Юридические исследования - ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В ПРАКТИКЕ СУДА И АРБИТРАЖА. Новицкий И.Б. -

На главную >>>

Гражданское право: ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В ПРАКТИКЕ СУДА И АРБИТРАЖА. Новицкий И.Б.



                Московский Государственный Университет

    имени  М. В.  ЛОМОНОСОВА

             юридический факультет

    ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО

    ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

    В ПРАКТИКЕ СУДА

    И АРБИТРАЖА

    Белякова А.М., Гендзехадзе Е.Н., Грибанов В.П., Каминская П.Д., Каравайкин А.А., Комаров Б.К., Корнеев С.М., Новицкий И.Б., Орловский П.Е., Под общ. ред.: Новицкий И.Б.

                                                                                                               ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

    1959


    V.  Сделки,  противоречащие общему  смыслу законодательства, и сделки в обход закона

    1. К числу сделок, совершенных с целью, противной закону, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР относит не только -сделки, прямо противоречащие какой-либо норме права, но также и такие сделки, для которых нет положительной опоры в законе. В качестве примера можно привести следую­щее дело, рассмотренное Судебной коллегией по граж­данским делам Верховного Суда СССР. Одна граж­данка жила в доме, находящемся на земельном участке, переданном под строительство здания одного из мини­стерств и подлежащем в связи с этим сносу. Это мини­стерство заключило с упомянутой гражданкой договор, согласно которому выдано ей единовременно 3600 руб., и, кроме того, приняло на себя обязательство предоста­вить ей во вновь выстроенном доме комнату определен­ного размера не позднее такого-то срока, а при не­представлении к этому сроку комнаты — выплачивать до фактического предоставления комнаты по 300 руб. ежемесячно. Ввиду несоблюдения договора министер­ством гражданка обратилась в суд.

    Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда СССР, отменяя вынесенное по этому делу решение об удовлетворении иска, обратила внимание на то, что суд не проверил законность договора и не уста­новил, на основании какого постановления правитель­ства ответчик принял на себя такие обязательства пе­ред истицей76.

    Такая формулировка на первый взгляд может по­родить сомнение в правильности выдвинутого Судебной коллегией положения. Создается впечатление, будто всякий договор, не подходящий прямо ни под один из предусмотренных законом типов, является противоза­конным. Однако мысль, содержащаяся в вышеуказан­ном определении Судебной коллегии, совершенно пра­вильна; она лишь недостаточно точно сформулирована.

    76 «Судебная практика Верховного Суда СССР», 1949, № 7, стр. 27.

    123

     

    Стороны могут вступать в договоры не предусмотрен­ного законом типа, а также включать в типические до­говоры (т. е. предусмотренные законом) новые оговор­ки, но при одном непременном условии, а именно: за­ключаемый договор и отдельные его части не должны противоречить действующему законодательству — как отдельным его нормам, так и основным его началам и принципам советской политики. В вышеуказанном до-говоре это условие не соблюдено и потому этот договор надо признать противозаконным.

     

    2. В судебной и арбитражной практике имеется тен­денция при наличии обстоятельств, извиняющих нару­шение закона, ограничивать применение ст. ст. 30 и 147 ГК, сводя нарушение закона к добросовестному заблуж­дению сторон и применяя поэтому ст. ст. 32 и 151 ГК. Однако в отдельных, правда единичных, случаях можно усмотреть обратное положение, т. е. применение ст. ст. 30 и 147 ГК при таких обстоятельствах, когда есть ос­нование иначе охарактеризовать фактический состав дела.

    В качестве примера можно привести определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР по делу № 03/801.— 1953 г. Три гражданина заключили с райжилуправлением договор на постройку жилого дома в 2,5 этажа из 15 комнат площадью 221,2 кв. м. Этим гражданам был отведен под построй­ку земельный участок размером 943 м. Впоследствии оказалось, что один из них участия в постройке не при­нял и даже договора не подписывал лично, за него поставил подпись другой участник строительства. Дру­гой гражданин по существу выступал как подрядчик, ибо участвовал в строительстве не для себя, а для третьего соучастника и приглашенных им двух новых лиц; на средства этих трех последних лиц и производи­лось все строительство дома. Когда дом был построен, третий из первоначальных участников и один из позд­нее вступивших продали свои доли новым лицам. Су­дебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР применила в данном деле ст. ст. 30 и 147 ГК, обосновав это решение тем, что здесь превышена норма земельного участка, определяемая п. 3 постанов­ления Совета Министров СССР от 26 августа 1948 г. в 300—600 кв. м, а также превышена норма дома.

    124

     

     

    С этой мотивировкой согласиться нельзя. Норма зе­мельного участка установлена для каждого граждани­на, желающего построить для себя дом. Три участвую­щих в данном строительстве лица могли добросовестно предположить, что эта норма должна исчисляться для каждого из них в отдельности и составлять в целом от 900 до 1800 кв. м. Кроме того, немаловажным должен был представляться для этих трех граждан и тот факт, что земельный орган, непосредственно ведающий этим делом, нашел возможным выделить для строительства дома участок в 943 кв. м.

    В отношении нормы дома добросовестность этих граждан видна еще яснее. Число комнат они не пре­высили. Число этажей в сущности не нарушает нормы закона, ибо половина этажа не есть этаж; твердой нор­мы площади дома постановлением правительства не было установлено (теперь установлена в 60 кв. м), а по­лучившаяся в этом случае средняя норма на каждого участника в 74 кв. м соответствует типовым проектам.

    Таким образом, те мотивы, которыми Судебная кол­легия по гражданским делам Верховного Суда СССР подкрепляет применение здесь ст. ст. 30 и 147 ГК, не достигают цели.

    Важнее другое — земельный участок отводился трем определенным гражданам, а дом на нем оказался при­надлежащим трем другим гражданам. Из определения Судебной коллегии не видно, что новые лица, оказав­шиеся собственниками, перевели этот земельный уча­сток на себя, однако это следует предположить. Прода­жа отдельных долей дома не является противозаконной, если соблюдены условия ст. ст. 182 и 185 ГК. Остается решить вопрос о том из первоначальных участников строительства, который превратился в подрядчика для других. Надо сказать, что если такая деятельность для других является противозаконной, а это не бесспорно, то законные последствия должны наступить лишь для того, кто осуществлял незаконную деятельность. Применять же ст. ст. 30 и 147 ГК ко всем заинтересованным лицам в данном деле не было никакого основания.

     

    3. Одним из примеров сделок в обход закона могут служить случаи выдачи социалистическими организа­циями фиктивных сохранных расписок. Так, в практике встречаются случаи, когда колхоз, не сдав зерна, сена

    125

    и других сельскохозяйственных продуктов по обяза­тельной поставке, выдавал вместо этого сохранную расписку организации, имевшей от заготовительного органа наряд на получение в колхозе соответствующих сельскохозяйственных продуктов в счет обязательных поставок государству. Этот документ должен был, по намерению сторон, удостоверять, что зерно, сено и другие сельскохозяйственные продукты были колхозом сданы по наряду, но затем тут же были приняты кол­хозом на хранение.

    Если в дальнейшем колхоз, выдавший такую сохран­ную расписку, продукции не сдавал, то организация, которой была выдана сохранная расписка, обращалась с иском в суд. При рассмотрении таких дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР характеризует подобного рода соглашения, как договор в обход закона, так как в этом случае согла­шение имеет своей целью уклонение от исполнения в данный момент обязательства поставки, а для прикры­тия этого обхода выдается сохранная расписка. Так как этим открывается возможность злоупотреблений и непо­лучение государством причитающегося ему количества продуктов, то борьба с подобными соглашениями может быть также поставлена в связи с задачей защиты госу­дарственной собственности. Относительно такого рода случаев Судебная коллегия по гражданским делам Вер­ховного Суда СССР в своих определениях по делам № 36—870, 36—927 и др.— 1948 г. дает указания о не­обходимости применять ст. ст. 30 и 147 ГК77.

    В советской юридической литературе уже отмеча­лось78, что применение в этом случае последствий, предусмотренных ст. 147 ГК, ложится всей тяжестью, только на одну из организаций, участвовавших в заклю­чении противозаконного договора, притом на такую организацию, которая повинна в заключении противо­законного договора не больше, а может быть и мень­ше, двух других. В самом деле, организация, получив­шая от заготовительного органа наряд, не получит сель­скохозяйственной продукции и потеряет уплаченную за

    77      «Судебная практика Верховного Суда СССР»,    1949,    № 1,
    стр. 18, 19 и др.

    78      Р. О.   X а л ф и н а.   Значение и сущность договора в    совет­
    ском социалистическом гражданском праве, стр.
      191  и ел.

    126

     

    нее сумму. Напротив, колхоз и заготовительный орган «пострадают» только в том отношении, что у них сор­вется незаконная сделка, а никаких штрафных санкций они не понесут, хотя именно эти организации и явля­ются главными нарушителями закона, так как только эти организации виновны в заключении договора, при­крывающего фактическое невыполнение плана государ­ственных поставок.

    Исправить эту ненормальность можно, однако, толь­ко в порядке изменения и дополнения действующего законодательства; ясный текст ст. 147 ГК не позволяет распространить какую-либо штрафную ответственность на две другие организации — участников нарушения закона.

    Сделки в обход закона представляют большую слож­ность в том смысле, что иногда трудно обнаружить противозаконную цель сторон обойти закон.

    Насколько сложные, в смысле распознаваемости, приемы обхода закона избираются сторонами, можно иллюстрировать делом № 36/1023—1951 г. Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР79.

    Колхоз и транспортная организация заключили до­говор, содержание которого стороны показали, как аренду двух домов, сарая и других строений. На почве недоразумений по взаимным расчетам возникло судеб­ное дело. Народный суд, областной суд и Верховный Суд УССР разрешили возникший спор, не обратив внимание на то обстоятельство, что стороны непра­вильно обозначили предмет договора аренды для того, чтобы обойти закон, препятствующий заключению до­говора, который на самом деле имели в виду стороны. При рассмотрении дела в Судебной коллегии по граж­данским делам Верховного Суда СССР выяснилось из представленных материалов, что подлинное содержание договора составляла аренда 25 га пахотной земли и 18 га сенокосных угодий, а так как закон запрещает сдавать землю в аренду, то стороны, чтобы обойти этот закон, показали в договоре, что сданы в аренду строе­ния.

    73 «Судебная    практика    Верховного      Суда      СССР»,      1951, № 5, стр. 35.

    127

     

     


  • Ваша компания хочет купить мебель для персонала в Москве? Зайдите к нам на сайт.