Юридические исследования - Устойчивое развитие общества: взгляд с финансово-правовой точки зрения. Шеленков С.Н. -

На главную >>>

Периодика: Устойчивое развитие общества: взгляд с финансово-правовой точки зрения. Шеленков С.Н.


    Устойчивое развитие общества предполагает создание не только политических, социальных и экономических предпосылок на определенном этапе исторического развития государства, но и наличие сформировавшейся  системы права, составной частью которой выступает финансовое право, опосредующее финансово-правовое регулирование властных отношений в сфере образования, распределения и использования публичных финансов.

     Появление финансового права в системе права вызвано потребностями общественной жизни в части установления исходных правовых начал взаимодействия общества и государства в финансовой сфере, где происходит обоюдное ограничение частных и публичных интересов на благо устойчивого общественного развития. 


    Шеленков С.Н. ГУ–ВШЭ

     Устойчивое развитие общества: взгляд с финансово-правовой точки зрения
     

     Устойчивое развитие общества предполагает создание не только политических, социальных и экономических предпосылок на определенном этапе исторического развития государства, но и наличие сформировавшейся  системы права, составной частью которой выступает финансовое право, опосредующее финансово-правовое регулирование властных отношений в сфере образования, распределения и использования публичных финансов.

     Появление финансового права в системе права вызвано потребностями общественной жизни в части установления исходных правовых начал взаимодействия общества и государства в финансовой сфере, где происходит обоюдное ограничение частных и публичных интересов на благо устойчивого общественного развития.  

     Между тем законодатель, определяя общие принципы финансового законодательства, оказывающие значительное влияние на содержание финансового права, в целях обеспечения устойчивого развития общества, в то же время допускает некоторые отступления, которые, защищая интересы публично-правовых образований, причиняют ущерб интересам хозяйствующих субъектов, основанных на частной форме собственности. Подобная ситуация не может быть признана способствующей устойчивому развитию общества, понуждая определенную часть его членов занять оппозиционную, отличную от государственной, точку зрения на порядок образования  финансов государства и муниципальных образований.

     Одним их характерных примеров описанной выше ситуации, складывающейся в финансовом законодательстве, является установление законодателем налоговых  повинностей хозяйствующих субъектов в пользу государства посредством придания указанным повинностям формы неналоговых платежей, например, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

     Законодатель, возлагая на хозяйствующие субъекты обязанности по отчуждению в пользу государства части образуемого у таких субъектов дохода в виде налогов, сборов и других платежей публично-правового характера,  далеко не всегда предусматривает уточняющие признаки и понятия, позволяющие плательщикам публично-правовых платежей определять их юридическую природу для целей надлежащего правового регулирования порядка уплаты обязательных платежей. Такая непоследовательность законодателя в определении правовой природы публично-правовых платежей обнаруживается применительно к взносам на обязательное пенсионное страхование, которые были введены в российскую правовую системы с принятием Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее Закон или Закон об обязательном пенсионном страховании). Являются ли указанные взносы налогом, сбором или другим видом публично-правового платежа? Каким образом взносы на обязательное пенсионные страхования соотносятся с единым социальным налогом? Вправе ли налогоплательщик, уплачивающий взносы на обязательное пенсионное страхование, использовать положения налогового законодательства в части предоставления ему дополнительных прав и гарантий их защиты? Ответ на поставленные вопросы может быть дан только с учетом анализа положений законодательства.

     В соответствии с п. 1 ст. 236 НК РФ организации, действующие на территории РФ, обязаны  уплачивать единый социальный налог (далее ЕСН) с подлежащих налогообложению выплат и иных вознаграждений, выплачиваемых в пользу физических лиц, по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. При этом уплачиваемый организациями ЕСН подлежит последующему распределению по соответствующим нормативам на основании ст. 241 НК РФ между государственными внебюджетными фондами, осуществляющими обязательное страхование физических лиц, производящих товары (выполняющих работы, оказывающих услуги).

                     В то же время, согласно Закону об обязательном пенсионном страховании, организации-работодатели были признаны обязанными уплачивать страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в отношении своих работников, к которым для целей Закона отнесены граждане РФ и проживающие на территории Российской Федерации иностранные граждане.

                     Законодатель, вводя на основании Закона об обязательном пенсионном страховании  обязанность исчислять и уплачивать взносы на обязательное пенсионное страхование, непосредственно не уточнил, являются ли уплаченные взносы   каким-либо образом связанными с взносами, направляемыми в Пенсионный фонд в составе ЕСН.

                     По нашему мнению, уплаченные взносы на обязательное пенсионное страхование представляют собой составную часть взносов, направляемых в Пенсионный фонд в качестве соответствующей части ЕСН.

                     Как следует из абз. 2 п. 2 ст. 243 НК РФ,  сумма ЕСН (сумма авансового платежа по налогу), подлежащая уплате в федеральный бюджет и направляемая впоследствии на счета Пенсионного фонда, уменьшается налогоплательщиками на сумму начисленных ими за тот же период страховых взносов (авансовых платежей по страховому взносу) на обязательное пенсионное страхование в пределах таких сумм, исчисленных исходя из тарифов страховых взносов, предусмотренных Законом об обязательном пенсионном страховании.

                     При этом право налогоплательщика ЕСН уменьшить размер уплачиваемого им ЕСН на сумму взносов на обязательное пенсионное страхование поименовано законодателем в абз. 2 п. 2 ст. 243 НК РФ в качестве  налогового вычета.

                     Таким образом, законодатель прямо обусловливает непосредственную взаимосвязь взносов в составе ЕСН и взносов на обязательное пенсионное страхование, позволяя сделать предположение о сходстве указанных платежей и налога, что подтверждается положениями Закона об обязательном пенсионном страховании.

     В соответствии со ст. 2 Закона законодательство об обязательном пенсионном страховании состоит не только из названного закона, но  и законодательства о налогах и сборах. На налоговый характер взносов на обязательное страхование непосредственно указывает также  содержание ст. 14 Закона об обязательном пенсионном страховании, исходя из содержания которой взносы представляют собой обязательный,  индивидуально безвозмездный (платится самостоятельно организацией от ее имени по установленным ставкам) и безвозвратный (плательщик взносов не вправе впоследствии претендовать на возмещение их суммы со стороны государства) фискальный платеж в пользу государства, отвечающий всем признакам налога, закрепленным в п. 1 ст. 8 НК РФ. При этом безвозмездность и безвозвратность обусловлена тем, что, уплачивая взносы на обязательное пенсионное страхование, работодатель, в отличие от работника, не получает возможность каким-либо образом в будущем воспользоваться суммами уплаченных взносов.  Кроме того, именно налоговые органы в соответствии со ст. 25 Закона осуществляют налоговый контроль в отношении своевременной уплаты взносов.

                     Учитывая, что взносы на обязательное пенсионное страхование представляют налоговый платеж, который уплачиваются наряду с ЕСН, действие положений НК РФ применяются в отношении взносов на обязательное пенсионное страхование в полной мере.

                     В то же время Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ занимают несколько иную позицию. Как следует из п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", обязательные взносы во внебюджетные социальные фонды Российской Федерации не являются налогами, поскольку обязанность уплаты указанных взносов установлена специальными актами законодательства.

     Сделанный вывод, по нашему мнению, не может быть признан полностью правильным и  обоснованным, так как он исключительно формален и не учитывает сущность платежей в указанные фонды. Тем не менее  налоговые органы, осуществляющие контроль за уплатой взносов на обязательное пенсионное страхование, могут на этом основании занять иную позицию и потребовать от налогоплательщика по формальным признакам уплатить недоимку по взносам, суму пени и штрафа.

     Между тем после принятия указанного выше постановления ВАС РФ судебно-арбитражная практика относительно вопроса о правовой природе взносов в государственные внебюджетные фонды для целей обязательного страхования по-прежнему складывается крайне противоречиво.

     В Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 г. № 18-П Суд отметил, что конституционные принципы налогообложения распространяются на обязательные платежи в страховые фонды и конкретизированы в Налоговом кодексе Российской Федерации (абз. 4 п. 3 Постановления).

     Согласно позиции Конституционного Суда РФ, отраженной в Определении  от 21.12.2000 г., «сущностным признаком государственного пенсионного страхования является особый метод финансирования на основе обязательности уплаты страховых взносов страхователями и застрахованными в Пенсионный фонд Российской Федерации. При этом обязательность выражается в том, что отношения по государственному пенсионному страхованию возникают в силу закона, т.е. независимо от воли его участников; поскольку страховые взносы в названный Фонд представляют собой установленные федеральным законом особые обязательные платежи, при их установлении должны соблюдаться конституционные требования к законодательному регулированию любых финансовых обременений и к ограничению прав и свобод граждан (статья 55, части 2 и 3; статья 57 Конституции Российской Федерации)».

     Таким образом, Конституционный Суд РФ прямо ориентирует плательщиков взносов на обязательное страхование на то, что указанные взносы, по сути, являются налоговыми платежами, подлежащими взиманию с учетом положений законодательства о налогах и сборах.

     Позицию Конституционного Суда РФ в вопросе о правовой природе взносов на обязательное страхование, хотя и отличных от взносов на пенсионное страхование, но по правовой природе являющихся схожими, также разделяют арбитражные суды.

     По мнению первой и апелляционной инстанций Арбитражного суда Республики Коми, взносы на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве  и профессиональных заболеваний подлежат отнесению к налогам, так как отвечают признакам последнего, предусмотренным ст. 8 НК РФ (Решение Арбитражного суда Республики Коми от 27.11.2001 г. по делу № А29-7084/01А, Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Коми от 27.02.2002 г. по делу № А29-7084/01А). 

     О налоговом характере обязательных страховых взносов также упоминается в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2001 г. по делу № А44-2818/00-С14, который фактически признал взносы на обязательное страхование налогом и применил к организации ответственность по п. 1 ст. 122 НК РФ.

                     Таким образом, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, на наш взгляд, по своей правовой природе являются публично-правовыми платежами, обязанность по уплате которых возложена государством на организации в силу его особого политико-правового статуса и подлежит исполнению с учетом порядка и условий уплаты налога, предусмотренных налоговым законодательством.

     Как следствие этого, плательщики указанных взносов в целях защиты своих прав и законных интересов, без предоставления которой невозможно устойчивое развитие общества, вправе использовать не только нормы Закона, но и соответствующие положения Конституции Российской Федерации и НК РФ в частности (ст. 54, ст. 57 Конституции РФ, п. 1 ст. 5 НК РФ).

     Согласно ст. 54 Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

                     В соответствии со ст. 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.

     Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, конституционные принципы налогообложения конкретизированы в Налоговом кодексе Российской Федерации и подлежат распространению на обязательные платежи в страховые фонды (абз. 4 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. № 18-П). Таким образом, осуществляя регулирование отношений, возникающих в сфере обязательного пенсионного страхования, законодатель должен руководствоваться  основными принципами законодательства о налогах и сборах (пункты 1 и 2 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации), в том числе принципом законного установления обязательных платежей, в соответствии с  которым не может считаться законно установленным обязательный платеж, не соответствующий, по существу, конституционным принципам и отражающим их основным началам законодательства о налогах и сборах (абз. 8 п. 5 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. № 18-П).

     Порядок законного установления налогов в развитие положений ст. 57 Конституции Российской Федерации конкретизирован законодателем в Налоговом кодексе Российском Федерации.

                     Согласно абз. 3 п. 1 ст. 5 НК РФ, распространяющему свое действие на правоотношения по введению налогов с 1 января 2000 года в полной мере,   акты законодательства о налогах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу.

                     Законодатель, указывая в ст. 34 Закона об обязательном пенсионном страховании на то, что Закон подлежит вступлению в силу со дня его официального опубликования, то есть с 17 декабря 2001 г., фактически нарушил установленный п. 1 ст. 5 НК РФ единый порядок установления и вступления на территории Российской Федерации в законную силу актов законодательства о налогах, принятый во исполнение положений ст. 57 Конституции Российской Федерации.

     Как отмечает Конституционный Суд РФ в абз. 2 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 24 февраля 1998 г. № 7-П, подобное решение законодателя не согласуется с принципом, лежащим в основе статей 54 и 57 Конституции Российской Федерации, исходя из смысла которых закону, ухудшающему положение организаций как объединений граждан, не может придаваться обратная сила, тем более, если были существенно увеличены размеры взносов, по своему характеру фактически не отличающихся от налоговых платежей.

     Таким образом, учитывая, что п. 1 ст. 5 НК РФ установлен особый порядок введения в действие актов законодательства о налогах, положения иных законодательных актов о налогах, в том числе ст. 34 Закона об обязательном пенсионном страховании, должны применяться с учетом положений п. 1 ст. 5 НК РФ.

     Как следствие этого, ст. 34 Закона, предусматривающая, что обязанность по уплате страховых взносов на обязательное  пенсионное страхование  устанавливается с 17 декабря 2001 г., а не с 1 января 2003 г., нарушает положения п. 1 ст. 5 НК РФ, противоречит статье 57 Конституции Российской Федерации, как придающая обратную силу закону, ухудшающему положение налогоплательщиков, и, следовательно, не подлежит  применению и, в конечном итоге, препятствуют продолжению устойчивого развития российского общества.

     


  • 1C БИТ Крупнейшая сеть филиалов 1с программист. Все о фамилии Форум.