Юридические исследования - ТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ. Б.Федотов -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ. Б.Федотов


    В брошюре разоблачаются происки буржуазной про­паганды, которая клевещет на мир социализма, распро­страняя миф о якобы тоталитарном характере социали­стического общественного и государственного строя, и в то же время всячески скрывает антинародную и действи­тельно тоталитарную сущность капитализма.

    На обширном материале в брошюре показывается ограниченность и урезанность политических прав и граж­данских свобод при капитализме и фиктивный, формаль­ный характер провозглашаемых прав. Привлекая многие современные материалы, автор разоблачает попытки идеологов антикоммунизма исказить подлинный строй общественной и политической жизни в странах социа­лизма.



    Б. ФЕДОТОВ


             ТОТАЛИТАРНОЕ

             ОБЩЕСТВО:

             МИФЫ

             И РЕАЛЬНОСТЬ

     



    Федотов Б. В.

    Ф 34 Тоталитарное общество: мифы и ре­альность. М., «Моск. рабочий», 1974.

    96 с. («Библиотечка агитатора и политинфор­маторам)

    В брошюре разоблачаются происки буржуазной про­паганды, которая клевещет на мир социализма, распро­страняя миф о якобы тоталитарном характере социали­стического общественного и государственного строя, и в то же время всячески скрывает антинародную и действи­тельно тоталитарную сущность капитализма.

    На обширном материале в брошюре показывается ограниченность и урезанность политических прав и граж­данских свобод при капитализме и фиктивный, формаль­ный характер провозглашаемых прав. Привлекая многие современные материалы, автор разоблачает попытки идеологов антикоммунизма исказить подлинный строй общественной и политической жизни в странах социа­лизма.

    ЗКП4


    @ Издательство «Московский рабочий», 1974 г.



    ЖИЗНЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИИ


    В мире развертывается процесс  улучшения отношений и рас­ширения сотрудничества между народами. Од­нако реакционные силы пытаются ныне пу­тем оживления «холодной войны» и примитив­но-воинствующего антикоммунизма воспре­пятствовать развитию разрядки международ­ной напряженности.

    Идеологи антикоммунизма используют в современных условиях более гибкую тактику и изощренные методы, маскируются под демок­ратов, создают видимость «объективности» и «научности», привлекают к разработке всевоз­можных антикоммунистических «теорий» раз­личных «специалистов», ренегатов марксизма, отщепенцев, вышвырнутых народом из социа­листических стран.

    Для выработки определенных стереотипов антикоммунистического мышления, просачива­ния буржуазных идей в страны социализма империалистическая пропаганда особенно ши­роко использует «концепцию» тоталитарного общества, злостно фальсифицирует социали-



    стический общественный и государственный строй, всячески рекламирует современное ка­питалистическое общество.

    Что же это такое «тоталитарное обществом, ярлык которого империалистическая пропаган­да стремится приклеить социализму? Был ли раньше и есть ли сейчас такой строй?

    Термин «тоталитаризма происходит от ла­тинского слова (полнота, цельность). Как понятие о государственном устройстве и правлении в современном смысле тоталита­ризм означает разновидность государства, ко­торое подчиняет всю общественную, экономи­ческую и культурную жизнь интересам и воле господствующей элиты методами массового террора и насильственного подавления народа. Характерным для тоталитарного государства является уничтожение или стремление к унич­тожению гражданских прав и политических свобод, унификация и конформизм в общест­венно-политической жизни, крайний шовинизм, агрессивность во внешнеполитическом плане.

    Экономической основой, порождающей го­сударственный тоталитаризм, является част­ная собственность, господство которой превра­щает трудящихся в зависимые от собственников и эксплуатируемые народные массы, серьезно ограничивает или полностью исключает поли­тическую самостоятельность, социальную сво­боду и человеческие права людей труда. В за­висимости от условий своего господства экс­плуататорские классы используют ту или иную форму государства от парламентарной рес­публики до абсолютной монархии и тоталитар­ной диктатуры.



    Тенденция к возникновению тоталитарных государств резко усиливается с перерастанием домонополистического капитализма в империа­лизм. Концентрация и централизация произ­водства и капитала, развитие монополий и фи­нансовой олигархии ведет к дальнейшему пе­реходу общественных богатств, экономического и политического контроля над обществом к немногим крупнейшим капиталистам. Вскры­вая связь между возникновением и развитием монополистического капитализма и резким усилением на этом этапе антидемократических тоталитарных тенденций в буржуазных госу­дарствах, В. И. Ленин писал: «Свободной кон­куренции соответствует демократия. Монопо­лии соответствует политическая реакция... И во внешней политике, и во внутренней, одинаково, империализм стремится к нарушениям демо­кратии, к реакции. В этом смысле неоспоримо, что империализм есть «отрицание демократии, вообще всей демократии»*

    Новейшая история дает многочисленные примеры возникновения открыто террористи­ческих диктаторских государств. Империализм породил такие разновидности тоталитаризма, как итальянский фашизм, гитлеровский на­цизм, японский милитаризм, испанский корпо­ративизм, южноафриканский расизм и т. д. Все эти формы политического тоталитаризма имеют общую, социально-экономическую ос­нову, но такой же империалистический базис имеют государства и во всех других современ­ных развитых капиталистических странах.


    *  В. Я. Ленин. Поля. собр. соч., т. 30, стр. 93.



    В стремлении приукрасить фасад буржуаз­ного общества, поддержать падающий в гла­зах трудящихся масс престиж капиталистиче­ского государства, теоретики и идеологи анти­коммунизма прибегают к явной фальсифика­ции и изобретают различные «концепции» «то­талитарного характера» социалистического государства.

    Суть перепевов теоретиков этих «концеп­ций» сводится к тому, что якобы в социали­стическом обществе существует верховенство государства над всеми экономическими, соци­альными и духовными сферами в ущерб «есте­ственному развитию» общества, всепроникаю­щий контроль над личной жизнью граждан, начиная от производства и кончая бытом и образом мысли. Именно по такой схеме, ниче­го общего не имеющей с реальностью, пред­ставляется ими общественно-политическая жизнь в Советской стране.

    Какими же путями и приемами стремится обосновать империалистическая пропаганда «тоталитаризм» советского общества?

    Во-первых, путем замалчивания того, что Советское государство все развитие материаль­ной и духовной жизни поставило на службу трудящемуся человеку под девизом: «Все во имя человека, все для блага человека».

    Во-вторых, через конструирование клевет­нических «теоретических» схем, искажающих реальные отношения между Коммунистической партией, государством и общественными орга­низациями.

    В-третьих, однобоким освещением совет­ской действительности, когда основное богат­



    ство социально-политической жизни опошля­ется и изображается в карикатурном виде, широкое участие трудящихся в управлении на всех уровнях государством, народным хозяй­ством, культурой игнорируется.

    В-четвертых, путем фабрикации явных фальшивок, призванных подтвердить всеобъ­емлющий контроль Советского государства над личной жизнью граждан. Вроде того, что верующих увольняют с работы, при вступле­нии в брак требуется разрешение райкома партии и т. п.

    В-пятых, путем распространения сведений, полученных из социалистических стран, от яко­бы «преследуемых и притесняемых» граждан, «инакомыслящих». При этом и так уже лживые сами по себе заявления некоторых отщепенцев настолько «обогащаются» их буржуазными со­авторами, что они сами не узнают своих сооб­щений. Номинальных авторов фальшивок рекламируют тем не менее как «подлинных» выразителей «общественного мнения», как «неподцензурный голос народа».

    В общем, используется весь набор самых недостойных и низменных средств с целью ок­леветать, всячески опорочить социализм, чтобы на этом фоне более привлекательным выгля­дел капитализм. И неважно, что при этом все факты оказываются поставленными с ног на голову. Как раз развитие современного им­периализма неразрывно связано с необычай­ным усилением авторитарной власти, страш­ным ростом социального гнета, удушением всякой социальной и духовной инициативы. В современных империалистических странах



    идет непрерывный процесс сосредоточения об­щественных богатств и средств производства в руках частных лиц и семейств.

    На долю 4,4 процента американцев, состав­ляющих так называемую «сверхбогатую эли­ту», в 1973 году приходилась треть всех денеж­ных доходов населения США, четверть всего недвижимого имущества и около половины всех ценных бумаг.

    В Англии -производство и капитал все бо­лее концентрируются в руках мощных монопо­листических групп. Если в начале века ЮО крупных компаний контролировали 15 процентов производства в стране, то в

    1973 году на их долю приходилось уже более половины всего выпуска промышленных това­ров. При нынешних темпах концентрации к 1980 году монополии будут контролировать две трети британского -промышленного произ­водства.

    В ФРГ 1,7 процента населения владеет в настоящее время 70 процентами всех средств производства. Менее 1 процента семей имеют 90 процентов акций и ценных бумаг. В Японии ежегодно тысячи компаний поглощаются круп­нейшими. Контроль над экономикой сосредо­точился в руках нескольких десятков моно­полий.

    Одновременно с монополизацией резко уси­лилось вмешательство империалистического государства в хозяйственную жизнь, широкое распространение получило государственное предпринимательство.

    Монополизация и огосударствление, сочета­ясь в общий единый комплекс, придают систе­



    ме современного капитализма государственно- монополистический характер. «Государствен- но-монополистический капитализм,— говорит­ся в Программе КПСС,— соединяет силу монополий с силой государства в единый меха­низм в целях обогащения монополий, подавле­ния рабочего движения и национально-освобо­дительной борьбы, спасения капиталистическо­го строя, развязывания агрессивных войн» *.

    Развитие государственно-монополистиче­ского капитализма усиливает массовую безра­ботицу. В 1973 году в капиталистическом мире насчитывалось около 100 миллионов безработ­ных. В 1974 году безработица растет еще бо­лее быстрыми темпами в связи с энергетиче­ским кризисом и спадом производства. Уволь­нения и сокращения числа работающих ведут к увеличению объема работы, приходящегося на каждого оставшегося, за счет этого повыша­ется степень капиталистической эксплуатации.

    Усилению угнетения и эксплуатации рабо­чего класса способствует также процесс мас­сового разорения крестьянства и сгон его с земли. Сельское население покидает фермы, вливается в армию наемного труда, не имея никакой профессиональной подготовки. Оно пополняет ряды малоквалифицированных ра­бочих, подвергается жесточайшей эксплуата­ции и используется еще одновременно как средство усиления угнетения других категорий трудящихся.

    Жертвами жесточайшей эксплуатации и


    *  «Программа Коммунистической партии Советского Союзам. М., Политиздат, 1971, стр. 26—27.



    обезличивания труда становятся не только ма­локвалифицированные и квалифицированные рабочие, труд которых постоянно интенсифи­цируется, но и большая часть инженерно-тех­нических и административных работников. Используя методы расчленения умственного труда, капитал эксплуатирует мозг инженера, как мускульную силу рабочего.

    Ускорение темпов работы доводит до пре­дела специализацию труда, раздробило его на бесчисленное множество -простейших монотон­ных, сверхбыстрых операций. Находясь на гра­ни физиологических возможностей человека, интенсификация при отсутствии надлежащей техники безопасности ведет к резкому росту числа несчастных случаев со смертельным ис­ходом, а также к подрыву здоровья трудя­щихся. За 50 лет в Соединенных Штатах зарегистрировано 50 миллионов тяжелых не­счастных случаев на предприятиях. Больше по­ловины из них приходится на последние 15 лет. В капиталистических странах наблюдается также резкий рост нервно-психических заболе­ваний на почве автоматизации производства.

    Наиболее характерные последствия интен­сивного и экстенсивного роста эксплуатации — ограниченность покупательной способности трудящихся, отставание заработной платы от роста цен, бедность широких народных масс. Даже в США, которые имеют все производст­венные возможности для того, чтобы нищета навсегда исчезла из страны, по данным пе­реписи 1973 года, насчитывалось 27 миллионов человек, имеющих доход значительно ниже установленного уровня бедности. Официально



    зарегистрировано около тысячи крупных «райо­нов бедствиям.

    Вопреки пропаганде, небогато живет так­же и большинство «благополучных» американ­цев, не входящих официально в категорию бедных. И это не удивительно: на долю 80 про­центов населения США приходится 10 процен­тов национального дохода.

    Еще тяжелее, чем в США, экономическое и социальное положение трудящихся в других странах развитого капитализма. Генеральный секретарь ЦК ФКП Жорж Марше в книге «Де­мократический вызова (1973 г.) привел такие данные: диапазон доходов во Франции состав­ляет 1 0; 2 тысячи богатых имеют доход за один день такой же, какой рабочий имеет за целый год.

    Влияние финансовых магнатов — прямое и косвенное — в странах крупного капитала яв­ляется определяющим не только в экономиче­ской, но также 'И в общественно-политической жизни. Трудящиеся не могут рассчитывать на поддержку их прав со стороны государства. Империалистические государства играют роль организаций по заведованию общими делами крупнейших капиталистов и защите их инте­ресов. Использование магнатами государствен­ного аппарата в личных корыстных целях при­нимает в последнее время открыто уродливые формы. Имея в своем распоряжении колос­сальные ресурсы, за которые ни перед кем не отчитываются, хозяева монополий через уза­коненные и общепринятые формы «поощре­ниям, такие, как пожертвования, премии, дары фондов и т. п., по существу, «благопристойном



    и открыто подкупают государственных долж­ностных лиц. Государственные чиновники дей­ствуют по принципу «кто больше даст» и рьяно отрабатывают подачки монополий. Они посто­янно в результате этого на страже жизненно важных интересов наиболее богатых бизнес­менов, идет ли речь о налогах, выгодных воен­ных заказах, законодательстве в области труда и зарплаты и т. д. Никогда раньше не была столь велика власть капитала и денег в бур­жуазных государствах, как в настоящее время.

    Крупнейшие монополии определяют также большую политику. Они ведут переговоры с правительствами, принимают решения нацио­нального и международного значения. Щу­пальца гигантского монополистического спрута опутывают все сферы политической жизни.

    Сосредоточение общественных богатств и средств производства в руках немногих се­мейств финансовых магнатов ведет к установ­лению их полного контроля, к их всеобъемлю­щему господству не только в экономической и политической, но и в духовной жизни, к обра­зованию гигантского аппарата идеологическо­го и морального давления на массы. Используя буржуазную науку и идеологию, средства мас­совой информации и пропаганды, финансово­промышленный и торговый бизнес маскирует усиливающуюся экономическую эксплуатацию и социальный гнет, формирует духовную ат­мосферу, манипулирует настроениями, создает общественное мнение, навязывает миллионам людей свою интерпретацию событий, пытается обмануть их и повести за собой.



    Империалистическая пропаганда проявляет особую активность в стремлении внушить тру­дящимся, что капиталистическая частная собственность якобы больше в их интересах, чем общественная. Частная собственность в произведениях буржуазных ученых представ­ляется как «естественная основа благосостоя­ния народам, а государственная собственность в странах социализма выставляется как «псевдосоциализм или госкапитализм на осно­ве администрирования меньшинствам. Буржу­азные социологи и публицисты пытаются обо­сновать положение о все более справедливом распределении доходов в капиталистическом обществе на основе частной собственности че­рез развитие сотрудничества пролетариата и предпринимателей, утверждают, что собствен­ность на средства производства якобы перехо­дит от предпринимателей в руки рабочих.

    Все эти пропагандистские уловки современ­ного империализма лишь еще раз подтвержда­ют положение В. И. Ленина: «Капитализм не был бы капитализмом, если бы он, с одной сто­роны, не осуждал дшссм на состояние забито­сти, задавленности, запуганности, распыленно­сти (деревня!), темноты; — если бы он (капи­тализм), с другой стороны, не давал буржуа­зии в руки гигантского аппарата лжи и обмана, массового надувания рабочих и крестьян, отуп­ления 'ИХ и т. д.м *.

    Частная капиталистическая собственность в действительности не может составлять «ма­териальную основум гражданских свобод, как


    *  В. Я. Лемия. Поли. собр. соч., т. 40, стр. 15.



    ее стремятся представить идеологи империализ­ма. История народов и современная общест­венно-политическая жизнь опровергают лжи­вые положения буржуазной концепции «тота­литарного общества*, что только частная соб­ственность делает людей «предприимчивыми в экономической и свободными в духовной жиз­ни*, дает им возможность быть «независимыми и противостоять стремлению государства по­ставить их под всеобъемлющий контроль*.

    Эти утверждения ничего общего не имеют с реальностью современных империалистиче­ских стран, в которых именно господство част­ной собственности ведет к сосредоточению всех основных средств производства и националь­ных богатств в руках небольшой кучки финан­совых магнатов и империалистического госу­дарства. Огромное же большинство граждан или полностью лишено частной собственности или имеет ее в распоряжении столь мало, что никаких гарантий гражданских свобод она не может представлять. На самом деле частная капиталистическая собственность является экономической основой и материальной гаран­тией произвола сверхбогачей в обществе, глав­ной гарантией свободы господствующего мень­шинства беспощадно эксплуатировать и угне­тать трудящееся большинство. Что же касается трудового народа, то частная капиталистиче­ская собственность является как раз не гаран­тией его свобод в экономической и социальной жизни, а основой гнета и эксплуатации.

    Показательна опубликованная в феврале

    1974 года газетой «Таймс» статья епископа од­ного из районов Большого Лондона Мервина



    Стоквуда. «Семь процентов англичан владеют 84 процентами всего богатства страны,— пи­шет Стоквуд.— Оставшиеся 16 процентов раз­делены между остальными 93 процентами на­селения. За этой арифметикой — безрадостная экономическая картина. Миллионы людей вла­чат отчаянно жалкое существование. На одном конце весов — расточительное богатство и ком­форт; на другом — бедность, лишения и убо­жеством.

    Не выдерживает никакой критики и явля­ется клеветой на социализм также утвержде­ние идеологов империализма, что коллектив­ная и государственная собственность якобы «стесняет экономическую свободу, сковывает инициативу и социальную активность лично- стим и служит «основой тоталитарной властим.

    В социалистических странах в результате замены частной собственности общенародной и колхозно-кооперативной ликвидированы клас­сы эксплуататоров. Этим был положен конец свободе эксплуатировать, угнетать, давлению всех видов, власти денежного мешка над сот­нями миллионов людей. Труд стал всеобщей обязанностью и правом. Социалистическое об­щество развивается на основе всестороннего учета и сочетания общенародных интересов н интересов отдельных классов, социальных про­слоек и групп. Все отношения производства, обмена и распределения, характерные для со­циалистической системы хозяйства, складыва­ются на базе социалистического равенства, товарищеского сотрудничества, взаимопомощи и дружбы: все люди — свободные труженики, и нет больше деления людей на эксплуататоров



    и эксплуатируемых, богатых и бедных, господ­ствующих и угнетаемых, привилегированных и дискриминируемых. Нет классов, возвышаю­щихся над другими, а поэтому не может быть никаких проявлений классового и социального гнета, политического и национального нерав­ноправия.

    В. И. Ленин указывал, что социалистиче­ское производство функционирует «для обеспе­чения Я0.ЯЯ020 благосостояния и свободного 6С2С70/70ЯМ220 развития а сел членов обще­ства* *. Более важной цели не может иметь эко­номика на базе общественной собственности на средства производства.

    На место узкокорыстных частнокапитали­стических интересов социализм ставит несрав­нимо более могучий стимул развития произ­водства — потребности и интересы всего наро­да. Этот стимул оказывается тем более могущественным, что социализм открывает невиданный простор для возрастания потреб­ностей, ликвидируя неизбежные ранее ограни­чения, вызываемые классовой дифференциа­цией, гнетом, нуждой народных масс.

    Ликвидация паразитического потребления дала в руки трудящихся дополнительные ре­сурсы для повышения уровня жизни и произ­водственного накопления. Плановое ведение хозяйства принесло выигрыш за счет ликвида­ции потерь, вызываемых анархией производ­ства, кризисами, безработицей, конкуренцией.

    При социализме частная конкуренция заме­няется социалистическим соревнованием мил­


    *  В. Я. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 232.



    лионов, дающим простор творческой инициа­тиве, свободному обмену научными достиже­ниями и опытом. Социалистическое распреде­ление по количеству и качеству труда, обязы­вая всех работать, увеличивает ресурсы труда, создает устойчивый источник дохода для каж­дой семьи, возрастающий по мере повышения квалификации, опыта, производительности ра­ботника.

    Рабочий класс — руководящий класс соци­алистического общества. В его облике сли­ваются воедино черты созидателя материаль­ных и духовных благ, хозяина страны и творца своего будущего. Ведущее положение рабо­чего класса не какая-то особая, искусственно созданная привилегия, а результат того, что он наиболее многочислен, связан непосредственно с высшей формой социалистической собствен­ности, трудится в решающей сфере материаль­ного производства, создает наибольшую долю общественного богатства, выступает как основ­ная производительная и главная политически активная сила общества, определяющая глав­ные направления развития страны. Делегатами XXIV съезда КПСС были 1200 рабочих с заво­дов и фабрик.

    При социализме приобщилось к активной общественно-политической деятельности и кре­стьянство. Создание крупных коллективных хо­зяйств и совхозов, механизация сельскохозяй­ственного производства значительно сблизи­ли условия труда в деревне с городскими, способствовали повышению общеобразова­тельного и культурно-технического уровня кре­стьянства. В результате этого крестьянство по


    2               Б. Федотов


    17



    своей природе стало совершенно новым социа­листическим классом. В культурном развитии социалистическое крестьянство постепенно до­гоняет рабочий класс, и различия между ними все более стираются.

    На базе дальнейшей индустриализации сельскохозяйственного труда происходит сбли­жение между этими классами в сфере произ­водства, распределения и быта. В обществен­но-политической жизни социалистическое кре­стьянство выступает в прочном союзе и неру­шимом единстве с рабочим классом, что пол­ностью гарантирует интересы и полноправие крестьянства в социалистическом обществе.

    Органической составной частью советского народа, выполняющей жизненно важную роль в функционировании и развитии общества, яв­ляется народная интеллигенция. Социалисти­ческая интеллигенция отдает свою творческую энергию общему делу народа. Она выросла, сформировалась, закалилась в совместной борьбе трудящихся классов за революционное преобразование общества.

    Версия, распространяемая в последнее вре­мя идеологами империализма, о существова­нии якобы «оппозиции» среди интеллигенции государственному строю, политике КПСС яв­ляется клеветой на советскую интеллигенцию. Отдельные отщепенцы — подголоски империа­листической пропаганды — никого, кроме са­мих себя, не представляют и сами поставили себя в положение полной духовной изоляции.

    Характер социалистического общества та­ков, что по мере развития социализма проис­ходит непрерывное сближение и сплочение



    рабочего класса, крестьянства, интеллигенции. Этот процесс ведет в условиях развитого соци­алистического общества к возникновению и укреплению социально-классового, морально- политического и идейно-культурного единства народа, к социальной однородности общества в процессе перехода к коммунизму.

    Опираясь на производственные достижения советских людей, на успехи нашего хозяйствен­ного и культурного строительства, социалисти­ческие государства последовательно осуществ­ляют свою главную экономическую задачу — обеспечить дальнейший значительный рост материального уровня жизни народа.

    Создав культуру нового, высшего типа и открыв к ней доступ широчайшим народным массам, социализм развеял в прах домыслы эксплуататоров о неизбежности деления людей на «культурных» и «культурно отсталых». На­род под руководством коммунистов, объявив священную войну темноте и невежеству, пре­образил свой духовный облик. В ходе социали­стического строительства во всех социалисти­ческих странах была ликвидирована массовая неграмотность, выросла народная интеллиген­ция, небывалые масштабы приняло среднее и высшее образование, создана социалистиче­ская литература и искусство, формируется но­вый человек.

    По обилию духовной культуры, предостав­ляемой народу (книги, газеты, журналы, ра­дио, телевидение), по количеству культурно- просветительных учреждений, приходящихся на тысячу человек (школы, библиотеки, клубы, театры, кино, музеи), со странами социализма



    не может сравниться ни одна даже самая раз­витая капиталистическая страна.

    Именно ликвидация частной капиталисти­ческой собственности и введение общенарод­ной собственности являются подлинной мате­риальной гарантией социальной свободы. Переход от капитализма к социализму осво­бождает трудящихся от экономической экс­плуатации и полной зависимости от капитали­стического хозяина, от политического гнета со стороны государства империалистической бур­жуазии, раскрепощает их духовно, дает про­стор для гигантского роста культуры на­рода.

    УБЕЖДЕНИЕ,

    А НЕ ПОДАВЛЕНИЕ

    [Э обстановке жесточайшей эко- « номической эксплуатации, со­циального, политического и национального угнетения трудящиеся массы капиталистиче­ских стран поднимаются на борьбу за улучше­ние экономических условий жизни, за свои социальные и политические права. Когда эта борьба трудящихся принимает опасный для капитализма характер, она подавляется реп­рессивной машиной империалистического госу­дарства. В таких случаях полиция и армия при капитализме неизменно выступают как иШта гаИо гегит (последний решающий до­вод).

    Господство империализма всегда было свя­зано с насилием над народными массами. Бес­человечная, зверская его сущность, основан­



    ная на диком произволе, особенно наглядно проявилась в ужасные времена фашизма, ког­да порожденные империализмом тоталитар­ные режимы бросили более 26 миллионов че­ловек в концлагеря, 11 миллионов человек унич­тожили в газовых камерах, повесили, расстре­ляли или умертвили другими зверскими мето­дами.

    Жестокое подавление трудящихся, насилие и террор в отношении прогрессивных сил на­рода остаются и в настоящее время характер­ными чертами империалистического государст­ва. При этом идеологи современного капита­лизма стремятся замаскировать репрессивную функцию империалистического государства, представляя ее как реакцию на «незаконные действия».

    По отношению к насилию империалистиче­ские идеологи и политики в теории и на прак­тике проводят двойственный подход. Насилие категорически отвергается, когда оно осуще­ствляется народными массами для улучшения своих социальных условий. Использование на­силия в этих целях — проклятье, преступление. Такое насилие ставится в ряд уголовных дея­ний, изображается как массовые преступления против общественного порядка, иррациональ­ные, бессмысленные действия, экстремизм.

    И наоборот, насилие воспевается, когда его осуществляет государство против народа. Здесь насилие — благо. В этом смысле в сов­ременных империалистических странах господ­ствует настоящий культ насилия.

    Поток литературы пропагандирует на все лады доблести полиции, сыщиков, жестокость,



    садизм, суперменство империалистического воинства, прославляет «сильные» личности, вроде Гитлера, Муссолини, Франко, Д. Далле­са. Особенно много в последние годы выходит книг о Гитлере. Огромными тиражами переиз­дается «Майн Кампф» издательствами Велико­британии, Дании, Италии, Швеции.

    Массовая информация и средства идеологи­ческого воздействия капиталистических стран приучают граждан к нормальности насилия в обществе со стороны государства. Не удиви­тельно, что подавление и репрессии империа­листического государства в отношении трудя­щихся в последние годы все более нарастали. Буржуазные авторы открыто признают, что волна насилия захлестнула капиталистические страны.

    Под влиянием обстановки репрессий и на­силия со стороны государства и воздействия оправдывающей насилие буржуазной пропа­ганды производится как побочный продукт массовая уголовная преступность. В Японии действует в настоящее время 3,5 тысячи орга­низаций «ямагути» (гангстеров), членами ко­торых являются 140 тысяч человек. В США с начала XX века произошло 750 тысяч убийств, из них 177,5 тысячи остались нераскрытыми.

    Буржуазная наука игнорирует социальные факторы, порождающие насилие любого рода в обществе, ибо устранение главных причин социального насилия означает коренное изме­нение основ самого общества. Поэтому идео­логи и теоретики капитализма стремятся, с одной стороны, навязать абстрактное понима­ние насилия, оторвать его от целей примене­



    ния, внедрить количественный критерий при его анализе, смазать различие между насиль­ственными действиями угнетенных против уг­нетателей и уголовными преступлениями (по­литика -подавления и террора репрессивных органов государства при этом вообще не в счет). С другой стороны, они хотели бы объяс­нить и истолковать социальные конфликты и насилие биологическими инстинктами. Все внимание обращено на группировку людей по отличительным признакам темперамента и ха­рактера, некоторым внешним данным, типам насильственных действий, взаимоотношениям сторон в предшествующее конфликтам время, характеристике лидеров групп и т. п.

    Главная цель этих «научных изысканий» имеет явно прикладной характер: определить конкретные пути и методы того, как предотвра­щать или подавлять единичные, групповые или массовые выступления против существующих капиталистических порядков. При этом сами собой подразумеваются справедливость и за­конность любых насильственных действий органов буржуазного государства и незакон­ность любых прямых действий трудящихся в защиту своих интересов. Именно наука и ис­кусство слежки, сыска, полицейских акций, массовых подавлений, организации судебных процессов, тюремного заключения и казней находятся в расцвете в странах империализма.

    В настоящее время в каждой империали­стической стране функционирует широко раз­ветвленная и тщательно отлаженная государ­ственная машина подавления трудящихся масс. В США, например, целая система, со­



    стоящая из 27 правительственных организаций и учреждений, различными путями ведет уси­ленную слежку за гражданами, выискивая сре­ди них инакомыслящих. Во главе этой системы стоит Федеральное бюро расследований, под­чиненное министерству юстиции. Именно преж­де всего эта «невидимая империя» слежки и сыска с десятками тысяч агентов и бюджетом в сотни миллионов долларов не сводит своего недреманного ока с каждого американца.

    Система политического сыска и тайной по­лиции все более смыкается с общей полицией и взаимодействует с ней. Различия в методах работы и роли политической и общей полиции все более сводятся лишь к тому, в ведении ка­кого государственного органа они находятся. Наблюдается быстрый рост не только аппара­та политической полиции, но и общей полиции. Нередко это делается под предлогом борьбы с растущей уголовной преступностью. Так, летом 1973 года конгресс США выделил колоссаль­ную дополнительную сумму — свыше 3 милли­ардов долларов — на дальнейшее развитие по­лицейской системы.

    Широкая сеть полицейских учрежде­ний имеется в распоряжении частных компа­ний. Только в Ассоциацию для безопасности в промышленности (объединяет не всю частную полицию) входит 2,5 тысячи частных полицей­ских агентств. Крупные промышленно-финан­совые магнаты имеют собственные сыскные органы, пользующиеся правом ареста и осуще­ствляющие репрессии на предприятиях.

    Серьезной репрессивной силой, предназна­ченной в первую очередь «для поддержания



    внутреннего порядка» и находящейся в распо­ряжении губернаторов штатов, являются фор­мирования национальной гвардии, которая представляет собой милицейскую армию, включает все рода войск и имеет армейское вооружение. Солдаты и офицеры национальной гвардии состоят на гражданской службе, но не имеют права без соответствующего разреше­ния покинуть свой район. Таким образом, эта вооруженная сила также всегда наготове для подавления выступлений народа. При необхо­димости она может быть передана из ведения штата в распоряжение федеральных ведомств. Формирования национальной гвардии насчи­тывают в настоящее время около 500 тысяч человек.

    На службу террора против прогрессивных сил империализм поставил также право. Со­вершенствуется репрессивное законодатель­ство. В большинстве империалистических стран существует чрезвычайное законодатель­ство. Под прикрытием пропаганды антиком­мунизма реакция провоцирует возникновение обстановки для приведения его в действие.

    Кроме чрезвычайного законодательства в империалистических странах нередко в обыч­ных условиях прибегают к использованию «специальных» законов, позволяющих беспо­щадно карать инакомыслящих в обход консти­туций. В форме специального законодательст­ва фактически протаскивается беззаконие. Все шире в преследовании инакомыслящих исполь­зуются методы провокаций, ложных доносов, подкупа свидетелей.

    В соответствии с законом по контролю над



    преступностью, принятым в 1968 году в США, полиция получила широкие полномочия вме­шиваться в частную жизнь граждан, контро­лировать их политические взгляды под видом борьбы с преступностью. Законом предусмот­рена установка с разрешения суда микрофонов для подслушивания в частных квартирах и конторах. Министерство юстиции США ратует за предоставление полиции права -пользовать­ся системами подслушивания без какого бы то ни было предварительного разрешения су­дебных инстанций.

    Во многих штатах действуют свои много­численные репрессивные законы. Их цель — сделать еще более строгими карательные меры. Широкое распространение получает пре­вентивное заключение «.потенциальных нару­шителей спокойствия». Закон об этом был при­нят конгрессом и вступил в силу. «Особые законы» фактически предоставляют полиции право на обыск без ордера под предлогом по­исков оружия или наркотиков. Эти законы мо­гут быть легко направлены против политиче­ской оппозиции. Всего в распоряжении амери­канской охранки 257 законов и «добавочных разъяснений», которые используются для поли­тического сыска и преследований.

    Своим острием репрессивное законода­тельство направляется прежде всего против коммунистов. Но террор широко используется также против борцов за расовое и националь­ное равноправие, гражданские права и демок­ратию, против участников антивоенного дви­жения, вообще людей прогрессивных убежде­ний.



    Инспирирование антикоммунизма прави­тельственными органами капиталистических стран способствует росту числа всякого рода самодеятельных фашистских и полуфашист­ских течений и организаций. В США, напри­мер, действует в настоящее время свыше 2600 организаций ультраправых фанатиков. Воинствующие черносотенцы, агенты охранок, наемные убийцы, бесчинствующие расисты, си­онистские погромщики безнаказанно орудуют в стране.

    Наряду с террором и репрессиями харак­терной для империалистических государств является тотальная милитаризация. Империа­лизм породил две мировые войны, в которых свыше 60 миллионов человек погибли и НО миллионов стали калеками. Кроме того, десятки миллионов людей умерли в результате эпидемий и болезней, порожденных этими вой­нами.

    В наше время политика жестокого подавле­ния всего прогрессивного ведет ко все большей милитаризации империалистических стран. Растет влияние так называемого военно-про­мышленного комплекса в США, то есть союза крупнейших монополий с военщиной в госу­дарственном аппарате. Колоссальные средства расходуются на содержание военщины, кото­рая приобретает все больший вес и влияние в общественной и политической жизни.

    Альянс промышленных магнатов, военщины и реакционных ученых-мракобесов вынашивает амбиционные планы военизации нации, при­способления всей общественной жизни целям и нуждам финансовой олигархии. Милитаризм



    подчиняет себе науку и образование. Военщи­на пытается оказывать решающее влияние на формирование общественного мнения. Амери­канские вооруженные силы располагают раз­ветвленной информационно-пропагандистской службой, которая задает тон милитаристской пропаганде. В ее распоряжении колоссальные финансовые и технические средства.

    Империалистические страны используют свою экономическую и военную мощь, чтобы оказывать повсеместно всестороннюю под­держку военно-диктаторским режимам, что указывает на их родство с ними.

    Поставки американского оружия, «амери­канизация» офицерского корпуса в странах с реакционными военными режимами расши­ряются. Возросла до 150 миллионов долларов сумма поставок оружия в некоторые страны Латинской Америки. Кровавая диктатура Дю- валье в Гаити, за время существования которой было убито свыше 50 тысяч патриотов и более 300 тысяч человек вынуждено было бежать из страны, опирается на оружие и помощь амери­канского империализма. Большую поддержку оказывают США террористическому режиму Стресснера в Парагвае, в фашистских застен­ках которого томятся десятки тысяч парагвай­цев. Милитаристские круги империализма вдохновили чилийскую реакционную военщину нанести предательский удар в спину правитель­ству Народного единства Сальвадора Альенде и помогли потопить в ьроыи демократические завоевания революции в Чили. Заговорщики подняли руку на верховного главнокомандую­щего вооруженными силами республики, ее пре­



    зидента, избранного на этот пост в соответствии с конституцией страны. Одновременно с убийст­вом президента Сальвадора Альенде был аре­стован ряд министров правительства, распущен Национальный конгресс. Свержение законного правительства сопровождалось зверскими реп­рессиями и террором против его сторонников. Тысячи лучших людей Чили были убиты или ранены, десятки тысяч брошены в тюрьмы и концлагеря, в том числе выдающийся руко­водитель чилийских трудящихся Луис Кор- валан.

    Империализм насаждает диктаторские ре­жимы также в странах Азии. Американское вмешательство и помощь способствовали воз­никновению военной диктатуры в Индонезии, в ходе установления которой сотни тысяч ком­мунистов и демократов были зверски убиты. Соединенные Штаты встали на сторону крова­вого режима Яхья-Хана в Пакистане и помога­ли ему подавлять освободительное движение народа Восточной Бенгалии.

    В Африке американский и английский им­периализм поддерживает заповедники расиз­ма и апартеида в ЮАР и Южной Родезии, во­енные перевороты в развивающихся странах, подавление антиимпериалистической освободи­тельной борьбы других африканских народов.

    Империализм организует приход к вла­сти военщины и в европейских странах капита­лизма. Секретные службы США непосредст­венно причастны к составлению и осуществле­нию плана «Прометейм, приведшего к фашист­скому перевороту в Греции, плану «Солом, на основе которого готовилось установление то­



    талитарного военного режима в Италии. Там, где не удается господствовать набором «мир­ных» средств, империализм всегда прибегает к военному шантажу и открытой военной ин­тервенции. Так было в Гватемале, Доминикан­ской Республике, Панаме, Ливане, Северной Ирландии. Только в послевоенные годы импе­риалистические страны развязали более 30 войн и военных конфликтов разных мас­штабов.

    Двенадцать лет США упорно пытались по­давить освободительную борьбу народов Индо­китая, совершая в ходе этой войны против ДРВ, в Южном Вьетнаме, в Камбодже и Лао­се массовые убийства мирных граждан. За вре­мя войны американские самолеты сбросили на эти страны около 10 миллионов бомб. Разру­шались жилые дома, промышленные и сельско­хозяйственные предприятия, школы, универ­ситеты, больницы, церкви. Подвергались бом­бардировке дамбы и ирригационные сооруже­ния с целью вызвать наводнение, голод и смерть среди 10 миллионов человек, прожива­ющих в этих районах.

    Против гражданского населения в Индоки­тае применялись специальные виды оружия: напалм, шариковые бомбы, а также наиболее разрушительные, уступающие по мощности только атомным, современные типы бомб с электронными приборами наведения, отравля­ющие химические вещества и диафолианты. Только в Южном Вьетнаме действия отравля­ющих газов испытали на себе около 2 миллио­нов человек. Всего в этой войне погибло свы­ше 4 миллионов человек.



    Жестокую войну в Индокитае, направлен­ную на то, чтобы путем массового террора с использованием новейших технических средств подорвать стремление народов к свободе и подчинить несоциалистический мир американ­ским господам, США вели, не считаясь с тем, что около 75 процентов американцев на обще­ственных опросах выступали за прекращение агрессии. Стремление американского народа к миру жестоко подавлялось.

    В 1971 и 1972 годах в Соединенных Штатах в невиданных ранее масштабах развернулись антивоенные демонстрации и манифестации. Руководители американского правительства распорядились расправиться с участниками антивоенных выступлений. Десятки тысяч де­монстрантов были арестованы, сотни убиты, тысячи избиты, изувечены, оскорблены и уни­жены зверским обращением полиции. После подавления антивоенных выступлений было сфабриковано более 12 тысяч судебных дел на его участников. Рассмотрение некоторых из них продолжалось и в 1973 году.

    Так предстает перед миром еще одна сторо­на современного империалистического госу­дарства, в котором конституционные права соблюдаются только до тех пор, пока они не используются вопреки интересам монополий, не препятствуют проведению империалистиче­ской политики.

    Парадоксально, но факт, что вот при таком жесточайшем подавлении народных масс в странах империализма буржуазные идеологи и пропагандисты стремятся представить капи­тализм как образец «общественного порядка



    на основе законности и справедливости», а со­циализм: как царство «произвола и беззако­ния». С использованием всех средств массовой информации империализм распространяет лживые слухи о «преследовании инакомысля­щих», о гонениях на «диссидентов» в СССР и т. п. При этом даже выдвигаются наглые тре­бования об изменении советской внутренней политики, отмены ряда законов.

    Буржуазная пропаганда действует по прин­ципу валить с больной головы на здоровую. Политическая жизнь свидетельствует, всеми фактами демонстрирует, что с законностью и правовыми гарантиями в странах империализ­ма, если говорить обобщенно, дела обстоят та­ким образом, что буржуазная законность, во- первых, по сущности, содержанию и всем сво­им проявлениям глубоко антинародна; во-вто­рых, даже от этой обычно хорошо служащей империализму законности господствующий класс и его государство всякий раз отворачи­ваются, когда она вдруг недостаточно эф­фективно обеспечивает проведение их полити­ки, и обращаются к прямому насилию.

    Что касается социализма, то в противопо­ложность империализму здесь законность — принцип государственного управления. Социа­листическое государство, объединяющее друже­ственные классы и социальные слои свободных и равноправных граждан в единую семью, вы­ступает как их подлинный политический пред­ставитель, как единственная правообразующая и правосанкционирующая сила. Такое государ­ство не допустит возникновения в обществе ка­ких бы то ни было сил, подавляющих свободу,



    инициативу и творчество трудящихся в любых сферах экономической, социальной, политиче­ской и культурной жизни. Возможность полной реализации гражданских конституционных норм оно подтверждает системой реальных со­циально-экономических отношений, а также усилением государственно-правовых гарантий.

    КПСС и Советское государство выдвигают дальнейшее укрепление законности, упрочение социалистического правопорядка как общего­сударственную, общепартийную задачу. Соци­алистическая законность, выражая волю наро­да, воплощает в себе завоевания социализма, надежно оберегает интересы государства, ох­раняет права граждан. В Советском Союзе значительное внимание уделяют не только со­вершенствованию форм разработки и приня­тия законов, но также и выработке системы обеспечения их точного выполнения всеми ор­ганизациями и гражданами. Генеральный сек­ретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев указывает: «Мало выработать хороший закон, мало его принять. Закон живет, действует лишь тогда, когда он исполняется. Он обязателен для всех, его должны соблюдать все без исключения, не­зависимо от положения, чина и ранга. Социа­листическая законность, правопорядок — осно­ва нормальной жизни общества, его граж­дане В последние годы в СССР осуществля­ется целая серия мероприятий по усилению пропаганды советских законов, всемерному повышению их авторитета, воспитанию совет­


    *  Л. Я. Бреисмез. Творчески решать новые задачи коммунистического строительства. сПрав да*, 13 июня 1970 г.


    3               Б. Федотов


    33



    ских граждан в духе уважения к закону, праву.

    Действия сил, поддерживающих законность и правопорядок внутри социалистических стран, направлены на обеспечение интересов и защиты прав широчайших масс трудящихся, эти силы не противостоят народу, а являются орудиями власти народа. Они используются в конечном счете самим народом в борьбе со всем чуждым трудящемуся человеку в общест­венной жизни, в борьбе с теми, кто субъектив­но или объективно выступает против интересов трудящегося большинства.

    В социалистических странах в отличие от капиталистических государств методами, обес­печивающими сплоченность народа и единство его действий, являются не методы насилия, по­давления, террора, а методы коммунистическо­го воспитания, убеждения, вовлечения широких масс трудящихся в управление государством, производством. Вооруженные силы, силы госу­дарственной безопасности не являются в социа­листических странах органами подавления на­родных масс, орудиями, направленными внутрь страны. Такую роль они играют в империали­стических государствах. При социализме эти органы государства своим острием направлены вовне страны, против империализма и агрессии, против главным образом внешних врагов. Ко­нечно, если внутренние враги трудящихся масс, социалистического общественного строя поднимают голову, начинают вредить социа­лизму, ставят тем самым под угрозу общест­венную безопасность, то эти силы приводятся в действие и против них.



    Любая оппозиция социалистическому строю в условиях острейшей борьбы двух противоположных систем на международной арене объективно на руку империализму. Да и непосредственно органы империалистических государств, его агенты, организации эмигран- тов-предателей тщательно выискивают антисо­циалистически настроенных лиц, пытаются вдохновить создание внутри социалистических стран контрреволюционного подполья. Подав­ление внутренних враждебных социализму эле­ментов осуществляется не против, а в защиту интересов широких масс народа. Как правило, к таким акциям социалистическому государ­ству в наше время приходится прибегать ис­ключительно редко. И всегда в подобных слу­чаях империалистическая печать, захлебываясь от ярости, обрушивает потоки клеветы на со­циализм, представляет это как нарушение де­мократических прав и свобод, пытаясь оправ­дать любыми путями всякого рода отщепенцев и враждебных социализму личностей.

    Переход к социализму означает ликвида­цию террора и репрессий против трудящихся и конец милитаризма. Устранение основ клас­совых и национальных антагонизмов ведет не только к социальному и национальному миру, к отношениям взаимопомощи и сотрудничест­ва, дружбы и братства между людьми внутри стран социализма, но и к международному миру. Принципы мирного сосуществования вы­текают из самой природы социалистического строя. Ликвидация частной собственности, экс­плуатации и угнетения создает основу мир­ных отношений. Классов, заинтересованных в



    войне против других государств и народов, при социализме нет и быть не может.

    Линия на мирное сосуществование со всеми государствами, независимо от социаль­ного строя, неизменно проводилась социалис­тическими странами, начиная с ленинского Декрета о мире. Борьбу против милитаризма, против несправедливых, захватнических войн, за мир между народами социализм провозгла­сил одной из главных целей международной политики и твердо проводит эту линию на практике.

    Курс на решительный отпор агрессии неиз­менно сочетается у социалистических стран с конструктивной линией на урегулирование на­зревших международных проблем, на поддер­жание нормальных отношений с государствами противоположной социальной системы. В от­личие от стран империализма в социалисти­ческих государствах проповедь вражды и не­нависти к другим народам является делом совершенно неестественным, а любая пропаган­да войны между народами — опасным преступ­лением. В Законе о защите мира, принятом Верховным Советом СССР в 1951 году, гово­рится, что «пропаганда войны... является тяг­чайшим преступлением против человечества...м, «лиц, виновных в пропаганде войны, пре­давать суду и судить как тяжких уголовных преступников».

    Всеобъемлющая Программа мира выдви­нута XXIV съездом КПСС. Принимаемые пар­тией меры по осуществлению этой программы, объединение вокруг нее всех сил, выступаю­щих за мир, их совместные решительные дейст­



    вия против любых империалистических аван­тюр заставляют империалистические государ­ства соблюдать принцип мирного сосущество­вания, в конечном итоге могут полностью устранить угрозу мировой войны.

    МОНОЛИТНОЕ ЕДИНСТВО

    И «ПЛЮРАЛИЗМ»

    Одним из основных положений империалистической концепции тоталитарного общества является утвержде­ние, что обязательным признаком демократии должна быть система двух или более полити­ческих партий в государстве, а «однопартий­ное» устройство изображается как отрицание демократии и проявление тоталитарной дикта­туры, партийное руководство противопостав­ляется, таким образом, народному суверени­тету.

    «Плюрализм» (многообразие) капитализ­ма противопоставляется «монолитизму» (еди­нообразию) советского строя в таких изданиях, как «Энциклопедия Британика», «Энциклопе­дия Американа», в шведском «Бониер сло­варе». В чем же состоит действительная роль политических партий в государствах противо­положных систем в наше время? Но вначале об определении понятия «политическая пар­тия».

    Под политическими партиями принято по­нимать в широком смысле наиболее организо­ванные и активные части общественных клас­сов. Выражая интересы своих классов или от­



    дельных социальных слоев, они руководят их политической борьбой. Политические партии исторически появились с возникновением клас­сов и развитием классовой борьбы. Однако как четко классовые политические организа­ции они полностью оформляются при капита­лизме.

    Буржуазные политические партии выра­жают коренные интересы класса капиталис­тов, который со временем становится все бо­лее реакционным. Это ударная сила монопо­листической буржуазии, используемая прежде всего против пролетариата, всех трудящихся. Главные усилия в своей деятельности партии крупного капитала направляют на сохранение политической власти в руках господствующего класса, на подавление революционного дви­жения трудящихся, на организацию травли коммунистических партий и других прогрессив­ных организаций. Они стремятся исключить влияние всех других партий на политику госу­дарства.

    Буржуазные партии в современных капита­листических странах выступают под различ­ными названиями: «национальные», «либе- ральныем, «демократические», «республикан- скием, «крестьянские», «социалистические» и многими другими. Названия партий мало свя­заны с содержанием их деятельности, а лишь вводят в заблуждение, обманывают народные массы.

    Различия в политике между буржуазными политическими партиями являются расхожде­ниями между однотипными в классовом отно­шении партиями, выступающими как полити­



    ческие фракции отдельных частей и социаль­ных групп одного н того же класса. Борьба между ними в основном ведется не вокруг принципиально различных политических про­грамм, а сводится к борьбе за право формиро­вать органы государственного управления из представителей той или иной партии. Вся их деятельность направлена на проведение успеш­ных для партии выборов на всех уровнях влас­ти, замещение наиболее влиятельных и доход­ных государственных должностей.

    В США, Англии и некоторых других капи­талистических странах длительное время су­ществуют и действуют двухпартийные системы, при которых у власти сменяют друг друга две буржуазные партии. Обе партии служат ко­ренным интересам монополий, но курс каждой отражает также в тот или иной момент разно­гласия среди монополистических группиро­вок и их спекуляции на настроениях избира­телей.

    Установленная многочисленными законами сложная система выдвижения и регистрации кандидатов и значительные финансовые рас­ходы, требующиеся для проведения избира­тельных кампаний, обеспечивают двум парти­ям крупного капитала монополию в политиче­ской жизни и практически эффективно устра­няют возможность сколько-нибудь успешной избирательной борьбы кандидатов какой-либо партии, неугодной монополистическому капи­талу.

    Структура двух основных американских буржуазных партий приспособлена к условиям избирательной и парламентской борьбы. Пе­



    ред президентскими выборами проводятся на­циональные съезды (конвенты), на которых вьн двигаются кандидаты в президенты и вице- президенты. Между конвентами текущую ра­боту проводит национальный комитет партии во главе с председателем. Ведущую роль в партиях играют политические дельцы (боссы), связанные с хозяевами монополий и государст­венными деятелями.

    Партии не имеют постоянных членов. Чле­ны партии вербуются во время избирательных кампаний функционерами (активистами). Функционеры объединены в клубы (ринги), которые ведут организационную и агитацион­ную работу. В период избирательных кампа­ний партии публикуют избирательные про­граммы, которые, как правило, после прихода к власти предаются полному забвению, ника­ких промежуточных или полных итогов их вы­полнения не подводится.

    В борьбе за места в конгрессе и право фор­мировать правительство в ходе избирательных кампаний конкурирующие партии применяют друг против друга самые грязные методы: клевету, провокации, шпионаж и т. п.

    Столкновения в борьбе за власть не ме­шают, однако, развертыванию процесса сти­рания граней между республиканской и демо­кратической партиями США. Сами американ­цы признают, что различить программы этих партий так же трудно, как стандартные кресла в конгрессе, на которых сидят демократы и республиканцы. Различия в названиях — лишь терминологический обман. Но чего другого и ждать, если избирательные кампании и демок­



    ратической и республиканской партий равным образом финансируют американские денеж­ные воротилы! Единая касса — единая поли­тика.

    Нередко одна и та же монополия финан­сирует одновременно избирательные кампании как республиканской, так и демократической партий. Так что независимо от того, какая пар­тия придет к власти, интересы монополий всегда надежно защищены и гарантированы.

    В условиях господства финансовой олигар­хии двухпартийная система в США не препят­ствует возникновению всевозможных полуфа­шистских организаций, создавая почву для установления в случае, если «демократиче­ские» методы окажутся неэффективными, от­крытой диктатуры наиболее реакционных, шо­винистических и империалистических элемен­тов финансового капитала.

    Очевидно, что многопартийность в капита­листических странах не может исключить то­талитарные тенденции в империалистическом государстве, ведь она призвана создать только иллюзию политической борьбы, замаскиро­вать «демократической» процедурой формиро­вания власти в условиях многопартийности безраздельную диктатуру крупной буржуазии.

    Вскрывая антинародную сущность двух­партийной системы США или многопартий­ных систем в других империалистических стра­нах, коммунисты не выступают тем самым против использования многопартийной систе­мы в политической организации общества во­обще.

    В условиях капитализма многопартийность



    не только объективно неизбежна, вследствие противоположности и резких различий в по­ложении н интересах классов, социальных слоев и групп, составляющих буржуазное об­щество, но и в определенной мере предпочти­тельнее однопартийности. Насильственное на­саждение однопартийности в буржуазном об­ществе, как правило, равнозначно сползанию к открытому фашизму, переходу к худшим об­разцам корпоративного государства.

    Было бы неправильно, однако, распростра­нять это на любую общественную систему. Та­кой подход был бы ненаучным, означал бы решение вопроса по форме, а не по существу. В социалистическом обществе другая эконо­мическая основа, новая социально-классовая структура, иные отношения между политиче­скими партиями. В этом обществе в зависимо­сти от социальных условий и конкретно-истори­ческого развития одинаково прогрессивными могут быть как многопартийность, так и одно- партийность. Дело не в форме, к чему стремятся все свести при рассмотрении данного вопроса идеологи капитализма, а в том, интересы боль­шинства или меньшинства та или иная систе­ма политических партий выражает, руководст­ву какого класса общества служит.

    Вопреки утверждениям идеологов империа­лизма, социалистические отношения не обус­лавливают с железной необходимостью одно- партийность государственного строя. Неправ­да, что будто коммунисты после прихода к вла­сти всегда и во всех случаях хотят установить «однопартийную диктатуру», разогнав все остальные демократические партии.



    Советская система, например, вначале складывалась как многопартийная. Некоторое время даже Совет Народных Комиссаров яв­лялся многопартийным социалистическим правительством. Ленинская партия была сво­бодной от сектантской непримиримости к массовым мелкобуржуазным партиям. Ком­мунисты готовы были включить организован­ную мелкобуржуазную демократию в совет­скую политическую систему в интересах борьбы за социалистическое преобразование страны.

    Меньшевики, эсеры и другие мелкобуржу­азные партии сошли с политической арены в результате того, что они отказались сотруд­ничать с большевиками, встали на путь от­крытой борьбы против Советской власти и массы отвернулись от них. После этого они перестали представлять какие-либо слои тру­дового народа и превратились из политических течений в группки авантюристов. Многопар­тийность в Советской стране исчезла, таким образом, не в результате насилия. Развитие классовой борьбы в своеобразных условиях привело к возникновению однопартийной си­стемы в СССР.

    В ряде социалистических стран историче­ское развитие также вело к формированию однопартийных систем. В Югославии полити­ческая система возникла сразу как однопар­тийная. В Венгрии до 1948 года было не­сколько партий, но затем развитие привело к оформлению однопартийной системы. После провала попытки контрреволюции реакцион­ные партии распались, и утвердилась оконча­



    тельно однопартийная система. В Румынии в начальный период социалистических преобра­зований также было несколько политических партий, но постепенно мелкобуржуазные пар­тии сошли с политической арены, и возникла однопартийная система.

    Иначе сложились отношения рабочих пар­тий с партиями остальных трудящихся классов в ГДР, НРБ, ПНР, ЧССР. Политические си­стемы в этих странах складывались на базе Народных (Национальных) фронтов, в кото­рых под руководством коммунистических и ра­бочих партий объединялись на общей плат­форме борьбы против фашизма, империализма, за демократию и национальную независимость представители различных, в том числе и не­пролетарских, партий.

    Многие из этих партий, очистив свои ряды от антинародных элементов, в дальнейшем восприняли программу строительства социа­лизма. Вследствие этого в указанных странах были в переходный период и сохранились в настоящее время многопартийные системы. Предусматривается представительство партий­ных фракций в парламентах и правительствах. Проводится принцип сотрудничества партий, и возможна политика блока партий.

    Понятно, что успешное функционирование многопартийной системы в интересах трудя­щихся масс возможно лишь при сохранении коммунистической партии как руководящей и направляющей силы общества, а не растворе­ние ее в той или иной форме объединения пар­тий. Политические партии самостоятельны в организационном отношении, имеют свои



    программы, свой партийный аппарат, свои фракции в местных органах и парламентах. Они добровольно признают руководящую роль коммунистической партии. Эти партии — со­юзники коммунистов и участвуют под руко­водством компартий в управлении общест­вом.

    Идеологи империализма изо всех сил ста­раются доказать, что при руководящей роли компартии в обществе политическая много­партийность теряет всякий смысл, что руково­дящая роль коммунистической партии в социа­листическом обществе противоречит демокра­тии. В основе этого лживого утверждения лежит посылка о противостоянии в социали­стическом обществе большинства народа ли­нии компартии, о насильственном осуществле­нии «коммунистической доктрины» в социали­стических странах.

    Империалистические идеологи усиленно пытаются через праворевизионистские элемен­ты протолкнуть в социалистическое общество различного рода «модели социализма», в ко­торых коммунистические партии были бы «от­делены от власти», а государственная жизнь включала бы «элементы соревнования за власть» и строилась бы на «свободной игре политических сил с участием оппозиционных партий».

    Особая ставка в пропаганде делается на отрыв рабочего класса от правящих компар­тий.

    Проводится идея о «противостоянии» и «перманентном» конфликте рабочих масс и коммунистических партий в социалистических



    странах. Правый ревизионист Светозар Стоя- нович пытается представить ключевой пробле­мой социализма рабочее самоуправление на фабриках и заводах. Он пишет: «Не может быть социализма без интегрального общест­венного самоуправления, ядро которого обра­зует рабочий совет».

    В социалистических странах не только не отрицается, но и все делается для максималь­ного привлечения рабочих, всех трудящихся к участию в управлении производством. Од­нако трудящиеся массы социалистических стран давно уже на собственном опыте убе­дились в том, что именно под руководством коммунистических и рабочих партий в социа­листическом обществе и осуществляются наи­более эффективно воля и интересы трудяще­гося большинства как в целом в обществе, так и на отдельных заводах, фабриках, стройках, любых предприятиях.

    В чем гарантии того, что деятельность ком­мунистической партии как руководящей силы всегда максимально возможно обеспечивает совпадение политики государства с объектив­ными потребностями и волей рабочего класса, трудящихся масс?

    Коммунистическая партия — это организа­ция, в которой исключена возможность приня­тия произвольных, необоснованных решений как механическим большинством, так и бес­контрольным меньшинством. Партия разраба­тывает политический курс, социально-эконо­мические программы на базе марксизма-лени- низма, выражающего научно-коренные, пер­спективные интересы большинства народа, ее



    политика подвержена, таким образом, конт­ролю научной теорией.

    Второй основной гарантией, обеспечиваю­щей выражение в партийной политике объек­тивных интересов народа, является социальный состав партии как партии трудящихся, преж­де всего рабочей партии. Коммунистическую партию в связи с этим в социальном плане нужно рассматривать как часть трудовых масс. Важным показателем единства КПСС с советским народом является сосредоточение 73 процентов всего ее состава непосредственно в различных сферах материального производ­ства. Это передовая, организованная и наибо­лее сознательная часть тружеников.

    Проводя политику регулирования соци­ального состава, Коммунистическая партия способствует своему функционированию преж­де всего как рабочей партии. В КПСС в на­стоящее время рабочих—40,1 процента, кол­хозников — 15,1, служащих — 44,8 процента. Большинство коммунистов-служащих — это инженеры, агрономы, другие специалисты, не­посредственно занятые вместе с рабочими и колхозниками в материальном производ­стве.

    Третьей гарантией, обеспечивающей совпа­дение политики партии с волей народа, явля­ется то, что партийная политика формируется и осуществляется открыто, при строгом соблю­дении ленинских норм партийной жизни, прин­ципов партийной демократии, свободы крити­ки и самокритики. Механизм внутрипартийной демократии предотвращает принятие незре­лых, необоснованных решений. 4:...Все дела



    партии ведут,— писал В. И. Ленин,— прямо или через представителей, все члены партии, на равных правах и без всякого исключения; причем все должностные лица, все руководя­щие коллегии, все учреждения партии — вы­борные, подотчетные, сменяемые* *.

    Правильность, научность политического курса достигается, таким образом, не только подходом к руководству обществом с позиций научной теории марксизма-ленинизма и тру­довым социальным составом партии, но и внут­рипартийной демократией, позволяющей через сопоставление точек зрения избегать ошибок как в трактовке теории, так и в оценке объек­тивных условий и факторов. Коммунистиче­ская партия в связи с этим воплощает прооб­раз народного коммунистического самоуправ­ления.

    Политический курс партии выверяется так­же непосредственно через отношение к нему рабочего класса, народных масс. В. И. Ленин требовал, чтобы партия опиралась на коллек­тивный опыт и разум трудящихся, не только учила массы, но и училась у масс. «Оживлять Советы, привлекать беспартийных, проверять беспартийными работу партийных,— писал В. И. Ленин,— вот это абсолютно верно. Вот где работы гьлд. Непочатый угол ра­боты* з.

    Партия, делая свою политику на глазах народа, постоянно подвергается контролю его собственным опытом. Этот контроль народа



    является четвертой основной гарантией совпа­дения курса партии с интересами и волей тру­дящихся масс.

    Буржуазные пропагандисты, извращая ме­тоды партийного руководства, приписывают Коммунистической партии несвойственные ей административные функции. В действительно­сти ее политика осуществляется всеми обще­ственными и государственными организациями не по приказам и распоряжениям. Линия КПСС проводится 379 тысячами ее первичных организаций и воспринимается всеми другими советскими организациями и коллектива­ми трудящихся сознательно, на основе убеж­дения.

    Коммунистическая партия разрабатывает политический курс, разъясняет свою политику народным массам, убеждает их в ее правиль­ности, добивается поддержки. Трудящиеся во главе с партией осуществляют эту политику, проверяют на собственном опыте. Рабочий класс, трудовой народ воспринимают как есте­ственное, что политика партии — их политика, в ней выражение их собственной воли.

    Руководящая роль партии в функциониро­вании социалистической демократии — объек­тивная закономерность. Без всесторонне обос­нованной с позиций марксизма-ленинизма по­литики Коммунистической партии демократия для трудящихся может быть только формаль­ной. Возрастание роли и значения Коммуни­стической партии не только не противоречит, но и составляет необходимое условие укрепле­ния и развития подлинной демократии трудя­щихся масс.


    4         Б. Федотов



    ПРАВО НА СЛУЖБЕ МОНОПОЛИЙ


    О попытках как-то аргументиро- « вать свою концепцию тотали­тарного общества буржуазные идеологи ши­роко распространяют миф, что в социалистиче­ских государствах «боятся демократии», «вся­чески ее ограничивают». В то же время совре­менный капиталистический мир представляет­ся как «воплощение идей демократии и сво­боды».

    Западная пропаганда назойливо исполь­зует слова «демократия» и «свобода» в каче­стве ширмы, за которой пытается скрыть ис­тинное положение дел в капиталистическом мире, и в качестве агрессивного оружия для наступления на умы и души политически малоразвитых людей, и в качестве средства проникновения в социалистические страны.

    За «демократию» как за якорь спасения империализма уцепились не только предста­вители либерально-буржуазных течений, но н самые реакционные силы в современном мире.

    Демократами, апостолами свободы счи­тают себя и лидер американской нацистской партии Рокуэлл, и главный профсоюзный босс СЩА Джордж Мини, и принадлежащий к правому крылу республиканской партии Барри Голдуотер; в числе «истинных» демократов значатся связанные с неонацизмом лидер за­падногерманских ультра Иозеф Штраус, реак­ционный газетный магнат Шпрингер. И даже палач чилийского народа, главарь военно-фа­шистской хунты Аугусто Пиночет объявил



    себя борцом за демократию. Заботой о демо­кратии прикрывают карательные экспедиции, экономическую экспансию, темные дела ЦРУ в Камбодже, агрессию сионизма на Ближнем Востоке.

    Что же является наиболее характерным для демократического устройства государства в формально-юридическом плане вообще? Как действительно обстоят дела с демократией в противоположных системах?

    Для демократии как формы государства и государственного правления в формально-юри­дическом смысле характерны определенные черты. В. И. Ленин так сформулировал три основных признака формальной демократии вообще: <к...а) равенство всех граждан перед законом... Р) политическая свобода для всех граждан... у) решение по большинству всех граждан...» *.

    Может ли хоть одно современное империа­листическое государство фактами доказать, что все вот эти, пусть даже формальные, приз­наки демократии ему присущи? Конечно, нет. Современная буржуазная демократия не спо­собна и не обеспечивает всем гражданам рав­ноправия и политических свобод. Даже в самых что ни на есть «демократических» бур­жуазных государствах существуют ограниче­ния прав тех или иных групп населения. Версия о равенстве перед законом граждан буржуазных государств является лживой.

    Значительные массы людей устраняются от участия в политической жизни в результате



    различных оговорок в конституциях, законах о гражданских правах. Эти оговорки относятся, конечно, прежде всего к трудящимся классам и социальным слоям, национальным и расовым меньшинствам, различным религиозным груп­пам, женщинам, молодежи и т. д.

    Проявления в буржуазной демократии по­литического неравноправия,ограничений граж­данских свобод и участия трудящихся в по­литической жизни стран «свободного мира» весьма многообразны.

    Подвергаются, например, жесточайшему гнету и уже многие годы борются за равно­правие 25 миллионов американских негров. В богатейшей капиталистической стране они живут в ужасающих условиях. Уровень без­работицы среди негров составляет 12 процен­тов. Заработная плата работающих в 2—3 раза ниже, чем у белых. Четыре из каждых пяти семей вынуждены просить подаяния в виде «общественной помощи». Очень высок среди негров уровень детской смертности, не­доедания, правонарушений несовершеннолет­них и прочих социальных явлений, сопутствую­щих нищете.

    Не удовлетворяются элементарные потреб­ности американских негров в образовании и жилье. Политика сегрегации и дискриминации привела к возникновению трущобных райо­нов — негритянских гетто. Только в Нью-Йорке насчитывается 26 таких районов бедноты.

    Негритянский народ подвергается жестокой дискриминации в политической жизни. Во многих штатах местные власти проводят анти- негритянскую политику, против негров дейст­



    вуют террористические организации белых ра­систов куклуксклановского типа.

    Несмотря на принятый в США закон о гражданских правах, предоставивший неграм избирательные права, в результате всевозмож­ных ограничений по штатным законам в выбо­рах президента и конгресса в 1972 году смогли участвовать менее 30 процентов от общего ко­личества негритянского населения, имеющего право голоса. Это одна из причин того, что в сенате американского конгресса из 100 сена­торов лишь один негр — Эдвард Брук. Это единственный негр-сенатор за последние 85 лет.

    Режим жестокой дискриминации в поли­тической и социально-экономической жизни распространяется в США кроме негритянского населения также на индейцев, мексиканцев, пуэрториканцев и другие народы.

    Проблема национального равноправия не решена и в отношении к национальным мень­шинствам — выходцам из развитых стран. Дискриминации в США подвергаются амери­канцы итальянского происхождения. Широкое распространение получил антисемитизм. Зна­чительное экономическое и социальное нера­венство существует в Канаде между канад­цами английского и французского происхож­дения. Не решен национальный вопрос даже в формально-правовом отношении в Бельгии и Великобритании. Национальный гнет господ­ствует в Израиле. Этот гнет распространяется не только на арабов, но и на евреев, выходцев из стран Африки и Азии. В капиталистическом мире имеются такие государства, которые



    воинствующий расизм положили в основу всей своей официальной политики (ЮАР, Южная Родезия).

    Попираются права граждан в империали­стических странах и по религиозному при­знаку. Религиозная нетерпимость в католиче­ских странах к протестантам, а в протестант­ских к католикам — это обычное дело. Слепое стремление к религиозному конформизму тесно связано с террором и расправами на почве религиозной вражды.

    Наиболее ярким примером политики рели­гиозного конформизма является политика Анг­лии в отношении католического меньшинства Северной Ирландии. Католики Ольстера — преимущественно трудовое, рабочее населе­ние— испытывают режим организованного на­силия, чудовищных злоупотреблений, открытой дискриминации. Ирландцы-католики ущемля­ются при найме на работу, ниже оплачиваются, ограничиваются их избирательные права. В ус­ловиях двойного социально-экономического гнета и эксплуатации — со стороны британ­ского империализма и местной буржуазии — проявилось справедливое стремление вырвать­ся из порабощения протестантской Англии и сблизиться с Ирландской республикой.

    Империалистическая Англия ответила на это посылкой для «поддержания законности и порядка» своих войск. Более чем четырехго­дичная военная оккупация Ольстера погрузила его в беспросветный мрак беззакония, военных репрессий, массовых облав, пыток заключен­ных. Под прикрытием солдат оккупационного корпуса развернулась террористическая дея­



    тельность протестантских экстремистских ор­ганизаций против трудящихся-католиков. Число убитых превысило уже 1000 человек. Последующие события в Северной Ирландии со всей очевидностью показали, что и новое лейбористское правительство Англии намерено продолжать в Ольстере в основном тот же курс, что и консерваторы.

    В угнетенном положении в капиталистиче­ских странах находятся трудящиеся женщины. В. И. Ленин в статье «Международный день работниц» еще в 1921 году писал: «...Женская половина рода человеческого при капитализме угнетена вдвойне. Работница и крестьянка угнетены капиталом и сверх того они даже в самых демократических из буржуазных рес­публик остаются, во-первых, неполноправными, ибо равенства с мужчинами закон им не дает; во-вторых,— и это главное — они остаются в «домашнем рабстве», «домашними рабынями», будучи задавлены самой мелкой, самой чер­ной, самой тяжелой, самой отупляющей чело­века работой кухни и вообще одиночного до­машне-семейного хозяйства» *.

    С тех пор положение женщины-работницы в капиталистическом обществе значительно не изменилось. Продолжает существовать систе­ма унижающего неравенства в производстве, при найме на работу и оплате труда, в получе­нии профессиональной подготовки и квали­фикации, в общественной и культурной жизни.

    За равный труд женщины и в настоящее



    время получают намного меньше, чем мужчи­ны: в США—58 процентов заработной платы мужчин, в Англии — 60, во Франции — 62, в Норвегии — 64, в Швейцарии — 65, в Шве­ции — 70 процентов.

    В США целый ряд федеральных законов и законов штатов не освобождает американок, составляющих 51 процент населения, от позор­ной дискриминации. Многочисленные законы ограничивают права женщин на труд, образо­вание, социальное обеспечение и владение собственностью. Уровень безработицы среди женщин почти вдвое превышает уровень без­работицы среди мужчин. Немногим американ­ским женщинам удается стать специалистами. В США, Японии и Англии число студенток тех­нических вузов от всех студентов этих вузов не составляет и 1 процента.

    Ведущие посты в правительственном аппа­рате США также занимают мужчины. Из 10 тысяч главных федеральных постов только 150 занимают женщины, или всего 1,5 про­цента. В Англии из каждых 20 руководящих работников — 1 женщина, а в отдельных стра­нах в промышленности это соотношение со­ставляет 1 100.

    В парламентах капиталистических стран женщины представлены очень слабо. В кон­грессе США их всего 11, в палате общин пар­ламента Великобритании — 26, во француз­ском парламенте— 12, в бундестаге ФРГ—31.

    В последнее время резко активизировалось женское движение в США за равноправие. В августе 1970 года палата представителей американского конгресса одобрила поправку



    к конституции, ставящую своей целью обеспе­чение равных прав для женщин. Эта поправка была внесена в конгресс еще 47 лет назад и в течение полувека находилась в стадии рас­смотрения. Однако и после одобрения пала­той представителей до вступления в силу этой поправки по-прежнему далеко. Ведь она дол­жна еще быть ратифицирована сенатом кон­гресса и законодательными собраниями шта­тов, а на это потребуются многие годы.

    Распространенной в капиталистических странах является дискриминация молодежи. При среднем уровне безработицы в США, со­ставляющем 6,1 процента от всего занятого населения, безработица среди молодежи до­стигает 17,5 процента. Среди более 2 миллио­нов молодых безработных в США сотни ты­сяч — выпускники вузов с дипломами.

    Существуют многочисленные ограничения прав молодежи в политической жизни. В ряде стран право голоса на выборах получают граждане не моложе 23 лет, а в некото­рых и того старше. Существуют возрастные барьеры, не допускающие молодежь в пар­ламенты.

    В большинстве капиталистических стран в нижнюю палату парламента не могут изби­раться лица моложе 25 лет. В верхнюю палату необходим возраст еще выше: в США — 30 лет; во Франции, Мексике — 35; в Бельгии, Италии, Турции — 40 лет.

    Молодежь выражает глубокое недовольство буржуазным обществом. Во время массового опроса молодежи в Японии в апреле 1971 года большинство обвинило капитализм в «отсутст­



    вии справедливости», «слишком большом раз­личии в положении богачей и бедняков», «без­различии к мнению молодежи».

    Протесты против социального гнета и уду­шающей духовной атмосферы общества монополистического капитализма со стороны молодежи принимают самые различные фор­мы— от попыток полного отхода от социаль­ной жизни до открытой борьбы.

    Пассивные формы протеста выражают ан­тисоциальные течения типа «хиппи». Широкое распространение среди молодежи получили алкоголизм и наркомания. Из 40 миллионов алкоголиков и 20 миллионов наркоманов, заре­гистрированных в капиталистических странах, значительную часть составляет молодежь. Из почти миллиона ежегодных самоубийств, про­исходящих в мире капитала, около 25 процен­тов приходится на долю молодых людей.

    Однако большая часть молодежи, особенно рабочая молодежь, активно включается в активную борьбу против гнета монополистиче­ского капитализма. Вместе с рабочим классом участвует в экономической борьбе и в полити­ческих стачках учащаяся молодежь Франции, Италии, ФРГ, Англии, Японии и Северной Америки.

    Ограниченность буржуазной демократии ярко проявляется и в том, что избирательное право является в современных капиталистиче­ских странах далеко не всеобщим. Всевозмож­ные ограничительные цензы (оседлости, гра­мотности, имущественные и т. д.) лишают права голоса на выборах органов власти де­сятки миллионов трудящихся. Только по обра­



    зовательному цензу теряют право участво­вать в выборах от 70 до 80 процентов граждан Латинской Америки.

    В США регистрация избирателей в ряде штатов сопровождается проверкой грамотно­сти в письменной форме. Кандидат в избира­тели должен доказать, что обладает суммой элементарных знаний. Грамотными считаются имеющие шестиклассное образование. Однако многие американцы (главным образом из бед­ных семей) не проучились шести лет, а около 8,3 миллиона взрослых американцев вообще неграмотны.

    В ряде капиталистических стран существует ценз оседлости, требующий прожить определен­ный срок на одном месте. В Канаде этот срок равняется, например, одному году, а в Ирлан­дской республике — пяти годам. В США, где мобильность населения очень велика, за счет штатного ценза оседлости лишаются права го­лоса миллионы трудящихся. Точно так же се­зонные рабочие и безработные, совершающие переезды в поисках работы, оказываются вне участия в выборах.

    Многие обездоленные труженики выезжают за границу. Гонимые судьбой, они устремля­ются в государства с более благоприятной экономической конъюнктурой, не считаясь с тем, что там становятся гражданами второго сорта, лишаются практически всех граждан­ских прав. В странах Западной Европы в 1970 году их насчитывалось свыше 8 миллио­нов человек, в том числе во Франции — 3,5 мил­лиона, в ФРГ — 2, в Швейцарии — 1 миллион. Особенно много выезжает ежегодно за гра­



    ницу рабочих из Италии—1,7 миллиона, из Испании —2 миллиона.

    Ни в одной капиталистической стране в настоящее время право голоса не предостав­ляется иностранным рабочим. Во Франции, например, даже и после получения граждан­ства необходимо прожить в стране пять лет, чтобы получить право участвовать в выборах. Вообще цензов, ограничивающих избиратель­ное право, в странах капитализма великое множество. В Дании и Швейцарии, например, не имеют права голоса лица, содержащиеся за счет общественных средств, во Франции и Ли­ване — объявленные несостоятельными долж­никами или банкротами, в Иране — нищие, в Бразилии и Турции — военнослужащие, в Лао­се — члены религиозных орденов и студенты и т. д.

    Империалистические государства в послед­ние годы усиливают попытки ограничить, уре­зать, а то и полностью ликвидировать право трудящихся на забастовки, стремятся поста­вить под полный контроль деятельность проф­союзов через систему принудительного госу­дарственного арбитража в конфликтах между предпринимателями и рабочими, а также через развитие объединенных консультативных ко­митетов предпринимателей и рабочих. Совер­шенствуется антизабастовочное и антипрофсо­юзное законодательство. Профсоюзы обвиня­ются в политике «социального эгоизма», и под прикрытием этих нападок развертывается наступление на их права. Жестокие антипроф­союзные мероприятия проводились в последние годы в США, Англии, Ирландии.



    В США принят ряд законов о праве прави­тельства выносить постановления об отсрочке и даже полном запрещении забастовок. Газета американских коммунистов «Дейли уорлд» характеризует их как «самое массированное после 30-х годов наступление монополий и го­сударства на рабочий класс». Под предлогом борьбы с инфляцией и для спасения доллара правительство США летом 1971 года лишило американские профсоюзы права бороться за повышение заработной платы трудящихся. Лю­бую забастовку правительство может признать незаконной и через суд наложить крупный штраф на соответствующий профсоюз. Многие заводы монополий милитаризованы, в них за­прещена всякая деятельность профсоюзов, ра­бочие принимаются на работу только после проверки ФБР их лояльности.

    В августе 1971 года правительству Англии удалось протащить через парламент закон об отношениях в промышленности, который пред­усматривает регистрацию профсоюзов в спе­циальном государственном органе надзора и запрещение забастовок под угрозой штрафа. Используя его, правительство консерваторов объявило вне закона «неофициальные» стачки, составляющие около 90 процентов всех заба­стовок. Предпринимателям предоставлено право взыскивать с профсоюзов убытки, поне­сенные ими вследствие забастовок и других действий профсоюзов.

    Развернув широкое наступление на профсоюзные права трудящихся, правящие круги империалистических стран стремятся включить в государственную систему, полностью лишить



    самостоятельности и подчинить правительству профсоюзы, подобно корпоративным фашист­ским государствам Испании, Парагвая, Чили.

    Жизнь показывает, что в странах современ­ного капитализма не может быть более или менее полной демократии для трудящихся даже по форме. В эпоху империализма реак­ционные круги монополистической буржуазии стремятся к уничтожению даже самых эле­ментарных прав и свобод трудящихся.

    Американская администрация признала недавно, что за последние годы правительст­венные органы США «накопили огромный объем информации личного характера» об аме­риканских гражданах. С помощью более чем 7 тысяч принадлежащих правительству элек­тронно-вычислительных машин сейчас собраны сведения, касающиеся 150 миллионов амери­канцев. Это создает «возможность злоупотреб­лений против американских граждан». Сущест­вует множество свидетельств того, что личные права американцев не защищены от таких злоупотреблений.

    Администрация США признала, что «сбор информации личного характера о гражданах США всегда будет необходим» и что предпола­гаемые правительством меры имеют в виду лишь установление «разумных пределов» ее использования.

    Полнота гражданских прав и политических свобод для широких масс народа возможна лишь в социалистическом обществе, в котором государство находится в руках трудящихся, руководимых рабочим классом и его парти­ей. Именно полнота социалистической демо­



    кратии, богатство используемых демократиче­ских форм, норм и методов прежде всего и бросается в глаза при ее сравнении с ограни­ченной и куцей буржуазной демократией.

    Переход к социалистической демократии не означал отмену выработанных человечеством до возникновения социалистических государств демократических институтов, гражданских прав и политических свобод. Подавляющее большинство демократических форм сохраня­ется и служит в новом обществе трудовому на­роду. При этом отменяются всевозможные ог­раничения, содержавшиеся в них для трудя­щихся в прошлом. Традиционные демократиче­ские формы наполняются при социализме но­вым социально-политическим содержанием.

    Неотъемлемой частью социалистического государственного права и нормой жизни явля­ются свобода слова, свобода печати, свобода собраний и митингов, свобода уличных шествий и демонстраций, свобода граждан объеди­няться в общественные организации. Социали­стическое государство провозглашает и охра­няет личные права граждан: неприкосновен­ность личности, неприкосновенность жилища, тайну переписки и др.

    Творчеством народных масс в условиях со­циализма демократия дополняется множест­вом новых методов и утверждает такие не­свойственные буржуазному законодательству права трудящихся, как право на труд, отдых, образование, материальное обеспечение в ста­рости, в случае болезни и потери трудоспо­собности, право на бесплатную медицинскую помощь.



    В то же время в социалистическом государ­стве нет и не может быть законов, которые бы ограничивали права или давали преимущества по расовому или национальному признаку, нарушали бы равноправие женщин, дискрими­нировали бы в гражданских правах молодежь или какие-либо другие социальные группы и категории.

    В многонациональном Советском социали­стическом государстве нет места методам гос­подства и подавления слабых народов силь­ными. Все нации и народности получили воз­можности всестороннего социального и духов­ного развития. Одновременно растет интерна­циональное сознание. Все большее значение приобретают общие, интернациональные черты в духовном облике социалистических наций и вместе с тем — лучшие национальные тради­ции, обогащающиеся интернациональным опы­том народов.

    В СССР нет и не может быть расового и национального гнета; 130 наций, народностей и национальных групп проживает в нем без ка­ких-либо признаков неприязни. Многонацио­нальное Советское государство создает более широкую основу для экономического развития и духовного расцвета наций. В сотни раз уве­личился объем промышленного производства за годы Советской власти в ранее отсталых национальных районах. Более чем 40 народов обрели письменность на родном языке. На 140 языках издаются в настоящее время со­ветские книги, газеты, журналы. Все это начи­сто опровергает буржуазную версию «о руси­фикации нерусских народов».



    Подлинно братские отношения дружбы, сотрудничества и взаимопомощи развиваются не только внутри каждой социалистической страны между классами, социальными слоями, нациями, народностями, всеми гражданами, но и между свободными и суверенными наро­дами стран социализма. В отношениях между социалистическими странами нет места по­давлению и подчинению одних другими, они независимые и равноправные государства.

    Сотрудничество между социалистическими странами подтверждает, что такие отношении могут строиться только между народами, ко­торые положили конец эксплуатации чело­века человеком, ликвидировали господство империалистических эксплуататоров и в ре­зультате революционной перестройки общества перешли к социализму.

    В контактах с несоциалистическими госу­дарствами социалистические страны также стремятся к равноправным и дружественным отношениям. Социалистические государства оказывают огромную бескорыстную экономи­ческую помощь развитию освободившихся от колониализма стран Азии, Африки и Латин­ской Америки, поддерживают их самостоятель­ность политически. Эти отношения свободны от любых признаков диктата или опеки, они основываются на принципах равенства, взаим­ного уважения, независимости, суверенитета и сотрудничества.

    Последовательно проводя ленинскую на­циональную политику внутри страны и в меж­дународных отношениях, КПСС и Советское государство решительно продолжают также


    б Б. Федотов


    65



    свой курс на укрепление социального равен­ства в советском обществе.

    В период развитого социалистического об­щества много делается для дальнейшего улуч­шения условий труда женщин и одновременно облегчения их домашней работы, создания все более благоприятной обстановки для воспита­ния детей, отдыха, учебы, приобщения к бла­гам культуры, расширения возможностей уча­стия в общественной жизни.

    В СССР только в последние годы осуществ­лен ряд мероприятий, направленных на улуч­шение положения женщин: порядок предостав­ления отпусков по беременности с сохране­нием заработной платы распространен на кол­хозниц, установлены дополнительные денеж­ные пособия на детей, значительно расширена сеть яслей и детских садов, в больших разме­рах увеличена сеть предприятий бытового обслуживания и многое другое.

    Новым ярким примером заботы социали­стического государства о женщине явилось принятое Советским правительством летом 1973 года постановление, которым установ­лены дополнительные экономические и соци­альные льготы для работающих женщин-мате- рей, предусмотрены более благоприятные ус­ловия ухода за детьми, их воспитания.

    Практически все дети дошкольного возра­ста в социалистических странах имеют воз­можность воспитываться в одинаковых усло­виях в дошкольных учреждениях. В СССР в 1973 году детские ясли и сады посещало около 11 миллионов ребят. Все дети школьного возраста учатся в общеобразовательной школе.



    На основе решений XXIV съезда КПСС в те­кущей пятилетке (1971—1975 гг.) в СССР завершается переход на всеобщее среднее об­разование.

    Молодежь имеет широкие возможности по­лучения специального и высшего образования. Только в 1972 году высшая и средняя специ­альная школа СССР выпустила около 1 мил­лиона 800 тысяч специалистов. Среди них около 700 тысяч специалистов высшей квали­фикации. Им на смену в 1972 году в универ­ситеты и институты пришло около 1 миллиона первокурсников. Всего в СССР в 1972 году было свыше 5,2 миллиона студентов вуза, а к 1980 году их будет уже 8 миллионов.

    В социалистических странах нет проблемы трудоустройства молодежи. Вступающие в трудовую жизнь получают работу в соответ­ствии со своими желаниями.

    Юноши и девушки социалистического го­сударства имеют равные реальные возможно­сти и права со всеми другими возрастными категориями для активного участия в любых сферах общественной и политической жизни общества. Более 500 тысяч юношей и девушек в Советском Союзе являются депутатами Со­ветов. Послё XXIV съезда партии 2200 тысяч из числа работающей и учащейся молодежи приняты в члены КПСС. Многие ответственные посты и должности занимают в СССР молодые люди.

    Таким образом, социалистическая демокра­тия дает несравненно больше политических прав и свобод народным массам, чем самая широкая, по буржуазным понятиям, демо­



    кратия в любой современной капиталистиче­ской стране. Важнейшими признаками демо­кратии развитого социалистического общества является полное равноправие всех граждан, всеобщие политические свободы.


    ДЕМОКРАТИЯ ПОДЛИННАЯ И ФИКТИВНАЯ

    Такое же значение для трудящихся современных капитали­стических стран имеют провозглашенные зако­нами политические права граждан на участие в управлении государством?

    Еще К. Маркс и Ф. Энгельс подвергли бур­жуазный демократизм всестороннему анализу, вскрыли его фиктивный характер. Они по­казали, что демократия может быть формаль­ной или фактической в зависимости от того, выражают ли юридические, правовые формы реальные отношения, фактическое положение людей в жизни или делают их равными только в праве. Для буржуазной демократии харак­терна постановка вопроса лишь о формаль­ном, т. е. правовом, равенстве какой-то части граждан государства. Буржуазное равенст­во— это равенство в законе фактически не­равных во всех отношениях (экономическом, социальном, культурном и т. д.) граждан.

    Последовательно и глубоко вскрывал фор­мальный характер буржуазной демократии В. И. Ленин. Он указывал, что демократию нельзя рассматривать отдельно от общества, в котором она провозглашается. Демократия, по



    В. И. Ленину, является продуктом взаимо­действий, производным общества. Как метод выявления «общественной воли» и представле­ние о необходимой политической организации общества она не что-то самостоятельное, а «служит, в конечном счете, производству и определяется, в конечном счете, производст­венными отношениями данного общества» *.

    Современная буржуазная демократия по­рождена эксплуататорскими и угнетатель­скими отношениями империализма и обслу­живает его нужды. В условиях господства монополистического капитала не может быть реального участия трудящихся масс в управ­лении государством.

    Империалистическое государство стре­мится к ограничению демократии в основном формальными выборами. Пропагандистская же машина монополий и буржуазного го­сударства прилагает огромные усилия, чтобы рекламировать проходящие в капиталистиче­ских странах выборы как якобы представля­ющие всем равные возможности избирать и быть избранными. В действительности, од­нако, за ширмой этих «свободных» выборов всегда действуют подлинные экономические и политические силы, дирижирующие избира­тельным спектаклем.

    Американские монополии вложили в 1970 году в избирательную кампанию сотни миллионов долларов. По подсчетам службы Харриса, избрание в палату представителей в 1970 году обходилось в среднем в 250 ты­



    сяч долларов, в сенат — в 5 миллионов дол­ларов.

    На президентских выборах в США реаль­но борются в наше время за выдвижение своих кандидатур только лица, поддержива­емые крупнейшими монополиями. Многое из­менилось в США с тех пор, когда Авраам Линкольн после своего избрания президентом потратил лишь 75 центов на бочку пива для угощения избирателей. В настоящее время расходы только на выдвижение кандидатуры в президенты, как пишет сама американская пе< чать, обходятся в Ю миллионов долларов, а борьба с соперниками и прохождение в прези­денты еще в 30 миллионов долларов.

    Усилиями безудержной рекламы, ажиота­жа, подкупа и давления результаты выборов фальсифицируются. Прибегая к репрессиям, обману избирателей, подтасовке бюллетеней, правящие круги подбирают угодный монопо­лиям состав парламента. Применительно к со­временным парламентским выборам в импе­риалистических странах еще более, чем рань­ше, справедливо высказывание К. Маркса, что для трудящегося человека они представляют лишь возможность «один раз в три или в шесть лет решать, какой член господствующего клас­са должен представлять и подавлять народ в парламенте...» *.

    «Клубом состоятельных джентльменов» называют в США простые граждане страны американский конгресс. Среди 535 его членов нет ни одного рабочего, ни одного фермера,



    хотя 83 процента населения составляют наем­ные работники и большинство из них имеют право избирать и быть избранными. В кон­грессе заседает 200 банкиров, бизнесменов, крупных землевладельцев и плантаторов. Все они, как правило, миллионеры. Кроме них в конгрессе еще ЗЮ профессиональных полити- канов-юристов, которые представляют инте­ресы конкурирующих монополий.

    В английском парламенте 70 процентов де­путатов— крупные промышленные и финан­совые воротилы, землевладельцы, адвокаты. Остальные — директора различных компаний. В составе бундестага ФРГ, избранного в 1972 году, прослойка рабочих насчитывает лишь около 5 процентов.

    В кулуарах буржуазных парламентов действуют агенты капиталистических монопо­лий, которые добиваются принятий угодных их хозяевам законопроектов. Особенно боль­шое распространение получила система за­кулисного подкупа и шантажа — лоббизм — в конгрессе США. Лоббисты вербуются из числа наиболее ловких юристов и бывших конгрессменов. В США в настоящее время на этом поприще подвизается около 10 тысяч дельцов — представителей капитала. Только 130 крупнейших корпораций держат посто­янно в Вашингтоне около 6 тысяч лоббистов. По данным прогрессивных американских уче­ных, они ежегодно затрачивают на подкуп конгрессменов около 40 миллионов долларов. Простые американские граждане со злой иро­нией называют лоббистов самой влиятель­ной «третьей палатой конгресса».



    В таких условиях работа парламента но­сит чисто показной характер. Важные во­просы большей частью решаются не на его заседаниях, а в правительственных кулуарах и партийных лобби. На заседаниях же пар­ламентов господствует сонливость и безраз­личие, а нередко и безлюдье. Вот как описы­вает лондонская газета «Дейли мирор» обыч­ный «рабочий» день английского парламента в начале мая 1971 года. Обсуждается важный вопрос о пенсиях миллионам престарелых трудящихся. Но в зале палаты представите­лей всего лишь 27 депутатов из 630. Затем их количество сокращается до 11 ив конце за­седания уже до 8.

    В империалистических странах все более ускоряется процесс превращения парламентов в придаток государственного чиновничьего аппарата, законодательная власть все более концентрируется в руках правительств, кото­рые сами объективно выступают в роли аген­туры финансовой олигархии.

    Финансовая олигархия использует свои колоссальные богатства, когда это нужно, и для компрометации, шантажа, давления и даже физического уничтожения неугодных государственных и общественных деятелей отдельными наемными убийцами или ганг­стерскими организациями. В империалисти­ческих странах все чаще происходят полити­ческие убийства, виновники которых так и не обнаруживаются.

    В глубинах капиталистического общества формируется политика, свидетельствующая, что монополии ставят организованные убийст­



    ва на службу своим хищническим инте­ресам.

    Народные массы капиталистических стран, ощущая противостояние власти, обычно с не­доверием относятся ко всевозможным выбо­рам, референдумам и т. п. От выборов они ни­чего не ждут и зачастую проявляют к ним безразличие. Около двух пятых американ­ских избирателей, хотя и имеют право из­бирать, по тем или иным причинам обычно не участвуют в выборах. На выборах в конгресс США в 1956 году проголосовали лишь 56,6 процента населения избирательного воз­раста, в 1960 году — 59,6, в 1964-м — 58,7, в 1966-м — 46,3, в 1970 году — 47 процентов. В президентских выборах 1966 года участво­вало 60.1 процента лиц избирательного воз­раста, 1960-го — 64, 1964-го — 63, 1968 года — 60,2 процента.

    Вся практика буржуазных выборов под­тверждает, что никакой «чистой» демокра­тии капитализм дать не может, что «чистая демократия» есть лживая фраза либерала, оду­рачивающего рабочих* *.

    Империалистическая пропаганда также широко рекламирует «свободную прессу» в капиталистических странах, называя ее вы­разителем «мнения народа». Но еще В. И. Ле­нин указывал на полную подчиненность бур­жуазной прессы крупному капиталу. В ре­зультате монополизации в последние десяти­летия, ее зависимость от финансового капи­тала еще более усилилась. Почти половину



    средств массовой информации и пропаганды капиталистического мира сконцентрировали 50 крупнейших монополий печати, радио, те­левидения. Они контролируют ежедневные га­зеты с разовым тиражом в 75 миллионов эк­земпляров. Им же принадлежит 40 миллионов экземпляров еженедельников, подавляющее большинство радиостанций и телевизионных студий.

    Каждый второй житель ФРГ читает га­зеты концерна Шпрингера. В Англии четыре газетных треста контролируют выпуск более половины из 1300 еженедельных газет, изда­ваемых в стране. Почти половину из 1750 ежедневных газет США издают крупные га­зетные синдикаты. Мелкие и средние изда­тели газет разоряются. В Италии с 1946 года по 1972 год число газет сократилось со 140 до 87. За последние десять лет во Франции более четверти ежедневных газет прекратили су­ществование. В настоящее время пять моно­полистических групп контролируют во Фран­ции 80 процентов газет, 23 еженедельника, 21 издание другой периодичности.

    Монополизированная пресса все более становится орудием антикоммунизма и психо­логической войны. Печать, радио, телевиде­ние ведут широкое наступление на умы людей, отравляют сознание масс с целью сохране­ния позиций империализма, все более пре­вращаются исключительно в орудие идео­логических диверсий, пытаются навязать миллионам людей свою интерпретацию со­бытий, обмануть их и повести за собой.

    Стратегия лжи — вот что лежит в основе



    деятельности средств массовой информации капиталистических стран в наше время. Чест­ному журналисту в капиталистических стра­нах все труднее говорить правду. Журналисты, вызывающие недовольство властей, увольня­ются, подвергаются полицейским и судебным преследованиям. Органам безопасности вме­няется в обязанность шпионить за «подозри­тельными» журналистами. Когда же в той или иной буржуазной газете нет-нет да проскочат правдивые материалы, разоблачающие импе­риализм, чиновники аппарата империалисти­ческого государства надевают намордники на «свободную» прессу.

    Записанная в конституциях «свобода пе­чати» на деле служит лишь ширмой, прикры­вающей безраздельное и полновластное гос­подство монополий над прессой и другими ор­ганами массовой информации. Так вся прак­тика современной империалистической прес­сы полностью подтверждает ленинские слова, что «свобода печати во всем мире, где есть капиталисты, есть свобода яокуяагь газеты, яокуяять писателей, яодкуяягь и покупать и фабриковать «общественное мнение» а яользу бурэиуязмм.

    Это факт.

    Никто никогда не сможет его опроверг­нуть» *.

    Все факты современной действительности капиталистических стран подтверждают, что демократия в капиталистическом обществе может означать свободу и равенство для ка­



    кой-то части трудящихся в лучшем случае только по форме, т. е. может существовать для них лишь в праве. Но буржуазное право оказывается фикцией, правом на бумаге. Оно не реализуемо для трудящихся.

    Теоретическая и фактическая обоснован­ность того, что буржуазная демократия мо­жет быть для трудящихся только ограничен­ной по форме, фиктивной по содержанию, а по методам осуществления репрессивной, ан­тинародной, однако, не означает бесполезность борьбы за демократию при капитализме. На­против, защита демократических прав и по­литических свобод необходима. В условиях роста антиимпериалистического движения правящие круги боятся даже формальной де­мократии и стремятся к ее ликвидации.

    Решительными борцами против сполза­ния капиталистических государств к полити­ческому тоталитаризму и фашизму являются коммунистические и рабочие партии. Полити­ка коммунистических партий капиталистиче­ских стран коренным образом отличается в этом вопросе как от линии правой социал-де­мократии, которая стремится направить ра­бочее движение только в русло защиты фор­мальной демократии, так и от курса левацко- авантюристических элементов внутри рабо­чего класса, отрицающих необходимость борьбы за демократию еще при капитализме под предлогом, что она урезанная и формаль­ная.

    Коммунисты исходят из того, что демокра­тия нужна трудящимся массам при капита­лизме для борьбы за свои непосредственные



    жизненные интересы с позиций легальности, для политического просвещения. Формирова­ние сознательной революционной силы, на­правленной против капитализма, также за­труднено без использования демократических форм. «Было бы коренной ошибкой,— указы­вал В. И. Ленин,— думать, что борьба за демо­кратию способна отвлечь пролетариат от со­циалистической революции, или заслонить, затенить ее и т. п. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляю­щий полной демократии, так не может подго­товиться к победе над буржуазией пролета­риат, не ведущий всесторонней, последова­тельной и революционной борьбы за демокра­тию* *.

    Коммунистические партии капиталистиче­ских стран борются за то, чтобы превратить демократию из орудия укрепления капита­лизма в орудие борьбы против него, усилить свое влияние на формирование общественного мнения, наполнить демократические формы новым классовым содержанием, подготовить тем самым революционные преобразования. Важную роль в подведении масс к револю­ции и в ее проведении может сыграть и завое­вание революционными партиями прочных позиций в парламентах.

    Стремление использовать парламент для борьбы против капитализма, за социализм не является новым. Как указывал В. И. Ленин, К. Маркс считал, что рабочие партии должны использовать «даже «хлев» буржуазного пар­



    ламентаризма, особенно когда заведомо нет налицо революционной ситуации...» *. На не­обходимость использования парламента в борьбе за власть указывал и Ф. Энгельс. Но­вым, однако, является, несомненно, то, что в условиях существования могучей мировой си­стемы социализма, колоссальных изменений в экономике, социальной жизни, общественном сознании в мире возможности использования институтов парламентарной демократии в борь­бе за власть значительно расширились, формы революционного перехода к социализму в большей мере могут вобрать в себя истори­ческие и национальные традиции народов.

    Некоторые коммунистические партии ка­питалистических стран считают приемлемой форму парламентарной республики для бу­дущего социалистического государства в своих странах. Так, коммунисты Норвегии «рассматривают парламентарную социалисти­ческую республику как исторически естест­венную государственную форму правления» для своей страны (из программы компартии Норвегии). Сохранение парламентской формы правления при наполнении этой формы новым социальным содержанием предусматривает программа компартии Великобритании зПуть Британии к социализму» (1967 г.).

    Возможности использовать демократию при капитализме, чтобы широко распростра­нить в народе научное мировоззрение и марксистско-ленинскую идеологию, превра­тить широкие массы трудящихся в сознатель­



    ную силу в борьбе за осуществление теории научного социализма, конечно, и в наше вре­мя серьезно ограничены самой буржуазной действительностью. Господство государствен­но-монополистического капитала ведет к об­разованию гигантского аппарата духовного давления на массы.

    Представители большинства населения — людей труда — лишь в результате долгих лет ожесточенной борьбы коммунистов и других демократических сил сумели стать серьезной оппозицией политике монополистического ка­питала в парламентах некоторых буржуазных стран. Борьба за демократию укрепляет по­ложение коммунистических партий. В сегод­няшней Франции никто не может игнориро­вать вес и влияние партии, за которую голо­суют на выборах от 20 до 25 процентов изби­рателей и за которой идут миллионы.

    На выборах Итальянская коммунистиче­ская партия получает около 28 процентов всех голосов избирателей. Итальянские комму­нисты серьезно влияют на положение в стране в интересах трудящихся, в совершенстве овла­дев методами легальной демократической борьбы. Компартия добилась включения в конституцию Италии радикальных положений социально-экономического характера. В борь­бе за демократию коммунисты блокируются с другими силами, защищающими ее. Такая борьба коммунистов, не упускающих из вида коренных интересов и главных целей рабочего движения, может стать важным подготови­тельным этапом к социалистическому пере­устройству общества.



    Коммунистическая партия Франции стре­мится, например, на этом этапе провести на­ционализацию крупных капиталистических трестов и банков, разработать в демократи­ческом порядке планы экономического и со­циального развития страны, покончить с ко­лоссальными расходами на вооружение, про­вести реформу налоговой системы. сДля про­ведения всех этих мер,— заявил Генеральный секретарь ЦК ФКП Жорж Марше,— следует создать правительство демократического единства, иметь парламент, избранный по пропорциональной системе и располагающий подлинными полномочиями, расширить права профсоюзов, привлечь народ к управлению делами государства на всех уровнях. Такая демократия открыла бы путь к более реши­тельной перестройке общества, к построению социализма».

    Очевидно, что подобные крупные изменения в общественной структуре могли бы стать осно­вой разрыва с традиционной формальной де­мократией капитализма и началом перехода к подлинной демократии. «Демократия, прове­денная с такой наибольшей полнотой и после­довательностью, с какой это вообще мысли­мо,— указывал В. И. Ленин,— превращается из буржуазной демократии в пролетар­скую...» *

    В силу новых условий в наше время ряд коммунистических партий считают возмож­ным в своих странах осуществить переход от капитализма к социализму через мирное раз­



    витие революционных преобразований. Ком­мунистические партии Франции, Италии, США, Австрии и другие в программных документах заявили о том, что будут бо­роться за мирный путь перехода к социализму.

    Одним из важнейших направлений страте­гии компартий развитых капиталистических стран, следовательно, является борьба за со­здание широкой народной антимонополисти­ческой коалиции. Итальянская компартия в своих программных документах наметила си­стему сотрудничества рабочих, крестьян, дру­гих демократических слоев в осуществлении власти и социализма. Широкое сотрудничест­во с другими демократическими партиями и организациями установили французские ком­мунисты, выдвинувшие на президентских выбо­рах 1974 года совместную с социалистической партией и движением левых радикал-социали­стов правительственную программу.

    В течение трех лет в рамках демократи­ческой конституции при уважении законов страны осуществляли коренные общественные преобразования коммунистическая, социалис­тическая и другие партии трудящихся Чили, объединившиеся в блок Народного единства. Реакционным силам, поддержанным между­народным империализмом, удалось совер­шить военный путч и прервать этот путь про­грессивного развития страны.

    С ростом революционного сознания тру­дящихся борьба против засилья монополий в политической жизни, фашистских тенденций в капиталистических государствах становится важной составной частью общей борьбы за


    6 Б. Федотов


    81



    подготовку коренного преобразования общест­ва, перехода к подлинной демократии, которая возможна только в условиях социализма.

    Империалистические идеологи нередко пы­таются обосновать свою версию о «коммуни­стическом тоталитаризме» тем, что, мол, ком­мунисты сами заявляли и заявляют о своем стремлении заменить буржуазную демократию диктатурой пролетариата. От определения по­нятия «тоталитаризм» прямо отсылают к опре­делению понятия «диктатура» и пускаются в рассуждения о диктатуре пролетариата. Таким лживым приемом пытаются смазать противо­положность, существующую между диктатор­ским государством вообще и государством диктатуры пролетариата, только на том осно­вании, что слово свласть» в понятии пролетар­ской власти обозначено словом «диктатура».

    Ясно, что диктатура пролетариата ничего общего с диктаторским режимом, основанным на личной власти, не имеет, а представляет со­бой государство со всей полнотой власти в ру­ках самого передового, наиболее многочислен­ного класса — рабочего класса, выступающего в союзе со всеми трудящимися и использующе­го свою власть (наряду с осуществлением дру­гих основных функций) в условиях классовой борьбы переходного периода для подавления своих классовых противников, когда они высту­пают против его руководства обществом. Дик­татура пролетариата призвана лишить свободы действий и ограничить права борющихся про­тив социализма классовых врагов, но одновре­менно и обеспечить возможность реализации политических прав, свобод, воли трудовому на­



    роду. Именно обеспечить, так как в противопо­ложность буржуазной социалистическая демо­кратия не только конституционно представляет равные права и политические свободы всем гражданам, провозглашает законами участие народа в управлении государством, производ­ством и общественными делами, но и обеспечи­вает реализацию всех этих прав соответствую­щими социально-экономическими условиями, ставя все классы и социальные слои в равное положение к средствам производства, матери­альным и духовным благам. Социалистиче­ские отношения, обеспечивая соединение в лице трудящегося человека хозяина средств производства, производителя и потребителя материальных и духовных благ, наполняют де­мократические формы содержанием социально- экономического равенства, создают основу для подлинно народного суверенитета, политиче­ских прав.

    Решающие преимущества социалистической демократии над буржуазной заключаются в том, что при ней гражданские права, политиче­ские свободы, участие в управлении государст­вом уже не являются для трудящихся фиктив­ными, как это всегда бывает в условиях капи­тализма. Социалистическая демократия — это реальная демократия. И она не может рас­сматриваться и оцениваться отдельно, в отры­ве от всей системы общественных отношений.

    В основу дальнейшего углубления и разви­тия советской демократии в современных усло­виях положена линия XXIV съезда КПСС на ускоренный рост материального благосостоя­ния и культурного уровня жизни народа, на



    выравнивание фактических социальных и эко­номических условий жизни всех советских лю­дей. Этот курс осуществляется на базе реали­зации плана создания самой передовой в мире экономики как по эффективности, так и по на­учно-техническому уровню.

    Процесс развития советской демократии обеспечивается, следовательно, растущими экономическими гарантиями. Постоянное уве­личение материальных гарантий гражданско­го равноправия — закон развития социалисти­ческой демократии.

    Подлинный характер носит и национальное равноправие. Социализм не только устраняет внутренний антагонизм наций и вражду между ними на основе ликвидации эксплуататорских классов и национального гнета, осуществляет полное правовое равенство народов, но и пре­одолевает и устраняет фактическое неравенство между ними.

    В постановлении ЦК КПСС <кО подготовке к 50-летию образования Союза Советских Со­циалистических Республик» говорится, счто в отличие от формальной буржуазной демокра­тии, провозглашающей, но никогда на практи­ке не осуществляющей национальное равенст­во, социалистическая демократия гарантирует народам равные права и возможности, создает условия для решения национальных проблем с учетом коренных интересов трудящихся раз­личных национальностей» *.

    Центральное место в системе советской де­мократии занимают выборные и сменяемые на


    ' сПравда», 22 февраля 1972 г.



    всех уровнях органы народной власти. В до­кладе на XXIV съезде КПСС товарищ Л. И. Брежнев назвал Советы основой нашего государства и наиболее полным выражением его демократического характера. В Советах представлены все слои населения, все социаль­ные группы, люди различных профессий 130 национальностей и народностей. Около 50 тысяч Советов различных ступеней и более 2 миллионов депутатов в их составе. Советы объединяют вокруг себя актив, насчитывающий 25 миллионов человек. Четверть самодеятель­ного населения — 27 миллионов человек — та­ков состав депутатов и актива Советов.

    Выборы органов народовластия в Советской стране осуществляются на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Они происходят в обста­новке высокой политической активности, с уча­стием практически всех граждан избиратель­ного возраста (в выборах Верховных Советов республик и местных Советов в июне 1973 года участвовало, например, 99,96 процента от чис­ла зарегистрированных избирателей).

    В органы советского народовластия избира­ются лучшие представители рабочего класса, колхозного крестьянства, интеллигенций. В Верховном Совете СССР в настоящее время более половины депутатов — непосредственно рабочие и колхозники. Что можно здесь приба­вить? Для человека, хоть немного разбирающе­гося в механизме общественной и государствен­ной жизни, один этот факт говорит об очень многом.

    Воздействие подлинно народных и небыва­



    ло представительных органов советского на­родовластия на экономические, социальные, культурно-идеологические процессы становится с каждым годом все более глубоким и разно­сторонним. Повышается роль сельских и посел­ковых, районных и городских Советов. Расши­рены их полномочия, укреплена материально­финансовая база. Последовательно и целеуст­ремленно совершенствуется деятельность Вер­ховного Совета СССР, а также Верховных Со­ветов союзных республик: законодательная ра­бота, осуществление контрольных функций, ре­шение важнейших вопросов экономического, социально-культурного и государственного строительства.

    В целях дальнейшего укрепления авторите­та и повышения активности депутатов Советов четвертая сессия Верховного Совета СССР, ис­ходя из решений XXIV съезда КПСС, 21 сен­тября 1972 года приняла закон сО статусе де­путатов Советов депутатов трудящихся в СССР», в котором четко определены полномо­чия и права депутатов всех ступеней, а также обязанности должностных лиц в отношении де­путатов.

    В социалистических странах принимаются энергичные меры по совершенствованию дея­тельности подчиненного выборным органам ап­парата управления на основе ленинских прин­ципов демократического централизма, привле­чения к участию в его работе трудящихся масс, единства политического и хозяйственного руко­водства, государственного планирования и уче­та, социалистической законности, очищения ап­парата от проявлений субъективизма, некомпе­



    тентности, бюрократизма и волокиты, его уде­шевления.

    Советский государственный аппарат стано­вится все более экономичным, несмотря на ог­ромное усложнение структуры общественного производства в связи с научно-технической ре­волюцией. Расходы на содержание органов го­сударственной власти и управления по госу­дарственному бюджету составляли в процент­ном отношении от его расходной суммы в 1950 г. 3,4 процента, в 1960 г.— 1,5 процента, в 1970 г.— около 1,2 процента.

    Коммунистическая партия выдвигает зада­чу дальнейшего сокращения как расходов, так и численности работников в сфере управления. В октябре 1969 года ЦК КПСС и Совет Ми­нистров СССР приняли совместное постанов­ление «О мерах по совершенствованию и уде­шевлению аппарата управления». В нем указы­валось, что в отдельных отраслях хозяйства все еще сохраняется многоступенчатая система уп­равления, создаются ненужные, во многих слу­чаях параллельно действующие организации. Постановлением было предусмотрено значи­тельное сокращение расходов на управление как в сфере хозяйственной, так и в сфере обще­ственно-политической. За прошедшее после принятия этого постановления время много сделано в министерствах, ведомствах, на пред­приятиях, в колхозах и совхозах. Десятки ты­сяч людей из аппарата переведены в сферу производства и успешно там трудятся.

    Наряду с представительной развивается непосредственная демократия. Важные госу­дарственные вопросы не решаются без всена­



    родного обсуждения. Всенародные обсуждения важнейших законопроектов и крупных проблем общественного развития — одно из действен­ных средств вовлечения трудящихся в государ­ственную деятельность. В конечном счете твор­цами законов являются широкие народные массы.

    Опубликование и всенародное обсуждение планов развития народного хозяйства, проек­тов основ законодательства Союза ССР и со­юзных республик о труде, о быте и семье, о здравоохранении, о земле, о всеобщей воин­ской обязанности являются яркими примерами демократического характера подготовки и принятия законов в социалистическом государ­стве, когда широкие слои трудящихся непо­средственно участвуют в законодательной дея­тельности, в управлении государственными и общественными делами. Предложения и заме­чания граждан способствуют совершенство­ванию законопроектов, помогают формулиро­вать нормы, отвечающие потребностям народа и развития социалистического общества.

    Только в социалистическом обществе, где экономика и социальная жизнь не контроли­руются финансовой олигархией и сверхбогача­ми, а средства производства и политическая власть находятся в руках народа, например, пресса может быть подлинно независимой от частных лиц, правдиво информировать и выра­жать настоящее общественное мнение.

    В центре внимания советской печати нахо­дятся трудящийся человек и его интересы. Со­циалистическая пресса — повседневная трибу­на трудящихся масс. Ее голос — это голос на­



    рода. Наряду с профессиональными журнали­стами и литераторами в социалистической пе­чати сотрудничают десятки миллионов акти- вистов-общественников — рабочих и сельских корреспондентов. Коммунистическая партия и социалистическое государство проявляют по­стоянную заботу о расширении возможностей для выступления в печати простым тружени­кам, для создания атмосферы общественной гласности и полной информированности.

    Важным средством дальнейшей демократи­зации является вовлечение масс в непосредст­венную работу по управлению государством на общественных началах. Развитие обществен­ных начал в работе государственных органов необходимо и для постоянного улучшения дея­тельности аппарата управления, и для укреп­ления его связи с общественностью. Это важно также для того, чтобы государственный плат­ный аппарат сокращался, чтобы навыками уп­равления овладевали все более широкие массы. В исполкомах Советов работает на об­щественных началах 40 тысяч внештатных заместителей председателей исполкомов и бо­лее 500 тысяч общественных инспекторов и инструкторов.

    В системе социалистической демократии важное место занимают органы народного кон­троля, в работе которых принимают участие миллионы рабочих, крестьян, служащих. Лег нинские идеи о постоянном и действенном кон­троле со стороны широких масс неуклонно претворяются в социалистических странах в жизнь. Народный контроль помогает укреп­лять связи трудящихся с государством, вовле­



    кает в управление делами общества народные массы.

    В СССР деятельность органов народного контроля как одного из проявлений народо­властия стала подлинно всенародным делом. В настоящее время около 8,5 миллиона пред­ставителей трудящихся работают в группах, постах и комитетах народного контроля.

    Развитие непосредственной демократии в значительной степени связано с реализацией трудящимися права объединяться в обществен­ные организации. Растут полномочия этих ор­ганизаций, их права и обязанности, развива­ются самодеятельные, демократические нача­ла, преодолеваются бюрократические явления.

    В противоположность миру империализма в социалистических странах массовые органи­зации существуют как подлинно независимые, свободные от какого бы то ни было давления. Их деятельность регулируется на основе само­управления. Общественные организации охва­тывают практически все население.

    Огромное влияние на экономическую, поли­тическую и культурную жизнь, которое оказы­вают общественные организации трудящихся, наглядно демонстрирует деятельность совет­ских профсоюзов. Это самое массовое объеди­нение трудящихя СССР, насчитывающее бо­лее ЮО миллионов членов. В последнее время были значительно расширены полномочия профсоюзов. Их высшие органы пользуются теперь правом законодательной инициативы. Профсоюзы эффективно руководят социали­стическим соревнованием, постоянно действу­ющими производственными совещаниями, уча­



    ствуют в планировании и регулировании зар­платы, осуществляют функцию государственно­го и общественного контроля за охраной труда и техникой безопасности, соблюдением трудо­вого законодательства.

    Видное место в системе социалистической демократии занимают массовые самодеятель­ные организации коммунистической молодежи. Советский комсомол объединяет 34 миллиона юношей и девушек. Вместе с партийными и го­сударственными органами ВЛКСМ решает вопросы труда, учебы, отдыха и быта моло­дежи.

    В СССР в настоящее время имеется свыше 60 других общественных объединений трудя­щихся. Активную роль в общественной жизни играют союзы творческой интеллигенции: архитекторов, журналистов, кинематографи­стов, композиторов, писателей, художников, ра­ботников театров.

    Трудящиеся Советской страны все более активно участвуют в управлении экономикой и общественными делами непосредственно через свои трудовые коллективы. Обеспечивается широкое привлечение трудящихся как к состав­лению планов предприятий, так и к контролю за их осуществлением. На советских фабриках, заводах, стройках, в совхозах возрастает роль постоянно действующих производственных со­вещаний. В работе 150 тысяч таких совещаний на предприятиях участвует 40 миллионов че­ловек. Ежегодно они принимают более 2 мил­лионов решений, имеющих характер предло­жений. В соответствии с курсом XXIV съезда партии повышение роли трудовых коллекти­



    вов, как основных ячеек социалистического об­щества, будет и в дальнейшем оставаться важ­ным направлением развития непосредственной демократии в рамках промышленных и сель­скохозяйственных государственных предприя­тий и организаций.

    Получила свое дальнейшее развитие также колхозная демократия. Особенно в связи с соз­данием снизу доверху выборных Советов кол­хозов. Всего в настоящее время в СССР имеется 2346 окружных и районных Советов колхозов. В них избрано около 75 тысяч крестьян-колхозников. Создано также 136 кра­евых и областных Советов колхозов, в со­став которых вошли 7280 человек. Образова­ны союзный и республиканские Советы. Подав­ляющее большинство членов Советов колхо­зов— это передовые люди села. Коллективное обсуждение различных вопросов колхозной жизни авторитетными выборными представи­телями колхозов и выработка рекомендаций способствуют укреплению колхозной демокра­тии, колхозного самоуправления. Все это пол­ностью разоблачает клеветнические утвержде­ния буржуазной пропаганды о «принудитель­ном» характере колхозного производства, о «регламентации сверху» колхозной жизни и другие измышления.


    Делая все возможное для всестороннего и свободного развития личности внутри страны, КПСС и Советское государство последователь­но выступают за подлинную демократию для трудящихся, в защиту прав и свобод человека



    на международной арене. В сентябре 1973 года Президиум Верховного Совета СССР ратифи­цировал два важнейших документа: Междуна­родный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах.

    Предшественницей этих пактов была Все­общая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объе­диненных Наций еще в 1948 году. Тогда по инициативе СССР и других социалистических стран в нее были включены положения, про­возглашающие право на труд, отдых, образо­вание и т. д. В результате декларация приобре­ла значение политического документа, который используется прогрессивными силами в борьбе против нарушений прав трудящихся в капита­листических странах, против политики колони­ализма и расизма.

    История подготовки пактов сама по себе ярко характеризует полярность позиций социа­листических стран и ведущих западных госу­дарств. Чтобы помешать разработке единого международно-правового документа, в кото­ром наряду с гражданскими и политическими правами были бы также закреплены экономи­ческие и социальные права, западные державы выступили за создание двух отдельных пактов. При этом они всячески тормозили подготовку пакта об экономических и социальных правах.

    Отрицательный подход западных держав к закреплению в пактах многих важных прав че­ловека проявился при обсуждении ряда карди­нальных статей пактов. Так, представители США, Англии и Франции упорно сопротивля­



    лись включению в пакты положения о праве народов на самоопределение. Возражения вы­звали и такие общепризнанные демократиче­ские требования, как запрещение дискримина­ции на основе расы, национальности и призна­ние равноправия женщин и мужчин в пользо­вании правами.

    Важнейшее значение имеет включение в пакт об экономических, социальных и культур­ных правах статей о праве на труд, свободную деятельность профсоюзов, на социальное обес­печение, оплаченный отпуск, достаточный жиз­ненный уровень, на образование. И снова по большинству из этих положений шла упорная борьба. Представители США, например, возра­жали против бесплатного начального образо­вания. Закрепление этих прав в пактах явилось поэтому свидетельством изменения соотноше­ния сил в пользу социализма, его решающего влияния на формирование новых прогрессив­ных норм международного права.

    Большинство содержащихся в пактах по­ложений об экономических и социальных пра­вах, а также отдельные положения о граждан­ских и политических правах включены в пакты в соответствии с предложениями, внесенными Советским Союзом и другими социалистиче­скими странами (запрещение пропаганды вой­ны, право народов на самоопределение, ликви­дация дискриминации по любым признакам, право на труд, образование, отдых, социальное обеспечение, медицинскую помощь).

    Различный подход к пактам со всей очевид­ностью показал, что подлинными борцами за демократию и обеспечение прав и свобод чело­



    века для широких трудящихся масс являются Советский Союз, социалистические страны. Ра­тификация пактов нашим государством — но­вое доказательство этого. В то же время неко­торые западные страны, политические руково­дители и пропагандисты которых не устают твердить о своей приверженности идеалам де­мократии и прогресса, до сих пор продолжают занимать негативную позицию в отношении пактов. Из западных стран их ратифицировали пока лишь Швеция, Дания и Норвегия *.

    В свете только этого факта совершенно оче­видна лицемерность шумихи империалистиче­ской пропаганды о «пренебрежении к правам человека в СССР» и о его якобы «нежелании» «затрагивать» эту тему. С предельной ясно­стью Генеральный секретарь ЦК КПСС това­рищ Л. И. Брежнев на Всемирном конгрессе миролюбивых сил 26 октября !973 года по это­му поводу заявил: «У нас нет оснований ухо­дить от серьезного разговора о правах челове­ка. Наша революция, победа социализма в на­шей стране не только провозгласила, но и ре­ально обеспечила право трудящегося человека любой национальности, права миллионных масс трудящихся — так, как этого не смог сде­лать капитализм ни в одной стране мира»з.

    Вся современная общественная жизнь под­тверждает глубокую правильность и справед­ливость этих слов.


    * Более подробно приведенные факты изложены в статье О. Хлесгоая и Ю. Решетоая «Социалистическая демократия — гарантия прав человека*. сПравда*, 28 сен­тября 1973 г.

    з *Правдаз>, 27 октября !973 г.



    Жизнь и «концепции».......................................................         3

    Убеждение, а не подавление................................................. 20

    Монолитное единство и «плюрализм»................................... 37

    Право на службе монополий................................................. 50

    Демократия подлинная и фиктивная .................................... 68


    Федогоа Борис йасмльеамч

    Тоталитарное общество: мифы и реальность

    Заведующая редакцией С. Яоброаская

    Редактор В. йалым

    Художник Д. 7/мхмгмм

    Художественный редактор 4. Гмгоаа

    Технический редактор Г. &мырмоас

    Корректор Я. Мурсшяо

    Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Московский рабочий».

    Москва, ул. Куйбышева, 2!.

    Л51242. Сдано в набор 1/1У — !974 г. Подписано к печати 17/У! — 1974 г. Формат бумаги 70 X 90'/зз. Уел. печ. л. 3,51. Уч.-изд. л. 3,39. Тираж 12 000. Цена 8 коп. Зак. 3393.

    Ордена Ленина типография «Красный пролетарий». Москва. Краснопролетарская. 16.



    МОСКОВСКИЙ РАБОЧИЙ