Юридические исследования - О БОРЬБЕ С АНТИСЕМИТИЗМОМ В ШКОЛЕ. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: О БОРЬБЕ С АНТИСЕМИТИЗМОМ В ШКОЛЕ.


    Видя в еврейских купцах конкурентов в эксплуатации, торговле и ростовщичестве, средневековая «христианская» буржуазия и христианская церковь, жившие торговлей и ростовщичеством, выработали ряд мер против своих кон­курентов: запреты, ограничения, костры, разжигание фанатической ненависти в темных народных массах и по­громы. Проходили века. Благополучию феодалов, буржуазии и церкви стали угрожать не только конкуренция их же Собратий различных национальностей, но и волнения на­рода, доведенного эксплуатацией дворян, духовенства и купечества до последней степени нищеты и рабства.


    СЕРИЯ ИНСТРУКТИВНЫХ И МЕТОДИЧЕСКИХ ПИСЕМ ДЛЯ РУКОВОДСТВА В РАБОТЕ ШКОЛ ПОВЫШЕННОГО ТИПА

                           ПИСЬМО ШЕСТНАДЦАТОЕ



    * .

    НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР ГОСУДАРСТВЕННОЕ Ш9                               ИЗДАТЕЛЬСТВО



    СЕРИЯ ИНСТРУКТИВНЫХ И МЕТ ОДИЧЕСКИХ ПИСЕМ
    ДЛЯ РУКОВОДСТВА В РАБОТЕ ШКОЛ ПОВЫШЕННОГО ТИПА

    ГЛАВСОЦВОС

    ПИСЬМО ШЕСТНАДЦАТОЕ



    НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА                          1 9 2 9    ЛЕНИНГРАД



    ’УЧЧ.


    ИЗДАТ. ЧАСТЬ НКП №571.

    Главлпт А-31454. ____________________                                                                                  Г и з № 31192.           Тираж 15.000.

    12-я гипо-лит. „Рабочее Дело". Мосполиграф. ЩелаВутилскнГ), В.



    НАЦИОНАЛЬНАЯ ВРАЖДА И КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ.

    Истоки антисемитемизма- «Когда проклятая царская м о- тизма. н а р х и я доживала свое послед­нее время, она стремилась н атравить I е м- ных рабочих и крестьян на евреев. Царская полиция в связи с поме щ и к а м и и капитали­стами устраивала еврейские погромы. Нена­висть измученных нужной рабочих и кресть­ян помещики-эксплоат авторы старались на­править на евреев. И в других странах при­ходится видеть нередко, что капиталисты разжигают вражду, чтобы закрыть глаза ра­бочего, отвлечь его взоры от настоящего врага трудящихся — капитала. В р а ж д а к е в р е- ям прочно держится только там, где кабала помещиков и капиталистов создала беспро­светную темноту для рабочих и к р е с I ь я н. Только совсем темные, совсем забитые люди могут верить лжи и клевете, распространя­емым против евреев. Это остатки старого крепостного времени, когда попы заставляли сжигать еретиков на кострах, когда суще­ствовало рабство к р е с т ь я н, к о г д а народ был з а д а в л е и .и безгласен».

    Так говорил Ленин в 1918 г., предупреждая рабочих и крестьян от антисемитизма. В немногих строчках Влади-



    . . ■ * * ■ ' мир Ильич вскрыл здесь все причины, которые вызвали к жизни и в течение ряда веков питали национальную рознь и ненависть.

    Остановимся на этих причинах.

    Видя в еврейских купцах конкурентов в эксплоатации, торговле и ростовщичестве, средневековая «христианская» буржуазия и христианская церковь, жившие торговлей и ростовщичеством, выработали ряд мер против своих кон­курентов: запреты, ограничения, костры, разжигание фа­натической ненависти в темных народных массах и по­громы. Проходили века. Благополучию феодалов, буржуазии и церкви стали угрожать не только конкуренция их же Собратий различных национальностей, но и волнения на­рода, доведенного эксплуатацией дворян, духовенства и купечества до последней степени нищета и рабства. Оста­валось отводить этот народный гнев по другому руслу. Национальная и вероисповедная рознь, впитанная в созна­ние народных масс вековой кровавой проповедью духовен­ства, оказалась подходящим для этого средством, и в те­чение ряда веков во всем мире этим средством пользовались правящие классы и их подсобница—церковь. Пользовалось этим средством вплоть до своего падения и царское са­модержавие; пользуется им и буржуазиям своей борьбе с народными массами.

    Национальная поли- Кровавая полоса погромов тянется через тика самодержавия, всю историю последних Романовых. Надо от­метить, что в эту мрачную историческую эпоху лилась кровь не только еврейского населения. Самодержавие организовывало избиения целых народностей, натравливая татар на армян, христиан на евреев, организуя целые войны внутри «богоспасаемой державы Российской»: войны узбеко-туркменские, армяно-татарские, белорусско- польские и т. д. «Разделяй и властвуй» -этим принципом руководилось в своей национальной политике буржуазно помещичье самодержавие, всеми средствами, какими оно располагало, воспитывавшее в русском, по преимуществу, населении ненависть к так называемым «инородцам». С церковных амвонов, с профессорских кафедр, с судей­ских трибун, с книжных страниц, с газетных столбцов патриотической прессылилась проповедь ненависти к «инородцам»—полякам, армянам, евреям, татарам, финнам.



    Такой политикой самодержавие разрешало две задачи:

    1)   царская России была тюрьмой для народов и режим в этой тюрьме мог поддерживаться только террором, к уча­стию в котором самодержавие тащило трудящиеся массы русского населения; 2) переключая ненависть коренного населения отдельных областей па национальные меньшин­ства, самодержавие давало выход отчаянию и ненависти, которые бурлили в массах разоренного и угнетенного населения, доведенного до нищеты и разорения, но не знавшего еще, кто настоящий враг.

    Чем больше кризисов и потрясений переживало самодержа­вие, тем ярче раздувало оно национальную ненависть и погром­ные пожары. Начало XX века (1905 год) было особенно критическим для самодержавия временем: вспыхивавшие то здесь, то там крестьянские бунты, экономические и по­литические стачки рабочих, брожение среди учащейся мо­лодежи и интеллигенции, «оппозиция» либеральной буржуа­зии—все это не предвещало самодержавию ничего хоро­шего. Самодержавие ожесточенно защищалось всякими средствами: империалистической войной с Японией, лжи­выми манифестами и погромами. Не прекращались погромы даже и тогда, когда в октябре — декабре месяцах 1905 г. самодержавие было со всех сторон сжато революцией. На Кавказе поддерживалась со всей энергией армяно-татар­ская рознь и провоцированная самодержавием резня, ши­рокой волной прокатились еврейские погромы—Кишеневский, Гомельский, Белостокский, Одесский и ряд других. Во время погромов были убиты тысячи людей. Озверелая толпа, руководимая и подстрекаемая темными силами са­модержавия (полицией, реакционным офицерством и духо­венством, черносотенным купечеством и дворянством) не знала удержу в мучениях и издевательствах, которым пре­давались умерщвляемые старики, мужчины, женщины и дети.

    Оружие погромной политики самодержавия было осо­бенно заострено против евреев. Евреи, не составляя нигде большинства населения, были вкраплены в основной массив белорусского и украинского населения; массы еврейского населения, стиснутые в установленной для них так называемой черте оседлости, были наиболее угнетены не только политически, но и экономически, не только самодержавием,



    но и еврейской буржуазией. В силу этого там скоплялись в наибольшем количестве протестующие элементы, и ряды рабочих-революционеров пополнялись в большом количе­стве революционными еврейскими рабочими и еврейской революционной интеллигенцией.

    Вот почему еврейские погромы представляли двойную выгоду самодержавию: с одной стороны, гнев масс отво­дился от действительных виновников их разорения—от помещиков, царя и буржуазии, а с другойна еврейских революционеров самодержавие хотело влиять террором. Погромы — оружие Рабочий, класс в России, несмотря на врагов пролетари- все старание царского правительства дер- ата в нлассовой жать его в темноте, всегда знал, кто его борьбе. истинный враг; ни провокация, ни погромы, ни погромная черносотенная агитация в его рядах успехом не пользовались,исключения были редки, единичны.

    Поэтому дружины самообороны против погромщиков организовывались по преимуществу рабочими; рабочие-кор­респонденты в тогдашней рабочей печати разоблачали по­громы и погромщиков; на заводах и фабриках рабочие массы всегда горой стояли за человеческое достоинство своих товарищей, рабочих других национальностей,- евреев, татар и др.

    Организаторами погромов, как указано, были жандармы, бюрократия, полиция, дворянство, духовенство, торговцы все те, кому угрожала революция. Выполнителями погром­ных велений нередко были переодетые жандармы и горо­довые, забитые казармой солдаты, темные крестьяне при­городных деревень, городская беднота, а также поддонки общества—люмпен-пролетарии, потерявшие в условиях ка­питалистическо-дворянского режима подобие и образ чело­веческие.

    В свою очередь, погромленной была отнюдь не еврей­ская буржуазия, не еврейские богачи: жертвами погрома была еврейская беднота, еврейские рабочие, еврейская ин­теллигенция.

      «Посмотрите на капиталистов,—писал Ленин,—они стараются разжечь национальную вражду „в про­стом народе", а сами отлично обделывают свои делишки: в одном и том же акционерном обществе и русские, и украинцы, и поляки, и евреи, и немцы. Против рабочих объединены капиталисты всех наций и религий, а рабочих стараются разделить и ослабить».



    Контрреволюция и Итак, антисемитизм много раз помогал антисемитизм, самодержавию выйти сухим из воды, и это средство применялось врагами пролетариата во всех слу­чаях обострения классовой борьбы.

    Октябрьская революция была напряженнейшим этапом классовой борьбы, когда по одну сторону баррикады стоял весь рабочий класс и поддерживавшее его крестьянство, а по другуювсе враги пролетариата: помещики, церковь, царская бюрократия и военщина, либеральная и нелибе­ральная буржуазия и разных мастей прислужники буржуа­зии. Естественно, было ожидать, что враги пролетариата будут пытаться использовать все испытанные средства классовой борьбы, в том числе и антисемитизм. И дей­ствительно, когда в 1918 г. известный черносотенец про­тоиерей Восторгов выпустил прокламацию против советской власти, то она заканчивалась призывом: «Благословясь, избивайте евреев, свергайте народных комиссаров».

    Этот призыв, напечатанный в «Церковных Ведомостях», был по сердцу не только махровым черносотенцам, но и всем, кто голосовал за свержение Советской властиго­лосовал всячески: бомбами, контрреволюционной агитацией, поднятием бунтов против советской власти и т. д. И Со­ветская власть разъясняла тогда всем тем, кто мог быть ослеплен погромной поповской агитацией, что «еврей­ские буржуавраги нам не как евреи, а как буржуа; еврейский рабочийнаш брат».

    Легко представить, что было в эпоху гражданской войны в стане белых! С 1918 по 1921 г. деникинцами, петлюровцами, белополяками было произведено 1520 по­громов, зверски замучено и убито до 200 тысяч евреев.

    Какой характер носили эти погромы, кто громил и кого громили?—на этот вопрос надо ответить, чтобы было видно, кому погромы были нужны.

    1.    От погромов пострадали почти исклю­чительно ремесленники и рабочие. Еврейскую буржуазию погромщики редко трогали, ее дома охраня­лись самими же погромщиками. «Убийцы еврейской бед­ноты сторожами сидели чуть не в передних евреев-буржуа, а последние пили и ели за общим столом, принимали услуги убийц и насильников» х).

    >) Горев. «Против антисемитов».



    2.    Банды погромщиков были подчинены различным белым правительствам, в состав которых входили наряду с черносотенцами, стопроцентными погромщиками-антисеми- тами, и представители еврейской буржуа­зии— богачи Пасманник, Марголин и др. Так контрреволюция сплачивала антисемитов и еврейскую бур­жуазию, так проявлял антисемитизм свою классовую сущ­ность.

    3.    Партия кадетов, включавшая в свои ряды представителей еврейской буржуазии, заявила на своей конференции: если еврей­ство не станет определенно за полную под­держку 'национальной, т.-е. буржуазно-поме­щичьей диктатуры и добровольческой (бе­лой) армии, то для него нет спасения. А глава украинского правительства меньшевик Винниченко заявлял совсем откровенно: «Еврейские погромы не могут быть приостановлены до тех пор, пока еврей­ская молодежь и еврейский рабочий класс поддерживает большевиков».

    Так в периоды наиболее острой классовой борьбы обнаруживаются скрытые пружины погромной политики антисемитов: этооружие борьбы в руках контрреволюции, которое всегда пускается ею в ход против революции и против рабочего класса.

    Следовательно, антисемитпрежде всего враг проле­тарской диктатуры, враг рабочего класса, контрреволю­ционер, сознательный или по слепоте своей втянутый в контрреволюционный лагерь. Всякий антисемит, независимо от «степени антисемитизма»не любит ли он только своего товарища-еврея, издевается ли над ним, предает ли пыткам или убивает женщин, детей,всякий антисемит— враг пролетарской революции.

    Контрреволюционеры-погромщики присмирели за 11 лет пролетарской диктатуры, но они не выродились и не уни­чтожены. Они торгуют за прилавком, служат в церквах «перед престолом», работают в советских учреждениях, на фабриках и заводах, учат в ВУЗ'ах и в школах, про­никает кое-кто и в партию. Их еще много, и всякий раз они ткут свою паутину и разжигают темную ненависть,



    когда тяжелее становится трудящимся и советскому госу-
    дарству. В последние годы они стали наглее и от слов
    нередко переходят к делу. Целый ряд случаев издевательств
    над евреями, часто переходящих в истязания, зарегистри-
    рованы на фабриках, заводах, в государственных учреж-
    дениях и в школах; достаточно вспомнить недавнее дело
    Баршай, в Белоруссии, или недавнее Псковское дело, что-
    бы понять, как далеко зашла антисемитская работа.

    В чем причина, что контрреволюция подняла голову
    под личиной антисемитизма, что грязная антисемитская
    проповедь имеет иногда успех даже среди трудящихся?

    Революция в каждой стране сопровождается измене-
    ниями в роли и значении различных классов в политике
    и хозяйстве данной страны. Так было после Великой фран-
    цузской революции, когда изящным виконтам и маркизам
    приходилось спуститься на.время с социальных вершин,
    если только им удавалось уцелеть от гильотины.

    Тем большая перестановка классовых сил произошла
    после Великой Октябрьской революции. Те из помещичьей
    знати, из штатского и военного генералитета, из миллио-
    неров-купцов и промышленников, кто не эмигрировал из
    советской страны, кто уцелел в гражданской войне, кто
    оказался бесполезным для пролетарской революции или
    не захотел ей быть полезным,—где они теперь? Одни—
    мелкие служащие, или же, перекрасившись, затаившись
    сидят на высоких должностях и «в меру сил и способно-
    стей» вредят советскому государству; другие стоят у при-
    лавков в собственных лавчонках, в «палатках»; четвертые
    спустились на дно —нищенствуют, занимаются темными
    делами; пятые, наконец, проникли в ряды трудящихся,
    занимаясь всякими видами квалифицированного и неквали-
    фицированного труда. И все они шевелятся при всяких
    затруднениях советской власти; у большинства из них в
    этих случаях оживает надежда, что все «пройдет», «изме-
    нится», и каждый из них, опять-таки в меру сил и спо-
    собностей, старается этому содействовать. Прямыми путями
    итти трудно: опыт научил, что советская власть со своими
    врагами расправляется круто; они идут обходными путями:

    они «за советы», даже «за коммунистическую парти

    но против евреев, которые «захватили высокие

    сти, которые мутят!». В новой коже, таким




    выступает старый черносотенец, лишь изменивший личину. Эти уцелевшие в нашей стране черносотенцы из соци­ально чуждых нам слоев пытаются нередко оказывать свое разлагающее влияние на несознательные слои тру­дящихся масс, спекулируя на трудностях и противоречиях революционного строительства.

    Сплошь и рядом антисемитизм, армяно0 бытовом антифобсгво, татарофобство и т. д. носят как-

    ГЙМИТИЧМР

    будто «невинный» характер. Дело ограни­чивается шуточками, еврейскими и армянскими анекдотами, подчеркиванием «симпатичных» и «несимпатичных» нацио­нальных черт, подхваливаниями («хоть жид, а...»), шуточ­ными кличками и т. д. Все это результат национальной розни, воспитанной всем ходом капиталистического раз­вития. Но это не невинное, мимо чего следовало бы проходить, с чем не следовало бы бороться. «Бытовой», «невинный» антисемитизм легко превращается в звериную национальную ненависть, в погромное действие, в контр­революционный акт.

    Шутки и «легкие» издевательства-показатель того, что в представлении «шутника» человек другой националь­ности неизмеримо ниже его самого. Дальнейшее развитие этого настроениядосада на всякое проявление индиви­дуальности, активности «национала», а отсюда—ненависть к «вздумавшему командовать», «осмелившемуся указы­вать», отсюда погромные настроения и погромные дей­ствия.

    Презрительное отношение к человеку другой нации питает бытовой «невинный» антисемитизм, унаследованную кое-кем от проклятого старого времени потребность по­шутить над человеком другой национальности. С этим надо вести решительную борьбу, так как такое отношение национального большинства к нацменьшинству легко пере­растает в антисоветские, контрреволюционные настроения и может быть источником контрреволюционных действий.



    АНТИСЕМИТИЗМ В ШКОЛЕ.

    Контрреволюционная антисемитская Пути проникновения пропаганда ведется и находит себе почву

    В ШНмитизмаТИСе не только в церквах, но и в школе.. Из враждебных нам или ослепленных анти­семитской агитацией семей молодежь приносит анти­семитские лозунги в школу, и учащиеся не только повто­ряют то, что говорят дома, но и действуют в направлении этих разговоров.

    Советская печать нередко отмечала случаи антисемит­ских выступлений и выходок отдельных учащихся против своих товарищей-евреев; собраны многочисленные факты и комсомольскими организациями, и инспектурой Наркомпроса и Отделами народного образования. Нет надобности перечислять здесь все эти факты. Всем памятно известное „дело на озере“, получившее широкую огласку, или факт преследования школьниками ученика - еврея, приводимый в книжке тов. М. Горева „Против антисемитов11.

    Приводим еще раз эти документы, характерные для тех антисемитских, контрреволюционных настроений, ко­торые получают в школах в настоящее время довольно широкое распространение.

    1.

    Когда я поступил в школу—ребята не узнали во мне еврея и вначале отношения между нами были хорошие. Прошла неделя. Ребята заметили мой нерусский акцент. Стали приставать с вопросами, какой ты национальности. Я ска­зал, что еврей, — и вот с этих пор я почти никогда не слышу своей настоящей фамилии. Меня зовут: Абрам, Абрашка, Абхазия,' Нация и тд. Только некоторые, наиболее развитые и умные, называют меня по фамилии.

    Приведу несколько фактов наиболее открытого антисемитизма.

    Урок немецкого языка. Меня вызывают отвечать. Преподава­тельница задает мне вопрос по немецки.

    -  Как ответить,—спрашиваю,—по русски или по немецки.

    По жидовски,—перебивая меня, громко кричит оставленный на второй год 17 18-летний парень.

    На его восклицание отозвался громкий хохот всего класса.



    Учительница улыбалась.

    Я до того смутился, что не мог найти в себе сил ответить на вопрос преподавательницы, и она строго сказала:

       Сядь. В следующий раз выучи урок.

    Второй факт. Стою в кучке ребят. Разговариваем. Вдруг под­ходит длинный, который обидел меня на уроке немецкого языка.

       Слушай,—говорит он мне.—У меня дома вот такой длинный нож есть, Скоро настанет время, и он прикоснется к твоему горлу. Я всю твою семью зарежу и заберу все твое золото, которое ты скопил.

    •Все улыбнулись. Я искал на лицах товарищей хоть искры сочувствия, но не нашел. Они добродушно улыбались в сторону говорившего.

    Третий факт. Урок химии, урок, на который никто у нас не обращал внимания. Учитель не строгий, и ребята пользуются этим. Ко мне на парту, одна за другой, начинают поступить записки. Заранее знаю содержание. Не хочу читать. В особенности много записок получил от секретаря учкома и председателя класскома. Они разозлились и решили отомстить. Во время перемены долго шушукались с тем „длинноногим". Кончились уроки, я пошел в раздевальню. Посмотрел в окно и вижу, что все ребята нашего класса, во главе с секретарем учкома и „длинным11, уже поджи­дают меня. Оделся. Как ни в чем не бывало, выхожу на улицу. По обеим сторонам у выхода стояли секретарь учкома и „длинный", а кругом остальные. Увидя меня „длинный" толкнул меня к секре­тарю, последний бросил к „длинному". А тот, обернув своим пальто мою голову, дико закричал: .бей жидов". Некоторые рванулись бить. К счастью, здесь подошел мой старый товарищ (он учится уже в техникуме) и со словами „как вам не стыдно, все напали на одноко"—увел меня от них.

    Таких фактов много в нашей школе и не хватит ни бумаги, ни нервов описать гнусные издевательства над евреями>).

    2.

    Город Осташков никак не. может считать себя глухим медвежьим углом. Придя на вокзал, осташ­ковский житель может взять себе билет через Бологое направо в Москву, или через Бологое налево—в Ленинград—и в обеих сто­лицах он может очутиться через ночь.

    В этом самом городе Осташкове пятеро парней из договорной школы второй ступени шли вразвалку по улице, ища приключений. Встретили еврейского мальчика, Борю Гутхена. Потянули его с собой:

       Идем с нами на озеро Селигер по льду на остров. Мы тебе там одну очень интересную штуку покажем.

    Мальчик пошел. Путешествовали долго. Прошли на озеро, на остров Ключно— две версты от города. Деловито осмотрелись кру-


    1) М. Горев. Против антисемитов. Очерки и зарисовки. ГИЗ


    Москва, Ленинград. 1928 г. Стр. 11—12.



    гом. Один из парией, Лабовкии, остался чем-то недоволен, начал шептаться с остальными. Пошептались и вынесли резолюцию:

       Пойдем дальше. Здесь ничего не выйдет. Из города сюда все видно и слышно.

    Повели мальчика по морозу дальше на остров Городомлю, в пяти верстах от Осташкова. Привели, достали принесенную с собой веревку и начали вязать Гутхена.

       Что вы со мной делаете!

    Ученик Малышев с полным знанием дела, прикручивая маль­чику руки за спину, солидно об'яснил:

       Молчи, жид. Вы нашего христа распяли. Вот мы теперь тебя распнем. Гутхен начал сопротивляться, плакать, кричать в снежные просторы безлюдного острова. Ученики Колышев, Ар­хангельский, Губанов помогли первым двум хулиганам. Во время борьбы на „распинаемом1* порвали пальто. Его крепко привязали к дереву: замерзай тут, жид. И, с сознанием сделанного дела, ушли.

    Остров Городомля зимой необитаем. Мальчик мог замерзнуть через несколько часов. Он провожал уходивших криками. Лихая пятерка уже скрылась из виду. И только за целую версту от места действия один из благочестивых молодых людей, Губанов, струсил.

       Ребята. А ведь нас с Гутхеном видели в городе. Может все это очень скверно для нас кончиться.

    Еще немного — паника передалась прочим четырем суровым мстителям. Вернулись. Нашли Гутхена в обмороке. С большим трудом — веревки примерзли — отвязали и почти без чувств от крика и испуга потащили на санках в город.

    Случайно спасшаяся жертва юных хулиганов очнулась дома только на другое утро. Мальчик рассказал всю историю матери, при условии, что она не пойдет жаловаться.

    Дело осталось бы тайной, если бы сами герои его не стали открыто похваляться в школе своей активной антисемитской работой.

    Учителя созвали педагогическое совещание. Ячейка тоже занялясь „делом на озере". Но результат оказался самый невинный. Пятерым пятнадцатилетним хулиганам, проявившим вполне взрос­лый садизм в отношении мальчика еврея и похвалявшимся своими подвигами перед школой, об'явили, что они исключаются из школы... условно. Их взаправду исключат, если поступок повторится, то-есть, если они еще раз будут распинать того же или другого мальчика на острове Городомля или на другом острове. Пятерка „мстителей", в начале сильно перепугавшаяся, услышав оный гроз­ный приговор, обменялась улыбками и обещала, что больше „не будет". Дело начало спешно зарастать травой.

    Никак нельзя согласиться с таким концом возмутительной антисемитской выходки Надо разобраться в атмосфере, создав­шей ее. В Осташкове есть пролетарская общественность, есть большой кожевенный завод и многие из двух тысяч рабочих за­вода в одиночку возмущаются воспитанием местной молодежи. Уважая чужие достижения, надо полагать, что осташковские лек­тора и культурники в точно предусмотренные расписанием сроки читали рабочим доклады о борьбе с антисемитизмом.



    Не мешало бы еще раз потревожить этот вопросна этот раз, на конкретном и достаточно пахучем материале1).

    Факты, описанные т.т. Кольцовым и Горевым, легко об'ясняются, если обратиться к социальному составу школы вообще, к социальной характеристике тех семей, откуда в школу приходят главные герои таких эпизодов.

    Подростки-истязатели из „дела на озере“ особенно в этом отношении характерны: Лабовкин и Колышев сы­новья торговцев, Губанов—сын кустаря-конфетчика, Архан­гельскийсын сельского священника, Малышевсын быв­шего царского офицера, в настоящее время владельца лавки в деревне. Совершенно ясно, таким образом, откуда, из ка­ких источников проникает в школу антисемитизм.

    Шнола не активна в Чт0 обращает на себя внимание в борьбе с антисемиэтих двух и в других подобных же тизмом!     историях это снисходительное,

    граничащее с попустительством, отношение к этим фактам школьной общественности

    и, в первую очередь, воспитателей школьной м о л о д е ж и—п едагогов и администрации ш к ол ы.

    1)  Героев дела на озере исключили из школы условно, и только после того, как вмешались печать и Наркомпрос, условное исключение было заменено полным.

    2)    При антисемитской выходке хулигана на классных занятиях класс хохочет, а учительница улыбается.

    А вот и еще один случай.

    В К-ской школе II ступени группа школьников избила ученика-еврея. Обследовавшая школу инспекторская группа (инспектор Главсоцвоса,инспектор Губоно и представитель Губкома ВЛКСМ) докладывают школьному совету о ре­зультатах обследования:

        Слабая работа ячейки комсомола, нет чуткости к настроениям учащихся, нет борьбы с антисемитизмом, нет работы форпоста...

    По докладу комиссии высказываются работники школы, администрация школы, представители местного ОНО, уча­щиеся, местком Рабпроса. Вот ряд реплик различных лиц, характерных по своему вялому реагированию на серьез­


    *) „Красная Газета" от 22 марта 1928 г. № 80.



    нейший вопрос общественно-политического воспитания (реплики даны нами в той редакции, как они записаны в протоколе заседания совета).

       О вредном остром антисемитизме не может быть речи, никакой резкой грани (?) у учащихся нет.

    Антисемитизма—таких контрреволюционных настрое­ний несомненно в школе нет.

        Антисемитизм в Кс к и х школах нет и не было.

    __ О том, чтобы говорить, что остро стоит в школе

    вопрос с антисемитизмом, данных никаких нет, возможно, что ростки антисемитизма есть, но это об­щее явление, которому немалое внимание уделяет советская общественность.

        Что касается антисемитизма, то в о з м о ж н ы м е лкие факты, но как массового явления нет. На эту тему велись беседы в форпосте и на уроках в 5 группе в связи с вопросом о национальной политике.

    .— Явления антисемитизма есть, но ска­зать, что этот вопрос стоит остро, нельзя.

    Мы нарочно привели эти реплики из протокола (под­черкнуто везде нами), чтобы показать, как легко иногда относятся руководители школы и актив учащихся к «мел­ким» фактам бытового антисемитизма.

    Выше указывалось, что «бытовой» антисемитизм пере­растает в звериные погромные настроения и в контрре­волюцию, тем более, если к тому есть достаточные осно­вания в школьном окружении, а в окружении той школы, о которой идет речь, зарегистрированы следующие факты:

        У нас (в К.) антисемитизм растет с каж­дым днем и не только среди беспартийных и комсомольцев, но, к сожалению, и среди коммунистов 1).

    При таких условиях утверждать, что в школах «анти­семитизма нет и не было» — в лучшем случае слепота; в свете этого факта ссылаться на то, что с антисемитиз­мом боролись «в связи с вопросом о национальной поли­


    ') М. Горев. «Против антисемитов» стр. 9.—После описан­ного заседания школьного совета автор настоящего письма неодно­кратно встречал в центральной прессе тревожные заметки корре­спондентов о проявлениях антисемитизма в К.



    гике» бюрократическая отписка; утешать себя, что это «общее явление, с которым борется советская обществен­ность» недопустимое непротивленство. Весь ужас этого / явления в том, что руководители школы, педагоги, ком­сомольцы, учащиеся так привыкли к антисемитизму, что рассматривают его как неизбежное бытовое явление, по поводу которого можно и должно поднимать тревогу только тогда, когда оно выходит из рамок какой-то «средней нормы».

    Всех работников школы, кто бы они ни былируко­водители ли школьного дела, педагоги, или руководители ученической массы—комсомольцы и учкомовцы, всех эти факты учат одному: бдительности ко всяким фак­там антисемитизма и национальной розни, даже самым «мелки м», если можно говорить о мелких или «обычных» фактах антисеми­тизма. И борьба с ними должна итти не от случая к случаю, не «по поводу» или «в связи», а систематически, упорно и настойчиво всем фронтом школы, всемиее организациями, всеми ее средствами. Это единственный путь борьбы с контрреволюцией, проникшей в школу под личиной антисемитизма. Всякий, пусть «мелкий» факт антисемитизма, каждая антисемитская выходка, откуда бы она ни исходила, должны встречать немедленный и рез­кий отпор со стороны педагога, комсомольца, пионера и активиста-учащегося. Только эта напряженность в борьбе с антисемитизмом создаст в школе атмосферу боевого настроения против антисемитов и антисемитизма. Только таким образом организованный школой отпор антисеми­тизму воспитает в учащемся активного борца со всякими антисемитскими выходками—на улице, в домашнем быту и т. п.

    III.

    ---------------------------------------------------------------- 1---- .                                           

    ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА С АНТИСЕМИТИЗМОМ.

    Что же класть в основу работы, направленной против антисемитизма? У нас есть могучее орудие — это наша система воспитания юношества и классово-пролетарском



    духе. Выше мы указывали, что антисемитизм оружие нашего врага в классовой борьбе. Этому оружию мы должны противопоставить наше оружиеинтернациональ­ное воспитание молодежи. Основными его принципами являются:

    а)   братство всех трудящихся, независимо от их нацио­нальности;

    б)   ненависть ко всем угнетателям, какому бы богу они ни молились, к какой бы нации они ни принадле­жали;

    в)   разрушение всего, что хоть в какой-либо степени способно затемнить сознание трудящихсяв первую оче­редь и, главным образом, борьба с религией вообще и с религиями всяких оттенков.

    Итак, пролетарское классовое интерна­циональное и антирелигиозное вое питан и е— вот что надо противопоставить антисеми­тизму и шовинизму.

    Наши школьные программы насыщены элементами та­кого воспитания, надо лишь достаточно хорошо исполь­зовать их содержание для борьбы за молодежь.

    Обратимся прежде всего к о б щ еОбществоведение ст в введению. Все части его на всех

    и география. (-одах обучения дают большие возмож­ности для работы в направлении интернационального вос­питания.

    I.                                                                                                                    Так, со всеми тремя темами пятого года легко связать национальные проблемы и их разрешение в духе интернационального воспитания.                                                               1

    Город. В этой теме разбирается вопрос о населении города, о его экономическом положении прежде и теперь, о рабочем классе прежде и теперь, об управлении городом прежде и теперь.

    В зависимости от национального состава городского населения избираем и методику освещения национальной проблемы.

    Возьмем любой город, включавшийся царизмом в так называемую черту еврейской оседлости. Легко восстано­вить, что в городе с еврейским населением жили н е евреи только, но евреи-рабочие, еврейская беднота, евреи банкиры, евреи фабриканты



    и купцы. Легко показать, что еврейская буржуазия угнетала еврейскую бедноту, и что еврейские рабочие терпели двойной гнет: экономический со стороны своих соплеменников банкиров и фабрикантов и политический со стороны и царской администрации. Краеведная работа школы может дать по этому вопросу прекрасный по убе* дительности и яркости материал.

    Приводим материалы, которыми пользуется в своей книжке не раз цитированный нами т. М. Горев.

    ------------------------  ■■■...                                 Вот как описывает жилища еврей­ской бедноты в городе Кишеневе человек не нашего лагеря, круп­нейший землевладелец, зять директора департамента полиции Ло­пухина, верный слуга министра Плеве, князь С. Д. Урусов, бывший кишеневский губернатор:

       Весь этот еврейский рабочий люд,— пишет он в своих за­писках, — ютится по углам и закоулкам, в тесноте и поражающей наблюдателя бедности, вырабатывая себе с трудом дневное пропи­тание, при котором ржавая селедка с луком является верхом рос­коши и благополучия. Во многих домах сломанные окна и двери забраны тесом, поломанные крыши, полуразрушенные печные трубы. В низеньких домиках, сквозь открытые окна виднелась вся убогая обстановка жилищ, спящие дети, приготовление ко сну взрослых, запоздалый ужин, чтение книги вслух старым евреем окружившей его семье и т. д. Многие спали на пристроенных к домам галлереях, те же, кто еще не спал, с любопытством нас оглядывали.

    А вот, как одна комиссия описывает жизнь еврейской бедноты в городах Гомеле и Вильно. Свои наблюдения и выводы комиссия делала еще при царизме в 1898 году.

       Мы видели в Гомеле ямы, которые заключают в себе 1А) мазанок, построенных в уровень с землею, где ветру представ­ляется широкий простор и где живет до 2.000 человек, причем в некоторых из них единственная комната служит в одно время и жилым помещением, и кухней, и лавкой. Мы видели в Вильно под­валы, или вернее подподвалы, в которые можно было попасть не иначе, как спустившись на два этажа ниже поверхности земли, 5.000 семейств, т.-е. 20.000 человеческих существ, живут в этих логовищах. В одной комнате мы видели 20 человек, совершенно чужих друг другу, детей и женщин в отрепьях, голодных мужчин. Полный мрак наполнял этот погреб. В середине дня, при палящем зное, мы должны были зажечь свечу, чтобы увидеть эту картину ужаса и разрушения >). --------------- :-- ;----------------------

    Такие, примерно, картинки даст историческое краеве­дение любого города нынешней Белоруссии и Украины;

    ') М. Горев. Против антисемитизма, стр. 32—33.



    такие же сведения о прошлом мы получим и по любому городу с преобладающим еврейским населением.

    Тем же путем исторических изысканий можно устано­вить национальный состав городского самоуправления данного города при самодержавии, установить, кому при­надлежали фабрики и заводы, показать особняки и двор­цы, занимавшиеся еврейской буржуазией. Классовая при­рода национальной политики самодержавия в такой работе обнаружится со всей очевидностью: привилегии и права еврейской, татарской и т. д. буржуазии; гнет политиче­ский и экономический национальному пролетариату и бедноте.

    И естественным сопоставлением будет установление принципов национальной политики Советской власти: права трудящимся всех национальностей и изоляция от участия в политической и экономической жизни проле­тарского государства буржуазии, к какой бы нации она ни принадлежала

    Деревня прежде и. теперь. И эта тема может дать и дает много материала для интернационального воспитания. Надо осветить положение крестьянства не­русского языка при царизме, отношение царского прави­тельства к вопросу о землевладении еврейских помещиков и землепользовании еврейских трудящихся; следует осве­тить отношение церкви к «инородцам», отнятие земель у башкир, калмыков и т. п. Материал должен быть при­влечен и сопоставлен с положением национального кре­стьянства при Советской власти.

    Связь города с деревней. Все вопросы этой темы могут и должны затронуть национальную проблему: компактные массы нацменовского сельского населения нуждаются в руководстве города,—руководстве, прибли­женном к этому населению; отсюда национальный состав местных руководящих советских и политических органи­заций, отсюда укомплектование местного советского ап­парата людьми, знающими национальные языки.

    II.   Не меньше возможностей для интернационального воспитания дает шестой г 0 д обучения. Как должны быть в этих целях разработаны вопросы о союзе рабочих и крестьян, о государственной власти в руках буржуазии и др. (тема — «Народное хозяйство СССР и индустриали-



    зация Союза») явствует из обозрения работы этого года. Центром работы по интернациональному воспитанию здесь явится 4-й, 5-й и 6-й вопросы темы—«Как развился капитализм в России и на Западе и борьба рабочего класса». В 4-м вопросе необходимо осветить развитие национального пролетариата в России (еврейское, поль­ское и др. национальные рабочие движения), положение крестьянства в Закавказии, Белоруссии и бывших прибал­тийских губерниях; в 5-м вопросенациональные рабочие партии (Бунд, с.-д. Польши и Литвы и др.), их борьбу и ошибки; на материале 6-го вопроса—судорожную защиту самодержавия (см. материал 1 главы настоящего письма) погромами и национальным гнетом, достигающими куль­минационного пункта в 1905 г.

    III.    Изложенные в 1-й главе письма сведения о нацио­нальной политике мировой буржуазии на протяжении веков найдут всестороннее освещение в разделах и во­просах 1-й темы седьмого года (гражданская война и др.), но центром для воспитательной работы является раздел Б 2-й темы этого года «Советский строй». Ряд вопросов этого раздела теснейшим образом связывается с проблемой интернационального воспитания: Конститу­ция СССР, политика Советской власти по отношению к различным национальностям и противопоставление совет­ской политики империалистической политике в колониаль­ных и полуколониальных странах; Коминтерн как штаб борьбы с капитализмом, об’единяющий коммунистов всех • национальностей—и, наконец, заключительная тема., наша цель — коммунистическое общество буду­щего. Все эти темы дают необходимый для интернацио­нального воспитания детей материал.

    Вся эта работа может быть об1единена в итоговый праздник Конституции СССР, совпадающий по времени с окончанием учебного года и окончанием курса семи­летки (о праздниках, как средстве интернационального воспитания, см. ниже).

    IV.    Более широкие обобщения и более яркие картины культурно-бытового порядка могут быть развернуты на историческом материале 8-го и 9-го гг. обучения. Нацио­нальная политика мировой буржуазии, начиная с эпохи торгового капитала (крестовые походы, истребление мав-



    рои в Испании, борьба инквизиции против евреев и эко­номическая подоплека этих фактов мировой истории)покажут истоки звериного шовинизма и национализма; борьба церкви против науки («ересей») и вклад в науку представителей гонимых национальностей покажут, что церковь, посылая на костры лучших представителей гони­мых национальностей, боролась не только «за веру», но и за свое существование, за свое влияние на массы. Пятая тема исторического курса («Утопический и научный социализм») даст возможность противопоставить картине национальной ненависти идеал единства интересов всех трудящихся. Лозунг«Г1ролетарии всех стран,соединяйтесь»!— явился четким противопоставлением борьбы классов во имя освобождения человечества от нищеты и эксплоатацииборьбе наций во имя сохранения привилегий имущего меньшинства. .

    На примере картин мирового рабочего движения можно осветить весь опыт пролетариата (а также его колебания и ошибки, под влиянием оппортунистического крыла ра­бочего движения) в решении национального вопроса. И опять заключительным аккордом будет Коминтерн и СССР, впервые практически решающие национальную про­блему во всей ее широте и притом единственным мето­дом, которым эта проблема может быть разрешена,— уничтожением классов и классового общества.

    Так, шаг за шагом, рядом концентрических кругов, должна итти работа по интернациональному воспитанию молодежи в связи с программами по обществоведению. Надо только, чтобы обществовед ни на минуту не забывал этой величайшей задачи пролетарского воспитания мо­лодежи.

    V.    Нет надобности подробно под этим углом рассма­тривать программы по географии. Обзор ряда стран, коло­ний и их метрополий даст возмокность выявить шовинизм современного капиталистического мира, угнетение слабых и малых народностей и пружины, двигающие этой поли­тикой.

    VI.    Использование газетного материала в текущей работе по обществоведению рекомендуется всеми методистами-обществоведами. И работа эта в практика преподавателя-обществоведа уже получила довольно широкое рас­



    пространение. Однако, методика проведения уроков по газете не во всех своих частях разработана. Ясно одно, что газетный материал к классной работе должен быть подчинен некоторым руководящим идеям, имеющим актуаль­ное значение, во-первых, в воспитательной работе, во-вто­рых, в политической и народно-хозяйственной жизни дан­ного момента. Совершенно очевидно, те темы, по которым работа намечается газетой, должны быть сформулированы на каждый триместр или четверть года и отражены в ра­бочем плане преподавателя-обществоведа. Темы интерна­ционального и антирелигиозного воспитания должны быть постоянными в рабочих планах преподавателей на каждый учебный период школьного года. Весь материал газет, наиболее яркий, наиболее конкретный и убедительный, по использовании в классной работе должен включаться в альбом школьных вырезок и храниться в обществоведче­ском кабинете.

    ЛИТЕРАТУРА. 1. Н. Ленин (В. Ульянов) Собра­ние сочинений. Том XIX. Национальный вопрос (1910— 1920 г. г.). ГИЗ М .—Ленинград. 1925 г. (Особо важные статьи: Рабочий класс и национальный вопрос, Нужен ли обязательный государственный язык? Социалисти­ческая революция и право наций на самоопределение,

    О  национальной гордости великоруссов).

    2.   Резолюция съездов и конференций ВКП(б) по на­циональному вопросу, особенно X с'езда.—Российская Коммунистическая партия (б) в резолюциях ее с'ездов и конференций (1896—1924 г. г.). ГИЗ. Москва.

    3.  М. Г о р е в. Против антисемитов. Очерки и зари­совки. ГИЗ. Москва—Ленинград. 1928 г.

    4.  Н. Семашко. Кто и почему травит евреев ГИЗ. Москва—Ленинград. 1926 г.

    Материал литературы также дает итература. МНого -возможностей для продуктивной работы в борьбе с антисемитскими настроениями, выно­симыми учащимися из косной среды. Художественный ма­териал, организующий эмоции, в виду могущественности средств влияния на ребенка и юношу ставит литературу, как средство интернационального воспитания, в один ряд с обществоведением.

    Воспитательная работа средствами художественной литературы может итти в двух направлениях:



    1)   разрушение сложившихся настроений, направленных против человека другой национальности вообще, против евреевв частности, 2) привитие чувств и настроений, способных сделать ученика устойчивым против яда шови­нистического человеконенавистничества, идущего из среды, окружающей ученика.

    Работа школы должна итти по обоим этим направле­ниям, и соответственно этому необходимо подбирать лите­ратурно-художественный материал как для проработки в классе на уроках языка, так и для домашнего чтения и для клубно-кружковых занятий.

    Для этой цели может явиться необходимость в неко­торых дополнениях и изменениях списков художественных произведений, указанных в программе литературного чте­ния для всех годов обучения.

    Приводим здесь небольшой список произведений худо­жественной литературы, пригодных как для классной, так и для внеклассной работы по литературе, располагая их по годам обучения.

    5-     й            год обучения: М. Конопницкая, Мендель Гдан-

    ский.

    6-        й         « « Шолох-Алейхем. Мальчик Мотель.

    7-        й         « « В. Короленко. Дом № 13.

    С. Ан-ский. В новом русле.

    Э.   О ж е ш к о. Могучий Самсон.

    М. Годинер. Человек с ружьем.

    8-        й         « « М. Горький. Каин и Артем.

    А. Куприн. Гамбринус.

    A.   Фадеев. Разгром.

    B.    Иванов. Хабу.

    9-       й          « « С. Ю ш к е в и ч. Евреи.

    C.   Юшкевич. Король.

    Д. Айзман. Терновый куст.

    Г ольдшмидт. Еврей.

    Кроме произведения, указанного в списке, В. Г. Коро­ленко дал ряд публицистических статей, касающихся одной из самых позорных страниц в истории национальной по­литики самодержавия. «Кровавый навет»так окрестила передовая общественность попытки самодержавия и его слуг обвинить еврейство и другие нации в ритуальных убийствах. Ознакомить учащихся с этими талантливыми,



    полными протеста статьями покойного писателя очень важно и полезно. Эти статьи следующие: Мултанское жертвоприношение (том IV, изд. т-ва Маркс), К вопросу

    о  ритуальных убийствах, О погромных делах на Лукьяновке, Бейлис и мултанцы (все перечисленные статьи, кроме пер­вой, в IX томе того же издания).

    Мы не отметили ряда вещей, принадлежащих писа­телям еврейской литературы —Абрамовичу (Менделе-Мойхер-Сфорим), Шолому Ашу, Шолом-Алейхему, Перецу и др. Отличаясь высоким художественными качествами, рисуя мир нищеты городов и местечек, некоторые из произве­дений упомянутых авторов явятся могучим средством эмо­ционального воздействия на учащихся, дадут возможность глубоко заглянуть в психику народа и нащупать за на­циональным классовое. Такие вещи, как «Кольский переу­лок», «Дядя Мозес»-Ш. Аша, «Фишка Хоромой», «Кля­ча»—Абрамовича, рассказы Рейзина и др.—составят пре­красное дополнение к списку, если представится возмож­ность получить русские переводы этих вещей ').

    Наряду с этим необходимо иметь в виду, что лучшие русские поэты и писатели (Пушкин, Лермонтов) дают пре­красные образцы глуоокого проникновения в национальную психику, яркое выражение интернационального чувства. Использование этих произведений для интернационального воспитания молодежи совершенно необходимо. С другой стороны, нельзя не учитывать, что очень многие из наших классиков заражены . духом шовинизма, и у некоторых (наприм., Достоевский) это прорывается неоднократно в злобных шовинистических выходках, в карикатурных изо­бражениях людей других национальностей. Вскрыть клас­совое во всем этом, об'яснить это классовой природой писателя,—значит в большой степени нейтрализовать раз­лагающее влияние шовинистических элементов в художе­ственных произведениях классической литературы.

    ЛИТЕРАТУРА. 1. В. В о р о в с к и й.— Литературные очерки. Изд. «Нов. Москва*. Москва, 1923 г.

    2. И. Н. К у б и к о в.—Рабочий класс в русской ли­тературе (глава XIV. Еврейский пролетариат в русской литературе. Четвертое издание «Моск. Рабоч.». М.— Ленинград 1928 г.).

    >) Из советских писателей еврейской литературы отметим: М. Даниэл ь—У порога, А. П е р е л ь —Ржаной хлеб, вещи Г л о зм а н а и др.; изданы ГИЗ‘ом.



    И другие предметы нашей программы

    школьногТнуГс™ МОГуТ быТЬ исп0льз0ва|1Ы Для той же цели ' интернационального воспитания. Если об­ществоведение и литература могут в этой работе ставить себе прямые цели, то физика, химия, естествознание ту же работу выполнят другим путем: будучи подчинены об­щей задаче выработки у учащихся марксистского материа­листического мировоззрения,—задаче социалистического строительства в обстановке классовой борьбы внутри СССР и на мировой арене, и эти дисциплины, в конечном итоге, имеют задачей воспитание бойца за коммунизм и строителя коммунизма, в первую очередь свободного от всякого рода предрассудков религиозных, националистиче­ских и др. Таким образом, если советский педагог, какой бы предмет в школе он ни вел, не забудет стоящих перед ним задач воспитания человека-коммуниста, он будет спо­собствовать своей работой освобождению учащегося из плена националистических настроений.

    Прямая задача в этом отношении стоит перед искус­ством -пластическим, живописным и музыкальным. «Задача искусстваэмоциональное воспитание на общественной базе. Основное употребление художественного воспитания должно заключаться в том, чтобы найти такие способы воздействия на чувства ребят, которые наиболее мощно и прочно воспитывали бы их в духе коммунистических навыков, коммунистических рефлексов» ').

    Для того, чтобы искусство могло выполнить эту свою задачу, необходим известный подбор его произведений. В разрезе поставленного нами в настоящем письме вопроса все виды искусства располагают достаточным количеством произведений, способных влиять на учащихся в нужном нам направлении. АХР дал огромную коллекцию поло­тен, посвященных народам СССР; дореволюционные ма­стера использовали во многих случаях еврейские моти­вы. В нашей программе по музыке песни народов зани­мают значительное место. Демонстрирование предметов искусства, исполнение музыки—все это организует эмоции и оставляет след, создает настроения, предохраняющие от


    1) А. В. Л у н а ч а р с к и й. Воспитательные задачи советской школы.



    националистической заразы, борющиеся с националистиче­скими тенденциями и настроениями. С этой точки зрения рекомендуется школе устройство вечеров и утренников интернационального искусства с соответствующим мар­ксистским освещением существа национальных мотивов того или иного художественного произведения.

    „ .                  ,                   Работа по интернациональному воспи-

    0 формах работы.                      .             < *

    танию вообще, по борьбе с антисемитиз­мом в частности, не может иметь только общий характер вне места и времени. Основное требование к ней—это ее конкретность и локальность. Без приспособления к мест­ной обстановке и особенностям каждого данного места ее вести нельзя. Мы представляем себе такое положение, когда из общей задачи интернационального воспитания проблема борьбы с антисемитизмом не потребует спе­циального выделения, зато нужно будет выдвинуть про­блему борьбы с презрительным или ненавистническим от­ношением к какой-либо другой национальности. Велико­державный шовинизм известной части русского меньшин­ства еще не может примириться с созданным революцией новым положением в национальных областях и республи­ках, и газеты говорят нам часто о случаях не только пре­зрительного, но и злобного отношения к воскресающей для самостоятельной культурной, политической и хозяй­ственной жизни национальности.

    И по особому задачи стоят там, где школа имеет дело с пестрым по национальному составу населением; тогда задача борьбы с одним видом шовинизма превращается в более сложную задачу борьбы с национальной рознью, идущей по разным направлениям. В таких случаях школе придется данную выше программу перестраивать примени­тельно к своей обстановке, не изменяя, конечно, принци­пиальной ее установки (классовая сущность шовинизма и национализма).

    Но местные условия потребуют не только качествен­ных изменений в нашей работе, они в иных случаях по­требуют изменений и количественного порядка. Степень заражения антисемитскими и вообще шовинистическими настроениями среды, откуда приходят учащиеся, а следо­вательно и самих учащихся, может быть различной. В тех случаях, когда школа работает в благополучных условиях,



    эта работа не будет выделяться из обычной школьной работы по интернациональному воспитанию молодежи; но в тех случаях, когда признаки национальной вражды на­лицо, школа должна мобилизоваться для активной кон­кретной борьбы, с особой силой акцентируя специальные разделы своей программы, видоизменяя свой производ­ственный и рабочий план.

    Характер методики этой работы также будет различным в зависимости от различия тех условий, в которых школа работает. В некоторых случаях, подобных приведенных выше, школе придется заострить проблему с тем, чтобы или выявить таящийся внутри гнойник, или повести реши­тельную борьбу с созревшими и проявившимися настрое­ниями. Иногда программного материала, используемого в рамках обычной школьной работы, окажется недоста­точным, и может оказаться необходимой широкая поста­новка вопроса. В таких случаях реферат на общую тему, диспут, суд (инсценировка или литературный) с свободной трибуной для высказывания, окажется необходимой и це­лесообразной мерой.

    Система и методика работы, таким образом, должна быть гибкой, применимой к различным условиям и различ­ной обстановке.

    IV.


    ОБЩЕСТВЕННАЯ БОРЬБА ШКОЛЫ С АНТИСЕМИТИЗМОМ.

    Работа среди проЕсли бы в школе не было намечено и

    летарской части ро-ни одного факта не только „острого", дителеи учащихся.                                -             ,,

    но даже и „бытового‘ антисемитизма, школа

    должна знать, откуда ей этот удар угрожает. Отсюда чуткое внимание к окружающей среде и к тем процессам, которые там совершаются, в первую очередь—к домашней среде учащихся. Это доступно той школе, которая связана с окружащим, связана с родительскими массами, которая знает своих учеников не только в классе, но и вне клас­сав домашней обстановке.



    Школа должна бороться с антисемитизмом не только в среде учащихся, но и в окружении, а это приводит нас к общественно полезной работе школы в окружающей среде вместе с теми организациями, которые ведут в среде политико просветительную работу (агитпроп партии, агитпроп комсомола, культотделы союзов, культкомиссии фабзавкомов, клубы, избы читальни и т. д.). Совершен­но очевидно, что участвуя в общественной борьбе с анти­семитизмом, легче справиться с „ростками" антисемитиз­ма, если они имеют место, и в стенах школы, в ее бли­жайшем окружении.

    Не останавливаясь на формах и средствах обществен­но полезной работы в связи с рассматриваемым здесь вопросом, в силу того, что эти формы определяются той организацией, под руководством которой школа будет ра­ботать (местный партийный или комсомольский комитет, ячейка и т. д.), остановимся на работе школы со школь­ной средой.

    Вопросы об антисемитизме, в чем бы он в шко­ле ни проявлялся, не могут замалчиваться ни в ка­ком случае. Постановка вопросов интернационального воспитания во всех органах школы, постановка этих вопросов по поводу конкретных случаев школьной жизни и работы на родительских собраниях, широкое их обсужде­ние—вот что требуется от школы. Эта работа должна быть строго продуманной с методической стороны. Надо *• помнить, что семьи торговцев, служителей культов и т. п, школа не перевоспитает. Но пролетарскую часть родите­лей надо организовать, надо сделать так, чтобы негодую­щий голос этой части был общественным мнением родите­лей, чтобы этим самым поставить молодежь против их семей, зараженных антисемитизмом, или являющихся гнездами, очагами антисемитизма и тем самым изолироват ь се от тлетворного влияния „дома'1.

    „Главным средством борьбы с антисемитизмом, как и вообще с реакционными силами, является революционное просвещение народной массы и просвещение его передового элемента пролетариата11,- писал В. И. Ленин. Пролетарская часть родителей учащихся легко поймет и понимает, что советская власть дает привилегии рабочему - еврею не в отличие от рабочего - русского, а в отличие от осколков



    старых разбитых командных классов—помещиков, купцов и т. д., какую бы веру эти последние ни исповедовали, к какой бы нации они ни принадлежали; пролетарская часть поймет, что диктатором-классом у нас является весь рабочий класс, независимо от национальности от­дельных рабочих, что советская общественность и совет­ское государство против всей буржуазии, против всех нэпманов, против всех спекулянтов, в том числе против еврея-нэпмана, еврея-банкира и еврея - спекулянта.

    В работе по воспитанию сознания учащихся в этом убеждении школе надо создать себе союзника из пролетар­ской части родителей, и только тогда будет обеспечена борьба с теми элементами школы, которые так или ина­че—сознательно или бессознательно—являются отравите­лями молодежи.

    План и формы этой работы совершенно ясны:

    1)   Вопросы интернационального воспитания вообще, в частности борьбы с антисемитизмом, должны найти отра­жение в производственном плане школы и получить осве­щение во всех школьных организациях—ученических, пре­подавательских и родительских.

    2)   Первая стадия вовлечения родителей в обсуждение этих вопросов —постановка их в совете содействия (цель— помощь школе в борьбе с антисемитизмом).

    3)   Вторая стадия постановка на групповых и общих школьных родительских собраниях в порядке обсуждения плана школьной годовой работы.

    4)   Специальные собрания родителей, посвященные кон­кретным мерам конкретной борьбы с теми или иными явлениями антисемитизма.

    Содержание и характер всей этой работы—общественно педагогическая пропаганда идей интернационального воспи­тания, выявление мнения массы пролетариев - родителей по отдельным вопросам и отдельным фактам, связанным с интернациональным воспитанием.

    Совершенно ясно, что вопросы интернационального воспитания должны получать свое разрешение и во вне­школьной работе учащихся. В антирелигиозной работе большое значение имеют активные школьные кружки без­



    божников1); параллельно с ними должны работать и круж­ки активных ребят по интернациональной работе. Можно было бы рекомендовать кружок активистов - интернацио­налистов, в задачу которого входит не только само­воспитание и самообразование, но и воспитание ядра про­пагандистов интернационализма среди ученической массы.

    В силу этого в задачу такого кружка входит:

    1)   Работа по интернациональному воспитанию своих членов.

    2)   Проведение систематической работы среди школь­ной массы:

    а)   устройство вечеров и постановок для учеников и родителей,

    б)   ведение соответствующего раздела в школьной стенной газете или в школьном журнале,

    в)   постоянное информирование школьной массы о всех фактах общественного внимания к вопросам интерна­ционального воспитания трудящихся и молодежи.

    Крайне важна работа членов кружка в повседневной жизни школы* Между учащимися ведутся разговоры на острые и сложные темы текущей действительности, ведутся споры и дискуссии. Обыкновенно эта внутренняя бурля­щая жизнь молодежи выпадает из поля зрения педагогов. Наша массовая педагогическая работа еще не достигла такого уровня, чтобы у массы ребят была потребность организованно обсуждать „проклятые1' вопросы, выносить их на обсуждение всей школы. Отсюда „схватки" и дискуссии в группах и кружках—и молчание на общих собраниях. В силу этого, чрезвычайно велика роль ребят, вооруженных и подкованных в такой степени, чтобы успешно бороться со всем тем мутным и темным, что приносят учащиеся в школу с улицы и чем они аргумен­тируют в своих спорах и выступлениях, а это, в свою оче­редь, предопределяет роль и значение кружка активистов- интернационалистов и его работу 2).


    >) См. письмо пятнадцатое—Об антирелигиозном воспитании в школе повышенного типа.


    2) Подробнее характер и содержание кружка активистов - ин­тернационалистов будут освещены в письме об интернациональном воспитании.



    Выше указывалось, что работа по Школьные праздники, обществоведению в школе заключительным

    национального воспи- своим аккордом имеет школьный празд- тания.        ник Конституции СССР. Праздник даст

    возможность не только подытожить об­разовательный материал в работе некоторых групп, но и вовлечь всю школьную массу (в том числе и родителей) в празднование дня Конституции.

    Что здесь может быть дано?

    1.   Разъяснение Конституции СССР, как государства пролетариата, осуществляющего принцип единства интере­сов трудящихся всех наций.                                                     .

    2.  Наиболее глубоко захватывающий художественный материал, вскрывающий единство и братство всех трудя­щихся, организующий эмоции аудитории в этом направле­нии и в направлении борьбы с буржуазией всех наций и всяких исповеданий.

    Праздник в художественных образах должен сопоста­вить то, что было в нашей стране до Октября, и то, что есть теперь, а также выявить, к чему наша страна стре­мится в своей национальной политике.

    Очевидно, что кружок активистов-интернационалистов в подготовке праздника, в его организации будет играть исключительную роль, но отнюдь не он только является организатором и выполните ем всего, что нужно для праздника. Ему принадлежит инициатива, он впереди, но работа его ценна постольку, поскольку в организацию, в проведение праздника втянута вся школа педагоги, общественные школьные организации, родители, масса учащихся. Мы не можем дать здесь описание праздника в подробностях и исчерпывающих деталях, поскольку они диктуются местными условиями: численный состав школы, ее помещение, социальное окружение, состояние работы по интернациональному воспитанию в данной школе, на­строения учащихся и т. д. В зависимости от этих условий находится организационная сторона и содержание праздни­ка: в одних случаях национальную проблему необходимо будет ставить в ярко агитационном плане, в других слу­чаях—в углубленном, пропагандистском. И в тех, и в дру­гих случаях стержнем явится основная идея праздника- братство всех трудящихся Советского Союза и борьба



    со всем, что нарушает братство, что сеет рознь между трудящимися.

    Если праздник Конституции посвящен борьбе за братство трудящихся Советского Союза, за государствен­ное оформление этой борьбы, то другой праздник крас­ного календаря—Первое Мая—связан с идеей братства и солидарности трудящихся всего мира, с интернациональ­ной борьбой за единство, за солидарность рабочего класса всего мира. Организация и содержание праздника идет в соответствии с теми директивами и лозунгами, которые ежегодно даются партийными организациями к этому дню; в директивах и лозунгах всегда подчеркивается идея ин­тернационализма, и эта идея должна быть выпукло и ярко отражена в содержании школьного праздника Первого Мая.

    V.


    РОЛЬ ПИОНЕРСКИХ и комсомольских ОРГАНИЗАЦИЙ В БОРЬБЕ С АНТИСЕМИТИЗМОМ.

    Из предыдущего ясно, как велика роль пионерских и комсомольских организаций в школьной борьбе с анти­семитизмом. Совершенно очевидно, что если в окружении школы имеют место антисемитские настроения, если эти настроения проникают и в школу, то они не могут не быть и в пионерской и комсомольской среде. Первой за­дачей пионерских и комсомольских школьных организаций является внутри-воспитательная работа. Важность вну­тренней работы по борьбе с антисемитизмом для этих ор­ганизаций ясна. Пионеры и комсомол являются передовой частью школы в ее борьбе с антисемитизмом *), а это тре­бует от отдельных пионеров и комсомольцев безукориз­ненности в смысле своего собственного настроения и по­ведения. Стало быть, вожатый отряда или форпоста и бюро

    ') См. лозунги и отражение деятельности пионерских и ком­сомольских организации в борьбе с антисемитизмом в комсомоль­ской и пионерской прессе.



    ячейки должны быть внимательными и чуткими к настро­ениям ребят. Здесь важна и профилактическая работа, важ­на борьба и с отрицательными настроениями отдельных ребят, если они выявлены. Практика работы знает ряд мер —от общей постановки Проблемы в форпосте или отряде и в ячейке, до индивидуальной обработки нестой­ких членов организации. В свою очередь, и мерь индиви­дуальной обработки могут быть различными в зависимо­сти от общих условий работы школы, от остроты поло­жения, от социального окружения, в котором ребята жи­вут. По линии комсомольской не могут быть исключены случаи применения и мер союзной дисциплины к отдель­ным членам ячейки, разлагающе влияющим на школьную массу. Постановка вопроса о таких случаях на открытых собраниях ячейки несомненно поднимет авторитет ячей­ки и ее работу.

    Роль комсомольской организации в борьбе с антисе­митизмом, повторяем, велика и ответственна. На ее пле­чи ложится вся работа по организации актива интерна­ционалистов, ей приходится оформлять общественное мне­ние школы по отдельным случаям проявления антисеми­тизма, вести и индивидуальную обработку социально-близ­кой нам молодежи; школьная печать, школьные праздни­ки, школьные собрания, борьба с реакционной частью уча­щихся, родителей и даже педагогов,— во всем этом ком­сомольцы идут передовой инициативной группой, вместе с передовой частью педагогов, сплачивая, организуя во­круг себя и остальную часть молодежи школы, и весь пе­дагогический коллектив.

    VI.


    ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ И АНТИРЕЛИГИОЗНОЕ ВОСПИТАНИЕ.

    Борьба с антисемитизмом в школе тесно связана с антирелигиозной работой. Всегда и везде человеконе­навистническая национальная травля шла рука об руку с религиозным фанатизмом, под крылом церкви, с ее бла­гословения, при участии виднейших церковников. Классо­



    вая подоплека этого единения церкви и погромщиков была вскрыта нами выше. Имена духовных погромщиковархие­пископа Волынского Антония Храповицкого, Московского протоиерея Восторгова, царицынского иеромонаха Илиодо- ра и многих-многих других—кровью вписаны в историю еврейских погромов. И теперь деятельность церковников всех мастей и вер и антисемитская пропаганда идут рука об руку.

    Пресса лимитрофных государств, в коих деятельность эмигрантов-монархистов вызывает опасения за полити­ческое «равновесие» (Эстония), указывает на православ­ные приходы, как на монархические гнезда. Объединяя в своих рядах рыночных торговцев, остатки белогвардейщины, темное мещанство, отсталые слои рабочих, цер­ковные приходы и внутри СССР не могут не быть очагами контрреволюции. И они это не раз доказали. Оживление, которое наблюдается в церковных кругах, подозрительно совпадает с оживлением на антисемитском фронте.

    Рядом идутантисемитская пропаганда и строительство церквей на трудовые гроши темных рабочих. Кто подби­вает трудящихся на строительство церквей в рабочих районах (Владимирская губерния, Смоленская и др.)?Быв­шие хоругвеносцы, церковные старосты, а иногда и хо­зяева фабрик и заводов, пролезшие в ряды рабочих. Кто был зачинателем погромов при царе и после царя?Те же хоругвеносцы, «столпы церкви», начинавшие крестным ходом, а кончавшие убийствами и истязаниями.

    В свете всех указанных фактов вопрос о религии в школе получает особо важное значение. Активное насту­пление на религию и на религиозностьэто путь не только антирелигиозного, но и интернационального вос­питания. Оба эти вида воспитательной работы тесно связаны одна с другой.

    VII.

    выводы.

    Подводя итоги всему сказанному, необходимо еще раз со всею настойчивостью подчеркнуть ряд моментов, которых касалось настоящее письмо.



    1.   Прежде всего необходима бдительность всей школы в целом к малейшим фактам националь­ной розни, в чем бы они ни проявлялись. Эти факты должны тщательно изучаться, должны получить освещение в органах школьного управления, в школьной печати, на массовых собраниях школьников и родителей. В борьбе с враждебными нашей работе настроениями в окружающей среде, в деле привлечения общественного внимания к тем процессам, которые в этой среде совершаются, школа должна быть застрельщиком. Нестроения учащихся, их поведение в отношении товарищей других национально­стейпрямой показатель этих процессов, иногда скрытых, глубоко запрятанных. Долг школы освещать эти процессы для себя и для советской общественности в порядке уча­стия и в педагогической, и в общей прессе.

    2.  Условия школ, работающих в различной обстановке, в различном окружении чрезвычайно различны, и ни одна инструкция не может все их учесть. В силу этого инициатива школьного коллектива в разра­ботке мер и средств интернационального воспитания вообще и борьбы с антисемитизмом в частности, на основе данного письма, имеют важнейшее значение в работе.

    3.   Надо помнить, что общественное мне­ние школы, школьных, детских и взрослых организаций, пролетарской части родителей в деле интернационального воспитания и в борьбе против национальной розни во всех ее мельчайших проявлениях, начиная от анекдотов, имеет исключительное значение.

    4.   Классового пролетарского воспитания требует в на­стоящее время от школы Советская власть, коммунисти­ческая партия и вся советская общественность. Интер­национальное и антирелигиозное воспита­ние — важнейшие элементы пролетарского общественно-политического воспитания и должны проводиться на всех участках школьной работы.

    «В Российской Советской Федеративной Республике, где провозглашен принцип са­моопределения трудовых масс — всех наро­дов, нет места национальному угнетению.



    Еврейские буржуа-враги нам не как евреи, а как буржуа. Еврейский рабочий нам брат. Всякая травля какой бы то ни было нации недопустима и позорна». Так гласит декрет Совета Народных Комиссаров от 27 июля 1918 года, подписан­ный В. И. Лениным.

    5.   В результате школьной борьбы с анти­семитизмом у учащихся должно быть со­здано боевое настроение против всякого проявления антисемитизма, против каждого конкретного антисемита. Общественное мнение каждой школы должно быть организовано таким образом, чтобы учащиеся нигде, ни при каких обстоятельствах не оставались равнодушными к антисемитским выпадам, чтобы клеймо антисемита в их глазах было позорнейшим клеймом.

    Такие принципы должны быть положены в основу школьной воспитательной и образовательной работы в связи с интернациональным воспитанием.


    В заключение несколько слов о случаях проявления антисемитизма некоторой частью учительстваслучаях, имевших место в школе.

    Советским педагогом-воспитателем может быть только последовательный интернационалист. Однако, интернацио­нальное самовоспитаниедлительный процесс, тем более для тех кадров нашего учительства, которое сознательно воспитывалось самодержавием в националистических на­строениях. Трудность и длительность интернационального самовоспитания, однако, не означают, что педагогом может быть тот, кто принципиально не приемлет основ интернационализма, кто не изжил в себе звериный шови­низм. А между тем, ряд случаев убеждает нас в том, что настроения тех учителей которые пришли в советскую школу сложившимися шовинистами и антисемитами, не изменились. Одни из них таят свои настроения про себя, не проявляют себя, но сознательно замазывают остроту вопроса, потворствуют антисемитским выходкам кулацко- контрреволюционной части учащихся. Есть и такие, кото­



    рые не стесняются, позволяют себе антисемитские выпады перед учащимися и разлагающе влияют на ученическую среду.

    Педагогам, шовинистам и антисемитам, не место в со­ветской школе. И мы призываем большинство наших учителей, пусть еще не до конца усвоивших классовую сущность интернациональной идеи, пусть еще пока подхо­дящих к интернационализму с обще-гуманитарной точки зрения, мы призываем эту часть педагогов к активной борьбе с зоологическим человеконенавистническим нацио­нализмом, с худшими его видами- антисемитизмом, антитатаризмом и т. д.,—к борьбе не только в среде учащихся, не только в окружении школы, но и в своей собственной среде.

    Все честное, что есть в нашей среде, должно добиваться решительной изоляции от педагогической работы тех, кто пришел в нашу школу с черносотенным погромным на­строением и сеет в ней семена разложения, кто борется с нами за молодежь в одном лагере с нашими' врагами и кто поэтому, оставаясь работать в школе, лицемерит и нагло обманывает всю пролетарскую общественность.

    16 марта 1929 г.




    Стр

    I                                                                                                             Национальная вражда и контрреволюция............................................................ 3

    Истоки антисемитизма—Национальная полити­ка самодержавия. — Погромы оружие врагов проле­тариата о классовой борьбе,—-Контрреволюция и анти­семитизм.—О бытовом антисемитизме!

    II. Антисемитизм в школе.......................................... ......................... 11

    Пути проникновения в школу антисемитизма.— Шкела не активна в борьбе с антисемитизмом.

    III.  Идеологическая борьба с антисемитизмом ...................................  16

    Обществоведение и география,-Литература.— Другие предметы школьного курса.-—О формах работы.

    IV.  Общественная борьба школы с антисемитизмом. ... 27

    Работа среди пролетарской части родителей учащихся. — Клубно - кружковая работа учащихся.— Школьные праздники, как средство интернациональ­ного воспитания-

    V.  Роль пионерских и комсомольских организаций в борь­

    бе с антисемитизмом..................................................................... 3'2

    VI.    Интернациональное и антирелигиозное воспитание . . 33 VII. Выводы..................................................................................................... 34



    ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО РСФСР Москва—Ленинград



    Серия инструктивных и методических писем для
    руководства в работе школ повышенного типа

    А. ВЫШЛИ ИЗ ПЕЧАТИ

    Первое письмо. Об опорных школах повышен-
    ного типа. Гнз, 1927. Ц.
    10 к.

    2.    Письмо второе. О спортивных развлечениях и спорте в школе. Гиз, 1927. Ц. 8 к.

    3.    Письмо третье. О работе на летних пришколь­ных площадках для школ I и II ступени. Гиз, 1927. Ц. 20 к.

    4.    Письмо четвертое. О кабинете обществоведе­ния в школе повышенного типа. Гиз, 1927. Ц. 10к.

    5.    Письмо пятое. О порядке профессионализации школ II ступени. Гиз, 1928. Ц. 12 к.

    6.    Письмо шестое. О подготовке учащихся, окан­чивающих школу II ступени. Гиз, 1928. Ц. 10 к.

    7.    Письмо седьмое. Об учете результатов работы по программам второго концентра школ II сту­пени. Гиз, 1928. Бесплатно.

    8.    Письмо восьмое. Учет успешности в школах повышенного типа. Гнз, 1928. Ц. 10 к.

    9.    Письмо девятое. Организация и методика учеб­ных производственно - практических занятий в школе II ступени с административно-советским уклоном. Гиз, 1928. Ц. 15 к.



    10.   Письмо десятое. Организация и методика учеб­ных производственно-практических занятий в школе 11 ступени с кооперативным уклоном. Гиз, 1928. Ц. 15 к.

    11.   Письмо одиннадцатое. Организация и мето­дика учебных производственно-практических занятий в школе II ступени с педагогическим уклоном. Гиз, 1928. Ц. 25 к.

    12.   Письмо двенадцатое. Кабинет естествознания в школе повышенног о типа. Г'из, 1928. Ц. 15 к.

    13.   Письмо тринадцатое. О съязи школы II сту- I пени с окончившими. Гиз, 1^2°*. Ц. 10 к.

    14.   Письмо четырнадцатое. Об улучшении каче­ства работы школы II ступени. Гиз, 1929. Ц. 10 к.

    15.   Письмо пятнадцатое. Об антирелигиозном вое- питании в школах повышенного типа. Гиз, 1929. Ц. 15 к. '

    16.   Письмо шестнадцатое. О борьбе с антисеми­тизмом в школах повышенного типа. Гиз, 1929. Ц. 10 к.

    Б. ГОТОВЯТСЯ К ПЕЧАТИ

    1.   Письмо семнадцатое. О кабинете русского языка и литературы в школе II ступени.

    2.    Письмо восемнадцатое. О производственном плане школы И ступени.

    3.    Письмо девятнадцатое, Об общественно-полез­ной работе школ повышенного типа.

    4.    Письмо двадцатое. Об интернациональном вос­питании в школах повышенного типа.