Юридические исследования - Экономическая дипломатия. И.А. Орнатский. -

На главную >>>

Дипломатическое и консульское право: Экономическая дипломатия. И.А. Орнатский.


    В книге дается характеристика современных форм и методов экономического воздействия на внешнюю политику, которые использует буржуазная дипломатия. Показывается, что одной из главных целей экономической дипломатии империализма является противодействие социально-экономическим реформам в развивающихся странах, переходу этих стран на путь некапиталистического развития. Специальные разделы посвящены анализу дипломатической деятельности основных западных стран в международных экономических организациях. Анализируется борьба дипломатии СССР и других социалистических стран за мир н безопасность народов, за взаимовыгодное международное экономическое сотрудничество, поддержка социалистической дипломатией прогрессивных требований развивающихся государств.



    БИБЛИОТЕКА «ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА. ДИПЛОМАТИЯ»

    И.А.ОРНАТСКИЙ

    ЭКОНОМИЧЕСКАЯ

    ДИПЛОМАТИЯ

    МОСКВА , «МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»     1980

    ББК 65.5 068

    Орнатский И. А.

    0 68 Экономическая дипломатия. — М.:    Междунар.

    отношения, 1980. — 272 с.— (Внешняя политика. Дипломатия).

    В книге дается характеристика современных форм и методов экономического воздействия на внешнюю политику, которые использует буржуазная дипломатия.

    Показывается, что одной из главных целей экономической дипломатии империализма является противодействие социально-экономическим реформам в развивающихся странах, переходу этих стран на путь некапиталистического развития. Специальные разделы посвящены анализу дипломатической деятельности основных западных стран в международных экономических организациях. Анализируется борьба дипломатии СССР и других социалистических стран за мир н безопасность народов, за взаимовыгодное международное экономическое сотрудничество, поддержка социалистической дипломатией прогрессивных требований развивающихся государств.

    О ¿П05 022 10—79 , 0604000000 *    ББК    65.5

    и 003(01)—80    -

    /

    © «Международные отношения», 1980.

    ВВЕДЕНИЕ

    В послевоенный период, особенно в последние десятилетия, дипломатическая деятельность в сфере международных экономических отношений приобрела небывалый размах, а роль этой деятельности в формировании условий развития национальных экономик резко возросла.

    Увеличение значения международных экономических проблем в мировых делах, развитие и углубление международного разделения труда, ускорение и последствия научно-технической революции — все это привело к значительному расширению непосредственно экономических функций и задач дипломатии, к росту значения и увеличению экономических подразделений как в центральных, так и зарубежных аппаратах ведомств внешних сношений и к обособлению и выделению в большей или меньшей степени того, что стало принято называть экономической дипломатией.

    Функции экономической дипломатии охватывают многообразие торговой, экономической, научно-технической, исследовательской, политической и иной деятельности, включая анализ экономического и финансового положения других стран; установление контактов и связей с их деловыми кругами и фирмами; изучение состояния рынков различных товаров, мировой конъюнктуры цен; разработку и осуществление мер по продвижению собственного экспорта; ведение двусторонних и многосторонних экономических и торговых переговоров; участие в деятельности экономических органов Организации Объединенных Наций и других международных организаций и специализированных учреждений; участие в международных конференциях и совещаниях по экономическим вопросам; разработку соответствующих международных договоров, конвенций и соглашений и многое другое.

    Само понятие экономической дипломатии означает, на наш взгляд, использование государствами дипломатических методов и экономических средств (предоставление помощи, займов, технологии, облегчение или ужесточение условий торговли и т. д.) как на двусторонней, так и на многосторонней основе для содействия развитию своей экономики, обеспечения собственных внешнеэкономических интересов и достижения определенных политических целей.

    Экономическая дипломатия, как и внешняя политика вообще, носит классовый характер и служит интересам определенных классов.

    Конечно, экономические функции были присущи и дипломатии зарождавшегося капитализма, эпохе колониальных захватов, когда торговец шел сразу за войсками колонизаторов, а дипломаты спешили закрепить за метрополией новые приобретения в форме концессионных соглашений или договоров о протекторате, однако значение экономической дипломатии особенно усилилось в эпоху империализма, когда весь мир оказался поделенным на сферы влияния и наступила эра ожесточенной борьбы за его передел, причем средствами не только военными, но и дипломатическими. В послевоенные годы, особенно с середины 60-х годов, все возрастающую роль экономическая дипломатия империализма играет в обеспечении интересов гигантских транснациональных монополий, обладающих колоссальной экономической мощью и диктующих свою волю правительствам уже не одной, а многих капиталистических стран.

    После создания первого в мире социалистического государства советская дипломатия наряду с осуществлением задачи обеспечения мирных условий существования для Страны Советов прилагала настойчивые усилия для прорыва экономической блокады, организованной капиталистическими государствами, для налаживания с ними торговых и экономических отношений, для получения кредитов и займов, машин и оборудования.

    В настоящее время превращение внешних экономических связей в одну из узловых задач дальнейшего развития советской экономики и повышения ее эффективности по-новому, гораздо более масштабно ставит и вопросы дипломатического обеспечения конкретных экономических интересов Советской страны за рубежом.

    «Одна из особенностей нашего времени, — отмечал Л. И. Брежнев на XXV съезде КПСС, — растущее использование международного разделения труда для развития каждой страны, независимо от ее богатства и достигнутого ею экономического уровня. Мы, как и /другие государства, стремимся использовать преимущества, которые дают внешнеэкономические связи, в целях мобилизации дополнительных возможностей для успешного решения хозяйственных задач и выигрыша времени, для повышения эффективности производства и ускорения прогресса науки и техники»1.

    Это означает, что у советской дипломатии были и остаются важные внешнеэкономические задачи.

    Современная эпоха — это эпоха дальнейшего укрепления международных позиций социализма, роста авторитета и притягательности идей социализма, их воздействия на умы и сознание людей. В этих условиях происходит расшатывание устоев империализма, возрастает роль на международной арене развивающихся и в первую очередь неприсоединившихся государств. Экономическая дипломатия развивающихся стран имеет свою специфику, ибо для них после завоевания независимости политической на первый план выдвинулись задачи обеспечения независимости экономической, а это невозможно без борьбы против колониализма и неоколониализма, против иностранных монополий и иностранного капитала, словом, без борьбы против империализма. При всей пестроте международной действительности — от последовательно антиимпериалистического курса ведущих неприсоединившихся государств до фактического подчинения внешней политики неоколониалистских правительств ряда стран интересам западных держав — решающим остается объективное столкновение интересов империализма и развивающихся стран в целом. Говоря об итогах и перспективах антиимпериалистической борьбы этих стран, Л. И. Брежнев отмечал: «Теперь уже ясно, что при нынешнем соотношении мировых классовых сил освободившиеся страны вполне могут противостоять империалистическому диктату, добиваться справедливых, то есть равноправных экономических отношений. Ясно и другое: вклад этих стран в общую борьбу за мир и безопасность народов, значительный уже сейчас, вполне может стать еще более весомым»2.

    Наряду с экономической дипломатией на двусторонней основе широкое распространение получили методы согласования позиций отдельных групп стран (коллективная дипломатия), а также обсуждения экономических и связанных с ними проблем в ме жду народных организациях (экономическая дипломатия на многосторонней основе).

    Социалистические страны, например, координируют свои позиции по многим из этих проблем в рамках Совета Экономической Взаимопомощи, а также в ходе взаимных консультаций по линии министерств иностранных дел и других ведомств. Деятельность СЭВ служит ярким примером формирования и развития международных экономических отношений нового типа между социалистическими государствами.

    Развивающиеся страны, помимо согласования позиций на региональной основе, обсуждают общие подходы к международным экономическим проблемам в рамках движения неприсоединения и «группы 77».

    Развитые капиталистические государства используют в этих целях не только интеграционные группировки (ЕАСТ и особенно ЕЭС), но и организации более широкого состава (например, ОЭСР).

    В ООН, на других международных форумах экономическим проблемам уделяется большое внимание.

    В начале 70-х годов развивающиеся государства в качестве главного выдвинули лозунг установления нового международного экономического порядка, который направлен на изменение существующей системы экономических взаимоотношений государств в рамках мировой капиталистической системы. Социалистические государства поддерживают прогрессивные, антиимпериалистические требования развивающихся стран и выступают за перестройку международных экономических отношений на справедливых, демократических началах.

    В области внешней политики XXV съезд КПСС поставил целый ряд важнейших задач. В их числе задача до% биваться устранения дискриминации и любых искусственных препятствий в международной торговле, ликвидации всех проявлений неравноправия, диктата, эксплуатации в международных экономических отношениях. Осуществление этой задачи лежит на путях преодоления сопротивления экономической дипломатии империализма и сотрудничества с дипломатией развивающихся стран, на путях объединения всех прогрессивных сил мира.

    Крупнейшим событием последних лет стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, созванное по инициативе социалистических государств. Участники этого совещания разработали широкую программу совместных действий на многие годы вперед не только в политической области, но также и в сфере экономических и научно-технических связей, в гуманитарных и других областях. Поворот к разрядке международной напряженности, несмотря на все трудности его осуществления, стал определяющей чертой международной обстановки 70-х годов, особенно в Европе.

    Задача экономической дипломатии — всемерно содействовать разрядке, наполнять ее конкретным материальным содержанием.

    Таким образом, экономическая дипломатия играет важную и все возрастающую роль в системе международных отношений нашего времени.

    Разумеется, при оценке значения экономической дипломатии и ее роли в международных делах не следует упускать из виду, что международные экономические проблемы, сколь бы важны и актуальны они ни были сами по себе, должны рассматриваться в контексте общей международной политической обстановки и иметь подчиненное значение по сравнению с такими кардинальными и определяющими проблемами современности, как сохранение и упрочение мира и международной безопасности, углубление процесса разрядки, разоружение. В самом деле, любые даже самые продуманные и обоснованные проекты развития, например, развивающихся стран или решения глобальных экономических проблем могут оказаться невыполнимыми или существенно подорванными, если в мире будет продолжаться гонка вооружений, если ресурсы государств будут во все возрастающих масштабах отвлекаться на непроизводительные цели, а сами экономические процессы в мире — деформироваться под влиянием колоссального бремени вооружений. И, наоборот, обстановка прочного мира и осуществление мер реального разоружения создадут наиболее благоприятные условия для решения экономических и других проблем, стоящих перед мировым сообществом.

    Советские исследователи уже неоднократно обращались к рассмотрению и оценке различных сторон экономической дипломатии3.

    В настоящей работе, не претендующей на всесторонний или исчерпывающий анализ данной проблемы, предпринята попытка взаимосвязанного освещения некоторых аспектов экономической дипломатии с учетом определенных моментов истории их развития.

    Автор выражает благодарность доктору экономических наук И. Д. Иванову и доктору экономических наук, профессору Л. И. Карпову, высказавшим ценные и полезные замечания по данной работе.

    Глава I

    ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КАПИТАЛИЗМА И ИМПЕРИАЛИЗМА

    1. Формирование и развитие экономической дипломатии империализма.

    Ее главные цели и задачи

    Карл Маркс отмечал, что экономическая структура общества представляет собой действительный базис, на котором возводится юридическая и политическая надстройка, способ производства определяет характер социальной, политической и интеллектуальной жизни вообще1.

    Капиталистический способ производства породил и соответствующую политическую надстройку, включая дипломатию, призванную не только ограждать интересы господствующего класса, но и всячески содействовать стремлению капитала обеспечить для себя наивысшие прибыли как внутри страны, так и за пределами национальных границ. Отсюда — организация буржуазным государством колониальных экспедиций и захватов; отсюда— обострение борьбы за рынки сбыта и сферы приложения капитала. Капиталистический способ производства, основываясь на системе «свободного» частного предпринимательства, распространял методы хищнической эксплуатации на колонии и другие более отсталые страны.

    В ходе капиталистического накопления развивались концентрация и централизация капитала. Основная доля общественного производства оказалась сосредоточенной в руках немногих компаний, монополизирована ими. На смену свободной конкуренции пришла монополия. По словам В. И. Ленина, «порождение монополии концентрацией производства вообще является общим и основным законом современной стадии развития капитализма»2.

    В конце XIX — начале XX века монополистический, финансовый капитал перерос национальные рамки и начал делить мировые рынки сбыта и сферы /приложения капитала.    I

    В своем классическом определении империализма В. И. Ленин наряду с концентрацией производства и капитала, приводящей к созданию монополии, а также созданием финансового капитала на базе слияния банкового капитала с промышленным выделяет и такие его признаки, как вывоз капитала, образование международных монополистических союзов капиталистов, делящих мир, и завершение территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами3.

    Эти признаки империализма имеют самое непосредственное отношение к сфере международной, к внешней политике империалистических государств, к деятельности их дипломатии.

    С переходом к империализму завершилось образование мирового капиталистического хозяйства, материальную основу которого составляет крупное, переросшее национальные границы производство. «Капитализм, — писал В. И. Ленин в 1920 году, — перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли»4.

    Одновременно происходит «экономизация» буржуазной дипломатии, усиление ее роли в борьбе за экономические интересы своего государства и своих монополий. Экономическая дипломатия развивается в самостоятельное специальное направление внешнеполитической деятельности.

    В XIX веке, во времена «классической дипломатии», экономические и коммерческие вопросы хотя и числились среди прочих в компетенции министерств иностранных дел, однако считались второстепенными и не заслуживающими пристального внимания дипломатов.

    Бурное развитие промышленности и транспорта, средств связи и мировой торговли в конце XIX века, переход капитализма в империализм, резкое обострение конкурентной борьбы за источники сырья и рынки сбыта настоятельно повелевали пересмотреть отношение к экономическим проблемам в общей системе международных отношений, в том числе и во внешнеполитическом аппарате основных капиталистических государств.

    Промышленники, торговцы и банкиры ожидали теперь от дипломатических представителей своих стран активного содействия в приобретении новых рынков, сфер влияния, торговых уступок, помощи в обеспечении экспортных заказов, защиты в случае угрозы капиталовложениям, официальной поддержки в борьбе против конкурентов и расширении потока своих товаров в другие страны.

    И буржуазные политики не заставили себя ждать. С начала XX века все чаще стали раздаваться голоса о тесной и неразрывной связи политических и экономических проблем в дипломатической работе и необходимости соответствующих структурных и иных реформ внешнеполитических ведомств, которые бы обеспечили комплексный подход к их решению.

    В Германии представители финансового капитала критиковали министерство иностранных дел за неповоротливость, заявляя, что оно совершенно недостаточно отстаивает их интересы, в частности, в том, что касается обеспечения внешних рынков сбыта для немецкой продукции. Требования «хозяев экономики» были приняты во внимание, и к 1920 году в составе германского ведомства иностранных дел были созданы самостоятельные отделы внешней торговли, экономической политики, сырьевых материалов, а в посольствах — должности атташе по вопросам торговли, финансов, сельского и лесного хозяйства5.

    Во Франции также выдвигались требования шире использовать дипломатический аппарат в борьбе за рынки сбыта и сферы приложения капитала. В МИД Франции были учреждены должности технических советников по вопросам торговли, финансов и юридическим проблемам. Им вменялось в обязанность поддерживать постоянный контакт с территориальными подразделениями, подготавливать торговые договоры, разрабатывать рекомендации относительно экономических последствий внешней политики и т. д. Одна из важных функций экономических сотрудников заключалась в том, чтобы активно поощрять деятельность французских финансовых и промышленных концернов, действующих в других странах. В другие страны стали направляться торговые атташе, которые под руководством главы миссии должны были изучать экономические вопросы, а также оказывать всевозможное содействие торговым палатам и другим организациям деловых кругов. Депутат французского парламента Ноблмэр прямо заявлял в 1920 году, что задача представителей министерства иностранных дел «состоит все больше и больше в том, чтобы информировать, защищать и представлять зарубежные предприятия и компании

    наших торговцев, финансистов и промышленников»6.

    В свою очередь представители ассоциации торговых палат Англии утверждали, что английские чиновники и дипломаты проявляют меньше энергии и расторопности, чем их французские и немецкие коллеги в борьбе за рынки сбыта. В ответ на такого рода обвинения канцлер казначейства (министр финансов) заявил в 1916 году, что правительство готово предоставить всю необходимую помощь и поддержку развитию внешней торговли Англии, с тем чтобы обеспечить ослабление позиций конкурентов и соперников. Тогда же было решено создать в министерстве иностранных дел Англии отдел торговли7.

    Аналогичным образом и американские компании сетовали, что дипломатические представительства и консульства США за границей лишь в незначительной степени содействовали продвижению их торговых интересов. Следствием этого явились многочисленные жалобы конгрессменам и требования реформ. Это дало повод министерству торговли и труда направлять начиная с 1905 года своих представителей за границу для изучения возможностей содействия американской внешней торговле8.

    В соответствии с реформами 1909 года госдепартамент США стал строиться по территориальному признаку, одновременно в его составе был создан отдел торговых сношений. Государственный секретарь Ф. Нокс, который осуществлял эти реформы, стремился при этом к тому, чтобы в максимальной степени «содействовать американским торговым и финансовым интересам в Центральной Америке и в Восточной Азии»9.

    В 1914 году в целях дипломатической поддержки деятельности американских инвесторов и торговых фирм за границей, а также для сбора соответствующей информации министерству торговли и труда США было предоставлено право посылать торговых атташе для работы в составе американских дипломатических миссий за рубежом.

    В 1924 году конгресс принял так называемый закон Роджерса, по которому дипломатическая и консульская службы были объединены в единую заграничную службу, подчиненную госдепартаменту США. Истинная цель этого закона заключалась в том, чтобы обеспечить более эффективное дипломатическое содействие внешнеэкономической экспансии монополий США. В ходе слушаний в американском конгрессе в связи с законопроектом Роджерса один из генеральных консулов США охарактеризовал его следующим образом: «Этот законопроект предназначен для бизнеса. Его главная цель заключается в том, чтобы защищать, развивать и поощрять наши торговые и иные деловые отношения за границей, которые столь тесно переплетены с нашими политическими отношениями, что практически стали неразделимы»10.

    Таким образом, представители финансового капитала каждой империалистической страны требовали от своих правительств и от дипломатии активного участия во все более ожесточавшейся конкурентной борьбе на мировых рынках. Как видим, буржуазные правительства не замедлили откликнуться на это. Экономическая дипломатия империализма получила надлежащее признание и организационное оформление, а одной из ее главных задач стало отстаивание интересов «своих» монополий в межимпериалистической борьбе за экономический раздел и передел мира союзами капиталистов. Недаром В. И. Ленин называл буржуазную дипломатию верным «другом» финансового капитала11, а у Гильфердинга выделил следующее утверждение: «Важнейшей функцией дипломатии становится теперь представительство финансового капитала»12.

    Важное значение для уяснения роли и функций экономической дипломатии империализма имеет открытый В. И. Лениным закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в эпоху империализма. Хотя неравномерность экономического развития присуща капитализму на всех стадиях его развития, в эпоху империализма она необычайно обострилась, приобрела скачкообразный характер. Это в свою очередь привело к резкому усилению противоречий и конфликтов между империалистическими державами. Соответственно возросла и роль внешнеполитических инструментов и мер, в том числе экономической дипломатии, в межимпериалистической борьбе, которая приобрела особенно ожесточенные формы в связи с тем, что в начале XX века территориальный раздел мира был уже завершен. И дипломатия принимала самое непосредственное участие в этом территориальном дележе еще в период создания колониальных империй. «Погоня за колониями в конце XIX века, особенно с 1880 годов, со стороны всех капиталистических государств представляет из себя общеизвестный факт истории дипломатии и внешней политики»13,— отмечает В. И. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма».

    Колониальная система стала частью капиталистической системы мирового хозяйства. Колониальные империи создавались главным образом путем вооруженных нападений и захватов. Местное население подвергалось нещадной эксплуатации. Свою позорную роль в политическом угнетении порабощенных народов сыграла и буржуазная дипломатия, навязывавшая им неравноправные, кабальные договоры и «оформлявшая» сделки капиталистических государств с целью дележа колоний и их природных богатств.

    Монополистический капитал придал новые черты традиционному колониализму; он расширил масштабы территориальных захватов до раздела всего мира и стал использовать новые формы эксплуатации, в первую очередь вывоз товаров и особенно вывоз капитала. Помимо колониальных территорий в прямом смысле слова, то есть зависимых и фактически, и формально, империалистические державы угнетали и грабили многочисленные территории, которые, оставаясь формально независимыми, фактически находились на положении колоний.

    В. И. Ленин отмечал, что в эпоху империализма финансовый капитал и соответствующая ему международная политика создают целый ряд переходных форм государственной зависимости. «Типичны для этой эпохи не только две основные группы стран: владеющие колониями и колонии, но и разнообразные формы зависимых стран, политически, формально самостоятельных, на деле же опутанных сетями финансовой и дипломатической зависимости»14,— писал он. Образцом такой страны В. И. Ленин называл Аргентину, находившуюся в финансовой зависимости от Англии. В качестве примера несколько иной формы финансовой и дипломатической зависимости В. И. Ленин указывал на Португалию, которая находилась под протекторатом Англии. Англия защищала Португалию и ее колониальные владения и получала в обмен торговые выгоды, лучшие условия для вывоза товаров и особенно для вывоза капитала.

    Американский империализм создал свою собственную колониальную империю главным образом путем эко: комического принуждения и порабощения других стран, хотя он отнюдь не чурался и непосредственно военных форм расширения своих сфер влияния.    "

    Еще в 1823 году Соединенные Штаты провозгласили «доктрину Монро», которая^«пяня оправдать намерение США подчинить    *у политическому и экономическому влиянию. Главными мотивами здесь выступали экспансионистские устремления американского капитализма, рвавшегося к дележу (и прямому, и непрямому) «хозяйственных территорий» мира. В результате империалистической войны за колонии США отняли у Испании Филиппины и Пуэрто-Рико, захватили и превратили в свой протекторат Кубу, развязали войну против Колумбии. Несколько позже США создали Республику Панама в качестве своей фактической колонии и вынудили Данию оставить Виргинские острова. Затем последовало полуофициальное подчинение Никарагуа, Гаити и Санто-Доминго. В результате Ка-рибское море стало «американским озером».

    Одновременно с «дипломатией канонерок» Соединенные Штаты все активнее стали применять «дипломатию доллара», используя вывоз капитала в качестве средства экономического закабаления других стран. «В то время как Соединенные Штаты расширяли свое политическое влияние в районе Карибского моря, — отмечает американский исследователь Фолкнер, — американские банкиры расширяли свое экономическое господство во всех частях Латинской Америки»15.

    В Китае американский империализм использовал «боксерское восстание», чтобы навязать ему политику «открытых дверей», обеспечив себе тем самым торговые и иные привилегии, по крайней мере не меньшие, чем те, которые вырвали у Китая империалисты других стран. Таким образом, американская дипломатия (точно так же. как и дипломатия других империалистических держав) использовала самые различные методы, чтобы дополнить прямые захваты колоний захватами косвенными в интересах своих промышленников и банкиров.

    Одной из отличительных особенностей мирового капиталистического хозяйства стала труднопреодолимая пропасть в уровнях развития между экономически передовыми и менее развитыми странами. Поставки сырья из колоний и зависимых стран в развитые капиталистические государства и вывоз промышленных товаров в экономически слаборазвитые страны стали характерной чертой мировой капиталистической торговли, а вывоз капитала в менее развитые страны стал основным средством их вовлечения на путь капитализма.

    Огромно значение для исторических судеб человечества Великой Октябрьской социалистической революции, которая имела своим результатом не только создание

    I

    первого в мире государства рабочих и крестьян, но и раскол мира на две противоположные социально-экономические системы, начало исторического процесса революционного перехода от капитализма к социализму. Вместе с тем Великая Октябрьская социалистическая революция положила конец господству капитализма как системы, охватывающей все страны мира. Система капитализма перестала быть всемирной, всеобъемлющей.

    Первая мировая война и Великая Октябрьская социалистическая революция положили начало общему кризису капитализма, который представляет собой кризис капиталистической системы в целом и охватывает все стороны существования капитализма — экономический и государственный строй, политику, идеологию.

    Понятно, что капитализм не сходит добровольно с исторической арены, он ожесточенно сопротивляется, а порой и переходит в контрнаступление. В своем противоборстве с социализмом капитализм использует все возможные методы и приемы, в том числе, конечно, и дипломатию. Экономическая дипломатия империализма с самых первых дней существования Советской России стала активно использоваться международным капиталом для попыток удушения социализма путем торговой и экономической блокады, отказа в займах и товарах, путем блокирования счетов в иностранных банках, путем откровенного нажима на страны, которые изъявляли готовность к установлению деловых и иных связей с Советской Республикой, и т. д. С тех пор и до настоящего времени борьба против социализма, ставшего теперь мировой системой, рассматривается капитанами капиталистического мира в качестве одной из главных задач их экономической дипломатии. Одним из ярких проявлений этого явилось использование внешнеэкономических средств против стран социализма (денонсация торговых договоров, отказ в кредитах, торговая дискриминация и т. д.) в период «холодной войны». Однако империализм бессилен сдержать поступательный ход истории.

    В. И. Ленин установил, что развитие капитализма шло от свободной конкуренции к империализму, а от монополий — к государственно-монополистическому капитализму. Начало перерастанию монополистического капитализма в государственно-монополистический положила первая мировая война. Мировой экономический кризис 1929—1933 годов и вторая мировая война способствовали дальнейшему развитию этого процесса, который в свою очередь отражает объективный ход обобществления производительных сил и их интернационализации.

    Активное вмешательство буржуазного государства в экономические процессы с особой наглядностью проявляется в период экономических кризисов капитализма. Мировой экономический кризис начала 30-х годов привел к введению целого ряда оградительных и протекционистских мер, примененных правительствами капиталистических стран (повышение существовавших и введение новых таможенных тарифов и пошлин, отмена обмена своей валюты на золото и введение жесткого валютного контроля, предоставление экспортных субсидий и кредитов своим монополиям, государственная поддержка эксплуатации и разграбления сырьевых и иных ресурсов колоний и зависимых территорий, поощрение товарного и валютного демпинга). Все это привело к настоящей «экономической войне» между империалистическими странами, которая завершилась второй мировой войной и новым перераспределением сил в лагере империализма.

    Продолжается процесс, характеризующийся, по словам В. И. Ленина, особенностями «огосударствления капиталистического производства, соединения гигантской силы капитализма с гигантской силой государства в один механизм»16.

    Результатом этого процесса является, в частности, расширение и увеличение тех звеньев государственного аппарата в капиталистических странах, которые имеют отношение к осуществлению внешнеэкономической политики, в том числе к усилению и развитию методов их экономической дипломатии.

    Возрастанию роли экономической дипломатии в общем арсенале внешнеэкономических средств монополистического капитализма способствовало сращивание монополий с аппаратом буржуазного государства. «„Личная уния” банков с промышленностью, — отмечал В. И. Ленин, — дополняется «личной унией» тех и других обществ с правительством»17. На руководящие посты в министерствах иностранных дел и в заграничном аппарате капиталистических государств стали все чаще назначаться руководители банков, финансовых и промышленных корпораций — истинные хозяева страны и распорядители внешней политики. Старый французский дипломат, проходя мимо громадного здания банка «Креди лионэ», одного из крупнейших банков Франции, и указывая на него своим молодым коллегам, заявил: «Обратите внимание на это здание, господа, ибо здесь находится настоящее министерство иностранных дел»18.

    В ходе первого этапа общего кризиса капитализма резко возросло значение экономических методов в осуществлении внешней политики капиталистических стран в целом. В этой связи американский исследователь Поль Лорен замечает: «Правительства во все возрастающей степени осознавали, что распределение товаров и капиталов может быть использовано в качестве инструмента дипломатии. За инвестиции можно было приобрести дружбу или создать и укрепить союзы, в то время как отзыв средств или экономические репрессалии могли принудить противников сделать определенные дипломатические уступки. Финансовое проникновение могло облегчить установление политической гегемонии в развивающихся странах. Торговые привилегии, предложенные иностранным поставщикам стратегического сырья, могли укрепить безопасность. Более того, прибыли, полученные от продаж на внешних рынках, могли содействовать росту национального богатства и, возможно, международного престижа»19. Как видно, смысл экономической дипломатии империализма изложен в этих словах достаточно цинично и откровенно.

    Важнейшим итогом второй мировой войны явилось возникновение мировой системы социализма. Это означало, что из капиталистической системы хозяйства выпал целый ряд стран, вставших на путь строительства социализма, это означало также, что наряду с капиталистической системой мирового хозяйства возникла и стала быстро развиваться социалистическая система мирового хозяйства. Это означало, наконец, существенное сужение возможностей эксплуатации для империализма и его монополий. Дальнейший подрыв позиций империализма связан с бурным развитием национально-освободительного движения, прежде всего в странах Азии и Африки, и с развалом колониальной системы империализма. Все это привело к углублению общего кризиса капитализма, охватившего все стороны и аспекты его существования, в том числе внешнюю политику и дипломатию.

    Буржуазное государство превратилось в крупнейшего предпринимателя в своих странах, сосредоточивая в своих руках значительную часть средств производства п национального богатства. Буржуазное государство и весь его внешнеполитический аппарат активно используются монополистическим капиталом для финансирования и поддержки своей внешнеэкономической экспансии. Типичными проявлениями этого в послевоенный период стали различные программы «помощи» империалистических государств, широкое предоставление межгосударственных займов и кредитов, непосредственное участие буржуазных правительств в создании различных международных экономических союзов и соглашений, в поощрении и надлежащем дипломатическом оформлении интеграционных процессов в рамках мирового капиталистического хозяйства. Экономическая дипломатия империализма стала играть ведущую роль в ведении всякого рода переговоров по торговым, финансовым, научно-техническим и иным проблемам.

    В послевоенный период, особенно на третьем этапе общего кризиса капитализма, экономическая дипломатия империализма получила дальнейшее развитие. Это связано прежде всего с усилением международных позиций мирового социализма; с успехами реального социализма в экономическом соревновании с капитализмом; с развалом колониальной системы империализма и осуществлением политики неоколониализма империалистическими державами; с усилением нестабильности капитализма, экономическими и иными кризисами, расшатывающими его устои (энергетическим, валютным, экологическим и др.); с развитием и распространением транснациональных корпораций (ТНК) и новым дележом ими мировых рынков, с возникновением новых узлов межимпериалистических противоречий; это связано также и с научно-технической революцией (НТР), которая создала объективные предпосылки для дальнейшего интернационального переплетения капитала.

    Коренное изменение соотношения сил в мире в послевоенный период в пользу социализма означало ограничение возможностей для империалистических монополий и сверхмонополий в смысле приложения капитала, рынков сбыта и источников сырья. В этих условиях неизбежным было обострение межимпериалистической борьбы, возникновение центров межимпериалистического соперничества и противоречий.

    Советский исследователь М. М. Максимова отмечает, что «перемещение центра тяжести с военных на невоенные средства борьбы за передел сфер влияния, за захват хозяйственных территорий привело к тому, что увеличилось значение экономических факторов в этой борьбе»20.

    При этом резко возрастает роль дипломатических средств борьбы за свои интересы, за сферы влияния, продолжает усиливаться «экономизация» дипломатии. Экономическая дипломатия стала в наше время одним из важнейших средств империализма в попытках сдержать расширение позиций и влияния стран социализма в мировой экономике; продвижении товаров на мировые рынки и «регулировании» самих этих рынков; осуществлении политики неоколониализма в развивающихся странах и закреплении источников сырья, прежде всего энергетического и стратегического, для своих монополий; попытках приостановить дальнейший развал валютно-финансовой системы капитализма и противодействии стремлению развивающихся государств перестроить систему международных экономических отношений на новых справедливых и демократических началах.

    Эта тенденция отражает уровень развития государственно-монополистического капитализма в настоящее время, роль буржуазного государства в регулировании капиталистической экономики, в том числе и в сфере внешнеэкономических связей.

    Ныне от мирового обмена, от внешнеэкономических связей зависят не только отдельные компании и монополии, а целые отрасли промышленности капиталистических стран. «Государство, — отмечает М. М. Максимова, — вынуждено поэтому в значительно большей степени обращать свою деятельность во внешнюю сферу, содействовать развитию внешнеэкономических связей, делая это как в интересах тех или иных отдельных монополистических групп, так и монополистической буржуазии в целом, в интересах укрепления экономики своих стран»21.

    Что касается задачи буржуазной дипломатии по продвижению товаров «своих» монополий, обеспечению для них рынков сбыта, то эта, так сказать, первоначально классическая задача экономической дипломатии капитализма и империализма остается и даже расширяется, поскольку темпы роста международной торговли в послевоенные годы превышали, причем значительно, темпы роста промышленного производства. Кроме того, эта задача усложнилась, поскольку в условиях дальнейшей концентрации и интеграции производства в империалистических странах, особенно в связи с созданием торгово-экономических группировок типа Европейского экономического сообщества (ЕЭС) — «Общего рынка», резко обострились межимпериалистическая конкуренция и борьба на мировых рынках сбыта.

    В ходе послевоенного развития, особенно в 60-х и 70-х годах, позиции США в мировой экономике оказались серьезно потесненными, прежде всего в результате укрепления двух других центров межимпериалистического соперничества — Западной Европы, в первую очередь стран «Общего рынка», и Японии.

    Еще в 1920 году В. И. Ленин прозорливо подчеркивал глубину империалистических противоречий между Японией и Америкой и между Америкой и Европой. «...Все указывает на то, — говорил он, — что Америка помириться с другими странами не может, потому что между ними глубочайшая экономическая рознь, потому что Америка богаче других»22.

    Хотя США пока сохраняют положение крупнейшего экспортера капиталистического мира, к ним вплотную приблизилась ФРГ, вытеснив со второго места Англию. Япония с 9-го места в 1950 году перешла вначале на четвертое, а с 1971 —на 3-е, оттеснив Англию еще дальше.

    В последние 10—15 лет все большее внимание к себе привлекают ТНК или международные монополии, которые постепенно превращаются в доминирующую силу мирового капиталистического хозяйства. «Эти сверхмонополии,— отмечает советский исследователь Р. С. Овинников,— ведут ныне операции практически в масштабах всего капиталистического мира, легко преодолевая границы не только отдельных стран, но и целых континентов. Размах их оборота превышает валовой национальный продукт большинства капиталистических стран, кроме самых крупных»23.

    ТНК в наше время достигли такой степени могущества, что они активно воздействуют на формирование и осуществление внешней политики империалистических государств.

    Многие исследователи склонны считать, что в наше время ТНК превратились в непосредственных и в значительной мере самостоятельных участников международных отношений. Такой подход, например, выражен в докладе специальной группы экспертов ООН (она известна также под названием группы «выдающихся личностей»), которая по поручению Генерального секретаря ООН изучала воздействие многонациональных корпораций (МНК) на процесс развития и на международные отношения. В докладе говорится, что «в ряде случаев многонациональные корпорации активно содействовали политическому вмешательству во внутренние дела принимающих стран, особенно развивающихся». Действия МНК, по словам авторов доклада, «явным образом нарушают национальный суверенитет»24. Они используют находящиеся в их распоряжении огромные финансовые ресурсы для поддержки отдельных политических партий и групп по своему усмотрению и для противодействия силам, выступающим за социальные реформы.

    Авторы вышедшего в США сборника под названием «Новые суверены: многонациональные корпорации как мировые державы» также признают, что МНК стали активным средством не только ограбления и закабаления других стран, но и усиления агрессивности внешней политики своих национальных правительств. «Развитие и подъем транснационализма, — пишет, например, один из авторов сборника — И. Горовиц, — соответствуют трансформации характера империалистических отношений. То, что начиналось в форме классических военных захватов иностранных территорий в доимпериалистический, колониальный период, было заменено вывозом банковского и промышленного капитала, принадлежащего развитым странам, в обмен на минеральное сырье и природные ресурсы периферийной колониальной сферы»25.

    Другой американский исследователь — Г. Магдофф считает, что внешняя политика США определяется экономическими интересами, прежде всего интересами крупных ТНК. По его мнению, обширные иностранные интересы ТНК приводят к усилению экспансионистских и даже интервенционистских тенденций во внешней политике США26.

    Такого же подхода придерживается другой автор вышеупомянутого сборника — Дж. Курте, который отмечает, что активными сторонниками сохранения агрессивного военного блока НАТО выступают крупнейшие нефтяные и автомобильные монополии США, а для авиационных монополий главный интерес в сфере внешней политики заключается в том, чтобы поддерживать враждебное отношение к Советскому Союзу и коммунизму в целом, ибо это лучшая гарантия сохранения спроса на их продукцию27.

    Вместе с тем разрастание ТНК, превращение их во всемирные производственные конгломераты означают, что территория национального буржуазного государства уже не удовлетворяет потребностей крупного капитала, решительно перешагивающего его границы.

    Это означает также, что для экономической дипломатии империализма не обязательно во всех случаях определяющими являются национальные границы и государственные интересы, ибо границы размежевания экономических сфер влияния транснационального монополистического капитала далеко выходят за пределы национальных территорий и карта мира перекраивается «по силе, по капиталу». Отсюда — усиление космополитизма дипломатии империализма, ее отрыва от подлинных интересов наций, которые она представляет.

    2. Механизм экономической дипломатии основных империалистических держав

    Ускорение сращивания, объединения монополий и государства в системе государственно-монополистического капитализма, все более откровенное использование крупнейшими монополиями силы и возможностей буржуазного государства в своих интересах — все это обусловило развитие и разнообразие методов экономической дипломатии империалистических государств в послевоенный период.

    Одновременно происходит дальнейшее расширение и увеличение тех звеньев государственного аппарата в капиталистических странах, которые имеют отношение к осуществлению внешнеэкономической политики.

    В роли главной и наиболее могущественной страны современного капитализма, его «ударной силы» после второй мировой войны утвердились Соединенные Штаты Америки, поэтому представляется оправданным уделить особое внимание более подробному анализу механизма американской экономической дипломатии.

    В разработке и осуществлении внешней политики США, в том числе политики внешнеэкономической, принимают участие многие звенья государственного аппарата, начиная от президента и кончая различными ведомствами, комитетами, комиссиями.

    Американский конгресс регулярно обсуждает различные внешнеполитические проблемы; утверждает кандидатуры государственного секретаря и его заместителей, послов США в других странах, ассигнования на предоставление «помощи» иностранным государствам, займов и кредитов; принимает законы, касающиеся внешней торговли; ратифицирует многочисленные международные соглашения, конвенции и т. д.

    Конгресс обладает полномочиями и в отношении участия США в ООН; конгрессменов включают в состав американских делегаций на сессии Генеральной Ассамблеи ООН и конференции других международных организаций; они посещают различные государства, ведут переговоры и т. п.

    Велика роль в осуществлении внешнеэкономической политики страны и американского президента. Президент уполномочен, например, предоставлять те или иные льготы в торгово-экономической области, он подписывает законопроекты и может наложить вето на законы, принятые конгрессом. Нередко сам президент выступает инициатором программ, которые выносятся на рассмотрение конгресса.

    Так, президент Дж. Картер выступил со своей энергетической программой, которая предусматривала не только ряд мер, направленных на экономию расходования энергии внутри страны, но и сокращение импорта из других стран, расширение стратегических резервов и консервацию собственных запасов нефти.

    Наряду с резким возрастанием внешней экономической деятельности США в послевоенный период все больше расширялся и круг учреждений, вовлеченных в процесс ее осуществления. Теперь область внешних отношений стала охватывать проблемы, касающиеся почти всех государственных учреждений и ведомств, причем особое развитие получили отношения в области технической помощи, технологии, сбыта продуктов сельского хозяйства, валютно-финансовых проблем и др. Были созданы новые федеральные ведомства по вопросам оказания «помощи» иностранным государствам, пропаганды и информации, осуществления экономической разведывательной деятельности и др.

    У многих ведомств США есть свои отделы внешних сношений и свои заграничные представительства. Так, министерство сельского хозяйства США занимается среди прочего сбытом американских сельскохозяйственных «излишков» и отвечает за участие США в деятельности Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). Представители министерства ведут переговоры о продажах в других странах, участвуют в дискуссиях по отдельным товарам (зерновые, хлопок, какао, кофе, сахар и др.) в рамках Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и ФАО, в обсуждении соответствующих вопросов в Экономическом и Социальном

    Совете ООН (ЭКОСОС) и региональных экономических комиссиях.

    Министерство торговли США^призваио поощрять развитие внешней и внутренней торговли, отраслей промышленности, работающих на экспорт, содействовать судоходству и другим видам транспорта.

    В министерстве финансов, как и в большинстве других министерств, есть должность помощника по международным делам. Ему подчинены отделы, занимающиеся международными финансовыми, валютными и экономическими проблемами, проблемами платежного баланса, координации финансовой политики, обменными операциями и операциями с золотом. Эти отделы поддерживают тесную связь с международными финансовыми и экономическими организациями, в том числе с Международным банком реконструкции и развития (МБРР) и Международным валютным фондом (МВФ). Представители министерства финансов возглавляют межведомственный комитет по международным валютным проблемам.

    Министерство по делам здравоохранения, образования и социального обеспечения также связано с различными сторонами осуществления экономической деятельности: его представители участвуют в деятельности ФАО, Комиссии ООН по наркотикам, Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Международной организации труда (МОТ) и других специализированных учреждений.

    Особая роль в разработке и осуществлении внешнеполитических акций американского империализма (в том числе и с использованием методов экономической дипломатии) принадлежит военному ведомству США — Пентагону и Центральному разведывательному управлению (ЦРУ). Пентагон осуществляет контроль за программой военной помощи иностранным государствам, ведет переговоры и заключает многомиллионные сделки по продаже американского вооружения другим странам. В его обязанности входит также определение и анализ военнополитических и внешнеэкономических последствий действий США на международной арене, участие в разработке позиций для американских представителей в международных организациях.

    ЦРУ разрабатывает и осуществляет подрывные операции в других государствах вплоть до организации заговоров, переворотов и политических убийств. В последние годы все больше внимания ЦРУ уделяет составлению всякого рода экономических анализов и прогнозов (например, в области энергетики, цен на нефть, возможной линии поведения участников Организации стран — экспортеров нефти —ОПЕК и т. д.). Особое значение придается составлению «прогнозов» экономического развития социалистических стран. Представители и сотрудники ЦРУ составляют значительную часть персонала американских посольств и других представительств за рубежом, осуществляя, помимо других операций, экономическую разведку в интересах монополии США.

    Все же основную роль в разработке и осуществлении экономической дипломатии играл и продолжает играть государственный департамент.

    Сразу лее после окончания второй мировой войны были значительно усилены экономические отделы госдепартамента, а Уильям Клейтон, крупный бизнесмен по экспорту хлопка, который до этого был одним из пяти помощников госсекретаря, стал заместителем государственного секретаря по экономическим вопросам.

    В 1960 году президент Эйзенхауэр, ссылаясь на резкое обострение конкуренции на мировых рынках сбыта, поручил расширить и сделать приоритетной внешнеторговую деятельность заграничной службы госдепартамента; расширить деятельность по поощрению сбыта, осуществляемую министерством сельского хозяйства; создать новые торговые центры за рубежом. Тогда лее был учрежден Национальный комитет по расширению экспорта, включавший представителей частных фирм и компаний, который с декабря 1973 года перешел в непосредственное подчинение президенту США и стал именоваться Экспортным советом при президенте.

    В настоящее время на государственный департамент вместе со многими другими ведомствами США возложена задача осуществления таких внешнеэкономических программ, как поощрение экспорта товаров из США, сбыт американских сельскохозяйственных «излишков», мелсдународные валютные проблемы, контроль за наркотиками, военная и экономическая «помощь», содействие расширению частных американских инвестиций за рубе-л<ом, мирное использование атомной энергии, научные и технологические обмены, пропаганда «американского образа жизни» и др.

    Какие л<е цели ставятся перед экономической дипломатией США? Какие требования предъявляются в современных условиях к работникам американской внешнеполитической службы?

    В связи с необычным возрастанием значения и масштабов областей, которые призвана обслуживать дипломатия в эпоху НТР, ставится общая задача создать кадры дипломатов-менеджеров ((Пр1ота1;-тапа£ег8), которые были бы способны ориентироваться в обширном комплексе проблем современного технологического века и были бы в состоянии поддерживать и развивать намного усложнившийся механизм внешних связей последних десятилетий XX века. Считается, что американская дипломатическая служба слишком долго полагалась на дипломатов общего профиля и слишком слабо привлекала людей со специальными знаниями в новых областях, вовлеченных в сферу внешней политики, таких как проблемы экономического развития, сельское хозяйство, финансы, трудовые отношения, торговля, наука, информация и т. д. Это в свою очередь подорвало доверие других правительственных учреждений к способности госдепартамента осуществлять эффективное руководство сферой внешней политики.

    В рамках общего направления экономической дипломатии особый акцент теперь делается на проблемах поощрения американского экспорта, причем эта задача выдвигается в качестве одной из основных не только для дипломатов экономического профиля, но и для других сотрудников американских посольств, включая самих послов.

    Еще одна задача, выдвинутая перед госдепартаментом,— улучшение системы подготовки кадров, прежде всего по линии экономических дисциплин, а также более углубленное изучение деятельности и методов работы таких «родственных» госдепартаменту учреждений США, как ЦРУ, Пентагон, министерства торговли, финансов, труда и сельского хозяйства. Большое значение придается взаимодополняемости и взаимозаменяемости двух категорий дипломатов — политического и экономического направления.

    Общее руководство деятельностью государственного департамента в экономической области осуществляет заместитель государственного секретаря по экономическим вопросам. Среди помощников госсекретаря есть помощники по делам международных организаций и по экономическим делам. Последний возглавляет и специальное управление по экономическим вопросам, которое призвано разрабатывать мероприятия для достижения целей внешнеэкономической политики США и заниматься вопросами, связанными с американскими капиталовложениями за границей, иностранной «помощью», экономическим развитием и международным финансированием. В настоящее время это управление является одним из самых крупных в госдепартаменте. Управление обобщает информацию, поступающую из посольств и миссий США, а также оказывает помощь территориальным управлениям, каждое из которых, впрочем, также имеет сотрудников, специализирующихся по экономическим вопросам. Кроме того, в составе госдепартамента существуют управление по качеству окружающей среды и управление по международным научным и техническим проблемам.

    В управлении по делам ООН есть отдел международных экономических и социальных проблем, отвечающий за участие США в международных организациях и конференциях, рассматривающих соответствующие вопросы, то есть за осуществление экономической дипломатии на многосторонней основе.

    Другие управления госдепартамента, как территориальные, так и ведающие вопросами международных финансов, планирования, политики, информации, науки, также участвуют в осуществлении экономической дипломатии.

    По мере возрастания роли и значения экономических вопросов в общем спектре деятельности американской дипломатии менялась и структура заграничных представительств США, в составе которых большой вес приобрели экономические подразделения.

    В настоящее время посольства США подразделяются на ряд отделов, среди которых: политический, экономический, консульский, административный, военный, разведывательный, по оказанию «помощи», отдел информации и культурных связей и др.

    Экономические отделы американских посольств, особенно в наиболее крупных странах, насчитывают десятки сотрудников и продолжают расширяться.

    Наряду с активизацией экономической дипломатии США изменяются и акценты в работе американских посольств. Главная задача дипломатического представительства, подчеркивается в одном из исследований госдепартамента,— продвигать интересы внешнеэкономической политики США и способствовать обеспечению общих и специфических интересов за границей американской торговли и сельского хозяйства. Содействие внешней торговле США и помощь американскому бизнесу должны получить приоритет в деятельности посольств 28.

    Вопросы, которыми занимаются торгово-экономические отделы посольств, можно подразделить на 4 главные категории: поощрение экспорта; содействие инвестированию американского частного капитала; продвижение экономических интересов США через посредство межправительственных отношений; информационный анализ и рекомендации для правительственных учреждений США по экономическим проблемам.

    Американские посольства не ограничивают свою деятельность обеспечением интересов компаний и монополий США лишь в самой стране пребывания, но активно содействуют укреплению их позиций на территориях и в государствах, зависимых от этой страны.

    Значительную часть своих усилий сотрудники посольств уделяют проблемам, связанным с частными американскими заграничными инвестициями. На посольства возлагается и обязанность защиты интересов американского бизнеса в случае экспроприации американской собственности, введения импортных ограничений и т. д. Особое внимание уделяется информации о возможностях расширения американских капиталовложений и экспорта товаров в ту или иную страну. По своему характеру и содержанию нередко такая информация означает осуществление экономической разведки в интересах американских монополий. Американский дипломат Р. Чилдс отмечает, что «заграничная служба Соединенных Штатов — это глаза и уши американских предпринимателей за рубежом» 29. Посольства анализируют также сведения, касающиеся рынков сбыта для конкретных товаров и возможностей проникновения на них американской продукции.

    Как уже отмечалось, ряд министерств и ведомств США имеет за рубежом своих представителей, которые либо включаются в состав американских посольств, либо действуют самостоятельно.

    Министерство финансов, например, имеет своих атташе в ряде посольств еще со времени второй мировой войны. Обычно они выполняют роль советников послов по международным валютным и финансовым вопросам и участвуют в подготовке различной информации по линии торгово-экономических отделов посольств.

    После экономического кризиса 30-х годов, массовой безработицы и усиления стачечной борьбы в капиталистических странах в Вашингтоне стали понимать, что от состояния трудовых отношений в той или иной стране, количества стачек и забастовок, то есть от классовой борьбы трудящихся, зависит не только положение политических партий, но и судьбы правительств. Поэтому госдепартаменту было поручено следить за этими процессами, для чего в составе американских посольств в крупных странах была учреждена должность атташе по вопросам трудовых отношений. Первый такой пост был создан в посольстве в Лондоне в 1942 году, а в 1974 году было уже 54 таких атташе в 40 странах мира 30. В их функции помимо участия в подготовке экономической информации входит поддержание контактов с министерствами и организациями по трудовым вопросам в стране пребывания.

    Еще ранее — с 1929 года — в состав посольств США стали назначаться атташе по вопросам сельского хозяйства, которые подчиняются министерству сельского хозяйства. В их задачи входит наблюдение за сельскохозяйственной ситуацией в других странах и изыскание рынков для американских сельскохозяйственных товаров.

    Относительно новой сферой для дипломатии является область научно-технических связей и обменов, которые приобретают возрастающее значение в системе международных экономических отношений. Но координация международных аспектов научно-технических связей представляет значительную трудность в силу специального характера и сложности этих проблем. Американским посольствам вменяется в обязанность следить за прогрессом науки и техники, особенно в наиболее развитых странах, информировать об отношениях и настроениях в научных кругах, которые могли бы повлиять на политику страны пребывания или на ее взаимоотношения с США. Что касается наиболее передовых или представляющих особый интерес в научно-техническом отношении стран, то сюда стали направлять специальных атташе по вопросам науки и техники. Помимо открытых функций, эти сотрудники выполняют задания по сбору разведывательных данных относительно научно-технических работ и открытий в стране пребывания.

    Советский дипломат В. А. Зорин отмечает, что «в странах, где имеются интересы монополий США в конкретных отраслях экономики, в посольства посылаются представители этих монополий для непосредственных связей с соответствующими капиталистическими группами этих стран. Так, в странах, где нефтяные монополии США имеют свои интересы (например, в Венесуэле), в посольствах имеются дипломаты, занимающиеся специально нефтяной промышленностью и обеспечивающие интересы американских нефтяных монополий» 31.

    В настоящее время ставится задача объединения усилий специалистов разных ведомств, занимающихся в посольствах экономическими проблемами.

    Важным звеном в осуществлении экономической дипломатии США стали постоянные миссии США при ООН (в Нью-Йорке) и при Европейском отделении ООН и других международных организациях в Женеве. Миссия в Нью-Йорке насчитывает более ста человек, и президент Д. Кеннеди, видимо, не без оснований называл ее своим «вторым государственным департаментом»-

    Миссия США в Женеве поддерживает контакты с многочисленными международными организациями, расположенными здесь, в том числе такими, как МОТ, ВОЗ, Всемирная метеорологическая организация (ВМО), Международный союз электросвязи (МСЭ) и др. Сотрудники миссии принимают участие в работе Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК) и ЮНКТАД, в торговых переговорах по линии Генерального соглашения по торговле и тарифам (ГАТТ) и т. д. Дипломатический состав представительства насчитывает более 50 человек.

    США имеют специальные представительства также при Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в Монреале (Канада), при Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене (Австрия) и при ЮНЕСКО в Париже. В других местах, где расположены учреждения ООН, как, например, в Риме (штаб-квартира ФАО), функции представительства выполняют американские посольства в соответствующих странах.

    Задача американских представительств состоит в том, чтобы добиваться принятия экономическими и другими органами ООН решений, выгодных США, а их деятельность имеет, как правило, определенно выраженную антисоциалистическую направленность.

    В интересах согласования внешнеэкономической политики и деятельности США администрации при различных президентах пытались усилить централизацию и создать соответствующий главенствующий орган, ибо, хотя государственный департамент выполняет функции координатора внешнеполитической деятельности США, фактически его роль в этой сфере постепенно снижается.

    Одной из попыток такого рода явилось создание ь 1971 году Совета по вопросам международной экономической политики, который призван согласовывать на самом высоком уровне и сводить к единому мнению точки зрения различных ведомств по всему аспекту международных экономических проблем. Председателем совета является президент США, а его заместителем — государственный секретарь. Совет призван обеспечивать своевременное рассмотрение вновь возникающих вопросов и увязывать внешнеэкономические задачи с политикой администрации внутри страны и с основными целями американской внешней политики.

    Президент Дж. Картер продолжил усилия по приспособлению к меняющимся условиям механизма экономической дипломатии: в марте 1979 года он предложил создать при Управлении международного развития (УМР) Институт научно-технического сотрудничества. По заявлению Дж. Картера, институт призван расширить использование развивающимися странами науки и техники в интересах развития, а также содействовать расширению научно-технических связей развивающихся стран с правительственными учреждениями США, университетами и частным бизнесом.

    Продолжающаяся дефицитность внешнеторгового баланса США (в 1978 г. этот дефицит составил 28,5 млрд. долл.) заставляет администрацию и членов конгресса искать выхода на пути новых организационных мер по дальнейшему усилению подразделений госаппарата, занятых продвижением американских товаров на внешние рынки. В этих целях в американском конгрессе внесен законопроект о создании нового министерства торговли и инвестиций, которому должны быть переданы все относящиеся к торговле функции госдепартамента и министерств торговли и финансов. Новое министерство должно также осуществлять контроль за деятельностью Экспортно-импортного банка США и Корпорации для частных зарубежных инвестиций.

    Все это отражает определенную тенденцию со стороны правящих кругов США в использовании средств и методов экономической дипломатии для достижения поставленных целей. Теперь одни военно-политические средства, на которые в первые послевоенные десятилетия делалась главная ставка, уже не способны обеспечить глобальных претензий и интересов американского империализма. Поэтому все больший упор делается на использование экономических методов и рычагов — от финансирования заговоров против неугодных правительств (как было в Гватемале и Чили) и прямой экономической блокады (Куба) до более замаскированных и «утонченных» средств воздействия на политику отдельных стран через фонды «помощи», посылку советников и специалистов, а также использование вывесок и программ международных организаций (например, международного корпуса добровольцев, осуществление Мировой продовольственной программы— МПП и т. п.).

    В одном из своих выступлений госсекретарь США

    С. Вэнс заявил, что военная сила, хотя она и необходима, не может решать важнейших внешнеполитических проблем США. Их следует решать путем использования дипломатических, экономических и финансовых средств32. Отсюда — расширение и наращивание арсенала средств экономической дипломатии США.

    Монополистический капитал США оказывает воздействие на формирование внешнеэкономической политики страны как через непосредственное участие своих представителей в государственном аппарате, так и через различные союзы, ассоциации и организации промышленников и финансистов, которые представляют правительству свои рекомендации относительно тех или иных внешнеэкономических мероприятий.

    В Великобритании главным проводником внешней экономической политики правящих кругов является министерство иностранных дел (Форин оффис), а различные аспекты осуществления экономической дипломатии Англии за рубежом считаются прерогативой объединенной заграничной службы, созданной в 1965 году.

    Хотя структура экономических подразделений английского МИД неоднократно менялась, тем не менее вопросами экономической дипломатии в каждый данный период занимается по крайней мере несколько отделов. В настоящее время экономическими, торговыми, финансовыми и смежными проблемами занимаются следующие отделы МИД Англии, в ведении которых находятся как территориальные, так и функциональные проблемы: так называемый отдел экономистов (в него входят группы по экономическому прогнозированию в Европе, международным финансам, Северной Америке, Среднему и Ближнему Востоку, Северной Африке, энергетике, международной торговле, Сянгану (Гонконгу), Австрало-Азии, отдельным товарам, транспорту, Японии и Корее, Латинской Америке, общим вопросам, относящимся к развивающимся странам; помощи, Южной и Юго-Восточной Азии, зависимым территориям); отдел по проблемам энергии, науки и космоса; два отдела, которые занимаются проблемами западноевропейской интеграции; отдел финансовых отношений (включая вопросы помощи и защиты капиталовложений, отношений с развивающимися странами, международные экономические вопросы); отдел торгового судоходства, авиации и охраны окружающей среды; бюро советника по трудовым вопросам за рубежом (в его компетенцию входят и вопросы деятельности МОТ); отдел торговых отношений и экспорта (занимается поощрением экспорта, экономическими аспектами деятельности НАТО, проблемами общеевропейского экономического сотрудничества, ЕЭК, а также проблемами торговли Восток — Запад). Специальный отдел занимается вопросами ООН, в нем есть отделение, которому поручено вести вопросы экономических органов ООН, таких как ЭКОСОС, ЮНКТАД, Организация Объединенных Наций по вопросам промышленного развития (ЮНИДО), Программа развития ООН (ПРООН), специализированные учреждения, а также экономические аспекты движения неприсоединения.

    В 1962—1964 годах так называемая комиссия Плаудэ-на обследовала деятельность английских ведомств, прежде всего МИД, в других странах к рекомендовала считать содействие английскому экспорту первоочередной целью внешней политики, а также усилить внимание к вопросам торгово-экономической политики в работе объединенной заграничной службы.

    В 1968 году другая комиссия (комиссия Данкэна) обследовала работу объединенной заграничной службы и выясняла эффективность сочетания в ее деятельности политических, экономических и коммерческих задач. Она пришла к заключениям, что экономическая работа и коммерческая политика представляют значительную часть существа политической работы загранаппарата и что заграничная служба должна иметь в своем составе группу сотрудников, обладающих опытом по претворению в жизнь экономических концепций и способных проводить их в соответствии с торговыми и политическими интересами.

    В результате осуществления этих рекомендаций произошло значительное усиление основных направлений экономической дипломатии Англии, улучшились координация и взаимосвязь экономической и коммерческой деятельности.

    В составе английских посольств имеются специалисты по отдельным специальным вопросам (финансов, судоходства, сельского хозяйства, труда и т. д.). В большинстве посольств созданы должности посланников, советников и секретарей по торгово-дипломатическим вопросам. Они работают в тесном контакте с министерством торговли и теми английскими фирмами, которые имеют особые интересы в данной стране.

    Как и США, Великобритания имеет постоянные миссии в Нью-Йорке, Женеве и ряде других центров, где расположены международные организации.

    Помимо Форин оффис вопросами внешней политики занимается ряд других министерств и ведомств Великобритании. В первую очередь это относится к министерству по делам Содружества наций, однако МИД осуществляет контроль за внешнеполитической деятельностью других ведомств.

    В отличие от США правящие круги Великобритании не считают необходимым хотя бы формально отделять внешнеполитические функции от ведения разведки за рубежом, и английская разведывательная служба — Интел-лидженс сервис подчиняется непосредственно постоянному заместителю министра иностранных дел. Представители этой службы находятся в английских посольствах, используя дипломатическое прикрытие для ведения разведывательной и подрывной работы, в том числе и против соперников и конкурентов английских монополий.

    В министерстве иностранных дел Франции за осуществление экономической дипломатии отвечают в первую очередь генеральное управление по экономическим и финансовым делам и генеральное управление по делам культуры и техническому сотрудничеству.

    Первое управление объединяет целый ряд как территориальных, так и функциональных отделов и секций по вопросам двусторонних соглашений экономического сотрудничества, общим вопросам, вопросам частных интересов французских граждан за рубежом, экономических и финансовых соглашений, сырья, инвестиций, финансирования экспорта, ярмарок; отдельные его секции занимаются экономическими отношениями с Азией, Африкой, Европой и Америкой; вопросами деятельности международных экономических организаций, в том числе соответствующих органов ООН, МБРР, МВФ, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), ГАТТ и др., западноевропейских экономических организаций, включая ЕЭС. Секция общих проблем ведает вопросами энергии, транспорта, промышленной собственности и др.

    Второе управление координирует внешнеполитическую деятельность всех ведомств, учреждений и организаций в области науки и техники, культуры и образования. Через входящие в него отделы управление обеспечивает сотрудничество и связи с отдельными странами по вопросам культурного и технического обмена, а также с ООН, ЮНЕСКО и другими международными организациями.

    Кроме того, в составе МИД имеется бюро по экономическим и финансовым вопросам, находящееся в подчинении у генерального директора по экономическим и политическим делам.

    Все же основную роль в разработке внешнеэкономической политики Франции играет не МИД, а министерство экономики и финансов, имеющее в своем составе специальное управление внешнеэкономических отношений. Министерство имеет свой штат сотрудников по торговым и финансовым вопросам в составе французских посольств и консульств за рубежом.

    Заграничная дипломатическая служба Франции претерпела в послевоенный период значительные изменения. Помимо обычных дипломатических работников в посольства и консульства Франции по линии министерства экономики и финансов стали направляться референты по экономическим вопросам, а также финансовые атташе. Хотя некоторые миссии имеют лишь небольшой штат сотрудников, им все-таки придается референт по экономическим вопросам. Министерство экономики и финансов и его представители за рубежом отвечают за усилия по развитию торговли и экспорта и обеспечение коммерческой информации для французских деловых кругов. Поручения внешнеэкономического характера, особенно связанные с торговлей, даются также дипломатическим миссиям, выезжающим в другие страны, в первую очередь в развивающиеся.

    Сотрудники по финансовым вопросам осуществляют макроэкономический анализ положения в соответствующих странах, а также готовят информацию по валютным, финансовым и бюджетным вопросам. Хотя формально они подчиняются послу, указания они получают от министра экономики и финансов и направляют ему свои донесения.

    Сотрудники по торговым вопросам стали направляться в посольства вскоре после первой мировой войны, и они образуют особую категорию под названием «корпус экономического развития». Им поручается анализ, изучение, обобщение и направление в свое министерство коммерческой информации, ведение переговоров и выполнение других функций, касающихся торговой политики и торговых отношений, таких, например, как содействие торговым ярмаркам и миссиям или поддержка деятельности французских частных фирм и компаний за рубежом. Они составляют часть дипломатического персонала посольства, пользуются дипломатическим иммунитетом и подчиняются послу. В некоторых странах торговые советники занимают второе после посла положение среди дипломатов посольства.

    Большинство специалистов в вопросах экономической дипломатии набираются по линии МИД и по линии министерства экономики и финансов, главным образом из числа выпускников Высшей национальной школы администрации, которая была создана после второй мировой войны для подготовки государственных служащих различных специальностей.

    В своей внешнеэкономической деятельности, как и во внешней политике в целом, Франция особое внимание уделяет бывшим колониям и полуколониальным владениям, то есть странам, которые принято называть членами Французского сообщества. Его существование законодательно закреплено во французской конституции, которая определяет, что в его компетенцию входят внешняя политика, совместная экономическая и финансовая политика, денежная система, а также политика по использованию стратегического сырья участвующих государств. Понятно, что «центром притяжения» (а следовательно, и принятия основных решений в сообществе) может быть только Франция, поэтому главная цель существования сообщества — сохранение и развитие «особых» отношений Франции со своими бывшими заморскими владениями, укрепление там своего влияния. Одну из основных ролей.в этом процессе призвана играть и играет французская экономическая дипломатия.

    В Федеративной Республике Германии ведение внешних сношений относится к компетенции ряда федеральных ведомств. Среди них основную роль играет центральный и зарубежный аппарат министерства иностранных дел.

    В последние годы вопросам проведения экономической дипломатии в ФРГ придают возрастающее значение. Экономическими и сопредельными проблемами в МИД ФРГ занимается ряд подразделений. Среди них следует упомянуть Европейский отдел (Запад 1), который ведает вопросами политической интеграции в Западной Европе, отношений с Европейским советом и западноевропейскими неправительственными организациями, вопросами мирного использования ядерной энергии, подготовкой и участием в международных конференциях и совещаниях, а также вопросами двусторонних отношений с западноевропейскими странами, странами Северной Африки и Турцией. В компетенцию Западного отдела (Запад 2) входят вопросы участия в ООН и других международных организациях, НАТО, разоружения и безопасности. Кроме того, есть специальный торгово-политический отдел, который занимается вопросами внешнеэкономических связей ФРГ, проблемами участия в международных специализированных учреждениях, соглашениями по экономическим вопросам. В его функции входит также руководство экономическими отделами зарубежных представительств ФРГ, поддержание с ними тесных связей; наблюдение за иностранным законодательством в области экономики и торговли; оказание помощи в развитии экспорта и импорта ФРГ; заключение торговых договоров; вопросы транспорта и экономические вопросы вооружения33.

    Следует отметить, что в ходе осуществления экономической дипломатии внешнеполитическое ведомство ФРГ использует возможности частных фирм и корпораций в значительно большей степени, чем дипломатические службы других империалистических стран. Объясняется это рядом причин. Одна из них заключается в том, что промышленность ФРГ отличается высокой степенью ориентации на экспорт, и промышленники достаточно хорошо знают потенциальные рынки сбыта. Большинство западногерманских компаний являются членами торговых палат, которые имеют представительства во многих странах мира, охватывая, таким образом, все основные рынки, в которых заинтересована промышленность ФРГ. Вот почему государственный аппарат ограничивается главным образом предоставлением финансовой и иной поддержки усилиям частного сектора в области развития экспорта.

    В ФРГ, как и во Франции, разработку внешнеэкономической и внешнеторговой политики осуществляет министерство экономики и финансов. Ему же поручено собирать торговую информацию и осуществлять содействие экспорту за рубежом. Свои функции это министерство осуществляет также, опираясь на частный сектор и используя услуги заграничной службы ФРГ, 7з которой занята торгово-экономической работой. Распространением коммерческой информации среди западногерманских фирм занято другое ведомство — федеральное бюро внешнеторговой информации.

    За границей функции официального представительства различных ведомств ФРГ выполняет объединенная дипломатическая служба. Должности сотрудников по экономическим вопросам часто занимают представители частного бизнеса. В последнее время тенденция состоит в том, чтобы иметь сотрудников с подготовкой широкого профиля, которых можно было бы перемещать в течение их службы с одного направления дипломатической деятельности на другое.

    Деятельность зарубежных представительств ФРГ отличается большим размахом экономической работы, уделением ей особого внимания. Как правило, в их составе имеются экономические отделы, укомплектованные специалистами по различным вопросам (экспортно-импортные операции, финансы, страховое дело и т. д.), причем число таких специалистов возрастает. В дополнение к дипломатам представители некоторых ведомств ФРГ также приписываются к посольствам (например, атташе по сельскому хозяйству, труду, финансовым вопросам).

    В целом в посольствах ФРГ количество сотрудников, занимающихся экономической проблематикой,, почти в два раза превышает соответствующий персонал в посольствах США как по числу сотрудников, так и по количеству стран, в которых они работают. К работе но экономическим проблемам привлекаются и консульства ФРГ, имеющие связи с местными фирмами и ведомствами.

    В задачи заграничных представительств ФРГ входит изучение состояния экономики страны, финансов, ее экспортных и импортных возможностей, платежного баланса, торгового и таможенного регулирования и т. д. Однако главная цель состоит в том, чтобы обеспечить новые пути и средства для расширения внешнеэкономической экспансии западногерманских монополий, усиления их позиций в конкурентной борьбе против компаний и фирм других империалистических государств. Задача установления и развития торговых связей с социалистическими странами также возлагается на посольства.

    Поощрение экспорта и обеспечение рынков сбыта составляют одну из главных задач внешней политики Японии. Как и в ФРГ, промышленность Японии в значительной степени ориентирована на экспорт и организована по ассоциациям, которые входят в Национальную федерацию экономических организаций (Кейданрэн).

    В Японии осуществляется планирование развития экспорта, и для каждой отрасли промышленности устанавливаются конкретные цели и задания. Это планирование осуществляет Высший экономический совет, который возглавляется премьер-министром. Помимо министров в состав совета входят президенты Экспортно-импортного банка и Национального банка Японии и председатели экспортных советов. Осуществление решений Высшего экономического совета возложено на министерство внешней торговли и промышленности. В области продвижения японского экспорта это министерство опирается на Ассоциацию содействия международной торговле, которая публикует ряд периодических изданий, в том числе «Торговля и промышленность Японии» и «Торговый бюллетень Японии». Представители ассоциации прикомандировываются к японским посольствам и консульствам, однако не имеют дипломатического статуса. Они оказывают содействие и японским фирмам, участвующим в международных ярмарках.

    В последние годы ассоциация уделяет особое внимание обеспечению рынков для японских товаров в развивающихся странах. В этих целях в качестве ее филиала была создана японская корпорация внешнего развития для финансирования продаж японских товаров развивающимся странам путем предоставления займов и кредитов.

    Для согласования внешнеэкономической политики нередко используются всякого рода межведомственные комитеты, в которых обычно председательствует представитель МИД. Это министерство в значительной степени влияет на разработку общей позиции и по конкретным торгово-экономическим и финансовым вопросам.

    Что касается представительства интересов Японии за рубежом (политических, экономических и иных), то ответственность за это возложена на МИД, хотя японские посольства укомплектованы сотрудниками из разных ведомств. В посольствах и миссиях Японии МИД и министерство внешней торговли и промышленности имеют примерно по равному количеству сотрудников, занимающихся торгово-экономической проблематикой. Формально все сотрудники посольства считаются зачисленными на дипломатическую службу и ответственны перед послом и МИД.

    За последние годы экономическая дипломатия Японии добилась значительных успехов в улучшении состояния торгового баланса страны и обеспечении промышленности топливом в период энергетического кризиса.

    В Италии помимо МИД вопросами внешнеэкономической политики занимаются министерство финансов, Банк Италии и министерство внешней торговли.

    Дипломатические представительства Италии также ведут экономическую и коммерческую работу, обеспечивают экономические интересы итальянских фирм в рамках межправительственных отношений и переговоров, направляют в Рим как общую, так и более конкретную информацию по широкому кругу экономических проблем.

    Поощрение итальянского экспорта практически целиком поручено Национальному институту для внешней торговли, подчиненному министерству внешней торговли Италии. Институт направляет за границу торговые миссии и участвует в международных ярмарках. В его ведении находится и заграничная торговая служба, насчитывающая около 300 человек (100 итальянцев и 200 местных служащих) в 55 точках. Сотрудники этой службы • даже в случае прикомандирования к посольствам или консульствам, как это часто бывает, не получают дипло- < матического статуса. Им поручается широкий круг деятельности по расширению торговли, включая обзоры рынков, содействие освоению рынков и торговые выставки.

    Для Канады внешние экономические связи составляют одно из^ важнейших направлений внешней политики. Поэтому целый ряд министерств привлечен к деятельно-1! сти по удержанию и расширению позиций Канады на внешних рынках сбыта.

    Вместе с МИД эту работу ведет министерство про-' мышлениости, торговли и коммерции, которое отвечает за вопросы налоговой и общей экономической политики.

    Это миийстерст&о имеет свою заграййчйую службу (служба торговых уполномоченных).

    В составе МИД Канады имеется бюро по экономическим и научным делам, которое включает отделы помощи и развития; торговой политики; научных связей и проблем охраны окружающей среды; транспорта, средств связи и энергетики. В бюро по делам ООН один из отделов занимается международными экономическими и социальными проблемами. Кроме того, в составе МИД числится специальная программа всемирных выставок.

    В тех странах, где у Канады есть посольства, из дипломатов и торговых уполномоченных комплектуют торгово-экономические отделы, при этом торговые уполномоченные получают дипломатический статус. На них возлагаются обязанности по сбору торговой информации, изысканию и развитию новых торговых возможностей, установлению контактов с потенциальными покупателями.

    Несмотря на относительную самостоятельность заграничной службы торговых уполномоченных, общая задача представительства экономических интересов Канады за рубежом возложена на канадскую заграничную службу, находящуюся в ведении МИД. Основная часть экономической информации направляется по линии этой службы. Вместе с тем в последние годы участились случаи, когда должности экономических советников в посольстве заполнялись торговыми уполномоченными.

    На структуре как самого МИД Канады, так и ее заграничной службы сказалось то, что страна в течение длительного времени была доминионом английской империи и следовала английским методам и образцам в организации внешнеполитического аппарата. В последние годы канадское правительство стремилось уменьшить дублирование и разнобой в деятельности заграничного аппарата, расширив полномочия МИД в области внешнеэкономической политики.

    * *

    *

    Таким образом, общая тенденция как у стран, упомянутых здесь, так и у других развитых капиталистических стран явственно проявляется в усилении роли экономических факторов в их внешней политике, в более активном использовании средств и методов экономической дипломатии, в расширении соответствующих подразделений как в ведомствах иностранных дел, так и в заграничном аппарате (посольствах и представительствах) этих стран.

    3. Коллективная дипломатия империализма

    Механизм экономической дипломатии отдельных империалистических держав дополняется средствами и методами коллективной дипломатии империализма.

    Складывание коллективной и многосторонней экономической дипломатии империализма — одно из важных явлений послевоенного периода, вызванного целым рядом причин. Среди них главные — это образование и укрепление мировой социалистической системы, рост влияния социализма в мире и ослабление в результате этого позиций империализма; развал колониальной системы империализма, укрепление общего фронта социалистических и развивающихся государств; нарастание кризисных явлений в мировой капиталистической системе, усиление социальной нестабильности капитализма, обострение классовых противоречий в империалистических государствах.

    Более острое проявление пороков, присущих капитализму в целом, таких как безудержная инфляция, сопровождаемая быстрым ростом цен, расстройство валютнофинансовой системы, хроническая безработица, заставляет правящие круги основных капиталистических государств объединять свои усилия в попытках предотвратить социальные потрясения в своих странах, охваченных волной стачек и забастовок.

    И здесь экономическая дипломатия империализма выступает прямой пособницей и служанкой капиталистических монополий, стремясь использовать возможности в сфере международных трудовых отношений, для того чтобы обеспечить «социальный мир» в странах капитала, расколоть международное рабочее движение.

    Необходимо также принимать в расчет, что наряду с центробежными силами внутри капиталистического мира действуют и иные силы, проявляющиеся в дальнейшей концентрации производства, развитии и увеличении роли ТНК, усилении интеграционных процессов, общности классовых интересов правящих кругов.

    Интересы ТНК, предприятия которых разбросаны по всему миру, требуют согласования, известного единообразия в политике стран по отношению к иностранным монополиям и иностранному капиталу вообще и, стало быть, также действуют в направлении более тесной координации экономической дипломатии империализма, выработки общего подхода к основным экономическим проблемам и в отношении развивающихся стран, остающихся главными поставщиками сырья и рабочей силы для капиталистических монополий.

    Империалистические державы делают в последние годы все больший акцент на разработке взаимно скоординированных мер для преодоления возникающих экономических и политических трудностей и кризисов. Президент США Дж. Картер считает, что «состояние мировой экономики в первую очередь требует, чтобы (капиталистические. — И. О.) страны совместными усилиями изыскивали взаимовыгодные решения мировых проблем». Министр иностранных дел ФРГ Г. Геншер выражается более конкретно, заявляя, что «задача поддержания экономической стабильности НАТО должна решаться объединенными усилиями союза»34.

    В наибольшей степени координируются позиции тех западных стран, которые объединены в субрегиональные группировки или организации. Типичным в этом отношении является пример Европейского экономического сообщества, страны которого во все возрастающей степени согласовывают свои позиции и линию поведения в отношении третьих стран, на сессиях международных организаций и на международных переговорах.

    Если в первые годы существования «Общего рынка» дело ограничивалось главным образом совместной разработкой вопросов торговой политики в отношении третьих стран, то теперь трудно уже назвать те вопросы внешнеэкономических отношений ЕЭС, по которым отдельные страны еще принимают самостоятельные решения. Взять ли вопросы рыболовства, науки и техники или охраны окружающей среды, все они и многие другие (независимо даже от того, охватываются ли они положениями Римского договора) стали в той или иной мере объектом «наднационального» согласования в рамках «Общего рынка».

    В ЕЭС существует и действует система многоступенчатых консультаций стран-участниц не только по экономическим, но и по политическим вопросам (начиная от уровня глав государств и правительств и кончая консультациями представителей МИД и других ведомств).

    В соответствии с решением, принятым в декабре 1974 года, трижды в год главы государств и правительств «девятки» встречаются для обсуждения политико-экономических вопросов. В «Общем рынке» все большее значение приобретают процессы политической интеграции, сопровождаемые усилением существующих (или созданием новых) наднациональных органов сообщества. В 1979 году проведены выборы в общеевропейский парламент, разрабатываются планы введения единого паспорта для всех стран сообщества.

    Юридическое право вынесения решений принадлежит в ЕЭС совету министров и комиссии европейских сообществ (КЕС). На них стремятся воздействовать различные заинтересованные группы, такие как союз промышленности ЕЭС, комитет сельскохозяйственных организаций (СОРА), комитет торговли ЕЭС и др. Через них стараются осуществлять свое влияние на политику ЕЭС и монополии стран-участниц, в том числе ТНК.

    Вместе с Евроатомом и Европейским объединением угля и стали (ЕОУС) «Общий рынок» составляет систему европейских сообществ, имеющих свою структуру и некоторые общие органы.

    Кроме ЕЭС в Западной Европе существует и другая субрегиональная торгово-экономическая группировка. Это — Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), объединяющая Швецию, Финляндию, Португалию, Швейцарию, Австрию, Норвегию и Исландию. ЕАСТ также, как и «Общий рынок», имеет задачу совместной защиты внешнеторговых интересов стран-участниц и отмену ограничений во взаимной торговле. Однако если «Общий рынок» отгородился от других стран общим внешним тарифом и полномочия по ведению внешней торговли, в том числе заключение внешнеторговых договоров и соглашений, переданы КЕС, то в рамках ЕАСТ интеграционные процессы не зашли так далеко, и каждая страна-участница сохранила самостоятельность в ведении своих внешнеторговых дел.

    Коренное отличие послевоенных интеграционных процессов в Западной Европе от периода до второй мировой войны заключается в том, что в послевоенный период «европейское строительство» из области академических дискуссий и обмена мнениями между отдельными политическими деятелями перешло на уровень государственной политики западноевропейских стран.

    Не изменилась лишь основная политическая направленность «панъевропеизма». Так же как и в период выдвижения лозунга «Соединенных Штатов Европы», она заключается в объединении монополистического капитала для борьбы против социализма, против рабочего движения и социалистических идей в своих собственных странах.

    США с самого начала активно поддерживали планы и проекты «европейского строительства» именно в силу их антисоциалистической направленности.

    Согласование действий империализма в международной экономической области происходит и в рамках Организации экономического сотрудничества и развития, в которую входят практически все промышленно развитые капиталистические страны. ОЭСР «выросла» из организации «плана Маршалла» и рассматривалась США как важный инструмент в сколачивании системы «атлантической солидарности». С течением времени ОЭСР стала все больше внимания уделять вопросам взаимоотношений с развивающимися странами. В ее составе был создан специальный комитет помощи в развитии, который призван координировать предоставление государствами-участниками помощи развивающимся странам на двусторонней основе.

    Однако коллективная экономическая дипломатия империализма осуществляется не только через посредство сугубо экономических организаций. Важную роль в разработке совместной линии империалистических стран в международных экономических делах играет, например, военный блок НАТО. В последние годы приобрели регулярность встречи в рамках совета НАТО руководителей стран-участниц, носившие в прошлом эпизодический характер. Еще в 1950 году при нем был создан специальный Комитет по координации торговой политики в отношении социалистических государств (КОКОМ). Деятельность этого комитета преследует цель контроля за экспортом из западных стран в социалистические страны. Именно КОКОМ составляет многочисленные списки товаров, запрещенных к вывозу в страны социализма. Хотя за последние годы эти списки неоднократно пересматривались и сокращались, само их наличие представляет собой препятствие на пути развития взаимовыгодной торговли между Востоком и Западом, означает сохранение дискриминации в торговле со странами социализма.

    Конечно, механизм координации позиций Запада включает и многие другие организации, как межгосударственные, так и неправительственные, как экономические и научно-технические, так и политические. В их число входят как организации, охватывающие большинство стран Западной Европы (например, Европейский совет), так и субрегиональные, ограниченного состава (например, Северный совет, куда входят Скандинавские страны).

    Немало усилий затратили США на пропаганду и организационное оформление концепции «атлантизма» — солидарности всех основных капиталистических государств во главе с США для противостояния и противоборства со странами социализма. Однако по мере укрепления позиций Западной Европы и Японии «атлантическая солидарность» увядала. На первый план все отчетливее выдвигались острые межимпериалистические противоречия в экономической сфере.

    США попытались вдохнуть вторую жизнь в концепцию «атлантизма», выдвинув в 1973 году идею выработки новой «Атлантической декларации», основная цель которой сводилась к тому, чтобы возродить и укрепить лидерство США в Атлантическом союзе. Однако западноевропейские страны отказались поддерживать этот план. Профессор Нантского университета А.-В. Маллар считает, например, что ЕЭС добивается признания собственного места в системе международных отношений и не намерено «поддерживать политику, которая в действительности закрепляет его подчиненное положение по отношению к Вашингтону»35.

    Хотя новый текст «Атлантической декларации» и был подписан под нажимом США в июне 1974 года, он не содержит обязывающих положений, на которые рассчитывали США, и представляет собой компромисс, который, даже по словам Г. Киссинджера, лишь «символизирует» атлантическое содружество.

    Кроме задачи борьбы против социализма существуют и другие причины, которые определяют необходимость для развитых капиталистических государств разработки совместных действий, в том числе в области экономической дипломатии. Речь идет, в частности, о резком возрастании противоречий между этой группой стран и развивающимися странами, о поляризации их интересов и устремлений. Развивающиеся страны все настойчивее выдвигают на первый план проблему пересмотра всего комплекса взаимоотношений промышленно развитых капиталистических государств и развивающихся стран.

    Перед лицом таких требований экономическая дипломатия империализма вынуждена сосредотачивать внимание на разработке общей стратегии в отношении развивающихся государств, оставляя в стороне взаимные тактические несовпадения позиций ради сохранения существующей системы империалистического угнетения развивающихся стран.

    Этим объясняется тот факт, что в большинстве экономических (да и не только экономических) органов ООН развивающиеся страны сталкиваются с общей линией основных империалистических держав, выступающих против любых попыток изменить существующие порядки в системе международных экономических отношений.

    Это, конечно, не значит, что исчезают противоречия между самими империалистическими державами и их монополиями. По мере дальнейшего углубления общего кризиса капитализма и сужения возможностей эксплуатации эти противоречия обостряются. Однако, когда речь заходит о ликвидации привилегий или урезывании сверхприбылей капиталистических монополий, тогда империализм объединяет свои усилия для сохранения основ своих отношений с развивающимися странами, которым отводится роль эксплуатируемой «мировой деревни» в системе капиталистического хозяйства.

    Однако сейчас империализм уже не в состоянии сохранять всемирную систему эксплуатации только путем неприкрытого принуждения или вооруженной интервенции. Коренное изменение соотношения сил в мире, превращение социализма наряду с международным рабочим и национально-освободительным движениями в главную движущую силу истории вынуждают империалистов и их экономическую дипломатию лавировать, искать новые, более «современные» средства удержания развивающихся стран в тенетах зависимости.

    Коллективная и многосторонняя экономическая дипломатия империализма активно использует, например, в этих целях международные организации, прежде всего организации системы ООН. При этом чаще всего применяется такая форма, как разработка совместной позиции группы развитых капиталистических стран или части из них. Члены «Общего рынка», например, вначале производят согласование позиций между собой, а затем уже с другими своими западными партнерами. На практике это приводит к тому, что в группе западных стран общей становится позиция ее наиболее сильных и влиятельных участников: США, Англии, Франции, ФРГ, Японии.

    Несколько иную форму приобретает совместная дипломатия империализма в таких международных финансовых учреждениях, как Международный банк реконструкции и развития и Международный валютный фонд, а также в связанных с ними организациях. Объясняется это тем, что процедура обсуждения вопросов и принятия решений носит в этих организациях далеко не демократический характер, ибо вместо общепринятого в ООН принципа «одна страна — один голос» применяется система так называемого взвешенного голосования, когда голоса распределяются в соответствии со взносом той или иной страны в банк и фонд. Ведущие империалистические державы объединяют свои голоса и практически осуществляют контроль за деятельностью банка и фонда.

    В то же время развивающиеся страны, вместе взятые, хотя и располагают теперь в ООН большинством голосов, не в состоянии в достаточной степени влиять на решения, принимаемые МБРР и МВФ, ибо им принадлежит там всего около 7з голосов.

    Наряду с «парламентскими» методами у экономической дипломатии империализма имеется большой арсенал средств прямого воздействия на развивающиеся государства: торговые взаимоотношения и контроль на рынках сбыта, вывоз капитала, отказ в предоставлении помощи или займов через международные учреждения, насаждение в этих странах своих экспертов и советников, использование технологической отсталости развивающихся стран, их зависимости от транспортных империалистических монополий и многое другое.

    Отличительной чертой внешнеэкономических связей настоящего времени является то, что в этот процесс оказались вовлечены не только отдельные подразделения правительственного аппарата капиталистических стран, но и многие министерства и ведомства (зачастую специально создаваемые для этих целей), а также главы правительств и государств.

    Советский исследователь В. Некрасов справедливо отмечает «ускорившийся процесс «институционализации» межгосударственных отношений стран капитала, стремление ввести их разнообразные сферы в рамки соответствующих постоянных международных механизмов, среди которых вс.е большее значение приобретают регулярные многосторонние встречи руководителей государств и правительств»36.

    В 1975 году по предложению президента Франции в Рамбуйе состоялась встреча в верхах представителей США, Франции, ФРГ, Англии, Японии и Италии. Главное место в повестке дня занимали проблемы борьбы с кризисом, инфляцией и безработицей. Следующая встреча такого рода состоялась в июне 1976 года в Сан-Хуане (Пуэрто-Рико), причем в число участников, по настоянию США, была включена и Канада. Затем «большая семерка» собиралась в Лондоне (май 1977 г.) и в Бонне (июнь 1978 г.). Очередная встреча была проведена в июне 1979 года в Токио. Таким образом, эти встречи стали практически ежегодными, и проводятся они, как правило, за закрытыми дверями.

    Основными вопросами для обсуждения на этих встречах остаются все те же: ускорение экономического роста и увеличение занятости. По окончании своих совещаний руководители главных империалистических держав принимают обтекаемые декларации, в которых провозглашают свою готовность стимулировать рост экономики, бороться с инфляцией как одной нз главных причин безработицы и с нарастанием торгового протекционизма, стабилизировать валютно-финансовые отношения в капиталистическом мире.

    Однако никакие декларации или решения руководителей империалистических держав не способны, конечно, приостановить или изменить действие экономических законов капитализма. В канун четвертого, боннского, совещания по проблемам мировой экономики главы государств и правительств этих стран вынуждены были констатировать, что им до сих пор не удалось добиться ни одной из торжественно провозглашенных ими целей. Больше того, от осуществления некоторых из них они далеки, как никогда раньше: если в 1975 году в Западной Европе насчитывалось 4,7 млн. безработных, то уже в конце 1977 года эта цифра возросла до 7 млн. человек, а в конце 1978 года превышала 8,5 млн.

    Все большее внимание на встречах «большой семерки» уделяется проблемам экономических взаимоотношений стран-участниц (между собой и с остальным миром), а также отношениям с развивающимися государствами.

    На токийском совещании руководителей семи ведущих западных стран в центре внимания участников было кризисное положение, сложившееся в энергетической сфере экономики капитализма. Хотя они и договорились о мерах по сокращению импорта и потребления нефти на период до 1985 года, выработать единую стратегию в этом жизненно важном для них вопросе им не удалось. Более того, в ходе совещания обнаружились усиливающиеся расхождения между США и другими участниками относительно взаимоприемлемой энергетической политики. Решение США о субсидировании цен на импортируемую сырую нефть подвергалось критике остальных участников. Вместе с тем все империалистические страны резко обрушились на страны ОПЕК за новое повышение цен на нефть, пытаясь возложить на них ответственность за последствия этого шага.

    Совещание в Токио показало, что энергетическая проблема в капиталистическом мире перерастает в политическую, обостряет противоречия между основными центрами межимпериалистического соперничества. Японская газета «Акахата» писала, что экономические проблемы обсуждались как «политические вопросы, важные для сохранения мировой капиталистической системы».

    Нарастание протекционистских тенденций на Западе также продолжается, и торговые противоречия в треугольнике США — «Общий рынок» — Япония неминуемо проявляются, несмотря на все старания правящих кругов приглушить их. В вопросах валютной политики позиции «партнеров» остаются далекими от согласования, и никаких решений в этой области принято не было. Декларативные заявления участников встреч «большой семерки» в верхах относительно готовности увеличить финансовую и иную помощь развивающимся странам неизменно сопровождаются требованиями содействовать созданию благоприятного инвестиционного климата и обеспечению надежной защиты иностранных капиталовложений в развивающихся странах. Таким образом, руководители основных стран капитализма неизменно выступают на своих встречах с позиций крупного монополистического капитала и принимают решения, направленные на обеспечение его интересов. Основу для консолидации своей политики они продолжают видеть прежде всего в выработке единой стратегии и тактики по отношению к Советскому Союзу и другим социалистическим странам, развивающимся государствам, всем силам прогресса.

    В последнее время совещания в рамках «большой семерки» стали дополняться и организацией встреч на высоком уровне иного состава. Так, в самом начале 1979 года в Гваделупе проходила встреча «большой четверки» (США, Англии, Франции и ФРГ). На этой встрече проходило «неофициальное» обсуждение военно-политических проблем, в том числе планов поставок оружия Китаю. Дискуссия преимущественно велась вокруг разработки «единой стратегии», которая позволила бы Западу «избежать в обозримом будущем каких-либо серьезных экономических или военных кризисов».

    Западная печать отмечала стремление ее участников создать некую «директорию», которая взяла бы на себя функции общего управления делами капитализма.

    Преемственность линии экономической дипломатии империализма сохраняется на встречах любого уровня и состава.

    * *

    *

    Приведенные примеры показывают, что в послевоенный период, особенно в последние десятилетия, разработка и осуществление коллективной дипломатии стали одной из отличительных черт внешнеполитической деятельности империалистических держав. Активизация экономической дипломатии империализма на многосторонней основе связана как с углублением общего кризиса капитализма и обострением социальных и иных противоречий в капиталистических государствах, так и с дальнейшей поляризацией интересов и устремлений стран развитого капитализма и развивающихся государств, стремлением империалистических стран сохранить существующую неравноправную систему международных экономических отношений.

    Одной из главных целей коллективной дипломатии империализма остается противоборство с мировым социализмом, стремление разобщить государства социалистического содружества и развивающиеся страны, ослабить определяющее воздействие на весь ход мировых событий союза сил социализма, национально-освободительных движений и международного рабочего движения. Но эти попытки империализма не в состоянии изменить поступательное движение истории, точно так же как не могут они снять или предотвратить обострение межимпериалистических противоречий, обрекающих в конечном счете на неудачу договоренности «капитанов капитализма» относительно совместной линии поведения по важнейшим проблемам мировой экономики.

    Глава II

    ЗАДАЧИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РАЗВИВАЮЩИХСЯ ГОСУДАРСТВ

    1. Значение экономических проблем для развивающихся стран

    После обретения бывшими колониями и полуколониями политической независимости на первый план для них выдвинулась задача обеспечения экономической независимости и необходимых условий для своего развития. Но если политическая самостоятельность была достигнута большинством развивающихся стран уже к середине 60-х годов, то достижение экономической независимости оказалось задачей, осуществление которой требует гораздо более длительного времени. Причин этому много: это и неразвитость собственных производительных сил, и зависимость от мирового капиталистического рынка, и нехватка кадров специалистов, и внедрение иностранного капитала в экономику развивающихся стран, и ориентация на преимущественный обмен с бывшими метрополиями, и многое другое.

    Крушение политического колониализма представляет собой не завершение, а начало процесса фактического освобождения народов от иностранного угнетения и эксплуатации, ибо политическая независимость не влечет за собой автоматического получения независимости экономической, освобождения от неравноправных, кабальных договоров о концессиях, иностранных военных базах, привилегиях для чужеземных монополий и их капиталов и т. д. Подавляющее большинство молодых суверенных государств «еще не вырвалось из мирового капиталистического хозяйства, хотя и занимает там особое место. Это — все еще эксплуатируемая капиталистическими монополиями часть мира. Пока эти страны не покончат с экономической зависимостью от империализма, они будут играть роль «мировой деревни», останутся объектом полуколониальной эксплуатации» К

    На внешнеполитической арене молодые государства настойчиво выступают за изменение своего неравноправного, зависимого положения в мировой капиталистической системе хозяйства, укрепление национального суверенитета над природными и иными ресурсами, создание благоприятных условий для своего экономического развития.

    В авангарде борьбы за экономическое освобождение и ускорение национального независимого развития идут развивающиеся страны социалистической ориентации, такие как Алжир, Ангола, Афганистан, Гвинея, НДРИ, Эфиопия и некоторые другие. Эти страны провели важные меры по национализации иностранной собственности, ликвидировали латифундии и крупное землевладение, взяли курс на создание преобладающего государственного сектора, осуществляют развитие своей экономики на плановой основе.

    Страны социалистической ориентации проводят антиимпериалистический, антиколониалистский курс в своей внешней политике, настойчиво борются вместе со странами социалистического содружества за устранение всех проявлений диктата и эксплуатации из сферы международных экономических отношений.

    Их примеру следуют другие развивающиеся страны.

    На XXV съезде КПСС Л. И. Брежнев говорил: «Каковы главные направления перемен во многих освободившихся странах за последние годы? Это — перенесение центра тяжести в развитии промышленности на государственный сектор, ликвидация феодального землевладения, национализация иностранных предприятий, направленная на установление эффективного суверенитета молодых государств над своими природными ресурсами, формирование собственных кадров. Словом, наперекор трудностям в этой части мира происходят глубокие прогрессивные изменения. Это, конечно, процесс исторической важности»2.

    Меры по установлению национального контроля над природными богатствами осуществлены в Алжире, Анголе, Замбии, Гвинее, Афганистане, Иране, Конго, Венесуэле и ряде других развивающихся стран.

    В начале XX века, когда империализм делил мир на сферы влияния, навязывая зависимым правительствам собственные условия, доля самих стран в доходах от сбыта их сырья была незначительной. Однако по мере роста самосознания и особенно в связи с крушением колониальной системы империализма положение стало меняться. Так, за период с 1920 года доля нефтедобывающих стран в доходах от продажи нефти возросла с 10—15 до 80— 85 о/0.

    В последнее время в ряде арабских государств были национализированы иностранные концессионные компании, а феодально-монархические страны Аравийского полуострова повысили свою долю участия в иностранных концессиях до 60%.

    Серьезные сдвиги в направлении укрепления суверенитета стран над своими ресурсами стали происходить не только в Азии и Африке, но и в Латинской Америке, которую монополии США привыкли рассматривать как свою вотчину.

    В таких странах Латинской Америки, как Аргентина, Мексика, Колумбия, Коста-Рика, Венесуэла, Эквадор и др., за последние годы были приняты законы, серьезно ограничивающие деятельность иностранного капитала.

    Набирает темпы и неуклонно расширяется государственный сектор в экономике развивающихся стран: если в начале 50-х годов его доля в инвестициях составляла 25—35%, а в конце 60-х — 45—55, то в середине 70-х годов она превысила 60%. На государственный сектор в развивающихся странах уже приходится 20% общего объема выпускаемой продукции3.

    Если с полным основанием можно говорить о большом значении внешнеэкономических связей для промышленно развитых государств, то для большинства развивающихся стран эти связи имеют решающее значение. Конечно, во многих случаях зависимость от внешних рынков явилась результатом эксплуатации и разграбления природных богатств этих стран иностранными завоевателями и иностранным капиталом. Была создана система международного капиталистического разделения труда с четким делением стран на производителей товаров и потребителей сырья и на поставщиков сырья и дешевой рабочей силы и покупателей готовых товаров.

    В одном из документов социалистических стран, представленном на ЮНКТАД-У (май 1979 г.), отмечается, что «сохраняющаяся специализация развивающихся стран на экспорте сырья способствовала превращению их в крупных импортеров продовольствия и готовых изделий. С другой стороны, сохраняющийся контроль монополий над добывающей промышленностью большинства развивающихся стран и системой сбыта сырья на мировом ка-литалистическом рынке обусловил долговременное занижение сырьевых цен и хроническое недоинвестирование в эту отрасль экономики при расточительном потреблении природных ресурсов развитыми капиталистическими государствами»4.

    Развивающиеся страны используют различные меры для закрепления и расширения государственного участия во внешнеторговых операциях. В этих целях создаются смешанные внешнеторговые компании с участием государственного капитала, национализируются частные компании, занятые торговлей важнейшими экспортными товарами, вводится государственная монополия на торговлю этими товарами.

    И здесь, как и в других отраслях своей экономики, развивающиеся страны заимствуют и с успехом используют богатый хозяйственный опыт социалистических стран. Несмотря на все старания империалистических держав, их монополий и их дипломатов и пропагандистов удержать развивающиеся страны на путях капиталистического развития, частнособственнического хозяйствования, эти страны на собственном опыте убеждаются, что рецепты и модели капиталистического развития не обеспечивают им выхода из трясины нищеты, отсталости, зависимости от иностранного капитала.

    Вот почему большинство развивающихся стран переходит к планированию своего экономического развития, стремится создать собственную промышленность, обеспечить свой неотъемлемый суверенитет над природными богатствами, создать и укрепить государственный сектор в экономике, осуществить аграрные реформы.

    Из социалистического опыта эти страны заимствуют и методы государственного контроля над внешней торговлей вплоть до установления государственной монополии в этой важнейшей сфере. Методы такого контроля уже осуществляются, хотя и в различной форме, в Алжире, Афганистане, Бангладеш, Бирме, Гвинее, Ираке, Ливии, Сирии и других странах.

    По некоторым оценкам, доля государства во внешнеторговом обороте развивающихся стран достигала в 1977 году в среднем 20—30% 5.

    Усиление позиций государства во внешнеэкономических связях развивающихся стран имеет важнейшее значение и с точки зрения ослабления зависимости этих стран от мирового капиталистического рынка, расширения числа внешнеторговых партнеров и выбора их по своему усмотрению, исхода из интересов самостоятельного национального развития.

    Такой курс молодых государств привел к значительному расширению их торгово-экономических связей со странами социализма, ибо социалистические страны строят с ними свои связи на принципах подлинного равноправия, взаимной выгоды и отсутствия какой-либо дискриминации. Кроме того, развивающиеся страны могут вывозить на мировой социалистический рынок товары, реализация которых на мировом капиталистическом рынке затруднена или встречает противодействие со стороны монополий.

    Быстрое развитие взаимных хозяйственных связей социалистических и развивающихся стран превратило эти связи, по оценке ЮНКТАД, в один из наиболее динамичных секторов мирового рынка. Товарооборот между странами СЭВ и развивающимися странами увеличился с 1950 по 1977 год более чем в 30 раз.

    Конечно, говоря о прогрессивной тенденции развития экономических связей развивающихся государств на основе ограничения и ликвидации господства иностранных монополий и использовании этих связей для борьбы за экономическую самостоятельность, нельзя игнорировать и другую, противоположную тенденцию, которая отражает стремление реакционных кругов в развивающихся странах к сохранению союзов с империализмом и, следовательно, к укреплению господства иностранного монополистического капитала. Об этой тенденции писал, в частности, советский исследователь А. С. Кодаченко, отмечая, что борьба между ними составляет основу современных процессов становления экономического сотрудничества между развивающимися странами6.

    Позиции западных монополий в большинстве освободившихся государств остаются достаточно прочными, чтобы воздействовать на характер и направление их экономического развития. Около 2/з самодеятельного населения Азии, Африки, Латинской Америки занято в производстве сырья и сельскохозяйственной продукции. Занимая почти 3/б земной суши и насчитывая около У2 жителей земного шара, страны Азии, Африки и Латинской Америки производят всего 10—12% мировой промышленной продукции. Примерно такая же (10—11%) доля этих стран и в мировом экспорте (без учета главных стран — экспортеров нефти).

    Все это объясняет значение проблем экономического развития для развивающихся стран, для их политики, как внутренней, так и внешней. Все это объясняет также стремление развивающихся стран к объединению своих ресурсов и усилий в интересах ускорения экономического развития, создания своей промышленности и инфраструктуры.

    /

    I


    2. Некоторые аспекты хозяйственного сотрудничества развивающихся стран

    Характерной чертой послевоенного времени является развитие интеграционных процессов в мировой экономике. Причем эти процессы происходят как в рамках мировой социалистической системы, так и в мировой системе капитализма. Понятно, что как методы, так особенно цели интеграции в рамках социалистической и капиталистической систем отличаются коренным образом, но в их основе лежит развитие международного разделения труда, «подталкиваемое» НТР, растущая взаимосвязь государств в различных областях, стремление к ускорению экономического развития. Интеграционные процессы социалистических стран наглядно демонстрирует деятельность Совета Экономической Взаимопомощи, а наиболее мощную и далеко продвинувшуюся группировку западных стран, вставших на путь интеграции, представляет собой западноевропейский «Общий рынок».

    Интеграционные процессы с большей или меньшей интенсивностью происходят и в развивающихся странах.

    Советские исследователи Л. М. Капица и В. Д. Сухов отмечают, что «в развивающихся странах главная цель экономической интеграции — содействие индустриализации, ломке колониальной структуры хозяйства, созданию современной промышленности и сельского хозяйства.

    Интеграция объективно необходима освободившимся странам еще и потому, что многие из них располагают небольшой территорией, малочисленным населением, недостаточно обеспечены природными ресурсами; все это затрудняет развитие национальной экономики собственными силами»7.

    Экономическая дипломатия развивающихся стран активно выступает в пользу развития различных форм интеграции между этими странами, зон свободной торговли, таможенных союзов, общих рынков, экономических союзов.

    Наряду с содействием ускорению собственного экономического развития интеграционные объединения развивающихся стран преследуют и другую важную цель — ограничение вмешательства в свою экономическую жизнь иностранных монополий, установление контроля за деятельностью иностранного капитала.

    Со своей стороны империализм и его экономическая дипломатия стремятся направить деятельность развивающихся стран в области экономической интеграции по такому пути, который бы ослаблял антимонополистическую направленность интеграционных объединений, способствовал капиталистическому развитию их участников.

    Сами участники экономических группировок развивающихся стран далеко не однородны по уровню своего развития, размерам территории и населения, наличию природных ресурсов, ориентации своей внутренней и внешней политики. Все это, конечно, осложняет осуществление тех задач, которые ставят перед собой развивающиеся государства, создавая то или иное интеграционное объединение.

    Развивающиеся страны считают коллективное обеспечение и развитие сотрудничества между собой важным условием установления нового международного экономического порядка (НМЭП). В этих целях резолюция VI специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1974 г.) призывает их «поощрять, устанавливать или укреплять экономическую интеграцию на региональном и субрегиональном уровнях».

    Наибольшее развитие интеграционные процессы получили в Латинской Америке (20 латиноамериканских стран входят в то или иное интеграционное объединение), слабее всего тенденции к интеграции — в Азии (только 8 из 34 азиатских стран участвуют в различного рода объединениях).

    В числе первых экономических объединений были созданы Латиноамериканская ассоциация свободной торговли — ЛАСТ (1960 г.), объединяющая 11 стран, и Центральноамериканский общий рынок — ЦАОР (1960 г.), куда вошли Гватемала, Гондурас, Сальвадор и Никарагуа.

    «Своеобразие интеграционных процессов в Латинской Америке, — отмечает советский исследователь 3. И. Романова,— заключается в том, что ими охвачены не только страны, обладающие государственной самостоятельностью, но и находящиеся в непосредственной политической зависимости от империалистических держав»8.

    Примером такого рода объединения может служить Карибский общий рынок, заменивший с 1974 года Ка-рибскую ассоциацию свободной торговли.

    Создание в 1969 году Андской группы, или Андского пакта, отражает новый этап в развитии интеграционных процессов в Латинской Америке. Сейчас участниками Андского пакта являются пять стран — Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор с населением 74 млн. Его участники обязались постепенно отменить таможенные и иные барьеры во взаимной торговле, ввести общий таможенный тариф на товары из третьих стран, договорились о координации национальных планов развития промышленности и осуществлении широкой совместной программы индустриализации, проведении согласованной политики в области сельского хозяйства и финансов, создании инфраструктуры. На этом пути они уже добились ощутимых успехов. Тарифные ставки во взаимной торговле теперь в среднем на 15—20% ниже, чем до создания пакта, а сам объем этой торговли возрос с 70 млн. долл. в 1969 году до 930 млн. в 1978 году, причем торговля изделиями машиностроительной промышленности между странами-участницами составляет 6 млн. долл., а в период создания пакта ее практически не было. Венесуэла, например, теперь направляет 40% своего экспорта в другие страны пакта, а доля этих стран в ее импорте составляет 25%.

    Участники пакта намерены осуществить крупный совместный проект по созданию собственной автомобилестроительной промышленности. Имеется в виду также сооружение или улучшение шоссейных дорог в регионе. Для этих целей предполагается вложить в общей сложности около 2 млрд. долл. за период с 1978 по 1983 год.

    Большой резонанс в Латинской Америке имели решения Андской группы об осуществлении совместной политики в отношении иностранного частного капитала, включая контроль и ограничение деятельности иностранных монополий. Специальный кодекс поведения предусматривает постепенную передачу более 72 акций в .руки национальных компаний, ограничение сферы деятельности иностранного капитала.

    Первоначально в Андскую группу также входила Чили. Однако после прихода к власти военной хунты эта страна стала проводить политику, подрывающую солидарность участников, идущую вразрез с положениями, на основе которых была создана эта организация.

    Чилийские правители стали, в частности, осуществлять меры по всемерной либерализации инвестиционного климата для иностранных монополий. В октябре 1976 года Чили вообще вышла из состава Андской группы. Этот шаг хунты был явно предпринят по указанию США, которые противятся осуществлению хозяйственного сближения латиноамериканских государств и укреплению их экономической самостоятельности.

    Многочисленные и разнообразные экономические группировки созданы и создаются на африканском континенте. Первоначально многие из них носили на себе печать всякого рода колониальных соглашений или прямо «выросли» из них (например, Западноафриканский таможенный союз, Восточноафриканское экономическое сообщество). С середины 60-х годов среди африканских стран стала все яснее проявляться тенденция к выходу за пределы традиционных схем интеграции, предложенных бывшими метрополиями.

    В настоящее время в Африке насчитывается около 50 различных региональных объединений, группировок, союзов, охватывающих почти все африканские страны. Среди них — Восточноафриканское экономическое сообщество ( в составе Кении, Танзании и Уганды), Таможенный и экономический союз стран Центральной Африки (объединяет 5 стран), Западноафриканское экономическое сообщество (входит 6 государств). На севере Африки действует Постоянный консультативный комитет стран Магриба в составе Марокко, Алжира и Туниса.

    Одно из наиболее значительных экономических объединений в Африке — это Экономическое сообщество государств Западной Африки, которое было создано в 1975 году и объединяет 16 стран, бывших ранее английскими, французскими и португальскими колониями. Сообщество располагает серьезным экономическим потенциалом, поскольку входящие в него страны являются основными производителями ряда сырьевых товаров. На них приходится, например, 2/з мирового производства какао, а входящая в сообщество Нигерия стала одной из крупных нефтедобывающих стран мира. В то же время велики и различия в уровнях развития и доходах участников, поскольку наряду с Нигерией и Берегом Слоновой Кости, где имеется относительно развитая промышленность, есть страны, экономика которых зависит от сельского хозяйства, часто страдающего от засухи (Мавритания, Мали, Нигер). Осложняют налаживание эко-комического сотрудничества и расхождения между англоговорящими странами и государствами, которые сохраняют тесные связи с Францией и находятся «в орбите» французского франка (Берег Слоновой Кости, Верхняя Вольта, Мали, Мавритания, Сенегал).

    Тем не менее сообщество достигло договоренности о замораживании тарифов стран-участниц во взаимной торговле. Полностью таможенные тарифы и пошлины должны быть устранены в течение ближайших восьми лет. Для компенсации наиболее бедных стран решено создать фонд с капиталом в 1 млрд. долл. за счет внешних займов.

    Сообщество приступило также к реализации межгосударственных проектов. Уже осуществляется добыча в Гвинее на национальных рудниках бокситов и железной руды с участием Нигерии и Либерии. В Того действует промышленный комплекс по производству цемента, который призван удовлетворять также потребности Ганы и Берега Слоновой Кости. В Бенине осуществляется проект по производству сахара, средства для которого выделила Нигерия.

    В 1964 году был создан Арабский общий рынок, существует ряд других экономических объединений арабских стран, однако их деятельность в значительной мере осложняется в результате сговора Садата с Израилем и американским империализмом, политики сотрудничества с иностранными монополиями, которую проводят некоторые арабские государства с реакционными режимами.

    Что касается азиатских государств, то после второй мировой войны ряд из них оказался втянутым в различные военно-политические и торгово-экономические блоки и группировки империалистических держав, такие как СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС, «план Коломбо» и др. Развитие интеграционных процессов в этом регионе сдерживали существование торговых преференций в рамках Британского содружества, экономическая зависимость стран Индокитая от Франции, Филиппин — от США и т. д.

    Все это привело к тому, что развитие процессов хозяйственного сближения между азиатскими странами происходило позже, чем в других районах, неравномерно и охватывает лишь часть этих стран. Достаточно сказать, что 2/з стран региона до сих пор или вовсе не торгуют между собой, или их взаимный товарооборот ничтожен по своим размерам.

    В связи с развалом военных блоков СЕАТО и СЕНТО (Багдадского пакта) и укреплением независимого положения многих стран Азии среди них нарастают тенденции к развитию и расширению взаимного сотрудничества как в экономической, так и в политической областях.

    В последнее время все большее внимание к себе привлекает деятельность Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Целями АСЕАН являются развитие экономического сотрудничества, взаимная помощь в области промышленности и сельского хозяйства, подготовка кадров, поддержание мира и стабильности в рамках субрегиона и сотрудничество с другими региональными и международными организациями.

    Ассоциация была создана в 1967 году на базе более узкой Азиатской культурной ассоциации (АСА), куда входили Таиланд, Филиппины и Малайзия. АСЕАН включает кроме этих стран и Индонезию и Сингапур.

    Дипломатия западных стран рассчитывала использовать АСЕАН в качестве антикоммунистической базы в Азии, с тем чтобы постепенно превратить ее в военный блок. Однако среди участников организации все большую популярность стали приобретать идеи нейтрализации Юго-Восточной Азии, включая ликвидацию военных блоков и иностранных военных баз, уважение суверенитета и территориальной целостности стран региона. В ноябре 1971 года совещание министров иностранных дел стран АСЕАН приняло декларацию о мире, свободе и нейтралитете, а в феврале 1976 года главы государств и правительств подписали договор о дружбе и сотрудничестве, предусматривающий дальнейшие усилия по превращению 10го-Восточной Азии в зону мира. Для дипломатии этих стран выдвигаются на первое место проблемы экономических отношений как между собой, так и с другими странами и их группировками.

    Окончание войны во Вьетнаме и наращивание гегемо-нистских притязаний Пекина изменили расстановку сил в этом районе мира, и страны АСЕАН озабочены не мифической «коммунистической угрозой», борьбу с которой США навязывали им в качестве одного из главных направлений во внешней политике, а развитием взаимоотношений в треугольнике США — Китай — Япония, в котором намечаются тенденции, представляющие реальную угрозу для стран Юго-Восточной Азии.

    Воспользовавшись определенным ослаблением непосредственного присутствия США в данном районе, японский империализм при активной поддержке своей дипломатии стремится расширить там свои собственные позиции, в частности путем осуществления обширной программы капиталовложений. Ради этой цели японские монополии соглашаются и на финансирование промышленных комплексов в странах АСЕАН, в чем их менее гибкие американские партнеры обычно отказывают азиатским да и другим развивающимся странам.

    В числе других объединений стран Азии можно отметить организацию Региональное сотрудничество в целях развития (PCP), которая была создана в 1964 году Турцией, Ираном и Пакистаном. Одна из главных задач PCP — развитие взаимной торговли.

    В июне 1975 года Бангладеш, Индия, Лаос, Южная Корея, Филиппины, Шри Ланка и Таиланд подписали документ, получивший название Бангкокского соглашения по экономическому сотрудничеству. Соглашение предусматривает принятие взаимовыгодных мер по либерализации торговли путем установления согласованных тарифов на отдельные товары, а также нетарифных уступок. В ходе подготовки соглашения страны-участницы уже заключили свыше 60 торговых соглашений по установлению взаимных льгот и преференций.

    Таким образом, процесс хозяйственного и иного сотрудничества развивающихся стран набирает силу в различных регионах мира. При этом формы и сферы такого сотрудничества становятся все более разнообразными и многоплановыми. Они охватывают проблемы торговли, валютно-финансовой, сырьевой политики государств, включают разработку общей стратегии по отношению к третьим странам.

    Экономическая дипломатия развивающихся стран действует в направлении поощрения интеграционных процессов, ведет длительные и порой весьма нелегкие переговоры относительно объединения той или иной группы развивающихся стран.

    Одним из важных инструментов экономической дипломатии развивающихся стран стало в последние годы создание ассоциаций стран — производителей и экспортеров сырья. Сырьевая проблема всегда была для развивающихся стран одной из центральных в контексте их внешних экономических связей, ибо сырьевые товары достигают 80% в их экспорте. Продажа сырьевых товаров представляет собой главный источник их экспортных поступлений, поэтому от торговли сырьем зависит, по существу, успех и экономического развития в целом. Уже с первых послевоенных лет требование улучшения условий для сбыта сырьевых товаров стало одним из главных в деятельности развивающихся стран в ООН и других международных организациях.

    На мировых рынках сбыта развивающиеся страны в качестве поставщиков сырья сталкиваются с мощными и хорошо организованными международными монополиями, которые к тому же в интересах сохранения низких цен на сырье заключают между собой соглашения относительно дележа рынков и проведения общей политики в отношении стран-экспортеров.

    Понятно, что отдельные развивающиеся страны не в состоянии противостоять объединенному монополистическому капиталу и ищут выхода в объединении собственных усилий путем, в частности, образования ассоциаций стран — экспортеров сырья. Необходимость создания такого рода ассоциаций неоднократно подтверждалась в решениях конференций неприсоединившихся стран, право на их образование было зафиксировано в важнейших решениях Генеральной Ассамблеи ООН по международным экономическим вопросам последних лет (в Хартии экономических прав и обязанностей государств, в Декларации и Программе действий по установлению нового международного экономического порядка и др.). В некоторых ассоциациях стран-производителей участвуют и развитые капиталистические страны (Австралия, Италия, Франция и др.), однако это вовсе не означает одобрения и поддержки дипломатией империализма товарных объединений развивающихся стран. В целом западные страны относятся отрицательно к объединению усилий развивающихся стран, так же как до последнего времени негативно относились они к заключению международных товарных соглашений.

    ТНК выступают против создания ассоциаций стран — экспортеров сырья, заявляя, что рынок якобы сам должен определять количество необходимого сырья и цены на него. В то же время, принимая во внимание неизбежность создания подобного рода ассоциаций, ТНК используют любые средства для подчинения их своему контролю, оперируя прежде всего через подконтрольные ТНК компании-продуценты.

    Значительный импульс созданию таких ассоциаций дала успешная деятельность Организации стран — экспортеров нефти, которая сумела противостоять шантажу и давлению капиталистических монополий и сейчас представляет собой решающий фактор рыночной конъюнктуры. Фактически теперь мировые цены на нефть определяются странами ОПЕК, которые контролируют 60% добычи нефти в капиталистическом мире и 90% ее экспорта. ОПЕК была создана в 1960 году по инициативе Венесуэлы и объединяет 13 государств — крупнейших производителей нефти (Алжир, Венесуэлу, Габон, Индонезию, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, Ливию, Нигерию, ОАЭ, Саудовскую Аравию и Эквадор).

    Солидарность основных нефтедобывающих стран сложилась на базе борьбы против «нефтяного империализма», а успехи деятельности ОПЕК объясняются в значительной степени тем, что она тесно связана с широким антиимпериалистическим движением во всем мире против неоколониализма. Несмотря на вхождение в ОПЕК стран самой различной политической ориентации, они сумели договориться об использовании «нефтяного оружия» (эмбарго на поставки нефти) в отношении тех западных стран — в первую очередь США, — которые проводили откровенно произраильский и антиарабский курс в вопросах ближневосточного урегулирования. Это явилось убедительным доказательством эффективности и действенности экономической дипломатии стран — членов ОПЕК, продемонстрировало возросшие возможности развивающихся стран в борьбе с империализмом.

    Кроме ОПЕК с 1968 года существует еще Организация арабских стран — экспортеров нефти (ОАПЕК) в составе Алжира, Бахрейна, Ирака, Катара, Кувейта, Ливии, ОАЭ, Египта, Саудовской Аравии и Сирии. Хотя эта организация, как и ОПЕК, координирует нефтяную политику входящих в нее государств, однако установлением цен на нефть не занимается, а направляет усилия на поощрение развития собственной промышленности, собственного танкерного флота и осуществления проектов, связанных с использованием минеральных ресурсов. Раскольническая деятельность президента Египта Сада-та в значительной мере подрывает возможности солидарных и согласованных действий арабских государств в рамках этой организации.

    Среди ассоциаций стран-производителей по другим товарам следует упомянуть Междун а родную ассоциацию бокситодобывающих стран, созданную в 1974 году. В нее входят Австралия, Гаити, Гайана, Гана, Гвинея, Доминиканская Республика, Индонезия, Суринам, Сьерра Леоне, Югославия и Ямайка. В 1977 году на долю этих стран приходилось около 75% мировой добычи бокситов и более 80% их экспорта. Ассоциация стремится к обеспечению справедливого уровня доходов для своих членов, ограничению влияния ТНК на рынке бокситов и созданию собственной алюминиевой промышленности в странах-членах. Развивающиеся страны рассматривают ассоциацию как один из шагов на пути к установлению НМЭП, ибо в основе ее создания лежало стремление к обеспечению постоянного суверенитета над своими природными ресурсами.

    В 1967 году был создан Межправительственный совет стран — экспортеров меди в составе Заира, Замбии, Перу и Чили. Впоследствии к ним присоединилась Индонезия и в качестве ассоциированных членов — Австралия, Мавритания, Папуа — Новая Гвинея и Югославия. Совет действует как консультативная организация и первоначально сосредоточивал свои усилия главным образом на улучшении обмена информацией; позднее акцент был перенесен на координацию политики маркетинга и гармонизацию условий контрактов. Хотя совет контролирует 43% добычи меди и 63% ее экспорта, ему не удается, по примеру ОПЕК, повысить цены на медь, ввиду разногласий между его членами.

    В 1975 году была образована Ассоциация стран — экспортеров железной руды, куда входят в настоящее время 12 стран (Австралия, Алжир, Бразилия, Венесуэла, Индия, Либерия, Мавритания, Перу, Сьерра Леоне, Тунис, Чили и Швеция). На ее долю приходится свыше 30% мировой добычи железной руды и около 60% ее экспорта. Ассоциация не имеет полномочий устанавливать цены и осуществляет главным образом взаимный обмен информацией о добыче и торговле железной рудой.

    С февраля 1970 года существует Ассоциация стран— производителей каучука, куда входят СРВ, Индия, Индонезия, Папуа — Новая Гвинея, Сингапур, Таиланд и Шри Ланка. На долю этих стран приходится около 90% мирового сбора и экспорта натурального каучука. Интерес к деятельности ассоциации проявляют также Берег Слоновой Кости, Либерия и Нигерия. Организация стремится координировать мероприятия стран-участниц в области производства и сбыта каучука и воздействовать на мировой рынок данного товара, в частности, путем создания буферных запасов.

    Кроме перечисленных имеются также Ассоциация стран — производителей ртути (в нее входят Алжир, Испания, Италия, Мексика, Югославия и Турция); Организация стран — экспортеров вольфрама (объединяет Австралию, Боливию, Перу, Португалию, Таиланд, Францию и Южную Корею); Ассоциация центральноафриканских стран — поставщиков лесоматериалов, куда вошли 15 стран Африки, и некоторые другие.

    Ряд ассоциаций создан для регулирования производства и сбыта сельскохозяйственных и продовольственных товаров, в том числе Межафриканская организация по кофе (куда входят Бенин, Берег Слоновой Кости, Бурунди, Габон, Гана, Камерун, Кения, Конго, Мадагаскар, Сьерра Леоне, Того и ЦАР); Союз стран — экспортеров какао-бобов (в него входят Берег Слоновой Кости, Бразилия, Габон, Гана, Камерун, Нигерия, Того и Эквадор); Азиатское сообщество по кокосовому ореху (Западное Самоа, Индия, Малайзия, Микронезия, Сингапур, Таиланд, Филиппины и Шри Ланка); Сообщество по перцу, образованное Индией, Индонезией и Малайзией; Союз стран, производящих и экспортирующих бананы, в составе пяти латиноамериканских стран, и ряд других.

    Существует и ряд других менее значительных ассоциаций стран-экспортеров.

    Экономическая дипломатия развивающихся стран стремится координировать усилия товарных ассоциаций. В феврале 1975 года на совещании развивающихся стран по вопросам сырья в Дакаре было выдвинуто предложение о создании совета товарных ассоциаций, которое получило одобрение позже в том же году на совещании министров иностранных дел неприсоединившихся стран в Лиме. V конференция неприсоединившихся государств в Коломбо (1976 г.) выразила полную поддержку идее создания совета ассоциаций производителей сырья и учреждения фонда для финансирования запасов, которые могли бы играть роль регулятора на рынках сбыта. К участию в совете приглашаются все товарные ассоциации, созданные по инициативе развивающихся стран. Конференция высказалась за создание новых ассоциаций производителей по тем товарам, которые в первую очередь интересуют развивающиеся страны, и за присоединение новых развивающихся стран к уже существующим ассоциациям.

    В качестве основных задач ассоциаций называется прежде всего использование эффективных методов для

    обеспечения справедливых цен на сырьевые товары и соответствующих экспортных поступлений для стран-про-изводителей, сохранение и увеличение их реальной покупательной способности.

    Разумеется, перечисленные формы далеко не исчерпывают всего многообразия действий развивающихся государств, направленных на развитие хозяйственного сотрудничества и осуществление совместных действий. В рамках ЮНКТАД, например, экономическая дипломатия развивающихся стран ведет борьбу за заключение международных товарных соглашений по целому ряду сырьевых товаров (в их числе медь, каучук, олово, джут и др.). Существуют объединения развивающихся стран в области финансирования развития (региональные банки развития, фонды, клиринговые союзы и т. д.), в области транспорта, коммуникаций и в других областях.

    Экономическая дипломатия большинства развивающихся стран выступает активным помощником в этом важном деле, способствует разработке и осуществлению различного рода договоренностей этих стран в интересах ускорения их развития и улучшения условий жизни населения.

    3. Становление и активизация экономической дипломатии развивающихся стран на двусторонней и многосторонней основе

    Общим для внешнеполитической деятельности большинства молодых освободившихся государств можно считать ее антиколониальную, антиимпериалистическую направленность, хотя, разумеется, проявляется она в разной степени и по-разному, что зависит от уровня экономического, политического и социального развития отдельных стран, от соотношения и влияния классовых сил внутри и воздействия международной обстановки извне.

    «Окидывая взглядом картину современного мира,— говорил Л. И. Брежнев на XXV съезде КПСС, — нельзя не обратить внимания на такой важный момент, как серьезное усиление влияния государств, которые еще недавно были колониями или полуколониями.

    О большинстве из них можно определенно сказать, что они с нарастающей энергией отстаивают в противоборстве с империализмом свои политические и экономические права, стремясь закрепить свою независимость, поднять уровень социального, экономического и культурного развития своих народов.

    Заметно активизировалась внешняя политика разв вающихся стран. Это проявляется по многим направл ниям — в политической линии движения неприсоедин ния, в деятельности Организации африканского единс ва, различных экономических объединений, созданнь развивающимися странами»9.

    Основную роль в разработке и осуществлении внеп ней, в том числе и внешнеэкономической, политики ра: вивающихся государств играют министерства иностраь ных дел, во главе которых нередко стояли (особенно начальный период) лидеры антиимпериалистическо борьбы (Неру — в Индии, Насер — в Египте, Нкрума-в Гане, Секу Туре — в Гвинее и т. д.). Во многих стрг нах большую активность в области дипломатии проявл? ют представители вооруженных сил. Направление дш ломатии в таких случаях зависит от общего курс правительства, от того, какие общественные силы он представляет. Этим странам не хватало опыта, им н хватало кадров, им не хватало умения. Но они получил главное—политическую самостоятельность, право на ряду с промышленно развитыми капиталистическими го сударствами участвовать в решении международны дел, и это право они стремятся активно реализовывать

    Особое значение проблем экономической самостоя тельности и внешнеэкономических связей для развива ющихся государств определило и ту роль, которую эть государства отводят экономическим функциям и подраз делениям в их аппарате внешних сношений и в предста внтельствах за рубежом.

    Сам этот аппарат создавался с трудом и по-разному иногда это были попытки копировать организацию ми нистерств иностранных дел бывших метрополий, в дру гих случаях на дипломатическую службу привлекались бывшие колониальные чиновники, что создавало опреде ленную зависимость от их политических симпатий и ме тодов осуществления внешнеполитических акций. Местные кадры в большинстве развивающихся стран комплектовались прежде всего за счет представителей феодальных кругов или верхушки буржуазии.

    Хотя размеры и структура ведомств внешних сношений развивающихся государств существенно отличаются друг от друга, у них прослеживаются общие черты.

    Центральный аппарат в большинстве стран Азии, Африки и Латинской Америки делится на управления, отделы и секторы функционального и регионального назначения, а общей тенденцией является появление новых функциональных отделов, в том числе экономических. Выполнение функций экономической дипломатии во все возрастающей степени возлагается также на посольства, представительства при международных организациях и делегации на двусторонних и многосторонних переговорах и совещаниях. Так, в составе МИД Индии существует специальный экономический отдел, а также отдел ООН и других международных организаций. При определении задач дипломатической службы Индии было решено рассматривать «экономические функции как важную составную часть ее деятельности». Экономический отдел МИД призван направлять усилия всех учреждений в сфере международных экономических отношений и содействовать проведению общего курса. В его задачи входит развитие экономических и торговых связей, поощрение регионального и многостороннего экономического сотрудничества, осуществление индийской программы технической помощи 10.

    Аналогичные функции с учетом, естественно, национальных задач и особенностей выполняют и экономические подразделения в ведомствах внешних сношений других развивающихся государств. МИД Алжира, например, имеет дирекцию по делам экономики, культуры и социальным вопросам, куда входит отдел по делам экономики и финансов; дирекция по французским делам включает экономический и финансовый отдел, а также службу технического и культурного сотрудничества. Экономические управления или отделы есть в МИД Филиппин, Малайзии, Сингапура и многих других стран Азии и Африки.

    Дипломатическая служба стран Латинской Америки имеет большую историю и больший опыт, чем у большинства освободившихся'государств. Формы и методы внешнеполитической деятельности латиноамериканских стран складывались вначале под воздействием идей и концепций борьбы за независимость против колониального господства Испании и Англии, а затем — борьбы за сохранение своей независимости в условиях экспансии североамериканских монополий в Западном полушарии. США уже с конца прошлого века начали навязывать своим южным соседям идеи панамериканизма, которые были позднее оформлены в целую систему региональных организаций и учреждений. Определяющее влияние США в Латинской Америке привело к тому, что организация дипломатической службы латиноамериканских стран имеет много общего с аналогичными органами США.

    За последние полтора-два десятилетия во внешней политике и дипломатии большинства латиноамериканских стран усилились тенденции к обеспечению экономической самостоятельности, прежде всего от своего северного соседа — США, развитию экономического и иного взаимовыгодного сотрудничества с социалистическими государствами, пересмотру принципов и основ панамериканской системы. Причем тенденции к самостоятельности и противодействию американскому империализму наиболее отчетливо проявляются именно в экономической области. В этих условиях возрастает значение экономической дипломатии латиноамериканских государств, что находит отражение в структуре их ведомств внешних сношений, расширении соответствующих функций посольств, повышении активности их представителей в международных экономических организациях.

    В МИД Мексики, например, имеются подразделения по вопросам международной экономической координации, делам международных организаций, вопросам международного технического сотрудничества. Важные функции выполняет Национальный совет по внешней торговле, председателем которого является министр иностранных дел.

    МИД Бразилии имеет отделы торговой политики, сырьевых продуктов, транспорта и связи, финансовой политики, программ содействия торговле, выставок и ярмарок, туризма.

    У министра иностранных дел Аргентины есть три заместителя, один из которых ведает вопросами международных экономических отношений и руководит работой соответствующих функциональных и территориальных подразделений МИД.

    Бразилия, Мексика и Уругвай объявили основной задачей своих дипломатических представительств содействие развитию внешней торговли, в особенности экспорту готовых изделий и полуфабрикатов11.

    Понятно, что к осуществлению экономической дипломатии причастны не только непосредственно экономиче-. ские подразделения, но и многие другие, такие как юридические отделы, отделы по планированию внешней политики, по вопросам науки и культуры и др.

    Значительная роль в этом принадлежит и представительствам развивающихся стран при международных организациях и учреждениях, хотя недостаток кадров и средств вынуждает их зачастую прибегать к назначению послов (представителей) «по совместительству» или вовсе отказываться от учреждения посольств. Особенно остро нехватка кадров сказывается на объеме международных связей африканских государств.

    Экономическая дипломатия развивающихся стран ведет борьбу и за улучшение возможностей их экономического развития: облегчение условий внешнего финансирования, расширение доступа традиционных товаров развивающихся стран на мировые рынки сбыта, установление более справедливых цен на продукцию развивающихся стран, расширение подготовки национальных кадров специалистов, облегчение бремени внешней задолженности, искоренение проявлений неравноправия и диктата из сферы международных экономических отношений.

    И в своих действиях, направленных на обеспечение экономической независимости и равноправия, развивающиеся страны встречают понимание и поддержку со стороны Советского Союза, всех стран социалистического содружества.

    Л. И. Брежнев подчеркнул на XXV съезде партии, что «с подавляющим большинством государств, возникших в результате слома колониальной системы, нас объединяет глубокая приверженность к миру и свободе, отвращение к любым формам агрессии и господства, к эксплуатации одной страны другой»12.

    60-е годы XX в. знаменовали собой развал колониальной системы империализма. Это был сильнейший удар по позициям империалистов в мире, это был и удар по их позициям внутри ООН и других международных организаций. Образование и приход в ООН большого числа молодых независимых государств Азии и Африки изменили в ней соотношение сил, означали начало конца засилья империалистов в ООН. Развивающиеся страны играют теперь заметную роль во всех сферах международной политики.

    Это усиление влияния бывших зависимых стран явилось результатом, с одной стороны, последовательной и всесторонней поддержки, оказываемой освободившимся странам со стороны Советского Союза и других стран социалистического содружества и, с другой — объединения усилий самих развивающихся государств, перехода большинства из них на позиции, неприсоединения, борьбы за мир, мирное сосуществование и равноправное сотрудничество. Важной отличительной чертой во внешней политике развивающихся государств стало осуществление совместных действий, коллективной дипломатии в различных формах и проявлениях.

    а) Движение неприсоединения

    Движение неприсоединения за прошедшие после второй мировой войны годы стало главной движущей силой среди развивающихся стран. Давая оценку движению неприсоединения в наше время, Конференция коммунистических и рабочих партий Европы 1976 года подчеркнула, что «движение неприсоединившихся стран, в котором участвует большинство развивающихся стран, является теперь одним из важнейших факторов мировой политики»13.

    Движение неприсоединения дает наглядный образец коллективной дипломатии развивающихся государств, ибо на своих конференциях и координационных совещаниях они разрабатывают общие позиции по наиболее актуальным проблемам, которые затем сообща отстаивают в рамках ООН и других международных организациях. В ряду этих проблем экономические занимают едва ли не главное место.

    Формирование принципов и целей движения неприсоединения проходило в острой борьбе между прогрессивными силами, которые выступали за антиимпериалистическую солидарность, быстрейшую ликвидацию колониализма, утверждение принципов равноправного сотрудничества, и теми, кого империалисты пытались использовать для того, чтобы поставить под свой контроль* движение афро-азиатской солидарности, разобщить освободившиеся государства, заменить старые формы колониализма новыми путем, в частности, участия в империалистических военно-политических блоках и группировках. Возобладала прогрессивная тенденция, и одним из главных принципов движения солидарности развивающихся государств стало неучастие в блоках и проведение политики «позитивного нейтралитета».

    Движение неприсоединения возникло как реакция на усиление экспансионистской политики империалистических держав после окончания второй мировой войны и сколачивания ими различных военных блоков. «Попытки втянуть молодые страны в империалистические военные блоки вызывают растущее сопротивление, — отмечал Л. И. Брежнев. — Одно из свидетельств этого — движение неприсоединения»14.

    С самого начала неприсоединившиеся страны заявили, что «принципы мирного сосуществования являются ■единственной альтернативой «холодной войне» и возможной всеобщей ядерной катастрофе», «единственной основой всех международных отношений»15.

    Столь же недвусмысленно эти страны осудили империалистическую политику агрессии против Кубы, во Вьетнаме, на Ближнем Востоке и в других районах мира. На всех своих конференциях они подтверждали необходимость решительной борьбы против империализма, колониализма и неоколониализма, иностранных монополий, против неравноправия и угнетения в международных экономических отношениях.

    Участники I конференции неприсоединившихся государств в Белграде (1961 г.) заявили, что «разоружение является насущной необходимостью и первоочередной задачей человечества», а II конференция неприсоединившихся государств в Каире (1964 г.) выразила убеждение, что «прогресс на пути разоружения приведет к умножению средств, предназначенных для экономического развития»16.

    Такой подход к основным проблемам современности демонстрирует совпадение или близость внешнеполитических позиций неприсоединившихся и социалистических государств, создает широкую базу для их совместных действий. Вместе с тем становится понятным, почему в лице социалистических стран неприсоединившиеся страны имеют своих естественных друзей и союзников. Объективно движение неприсоединения тесным образом связано с мировой системой социализма. Например, политика Индии, отмечал Л. И. Брежнев, «обращена на достижение таких целей, которые являются и целями советской политики, — на борьбу против колониализма, против агрессивных империалистических войн, на укрепление мира и оздоровление между народной обстановки»17.

    Историческую роль в становлении движения неприсоединения сыграла Бандунгская конференция 1955 года, в которой приняли участие 29 государств. Конференция приняла Декларацию о содействии всеобщему миру и сотрудничеству, призвав к утверждению в международных отношениях принципов мирного сосуществования, подтвердила принцип самоопределения наций, осудила расовую дискриминацию и потребовала скорейшей ликвидации колониализма. Вместе с тем она призвала к развитию всестороннего сотрудничества между афроазиатскими государствами. «Решения конференции,— говорится в декларации, — со всей очевидностью продемонстрировали решимость стран Азии и Африки использовать дипломатию для упрочения независимости и антиимпериалистической солидарности»18.

    После Бандунгской конференции начало развиваться и крепнуть движение стран, готовых отстаивать принципы неприсоединения. I конференция неприсоединившихся государств состоялась в 1961 году. В конференции приняли участие представители 24 государств. В центре ее внимания стояли вопросы разоружения, ликвидации колониализма, мирного сосуществования. С тех пор состоялось еще несколько конференций глав государств и правительств неприсоединившихся стран; за это время движение неприсоединения развилось и окрепло, определились его организационные формы. Теперь оно объединяет более 90 стран, куда входят и такие социалистические государства, как Вьетнам, КНДР, Куба, Лаос, Югославия. В движении неприсоединения активно участвуют и представители национально-освободительных движений.

    Показателем растущего авторитета социалистических государств в рядах движения неприсоединения является и то, что очередная встреча стран неприсоединения на высшем уровне состоялась в сентябре 1979 года в столице революционной Кубы — Гаване.

    Конечно, движение развивается, преодолевая различные трудности в противодействии попыткам империализма и его агентов увести движение с магистральной дороги антиимпериалистической борьбы, объединения усилий развивающихся стран в пользу мира и прогресса, разоружения и разрядки международной напряженности. Прямыми пособниками империализма в таких попытках выступают пекинские представители, которые стремятся внести раскол в движение неприсоединения, поссорить развивающиеся страны с Советским Союзом и другими ■социалистическими государствами, противопоставить их интересы интересам социалистического содружества.

    С самого начала в деятельности неприсоединившихся ■стран большое значение уделялось экономическим проблемам, прежде всего таким, как ускорение экономического развития и преодоление вековой отсталости, обеспечение неотъемлемого суверенитета над своими природными ресурсами, ослабление зависимости от иностранного капитала, обеспечение более справедливых условий торговли, подготовка собственных кадров специалистов и др.

    Уже первые конференции неприсоединившихся государств объявили важнейшей задачей ликвидацию отсталости освободившихся стран. В этих целях Бандунгская конференция, например, рекомендовала, чтобы страны-участницы предприняли коллективные действия для стабилизации международных цен на сырье, чтобы страны Азии и Африки разнообразили свою экспортную продукцию, развивали внутрирегиональную торговлю. Уже тогда, в 1955 году, конференция подчеркивала значение обмена информацией по вопросам, касающимся нефти, и в первую очередь о переводе прибылей и налогов, а также особое значение для стран Азии и Африки развития ядерной энергии в мирных целях 19.

    Декларация Белградской конференции (1961 г.) констатировала, что в экономической области в качестве главной выдвинулась задача ликвидации экономического неравенства, унаследованного от колониализма и империализма20.

    Каирская конференция (1964 г.) подчеркивала, что «империализм все еще силен и что он не останавливается перед применением насилия в целях защиты своих интересов и сохранения привилегий»21. Конференция привлекала внимание участников к опасности замены методов традиционного колониального угнетения методами неоколониализма, который стал главной опасностью для освободившихся государств. «Империализм прибегает к различным методам навязывания своей воли независимым странам, — отмечалось в заключительном документе конференции. — Расовая дискриминация, экономическое давление, подрывная деятельность, угроза применения силы и прямая интервенция — вот те неоколониаль-ные методы, с которыми должны бороться молодые, независимые страны»22.

    Уже в то время неприсоединившиеся страны выражали идеи, которые позже оформились в концепцию нового международного экономического порядка. Каирская конференция, например, выдвинула задачу выработки новой международной экономической политики, установления нового международного разделения труда в целях индустриализации развивающихся стран и модернизации их сельского хозяйства, установления демократических методов в экономической области.

    В 1970 году в Лусаке (Замбия) на III конференции ^присоединившихся государств была принята Декларация о неприсоединении и экономическом прогрессе, которая представляет собой развернутую программу действий в важнейших областях экономики: торговле, производстве, развитии инфраструктуры, применении науки и техники и т. д. Неприсоединившиеся страны официально объявили планирование одним из важных условий успешного развития. На конференции в Лусаке отмечалось, что «неравноправная система мировой экономики, унаследованная от колониального прошлого и сохраняемая в форме современного неоколониализма, создает непреодолимые трудности на пути ликвидации бремени нищеты и разрыва оков экономической зависимости». Со своей стороны страны-участницы обязались «укреплять социальную справедливость и эффективность производства, повышать уровень занятости, расширять и улучшать возможности получения образования, питания, обеспечения охраны здоровья, жилья и достижения социального благополучия»23.

    Выдвижение прогрессивных задач в социальной области свидетельствует о дальнейшей эволюции движения неприсоединения в правильном направлении, определенной зрелости его концепций.

    IV конференция неприсоединившихся государств проходила в Алжире в сентябре 1973 года. Алжирская конференция приняла целый ряд документов по экономическим вопросам, и в их числе экономическую декларацию, программу действий в интересах экономического сотрудничества, о засухе, о специальных мерах в отношении специфических нужд стран, не имеющих выхода к морю, об экономической безопасности и коллективных действиях, о создании фонда экономического и социального развития неприсоединившихся стран, о специальных мерах в пользу наименее развитых неприсоединившихся стран, об экономических последствиях израильской агрессии против арабских государств.

    Уже сам перечень этих документов дает представление о том, сколь широким стал диапазон интересов и забот неприсоединившихся стран, какую обширную и вместе с тем конкретную программу действий разработала их конференция для осуществления при помощи и через посредство своей экономической дипломатии. Среди многочисленных вопросов в области международных экономических отношений наибольшее внимание, пожалуй, было уделено двум — всемерному поощрению сотрудничества между самими развивающимися странами и возрастающей угрозе эксплуататорской деятельности империалистических ТНК. В разделе экономической декларации, посвященном ТНК, говорится, что «главы государств обличают перед мировым общественным мнением недопустимую практику межнациональных компаний, которые посягают на суверенитет развивающихся стран и нарушают принципы невмешательства и право народов на самоопределение, являющиеся основными условиями политического, экономического и социального прогресса этих стран».

    В августе 1976 года в столице Шри Ланка Коломбо проходила V конференция неприсоедннившихся государств, в которой участвовали представители 86 стран. Как и на предыдущей сессии, в Коломбо были приняты два основных программных документа: политическая декларация и экономическая декларация, дополненная программой действий в интересах экономического сотрудничества, а также ряд резолюций: о создании банка развивающихся стран, о новом международном валютном порядке, об экономических отношениях между развивающимися и промышленно развитыми странами, о производстве сельскохозяйственных продуктов и ряд других. Основная часть экономических документов, одобренных ка конференции в Коломбо, посвящена изложению понимания НМЭП странами неприсоединения и мерам, направленным на его установление.

    Большое значение неприсоединившиеся страны придают объединению усилий в области массовой информации, для того чтобы покончить с «информационным колониализмом». Это — чрезвычайно важное направление их деятельности. До сих пор развивающимся странам приходилось довольствоваться информацией о международных событиях, получаемой от буржуазных информационных агентств. Такая информация сплошь и рядом извращает действительное положение вещей, дает тенденциозную, выгодную империалистам трактовку мировых событий.

    Деятельность движения неприсоединения, например, либо замалчивается буржуазной пропагандой, либо подается в искаженном виде, а само значение движения всячески принижается.

    В целях противодействия тенденциозной буржуазной пропаганде и развития собственных средств массовой информации неприсоединившиеся страны решили на конференции министров информации в Дели (июль 1976 г.) создать объединение (пул) своих пресс-агентств. Был избран координационный комитет во главе с Индией. Конференция в Коломбо одобрила это решение и отметила,, что «новый международный порядок в области информации и массовых средств связи имеет такое же значение,, как и новый международный экономический порядок».

    Отмечая успехи утверждения и развития движения неприсоединения, нельзя не видеть и серьезных затруднений и препятствий, которые ему приходится преодолевать. Здесь и объективные трудности, вызываемые различаем в уровнях развития, общественном и социальном строе, исторических традициях различных неприсоединив-шихся государств. Здесь и разница в подходе к решению актуальных мировых политических проблем и проблем развития, здесь и тенденции национализма, несхожесть позиций отдельных региональных и субрегиональных группировок и т. д. В качестве реальной опасности для движения некоторые его представители называют стремление отдельных развивающихся стран, особенно крупных, к региональной гегемонии, цели «микроимпериализма». В интересах обеспечения этих целей такие страны прибегают к помощи извне, что чревато угрозой вмешательства сил империализма во внутренние дела развивающихся государств. Империализм активно использует такого рода тенденции, чтобы через послушные и зависимые государства держать под контролем отдельные регионы, охватывающие несколько развивающихся стран. Однако особую опасность представляет раскольническая деятельность империализма и его дипломатии, которые вместе с представителями Пекина пытаются разобщить и ослабить движение неприсоединения, противопоставляя одни страны другим, применяя дифференцированный, избирательный подход с целью отколоть отдельные страны, использовать их в качестве проводников своих концепций и идей в движении неприсоединения.

    И такая политика не остается безрезультатной. На конференциях неприсоединившихся государств можно слышать выступления представителей, которые явно «поют с чужого голоса». Так, некоторые участники движения пытаются развивать тезис о противоположности интересов «богатых великих держав» независимо от их общественного строя интересам освободившихся государств. Тем самым социалистические страны ставились как бы на одну доску с империалистическими державами. Отдельные представители договаривались до того, будто сотрудничество развивающихся стран с социалистическими государствами противоречит неприсоединению.

    В период подготовки к гаванской конференции усилились наскоки на позиции Вьетнама и Кубы в движении неприсоединения, попытки поставить под сомнение правомерность участия этих социалистических стран в группе неприсоединившихся государств.

    Однако попытки империалистов и их пекинских пособников расколоть движение неприсоединения, ослабить его антиимпериалистическую направленность потерпели провал. Проходившая в Гаване VI Конференция глав государств и правительств неприсоединившихся стран явилась убедительной демонстрацией жизнеспособности, силы и авторитета движения неприсоединения, стала выдающимся событием последнего времени. На встречу в Гаване прибыли руководящие деятели более 90 государств, лидеры национально-освободительных организаций (ООП, СВАПО и Патриотического фронта Зимбабве), многочисленные наблюдатели и гости. На самой конференции в число участников движения неприсоединения были приняты Боливия, Гренада, Иран, Никарагуа, Пакистан, Суринам, Патриотический фронт Зимбабве.

    При рассмотрении общей международной политической обстановки участники конференции уделили особое внимание положению в Южной Африке и на Ближнем Востоке, проблеме создания зоны мира в Индийском океане и превращения Средиземноморья в зону мира и сотрудничества. Конференция осудила кэмп-дэвидские соглашения и сепаратный договор между Египтом и Израилем. Решено учредить специальный комитет для изучения вопроса о приостановлении членства Египта в движении неприсоединения за нарушение им принципов и решений этого движения.

    Принятая на конференции политическая декларация отмечает рост напряженности в Юго-Восточной Азии и подчеркивает, что мир и стабильность в этом регионе могут восторжествовать только на основе уважения суверенитета, независимости, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела государств.

    В Гаване много внимания было уделено и экономическим проблемам. Неприсоединившиеся страны считают, что с 1976 года в экономических отношениях между Западом и освободившимися государствами не было достигнуто почти никакого прогресса. Напротив, за последние годы были воздвигнуты еще более высокие торговые барьеры на пути экспорта продукции из неприсоединив-шихся стран.

    Участники форума единодушно осудили империализм, колониализм и расизм; они подчеркивали, что установление нового международного экономического порядка невозможно без эффективного контроля развивающихся стран за добываемым на их территории сырьем.

    В принятой в Гаване экономической декларации отмечается, что главным препятствием для экономического становления молодых государств является империализм. Существующая ныне в мире система экономических взаимоотношений не способствует ликвидации в этих государствах нищеты, голода, болезней, неграмотности и других социальных пороков, порожденных веками господства и эксплуатации. В документе подтверждается необходимость скорейшего утверждения в мире НМЭП, основанного на отношениях справедливости.

    «Успех встречи в верхах в Гаване,--писала кубинская газета «Гранма», — свидетельствует о нежелании народов освободившихся государств мириться с господством неоколониализма, с нищетой, голодом, экономической отсталостью. Перед глазами угнетаемых и эксплуатируемых масс Азии, Африки, Латинской Америки стоит вдохновляющий пример государств социалистического содружества, сумевших в короткий исторический срок покончить с отсталостью, эксплуатацией, социальным неравенством. Вдохновленные этим примером, народы развивающихся стран преисполнены решимости не прекращать борьбу за мир, демократию и социальный прогресс»24.

    Участники конференции подвергли резкой критике империалистические державы, которые, используя свой контроль над транснациональными корпорациями и международными финансовыми организациями, стремятся переложить на развивающиеся страны главное бремя роста цен на горючее, «экспортируют» туда инфляцию.

    Заключительная резолюция, принятая в Гаване, позволила движению неприсоединения не только подтвердить и усилить свою последовательную антиимпериалистическую направленность, но и разработать план конкретных действий с целью установления более справедливого международного экономического порядка.

    Гаванская конференция подтвердила приверженность большинства неприсоединившихся государств основополагающим принципам неприсоединения, показала, что главным направлением движения остается борьба против империалистической эксплуатации, неоколониализма, расизма и апартеида.

    На конференции было решено расширить состав координационного бюро движения неприсоединения до 36 членов. Его председателем на предстоящие три года избран представитель Кубы. Следующая, VII Конференция глав государств и правительств неприсоединившихся стран будет проведена в Багдаде в 1982 году.

    По мнению многих деятелей неприсоединившихся стран, проблема укрепления единства этих стран на антиимпериалистической основе должна стать одной из центральных в повестке дня движения неприсоединения.

    Движение неприсоединения, его дипломатия стали движущей силой всех развивающихся стран и оказывают решающее воздействие на формирование их позиций по широкому кругу международных проблем. В приветствии ЦК КПСС XI съезду Союза коммунистов Югославии дана следующая оценка движению неприсоединения: «В Советском Союзе высоко ценят роль движения неприсоединения в борьбе за мир, свободу и независимость народов, против империализма, колониализма и неоколониализма, за прекращение гонки вооружений и разоружение и придают большое значение упрочению взаимодействия неприсоединившихся стран и социалистических государств» 25-

    б) «Группа 77»

    Группа развивающихся стран шире по своему составу, нежели группа неприсоединившихся государств, ибо в нее входят и страны, состоящие в различных военнополитических объединениях и группировках. Она насчитывает более 120 членов.

    Сам термин «развивающиеся страны» представляется недостаточно четким, а потому и не очень удачным. Развиваются все.страны мира, поэтому сам признак развития еще не выделяет главяых черт у группы развивающихся стран. Этот термин стал применяться в ООН в начале 60-х годов взамен бытовавшей ранее терминологии («слаборазвитые страны», «страны, менее развитые в экономическом отношении»), ибо, по мнению освободившихся государств, она подразумевала или создавала впечатление определенной неполноценности таких стран.

    Когда в конце 60-х годов возник вопрос о выделении из числа развивающихся стран группы наименее развитых, то была предпринята попытка разработать объективные критерии для такого рода стран. Это оказалось нелегким делом в связи с чрезвычайной пестротой и разнородностью условий (экономических, географических, климатических и иных) в наиболее бедных странах. В конце концов комитет ЮНКТАД по планированию отобрал для определения «основной группы» наименее развитых стран следующие три критерия: 1) размер ВНП на душу населения — не более 100 долл., 2) доля обрабатывающей промышленности в ВНП — не более 10% и 3) процент грамотности населения в возрасте 15 лет и старше — не более 20%.

    Основываясь на этих критериях, Генеральная Ассамблея ООН утвердила в 1971 году список 25 наименее развитых из развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. В 1975 и 1977 годах этот список был расширен до 31 страны.

    В рамках ООН развивающиеся страны действовали до начала 60-х годов разобщенно, в лучшем случае согласовывая свою позицию в рамках отдельных регионов-

    Борьба в ООН за созыв Конференции ООН по торговле и развитию явилась своего рода катализатором в процессе объединения развивающихся стран, привела к созданию так называемой «группы 77». В результате конференции произошло окончательное закрепление и организационное оформление «группы 77» развивающихся государств в качестве важнейшего компонента дипломатической деятельности развивающихся стран в рамках ООН.

    Уже на I сессии ЮНКТАД группа этих стран разработала совместную платформу, представляла от своего имени проекты резолюций и других документов, а в дальнейшем стала постоянно действующей политической реальностью в ООН.

    Американский дипломат Р. Гарднер отмечал, что до начала 60-х годов основные резолюции по экономическим вопросам часто принимались в ООН на основе соглашения между промышленно развитыми капиталистиче-

    СКйми государствами и менее развитыми странами. При этом империалистическим державам обычно удавалось договариваться о «приемлемых», с их точки зрения, резолюциях с «умеренными», как их Ихменует Р. Гарднер, развивающимися странами. В связи с созывом ЮНКТАД положение изменилось. В среде развивающихся стран, констатирует американский дипломат, «развилось чувство единства и дисциплины. Они пришли на Женевскую конференцию как своего рода «профсоюзное объединение», которое вместе заседало, вместе голосовало и вело переговоры через общего представителя» 26-

    Постепенно стал налаживаться механизм периодических консультаций «группы 77». В октябре 1967 года в Алжире собралась конференция «группы 77» на министерском уровне. В принятой ею Алжирской хартии определялось, что «группа 77» должна собираться на уровне министров для разработки общей позиции по международным экономическим вопросам так часто, как она сочтет нужным, но во всяком случае перед каждой сессией ЮНКТАД. В Алжире была выдвинута также идея создания координационных неофициальных «групп 77» при всех штаб-квартирах специализированных учреждений ООН.

    В октябре 1971 года в Лиме (Перу) состоялась вторая конференция «группы 77» на уровне министров, в феврале 1976 года в Маниле (Филиппины) —третья, а в феврале 1979 года в Аруше (Танзания) —четвертая.

    Следует сразу же оговориться, что «группа 77» — это далеко не однородное объединение. Здесь представлены страны самой различной политической ориентации, социальной и общественной системы, неодинакового уровня экономического развития, различной степени связей с бывшими метрополиями, разных исторических традиций, не говоря уже о климатических, географических и многих иных факторах и условиях,— от социалистических стран и стран социалистической ориентации (СРВ, КНДР, Куба, Румыния, Югославия, Алжир, Афганистан, Эфиопия и др.) до феодальных монархий (например, Саудовская Аравия) и откровенно профашистского режима (Чили). Понятно, что при такой пестроте сводить различные позиции к одному знаменателю очень не просто.

    Уже вскоре после своего оформления «группа 77» стала испытывать влияние своего рода центробежных сил, явившихся результатом разности интересов и ориентации ее участников. Эти силы мешали и продолжают мешать единству группы, разработке твердого курса перед лицом неоколониалистской политики империалистических держав, объединению и наращиванию усилий развивающихся и социалистических государств-

    На XXV съезде КПСС отмечалось, что «во многих освободившихся странах происходит сложный процесс размежевания классовых сил, нарастает классовая борьба» 27. Прогрессивные социальные преобразования произошли и происходят, например, в таких странах, как Афганистан, Эфиопия. Сбросила гнет клики пекинских ставленников Кампучия. Освободились от проамериканского шахского режима Иран и от диктатора Самосы — Никарагуа. Все это отрадные перемены.

    Но империализм и внутренняя реакция не оставляют попыток вернуть утраченные позиции, подорвать социальные и политические завоевания народов. Об этом свидетельствует ход событий в Египте. Ангола, едва родившись, стала объектом иностранной империалистической интервенции. Не оставляют своих происков силы внутренней и внешней реакции в Афганистане.

    За последние годы во внешней политике ряда развивающихся стран наблюдаются сдвиги вправо, попытки сговора местных правящих кругов и буржуазии с империалистами и их монополиями. Такие тенденции прослеживаются в политике ряда стран, которые составляют правое крыло в «группе 77», ослабляют антиимпериалистическую направленность ее деятельности, проводят соглашательскую линию внутри группы развивающихся стран-

    Советский исследователь В. Д. Щетинин справедливо отмечает, что «дипломатия ряда развивающихся стран игнорирует политический, классовый подход к экономическим проблемам. Даже некоторые деятели, отстаивающие независимое развитие, утверждают, что приглушение политических вопросов — якобы неизбежная тактическая уступка империалистическим державам, имеющая целью использовать возможности капиталистического рынка, получить источники внешнего финансирования для национального развития. Консервативные же режимы ради установления союза с империалистическими державами вообще не поднимают политических вопросов» 28.

    Вот почему одна из главных задач экономической дипломатии развивающихся стран — это сохранение единства общего подхода к решению актуальных проблем развития, преодоление межнациональных или межрегиональных расхождений, противодействие линии реакционных режимов на достижение компромиссов с империализмом за счет уступок в принципиальных вопросах.

    Важнейшее значение для успеха антиимпериалистической борьбы развивающихся государств, их экономической дипломатии имеет существование общего фронта развивающихся и социалистических государств, твердая поддержка Советским Союзом, другими странами социалистического содружества прогрессивных инициатив и предложений «группы 77».

    в) Региональные и субрегиональные организации развивающихся государств

    Вне рамок ООН существуют весьма разнообразные и многочисленные организации развивающихся стран, в основе которых лежат разные принципы и факторы. Многие из них оказывают существенное воздействие на формирование и осуществление коллективной экономической дипломатии развивающихся стран.

    Советский исследователь Р- А. Тузмухамедов отмечает, что «в целом тенденция освободившихся государств к организационному сплочению представляет собой продолжение освободительной борьбы, одно из проявлений их сопротивления империализму и колониализму. С этой точки зрения те или иные формы такого сплочения, кроме всего прочего, служат средством перестройки отношений освободившихся стран с их бывшими метрополиями и развитыми капиталистическими странами в целом, а также орудием демократизации международных отношений, превращения их в систему мирного взаимовыгодного сотрудничества равноправных участников» 29.

    Поскольку рассмотреть или даже перечислить все эти формы не представляется возможным, необходимо остановиться на основных региональных организациях, играющих главную роль в разработке общей позиции стран того или иного региона по конкретным проблемам мировой политики и международных экономических отношений.

    Наиболее «старой» из региональных организаций является панамериканская система. Отличительная особенность этого образования состоит в том, что оно включает не только страны Латинской Америки, но и США. Более того, панамериканская система формировалась под прямым нажимом и влиянием дипломатии США, стремившейся в договорном порядке закрепить позиции своих монополий и банков в Латинской Америке, привязать латиноамериканские страны к их фактической метрополии, диктовать им политический курс по отношению к другим государствам. Еще в 1889 году США навязали своим южным соседям Панамериканский союз, председателем совета этой организации являлся государственный секретарь США. В 1948 году вместо Панамериканского союза была создана Организация американских государств (ОАГ).

    В соответствии со своим уставом ОАГ призвана содействовать укреплению мира и безопасности на континенте, организовывать совместный отпор агрессии, содействовать экономическому, социальному и культурному развитию стран — членов организации.

    Однако на деле ОАГ была создана для того, чтобы подвести международно-правовую базу под политику откровенного вмешательства империалистов США в дела Латинской Америки. Так сказать, идейной основой ОАГ был откровенный антикоммунизм, во многих ее решениях уже с первых лет замелькали фразы о «коммунистической угрозе». Этот антикоммунистический фон активно использовался США и реакционными силами в латиноамериканских государствах для гонений против прогрессивных сил, для организации в целом ряде стран реакционных военных переворотов.

    ОАГ сыграла немаловажную роль в привязывании стран Латинской Америки к послевоенной политике США, многие из которых стали проводить «блоковую дипломатию», подключаясь к странам НАТО, когда империалистическим державам нужно было протаскивать в ООН резолюции, направленные против социалистических государств.

    Существование и деятельность ОАГ в значительной степени облегчали экспансию монополий США в Латинской Америке, ибо создавали удобное прикрытие для их проникновения под предлогом регионального сотрудничества «в целях развития».

    В составе органов ОАГ был создан и Межамериканский экономический и социальный совет, который должен содействовать ускорению экономического развития латиноамериканских государств. Однако именно в экономической области уже вскоре после создания ОАГ обнаружились серьезные расхождения и противоречия между США и их южными соседями. Как отмечается в монографии «Дипломатия развивающихся государств», «несоответствие «блоковой дипломатии» задачам национального развития латиноамериканских стран все больше проявлялось в экономических вопросах, где политика США ущемляла интересы не только народных масс, но и национальной буржуазии... Отказ США удовлетворить требования латиноамериканских государств в торговых, финансовых и экономических вопросах побудил их использовать дипломатию для противодействия США, добиваться создания независимой от США финансовой организации, установления более тесных торгово-экономических связей друг с другом и социалистическими странами» 30.

    Огромное значение для роста самосознания народов Латинской Америки имела победа народной революции на Кубе. «Опыт свободного, независимого развития Кубы,— говорил Л. И. Брежнев,— вселяет надежду в сердца угнетенных и эксплуатируемых во многих странах, и прежде всего, конечно, в Латинской Америке» 31.

    США пытались использовать ОАГ для организации дипломатической изоляции революционной Кубы и предотвращения установления с нею широких отношений другими странами Латинской Америки.

    К началу 70-х годов разногласия латиноамериканских стран с США по ключевым проблемам экономических взаимоотношений стали все более отчетливо приобретать характер конфронтации экономической дипломатии Латинской Америки с дипломатией США.

    На совещании латиноамериканских стран весной 1969 года была выработана так называемая Декларация Винья-дель-Мар, которую латиноамериканские страны объявили основой своих экономических отношений с Вашингтоном. В этом документе выдвигалось требование на деле признать принцип равенства государств, принцип невмешательства во внутренние и внешние дела других государств в какой бы то ни было форме, суверенное право каждой страны свободно распоряжаться своими природными богатствами. Подчеркивалась недопустимость применения принудительных мер политического и экономического характера для обеспечения собственных интересов или преимуществ. Это был прямой вызов империалистической дипломатии США, причем сделанный от лица всей Латинской Америки.

    В 1970 году, несмотря на возражения США, Межамериканский экономический и социальный совет постановил, чтобы экономические отношения с США строились на основе этого документа. Однако рамки и процедуры

    ОАГ таковы, что даже при наличии хороших и правильных решений осуществить их не так-то просто, поскольку США располагают многочисленными возможностями для их саботажа.

    В этих условиях для экономической дипломатии латиноамериканских государств оставался один путь — создание своей, вне рамок ОАГ и без США, организации, где действительно молено было бы рассматривать проблемы, имеющие жизненно важное значение для латиноамериканских стран. Идея создания такой организации высказывалась неоднократно, но реализовалась она в октябре 1975 года, когда 25 государств Латинской Америки подписали договор о создании Латиноамериканской экономической системы (ЛАЭС). Примечательно, что Куба является ее полноправным членом (в ОАГ в результате нажима США членство Кубы до сих пор не восстановлено)-

    Образование ЛАЭС — логическое завершение стремления латиноамериканских стран создать собственную экономическую организацию для защиты от посягательств могущественного северного соседа. С ее созданием экономическая дипломатия стран Латинской Америки получила эффективное орудие в борьбе за справедливые экономические отношения против экспансии капитала США и других империалистических держав.

    У африканских государств тоже существует своя региональная организация — Организация африканского единства (ОАЕ), которая была создана в 1963 году под влиянием идей движения неприсоединения. Политический лозунг неприсоединения закреплен в уставе ОАЕ в качестве международного правового принципа. Одна из отличительных черт ОАЕ в том, что она состоит только из не-присоединившихся стран, а «блоковая» страна вообще не может стать ее членом.

    Значение ОАЕ особенно велико потому, что колонизаторы растерзали и разрезали Африку на множество отдельных территорий, колониализм оставил молодым африканским государствам сложные проблемы границ и национальных взаимоотношений. Одно из главных положений устава ОАЕ — обязательство уважать существующие границы и стремиться разрешать возникающие споры мирным путем, обеспечивать единство стран-участ-ниц. Сила ОАЕ в том, что это действительно общерегиональная организация: в нее входят все самостоятельные африканские страны, кроме ЮАР и Южной Родезии. Участие в ОАЕ помогает африканским государствам тес-

    Нее координировать свою внешнеполитическую деятельность и дипломатические акции. Такая координация является одной из главных целей организации, записанных в ее уставе.

    Наряду с такими первоочередными для Африки проблемами, как борьба с остатками колониализма и поддержка национально-освободительных движений, ОАЕ много внимания уделяет проблемам борьбы против неоколониализма, за экономическое освобождение и ускорение социально-экономического развития стран континента.

    Устав ОАЕ — первый в послевоенной истории многосторонний международный договор, в котором зафиксирована задача борьбы против неоколониализма.

    В рамках ОАЕ развивается сотрудничество африканских государств по конкретным направлениям их деятельности. Так, ежегодно созываются конференции министров труда, промышленности, культуры и т. д. Тесно сотрудничает с ОАЕ и Африканский банк развития.

    Начиная с учредительной конференции 1963 года в работе ОАЕ принимают участие представители национально-освободительных движений. Постепенно выработался принцип участия в работе организации только тех национально-освободительных движений, которые признаются одним из органов ОАЕ — Комитетом освобождения. В 1974 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, которая узаконила присутствие в ООН и ее органах национально-освободительных движений, признанных ОАЕ.

    Специальная резолюция ОАЕ предусматривает разработку и осуществление общей линии африканской дипломатии в ООН. Африканские страны согласуют в рамках ОАЕ свои принципиальные позиции и подходы при подготовке к сессиям Генеральной Ассамблеи ООН, сессиям ЮНКТАД, других органов ООН и международных организаций, конференциям неприсоединившихся государств.

    Империалистическая дипломатия ведет против ОАЕ активную борьбу. Империализм хотел бы подорвать и даже развалить ОАЕ. Это его стремление совпадает с общим курсом неоколонизаторов в Африке, добивающихся там, где им выгодно, состояния нестабильности. Действия империалистов в Анголе, Заире, Чаде, Эфиопии — наглядное тому подтверждение.

    Прогрессивные режимы в Африке, дипломатия Советского Союза и других социалистических стран постоянно разоблачают происки неоколонизаторов, подчеркивают необходимость единства действий всех африканских государств, укрепления ОАЕ. Выражая принципиальную позицию Советского Союза, Л. И. Брежнев отмечал в своем поздравлении государствам и народам Африки по случаю Дня освобождения Африки: «Мощным оружием Африки в борьбе против империализма и колониализма по-прежнему является ее единство. Именно поэтому враги африканских народов пытаются расшатать его, разделить Африку на противоборствующие группировки, отвлечь внимание ее народов от решения насущных проблем национального строительства и актуальных международных проблем. В этих условиях важная роль принадлежит Организации африканского единства как в развитии добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества на африканском континенте, так и в объединении усилий африканских стран в борьбе против империализма, колониализма и расизма» 32.

    У арабских стран существует Лига арабских государств (ЛАГ), созданная в 1945 году. В основе ее создания лежало стремление укрепить независимость и сплоченность государств-участников. Эти принципы приобрели особое значение в связи с агрессией Израиля против соседних арабских государств. Участники ЛАГ координируют свою политику в интересах содействия развитию взаимного сотрудничества в экономической, культурной и иных областях.

    Членами ЛАГ могут быть только независимые государства. В 1976 году статус полноправного члена лиги получила Организация освобождения Палестины (ООП). ООП — единственное национально-освободительное движение, признаваемое ЛАГ. На XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН в результате усилий членов ЛАГ, социалистических и неприсоединившихся стран ООП получила статус постоянного наблюдателя при ООН.

    Во внерегиональной политике ЛАГ, как и ОАЕ, прш держивается принципов неприсоединения. Она уделяет большое внимание согласованию позиций арабских стран в ООН.

    Лига арабских государств рассматривает и обсуждает проблемы координации действий экономической дипломатии этой группы стран, особенно в связи с необходимостью помощи странам, пострадавшим от израильской агрессии, и ликвидации последствий этой агрессии.

    В знак протеста против сговора Египта с Израилем и США арабские государства приняли весной 1979 года решение о переводе из Каира штаб-квартиры Лиги арабских государств, а также ряда других общеарабских организаций. Указанный сговор не только ослабляет и подрывает возможность арабских государств в ближневосточном урегулировании, но и ставит под угрозу экономическую самостоятельность этих стран, их суверенные права в отношении своих природных ресурсов, и прежде всего нефти.

    В последние годы все явственнее проявляется тенденция к координации действий в деятельности ОАЕ и ЛАГ. Этому в немалой степени способствует и тот факт, что

    членов ОАЕ одновременно является членами ЛАГ, а 2/б членов ЛАГ входят в ОАЕ. В марте 1977 года организации провели объединенную конференцию в верхах и создали совместные органы. Участники встречи «в силу необходимости вести совместную борьбу против господства и эксплуатации во всех их формах» договорились о развитии на двусторонней и многосторонней основе сотрудничества в области политики, дипломатии, экономики, торговли, финансов, науки и техники, культуры, образования и информации 33.

    Это сближение имело и важное политическое значение, ибо привело к изменению позиции многих стран — членов ОАЕ в вопросах ближневосточного урегулирования, переходу от признания или даже фактической поддержки Израиля к осуждению его агрессивной политики в отношении арабских государств.

    Объединение усилий двух организаций, насчитывающих в общей сложности более 60 стран, обеспечивает им значительное, а в ряде случаев и преобладающее влияние как в группе неприсоединившихся государств, так и среди развивающихся стран в целом. Вот почему принципиальное значение приобретает стратегическая направленность деятельности ОАЕ и ЛАГ, усиление в них прогрессивных тенденций и сплочение участвующих государств на основе борьбы против империализма, колониализма и неоколониализма.

    Что касается стран Азии, то у них нет такой общерегиональной организации, которая охватывала бы все или большинство стран региона. Причина этого кроется прежде всего в маневрах дипломатии империалистических государств, которые были с самого начала направлены на сколачивание в Азии и ее субрегионах военных или военно-экономических блоков с участием или под контролем США и бывших колониальных держав. Уже в 1949 году США инспирировали (через Филиппины) предложение о создании «тихоокеанского пакта», однако оно вызвало резко отрицательную реакцию со стороны Индии и других предполагавшихся участников, и его пришлось отложить. В 1954—1955 годах были сколочены СЕАТО и СЕНТО (Багдадский пакт), однако на участие в них согласились лишь Таиланд, Филиппины, Пакистан, Ирак и Турция. Еще более ограниченными по своему значению оказались такие военные группировки, как АНЗЮС и Азиатско-Тихоокеанский совет (АЗПАК).

    Если конец 40-х и начало 50-х годов использовались в обстановке «холодной войны» дипломатией империализма для создания военно-политических группировок в различных частях света, то уже 60-е годы характеризовались началом их дезинтеграции и распада.

    Большую роль в этом сыграла миролюбивая внешняя политика Советского Союза, многочисленные его предложения, направленные на закрепление принципов мирного сосуществования в отношениях государств, обеспечение безопасности азиатских государств. Значительное влияние на отношение развивающихся государств к военным блокам оказывает и политика неприсоединения, которая отвергает участие в такого рода союзах или группировках. Ни одно новое независимое государство не присоединилось к ним, а Ирак уже в 1959 году вышел из Багдадского пакта. Развивающиеся страны стали все чаще подчеркивать свое отрицательное отношение к военным аспектам деятельности блоков. В 60-х годах Пакистан прекратил свое сотрудничество с СЕАТО, а в 1973 году вообще вышел из этого блока. В сентябре 1975 года совет этой организации принял решение о ее самороспуске к концу 1977 года.

    В марте 1979 года о своем выходе из СЕНТО заявили сначала Иран и Пакистан, а затем и Турция, потребовавшая ликвидации его штаб-квартиры, размещавшейся в Анкаре с 1959 года. Таким образом, и этот военный блок, который замышлялся как связующее звено между НАТО и СЕАТО, фактически прекратил свое существование.

    Особое значение для нормализации обстановки в этом регионе имеют предложения Советского Союза о создании в Азии системы коллективной безопасности. Эта идея была встречена с пониманием и симпатией во многих азиатских странах. «Советский Союз,— говорил Л. И. Брежнев на XXV съезде КПСС,— намерен и впредь активно участвовать в поисках путей к укреплению мира и безопасности на азиатском континенте, к развитию и здесь равноправного сотрудничества»34.

    Наряду с откровенно милитаристскими группировками дипломатия империализма настойчиво добивалась создания в Азии объединений, которые призваны были под предлогом помощи и экономического сотрудничества способствовать сохранению позиций империалистических государств и их монополий в странах Азии. Наглядным примером в этом отношении может служить выдвинутый Англией в 1950 году «план Коломбо» для финансирования экономического развития стран Юго-Восточной Азии.

    Из организаций, созданных самими развивающимися странами, уже упоминалась АСЕАН как наиболее влиятельная и известная, однако она объединяет только ряд азиатских государств и не является региональной.

    До сих пор речь шла о региональных организациях вне системы ООН, поэтому не упоминались региональные экономические комиссии ООН для Европы, Африки, Латинской Америки, которые дают возможность странам отдельных регионов осуществлять и расширять взаимное сотрудничество. Есть такая же организация и у стран Азии. Это — Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО). Наряду с азиатскими развивающимися странами ее членами является и ряд неазиатских стран — развитые капиталистические государства (США, Англия, Франция, Голландия). Она неоднородна и по социальному строю участников (в нее входят как социалистические страны, например Вьетнам и Монголия, так и несоциалистические страны — Таиланд, Индонезия, Малайзия и др.). В качестве нерегио-налытого члена в работе комиссии участвует Советский Союз.

    ЭСКАТО проводит полезную работу по развитию сотрудничества в таких областях, как торговля, промышленное развитие, финансы, сельское хозяйство, разработка природных ресурсов и целый ряд других. На своей 34-й сессии в марте 1979 года комиссия приняла ряд полезных резолюций, в том числе о стратегии развития стран региона на 80-е годы. В этом программном документе по инициативе социалистических стран подчеркивается взаимосвязь между социально-экономическим развитием и миром, безопасностью, разоружением. Сессия выявила возросшую озабоченность стран региона гегемонистскими замыслами Пекина, чья раскольническая, подрывная деятельность препятствует налаживанию между ними взаимовыгодного сотрудничества. С другой стороны, представители азиатских стран уделили повышенное внимание проблемам обеспечения мира и безопасности в Азии, которые выдвигают и отстаивают Советский Союз и другие социалистические страны.

    Все это свидетельствует о возросшей зрелости экономической дипломатии азиатских стран, ее способности видеть за узкими или сугубо специфическими вопросами экономического и социального развития более широкие аспекты регионального сотрудничества, имеющие важное значение для улучшения политического климата в регионе.

    Рассмотренные формы хозяйственного и организационного сплочения развивающихся стран показывают, что процесс этот идет и развивается во всех развивающихся регионах. Большую роль в его осуществлении играет экономическая дипломатия развивающихся стран, разработка ею совместных подходов этих стран к решению актуальных проблем ускорения своего экономического и социального развития. Само создание организаций и объединений развивающихся стран явилось, по сути дела, продолжением их борьбы против колониализма, за свое национальное освобождение. Развитие тенденции к организационному единству убедило развивающиеся страны в действенности объединения усилий на международной арене. После крушения колониальной системы империализма объединения и организации развивающихся стран используются их экономической дипломатией в противодействии неоколониалистическому курсу империализма, его транснациональных монополий, направленному на сохранение зависимости освободившихся государств от «центров» мирового капитализма.

    Глава III

    ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ИМПЕРИАЛИЗМА В ОТНОШЕНИИ ОСВОБОДИВШИХСЯ ГОСУДАРСТВ

    1. Империализм защищает и охраняет остатки системы колониального угнетения и расизма

    Около двух десятилетий прошло после принятия Генеральной Ассамблеей ООН в 1960 году по инициативе Советского Союза и других стран социалистического содружества документа большой исторической важности — Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и 'народам. За этот относительно небольшой отрезок времени в ликвидации системы колониального угнетения достигнуты огромные успехи. Освободительная борьба народов привела к краху колониальных империй. На путь самостоятельного развития встало более ста молодых государств, постоянно растут их роль и влияние в международной жизни.

    Однако эту борьбу нельзя считать завершенной до тех пор, пока последние остатки колониализма не будут искоренены с лица нашей планеты. Дальнейшее их существование в корне противоречит как самой декларации, так и Уставу ООН. По данным ООН, на начало 1978 года в мире все еще оставалось 30 колониальных, несамоуправляющихся и подопечных территорий. Борьба за ликвидацию последних оплотов колониализма, расизма и апартеида пользуется твердой и решительной поддержкой Советского Союза.

    После ликвидации главных колониальных империй империализм решил объединить свои усилия для сохранения оставшихся заповедников колониализма и расизма на юге Африки. Вначале в этих целях использовался альянс НАТО — ЮАР — Португалия. Анголе, Южной Родезии и Мозамбику отводилась роль «санитарного кордона», отгораживающего Южную Африку, эту кладовую полезных ископаемых, от государств, сбросивших иго колонизаторов. За этим кордоном ТНК чувствовали себя в относительной безопасности. Однако революция в Португалии и развал ее колониальной империи резко изменили положение. Обретение независимости Мозамбиком, Анголой и Гвинеей-Бисау не только ликвидировало защитный пояс, но и стало вдохновляющим примером для народов Зимбабве и Юго-Западной Африки. Вот тогда-то империалисты и взяли курс на сохранение любой ценой под своим контролем Южной Родезии, которую именуют «оборонительным надбрюшьем ЮАР». Южная Родезия активно используется империалистами и для постоянных вооруженных провокаций в отношении независимых стран Африки, прежде всего Мозамбика, Анголы, Замбии и Ботсваны.

    Однако национально-освободительная борьба народа Зимбабве под руководством Патриотического фронта разгорается все сильнее. В этих условиях западные покровители расистского режима в Южной Родезии стремятся навязать населению своих ставленников. В апреле 1979 года в стране были проведены так называемые парламентские выборы, в результате которых было объявлено, что теперь премьер-министром будет местный епископ Музорева. Сейчас усилия неоколонизаторов направлены на то, чтобы узаконить новый режим, обеспечить ему дипломатическое признание, под какой бы вывеской он ни существовал. Именно с этой целью в Солсбери был направлен английский губернатор лорд Соумс.

    Одновременно дипломатия США и Англии разворачивает кампанию в пользу отмены экономических санкций против Южной Родезии, которые были введены Советом Безопасности ООН в 1966 году и расширены в 1968 году с целью изоляции расистского режима. Осуществление этих санкций и так фактически саботировалось монополиями западных держав. Осенью 1978 года достоянием гласности стали сведения о том, что транснациональные монополии, в частности «Бритиш петролеум» (наполовину принадлежащая английскому правительству) и «Шелл», более 10 лет снабжали нефтью Южную Родезию.

    Вопреки требованиям ООН и мировой общественности ТНК, банки, другие компании ведущих западных стран не только не прекращают, но сохраняют, а в ряде случаев даже расширяют свою экономическую деятельность на юге Африки. Их привлекают богатейшие запасы стратегического сырья в этой части континента, а также особо льготный режим, созданный для них в Южной Родезии к ЮАР.

    В одном из своих выступлении бывший председатель комитета начальников штабов США генерал Дж. Браун заявил: «Африканский континент заслуживает того, чтобы находиться в центре постоянного внимания. В южной части Африки имеются шесть важнейших ископаемых и минералов, в которых остро нуждаются современные промышленно развитые общества. К ним относятся хром, кобальт, промышленные алмазы, марганец, платина н ванадий. Экономика Соединенных Штатов в настоящее время находится в большой зависимости от этого источника сырья» >.

    В августе 1978 года Комиссия ООН по правам человека опубликовала список более 1400 банков, фирм и других компаний и организаций западных стран, действующих в Южной Африке и в Южной Родезии и оказывающих этим режимам политическую, военную, экономическую и другие виды помощи: среди них более 650 американских, около 400 английских, десятки французских, западногерманских, итальянских, израильских и др. При этом отмечается, что список этот предварительный и далеко не полный. В документе комиссии подчеркивается, что «расистские режимы в Южной Африке не просуществовали бы так долго без моральной и материальной поддержки определенных членов международного сообщества и экономической помощи транснациональных корпораций».

    До сих пор Южная Африка остается, согласно собственным английским оценкам, одним из самых крупных рынков Англии. Английские капиталовложения в ЮАР превышают 5 млрд. ф. ст. и несколько лет назад составляли 40% всех иностранных инвестиций в этой стране. Некоторое сокращение позиций английских монополий в ЮАР восполняется ростом присутствия США, а также ФРГ, Франции и других западных стран.

    Балансовая стоимость прямых американских капиталовложений, которая обычно значительно ниже действительного объема инвестиций, быстро возрастала и составляла в 1947 году 105 млн. долл., в 1967 — 667 млн., а в 1977 году — 2 615 млн. долл.2

    На США приходится около 20% всего иностранного капитала, вложенного в ЮАР. Американские капиталовложения сосредоточены в таких стратегических отраслях, как нефтяная и автомобильная промышленность, производство ЭВМ, электроника, производство каучука и тяжелого оборудования. Крупные инвестиции в ЮАР имеют также Франция, Канада, ФРГ и Япония.

    /

    1


    Аналогичное положение сложилось в Намибии, незаконно оккупированной ЮАР в нарушение решений ООН. Авторы доклада, подготовленного Комитетом ООН по деколонизации, отмечают, что в экономике этой страны хозяйничают компании ЮАР, США, Великобритании, ФРГ. Лишь за последние три года в ее горнодобывающую промышленность вложили капиталы 18 корпораций ЮАР, 12 американских и 3 английские компании. Почти Ч2 всего ВНП ежегодно вывозится из этой страны в виде прибылей и дивидендов. Это оказывает пагубное влияние на материальное положение коренного африканского населения, годовые доходы которого составляют в среднем лишь 6,5% дохода белых.

    Как видно, империалистические страны уклоняются под различными предлогами от выполнения резолюций ООН по деколонизации, продолжают оказывать разнообразное содействие колониальным и расистским режимам на юге Африки. В этих условиях правители ЮАР считают возможным продолжать свои махинации вокруг Намибии и политику апартеида в целом.

    Вторая очередная сессия ЭКОСОС приняла летом 1979 года по рекомендации Комиссии ООН по ТНК резолюцию, озаглавленную «Деятельность транснациональных корпораций в южной части Африки и сотрудничество с расистскими режимами меньшинства в этом районе». В резолюции подчеркивается, что «деятельность транснациональных корпораций в этом районе и их сотрудничество с расистскими режимами меньшинства наносят ущерб интересам угнетенных народов Южной Африки, Южной Родезии и Намибии». Совет решительно осудил «продолжающиеся капиталовложения и эксплуатацию африканского населения транснациональными и другими корпорациями, которые продолжают сотрудничать с расистскими режимами меньшинства в южной части Африки вопреки резолюциям Организации Объединенных Наций, тем самым способствуя сохранению системы угнетения и других форм бесчеловечной практики расистских режимов меньшинства, направленной против большинства населения». Эта резолюция была принята голосами развивающихся и социалистических стран. США, Англия, Франция и ФРГ голосовали против, а ряд западных стран воздержался.

    Экономическая дипломатия империалистических держав всячески противится принятию Генеральной Ассамблеей и другими органами ООН резолюций, осуждающих деятельность иностранных экономических и других кругов, которая препятствует осуществлению Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. При явном попустительстве западных держав МБРР и МВФ также отказываются выполнять решения ООН о прекращении помощи южноафриканским колонизаторам. В этих условиях расистский режим ЮАР открыто попирает решения ООН и, по существу, ведет дело к созданию в Намибии марионеточного режима по примеру Южной Родезии. Расисты Южной Африки совершают непрекращающиеся вооруженные акты агрессии против соседних африканских государств.

    Позиция скрытой и открытой поддержки империалистическими державами расистских режимов приводит к усилению конфронтации свободной Африки с этими державами, а также их монополиями. Эта конфронтация все резче проявляется и в экономической области. Танзания, например, изгнала со своей территории транснациональную монополию «Лондон — Родезия — ЛОНРО» за ее поддержку режима Яна Смита, а также из-за враждебной позиции в отношении Патриотического фронта Зимбабве. Все более настоятельными становятся требования в «прифронтовых» государствах юга Африки относительно изгнания компаний «Бритиш петролеум» и «Шелл» за их саботаж постановлений ООН об экономических санкциях против Южной Родезии. Нигерия национализировала собственность «Шелл» и «Бритиш петролеум», главных нефтяных монополий, действующих на ее территории. Новые правила бойкота объявлены ею в отношении танкеров, заходящих в порты ЮАР, Южной Родезии и Израиля.

    Эти меры, по существу, направлены против целого ряда транснациональных нефтяных компаний ведущих империалистических стран.

    Многие другие страны ОПЕК также осуществляют запретительные меры против продаж или перевозки нефти в ЮАР, Южную Родезию и Израиль.

    Закономерности борьбы за полное национальное освобождение, за экономическую самостоятельность придают внутренней и внешней политике подавляющего боль шинства африканских стран антиимпериалистическую направленность.

    В поздравлении государствам и народам Африки по случаю Дня освобождения Африки Л. И. Брежнев писал: «Становление свободной Африки происходит в обстановке острого противоборства сил национального освобождения и прогресса с силами империализма и реакции, стремящимися затормозить этот необратимый процесс и даже перейти в контрнаступление. Об этом свидетельствует положение, сложившееся сегодня на юге африканского континента, где расисты при поддержке империалистических кругов предпринимают отчаянные усилия, чтобы сломить волю к победе патриотов Зимбабве и Намибии, насадить там марионеточные неоколониалистские режимы, добиться их международного признания и превратить этот район в заповедник расизма и угнетения, в постоянный источник угрозы независимой Африке»3.

    Советский Союз неуклонно выступает за незамедлительное осуществление неотъемлемых прав народов юга Африки на самоопределение и независимость. Противодействуя неоколониалистской, политике империалистического Запада, социалистическое содружество способствует борьбе народов Африки за укрепление политической независимости и экономическую самостоятельность.

    Что касается США, то они действуют в качестве защитника и охранителя остатков колониализма и расистских режимов во всех частях мира. Хотя формально США колоний не имели, но, используя методы экономического принуждения, они опутали многие страны мира, и прежде всего латиноамериканские, бесчисленными нитями финансовой и дипломатической зависимости.

    Вот почему наряду с ликвидацией последних заповедников колониализма в Африке и других частях света перед ООН встает чрезвычайной важности задача борьбы с наследием колониализма в экономической, социальной и других областях, обеспечения и укрепления экономической самостоятельности молодых государств. В Программе КПСС указывается, что «национально-освободительная революция не кончается завоеванием политической независимости. Эта независимость будет шаткой и превратится в фикцию, если революция не приведет к глубоким изменениям в социальной и экономической жизни, не решит насущных задач национального возрождения»4. Именно этих изменений, несущих угрозу сверхприбылям иностранных монополий, и страшатся империалисты.

    Империализм США представляет собой главный оплот колониализма и неоколониализма.

    Одной из форм современного американского колониализма является затягивание США своего управления подопечными территориями, отказ в предоставлении им независимости. Специальный комитет ООН по деколонизации, созданный для контроля за осуществлением Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, неоднократно отмечал неудовлетворительную деятельность США по деколонизации Микронезии— группы островов в Тихом океане, которые стали подопечной территорией США по решению Совета Безопасности ООН в 1947 году.

    В Уставе ООН четко определены основные цели опеки, состоящие в подготовке подопечных территорий к самоуправлению и независимости. Однако Соединенные Штаты не выполнили этих целей ни в политической, ни в экономической, ни в социальных областях. На территории Микронезии сооружаются военные базы, что представляет собой серьезную угрозу народам Азии и Океании, всеобщему миру и безопасности. В то же время США применяют принцип «ползучей аннексии», расчленяя подопечную территорию с целью ее фактического поглощения по частям. Так произошло с Марианскими островами, на которых в 1975 году был разыгран фарс «плебисцита», в результате чего им был навязан (по примеру Пуэрто-Рико) договор о создании «содружества Марианских островов» в рамках политического союза с США.

    Другим примером подобной политики является проведение «референдума» на Маршалловых островах, цель которого — закрепить за этим архипелагом сеператный статус, предоставляющий США возможности осуществлять в дальнейшем его аннексию. Такой курс США находится в явном противоречии с Уставом ООН и ее решениями. Вопрос о Микронезии является составной частью проблемы деколонизации и не может решаться США в одностороннем порядке, в обход ООН, ее Совета Безопасности. Таким образом, усилия империализма, его дипломатии, в том числе и экономической, направлены на консервацию остатков колониализма, поддержку и сохранение (под другими вывесками) расистских режимов на юге Африки, удержание в орбите своего экономического и политического влияния бывших колоний и зависимых территорий под прикрытием всякого рода «сод^-жеств» и «ассоциаций», борьбу с национально-освободительным движением народов.

    Что касается Советского Союза, то его позиция в вопросе борьбы с колониализмом является последовательной, четкой и определенной.

    В Программе дальнейшей борьбы за мир и международное сотрудничество, за свободу и независимость народов, принятой XXV съездом, записано: «Считать одной из важнейших международных задач полную ликвидацию всех остатков системы колониального угнетения, ущемления равноправия и независимости народов, всех очагов колониализма и расизма»5.

    2. Неоколониализм: новые методы ради прежних целей

    В послевоенный период более 2 млрд. человек сбросили иго колонизаторов, добились государственной независимости. На месте прежних колониальных империй возникли десятки молодых государств. «В целом, — отмечал Л. И. Брежнев, — колониальную систему империализма в ее классических формах можно считать уже ликвидированной»6.

    Однако это не означает, что империализм примирился с формальной утратой колоний. На смену откровенно военно-полицейским акциям и внеэкономическому принуждению пришли преимущественно экономические методы сохранения зависимости молодых государств, воздействия на их внутреннюю и внешнюю политику. На смену классическому колониализму пришел империалистический неоколониализм. Изменились формы и методы империалистического угнетения, но стратегические цели империалистических держав и их монополий остались теми же: сохранение зависимости хозяйственной «периферии» капитализма от ее империалистического «центра», удержание освободившихся государств в мировой системе капиталистического хозяйства.

    Как уже отмечалось, политика и практика неоколониализма носят в основном экономический характер, поэтому в их осуществлении особая роль отводится экономической дипломатии империализма. Ей поручается обеспечение выгодных условий для деятельности монополистического капитала в развивающихся странах; пропаганда и защита методов и форм частнособственнического предпринимательства в условиях растущей притягательной силы идей социализма; воздействие на развивающиеся страны в целях втягивания их в орбиту внешней политики империалистических держав и их блоков;

    навязывание этим странам договоров и неравноправных соглашений; обеспечение бесперебойных поставок сырья и топлива для промышленности империалистических стран; осуществление идеологической экспансии в развивающихся странах.

    С другой стороны, экономическая дипломатия западных стран используется для противодействия осуществлению требований развивающихся стран, направленных на перестройку международных экономических отношений, и в частности требований о стабилизации рынков сырьевых товаров, расширении доступа промышленных изделий развивающихся стран на рынки развитых, облегчении бремени внешней задолженности, повышении роли развивающихся стран в решении международных валютно-финансовых и торговых вопросов, разработке «кодекса поведения» ТНК, передаче развивающимся странам передовой технологии и других.

    Как и во времена классического колониализма, для эксплуатации и сохранения зависимости развивающихся государств империализм активно использует торговлю, вывоз капитала, неравноправное разделение труда в рамках мировой капиталистической системы хозяйства.

    Советский экономист И. Д. Иванов отмечает, что ору-диехМ «сохранения такого неравноправного положения служит избирательная протекционистская политика западных стран, при которой сырье допускается на их рынки практически беспошлинно, тогда как ввоз полуфабрикатов и готовых изделий из развивающихся стран наталкивается на барьеры в виде повышенных пошлин и квот... В итоге на долю молодых государств приходится пока не более 7,5% мирового промышленного экспорта, а сам империалистический протекционизм выступает как труднопроходимый барьер на путях их индустриализации»7.

    Менее явной формой неоколониальной эксплуатации в сфере внешней торговли И. Д. Иванов считает систему монополистического ценообразования, отмечая при этом, что еще со времен колониализма монополии Запада сохраняют контроль над товаропроводящей сетью во внешней торговле развивающихся стран — транспортировкой, хранением, финансированием, страхованием и сбытом товаров, их экспорта и импорта. Он отмечает, что неэквивалентный обмен через монополистическое ценообразование превратился в главный канал эксплуатации развивающихся стран Западом8.

    Поскольку доходы от экспорта составляют основную часть валютных поступлений большинства развивающихся стран, многие из них после обретения независимости взяли курс на первоочередное создание предприятий и отраслей промышленности, работающих на экспорт. Однако создание новых, ориентированных на экспорт производственных мощностей в развивающихся странах в рамках капиталистического международного разделения труда не только не способствует укреплению их экономической самостоятельности, но фактически еще теснее привязывает их к основным промышленным центрам капитализма.

    Неоколониалистское закабаление развивающихся стран империализмом стало в последние десятилетия во все большей степени осуществляться в результате деятельности ТНК- Эти корпорации представляют собой возрастающую угрозу для национальной независимости и экономической самостоятельности этих стран: они стали ударной силой современного неоколониализма.

    ТНК сосредоточивают в своих руках огромную экономическую и финансовую силу, которая способна не только воздействовать на политику отдельных правительств, но и в значительной степени деформировать (к своей, конечно, выгоде) процессы, происходящие в мировой капиталистической экономике. Намечается тенденция к превращению ТНК в доминирующую силу мирового капиталистического хозяйства.

    В настоящее время из 500 крупнейших компаний мира 304 — американские и 74 — из стран «Общего рынка». По имеющимся данным, в 1975 году около 25% ВНП капиталистического мира было произведено филиалами и дочерними компаниями американских ТНК и еще 20% — филиалами западноевропейских и японских корпораций 9.

    Объем производства, контролируемый крупнейшими ТНК, превосходит производство многих государств мира. По оценкам, более Уг мирового капиталистического торгового оборота приходится на ТНК10, и их доля в мировой торговле продолжает возрастать.

    Во многих случаях ТНК контролируют весь процесс производства и сбыта товаров: добычу, транспортировку, переработку, хранение и реализацию на рынке.

    В одном из совместных документов социалистических стран, представленных в ходе ЮНКТАД-У, отмечалось, что «ТНК присваивают значительную, а нередко и основную часть доходов молодых стран как в сфере производства, так и в сфере реализации сырьевых товаров через каналы внешнеторгового оборота... Своим господством ТНК сохраняют старую колониальную структуру в торговле сырьевыми товарами между развитыми капиталистическими и развивающимися странами и подрывают усилия развивающихся стран, направленные на развитие национальной промышленности, базирующейся на дальнейшей переработке сырьевых товаров».

    Монопольные связи внутри ТНК и между ними обеспечивают им возможность манипулирования ценами, дележа рынков сбыта, вытеснения или поглощения конкурентов, воздействия на политику правительств и в конечном счете — получения максимальных прибылей. Общий вывоз ТНК прибылей, даже по официальным данным, составил в 1974 году около 16 млрд. долл., что намного больше новых вложений капитала11.

    Используя деятельность ТНК и других монополий, империалистические державы стремятся направить в выгодное для себя русло процессы индустриализации развивающихся стран, модернизации и диверсификации их экономических структур, навязывают им политику милитаризации с целью сохранения и усиления зависимого положения развивающихся стран в капиталистической системе хозяйства, обеспечения в этих странах благоприятного политического и инвестиционного климата для дальнейшей экспансии монополистического капитала.

    Советский ученый Е. М. Примаков отмечает, что деятельность ТНК «создает неоколониальное разделение труда, при котором капиталистическая «периферия» перестает быть лишь аграрно-сырьевым придатком «центра», но одновременно фиксируется новый уровень зависимости этой «периферии», теперь уже за счет специфического характера и специфических форм ее промышленного развития. Место, отводимое неоколониализмом освободившимся странам в мировом капиталистическом хозяйстве, в том числе и при помощи ТНК, ничуть не улучшается, поскольку их зависимость, эксплуатация и экономическая отсталость воспроизводятся теперь на современной технической основе» 12.

    В середине 70-х годов по каналам ТНК осуществлялось 90% всего экспорта частных капиталов. Экономическая экспансия ТНК оказывает все большее влияние на структуру иностранных инвестиций, формирование которой целиком- подчиняется интересам корпораций,

    Капиталы направляются прежде всего в страны с богатыми природными ресурсами и емким внутренним рынком, а обширная группа наименее развитых стран, испытывающая наибольшую нужду в капиталах и технологии, сознательно обходится. 50% иностранного капитала вложено всего в 10 из 119 развивающихся стран13.

    За последние полтора-два десятилетия наметилась тенденция к перемещению на «периферию» промышленного производства из основных центров капитализма. Объективно развивающиеся страны, конечно, весьма заинтересованы в создании у себя современных отраслей промышленности, а в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 26 декабря 1976 г. содержится призыв к развитым странам «поощрять перемещение отдельных отраслей промышленности в развивающиеся страны».

    Однако империализм идет на такое перемещение, исходя из собственных стратегических интересов. Хозяйственная отсталость большинства развивающихся стран стала в известной мере невыгодной и самим центрам капитализма, поскольку она препятствует нормальному функционированию капиталистического разделения труда, затрудняет их эксплуатацию с помощью новых методов в новых условиях. Поэтому империалисты стремятся придать экономике этих стран новые функции в мировом капиталистическом хозяйстве и внедрить модернизированную модель эксплуатации и зависимости. При этом структура производства в развивающихся странах «подгоняется» под потребности развитых капиталистических государств.

    Результатом такого подхода стало перемещение в развивающиеся страны таких отраслей, которые становятся «невыгодными» для основных центров, поскольку обладают высокой трудоемкостью, потребляют много сырья, энергии, пресной воды, загрязняют окружающую среду.

    С начала 70-х годов все большее распространение получает другой метод неоколониалистов — производить в развивающихся странах, а продавать в развитых. Этот процесс связан с курсом ТНК на усиленное насаждение своих филиалов в развивающихся странах и создание производственных комплексов, включающих в качестве отдельных компонентов производства, находящиеся в развивающихся странах. Понятно, что в таких случаях производство в развивающихся странах всецело зависит от решений штаб-квартир ТНК, имеет сугубо подчиненное значение и не может обеспечить самостоятельного развития этих стран. Вместе с тем эта новая зависимость усиливает и проявление общих пороков и болезней капитализма в развивающихся странах. Мировой капиталистический кризис 1974—1975 годов явственно обнаружил эту закономерность, с особой силой поразив те страны и отрасли их экономики, которые тесно связаны с международными монополиями.

    Одна из особенностей деятельности ТНК в развивающихся странах заключается в том, что значительная часть (до 40%) осуществления и расширения их операций финансируется за счет местных средств, причем часть этих средств используется для скупки национальных компаний. В результате усиливается иностранный контроль в экономике развивающихся стран и выкачка средств (в виде прибылей и других платежей ТНК) за границу. Манипуляции с трансфертными ценами во внутрифирменном обмене используются ТНК для перемещения капиталов из одних стран в другие (в зависимости от собственных выгод), для завышения импортных цен и преодоления таможенной защиты в развивающихся странах. Это ведет к валютному обескровливанию молодых государств, подрыву их платежных балансов.

    Интересы развивающихся государств и ТНК неизбежно вступают в противоречие. Так, национальное планирование, образование и развитие государственного сектора в этих странах сковывают деятельность ТНК, становятся препятствием на пути их махинаций, поэтому монополии выступают против этих и других методов государственного регулирования экономической деятельности.

    Одна из форм неоколониалистской эксплуатации развивающихся стран иностранными монополиями связана с передачей технологии.

    ТНК не передают развивающимся странам технологию, которая им требуется на данном этапе развития и которая отвечает их национальным задачам и приоритетам, а действуют, исходя из собственных потребностей и интересов. В результате «технологический разрыв» между развитыми и развивающимися странами не сокращается, а увековечивается, ибо последним приходится осуществлять производство и даже применять методы обучения, которые определяются в странах, где расположены штаб-квартиры ТНК. Не случайно, конечно, зависимость развивающихся стран от ТНК в сфере технологии получила наименование «технологического колониализма».

    В одном из докладов ЮНКТАД делается закономерный вывод, что «навязывание ограничительных условий использования технологии, передаваемой развивающимся странам, представляет собой один из факторов, ведущих к закреплению зависимости этих стран от технологии главных индустриальных центров и тем самым к отставанию развития собственных технологических возможностей в развивающихся странах» 14.

    Вот почему экономическая дипломатия развивающихся стран так упорно борется за разработку в рамках ООН «кодекса правил» по передаче технологии развивающимся странам, который должным образом учитывал бы нужды и конкретные условия в развивающихся странах и ограждал бы их от произвола империалистических монополий.

    В сфере международных отношений ТНК превратились в фактор, в серьезной степени воздействующий на политику зависимых государств. ТНК открыто вмешиваются во внутренние дела других стран, грубо попирают их суверенитет, финансируют расистские и реакционные режимы и военные хунты, организуют и субсидируют свержения прогрессивных правительств.

    Однако дело не ограничивается развивающимися странами. Буржуазные правительства самих промышленно развитых капиталистических государств попадают в прямую зависимость от «своих» транснациональных монополий-гигантов, выполняют при них роль «обслуживающего персонала».

    Активно используются неоколониализмом и «инструменты», которые были составной частью экономических взаимоотношений в рамках колониальных империй.

    Что касается валютных отношений, то в этой сфере в колониальный период роль «привязных ремней» к метрополиям выполняли, например, валютные зоны английского фунта стерлингов и французского франка. Валютная «привязанность» бывших колоний в значительной мере сохраняется до сих пор. «Зона франка», например, куда входит большинство бывших французских колоний, обеспечивает центральному банку Франции возможность осуществления валютного контроля резервов и ликвидных средств этих стран, ибо в соответствии с условиями существования зоны участники должны держать свои валютные резервы в центральном банке Франции. На деле это означает, что бывшие колонии до сих пор, по существу, продолжают финансировать прежнюю метрополию. Их внешние валютные операции почти полностью контролируются Парижем, и они лишены возможности 1 свободно использовать их в целях самостоятельного национального развития.

    Путем такого рода валютных механизмов бывшие ко- ( лониальные державы стремятся сохранить свой экономический, а в известной степени и политический контроль в освободившихся странах.

    Один из методов неоколониалистского ограбления развивающихся государств заключается в «выкачивании» оттуда квалифицированных кадров, что в публикациях Организации Объединенных Наций называют обычно утечкой умов.

    Таким образом, экономические методы сохранения зависимости бывших колоний от империалистических государств и их монополий охватывают практически все основные области международных экономических отношений: торговлю, капиталовложения, передачу технологии, валютные проблемы, структуру и направления развития экономики, подготовку кадров и др. Эти средства активно используют не только монополии, но и экономическая дипломатия империализма, причем зачастую для достижения совершенно определенных политических целей (закрепление консервативных и правых элементов в правительстве, получение военных баз, присоединение к союзам и блокам, сколачиваемым западными странами, запрещение деятельности прогрессивных организаций, сдерживание развития отношений с социалистическими странами и т. д.).

    Колониальные державы, которые вынуждены были официально убраться из своих бывших владений, потратили немало усилий, чтобы посадить на руководящие посты в правительственном аппарате молодых независимых государств свою агентуру из числа местных политиков и чиновников.

    Одновременно империализм прилагает усилия, чтобы ослабить прогрессивные режимы, попытаться вовлечь их в орбиту подконтрольных Западу блоков или группировок, разобщить молодые освободившиеся государства. В этих целях используются и правящие круги некоторых развивающихся стран, выполняющие роль ставленников империализма. Другой метод — это метод так называемой «тихой дипломатии», когда прогрессивные режимы пытаются склонить на свою сторону, используя экономические средства воздействия, предлагая расширение западной «помощи».

    Серьезным фактором в сфере международных отношений стала в последние десятилетия торговля оружием. США и другие империалистические страны активно используют его для нажима на развивающиеся страны с целью изменения их позиций в более благоприятном для Запада направлении. Такой метод применялся в отношении целого ряда стран Азии, Африки и Латинской Америки.

    По признанию самих американских представителей, на США приходится более 50% мировой торговли оружием. Дж. Картер, будучи кандидатом в президенты, обещал сократить американский экспорт оружия, однако после его прихода в Белый дом этот экспорт возрос до рекордных уровней и составил 11,1 млрд. долл. в 1977 году и в 1978— 15 млрд. долл.15 За период с 1945 по 1977 год США предоставили «дружественным режимам» в развивающихся странах военную «помощь» 1м 62 млрд. долл. Кроме того, УМР предоставило 325 млн. долл. полицейским силам иностранных государств на основе его программы обеспечения «внутренней безопасности». США осуществляли в огромных масштабах постарки вооружения шахскому режиму в Иране, который закупил за пять лет самого современного оружия на 19 млрд. долл. США продолжают поставки оружия в крупных размерах Израилю, Саудовской Аравии, Египту, Бразилии, Индонезии и другим странам. Они вооружают реакционные режимы и военные хунты в Латинской Америке. При этом под предлогом «укрепления обороны» поставляется различное оружие и снаряжение для борьбы с демонстрантами и партизанским движением, электронное оборудование для подслушивания, полицейские автомобили и т. д. Американская газета «Интернэшнл геральд трибюн» 18 апреля 1979 г. писала, что «в послеколониальную эру этот «механизм обороны» помог увековечить зависимость «третьего мира» от Запада». По сообщениям той же газеты, за период с 1950 по 1978 год в США прошли военную подготовку 500 тыс. иностранцев, в том числе 400 тыс. — из развивающихся стран.

    По тем же соображениям «внутренней безопасности» английское и французское правительства предоставили весьма значительную помощь военным и полицейским силам «дружественных правительств» (чаще всего бывших колоний).

    Такую же политику проводят и другие империалистические державы. Так, западногерманские военные фирмы с 1969 года поставили оружие и боеприпасы на сумму 6,7 млрд. западногерманских марок в 54 страны мира. За один 1978 год союзники Бонна по НАТО получили вооружения на 185 млн. марок, а другие государства — на 435 млн. марок, причем в эту сумму не входят «прочие военные материалы», которые экспортировались в 69 государств мира.

    Одна из целей обеспечения «внутренней стабильности»— привлечение капиталовложений ТНК империалистических стран.

    «Как показали последствия событий в Иране, — писал в июне 1979 года французский ежемесячник «Монд дипломатик», — авторитарные режимы вынуждены усиливать репрессии в стране для сохранения внешней видимости стабильности...

    Про эти государства можно сказать, что они находятся в состоянии перманентной войны со своими гражданами или с большей частью из них».

    Большую часть поставок оружия, в том числе и средств борьбы против оппозиции и партизан, поставляют США, Англия, Франция, ФРГ. Кроме них среди производителей оружия фигурируют Италия, Бельгия, Израиль, а также Бразилия и Аргентина.

    Затраты на вооружение, расходование огромных средств на закупку оружия (в 1978 г. они превысили 20 млрд. долл.) налагают непосильное бремя на развивающиеся страны, отвлекают столь необходимые им для ускорения своего развития средства на непроизводительные цели.

    Разумеется, в тех случаях, когда народы ведут вооруженную борьбу за свое освобождение (как это происходит сейчас на юге Африки), обладание оружием становится для них делом жизненно необходимым. Однако империалисты никогда еще не помогали народам в борьбе против угнетателей и поработителей. Напротив, они всячески вооружают те режимы, которые могли бы, по их мнению, превратить свои страны в «опорные пункты» империализма и проводили бы согласованный с империализмом внешцеполитический курс.

    Давая характеристику неоколониализму, Л. И. Брежнев говорил: «Ликвидация колониальных империй была сильнейшим ударом по империализму. Однако империалисты не сложили оружия. Теперь они стремятся содействовать тому, чтобы в бывших колониальных странах развивались капиталистические порядки: так будет сподручнее грабить их в современных условиях, применяя более «гибкие», более хитрые методы. В этом состоит смысл неоколониализма. Но было бы ошибкой думать, что политика современных колониалистов стала безобидной, а их руки — более чистыми, чем прежде. Отнюдь нет! Там, где они считают нужным, империалисты по-прежнему без всякого стеснения проливают кровь свободолюбивых народов, нагло вмешиваются во внутренние дела молодых государств, плетут интриги против прогрессивных деятелей, организуют заговоры и перевороты в целях устранения неугодных им правительств» 16.

    Примеры этого налицо в Африке и на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии и на Кипре. Однако никакое, даже самое современное оружие не может сдержать революционных перемен, вызревающих в различных странах мира. События в Иране и Никарагуа — наглядное тому доказательство.

    «То, что произошло в Иране, — пишет К. Н. Бру-тенц, — это не только крушение антинародного режима. Это в то же время, по сути дела, крупнейшее поражение неоколониализма. И не только в смысле краха его попыток закабалить Иран. Можно сказать, это крах целой модели развития — причем в ее четко обозначенном виде, — которую неоколониализм пытается навязать освободившимся странам» 16а.

    Действия неоколониалистов встречают растущее сопротивление освободившихся государств. В ООН и других международных форумах дипломатия этих государств выступает в пользу закрепления в важнейших международных документах суверенитета развивающихся стран над своими природными ресурсами и обеспечения его путем осуществления различных мер, вплоть до конфискации и национализации.

    Широкая волна национализаций иностранной собственности прокатилась в развивающихся странах в конце 60-х и начале 70-х годов. Если в 60-х годах под контроль государства в этих странах перешло 468 иностранных предприятий, то за 1970—1976 годы — уже 979, из которых 253 — американские и 271 — английское. Одновременно в различных отраслях промышленности было пересмотрено более 40 неравноправных договоров между ТНК и молодыми государствами 17.

    Неоценимое значение для укрепления позиций развивающихся стран в борьбе против неоколониализма имеет существование мирового социализма, укрепление его позиций в противоборстве с империализмом. В частности, отмечают советские авторы X. Фундулис и Е. Попов, «возможность получить от социалистических стран займы, кредиты, техническую помощь, содействие в строительстве национальной промышленности оказывает серьезное влияние на характер и формы экономических связей развивающихся государств с развитыми капиталистическими странами. Империалистические державы вынуждены идти на уступки в области условий товарообмена, кредита, финансовой и технической помощи. В то же время они уже не могут определять основные направления социально-экономического развития молодых независимых государств» 18.

    Экономическая дипломатия стран социализма поддерживает прогрессивные требования развивающихся стран, активно разоблачает неоколониалистский характер подхода империалистических держав к проблемам ускорения развития этих стран и разработки в рамках ООН международной стратегии развития. В результате объединения усилий развивающихся и социалистических стран были приняты многие важные международные решения, направленные на установление контроля за деятельностью ТНК в развивающихся странах и обеспечение активного участия этих стран в международных экономических отношениях на справедливых и демократических началах. Все это в значительной мере затрудняет осуществление стратегического курса неоколонизаторов, направленного на создание новой системы зависимости и закабаления молодых освободившихся государств.

    3. Государственная поддержка неоколониальной экснансин монополий

    а) Защита интересов частного капитала

    В современных условиях усилий одних лишь монополий для создания и поддержания системы неоколониальной эксплуатации было бы недостаточно. Поэтому им на помощь приходит буржуазное государство. Оно использует весь арсенал доступных ему средств — от дипломатии, торговой политики и средств экономического принуждения до прямого вооруженного вмешательства —

    для содействия внешнеэкономической экспансии своих монополий и защиты их интересов.

    В одном из исследований ЮНКТАД, посвященном деятельности ТНК, отмечается, что «правительственная политика... во многих случаях содействовала и усиливала контроль транснациональных корпораций над торговлей и каналами сбыта»19. ТНК получают от своих правительств значительные налоговые льготы, тарифные уступки (поскольку основная часть их продукции поступает из других стран).

    Экономическая дипломатия империализма берет на себя изучение рынков сбыта, объектов прибыльного вложения капиталов, экономического и финансового положения различных стран и т. д. Посулы помощи (или, напротив, угрозы ее прекращения) используются для получения выгодных контрактов, концессий и гарантий по капиталовложениям ТНК.

    Империалистическая экономическая дипломатия отстаивает интересы монополистического капитала в ООН и других международных организациях.

    В вопросе о частных иностранных капиталовложениях экономическая дипломатия империализма преследует две главные цели. Во-первых, обеспечение сфер приложения капитала своих монополий, расширение и укрепление их позиций, защита и гарантирование их интересов и, во-вторых, апологетика деятельности иностранного частного капитала, изображение его в качестве чуть ли не основного стимулятора и двигателя экономического развития в развивающихся странах. Выступая по вопросу финансирования экономического развития развивающихся стран, американский представитель заявил: «Правительство Соединенных Штатов Америки полагает, что таким странам следует привлекать из-за границы частные капиталовложения, которые оно считает самым естественным и наилучшим (курсив наш. — Я. О.) источником получения дополнительного капитала»20.

    Дипломатия США, Англин, Франции, ФРГ и других империалистических держав постоянно домогается принятия в ООН резолюций, поощряющих приток иностранного частного капитала в развивающиеся страны и устраняющих препятствия на пути его внедрения в их экономику.

    Одновременно посольства этих держав добиваются от правительств развивающихся стран предоставления льготного режима для капиталов своих компаний, обеспечения «прав» иностранных инвесторов и выдачи правительственных гарантий от национализации и экспроприации.

    Советские делегации и делегации других социалистических стран с самого начала последовательно разоблачали в ООН попытки набросить покров благотворительности и бескорыстия на грабительскую деятельность империалистических монополий.

    По предложению и настоянию Советского Союза при поддержке со стороны развивающихся стран Генеральная Ассамблея постановила в 1966 году рассмотреть вопрос об оттоке капитала из развивающихся стран, а на XXII сессии Генеральной Ассамблеи была принята резолюция, в которой выражалась озабоченность «все усиливающимися темпами оттока капитала из оазвивающих-ся стран, вследствие чего значительно сокращается чистый объем внешних ресурсов для развивающихся стран».

    Если сравнить размеры ежегодных поступлений новых прямых капиталовложений в 61 развивающуюся страну, по которым имеются данные, с выплатами в счет прибылей от таких капиталовложений в этих странах, то получается следующая картина (в млн. долл.).

    Таблица 1

     

    1967 г.

    1971 г.

    1972 г.

    1973 г.

    1974 г.

    Приток прямых инвестиций Выплаты в счет прибылей от прямых капиталовложений

    1 200 —4 440

    1 942 —5 989

    1 35Э —7 600

    3 094 —9 800

    —2 100 — 16 400

    Источник: Transnational Corporations in World Development: A Re-examination, p. 251.

    Для целей анализа специально использованы данные ООН, ибо ее публикации трудно заподозрить в предвзятости по отношению к частному капиталу.

    Как видно из таблицы 1, до 1973 года приток прямых капиталовложений в развивающиеся страны в целом возрастал, увеличившись за 6 лет в 2,5 раза. В 1974 году наблюдался чистый отток капитала из этих стран, превысивший 2 млрд. долл. Что же касается прибылей на прямые капиталовложения, то их размер нарастал непрерывно и гораздо быстрее, чем приток нового капитала.

    За период с 1967 по 1974 год их ежегодный объем увеличился почти в 4 раза, составив в 1974 году 16,4 млрд. долл. Если к этому добавить отток капитала, то получится, что за один 1974 год у развивающихся стран было изъято 18,5 млрд. долл. Таково стимулирование экономического развития развивающихся стран через посредство иностранного частного капитала!

    Средняя норма прибыли, например, американских компаний в развивающихся странах в последние годы более чем в 2 раза превосходила уровень прибыли в развитых капиталистических государствах. По неполным данным, за 1970—1977 годы иностранные частные компании вывезли из развивающихся стран 72,2 млрд. долл. только в виде прибыли, что в 1,8 раза было больше притока новых прямых частных капиталовложений. Перевод только объявленных прибылей на иностранные прямые частные инвестиции за 1970—1977 годы превзошел весь объем двусторонней «государственной помощи развитию», предоставленной за эти годы западными странами.

    К вывозу этих прибылей следует добавить еще и платежи развивающихся стран за получение иностранной технологии, которые в середине 70-х годов равнялись в год 3—

    5 млрд. долл. и представляли в значительной мере скрытую форму вывоза прибылей частными иностранными компаниями.

    Изменилось и распределение иностранных инвестиций в развивающихся странах по секторам экономики.

    Если раньше империалистические монополии вкладывали капитал главным образом в добывающую промышленность развивающихся стран, то теперь, осознав, что стремление развивающихся стран к индустриализации неодолимо, они взяли курс на подчинение молодой промышленности развивающихся стран путем проникновения в этот сектор их экономики и создания там своих дочерних предприятий.

    Правда, в последние годы в связи с обострением энер-го-сырьевого кризиса направление частного капитала в богатые сырьем развивающиеся страны вновь оживилось.

    Одним из методов защиты интересов частных иностранных инвесторов в развивающихся странах стало после второй мировой войны широкое применение правительственных гарантий странами, вывозящими капитал, и требование предоставления таких же гарантий со стороны правительств капиталоимпортирующих государств.

    Обеспечение «местных гарантий» для своих вкладчиков капитала стало важной задачей экономической дипломатии империалистических стран. Так, США к концу 60-х годов подписали соглашения о гарантировании частных капиталов почти с 90 развивающимися странами, теперь там гарантируются от риска экспроприации каждые четыре из пяти долларов, вложенных американскими компаниями. Наряду с гарантиями соглашения предусматривают предоставление американскому частному капиталу «благоприятного инвестиционного климата», то есть ряда финансовых, налоговых и иных льгот.

    Американский экономист Д. Болдвнн замечает, что «усилия правительства Соединенных Штатов улучшить «инвестиционный климат» в менее развитых странах включали советы относительно достоинств свободного частного предпринимательства, открытый отказ предоставить альтернативные средства финансирования и использование дипломатического давления, с тем чтобы «поощрить» создание желательного «климата»21.

    В самих США с 1970 года действует государственная корпорация зарубежных частных инвестиций для страхования их от политического и коммерческого риска. В Англии страхование зарубежных инвестиций осуществляет департамент гарантий экспортных кредитов. Во Франции гарантирование частных капиталовложений за границей осуществляет правительство, а в ФРГ — государственное страховое общество «Гермес».

    ФРГ, например, выдала западногерманским ТНК, оперирующим в ЮАР, гарантий на 660 млн. марок. США лишают экономической помощи и тарифных преференций те развивающиеся страны, которые национализируют собственность американских ТНК. На иностранные операции ТНК в странах ОЭСР распространяются гарантии экспортных кредитов, капиталовложений, налоговые льготы.

    Используя «особые отношения» с ассоциированными развивающимися странами, в первую очередь африканскими, странам «Общего рынка» удалось добиться подписания в 1967 году брюссельского соглашения о предоставлении их частным фирмам и компаниям в ассоциированных странах режима местных предприятий. Правда, при заключении Ломейской конвенции (1975 г.) ЕЭС пришлось отказаться от «особых правил» для своих фирм.

    В ходе встречи в верхах руководителей семи главных империалистических держав в/Бонне в июне 1978 года

    вопрос о «помощи» развивающимся странам был связан с ультимативным требованием: развивающиеся страны должны «содействовать созданию у себя хорошего инвестиционного климата и обеспечению надежной защиты иностранных капиталовложений». Это требование было вновь повторено на токийской встрече «большой семерки» в июне 1979 года.

    Другой формой защиты интересов частного иностранного капитала в развивающихся странах является разработка всякого рода «кодексов инвестиций». Такие «кодексы», или конвенции, разрабатываются как в отдельных империалистических странах, так и некоторыми международными организациями.

    Защита интересов частного иностранного капитала практически стала одной из главных задач международных валютно-финансовых учреждений, созданных после второй мировой войны по инициативе и при участии главных империалистических держав.

    В уставе МБРР, например, по настоянию США, прямо было записано, что он призван «поощрять и продвигать частные иностранные инвестиции путем их гарантирования или участия в займах и других инвестициях, осуществляемых частными инвесторами». В 60-х годах МБРР разработал конвенцию об урегулировании споров по иностранным инвестициям, направленную на обеспечение и усиление позиций иностранных вкладчиков капитала в случае возникновения споров и разногласий с капиталопринимающими странами.

    Филиал МБРР — Международная финансовая корпорация (МФК) — наряду с продвижением частных иностранных инвестиций в развивающиеся страны занят их гарантированием от некоммерческого риска и обеспечением такого рода гарантий со стороны правительств самих развивающихся стран. В 1949 году проект кодекса справедливого отношения к частным инвестициям был разработан Международной торговой палатой (МТП). Этот проект, даже по признанию буржуазных авторов, страдал однобокостью, поскольку был направлен на защиту и ограждение прав и прибылей иностранного частного капитала, игнорируя в то же время права и интересы стран, куда этот капитал вкладывается22. В 1972 году он был заменен другим кодексом, но «однобокость» его не изменилась. Впрочем, такая «однобокость» присуща и всем другим конвенциям н кодексам, разрабатываемым экономической дипломатией империализма.

    В основе этих документов лежит одна и та же концепция: защищаться должны права иностранных частных вкладчиков. В качестве гарантий для частных инвестиций в конвенциях и соглашениях предусматриваются всякого рода санкции, причем особо строгие санкции определяются на случай национализации или экспроприации иностранной собственности.

    Таким образом, экспансия иностранного частного капитала при активной поддержке дипломатии и всего государственного аппарата империалистических государств остается одним из важных методов неоколониализма в развивающихся странах.

    б) Империалистические программы «помощи»

    Другой метод неоколониалистских действий по государственной линии — это предоставление займов и субсидий развивающимся странам (то, что империалистическая дипломатия обычно именует помощью развивающимся странам).

    Как известно, впервые в широких масштабах «помощь» в качестве инструмента экономической экспансии и экономической дипломатии была применена США не в развивающихся странах, а в Западной Европе («план Маршалла»). В 1949 году появился «4-й пункт» «программы Трумэна», предусматривавший оказание американской «помощи» менее развитым странам. После этого был принят ряд законов о «взаимном обеспечении безопасности» (так обтекаемо стали называть предоставление оружия и другого военного снаряжения США реакционным режимам, сохранения которых они добивались).

    С 50-х годов различные программы «помощи» становятся постоянным фактором в американской внешней политике. С 1954 года США ввели программирование своей «помощи» по странам с целью координации различных ее программ с другими формами внешнеэкономической экспансии (торговлей, вывозом капиталов, технологической экспансией и др.).

    В последние годы в арсенале государственных методов неоколониализма все большее место занимает продовольственная «помощь».

    Вслед за США собственные программы «помощи» стали осуществлять Англия, Франция, ФРГ, Япония и другие развитые капиталистические страны. Эти программы стали важным инструментом экономической дипломатии империализма, и хотя их осуществление в первую очередь преследует достижение собственных внешнеполитических целей, есть у «помощи» стран развитого капитализма и общие черты, и общие цели. Так, все эти программы направлены на укрепление капиталистических порядков в развивающихся странах, на создание наиболее благоприятных условий для деятельности в них иностранных компаний и монополий, на удержание развивающихся государств в орбите внешней политики империализма.

    Экономическая дипломатия империализма рассматривает программы «помощи» в качестве важного компонента стратегии так называемого «партнерства», которая была провозглашена в качестве «нового курса» в отношении развивающихся стран.

    Своего рода полигоном для апробации новых методов экономической дипломатии США явилась Латинская Америка, в отношении которой Вашингтон провозгласил «новый курс партнерства» в связи с победой революции на Кубе. Поэтому подготовку и осуществление программы «партнерства в развитии» (применительно к Латинской Америке она проводилась под вывеской «Союза ради прогресса») целесообразно рассмотреть более конкретно.

    Вскоре после победы революции на Кубе в Вашингтоне стало ясно, что это — «революция всерьез», что Куба не намерена возвращаться к роли марионетки США. Тогда американская дипломатия начала усиленно подбрасывать другим латиноамериканским странам тезис насчет «марксистской угрозы» со стороны Кубы и пыталась использовать против Кубы ОАГ и другие панамериканские механизмы.

    Одновременно в Вашингтоне решено было разработать «новый» внешнеэкономический курс в отношении Латинской Америки, чтобы продемонстрировать «заботу» США о своих южных соседях. Однако последовавшие инициативы США в области экономических отношений с Латинской Америкой были вызваны вовсе не заботой об экономическом и социальном прогрессе континента, а страхом перед притягательной силой кубинской революции.

    В сентябре 1960 года в Боготе (Колумбия) было проведено совещание экономических представителей латиноамериканских стран, на котором американская делегация изложила свою программу экономического и социального развития в Латинской Америке, предложив другим участникам совещания подписать документ, который стал именоваться «актом Боготы». Делегация Кубы отказалась подписать этот акт, справедливо рассматривая его как попытку империализма США отделаться косметическими мерами, сохраняя в неприкосновенности систему неоколониальной эксплуатации и ограбления латиноамериканских стран американскими монополиями.

    Один из бывших американских послов в нескольких латиноамериканских странах — У. Болак признает, что «Союз ради прогресса», так же как и предшествовавший ему «акт Боготы», рассматривался в Вашингтоне прежде всего как «противоядие кастроизму». «Коммунизм и угроза коммунизма, — писал он, — представляли собой постоянный побуждающий мотив для наших усилий по оказанию помощи Латинской Америке, так же как и другим районам мира, и наше правительство, не колеблясь, использовало жупел коммунистической угрозы для оправдания программ помощи, когда такого рода оправдание могло быть полезным»23.

    Действия США в отношении самой Кубы выразились в том, что они установили экономическую и торговую блокаду острова Свободы, прекратили все поставки товаров на Кубу и закупки у нее сахара. В данном случае империалисты США не скрывали своих замыслов: их цель сводилась к тому, чтобы экономически обескровить и задушить кубинскую революцию. Но если в свое время провалились империалистические планы экономического удушения молодой Советской Республики, то тем более были обречены на провал замыслы империалистов в отношении Кубы, на помощь которой пришли Советский Союз, все страны социалистического содружества.

    После подписания «акта Боготы» новый президент США Д. Кеннеди поручил группе своих советников разработать политику «партнерства» между США и Латинской Америкой. Позже эта терминология «партнерства» стала широко использоваться экономической дипломатией империализма, для того чтобы создать впечатление, будто западные страны и впрямь стремятся к пересмотру своих взаимоотношений с развивающимся миром на равноправной и взаимовыгодной основе.

    В декабре 1960 года президенту США был представлен документ под названием «Союз ради прогресса — программа межамериканского партнерства». Авторы признавали, что на США в большой степени лежит вина за то, что латиноамериканские страны не могут достичь прогресса в своем развитии. Значительное внимание они уделили методам американской дипломатии в Латинской Америке, предлагая в этой связи коренным образом пересмотреть состав американских посольств и консульств в странах Латинской Америки и сделать больший упор на привлечении молодежи, которая бы лучше понимала чаяния латиноамериканских стран. Документ говорил и о необходимости определенных социальных реформ в этих странах, с тем чтобы избежать революционных взрывов и подражания кубинскому примеру.

    Исходные мотивы «Союза ради прогресса» сводились к тому, чтобы сдержать революционное брожение в Латинской Америке, ослабить усиливающееся недовольство неоколониалистской политикой США, убедить латиноамериканские страны в общности интересов стран Западного полушария, включая и США.

    «Союз ради прогресса» был рассчитан на 10 лет и предусматривал ускорение темпов экономического роста латиноамериканских стран; повышение доходов и уровня жизни нуждающихся; достижение экономической диверсификации; увеличение уровня сельскохозяйственной продуктивности; расширение строительства дешевого жилья; поддержание стабильных внутренних цен без инфляции; предотвращение чрезмерных колебаний цен на экспортируемое сырье.

    Итоги деятельности «Союза ради прогресса» оказались обескураживающими. В 1970 году, когда истекал срок его программ, администратор УМР вынужден был признать, что проблемы и трудности, существовавшие в Латинской Америке, остаются и что для удовлетворения нужд латиноамериканских стран темп роста их ВНП на душу населения должен составлять по меньшей мере 3,5—4% в год, а не 2,5%, как было предусмотрено в программе «Союз ради прогресса».

    «,,Союз ради прогресса”, — пишет английский исследователь Г. Коннелл-Смит, — полностью дискредитировал себя». Латиноамериканцы, по его словам, на практике убедились, что «не может быть глубоких экономических и социальных перемен в Латинской Америке, пока регион остается столь зависимым от Соединенных Штатов» 24.

    Так бесславно закончился эксперимент «партнерства» США с Латинской Америкой.

    *

    * *

    Экономическая дипломатия развивающихся стран придает важное значение поступлению внешних ресурсов для финансирования развития. При этом она ведет настойчивую борьбу за радикальное увеличение масштабов такого финансирования и обеспечение его льготных условий.

    По настоянию развивающихся стран Генеральная Ассамблея ООН и ЮНКТАД неоднократно устанавливали задачу довести приток средств в развивающиеся страны до 1 % ВНП стран-доноров, причем государственное финансовое содействие должно составлять не менее 0,7% ВНП. Последнее условие имеет глубокий смысл. Дело в том, что представители империалистических государств, когда сообщают о своей «помощи» развивающимся странам, неизменно включают сюда и частные капиталовложения своих компаний в этих странах, что, конечно, совершенно неправомерно, ибо цель частных инвесторов — извлечение максимальных прибылей, а вовсе не предоставление средств развивающимся странам на льготных условиях. Более того, они стремятся представить иностранный капитал в качестве решающего компонента внешнего финансирования. И это не случайно. Дело в том, что за последние годы официальная «помощь» (государственные займы и кредиты) многих промышленно развитых капиталистических стран в реальном выражении продолжала сокращаться.

    Согласно данным ОЭСР, «помощь» стран, входящих в Комитет содействия развитию (КСР)25 ОЭСР, возросла с 1977 года на 1,1 млрд. долл., составив в 1978 году 14,8 млрд. долл. Однако если учесть высокий уровень инфляции и изменения валютных курсов, то окажется, что в реальном выражении «помощь» сократилась. Если выразить объем предоставленной «помощи» в процентах от ВНП, то получится, что произошло сокращение с 0,33% ВНП в 1976 году до 0,31% в 1977 году, хотя сами условия предоставления «помощи» стали несколько мягче26. За период 1975—1977 годов наибольшее сокращение «помощи» (в % ВНП) наблюдалось у США (с 0,26 до 0,22) и ФРГ (с 0,4 до 0,27), а у Японии — «стагнация» на уровне 0,21%. За 30 лет — с 1947 по 1977 год — чистая официальная «помощь» США сократилась с 3% ВНП до менее 74%. По размерам «помощи» США занимают те перь 13-е место среди 17 стран — членов КСР. Уместно отметить, что оказываемая США «помощь» развивающимся странам составляет менее 5% расходов США на вооружение27.

    В последние годы в связи с дальнейшим изменением соотношения сил в мире в пользу социализма, значительными изменениями в развивающихся странах происходит определенная переориентация программ империалистической «помощи» как по целевому назначению, так и по методам осуществления. Все больший акцент делается теперь на предоставление средств по линии международных организаций, создаваемых и контролируемых развитыми капиталистическими странами. «Такая «помощь»,— отмечает Е. М. Примаков, — внешне еще менее ассоциируется с империализмом, однако фактически служит тем же целям, что и «помощь» развитых капиталистических государств на двусторонней основе»28.

    Возрастает в программах «помощи» удельный вес проектов социального значения (здравоохранение, образование, жилье). В самое последнее время все шире рекламируется необходимость удовлетворения «основных нужд» беднейших слоев населения в развивающихся странах. Тем самым создается материальное обеспечение концепции «основных нужд», которую экономическая дипломатия империализма усиленно продвигает в качестве основы международной стратегии развития на 80-е годы.

    Однако от этого цели и смысл империалистической «помощи» не меняются. Вышеупоминавшийся У. Болак пишет, что «иностранная помощь — это в большей степени политическое, нежели экономическое явление...», что «помощь» — это «инструмент дипломатии». Наконец, дается завершающая и наиболее откровенная оценка: «Помощь включает многие черты колониализма»29.

    «Помощь» империалистических государств развивающимся странам это не только средство государственной поддержки внешнеэкономической экспансии монополий, но и важный инструмент внешней политики в целом. Используя его, империализм ставит своей целью получение военных баз, расширение продаж вооружения, осуществление репрессивных мер в отношении прогрессивных партий и сил, ориентацию стран-получателей на внешнюю политику государств, предоставляющих «помощь», поддержку позиций этих государств в ООН и других международных организациях.

    В последние годы ведущие империалистические державы все чаще практикуют обсуждение и координацию своей политики в отношении развивающихся стран, в том числе и в области предоставления «помощи». Такие вопросы рассматриваются на различных уровнях вплоть до самого высокого (встречи «в верхах» руководителей ведущих стран империализма). Эти страны разрабатывают и осуществляют акции и мероприятия «коллективного неоколониализма». Некоторые из них и будут рассмотрены дальше.

    4. Коллективный неоколониализм в действии («Общий рынок» и развивающиеся страны)

    Типичный пример деятельности коллективной экономической дипломатии империализма, направленной на сохранение зависимого положения развивающихся стран в меняющихся условиях послевоенного времени, представляет собой ассоциация 56 стран Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (так называемой группы стран АКТ) с девятью странами западноевропейского «Общего рынка».

    Сама идея такого рода ассоциации (в первую очередь стран Европы и Африки) вызревала у западноевропейских политиков и дипломатов еще до второй мировой войны, однако ее практическая реализация началась лишь в связи с созданием «Общего рынка».

    Первая ассоциация ряда африканских колоний с «Общим рынком» просуществовала с 1958 по 1962 год. К концу 1962 года большинство африканских членов ассоциации стали независимыми. В 1963 году была заключена конвенция в Яунде (на период с 1964 до 1969 г.) об ассоциации 18 африканских государств с «Общим рынком». В 1969 году была подписана вторая Яундская конвенция, которая действовала до конца января 1975 года.

    При разработке проектов ассоциации расчеты французской дипломатии строились на том, что большинство этих стран в силу бывших колониальных отношений, финансовой и экономической зависимости, языковой общности и других факторов будут связаны преимущественно с Францией и французскими монополиями. Остальные члены «Общего рынка» не имели столь обширных и тесных связей с Африкой, а Англия в то время не являлась членом «Общего рынка» и не могла выступать в качестве конкурента и соперника Франции.

    С другой стороны, субсидии, которые были обещаны африканским странам, должны были предоставляться за счет всех стран — членов ЕЭС, и, таким образом, неоколониализм Франции в известной степени финансировался ее партнерами по «Общему рынку». Большинство ассоциированных африканских стран составляли бывшие французские колонии, а также две бельгийские (Конго и Руанда) и итальянская (Сомали). Другие члены «Общего рынка» не имели значительных интересов в этих африканских территориях до достижения ими независимости. Отсюда и различная степень заинтересованности как в самой ассоциации, так и в формах ее осуществления.

    Экономическая дипломатия Франции и Бельгии выступала в пользу преференциального торгового режима для членов ассоциации, а также помощи им. Позиция ФРГ и Голландии заметно отличалась. ФРГ, например, выступила против сохранения преференциальных тарифов потому, главным образом, что она ими не пользовалась. Дипломатия ФРГ противодействовала также сохранению системы субсидий и стабилизации цен, установленных еще во времена колониальной администрации Франции и Бельгии.

    Италия также возражала против преференциальной тарифной системы в силу своих торговых связей с Южной Америкой и торговых потребностей менее развитых собственных районов на юге страны.

    Что касается США, то они хотя и не входили в состав ЕЭС, однако с самого начала заявили, что преференциальный режим ассоциации противоречит положениям ГАТТ и их собственным национальным интересам. Такую же позицию в то время (до вступления в ЕЭС) занимала и Англия.

    Тем не менее на первой стадии для ассоциированных стран были установлены преференции для ввоза их товаров в страны ЕЭС на льготных условиях, однако одновременно размеры ввоза ограничивались. Вместе с тем— и это очень важно — преференции устанавливались на взаимной основе, то есть в ответ на предоставление льготного режима в странах «Общего рынка» африканские государства должны были еще больше облегчить условия ввоза товаров из ЕЭС. Фактически это означало закрепление преимуществ для экономически более развитой и сильной стороны.

    Верно, что на ряд тропических продуктов (кофе, чай, какао, древесина, ананасы, пульпа кокосового ореха и некоторые другие) импортные тарифы со стороны ЕЭС были практически сняты. Но в свою очередь от ассоциированных африканских стран потребовали создания общего льготного тарифа и устранения любых количественных ограничений в отношении товаров из «Общего рынка».

    Условия ассоциации практически запрещали африканским странам сохранение или создание таможенного союза между ними и любой третьей страной. Тем самым сфера влияния «Общего рынка» на африканских «партнеров» ограждалась от возможных посягательств других капиталистических стран достаточно надежным образом. Финансовое господство западноевропейских стран в ассоциированных территориях обеспечивалось через посредство Европейского фонда развития (ЕФР) и Европейского инвестиционного банка (ЕИБ).

    Первые конвенции об ассоциации предусматривали постепенное снижение таможенных тарифов в странах-участницах. Практически этот процесс шел параллельно со снижением тарифов в торговле между самими странами ЕЭС, и к концу 1969 года ассоциированные страны оказались «разоруженными» в таможенном отношении в их торговле с «Общим рынком». С этого времени товары «шестерки» стали ввозиться в ассоциированные страны практически беспошлинно. Кроме того, были отменены количественные ограничения на ввоз этих товаров, что имело для монополий «Общего рынка» еще большее значение, ибо таможенная защита ассоциированных стран преодолевалась ими без особых затруднений.

    Под влиянием ФРГ и Голландии уже на первой Яундской конференции были отменены системы двусторонних преференций, которыми пользовалась в первую очередь Франция, и принято решение об унификации таможенного режима в рамках ассоциации.

    В результате произошло уравнивание условий для экспансии западноевропейских монополий в ассоциированных странах, которые оказались практически в полной зависимости от торговли с ЕЭС. У большинства из них на обмен с «Общим рынком» приходится около 80% товарооборота.

    Другой важный аспект ассоциации заключался в том, что, привязывая ассоциированные страны к «Общему рынку», она в то же время резко ограничивала их возможности развивать экономические связи с другими, в том числе и африканскими, государствами.

    Нигерийский экономист М. Данмоле пишет, что Яундскую конвенцию «следует рассматривать главным образом как политический механизм воздействия на ход экономического развития в Африке и увековечения колониальной специализации XIX века, навязанной африканским территориям»30. Создание ассоциации означало, что на смену колониализму отдельных западноевропейских стран пришел коллективный неоколониализм империалистических государств «Общего рынка».

    Одной из целей ЕЭС было расширение зоны охвата развивающихся стран соглашениями об ассоциации. В 1963 году ЕЭС опубликовало декларацию о намерениях, приглашая другие африканские страны провести переговоры об ассоциации. Результатом этого явилась Арушская конвенция, в соответствии с которой участниками ассоциации с ЕЭС стали Танзания, Кения и Уганда.

    После вступления Англии в «Общий рынок» была разработана и в 1975 году подписана Ломейская конвенция, объединившая 46 стран АКТ в рамках новой ассоциации с ЕЭС.

    Попытки Англии закрепить в рамках ассоциации с ЕЭС свои особые отношения со странами Британского содружества материализовались не полностью. Развивающиеся страны Содружества были разделены на тех, которые могут быть ассоциированы, и тех, которые не подходят для этого. В результате членами ассоциации стали в основном бывшие африканские колонии Англии, а азиатские страны Содружества, такие как Индия, Шри Ланка, Пакистан, Бангладеш, а также Сянган (Гонконг), должны были довольствоваться торговыми соглашениями с ЕЭС ограниченного характера, которые и были заключены в период 1974—1976 годов.

    Тем не менее включение в ассоциацию стран Британского содружества резко увеличило охват развивающихся стран интеграционной системой ЕЭС: если участниками Яундских конвенций были 18 стран Тропической Африки с населением 60—80 млн., то людской потенциал 46 стран АКТ составлял уже 270 млн.

    В обмен на торговые уступки экономическая дипломатия стран «Общего рынка» требовала от ассоциированных развивающихся стран создания благоприятного инвестиционного и общего политического «климата», что позволило монополиям ЕЭС в 60-х годах значительно укрепить свои позиции в их экономике. Одновременно развернулась острая конкурентная борьба этих монополий за преобладающее участие в разработках крупнейших месторождений полезных ископаемых африканских стран (урана, фосфоритов, руд черных н цветных металлов и др.).

    В целом можно сказать, что выгоды ассоциированных стран от первых конвенций об ассоциации были относительно невелики и не шли ни в какое сравнение с теми дополнительными возможностями неоколониалистской эксплуатации этих стран, которые получили монополии «Общего рынка». Наиболее остро отрицательные последствия ассоциации испытывают на себе наименее развитые ее члены. Тем самым отсталость ассоциированных стран и неравномерность их развития не только не сокращались, но увековечивались.

    Поэтому в 70-х годах развивающиеся страны — участницы ассоциации с «Общим рынком», их экономическая дипломатия повели настойчивую борьбу за пересмотр условий второй Яундской конвенции. Подписание Ломейской конвенции явилось результатом и определенным успехом в этой борьбе за преодоление неравноправного характера отношений в рамках ассоциации с ЕЭС.

    Ломейская конвенция вступила в силу 1 апреля 1976 г. сроком на пять лет. Система «особых отношений» ЕЭС — АКТ существенно отличается от действовавшей ранее в рамках прежней ассоциации. Ломейская конвенция предусматривает, например, ликвидацию пошлин и количественных ограничений на ввоз промышленных товаров из стран АКТ и на 96% —сельскохозяйственных товаров. Встречные преференции в пользу членов «Общего рынка» полностью отменены; расширено экономическое и техническое содействие странам АКТ по линии ЕФР.

    «В целом, — отмечают X. Фундулис и Е. Попов, авторы работы, специально посвященной ассоциации развивающихся стран с ЕЭС, — анализ окончательного текста Ломейской конвенции позволяет заключить, что практически по всем линиям страны АКТ сумели добиться для себя уступок от ЕЭС; подавляющее большинство их требований в той или иной форме было удовлетворено»31. Дополнительных уступок эти страны сумели добиться главным образом потому, что выступали единым фронтом и вели упорные переговоры в течение ряда лет, буквально вырывая эти уступки у своих западноевропейских партнеров. Немалое значение в этом плане имеет и последовательная поддержка экономической дипломатией стран социализма справедливых требований развивающихся стран относительно изменения их зависимого и неравноправного положения в мировой капиталистической системе хозяйства, общее ослабление позиций империализма в противоборстве с социализмом в мировом масштабе. Свою поддержку развивающимся странам социалистические государства оказывают как в ООН и других международных форумах, так и наглядным примером, строя свои отношения с освободившимися странами на принципиально иной основе — на основе равноправия, взаимной выгоды и невмешательства в их внутренние дела.

    /

    1


    Разумеется, при анализе новых условий ассоциации нельзя игнорировать отрицательных сторон Ломейской конвенции, продолжающегося неравноправия отношений АКТ —ЕЭС.

    Анализируя последствия ассоциации развивающихся стран с ЕЭС, X. Фундулис и Е. Попов отмечают: «Процесс «европеизации» бывших колоний Африки постепенно унифицировал условия евро-африканской торговли и условия проникновения монополистического капитала членов ЕЭС в ассоциированные страны. Под влиянием западноевропейской интеграции очертания бывших империй Англии и Франции все больше размывались. Хотя эксметрополии всячески пытались сохранить свое влияние в бывших колониальных владениях, механизм этого влияния (их «особых» двусторонних отношений) постепенно подрывался в рамках ассоциации. В результате менялись формы неоколониалистской политики западноевропейского империализма, усиливалась роль его многосторонних органов и решений. В то же время развитие ассоциированных с сообществом государств испытывало давление не только коллективной политики неоколониализма ЕЭС, но и присущих этой политике острых межимпериалистических противоречий»32.

    В начале 1980 года истекает срок действия Ломейской конвенции, и осенью 1978 года начались переговоры о заключении новой конвенции ЕЭС — АКТ. Уже вскоре после их начала выявилось значительное расхождение позиций участников.

    Развивающиеся страны добиваются в ходе переговоров дальнейшего устранения или ослабления тех аспектов деятельности механизма ассоциации, которые обрекают их на положение зависимых и подчиненных «партнеров». Существующую конвенцию страны АКТ рассматривают как соглашение о сотрудничестве с ограниченными целями. Вместо этого они хотят иметь конвенцию, положения которой были бы в значительной мере и по существу исправлены в пользу развивающихся стран. Они рассматривают новую конвенцию и как шаг на пути к установлению ИМЭП.

    В области торговых отношений страны АКТ требуют улучшения условий доступа их товаров на рынки стран ЕЭС, поскольку положения Ломейской конвенции серьезно затрудняют для них эту возможность. Действующая конвенция содержит также защитные оговорки, позволяющие странам «Общего рынка» вводить протекционистские меры, которые могут тяжело отразиться на положении стран АКТ.

    Страны АКТ настаивают на беспрепятственном доступе в «Общий рынок» всех своих товаров, в том числе и сельскохозяйственных, подпадающих под общую сельскохозяйственную политику ЕЭС, без квот, без таможенных пошлин, без внутренних налогов и всех нетарифных ограничений.

    Одно из главных требований стран АКТ — изменение условий и рамок промышленного сотрудничества с ЕЭС. Действующая конвенция, по существу, сдерживает создание собственной промышленности в ассоциированных странах. Сейчас речь идет среди прочего об обеспечении передачи эффективной технологии этим странам, содействии в переработке сырья, с тем чтобы эти страны не были обречены на экспорт сырьевых товаров, соответствующей подготовке кадров и т. п. «Общий рынок» полагает, что действующих положений о подготовке кадров вполне достаточно.

    Экономическая дипломатия развивающихся стран принимает самое непосредственное участие в проведении переговоров. В Брюсселе создан специальный комитет послов стран АКТ, который занят разработкой и согласованием позиций стран — членов ассоциации и осуществлением переговоров в периоды между сессиями министров иностранных дел стран ЕЭС и АКТ.

    Страны АКТ настаивают и на значительном улучшении системы стабилизации их экспортных поступлений в рамках ассоциации.

    Особенно серьезные расхождения обнаружились в вопросах финансового и технического сотрудничества ЕЭС — АКТ. Ассоциированные страны подчеркивают, что неутихающая инфляция в/ странах ЕЭС, рост цен на промышленные товары и на нефть, снижение их экспортных поступлений — все это в значительной мере обесценивает помощь, получаемую ими от ЕЭС, и они настаивают, чтобы эти факторы принимались в расчет при определении размеров фонда развития. Развивающиеся страны АКТ настаивают на своем большем и более эффективном участии в администрации фонда и осуществлении его программ. Они ставят вопрос и о пересмотре целей н методов деятельности ЕИБ, с тем чтобы она в большей степени отвечала реальным потребностям стран АКТ33.

    В свою очередь дипломатия стран ЕЭС добивается расширения и детализации положений новой конвенции относительно поощрения капиталовложений компаний сообщества в ассоциированных странах. В то же время представители «Общего рынка» отвергли предложение стран АКТ о списании (частичном или полном) долгов наименее развитых стран из их числа.

    В своем заявлении относительно внешней политики сообщества в 1979 году председатель комиссии ЕЭС Рой Дженкинс специально подчеркнул, что комиссия будет настойчиво продолжать свою деятельность по поощрению и защите капиталовложений из стран ЕЭС в развивающихся странах и что практическая материализация такого подхода должна найти отражение в будущих соглашениях со странами АКТ и АСЕАН34.

    31 октября 1979 г. в Ломе (Того) была подписана новая конвенция об ассоциации 57 стран АКТ с «Общим рынком», которая должна вступить в силу в марте 1980 года и будет действовать в течение пяти лет. Разработка конвенции потребовала более года напряженных переговоров и представляет собой компромисс, сочетающий выгоды и уступки обеих сторон. Теперь свободный доступ на рынок ЕЭС получают 99,5% экспортируемых товаров стран АКТ. Остающиеся 0,5% состоят из сельскохозяйственных товаров, которые «Общий рынок» не хочет допустить, ссылаясь на положения общей сельскохозяйственной политики.

    ЕЭС теперь не требует взаимности в отношении импорта из стран сообщества, однако подчеркивается, что ко всем странам «девятки» должен применяться режим наибольшего благоприятствования.

    Один из новых элементов конвенции — распространение системы компенсации (в целях ликвидации колебаний экспортных поступлений) на страны, экспортирующие полезные ископаемые. Ранее эта система («стабекс») охватывала лишь сельскохозяйственные товары, экспортируемые из стран АКТ. В этих целях ассоциированным странам будут предоставляться однопроцентные займы на 40 лет.

    В новой конвенции больший упор делается на промышленное сотрудничество; расширяются полномочия ЕИБ по финансированию промышленности в странах АКТ. С другой стороны, по настоянию «девятки» в конвенцию включены положения, обеспечивающие большую защиту капиталовложениям из стран ЕЭС и гарантирующие одинаковый режим в отношении всех вкладчиков «Общего рынка». Эти положения преследуют цель дальнейшего расширения потока иностранного частного капитала в ассоциированные страны.

    Наряду с механизмом торговых взаимоотношений действенным инструментом коллективного неоколониализма стран ЕЭС в отношении ассоциированных развивающихся государств является Европейский фонд развития, поэтому на характеристике его деятельности стоит хотя бы вкратце остановиться. Каждая конвенция об ассоциации сопровождалась пятилетним соглашением относительно средств на многостороннюю помощь через ЕФР. Эта помощь предоставляется главным образом в форме субсидий, однако постепенно возрастает доля займов в его общем объеме. Если из первого фонда все средства выдавались безвозмездно, то во втором —15% составляли займы, а в третьем — их удельный вес достиг 19%. Основные вкладчики в ЕФР — это Франция, ФРГ и Англия.

    Учрежденный в соответствии с Ломейской конвенцией четвертый фонд для финансовой помощи ЕЭС странам АКТ предусматривает выделение на пятилетний период 4 млрд. долл., из которых 3540 млн. долл. составляют средства ЕФР и 460 млн. долл. — займы ЕИБ. Эти средства в 3,7 раза превосходят средства по третьему пятилетнему фонду, однако нужно учитывать, что само число ассоциированных стран возросло с 18 до 46. В 60-х годах средства фонда покрывали лишь около 5% текущих капиталовложений ассоциированных государств Африки, причем основная часть помощи доставалась наиболее развитым ассоциированным странам. Если сделать пересчет средств действующего фонда с учетом населения ассоциированных стран, то на одного жителя придется всего по 2 долл. в год. В то же время первые два года действия Ломейской конвенции показали, что 70% предоставленной помощи возвращаются в страны «Общего рынка» в форме перевода капитала или платежей за услуги35.

    Основные средства ЕФР затрачиваются на развитие в ассоциированных странах сельского хозяйства, транспорта, связи и социальной инфраструктуры (образование, здравоохранение, подготовка кадров и др.). На промышленное развитие средств почти не выделяется (0,7% по первому фонду, 3,5 — по второму и 5%—по третьему)36.

    Деятельность ЕФР отнюдь не конкурирует с двусторонними программами «помощи» стран — членов ЕЭС. Напротив, многосторонняя «помощь» призвана дополнять двусторонние программы. В общем объеме средств, поступающих в страны АКТ из государств ЕЭС в порядке «помощи», двусторонняя «помощь» является преобладающей. Нередко проекты финансируются совместно — за счет средств ЕФР, двусторонних программ и частных источников.

    Согласно данным самого ЕЭС, более 1/и всей помощи сообщества развивающимся странам, не входящим в ассоциацию, предоставляется совместно с двусторонними программами стран — членов «Общего рынка» и международными организациями37.

    Помимо ЕФР займы ассоциированным странам предоставляет Европейский инвестиционный банк. За период с 1975 по 1978 год объем операций банка более чем удвоился и составил в 1978 году 2188 млн. расчетных единиц, что на 40% больше, чем в 1977 году. Примерно

    этой суммы была предоставлена странам АКТ, остальные займы получили Португалия, Греция, Турция, Югославия и Ливан38.

    В соответствии со второй ломейской конвенцией совместные ресурсы ЕФР и ЕИБ на предстоящее пятилетие определены в 5,6 млрд. расчетных единиц (7,5 млрд. долл.) вместо 10 млрд. расчетных единиц, как на этом настаивали ассоциированные страны.

    Если говорить о «помощи» ЕЭС неассоциированным странам, то следует отметить, что ее размеры не идут ни в какое сравнение с размерами финансового содействия членам ассоциации. Однако объем такой помощи довольно быстро возрастает: 1976 год — 20 млн. расчетных единиц; 1977 — 45 млн.; 1978 год — 70 млн. и на 1979 год было запланировано 110 млн. расчетных единиц. Финансируемые проекты концентрируются в сфере расширения производства продовольственных товаров и модернизации условий жизни сельского населения в странах-получателях. Географически эта помощь распределяется следующим образом: 74% приходится на страны Азии, 20% —на Латинскую Америку и остальное — на Африку (Ангола и Мозамбик) 39.

    В условиях резкого обострения эиерго-сырьевого кризиса в'капиталистическом мире экономическая дипломатия «девятки» проявила инициативу в налаживании так называемого евро-арабского диалога, целью которого является достижение договоренности с арабскими нефтедобывающими странами, как говорится, «напрямую» (а не в рамках более широких форумов) относительно поставок нефти в страны «Общего рынка». Примечательной особенностью этой формы экономической дипломатии ЕЭС является то, что в данном случае применяется сочетание общего подхода всей «девятки» с усилиями отдельных государств-членов обеспечить себя поставками нефти на будущее. В рамках евро-арабского диалога состоялся ряд встреч в Каире, Риме, Абу-Даби и других городах. Образованы рабочие группы по различным проблемам сотрудничества «девятки» с арабскими странами.

    По сути дела, дипломатия «девятки» направлена в данном случае на разобщение стран — производителей нефти, выделение из их числа арабских государств и заключение с ними сепаратных соглашений, а также на привязывание этих стран к «Общему рынку» через систему соглашений о торговле и сотрудничестве.

    Лидеры сообщества поставили вопрос о создании под эгидой ЕЭС «афро-арабо-европейского союза». Особенно настойчиво эту идею продвигает французская дипломатия. Использование арабскими странами в своей антиимпериалистической политике «нефтяного оружия» и ухудшение общей ситуации с обеспеченностью энергоресурсами вынудили сообщество пойти на ряд дополнительных экономических и торговых уступок этим странам. В 1976 году странам Магриба, например, были предоставлены значительные льготы, приближающиеся к условиям для стран АКТ.

    Возрастающее внимание ЕЭС уделяет Юго-Восточной Азии, и в частности странам АСЕАН (Малайзия, Индонезия, Филиппины, Таиланд и Сингапур), насчитывающим 230 млн. человек. И это не случайно. В странах

    Юго-Восточной Азии сосредоточены 2/3 мировых запасов олова, 4/б запасов каучука, большие ресурсы ценной древесины и масел. «Общий рынок» рассматривает АСЕАН прежде всего как важный источник получения сырья для своей промышленности: в 1975 году, например, «Общий рынок» поглотил 12% всего экспорта стран АСЕАН40.

    Продолжает оставаться важным источником импорта для ЕЭС Латинская Америка (в 1974 г., например, импорт ЕЭС из Латинской Америки превосходил импорт из стран, ассоциированных с ЕЭС). С некоторыми странами Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Мексика, Уругвай) «Общий рынок» имеет торговые соглашения; более ограниченные соглашения (по отдельным товарам) ЕЭС имеет с Андской группой и ЦАОР. Действия «Общего рынка» в Латинской Америке вызывают беспокойство США, расценивающих их как стремление вторгнуться в «чужую сферу влияния».

    В 1976 году преференциальное торговое соглашение с «Общим рынком» подписал Китай, что делает его прямым конкурентом развивающихся стран — членов АКТ на рынках готовых изделий ЕЭС.

    Помимо проведения жестко скоординированной неоколониалистской политики в отношении развивающихся стран ведущие империалистические участники ЕЭС стремятся к разработке и осуществлению общей дипломатии всех членов сообщества и по ключевым международным экономическим вопросам. Логическим завершением этого процесса становится то, что во многих международных организациях члены «Общего рынка» сами не выступают, за них выступает представитель ЕЭС. Налицо, таким образом, передача части # суверенитета стран-членов (в том числе в сфере дипломатии и внешней политики) сообществу. Поэтому сейчас появляется все больше оснований говорить об экономической дипломатии самого сообщества, подменяющего дипломатию отдельных стран-членов.

    Коллективный неоколониализм империализма не ограничивается, конечно, рамками «Общего рынка». Когда руководители главных империалистических держав съезжаются на свои «встречи в верхах» для обсуждения положения в мировой капиталистической экономике, то помимо проблем неутихающей инфляции, безработицы и нарастающих социальных волнений в своих странах лидеры капитализма обсуждают и координируют совместную политику в отношении развивающихся стран.

    Такая же координация этой политики регулярно осуществляется и в рамках ОЭСР, куда практически входят все развитые капиталистические страны.

    Главным организатором коллективных неоколониалистских действий империализма в отношении развивающихся стран выступают США.

    Ради сохранения своих позиций в развивающихся странах империализм, как отмечалось, не останавливается и перед применением вооруженной силы, то есть перед рецидивом карательных мер прежнего, «классического» колониализма.

    США после своего поражения во Вьетнаме иногда не рискуют сами осуществлять вооруженное вмешательство в широких масштабах, предпочитая предоставлять эту «грязную работу» другим. Так, непосредственное военное вмешательство в Заире осуществлялось партнерами США по НАТО — Францией и Бельгией.

    Пытаясь удержать природные богатства Африки в руках ТНК, добиваясь, по существу, реколонизации континента методами неоколониализма, империалисты сталкивают одни африканские страны с другими на Африканском Роге, в Северо-Западной Африке, на границах Чада, Ливии и в других ее районах.

    Таким образом, современные неоколонизаторы используют весь арсенал средств для создания на месте бывших колониальных империй новой системы зависимости и угнетения. В осуществлении этой политики экономическая дипломатия империализма играет самую активную роль. Поэтому разоблачение истинных целей и намерений империалистов в отношении освободившихся государств составляет одну из важных задач представителей социалистических и развивающихся государств в организациях системы ООН и других международных форумах, где осуществляются противостояние и борьба двух мировых социально-экономических систем, сил прогресса и национального освобождения и сил реакции и экономического принуждения.

    Глава IV

    ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ КАК СФЕРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИПЛОМАТИИ

    В послевоенный период заметно возросла роль государств в сфере международного экономического общения. НТР, создание и совершенствование международных коммуникаций, колоссальный рост научно-технических обменов, числа всякого рода договоров и соглашений в экономической и научно-технической областях— все это вызвало и усиление многостороннего сотрудничества государств в рамках международных организаций и учреждений, значительно выросло и само число этих организаций.

    Одновременно это означало и усиление роли многосторонней экономической дипломатии, осуществляемой в рамках и через посредство этих организаций, и что государства мира — различных социально-экономических систем и уровней развития — во все большей степени сообща обсуждали и искали решений общих проблем, разрабатывали рекомендации, основанные на учете взаимных интересов.

    Конечно, наличие в мире двух различных общественных систем, двух противоположных идеологий означает, что деятельность международных организаций складывается и протекает в постоянной острой борьбе сил социализма, хмира и прогресса с силами империализма и неоколониализма, с реакционными режимами из числа не только капиталистических, но и развивающихся стран.

    Международное Совещание коммунистических и рабочих партий констатировало в 1969 году, что «человечество вступило в последнюю треть нашего столетия в обстановке обострения исторического противоборства сил прогресса и реакции, социализма и империализма.

    Ареной этого противоборства является весь мир, все основные области общественной жизни — экономика, политика, идеология, культура»1.

    Это положение, разумеется, полностью применимо и к деятельности международных организаций. В ряду этих организаций особое место занимает Организация Объединенных Наций как наиболее универсальная (и по кругу проблем, которыми она занимается, и по числу участвующих государств) и авторитетная организация.

    Устав ООН, подготовленный и принятый с участием Советского Союза, определил прогрессивные основополагающие принципы деятельности ООН, что явилось результатом коренных изменений в мировой обстановке в результате разгрома фашизма и роста авторитета и влияния Советского Союза, сил социализма в целом.

    Центральной и наиболее важной задачей ООН было и остается обеспечение международного мира и безопасности. Собственно, ради этого ООН и была создана 35 лет назад. Советский Союз считает, что обсуждение ключевых политических проблем, в первую очередь проблемы разоружения, поиски путей ликвидации очагов военных конфликтов и углубления процесса разрядки напряженности в современном мире должны быть постоянно в центре внимания Организации.

    Вместе с тем сложные процессы развития мировой экономики, развал колониальной системы империализма и выход на мировую арену большого числа молодых национальных государств, перед которыми остро встали вопросы преодоления их экономической отсталости, проблемы налаживания и расширения взаимовыгодного сотрудничества между странами с различным общественным строем, — все это определило усиление внимания ООН к экономической проблематике.

    Конечно, рассмотрение в ООН и других международных организациях экономических и научно-технических проблем нельзя отрывать от актуальных политических проблем, как это стремится делать дипломатия империализма, ратующая за «деполитизацию» социально-экономической деятельности ООН. В самом деле, и проблемы развития мировой экономики, и преодоление отсталости развивающихся стран, и борьба с болезнями, и освоение Мирового океана, и многие другие вопросы будут решены тем скорее и успешнее, чем скорее прекратится расточительная гонка вооружений, навязываемая миру империализмом, чем прочнее будет мир, чем благоприятнее будет общий политический климат в мире. Разоружение является решающим условием предотвращения мировой ядерной войны. В то же время разоружение крайне необходимо и для решения острых социально-экономических проблем.

    Ослабление напряженности и ограничение вооружений открывают путь к уменьшению бремени военных расходов, структурным сдвигам в развитии экономики в пользу гражданских отраслей, к повышению уровня жизни населения. Использование части сэкономленных в результате разоружения средств на цели развития явилось бы реальным вкладом в расширение финансовых ресурсов для помощи развивающимся странам. Углубление и развитие процесса разрядки, неприменение военной силы как орудия внешней политики позволяют надежнее обеспечивать суверенитет и независимость народов, разрабатывать и осуществлять на более надежной основе долгосрочные программы взаимовыгодного сотрудничества. Таким образом, в разрядке международной напряженности, в разоружении кровно заинтересованы все народы мира. С другой стороны, развитие международного экономического сотрудничества государств создает благоприятные условия и для улучшения политических отношений между ними. Более того, по мере углубления процесса разрядки встает задача первостепенной важности — наполнить ее конкретным содержанием, создать, так сказать, материальную ткань разрядки.

    Как видно, международные политические и экономические. проблемы тесно переплетены и взаимосвязаны.

    из основных в ее работе. Достаточно сказать, что в 70-х годах каждые четыре из пяти долларов, расходовавшихся ежегодно но линии ООН и связанных с ней организаций (в 1977 г. такие расходы превысили 2,6 млрд. долл.), затрачивались на социально-экономическую деятельность.

    Ответственность за деятельность в экономической и социальной областях возлагается по Уставу ООН на Генеральную Ассамблею ООН и Экономический и Социальный Совет ООН, который подотчетен Генеральной Ассамблее ООН.

    В период сессий Генеральной Ассамблеи ООН наряду с пленарными заседаниями работает ряд комитетов, которые рассматривают вопросы в соответствии с их принадлежностью к той или иной сфере международного сотрудничества. Экономические и финансовые вопросы повестки дня Генеральной Ассамблеи рассматривает Второй (экономический) комитет, а вопросы социального развития — Третий комитет. Резолюции по отдельным вопросам повестки дня Генеральной Ассамблеи после их обсуждения и принятия в комитетах передаются на утверждение пленума Генеральной Ассамблеи ООН. В работе Генеральной Ассамблеи принимают участие все государства — члены ООН. Генеральная Ассамблея является высшим органом ООН; она рассматривает и утверждает рекомендации и доклады ЭКОСОС и других органов ООН.

    ЭКОСОС состоит из 54 членов, избираемых Генеральной Ассамблеей. Хотя постоянного членства в нем не предусмотрено, великие державы, как правило, постоянно переизбираются в состав ЭКОСОС, что отражает их роль и значение в мировой экономике.

    Устав ООН уполномочивает ЭКОСОС предпринимать исследования и составлять доклады по международным вопросам в области экономической, социальной, культуры, образования, здравоохранения и т. д. и делать по этим вопросам рекомендации Генеральной Ассамблее и государствам — членам ООН. ЭКОСОС отвечает также за общую координацию экономической и социальной деятельности в рамках системы ООН. Его решения принимаются большинством голосов.

    Для осуществления своих функций ЭКОСОС создал в соответствии со ст. 68 Устава ООН целый ряд вспомогательных органов.

    Среди них функциональные комиссии по статистике,

    /

    вопросам народонаселения, социального развития, правам человека, положению женщин, наркотикам; постоянные комитеты по неправительственным организациям, естественным ресурсам, обзору и оценке, планированию развития и др. Есть специальный комитет по программе и координации, а в 1974 году была создана постоянная комиссия по транснациональным корпорациям.

    Для налаживания и осуществления международного экономического сотрудничества в отдельных районах мира решениями ЭКОСОС были созданы региональные экономические комиссии:    Европейская    экономическая

    комиссия ООН (1947 г.), Экономическая комиссия ООН для Азии и Дальнего Востока (ЭКАДВ — 1947 г.)—с 1974 года Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана; Экономическая комиссия ООН для Латинской Америки (ЭКЛА—1948 г.); Экономическая комиссия ООН для Африки (ЭКА— 1958 г.) и Экономическая комиссия для Западной Азии (ЭКЗА — 1973 г., образована на базе Экономического и социального бюро ООН в Бейруте).

    Делегаты развивающихся стран неоднократно подчеркивали необходимость усиления роли региональных экономических комиссий. И в этом есть необходимость, особенно в связи с реализацией планов международной стратегии развития ООН и мерами по установлению НМЭП. Социалистические страны поддерживают такой подход развивающихся государств и выступают за превращение комиссий в деятельные органы регионального экономического сотрудничества.

    США и другие империалистические державы с самого начала противились созданию экономических комиссий. Международному сотрудничеству в рамках комиссий они противопоставляли деятельность организаций и группировок, созданных под их нажимом и зависящих от них.

    В этой связи американский профессор У. Шарп напоминает о «тенденции ведущих западных государств игнорировать ООН в угоду двусторонним или специальным многосторонним соглашениям своего собственного творчества (например, ОЭСР)»3.

    Помимо органов самой ООН существует также большая группа межправительственных организаций, именуемых специализированными'учреждениями ООН. Формально эти учреждения не являются частями аппарата ООН, однако связаны с ней через систему соглашений, заключенных между ними и ЭКОСОС. Специализированные учреждения имеют свои уставы и бюджеты, свою специальную компетенцию, свой круг государств-членов и свое особое место пребывания. К числу специализированных учреждений ООН относятся (в порядке учреждения): Международный союз электросвязи (1865 г.), Всемирный почтовый союз (1875 г.), Международная организация труда (1919 г.), Продовольственная н сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (1945 г.), Международный валютный фонд (1945 г.), Международный банк реконструкции и развития (1945 г.), Организация Объединенных Нации по вопросам образования, науки и культуры (1946 г.), Международная организация гражданской авиации (1947 г.), Всемирная организация здравоохранения (1948 г.), Всемирная метеорологическая организация (1950 г.), Международная финансовая корпорация (1957 г.), Межправительственная консультативная организация по мореходству (1958 г.), Международная ассоциация развития (1960 г.), Всемирная организация интеллектуальной собственности (1974 г.) и Международный фонд сельскохозяйственного развития (1977 г.).

    Как видно из самого перечня специализированных учреждений, не все из них являются чисто экономическими организациями, хотя экономическая проблематика находит отражение в деятельности каждой из них. Некоторые специализированные учреждения (например, МСЭ, ВПС, МОТ) существовали задолго до образования ООН, другие (ВОЗ, ФАО, ЮНЕСКО) были созданы уже после ее учреждения. Особняком стоят международные валютно-финансовые учреждения: МВФ, МБРР, МФК и МАР, которые находятся под фактическим контролем западных держав, а их связь с ООН носит чисто формальный характер. Советский Союз в этих организациях не участвует.

    Наряду со специализированными учреждениями наметилась тенденция к созданию новых учреждений внутри самой ООН, которые, составляя часть ее структуры, могут пользоваться известной автономией. Переходным в этом смысле явилось создание Международного агентства по атомной энергии, которое, подобно специализированным учреждениям, связано с ООН особым соглашением, но в отличие от них докладывает о своей деятельности непосредственно Генеральной Ассамблее ООН.

    /

    Что же касается такой важной международной экономической организации, как Конференция ООН по торговле и развитию, то она является частью общего аппарата ООН, хотя имеет отдельный от центральных учреждений ООН секретариат и штаб-квартиру (в Женеве).

    Под эгидой Генеральной Ассамблеи ООН помимо упоминавшихся действуют и другие социально-экономические органы ООН: например, Программа развития ООН, Фонд капитального развития ООН (ФКР), Программа ООН по защите окружающей среды (ЮНЕП) и др. ФАО и ООН совместно осуществляют Мировую продовольственную программу. В рамках ООН действует также Учебный и научно-исследовательский институт ООН (ЮНИТАР), который призван готовить кадры дипломатов для развивающихся стран, а также проводить исследования по различным экономическим проблемам в интересах этой группы стран. Существует также Университет ООН и целый ряд программ профессиональной подготовки.

    С деятельностью в экономической и социальной областях связано большое число международных неправительственных организаций, которые имеют при ЭКОСОС так называемый консультативный статус, присылают своих наблюдателей на сессии совета и могут, по его ре-' шению, выступать с заявлениями по интересующим их вопросам.

    Важную роль в осуществлении многосторонней экономической дипломатии играет Секретариат ООН, и прежде всего его подразделения по экономическим и социальным вопросам. Секретариат ООН в Ныо-Иорке насчитывает около 6 тыс. человек. Во всех других точках земного шара, где имеются подразделения секретариата, находится еще около 19 тыс. сотрудников ООН.

    Секретариат ООН готовит многочисленные исследования и доклады, проекты резолюций, рекомендации, обслуживает различные сессии и совещания органов ООН, обеспечивает повседневную деятельность Организации и т. д. Понятно, что от того, в чьих руках находится руководство теми или иными подразделениями секретариата, зависит в большой мере и содержание подготовляемых там документов, рекомендаций и проектов резолюций.

    Статья 101 Устава ООН определяет, что «при приеме на службу и определении условий службы следует руководствоваться главным образом необходимостью обеспечить высокий уровень работоспособности, компетентности и добросовестности. Должное внимание следует уделять важности подбора персонала на возможно более широкой географической основе». История ООН дает много примеров того, как эти положения ее устава обходились или грубо нарушались в угоду интересам западных держав, и прежде всего США, что привело к засилью американцев и их союзников * во многих звеньях Секретариата ООН.

    В соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН, принятым в декабре 1974 года, Генеральный секретарь ООН назначил небольшую группу экспертов, которая должна была подготовить доклад по проблемам реорганизации социально-экономических подразделений Секретариата ООН. Этот доклад под названием «Новая структура Объединенных Наций для глобального экономического сотрудничества» появился в мае 1975 года.

    В докладе предлагалось усилить роль Генеральной Ассамблеи и ЭКОСОС в разработке и осуществлении международной стратегии развития. Вместо созыва всемирных конференций по специфическим проблемам предлагалось проводить тематические специальные сессии Генеральной Ассамблеи ООН. ЭКОСОС поручалось % готовить такие сессии, с тем чтобы они приводили к конкретным действиям. Предлагалось также сократить число комиссий и комитетов ЭКОСОС и систематизировать его деятельность.

    *• Одновременно усиливалась и роль Секретариата ООН в разработке политики развития и осуществлении принимаемых решений путем, в частности, учреждения поста Генерального директора. ООН по вопросам развития и международного экономического сотрудничества. Этот доклад послужил основой для дискуссий в специальном комитете по вопросам реорганизации, созданном решением VII специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1975 г.).

    Генеральная Ассамблея в декабре 1977 года утвердила рекомендации специального комитета, разработка которых потребовала более двух лет. На протяжении всей этой работы экономическая дипломатия США и других западных стран добивалась «деполитизации» социально-экономической деятельности ООН, то есть фактического исключения из этой сферы таких важнейших проблем современности, как первоочередная необходи*

    мость укреплений международного мира и безопасности, разрядка напряженности, связь разоружения с развитием, анализ деятельности ТНК и их содействия колониальным режимам и др. США настаивали и на создании консультативных групп по отдельным вопросам, но встретили решительный отпор со стороны «группы 77», которая справедливо усматривала в этом стремление ослабить ее возможности в случае решения вопросов путем голосования.

    Тем не менее перестройка началась. Создан пост Генерального директора ООН по вопросам развития и международного экономического сотрудничества, на который назначен Дадзи, представитель Ганы и бывший председатель специального комитета по реорганизации. Этот пост по значению является вторым после поста Генерального секретаря ООН и должен заниматься представителем развивающейся страны, если Генеральный секретарь ООН — гражданин промышленно развитого государства. Создан так называемый Комитет полного состава, который призван концентрировать усилия на обсуждении наиболее актуальных экономических проблем. Происходит реорганизация Секретариата ООН* в Нью-Йорке, ведающего социальнотэкономическими вопросами.

    Будущее покажет, насколько структурная реформа отвечает новым задачам ускорения экономического развития и налаживания взаимовыгодного сотрудничества между всеми государствами.

    Кроме организаций системы ООН существуют и другие международные правительственные и неправительственные экономические организации и учреждения, через посредство которых осуществляется многосторонняя экономическая дипломатия тех или иных групп стран.

    2. Основные направления экономической деятельности ООН

    На протяжении существования ООН направления, актуальность и широта охвата обсуждавшейся ее органами экономической проблематики менялись в зависимости от соотношения сил в ООН, линии поведения отдельных групп стран, активности и настойчивости их эко: номической дипломатии.

    Ведущие империалистические державы стремятся использовать экономическую деятельность международных организаций прежде всего в целях противостояния мировому социализму и борьбы против притягательной силы его идей; пропаганды концепций частного предпринимательства и навязывания молодым государствам капиталистических методов развития; содействия осуществлению целей и задач собственной внешней и внешнеэкономической политики; обеспечения интересов «своих» монополий и фирм путем соответствующей ориентации проектов и программ по линии международных организаций. В первые послевоенные годы империалистическим державам при содействии их союзников и при помощи голосов зависимых от них стран удавалось блокировать или срывать обсуждение наиболее актуальных проблем сотрудничества государств с различным социальным строем в экономической сфере.

    Что касается социалистических стран, то они с первых же лет существования ООН настойчиво выдвигали и отстаивали вопросы беспрепятственного развития взаимовыгодных экономических связей, ликвидации всякого рода дискриминации и препятствий в мировой торговле, ликвидации колониализма и его экономических последствий, прекращения эксплуатации стран Азии, Африки и Латинской Америки международным капиталом, ограничения вывоза прибылей из этих стран, создания в них собственной национальной промышленности, подготовки кадров специалистов, проведения других социально-экономических преобразований.

    Поскольку в настоящей работе не представляется возможным проанализировать все экономические проблемы, которыми занимались или занимаются организации системы ООН, следует остановиться лишь на тех, которые имели наибольшее значение как для формирования программ и направлений деятельности этих организаций, так и для большинства государств, принимающих участие в их работе.

    Уже в первые послевоенные годы перед молодыми государствами встал вопрос, каким путем осуществлять свое развитие: продолжать ли идти путем аграрно-монокультурного развития, сохраняя зависимость от бывших метрополий и других промышленно развитых капиталистических государств, или попытаться вырваться из этого порочного круга, встав на путь создания собственной промышленности и обеспечения суверенитета над своими ресурсами и экономической деятельностью. Все эти вопросы стали предметом политически напряженных дебатов в ООН, ибо они неизбежно подводили к проблеме разработки стратегии развития освободившихся государств на длительную перспективу.

    В течение многих лет представители социалистических стран вели в ООН острую полемику с делегатами западных держав, отстаивая право развивающихся государств на создание собственной национальной промышленности, в том числе отраслей, производящих средства производства.

    Несмотря на сопротивление экономической дипломатии империалистических держав, развивающиеся страны при активной поддержке со стороны социалистических государств все настойчивее ставили вопрос о том, чтобы ООН уделяла больше внимания ускорению промышленного развития развивающихся стран.

    В 1960 году был создан постоянный Комитет по промышленному развитию, а XX сессия Генеральной Ассамблеи в декабре 1965 года приняла решение о создании Организации Объединенных Наций по вопросам промышленного развития. За годы своего существования ЮНИДО накопила полезный опыт в изучении проблем индустриализации развивающихся стран и содействии им в решении этих проблем. Определенные усилия достигнуты этой организацией и в области исследовательской деятельности, организации семинаров, симпозиумов и совещаний; постепенно расширяется и оперативная деятельность ЮНИДО, направленная на оказание технической помощи развивающимся странам в области индустриализации.

    В 1976 году под эгидой ЮНИДО осуществлялось более 1800 проектов промышленного развития в более чем 100 странах. На период 1980—1981 годов предполагается расширение объема технической помощи ЮНИДО развивающимся странам до 176 млн. долл., что представляет собой увеличение на 50% по сравнению с периодом 1978—1979 годов.

    На ЮНИДО возложена роль координатора деятельности всех организаций системы ООН в области промышленного развития.

    В 1971 году первая Генеральная конференция ЮНИДО провела обзор программ организации и сформулировала рекомендации относительно будущего развития основных направлений ее деятельности.

    Вторая Генеральная конференция ЮНИДО (март 1975 г.) приняла декларацию и план действий, направленные на ускорение индустриализации развивающихся стран и содействие установлению ИМЭП. Основные элементы этих решений предусматривают формулирование долгосрочных планов и стратегии промышленного развития; поощрение индустриализации, основанной на потенциальных возможностях каждой страны; равномерное распределение выгод индустриализации среди населения; интенсивное использование сырья и рабочей силы; удовлетворение потребностей внутренних рынков. Стратегия промышленного развития выдвигает в качестве основной задачи обеспечение к 2000 году такого уровня индустриализации развивающихся стран, чтобы их доля в мировом промышленном производстве возросла с 7 до 25%.

    Конференция предложила также осуществить преобразование ЮНИДО в специализированное учреждение и учредить фонд промышленного развития. Обе рекомендации были одобрены Генеральной Ассамблеей ООН, которая создала межправительственный комитет для разработки устава нового специализированного учреждения. В апреле 1979 года конференция полномочных представителей государств — членов ЮНИДО одобрила консенсусом устав и заключительный акт, „ после ратификации которых необходимым числом государств ЮНИДО станет 16-м специализированным учреждением ООН.

    Устав ЮНИДО предусматривает, что ее главная задача — поощрение промышленного развития развивающихся стран для содействия установлению НМЭП. С этой целью ЮНИДО будет помогать развивающимся странам в развитии, расширении и модернизации их промышленности; создании и функционировании отраслей промышленности, включая отрасли, связанные с сельским хозяйством; и основные отрасли первичной обработки сырья; установлении контактов и проведении переговоров с промышленно развитыми странами; развитии специальных мер для поощрения сотрудничества с этими странами, а также между самими развивающимися государствами.

    И развивающиеся и социалистические страньт считают, что оперативная и иная деятельность ЮНИДО должна быть расширена, особенно в связи с разработкой международной стратегии развития на 80-е годы и борьбой развивающихся стран за установление НМЭП. Достижение этой цели возможно лишь в упорной борь* бе против экономической дипломатии империализма, которая противится усилению самостоятельной роли ЮНИДО.

    Важнейшее значение для обеспечения независимого развития молодых государств имеет проблема неотъемлемого и постоянного суверенитета развивающихся стран над своими природными богатствами.

    Колониальные и другие капиталистические державы, их монополии расхищали природные ресурсы колоний, навязывали им неравноправные, кабальные договоры о концессиях и военных базах на их территориях. Многие развивающиеся страны получили в наследство такие договоры и концессионные соглашения, которые отдавали значительную часть их природных богатств на откуп иностранному капиталу.

    Не случайно поэтому, что вопрос об обеспечении неотъемлемого суверенитета народов над их природными богатствами ставился и обсуждался в ООН неоднократно. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюции, подтверждающие право государств свободно распоряжаться принадлежащими им естественными богатствами и ресурсами.

    Подход Советского Союза и других социалистических стран к этой проблеме'основывается на безоговорочном праве народов владеть и распоряжаться своими природными богатствами, отстаивает право национализации, отвергает вмешательство внешних сил во внутренние дела народов.

    Напротив, представители США, Англии и других западных держав сосредоточили свои усилия на том, чтобы переместить акценты в решениях ООН с обеспечения суверенитета развивающихся стран на обеспечение прав и привилегий иностранного частного капитала в этих странах. Особенно упорно они возражают против права народов на национализацию иностранной собственности, настаивают на обязательной выплате «соответствующей компенсации» в случае изъятия иностранной частной собственности, а в случае разногласий по вопросу о выплате компенсации стремятся навязать странам в обязательном порядке международный арбитраж, возражая против того, чтобы подобные разногласия регулировались в соответствии с законодательством страны, где находится иностранная частная собственность.

    Вопрос о постоянном суверенитете над природными богатствами продолжает оставаться предметом острой и напряженной дипломатической борьбы, за которой сто* ят национальные интересы государств и стремление международных монополий сохранить для себя возможности удерживать в своих руках и расхищать природные богатства развивающихся стран.

    Принцип неотъемлемого суверенитета народов над своими природными богатствами нашел дополнительное подтверждение в таких важных международных документах, как Хартия экономических прав и обязанностей государств, Декларация об установлении нового международного экономического порядка, решения сессий ЮНКТАД и конференций неприсоединившихся государств.

    Утверждению этого принципа в авторитетных международных документах и в международной практике в немалой степени способствовала дипломатия социалистических стран, принципиально и бескомпромиссно отстаивающая права народов на распоряжение своими природными богатствами.

    Несомненной заслугой экономической дипломатии со^ циализма является и выдвижение в повестку дня учреждений ООН проблемы планирования экономического развития. Теперь планирование как метод ускорения экономического развития стало общепризнанным и широко применяемым в странах Азии, Африки и Латинской Америки в первую очередь, конечно, под воздействием апробированного жизнью опыта планирования в Советском Союзе и других социалистических странах.

    В 60-х годах научно-исследовательская и экспертная работа в области планирования велась не только Секретариатом ООН, но и целым рядом специализированных учреждений (ФАО, МОТ, ЮНИДО, ЮНКТАД, ВОЗ и др.). В 1966 году при ЭКОСОС был создан Комитет по планированию развития, в котором представлены эксперты от социалистических, развивающихся и капиталистических стран. На своих сессиях комитет рассматривает проблемы осуществления планов развития в странах Азии, Африки и Латинской Америки, а также вопросы международной стратегии развития.

    Значительная работа по планированию развития ведется и в рамках региональных экономических комиссий, которые имеют соответствующие органы и подразделения в своих секретариатах. Неоднократно созывались конференции азиатских плановиков, создан Азиатский институт развития и планирования. В Латинской Америке с 1962 года действует Латиноамериканский институт экономического и социального планирования; в 1964 году был образован Африканский институт экономического развития и планирования.

    Вопросы ускорения экономического развития развивающихся стран связаны в первую очередь с проблемой изыскания средств для его финансирования, поэтому целесообразно хотя бы в самом общем виде охарактеризовать деятельность главных международных учреждений в валютно-финансовой области, в частности МБРР и МВФ.

    МБРР и МВФ были задуманы как организации, призванные служить интересам главных империалистических держав, прежде всего США и Англии, которые и разработали проект соглашений, заключенных еще в период второй мировой войны в Бреттон-Вудсе.

    В уставе МБРР записано, что цель банка заключается в том, чтобы содействовать частным иностранным капиталовложениям посредством гарантирования или участия в займах и в других инвестициях, предоставляемых частными инвесторами, и только «в том случае, если частные капиталовложения на разумных условиях недоступны, дополнять частное инвестирование...»4. Таким образом, МБРР был задуман и действует в качестве своего рода тарана, прокладывающего дорогу частному иностранному, главным образом американскому, капиталу, а также для охраны его от риска конфискации и национализации.

    Однако функции и задачи банка не ограничиваются чисто финансовыми. Правящие круги США, а позднее и других империалистических государств стали активно использовать его в качестве мощного инструмента экономической дипломатии для достижения совершенно определенных внешнеполитических целей.

    Там, где империализму требовалось подкрепить свои домогательства экономическими мерами воздействия, на сцену выступал МБРР. Это было тем более удобно, что международная вывеска данного учреждения могла ввести в заблуждение непосвященных, а заинтересованные лица получали возможность ссылаться на его «объективность». Политическими интересами империалистов были продиктованы отказ банка финансировать сооружение Асуанской плотины в Египте, его роль «посредника» в урегулировании финансовых аспектов национализации Суэцкого канала, отказ в займах правительству

    Альендб в Чили, правительству молодой Республики Ангола и многие другие акции. Тем самым банк перечеркнул те статьи своего устава, которые запрещают ему всякую политическую деятельность, а тем более вмешательство во внутренние дела стран-членов.

    На конец 1977 года подписной капитал банка превысил 31 млрд. долл., кроме того, еще 21,5 млрд. долл. он занял на международных рынках капитала. По состоянию на 30 июля 1977 г. банк выдал займов на 38 609 млн. долл.5

    Многие займы банк финансирует совместно с правительствами империалистических держав, что способствует укреплению их позиций в экономике развивающихся стран под маркой финансирования экономического развития.

    Было бы неверно недооценивать воздействие деятельности банка на экономику развивающихся стран. Фактически банк в качестве главного международно-финансового учреждения капитализма получил возможность через свои займы ориентировать развитие не только отдельных, но и групп стран в направлении, выгодном империалистическим монополиям, сдерживать или поощрять развитие тех или иных отраслей, затруднять или облегчать доступ стран к мировому рынку ссудного капитала. При этом необходимо учитывать, что банк получил и фактическое право диктовать, у каких стран и компаний надлежит закупать оборудование и технологию на предоставленные им займы. Таким образом вместе с банком в экономику развивающихся стран начали вторгаться иностранные монополии, которым это было бы труднее сделать без его поддержки.

    В 1955 году империалистические державы провели через МБРР решение о создании нового финансового учреждения, подконтрольного банку, — Международной финансовой корпорации. Практическая деятельность МФК сводится к кредитованию только частных компаний и помещению своего капитала совместно с частным капиталом в предприятия развивающихся стран. МФК оказалась полностью подчиненной МБРР, поскольку корпорация является его филиалом.

    В 1960 году появилось еще одно международное финансовое учреждение, подконтрольное МБРР, — так называемая Международная ассоциация развития. По своим целям она не отличалась от банка и его филиала — МФК, однако ее займы развевающимся странам стали предоставляться на менее обременительных условиях. Уставной капитал МАР был первоначально определен в размере 1 млрд. долл., но неоднократно пополнялся, составив на конец 1977 года 12,5 млрд. долл. Кредиты МАР предоставляются, как правило, сроком до 50 лет с выплатой 1% годовых (а точнее, комиссионных) платежей с суммы задолженности по займу. Общая сумма открытых МАР кредитов превысила в декабре 1977 года 11,6 млрд. долл.6 Как и в МБРР и МФК, СЕТА получили в МАР наибольшее число голосов, а следовательно, и решающее влияние. Это влияние подкрепляется тем, что администрация у МАР и МБРР — общая, а президент банка является по совместительству и президентом ассоциации.

    МБРР, МФК и МАР вместе образуют так называемую группу Мирового банка, а их деятельность контролируется и координируется в рамках общей стратегии экономической дипломатии империализма. Важной особенностью этой стратегии является постепенный перевод государственной «помощи» развитых капиталистических стран с двусторонней на многостороннюю основу. Причина заключается в том, что к двусторонней «помощи» Запада развивающиеся страны относятся с обоснованным подозрением, в то время как «международная вывеска» МБРР и его филиалов в известной мере камуфлирует интересы и расчеты империалистических держав, которые связаны с займами группы МБРР.

    В сентябре 1974 года был образован из числа развитых и развивающихся стран совместный комитет МВФ и МБРР по изучению вопроса о передаче реальных ресурсов развивающимся странам, который принял решение (июнь 1975 г.) о создании новой формы предоставления кредитов МБРР; ее стали именовать в печати «третьим окном». Суть новой формы в том, что процентная ставка по кредитам устанавливается на промежуточном уровне (4,5% в год) между ставкой по обычным кредитам, составляющей 8,5% в год, и низкопроцентными (1% в год) кредитами МАР. Остальные 4% субсидируются за счет средств МБРР. Срок кредитов 20—25 лет, однако претендовать на их получение могут лишь развивающиеся страны с годовым доходом на душу населения не свыше 300 долл.

    Но несмотря на определенное облегчение условий займов и кредитов развивающимся странам, и в первую очередь наименее развитым из них, внешняя задолженность этих стран продолжает быстро нарастать, превысив ныне 300 млрд. долл. В последние годы в роли основных кредиторов развивающихся стран все чаще стали выступать коммерческие (частные) банки капиталистических государств. В заявлении социалистических государств, распространенном на ЮНКТАД-V, по поводу оценки торгово-экономического положения в мире отмечается в этой связи, что «произошло опасное смещение в сторону наиболее обременительных форм финансирования, а сами новые кредиты нередко идут лишь на рефинансирование текущих платежей и потому не оставляют следов в реальном развитии. То обстоятельство, что иностранный частный капитал снова стал играть доминирующую роль в общем притоке средств извне, представляет собой серьезную опасность для молодых государств, провозгласивших курс на экономическую самостоятельность на национальной и коллективной основе. Это существенный качественный сдвиг, чреватый серьезными последствиями для будущего»7. Нахождение удовлетворительного для развивающихся стран решения проблемы их внешней задолженности составляет одну из Важнейших задач их экономической дипломатии в ходе борьбы за установление НМЭП.

    В тесном сотрудничестве с МБРР действует другое валютно-финансовое учреждение — Международный валютный фонд. МВФ основан на тех же принципах, что и банк, на такой же недемократичной системе управления и голосования, и его штаб-квартира также расположена в Вашингтоне. Основная задача фонда — обеспечивать через посредство валютного регулирования стабильность платежных балансов стран-членов и мировой валютной системы в целом. В качестве условия членства в фонде выдвигается участие в деятельности МБРР. Фонд тем самым используется как дополнительное средство воздействия на страны, которые являются объектом кредитной политики банка.

    Деятельность фонда основывалась до начала 70-х годов на бреттон-вудских соглашениях, составленных в интересах ведущих империалистических держав. Положение развивающихся стран — членов фонда оказалось с самого начала ущемленным, зависимым от валют главных капиталистических стран, в первую очередь от доллара. Вот почему развивающиеся страны уже в течение многих лет ставили вопрос о необходимости радикальной реформы мировой валютной системы, но встречали ре-

    /

    шительное противодействие экономической дипломатии империализма.

    Однако в 1971 году после отмены обмена доллара на золото, а затем его девальвации произошел фактический крах бреттон-вудской системы фиксированных паритетов валют и их привязки к доллару. Теперь уже интересы большинства стран, в том числе и развитых капиталистических, требовали реформы мировой валютной системы.

    Основной план этой реформы разрабатывался западными странами, однако развивающиеся страны выдвинули ряд своих условий: увеличение объема финансовой помощи развивающимся странам за счет средств МВФ; распространение системы компенсационного финансирования не только на страны, испытывающие платежные затруднения в связи с резким падением их экспортной выручки, но и на страны, платежные трудности которых связаны с ростом мировых цен на импортируемые ими товары; установление связи между эмиссией «специальных прав заимствования» (СДР) и помощью развитию; увеличение ресурсов МБРР и др.

    По мнению социалистических государств, задачам нормализации международного валютного положения в принципе отвечали бы повышение роли золота в международных ликвидных средствах, постепенная ликвидация и недопущение монопольного положения одной или нескольких национальных валют в международной валютной системе8.

    Социалистические страны, излагая свой подход к валютной реформе, подчеркивали, что при разработке далеко идущих эффективных решений по международным валютным проблемам необходимо обеспечить участие всех заинтересованных стран на равноправной основе, причем такие решения должны приниматься с учетом интересов всех заинтересованных государств.

    Тем не менее самые существенные вопросы реформы международного валютно-финансового механизма империалистические державы по-прежнему стремятся решать келейно, в узком кругу (группы 10, 20, 5 и др., встречи глав ряда империалистических держав и т. д.).

    В 1976 году на совещании в Кингстоне (Ямайка) развитые капиталистические страны предложили развивающимся .государствам «пакетное» решение по международным валютным вопросам, означавшее, что частичные уступки в пользу развивающихся стран были поставлены в зависимость от принятия требований, которые выдвигали развитые капиталистические государства.

    По мнению развивающихся стран, достигнутое на Ямайке соглашение не является ни адекватным, ни окончательным. Сейчас возникло временное состояние в международных валютных отношениях, которое характеризуется повышением роли рынка как в отношении курса валют, так и в отношении получения кредитов. Это состояние далее характеризуется тем, что уже не существует целостной международной валютной системы, ибо прежние «правила поведения» более не действуют, их отменила сама жизнь, а новые остались несогласованными и' неуточненными в ряде ключевых областей.

    Более того, через несколько лет после разработки проекта валютной реформы не наблюдается прогресса в ее фактическом осуществлении. Вместо фундаментальной перестройки международных валютных отношений ведущие империалистические державы пытаются использовать временные меры, которые практически направлены на то, чтобы воспрепятствовать действительной реформе или вновь отсрочить ее осуществление.

    Социалистические страны отмечали на ЮНКТАД-IV, что «разработанные в рамках МВФ предложения по изменению действующего валютного механизма в своей основе не обеспечивают нормализации валютных отношений, не создают условий для стабильного и необходимого доверия к такой международной валютной системе»9. На ЮНКТАД-V социалистические страны констатировали, что реформа международной валютной системы оказалась неэффективной10. В своем выступлении на этой сессии заместитель министра внешней торговли СССР А. Н. Манжуло отмечал, что «новые методы регулирования капиталистической валютной системы, такие как «демонетизация» золота, повышение роли «специальных прав заимствования», введение плавающих курсов, не обеспечивают устойчивости и надежности международного валютного механизма».

    Поправки к уставу МВФ сохраняют привилегированное положение в этой организации для небольшого числа капиталистических государств и обеспечивают фонду еще большие возможности контроля за экономикой развивающихся стран. Демократизация этого учреждения осталась неосуществленной. «Фонд превратился в своего рода мировой центральный' банк, — пишет бюллетень «Новости форума „третьего мира”», — с ; большими пол-;

    НОМОЧияМй 6 отйоШенйй стран «трётьего мира», прйчёМ часть этих полномочий означает покушение на их экономический суверенитет»11.

    Социалистические страны считают, что наиболее подходящим форумом , для изучения и принятия решений .по международным валютным проблемам является ЮНКТАД как наиболее универсальная международная торгово-экономическая организация, и выступают за усиление роли ЮНКТАД в этих вопросах.

    Иной подход продемонстрировали представители развитых капиталистических стран. На V сессии ЮНКТАД они отказались поддержать резолюцию относительно международной валютной реформы, которая, в частности, предусматривает расширение доступа развивающихся стран к ресурсам МВФ и облегчение условий предоставления средств фонда этим странам. Конференция предложила фонду ориентировать программы финансового содействия таким образом, чтобы они не противоречили целям национального развития и не нарушали его. Другая рекомендация ЮНКТАД предусматривает улучшение и либерализацию процедуры компенсационного финансирования через посредство фонда.

    Наконец, принятая резолюция предусматривает создание в рамках ЮНКТАД специальной межправительственной группы экспертов высокого уровня для изучения фундаментальных проблем международной валютной политики.

    США резко выступили против этой резолюции, заявляя, что ее не следовало ставить на голосование в связи с явным расхождением позиций разных групп стран. Такой подход американской дипломатии лишний раз свидетельствует о том, что империалистические державы всеми силами противятся демократизации международной валютной системы и институтов, которые призваны обеспечивать ее существование.

    Таким образом, основные проблемы перестройки международного валютного механизма в интересах всех заинтересованных стран еще ждут своего разрешения.

    Важное направление многосторонней экономической дипломатии представляют собой деятельность в сфере мировой торговли, переговоры, связанные с облегчением международного торгового обмена, снижением или устранением препятствий на его пути. Центральной орга: низацией в этсй области является Конференция ООН по торговле и развитию, созданная в 1964 году в результате совместных усилий социалистических и развивающихся стран. Кроме того, проблемы международной торговли обсуждаются в региональных экономических комиссиях ООН, на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и ряде других форумов. Многосторонние торговые переговоры ведутся также в рамках ГАТТ.

    За время, прошедшее после первой, Женевской сессии ЮНКТАД —ЮНКТАД-1 (1964 г.), состоялись еще четыре ее сессии, последняя из которых — ЮН КТАД-У была в мае 1979 года в Маниле (Филиппины).

    Развивающиеся страны рассматривают ЮНКТАД как главный орган ООН в экономической области, в наибольшей степени отвечающий их интересам.

    В программе, принятой на совещании в феврале 1979 года в Аруше (Танзания) на уровне министров «группой 77» незадолго до последней сессии ЮНКТАД, отмечается возрастающая роль ЮНКТАД «в качестве основного форума для оценки и рассмотрения мировых экономических изменений», а также «в качестве основного механизма Генеральной Ассамблеи в отношении проведения международных экономических переговоров по международной торговле и развитию, в частности в контексте переговоров по установлению нового международного экономического порядка»12. Поэтому развивающиеся страны стремятся к дальнейшему расширению обсуждаемой там проблематики, которая охватывает не только вопросы торговли, но и целый ряд валютно-финансовых проблем, проблем экономического развития, передачи технологии, деятельности ТНК, судоходства и многих других.

    ЮНКТАД приняла немало полезных и важных решений, направленных в первую очередь на обеспечение интересов развивающихся государств, а также способствующих утверждению принципов равноправия, недискри-минации и взаимной выгоды в международных экономических отношениях. Так, на I сессии ЮНКТАД по инициативе социалистических стран был принят свод принципов, определяющих международные торговые отношения и торговую политику, способствующие развитию. Основным документом для разработки таких принципов явился проект, представленный совместно делегациями Советского Союза, Польши и Чехословакии.

    Одним из наиболее, известных итогов II сессии ЮНКТАД (Дели, 1968 г.) в области торговли готовыми изделиями явилось решение о создании общей невзаимной (недискриминационной) системы преференций в пользу развивающихся стран. Следует заметить в этой связи, что Советский Союз и другие отдельные социалистические страны в соответствии с рекомендацией ЮНКТАД-I уже в 1965 году ввели режим беспошлинного ввоза для товаров, производимых и экспортируемых развивающимися странами, причем этим схемам преференций присущи и такие льготы, которых развивающиеся государства еще только добиваются от других стран.

    Принципиально важным явилось и решение делийской сессии по вопросу развития торговли Восток — Запад. Значение этого решения в том, что официально было признано, что ЮНКТАД может и должна заниматься проблемами такой торговли. Тем самым была признана также взаимосвязанность торговых потоков и положительное влияние торговли Восток — Запад на торговые отношения развивающихся стран. Об этом тем более важно напомнить, что за последние годы наметилась явная тенденция к вытеснению проблематики Восток — Запад из деятельности ЮНКТАД. К сожалению, эту тенденцию, активно поощряемую рядом западных стран, поддерживают и некоторые развивающиеся государства. Свидетельством этому явилась V сессия ЮНКТАД, в ходе которой не удалось согласовать общеприемлемый текст развернутого решения о торговле между странами с различными социально-экономическими системами.

    III сессия ЮНКТАД, проходившая в Чили в 1972 году, создала специальный комитет по преференциям для рассмотрения вопросов улучшения доступа промышленных товаров развивающихся государств на рынки развитых стран; целый ряд рекомендаций касался вопросов передачи технологии развивающимся странам; отдельная резолюция касалась вопросов торговли между странами с различными общественными системами, включая торговлю Восток — Запад.

    И все же, как отмечалось в докладе самой конференции, «результаты третьей сессии не оправдали надежд, которые возлагались на нее многими участвующими государствами»13. Причины этого заключались главным образом в политике империалистических стран, которые рассматривают ЮНКТАД как «инородное образование», не только не отвечающее, но противоречащее их интересам. Они не были готовы вести деловые дискуссии в ЮНКТАД, предпочитая решать торговые проблемы в ГАТТ, где их позиции остаются преобладающими.

    Экономйчёскай Дипломйтйя с6цйалйс7йчёскйХ гбсу-дарств действует по многим направлениям работы ЮНКТАД совместно с дипломатией развивающихся государств. Значительным результатом этих усилий в ходе ЮНКТАД-Ш явилась резолюция о разработке Хартии экономических прав и обязанностей государств (большинство западных стран воздержалось при ее голосовании).

    Основным вопросом ЮНКТАД-1У (Найроби, 1976 г.) фактически стала перестройка международной торговли сырьевыми товарами. Главным результатом этой сессии явилось принятие всеобъемлющего решения, которое одобряло концепцию интегрированной программы для сырьевых товаров. Развернутые предложения по интегрированной программе были представлены «группой 77» на основе решений, принятых на совещании министров иностранных дел группы в Маниле перед сессией ЮНКТАД-ГУ. Программа включает целый ряд взаимосвязанных элементов, в основе которых —регулирование рынков сырьевых товаров посредством международных товарных соглашений и механизма общего фонда для финансирования запасов сырьевых товаров.

    Социалистические страны содействовали на ЮНКТАД-ГУ принятию интегрированной программы для сырьевых товаров в качестве первой значительной попытки комплексного решения проблем, стоящих, в частности, перед развивающимися странами в международной торговле сырьевыми товарами.

    Социалистические страны (БССР, НРБ, ВНР, ГДР, МНР, ПНР, СССР, УССР и ЧССР) представили на сессии свой документ с изложением путей и методов нормализации развития мировых рынков сырьевых товаров. В качестве целей интегрированной программы социалистические страны сформулировали такие, как обеспечение условий взаимовыгодного и равноправного товарообмена для всех государств, участвующих в международной торговле; улучшение условий торговли развивающихся стран в области сырьевых товаров; разработка и использование мер, обеспечивающих установление контроля развивающихся стран над деятельностью иностранного капитала в соответствующих отраслях экономики, и устранение отрицательного влияния деятельности МНК; поддержание цен на сырьевые товары на уровнях, которые являются экономически обоснованными, выгодными и справедливыми для производи-тел ей и потребителей; предотвращение чрезмерных колебаний цен на сырьевые товары; диверсификация производства и расширение переработки сырьевых товаров и продовольственного сырья в развивающихся странах и некоторые другие.

    По мнению социалистических государств, «организационной основой интегрированной программы должна стать координируемая система международных стабилизационных товарных соглашений нового типа»14. Такие соглашения должны основываться на целях и принципах интегрированной программы, максимально охватывать рынки соответствующих товаров и обеспечивать необходимость участия в них всех основных стран — производителей и потребителей, экспортеров и импортеров соответствующих товаров или групп товаров на условиях равенства, недискриминации и взаимного уважения интересов всех стран.

    Одновременно подчеркивалось значение такого прогрессивного и эффективного инструмента повышения сбалансированности развития рынков, какими являются долгосрочные и среднесрочные двусторонние соглашения и контракты по продажам и покупкам сырьевых товаров.

    Основной идеей и целью интегрированного подхода является, по мнению социалистических стран, радикальная реформа как структуры мировых рынков сырья, так и сектора сырьевых товаров в экономике развивающихся стран15.

    Позиция западной дипломатии в отношении интегрированной программы была далеко не однозначной и не одинаковой. Даже страны «Общего рынка» не смогли прийти к общему мнению по этому важнейшему вопросу. Если представители Нидерландов, Австрии, Бельгии, Греции, Дании, Финляндии, Италии, Швеции, Швейцарии и некоторых других стран в целом поддержали предложение «группы 77» по интегрированной программе, то некоторые ведущие страны Запада, и в первую очередь США и ФРГ, пошли на принятие решения по этому вопросу лишь в самый последний момент, сделав при этом ряд существенных оговорок. Представители США, ФРГ, Англии и других стран выступили против «индексации цен», то есть установления определенного соотношения между ценами на сырье и ценами на промышленные товары, а также подтвердили свое отрицательное отношение к НМЭП.

    Негативный подход экономической дипломатии ймпе-риалистических держав к вопросу регулирования международных рынков сырья привел к тому, что намеченные на ЮНКТАДЛУ сроки завершения переговоров по отдельным сырьевым товарам (конец 1978 г.) пришлось отодвинуть. За период между IV и V сессиями ЮНКТАД, несмотря на проведение ряда подготовительных совещаний по 12 сырьевым товарам, включенным в интегрированную программу, но не охваченным международными соглашениями, удалось достичь стадии переговоров с целью заключения такого соглашения лишь по одному товару — каучуку. Всего товарная номенклатура интегрированной программы включает 18 сырьевых товаров, по которым должны быть проведены переговоры в рамках ЮНКТАД: бананы, бокситы, какао, кофе, медь, хлопок и хлопковая пряжа, жесткие волокна и изделия из них, железная руда, джут и изделия из него, марганец, мясо, фосфаты, каучук, сахар, чай, тропическая древесина, олово и растительные масла.

    Отсутствие заметного прогресса наблюдается на подготовительных совещаниях по большинству товаров, а по некоторым из них (бокситы, бананы) совещания вообще не были проведены.

    В ходе переговоров дипломатия западных стран использовала различные предлоги для их затягивания, стремясь завуалировать свое нежелание решать вопросы по существу массой технических подробностей, запрашиванием дополнительных исследований и т. д. Часто западные страны вообще уходили от вопроса, существует ли необходимость заключения международного соглашения по данному товару.

    По мнению социалистических стран, значительную часть ответственности за возникшие в ходе реализации интегрированной программы трудности несут ТНК, которые под разными предлогами препятствуют осуществлению предложений развивающихся стран и социалистических государств в области стабилизации рынков сырьевых товаров. «Социалистические страны исходят из того, — отмечается в их совместном документе по поводу реализации интегрированной программы, — что успешное разрешение проблемы нормализации мировых рынков сырьевых товаров в значительной степени зависит от того, насколько эффективно будет контролироваться деятельность ТНК и в какой мере будут поставлены пределы их проникновению в сырьевые отрасли хозяйства развивающихся стран».

    В результате прогресс переговоров по сырьевым товарам в рамках интегрированной программы оказался разочаровывающе медленным, и ЮНКТАД-У пришлось продлить еще на два года (до 1983 г.) срок их завершения. Характерно, что полное отсутствие прогресса в реализации интегрированной программы имело место в отношении наиболее монополизированных ТНК товаров.

    На медленном темпе процесса переговоров по сырьевым товарам сказались и значительные трудности, порой и «тупиковые ситуации» в переговорах об учреждении общего фонда. Понадобилось четыре раунда переговоров, проходивших с марта 1977 по март 1979 года, прежде чем было достигнуто соглашение по основным элементам фонда.

    Это соглашение предусматривает, что общий фонд будет финансировать как деятельность, связанную с запасами, так и другие меры в области товарной политики. Фонд будет предоставлять организациям по сырьевым товарам средства в виде займов за счет так называемого «первого окна». Прямые взносы государств — членов фонда в ресурсы «первого окна» должны составить 400 млн. долл., а подавляющая его часть должна формироваться за счет средств международных товарных соглашений и займов на международном рынке частного и государственного капитала.

    Фонд будет иметь также другой источник («второе окно») для финансирования мер в области сырьевых товаров, не связанных с созданием запасов. Средства «второго окна» составят, по оценкам, 350 млн. долл. за счет прямых, а также добровольных взносов государств— членов фонда.

    Всего же, по подсчетам секретариата ЮНКТАД, совокупная стоимость запасов, необходимых для сырьевых товаров, включенных в интегрированную программу, составит приблизительно б млрд. долл., из которых 2/з должны быть получены фондом посредством займов, а 7з — посредством прямых взносов в фонд правительствами стран-членов ,6.

    Как уже отмечалось, социалистические страны имеют собственное представление о наиболее эффективных методах регулирования и перестройки мировых рынков сырья, которое было подробно изложено на последних сессиях ЮНКТАД.

    В ходе переговоров по общему фонду представители группы Д (в нее входят представители социалистических: стран) прилагали значительные усилия для достижения согласованности по основным проблемам учреждения общего фонда, а также высказывали свое отношение к этим проблемам. В документе об основных параметрах общего фонда, появившемся в марте 1979 года, это мнение не было учтено надлежащим образом, поэтому социалистические страны сделали по нему ряд оговорок, которые касаются, в частности, предлагаемого распределения долей взносов и голосов по группам стран вместо общепризнанного принципа распределения по странам; несправедливого распределения бремени финансирования «первого окна»; финансирования за счет Общего фонда национальных запасов товаров, по которым нет международных товарных соглашений, и некоторых других положений о фонде. Вместе с тем группа Д в интересах достижения договоренности не возражала против принятия консенсусом документа об основных элементах Общего фонда.

    Западные страны согласились на принятие этого документа главным образом в связи с тем, что по мере приближения ЮНКТАД-У среди развивающихся стран нарастало недовольство политикой развитых капиталистических стран, которая фактически препятствует осуществлению принятых на ЮНКТАД-1У решений, а в конечном счете направлена на противодействие усилиям развивающихся стран по установлению НМЭП.

    ЮНКТАД-У приняла резолюцию, призывающую активизировать усилия по разработке окончательного соглашения об Общем фонде, с тем чтобы к концу 1979 года эта работа могла быть завершена, а также по поощрению заключения международных товарных соглашений. Социалистические страны по-прежнему являются сторонниками разработки и заключения международных товарных соглашений, видя в них основное средство стабилизации рынков сырьевых товаров.

    ЮНКТАД-У оказалась наиболее представительной из всех сессий конференции. На ней присутствовали представители 144 из 159 стран — членов ООН. Повестка дня сессии охватывала практически все основные международные торгово-экономические проблемы, в том числе такие, как торговля сырьевыми и промышленными товарами; двусторонние и многосторонние программы помощи; поступление частного капитала в развивающиеся страны и внешняя задолженность этих стран; передача технологии; судоходство; /проблемы наименее развитых из развйвакМЦиХсй стран, а Тайэйе сТраи островных и не имеющих выхода к морю; проблемы торговли между странами с различными социально-экономическими системами; экономическое сотрудничество между развивающимися странами, а также взаимосвязь проблем в области торговли, развития, валюты и др.

    Ввиду важности V манильской сессии ЮНКТАД ее итоги заслуживают более подробного рассмотрения.

    Секретариат ЮНКТАД выдвигал как приоритетную тему для ЮНКТАД-У проблему структурных изменений в международных экономических отношениях и во многих сферах мировой экономики. Эта тема, по существу, и превратилась в основную: она преобладала в повестке дня конференции; ее всемерно поддерживали развивающиеся страны, рассматривая в качестве одной из ключевых концепций НМЭП; активное участие в ее обсуждении приняли представители социалистических государств.

    Действительно, существующая система международного разделения труда и механизм. основанных на нем экономических связей далеко не отражают реальности современного мира. В рамках капиталистического хозяйства они стали тормозом экономической деколонизации, преградой на пути самостоятельного развития стран Азии, Африки и Латинской Америки. В отношениях между двумя мировыми социально-экономическими системами существующие механизмы экономических связей далеко не в полной мере учитывают интересы социалистических стран.

    На подходе к ЮНКТАД-У экономическая дипломатия развивающихся стран с целью выработки совместной позиции по вопросам повестки дня сессии подготовила документ под названием Арушской программы коллективного самообеспечения и рамок для переговоров-. Социалистические страны с пониманием относятся к концепции «коллективного самообеспечения» как в первую очередь к инструменту экономической деколонизации освободившихся стран.

    В Арушской программе подчеркивается, что трудности со структурными диспропорциями в развитых капиталистических странах в результате мирового экономического кризиса, развала бреттонвудской валютной системы, инфляции и растущей волны протекционизма во все большей степени перекладываются на развивающиеся страны.

    Таким образом, экономическая дипломатия развивающихся стран вновь выдвинула вопрос о перестройке существующего несправедливого разделения труда между ними и развитыми капиталистическими государствами и соответствующей системы международных экономических отношений.

    Ход дискуссии на манильской сессии ЮНКТАД показал, что позиции социалистических стран и развивающихся государств по вопросу структурных изменений весьма близки. Глава советской делегации А. Н. Ман-жуло отмечал в своем выступлении, что «Советский Союз в целом позитивно относится к идее структурных перемен. У нас есть в этой области и свой опыт, и свой подход»17. Перестройка унаследованной от царской России экономики осуществлялась с первых лет Советской власти, и ныне эта задача успешно решена в интересах равноправия и развития всех народов нашей страны. Советский Союз участвует в деятельности СЗВ, имеющей целью развитие социалистической экономической интеграции, в ходе которой производятся крупные структурные сдвиги в экономике мировой социалистической системы. Эти сдвиги, в числе прочего, обеспечивают выравнивание уровней развития стран — членов СЭВ, дальнейшее развитие социалистического международного разделения труда на базе ускоренной индустриализации ранее отсталых стран и районов.

    Накопленный социалистическими странами опыт показывает, что любая глубокая структурная перестройка возможна только при условии проведения соответствующих внутренних преобразований, при активной роли государства в экономике. «Иными словами, — отмечалось в выступлении главы советской делегации, — претворение в жизнь идеи «структурной перестройки» предполагает, в числе прочего, проведение демократических реформ в самих развивающихся странах, углубление и материализацию разрядки»18.

    Ясная и четкая позиция Советского Союза, других стран группы Д по этой важной проблеме оказала заметное влияние на ход ее обсуждения, на позицию многих развивающихся, стран, оказала сдерживающее влияние на тех, кто готов был пойти на уступки в этом важнейшем вопросе, искать компромиссов с представителями Запада.

    Иной подход продемонстрировали развитые капиталистические государства. Ведущие империалистические страны резко выступили против принятия мер, затрагивающих существующий международный экономический порядок и разделение труда в рамках мировой капиталистической системы. «Промышленно развитые страны,— писала в этой связи 5 июня 1979 г. «Интернэшнл геральд трибюн», — озабоченные собственными экономическими неурядицами, были вовсе не настроены соглашаться на структурные изменения, которых добивались развивающиеся страны в интересах установления нового международного экономического порядка, при котором богатство и экономическая мощь перемещались бы к бедным странам». Для них оказались неприемлемыми и меры по изменению правил и принципов, регулирующих международные торговые и валютные отношения, а также реформа механизма, обеспечивающего их функционирование. В результате переговоры по этому вопросу зашли в тупик; позиции развивающихся и развитых капиталистических стран оказались настолько различными, что сессия ЮНКТАД не смогла принять по нему никакой резолюции. «Мы не могли даже прийти к соглашению относительно характеристики нынешнего положения дел в мировой экономике»19, — признавал западногерманский министр экономики О. Ламбсдорфф.

    Представитель Алжира, выступая от имени «группы 77», выразил глубокое разочарование по этому поводу, подчеркнув,’ что развивающиеся страны придавали особое значение структурной перестройке как центральной теме всей сессии. По мнению группы, ряд развитых капиталистических стран в ходе сессии ужесточил свою позицию, поэтому стало невозможно вести плодотворный диалог. Алжирский делегат указал на то, что эти страны пытались применять тактику разобщения развивающихся государств, выдвигать новые проблемы, причем далеко не из конструктивных соображений20. Это заявление представителя «группы 77» прозвучало как суровое осуждение тактики и маневров экономической дипломатии империализма в ходе ЮНКТАД-У.

    И для заявления такого рода имелись весьма веские основания. Дело в том, что с самого начала сессии американская дипломатия при поддержке других западных стран стремилась внести раскол в «группу 77», противопоставить одни группы стран, в первую очередь страны ОПЕК, другим освободившимся государствам.

    В ходе сессии ЮНКТАД делегация США распространила специальный документ относительно, возможных потерь развивающихся стран от роста цен на нефть. Чтобы придать своим выкладкам большую драматичность, делались расчеты не только на основе существующих цен, но и на основе дополнительно повышенных ставок на нефть. Суммарный дефицит текущих счетов нефтеимпортирующих стран должен возрасти в 1979 году, согласно этим подсчетам, до 37—40 млрд. долл. по сравнению с 28 млрд. долл. в 1978 году. Одновременно, по американским оценкам, положительное сальдо по текущим операциям стран ОПЕК должно резко увеличиться в 1979 году по сравнению с предыдущим годом и составить примерно 29 млрд. долл.21

    Представители стран ОПЕК в своих выступлениях по поводу американского материала подчеркивали, что нынешние трудности на рынке жидкого топлива вызваны политикой создания запасов богатыми странами и чрезмерными прибылями шести главных нефтяных монополий 22.

    Конечно, развивающиеся страны — импортеры нефти испытывают весьма реальные и серьезные затруднения в результате повышения цен на нефть. Однако представление делегацией США своего материала было продиктовано отнюдь не заботой о развивающихся странах, тем более что практически вся система нефтепереработки и сбыта нефтепродуктов в этих странах находится в руках американских и других западных монополий, которые как раз и повинны в резком завышении цен на нефть на стадии переработки и распределения, получая на этом многомиллиардные прибыли. Цель, преследовавшаяся американской дипломатией, была иной и заключалась в том, чтобы подорвать единство «группы 77». Недаром целый ряд представителей развивающихся стран называли американский материал «провокационным»23. Явно по подсказке со стороны делегация Коста-Рики, к которой примкнули представители Бразилии, Аргентины, Филиппин и некоторые другие, выступила за то, чтобы обсуждать на сессии энергетические проблемы, в том числе цены на нефть. Западная дипломатия сразу же поддержала предложение Коста-Рики, чтобы еще больше подогреть возникшие разногласия в группе развивающихся стран. Когда же Коста-Рика перестала настаивать на этом вопросе, его подхватила делегация США, а западная группа разработала соответствующий проект резолюции. И все же «группа 77» нашла в себе силы, чтобы преодолеть этот кризис: она заявила, что развивающиеся страны не собираются обсуждать вопрбс о нефти на сессии ЮНКТАД, а предпочитают вернуться к нему позже и обсудить между собой в рамках другого форума. Западные державы продолжали попытки навязать этот вопрос как один из тех, которые должны быть решены сессией, однако необходимой поддержки не получили.

    Много времени и внимания участники сессии уделили вопросу о нарастании протекционизма в торговой политике развитых капиталистических стран. Характерно, что тенденция «нового протекционизма» совпала с проведением многосторонних торговых переговоров в рамках ГАТТ, которые призваны были обеспечить дальнейшую либерализацию мировой торговли.

    В последние годы развитые капиталистические страны усилили препоны и ограничения на пути промышленных товаров развивающихся стран, поступающих на их рынки. Так, в 1977 году развитые капиталистические государства импортировали из развивающихся стран промышленных товаров на сумму около 32 млрд. долл., а экспортировали в эти страны таких товаров на 125 млрд. долл.24

    Протекционизм западных стран затрагивает также интересы социалистических государств. Советская делегация отмечала в Маниле, что «новый протекционизм» стал инструментом торговой политики многих развитых капиталистических государств, который направлен против как развивающихся, так и социалистических стран. Следовательно, борьба с ним должна носить универсальный характер.

    Развитые капиталистические страны пытались утверждать, что некоторые их «защитные меры» носят временный и сугубо избирательный характер. Одновременно их дипломатия предпринимала усилия, с тем чтобы ослабить представленный проект резолюции по вопросу о протекционизме. В конечном счете они согласились на принятие компромиссного текста, поскольку развивающиеся страны пошли на существенные уступки, и многие его первоначальные положения (например, отрицательная оценка итогов «раунда Токио» или требования относительно поощрения странами Запада структурной политики) были значительно смягчены. Тем не менее основное направление резолюции, осуждающее протекционизм западных стран, остается. Сессия ЮНКТАД потребовала от них сокращения и ликвидации количественных ограничений и мер, имеющих аналогичные последствия.

    Важное значение с политической точки зрения имеет резолюция ЮНКТАД-У о помощи национально-освободительным движениям, которую от имени «группы 77» представила Куба. Социалистические страны активно поддержали предложенный проект. В резолюции отмечается, что народы Намибии, Палестины, Южной Африки и Зимбабве все еще живут в условиях колониального господства и иностранной оккупации, и содержится поручение генеральному секретарю ЮНКТАД начать соответствующие исследования, относящиеся к этим народам и странам. Западные делегации пытались не допустить принятия резолюции, ссылаясь на то, что ее содержание выходит за пределы компетенции ЮНКТАД, однако она была принята в результате объединения усилий развивающихся стран и социалистических стран. США, страны «Общего рынка», Канада, Израиль и некоторые другие голосовали против, противопоставив себя абсолютному большинству участников сессии.

    Значительные разногласия, а порой и прямо противоположные подходы дипломатии развивающихся и развитых капиталистических стран по ключевым проблемам, обсуждавшимся в Маниле, привели к тому, что напряженная обстановка неопределенности сохранялась до конца сессии, а решения принимались буквально в последние часы ее работы.

    Консенсусом, то есть без возражений, было принято несколько резолюций: по протекционизму, интегрированной программе для сырьевых товаров, технологической трансформации развивающихся стран, экономическому сотрудничеству между развивающимися странами, передаче ресурсов наименее развитым из развивающихся стран и некоторые другие. По другим вопросам резолюции принимались либо голосованием (вопреки возражениям большинства развитых капиталистических стран), либо вообще не ставились на голосование, а были переданы в Совет по торговле и развитию ЮНКТАД для дальнейшего рассмотрения.

    «Группа Б (к ней относятся промышленно развитые капиталистические страны. — И. О.), — констатировала 2 июня 1979 г. французская газета „Монд”, — никоим образом не готова к тому, чтобы принимать на себя твердые обязательства — финансовые или правовые — по отношению к „третьему миру”». /

    Наиболее жесткую и неуступчивую позицию в ходе сессии заняли делегации трех ведущих империалистических держав — США, ФРГ и Японии. США проводили откровенно негативную линию по большинству обсуждавшихся вопросов. Журнал «Эйшауик» писал 15 июня 1979 г., что западные страны прибыли в хМанилу хорошо подготовленными, а их подход был сформулирован в Вашингтоне за месяц до начала сессии ЮНКТАД.

    Нужно сказать, что настойчивые попытки западной дипломатии по разобщению развивающихся стран на ЮН КТАД-V приводили к дополнительным осложнениям в «группе 77». Если в Аруше развивающимся странам удалось разработать общую платформу по всем вопросам повестки дня ЮНКТАД-У, то в Маниле по ряду проблем вновь пришлось сглаживать противоречия в поисках «общего знаменателя». Иногда попытки примирить и устранить расхождения в «группе 77» занимали по многу дней. Вместе с тем наблюдалась и определенная «политизация» поведения группы. Более отчетливо стали звучать голоса стран с прогрессивными режимами, таких как Ангола, Афганистан, Мозамбик, Эфиопия и др. Влияние прогрессивного антиимпериалистического крыла в «группе 77» возросло. В немалой степени этому способствовало и то, что на манильской сессии социалистическая Куба была председателем «группы 77». Кстати, и сам термин «председатель группы 77» был использован в Маниле впервые. Результатом этого был не только дальнейший рост авторитета Кубы среди развивающихся стран, но и усиление антиимпериалистической направленности в действиях «группы 77» по ряду вопросов (структурная перестройка, деятельность ТНК, поступление ресурсов в развивающиеся страны, реформа международной валютной системы и др.). Куба внесла предложение, чтобы следующая сессия ЮНКТАД, которая должна собраться в 1983 году, проходила в Гаване.

    Вместе с тем было бы неправильно не видеть и активизации правой, реакционной прослойки в группе, примером чего явились, например, выступления Коста-Рики и ряда других стран по вопросу о ценах на нефть, проведение рядом латиноамериканских стран соглашательской линии. По многим конкретным вопросам разногласия между самими развивающимися странами прояви- 1 лись достаточно отчетливо и сохранялись до конца.

    Швейцарская газета «Журналь де Женев» писала 9 июня 1979 г., что «после общих прений внутри группы развивающихся с1гран обозначились расхождения, которые в течение длительного времени мешали им представить совместные проекты резолюций... Сессии ЮНКТАД становятся все более и более конкретными, и в этих условиях странам «группы 77» становится все труднее и труднее сохранять единство, учитывая их различные интересы».

    Экономическая дипломатия социалистических государств с самого начала сессии проводила активную, наступательную линию по всем обсуждавшимся в Маниле вопросам. Еще до начала сессии, в апреле 1979 года, одиннадцать социалистических государств (БССР, НРБ, ВНР, СРВ, ГДР, Куба, МНР, ПНР, СССР, УССР и ЧССР) распространили совместное заявление, касающееся оценки торгово-экономического положения в мире, вопросов политики и соответствующих мер, направленных на облегчение структурных изменений в мировой экономике. Это заявление сыграло важную роль при обсуждении данной проблемы в Маниле, продемонстрировало значительную степень близости в подходах социалистических и развивающихся государств. На самой сессии практически не было ни одного вопроса, по которому социалистические страны не выходили бы с совместными заявлениями, позиционными документами или проектами резолюций.

    Они прилагали усилия к выработке взаимоприемлемых решений в отношении всех пунктов повестки дня конференции. В рамках этого курса делегации социалистических стран выступали с рядом инициатив, касавшихся ограничения негативных последствий внедрения иностранного частного капитала в экономику развивающихся стран; протекционистских мер, осуществляемых в последние годы ведущими капиталистическими государствами; сотрудничества с наименее развитыми из развивающихся стран.

    Большое значение имело заявление социалистических стран по вопросу о ТНК, их выступления и разъяснения своекорыстной эксплуататорской деятельности ТНК, противоречащей интересам не только развивающихся стран, но всего человечества. Такая позиция социалистических стран способствовала усилению антиимпериалистической, антимонополистической направленности дискуссии по этой проблеме, придала политическое значение и обсуждению ряда других вопросов, где в той или иной мере затрагивалась деятельность ТНК.

    I

    В ходе конференции социалистические страны внесли конкретные предложения, направленные на дальнейшее расширение и углубление международного торгово-экономического сотрудничества. Эти предложения относились к таким областям, как реализация интегрированной программы для сырьевых товаров, скорейшая разработка «кодекса правил» в области передачи технологии, торговые отношения между странами с различными социально-экономическими системами, деятельность ТНК, ограничение негативных последствий деятельности иностранного частного капитала в развивающихся странах. Положения проекта резолюции социалистических стран нашли отражение в принятом сессией ЮНКТАД решении по вопросам судоходства.

    Следует отметить, что на сессии ЮНКТАД-У еще больше, чем прежде, со стороны многих развивающихся стран наблюдался утилитарный подход к ЮНКТАД как организации только для этой группы стран. Эта тенденция не может не настораживать. При таком подходе во главу угла в деятельности ЮНКТАД ставятся интересы только данной группы, а из всей совокупности проблем международной торговли обсуждаются только те, в которых заинтересованы развивающиеся страны. В результате проблемы торгово-экономических отношений Восток — Запад во все большей степени исключаются из проблематики ЮНКТАД, что, конечно, не может не вызывать возражений.

    Экономическая дипломатия империалистических стран в данном случае поощряет такую тенденцию, проводя линию на свертывание в рамках ЮНКТАД проблематики Восток — Запад и подталкивая развивающиеся страны на выдвижение дополнительных требований в адрес стран социализма. Будущее покажет, сможет ли «группа 77» преодолеть такого рода тенденцию, сколь бы соблазнительной она ни казалась, и встать на путь соблюдения уставной резолюции 1995 (XIX) Генеральной Ассамблеи ООН, в которой принцип универсальности в деятельности ЮНКТАД закреплен как один из основополагающих.

    В целом ЮНКТАД-У могла бы сделать значительно больше того, чего она достигла. В первую очередь это относится к тем актуальным проблемам, которые определяют современное состояние торгово-экономических отношений в мире.

    После завершения ЮНКТАД-У «группа 77», глубоко

    разочарованная откровенным нежеланием ведущих западных держав изменять существующую структуру международных экономических отношений, начала разрабатывать меры по активизации своей экономической дипло- | матии на предстоящих международных форумах в инте- { ресах обеспечения принятия ими решений, способствующих установлению нового международного экономического порядка.

    Далеко не удовлетворительными для развивающихся стран оказываются итоги многосторонних торговых переговоров в рамках ГАТТ. Со времени начала деятельности ГАТТ в 1948 году под его эгидой состоялось семь раундов таких переговоров. В 1967 году были закончены переговоры, известные под названием «раунд Кеннеди».

    В опубликованном после «раунда Кеннеди» совместном заявлении развивающихся стран говорилось, что «наиболее важные торговые проблемы, поднятые на переговорах, по-прежнему остались нерешенными». Следующий ! раунд переговоров начался после принятия в 1973 году 1 так называемой Токийской декларации, поэтому он получил название «раунда Токио». Завершился этот раунд после неоднократных перерывов и затяжек в апреле 1979 года принятием «пакета соглашений». Вместе с тем еще не окончена подготовка кодекса, регулирующего систему защитных мер, не закончены переговоры в области таможенных тарифов. Основой соглащений яг ляется компромисс между США и ЕЭС при известном учете интересов Японии. Экономическая дипломатия тре> основных центров межимпериалистического соперничества сосредоточила усилия на обеспечении или максимальном учете собственных интересов. В этих условиях положение развивающихся стран на переговорах прогрессивно ухудшалось. В заявлении развивающихся стран после завершения переговоров отмечалось, что многие из предложений этих стран были игнорированы и им было уделено недостаточное внимание, «несмотря на ясно сформулированные цели Токийской декларации и на цели, записанные во многих резолюциях, декларациях и решениях, принятых на сессиях ООН и заседаниях ЮНКТАД...»

    Очень мало было сделано для сокращения таможенных тарифов на экспорт изделий, сырьем для которых располагают развивающиеся страны, например цветных металлов. Всеобщая система преференций была улучшена очень незначительно: многие товары все еще не включены в эту систему. Развивающиеся страны указывали, что, прибегая к разного рода уловкам, развитые капиталистические страны избежали принятия какого-либо решения по количественным ограничениям. Практически не было достигнуто результатов по сельскохозяйственным продуктам.

    Из основных положений «пакета соглашений» следует упомянуть договоренность о снижении в течение восьми лет таможенных пошлин на согласованные товарные позиции развитыми капиталистическими и некоторыми развивающимися странами на 30%, а также разработку ряда кодексов и новых правовых норм в международной торговле и частичное изменение действующих положений ГАТТ. В эту группу входят и соглашения, охватывающие области, не входившие ранее в компетенцию ГАТТ, например режим государственных заказов или технические барьеры в торговле.

    Страны, подписавшие кодексы, будут распространять целый ряд льгот и обязательств только на основе взаимности, что вызовет дальнейшее ущемление безусловного характера режима наибольшего благоприятствования и может привести к фактической дискриминации неучаствующих стран.

    С другой стороны, реальности межимпериалистической конкурентной борьбы, дальнейшее обострение противоречий между главными участниками империалистического соперничества, нарастание протекционизма в развитых капиталистических странах — все это грозит подорвать достигнутый компромисс еще до вступления в силу -соответствующих соглашений.

    Рано или поздно империалистическим участникам соглашений в рамках «раунда Токио» придется принимать в расчет и отношение развивающихся стран к согласованному «пакету соглашений».

    Пока, как отмечалось, эти страны, по существу, бойкотируют достигнутые соглашения, а некоторые из них заявляют, что они больше потеряли, чем приобрели в результате переговоров. Особое внимание ими обращается на так называемые защитные оговорки, которые могут использоваться развитыми капиталистическими странами, чтобы лишить своих торговых партнеров из числа •развивающихся стран ряда льгот и привилегий, которые должны предоставляться в соответствии с новыми соглашениями. Эти оговорки, по оценке развивающихся стран, могут явиться серьезным препятствием на пути промышленной продукции этих стран на рынки развитых капиталистических государств.

    Правда, подход развивающихся стран не однозначен, он постоянно меняется под влиянием более развитых и крупных стран, таких как Индия, Бразилия, Мексика, Египет, которые полагают, что, несмотря на все недостатки, соглашения «раунда Токио» могут принести им известные выгоды.

    Активно обсуждается в последние годы проблема внешней задолженности развивающихся стран. В ходе 70-х годов эта проблема выдвинулась в число наиболее острых. Она ставится развивающимися странами на многих международных форумах как в рамках ООН, так и за ее пределами.

    За последние четыре года задолженность развивающихся стран (без стран — участниц ОПЕК) выросла более чем вдвое и достигла в конце 1978 года 280 млрд. долл.

    О реальном значении этой суммы для развивающихся стран можно судить хотя бы по тому, что только выплаты по этим долгам поглощают около всей экспортной выручки развивающихся государств. Для отдельных стран эта доля значительно больше. Особенно обременительной является проблема внешних долгов для экономически наименее развитых стран Африки и Азии. Результатом такого положения вещей является сокращение импорта необходимых развивающимся странам товаров и замедление темпов их развития.

    В марте 1978 года состоялась сессия совета ЮНКТАД на министерском уровне специально для рассмотрения этого вопроса, однако развитые капиталистические страны (за исключением Швеции, Канады, Голландии и Швейцарии) отказались принять какие-либо меры по облегчению долгового бремени развивающихся стран, и прежде всего наименее развитых из них. Особенно несговорчивую позицию заняли представители ведущих империалистических держав во главе с США, на которые приходится подавляющая часть задолженности развивающихся государств. С другой стороны, им приходится считаться с тем, что погашение долгов развивающимися странами в ряде случаев становится нереальным. Они разрабатывают свои схемы продления или пересмотра в различных формах некоторых займов, стремясь использовать это для оказания дополнительного политического и экономического давления на развивающиеся страны.

    Дипломатия развивающихся стран стремится разорвать своего рода порочный круг, когда любая страна-должник оказывается один на один с группой кредиторов, диктующей ей свои условия. Именно так поступали империалистические державы, образуя удобные для них консорциумы своих банкиров для рассмотрения вопросов о займах или долгах Индии, Пакистана, Индонезии и других стран. В последнее время так называемый Парижский клуб занимался пересмотром внешних долгов Заира и Сьерра Леоне. Понятно, что такой подход обеспечивает экономической дипломатии империализма самые широкие возможности для оказания давления на те или иные развивающиеся страны, вмешательства в их внутренние дела.

    Вот почему развивающиеся страны направляют усилия своей дипломатии на то, чтобы добиться разработки определенного международного регулирования в отношении своих внешних долгов капиталистическим государствам.

    В конце 60-х годов и особенно с начала 70-х годов все большее внимание международных организаций стала привлекать деятельность транснациональных корпораций.

    Как уже отмечалось, ТНК в значительной степени контролируют производство и сбыт товаров на мировом капиталистическом рынке. Они удерживают в своих руках многие важнейшие источники сырья и держат развивающиеся страны в зависимости от поставок капитального оборудования по завышенным ценам. Они беззастенчиво вмешиваются во внутреннюю жизнь других стран, деформируют развитие их национальной промышленности и тех отраслей, в которых заинтересованы сами развивающиеся страны, короче, осуществляют в этих странах политику неоколониализма.

    Одной из побудительных причин для рассмотрения в ООН деятельности ТНК послужили разоблачения махинаций одной из крупнейших американских монополий — компании «ИТТ», которая организовывала подрывную деятельность и финансировала заговоры против законно избранного правительства президента Альенде в Чили. Правительство президента Альенде потребовало расследования этих махинаций «ИТТ», а также изучения роли и результатов деятельности ТНК и их воздействия на международные отношения. Это требование встретило поддержку других развивающихся стран, а также представителей социалистических государств.

    В июле 1972 года ЭКОСОС принял резолюцию о создании специальной группы экспертов ООН (она известна также под названием группы «выдающихся личностей») для изучения деятельности ТНК. ТНК были не на шутку встревожены этим решением, понимая, что объективный анализ и изучение методов их деятельности в других странах неминуемо приведут к еще большим разоблачениям и обнажат ее эксплуататорский колониалистский характер.

    Монополистические круги и их представители стремятся ослабить, а где возможно, и полностью отвести нарастающую во всем мире критику в адрес ТНК как главных носителей неравноправных международных экономических отношений.

    Недавно стали достоянием гласности факты, содержащиеся в брошюре «Проникновение многонациональных компаний в организации системы ООН» — сборника секретных документов, которые свидетельствуют о том, что ТНК разных стран (и в частности, швейцарская «Нестле», 97%. всех операций которой осуществляется в других странах) пытались помешать объективной деятельности ООН, направить ее в нужном для них направлении. Этого международные монополии стремились достичь путем, в частности, внедрения «своих людей» в состав группы; призванной заниматься деятельностью ТНК25.

    Корпорации различных стран стремятся воздействовать и на ход рассмотрения вопросов о деятельности ТНК в таких международных организациях, как ЮНКТАД, МОТ, ФАО и др. Как писала 6 июня 1978 г. «Монд», шведский профессор Эрик Джэкоби отмечал, что присутствие доверенных лиц монополий в генеральном комитете «программы промышленного сотрудничества» ФАО обеспечило возможность крупнейшим монополиям вмешиваться не только в разработку проектов промышленного развития в развивающихся странах, но и получать заранее сведения о возможностях для прибыльного помещения капиталов, которые должны вскоре открыться. Со своей стороны авторы вышеупомянутого сборника утверждают, что в 1977—1978 годах монополии использовали услуги посредников и правительственных учреждений, главным образом в Швейцарии, для обеспечения своих интересов в программах ООН для целей развития.

    Социалистические страны считают недопустимой подобную лоббистскую деятельность ТНК и выступают решительно против любых попыток встраивания в систему ООН приводных механизмов международных монополий.

    Факты свидетельствуют о том, что ТНК не только в значительной мере формируют и. осуществляют экономическую дипломатию своих правительств, но активно и грубо вмешиваются в многостороннюю дипломатию, осуществляемую международными организациями, используют любые средства, чтобы не допустить объективного и откровенного обсуждения методов их грабительской деятельности, обнародование их сговора в международном масштабе для дележа рынков сбыта и эксплуатации стран, в первую очередь менее развитых. Тем более они не хотят примириться с разработкой в ООН мер, направленных на ограничение их хищнической деятельности. Тем не менее группа экспертов ООН, о которой шла речь выше, рекомендовала создание постоянной комиссии ООН для наблюдения за деятельностью ТНК и разработки ряда международных документов, в первую очередь кодекса поведения ТНК.

    В декабре 1974 года ЭКОСОС принял резолюцию об учреждении Комиссии по транснациональным корпорациям, а в Секретариате ООН был создан центр по их изучению. Одной из главных задач комиссии является разработка кодекса поведения ТНК-

    Социалистические страны рассматривают разработку и принятие кодекса поведения ТНК в качестве важного шага по реализации решений Генеральной Ассамблеи ООН, направленных на перестройку международных экономических отношений на справедливой и демократической основе.

    Работа над кодексом еще не завершена, однако уже определились основные элементы, которые должны найти в нем свое отражение. Среди них такие, как уважение суверенитета и соблюдение национальных законов; невмешательство во внутренние дела; воздержание от практики коррупции; опубликование ТНК информации о своей деятельности и др.

    С другой стороны, не могут не настораживать усилившиеся в последнее время попытки ряда западных стран коренным образом изменить задачу кодекса в ходе его разработки, превратить его из документа, призванного укреплять позиции развивающихся стран в их борьбе за установление действенного контроля над деятельностью ТНК, в своего рода хартию по охране ТНК и их инвестиций, дающую дополнительные права западным странам и их монополиям.

    Вторая очередная сессия ЭКОСОС 1979 года уделила значительное внимание вопросу об ускорении разработки кодекса поведения ТНК. «Группа 77» представила проект резолюции, в котором подчеркивалось, что разработке кодекса следует уделить первоочередное внимание, и предлагалось завершить эту работу на конференции ООН в последнем квартале 1980 года. Однако в результате ожесточенного противодействия западных держав, в первую очередь США, этот проект не был принят, а передан на рассмотрение XXXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В то же время ЭКОСОС принял решение, предусматривающее, что межправительственная рабочая группа по кодексу поведения проведет в 1980 году еще три сессии в целях выполнения задачи, предусмотренной ее кругом ведения, и представит всеобъемлющий доклад комиссии по ТНК на ее шестой сессии.

    США стремятся всячески затянуть и осложнить работу по разработке кодекса поведения ТНК, подменить этот жизненно важный для развивающихся стран вопрос всякого рода второстепенными аспектами деятельности ТНК. Так, США усиленно продвигают вопрос о незаконных выплатах, практикуемых ТНК, который является частным и далеко не столь всеобъемлющим, как кодекс поведения. На сессии ЭКОСОС летом 1979 года США внесли даже специальный проект резолюции по этому вопросу, однако принят он не был.

    Экономическая дипломатия социалистических государств выступает за разработку мер, направленных на эффективный контроль над операциями ТНК, обеспечение национальных интересов развивающихся стран в их отношениях с монополистическим капиталом. Этот подход был вновь подтвержден на V сессии ЮНКТАД. В основном выступлении советской делегации на этой сессии говорилось о том, что «семидесятые годы отмечены резкой активизацией деятельности транснациональных корпораций, особенно в развивающихся странах. В рамках капиталистической системы они создают свой собственный «новый экономический порядок». Границы их хозяйственных империй перекрывают границы суверенных государств, которым часто к тому же навязывается принудительная специализация. Транснациональные корпорации разъединяют производителей и потребителей, используя это для эксплуатации и тех, и других. Они вывозят из молодых государств все возрастающие прибыли, намного превышающие первоначально инвестированный капитал, ограничивают передачу новейшей технологии, стимулируют в своих собственных интересах процесс «утечки умов», вмешиваются во внутренние дела государств».

    Социалистические страны в своем совместном документе на ЮНКТАД-У подчеркивали решающую роль ТНК в деформации промышленного развития молодых государств, сохранении их подчиненного положения в системе мирохозяйственных связей капитализма. «Растущее проникновение транснациональных корпораций в экономику развивающихся стран, как и частного иностранного капитала в иных формах, представляет собой серьезную угрозу суверенитету молодых государств»26, — говорится в документе.

    Социалистические страны выступают за ограничение такого рода деятельности ТНК, а их представители принимают активное участие в разработке соответствующих международных мер, в том числе кодекса поведения ТНК, кодекса поведения в области передачи технологии развивающимся странам, свода правил по борьбе с ограничительной деловой практикой и других документов. Они участвуют в работе Комиссии по ТНК, которая представляет свои доклады ЭКОСОС и выполняет роль органа, который обобщает и концентрирует всю деятельность в системе ООН, относящуюся к ТНК. Программа работы Комиссии и центра по ТНК включает разработку кодекса поведения ТНК, создание информационной системы о деятельности таких корпораций, исследования, относящиеся к ТНК, вопросы технической помощи и разработку определения транснациональных корпораций. Приоритетной в своей работе комиссия считает разработку кодекса поведения ТНК. В этих целях в марте 1976 года комиссия создала специальную межправительственную рабочую группу, которая уже провела ряд сессий. Группа обсуждает формулировки по кодексу поведения, а также юридический характер кодекса и соответствующий механизм для его осуществления.

    Центр по ТНК, существующий с 1975 года, помимо участия в разработке кодекса поведения предоставляет техническую помощь заинтересованным странам по всем вопросам, касающимся деятельности ТНК. Центр занимается также организацией системы информации о деятельности ТНК и осуществляет соответствующую исследовательскую работу.

    Ряд исследований центра представляет определенный ! интерес. Однако он все еще уделяет недостаточное вни-мание социально-экономическим и политическим послед- . ствиям деятельности ТНК, разработке мер по защите национального суверенитета развивающихся стран.

    С другой стороны, неоправданно много внимания уделяется торгово-конъюнктурным вопросам, представляющим интерес скорее для ТНК, чем для принимающих стран. I Это создает нежелательный перекос в деятельности центра и может повести к изменению той направленности в его работе, которая определена в соответствующих резолюциях Генеральной Ассамблеи и ЭКОСОС.

    Социалистические страны считают, что меры международного порядка, направленные на действенный контроль за деятельностью ТНК, должны составлять важную часть усилий многосторонней экономической дипломатии I по обеспечению действительной перестройки существую- [ щего экономического порядка в интересах народов разви- | вающихся государств.    I

    3. Продовольственная проблема и экономическая дипломатия

    Среди мировых проблем, которые требуют совместных усилий международного сообщества для их решения, од- | но из первых мест занимает продовольственная проблема. | Внимание к этой проблеме особенно обострилось в начале 70-х годов, когда неурожаи в странах — главных производителях зерна вызвали нехватку продовольствия на мировых рынках и резкий рост цен на него (1973— 1974 гг.). В последующие годы мировое продовольственное положение в целом улучшилось, и начиная с 1977 го- 1 да основные страны-производители, прежде всего США, стали вновь накапливать значительные резервы зерна и других продовольственных товаров. Однако это вовсе не означает, что проблема недоедания и голода в капиталистическом мире решена. Напротив, положение остается напряженным, и прежде всего в развивающихся странах, где значительная часть населения недоедает или попросту голодает.

    В 1975 году систематически недоедали 2/3 населения развивающихся стран, а почти населения этих стран находилась на грани голода (это — те, у которых ежедневный дефицит составляет 250 калорий или более).

    Хроническая нехватка продовольствия характерна прежде всего для стран Южной Азии и Африки.

    За последние годы положение не улучшилось: в мае 1979 года Генеральный директор ФАО Э. Саума подтвердил, что более 450 млн. человек в мире систематически недоедает27.

    Эта тревожная ситуация усугубляется резкими колебаниями как количества продовольствия, поступающего на мировой капиталистический рынок, так и ценами на него. В 1974 году мировые цены на зерно достигли самого высокого за послевоенный период уровня и почти в 4 раза превышали уровень 1968 года.

    Решающая роль в формировании политики цен на мировых рынках и общей политики стран—экспортеров продовольствия принадлежит США как ведущему экспортеру и потребителю продовольствия. Поэтому есть смысл остановиться на продовольственной политике США несколько подробнее, рассмотрев, в частности, роль продовольственных поставок в общем арсенале средств американской экономической дипломатии.

    Доля США в мировой торговле сельскохозяйственными товарами остается довольно стабильной, она составляла в среднем 12—15% в период 1950—1977 годов, однако во время продовольственного «кризиса» 1973— 1974 годов подымалась до 16%. Если же взять торговлю зерновыми, которые составляют основную часть всей торговли продовольствием, то окажется, что в мировом экспорте зерновых доля США составляла в 1972/73— 1973/74 годах 52,3% (по сравнению с 41,2% в 1948/49— 1951/52 гг.), Западной Европы—18, Канады—12,6, Аргентины — 6,3 и доля Австралии — 5,3%28.

    В самих США подавляющая часть производства, переработки и сбыта продовольствия находится в руках ТНК, причем опять-таки в первую очередь это относится к зерновым; шесть крупнейших монополий — «Каргилл», «Континентал», «Кук», «