Юридические исследования - ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА ПОСТАВКИ В. А. Семеусов -

На главную >>>

Гражданское право: ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА ПОСТАВКИ В. А. Семеусов


    Анализ экономического, хозяйственного оборота сегодняшней России свидетельствует, что в сущности наиболее широко применяемым в предпринимательской деятельности догово­ром является договор поставки. Правда, имену­ется он по-разному. Так, в современной юриди­ческой литературе поставку именуют ком­мерческой сделкой купли-продажи. Сленг (жар­гон) профессионалов финансового рынка обога­тился выражением "срочный контракт". Утвер­ждается, что срочные контракты подразделяют­ся на форвардные, фьючерсные и опционные.

     


    Сибирский юридический вестник. 2000. № 1

     

    ВОПРОСЫ ЧАСТНОГО ПРАВА И ЦИВИЛИСТИКИ

     

     

     

    ©  2000 г.    В. А. Семеусов

     

                                        

     

    ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА ПОСТАВКИ

     

     


    1. Анализ экономического, хозяйственного оборота сегодняшней России свидетельствует, что в сущности наиболее широко применяемым в предпринимательской деятельности догово­ром является договор поставки. Правда, имену­ется он по-разному. Так, в современной юриди­ческой литературе поставку именуют ком­мерческой сделкой купли-продажи. Сленг (жар­гон) профессионалов финансового рынка обога­тился выражением "срочный контракт". Утвер­ждается, что срочные контракты подразделяют­ся на форвардные, фьючерсные и опционные.

     

    Экономическая пресса сообщает, что в России существует фьючерсный товарный ры­нок, заключаются фьючерсные контракты на товар. Но по российскому национальному праву срочные контракты есть ни что иное как контрак­ты на поставку товаров или договоры поставки.

     

    Как известно, приступая к составлению до­говора, следует, предварить его название. На­звание договора, - например, договор поставки -необходимо для понимания намерения сторон в договоре при совершении сделки. Случается, что по разным мотивам, в названии договора его составители стремятся скрыть, затушевать ис­тинный характер сделки. Как только не называ­ется договор поставки! И договором о совмест­ной деятельности, и договором поручения на оказание услуг, и т.п. Однако на основании пра­вового анализа и толкования представленных договоров, пользуясь методом сравнительного правоведения необходимо прийти к выводу, что по существу договор в, так называемой, ком­мерции представляет собой ни что иное как до­говор поставки, отягощенный иногда элемента­ми других договоров.

     

    Квалифицируя правоотношения участников спора, судам необходимо исходить из признаков договора поставки, предусмотренных статьей 506 Кодекса, независимо от наименования дого­вора, названия его сторон либо обозначения способа передачи товара в тексте документа.[1]

     

     

    2. Существует проблема разграничения до­говора поставки от смежных с ним договоров.

     

    Прежде всего, надо сказать, что отграниче­ние договора поставки от договора купли-продажи всегда представляет не только научно-теоретический интерес, но и имеет важное прак­тическое значение. Важно определиться, в каких случаях заключается договор поставки, а когда - договор купли-продажи. От этого, как известно, зависят не только права и обязанности сторон, но и последствия неисполнения или ненадле­жащего исполнения договора.

     

    Для установления юридической природы договора поставки необходимо обратиться к легальному определению данного договора. Это определение имеет свою историю. В статье 258 Гражданского кодекса РСФСР формула догово­ра поставки излагалась так: по договору постав­ки организация-поставщик обязуется передать в определенные сроки или срок организации-покупателю (заказчику) в собственность (в опе­ративное управление) определенную продукцию согласно обязательному для обеих организаций плановому акту распределения продукции; орга­низация-покупатель обязуется, принять продук­цию и оплатить ее по установленным ценам.

     

    Договором поставки является также и за­ключаемый между организациями по их усмот­рению договор, по которому поставщик обязует­ся передать покупателю продукцию, не распре­деляемую в плановом порядке, в срок, не совпа­дающий с моментом заключения договора.

     

    В связи с принятием 14 июля 1992 года по­становления Верховного Совета РСФСР "О ре­гулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" изложенное определение договора поставки было отменено; на смену ему пришло понима­ние того, что в соответствии с договором постав­ки поставщик, выступающий продавцом товара и являющийся предпринимателем, обязуется в обусловленные сроки(срок) передавать в собст­венность (полное хозяйственное ведение или оперативное управление) покупателю товар, предназначенный для предпринимательской деятельности или иных целей, не связанных с личным (семейным, домашним) потреблением, а покупатель обязуется принимать товар и пла­тить за него определенную цену (п. 1 ст. 79 Ос­нов гражданского законодательства Союза ССР и республик).

     

    В Гражданском кодексе Российской Феде­рации дано легальное определение договора поставки: поставщик-продавец, осуществляю­щий предпринимательскую деятельность, обя­зуется передать в обусловленный срок или сро­ки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринима­тельской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, домашним или иным по­добным использованием (ст. 506 ГК РФ).

     

    Экскурс в современную историю легального определения договора поставки свидетельству­ет, что квалифицирующие признаки договора поставки неизменны, они проступают рельефно всегда и во все времена в идеологическом тумане, порой опускающемся ни них. Воистину, есть нечто, что вечно, когда речь идет о договоре поставки.

     

    3. Предприятие и человек, то есть юриди­ческое и физическое лицо реализуют концепцию купли-продажи, которая так же стара, как мир. Эта концепция национальной внутренней тор­говли в любой стране, независимо от политиче­ского уклада, зиждется на определенных прин­ципах, известных экономической теории купли-продажи. Соответственно нужно указать, на осо­бую. Сферу применения договора поставки. Это - хозяйственная, предпринимательская деятель­ность. В соответствии со ст. 2 Гражданского ко­декса Российской Федерации предприниматель­ской деятельностью признается самостоятель­ная, осуществляемая на свой риск деятель­ность, направленная на систематическое полу­чение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказа­ния услуг лицами, зарегистрированными в каче­стве индивидуального предпринимателя в уста­новленном порядке.

     

     

    4. Общепризнанно, что одним из признаков поставки является особый субъектный состав данного договора. Если, к примеру, договор куп­ли-продажи может быть заключен любым субъ­ектом гражданского права, то этого нельзя ска­зать о субъектах договора поставки.

     

    Сравнительно недавно признавалось, что договор поставки может быть заключен только между социалистическими организациями, а теперь при определении круга субъектов дого­вора поставки введена правовая фигура, име­нуемая предпринимателем. Как и прежде, граж­дане (физические лица) исключаются из числа субъектов договора поставки. В сделках по по­ставке могут принимать участие граждане, имеющие статус индивидуального предпринима­теля.

     

    Предприятия и другие коммерческие орга­низации, а также индивидуальные предпринима­тели, профессионально занимающиеся произ­водством, торговлей и иной хозяйственной дея­тельностью, суть субъекты договора поставки. Некоммерческие организации могут осуществ­лять предпринимательскую деятельность при определенных условиях. И в этом качестве они могут выступать субъектом договора поставки.

     

    Поставщик и продавец. Эти понятия отнюдь не тождественны. Поставщиком именуется про­давец, осуществляющий предпринимательскую деятельность (см. ч.4 ст. 469 ГК РФ). Таким об­разом, в качестве поставщика выступают пред­приятия и иные коммерческие организации, про­изводящие товары или ведущие оптовую тор­говлю. В этой связи следует сказать, что в ре­формируемой России оптовая торговля была объявлена персоной нон грата: были предприня­ты попытки полностью разрушить оптовую сис­тему торговли, а крупные оптовые торговые ор­ганизации упразднить. В отличие от этих хозяй­ствующих субъектов появились примитивные коммерческие посредники при купле-продаже. В процессе непродуманного реформирования бы­ла сделана ставка на мелкого коммерсанта и "саморегулирующийся" рынок. Вмиг были об­рублены хозяйственные связи по поставкам, а государство устранилось от регулирования эко­номических процессов поставки.

     

    Сама жизнь показала, что ориентир на мелкого торговца был экономически неграмотен. Азбучной истиной является то, что в государст­вах, в том числе и с развитыми рыночными от­ношениями, крупные оптовые торговые органи­зации    имеют    серьезные    социально-экономические функции. Это преобразование промышленного ассортимента в торговый и соз­дание структуры каналов рационального това­родвижения; оценка потребностей и спроса, кон­троль и поддержание необходимой интен­сивности товаропотоков; концентрация товарной массы и хранение товарных запасов; инвестиро­вание процесса товародвижения, включая кре­дитование оптовых закупок и поставок и форми­рование резервных источников его финансового обеспечения; создание наиболее рационального режима торговли в целях экономии совокупных издержек обращения и в конечном итоге сниже­ния отпускных и потребительских цен; информа­ционное, консалтинговое и маркетинговое об­служивание торгующих предприятий в целях минимизации коммерческого риска; наконец, доставка товаров к конечному потребителю.

     

    Повышение эффективности общественного производства возможно при построении рацио­нальной системы оптовой торговли под контро­лем государства. Закономерностью является то, что оптовая торговля вернет утраченные пози­ции. А тем временем оптовый оборот товаров, хозяйственные связи между профессиональ­ными поставщиками и покупателями традицион­но регулируются законодательством о поставках и заключенным, в соответствии с этим законода­тельством, договором поставки.

     

    Покупатели в договоре поставки - не потре­бители, коими обычно называются граждане." Согласно преамбуле Закона "О защите прав по­требителя" потребителем: является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерения приобрести или зака­зать товары (работы, услуги) для личных быто­вых нужд. В связи с этим нормы закона не рас­пространяются на предпринимателей (физиче­ских и юридических лиц), приобретающих про­дукцию, товары или использующих результаты работ (услуг) в целях их дальнейшей переработ­ки либо перепродажи, а также не юридические лица, приобретающие товары или использую­щие результаты работ (услуг) для удовлетворе­ния собственных нужд, даже если они были при­обретены (заказаны) в розничной торговле или в сфере бытового и иных видов обслуживания населения.

     

    Покупателем может быть и некоммерческая организация, если она закупает товары для оп­ределенной цели.

     

    Итак, в договорные отношения вступают хо­зяйствующие субъекты, но не граждане (физиче­ские лица).

     

     

    Как можно уяснить, в современной юри­дической литературе утверждается, что особен­ность договора поставки составляет цель при­обретения товаров (продукции). По договору поставки товары могут приобретаться для даль­нейшего использования их в предприниматель­ской деятельности (продаже, переработки, по­требления в качестве элемента технологическо­го процесса и т.д.). В то же время законодатель­ство признает невозможным использование данных товаров в личных целях. Итак, цель при­обретения товаров предопределяет сферу дей­ствия договора поставки. Товары бывают произ­водственного или потребительского назначения. Последние не поставляются, но продаются.

     

    Однако сам по себе предмет договорного обязательства, не имеет решающего значения в определении юридической конструкции данного обязательства, нужна совокупность юридических признаков. Как не заметить, что один и тот то­вар, например, автомобиль в зависимости от конкретной ситуации может быть использован в водном случае для производственной, предпри­нимательской цели, а в другом, как говорит за­кон, для: личного, семейного, домашнего или иного подобного употребления. Вообще в усло­виях рыночного хозяйства деление предмета поставки  на  продукцию  производственно-технического .назначения и товары народного потребления исчезает.

     

    Утверждается так же, что поставке подле­жат вещи, относящиеся к категории движимого имущества. Между тем, как по договору купли-продажи, может быть реализовано как движи­мое, так и недвижимое имущество. Но, напри­мер, воздушные и морские суда, суда внутренне­го плавания, космические объекты, - будучи не­движимым имуществом, изготовляются и по­ставляются.

     

    Земля и другие природные ресурсы по со­временном}7  российском}7 законодательству могут отчуждаться или приобретаться по дого­вору купли-продажи, но эти объекты гражданских прав не поставляются. За этим, пожалуй, исклю­чением, обусловленным специ4Ликой земельных правоотношений, одни и те же вещи, могут быть как предметом договора купли-продажи, так и договора поставки. Словом, на наш взгляд, об­ращение к предмету договора ничего не прояс­няет в вопросе о различии договора купли-продажи и договора поставки.

     

    Давно замечено, что предметом поставки являются вещи. Из имущества поставляться могут только вещи, но никакие-либо иные объек­ты, входящие в понятие имущества. Это вещи, определяемые родовыми признаками, а иногда — вещи индивидуально определенные, напри­мер, оборудование, изготавливаемое по специ­альному заказу. Важно заметить, что при изго­товлении и поставке уникальной, но не серийной продукции возникают трудности по разграниче­нию договоров поставки и подряда.

     

    Согласно ст. 506 ГК РФ предметом постав­ки могут быть товары производимые или заку­паемые поставщиком. Выходит, что нельзя реа­лизовать по договору поставки вещи, имеющие потребительную стоимость, т.е. товары, поя­вившиеся у субъекта хозяйственного оборота на праве собственности по другим юридическим основаниям, нежели изготовление или приобре­тение по договору купли-продажи вещей. Конечно, нельзя не заметить, что такое предположе­ние абсурдно, поскольку основания приоб­ретения права собственности на вещь не огра­ничиваются случаями, указанными в правовой норме о поставке. Далее, - поставить, т.е. про­дать вещь в определенный срок указанный в договоре поставки Хозяйствующий субъект вправе любую вещь, принадлежащую ему на титуле права, собственности или на ином вещ­ном праве. Более того, поставщиком может вы­ступать лицо, не обладающее правом собствен­ности на реализуемые вещи (товары).

     

     

    5. Известно суждение, что основной при­знак договора поставки — цель приобретения товара и характер его использования покупате­лем. Однако мотивы и цель приобретения това­ра не могут быть предметом обсуждения при заключении договора поставки. В самом деле, поставщику равно как и продавцу глубоко без­различно., для чего покупатель! покупает товар. Такой вопрос юридически некорректен, он про­сто выходит за рамки договора, поэтому не име­ет правового смысла. Равным образом не имеет юридического значения для поставщика и 'факт использования товара после его приобретения покупателем.

     

    Правовым результатом договора поставки (как и договора купли-продажи) может быть пе­реход права собственности на имущество.

     

     

    6. Признак несовпадения моментов за­ключения и исполнения договора не может быть признан квалифицирующим договором поставки ввиду того, что договор купли-продажи также является консенсуальным договором. Несо­мненно, договор ставки как и некоторые виды договора купли-продажи является консенсуаль-ными договорами. Консенсуальность, как отме­чают цивилисты, характеризует в равной сте­пени упомянутые договоры. Очевидно, что здесь нельзя найти различительную грань.

     

     

    7.  В качестве критерия договора поставки юристы указывают на то, что передача товаров продавцом (поставщиком) покупателю должна осуществляться в обусловленный договором срок или сроки. Применительно к нему срок (сроки) передачи товаров приобретает характер существенного условия договора.

     

    Исторически сложилось так, что в отечест­венной системе права были две, конкурирующие между собой правовые формы экономического процесса купли-продажи - договор поставки и договор купли-продажи. Вследствие чего случа­лось, что возникал вопрос: какой договор может быть заключен при оформлении экономического процесса купли-продажи товара, который будет создан в будущем, - его нет в момент заключе­ния договора (например, договор на куплю-продажу партии станков самолетов и т.п.)? Для исследователей договорного права не было со­мнений - договор поставки. а вот ныне, судя по начавшейся полемике, единого и твердого мне­ния на поставленный вопрос нет. И вот почему. Согласно традиционным отечественным право­вым воззрениям: договор купли-продажи счита­ется заключенным и имеет право на существо­вание, если содержание договора не позволяет определить срок его исполнения. Таков стандарт или - эталон договора купли-продажи. В проти­вовес этому договор поставки заключается, если срок заключения данного договора и его испол­нения объективно не совпадают, а по тому в соглашении (документе) обязательно должны быть названы срок или (сроки) исполнения обя­зательства поставки. Иными словами, исполне­ние договора поставки по истечении определен­ного времени с момента его заключения, и, зна­чит,  исполнения обязательно фиксируется в договоре, поскольку имеет значение существен­ного его условия.

     

    По этому критерию проходило различие между договором купли-продажи и договором поставки, заключаемом по усмотрению сторон. Ориентир был надежным и простым, как и все разумное. Но пришли другие времена; и появил­ся ГК РФ. Как явствует из ст. 457 ГК РФ, срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю может быть предусмотрен договором купли-продажи. Продавец вправе исполнять такой договор до наступления или после истечения определенного в нем срока только с согласия покупателя.

     

    Коль скоро дело обстоит таким образом, то договор может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который будет создан или приобретен продав­цом в будущем, если иное не установлено зако­ном, или не вытекает из характера товара (ч. 2 ст. 455 ГК РФ).

     

    Итак, единственный по сути дела критерий поставки, если опустить признак субъектного состава по причине сложности его восприятия, а порой и ненужности в свободном коммерческом обороте, утрачен. Выходит, что в свободной коммерции с формальной юридической точки зрения договор купли-продажи ничем не отлича­ется от договора поставки. Стало быть, это не­отличимые правовые понятия или суть юридиче­ские тождества. Отсюда с неизбежностью сле­дует вывод, что в ГК РФ сконструированы дого­воры-близнецы, имеющие абсолютно одинако­вую правовую природу, а, значит в хозяйствен­ной практике неразличимые. Но это похоже на юридическую бессмыслицу. Здравый-то смысл не может быть отменен указом. И тут надо ска­зать следующее.

     

    Субъекты договора поставки - это субъекты хозяйственной, предпринимательской деятель­ности. Договор поставки является правовой формой оптовой торговли; он опосредует как правило, посреднические услуги на оптовом рынке. В оптовой же торговле рациональны дли­тельные хозяйственные, коммерческие связи между поставщиками и покупателями. Следова­тельно, договор поставки целесообразно за­ключать на длительные сроки. Это закономер­ность.

     

    Впрочем в нынешней экономической ситуа­ции стабильные договорные и экономические связи на. 5 и 10 лет нереальны, коль скоро не­стабильны принципы и условия хозяйствования. Но это нечто иррациональное. И, разумеется, эта экономическая ошибка, если позволительно будет так сказать, не может быть возведена в ранг законоположения. Видимо, по этой причине ради чистоты конструкции договора купли-продажи и устранения отличий от его зарубеж­ных аналогов разумно поступили составители ГК РФ, когда не упразднили, но применяя своеоб­разную юридическую технику оставили в систе­ме российского договорного права договор по­ставки.

     

    Уместно заметить, что разрыв во времени между заключением и исполнением договора, купли-продажи ярко проявляется в такой его разновидности, как договор розничной купли-продажи. Например, исполнение договора через определенное время после его заключения со стороны покупателя при продаже товара в кре­дит, со стороны продавца — при продаже легко­вых автомашин. Но в этих и других эпизодах роз­ничной купли-продажи субъектом договора вы­ступает гражданин.

     

    При совершении сделок купли-продажи ме­жду хозяйствующими субъектами также возмож­но возникновение ситуации, когда между заклю­чением договора и его исполнением существует промежуток времени. Такая ситуация возникает по различным причинам, как-то: отсутствие транспорта, грузчиков для погрузки и вывозки проданной партии товара, подготовка складских площадей, организационные неполадки и т.п. По указанным причинам между двумя моментами возникновения и исполнения договора купли-продажи иногда проходит довольно значитель­ный период времени, но на этом основании нельзя утверждать, что мы имеем договор по­ставки. Дело в том, что обстоятельства, из-за которых может наступить несовпадение момен­тов заключения договора купли-продажи и его исполнения, носят случайный, привходящий ха­рактер, а потому лежат за пределами договорно­го соглашения.

     

    Хозяйственно-юридические отношения при договоре поставки в противоположность догово­ру купли-продажи имеют длительный характер. Длительность отношений - фактор сугубо объек­тивный, который не может быть определен по усмотрению сторон, он относительно не зависит от субъективных моментов.

     

    Длительность отношений по поставке про­дукции обусловливается производственными, экономическими факторами. Точнее, длитель­ность отношений определяется нормативами средств производства на стороне покупателя, технологией производственного процесса, про­изводственными мощностями — на стороне по­ставщика. В этих пределах возможно согласова­ние сторонами момента о времени исполнения договора поставки.

     

    Если поставщик - торговая организация, то единственным, пожалуй, регулятором длитель­ности отношений по договору поставки является порядок и правила торговли. Кстати, нужно за­метить, что наличие товара в момент заключе­ния договора вовсе не исключает длительность отношений. Все зависит от характера самого товара, способа его использования. Например, для. товаров повседневного спроса — нужен график поставки, для товаров сезонного спроса -периоды поставки. Кроме того, организация розничной торговли предопределяет поставку това­ров партиями, но не всего объема товаров, заку­пленных по договору, скажем, на год. Это недо­пустимо по условиям складирования и хранения товаров в магазинах.

     

    Таким образом, длительность отношений как правовая категория, по нашему мнению, это — экономико-юридическое явление, обуслов­ленное тем, что: 1. либо предмет договора не существует в натуре к моменту заключения до­говора, либо 2. Производственно-финансовая деятельность предприятий, состоящих в дого­ворных отношениях предполагает последова­тельную передачу товара отдельными партиями или частями, либо 3. Порядком организации то­варного обращения, учитывающем специфику удовлетворения потребностей по заказам.

     

    Общий вывод: договор заключенный хозяй­ствующими субъектами по поводу возмездной передачи товара в собственность, в котором назван срок (сроки) его исполнения, суть договор поставки, но не договор купли-продажи.

     

    Договором поставки признается заключае­мый между хозяйствующими субъектами дого­вор, по которому поставщик обязуется передать в собственность (хозяйственное ведение, опера­тивное управление) товар в обусловленный срок, а покупатель обязуется принять его и оп­латить,

     

    В Гражданском кодексе Российской Феде­рации была сформулирована идея, что договор поставки не самостоятельный тип договора, но вид договора купли-продажи. Эта идея, как ут­верждают составители Гражданского кодекса, заимствована из Венской конвенции о междуна­родных договорах купли-продажи, участником которой является Россия. Некоторые юристы полагают, что в рыночной экономике доминирует договор купли-продажи, а договор поставки все­го лишь его разновидность, но не са­мостоятельный институт договорного права.

     

    Итак, по принятой в Гражданском кодексе РФ классификации договоров, договор поставки относится к одному из видов договора купли-продажи. Практически это значит, что к договору поставки, применяются общие положения о до­говоре купли- продажи, коль скоро иное не пре­дусмотрено правилами о поставке, помещенны­ми в Гражданском кодексе Российской Федера­ции.

     

    Совершенно справедливо, на наш взгляд, в юридической литературе отмечается, что попыт­ки "осовременить" многие традиционные для прежней хозяйственной практики законоположе­ния, принципиально по-иному решить судьбу ряда давно известных институтов поставки не могут не вызвать серьезных возражений. "... Де­ло в том, что на протяжении не одного десятиле­тия в нашей стране отношения между то­варопроизводителями и оптовыми торговыми организациями строились исключительно на основе договоров поставки. Была выработана богатая практика использования долгосрочных договоров поставки для расширения ассорти­мента (номенклатуры) продукции и товаров, по­вышения их качества, планирования поставщи­ком своего производства, с учетом потребностей покупателей. Имелся связанный с исполнением обязательств по нему опыт кредитования по­ставщиков под отгрузочные документы. В связи с развитием поставочных отношений детализи­ровались и углублялись соответствующее зако­нодательство, арбитражно-судебная практика, в полной мере учитывалась специфика отдельных видов продукции и товаров, являвшихся пред­метом договоров поставки, что находило отра­жение в десятках особых условий поставок и примерных договоров на поставку отдельных видов продукции и товаров".[2]

     

    Итак, по формально-политическим сообра­жениям были устранены отличия правовых эта­лонов России от зарубежных аналогов в право­вом регулировании отношений между товаро­производителем и потребителем. Между тем, исходя из традиций отечественного законода­тельства, и правоприменительной практики бы­ло бы целесообразно сохранить самостоятель­ным такой тип договора как договор поставки. Ради чистоты абстрактной правовой конструкции международной купли-продажи нельзя игнори­ровать специфику экономических, имуществен­ных отношений поставки. Ведь даже в условиях, когда планово-регулирующая роль государства, сведена к минимуму, указанные отношения в известном смысле сохраняют известные, прису­щие только им черты. Нельзя согласиться с тем, что нормы права, регулирующие договор купли-продажи, якобы могут одновременно регулиро­вать и те отношения, которые правоведы име­нуют поставочными. Тем самым в угоду фор­мального устранения сохранившихся в России отличий в регулировании поставки от зарубеж­ных аналогов уничтожается отечественная кон­струкция договора поставки и предается забве­нию громадный массив законодательства о по­ставках и опыт применения этого законодатель­ства.

     

    Экономико-юридические критерии выделя­ют, по-нашему' мнению, договор поставки в са­мостоятельный договор с его особенностями, функциями и значением.

     

     

     

     

     



    [1] Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 22 октября 1997 г. "О неко­торых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о дого­воре поставки".

     

    [2] Витрянский В. Договор поставки// Закон. 1995. № 6. С. 14.