Юридические исследования - Современное состояние организованной преступности в Российской Федерации и реагирование на нее. Меркурьев Виктор Викторович, Агапов Павел Валерьевич -

На главную >>>

Уголовное право: Современное состояние организованной преступности в Российской Федерации и реагирование на нее. Меркурьев Виктор Викторович, Агапов Павел Валерьевич


    Организованная преступность продолжает оказывать дестабилизирующее влияние на политическую, экономическую и социальную стабильность в стране. Наблюдается процесс расширения и развития организованной преступной деятельности в экономической сфере.

    Статья предоставлена для публикации автором.


    Меркурьев Виктор Викторович, заведующий отделом прокурорского надзора и укрепления законности в сфере федеральной безопасности, межнациональных отношений и противодействия экстремизму НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор.

     

    Агапов Павел Валерьевич, ведущий научный сотрудник отдела прокурорского надзора и укрепления законности в сфере федеральной безопасности, межнациональных отношений и противодействия экстремизму НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук.

     

     

    Современное состояние организованной преступности в Российской Федерации и реагирование на нее[1]

     

    Организованная преступность продолжает оказывать дестабилизирующее влияние на политическую, экономическую и социальную стабильность в стране. Наблюдается процесс расширения и развития организованной преступной деятельности в экономической сфере. Современные реалии позволяют определить организованную преступность как сложную систему организованных преступных формирований, их отношений и деятельности по поводу и в связи с организацией и функционированием криминальных рынков, которые являются устойчивой средой и основным условием достижения целей преступных сообществ и организованных групп (далее – ОГ и ПС). Последние распространяют свое влияние за пределами российской территории, устанавливая контакты не только с криминальными структурами, но и с законно действующими субъектами экономики.

    В числе наиболее распространенных криминальных рынков[2] можно выделить: торговлю людьми и организацию незаконной миграции, организацию притонов или помещений для занятий проституцией, сайтов с детской порнографией в сети Интернет, незаконную передачу детей на усыновление иностранным гражданам; использование принудительного труда жертв торговли людьми субъектами экономической деятельности, производство, распространение и контрабанду наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров; преступную деятельность в топливно-энергетическом комплексе, в бюджетной сфере, строительном комплексе, жилищно-коммунальном хозяйстве и в реализации целевых государственных программ, незаконный оборот драгоценных камней, цветных и черных металлов, их лома и отходов; рейдерские захваты, особенно при проведении мероприятий нового этапа приватизации государственной собственности; отмывание (легализация) преступных доходов в банковской системе России и за рубежом; незаконные производство и оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и др.

    Количественный анализ зарегистрированных наиболее распространенных преступлений, совершенных ОГ и ПС в России за последние три года позволяет сделать вывод о продолжающемся снижении их числа. По сравнению с показателями 2011 г. в 2013 г. темпы снижения составили 20,6% (см. таб. 1).

    Наиболее опасным для основ конституционного строя, безопасности государства и общественной безопасности сегментом выступает организованная преступность экстремистской направленности. Как показали проведенные исследования, наибольшей криминальной активностью характеризуются молодежные националистические группировки («Объединенные бригады 88», «Норд-Ист-88», «Боевая организация русских националистов», автономная группа сопротивления «Русский щит», «Mad Crowd» («Бешенная толпа»), «Казанская дивизия», «Фронт Казанских патриотов», «Национал-социалистическая рабочая партия России», «Белгородский национальный корпус», «НСО-Север» («Национал-Социалистическое общество»), «Фольксштурм», «Славянский союз», «Simbirsk white power» и др.). Помимо этого известны факты привлечения к уголовной ответственности участников иных неформальных объединений ультраправого толка («Северное братство», «Иркутская антибомж-банда: Магия крови», «Движение против нелегальной иммиграции»); антифашистских организаций («Antifa-R.A.S.H.»); религиозных исламистских группировок и организаций («Джамаат Мувахидов», «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»); деструктивных религиозных сект («Свидетели Иеговы»).

    Таблица 1

    Сведения о количестве зарегистрированных наиболее распространенных

    преступлений, совершенных участниками ОГ или ПС (ПО)

    в России в 2010-2013 гг. (Форма № 582 ГИАЦ МВД России)

     

    Преступления

    2011

    2012

    2013

    Всего

    11 473

    10 739

    9 104

    экономической направленности

    5 336

    4 507

    3 597

    контрабанда (ст.188) (утратила силу в соответствии с Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ)

    324

    -

    -

    контрабанда сильнодействующих ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ … (ст. 226.1) и  контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов … (ст. 229.1)

    (введены Федеральным  законом от 07.12.2011  № 420-ФЗ)[3]

    -

    86

    48

    незаконный оборот оружия

    209

    415

    228

    незаконный оборот наркотиков

    2 497

    2 321

    1 840

    убийство (ст.105 – 108)

    30

    22

    27

    из них по найму

    2

    0

    0

    террористический акт (ст. 205)

    4

    8

    2

    организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208)

    301

    286

    268

    бандитизм (ст. 209)

    81

    114

    112

    организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) (ст. 210)

    58

    70

    54

    экстремистского характера

    20

    25

    18

    из них организация экстремистского сообщества (ст. 282.1)

    6

    12

    7

    организация незаконной миграции (ч. 2 ст. 322)

    125

    138

    133

     

    Анализ статистических данных свидетельствует о том, что в структуре преступлений, совершенных участниками ОГ и ПС, по-прежнему велика доля преступлений экономической направленности, а также преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. К иным преступлениям, входящим в структуру преступлений, совершенных участниками ОГ и ПС, относятся организация незаконной миграции, организация занятия проституцией, незаконный оборот оружия и др. (см. таб. 1, рис. 1 и 2).

     

    Сокращение удельного веса преступлений экономической направленности в структуре всех совершенных организованными преступными объединениями преступлений, уголовные дела по которым направлены в суд, не может оцениваться как фактическое сокращение доли преступлений экономической направленности, а означает переход значительного числа этих преступлений в латентную сферу, а также снижение активности реагирования правоохранительных органов на угрозы экономической безопасности страны.

    Анализ судебно-следственной практики подтверждает транснациональный характер современной российской организованной преступности. Увеличивается масштаб незаконных экспортных операций со стратегическим сырьем и материалами. Причем в действиях, наносящих ущерб российским интересам, участвуют не только отечественные организации, но и их зарубежные партнеры. В связи с этим особое значение приобретает международно-правовое сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства с иностранными государствами (государственными образованиями), предусматривающими льготный налоговый режим и (или) не предусматривающими раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (оффшорные зоны и т.п.). Речь, в первую очередь, идет о выявлении, аресте, конфискации и возврате имущества и денежных средств, полученных в результате транснациональной организованной преступной деятельности и вывезенных за рубеж.

    Серьезное влияние на криминализацию общественных отношений продолжает оказывать «этническая» организованная преступность. Так, например, в соответствии с содержанием п. «б» ч. 2 Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 № 602 «Об обеспечении межнационального согласия»[4] деятельность организованных преступных групп, сформированных по этническому принципу, относится к числу наиболее общественно опасных конфликтогенных факторов, способствующих росту межнациональной напряженности. Между тем, в настоящее время практика выявления иностранных граждан и лиц без гражданства, а также граждан стран СНГ и Балтии, являющихся участниками ОГ и ПС, не претерпела принципиальных изменений. Некоторое увеличение количественных показателей нельзя рассматривать как значительное. Если в 2013 г. темпы прироста количества выявленных иностранных граждан и лиц без гражданства по сравнению с 2011 г. составили 11,5% (603 к 541), то применительно к выявленным гражданам стран СНГ и Балтии, являющихся участниками ОГ и ПС, этот показатель составил всего 4% (465 к 447).

    Если в 2011 г. удельный вес первых из указанных категорий организованных преступников составил 6,1% (541 из 8 801), а в 2013 г. 6,5% (603 из 9 316), то удельный вес вторых – 5,1% (447 из 8 801) и 5% (465 из 9 316), соответственно.

    Принимая во внимание удельный вес иностранных граждан и лиц без гражданства, а также граждан стран СНГ и Балтии, утверждать об увеличении результативности борьбы с «этнической» организованной преступностью было бы преждевременным. Отмечаемая практика выявления участников ОГ и ПС складывается на фоне возрастающей активности и влияния по всей территории России «этнических» ОГ и ПС, состоящих из российских граждан, имеющих связи с диаспорами в ближнем и дальнем зарубежье. Остается значительной активность организаторов ОГ и ПС, выполняющих координирующие функции в процессе противоправной деятельности.

    Данные уголовной статистики свидетельствуют в целом о снижении результативности борьбы с организованной преступностью (см. рис. 3).

    Сведения о результатах борьбы с организованной преступностью

    в 2011 – 2013 гг. (сведения о преступлениях прошлых лет и снятых с учета преступлениях) (Ф. 582 ГИАЦ МВД)

     


     

    Рисунок 3.

     

    Устойчивую тенденцию снижения уровня реагирования на организованную преступность правомерно рассматривать как результат активного противодействия деятельности правоохранительных органов со стороны ОГ и ПС, в том числе, направленной на раскрытие и расследование преступлений, расширения арсенала способов его осуществления.

    Наглядным подтверждением существования организованного сопротивления борьбе с преступностью является ежегодное сокращение количества преступлений, уголовные дела о которых направлены в суд в порядке ст. 222 УПК РФ, и значительный в сравнении с ним рост массива преступлений прошлых лет и снятых с учета преступлений, уголовные дела по которым прекращены по реабилитирующим основаниям.

    Особенно ситуация усугубилась в последние три года, когда по этому критерию можно было оценивать уровень сопротивления правоохранительной деятельности как самый высокий. На одно раскрытое преступление приходилось семь преступлений прошлых лет и снятых с учета преступлений, уголовные дела по которым прекращены по реабилитирующим основаниям, в том числе два преступления, уголовные дела по которым прекращены за отсутствием события либо состава преступления (рис. 3).

    Подсчет коэффициентов организованной преступности в различных федеральных округах позволяет сделать вывод о стабильно сложной криминальной ситуации в Северо-Кавказском федеральном округе. Это объясняется оказанием активного воспрепятствования осуществлению правосудия со стороны ОГ и ПС с использованием любых противоправных приемов и способов, в том числе вооруженного сопротивления органам государственной власти. Традиционно высок коэффициент организованной преступности в Центральном и Сибирском федеральных округах, где этот показатель выше, чем в целом по стране (рис. 4).

    Исследования также подтверждают, что на региональном уровне деятельность правоохранительных органов по противодействию организованной преступности в ряде случаев осуществляется неэффективно. Широкое распространение получили факты бездействия со стороны руководителей и сотрудников оперативных и следственных подразделений, их сращивание с криминальным элементом, прямое предательство интересов службы.


    Рисунок 4.

    Недостаточно эффективно на федеральном и региональном уровнях осуществляется координация взаимодействия различных правоохранительных органов в организации мер борьбы с организованной преступностью. Не проводится совместный мониторинг состояния этой работы, в правоохранительных органах отсутствует единообразие понятийного аппарата и оценок эффективности деятельности по борьбе с организованной преступностью. Имеют место случаи, когда лидеры ОГ и ПС на протяжении ряда лет разрабатываются различными оперативными подразделениями, не обменивающимися друг с другом соответствующей информацией.

    При осуществлении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по борьбе с организованной преступностью часто допускаются нарушения законности, ущемляются права граждан, слабо организуется защита свидетелей и потерпевших лиц от воздействия лидеров и активных участников организованных преступных формирований.

    Недостатки оперативно-розыскной деятельности и предварительного расследования по уголовным делам, связанным с организованной преступностью, приводят к непринятию законных мер к разоблачению преступников. К уголовной ответственности привлекаются в основном рядовые участники, исполнители конкретных преступлений.

    Отмечаются признаки возможной интеграции общеуголовной организованной преступности и преступности террористического характера. В местах исполнения наказания вероятность подобных процессов является наиболее очевидной. Указанная тенденция подтверждается анализом материалов следственной и судебной практики, а также результатами анкетирования 1144 работников органов прокуратуры и Следственного комитета Российской Федерации. Больше половины респондентов (62%) утвердительно ответили на вопрос: «Возможно ли объединение лидеров криминальной среды и лиц, осужденных за террористические преступления и выступление против администрации?». При этом интеграционные процессы могут оказать влияние на трансформацию структуры самой организованной преступности вследствие занятия в ней лидирующих позиций лицами, принимающими участие в террористической деятельности либо использующими практику террора для достижения поставленных целей.



    [1] Статья опубликована: Противодействие современной преступности: проблемы теории и практики. Сб. науч. тр. / под ред. Н. А. Лопашенко; Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2014. С. 340-345.

    [2] Под криминальными рынками понимается совокупность общественных отношений по спросу, предложению и приобретению товаров и услуг, оборот и предоставление которых запрещены законом.

    [3] Форма статистической отчетности «Сведения о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов, сильнодействующих веществ» № 171.

    [4] Российская газета. 2012. 9 мая.