Юридические исследования - К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ СТРАН ОБЩЕЙ СИСТЕМЫ ПРАВА (НА ПРИМЕРЕ США) Т.Н. Лиюхан -

На главную >>>

Гражданское право: К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ СТРАН ОБЩЕЙ СИСТЕМЫ ПРАВА (НА ПРИМЕРЕ США) Т.Н. Лиюхан


    Настоящая работа является логическим продолжением вынесенной нами ранее на обсуждение проблемы определения правового статуса организационных отношений в предмете гражданского права. Однако предыдущая статья охватывала собой разрешение ряда принципиальных вопросов, обнаруживающих себя исключительно в отечественной гражданско-правовой доктрине и законодательстве. В связи с чем представляется весьма интересным и в то же время очень важным исследование этого института применительно к зарубежной гражданско-правовой доктрине и законодательству и, в частности, к праву стран, относящихся к англо-саксонской правовой системе. В нашем случае речь пойдет о классическом ее  представителе - Соединенных Штатах Америки.

     


    Сибирский юридический вестник. 2001. № 2.

     

    ВОПРОСЫ ЧАСТНОГО ПРАВА И ЦИВИЛИСТИКИ

     

     

     

    ©  2001 г.    Т.Н. Лиюхан 

     

     

    К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ  ПРАВОВОГО СТАТУСА

     

    ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

     

    СТРАН ОБЩЕЙ СИСТЕМЫ ПРАВА (НА ПРИМЕРЕ США)

     

     


    Настоящая работа является логическим продолжением вынесенной нами ранее на обсуждение проблемы определения правового статуса организационных отношений в предмете гражданского права. Однако предыдущая статья охватывала собой разрешение ряда принципиальных вопросов, обнаруживающих себя исключительно в отечественной гражданско-правовой доктрине и законодательстве[1]. В связи с чем представляется весьма интересным и в то же время очень важным исследование этого института применительно к зарубежной гражданско-правовой доктрине и законодательству и, в частности, к праву стран, относящихся к англо-саксонской правовой системе. В нашем случае речь пойдет о классическом ее  представителе - Соединенных Штатах Америки.

     

    Хотелось бы сразу обратить внимание на тот факт, что правовая система России значительно отличается по своей природе от правовой системы стран общей системы права. Поэтому прежде чем анализировать непосредственно проблему, обозначенную нами выше, необходимо, думается, в целом остановиться на характеристике правового положения, действующих в этих странах юридических лиц, поскольку проблема организационных отношений рассматривается в контексте деятельности юридических лиц. Конечно, может возникнуть вопрос: почему анализируемая проблема рассматривается на примере исключительно законодательства и доктрины  Соединенных Штатов Америки. Полагаем ответ на вопрос очевиден: будучи страной, в которой капиталистические отношения представлены в наиболее чистом виде, США создали очень развитую, хорошо приспособленную к рыночным отношениям законодательную базу. Не случайно корпоративное право США оказало огромное влияние не только на страны общего права, но и страны континентального права. Например, Япония, в которой действует континентальная система права, в 1950 году изменила свое законодательство о корпорациях с тем, чтобы приблизить его к американской модели[2]. Справедливо в свое время замечали  В.П. Мозолин и М.И. Кулагин, когда указали, что в настоящее время законодателем моды в области корпоративного права  являются, бесспорно, США[3].

     

    Предпринимательская деятельность в США, как в принципе в других странах, может вестись в различных формах. Однако доминирующее положение на рынке в США по сравнению с другими формами ведения предпринимательской деятельности занимают предпринимательские корпорации (business corporations)[4]. Вообще само понятие корпорации уникально для США уже тем, что оно охватывает самый широкий круг организаций. Американские корпорации можно разделить условно на предпринимательские и непредпринимательские.  Указанную нами выше проблему определения правового статуса организационных отношений мы рассмотрим применительно к предпринимательским корпорациям. В США, как и во многих других странах, существует много законов, которые регулируют деятельность предпринимательских корпораций. А.Ф. Конард проводит различие между «законодательством о корпорациях» и «корпоративными кодами», считая первую более широкой категорией и выделяет следующие сферы законодательства о корпорациях: «1) корпоративные коды, 2) общее прецедентное право о  корпорациях, 3) законы о ценных бумагах, 3) законы о продаже и передаче ценных бумаг, 4) антимонопольное законодательство, 5) законы о ценных бумагах, 6) налоговое законодательство. 7) правила фондового рынка. 8) правила ведения бухгалтерского учета[5]. Законы о корпорациях (то, что А.Ф. Конард называет «корпоративные коды») были приняты практически во всех штатах США. Они представляют собой наиболее полное собрание положений по корпоративному законодательству. Именно эти положения были развиты правовой доктриной американских судов. В отношении открытых корпораций (что тоже самое, что и в отечественном законодательстве открытые акционерные общества) превалирует в основном не прецедентное права, а правила, установленные в законе[6]. В целом же в США наблюдается тенденция к усилению роли статутного права по сравнению с общим[7], и эта тенденция характерна и для корпоративного права. Не углубляясь в дискуссию о преимуществах и недостатках регулирования деятельности корпораций на уровне закона и на уровне общего права, следует отметить, что применительно к поднимаемому нами вопросу мы проанализируем действующее легальное законодательство. Здесь необходимо отметить, что образование и деятельность предпринимательских корпораций регулируется в США в основном на уровне штатов. Штат Делавэр в направлении законотворчества о предпринимательских корпорациях особенно преуспел, обойдя в этом устремлении штат Нью-Джерси[8]. В основе законодательства о предпринимательских корпорациях большинства штатов лежит Примерный закон о предпринимательских корпорациях 1969 года (Model Business Corporation Act), принятый Американской ассоциацией юристов. Новая редакция Примерного закона  (Revised Model Business Corporations ActRMBCA) была одобрена Американской ассоциацией юристов в 1984 году, и затем в нее были внесены некоторые изменения[9].  Безусловно, существуют и иные нормативные и ненормативные правовые источники в регулировании деятельности предпринимательских корпораций. Собственные же рассуждения мы будем строить на анализе, прежде всего,  источников законодательного толка, убрав при этом на второй план прецедентное право.

     

    Что в принципе следует понимать под организационными отношениями применительно к частному праву стран общей системы права? Думается ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд. Содержание данного института в отечественном гражданском праве значительно отличается от этого же института применительно к странам общей системы права. Сказываются в целом и особенности  правовой системы, играют определенную значимую роль и специфика права частного. Не нужно забывать о том, что  общая система права не знает четкого деления  права на отрасли. Это также вполне справедливо и для отрасли частного права. В рассматриваемой системе права мы не увидим четкого деления на право гражданское, торговое и т.д. Следовательно, возникает вопрос: справедливо ли будет постановка вопроса сформулированного  для отечественного гражданского права  в том и числе  для частного права стран англо-саксонской системы права? Справедливо ли ставить вопрос о том могут ли организационные отношения – отношения,  складывающиеся внутри корпорации быть составной частью предмета гражданского права,  если применительно к частному праву общей системы права мы вообще лишь условно можем говорить об институте предмета гражданского права.  Видимо вряд ли. Поэтому возникает необходимость по иному сформулировать обозначенную проблему. Считаем, что в рамках настоящего исследования данная проблема может быть проанализирована с позиций действующего в США корпоративного законодательства, что позволит определить уровень состояния этого института частного права и определить его правовую природу.

     

    В рамках изложенной в свое время собственной  позиции по обозначенному вопросу и, подвергнув анализу, действующие в этих странах гражданско-правовые источники, можно констатировать следующее. В имеющемся законодательном массиве США число организационно-правовых предписаний значительно велико[10]. 

     

    Между тем,  в квалификации их гражданско-правовой природы, особых сомнений нет. Дело в том, что, рассматривая, имеющуюся гражданско-правовую законодательную базу США, пришлось еще раз убедиться в правомерности ранее сделанных выводов. К примеру, исследуя нормативно-правовую базу, деятельности в этих странах юридических лиц (т.н. «корпораций»), можно встретить немалое число норм, регламентирующих исключительно организационные начала в существе того или иного юридического лица, которые, как правило, получают дальнейшее разрешение в серии специально издаваемых для этих целей законодательных актах, причем на последнее обстоятельство специально акцентируется внимание законодателя. Поэтому такого рода нормы, конечно, будут носить организационный характер, однако, их имущественная природа  вызывает большие сомнения. В то же время, будучи закрепленными, в соответствующем для них специальном законодательстве, данные отношения немедленно приобретают имущественную природу, а, стало быть, для них становится, вполне справедливым все то, что  до того было сказано нами в целом относительно природы имущественных отношений и, в частности,  возможности их познания при помощи параметров, присущих отношениям собственности[11]. 

     

    Думается, что применительно к англо-саксонской системе права, рассматриваемую нами проблему вообще необходимо уточнить, несколько по иному сформулировать с учетом естественных поправок, сделанных на специфику права данной системы. Дело в том, что, скажем, относительно той же системы американского частного права формулировка обозначенной выше проблемы вполне справедливая для отечественного гражданского права, будет не точной по отношению к праву стран общей системы права.

     

    Применительно к  американскому частному праву не корректно ставить вопрос о правовом статусе отдельно организационно-имущест­венных   отношений, и отдельно о так называемых корпоративных отношениях. В американской частно-правовой доктрине и законодательстве не проводится  четкого разграничения на  организационно-имущественные и корпоративные отношения. Все они рассматриваются в рамках единых корпоративных отношений. Существует понятие корпоративных отношений, как самое широкое по объему, включающее в себя как отношения чисто организационно-имущественного характера (порядок образования предпринимательской корпорации,  ответственность учредителей этого юридического лица и т.п.), так и отношения, складывающиеся внутри предпринимательской корпорации (внутричленские отношения), т.е. то, что в отечественном гражданском праве называется  институтом корпоративных отношений, где происходит отождествление понятий корпоративных и внутричленских отношений. В отличие от стран континентальной системы права, отношения, вытекающие из управленческой деятельности корпорацией,  регламентации ответственности управляющего и т.п., отношения, складывающиеся внутри корпорации, образуют единую систему корпоративных отношений. Сейчас мы покажем на примере анализа действующего корпоративного законодательства США состояние данного института и механизм функционирования такого рода отношений.

     

    Согласно действующему американскому корпоративному законодательству организационные имущественные отношения можно обнаружить  в нормах, регламентирующих организацию и учреждение корпорации, ответственности учредителей. В свою очередь, внутричленские отношения обнаруживают себя в нормах, регулирующих ответственность учредителей и ответственность управляющих. Обратимся  теперь непосредственно к анализу буквы закона и, прежде всего, Примерному закону о предпринимательских корпорациях, а также законам о корпорациях отдельных штатов (Делавэр, Калифорния, Нью-Йорк). 

     

    Так, анализ регламентации порядка создания предпринимательской корпорации в США, который является, кстати, чрезвычайно упрощенным, позволяет констатировать, что тексты соответствующих законов перенасыщены номами, являющимися организационно-имуществен­ными по своей сути, нормы, находящие свое дальнейшее развитие в соответствующих законах штатов (кроме Луизианы) и отчасти прецедентном праве.

     

    Так, закон о корпорациях штата Нью-Йорк содержит норму следующего содержания: «... учредителем корпорации может быть только физическое лицо...» [12]. Казалось бы, настоящая норма носит чисто организационный характер, но в тоже время необходимо понимать, что это лишь часть всей нормы, закрепленной законодателем в букве закона. Дело в том, что вся остальная часть нормы как раз и регламентирует  то, что, мы называем организационно-имущественными отношениями. Регламентируя порядок образования предпринимательской корпорации, и закрепляя правило о том, что в качестве учредителя может выступать исключительно юридическое лицо, в дальнейшем в специальном законе, скажем, штата Нью-Йорк, регламентируется, что закрепленное в общем законе правило, вовсе не означает, что юридическое лицо не может акционером, и даже единственным участником корпорации. Просто понятие учредителя – человека, подающего документы для регистрации корпорации, и участника корпорации редко совпадают. В качестве учредителя  часто выступает юрист и его функции обычно включают подписание устава, обеспечение регистрации корпорации и назначение первого состава совета директоров (если он не назван в уставе корпорации), который одобряет выпуск акций и продает их участникам. Кроме того, закон штата устанавливает минимальное число учредителей и закрепляет правило, согласно которому учредителями корпорации могут быть одно или более лиц, причем понятие «лица» включает в себя не только физических лиц, но и корпорации, товарищества, государственные органы и т.д. Реализация данного вида норм создаст все необходимые правовые предпосылки для последующей реализации собственно гражданско-правовых норм и в этой части судебной практики, регламентирующих деятельность различного вида предпринимательских корпораций. Понятие организационных имущественных отношений, которое было дано нами применительно к отечественному гражданскому праву, думается, вполне справедливо и для американской модели реализации корпоративного законодательства. Наконец, состояние собственно корпоративных, внутричленских отношений в юридическом лице применительно к американскому корпоративному законодательству легко проиллюстрировать на примере рассмотрения структуры управления корпорациями и ответственности управляющих.

     

    Управление открытыми корпорациями (которых большинство) в США строиться по модели двухзвенной структуры: общее собрание и правление либо совет директоров. Это деление достаточно условно, ибо, например, американские юристы обычно не рассматривают свою систему  как двухзвенную, а считают ее скорее однозвенной, так как собрание акционеров обычно не рассматривается в качестве «органа правления». В то же время, возможно, выделить в американской системе управления корпорациями и третье звено – исполнительный орган, например в лице президента корпорации. В основном внутричленские отношения в американских предпринимательских корпорациях строятся по принципу отечественных открытых акционерных обществ. Подобного рода отношения, складывающиеся внутри юридического лица складываются не только исключительно по поводу членства (выборов управляющего, определение порядка ответственности руководителя корпорации), но, что немаловажно отметить, по поводу выражения собственной позиции на предмет распоряжения корпоративным имуществом (что также характерно и для отечественного гражданского оборота с участием открытых акционерных обществ) в целом, в чем бы оно не заключалось, то есть квалифицирующим признаком внутричленских отношений применительно к американской модели юридического лица является то, что качественным признаком этих отношений является отнюдь не только формальное участие в юридическом лице, а именно возможность участия в самом процессе реализации деятельности корпорации, в деятельности, определяющей экономическую и юридическую судьбу, прежде всего, имущества той или иной предпринимательской корпорации. Этот качественный признак американских корпоративных отношений можно четко заметить, обратившись к институту способов осуществления контроля за деятельностью управляющих корпораций. Одним из основных способов такого контроля является надзор со стороны акционеров. Так, американские суды выделяют следующие обоснования необходимости предъявления претензии акционеров совету директоров. Во-первых, это выполнение одного из основных принципов американского акционерного права о том, что управление корпорацией осуществляется советом директоров совместно с акционерами, а не исключительно советом директоров, принимая
    во внимание все коммерческие соображения и обстоятельства. Вместе с тем, законодательства большинства штатов США предусматривает правило «одновременного владения», в соответствии, с которым акционер может подать производный  иск только в случае, если он был акционером в то время, когда произошли те действия, которые он оспаривает, либо право на акции перешло к нему  от такого акционера не путем передачи, а по закону. В новой редакции Примерного закона правило одновременного владения было сохранено (ст.7.41). 

     

    Таким образом, становится очевидным, что корпоративные отношения применительно к англо-саксонской модели юридических лиц (и это стало очевидным, прежде всего,  на примере анализа действующего американского законодательства),  вот уже не один десяток лет предполагает следующую схему отношений, возникающих в связи с функционированием в американском гражданском обороте предпринимательских юридических лиц: корпоративные отношения ® организационно- имущественные отношения + внутричленские отношения.  

     

     

     

     

     



    [1] См.: Сибирский Юридический Вестник. 2000. №4. С. 43.

     

    [2] См.: Yuhikaku. Shin Horitsugaku Jiten (New Law Dictionary), 2d ed., 1983,  p. 632.

     

    [3] См.: Гражданское и торговое право капиталистических стран: Учебное пособие /Под ред. В.П. Мозолина, М.И. Кулагина. М.,  1980. С. 66. 

     

    [4] По данным бюро статистики США в 1987 году составляли только 5 процентов от числа предпринимательских организаций, но на долю этих корпораций приходилось примерно 87 процентов общего дохода от предпринимательской деятельности. (см.: U.S. Bureau of the Census, Statistikal Abstrakt of the United States. 1991).

     

    [5] См.: Conard A. F. Corporations in Prospective. 1976. p.3.

     

    [6] В то же время некоторые американские юристы предлагают регулировать деятельность корпораций больше на уровне судов при помощи прецедентного права, чем на уровне закона. Например, Р. Гарретт пишет: «Наиболее легкий путь разрешения наиболее сложных проблем для авторов законов о корпорациях – это установить широкие и нечеткие стандарты и затем включить правовые механизмы, если нужны такие дополнительные механизмы, чтобы дать возможность подачи производных, коллективных исков для того, чтобы самые важные вопросы могли решаться судьями» (см.: Garrett R. The limited Role of Corporation Statutes, in Commentaries on Corporate Structure and Governance. 1979. p. 102).

     

    [7] См.: Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1992. С.29 и след.

     

    [8] Законодательство штата Делавэр традиционно являлось наиболее либеральным по отношению к корпорациям и устанавливало минимальный контроль за их деятельностью со стороны государства. Кроме того, судебная практика в этом штате также благоприятствовала созданию корпораций в США и примерно сорок процентов, зарегистрированных на фондовых биржах в США, были учреждены в штате Делавэр. (см.: Masey J.R. Corporate Law and Corporate Governance, a Contractual Prospective // The Journal of Corporate Law. 1993. Vol. 18. №2. р. 207.

     

    [9] См.: Model business Corporation Act Revised Through 1994 (official text). Prentice Hall Law & Business. 1994.

     

    [10] См.: Гражданское т торговое право капиталистических государств: Учебник /Под ред. В.П. Мозолина, М., 1988. С.45 (автор – В.П. Мозолин).

     

    [11] См.: Материалы ежегодной научно-практической конференции преподавателей и студентов ЮИ ИГУ. 2000, ноябрь. С. 59-60.

     

    [12] См.: New York Business Corporation Law. 1961. (as amended). Art.401.

     


  • Смотрите описание консультант-плюс тут.