Юридические исследования - Судебная власть. Петрухин И.Л. -

На главную >>>

Судебная система и правоохранительные органы: Судебная власть. Петрухин И.Л.


    В древности функцию правосудия осуществляли фараоны, императоры, цари, короли. Судебные решения выносились их именем. Они сами разрешали наиболее важные дела и были надзорной инстанцией для подчиненных и покорных им судей (некоторые исключения из этих порядков наблюдались в Древней Греции и Древнем Риме). Суд был лишь инструментом в руках самодержавных правителей, которым наряду с правосудием принадлежала законодательная и исполнительная власть. Таким образом, все функции государственной власти были соединены в одном лице, и о самостоятельной и независимой судебной власти не могло быть и речи.

     Совокупность судов, вышестоящих и нижестоящих, - это еще не судебная власть, а совокупность выносимых ими решений и приговоров - это функция суда, но не способ контроля за органами государства (законодательными и исполнительными), в руках которых была сосредоточена подлинная, ничем не ограниченная власть. Соединение в одном лице или органе функций правотворчества, государственного управления и судопроизводства характерно для абсолютной монархии и более поздних тоталитарных режимов. Широко известна фраза, брошенная Людовиком XIV: "Государство - это я".

     Необходимость расчленения властей была концептуально обоснована гуманистами-энциклопедистами XVII-XVIII вв. (Монтескье, Локком, Дидро, Д'Аламбером, Гельвецием и др.). Их идеи легли в основу западноевропейского и североамериканского законодательства. Эти идеи проникли и в Россию, но значительно позже. Петр I поставил преданного ему генерал-прокурора ("око государства") надзирать за Сенатом, выполнявшим судебные функции (1722 г.). Но в результате великой реформы 1864 г. суды обособились, отделились от административного контроля и образовали относительно самостоятельную систему. Некоторые дореволюционные правоведы называли эту систему судебной властью, но на самом деле она была лишь первым шагом на пути к становлению этой власти. Судьи назначались и увольнялись монархом, правосудие вершилось его именем, смертные приговоры "высочайше утверждались", прокуроры сохраняли некоторые надзорные функции в отношении судов, верноподданичество по-прежнему оставалось характерной чертой судейского корпуса. Это позволяло некоторым юристам того времени, в частности И. Я. Фойницкому, утверждать, что ветви государственной власти не могут не иметь единого ствола, каковым, по их мнению, было самодержавие. И хотя термин "судебная власть" уже был в ходу, он обозначал лишь совокупность  судов с относительно послушными судьями. Суды не контролировали исполнительную власть, не защищали подданных от чиновничьего произвола и тем более не смели надзирать за конституционностью законов, да и самой конституции в России еще не было.


    СОДЕРЖАНИЕ

     

    Введение 3
    Глава I. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ
    § 1. Судебная власть в системе разделения властей 13
    § 2. Судебная власть как инструмент самоограничения государства 27
    § 3. Судебная власть и гражданское общество 40
    § 4. Суд и права человека 51
    § 5. Судебная политика 68
    § 6. Понятие и формы реализации судебной власти 79
    Глава II. ВЛАСТЬ СУДЕБНАЯ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬНАЯ И ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ
    § 1. Суд и парламент 102
    § 2. Суд и исполнительная власть 123
    Глава III. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ, ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР И ОРГАНЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
    § 1. Исторический очерк 141
    § 2. К какой ветви власти относится прокурорский надзор? 148
    § 3. Общий надзор прокуратуры и судебная власть 150
    § 4. Судебный контроль и прокурорский надзор при расследовании преступлений 158
    § 5. Суд и прокуратура в стадии судебного разбирательства по уголовным делам 181
    § 6. Судебный контроль и прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью 192
    § 7. Суд и прокурор в стадиях проверки законности и обоснованности приговоров 199
    § 8. Суд и прокурор в гражданском процессе 205
    Глава IV. НЕКОТОРЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ
    § 1. Независимость судебной власти 210
    § 2. Свободный доступ к правосудию 241
    § 3. Состязательность судопроизводства 258
    § 4. Публичность и диспозитивность в судопроизводстве  285
    § 5. Презумпции и преюдиции в судопроизводстве 302
    Глава V. ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ ВРОССИИ
    § 1. Конституционный Суд Российской Федерации 321
    § 2. Правовой статус Верховного Суда Российской Федерации 350
    § 3. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Система арбитражных судов 372
    § 4. Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации и соотношение конституционного судопроизводства в РФ на федеральном и региональном уровнях 385
    § 5. Верховный суд республики, краевой (областной) суд и равные им по компетенции суды  396
    § 6. Районный суд 400
    § 7. Мировой суд 410
    § 8. Военные суды 418
    § 9. Организация и особенности функционирования суда с участием присяжных заседателей 441
    § 10. Некоторые вопросы судебной системы в условиях Федерации 476
    § 11. Ювенальная юстиция - между судебной властью и гражданским обществом 494
    § 12. Восстановительное правосудие 516
    § 13. Организационное (ресурсное) обеспечение деятельности судов 543
    § 14. Правовой статус судьи 564
    § 15. Органы судейского сообщества 589
    Глава VI. ОСОБЕННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА
    § 1. Принципы и общие правила конституционного судопроизводства 615
    § 2. Уголовное судопроизводство 629
    § 3. Гражданское судопроизводство 648
    § 4. Арбитражное судопроизводство 682
    § 5. Административное судопроизводство 703
    Список используемых сокращений 718

     

    ВВЕДЕНИЕ

     В древности функцию правосудия осуществляли фараоны, императоры, цари, короли. Судебные решения выносились их именем. Они сами разрешали наиболее важные дела и были надзорной инстанцией для подчиненных и покорных им судей (некоторые исключения из этих порядков наблюдались в Древней Греции и Древнем Риме). Суд был лишь инструментом в руках самодержавных правителей, которым наряду с правосудием принадлежала законодательная и исполнительная власть. Таким образом, все функции государственной власти были соединены в одном лице, и о самостоятельной и независимой судебной власти не могло быть и речи.

     Совокупность судов, вышестоящих и нижестоящих, - это еще не судебная власть, а совокупность выносимых ими решений и приговоров - это функция суда, но не способ контроля за органами государства (законодательными и исполнительными), в руках которых была сосредоточена подлинная, ничем не ограниченная власть. Соединение в одном лице или органе функций правотворчества, государственного управления и судопроизводства характерно для абсолютной монархии и более поздних тоталитарных режимов. Широко известна фраза, брошенная Людовиком XIV: "Государство - это я".

     Необходимость расчленения властей была концептуально обоснована гуманистами-энциклопедистами XVII-XVIII вв. (Монтескье, Локком, Дидро, Д'Аламбером, Гельвецием и др.). Их идеи легли в основу западноевропейского и североамериканского законодательства. Эти идеи проникли и в Россию, но значительно позже. Петр I поставил преданного ему генерал-прокурора ("око государства") надзирать за Сенатом, выполнявшим судебные функции (1722 г.). Но в результате великой реформы 1864 г. суды обособились, отделились от административного контроля и образовали относительно самостоятельную систему. Некоторые дореволюционные правоведы называли эту систему судебной властью, но на самом деле она была лишь первым шагом на пути к становлению этой власти. Судьи назначались и увольнялись монархом, правосудие вершилось его именем, смертные приговоры "высочайше утверждались", прокуроры сохраняли некоторые надзорные функции в отношении судов, верноподданичество по-прежнему оставалось характерной чертой судейского корпуса. Это позволяло некоторым юристам того времени, в частности И. Я. Фойницкому, утверждать, что ветви государственной власти не могут не иметь единого ствола, каковым, по их мнению, было самодержавие. И хотя термин "судебная власть" уже был в ходу, он обозначал лишь совокупность

    3

     судов с относительно послушными судьями. Суды не контролировали исполнительную власть, не защищали подданных от чиновничьего произвола и тем более не смели надзирать за конституционностью законов, да и самой конституции в России еще не было.

     После Октябрьской революции 1917 г. "красный террор", произвол ВЧК, а затем внесудебная расправа с "врагами народа" не имели ничего общего ни с правосудием, ни с судебной властью.

     Понятие "судебная власть" возродилось в российской правовой науке и законодательстве недавно - в начале 90-х годов (гл. 7 Конституции РФ 1993 г.). При советском режиме даже после смерти И. В. Сталина (1953 г.) судебной власти как таковой в сущности не было: ведь совокупность судов, как уже отмечалось, - еще не судебная власть. Эта власть возникает и утверждается лишь тогда, когда гражданское общество находит в себе силы противостоять тирании, бюрократии и создать институты, защищающие права человека. Становление судебной власти - результат самоограничения государства, допускающего контроль над собой со стороны независимого и могущественного органа - суда, к деятельности которого, как правило, привлекается народ.

     Судебная власть возможна и эффективна лишь в контексте теории разделения властей, исключающей излишнюю концентрацию власти и гарантирующей гражданам подлинную свободу.

     В социалистический период российской истории (до 90-х годов) суды находились под жестким контролем партии и Советов. Должность судьи, даже самого низшего звена, была номенклатурной и замещалась по указанию соответствующего партийного органа. До 90% судей были членами КПСС и проводили в жизнь политику партии. Господствовало "телефонное право" - согласование судебного приговора или решения с парткомом и вышестоящим судьей. Народные районные (городские) судьи избирались на безальтернативной основе из заранее подобранных и согласованных с парткомом кандидатов. Избиратели их не знали и не контролировали. Судьи вышестоящих судов избирались соответствующими Советами, отчитывались перед ними и могли быть ими отозваны.

     Ситуация изменилась в начале 90-х годов в результате принятия новой Конституции РФ 1993 г. и реализации многих положений Концепции судебной реформы, предложенной Президентом РФ и одобренной Верховным Советом РСФСР в 1991 г. Затем были приняты законы РФ "О статусе судей в Российской Федерации" (1992 г.), "О судебной системе Российской Федерации" (1996 г.), "О мировых судьях в Российской Федерации" (1999 г.), "О судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" (1997 г.), "О судебных приставах" (1997 г.), "О военных судах" (2000 г.) и др. Таким образом, была создана законодательная база для становления и развития судебной власти в России.

    4

     Но формирование ее еще не завершено, в частности до сих пор не принят закон РФ о судах общей юрисдикции, к которым относятся Верховный Суд РФ, высшие суды субъектов Федерации и районные (городские) суды. В отношении этих судов действует явно устаревший Закон о судоустройстве РСФСР 1981 г.

     После некоторого затишья (1996-1999 гг.) судебная реформа получила новые импульсы от Президента РФ В. В. Путина, который в 2000 г. образовал комиссию под председательством Д. Н. Козака, подготовившую ряд законодательных актов. Были внесены некоторые изменения в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации", Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", Федеральный закон "О статусе судей в Российской Федерации". В 2001 г. принят новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ, вступивший в действие с 1 июля 2002 г. (с поправками, внесенными в апреле и июле 2002 г.). В 2002 г. принят Кодекс РФ об административных правонарушениях, который вступил в действие также 1 июля 2002 г.

     Федеральный закон от 14 марта 2002 г. "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" определил и упорядочил отношения внутри судебного корпуса, ввел дополнительные гарантии независимости судей.

     Завершено принятие нового Гражданского кодекса РФ.

     Государственная Дума приняла Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (2002 г.), имеющий прямое отношение к функционированию судебной власти.

     Приняты новые Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы (2002 г.).

     Таким образом, создана нормативная база судебной власти в России. Эта работа опиралась на определенные правовые идеи, которые, совершенствуясь и развиваясь, предопределяют основные направления движения России к подлинно демократическому правовому государству. Уже теперь можно говорить о России как о государстве, где судьи не только рассматривают гражданские и уголовные дела, но и осуществляют эффективный контроль за представительной властью (соответствием принимаемых ею законов российской Конституции) и исполнительной властью (соответствием действий и решений органов государственного управления и должностных лиц российским законам). Таким образом, суды защищают гражданина от возможного произвола других ветвей власти, и именно эта их функция позволяет говорить о становлении и утверждении судебной власти в России. Теперь уже все правовое поле России контролируется судами. Возник новый правовой феномен -нормоконтроль. Это означает право Конституционного Суда РФ признавать неконституционными законы, т. е. фактически отменять их, и право суда общей юрисдикции признавать незаконными

    5

     и недействительными (недействующими) нормативные акты исполнительной власти. Таким образом, возникли два важнейших атрибута судебной власти - конституционный контроль и административная юстиция. Однако этот процесс не закончен. Функции административной юстиции выполняют суды общей юрисдикции. Становлению административной юстиции препятствует общий надзор прокуратуры, подменяющий судебный порядок рассмотрения жалоб граждан на незаконные действия и решения административной власти.

     Судебная власть постепенно превращается в такую силу, которая может быть использована в большой политике и с которой нельзя не считаться. Достаточно напомнить процесс по делу КПСС в Конституционном Суде РФ (1992 г.), рассмотрение президентских указов, касающихся ситуации в Чечне, в том же суде (1996 г.). Большой резонанс вызвало постановление Конституционного Суда РФ от 15 марта 2002 г. о судебном санкционировании арестов не с 1 января 2004 г., как было установлено Законом о введении в действие нового УПК РФ, а с 1 июля 2002 г. Не меньшее значение имело постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г., из которого следует, что пока суд присяжных создан только в 9 субъектах Федерации (из 89), смертная казнь применяться не может.

     В то же время нельзя не замечать желание судов в ряде случаев способствовать другим ветвям власти в достижении определенных политических целей (устранение неугодных кандидатов в депутаты в ходе предвыборной кампании, преследование "олигархов", неубедительные попытки осудить как государственных преступников капитана Никитина, химика Мирзояна, журналиста Пасько и т. д.). В соответствии с Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации" судебная власть не может быть политически ангажированной, а судьям запрещено состоять в политических партиях.

     Поскольку федеральных судей назначает или представляет Президент РФ, Администрация Президента, получая информацию с мест, занимается подбором на судебные должности кандидатов, лояльных по отношению к исполнительной власти. Такая система таит опасность превращения судей в послушных проводников политики "верхов". Это несколько напоминает методы подбора судей в советские времена, когда парткомы рекомендовали к избранию на судейские должности лишь политически преданных товарищей.

     Быстрый рост судебной власти, превращение ее в реальную эффективную силу привлекли внимание ученых-юристов, посвятивших этой актуальной теме ряд теоретических исследований1.

    6

     Однако эти исследования можно отнести к начальному этапу изучения столь крупномасштабной проблемы. К тому же они касались лишь некоторых ее аспектов.

     Предлагаемая читателям работа претендует на изучение проблемы в целом, во всех ее аспектах и взаимосвязях. Предметом исследования являются: понятие и сущность судебной власти; место судебной власти в системе разделения властей, включая сдержки и противовесы; формы осуществления судебной власти; взаимодействие судебной власти и гражданского общества; выработка основ уголовной политики; роль судебной власти в защите прав человека.

     Авторы изучили взаимодействие судебной власти с законотворчеством и деятельностью исполнительных органов, а также с прокурорским надзором, следствием и оперативно-розыскной деятельностью (ОРД).

     Предметом исследования также стали: основные принципы организации и деятельности органов судебной власти; судебная система в целом и ее отдельные звенья - от Верховного Суда РФ до мировых судей; ветви судебной системы; отдельные виды судопроизводства (конституционное, уголовное, гражданское, административное, арбитражное); специфика организации военной юстиции, ювенальная юстиция.

     Авторы исходят из того, что судебная власть есть независимая и самостоятельная ветвь государственной власти, которая на основе права разрешает социальные конфликты, следит за соответствием нормативных и правоприменительных актов Конституции РФ и законам, а также устанавливает юридически значимые факты. Основной формой реализации судебной власти являются все разновидности правосудия. Нормоконтроль осуществляется, как правило, в рамках правосудия. Но есть и другая точка зрения, согласно которой конституционный контроль и административная юстиция не вписываются в понятие правосудия, что вряд ли правильно. В издании рассматриваются проблемы сочетания судебной власти и гражданского общества. Последнее нуждается в судах как органах защиты ценностей, принадлежащих каждому гражданину (правовое государство - "государство судей").

     Гражданское общество осуществляет социальный контроль за функционированием органов судебной власти и сотрудничает с ней в сфере отправления правосудия (присяжные и народные заседатели, восстановительное правосудие, состоящее в примирении обвиняемого и потерпевшего без применения уголовно-правовых санкций, ювенальная юстиция, осуществляемая с привлечением психологов, педагогов без соблюдения строгого уголовно-процессуального регламента).

     Внимание авторов привлекла проблема судебной политики. В отличие от советских времен, когда судебная политика задавалась "сверху" партией и Советами, в настоящее время она формируется самими судами в трех формах, а именно в виде разъяснений

    7

     пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов, постановлений Конституционного Суда РФ и судебной практики, когда она приобретает устойчивый характер и формирует новые тенденции в сфере правопонимания. Судебная политика - это выработка генеральных направлений судебной деятельности, учитывающих перемены в сферах экономики, социальной психологии и права. Самодостаточность судебной власти в выработке судебной политики нельзя понимать как ее изолированность от законотворческих процессов. Изменяя закон, законодатель активно влияет на судебную политику, задает ей тон. Изменения в судебной политике состоят в придании ей более жесткой или либеральной направленности, насаждении состязательных или инквизиционных черт судопроизводства, расширении или сужении диспозитивности в деятельности судов, усилении или сужении уголовной репрессии. Судебная политика не должна выходить за пределы, очерченные законом, но в этих пределах она может существенно колебаться. Однако недопустимы "шараханья" в судебной политике, когда центр ее тяжести резко переносится с убеждения на принуждение, с общественных мер борьбы с преступностью на государственные и наоборот. Такие представления питаются ложной иллюзией о том, что с преступностью можно справиться варьированием силой уголовных наказаний.

     Рассматривая соотношение судебной власти с законодательной и исполнительной, авторы исследовали систему сдержек и противовесов. Органы представительной власти в законодательном порядке формируют судебную систему, определяют ее организацию и порядок деятельности, назначают судей трех высших судов РФ. Но, будучи назначены, судьи полностью независимы от представительной власти. Более того, Конституционный Суд РФ контролирует представительную власть, решая вопрос о конституционности принимаемых ею законов. То же - и конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. Исполнительная власть также участвует в формировании судебного корпуса. По представлению Президента РФ Совет Федерации назначает судей трех высших судов. Остальные федеральные судьи назначаются Президентом РФ. Но после назначения судьи независимы от исполнительной власти и, более того, контролируют законность ее действий и решений.

     Изучение соотношения судебной власти с прокурорским надзором, предварительным расследованием и ОРД позволяет утверждать, что прокуроры больше не надзирают за судом, и их функция в уголовном процессе определена законом как уголовное преследование и поддержание государственного обвинения в судах. С суда полностью сняты обвинительные функции и обязанности содействовать обвинительной власти (запрет возбуждения судом уголовных дел, возвращения дел для доследования, вынесения обвинительного приговора при отказе прокурора от обвинения и др.). Перераспределены полномочия судов и прокуратуры в стадии предварительного

    8

     расследования. Новый УПК РФ 2001 г. ввел судебный контроль за законностью на предварительном следствии, осуществляемый путем выдачи судебных решений на право проведения многих следственных действий - задержания на срок более 48 часов, помещения обвиняемого в медицинское учреждение, заключения под стражу, обысков, выемок и осмотров жилища и др. Однако во многих других отношениях прокуроры сохраняют надзорные функции в отношении предварительного расследования. В частности, только с согласия прокурора возбуждаются и прекращаются уголовные дела, без согласия прокурора недопустимо обращение к судье с ходатайствами о проведении вышеуказанных следственных действий; прокурор вправе поддерживать такие ходатайства в суде или поручать это следователю (дознавателю).

     Соотношение полномочий между судом и прокурором изменилось также благодаря введению права обжалования в суд действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ст. 46 Конституции РФ, ст. 125 УПК РФ). В принципе каждое такое действие (бездействие) может быть обжаловано в суд. Вопрос лишь в том, как обеспечить это с учетом нагрузки судей и численности судебных кадров.

     В монографии подвергается критике общий надзор прокуратуры как пережиток прошлого, препятствующий созданию административной юстиции. При рассмотрении принципов организации и осуществления судебной власти особое внимание уделено независимости судей, доступу к правосудию, состязательности, публичности и диспозитивности процесса.

     Независимость судей обеспечивается рядом гарантий, в частности особым порядком привлечения их к уголовной ответственности при наличии заключения коллегии из трех судей Верховного Суда РФ (суда субъекта Федерации) и квалификационной коллегии судей. Однако вызывает сомнение целесообразность введения своеобразного испытательного срока (три года) для судей не только районных, но даже вышестоящих судов (кроме трех высших), в течение которого они должны доказать свою профессиональную пригодность и "понравиться судебному начальству". При такой системе решающую роль могут сыграть лесть и способность к адаптации. Введение возрастных пределов (65 лет), допустимого срока пребывания на руководящей судейской должности (шесть лет), а также возможности привлечения судьи к административной ответственности ограничивают действие принципов независимости и несменяемости судей.

     Доступ к правосудию не ограничивается участием в судопроизводстве заинтересованных лиц. Он приобретает смысл, когда участники процесса пользуются правами, достаточными для защиты их интересов. Факторами, ограничивающими доступ к правосудию,

    9

     являются высокие государственные пошлины (судебная система рентабельна), недостаток судебных кадров, высокая служебная нагрузка судей и др.

     Наличие или отсутствие состязательности процесса - критерий, по которому определяются исторические типы судопроизводства (состязательный, розыскной, смешанный). Значительным достижением судебной реформы в России является перенос состязательного начала с суда присяжных на все уголовное судопроизводство в целом. Тем самым обеспечивается равенство сторон, а с суда снимаются обвинительные функции, несовместимые с осуществлением правосудия.

     В монографии обращено внимание на значительное расширение диспозитивности за счет ослабления публичных начал судопроизводства, что свидетельствует об усилении внимания к защите личностью собственных интересов. Расширен перечень дел частно-публичного обвинения (увольнение с работы женщин по причине беременности, разглашение личных тайн граждан, нарушение неприкосновенности жилища и др.). Предусмотрена возможность прекращения уголовных дел публичного обвинения за примирением потерпевшего с обвиняемым, если последнему грозит наказание до пяти лет лишения свободы (до принятия УПК РФ - до трех лет лишения свободы).

     Определенную сложность представляло изучение судебной власти в условиях федерализма. Судебная система России едина, но в то же время в ней следует различать федеральные суды и суды субъектов Федерации (конституционные или уставные и мировые). Субъекты Федерации потеряли право влиять на подбор судебных кадров для федеральных судов. В то же время вопреки закону они оказывают финансовую поддержку некоторым федеральным судам, что позволяет каким-то образом влиять на них в благоприятную для себя сторону.

     Авторы рассмотрели структуру и компетенцию всех звеньев судебной системы и выдвинули ряд заслуживающих внимания предложений. Конституционный Суд РФ, не имевший аналогов в истории России, вполне адаптировался и зарекомендовал себя как бескомпромиссный защитник прав человека. Постановления Конституционного Суда РФ имеют силу источников права (со знаком "минус"), поскольку они аннулируют законоположения, противоречащие Конституции РФ. Создан механизм, обеспечивающий максимально быстрое приведение законов в соответствие с постановлениями Конституционного Суда. Законодатель не вправе преодолевать высшую силу постановлений Конституционного Суда РФ путем повторного принятия законов, противоречащих этим постановлениям. Во всех случаях, когда суд общей юрисдикции отклонил противоречащий Конституции РФ закон и напрямую применил Конституцию, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Суд. В противном случае противоречащая Конституции

    10

     норма не будет устранена из правового поля, и ее по-прежнему будут применять другие суды.

     Изучая полномочия Верховного Суда РФ, авторы не могли пройти мимо старой, но актуальной проблемы, касающейся природы даваемых им разъяснений. В отличие от прежнего законодательства Конституция РФ (ст. 126) не называет эти разъяснения руководящими и устанавливает, что они даются не по вопросам права (как раньше), а "по вопросам судебной практики". К тому же Конституция РФ (ст. 120) предусматривает, что судьи подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Получается, будто разъяснения Пленума Верховного Суда РФ для судей не обязательны, и они могут их отвергнуть, если сочтут, что эти разъяснения противоречат Конституции РФ или закону. Эта проблема до сих пор не решена, но многие юристы считают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ руководящими и относят их к источникам права. Как бы ни решился этот вопрос, несомненно одно: разъяснения Пленума -важный и эффективный инструмент судебной власти.

     В последнее время много пишут о мировых судьях - новом звене российской судебной системы. Мировые судьи рассматривают все дела частного обвинения и многие дела публичного обвинения о преступлениях небольшой тяжести. Процесс создания мировых судов, вероятно, затянется, и их функции будут выполнять районные судьи. Но их приговоры и решения, в отличие от приговоров и решений мировых судей, не подлежат апелляционному обжалованию. Высказано мнение, что приговоры и решения мировых судей могут стать предметом рассмотрения надзорных инстанций вплоть до Верховного Суда РФ.

     Изучая систему военных судов, авторы, в частности, обратили внимание на то, что штатское лицо, совершившее преступление в соучастии с военнослужащими, вправе быть судимым гражданским судом вместе с военнослужащими, обвиняемыми в совершении того же преступления (ч. 7 ст. 31 УПК РФ).

     Рассматривая отдельные виды судопроизводства, авторы концентрировали внимание на особенностях каждого из них. Специфичны процедуры рассмотрения дел (обращений) в Конституционном Суде РФ. Уголовное судопроизводство рассмотрено с позиций нового УПК РФ 2001 г. (расширение состязательности и диспозитивности, судебный контроль за предварительным расследованием, наделение следователя функцией обвинения, упрощенный порядок рассмотрения некоторых дел в суде, введение апелляции, реформа надзорного производства и др.). В гражданском судопроизводстве, по мнению авторов, допустимы упрощенные процедуры, прокурор должен быть лишен надзорных полномочий (дача заключений, предъявление иска без просьбы или согласия стороны и др.). Арбитражное судопроизводство, хотя и не упомянуто в ст. 118 Конституции РФ, имеет право на существование в силу специфики дел об экономических преступлениях. Система арбитражных судов

    11

     предусмотрена в ст. 127 Конституции РФ. Нет никаких оснований передавать функции арбитражных судов в ведение судов общей юрисдикции. Административное судопроизводство является способом разрешения жалоб граждан на действия (бездействие) органов исполнительной власти и должностных лиц. Другая форма этого производства - рассмотрение судами дел об административных правонарушениях. Эти формы имеют мало общего, потому институционально они должны быть расчленены.

     Авторы рассмотрели проблему специализации внутри судебной власти, т. е. расчленения судебной системы на ряд ветвей, отличающихся друг от друга характером рассматриваемых дел и спецификой процедур. Во многих странах существуют ювенальные и другие специализированные суды, образующие автономные системы. Такое построение судебной системы имеет то преимущество, что дела рассматриваются судьями высокой квалификации, а для граждан облегчается доступ к правосудию. Представляется неоправданной позиция тех юристов, которые высказываются за объединение ветвей судебной системы в единый многофункциональный Высший Суд, куда вошли бы в виде отдельных коллегий и Конституционный Суд РФ, и Высший Арбитражный Суд РФ, и высшие звенья других подсистем судов (например, административных) по мере их создания. Этот чудовищный монстр мог бы подмять под себя и конституционное судопроизводство, снизив его уровень и лишив независимости, и арбитражное, и административное судопроизводства, "подчинив" их Президиуму Верховного Суда РФ, где не оказалось бы нужного числа специалистов по профилю рассматриваемых дел.

     В работе проанализирован Закон о судейском сообществе (2002 г.), который защищает независимость судей, заботится о чистоте судебных кадров, обеспечивает самоуправление в этой профессиональной системе.

     Когда-нибудь, изучив эту объемистую многоаспектную книгу, историки получат представление о том, какой была судебная власть России на рубеже второго и третьего тысячелетия. Что касается современников, то мы надеемся, что наш труд поможет им лучше осознать свои права и обязанности и глубже изучить комплекс дисциплин, объединенных емким названием "Судебная власть".

    12
    1 См.: Лазарева В. А. Судебная власть и ее рализация в уголовном процессе. Самара, 1999; Ржевский В. А., ЧепурноваН. М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 1998; Бойков А. Д. Третья власть России. М., 1997; Абросимова Е. Б. Судебная власть в Российской Федерации: Системы и принципы. М., 2002.