Юридические исследования - К ВОПРОСУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ Т.Л. Курас -

На главную >>>

Гражданское процессуальное право: К ВОПРОСУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ Т.Л. Курас


    С 1864 года в России началось проведение судебной реформы. В частности, была учреждена новая судебная система, которая состояла из двух групп судов. К первой из них относились мировые судебные установления, а ко второй - общие судебные установления, состоящие из окружных судов, судебных палат и Правительствующего Сената. В соответствии с Судебными Уставами 1864 года судебные палаты являлись апелляционной инстанцией для окружных судов, которые рассматривали по первой инстанции дела подсудных им категорий.

     

    Предметом исследования настоящей статьи является вопрос о том, какой вид апелляции по гражданским делам – полная или неполная – существовал в России после введения Судебных Уставов 1864 года, а также как реализовывались на практике закрепленные законодателем правила о возможности предос­тавлении в судебные палаты при пересмотре судебных актов по апелляционной инстанции дополнительных доказательств. Так называемая неполная апелляция означает, что в судебные палаты нельзя представлять новые доказательства, не представленные в окружной суд при рассмотрении дела по первой инстанции. Полная апелляция означает, что в апелляционную инстанцию можно представлять новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, а также можно ссылаться на новые факты.

     


    Сибирский юридический вестник. 2001. № 1.

     

    ПРАВО И ПРАВОСУДИЕ

     

     

     

    ©  2001 г.    Т.Л. Курас

     

     

    К ВОПРОСУ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ

     

    ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ:

     

    ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ

     

     


    С 1864 года в России началось проведение судебной реформы. В частности, была учреждена новая судебная система, которая состояла из двух групп судов. К первой из них относились мировые судебные установления, а ко второй - общие судебные установления, состоящие из окружных судов, судебных палат и Правительствующего Сената. В соответствии с Судебными Уставами 1864 года судебные палаты являлись апелляционной инстанцией для окружных судов, которые рассматривали по первой инстанции дела подсудных им категорий.

     

    Предметом исследования настоящей статьи является вопрос о том, какой вид апелляции по гражданским делам – полная или неполная – существовал в России после введения Судебных Уставов 1864 года, а также как реализовывались на практике закрепленные законодателем правила о возможности предос­тавлении в судебные палаты при пересмотре судебных актов по апелляционной инстанции дополнительных доказательств. Так называемая неполная апелляция означает, что в судебные палаты нельзя представлять новые доказательства, не представленные в окружной суд при рассмотрении дела по первой инстанции. Полная апелляция означает, что в апелляционную инстанцию можно представлять новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, а также можно ссылаться на новые факты.

     

    Составители проекта Судебных уставов понимали, какие объективные сложности существуют для введения полной апелляции. К ним относились обширность округов, в пределах которых должны были действовать судебные палаты, недостаток дорог и удобных сообщений, а также небольшое число судебных палат[1]. Исходя из анализа указанных выше, а также иных факторов составители пришли к выводу о том, что в первой инстанции должны быть собраны и надлежащим образом проверены все документы и сведения, необходимые для изучения и решения дела[2]. При таком положении дел судебные палаты могли, не производя вторично никаких расследований, заниматься лишь пересмотром решений на основании тех фактических данных и доказательств, которые были представлены тяжущимися в низшем суде. Составители Судеб­ных уставов имели в виду, что функцией апелляции будет являться проверка правильности и исправление решений суда первой инстанции. Это утверждение можно подтвердить следующими высказываниями законодателя: «апел­ля­ционный суд рассмат­ривает предмет спора, очищенный уже производством в первой инстанции от всех посторонних, не относящихся до существа дела, и только в том объеме, в коем этого требует поданная апелляция…притом обсуждает только вопрос, действительно ли основательны дока­зательства принесшего апелляцию лица о неправильности первоначального решения»[3].

     

    Таким образом, думается, следует согла­ситься с мнением составителей Судебных уставов о том, что в российском государстве при реализации судебной реформы следовало ввести неполную апелляцию. Это позволило бы четко распределить обязанности между судом первой и второй инстанции, а самое главное, ускорить получение защиты лицами, чьи права были нарушены. Таким образом, составители проекта Судебных Уставов планировали ввести в судебных палатах неполную апелляцию и письменный порядок разрешения дел. Для полноценной реализации этих правил производства в судах второй инстанции сле­довало четко увязать их с правилами производства гражданских дел по первой инстанции в окружных судах. Однако, как обоснованно отмечает А.К. Рихтер, состави­телям не удалось провести в уставе соответствующие правила о производстве и решении дел в окружных судах с должной полнотой и последовательностью[4]. Оконча­тельная редакция Судебных уставов оказалась такой, что у правоприменителей возникал целый ряд проблем по применению правил апелляции. Эти неясности разрешались Гражданским кассационным департаментом Правительствую­щего Сената. Им, в частности, было выработано процессуальное положение о том, что сторонам предоставлено право на приведение новых доводов и доказательств (решение 1873 г. № 1465, 1874 г. № 82, 1976 г. № 76, 1879 № 37, 1880 № 249 и другие)[5].

     

    Д.А. Носенко, анализируя на страницах Журнала Министерства Юстиции Устав гражданского судопроизводства, отмечал, что законодатель обязывает тяжущихся предостав­лять в суд первой инстанции имеющиеся у них данные и доказательства. По мнению автора, в уставе не упоминается о праве предоставления в апелляционный суд новых доводов и доказательств, поскольку установив обяза­тельное представление всех доказа­тельств по делу в первую инстанцию, устав не предполагал необходимым оговаривать относительно новых доводов и доказательств в суд второй степени, так как при наличии такого правила у жалобщика нет права на приведение новых доводов и доказательств. Автор подчеркивал, что из умолчания в уставе о праве представления во вторую инстанцию новых доводов и доказательств никак нельзя сделать выводы о наличии у тяжущихся такого права, как это делает Правительствующий Сенат, поскольку такой вывод был бы противен всему построению и духу устава гражданского судопроизводства. Кроме того, как отмечал далее автор, п.2 ст. 745 устава возлагает на апеллятора обязанность опровергать правильность решения суда лишь обстоятельст­вами дела, под которыми следует понимать те обстоятельства, которые изучены судом первой инстанции. Из вышеизложенного автор сделал вывод, что устав гражданского судопроиз­водства не допускает права тяжущихся на приведение в апелляционную инстанцию новых доказательств.[6] Однако такие доказательства принимались и рассматривались судебными палатами, которые основывали свои действия на решениях Гражданского кассацион­ного департамента Правительствую­ще­го Сената. Я.К. Городыский в работе, анализирую­щей гражданское судопроизводство порефор­менной России отмечал: «по отзывам судебных практиков, существующая постановка апелля­цион­ного производства, при которой сторонам дозволяется представлять во вторую инстанцию новые доказательства, не бывшие в виду первой инстанции, вызывает значительные неудобства. Апелляторы очень часто представляют только во вторую инстанцию свои наиболее веские доводы и доказательства. Создается такое положение, что дело при рассмотрении во второй инстанции осложняется путем проверки новых доказательств»[7]. Таким образом, большинство авторов, высказывавших свою точку зрения на страницах юридической печати, склонялись к мнению, что следовало применять правила о неполной апелляции при рассмотрении судебными палатами гражданских дел по второй инстанции. Помимо этого, ряд авторов высказывали обоснованные выводы о том, что в случае фактической реализации законодательного правила о запрете представления в апелляционную инстанцию новых доказательств из него следовало бы установить ряд исключений. В качестве таковых, в частности, необходимо предусмотреть случаи, указанные в работе А.К.Рихтера, когда «стороны предъявят суду все имеющиеся у них фактические данные, но суд некоторые из них оставит без обсуждения и тем подаст недовольной решением стороне достаточный повод для переноса дела в апелляционный суд и для предъявления ему фактов или доказательств, оставленных без обсуждения первым судом»[8].  Подводя итог, думается, следует еще раз отметить обоснованность позиции тех авторов, которые высказывались за реализацию неполной апелляции в пореформенной России с тем, чтобы окружные суды при рассмотрении гражданских дел по первой инстанции исследовали весь фактический материал и все имеющиеся доказательства по делу, а судебные палаты оценивали законность судебных решений, не принимая (по общему правилу) новых доказательств к своему рассмотрению. Однако, к сожалению, фактически при реализации судебной реформы 1864 года в России сложилась система, при которой был реализован принцип полной апелляции, что значительно затягивало рассмотрение гражданс­ких дел и вызывало на практике массу иных  неудобств для судебных палат, а также для самих спорящих сторон. 

     

    Рассмотрим далее, как решается вопрос о возможности предоставления дополнительных доказательств в апелляционную инстанцию в системе судов современного российского государства. Институт апелляционного пересмотра судебных актов, принятых по первой инстанции, введен в системе арбитражных судов РФ с 1 июля 1995 г., со дня вступления в действие нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Кроме того, апелляционная инстанция вводится и в системе судов общей юрисдикции: в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР законом от 7 августа 2000 года внесены изменения, в соответствии с которыми после введения института мировых судей их акты будут пересматриваться по апелляционной инстанции районными (городскими) судами. Поскольку институт мировых судей в большинстве регионов РФ еще не введен, остановимся на рассмотрении интересующего нас вопроса о полной или неполной апелляции в системе арбитражных судов. Нормы об апелляционном обжаловании судебных актов арбитражного суда первой инстанции во многом схожи с порядком и условиями апелляционного обжалования актов окружных судов в судебные палаты, которые были введены в соответствии с Судебными Уставами 1864 г. В соответствии с Законом РФ "Об арбитражных судах в Российской Федерации", вступившим в силу 1 июля 1995 года, система федеральных арбитражных судов в РФ состоит из Высшего Арбитражного Суда РФ, федеральных арбитражных судов округов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации. Не вступившее в законную силу постановление арбитражного суда может быть обжаловано в апелляционную инстанцию, которая находится в суде субъекта, который принимал решение по первой инстанции. Суд апелляционной инстанции осуществляет повторное рассмотрение дела по существу, проверяя при этом фактическую и правовую стороны решения.

     

    В части 1 статьи 155 АПК РФ закреплено, что «при рассмотрении дела в апелляционной инстанции арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело. Дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него». Дополнительными доказательствами являются все те, которые не были исследованы судом первой инстанции. Таким образом, законодатель ограничил право лиц, участвующих в деле, на представление в суд апелляционной инстанции дополнительных доказательств. Оно может быть реализовано только в случае, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него. Авторы комментария к Арбитражному процессуальному кодексу РФ отмечают, что в обобщенном виде эти причины могут быть сформулированы следующим образом: 1) доказательства существовали в момент рассмотрения дела в суде первой инстанции, но лицо не знало и не могло знать об их существовании; 2) доказательства существовали на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции, и представляющее их лицо знало об этом, но по независящим от него причинам не могло их представить в суд; 3) дополнительные доказательства появились после принятия решения судом первой инстанции; 4) суд первой инстанции ошибочно исключил из судебного разбирательства представленные лицом доказательства, которые могли иметь значение для исхода дела; 5) суд первой инстанции необоснованно отказал лицу в исследовании доказательств, которые могли иметь значение для исхода дела (необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы, о направлении судебного поручения, об истребовании доказательств и т.п.)[9].

     

    Думается, законодатель обоснованно ввел в арбитражном процессе правила неполной апелляции с отдельными исключениями. Такие правила, как мы уже отмечали выше, должны способствовать более быстрому рассмотрению дел и эффективной защите прав граждан и организаций, страхуя от недобросовестных участвующих в деле лиц, не представляющих доказательства в первую инстанцию и придерживающих их для апелляционной. Представ­ляется, однако, что формулировка части первой статьи 155, устанавливающей исключение из общего правила о невозможности представления в апелляционную инстанцию дополнительных доказательств, довольно неконк­ретная. Думается, что в целях избежания расширительного толкования понятия «невоз­мож­­ности представления доказательств в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от заявителя», следовало законодательно закрепить его критерии.

     

    Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 9 постановления N 11 от 19 июня 1997 г. указал, что при решении вопроса о привлечении дополнительных доказательств принимаются во внимание объяснения заявителя о причинах непредставления этих доказательств в суде первой инстанции, о необходимости их представления в суд апелляционной инстанции, а также связь доказательств с обстоятельствами, имеющими значение для правильного разрешения спора. Дополнительные доказательства могут быть не приняты судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило эти доказательства, чтобы затянуть процесс. Как обоснованно утверждает Е.А.Борисова, данные разъяснения ВАС РФ вызывают ряд противоречий: в соответствии с ч. 1 ст. 155 АПК РФ заявитель, ходатайствуя о принятии арбитражным судом дополнительных доказательств, должен доказать, что он не имел возможности их представить в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него. Согласно же разъяснениям Пленума, заявитель не должен ничего обосновывать, и более того, бремя доказывания недобросовестного поведения этого лица перекладывается на противную сторону. Поскольку доказать недобросовестность заявителя в суде первой инстанции практически невозможно, имеются основания полагать, что теперь, по существу, нет никаких ограничений на представление дополнительных доказательств в апелляционную инстанцию[10]. Фактическое установление полной апелляции в арбитражном процессе при реализации вышеуказанного разъяснения Пленума ВАС РФ привело бы к существенным нарушениям прав граждан и организаций в арбитражном процессе, а также к дисбалансу между первой и апелляционной инстанцией.

     

    Подводя итог вышеизложенного, хотелось бы еще раз подчеркнуть целесообразность существования именно такой формы апелляции, как неполная, при которой лица, участвующие в деле, не могут представлять в апелляционную инстанцию дополнительные доказательства. Думается, в настоящее время законодатель учел недостатки Судебных уставов 1864 года, формулировка которых вызывала у правоприменителей неоднозначное толкование по вопросу о том, вправе ли участвующие в деле лица представлять в апелляционную инстанцию, в качестве которой выступали судебные палаты, дополнительные доказательства. На современном этапе в системе арбитражных судов РФ существует и развивается система неполной апелляции, с отдельными исключе­ниями. Думается, что такая система наиболее оптимальна для нашего государства, однако, следовало бы, на наш взгляд, более конкретизированно изложить в АПК РФ указанные исключения из общего правила о невозможности представления в апелляционную инстанцию дополнительных доказательств.    

     

     

     

     



    [1] Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны. Спб., 1867. Ч.1 изд.2. С.110.

     

    [2] Там же. С.23.

     

    [3] Там же. С.109.

     

    [4] Рихтер А.К. О полной и неполной апелляции// Журн. Министерства Юстиции. 1907. №3. С.7.

     

    [5] Носенко Д.А. Очерки по гражданскому процессу// Журн. Министерства Юстиции. 1903. №10. С.26.

     

    [6] [6] Носенко Д.А. Очерки по гражданскому процессу//Журнал Министерства Юстиции. 1903. №10. С. 35-37.

     

    [7] Городыский Я.К. Наши суды и судебные порядки по данным ревизии 1895 года// Журн. Министерства Юстиции. 1901. №6. С.89.

     

    [8] Рихтер А.К. Указ. соч. С.21.

     

    [9] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: комментарий/ Под ред. Яковлева В.Ф. М., 1998. С.359.

     

    [10] Борисова Е.А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. М., 2000. С.96.