Юридические исследования - НОВАЯ РЕДАКЦИЯ ЗАКОНА ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ А.В. Апхолов -

На главную >>>

Корпоративное право: НОВАЯ РЕДАКЦИЯ ЗАКОНА ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ А.В. Апхолов


    Необходимость во внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» возникла уже давно. Поправки вполне заслужено, можно назвать значительным событием в законодательной сфере. Значение этих мер определяется, прежде всего, положением, которое занимают акционерные общества в современной Российской экономике. В результате законотворческой работы в Законе появились достаточно новые нормы, которые направлены, прежде всего, на укрепление защиты прав акционеров, а также на совершенствование юридической формы самого Закона. О реальной роли и влиянии изменений и дополнений к Закону об акционерных обществах можно судить по их содержанию, основным задачам  и целям, которые ставились и решались при их разработке.

     


    ВОПРОСЫ ЧАСТНОГО ПРАВА И ЦИВИЛИСТИКИ

     

    Сибирский юридический вестник. 2001. № 4.

     

     

     

    ©  2001 г.    А.В. Апхолов

     

     

    НОВАЯ РЕДАКЦИЯ ЗАКОНА ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ

     

     


    Необходимость во внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» возникла уже давно. Поправки вполне заслужено, можно назвать значительным событием в законодательной сфере. Значение этих мер определяется, прежде всего, положением, которое занимают акционерные общества в современной Российской экономике. В результате законотворческой работы в Законе появились достаточно новые нормы, которые направлены, прежде всего, на укрепление защиты прав акционеров, а также на совершенствование юридической формы самого Закона. О реальной роли и влиянии изменений и дополнений к Закону об акционерных обществах можно судить по их содержанию, основным задачам  и целям, которые ставились и решались при их разработке.

     

    Анализ внесенных поправок дает возможность разделить их на две группы, а именно: редакционные (стилистические, грамматические, смысловые) и новые нормы (усовершенствования).

     

    Грамматические поправки уточняют терминологический словарь Закона об АО. Стилистические правки заключаются в более рациональном изложении частей и статей Закона с точки зрения юридической техники. Наиболее значимы поправки касающиеся нововведений в сфере правового регулирования – это принципиально новые нормы.

     

    В  соответствии с новой редакцией независимо от типа АО акционеры вправе отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров и самого общества. Данная поправка придает правовому статусу акционера больше степени свободы, что отвечает правовой природе акционерного общества, как организационно-правовой формы. Существенным дополнением является положение, согласно которому до оплаты 50 % акций общества, распределенных среди его учредителей, общество не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением общества. Таким образом, Закон устанавливает препятствие перед недобросовестными учредителями и самими обществами. Общество не имеет права заключать сделки  до тех пор, пока учредители не оплатят 50% акций.  Отмена преимущественного права общества или его акционеров на приобретение акций, отчуждаемых акционерами открытого акционерного общества, устанавливает равенство между всеми лицами, которые могут быть участниками открытого акционерного общества, что отвечает принципу открытости общества. Внесенная поправка создаст режим наибольшего благоприятствования для развития фондового рынка.

     

    В новой редакции внесение в устав общества изменений, связанных с созданием филиалов, открытием представительств общества и их ликвидацией, осуществляется на основании решения совета директоров (наблюдательного совета) общества, что позволит акционерному обществу быстрее развиваться. Поскольку принятие решения квалифицированным большинством на собрании общества может занять значительное время, а создание подразделений – это вопрос текущей деятельности, требующий определенной оперативности.

     

    В процессе деятельности акционерных обществ зачастую практиковались случаи, когда существенные факты -реорганизация или ликвидация, становились известны кредиторам в самую последнюю очередь либо вообще после проведенных изменений.  В соответствии с внесенными поправками государственная регистрация обществ, созданных в результате реорганизации, и внесение записей о прекращении деятельности реорганизованных обществ осуществляются при наличии доказательств уведомления кредиторов в установленном порядке. Эта мера создает кредиторам дополнительные гарантии, позволяющие воспользоваться, предоставленным им правом требовать, в указанных случаях  досрочного исполнения или прекращения обязательств и возмещения убытков. Кроме того, для устранения всех вопросов со стороны регистрирующих органов общество вправе составить реестр кредиторов на основании текущей бухгалтерской документации (либо очередного квартального бухгалтерского отчета). Необходимо предъявить публикацию в печатном издании, предназначенном для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц, содержащим сообщение о принятом решении.
           Существенным новшеством в сфере укрепления защиты прав акционеров стало право каждого акционера реорганизуемого общества, голосовавшего против или не принимавшего участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, получить акции каждого общества, создаваемого в результате разделения либо выделения, предоставляющие те же права, что и акции, принадлежащие ему в реорганизуемом обществе, пропорционально числу принадлежащих ему акций этого общества.

     

    В новой редакции Закона общество по единогласному решению всех акционеров вправе преобразоваться в некоммерческое партнерство. Ранее оно могло преобразоваться только в общество с ограниченной ответственностью или производственный кооператив. Думается, что возможность преобразования в некоммерческое партнерство была законодателем просто упущена. Многие нормы о некоммерческом партнерстве, по сути, аналогичны нормам акционерного общества, за исключением некоммерческого характера деятельности. Одно из главных различий, кроме правового статуса, между акционерным обществом и некоммерческим партнерством заключается в том, что участник некоммерческого партнерства может быть исключен из него по решению остающихся членов в случаях и в порядке, которые предусмотрены учредительными документами некоммерческого партнерства. Необходимо отметить, что законодатель не произвел соответствующей поправки в Законе «О некоммерческих организациях», в ст.13, где п.1 определяет, что некоммерческая организация может быть создана либо в результате ее учреждения, либо в результате реорганизации существующей некоммерческой организации. Данное обстоятельство может внести определенные трудности в государственной регистрации подобных изменений.

     

    Процедура реорганизации акционерного общества исторически вызывает целый ряд нерешенных вопросов. При этом главной проблемой является недостаточное четкое правовое регулирование данного процесса. Новой редакцией Закона об АО предпринята попытка уточнить порядок осуществления реорганизации общества. Изменен порядок реорганизации в форме слияния обществ. Для осуществления слияния необходимо проведение сначала раздельных общих собраний акционеров каждого из обществ, участвующих в слиянии, после чего проводится совместное общее собрание акционеров обществ, участвующих в слиянии.

     

    В соответствии со ст.16  Закона об АО в прежней редакции предполагалось, что каждое из обществ, участвующих в слиянии на отдельно проводимых ими собраниях акционеров должно принять решение о реорганизации в форме слияния, об утверждении договора о слиянии и об утверждении передаточного акта. После чего, совместное общее собрание акционеров обществ, участвующих в слиянии, должно было утвердить устав и осуществить выборы совета директоров вновь возникающего общества. В силу ст.16 нового Закона об АО на отдельных собраниях акционеров принимается решение о реорганизации, утверждается договор о слиянии, передаточный акт, а также утверждается устав общества, создаваемого в результате слияния. Совместное общее собрание принимает решение об образовании органов вновь возникающего общества.

     

    Таким образом, новым Законом об АО вопрос утверждения устава создаваемого общества перенесен уже на первые собрания акционеров, на которых принимается решение о реорганизации. На первичных  собраниях акционеров устав создаваемого общества утвержден быть не может,  поскольку в  соответствии с п.3 ст.11 новой редакции Закона об АО в уставе общества, помимо прочей информации, обязательно должны быть указаны сведения о размере уставного капитала, а так же сведения о количестве, номинальной стоимости, категории и типе акций, размещаемых обществом. В силу п.1 ст.25 новой редакции уставной капитал общества составляется из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами. Отсюда следует что, для определения размера уставного капитала создаваемого общества необходимо установить количество акций создаваемого общества размещаемых среди акционеров в момент осуществления реорганизации (в момент государственной регистрации общества, созданного в результате слияния).  При слиянии обществ единственным способом размещения акций создаваемого общества является конвертация в них акций обществ, участвующих в слиянии. Но, не все акции обществ, участвующих в слиянии могут быть конвертированы в акции создаваемого общества. В соответствии с п.4 ст.16 новой редакции Закона при слиянии обществ акции общества, принадлежащие другому обществу, участвующему в слиянии, а также собственные акции, принадлежащие участвующему в слиянии обществу, погашаются. Данный режим не содержался в прежней редакции Закона об АО, однако, он не является в полной степени новым, так как фактически был установлен письмом ФКЦБ РФ от 17.04.01г.[1]  В силу п.1 ст.75 новой редакции акционеры, владельцы голосующих акций вправе требовать их выкупа в случае, если они голосовали против принятия решения о реорганизации общества, либо не принимали участия в голосовании. При этом, указанное требование может быть предъявлено обществу в течение 45 дней с даты принятия решения о реорганизации общим собранием акционеров (п.3 ст. 76 нового Закона об АО). Акции, выкупленные обществом в случае его реорганизации, погашаются при их выкупе (п.6 ст.76 нового Закона об АО). Таким образом, в указанных двух случаях акции реорганизуемых обществ погашаются и соответственно не подлежат конвертации в акции создаваемого общества. Данный порядок существовал и по прежней редакции  Закона об АО, что подтверждается указанным письмом ФКЦБ РФ от 17.04. 00 г., а также п. 6.8. стандартов эмиссии[2]. Следовательно, для определения размера уставного капитала создаваемого общества необходимо иметь информацию не только об общем количестве размещенных акций обществ, участвующих в слиянии и коэффициенте конвертации (данная информация известна после проведения первых раздельных собраний акционеров, на которых утверждается договор о слиянии), но и о количестве акций общества принадлежащих другому обществу,  участвующему в слиянии или собственных акций, находящихся на балансе, а также необходимо иметь информацию о количестве акций, требование о выкупе которых предъявлено акционерами. Так как размер уставного капитала создаваемого общества будет соответствовать номинальной стоимости его акций, размещенных путем конвертации в них акций участвующих в слиянии обществ (с учетом того, что акции, подлежащие погашению в упомянутых случаях в конвертации не участвуют). Необходимо учитывать, что  количество акций обществ, требование о выкупе которых будет заявлено акционерами, станет известно не ранее истечения 45 дней с даты проведения последнего по сроку раздельного собрания акционеров. Из вышесказанного следует, что устав вновь возникаемого при слиянии общества (в части размера уставного капитала и количества размещенных акций) может быть утвержден не ранее истечения 45 дней с даты проведения последнего по сроку раздельного общего собрания акционеров общества, участвующего в слиянии. Соответственно, требование п. 2 ст. 16 нового Закона об АО, об утверждении устава создаваемого общества одновременно с принятием решения о реорганизации на раздельных собраниях акционеров на практике реализовано быть не может. Еще одна не вполне удачная при ее формальном применении новелла нового Закона об АО установлена для случаев реорганизации в форме выделения и разделения. В силу п.3 ст.18 и п.3 ст.19 нового Закона об АО при реорганизации в форме разделения и соответственно при реорганизации в форме выделения каждый акционер, голосовавший против или не принимавший участие в голосовании по вопросу о реорганизации общества, должен получить акции каждого общества, создаваемого в результате разделения (соответственно, создаваемого в результате выделения), предоставляющие те же права, что и акции, принадлежащие ему в реорганизуемом обществе, пропорционально числу принадлежащих ему акций этого общества. При этом, при выделении указанное правило применяется только тогда, когда решение о реорганизации предусматривает конвертацию акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества или распределение акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества (при размещении акций создаваемого общества путем приобретения их реорганизуемым обществом указанный режим не применяется). Данное требование является компромиссным вариантом между порядком реорганизации, определенным прежней редакции Закона об АО и введенной в свое время нормой п. 6.7. стандартов эмиссии. (Упомянутый пункт стандартов эмиссии  был отменен решением ВС РФ от 20 июля 1999 г. № ГКПИ 99-24 как противоречащий прежней редакции Закона об АО). При этом разница заключается в том, что п. 6.7. стандартов эмиссии указанное пропорциональное размещение акций предполагалось абсолютно для всех акционеров реорганизуемого в форме выделения или разделения общества, а в силу нового Закона об АО данное требование распространяется только на акционеров, которые проголосовали против реорганизации или не участвовали в голосовании по данному вопросу. Предполагается, что пропорциональное распределение акций создаваемых обществ между указанными акционерами реорганизуемого общества должно быть направлено на предупреждение злоупотреблений со стороны определенных групп акционеров реорганизуемого общества.

     

    В связи с этим, рассматриваемая норма могла бы быть признана вполне разумной, так как акционер, не согласный с условиями реорганизации, должен получить пропорциональное количество акций во всех создаваемых обществах, что объективно защищает его права. Но, не вполне удачным видится императивное требование об обязательном наделении данного акционера акциями создаваемых обществ вне зависимости от его действий после общего собрания, принявшего решение о реорганизации. При буквальном толковании этих положений можно предположить, что при любых обстоятельствах, когда акционер голосовал против реорганизации в форме выделения и в итоге не получил акции каждого созданного общества пропорционально имевшихся акций реорганизованного общества, данная реорганизация является незаконной и может быть оспорена в судебном порядке. Новой редакцией Закона об АО, помимо рассматриваемого способа защиты прав акционеров также предусмотрено право акционера, голосовавшего против или не участвовавшего в голосовании по вопросу о реорганизации заявить требование о выкупе всех принадлежащих ему акций реорганизованного общества (п.1 ст.75 нового Закона об АО). При этом, в силу п.3 ст.75 нового Закона об АО выкуп акций осуществляется по цене не ниже рыночной стоимости без учета ее изменения в результате действий общества, повлекших возникновение права требования выкупа акций. Видится, что когда акционер заявляет требование о выкупе акций реорганизованного общества в соответствии с п.1 ст.75 нового Закона об АО, и при этом получает акции создаваемого общества в силу п.3 ст.19 нового Закона об АО, на стороне данного акционера имеет место неосновательное обогащение. Изложенное подтверждает, что применение п.3 ст.18 и п.3 ст.19 нового Закона об АО возможно только тогда, когда акционер реорганизуемого общества не только проголосует против или не примет участие в голосовании по вопросу реорганизации общества в форме выделения или разделения, но и при этом не воспользуется своим правом на выкуп принадлежащих ему акций реорганизуемого общества. Данный вывод не следует из формального прочтения анализируемых норм нового Закона об АО.

     

    Одним из спорных вопросов, является вопрос об обоснованности включения в Закон об АО норм, допускающих появление дробных акций. Необходимо отметить то, что с  дробными акциями, действительно, было связано достаточно большое количество нарушений, связанных с вытеснением мелких и средних акционеров, по сути, с лишением их собственности. В частности, слишком много злоупотреблений было связано с проведением консолидации акций. Консолидация и дробные акции использовались как инструмент борьбы с неугодными и миноритарными акционерами. Надо признать, что такое положение противоречило ст.35 Конституции РФ, которая гласит, что “никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда”. Но с другой стороны, введение дробных акций в оборот с точки зрения теории противоречит принципу, заложенному в основу акционерной формы предпринимательства, – неделимости акции. Вопрос о неделимости акции на доли возникал в законодательстве и практике отдельных стран более ста лет назад, при этом владельцы долей акций не наделялись правом голоса и не участвовали в управлении обществом. Тем не менее, в настоящий момент Закон дополнен достаточно четкой поправкой в отношении дробных акций. Определены случаи, в результате которых они могут образовываться: осуществление преимущественного права на приобретение дополнительных акций и акций, продаваемых в закрытом акционерном обществе, а так же консолидация акций. Дробная акция предоставляет акционеру – ее владельцу права, предоставляемые акцией соответствующей категории (типа), в объеме, соответствующем части целой акции, которую она составляет. Увеличение уставного капитала общества за счет его имущества путем размещения дополнительных акций, в результате которого образуются дробные акции, не допускается. Также дробные акции обращаются наравне с целыми. Таким образом, в результате консолидации, общество не обязано выкупать дробные акции, а акционеры – продавать их, т.е. лишаться собственности в результате решения других лиц. Дробные акции могут суммироваться. В случае, если суммирование производится для целей отражения в уставе общества, количество размещенных акций может выражаться дробным числом. Принцип голосования на общем собрании акционеров “одна голосующая акция – один голос” не может быть нарушен изначально, иначе это уже будет не акционерное общество. Таким образом, есть основания предполагать, что в скором времени появиться такой род занятий, как собирательство дробных акций, учитывая тот факт, что для голосования на собрании необходимо либо объединение акционеров с дробными акциями, либо само объединение дробных акций.

     

    Запрет на принятие обществом решения об изменении прав, предоставляемых акциями, в которые могут быть конвертированы размещенные обществом ценные бумаги, направлен так же на укрепление защиты прав акционеров. В прежней редакции такое решение можно было провести, заручившись согласием владельцев этих ценных бумаг. Теперь это невозможно, что исключает возможность оказания давления на мелких акционеров с целью концентрации власти в обществе.

     

    Положения новой редакции об изменении уставного капитала установили, что  изменение уставного капитала путем увеличения номинальной стоимости акций осуществляется только за счет имущества общества.

     

    При увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций ни один акционер не должен быть лишен права на приобретение размещаемых акций. Дополнительные акции должны распределяться среди всех акционеров в пропорциональном соотношении с ранее принадлежавшими акциями. Защита кредиторов, помимо случаев реорганизации общества, предусмотрена и в случае уменьшения уставного капитала. Государственная регистрация уменьшения уставного капитала теперь будет возможна только при наличии доказательств уведомления кредиторов в установленном порядке. Существенным моментом в защите прав акционеров и самого общества стала поправка, согласно которой не допускается конвертация обыкновенных акций в привилегированные акции, облигации и иные ценные бумаги, поскольку эти действия могут негативно повлиять на имущественное положение общества.

     

    Законодатель облегчил условия формирования уставного капитала АО при учреждении, поскольку в соответствии с новой редакцией 50% акций должны быть оплачены в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества. Закон об АО в прежней редакции содержал требование в соответствии с которым при учреждении общества не менее 50% его уставного капитала должно было быть оплачено к моменту регистрации общества, а оставшаяся часть – в течении года с момента его регистрации. (п.1 ст.34 прежнего Закона об АО). Данный порядок вызывал проблемы с правоспособностью учреждаемого АО в части совершения гражданско-правовых сделок на первоначальном этапе формирования уставного капитала. (п.3 ст.49, п.2 ст.51 ГК РФ). Новой редакцией Закона об АО изменен прежний порядок и установлено, что не менее 50% акций общества, распределенных при его учреждении, должно быть оплачено в течении трех месяцев с момента государственной регистрации общества. Остальные акции должны быть оплачены в течение года с момента государственной регистрации общества, если меньший срок не предусмотрен договором о создании общества (п.1 ст.34 нового Закона об АО). В соответствии с п.3 ст.2 нового Закона об АО установлено, что до оплаты 50% акций общества, распределенных среди его учредителей, общество не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением общества. Тем самым закон ограничил правоспособность учреждаемого АО в течение первых трех месяцев с момента его регистрации. Это ограничение влечет ничтожность всех сделок на основании ст.168 ГК РФ, которые не направлены на учреждение АО, что создает легальные основания для злоупотребления гражданских прав при нарушении требований ст. 2. Судебная практика подтверждает, что с исками о применении последствий недействительности ничтожных сделок очень часто обращаются должники, не имеющие желания исполнять договорные обязательства, вследствие чего изыскивающие все возможные способы признания сделки недействительной. Нередко данные требования заявляются должниками в порядке встречного иска на основании ст.110 АПК РФ. Таким образом, п.3 ст.2 нового Закона об АО заключаются в том, что совершенная с нарушением данной нормы сделка будет являться недействительной в силу ее ничтожности, а не оспоримости. Было бы более целесообразным придать указанному основанию недействительности сделки оспоримый характер, установив, что с соответствующим иском может обратиться только кредитор общества, в чьих интересах данное ограничение и установлено.

     

    В соответствии с прежней редакцией  Законом об АО крупная сделка, совершенная с нарушением ст.79 закона являлась ничтожной[3], то в силу новой редакции данной статьи крупная сделка является оспоримой и может быть признана недействительной в судебном порядке по иску акционерного общества или акционера, в чьих интересах и установлен особый порядок совершения крупных сделок. Исключена возможность признания ничтожными сделок, совершенных с нарушением п.16 ст.65 старого Закона об АО, в соответствии с которым к исключительной компетенции совета директоров общества было отнесено принятие решения об участии общества в других организациях. В соответствии с новой редакцией данный вопрос не отнесен к компетенции совета директоров общества.

     

    По размещению обществом посредством открытой подписки обыкновенных акций или эмиссионных ценных бумаг, которые могут быть конвертированы в обыкновенные акции, составляющих более 25 % ранее размещенных обыкновенных акций, сохранились правила совершения крупной сделки. Для ее совершения необходимо квалифицированное большинство в 3/4 акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании, в уставе может установлена и большее количество голосов.

     

    В части дивидендов новая редакция Закона вводит большей определенности в порядок выплаты. Выплата должна быть произведена не позднее 60 дней с момента принятия решения о выплате, если уставом не предусмотрены иные сроки.

     

    В отношении ведения реестра новый Закон ужесточил нормы, касающиеся  момента наступления обязанности для АО ведения реестра у специализированного регистратора – это более 50 акционеров, что является количественным выражением порога между закрытым и открытым АО.

     

    Положения закона об АО, касающиеся функционирования общего собрания были существенно изменены.

     

    Новая редакция Закона обеспечивает формирование повестки дня общего собрания в минимальном объеме во всех случаях и вынесение ее на обсуждение. Прежняя редакция  позволяла проигнорировать вопросы первостепенной важности по включению в повестку дня. В данный момент Закон совершенно четко определяет, что вопросы об избрании совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества, утверждении аудитора общества, утверждение годовых отчетов, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчетов о прибылях и убытках (счетов прибылей и убытков) общества, а также распределение прибыли, в том числе выплата (объявление) дивидендов, и убытков общества по результатам финансового года должны решаться на годовом общем собрании и обязательно включены в повестку дня. Согласно новой норме общее собрание с такими вопросами не может проводится в заочной форме. В обществе, все голосующие акции которого принадлежат одному акционеру, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров, принимаются этим акционером единолично и оформляются письменно. Таким образом, на основании данной нормы акционер оформляет не протокол, а решение, содержащее суть вопросов, и собственноручно его подписывает. При этом следует указать, что вопросы, обязательные к рассмотрению общим собранием акционеров, указанные выше, должны быть обязательно указаны в решении единственного акционера. Решение должно быть принято в сроки, указанные Законом для проведения общего собрания акционеров.

     

    Компетенция общего собрания была изменена: вопрос о принятии решения о неприменении преимущественного права акционера на приобретение акций общества или ценных бумаг, конвертируемых в акции исключен, это обусловлено тем, что данное право является обязательным требованием  и не зависит от включения в уставе. Причем, количество акций, приобретаемых в порядке преимущественного права, определяется пропорционально количеству принадлежащих акций соответствующей категории. Общее собрание не решает вопрос об определении формы сообщения обществом материалов (информации) акционерам, в том числе и органа печати. Данный вопрос передан на рассмотрение совета директоров.

     

    Общее собрание утверждает документы, регулирующие деятельность органов общества. Определен срок исковой давности для подачи заявления акционером в суд по принятому решению – шесть месяцев.

     

    Список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров доступен по требованию любого заинтересованного лица, обладающего не менее чем 1% голосов. Ранее для доступа к такой информации необходимо было быть зарегистрированным в реестре акционеров общества и обладать не менее чем 10% голосов на общем собрании акционеров.  Новая редакция сняла Закона сняла ограничение на количество вносимых предложений в повестку дня собрания. В прежней редакции акционер – владелец не менее чем 2-х % голосующих акций мог внести не более двух предложений. Кроме того, теперь акционер вправе внести свои кандидатуры в счетную комиссию общества.

     

    Совет директоров имеет право в случае недостаточного количества или отсутствия кандидатов, а также в случае отсутствия предложений в повестку дня по своему усмотрению сформировать повестку дня. Учитывая это обстоятельство, заметно снижается вероятность срыва собрания из-за отсутствия повестки дня.

     

    Законом изменены сроки проведения внеочередного общего собрания. В частности, если внеочередное общее собрание акционеров созывается по требованию ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества или акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10% голосующих акций общества, то оно должно быть проведено в течение 40 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров. Если же предлагаемая повестка дня внеочередного общего собрания акционеров содержит вопрос об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, которые должны избираться путем кумулятивного голосования, то такое общее собрание акционеров должно быть проведено в течение 70 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров, если меньший срок не предусмотрен уставом общества. В прежней  редакции были достаточно большие неопределенности по срокам проведения внеочередного собрания, так как  использовались не совсем тождественные термины - проведение и созыв. При некотором толковании получалось, что внеочередное собрание можно провести в срок значительно позже установленного.

     

    По порядку голосования на общем собрании акционеров остаются не решенные вопросы. В соответствии с п.4 ст.60, п.1 ст.61 нового Закона об АО при голосовании на общем собрании акционеров бюллетенями в них указываются (за исключением кумулятивного голосования) варианты голосования по каждому вопросу повестки дня собрания, выраженные формулировками «за», «против» или «воздержался». При этом засчитываются голоса по тем вопросам, по которым голосующим оставлен только один из возможных вариантов голосования. Таким образом, у акционера имеется возможность осуществить три различных варианта голосования по каждому вопросу повестки дня собрания. Но решение общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров-владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании, если для принятия решения Законом об АО не предусмотрено иное (п.2 ст.49 нового Закона об АО). Следовательно, решение собрания считается принятым в случае, если голоса «за» составляют более пятидесяти (иного, предусмотренного Законом об АО количества) процентов голосов участвующих в собрании. Соответственно варианты голосования «против» или «воздержался» являются тождественными в части их влияния на результаты голосования. Таким образом, в части реализации задачи принятия (непринятия) решения общим собранием акционеров альтернативность вариантов голосования «против» или  «воздержался» не имеет какого-либо смыслового значения. Но ряд  прав акционеров являются прямым следствием варианта его голосования на собрании: п.8 ст.49; 75, ст.76; п.3 ст.18, п.3 ст.19; п.1 ст.40 нового Закона об АО. Во  всех перечисленных случаях, акционеры, выбравшие вариант голосования «воздержался» лишили себя вышепоименованных прав.

     

    Положения о совете директоров и единоличном исполнительном органе также претерпели некоторые существенные изменения. К вопросам компетенции совета директоров добавлен вопрос об утверждении регистратора общества и условий договора с ним, это обусловлено ведением реестра независимым регистратором в обществах с количеством акционеров более 50. Особо значимыми являются следующие новые положения, касающиеся  срока полномочий совета директоров и его состава. Члены совета директоров избираются на срок до следующего годового общего собрания акционеров. Прежняя норма о том, что члены совета директоров избираются сроком на один год, создавала при применении трудности, в уяснении понятия «год». Ранее члены коллегиального исполнительного органа не могли составлять большинства в совете директоров. Новая редакции предполагает наличие таких директоров не более четверти от всего состава. Немаловажным процедурным изменением является возможность проведения заочного голосования совета директоров, а также выражения директором, несогласным с общим решением, своего особого мнения в письменном виде. Уменьшился срок изготовления протокола заседания совета директоров – с десяти дней до трех. Новая редакция Закона о нормах, касающихся исполнительных органов, четко указывает, что исполнительные органы подотчетны совету директоров (наблюдательному совету) общества и общему собранию акционеров. Вопрос о передаче управления управляющей организации может быть рассмотрен общим собранием акционеров только по предложению совета директоров. Новым положением стало введение термина временный единоличный исполнительный орган общества. В случае если образование исполнительных органов осуществляет общее собрание, то совет директоров вправе приостанавливать их деятельность на основании своего решения. На период до избрания новых исполнительных органов образуется указанный временный единоличный исполнительный орган. Решение об образовании временного органа принимается большинством в три четверти голосов членов совета директоров без учета голосов выбывших членов. Компетенция временного органа может быть ограничена уставом общества.

     

    Поправки к Закону императивно запрещают передачу права голоса как внутри совета директоров, так и внутри коллегиального исполнительного органа. В статье об ответственности совета директоров и исполнительных органов появилось важное положение о том, что представители государства или муниципального образования в совете директоров (наблюдательном совете) открытого общества несут предусмотренную настоящей статьей ответственность наряду с другими членами совета директоров (наблюдательного совета) открытого общества. Данная норма дает возможность обращаться в суд с иском к государственным и муниципальным чиновникам.

     

    Некоторые проблемы остались не затронутыми. В частности, как по старому, так и по новому Закону об АО могут возникнуть не разрешаемые ситуации при определении советом директоров рыночной стоимости имущества.

     

    Для одобрения обществом сделок с заинтересованностью, необходимо, чтобы сначала исключительно совет директоров определил рыночную стоимость отчуждаемого или приобретаемого имущества (ч.7 п.1 ст.65, п.7 ст.83 новой редакции), после чего данная сделка должна быть одобрена общим собранием акционеров или советом директоров в порядке, предусмотренном ст.83 Закона. При этом, в силу п.3 ст.48 общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решение по вопросам, не отнесенным к его компетенции данным Законом. Следовательно, исходя из того, что новый Закон об АО не предусматривает ни при каких обстоятельствах возможность определения рыночной стоимости имущества общим собранием акционеров, данный вопрос может быть решен только советом директоров. Но, при применении ст.77 нового Закона об АО совет директоров в некоторых случаях не имеет возможности определить данную стоимость. Так, в силу п.1 ст.77 нового Закона об АО, если заинтересованное в совершении одной или нескольких сделок лицо является членом совета директоров общества, то цена имущества определяется решением директоров общества, не заинтересованных в совершении сделок. В обществе с числом акционеров тысяча и более цена имущества определяется независимыми директорами, не заинтересованными в сделке. Таким образом, исходя из того, что на практике достаточно часто все члены совета директоров общества бывают заинтересованы в одной или нескольких сделках (в обществе с числом акционеров тысяча и более – независимые директора), принять решение об определении рыночной цены имущества становится невозможным. Однако, без решения данного вопроса невозможно одобрить сделку с заинтересованностью. Также имеются вопросы с определением понятия кворума на заседании совета директоров. Закон об АО в прежней редакции не давал ответа, каким образом должен определяться кворум заседания совета директоров в случае, когда не все его члены обладают правом голоса. Судебная практика так же единого подхода не выработала. Новым Законом об АО дается косвенный ответ для случая, когда число акционеров общества менее тысячи. Для случая, когда число акционеров превышает указанное значение, вопрос остается неурегулированным. В частности, в силу п.2, п.3 ст.83 нового Закона об АО установлено следующее. В обществе с числом акционеров-владельцев голосующих акций тысяча и менее решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается советом директоров общества большинством голосов директоров, не заинтересованных в ее совершении. Если количество незаинтересованных директоров составляет менее определенного уставом кворума для проведения заседания совета директоров общества, решение по данному вопросу должно приниматься общим собранием акционеров. В обществе с числом акционеров-вла­дель­цев голосующих акций более тысячи решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается советом директоров большинством голосов независимых директоров, не заинтересованных в ее совершении. В случае если все члены совета директоров общества признаются заинтересованными и (или) не являются независимыми директорами, сделка может быть одобрена решением общего собрания акционеров. Следовательно, для некрупных обществ (численность акционеров 1000 и менее) законодатель косвенно предполагает, что заинтересованные директора, даже если они присутствуют на заседании, в определении кворума не учитываются. Так как в ином случае нет необходимости, как-то предполагает вышеизложенная норма, выносить на собрание акционеров вопрос одобрения сделки, когда число незаинтересованных директоров менее определенного уставом кворума. Следует учитывать, что при указанном порядке определения кворума возникают еще большие проблемы с вопросом определения рыночной стоимости имущества. Как уже указывалось, в силу п.3 ст.48 нового Закона об АО вопрос об одобрении сделки при данных обстоятельствах может быть вынесен на решение общего собрания акционеров, а вопрос определения цены имущества не может, так как это прямо не предусмотрено законом.

     

    Для крупных обществ (число акционеров более 1000) установлен иной режим, предполагающий возможность вынесения на общее собрание данного вопроса (отнесенного к компетенции совета директоров исходя из стоимости имущества) только тогда, когда нет ни одного независимого и незаинтересованного директора. В связи с этим возникает вопрос, а что делать, если по подлежащей одобрению сделке имеется, предположим, один незаинтересованный и независимый директор. Вынесение на общее собрание данного вопроса не предусмотрено, а наличие кворума без учета заинтересованных и зависимых директоров невозможно. Таким образом, в данном случае имеет место опять же проблемная ситуация. Как уже указывалось, порядок принятия решения советом директоров, определенный п.3 ст.68 нового Закона об АО не претерпел изменений. В силу указанной нормы решения на заседании совета директоров общества принимаются большинством голосов членов совета директоров общества, принимающих участие в заседании, если Законом об АО, уставом общества или его внутренним документом, определяющим порядок созыва и проведения заседаний совета директоров, не предусмотрено иное.

     

    Порядок избрания членов совета директоров путем применения простой или кумулятивной процедуры голосования так же остался неизменным. В соответствии с п.4 ст.66 нового Закона об АО кумулятивное голосование обязательно к применению только в акционерных обществах с числом акционеров-владельцев голосующих акций более одной тысячи. В обществах с меньшим количеством акционеров выборы совета директоров осуществляются простым голосованием, если уставом общества не предусмотрено кумулятивное голосование. В связи с этим следует признать, что выборы совета директоров простым голосованием во многих случаях нарушают права групп акционеров, не обладающих контрольным пакетом акций. Действительно, в случае если имеется акционер владеющий, например, пакетом голосующих акций в размере 51%, то при простой процедуре голосования совет директоров будет сформирован исключительно из кандидатов указанного акционера. Остальные акционеры не имеют возможности провести в данный орган управления ни одного своего кандидата. В силу п.1 ст.53 нового Закона об АО как крупный, так и мелкие акционеры имеют возможность выдвинуть кандидатов в совет директоров общества. Однако на годовом собрании акционеров указанный крупный акционер будет голосовать за выдвинутых им кандидатов и против кандидатов, выдвинутых иными акционерами. Что предопределит состав совета директоров исключительно за счет кандидатов крупного акционера. Таким образом, не вполне понятно, чем руководствовался законодатель, оставив возможность недемократичного простого голосования при выборе членов совета директоров.

     

    Более того, выборы совета директоров простым голосованием в некоторых случаях приводят к тупиковым ситуациям, при которых совет директоров не может быть сформирован в связи с отсутствием необходимого количества кандидатов, набравших простое большинство голосов акционеров, принимающих участие в собрании.

     

    Нормы о приобретении обществом акций в новой редакции претерпели серьезные правки стилистического и грамматического характера. Одной из новелл является оставление единственного варианта поведения общего собрания акционеров после решения о приобретении акций в случае, если в течение года они не будут реализованы, а именно – принятие решения об уменьшении уставного капитала общества путем погашения данных акций. В прежней редакции Закона предусматривалась также возможность принятия решения об увеличении номинальной стоимости остальных акций за счет погашения приобретенных акций с сохранением размера уставного капитала, установленного уставом общества. Такая, на первый взгляд, неприметная поправка имеет под собой достаточно веские основания. Как известно, главная функция уставного капитала – гарантийная, т.е. уставный капитал обеспечивает имущественные интересы кредиторов. В связи с этим принятие решения о сохранении прежнего размера уставного капитала может реально не отражать экономического состояния предприятия. Кроме того, такое решение позволяет необоснованно завышать курс акций, особенно в открытых обществах, со всеми вытекающими последствиями. Также данная норма в определенной степени позволяет не допустить необоснованных решений о приобретении акций с целью вытеснения мелких акционеров. Поэтому данная поправка носит очень своевременный характер.

     

    Цена приобретения акций, независимо от типа (категории) не может быть установлена уставом, – она должна определяться по рыночной стоимости. Ранее возможность заложить цену приобретения в устав существовала для привилегированных акций.

     

    Согласно внесенным поправкам консолидация (и дробление) теперь возможна как для размещенных, так и для объявленных акций общества. Одна из самых значимых поправок, о которой уже говорилось выше, удаление положения о том, что общество обязано выкупать дробные акции, которые могут образоваться в этом случае. Таким образом, проведение консолидации с целью вытеснения мелких акционеров из общества после 01.01.02 г. станет невозможным, что является положительным фактом.

     

    В случае возникновения обязанности общества по выкупу акции цена выкупа должна соответствовать рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком. Выкупленные акции, реализуемые обществом в течение года, должны продаваться также по рыночной стоимости. Последнее положение в определенной мере преграждает легкий доступ к скупке акций.

     

    Статья об определении рыночной стоимости имущества претерпела значительные редакционные правки. Так, из данной статьи удалено положение, дающее определение рыночной стоимости. В настоящее время понятие рыночной цены не должно быть регламентировано законом, поскольку само по себе данное понятие является либеральным. Помимо этого, Закон в новой редакции предлагает вполне конкретные механизмы определения рыночной цены.

     

    Достаточно важным уточнением в Закон стало определение пакета акций более 2% в случае, если их владельцем является государство и (или) муниципальное образование, для привлечения к рыночной оценке государственного контрольного органа.

     

    В прежней редакции Закона, связанной с крупными сделками, понятие «возможность отчуждения» создавало неопределенность в том, какие сделки можно было причислить к разряду крупных с возможным, а не реальным отчуждением имущества. Поправками такие сделки достаточно полно отражены. Такими сделками могут быть: заем, кредит, залог, поручительство. В порядке применения Закона по отношению к крупным сделкам существенное изменение произошло в том, что уставом могут быть предусмотрены случаи, при которых применяется порядок совершения крупной сделки. Помимо обычной хозяйственной деятельности из разряда крупных сделок выведено размещение обществом акций и иных эмиссионных бумаг, однако, как говорилось выше, порядок одобрения таких сделок соответствует старой редакции Закона, т.е. 3/4 голосов общего собрания акционеров. Ряд поправок в Закон по поводу совершения крупных сделок конкретизировали процедурные вопросы. Так, в решении об одобрении крупной сделки должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (-ями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия. Это положение имеет большое значение, так как по прошествии определенного времени позволят точно выяснить, решение об одобрении какой именно крупной сделки принималось в прошлом.

     

    Положения о крупных сделках не применяются к обществам, состоящим из одного акционера, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа, что устраняет ненужные формальности в деятельности такого акционерного общества.

     

    Исходя из практики деятельности акционерных обществ, зачастую крупная сделка бывает сделкой с заинтересованностью. В таких случаях необходимо руководствоваться нормами о сделках с заинтересованностью. Серьезные изменения произошли в статье о приобретении 30% и более обыкновенных акций общества. Устранена норма о том, что если приобретение указанного пакета было произведено с нарушениями, то покупатель-акционер все равно может голосовать на общем собрании пакетом в 30%. Таким положением создавалась возможность для легальных злоупотреблений правом без ущерба для покупателя крупного пакета. В новой редакции лицо, приобретшее акции с нарушениями требований Закона, вправе голосовать на общем собрании акционеров только по тем акциям, общее количество которых не превышает количества акций, приобретенных им с соблюдением указанных требований. Правила о приобретении 30% и более акций общества теперь распространяются на приобретение каждых 5% последующих размещенных обыкновенных акций свыше 30% размещенных обыкновенных акций общества. Закон определяет «верхнюю» границу по срокам оповещения акционеров. Оно не может начаться ранее 90 дней до даты приобретения акций.

     

    Новая редакция внесла поправки в порядок совершения сделок с заинтересованностью. Определены случаи, когда порядок таких сделок не применяется: совершение сделок с заинтересованностью в обществах, состоящих из одного акционера, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа; в которой заинтересованы все акционеры общества; при осуществлении преимущественного права приобретения размещаемых обществом акций; при приобретении и выкупе обществом размещенных акций; при реорганизации общества в форме слияния (присоединения) обществ, если другому обществу, участвующему в слиянии (присоединении), принадлежит более чем три четверти всех голосующих акций реорганизуемого общества. Расширен и приведен в необходимое соответствие перечень возможных аффилированных лиц. Так же, как и по крупным сделкам, конкретизирован их список. Так к сделкам с заинтересованностью могут быть отнесены: заем, кредит, залог, поручительство. ФКЦБ РФ вправе устанавливать дополнительные требования к порядку заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность.

     

    В новой редакции Закона обозначен новый существенный момент по ревизору общества. Теперь по решению общего собрания акционеров членам ревизионной комиссии (ревизору) общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждения и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими своих обязанностей. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров. Данная поправка создает легальную почву для оплаты труда ревизора. Это важно, в первую очередь, для придания определенного статуса его деятельности. Одной из значительных поправок в Законе стало изменение количества голосующих акций, которые должны принадлежать акционеру, для доступа к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа. Ранее для этого было необходимо владеть не менее 10% голосующих акций, в новой редакции – 25. Пожалуй, это единственная поправка, ущемляющая права акционеров. Доступ к документам общества должен быть открыт для всех акционеров в равной степени.

     

    Учредительные документы акционерных обществ, не соответствующие нормам, которые внесены поправками в Закон, с 01.01.02 г. будут применяться в части, не противоречащей указанным нормам. Они должны быть приведены в соответствие до 01.07.02 г. Также до 01.07.02 г. акционерные общества с числом акционеров более 50 обязаны передать ведение реестров акционеров регистраторам.

     

    Оценивая изменения и дополнения, внесенные в Закон об АО в целом нельзя не отметить, что наряду с удачными решениями встречаются и не вполне обоснованные новации. Некоторые вопросы получили лишь частичное разрешение, поэтому при оценке изменений Закона было бы правильнее говорить о наметившихся тенденциях развития акционерного законодательства, но не об исчерпывающем решении проблемы в целом. Но, тем не менее, законотворческая работа ведется и законодатель стремится к адекватности регулирования, возникающих и изменяющихся правовых отношений.

     

     

     

     



    [1] О некоторых вопросах, связанных с размещением акций при реорганизации: Письмо ФКЦБ РФ от 17 апреля 2000 г. № ИК-04/1872.

     

    [2] Пост. ФКЦБ  РФ от 11.11.98г. № 48 об утв. «Стандартов эмиссии акции и облигаций и их проспектов при реорганизации коммерческих организаций»

     

    [3] Пост. Президиума ВАС РФ от 23 февраля 1999 г. № 6115/98