Юридические исследования - ПОЛИТОЛОГИЯ И. М. Кривогуз -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ПОЛИТОЛОГИЯ И. М. Кривогуз


    В учебнике раскрывается система основных понятий и методов политологии, соответствующих реалиям конца XX в. Для разъяснения их содержания и применения автор использует политические идеи, события и процессы 1990-х гг. Это вводит студентов в круг актуальных проблем политического развития России и мирового сообщества. Помогая студентам освоить научный подход к политике, учебник содействует их компетентному и ответственному политическому выбору и расширению внутренней свободы.


    И. М. Кривогуз

    ПОЛИТОЛОГИЯ


    УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ

    Рекомендовано

    Министерством образования Российской Федерации

    в качестве учебника для студентов

    высших учебных заведений

     

    ББК 66.0

    К82

    Учебник подготовлен и апробирован

    на кафедре политологии и права

    Московского государственного университета печати (зав. кафедрой - профессор В. П. Неминущий)


    Рецензенты:

    профессор, доктор исторических наук Р. Я. Евзеров;

    профессор, доктор исторических наук Я. А. Пляйс

    К82

    Кривогуз И. М.

    Политология: Учеб. для студ. высш. учеб, заведений. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - 288 с.

    ISBN 5-691-00323-2.

    В учебнике раскрывается система основных понятий и методов политологии, соответствующих реалиям конца XX в. Для разъяснения их содержания и применения автор использует политические идеи, события и процессы 1990-х гг. Это вводит студентов в круг актуальных проблем политического развития России и мирового сообщества. Помогая студентам освоить научный подход к политике, учебник содействует их компетентному и ответственному политическому выбору и расширению внутренней свободы.

    ББК 66.0

    ISBN 5-691-00323-2

    © Кривогуз И. М., 1999

    © “Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС”, 1999

    © Серийное оформление обложки.

    “Гуманитарный издательский

    центр ВЛАДОС”, 1999

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    Введение

    Глава 1 Политика и политические системы в современных обществах
    Современное представление о политике
    Политические интересы, идеи и концепции
    Общественно-политические институты, политические силы и государственная власть
    Политические коммуникации, процессы и сферы
    Место политики в современных обществах. Ее важнейшие направления и границы возможностей

    Глава II Личность, массы и лидеры в политике
    Политика в человеческом измерении
    Политический выбор и политическое поведение личности
    Политические культуры и политическая социализация
    Роль и политическое поведение масс
    Профессиональные политики, элита и лидеры

    Глава III Развитие идейно-политических направлений
    Характер изменений политической мысли
    Успехи современного либерализма и кризис социалистического направления
    Усиление этнополитического, активизация религиозно-политического и рост политэкологического направлений
    Современные концепции управления обществом: демократические, авторитаристские, тоталитаристские
    Современный идейно-политический экстремизм

    Глава IV Изменения общественно-политических институтов
    Сущность и основные функции партий
    Структура, состав и средства партий
    Место партий в политической сфере
    Политические движения и группы. Политическая роль общественных организаций
    Типология современных общественно-политических институтов

    Глава V Государство в современных политических системах
    Сущность, роль и функции современных государств
    Формы и устройства государств
    Государственный аппарат и его деформации
    Типология современных государств и политических систем

    Глава VI Современные политические процессы: в обществах и мировом сообществе
    Комплексная типология политических процессов
    Политические режимы
    Технологии политических процессов в обществах
    Особенности политических процессов в мировом сообществе
    Изменения геополитической структуры и международных отношений

    Заключение

    Анализ, синтез и прогноз

    Примечания

     

    Введение

    В декабре 1993 г. Россия впервые обрела Конституцию, в которой закреплены все права и свободы человека и гражданина, а также принципы народовластия. С реализацией этих прав, свобод и принципов большинство населения связывает надежды на эффективное использование ресурсов страны для удовлетворения потребностей и свободного развития личности и народов Российской Федерации. Но претворить их в жизнь у нас совсем не просто, и непосредственно это более всего зависит от того, что называют политикой.

    О политике повседневно говорят и пишут так много и противоречиво, что над тем, что же она представляет собой на самом деле, редко задумываются даже ее участники, не говоря уже о тех, кто ее отвергает или равнодушен к ней. Но как бы ни относились люди к политике, их жизнь окружена и даже пронизана ею, как и ее атмосферой. Это побуждает приобрести о ней хотя бы элементарное представление.

    Конечно, подобно тому, как многие наслаждаются музыкой и даже сами поют, не зная нотной грамоты, большинство участвующих в политике обходится без четкого представления о ней. Но как любителям музыки нотная грамота, так и интересующимся политикой политическая грамота была бы весьма полезна.

    Очевидно, что современников, даже игнорирующих политику, более всего задевает, а потому скорее всего может заинтересовать политика наших дней. Она существенно отличается от политики предшествовавших веков и даже недавних десятилетий. Ее своеобразие представляется особенно важным и интересным. Это и побуждает заняться изучением именно современной политики.

    Освоение ее, прежде всего ее “грамоты”, в которой не всегда сильны даже видные деятели, позволяет выверить свои позиции политически активным, расширить свой кругозор интересующимся политикой, а равнодушным убедиться, что политика не оставит их в покое и даже неучастие в ней объективно оказывается позицией политической.

    Постижение политики вовсе не означает вовлечения в нее тех, кто предпочитает не участвовать в ней. Но и им полезно яснее представлять, от чего именно они отказываются.

    Изучение политики не нацелено на формирование идейно-политической ориентации читателя, его приверженности определенным политическим целям и организациям, тем или иным политическим позициям - это забота политических организаций.

    Не может идти речь и о том, что в политике правильно или как должно быть, - об этом существует много различных мнений, ни одно из которых не может претендовать на непогрешимость.

    Конечно, изучение современной политики требует повседневной информации о происходящем. Но всякая информация нуждается в проверке, чтобы суждения опирались только на достоверные и точные факты. Необходима совокупность таких фактов, позволяющая разобраться в их взаимосвязи, чтобы каскад событий и всплески эмоций не заслоняли существо политических процессов.

    Однако не только автору и издателям этого пособия, иногда даже средствам массовой оперативной информации - телевидению и прессе - не угнаться за стремительным развитием и неожиданными поворотами политических событий. Поэтому учебник никак не может заменить средства массовой информации, которые каждый выбирает и использует по своему усмотрению. Он нацелен на то, чтобы помочь читателю самостоятельно ориентироваться в современной политике, овладеть научным подходом к ней, системой основных понятий, необходимых для ее анализа, и шкалой оценок политических деятелей и лозунгов, организаций и событий, процессов и перспектив их развития.

    Главной заботой автора является не опровержение или подтверждение тех или иных взглядов и оценок, а соответствие собственных суждений современным реальностям. Поэтому обзор мнений о современной политике в этой книге ограничен рассмотрением лишь некоторых, наиболее характерных и самых популярных.

    Основной смысл постижения современной политики не только в расширении кругозора и приобретении умения ориентации в событиях; он прежде всего в обретении большей свободы политического выбора каждого посредством повышения своей компетентности.

    * * *

    Нетрудно заметить, что, направляя много усилий на выдвижение и разъяснение требований, привлекательных для масс, большинство политических деятелей, да и обществоведов, о политике в целом высказывает противоречивые и расплывчатые суждения. Они не рассеивают довольно распространенные впечатления, будто политика - возвышенное занятие для посвященных, не всегда эффективное, а иногда даже грязное. Многим кажется, будто политика - “чудище обло, огромно, озорно, стоглаво, стозево и лайя”. Недостаточная понятность, а главное - невысокая эффективность политики усиливают отчужденность народа от политики, а вместе с тем и от власти, на что сетуют многие деятели современной России.

    В поисках ключа к пониманию политики естественно обратиться к огромному опыту прошлого. Ведь она как способ управления обществом оказалась в центре внимания его активных членов за много тысячелетий до того, как древние греки назвали такую деятельность политикой, произведя это слово от “поли” - много и “тикос” - интересы. Многие высказывания о политике деятелей и мудрецов прошедших тысячелетий, особенно в XIX-XX вв., очень интересны и часто созвучны нашим настроениям [1]. Но они еще более разноречивы, чем мнения современников [2]. Невольно вспоминается старая басня о расхождениях в суждениях о слоне слепых, ощупывавших его различные части - хобот, бивень, хвост, ногу, брюхо, ухо. Конечно, политические деятели и мудрецы не слепы, но их объект неизмеримо больше и “многограннее” слона да к тому же очень переменчив, а подходы к нему у каждого своеобразны. Поэтому их суждения, верно отражая одну или даже несколько граней современной им политики, вряд ли могут служить ее общими и универсальными определениями, тем более, что даже ее место в обществе и содержание не остаются неизменными.

    * * *

    Для постижения современной политики наиболее эффективен научный подход к ее изучению - опора на совокупность достоверных фактов. Его важные элементы формировались в XIX - первой половине XX в. в рамках социологии, особенно политической социологии, а также политической экономии и политической истории, в исследованиях изменений государственно-политических устройств, функций различных занимающихся политикой организаций, развития политических идей, роли личности и масс в решении политических проблем.

    Потребность в специальном изучении политики возрастала с увеличением интенсивности политических процессов и плотности политических событий во времени и пространстве. А предпосылкой распространения научного подхода к политике было приобретение ею гласности, позволявшей получать о ней хотя бы минимально достаточное количество достоверных сведений.

    Окончательное выделение науки о политике - политологии или “политических наук” в относительно самостоятельную отрасль обществоведения произошло только в середине XX в. Это обусловлено резким возрастанием количества, разнообразия и значения политических проблем, политических идеи, сил и процессов в ходе охвативших весь мир глубоких перемен, начавшихся после второй мировой войны, углубившихся и приобретших еще более широкий размах в последнее десятилетие.

    Основным объектом политологии стал развивающийся в мире комплекс политических интересов и идей, общественно-политических лидеров и институтов, государственной власти, политических процессов, коммуникаций и технологий.

    Политология заняла особое место в развитии политической мысли. Непосредственной задачей политологии является анализ и оценка современной политики, а не выяснение того, какой она должна быть или к чему обязана стремиться. Политология, как и любая наука, “не может нам сказать ничего о должном. Наука, - справедливо утверждал экономист и политолог Л. фон Мизес, - может говорить только о том, что есть. Она не может диктовать, что должно быть и к каким целям следует стремиться” [3]. Только объективные суждения, подтвержденные практикой, служат опорой науки и действий всех участников политики, существенно повышают эффективность политической мысли и практики. Этим наука о политике отличается от других частей политической идеологии.

    Естественно, что политика опирается на политологию и потребностями политики обычно определяется выбор направлений и тем политологических исследований. Но когда политическими целями диктуются подходы и ограничивается свобода исследований, наука о политике подчиняется интересам тех или иных политических сил и лишается главного качества науки - объективности, а ее результаты теряют научную, да и практическую ценность. Так происходило со многими марксистскими исследованиями политики. Хотя К. Маркс решительно заявлял, что “человека, стремящегося приспособить науку к такой точке зрения, которая почерпнута не из самой науки (как бы последняя ни ошибалась), а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуждыми науке внешними для нее интересами, такого человека я называю низким” [4], это не смущало большинство его последователей. Поэтому называть политологию “политической наукой” в России, где долгое время господствовало стремление всякую науку, даже биологию и кибернетику, объявлять политической, вряд ли стоит - могут понять в традиционном смысле.

    Быть беспристрастным в изучении политики любому исследователю чрезвычайно трудно: мешают симпатии и антипатии, интересы и идеалы, от которых никто не может быть свободен. Политологу почти невозможно преодолеть искушение участия в политике, выдвижения политических целей и средств их достижения. Многие вообще отвергают даже стремление к объективности, как химеру. Одни цинично превращают занятие политологией в апологетику того или иного политического направления, становясь, как призывал В. Ленин, на его сторону. Другие оправдываются неизбежным подчинением исследований ориентации на те или иные ценности. Но любая ориентация даже продуктивных исследований предопределяет их тенденциозность.

    Иногда тенденциозный подход приводит к озарению - позволяет выявить в политике новые явления или существенные черты, но такая односторонность, например, абсолютизация классовых или национальных интересов, революций или войн, деформирует представление о других важных силах и процессах политики. Только критическое сопоставление результатов разнородно ориентированных исследований позволяет преодолевать их тенденциозность и продвигаться к объективному постижению политики.

    Было бы наивно объявлять себя свободным от всего, что мешает объективности. Однако очевидно, что только стремление к объективности способствует преодолению таких помех. И соответствующие усилия окупаются, так как плодотворность постижения реальности в целом в конечном счете прямо пропорциональна степени объективности и обратно пропорциональна подчинению исследования любой предвзятости, тем более узкогрупповым интересам, партийности.

    Использование в политике результатов исследований политики никак не может служить основанием для того, чтобы возлагать на политологов политическую ответственность. Политик и политолог - разные профессии. При этом политику приходится быть хоть немного политологом, а политолог может быть политиком только в ущерб своей объективности. Даже великие политические деятели не становились политологами-профессионалами и ни один значительный профессионал-политолог не стал крупным политическим деятелем.

    Немало исследователей увлечены поисками закономерностей политического развития и пытаются возводить их на зыбкой почве относительной схожести некоторых явлений, на основе ограниченного круга наблюдений. Многие склонны конструировать умозрительные “коды” и “алгоритмы”, строить универсальные схемы и модели политического развития, субъективно упрощающие и обедняющие реальность. Все это, как правило, больше служит идеологическим целям, чем постижению действительности. Продолжающееся увеличение неповторимого разнообразия политических явлений и процессов лишает такие сооружения серьезного научного содержания.

    Поверхностными и односторонними оказываются суждения о политических событиях и процессах, если не выясняются их структуры, внутренние и внешние связи, причины и последствия, сходства и различия, переплетения рационального и иррационального. В неисчерпаемой сложности и переменчивости политики исследователю, как и политическому деятелю, легко утонуть, если не разглядеть реальную динамику соотношения ее различных элементов и тенденций.

    Эффективность изучения политики достигается разнообразием подходов и методов. Использование широкого арсенала идей позитивизма, марксизма, прагматизма, бихевиоризма, фрейдизма и некоторых других философских учений позволяет разрабатывать и обновлять различные подходы к политике и специальные методы ее изучения. Ни один из них не универсален и попытки абсолютизации любого ведут в тупик. Но каждый из них объективно является элементом диалектики познания и дает возможность продвигаться в определенных направлениях.

    Успехи каждого политолога определяются не только достаточностью информации и стремлением к объективности, но и выбором оптимальных для исследования конкретного объекта подхода и методов, а также умением их использовать. Не политические ориентиры и оценки, а именно выбор подхода и методов, как и мастерство определяют научные позиции политолога, а расплывчатость и слабость их снижают его продуктивность.

    Наиболее широко распространен системный подход к политике: рассмотрение политики как элемента всего общества (системы) и вместе с тем как сложной системы (подсистемы общества), состоящей из многих частей, каждая из которых в свою очередь является системой (подсистемой политики), и т.д. Плодотворным оказался структурно-функциональный анализ - дифференцированное изучение структуры политики и роли и вклада каждой ее части, а также ее функций - отношений с другими частями. Эти методы совершенствуются посредством критики склонности многих к преувеличению устойчивости систем и функций.

    Неизменно оправдывает себя использование и других элементов диалектики - выявление единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания, перехода количества в качество и прочих.

    Непрерывно совершенствуются разнообразные статистические, социологические, психологические и кибернетические методы изучения политики. Ведется поиск более эффективных приемов, разработка оригинальных способов решения новых научных задач, особенно для исследования политического поведения людей, формирования новых политических систем и т.п. [5].

    Ни один из методов не является универсальным. Эффективность каждого ограничена. Абсолютизация любого ведет в тупик. Но, дополняя одни методы другими, исследователи получают возможность все более полного и углубленного изучения политики.

    Несомненны успехи политологии в изучении современных политических процессов в наиболее развитых странах, в сравнительном анализе различных политических систем и режимов, в исследовании политического поведения людей и некоторых аспектов международных отношений. Они получили широкое признание и на них опираются политики в формировании политических сил, повышении эффективности власти, принятии и реализации политических решений, в предвидении развития некоторых политических процессов, например, крушения тоталитарного режима в СССР и других странах “реального социализма”.

    * * *

    Развитие политологии в России связано, прежде всего, с преодолением господствовавших в СССР представлений, будто лучшей политологией является “научный коммунизм”, и попыток конструировать политологию из марксистско-ленинских представлений о политике, содержащихся в различных отраслях советского обществоведения. Преодоление этого наследия позволяет специалистам весьма обстоятельно осваивать достижения зарубежной науки о политике, освещающиеся в растущем числе учебных пособий и статей [6]. Если характеризовать преобладающую методологию, то следует согласиться с Ю. Л. Качановым, что “вся современная российская политология и политическая публицистика представляют собой вторичную либеральную интерпретацию системного анализа” [7]. Опираясь на нее, многие политические деятели и публицисты, именующие себя политологами, да и сами политологи значительно повысили научный уровень характеристики политических процессов и событий, происходящих в России и других новых независимых государствах. Правда, большинству выступающих недостает непредвзятости.

    Предпринимаются попытки и широкомасштабного анализа современного политического развития нашей страны. При этом обнаружилось, что своеобразие политических явлений в посткоммунистических странах не всегда укладывается в понятия, разработанные политологами Западной Европы и США для анализа политического развития своих стран, требует корректировки и расширения инструментов исследований. Этому мешает склонность подгонять новые явления к прежним представлениям и снабжать их устаревшими определениями.

    В другом направлении предпринимаются попытки конструировать “российскую политологию” [8]. Они обречены на бесплодие, как всякие попытки создания любой национальной науки - “немецкой арифметики”, “французской химии” и т.п.

    Некоторые пытаются заменить рухнувшую прежнюю теоретическую опору интересными высказываниями о политике российских мыслителей конца XIX - первой трети XX в. Вл. Соловьева, А. Богданова, И. Ильина, Н. Бердяева и других, что вряд ли способствует постижению современной политики.

    * * *

    Политизация общественного развития и дифференциация политики стимулируют превращение политологии во все более разветвляющуюся систему политических знаний. Важнейшими ее составными частями являются выяснение взаимодействия политики с окружающей ее средой, ее роли в обществе, изучение политических институтов и сравнительный анализ политических систем, политических идей и концепций, анализ политических процессов как внутри обществ, так и между ними.

    Кроме того, исследования смежных с политикой сфер общественного развития, а вместе с тем и использование для изучения политики новейших методов ведут к появлению новых смежных отраслей - кроме политической социологии и политической экономии, возникших задолго до самой политологии, развиваются политическая психология (изучение иррациональных факторов политического поведения людей), политическая экология (поиск политических средств решения экологических проблем), а также политическая кибернетика (использование методов кибернетики для изучения политики и поиска решения ее проблем) и политическая синергетика (исследование самопроизвольных политических процессов и самоорганизующихся политических систем).

    Как ни отличается политология от социологии, истории политической мысли и деятельности, философии, экономических наук, государствоведения и правоведения, обилие смежных проблем и разноречивость в определении самой политики нередко ведут к включению в нее проблем функционирования административно-правовой системы, государствоведения и правоведения, социологии, истории, особенно истории политической мысли, философии. Часто некоторые проблемы политологии рассматриваются в рамках смежных отраслей общественных наук, философии, правоведения и других. К сожалению, расплывчатость предметов и подходов снижает эффективность необходимого взаимодействия наук.

    * * *

    Нарастающая в мире волна политических проблем перехлестывает возможности политологии. Эта волна вызвана последствиями глобальных изменений производства: ускорением повсеместного разложения доиндустриального производства, успехами всеохватывающей индустриализации и перехода к постиндустриальному (информационному) производству.

    Интерференция этих неравномерных изменений привела к крайнему обострению противоречий: отчуждения между обществом и природой, отчуждения работников от средств производства и результатов труда, человека от общества и власти, отчуждения между неравномерно развивающимися этносами, полами, поколениями. Быстро меняются структура и облик почти всех стран, стал почти неузнаваем прежний капитализм, в основном распался “реальный социализм”, увеличивается неравномерность развития стран Севера и Юга, Запада и Востока. Главным очагом мирового производства и обмена становится бассейн Тихого океана. Все более усложняется структура и усиливается неравномерность развития человечества, нарастает лавина переплетающихся и сталкивающихся интересов его разнородных частей.

    Наиболее значительными стали опасности экологического катаклизма и ядерной катастрофы, угрожающих гибелью человека как биологического вида. От их предотвращения зависит выживание человечества.

    Для решения таких и многих других общественных проблем требуются новые политические силы, средства и методы и все больше людей втягивается в их поиски. Этим и определяется своеобразие политики конца XX - начала XXI в., существенно отличающее ее от политики предшествующих веков и десятилетий.

    Политология стремится изучить расширяющийся круг новых политических проблем, идей, сил и процессов, выработать соответствующие методы исследования.

     

    Заключение
    Анализ, синтез и прогноз

    Современное представление о политике и система ее основных понятий могут служить инструментами анализа, синтеза и прогноза политических процессов и событий. Более того, без них никакое суждение о современной политике не будет убедительным.

    Но и этих инструментов мало, чтобы суждения стали достаточно основательными. Необходимы еще, как минимум, два предварительных условия.

    Первое - требуется определенность конкретного предмета изучения: расплывчатость исключает возможность точного суждения. Опираясь на освоенные понятия, не так уж трудно выделить представляющий сейчас наибольший интерес объект из необъятного множества проблем, действующих лиц и политических процессов, отграничив его от остальных и четко определив рамки его пространства и времени.

    Таким объектом может быть политический документ, например, послание президента Федеральному собранию или программа правительства. Им может стать любой политический процесс, например, выборы Государственной думы или выборы президента, формирование правительства или принятие Земельного кодекса, наконец, развитие и деятельность любой политической организации, скажем, КПРФ или ЛДПР, в определенный период или какая-либо политическая ситуация, хотя бы в канун выборов, в момент отставки правительства или подписания соглашения с другой страной.

    Только с определением объекта появляется возможность выявить подлежащие изучению проблемы, прямых и косвенных участников процесса и т.д. Каким бы полным ни был их первоначальный список, в ходе изучения объекта он, скорее всего, будет пополняться. Но с самого начала важно представить структуру объекта как систему его элементов и связей между ними. Такое представление имеет характер рабочей гипотезы и впоследствии будет разрабатываться - подтверждаться или изменяться.

    Чаще всего объектом анализа становятся действия и взгляды отдельных политических лидеров, организаций, движений и групп. Сложнее анализировать политические ситуации - соотношение позиций всех лидеров, организаций и других политических сил в сфере политики, чтобы охарактеризовать состояние этой сферы в определенный момент. Для анализа политического процесса необходимо выяснить политические ситуации в различные моменты, чтобы путем их сопоставления обнаружить происходящие перемены.

    Если объектом избран процесс становления федеральных отношений в Российской Федерации со времени вступления в силу новой Конституции, то его частями будут среда - состояние России в изучаемое время, соответствующие разделы Конституции, все конституционные федеральные и федеральные законы, а также указы и договоры, касающиеся отношений центра с субъектами Федерации и между субъектами Федерации, позиции различных центральных органов власти по вопросам федерации, их отношения с властями регионов, состояния и позиции регионов, особенно в отношении центра, их взаимоотношения, наконец, отношение к проблемам федерализма различных партий и политических движений России. Это минимум, без которого представление о данном объекте не будет достаточно полным для компетентного суждения.

    Второе предварительное условие - собрать максимум достоверной информации обо всем, что имеет отношение к избранному предмету. Основным источником информации служат СМИ, а также служебная информация, в какой мере она доступна, и любые другие источники, если они достаточно надежны. В этом приходится преодолевать две крайности - обилие информации, содержащей для намеченной цели много лишнего, и ее нехватка.

    Но главное - проверка достоверности полученных сведений путем сопоставления и выяснения причин расхождений, которые могут иногда представлять интерес и сами по себе. Это требует немалых усилий. Не только в сообщениях о событиях в Чечне, но и в другой информации встречается немало противоречивого, иногда даже дезинформация. Конечно, секретность или просто недоступность части служебной информации нередко приводит к ошибкам. Такие ошибки неизбежны, но, как правило, не очень существенны. Гораздо опаснее оказаться в плену тенденциозности, необъективности самих источников информации и лишиться необходимой свободы и объективности суждений, о важности которых сказано во Введении.

    Систематизация проверенных сведений ведется по элементам структуры предмета изучения. Информация может быть признана достаточной, если позволяет составить представление об окружающей среде и содержании проблем, а также ориентации и целях заинтересованных сторон, их позиции, силы и взаимодействия коммуникации. Наличие достаточных сведений позволяет приступить к анализу, хотя нередко в ходе его возникают потребности в дополнительной информации.

    Сам анализ состоит в рассмотрении каждой составной части намеченной структуры объекта и их взаимосвязей, независимо от того, является ли объект политической проблемой, действующим лицом политики (организацией, движением, лидером), политическим процессом или событием. Сравнивая состояния одной такой части структуры объекта в начале и в конце изучаемого отрезка времени, можно выявить произошедшие в ней изменения и найти их причины.

    Например, если предметом изучения является деятельность Государственной думы России, то одним из ее элементов будет фракция ЛДПР. Сопоставление ее состава и позиций, например, в начале и летом 1996 г. позволят выяснить их изменения. А поиск их причин выведет изучающего за рамки фракции и за стены Государственной думы, так как главные из них окажутся в процессах и событиях, произошедших за это время в России.

    Как бы далеко ни уводили такие поиски причин, важно не отвлекаться от изучаемой части структуры объекта, не упустить ее взаимодействия с другими ее частями. Так, рассматривая часть за частью, придется разобрать всю структуру и ее внутренние, а затем и внешние коммуникации. Когда будет выяснено все существенное, анализ предмета можно считать законченным.

    * * *

    Синтез - это прежде всего сведение воедино результатов анализа всех частей объекта в его общую оценку. Например, когда рассмотрены действия всех инстанций, ведомственных и общественных сил всех сторон, прямо или косвенно участвующих в вооруженном конфликте в Чеченской республике, есть достаточно оснований оценить это событие в целом.

    Но общая оценка любого предмета изучения - события, процесса или документа - не будет полной, если не указать его места и значения в окружающей среде, в политическом развитии России в целом. Это требует дополнительного расследования, в котором сам предмет изучения рассматривается лишь как одна часть более крупного целого, выясняются его соотношения и взаимодействия с другими частями этого целого. Так, при оценке конфликта в Чеченской республике потребовалось бы выяснить его влияние на состояние российской власти в целом, на бюджет Российской Федерации, на позиции различных регионов и их отношения с центром, наконец, на международное положение России. Это необходимо для завершения синтеза.

    Конечно, когда речь идет о еще не завершенных событиях или процессах, документах, не утративших своей силы, то окончательных суждений быть не может, а все промежуточные могут с развитием предмета изучения и изменением среды оказаться не совсем верными, даже ошибочными, нуждаться в корректировке, иногда существенной. Но тем, кто интересуется не историей, а текущей политикой, приходится иметь дело именно с незавершенными процессами и событиями, с документами, сохраняющими силу, и идти на риск ошибок. Свести его к минимуму можно только расширением информации и стремлением к объективности, которая для политолога, наверное, является важнейшей из всех и самой трудной добродетелью.

    * * *

    Анализ и синтез политических процессов и событий позволяют ориентироваться в происходящем и поэтому имеют немалую научную и практическую ценность. Однако продолжающееся развитие изучаемого предмета и желание заглянуть в его будущее усиливают соблазн опереться на анализ и синтез для прогноза. Прогноза ждут политические деятели и все, обеспокоенные будущим.

    Соблазн предсказать будущее настолько велик, что многие теряют необходимое благоразумие. Широко распространен самый простой способ, использующие который исходят из того, что будущее есть простое продолжение настоящего. Они продлевают в будущее траекторию современного развития.

    Чтобы пояснить, к чему это приводит, можно напомнить известный случай. В конце 80-х гг. XIX в. в связи с пуском в Санкт-Петербурге первой линии конки - трамвая на конной тяге - один журналист, чтобы умерить восторги общественности, подсчитал, что с быстрым развитием этого городского транспорта через 100 лет весь Петербург будет переполнен лошадьми и завален конским навозом. Но уже через 50 лет после этого предсказания там не оказалось ни конки, ни лошадей и навоза, да и самого названия города.

    Простое продолжение траектории современного политического развития в будущее как метод предсказания ведет к курьезным просчетам.

    Многие пытаются прогнозировать политическое развитие на основе почитаемых ими его закономерностей, т.е. зафиксированной повторяемости фаз развития, последовательности отдельных сходных событий. Но в развитии общества, особенно его политики, такие повторяемость и последовательность совершенно исключены, если не удовольствоваться поверхностными сопоставлениями, которыми увлекаются публицисты, а видеть все своеобразие явлений. Поэтому таким прогнозам недостает глубины. Только сделанные в самой общей форме, лишающей их практического значения, они изредка оправдываются случайно.

    Прагматики же давно рассматривают обычно два, еще лучше - три и больше возможных вариантов политического развития, каждый с учетом различных изменений в существующем соотношении сил. Сопоставление этих вариантов позволяет выяснить условия, в которых наиболее вероятным будет один из них.

    Такой подход оказывается плодотворным. Как правило, он позволяет прогнозировать политическое развитие более успешно, чем любой другой. Его эффективность тем выше, чем более полными и точными оказываются анализ и синтез, на которые он опирается, и чем больше вариантов возможного развития намечено, рассчитано и сопоставлено.

    Но и такой прогноз не гарантирован от случайностей, которые совершенно непредсказуемы, но могут быть значительны для политики. К ним относятся непредсказуемое иррациональное поведение людей, а также природные и техногенные катастрофы, поэтому, даже располагая прагматическим прогнозом, предусмотрительные политические деятели готовы к разным вариантам развития. С этим приходится считаться всем интересующимся политикой.

    Каждый овладевший разъясненным в учебнике комплексом основных понятий имеет возможность использовать его как инструмент анализа, синтеза и прогноза политических процессов и событий, если потрудится собрать о них достаточно информации.

    ОБДУМАЙТЕ
    Какое политическое событие, процесс, организация, деятель или ситуация интересуют вас более других?
    Уточните рамки объекта вашего интереса.
    Представьте себе его внутреннюю структуру и внешние связи.
    Откуда можно почерпнуть достоверную информацию о нем - в целом и о его составных частях?
    Какие из рассмотренных в книге способов будут полезны для его анализа?
    Каким представляется критерий его оценки? Что можно прогнозировать на основе оценки этого объекта?