Юридические исследования - Теоретические вопросы современного международного морского права. Лазарев М.И. -

На главную >>>

Международное публичное право: Теоретические вопросы современного международного морского права. Лазарев М.И.


    Научно-техническая революция позволила государствам и народам еще шире использовать Мировой океан - гигантскую "копилку" биологических и минеральных ресурсов, источник энергии и научных знаний, генератор кислорода планеты, важнейшую коммуникационную сферу, огромную экологическую среду.

     

     Единовременно в Мировом океане находится от 2 до 3 млн. человек, занятых традиционными и новыми видами морепользования. Более 80% международной торговли обслуживается морским транспортом.

     

     НТР и рост морской активности государств вызвали к жизни потребность в обновленном правовом регуляторе современных международных морских отношений. Он должен служить ускоренному развитию народов, одинаково устраивать развивающиеся и технически развитые страны, большие и малые государства, морские и внутриконтинентальные страны, государства, находящиеся в благоприятном и неблагоприятном географическом положении. Дальнейшая справедливая перестройка международных экономических отношений, начатая еще в 1917 г., распространяется и на международные морские отношения.

     

     Более десяти лет в рамках ООН продолжалась дополнительная разработка международно-правового режима Мирового океана, вызванная "морской научно-технической революцией" и расширением деятельности государств по освоению ресурсов Мирового океана.



    Лазарев М.И. Теоретические вопросы современного международного морского права.- М., 1983.- 302 c



    СОДЕРЖАНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ    3
    Глава I
    МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ОБЩЕГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА    8
    1. Общность международного морского права и международного права in corpore    9
    2. Классовость международного права и международного морского права    16
    3. Специфика международного морского права    19
    4. Географический фактор в международном морском праве    40
    Глава II
    ПОДОТРАСЛИ МЕЖДУНАРОДНОГО МОРСКОГО ПРАВА    54
    1. Традиционные подотрасли    55
    2. Новые или складывающиеся подотрасли    59
    3. Вопрос о коллизии норм морского права    69
    Глава III
    МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ ДРУГИХ ОТРАСЛЕЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА    72
    1. Международное морское право и международное воздушное право    73
    2. Международное морское право и международное космическое право    78
    3. Международное морское право и международное атомное право    87
    4. Международное морское публичное право и международное морское частное право    90
    Глава IV
    О КОМПЛЕКСНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО МОРСКОГО ПРАВА
    1. Понятие комплексности права    99
    2. "Морское право" — комплексная отрасль?    104
    3. Комплексность международного морского права в широком и узком смысле    108
    Глава V
    МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРАВОПОРЯДОК В МИРОВОМ ОКЕАНЕ
    1. Слагаемые правопорядка в Мировом океане    123
    2. Роль и место международного морского публичного права и внутригосударственного морского права в международном морском правопорядке    138
    3. Проблема соотношения глобального и регионального режимов в международном морском правопорядке    142
    4. Международный правопорядок и вопрос о неприменении силы в международных морских отношениях. Проблема морского разоружения    145
    Глава VI
    МОНДИАЛИСТСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО МОРСКОГО ПРАВА
    1. Концепция империалистичности "старого" международного морского права и его гибели    151
    2. Концепция устарелости принципа свободы открытого моря    156
    3. Концепция нового, созданного обычаем международного морского права    164
    4. Экстремистская интерпретация концепции морского дна как общего наследия человечества    168
    5. Концепция надгосударственной власти для регулирования отношений в Мировом океане    187
    6. Концепция необходимости установления налога на деятельность в Мировом океане    191
    7. Концепция морской экологии как основы морского права    202
    Глава VII
    НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО МОРСКОГО ПРАВА
    1. Экстремистская интерпретация концепции особых, преимущественных прав и интересов развивающихся стран    215
    2. Концепция абсолютного суверенитета прибрежного государства    217
    3. Концепция национальной юрисдикции прибрежного государства    220
    4. Концепция 200-мильных территориальных вод    222
    5. Концепция подразумевающегося международного мандата прибрежному государству    226
    6. Концепция патримониального моря    230
    7. Концепция юрисдикции порта (захода судна)    234
    8. Концепция раздела дна Мирового океана между прибрежными государствами    239
    9. Концепция раздела дна Мирового океана между всеми государствами    241
    10. Концепция исключительной экономической зоны (экстремистская интерпретация)    254
    11. Концепция расчленения "пакета"    265
    12. Концепция моратория на разработку ресурсов международного морского дна    271
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ    275
    ПРИМЕЧАНИЯ    280


    ВВЕДЕНИЕ

     Научно-техническая революция позволила государствам и народам еще шире использовать Мировой океан - гигантскую "копилку" биологических и минеральных ресурсов, источник энергии и научных знаний, генератор кислорода планеты, важнейшую коммуникационную сферу, огромную экологическую среду.

     Единовременно в Мировом океане находится от 2 до 3 млн. человек1, занятых традиционными и новыми видами морепользования. Более 80% международной торговли обслуживается морским транспортом2.

     НТР и рост морской активности государств вызвали к жизни потребность в обновленном правовом регуляторе современных международных морских отношений. Он должен служить ускоренному развитию народов, одинаково устраивать развивающиеся и технически развитые страны, большие и малые государства, морские и внутриконтинентальные страны, государства, находящиеся в благоприятном и неблагоприятном географическом положении. Дальнейшая справедливая перестройка международных экономических отношений, начатая еще в 1917 г., распространяется и на международные морские отношения.

     Более десяти лет в рамках ООН продолжалась дополнительная разработка международно-правового режима Мирового океана, вызванная "морской научно-технической революцией" и расширением деятельности государств по освоению ресурсов Мирового океана.

     Трудность выработки приемлемой для всех государств современного сложного мира универсальной конвенции, которая регулировала бы все виды хозяйственной деятельности па всех пространствах океана, определяется исключительной разнородностью возникших вопросов; их большим числом (около 120 крупных и малых вопросов обсуждалось на сессиях III Конференции ООН по морскому праву); большим числом заинтересованных

    3

     стран (150); существенными различиями в позициях государств - различиями, вызванными географическим положением, противоречивыми морскими интересами, социально-классовым подходом и т. д.; национализмом, доведенным в ряде случаев до крайностей; желанием определенных сил установить наднациональный, "мондиалистский" режим; энергетическим, экологическим, демографическим "взрывами"; отсутствием прецедентов в решении столь обширной, глобальной проблемы и другими причинами.

     Пока III Конференция ООН по морскому праву не закончила работу, предпринимались попытки противоправного юрисдикционного раздела дна, недр, вод Мирового океана и воздушного пространства над ним посредством принятия национального законодательства. "Но море, как общая просторная дорога всех наций, не может находиться под суверенитетом какой-либо державы",- говорил еще К. Маркс3.

     Как отмечалось на XXV съезде КПСС, СССР не может стоять в стороне от решения проблем Мирового океана и активно участвует в международном сотрудничестве4.

     На XXVI съезде КПСС подчеркивалось, что в современную нам эпоху необходимо и возможно положить начало очень важному процессу снижения военного присутствия в различных районах Мирового океана5.

     В деле обеспечения мирного рационального отношения к Мировому океану и предотвращения его использования в военно-агрессивных целях важную роль играют нормы международного права, призванные регулировать морские отношения государств.

     В наши дни, когда идет определепная переоценка нормативных и практических ценностей в международном праве вообще, огромное значение имеют вопросы теории6. Однако теория международного права, несмотря на значительные успехи в последние годы и в целом, и в отдельных отраслях - международном, космическом, атомном, воздушном и морском праве, не всегда успевает за бурным развитием НТР и рожденными ею правовыми потребностями. Юристы-маринисты, которые особенно остро это чувствуют, также призваны внести свою лепту в теорию международного права.

     Не может быть и речи об "отмирании" международного права на предстоящие десятилетия; наоборот, существует тенденция к увеличению всего объема не только

    4

     международного морского права, но и общего международного права в целом, к расширению его многоплановости, углублению его содержания и усилению императивной значимости его норм.

     Всякая система норм, большая или малая, а иногда даже отдельная норма требует своего объяснения, обоснования, теоретического подкрепления.

     Вот почему конкретные интересы и практика государств привели к появлению в последнее десятилетие соответствующих концепций международного морского права. Многие из этих концепций еще не отлиты в законченную форму. Почти каждая из них имеет как максималистское, так и умеренное толкование. Правильный отбор их элементов и уяснение смысла при формировании новых норм международного морского права исключительно важны, для предотвращения засилья капиталистических монополий, для борьбы с проявлениями неоколониализма и империализма, для жизненности Конвенции по морскому праву, разработанной III Конференцией ООН по морскому праву в 1982 г.

     В. И. Ленин указывал, что надо "уметь разбираться к тех ходячих фразах и всевозможных софизмах, которыми прикрывает каждый класс и каждый слой свои эгоистические поползновения ж свое настоящее "нутро""7.

     Следует отметить, что выделение некоторых буржуазных концепций международного морского права в чистом, изолированном друг от друга виде - дело условное. Иногда те или иные концепции переплетаются или перекликаются, а также дополняют друг друга,

     Так, концепция патримониального моря в том виде, как она была провозглашена первоначально, практически слилась с концепцией 200-мильных территориальных вод.

     Или, например, концепция установления налога на деятельность государств в Мировом океане, несмотря на свою самостоятельность, фактически мыслится ее авторами как составная часть концепции создания надгосударственного органа по вопросам морских отношений, установления своего рода "мирового морского правительства".

     Но, несмотря на такие взаимопроникновения и "перехлесты", выделение этих концепций, их определенная научная "автономизация" оправданы с научной точки зрения. Это необходимо для лучшего уяснения сути этих концепций и критического подхода к ним.

    5

     Принципиально все современные буржуазные концепции международного морского права имеют либо гипертрофированно интернациональный, либо. преувеличенно националистический характер.

     Поэтому все концепции в целом могут быть разбиты на две группы: мондиалистские, предполагающие создание более или менее жесткого надгосударственного порядка, и националистические, исходящие из преувеличенно понимаемых суверенных прав государств.

     К моидиалистским относятся такие концепции, как: империалистичности "старого" международного морского права и его гибели; устарелости принципа свободы открытого моря; нового обычного международного морского права; общего наследия человечества в экстремистской интерпретации; надгосударственной власти для регулирования отношений в Мировом океане; морской экологии как основы морского права; необходимости установления налога па деятельность в Мировом океане.

     К националистическим: концепция особых, преимущественных прав и интересов развивающихся стран (экстремистская интерпретация); абсолютного суверенитета прибрежного государства; 200-мильных территориальных вод; национальной юрисдикции прибрежного государства; подразумевающегося международного мандата прибрежному государству; патримониального моря; юрисдикции порта (захода судна); раздела дна Мирового океана между прибрежными государствами; раздела дна Мирового океана между всеми государствами; исключительной экономической зоны в экстремистской интерпретации; расчленения пакета.

     Наконец, несколько особняком стоит концепция моратория на разработку ресурсов международного морского дна.

     Как правило, эти концепции реакционны, хотя в отдельных из них есть то или иное рациональное зерно истины, большее или меньшее конструктивное начало, которые были использованы для достижения многостороннего компромисса в кодификационной работе ООН до морскому праву.

     Однако следует констатировать,что экстремистские и односторонние тезисы осложняют межгосударственный компромисс, помогающий обеспечивать всем народам справедливое равноправное пользование Мировым

    6

     океаном, его дном и воздушным пространством над ним на основе уважения международно-правовых принципов.

     Этими принципами, которые Советский Союз считает и своими конституционными принципами (ст. 29 Конституции СССР), являются: соблюдение суверенного равенства государств; взаимный отказ от применения силы или угрозы силой; нерушимость границ; территориальная целостность государств; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право пародов распоряжаться своей судьбой; сотрудничество между государствами; добросовестное выполнение обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных международных договоров.

     На перечисленных в ст. 29 Конституции СССР принципах базируются как позитивная советская демократическая доктрина международного права, так и оценки теоретической и практической значимости концепций международного морского права.

     СССР, другие социалистические государства активно стремятся к созданию справедливого, демократического, мирного правопорядка в Мировом океане, отвечающего интересам всех народов, ради общего развития, овладения богатствами Мирового океана.

     Усилия международного сообщества привели к подписанию 10 декабря 1982 г. в Монтего-Бей, на Ямайке, новой, всеохватывающей Конвенции но морскому праву.

     Ее подписание 119 государствами в первый же день явилось торжеством дела мира, разрядки, сотрудничества.

     Лишь Соединенные Штаты, являющиеся - по утверждению госдепартамента США - "ключевым участником Конференции"8, на протяжении всей ее работы добивавшиеся односторонних для себя преимуществ, отказались подписать Конвенцию. Они вынашивают идею подписания сепаратного "мини-договора" со своими союзниками, но попадают в состояние изоляции9.

     При всех условиях, корабль международного правопорядка идет своим курсом.

    7


    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     Настоящая книга посвящена теории. Но из рассматриваемых в ней вопросов вытекают выводы, имеющие сугубо практическое значение. Каковы же они?

     Насколько важно для практики выяснить, является ли современное международное морское право отраслью общего международного права или нет, из каких под-отраслей оно состоит, каково его соотношение с другими отраслями международного права, комплексная ли это отрасль или обычная, что такое правопорядок в Мировом океане и т. д.?

     На XXVI съезде КПСС, президент Академии наук СССР академик А. П. Александров, докладывая о том, что советская наука пришла к съезду с новыми достижениями и о том, что у нас имеются крупные успехи в области фундаментальных исследований, подчеркнул: "Это чрезвычайно важно, так как именно фундаментальные достижения приводят к наиболее значительным изменениям в технике, открывают новые области человеческой деятельности"1. Слова А. П. Александрова можно с полным основанием отнести и к роли фундаментальных исследований в общественных науках.

     Фундаментальная теория напоминает огромный ледник, находящийся высоко в горах, не связанный, как будто, с жизнью на земле в долинах. Однако именно этот ледник под живительным влиянием солнечных лучей питает реки и озера, дает жизнь растениям и людям, находящимся на самой земле.

     В главе I было показано, что международное морское право - это интегральная часть международного права, имеющая, однако, большую автономность. Известно, что определенными ученами-международниками отрицается специфика международного морского права и его автономность, они видят только его общие с международным правом черты.

    275

     Из анализа характеристик, объединяющих международное морское и международное право, следует, что раз современное международное морское право - это в то же самое время и общее международное право, оно также должно неукоснительно соблюдаться, имеет солидные юридические обязывающие основания.

     Доказательство же того, что оно автономно, дает основание говорить о его праве на самостоятельное научное и практическое внимание, нормативную организацию, кодификацию и всякую иную помощь со стороны органов власти, физических и юридических лиц, законодательных учреждений и т. д.

     Из первой главы вытекает, таким образом, вывод о том, что современное международное морское право обладает важной юридической природой, присущей международному праву, и что оно заслуживает самостоятельного внимания и ученых, и нормотворческих, и правоприменительных органов и учреждений. Соответственно этому представляется практически полезным создание самостоятельных секторов международного морского права и внутригосударственного морского права в различных научных и практических учреждениях.

     В эпоху HTP отношения государств развертываются не только на поверхности Океана, равной двум третям земного шара, но распространяются и на толщу воды, воздушное пространство над Океаном, его дно и недра. Таким образом, пространственная сфера регулирования у международного морского права чрезвычайно широка, и в этих условиях классификация основных принципов современного международного права приобретает все более актуальное практическое значение.

     Из содержания главы II видно, что и в международных морских отношения и в международном морском праве идет усиленный процесс дальнейшей специализации и формирования под-отраслей международного морского права.

     Из этой констатации явно вытекает вывод о том, что надо разрабатывать ряд вопросов, связанных с институтами и под-отраслями международного морского права. Это касается и теории и практики.

     В главе сделана попытка выяснить, каковы будущие процессы, зарождающиеся сегодня в международном морском праве, каково их значение. Например, если мы увидим, что намечается формирование и развитие под-отрасли

    276

     права научных исследований в Мировом океане, мы будем стремиться уделять должное внимание ее правильному развитию.

     А это означает, что действующая в этой области система юридических норм, а также научная доктрина, связанная с ними, будет защищать права научно-исследовательских судов в любых водах за пределами действия национальной юрисдикции государства флага.

     Надлежащая защита прав научно-исследовательского судна будет гарантировать государство флага от ущерба (и убытков), вызванных не спровоцированным судном перерывом его навигации властями прибрежного государства, прекращением научно-исследовательского эксперимента, обеспечит оптимальные научные результаты. (Заметим, что проведение морских научно-исследовательских экспедиций обходится в миллионы рублей и надо позаботиться, чтобы средства эти не пропадали даром2.)

     В то же самое время хорошо сбалансированные права, обязанности и ответственность корабля науки обеспечат и защитят интересы прибрежного государства от нарушения его суверенных интересов и безопасности.

     Разработка надлежащего правового статуса научно-исследовательского судна в международных водах гарантирует также соблюдение интересов международного сообщества государств в целом в отношении всех видов морепользования - судоходства, рыболовства, морского промысла, добычи минералов, она будет содействовать рационализации и сохранению среды. (Такова, например, правовая норма, требующая "пломбировки" экипажем научно-исследовательского судна скважины, пробуренной им для разведки полезных ископаемых или забора керна. Эта норма имеет целью предотвратить возможные в будущем выбросы нефти, газа и т. д. и загрязнение моря, а также разрушение структуры морского дна.)

     То же можно сказать о практическом значении возможного развития под-отрасли права континентального шельфа для правильной эксплуатации морских нефтяных и газовых платформ глубокого бурения.

     Соответственно представляется целесообразным создание подразделений, экспертов на флотах по правовым проблемам- научных исследований в морях и океанах, разработки дна как континентального шельфа, так и абиссали международного "Района", поддержание и развитие учреждений рыболовного права, морского промысла.

    277

     Или возьмем, к примеру, вопрос о соотношении международного морского права с другими отраслями международного права - воздушным, космическим, природоохранительным или атомным.

     Из содержания главы III было видно, что идет активный процесс сочетания норм международного морского права с нормами других отраслей общего международного права и их правовая интеграция.

     Полное уяснение этого процесса оттачивает международный юридический инструментарий, делает его более эффективным, помогает правильному взаимодействию не только норм различных отраслей международного права, но и различных органов и организаций, лиц, применяющих эти нормы как па международном, так и на национальном уровнях.

     Анализ должен побудить практиков больше внимания уделять связям и сочетаниям различных отраслей международного права. Так, правильное регулирование положения судов с атомными энергетическими установками па борту (сочетание и взаимодействие международного морского и международного атомного права) содействует надлежащим интересам технической (да и политической) безопасности и нормальному существованию и функционированию как судна государства флага, так и прибрежных государств, всего международного сообщества. Должное соотношение и взаимодействие норм, регулирующих радиопередачи в космическом, воздушном, океаническом и береговом пространстве, призвано предотвратить коллизии морских, воздушных и космических судов.

     Далее. В главе IV было установлено, что не может быть единого понятия "морское право", как правового комплекса, как единой самостоятельной комплексной отрасли. Было выяснено, что в так называемом морском праве четко просматриваются такие самостоятельные по всем параметрам отрасли права, как международное морское право, внутригосударственное морское право и международное морское частное право.

     Практическая экстраполяция этих выводов означает сохранение государствами своего суверенитета и всех производных отсюда прав, обязанностей и ответственности на морях и океанах, а также непозволительность надгосударственного, в ущерб суверенитету и независимости народов, регулирования.

    278

     Необходимость оберегать суверенные права государства, соблюдать принцип невмешательства в их внутренние, в данном случае морские дела, требует осторожного обращения с понятием "комплексная отрасль права".

     Теоретические вопросы о международном морском правопорядке, рассмотренные в главе V, также прямо подводят к практическим шагам.

     Уяснение специфики международного морского правопорядка и правоотношений, составляющих его сумму, дает возможность лучше понять, что такое международный морской правопорядок, способствует практической деятельности всех морепользователей, начиная от государств и кончая юридическими и физическими лицами.

     И, наконец, в главе VI была показана сущность, опасность и, в определенных условиях, нереальность различных концепций надгосударственного регулирования, а в главе VII - большая реальность, но и большая опасность для международного сообщества буржуазных националистических (эгоистических) концепций международного морского права.

     Теоретический анализ помогает отобрать из всех этих концепций (а их около двух десятков) рациональные элементы для достройки общей системы правопорядка в Мировом океане. И такой отбор уже ведут международные и национальные кодификаторы и имплементаторы.

     Изучение теоретических концепций, освещенных в главах VI и VII, служит практической цели - избежать как наднационального (мондиалистского), так и националистического подхода к принятию тех или иных решений в международных морских отношениях. Это предотвращает и волюнтаризм.

     Раскрытие подлинной сущности многочисленных экстремистских концепций необходимо для того, чтобы коллективными усилиями государственных деятелей, юристов, дипломатов, специалистов морского дела (теоретиков и практиков) был улучшен находящийся в вечном движении и изменении, но в то же время в определенном смысле стабильный, опирающийся на общепризнанные принципы справедливый международный морской правопорядок,

    279

    Введение

    1 См.: Покшишееский В. В. География расселения на берегах Мирового океана, - В кн.: География Мирового океана; Экологическая география Мирового оквана. Л.: Наука, 1979, с. 83.

    2 Василевский Л. И. и др. География морского транспорта. - Там же, с. 166.

    3Материалы XXVI съезда КПСС. M.: Политиздат, 1981, с. 23.

    4См.: Материалы XXV съезда КПСС. M.: Политиздат, 1976, с. 62.

    5Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 15, с. 439.

    6 См.: Федосеев П. Я. Философские и мировоззренческие проблемы современной науки. - В кн.: Философские и мировоззренческие проблемы современной науки: (XVI Всемирный философский конгресс) . M.: Наука, 1981, с. 4 - 48.

    7 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 6, с. 70.

    8 См.: Science, Technology and American Diplomacy. Wash., 1980, p. 18.

    9 См.: Кедров А. Новая конвенция по морскому праву. - Междунар. жизнь, 1982, № 12Г с. 40-48.


    Заключение

    1 XXVI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет. M.: Политиздат, 1981, т. 1, с. 220.

    2 Вреховских Л. M. Планета - океан.- В кн.: Человек и стихия. Л., 1974, с. 84. '