движение, они в то же время вели войны реак­ционные, захватнические. В. И. Ленин писал: «Империалистские войны Наполеона продолжались много лет, захватили целую эпоху, показали необыкновенно сложную сеть сплетающихся импе­риалистских отношений с национально-освободительными движе­ниями»

    Коалиции периода наполеоновских войн были непрочными. Главной причиной их непрочности, равно как и всех военных союзов, состоящих из эксплуататорских государств, являлось пре­обладание частных интересов над общими. Каждое эксплуататор­ское государство, вступая в союз, ведя войну в составе той или илой коалиции, преследовало свои политические, экономические и военные цели. И до тех пор пока эти цели соответствовали общим целям коалиционной войны, оно активно участвовало в войне. Но как только цели данного государства приходили в противоречие с целями других государств, входивших в коалицию, оно полно­стью или частично переставало быть участником этой коалиции. Так, стремление австрийского правительства использовать победы Суворова для территориальных захватов в Италии (1799 г.) и отказ русского правительства удовлетворить требования Австрии, а также обострение англо-русских противоречий 'на Ближнем Востоке привели к распаду первой антинаполеоновской коалиции (1801 г.). В 1805 г., после разгрома французскими войсками австрийской армии под Аустерлицем, Австрия пошла на переми­рие с Францией (Пресбургский мирный договор), предоставив На­полеону полную свободу действий в Германии и Италии2. Конечно, были случаи, когда слабые государства, попав в зависимость от своих более сильных союзников, продолжали выполнять их поли­тику до конца войны (Рейнский союз, Швейцария, Польша и др.). Наиболее прочными и долговечными военными союзами были союзы, в которых государства преследовали не захватнические, а освободительные цели.

    Руководство войной и военными действиями Наполеон осуще­ствлял единолично. Даже после того как войска шестой анти- французской коалиции вторглись во Францию и угрожали Пари­жу, он отверг план «обороны страны», предложенный ему коми- тетом обороны, созданным крупной французской буржуазией.


    1    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 382—383.


    2   См. Новая история. Ч. 1-я. М., Учпедгиз, 1963, стр. 191 •



    Руководство военными действиями французской армии и союз­ных ей войск осуществлялось Наполеоном через доверенных ему лиц. К ним относились генералы и офицеры, непосредственно на­ходившиеся при императоре, а также генерал-адъютанты, адъю­танты и ординарцы, в том числе и из союзных Франции армий. Существовавшие во французской армии высшие и войсковые шта­бы управлением войсками, по существу, не занимались. Они вы­полняли функции преимущественно административного характера. «Я ничего собою не представляю, — писал начальник главного штаба Наполеона маршал Бертье. — Я получаю адресованные на имя императора донесения господ маршалов и скрепляю его при­казания» 1.

    До войны 1812 г. в антифранцузских коалициях также не было каких-либо объединенных органов управления. Координация воен­ных действий коалиционных войск обычно осуществлялась сами­ми государями-монархами, нередко возглавлявшими свои нацио­нальные вооруженные силы, или их доверенными лицами, а также через соответствующие дипломатические каналы. Однако истории известны случаи, когда русским полководцам и флотоводцам (на­пример, Суворову и Ушакову) не раз были подчинены австрийс­кие войска, турецкие и английские военно-морские силы. В этих случаях в составе их штабов находились австрийские, английские и турецкие офицеры.

    В кампании 1813 г., как уже говорилось, при главно­командующих союзными войсками фельдмаршале М. Кутузове и генерале Веллингтоне были созданы главные штабы, в которых находились представители всех союзных армий. В отличие от французских штабов штабы русской армии в широких масштабах выполняли функции, связанные с управлением войсками. В издан­ном в 1812 г. «Учреждении для управления большой действующей, армией» говорилось: «Главнокомандующий... представляет лицо императора... управляет армией через главный полевой штаб...»2 Так, главный штаб русской армии, действовавший при фельдмар­шале М. Кутузове, был основным органом управления «ставки трех императоров» (см. схему на стр. 37).

    Рассматривая военные коалиции в коалиционных войнах, про­водившихся в конце XVIII — начале XIX в., нельзя не указать на решающую роль русского народа, русской армии, а также наро­дов некоторых европейских стран, поднявшихся на борьбу против французских поработителей. Ф. Энгельс, оценивая агрессию На­полеона против России, писал: «Во главе соединенных армий всей Западной Европы Наполеон перешел русскую границу... Он пошел на Москву и этим самым привел русских в Париж»3.

    Первая половина XIX в. характеризовалась бурным развитием капитализма, в результате чего быстро возрастала численность


    1   Н. Головин. Служба генерального штаба. Вып. I. СПб., 1912, стр. И.


    2    Учреждение для управления большой действующей армией. Ч. I, отд. I, гл. 11. СПб., 1812, стр. 10—11.


    3    К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, стр. 30.



    со

    ^4


    Руководство коалиционными вооруженными силами во время войны с'наполеоновской Францией (1812—1815 гг.)



    пролетариата. Усиливались и принимали все более острый харак­тер классовые противоречия между капиталистами и пролетариа­том. Чартистское движение в Англии, вооруженные восстания лионских рабочих во Франции (1831 и 1834 гг.), восстание в 1844 г. силезских ткачей в Германии показали, что на арену борьбы выш­ла новая общественная сила — рабочий класс.

    Международной консолидации сил капитала, попыткам бур­жуазии различных стран сообща подавлять революционное дви­жение пролетариат должен был противопоставлять свое междуна­родное единство, свой политический и боевой союз, свою интерна­циональную пролетарскую организацию, роль которой, как извест­но, сыграл I Интернационал.

    История революционного движения показывает, что после того как в Европе спала революционная волна, наступила полоса дворянско-монархической реакции, которая продолжалась до начала первой мировой войны. Одновременно продолжали обо­стряться империалистические противоречия между Англией и Францией, Германией и Францией, Германией и Россией, Авст­рией и Россией, Турцией иФоссией, Японией и Россией. Создава­лись условия для возникновения новых военно-политических коа­лиций, новых коалиционных войн.

    В 1853 г. вспыхнула Крымская война. Началась она как рус­ско-турецкая, но затем превратилась в коалиционную, в которой против России выступила военно-политическая коалиция в составе Англии, Франции И‘ Турции. В ходе войны к этой коалиции присо­единились Австрия, Пруссия и королевство Сардиния.

    Основной политической и военно-стратегической целью анти­русской коалиции был разгром Российской империи, лишение ее крупнейших экономических и военно-стратегических районов, вы­водящих в Черное и Балтийское моря, уничтожение русского Чер­номорского и Балтийского флотов, а также важнейших сухопут­ных сил. Это вынудило Россию вести войну на два фронта — на юге (в Крыму) и на севере (в Прибалтике).

    В итоге Крымской войны, несправедливой с обеих сторон, глав­ные задачи антирусской коалиции не были решены. Война знаме­новала собой крах сотрудничества Англии, Австрии и Пруссии в международных делах. Среди этих держав сгущалась атмосфера недоверия и подозрительности.

    Новые захватнические войны в Европе, Африке и Азии прово­дились военно-политическими союзами уже в несколько иной группировке. В 1859 г. Франция в союзе с Сардинией вела войну против Австрии. В то же время Франция и Англия совместно вели войну в Китае и в странах Индокитая. В 1864 г. Пруссия в союзе с Австрией воевала против Дании, а в 1870 г. разразилась война между Францией и Пруссией, в результате которой Германия за­хватила две важнейшие в экономическом и стратегическом отно­шении французские области — Эльзас и Лотарингию.

    В начале XX в. в основном закончился период насильственного раздела мира между главнейшими капиталистическими странами.



    Все последующие империалистические войны велись уже не за раздел, а за передел поделенного мира.

    ...Из войны 1870—1871 гг. французское правительство сделало вывод, что без союзников в Европе вести войну с Германией невозможно. Поэтому после подписания мирного договора в поисках союзников оно обратилось в первую очередь к России, Англии и образовавшейся в 1867 г. Австро-Венгрии. Германская диплома­тия всячески противодействовала созданию антигерманской коа­лиции и принимала все меры к тому, чтобы создать коалицию против Франции и ее союзников. В результате в октябре 1879 г. Германия и Австро-Венгрия, отказавшаяся от союза с Францией, подписали между собой союзный договор, к которому в мае 1882 г. присоединилась Италия. Так был создан Тройственный военно-по­литический союз.

    Тройственный союз в качестве политической цели ставил перед собой расширение своих континентальных и колониальных владе­ний за счет Англии, Франции, России и их колоний. Германская монархия замышляла создать Великую Германию, в которую вошли бы Франция, Бельгия и Люксембург. У России Бисмарк намеревался отторгнуть Украину, Польшу и Прибалтику.

    Австро-Венгрия не теряла надежды установить гегемонию на Балканах. К этому же стремилась и Италия. Кроме.того, она была не прочь захватить также английские и французские колонии в Северо-Восточной и Северо-Западной Африке.

    В 1883 г. к Тройственному союзу примкнула Румыния.

    В итоге франко-русских переговоров в декабре 1893 г. Франция и Россия заключили между собой империалистический союз и под­писали военную конвенцию. По этой конвенции Россия обязыва­лась направить все свои наличные силы против Германии в случае нападения ее и Италии на Францию. Если Россия подверглась бы нападению Германии или Австро-Венгрии, Франция должна была направить свою армию против Германии и Австро-Венгрии. Таким образом, «крупные военные державы Европейского континента разделились на два больших, угрожающих друг другу военных лагеря: Россия и Франция, с одной стороны, Германия и Авст­рия— с другой» К

    Англия до поры до времени играла на противоречиях этих группировок и продолжала расширять свои колониальные владе­ния. Однако, опасаясь, что Германия в союзе с Австро-Венгрией и Италией может создать угрозу ее владениям, она в апреле 1904 г. заключила с Францией соглашение (по-фраЯцузски «антанте») о совместной борьбе против Германии.

    Англо-французские и англо-русские противоречия на время отошли на задний план. Противников германской коалиции объ­единяла общая политическая цель: во что бы то ни стало разгро­мить кайзеровскую Германию, стремившуюся к завоеванию гос­подства в Европе и к, захвату колониальных владений Англии и



    Франции. Вместе с этим антигерманская коалиция направляла свои усилия против национально-освободительной борьбы народов колоний.

    Русско-японская война 1904—1905 гг. и участвовавшие в ней военно-политические союзы

    К началу XX в. капитализм перерос в новую ста­дию—в империализм, исчерпывающую характеристику которому дал В. И. Ленин в своем знаменитом труде «Империализм, как высшая стадия капитализма». Рассматривая империализм как загнивающий и умирающий капитализм, В. И. Ленин подчерки­вал, что во время империализма «начался раздел мира междуна­родными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами» К

    К этому времени «сложилась система горстки (5—6 числом) «великих» империалистических держав, — писал В. И. Ленин,— из коих каждая угнетает чужие нации...»2

    В борьбу за передел поделенного мира вступили Соединенные Штаты Америки и Япония.

    Русско-японская война, так же как и франко-прусская 1870— 1871 гг., конечно, не является войной коалиционной в полном смысле этого слова, так как она велась между двумя государст­вами: царской Россией и империалистической Японией за господ­ство на Дальнем Востоке. Вместе с тем эта война представляет исторический интерес, потому что в ее подготовке и подведении итогов принимали участие третьи страны. Политическими вдохно­вителями и военно-экономическими поставщиками Японии были США и Англия. Россию поддерживали Германия и Франция. Глав­ными организаторами войны между Россией и Японией были Со­единенные Штаты Америки.

    Дальневосточная политика США была тогда отнюдь не оборо­нительной, как это пытаются утверждать некоторые американские историки-фальсификаторы, а политикой прямой агрессии, которая сыграла решающую роль в развязывании русско-японской войны.

    Участие Японии в подавлении «боксерского восстания» в Китае показало Англии, что она «достойна» быть ее ближайшей союзни­цей на Дальнем Востоке. Поэтому Англия сблизилась с Японией и в 1902 г. заключила с ней военно-политический союз. В частно­сти, в статьях 2-й и 3-й англо-японского договора указывалось, что, если Япония окажется в состоянии войны с каким-либо госу­дарством, Англия займет позицию нейтралитета. Если же Японии придется вести вооруженную борьбу не с одним, а с двумя и более государствами, то Англия придет ей на помощь и будет воевать с ней совместно. Финансовая поддержка, оказываемая Англией, по­могла Японии добиться победы над Россией. Оценивая итоги этой


    1   В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 387.


    2    В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 40.



    войны, В. И. Ленин указывал: «Япония при помощи Англии поби­ла в 1904—1905 году Россию» К

    Всесторонняя помощь Англии и США позволила Японии раз­вить военную промышленность и транспорт. Япония имела силь­ный военно-морской флот. Он состоял из 170 боевых и более 250 вспомогательных кораблей. В составе армии находилось под ружьем около 400 тыс. человек.

    К началу войны на Дальнем Востоке Россия имела всего лишь 63 боевых корабля и около 100 тыс. сухопутных войск. Такое не­выгодное соотношение сил вынуждало русское командование пла­нировать пассивные, оборонительные действия против внезапных действий Японии. Попытка царского правительства усилить воен­но-морские силы на Тихом океане за счет переброски боевых ко­раблей с Балтийского моря успеха не имела.

    Война началась в феврале 1904 г. внезапным ударом главных сил японского флота по кораблям русской Тихоокеанской эскад­ры, главные силы которой стояли в Порт-Артуре.

    «Война, — писал президент США Теодор Рузвельт своему сыну, — началась, конечно, весьма катастрофично для русских, но — между нами —об этом не должна знать ни одна душа — я был в высшей степени доволен японской победой, так как Япония ведет нашу игру»2.

    Кайзеровская Германия, противоречия которой с Францией и Англией с каждым годом обострялись, была заинтересована в том, чтобы Россия — союзница Франции по договору 1893 г. — как можно дольше была втянута в войну с Японией. Поэтому не слу­чайно, что сразу же после начала русско-японской войны Виль­гельм II написалч Николаю II: «Я сделаю все, что в моей власти, чтобы поддержать спокойствие в Европе и охранять тыл России так, чтобы никто не мог помешать твоим действиям на Дальнем Востоке»3. Когда кайзер писал это письмо, его правительство имело в виду, прежде всего, оторвать Россию от Франции, разру­шить франко-русский военный союз и этим предотвратить сбли­жение России с Англией. Германия в ходе войны и тем более пос­ле ее окончания настойчиво добивалась заключения русско-гер­манского союза, с тем чтобы в случае войны против Франции и Англии обеспечить свой тыл на Востоке.

    Русско-японская война, как известно, закончилась полным по­ражением русского царизма. Но вместе с тем, подчеркивал В. И. Ленин, поражение России — это «удар, нанесенный всей реакционной Европе»4.

    С наибольшей полнотой политические цели, которые ставили перед собой США, Англия, Германия, Франция, Япония и Россия в русско-японской войне, выявились вб время подготовки мирного договора между Россией и Японией.


    1  В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 30, стр. 188.


    2   А. Добров. Дальневосточная политика США в йериод русско-японской войны. М., Госполитиздат, 1952, стр. 141.


    *   Переписка Вильгельма II с Николаем II. 1894—1914. М., ГИЗ, 1923, стр.8.


    4  В. И. Л е н и н. Полн. собр. соч., т. 9, стр. 152.



    При заключении этого договора 5 сентября 1905 г. в Портсмуте (США) американское правительство рассматривало Россию в качестве главного препятствия своей дальневосточной экспансии, поэтому оно стремилось максимально ослабить ее позиции в рай­оне Тихого океана, полностью удовлетворив требования Японии о передаче ей Порт-Артура, города Дальний, половины острова Сахалин и др.

    Англия стремилась к тому, чтобы в результате Портсмутского мерного договора внимание царского правительства ц все военно­экономические ресурсы России были сосредоточены на ее запад­ных границах против Германии, что усилило бы английские пози­ции и в Европе, и в Азии.

    Кроме того, Англия, как и все другие империалистические го­сударства, имела в лице русского царизма желанного союзника в подавлении революционного и /национально-освободительного дви­жения, которое в конце 1905 г. и в последующие годы бурно раз­вивалось в Персии, Османской империи, Китае, Индии, Афгани­стане и в других странах.

    Германия делала все для того, чтобы царская Россия продол­жала войну с Японией и понесла бы при этом наибольшие потери в своих вооруженных силах. По замыслам германских политиков, ослабленная в войне Россия не представляла бы собой сильного союзника Франции и Англии в борьбе против Германии.

    Французское правительство, проводя политику, направленную на скорейшее окончание русско-японской войны, рассчитывало на полное использование царской России в своих интересах в борьбе за гегемонию в Европе. Франция настолько сильно была заинте­ресована в окончании русско-японской войны, что изъявила же­лание оказать содействие России в уплате Японии огромной кон­трибуции.

    Царское правительство, встревоженное ростом революционного движения в стране, хотело как можно скорее закончить войну, с тем чтобы жестоко расправиться с этим движением. Не в меньшей мере опасались революционного движения в России Германия и Франция. В силу этого царское правительство, подписав мирный договор с Японией, всячески стремилось представить его как боль­шой военно-дипломатический успех, старательно скрывая от наро­да, что оно пошло на тяжелые и позорные условия мира, чтобы как можно скорее разделаться с надвигавшейся в России рево­люцией.

    Следовательно, в русско-японской войне, как в зеркале, были отражены противоречия главных империалистических держав — США, Англии, Германии, Франции и Японии. Эти противоречия углублялись борьбой Германии, Франции и Англии за гегемонию в Европе и афро-азиатских колониях, а США и Японии — на Даль­нем Востоке и в Юго-Восточной Азии.

    Военные события на Дальнем Востоке показали, что эти дер­жавы усиленно готовились к мировой империалистической войне, каковой и явилась война 1914—1918 гг.



    Глава вторая


    ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ КОАЛИЦИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОИНЫ 1914-1918 гг.


    Противоречия между великими державами перед войной. Создание империалистических коалиций

    Первая мировая империалистическая война нача­лась в эпоху, когда капитализм достиг, своей высшей и последней стадии — империализма. Она возникла вследствие закона неравно­мерного, скачкообразного экономического и политического разви­тия капиталистических государств. По этому закону постоянно ме­няется соотношение политических, экономических и военных сил в капиталистическом мире. Страны, которые перед войной вырва­лись вперед, требовали новых рынков и территорий. Но к тому времени весь мир был уже поделен между крупнейшими капита­листическими государствами (см. таблицу на стр. 44). Переделить его могла только война.

    Если, например, в 1870 г. по уровню индустриального развития и выпуску промышленной продукции на первом месте в мире находилась Англия, второе место занимали Соединенные Штаты Америки, третье — Франция, четвертое—'Германия, пятое — Рос­сия и шестое — Япония, то к 1913 г. США вышли на первое место, Германия — на второе, Англия с первого переместилась на третье, Франция — на четвертое, Япония — на пятое и Россия с пятого — на шестое место.

    В «Тетрадях по империализму» В. И. Ленин писал, что Соеди­ненные Штаты Америки, Германия и Англия относятся к числу первоклассных, полностью самостоятельных капиталистических держав, способных проводить глобальную империалистическую политику. Францию, Японию и Россию Ленин также относил к разряду передовых, составлявших, по его оценке, вторую группу, а Италия и Австро-Венгрия — третью1.

    Бурно развивавшиеся капиталистические государства, и в пер­вую очередь Германия и США, а также Япония требовали удовле­творения своих хищнических аппетитов. Поэтому они интенсивно готовились к переделу уже поделенного мира насильственными средствами.



    Страны мира

    Колонии

    Метрополии

    Всего

    Место в мире по выпуску Промышленной продукции

    1876 г.

    1914 г.

    1914 г.

    1914 г.

    Площадь, кв. км

    Населе­ние, млн. чел.

    Площадь, кв. км

    Населе­ние, млн. чел.

    Площадь, кв. км

    Населе­ние, млн. чел.

    Площадь, кв. км

    Населе­ние, млн. чел.

    и

    о

    оо

    1914 г.

    Англия

    22,5

    251,9

    33,5

    393,5

    0,3

    46.5

    33,8

    440,0

    1

    3

    США

    0.3

    9,7

    9,4

    97,0

    9.7

    106.7

    2

    1

    Франция

    0.9

    6.0

    10,6

    55,5

    0.5

    39,6

    11.1

    95.1

    3

    4

    Г ермания

    2,9

    12,3

    0.5

    64,9

    3.4

    77,2

    4

    2

    Россия

    17,0

    15,9

    17,4

    33,2

    5,4

    136,2

    22,8

    169,4

    5

    6

    Япония

    0,3

    19,2

    0,4

    53,0

    0.7

    72,2

    6

    5

    1 Данные взяты из труда В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма». Поли. собр. соч., т. 27, стр. 377—378.


    Вторая группа империалистических государств составляла серьезный экономический, политический и военный противовес группе «преуспевающих». Страны этой группы стремились не толь­ко удержать захваченные ими в ряде районов мира рынки, коло­нии, военно-стратегические позиции, но и расширить их.

    Не собирались добровольно отдавать захваченные колониаль­ные владения Голландия, Дания, Бельгия, Италия, Португалия и Испания. Они готовились к войне на стороне тех государств, кото­рые гарантировали бы целостность и неприкосновенность не толь­ко их метрополий, но и захваченных ими колоний.

    Подготовка к войне происходила в условиях развивавшегося революционного движения рабочего класса против буржуазии. По­литические выступления рабочих в ряде стран Европы превраща­лись в вооруженную борьбу на баррикадах.

    В это же время в Персии (ныне Иран), Турции, Афганистане, Китае и других колониальных и полуколониальных странах, где господствовали монополии и финансовый капитал великих импе­риалистических держав, усиливалось сплочение прогрессивных сил, поднявшихся на борьбу за национальную независимость.

    Таковы были основные политические, экономические и военно­стратегические предпосылки для создания империалистических коалиций в первой мировой войне.

    В 1907 г. в результате распределения сфер влияния Англии и России в Персии, Афганистане и Тибете между ними было подпи­сано соглашение, по которому царская Россия фактически при­соединялась к англо-французскому военному союзу. В Антанту стали входить три империалистических государства (Франция, Англия и Россия).



    Две противоборствующие коалиции приступили к подготовке к войне не одновременно. Тройственный союз опережал в этом Ан­танту, по крайней мере, на 15 лет. Следует заметить, что в даль­нейшем состав этих коалиций изменялся. Так, примкнувшая к гер­мано-австрийскому союзу в 1882 г. Италия перед началом войны вышла из Тройственного союза *. 3 августа 1914 г. она объявила нейтралитет, но в силу исконно итало-австрийских противоречий одновременно начала переговоры с Антантой. В ноябре 1914 г. на стороне германо-австро-венгерского союза выступила зависимая от этого союза Турция.

    В 1914 г. в Антанту поневоле вступили Сербия, Черногория, Бельгия и Египет. Затем к ней примкнула Япония, которая без согласия Антанты 23 августа 1914 г. объявила войну Германии. К этому решению Японии руководящие круги Англии отнеслись с большим подозрением, так как она, используя борьбу великих держав в Европе, имела намерение захватить все немецкие владе­ния в Китае, на Тихом океане и укрепить таким образом свои колониальные позиции на Дальнем Востоке. Япония намеревалась также поработить Китай и подготовиться к войне с США.

    В конце войны на стороне Антанты воевало более 30 госу­дарств.

    В своих теоретических трудах, таких, как «Империализм, как высшая стадия капитализма», «Тетради по империализму», «Со­циальная война», «Война и революция» и других, В. И. Ленин глубоко раскрыл общие закономерности и сущность империалисти­ческих войн, в частности войны 1914—1918 гг. Обосновывая закон скачкообразного экономического и политического развития капиталистических государств в эпоху империализма, В. И. Ленин подчеркивал, что столкновения крупнейших империалистических держав выливаются в конечном счете в борьбу за мировое гос­подство. А «мировое господство», — указывал Владимир Ильич, — есть, говоря кратко, содержание империалистской политики, про­должением которой является империалистская война»2.

    Раскрывая сущность первой мировой войны, В. И. Ленин пи­сал: «Европейская и всемирная война имеет ярко определенный характер буржуазной, империалистической, династической войны»3. И далее: «Захват земель и покорение чужих наций, разорение конкурирующей, нации, грабеж ее богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов Россйи, Германии, Англии и других стран, разъединение и националисти­ческое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата — таково единственное действительное содержание, значение и смысл совре­менной войны»4.


    1   С этого времени союз Германии и Австро-Венгрии стал называться «Сою­зом центральных государств».


    2    В. И. Л е н и~н. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 85.


    3   В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 1.


    4  Т а м же, стр. 15.



    Основные политические цели войны, которые ставили перед собой империалистические коалиции, сводились к следующему. Военная коалиция, возглавлявшаяся Германией, хотела в короткие сроки разгромить вооруженные силы Антанты и ее союзников, вывести из войны вначале Францию, Бельгию и Голландию, а за­тем — Россию и Англию, лишить их колониальных владений, под­чинить себе всю Европу и продолжать борьбу за мировое гос­подство.

    Союзники Германии, помогая лидеру коалиции решать главную задачу войны, имели и свои захватнические устремления. Так, на­пример, Австро-Венгрия планировала в этой войне захватить Пра­вобережную Украину, покорить своих исконных врагов Сербию и Черногорию и выйти к Адриатическому морю. Турция рассчиты­вала расширить свою территорию за счет Закавказья России.

    Антанта, в свою очередь, намеревалась разбить кайзеровскую Германию и ее союзников, стоявших на пути Англии и Франции к европейскому и мировому господству, и не только сохранить за собой огромные колониальные владения, но и значительно расши­рить их.

    Исходя из этой общей цели, Англия стремилась разгромить вооруженные силы Германии, и в первую очередь ее военно- морской флот, удержать за собой свободу действий на морях и. этим расширить свои колониальные владения. Она планировала отнять у Турции Месопотамию, Палестину и целиком обосноваться в Египте. При этом все стратегические расчеты английских импе­риалистов сводились к тому, чтобы главную тяжесть ведения вой­ны возложить на своих союзников — Россию, Францию и Бельгию.

    Франция готовилась к завоеванию господства в Европе. Она хотела взять реванш и вернуть отнятые у нее в 1871 г. Германией Эльзас и Лотарингию. Кроме того, французские империалисты хо­тели захватить у немцев Саарский бассейн и, безусловно, сохра­нить за собой захваченные колонии.

    Зависимая от английского и французского империализма царс­кая Россия, вступив в Антанту, испытывала острое желание сохра­нить все земли, которые входили в Российскую империю, добавить к ним Галицию и проливы Босфор и Дарданеллы.

    Большая цель в войне была у Соединенных Штатов Америки. Они хотели извлечь из войны максимум прибыли и, воспользовав­шись истощением воюющих государств, продиктовать им условия мира в интересах своего мирового господства.

    Готовя мировую войну, империалисты всех стран надеялись, что она отвлечет трудящиеся массы от революционного движения, на­раставшего в метрополиях, и национально-освободительной борьбы в колониальных и полуколониальных странах.

    Из сказанного выше о целях войны видно, что германские, ан­глийские, французские и американские империалисты вели ожесто­ченную борьбу за континентальное и мировое господство. Осталь­ные члены противоборствующих коалиций преследовали в войне свои собственные интересы, порой не совпадавшие с основными



    целями каждого из них, а также государств, стоявших во главе коалиций. Такое явно неравноправное и в ряде случаев подчинен­ное положение некоторых государств — членов империалистичес­ких военных коалиций было вполне закономерно. Это вытекало из закона неравномерного развития капитализма, приводившего к антагонизму между капиталистическими государствами. Одновре­менно корыстные политические цели войны способствовали, хотя и временному, сговору империалистических государств.


    Военно-экономическое состояние империалистических коалиций и соотношение их сил

    Перед войной противостоявшие друг другу коали­ции обладали не одинаковыми экономическими и военными потен­циальными возможностями. Для ведения войны они обладали раз­личными силами (см. табл. на стр. 48).

    Германия, превосходившая во всех отношениях Австро-Венгрию, безоговорочно подчинила себе всю ее экономику и армию. Она установила полный диктат над этим многонациональным государст­вом как в период подготовки, так и в ходе войны.

    По-иному выглядели государства Антанты. Англия превосхо­дила своих союзников по выплавке чугуна и стали, добыче угля, по количеству и качеству кораблей военно-морского флота, в силу чего имела большие возможности для ведения военных действий на море. Франция по своим экономическим возможностям была почти на одном уровне с Россией, но в два раза превосходила ее по мощности военно-морского флота, а также имела больше стра­тегических путей сообщения. Россия же значительно превосходила своих союзников по добыче нефти (последние ее вообще не име­ли), по численности сухопутных сил.

    Военно-экономическое соотношение сил между двумя рассмат­риваемыми империалистическими коалициями в целом складыва­лось в пользу Антанты. Она во многом превосходила центральные державы. Англия и Франция, располагавшие большими экономи­ческими возможностями на континенте, имели огромные мате­риальные и людские ресурсы в своих колониях. Кроме того, воен- но-экономический потенциал стран Антанты, особенно Англии, из года в год увеличивался за счет ресурсов, поставляемых из США, хотя последние до апреля 1917 г. «сохраняли нейтралитет». Так, если общий объем американского экспорта в страны Антанты в 1914 г. составлял 824 млн. долларов, то в 1915 г.— 1991, а в 1916 г. — 3214 млн. долларов 1.


    1   См. 3. М. Горшков. «Нейтралитет» США в годы первой мировой вой- Иы.чМ., Соцэкгиз, 1962, стр. 194, 196.



     

     

     

    Экономика

     

     

     

    о>

    О»

    Государства, входившие в коалицию

    Население, мли. человек1

    Территория, тыс. кв. км3

    Выплавка чугуна в средн. в год (1911 — 1913). млн. т

    1

    Выплавка стали в средн. в год (1911 — 1913), млн. т

    Добыча неф­ти в 1913 г., млн. т

    Добыча угля в 1913 г., млн. т

    Численность вооруженных сил по окон­чании моби­лизации

    Количе­ство дивизий (1914 г.)

    Число

    арт.

    орудий

    Количество бо вых кораблей

    Количество бо вых самолетов

                           

    Союз центральных государств


    Германия

    64,9

    12,3

    540.0

    2600.0

    15.4

    17.1

    0.12

    277

    3.882.000

    94

    9.388

    171

    232

    Австро-

    Венгрия

    52.8

    676.5

    1.9

    2,6

    1.1

    54

    2.300.000

    49

    4.088

    38

     

    Итого:'

    117.7

    12,3

    1216,5

    2600.0

    17,3

    19,7

    1.22

    331

    6.182.000

    143

    13.476

    209

    232

     

     

     

    Союз государств Антанты

     

     

     

     

     

    Россия

    169.4

    22.354.0

    4.1

    4.4

    9.2

    36

    5.461.000

    108

    7.088

    53

    216

    Франция

    39.6

    55.5

    536,5

    11.000.0

    4.9

    4.3

    0,05

    41

    3.781.000

    74

    4.648

    114

    162

    Англия

    47.0

    393.5

    300,0

    32.700.0

    10,0

    7.7

    292

    1.600.000

    20

    2.000

    205

    30

    Бельгия,

    Сербия

    12,6

    15.0

    86,9

    2.400.0

     

    2.4

    (Бельгия)

    -

    22,8

    (Бель­

    гия)

    815.000

    18

    (без Чер­ногории)

    1.409

     

     

    Итого:

    268,6

    464.0

    23.277.4

    46.100.0

    19,0

    18.8

    9.25

    391.8

    11.657.000

    220

    15.145

    372

    408

    1   В знаменателе — население колоний.


    2   В знаменателе — территория колоний.



    У стран Антанты были не одинаковыми состав вооруженных сил, их подготовка и вооружение.

    К началу войны армия и флот Англии комплектовались из наемников. У нее не было подготовленных резервов, стратегичес­ких запасов, необходимых для массовой армии. Обученность лич­ного состава английской армии и военно-морского флота находи­лась в основном на должном уровне,, но, так как солдаты и матро­сы были наемными, имевшими опыт ведения преимущественно колониальных войн, к большой современной войне они, по суще­ству, не были готовы.

    За счет России Антанта превосходила центральные державы в количестве отмобилизованных дивизий. Однако отсутствие разви­той сети дорог в России не позволяло русским дивизиям в корот­кие сроки развернуться и сосредоточиться для ведения войны. Кроме того, отмобилизованные дивизии были недостаточно осна­щены вооружением* и обеспечены боеприпасами. В России были слабо подготовлены к войне тылы страны и армии.

    Боевая подготовка личного состава ‘французских войск и воен­но-морского флота находилась на высоком уровне, но недоста­точное их техническое оснащение значительно снижало боеспособ­ность и боеготовность вооруженных сил Франции.

    Германия и Австро-Венгрия вместе выплавляли стали больше, чем их противники. В Германии лучше, чем в странах Антанты, была развита тяжелая индустрия, являвшаяся основной базой для производства вооружения и боеприпасов.

    Военная промышленность Германии по своему развитию, тем­пам производства, количеству выпускаемой Военной продукции, а также потенциальным возможностям превосходила военную про­мышленность стран Антанты, вместе взятых.

    Определяя характер германского империализма, В. И. Ленин писал, что «здесь мы имеем «последнее слово» современной круп­нокапиталистической техники и планомерной организации, подчи­ненной юнкерски-буржуазному империализму»*. Используя эти преимущества, Германия торопилась начать войну до того, как будет закончена большая военная программа России и Франции. «Немецкая буржуазия,— указывал В. И. Ленин, — распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, исполь­зуя свои последние усовершенствования в военной технике и пре­дупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией»2. И далее Ленин в статье «Русские зюде- кумы», разоблачая западных оппортунистов и социал-шовинистов, писал: «Удивительно ли, что два разбойника напали раньше, чем трое успели получить заказанные ими новые ножи?»3


    В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 300,


    2   В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т, 26, стр. 16.

    8 Там же, стр. 122.


    3 Г. Ф. Воронцов


    49



    Вторым фактором, ускорившим развязывание Германией войны, являлось безусловное ее превосходство над Антантой в качестве военной техники, в организации вооруженных сил. В Германии лучше, чем в России, Франции и тем более Англии, были подго­товлены многочисленные кадры регулярной армии и резервистов. Германия располагала большими запасами вооружения, боепри­пасов, чем ее противники. В ее армии вследствие шовинистической, предательской политики немецкой социал-демократии уровень мо­рального состояния -личного состава перед войной в основном от­вечал характеру готовящейся войны. Германские империалисты, кроме того, в течение длительного времени усиленно готовили к войне не только армию и флот, но и всю страну в целом.

    Австро-венгерская армия, состоявшая из немцев, мадьяр, чехов, поляков, сербов, хорватов и итальянцев, из-за национальной роз­ни, издавна существовавшей в Австро-Венгерской империи, имела невысокий уровень боеготовности. Во многих чешских, словацких, мадьярских и других частях была слабая дисциплина, низкий боевой и моральный дух.

    Правительства государств — участников коалиций всячески ста­рались внушить своим народам необходимость войн, исказить сущ­ность и причины их возникновения. Населению прививались шови­нистические чувства. Личный состав армии и флота, оторванный от народа, .воспитывался в духе враждебного отношения к другим нациям. Среди солдат и матросов, а также низших чинов армии разжигалась национальная вражда. Через школу, печать, церковь и другие формы идеологического воздействия правящим кругам удалось в какой-то мере укрепить морально-политическое и пси­хологическое состояние своих вооруженных сил.

    Оценивая предвоенную обстановку в Европе, В. И. Ленин писал, что «буржуазия каждой страны ложными фразами о пат­риотизме старается возвеличить значение «своей» национальной войны и уверить, что она стремится победить противника не ради грабежа и захвата земель, а ради «освобождения» всех других народов, кроме своего собственного»

    В воспитании покорности народных масс буржуазия обеих коалиций возлагала особые надежды на лидеров II Интернацио­нала и послушных ему социал-демократических партий, высту­пивших в первые же дни войны в ее поддержку.

    Только партия большевиков-ленинцев без малейшего колебания повела решительную борьбу против империалистической войны. Она выдвинула лозунги «Война войне», «Превращение империали­стической войны в войну гражданскую». Эти лозунги явились про­граммой действий большевиков, работавших среди солдат и ма­тросов, в гуще народных масс.



    Военно-теоретическая мысль перед первой мировой войной и ее влияние на подготовку и способы ведения коалиционной войны

    Исходя из того, что коалиции к войне готовились длительное время, казалось бы, выработка приемлемых способов ведения этой войны должна была проходить в рамках коалиции, согласованно между ее участниками, с учетом основных особен­ностей готовящейся войны. Опыт прошлых империалистических войн показал, что в них участвовали широкие народные массы и многомиллионные армии, требующие кроме питания и обмундиро­вания особой подготовки и огромного количества многообразной боевой техники. В войнах возросла роль резервов, гыла страны и вооруженных сил. Увеличились размах и напряженность войн. Военным теоретикам необходимо было учитывать повышенную роль экономических и моральных факторов в будущей мировой войне, особенности коалиционного руководства войной и союз­ными вооруженными силами.

    Однако военно-теоретическая мысль того времени не смогла развиваться именно в том направлении, которого требовала эпоха империализма. «Буржуазная военная мысль не сумела своевремен­но обобщить опыт первых войн эпохи империализма. Все страны при подготовке к первой мировой войне разрабатывали планы без достаточного учета новых' социально-экономических условий... Не­смотря на существование-военных коалиций, каждая страна раз­рабатывала стратегический план самостоятельно, не согласуя его с планами союзников» 1.

    Военные идеологи германского империализма, опираясь на про­пагандистские утверждения, что Германия и Австрия находятся в постоянном окружении «врагов», которые могут их в любое вре­мя «уничтожить», пытались всячески оправдать агрессивный, им­периалистический характер политики, проводимой господствующи­ми классами, выработать стратегию поочередного разгрома своих противников.

    Вместе с этим, анализируя военно-политическое соотношение сил готовившихся к войне коалиций, германские и австрийские стратеги сознавали, что преимущество союза центральных госу­дарств над Антантой носило временный характер, так как в за­тяжной войне, а такой должна быть и была война 1914—1918 гг., германо-австрийский военно-экономический потенциал значительно уступал военно-экономическому потенциалу Антанты. Исходя из этого, германским генеральным штабом была разработана военная доктрина так называемой «быстротечной войны», которой были подчинены теория и практика подготовки страны и вооруженных сил к войне.

    Географическое и стратегическое положение Германии и Австро- Венгрии в Центральной Европе требовало более глубокой разра­


    1 История кейн и военного искусства. М., Воениздат, 1970, стр. 43.

    3*                                                                                                        61



    ботки проблем ведения коалиционной войны одновременно на два фронта и на нескольких различных по своему значению театрах военных действий.

    Но германская военная мысль, отражавшая захватническую по­литику германского империализма, не смогла подняться выше авантюристической стратегии, в основе которой лежала переоцен­ка своих сил и недооценка сил противника.

    Предвоенная доктрина предполагала быстрые наступательные действия. В силу этого ни германские, ни австрийские вооружен­ные силы не только к стратегической, но и к оперативной обороне как способу ведения вооруженной борьбы не готовились, хотя, как уже было сказано, германские империалисты усиленно пропове­довали оборонительную войну против окружающих их «врагов».

    Военно-теоретические взгляды французских и русских военных идеологов сводились к оправданию захватнических целей импе­риалистов в войне. С точки зрения военного искусства эти идеоло­ги были поклонниками наполеоновской школы. Поэтому главным способом ведения военных действий считалось генеральное сраже­ние, которое должно было решить не только исход войны, но и судьбу всей нации. В связи с этим французское военное руководст­во широко рекламировало необходимость «возрождения былой военной славы» Франции. Оно провозглашало, что в основе воен­ной стратегии должны быть «вечные и неизменные принципы» стратегии Наполеона I — ведение маневренной войны.

    Таким образом, в основе французской и русской военных доктрин, так же как и германской, лежали наступательные манев­ренные действия. При этом следует заметить, что некоторые рус­ские военные теоретики были склонны к преувеличению «страте­гии» Мольтке (скоротечная война).

    Против метафизической теории известного в то время русского военного теоретика Леера «о неизменности основ военного дела» резко выступали прогрессивные военные деятели, такие, как Мака­ров, Елчанинов, Рябинин, Масловский и другие. Они критиковали германских и французских военных идеологов и защищали суво­ровскую школу «побеждать», разумно применяя все формы и спо­собы военных действий, навязывая свою волю противнику. Про­грессивная часть русских военных теоретиков также выступала за глубокое обобщение русского военного искусства периода русско- турецкой войны 1877—1878 гг., русско-японской войны 1904— 1905 гг., а также Балканских войн 1912—1913 гг. и стремилась сделать правильные военно-политические выводы из них для подго­товки и ведения первой мировой войны.

    Военная' доктрина Англии и США сводилась в основном к веде­нию колониальных войн, в которых должны были участвовать сильные военно-морские флоты и небольшие сухопутные армии. Английские идеологи продолжали приспосабливать к эпохе XX в. свою традиционную военную доктрину воевать силами и средства­ми союзников и на их территории, не связывая себя никакими конкретными военными обязательствами.



    В целом же основным недостатком военно-теоретической мысли перед первой мировой войной было то, что она не смогла в должной мере раскрыть объективные закономерности готовившейся импе­риалистической войны. Военные теоретики и идеологи игнориро­вали напряженный характер войны, ее возможные масштабы, до авантюризма упрощали способы ведения боевых действий. Они не в состоянии были правильно оценить силы и средства противо­борствующих коалиций, их материальные, военные и моральные возможности для ведения мировой коалиционной войны. Буржуаз­ная военная наука не сумела создать теорию подготовки и ведения коалиционной войны. Порочная военная теория породила порочные планы войны, которые, как известно, практикой были опрокинуты в первые же месяцы первой мировой войны.


    Планы войны и развертывание коалиционных вооруженных сил

    Основная идея германского генерального штаба сводилась к тому, чтобы вести войну высокими темпами и в ко­роткие сроки добиться поочередного разгрома вооруженных сил стран Антанты. Такой же идее был подчинен и план, разработан­ный генеральным штабом Австро-Венгрии. Ведение Австро-Венг­рией войны на два фронта — против России и Сербии — обеспечи­вало свободу военных действий Германии против Франции. В соот­ветствии с этой стратегической концепцией планировалось и раз­вертывание вооруженных сил германо-австрийского союза: немцы против Франции готовились развернуть.семь армий (86 дивизий), апротив России — лишь одну армию (16 дивизий). Австро-Венгрия, взявшая на себя главную тяжесть борьбы с Россией, должна была выставить против нее четыре армии и одну армейскую оператив­ную группу (более 48 дивизий) и против Сербии—14 дивизий1.

    Русским генеральным штабом предусматривалось сосредоточе­ние главных сил против австро-венгерских войск с задачей полного их разгрома и выхода России на Балканы и к черноморским про­ливам. Для этого на Западном и Юго-Западном фронтах предпо­лагалось развернуть шесть армий (свыше 75 дивизий). Кроме того, планировалось развертывание значительной части сил (около 170 тыс.) на кавказском стратегическом направлении против Тур­ции, имевшей на этом направлении более 190 тыс. человек.

    Французы против Германии готовились развернуть пять армий (около 85 дивизий) с решительной целью разгромить сухопутные силы Германии на Западном фронте.


    1   См. БСЭ, изд. 2-е, т. 32, стр. 345; История войн и военного искусства, стр. 44—45.



    Англия для ведения совместных военных действий с Францией против Германии планировала выделить всего лишь одну экспеди­ционную армию (более 5 дивизий), которая с прибытием на конти­нент передавалась в подчинение французскому командованию. Бельгийская армия для оборонительных действий против Германии готовила 7 дивизий1.

    Планирование военных действий на море сводилось к распре­делению усилий английского и французского военных флотов на морях. Так называемый «Большой военно-морской флот» Англии в основном брал на себя борьбу с флотом противника в Северном море и в проливе Ла-Манш. В Средиземном море господство над противником должны были обеспечить силы французского флота. В Балтийском и Черном морях господствовали военно-морские силы Германии, так как русский флот в этих морях из-за своей технической отсталости во многом уступал флоту Герма­нии и поэтому был вынужден вести лишь оборонительные дей­ствия.

    Имели свои планы Бельгия и Сербия, находившиеся под по­стоянной угрозой агрессии со сторогны германо-австрийского союза. Что касается Турции и Болгарии, то они, по существу, имели за­ранее разработанные планы борьбы между собой, а в 1914 г. в силу своих корыстных интересов и зависимости от Германии вы­ступили против Антанты. Случилось это потому, что Германия и Австро-Венгрия обещали Болгарии передать всю Македонию и часть Сербии, а также Южную Добруджу в случае присоедине­ния Румынии к Антанте. Турция же имела тайный договор с Гер­манией, подписанный 2 августа 1914 г., в котором говори­лось: «Если Россия вмешается в австро-сербский конфликт и Германия выступит на стороне Австрии, Турция также обязана объявить войну России»2. Так Турция и сделала. 29 октября 1914 г. ее флот под командованием германского адмирала Сушона внезапно, без объявления войны обстрелял с моря Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск.

    Таким образом, существовавшая в германо-австрийском союзе коалиционная стратегия призвана была в первую очередь обслу­жить захватническую политику германского империализма. Поэто­му способы стратегических действий вооруженных сил этого союза и примкнувших к нему Турции и Болгарии обусловливались ярко выраженными стратегическими интересами германских вооружен­ных сил. Так, австро-венгерская армия своими действиями на Вос­точном фронте должна была обеспечить стратегические действия германских вооруженных сил против Франции и Бельгии. Военные действия турецкой армии, развернувшиеся на кавказском, месопо­тамском и палестино-сирийском фронтах против России и Англии, имели своей главной стратегической целью облегчить положение


    1   См. БСЭ, изд. 2-е, т. 32, стр. 345.


    2    История дипломатии. Т. III. М., Госполитиздат, 1965, стр. 7.



    германских войск, действовавших на Западном и Восточном фрон­тах. Вступление в октябре 1915 г. Болгарии в войну на стороне германо-австрийского союза улучшило стратегическое положение этого союза на Балканах. В результате Германия получила воз­можность организовать свое стратегическое взаимодействие с Тур­цией.

    Установленные союзнические отношения позволяли германскому верховному главнокомандованию и генеральному штабу путем от­дачи прямых оперативных директив генеральным штабам союзных государств, создания при них своих военных миссий осуществить определенную координацию стратегических действий вооруженных сил коалиции на протяжении почти всей войны. Кроме того, под­чиненное, зависимое положение союзников позволяло Германии использовать их природные ресурсы и территории в своих полити­ческих и военно-стратегических целях.

    Основными документами для выработки коалиционной страте­гии и координации военных действий -на театрах войны для госу­дарств Антанты являлись военные договоры и конвенции, заклю­ченные еще в 1893 и 1904 гг. Однако эти документы по своему содержанию не могли обеспечить правительствам и генераль­ным штабам выработку более или менее единого стратегического плана ведения войны и координацию военных действий союзных войск.

    Различная политика, проводимая Англией, Францией и Россией, механическое соединение военных стратегий, вытекавших из поли­тики этих стран, вызывали лишь конфликты и кризисы. Первый такой кризис в Антанте наступил в конце первого года мировой войны. Кроме того, сложное географическое и стратегическое поло­жение государств Антанты и присоединившихся к ней в первый год войны Бельгии, Сербии, Черногории и Японии больше ставило в затруднительное положение высшее военно-политическое руко­водство Антанты, чем германо-австрийского союза. Поэтому для Антанты вопросы стратегического руководства союзными воору­женными силами, согласования и координации их военных дейст­вий на театрах и фронтах войны оставались до конца войны слож­ной и неразрешенной проблемой.

    Чем больший размах приобретала первая мировая война, чем больше втягивала она в свою кровавую орбиту государств, чем глубже затрагивала империалистические интересы стран, вхЬдив* ших в состав коалиций, тем сложнее становились руководство вой­ной, организация согласованных стратегических операций. Уже в начальном периоде войны перед коалициями стали возникать одна за другой проблемы, вытекавшие из характера и особенностей коалиционной войны, затрагивавшие политику и стратегию вою­ющих государств.

    В итоге кампании 1914 г. коалиция Антанты еще более* чем коалиция центральных держав, почувствовала свою неподготовлен­ность к войне. Франко-английские войска вместо запланирован*



    ного наступления на Западном фронте оставили своего союзни­ка — Бельгию, отдали немцам значительную часть французской территории и, отказавшись от наступления, были вынуждены перейти к стратегической, обороне. Русские войска ударом по авст­ро-венгерским и немецким войскам хотя и поставили габсбургскую армию перед катастрофой, но своих стратегических целей также не достигли. В силу этих обстоятельств уже в конце 1914 г. стало очевидным, что расчеты воюющих коалиций на «скоротечную войну» и «согласованные» действия коалиционных вооруженных сил не оправдались. Началась затяжная война на истощение. Гер­манские империалисты, недооценившие в начле войны русско-гер­манский фронт, вынуждены были принять план перенесения своих главных стратегических усилий на Восток против главного союз­ника Антанты — России с целью разгрома ее вооруженных сил и вывода из войны. Это видно из того, что если «в начале войны против русских войск было сосредоточено в общей сложности около 55 дивизий германо-австрийских войск, то в сентябре 1915 г. их было уже более 107 (из них 65 германских)»1.

    Несмотря на вступление в войну Италии (май 1915 г.) на сто­роне Антанты, а Болгарии и Турции на стороне германо-австрийско­го союза, кампания 1915 г. также не привела воевавшие коалиции к желаемым результатам. Она не приблизила окончание войны. Германо-австрийский союз продолжал вести войну на два фронта, сосредоточив главные свои усилия против русских войск, которые упорным сопротивлением обеспечили Франции и Англии передыш­ку, во время которой они продолжали увеличивать свои вооружен­ные силы, повышать темпы развития военного производства и соз­давать резервы.

    Кампания 1915 г. показала, что дальнейшие несогласованные действия союзных вооруженных сил могут привести к еще более серьезным последствиям для Антанты. Политическая и военная несогласованность в руководстве Антанты позволяла германской коалиции осуществлять стратегическое маневрирование, громить своих противников поодиночке.

    В октябре 1915 г. на Балканском фронте этой коалицией были созданы объединенные вооруженные силы в составе 10 германских, 8 австрийских и 11 болгарских дивизий. В них насчитывалось свы­ше 500 тыс. человек. Командовал объединенными силами немец­кий генерал Макензен2. Группировка нанесла поражение сербской армйи и обеспечила стратегическое взаимодействие с Турцией. Образовался единый германо-австро-турецкий фронт на Балканах, что, безусловно, являлось шагом впер.ед с точки зрения организа­ции совместных военных действий союзных войск в стратегическом масштабе.


    1 Д. В. Вержховский, В, Ф. Ляхов. Указ. соч., стр. 191.


    *  См. там же, стр. 139.



    Военно-политический кризис в руководстве коалиционной войной и поиски выхода из этого кризиса

    Чтобы найти какой-то выход из создавшегося по­ложения, руководство Антанты еще в начале 1915 г. сделало по­пытку провести ряд мер, направленных на установление более тес­ных связей между французским, русским и английским верховны­ми главнокомандованиями, генеральными штабами, их штаб-квар- тирами, а также со штабами сербской, черногорской и итальянской армий. Генеральные штабы союзных армий обменялись своими ответственными представителями, которые на первых порах явля­лись единственным связующим звеном между главным командова­нием союзных армий. Однако эти меры не привели и не могли при­вести к устранению несогласованности в стратегических действиях вооруженных сил Антанты. Более эффективным мероприятием, в известной мере объединившим усилия членов Антанты, оказались общесоюзнические военные конференции, проводившиеся в июле, ноябре и декабре 1915 г., а также в марте 1916 г. на уровне ответ­ственных представителей верховного главнокомандования армий, министров иностранных дел, а в конце войны и глав правительств.

    На конференции в июле 1915 г. рассматривались вопросы, от­носящиеся к организации согласованных военных действий рус­ских, сербских и предположительно румынских войск, с одной стороны, французских, английских и вступивших в войну итальян­ских войск — с другой. На ноябрьской конференции того же года по инициативе представителей русского командования были вне­сены на обсуждение такие вопросы, как активизация военных дей­ствий на всех европейских театрах войны. Участники конференции также высказали свою точку зрения на способы дальнейшего ве­дения совместных операций. В частности, русские представители доказывали французам и англичанам, что в кампаний 1915 г. центр тяжести войны с Западного фронта полностью переместился на Восточный фронт. Исходя из этого, представитель русской ставки настаивал на повышении активности военных действий на Запад­ном фронте.

    Французские и английские представители в свою очередь тре­бовали, чтобы в более высоких темпах проводились военные дейст­вия на Восточном фронте и на Балканах.

    Таким образом, политические противоречия между союзниками, как в зеркале, отражались в военных, стратегических противоре­чиях. Поэтому результаты первых военных конференций 1915 г. были ничтожны. Все рассуждения о «едином» стратегическом пла­не, о «согласованных» совместных действиях союзных войск явля­лись лишь красноречием делегатов и достоянием протокольных записей этих конференций. На предложение представителя русской ставки начать в декабре 1915 г. совместные и одновременные дей­ствия на Западном и Восточном фронтах, а также оказать более



    Организация политических и военных органов руководства Антанты в первой мировой войне 1914—1918 гг.



    эффективную помощь сербской армии в ее реорганизации и снаб­жении генерал Жоффр ответил отказом, заявив, что «войну ведет только одна Франция и что все остальные союзники только просят у нас содействия; ни о каком совместном наступлении сейчас не может быть и речи» 1.

    Следующая конференция была созвана в декабре 1915 г. во Франции. На нее прибыли представители армий всех государств, входивших в Антанту и ее поддерживавших.

    Русская военная делегация в числе других вопросов в первую очередь, как и на ноябрьской конференции, предлагала обсудить вопрос о начале совместных, согласованных и активных действий на Западном фронте, а также действий против турок со стороны Багдада, Керманшаха и Муша с целью окружения и уничтоже­ния их в этих районах. Она настаивала также на скорейшем созда­нии постоянного совета как органа, координирующего действия союзных войск и ответственного за них. Представители русской армии высказались против вступления в 1916 г. в войну Румынии на стороне Антанты. Основными причинами возражений были: во- первых, вооруженные силы Румынии не были подготовлены к вой­не; во-вторых, после вступления Румынии в войну русско-герман­ский фронт увеличился бы более чем на 300 км; в-третьих, Россия не хотела согласиться с требованиями румын присоединить к их войскам 250 тыс. русских войск для ведения боевых действий на Балканах.

    Франко-английское военное командование выступило с прежним совместным планом, суть которого состояла в том, чтобы основные силы коалиции продолжали сосредоточиваться на франко-герман­ском фронте как главном фронте первой мировой войны (до 1918 г. этот фронт был пассивным). Французы и англичане решительно высказались за вступление Румынии в войну на стороне Антанты.

    Итальянцы из-за неподготовленности своей армии и на этот раз категорически отказались от дальнейшего наступления против австрийских войск.

    На конференций среди других пространных решений было при­нято решение о том, чтобы генерал Жоффр возглавил коалицион­ные вооруженные силы Антанты, а французский генеральный штаб приступил к выполнению функций штаба этих сил.

    Решения декабрьской военной конференции были одобрены правительствами стран Антанты. Было решено также прикоман­дировать к французской главной квартире всех начальников воен­ных миссий армий, фактически находившихся при вновь созданном антантовском штабе во Франции.

    В то время как во французской главной квартире проходили одна военная конференция за другой, германо-австрийский союз вопреки утверждениям Жоффра продолжал усиленно готовиться к позиционной войне на западе и ведению манёвренной войны на востоке с решительной целью вывода России из войны.



    Вооруженные силы царской России, несмотря на неудовлетвори­тельное состояние войск, армейского и фронтового тыла, под давле­нием Франции и Англии пытались вести активные наступательные действия на берлинском и венском направлениях. Однако эти по­пытки стратегического успеха не имели. Главные силы германской армии, пользуясь бездействием французов и англичан на Западном фронте, а также провалом их операций в районах Дарданелл, Месопотамии и Суэцкого канала, развивали наступательные дейст­вия на русско-германском фронте, в результате которых им уда­лось захватить Галицию, Польшу и часть Прибалтики. На италь­янском фронте австро-венгерские войска совместно с болгаро-не­мецкими войсками, используя бездеятельность итальянцев, осенью 1915 г. полностью оккупировали Сербию и Черногорию.

    Следовательно, ни военные конференции, ни совещания главко­мов и представителей генеральных штабов, проводившиеся в став­ке генерала Жоффра, положительным образом не повлияли на ход войны, основную тяжесть в которой продолжали нести русские вооруженные силы.

    В связи с этим небезынтересно рассмотреть примеры добросо­вестного выполнения союзнического долга войсками русской армии в годы первой мировой войны. Это необходимо сделать и потому, чтобы опровергнуть ложь некоторых современных буржуазных фальсификаторов о том, что русская армия якобы могла действо­вать во время первой мировой войны только при помощи союз­ников.

    Менее чем через две недели после начала войны союзники Рос­сии в результате вторжения немецких войск в Бельгию и во Францию оказались в тяжелом положении. Чтобы выйти из этого положения, они настоятельно просили русскую ставку об оказании им помощи активными боевыми действиями на Восточном фронте. Ставка хотя и знала, что русские войска не были еще полностью готовы к проведению крупных наступательных операций, все же, выполняя свои союзнические обязательства, организовала и про­вела в 1914 г. одновременно две наступательные операции: Вос­точно-Прусскую (17 августа — 14 сентября) и Галицийскую (18 ав­густа— 21 сентября), а вслед за ними еще и Варшавско-Иванго- родскую (28 сентября — 8 ноября). В этих операциях русские войска действовали отважно, несмотря на ошибки и недостатки высшего руководства. Немцы были вынуждены перебросить зна­чительные силы с Западноевропейского фронта на Восточный фронт. Иначе говоря, Восточно-Прусская операция спасла фран­цузам Париж, подняла моральный дух французской армии, пере­живавшей тяжелый кризис и находившейся накануне развала, и обеспечила ей победу в сражении на Марне. Галицийская опера­ция поставила перед катастрофой австро-венгерские вооруженные силы, для спасения которых потребовались большие силы немцев.

    Что касается итогов Варшавско-Ивангородской операции, то это была одна из крупнейших наступательных операций периода



    первой мировой войны, в которой русские войска вынудили немец­кое верховное командование на Западном и Восточном фронтах перейти к стратегической обороне.

    После всех этих успешно проведенных операций немцы стали считать своей главной задачей не завоевание Франции, а разгром русской армии и вывод России из войны.

    В декабре 1915 г. в Месопотамии, в районе Багдада, турец­кие войска, действовавшие совместно с германской армией, окружили англо-индусский экспедиционный корпус. Английское командование обратилось к русскому командованию за помощью. Отвечая на эту просьбу, командование русской армии при­казало штабу кавказской армии разработать план совместных действий по освобождению в районе Багдада окруженного корпуса. Однако английское командование не приняло предложенный план совместных действий, опасаясь, что русские войска быстрее англи­чан могут овладеть нефтеносными районами Ирака. В результате в апреле 1916 г. окруженные англо-индусские войска сдались тур­кам. Англичане были вынуждены оставить Месопотамию.

    Уклонение английского командования от совместных действий с русскими войсками привело к поражению многотысячной груп­пировки союзных войск, затруднило борьбу русской армии на кав­казском фронте, против которой турки имели возможность сосре­доточить максимальное количество своих вооруженных сил.

    В марте 1916 г. в Париже была созвана очередная военная конференция союзников, на которой кроме военных представителей присутствовали министры иностранных дел. Конференция обсуж­дала традиционные вопросы, относившиеся к общему определению условий ведения войны и наилучшему использованию в ней союз­ных армий. Она решила оказать некоторую материальную и воен­ную помощь России, Румынии, Сербии, Черногории и Италии и наконец-то объявить экономическую блокаду Германии и Австро- Венгрии.

    Безусловно, некоторые меры, предпринятые руководителями Антанты по вопросам дальнейшего ведения коалиционной войны, несмотря на их противоречивость, были значительными. Однако и в 1916 г. Антанте не удалось одержать победу над Германией.

    Разрекламированная союзниками операция на реке Сомме ока­залась малоэффективной. Итальянские войска, решившие наконец перейти в наступление против австрийцев, несли большие потери и, по существу, не продвигались вперед. И только на Юго-Западном фронте русская армия добилась значительных успехов в резуль­тате искусно проведенной наступательной операции, вошедшей в идторию под названием Брусиловского прорыва.

    В феврале 1917 г. состоялась пятая по счету союзническая военная конференция, на которой союзники наконец договорились

    о  том, чтобы в дальнейшем главную роль в ведении войны отвести французским и английским вооруженным силам. Русская армия должна была сковывать как можно больше сил противника, не по­зволяя ему перебрасывать войска на Западный фронт.



    Через девять месяцев (ноябрь 1917 г.) Антанта, но уже без участия России, создала верховный совет в составе премьер-ми­нистров Франции, Англии и Италии. Однако заметим, что и эта, казалось бы, наиболее эффективная мера улучшения коалицион­ного руководства войной со стороны Антанты не дала желаемых результатов. Продолжавшиеся разрозненные, несогласованные во­енные действия союзников на Западном фронте, непрекращавшие- ся трения между главнокомандующими французскими и англий­скими вооруженными силами и, самое главное, революционный выход России из империалистической войны вызвали в Антанте очередной военно-политический кризис, которым незамедлительно воспользовалась Германия.

    Имея еще достаточные силы и средства, правящие круги Гер­мании весной 1918 г. предприняли массированное наступление против оборонявшихся французских и английских войск. Основной целью этого наступления являлось нанесение такого военного по­ражения вооруженным силам Антанты, которое вынудило бы ее подписать выгодный Германии мир. После заключения такого мира германское правительство рассчитывало вместе с Антантой высту­пить против Советской России.

    Генеральное наступление германских войск началось в марте

    1918   г. Оно вылилось в ряд последовательно проведенных опера­ций в Пикардии, Фландрии и на реке Эн. В этих операциях войска Антанты терпели поражение, а германские армии имели огромные успехи. Они подошли к Парижу, поставив Антанту перед очередной катастрофой. В связи с этим английский премьер-министр Ллойд Джордж вынужден был обратиться к президенту США за срочной помощью. Он писал: «В войне наступил кризис. Под давлением количественно превосходящих сил Германии наша армия должна была отступить... Нас поддерживает сознание, что великая респуб­лика не остановится ни перед какими трудностями, чтобы уско­рить доставку своих войск в Европу».

    Империалисты США давно ждали момента, чтобы вступить в первую мировую войну в роли главного дирижера этой войны и международного арбитра при подведении ее итогов. Соединенные Штаты Америки, опасаясь победы Германии и буржуазно-демокра­тической революции в России, 6 апреля 1917 г. объявили войну Германии. В срочном порядке в Европу стали прибывать транспор­ты с американскими войсками, оснащенными новейшей военной техникой и вооружением. Однако правительство и высшее военное командование США, отвергнув план амальгамы американских войск предложенный англо-французской стороной, не торопились с отправкой своих частей и соединений на фронт. Делалось это не потому, что личный состав армии США не имел боевого опыта и был недостаточно обучен, а потому, что «американская стратегия строилась из расчета, что войска Антанты, изматывая врага, поне-


    1   Суть плана амальгамы состояла в том, что прибывшие в Европу амери­канские подразделения и части должны были вливаться в части и соединения французских и английских войск.



    сут при этом большие потери, и тогда решающую победу в воине одержит свежая, полностью укомплектованная и хорошо обученная' американская армия» *, которая в конце войны имела в Европе более 42 дивизий.

    В июле 1918 г. вооруженные силы Антанты, на стороне кото­рых выступили войска США, перешли в контрнаступление. Герма­но-австрийская армия лробовала сопротивляться, но ее становой хребет был уже перешиблен, г, оставшиеся силы (две трети) про­должали военные действия против молодой Советской республики. На Западе началось отступление. Германская империя, созданная Бисмарком в 1871 г. после победы над Францией, стала рушиться.

    15 сентября 1918 г. войска Антанты перешли в наступление на салоникском фронте и 26 сентября вынудили капитулировать Бол­гарию. 30 октября вышла из войны Турция, и в это же время за­просил мира главный союзник Германии — Австро-Венгрия.

    Правительство Соединенных Штатов Америки, взявшее судьбу Германии в свои руки, 5 ноября 1918 г. через государственного секретаря Лансинга сообщило правительству Германии о согласии союзников с его предложением о прекращении военных действий на всех фронтах и театрах, кроме русско-германского фронта.

    8 ноября 1918 г. в салон-вагоне, стоявшем на запасных путях маленькой железнодорожной станции Ретонд в Компьенском лесу2,, французский маршал Фош по поручению правительств стран Ан­танты принял германскую делегацию и подписал с ней соглашение

    о перемирии, которое вступило в силу И ноября 1918 г. Этим актом была закончена первая мировая империалистическая война. Гер­манский хищник, мечтавший о мировом господстве, сдался на ми­лость победителей и тут же предложил свои услуги для борьбы против первого в мире государства рабочих и крестьян.

    В первую мировую войну было втянуто 33 государства, однако непосредственное участие в ней принимали вооруженные силы только 15 государств. Остальные государства в военных действиях не участвовали, а ограничились лишь разрывом дипломатических отношений с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией и юридическим объявлением им войны.

    Анализируя итоги первой мировой войны с точки зрения ее коа­лиционного характера, можно сделать следующие выводы.

    Коалиции, созданные для ведения этой ворны, в силу своей империалистической природы оказались непрочными. В основе всех противоречий и разногласий между государствами, входивши­ми в коалиции, лежали различные империалистические цели войны. Каждый член воюющей коалиции стремился извлечь собственные выгоды не только из войны в целом, но и из ее кампаний и даже отдельных стратегических операций. Такие явления,^ естественно, расшатывали военные блоки, нарушали в них взаимодействие.


    1   Первая мировая война. М., изд-во «Наука», 1968, стр. 140,


    2   21 июня 1940 г. здесь же и в этом же салон-вагоне Кейтель в присутствии Гитлера вручил представителям Петэна условия, перемирия, а точнее — безогово­рочной капитуляции Франции^



     

     

     

    Государства,

    участвовавшие

    На стороне Антанты

     

     

     

    Количество дивизий

     

    Государства

    Дата вступления в войну

    К началу вступления в войну

    Было в ходе войны

     

    Сербия

    28.VII 1914 г,

    12

    12

     

    Россия

    1.У1П 1914 г.

    108

    202

     

    Франция

    З.УШ 1914 г.

    74

    116

     

    Англия

    4.УШ 1914 г.

    20

    89

     

    Бельгия

    4.У1Н 1914 г.

    6

    12

     

    Черногория

    7.УШ 1914 г.

     

    Египет

    17.УШ 1914 г.

    3

    18

     

    Япония

    23.УШ 1914 г.

     

    Италия

    23.V 1915 г.

    36

    67

     

    Португалия

    9.111 1916 г.

    1

    2

     

    Румыния

    27.УШ 1916 г.

    21

    22

     

    США

    6.1У 1917 г.

    1

    42

     

    Панама

    8.1 V 1917 г.

     

    Куба

    ЮЛУ 1917 г..

     

    Г реция

    ЗОЛУ 1917 г.

    1

    20

     

    Сиам

    22.VII 1917 г,

     

    Либерия

    4.УШ 1917 г.

     

    Китай

    14.УШ 1917 г.

     

    Бразилия

    25.Х 1917 г.

     

    Гватемала

    ЗОЛУ 1918 г.

     

    Никарагуа

    8.У 1918 г.

     

    Коста-Рика

    23.У 1918 г.

     

    Гаити

    16.УН 1918 г.

     

    Гондурас

    19.VII 1918 г.

     

     

     

     

    И т о г о:

    283

    602

     

    Государства, сохр дерланды, Норвегия, П

    анявшие нейтралитет: Абиссин] [арагвай, Персия, Чили, Швеция,

    ия, Албания, Швейцария

    , Аргентина,

     


    в первой мировой войне


     

    В составе германо-австрийского союза

     

     

     

    Количество дивизий

     

    Государства

    Дата вступления в войну

    В начале

    В конце

     

     

     

    войны

    войны