Юридические исследования - ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ ЗА ДЕЙСТВИЯМИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА Н. Н. Лапа -

На главную >>>

Судебная система и правоохранительные органы: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ ЗА ДЕЙСТВИЯМИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА Н. Н. Лапа


    Результатом деятельности Конституционного Суда Российской Федерации в сфере проверки на соответствие Конституции РФ действующего Уголовно-процессуального кодекса РСФСР является расширение сферы судебного контроля за законностью деятельности должностных лиц в досудебных стадиях уголовного процесса. Так, Постановлением  Конституционного Суда Российской Федерации от 23.09.99 г. “По делу о проверки конституционности положений ст. 133, части первой ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” установлено, что положения части первой ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР не соответствуют части первой и второй ст. 52 Конституции РФ, поскольку они, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают в ходе предварительного расследования для заинтересованных лиц, конституционные права которых нарушены, возможность судебного обжалования действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного  расследования. Таким образом, в сферу судебного контроля включены перечисленные выше следственные действия, однако в практике г. Иркутска и Иркутской области такие дела встречаются очень редко и единственное, что о них пока можно сказать, это то, что они рассматриваются в течение длительного периода времени, что совершенно недопустимо, учитывая установленные законом сроки производства предварительного расследования.

     


     


    ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

     

     

    Сибирский юридический вестник. 1999. № 4

     

     

    © 1999 г.    Н. Н. Лапа

     

     

    ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ ЗА ДЕЙСТВИЯМИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

     

    УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

     

     


    Результатом деятельности Конституционного Суда Российской Федерации в сфере проверки на соответствие Конституции РФ действующего Уголовно-процессуального кодекса РСФСР является расширение сферы судебного контроля за законностью деятельности должностных лиц в досудебных стадиях уголовного процесса. Так, Постановлением  Конституционного Суда Российской Федерации от 23.09.99 г. “По делу о проверки конституционности положений ст. 133, части первой ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” установлено, что положения части первой ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР не соответствуют части первой и второй ст. 52 Конституции РФ, поскольку они, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают в ходе предварительного расследования для заинтересованных лиц, конституционные права которых нарушены, возможность судебного обжалования действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного  расследования.[1] Таким образом, в сферу судебного контроля включены перечисленные выше следственные действия, однако в практике г. Иркутска и Иркутской области такие дела встречаются очень редко и единственное, что о них пока можно сказать, это то, что они рассматриваются в течение длительного периода времени, что совершенно недопустимо, учитывая установленные законом сроки производства предварительного расследования.

     

    В настоящее время возможен анализ практики судебного обжалования постановлений органа дознания, следователя, прокурора об отказе в возбуждении и о прекращении уголовных дел.

     

    Прежде чем обратиться к сравнительно новому институту судебного обжалования постановлений органа дознания, следователя, прокурора об отказе в возбуждении и о прекращении уголовных дел, хотелось бы рассмотреть несколько вопросов, касающихся прокурорского надзора за законностью возбуждения и прекращения уголовных дел (ст. ст. 113, 209 УПК РСФСР). Подобный подход вызван тем, что с момента внесения изменений и дополнений в УПК РСФСР, касающихся установления судебного контроля за арестом и продлением сроков содержания под стражей [2] в уголовном процессе Российской Федерации создан такой контрольный механизм проверки законности деятельности органов предварительного расследования, в котором одновременно задействованы два органа государственной власти – прокуратура и суд. Насколько такое положение отвечает потребностям быстрого и полного расследования преступлений окончательно покажет практика, однако нельзя не высказать определенные предположения по этому поводу. В частности, в соответствии с действующим законодательством не исключена возможность одновременного обжалования постановлений об отказе в возбуждении и о прекращении уголовных дел как в прокуратуру, так и в суд. Конечно, в определенной мере указанная возможность дисциплинирует орган дознания, следователя, прокурора, однако какие еще существуют аргументы в пользу необходимости такого положения?

     

    Всем известно, что суды первой инстанции уже не в состоянии справиться с существующим объемом работы, кроме того, практика судебного контроля за законностью постановлений об отказе в возбуждении и о прекращении уголовных дел складывается по аналогии судебного контроля за законностью ареста и продления сроков содержания под стражей, которая предусматривает процедуру, содержащую элементы судебного следствия и прений сторон, а это влечет за собой существенные временные затраты должностных лиц органов предварительного расследования и прокуратуры.

     

    С учетом вышеизложенного, целесообразнее было бы установить условную судебную подведомственность жалоб на незаконный отказ в возбуждении уголовного дела и на незаконное прекращение уголовного дела, то есть для того, чтобы жалоба была принята судом, сначала необходимо обратиться  в прокуратуру и получить ответ либо дождаться истечения срока на рассмотрение жалобы. Это связано еще и с тем, что у прокурора достаточно полномочий для оперативного устранения нарушений закона при отказе в возбуждении и при прекращении уголовных дел (ст.ст. 116, 210 УПК РСФСР).

     

    При этом также необходимо отметить следующее: особую актуальность приобретают предложения, неоднократно ранее высказанные в литературе о том, что в Уголовно-процессуальный кодекс должна быть включена норма, в соответствии с которой копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по любым основаниям немедленно направляется прокурору.

     

    В соответствии с действующим УПК РСФСР надзирающий прокурор узнает о решении органа дознания, следователя об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела в случае поступления жалобы, в соответствии с практикой применения где-то через 10 дней после принятия соответствующего решения. Если же указанные изменения будут внесены в Уголовно-процессуальный кодекс, то о факте отказа в возбуждении или о факте прекращения уголовного дела по любым основаниям прокурор будет узнавать значительно быстрее и принимать решение, что будет способствовать сокращению количества жалоб, направляемых в суд.

     

    Прокурорский надзор – достаточно эффективное средство устранения нарушений закона при возбуждении и прекращении уголовных дел органами предварительного расследования. Так, в 1998 г. следственными органами Иркутской области прекращено 13671 уголовных дел и отказано в возбуждении уголовных дел по 20576 заявлениям[3].  Из них отменено прокурорами 2240 постановлений о прекращении уголовных дел и 446 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел[4]. При этом, например, в 1999 г. отмечается некоторый рост числа уголовных дел, возбужденных необоснованно, вследствие того, что не всегда полно проводится доследственная проверка, возможность которой предусмотрена ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР, в связи с чем, обстоятельства, которые могли быть проверены в рамках этой процедуры устанавливаются в рамках предварительного расследования, то есть при наличии возбужденного уголовного дела.[5]

     

    Что касается обжалования в суды Иркутской области постановлений об отказе в возбуждении и о прекращении уголовных дел в 1998 г. , то таких постановлений было обжаловано не более 30, точные сведения о количестве таких жалоб сообщить невозможно, поскольку формы статистической отчетности по уголовным делам и материалам, а также по гражданским не предусматривает отчета по рассмотрению указанных жалоб.[6] Сравнительно небольшое количество жалоб объясняется тем, что должностные лица органов предварительного расследования не разъясняют гражданам их конституционное право на судебную защиту.

     

    Более подробно необходимо рассмотреть следующие проблемы правового регулирования судебного контроля за законностью действий должностных лиц в досудебных стадиях уголовного процесса.

     

     

    1.Процедура рассмотрения жалоб на незаконность и необоснованность постановлений об отказе в возбуждении и прекращении уголовных дел.

     

    Изучение материалов указанных жалоб приводит к выводу о том, что отсутствует единообразная практика их рассмотрения судами. Так, из изученных 24 дел 4 дела рассматривались в порядке гражданского судопроизводства, 20 дел – как уголовные дела. Такое положение объясняется тем, что УПК РСФСР не предусматривает соответствующей процедуры рассмотрения жалоб, что является существенным пробелом действующего законодательства. Однако, некоторые авторы считают, что деятельность судьи по рассмотрению жалоб на незаконность и необоснованность постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении подпадает под понятие административного судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ), поскольку судья контролирует законность действий исполнительной власти и, следовательно, должна регулироваться гражданским процессуальным законодательством. В п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. № 13-П “По делу о проверки конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия” указывается на уголовно-процессуальный порядок рассмотрения жалоб на действия органа дознания, следователя, прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса, а именно тот же порядок как и обжалование постановлений об аресте.[7]

     

    Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ[8], регулируя порядок рассмотрения жалоб в суде в ходе предварительного расследования, также признает за указанными общественными отношениями уголовно-процессуальную природу.

     

    По нашему мнению, следует рассматривать указанные жалобы в порядке, который должен быть предусмотрен УПК РСФСР в том случае, если эти жалобы исходят от участников уголовно-процессуальных отношений, в гражданском же порядке действия должностных лиц органов предварительного расследования вправе обжаловать лица, чьи права и интересы нарушены, но они не являются участниками уголовного процесса.

     

     

    2.Основания отмены судом постановлений органа дознания, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела.

     

    Практика изученных судебных постановлений по данной категории дел показывает, что таким основанием является неполнота проверки обстоятельств дела, которую можно провести только в рамках расследования уголовного дела, то есть с проведением следственных действий, например, судебно-медицинской экспертизы.

     

    В соответствии с ч. 2 ст. 108 УПК РСФСР уголовное дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. По поступившим заявлениям и сообщениям о преступлениях следователем, прокурором, органом дознания могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения без производства следственных действий в целях установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления и принятия решения по заявлению, сообщению.

     

    Суды, таким образом, отменяя постановления об отказе в возбуждении уголовного дела считают, что для установления достаточности данных, указывающих на признаки преступления, необходимо производство следственных действий.

     

    На наш взгляд такая практика соответствует уголовно-процессуальному законодательству в тех случаях, когда, в соответствии со ст. 79 УПК РСФСР обязательно проведение экспертизы. Это действие относится к числу следственных действий и не может быть произведено до возбуждения уголовного дела. Следовательно, если по делу имеются обстоятельства, для установления которых обязательно проведение экспертизы (например, для установления причин смерти и характера телесных повреждений, для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют и др.), то уголовное дело должно быть возбуждено и достаточность данных, указывающих на признаки преступления, устанавливается в рамках предварительного расследования.

     

     

    3. Основания отмены судом постановлений органа дознания, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела.

     

    Основанием отмены постановлений органа дознания, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела, как показало исследование, является неполнота предварительного расследования. В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд,  прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все, предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

     

    Так, было прекращено уголовное дело по факту дорожно-транспортного происшествия, в котором пострадал несовершеннолетний велосипедист Д.[9] Предварительным расследованием было установлено, что Д. внезапно выехал на проезжую часть перед движущейся автомашиной, был ею сбит и получил травмы, приведшие к инвалидности. Прекращая дело, следователь указал, что избежать наезда было невозможно. Д. обратился в суд с жалобой на постановление о прекращении уголовного дела и судом его жалоба была удовлетворена, а постановление следователя отменено в связи с неполнотой предварительного расследования. В постановлении суда указано, что вывод о невозможности избежать наезд не безусловен, поскольку не подтвержден выводами автотехнической экспертизы.

     

    Основаниями к отмене постановлений органа дознания, следователя, прокурора также могут быть: несоответствие выводов указанных должностных лиц, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона.

     

    На наш взгляд в Уголовно-процессуальном кодексе РФ необходимо закрепить безусловные основания к отмене постановлений органа дознания, следователя, прокурора о прекращении уголовного дела.

     

     

    4.Производство в кассационной и надзорной инстанции по постановлениям органа дознания, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела.

     

    Из изученных 24 дел судебные решения по 6 делам были проверены в кассационном и надзорном порядке. Таким образом,  на практике признается возможность кассационного и надзорного производства по делам, рассматриваемой категории. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 127) не допускает обжалование и опротестование постановления судьи по делу об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела. Положение данной нормы Проекта предопределяется независимым статусом суда в отношениях с органами уголовного преследования, к которым относится прокурор, следователь, орган дознания (Глава 5 Проекта). Кроме того, запрет обжалования и опротестования постановления судьи по делу об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении преследует цель быстрого расследования преступлений. Однако, по нашему мнению, не следует соглашаться с Проектом Уголовно-процессуального кодекса по указанному вопросу. Проверка вышестоящим судом постановлений судьи, принимаемых единолично, является важной гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса. При этом в УПК РФ следует установить специальную процедуру обжалования и опротестования постановлений судьи, принимаемых им в ходе досудебного производства по уголовному делу. Это связано с тем, что уголовно-процессуальный закон РФ в отличие от законодательства ряда других государств устанавливает сроки предварительного расследования.

     

       В заключение хотелось бы отметить, что положения ч. 5 ст. 109 УПК РСФСР о сроке обращения в суд с жалобой на постановление о прекращении дела  (5 суток) на практике не соблюдаются. Суды принимают указанные жалобы и через месяц после вынесения постановления. При этом, сроки на подачу жалобы не восстанавливаются. Процедура восстановления сроков на подачу жалоб в ходе досудебного следствия должна быть установлена в Уголовно-

     


    процессуальном кодексе, в настоящее время она отсутствует, срок судебного обжалования должен быть увеличен до 10 суток.

     

     



    [1] Рос. Газ.. – 1999 . – 15 апр.

     

    [2] О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР: Закон РФ от 23.05.92 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1992 . - №  25. – Ст. 69.

     

    [3] Статистический отчет прокуратуры Иркутской области за 1998 г.

     

    [4] Там же.

     

    [5] О состоянии законности при прекращении уголовных дел по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР за 1-е полугодие 1999 г. :– Справка прокуратуры Свердловского района г. Иркутска - с. 7.

     

    [6] Обобщение судебной практики судов Иркутской области от 29.01.99 г. - С. 2.

     

    [7] Справочная правовая система “Гарант” 4.0.

     

    [8] Справочная правовая система “Гарант” 4.0.

     

     

    [9] Обобщение судебной практики судов Иркутской области от 29.01.99 г.- С. 8