Юридические исследования - Американский империализм и план Маршалла. Томас Берк. -

На главную >>>

Международное публичное право: Американский империализм и план Маршалла. Томас Берк.


    Предлагаемая вниманию советского читателя книга Томаса Берка «Американский империализм и «план Маршалла», перевод которой дается с небольшими сокращениями, показывает тесную связь между обострением всех противоречий американского капитализма после войны и появлением на свет «плана Маршалла», а также открыто империалистический характер его как орудия американского господства в странах Западной Европы. Книга Берка отнюдь не может претендовать на полный охват и глубокий, тем более — марксистский, анализ затронутых проблем. Автор, к сожалению, не поднимается выше обычных либеральных взглядов, распространенных среди левого крыла американской буржуазной интеллигенции. Многие его заключения поверхностны, а некоторые и просто неверны. И все же книга Берка представляет определенный интерес. В ней собран обширный материал, в значительной мере раскрывающий историю возникновения «плана Маршалла» и его сущность как одного из важнейших инструментов агрессивной внешней политики американского империализма.



    ТОМАС БЕРК

    АМЕРИКАНСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ и „ПЛАН МАРШАЛЛА“

    Перевод с чешского Р. П. РАЗУМОВОЙ

    Вступительная статья А. С. БЕЛОКОНЯ

    1949 ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва


    ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

    Предлагаемая вниманию советского читателя книга Томаса Берка «Американский империализм и «план Маршалла», перевод которой дается с небольшими сокращениями, показывает тесную связь между обострением всех противоречий американского капитализма после войны и появлением на свет «плана Маршалла», а также открыто империалистический характер его как орудия американского господства в странах Западной Европы.

    Книга Берка отнюдь не может претендовать на полный охват и глубокий, тем более — марксистский, анализ затронутых проблем. Автор, к сожалению, не поднимается выше обычных либеральных взглядов, распространенных среди левого крыла американской буржуазной интеллигенции. Многие его заключения поверхностны, а некоторые и просто неверны. И все же книга Берка представляет определенный интерес. В ней собран обширный материал, в значительной мере раскрывающий историю возникновения «плана Маршалла» и его сущность как одного из важнейших инструментов агрессивной внешней политики американского империализма.

    Книга Берка написана в 1948 г., когда американские претенденты на мировое господство и их европейские наймиты только приступали к осуществлению программы маршаллизации Западной Европы. За истекший год жизнь успела сорвать те маскировочные покровы «бескорыстной помощи», за которыми авторы «плана Маршалла» так старательно пытались скрыть его захватнические, империалистические цели. Сегодня подлинное содержание «плана Маршалла» становится ясным даже многим из тех, кто на первых порах был оглушен и загипнотизит рован рекламной шумихой американской пропаганды. Более того, налицо очевидные доказательства провала «плана Маршалла». Это вынуждена признать дажл

    западноевропейская буржуазная печать, еще недавно безудержно расхваливавшая «великодушие» американских денежных мешков и рисовавшая феерические картины «восстановления» капиталистической Европы на основе американской «помощи».

    Тем не менее разоблачения, которые делает Берк, не устарели. В сопоставлении с событиями сегодняшнего дня факты, приведенные Берком, только еще яснее показывают закономерность гибельных результатов мар-шаллизации стран Западной Европы. С другой стороны, сравнение замыслов и расчетов авторов «плана Маршалла» в момент его возникновения с современным положением дел в Западной Европе и США еще нагляднее вскрывает весь авантюризм этого «плана».

    * * *

    Утверждая, что появление «плана Маршалла» вызвано в первую очередь внутриэкономическим положением в Соединенных Штатах, Томас Берк признает вместе с тем, что было бы неверно ограничивать цели «плана Маршалла» только стремлением поддержать экономическую конъюнктуру в США и сбыть излишки американских товаров. Он называет «план Маршалла» «сложной оппортунистической, антикоммунистической и империалистической политикой, прикрываемой маской человеколюбия». Он характеризует «план Маршалла» как одну из важнейших составных частей внешней и внутренней политики США, как одну из основ политики «холодной войны» против демократических сил во всем мире, в том числе и в самих Соединенных Штатах.

    Нынешняя политика правящих кругов США основана на стремлении использовать послевоенные трудности Англии, Франции и других капиталистических государств, для того чтобы навязать им под видом «помощи» господство американского капитала. Именно на пути внешней экспансии американский капитализм пытается найти выход из раздирающих его противоречий.

    «Если бы у правящих кругов Соединенных Штатов Америки внутренние дела не вызывали большого беспокойства, особенно в связи с приближающимся экономическим кризисом, то не было бы такого изобилия экономических проектов экспансии Соединенных Штатов Америки, которые, в свою очередь, опираются на агрессивные военно-политические планы американского империализма» 1.

    В результате усиления неравномерности развития капитализма после второй мировой войны произошло изменение соотношения сил внутри капиталистической системы. Соединенные Штаты стали самой агрессивной из империалистических держав и превратились в оплот мировой реакции. «Новый, откровенно экспансионистский курс США поставил своей целью установление мирового господства американского империализма» 2.

    В главе, которую Берк назвал «Новый империализм», он приводит интереснейшее высказывание В. Джордана, председателя Национальной ассоциации промышленников, который заявил еще в декабре 1940    г.:    «Каковы

    бы ни были результаты войны, Америка как во внешней политике, так и в других областях стала на путь империализма со всеми вытекающими отсюда последствиями. Несомненно, что после войны резко изменится соотношение сил не только на международной арене, но и внутри страны... Англия станет, в лучшем случае, младшим партнером в новом англо-саксонском империалистическом союзе, основой которого будут экономические ресурсы и военно-морская мощь Соединенных Штатов». Именно в духе этого высказывания проводится вся послевоенная политика США. Не существует, конечно, «нового» империализма, а существует новый, откровенно захватнический курс американского империализма.

    Томас Берк приводит факты «захвата» правительственного аппарата США представителями монополий и военных кругов.

    «В феврале 1948 г., — пишет он, — на руководящие посты в правительстве было назначено 50 банкиров, финансистов и промышленников и около 30 генералов, адмиралов и крупных военных чинов». В Администрации по осуществлению «плана Маршалла» все важные посты также заняты предпринимателями. Руководителем этой администрации является П. Гофман, бывший директор автомобильной компании «Студебеккер».

    «Любое важное политическое мероприятие, — пишет Берк, — либо исходит с Уолл-стрита, либо должно быть там согласовано».

    Берк рассказывает о том, как представители правительства и монополий, буржуазная пресса и реакционные лидеры Американской федерации труда и Конгресса производственных профсоюзов ведут широкую пропагандистскую кампанию в пользу «плана Маршалла», играя на демократических и гуманных чувствах американского народа. «По мнению правительства, — замечает он, — людей нужно убеждать, учитьивая их интересы. В женских клубах говорят о человеколюбии, а среди предпринимателей — о прибылях». Рабочих убеждают, что «план Маршалла» необходим для поддержания высокого уровня занятости, обывателя запугивают «красной опасностью». Антикоммунистическая травля и военная истерия призваны создать в США атмосферу страха и террора, в которой американская реакция может успешнее расправляться с прогрессивными силами страны и навязать американскому народу — под флагом борьбы с «коммунистической опасностью» — свою империалистическую, захватническую программу.

    Американские правящие круги рассматривают подчинение стран Западной Европы как один из важнейших этапов на пути к установлению мирового господства США. Навязав западноевропейским странам «план Маршалла», они пытаются достигнуть, в основном, двух целей:

    1. Используя экономическое и финансовое превосходство США, подчинить своему контролю — экономическому и политическому — Англию и другие капиталистические государства Европы, их колониальные империи и зависимые страны, закрепив таким образом там американское господство.

    2. Подготовить превращение Западной Европы в основной плацдарм для будущей войны против стран народной демократии и против Советского Союза, который возглавляет антиимпериалистический лагерь мира и демократии и является главным препятствием стремлению США к мировому господству.

    Осуществлению этой агрессивной программы и служит «план Маршалла», с помощью которого американские империалисты стремятся:

    а) поддержать на высоком уровне экспорт американских товаров, не находящих сбыта на внутреннем рынке, и тем самым оттянуть наступление экономического кризиса в США;

    б) использовать нехватку долларов в европейских странах для подчинения этих стран американскому контролю, поставив их в зависимость от США;

    в) захватить европейский рынок, ликвидировать конкурирующие отрасли западноевропейской промышленности, превратив экономику Западной Европы в полуколониальный придаток американской экономики;

    г) расчистить путь американскому частному капиталу в европейские страны и их колонии, добившись ликвидации всяческих таможенных и валютных барьеров;

    д) втянуть государства Западной Европы в «холодную войну» против СССР и стран народной демократии, изолировать Восточную Европу от Западной для того, чтобы, нарушив традиционную торговлю между Западной и Восточной Европой, освободить американские товары от конкуренции со стороны промышленности и сельского хозяйства стран Восточной Европы;

    е) создать с помощью так называемых «двухсторонних соглашений», Комитета европейского экономического сотрудничества и Администрации по осуществлению «плана Маршалла», механизм американского управления и контроля в странах Западной Европы;

    ж) поддержать силы европейской реакции против прогрессивного и демократического движения, обеспечить сохранение у власти послушных американскому диктату реакционных правительств и с помощью последних создать условия для разгрома рабочего и демократического движения, отстаивающего свободу и независимость европейских народов от порабощения американским империализмом;

    з) втянуть страны Западной Европы в гонку вооружений и подготовить их включение в военный антисоветский блок под руководством США, что и было оформлено подписанием агрессивного Северо-атлантического пакта и утверждением программы американской «военной помощи» европейским участникам этого пакта.

    * * *

    Томас Берк, описывая экономическое положение в США весной 1947 г. (т. е. накануне выступления Маршалла с его программой «помощи» Европе), показывает то беспокойство, которым были охвачены американские правящие круги в связи с появившимися признаками надвигающегося кризиса перепроизводства. Объем промышленного производства, вопреки рекламной шумихе о послевоенном «буме», упал примерно на 7з по сравнению с максимальным уровнем 1943/44 г. Тем не менее внутренний рынок США был не в состоянии поглотить товары, вырабатываемые раздувшимся во время войны американским производственным аппаратом.

    В результате усиления инфляции и политики вздувания монопольных цен, которую продолжали вести американские капиталисты в безудержной погоне за сверхприбылями, увеличивался разрыв между покупательной способностью широких масс американского народа и размерами производства товаров.

    «Основа кризиса, — указывает товарищ Сталин, — лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимумакапиталистической прибыли, и относительным сокращением платежеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты все время стараются держать в пределах крайнего минимума» К Очередное проявление этого противоречия ч форме разрушительного кризиса перепроизводства снова угрожало капиталистической экономике Соединенных Штатов.

    Попытки компенсировать сужение внутреннего рынка увеличением вывоза встретили серьезные трудности. Американский экспорт к лету 1947 г. достиг рекордного уровня в 18—20 млрд. долл. в год. Его дальнейшему расширению препятствовала катастрофическая нехватка долларов у разоренных войной европейских стран, общий долларовый дефицит в капиталистическом мире, явившийся следствием однобокого характера самой внешней торговли США. Дело в том, что стоимость американского экспорта примерно в два раза превышает стоимость импорта в США. Это значит, что Соединенные Штаты год за годом выкачивают золото и доллары из других стран и создают таким образом на своих внешних рынках «долларовый голод» К

    Так противоречие между стремлением монополистов США к неограниченному расширению вывоза американских товаров в другие страны и их политикой максимального сокращения ввоза иностранных товаров в Соединенные Штаты, где интересы монополий на внутреннем рынке охраняются системой высоких таможенных пошлин, привело к кризису внешней торговли США.

    Рост долларового дефицита Англии и других европейских государств был вызван также резким увеличением их »военных долгов США и потерей значительной части их капиталовложений в Соединенных Штатах и странах долларовой зоны.

    Весной 1947 г. американские монополисты оказались перед неприятной перспективой резкого сокращения экспорта товаров, в то время как усиление инфляции вызвало дальнейшее падение покупательной способности американских трудящихся.

    5 июня 1947 г. государственный секретарь Маршалл огласил в Гарварде свой план поддержания экспорта в Европу. Предприниматели США ухватились за «план Маршалла» как за одно из средств спасения от надвигающегося кризиса.

    ,Берк сравнивает нынешнюю политику американских монополистов с их политикой в период кризиса 1929— 1933 гг. и в годы второй мировой войны. Однако в результате такого сравнения он приходит к весьма наивному выводу, что предприниматели стали «опытнее», что они «увидели», какие преимущества дает «искусственное поддержание конъюнктуры» с помощью правительственных кредитов, «какие огромные возможности открываются перед теми, кто может использовать государственную власть для обеспечения себе постоянного сбыта и повышения цен, и каких поистине сказочных размеров могут достигнуть прибыли».

    Дело, конечно, не в том, что опыт военных лет «убедил» американских предпринимателей в целесообразности государственного вмешательства в экономику (конечно, в интересах монополий). Какпризнает сам Берк, многие американские капиталисты еще перед войной рассматривали гитлеровскую Германию как образец «процветающего» государства, где в тот период процесс сращивания монополий с государственным аппаратом зашел гораздо дальше, чем в США. Они «с завистью смотрели на немецких промышленных магнатов, получавших колоссальные прибыли, обусловленные фашистским контролем над заработной платой и высокой промышленной конъюнктурой, вызванной подготовкой к войне».

    Война необычайно ускорила процесс сращивания американских монополий с государством, процесс превращения американского монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм. Ошибка Берка состоит в том, что он не увидел в современном господстве монополий в экономике и политике США закономерный итог того процесса развития государственно-монополистического капитализма, который протекал в Соединенных Штатах в предв'оенный период и особенно в военные годы в связи с углублением общего кризиса капитализма, в связи с обострением всех противоречий капитализма в результате второй мировой войны. Этот процесс продолжался и после войны.

    В то же время Берк явно переоценивает возможности влияния капиталистического государства на экономику. Он искаженно представляет и самый характер вмешательства буржуазного государства в экономику, не разоблачает лживости модной сейчас в США теории «регулируемой инфляции». Сторонники этой теории утверждают, что американское правительство якобы способно преодолеть все трудности капиталистической экономики и кризисы путем раздувания своих бюджетных расходов. Таким образом, правительство компенсирует, по мнению этих «теоретиков», недостаток покупательной способности трудящихся масс.

    Возможность преодоления противоречий капитализма и устранения кризисов путем раздувания расходов буржуазного правительства — сказка, сочиненная апологетами капитализма. Увеличение расходов капиталистического государства может происходить и происходит, в конечном счете, в результате увеличения налогов, т. е. за счет усиливающегося ограбления широких слоев насе-

    ЛеНйя, и, таким образом, не только не компенсирует недостаток покупательной способности трудящихся масс, но и еще больше снижает их покупательною способтость. Рост налогоь может привести только к еще большему обострению противоречия между низкой покупательной способностью трудящихся масс и объемом производства.

    Попытка «регулирования» капиталистической экономики с помощью искусственного форсирования государственных расходов отражает в действительности стремление американской буржуазии, путем использования государственного аппарата, отсрочить наступление кризиса и переложить все трудности ею на плечи трудящихся.

    Именно этим целям служат огромные ассигнования правительства Трумэна на финансирование американского экспорта («план Маршалла» и другие виды «помощи») и гигантской программы вооружений. Эти громадные суммы, выплачиваемые из карманов налогоплательщиков, используются одновременно для осуществления авантюристической политики установления мирового господства американских империалистов.

    Капиталистические монополии используют государственный бюджет как дополнительный источник ограбления трудящихся. Согласно известному указанию В. И. Ленина, развитие государственно-монополистического капитализма в США неизбежно ведет к усилению экс-плоатации широких масс трудящихся, к усилению реакции и милитаризма, а также «к неимоверному росту прибылей крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения, к закабалению трудящихся масс на много десятилетий данью капиталистам в виде уплаты миллиардных процентов по займам» *.

    Берк пишет, что «образцом» для американских предпринимателей и экономистов служит «экономическое процветание» во время войны, когда «огромные прибыли выкачивались непосредственно из кармана американского народа. За время войны долг федерального правительства достиг астрономической цифры в 280 млрд. долл., т. е. был в 10 раз больше довоенного дол^а и составлял 2 тыс. долл. на душу населения».

    Говоря об «экономическом процветании» в годы войны, Берк утверждает, что оно было вызвано превышением расходов правительства над доходами. Он ничего не говорит об искусственном характере потреблении в военное время, когда огромные массы материальных ценностей уничтожаются в ходе военных действий, об однобоком, уродливом развитии производства в США в период войны. Массовое уничтожение произведенных товаров при одновременном снижении жизненного уровня трудящихся, усилении налогового пресса и росте государственной задолженности — такова сущность «процветающей» военной капиталистической экономики.

    Однако никакое раздувание расходов буржуазного государства не может преодолеть стихийных закономерностей капиталистической экономики, преодолеть анархию капиталистического производства и денежного обращения.

    Конечно, гигантские правительственные расходы на вооружение и финансирование внешней торговли несколько задержали падение уровня производства в США. Анализируя в докладе на XVII съезде партии некоторое оживление промышленности капиталистических стран после 1933 г., товарищ Сталин говорил: «Не может быть сомнения, что военно-инфляционная конъюнктура играет здесь не малую роль» г. Этот же искусственный фактор действует сейчас и в экономике США. Он не мог, однако, предотвратить наступление нового экономического кризиса. «Ибо что значит перевести хозяйство страны на рельсы военной экономики? Это значит дать промышленности однобокое, военное направление, всемерно расширить производство необходимых для войны предметов, не связанное с потреблением населения, всемерно сузить производство и особенно выпуск на рынок предметов потребления населения,— следовательно, сократить потребление населения и поставить страну перед экономическим кризисом» 3.

    Современное состояние американской экономики полностью подтверждает правильность этого указания товарища Сталина, сделанного еще в 1939 г.

    Непомерные расходы правительства Трумэна на вооружение и агрессивную внешнюю политику вызвали рост дефицита американского бюджета. Только за первые два месяца 1949/50 финансового года дефицит бюджета США составил 2 млрд. долл. и, как ожидают, к концу года достигнет не менее б млрд. долл.

    Рост бюджетного дефицита показывает, что политика эйЬинчивания налогового пресса и увеличения государственного долга имеет свой предел. Использование бюджетных поступлений и государственных займов в качестве дополнительного средства ограбления трудящихся монополиями еще больше увеличивает относительное и абсолютное обнищание народных масс. А это, в свою очередь, означает еще более резкое сокращение внутреннего рынка и уменьшение способности населения приобретать облигации государственных займов. Получается порочный круг, из которого не могут выскочить буржуазные экономисты и политики.

    Кроме того, непомерная тяжесть налогового бремени вызывает все растущее недовольство широких масс. Именно поэтому некоторые представители буржуазных партий, вынужденные считаться с настроениями избирателей, все чаще выступают за сокращение ассигнований на «план Маршалла» и других правительственных расходов. Например, сенатор Коннэли, председатель сенатской комиссии по иностранным делам, призывая Западную Европу не строить «иллюзий» об американской «помощи», заявил в начале этого года, что «Соединенные Штаты не обладают даром царя Мидаса. Их ресурсы ограничены. Они не являются вечным источником золота... Мы не можем позволить исчерпать или истощить свои ресурсы до такой степени, что сами ослабнем».

    27 октября 1949 г. в беседе с корреспондентом агентства Ассошиэйтед Пресс Коннэли выразил уверенность, что в будущем году конгресс сократит ассигнования на «план Маршалла» по крайней мере на 1 млрд. долл. Это не значит, конечно, что американские империалисты собираются отказаться от политики закабаления Западной Европы. Коннэли тут же добавил, что конгресс наверняка продлит действие «плана Маршалла» и после 1952 г.

    Несмотря на «план Маршалла» и гигантский военный бюджет (в 11—13 раз превышающий довоенный), признаки экономического кризиса все явственнее проявляются во всех областях американской экономики: угрожающе растут запасы товаров на складах, сокращается погрузка на железных дорогах, уменьшается число заказов, сокращаются капиталовложения, растет безработица. Уровень промышленного производства в США с октября 1948 г. по октябрь 1949 г. снизился на 22%, в то время как за первый год кризиса 1929—1933 гг. объем промышленного производства в США сократился на 15%. Американский экспорт снизился по сравнению с уровнем весны и лета 1947 г. на 30—40% и продолжает падать.

    Даже по официальным данным, число безработных и работающих неполную неделю превышает 14 млн. человек.

    Все это свидетельствует о том, что «план Маршалла» не оправдал надежд хозяев монополий. Капиталистическая действительность опрокидывает утопические расчеты «регулировщиков» с Уолл-стрита.

    * * *

    Значительную часть своей книги Томас Берк посвящает некоторым конкретным сторонам маршаллизации Западной Европы. Особое место в американских планах закабаления западноевропейских стран отводится Западной Германии. Берк приводит целую серию высказываний таких деятелей, как Ачесон, Даллес, Ванденберг, Маршалл и другие, недвусмысленно свидетельствующих о том, что, не считаясь с обязательствами США по Потсдамскому соглашению, американские империалисты уже при разработке «плана Маршалла» взяли курс на превращение Западной Германии, и в первую очередь Рура, в основную военно-экономическую базу для подготовки новой войны. В ущерб интересам Франции и других европейских стран, пострадавших от гитлеровской агрессии, американские монополисты в союзе с рурскими магнатами поспешно восстанавливают милитаризированную экономику Рура. Раскольническая политика американских империалистов в Германии завершилась, как известно, созданием марионеточного западногерманского государства.

    Западная Германия получает львиную долю американской долларовой «помощи». На второй год действия «плана Маршалла» для Западной Германии намечено ассигновать 1100 млн. долл. (включая «помощь» американской военной администрации в Германии), в то время как на долю Англии приходится 940 млн. долл., Франции— 875 млн. долл., Италии — 555 млн. лолл.

    «План Маршалла», по замыслу его авторов, призван создать в западноевропейских странах и их колониях благоприятные условия для широкой экспансии американского частного капитала.

    Однако на первых порах американские монополисты предпочитают, чтобы весь риск вложения капиталов в Западную Европу взяло на себя правительство (за счет налогоплательщиков). Администрация по осуществлению «плана Маршалла» резервировала 300 млн. долл. в качестве гарантийной суммы для обращения в доллары прибылей, полученных американскими капиталистами от капиталовложений в маршаллизованных странах. Предстоящие вложения американских частных капиталов в странах Западной Европы и их колониях буржуазная печать называет «вторым этапом» «плана Маршалла». Прежде чем всерьез приступить к осуществлению этого «второго этапа», американские монополисты требуют от своего правительства и от правительств маршаллизованных стран целого ряда гарантий. Сущность этих требований была весьма откровенно изложена председателем «Чейз нейшнел бэнк» Олдричем во время его поездки в Европу летом 1949 г. Выступая перед своими коллегами из лондонского Сити, Олдрич заявил, что, во-первых, «страны Западной Европы должны добиться своей военной безопасности, т. е. ратифицировать Антлантический пакт и вооружаться».

    Во-вторых, «страны, которые хотят рассчитывать на такие капиталовложения, должны стабилизировать свое политическое положение, т. е. опасность коммунизма должна быть устранена».

    В-третьих, «умонастроение (!) населения страны, в которой такие капиталовложения будут иметь место, должно быть по отношению к США таким, чтобы... американские капиталисты были склонны рисковать своим капиталом». Вот как далеко простирается американское вмешательство в дела маршаллизованных стран. Даже «умо* настроение» народов должно быть взято под контроль, чтобы вытравить опасные «антиамериканские» мысли!

    В-четвертых, Олдрич требует, чтобы американским капиталистам была дана гарантия, что их капиталы не подвергнутся национализации, и чтобы было обеспечено беспрепятственное обращение прибылей, полученных в европейской валюте, в доллары, а также тт «репатриация инвестированных сумм» в случае надобности. Министр финансов США Снайдер пошел еще дальше, потребовав, кроме всего, полной компенсации для американских вкладчиков в случае национализации или... возможных военных разрушений.

    Олдрич подчеркнул, что экономика маршаллизован-ных стран должна быть «уравновешена», а «обменный курс их валют по отношению к доллару должен быть согласован реалистическим образом».

    Вопрос об упразднении таможенных барьеров, защищающих национальную промышленность от иностранной конкуренции, о «стабилизации» и свободной обратимости европейских валют является, таким образом, одним и? важнейших в программе маршаллизации Западной Европы. Под «стабилизацией» валют американские монополисты имеют в виду, конечно, установление их прямой зависимости от доллара. Еще в январе 1948 г. Маршалл заявил: «Программа восстановления Европы предполагает стабилизацию европейских валют; следовательно, девальвация... является одним из этапов на этом пути».

    Недавняя девальвация английского фунта стерлингов « последовавшая затем девальвация валют более трех десятков капиталистических государств является прямым результатом «плана Маршалла» и нажима американских монополий.

    Понижение курса европейских валют по отношению к доллару дает возможность американским капиталистам скупать по более низким ценам европейские предприятия, получать 'более дешевое сырье из колоний европейских стран и эксплоатировать дешевую рабочую силу. Девальвация валют является подготовкой к отмене всех валютных ограничений, которые сейчас препятствуют бесконтрольной экспансии американских капиталов. Именно к этому стремятся американские монополисты.

    Томас Берк на многочисленных примерах разоблачает ложь американской официальной пропаганды относительно «свободы торговли» и «равенства возможностей», сторонниками которых якобы являются Соединенные Штаты. В действительности США, пытаясь расширить всеми средствами свой вывоз в Западную Европу и другие страны, не собираются серьезно снизить свои таможенные тарифы, препятствующие экспорту европейских товаров на американский рынок. В то же время захват американцами европейских рынков привел к упадку внутриевропейской торговли. Торговый обмен между странами Западной Европы в 1948 г. составил лишь 78% довоенного.

    Из-за прямого запрета со стороны Администрации по осуществлению «плана Маршалла» и правительства США страны Западной Европы вынуждены отказываться от выгодной для них торговли с Восточной Европой, являющейся естественным рынком для их промышленных товаров, на котором они могли бы одновременно закупать (не на дефицитные доллары!) столь необходимое им продовольствие и сырье. Торговля между странами Западной и Восточной Европы составила в 1948 г. всего лишь 42% от уровня 1938 г.

    Искусственная изоляция от восточноевропейских рынков усиливает постоянную нехватку долларов в странах Западной Европы и увеличивает зависимость этих стран от США.

    Томас Берк подробно анализирует содержание двухсторонних договоров между правительством США и странами — участницами «плана Маршалла» (на примере соглашения с Италией, опубликованного госдепартаментом США в качестве «образца»). Он разоблачает лицемерные утверждения создателей «плана Маршалла» о том, что США якобы не намерены вмешиваться во внутренние дела стран, которым оказывается «помощь». Берк убедительно показывает, что «план Маршалла» обеспечивает правительству США и американскому капиталу мощные средства экономического воздействия на маршаллизованные страны.

    В 1947 г. при обсуждении предложения Маршалла на совещании министров иностранных дел СССР, Франции и Англии В. М. Молотов указывал, что в результате «помощи» на условиях, навязываемых США при посредничестве правительств Англии и Франции европейским странам, эти «страны окажутся подконтрольными государствами и лишатся прежней экономической самостоятельности и национальной независимости...»4 Приводимые в книге факты полностью подтверждают справедливость этого предупреждения, которое было объявлено тогда на Западе «большевистской пропагандой».

    Значительное место Берк уделяет разоблачению иллюзий, порожденных в Западной Европе и в США американской пропагандой, что «план Маршалла» якобы призван способствовать «восстановлению европейской экономики и подъему жизненного уровня народов мар-шаллизованных стран».

    За год, прошедший после написания книги, реальная действительность в маршаллизованных странах нанесла сокрушительнейший удар по этим иллюзиям. Даже руководители так называемой Организации европейского экономического сотрудничества вынуждены публично признать беспочвенность всех «надежд» на восстановление европейской экономики с американской «помощью».

    В начале сентября 1949 г. генеральный секретарь Комитета этой организации Маржолен на пресс-конференции в Париже прямо заявил, что положение маршаллизованных стран за последнее время ухудшилось, что «Европа не стоит на пути к жизнеспособности» и что перспективы разрешения проблемы долларового дефицита еще более плачевны, чем раньше. Горестные жалобы Маржолена были повторены и пересказаны на разные лады прессой всех маршаллизованных стран. «Признания Маржолена,— писала полуофициальная французская газета «Монд»,— отмечают провал плана Маршалла, по крайней мере в той степени, в какой на него рассчитывали в деле возвращения Европы к финансовой независимости». В этом же духе высказываются и другие органы европейской буржуазной печати, еще недавно расписывавшие блага и преимущества, которые якобы несет народам Западной Европы «бескорыстная» американская «помощь».

    Однако, ставя вопрос таким образом, буржуазные газеты сознательно искажают факты и самым бессовестным образом обманывают своих читателей. Заправилам буржуазной прессы хорошо известно, что авторы «плана Маршалла» никогда в действительности и не стремились к обеспечению «финансовой независимости» маршаллизованных стран, к подъему жизненного уровня населения Европы. Подлинные цели правящих кругов США, навязавших при содействии европейских квислингов на американской службе долларовую «помощь» народам Западной Европы, были как раз обратными.

    Но и эти цели не были достигнуты. «План Маршалла», вопреки расчетам его авторов, не смог удержать экспорт американских товаров на высоком уровне, не смог предотвратить наступление экономического кризиса, признаки которого все сильнее проявляются в экономике США, ускорил наступление кризиса в Западной Европе и вызвал новое обострение всех противоречий капиталистической системы. В этом — подлинный про вал «плана Маршалла».

    Берк раскрывает содержание «плана Маршалла» как орудия американской политики «холодной войны» против СССР, стран народной демократии и демократических сил во всем мире. В качестве примера того, как широко толкуют функции «помощи восстановлению» Европы американские правящие круги, Берк приводит заявление председателя сенатской комиссии по распределению «помощи» Бриджеса, который потребовал включения в «план Маршалла» мероприятий по организации подпольной подрывной деятельности в СССР и странах народной демократии. Берк указывает, что в бюджете Администрации по осуществлению «плана Маршалла» предусмотрено 200 тыс. долл. на расходы «конфиденциального характера». Процессы венгерского предателя Ласло Райка и его сообщников и болгарского предателя Трайчо Костова и его сообщников, разоблачение фашистской югославской клики Тито—Ранко* вича как основной агентуры американской разведки, используемой для подрывной работы .в странах народной демократии, показали всеми миру, что «план Бриджеса», как и аналогичный план «X» Джона Ф. Даллеса, представляют собой органические части «плана Маршалла».

    Томас Берк разоблачает «план Маршалла» как орудие американской политики гонки вооружений и развязывания новой войны. «План Маршалла» позволил реакционным западноевропейским правительствам встать вслед за их американским патроном на путь бешеной гонки вооружений. Военный характер этого «чисто экономического» плана невольно выдал ф президент Трумэн в недавнем послании конгрессу по поводу программы вооружения европейских участников Северо-атлантического пакта. Трумэн привел в этом послании цифру официальных военных расходов стран Западного союза — Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга вместе с военными расходами Италии, Дании и Норвегии. Эти расходы за истекший 1948/49 бюджетный год равны 5,5 млрд. долл., т. е. превышают на 1,5 млрд. долл. расходы, которые были затрачены за тот же период правительством США на «план Маршалла»! Если к цифре военных расходов названных 8 стран прибавить военные ассигнования Швеции, Португалии, Греции, Турции (последние две получают еще сотни миллионов долларов на вооружение по «доктрине Трумэна»), то становится ясным, что вся «помощь» по «плану Маршач-ла» полностью поглощается и даже значительно перекрывается расходами маршаллизованных стран на гонку вооружений. Геринговский лозунг «пушки вместо масла» вполне определяет подлинную сущность политики маршаллизации Западной Европы.

    Итоги первых 17 месяцев осуществления «плана Маршалла» показали всю лживость обещаний амери канской пропаганды, трубившей о «помощи» восстановлению экономики Западной Европы. «План Маршалла» вызвал упадок производства в западноевропейских государствах. В Бельгии, например, прирост промышленной продукции в 1948 г. был на 16% меньше, чем в 1947 г., когда Бельгия еще не получала американской «помощи». В текущем году началось общее сокращение промышленного производства в большинстве стран Западной Европы.

    Маршаллизация привела к гонке вооружений, вызвала рост военной промышленности и обслуживающих ее отраслей за счет мирного производства. Все это не могло не привести к еще большему ухудшению экономическою положения Западной Европы. Под нажимом Администрации по осуществлению «плана Маршалла» правительства маршаллизованных стран прекращают работу предприятий тех отраслей промышленности, существование которых «не устраивает» американских монополистов. Наплыв американских товарных «излишков» также приводит к свертыванию ряда жизненно важны^ отраслей европейской промышленности.

    БеРк на обширном фактическом матеоиале показывает, что поставки и кредиты по «плану Маршалла» используются не для удовлетворения подлинных нужд развития экономики стран Западной Европы, а в соответствии с экономическими и политическими расчетами американских монополистов. Он указывает, что поставки промышленного оборудования, которое необходимо для восстановления промышленности, составляют лишь около 2% от американского экспорта по «плану Маршалла».

    Основное место в американских поставках занимают «излишки» товаров, не находящих сбыта из-за сужения внутреннего рынка США. Это — зерно, табак, сушеные фрукты, а также нефть и уголь. Франция получила, например (в ценностном выражении), за первый год действия «плана Маршалла» в два раза больше табака, шелковых чулок и жевательной резинки, чем оборудования для шахт, в пять раз больше сыра и молочного порошка, чем оборудования для сталелитейной промышленности.

    С апреля 1948 по март 1949 г. безработица выросла на 80—200% в различных маршаллизованных странах Число безработных в Италии сейчас более 2 млн. человек, в Западной Германии — 1,5 млн., в маленькой Бельгии — 300 тыс. и т. д. Как признал недавно один из реакционнейших лидеров профсоюзов Скевенельс, председатель объединенного комитета реформистских профсоюзов маршаллизованных стран, число безработных и полубезработных в Западной Европе составляет не менее 12 млн. Повсеместно растет дороговизна, снижается заработная плата рабочих и служащих. Огромные военные расходы ведут к непрерывному росту налогов.

    Проведенная в сентябре — октябре 1949 г. девальвация валют Англии и других маршаллизованных стран означает дальнейший рост цен, т. е. еще большее снижение реальной заработной платы и ухудшение материального положения трудящихся.

    Это новое наступление капиталистов на жизненные интересы рабочего класса вызовет дальнейшее обострение внутренних противоречий и классовой борьбы в маршаллизованных странах.

    В то время как трудящимся Западной Европы «план Маршалла» принес нишету и безработицу, прибыли капиталистов продолжают расти. Если мелкие и с^&дние предприятия разоряются, то крупные тресты получают большие барыши. Доходы английских монополий, например, в 1948 г. составили 1945 млн. фунтов стерлингов, превысив прибыли 1938 г. в два с половиной раза. Если перед войной прибыли французских капиталистов составляли 29% национального дохода, то в 1948 г. они возросли до 42,5%, а доля заработной платы за то же время упала с 45 до 38%.

    * * *

    Томас Берк заканчивает книгу выводом, что попытки американских правящих кругов найти выход из экономических трудностей и избегнуть кризиса, закабалив с помощью «плана Маршалла» другие капиталистические страны, усилив гонку вооружений и подготовку новой войны, обречены на провал.

    «Американская экспансия в Европе, — указывает он, — углубляет кризис в маршаллизованных странах». Это углубление кризиса в других капиталистических странах явится для США препятствием для выхода из собственного кризиса, и, в силу этого, общий крах капиталистической системы, когда он наступит, будет еще более катастрофическим.

    В своей книге Берк уделяет недостаточно внимания борьбе народов Европы против закабаления их стран американским империализмом. Между тем все усиливающееся сопротивление народов политике маршаллизации Западной Европы »вызывает тревогу у авторов «плана Маршалла». Как сообщил недавно корреспондент американской газеты «Дейли мирор» Роберт Аллен, специальная комиссия конгресса США под председательством Макдуголла, созданная для наблюдения за осуществлением «плана Маршалла», подготовила секретный доклад, в котором бьет тревогу по поводу роста народного недовольства американской политикой в странах Западной Европы.

    Политика установления американского господства, попирающая национальную независимость и жизненные интересы народов, вызывает в Западной Европе законное возмущение. Все более широкие слои трудящихся объединяются для боьбы против засилия американских экспансионистов и их пособников из рядов западноевропейски^ буржуазии. Это предвещает неминуемый крах авантюристической политики маршаллизации Европы.

    А. Белоконь_

    О внешней политике США* выражением которой является «план Маршалла», написано уже очень много, но внутриэкономическому положению Соединенных Штатов, вызвавшему создание «плана», уделялось до сих пор мало внимания.

    В апреле и мае 1947 г. оптовые и розничные цены в Соединенных Штатах начали колебаться и падать. Это снижение цен, которое разумные люди должны были бы встретить с удовлетворением, перепугало предпринимателей, с ужасом спрашивавших, не является ли оно началом нового кризиса. Компании начали сокращать заказы либо вовсе отказываться от них. Снова возросла безработица. Газеты рассуждали о том, является ли это началом кризиса или только конъюнктурным колебанием.

    Многие из писавших о кризисе указывали, что в европейских странах не осталось долларовой валюты и поэтому не удастся сохранить внешнеторговый оборот на уровне первого квартала 1947 г. 5 июня 1947 г. государственный секретаоь США Маршалл огласил в Гарварде свой план поддержания экспорта в Европу. Его речь, з которой он ограничился общими словами, была так неопределенна, что производила впечатление составленной наспех. Однако она была полна решительности и породила надежду на поддержание высокого уровня экспорта, субсидируемого правительством. Предприниматели немедленно реагировали на это, и цены снова поднялись до инфляционного уровня, за исключением цен на продукты питания, которые снизились в результате спекуляции в феврале 1948 г. Страх перед кризисом временно исчез, и его место заняли мечты о прибылях, связанных с инфляционной конъюнктурой, поддерживаемой правительственными ассигнованиями на развитие экспорта и производство вооружений.

    Чтобы понять, почему предприниматели и их политические агенты были так напуганы приближением цен к нормальному уровню, мы должны вернуться ко временам мирового экономического кризиса 1929 г.

    Сравнив опыт американских предпринимателей в период этого кризиса с их опытом в период второй мировой войны, мы сможем понять, какую роль играет «план Маршалла» во внутренней и внешнеполитической программе правительства Трумэна.

    В 1929 г. чистая прибыль предприятий после уплаты налогов достигла невиданной до того цифры в 8,4 млрд. долл., что составляло около 10% национального доходз (87,4 млн. долл.) К

    Летом 1929 г. большинство предпринимателей США считало, что новый кризис не наступит и «процветание» будет постоянным. Они игнорировали такие угрожающие признаки, как снижение покупательной способности, рост безработицы, скопление запасов товаров на складах оптовых и розничных торговцев, растущая зависимость предприятий от кредита и высокий курс акций, не соответствовавший выплачиваемым по ним дивидендам. Наиболее важным показателем они считали то, что прибыли были исключительно высокими.

    Крах явился для них полной неожиданностью. Однако предприниматели не отказались от убеждения, что после непродолжительного периода «урегулирования» цены и прибыли будут попрежнему расти и предпринимательская деятельность вернется к «нормальному» состоянию высокой конъюнктуры. Но вместо «урегулирования» происходило углубление кризиса. Каждый предприниматель, снижая заработную плату, стремился уменьшить свои производственные расходы по сравнению с расходами конкурентов. Монополии пытались удержать высокие цены на свою продукцию и сохранить прежние прибыли при меньшем объеме производства, меньшем количестве рабочих и более низкой. заработной плате. Это приводило к увеличению трудностей в дрчих отраслях промышленности, где все большее и большее количество предприятий прекращало работу.

    Число полностью безработных быстро росло и ранней весной 1933 г. достигло 15 млн. Некоторые работали только несколько часов в неделю, а заработок многих миллионов работавших упал ниже прожиточного минимума. Тысячи рабочих не могли найти работу в течение нескольких месяцев и даже лет, в результате они лишились всех своих сбережений и имущества.

    Предпринимателей мало беспокоила1 нужда рабочих, но потеря прибылей и все увеличивавшееся количество банкротств начали их тревожить. Вмес*то чистой прибыли, достигшей в 1929 г., за вычетом налогов, 8,4 млрд. долл., в 1932 г. корпорации понесли уб>ыток в 3,4 млрд. долл.

    Банкротствам, казалось, не будет ко>нца, и доверие к экономической и банковской системе б*ыло так подорвано, что началась паника среди вкладчиков даже самых солидных банков. Люди часто целыми ночами стояли в длинных очередях в надежде получиггь обратно вложенные деньги. Банки же, оказавшись неплатежеспособными, лопались, как мыльные пузы[ри.

    Капиталисты Соединенных Штатов не могли опомниться от этого удара и с ужасом оглждывались на катастрофические 1932 и 1933 гг., во время и после которых произошло также усиление рабочего движения, когда рабочие добились значительных успехов в создании новых боевых профессиональных организаций и в социальном страховании. В течение 10 лет гпосле 1929 г. число безработных в среднем за год ни ра1зу не было меньше 7 млн. Несмотря на это, многие кофпорации получали «удовлетворительные» прибыли. Одшако вторая мировая война показала капиталистам С1ША, как много они за этот период упустили. Правда, некоторые из них с завистью смотрели на немецких промышленных магнатов, получавших колоссальные приб>ыли, обусловленные фашистским контролем над зарабютной платой А высокой промышленной конъюнктурой,, вызванной подготовкой к войне, но большинство оставалось верным своему традиционному убеждению, что., за исключением установления охранительных пошлин ¡и случаев неожиданных спадов конъюнктуры, чем меньше правительство вмешивается в экономику, тем лу^ше.

    Вторая мировая война показала, какие огромные возможности открываются перед теми, жто может использовать государственную власть для (обеспечения себе постоянного сбыта и повышения цен, и каких поистиие скаазочных размеров могут достигнуть прибыли. Во время войны правительство США охотно покупало все то-варэы, которые мог произвести частный капитал, по це-надо, устанавливаемым самими представителями этого капштала в Вашингтоне. Обуреваемые «патриотическими чувзствами», промышленники становились полковниками и генералами и в ^честве «экспертов» делали закупки на своих собственных предприятиях. Отпала опасность снижения цен на потребительские товары вследствие внутренней конкуренции, так как армия, флот, авиация и пюставки по лендлизу требовали товаров всех видов в тактом количестве, что их постоянно нехватало. В 1944 г. расходы правительства составили свыше половины всех нашиональных расходовг.

    правительство, вкладывая капиталы в отдельные от-> расли промышленности, принимало на себя весь риск. Пршбыли промышленных компаний достигли в 1943 г. 24, £5 млрд. долл., и, хотя налоги выросли до 14,11 млрд. долл., чистая прибыль составляла огромную су Mi му в 10,4 млрд. долл.5 Для монополистического капжтала наступил период баснословных прибылей.

    "По мере приближения конца войны в Соединенных Штгата все острее вставал вопрос о том, как избежать кризиса и сохранить высокий уровень занятости и прибылей военного времени. Во время войны экономическое ожнивление сопровождалось ростом государственной задолженности, а это означало в свою очередь увеличение налюгового бремени.

    Югромные прибыли выкачивались непосредственно из каршана американского народа. За время войны долг федерального правительства достиг астрономической иифрры в 280 млрд. долл., т. е. был в 10 раз больше до-военного долга, и составлял 2 тыс. долл. на душу населения. Учетная ставка оставалась между тем низкой, так как банки и страховые общества, скупившие большую часть векселей, могли их в любой момент оплатите. Коммерческие банки, имея облигации государственных займов, могли получать по ним проценты, когда им нужны были наличные деньги для пополнения резервов,, установленных федеральной резервной системой. Фактически банки имели наличные деньги и при этом получали еще на них проценты! Так как учетная ставка была низкой, то платежи процентов по федеральному долгу в финансовом году, закончившемся 30 июня 1948 г., составили лишь 5,2 млрд. долл.

    Возник вопрос, до каких размеров может возрастать государственный долг и до каких пор правительство может субсидировать частных предпринимателей, расходуя больше, чем получает. Ответ «экономических экспертов» свидетельствовал о радикальном изменении взглядов, происшедшем после войны. «Эксперты» полагали, что пока промышленность будет расширяться и производство товаров увеличиваться, будет расти и способность правительства платить проценты по государственному долгу. Один экономист высчитал, что к 2000 г. государственная задолженность могла бы достигнуть невероятной суммы в 4 триллиона долларов, при условии сохранения существующего уровня учетной ставки и современной тенденции капиталовложений.

    Другими словами, капиталисты предполагали, что они смогут компенсировать уменьшение покупательной способности потребителей, происшедшее в результате получения чрезмерных прибылей капиталистами, покупательной способностью, созданной правительственными кредитами. Решение, достойное Яльмара Шахта! Однако это решение не так легко осуществить. Народ в конце концов поймет, что действительная стоимость облигаций государственных займов падает в той же мере, в какой растут цены на предметы потребления, и перестанет покупать эти облигации. Это будет означать крах всей системы. Но сторонников увеличения государственного долга, а именно они руководят в настоящее время американской финансовой политикой, не пугают никакие трудности.

    Характерным показателем того, в какой мере в США отказались в настоящее время от принципа свободного предпринимательства («laisser faire»), может служить то, что ответственность за поддержание занятости и покупательной способности несут не частные предприниматели, а федеральное правительство. Конгресс СШ своим «законом о занятости» от 1946 г. установил, что «правительство обязано использовать все доступные ему средства, не противоречащие его задачам, обязательствам и прочим основным принципам государственной

    со

    политики... для поддержания максимальной занятости, покупательной способности и максимального объема производства» г.

    Еще до провозглашения «плана Маршалла» среди предпринимателей росли опасения, что в результате понижения покупательной способности создадутся товарные излишки и вызванное этим падение цен приведет к кризису. Так, журнал «Мэгэзин ов Уолл-стрит» откровенно писал:

    «Мы видим, что экономисты все более соглашаются, а предприниматели все менее отрицают, что спад производства, очевидно, начнется в третьем и четвертом кварталах и продлится по крайней мере в течение нескольких месяцев 1948 г. Легко было бы впасть в ошибку при попытке точно определить, когда и в каких размерах произойдет это снижение, но нет оснований предполагать, что его можно избежать»6.

    Это было в марте 1947 г. В апреле и мае оптовые и розничные цены начали падать — плохой показатель для предпринимателей, объяснявшийся перепроизводством товаров широкого потребления. «Мэгэзин ов Уолл-стрит» писал:

    «Нельзя не притти к выводу, что значительная часть продукции скопляется на складах. Это в первую очередь относится к товарам кратковременного пользования (обувь, одежда), производство которых возросло в сравнении с предшествующим годом на 10—15%... По мнению работников министерств земледелия и торговли, деловая активность начнет падать во второй половине 1947 г... Как тЪлько начнется сокращение промышленного производства, поворот в общей тенденции развития цен будет более или менее неизбежен. Цены поднялись так быстро и так высоко, что немного будет нужно для того, чтобы началось резкое падение тех товарных цен, которые особенно подвержены колебаниям... В этом отношении очень важна позиция банковских кругов в области предоставления 4:суд под товары. Если владельцы больших партий ценных товаров, находящихся на складах, вынуждены будут их быстро распродавать, цены резко понизятся. Цены на товары, пользующиеся устойчивым спросом, могут быть увлечены потоком общего падения цен так же, как это было в 1921 г. с пшеницей»

    Это мрачное предсказание очень хорошо отражает общую неустойчивость подъема. Ассоциация торговцев в Чикаго считала «доказательством значительного снижения конъюнктуры тот факт, что в течение последних пяти месяцев торговля сокращалась, а конкуренция усиливалась» 7.

    Г. М. Тремэн, занимающийся анализом хозяйственной деятельности, писал в начале июня 1947 г.:

    «Все более распространяется мнение, что нас ожидает резкое падение цен такого же характера, как в 1920—1921 гг. Некоторые, — нужно признать, что они в меньшинстве, — видят ,в этом не что иное, как прямой путь к кризису».

    Сам Тремэн дал более оптимистический прогноз, заявив, что черный день расплаты «наступит не ранее начала 1948 г.»8

    Наибольшую трудность в создавшемся положении представляло решение проблемы экспорта. Во всех странах нет долларовой валюты до известной степени потому, что США препятствуют нормальному импорту и нет оснований полагать, что эта их позиция может измениться или что бессистемная и непоследовательная политика займов, проводимая после второй мировой войны, позволит этим странам иметь достаточное количество долларов для постоянных закупок американских товаров.

    Таково было внутриэкономическое положение США, когда Маршалл провозгласил свой план «помощи Европе». Предприниматели приняли его с восторгом. В середине июля тот же Г. М. Тремэн писал:

    «Провозглашение «плана Маршалла», стабилизация на бирже и быстрый рост цен на некоторые товары — таковы события, о которых можно сказать, что они дают основания с надеждой смотреть на ближайшее будущее» 9.

    Другой комментатор так определил значение новой политики займов:

    «Помимо достаточного спроса внутри страны, необходимо наличие очень высокого спроса на экспорт товаров всех видов, и в первую очередь на средства производства и продовольствие. Наш экспорт колеблется на уровне 16 млрд. долл. в год, и, учитывая нашу новую политику ваймов, можно считать, что не скоро произойдет его снижение. Вывоз имеет теперь решающее значение для будущей предпринимательской деятельности. Не будь его, нам уже пришлось бы испытать значительное снижение производства и цен» х.

    В сентябре читателям «Мэгэзин ов Уолл-стрит» были преподнесены следующие откровенные соображения о том, может ли «план» способствовать восстановлению Европы:

    . «Рынок достаточно хорошо воспринял разрекламированное сообщение о временной помощи Европе, и никого не беспокоит вопрос о том, что и когда предпримет конгресс в эт'ом направлении. Очевидно также, что никто не питает особых иллюзий относительно того, что может быть сделано в рамках «плана Маршалла». Словом, нет большого оптимизма в оценке возможности всерьез разрешить с помощью этого плана европейские экономические проблемы. Несмотря на это, если бы план помог «удержать позиции» хотя бы в течение года, это принесло бы большую пользу, временно смягчив некоторые проявления кризиса» 10.

    В октябре «Мэгэзин ов Уолл-стрит» писал следующее:

    «Характерной особенностью нынешней высокой конъюнктуры является то, что всегда находится что-нибудь, поддерживающее ее в момент, когда может начаться ее спад. В начале этого года такой поддержкой явился неожиданный рост вывоза. Летом — более чем сезонное оживление строительной промышленности, — расходы на строительство возросли с июля по август 1947 г. на целых 25%. Возможно, что без такой поддержки высокие цены на продовольствие, пагубно влияющие на покупательную способность потребителей, нанесли бы больший ущерб торговле. Необходимо внимательно следить за тенденцией дальнейшего развития. Пока не приходится сомневаться, что осуществление «плана Маршалла» прочно укрепит у нас высокую конъюнктуру. Таким образом, обстановка в Европе будет иметь прямое влияние на развитие нашей торговли и промышленности» 

    Утверждение, что «план Маршалла» поддержит высокую конъюнктуру в США, является веским аргументом при обращении к предпринимательским кругам. Но, обращаясь с ним к народу, приходится быть осторожным, чтобы не вызвать обвинения в том, что цены растут слишком быстро и «план Маршалла» излишне подстегивает инфляцию. Ассоциация внешней политики следующим образом преподнесла общественности этот аргумент:

    «Высокая степень занятости как в нашем «сельском хозяйстве, так и в промышленности в настоящее время зависит в известной мере от вывоза в Европу. Несомненно, что мы сами финансировали значительную часть этого вывоза, а исчезновение продовольственных и других товаров с внутреннего рынка способствовало повышению цен. При таких обстоятельствах большой вывоз не является только благом. Но, с нашей точки зрения, он и не является только злом. Если бы мы прекратили дальнейшую помощь Европе и не посылали больше туда товаров, в некоторых отраслях нашего хозяйства началось бы быстрое сокращение производства, а работа в других прекратилась бы совсем» 11.

    В течение этих месяцев общая экономическая неустойчивость все больше развивалась в сторону инфляции, а цены росли так быстро, что недовольство становилось политически опасным. Монополии обращали на это, однако, мало внимания. Для них важно было, что падение конъюнктуры снова отсрочено.

    В ноябре, сразу после созыва Трумэном чрезвычайной сессии конгресса, которая должна была заняться вопросами «восстановления Западной Европы» и экономической стабилизации внутри страны, «Мэгэзин ов Уоллстрит» оптимистически писал:

    «Падение конъюнктуры угрожало бы только в том случае, если бы одновременно начали значительно сокращаться как экспорт, так и расходы частных компаний, но для такого предположения нет никаких оснований» 12.

    Мы можем присоединиться к мнению журнала «Мэгэ-зин ов Уолл-стрит», считавшего «характерной особенностью нынешней конъюнктуры» то, что всегда находится что-нибудь, спасающее ее.

    Равновесие невозможно. Наблюдается «или слишком высокая конъюнктура, или слишком сильный спад» *. Как только цены начинают падать или хотя бы приостанавливается их рост, конгресс утверждает новые правительственные расходы. Инфляция, искусственно создаваемая правительством, упрочилась, и монополисты надеются, что она будет продолжаться и дальше.

    ЧТО ОЗНАЧАЕТ «ПЛАН МАРШАЛЛА» И КТО ЕГО ПОДДЕРЖИВАЕТ

    Было много неясного в том, что представляет собой «план Маршалла», каковы его цели и кто его поддерживает в Соединенных Штатах. Это и неудивительно, потому что фактически мы имеем дело не с «планом», а со сложной оппортунистической, антикоммунистической и империалистической политикой, прикрываемой маской человеколюбия. В своей речи в Гарварде 5 июня 1947 г. Маршалл не изложил никакой определенной программы, а просто провозгласил, что если европейские народы активно приступят к планированию восстановления своей экономики, Соединенные Штаты помогут им. За этот публично сделанный намек немедленно ухватились министры иностранных дел Бевин в Англии и Бидо во Франции. С тех пор европейской и американской общественности ежедневно преподносят сообщения о* задачах и успехах «плана». Состоялось много международных конференций, было заключено множество различных соглашений, планы экономического восстановления предлагались и отвергались, происходили заседания законодательных органов, издавались законы и подписывались договоры. Короче говоря, делалось гораздо больше, чем было необходимо для планирования восстановления хозяйства, а также много, такого, что вообще не имело никакой связи с экономическим восстановлением. США проводят свою экономическую, военную и политическую экспансию в мировом масштабе с типичным для них нетерпением.

    «План Маршалла» — хотя и значительная, но все же только часть всей внешней и внутренней политики США. Этот «план» является одним из основных этапов ведения «холодной войны» против демократических сил во всем мире — как в Индии, Китае и Германии, так и в самих США. Эта реакционная политика прикрывается огромным количеством речей о демократии и гуманизме, чтобы создать опору для «плана Маршалла» внутри страны и за границей. Стремясь добиться успеха, акцентируют внимание на различных сторонах вопроса, в зависимости от аудитории. Так, например, руководителям профсоюзных организаций угрожают безработицей в случае провала «плана». Чтобы убе хить некоторых до сих пор «не просвещенных» предпринимателей, журнал «Файненшл уорлд» 18 февраля 1948 г. писал:

    «Не проходит недели, чтобы кто-нибудь из представителей правительства не заявил на каком-нибудь интимном собрании группе теоретиков-экономистов или предпринимателей, что основная задача «плана Маршалла» — это расширение экономического влияния Америки. Один из чиновников министерства торговли сказал экономистам, что это — империализм, и хорошо, что это так.

    ...Все это объясняется тем, что, по мнению правительства, людей нужно убеждать, учитывая их интересы. В женских клубах говорят о человеколюбии, а среди предпринимателей — о прибылях».

    Маршалл, выступая в Питсбургской торговой палате и обращаясь к широкому кругу слушателей, говорил, что без «плана Маршалла» произошла бы «потеря иностранных рынков и источников сырья, что бесспорно вызвало бы у нас снижение экономического уровня и вынудило бы нас усилить правительственный контроль... Положение, в котором мы могли очутиться, неизбежно возложило бы на нас такие тяготы в виде налогов, различных трудностей, жертв и ограничения прав и привилегий, что теперешние трудности показались бы нам незначительными» г.

    Не следует забывать, что большая часть населения США поддерживает «план Маршалла» действительно в

    1 New York Herald Tribune, January 17, 1948. 3*    35

    силу гуманных соображений. Простой народ в Америке, как и во всем мире, великодушен и не смог еще полностью разобраться в империалистической сущности этой политики. Из всех кандидатов на выборах 1948 г. только Генри Уоллес и его сторонники разоблачали подлинные цели внешней политики Соединенных Штатов и протестовали против нее. Против Уоллеса ополчилась вся американская пресса, за исключением двух небольших либеральных газет, нескольких профсоюзных еженедельников и коммунистической печати. Хотя вся контролируемая правительством пресса и радио пропагандируют «холодную войну», американский народ не хочет войны и с недоверием следит за каждым проявлением агрессивных намерений империалистов. Для того чтобы заручиться поддержкой народа, его запугивают и одурманивают пропагандой.

    Было бы странно, если бы закоренелые бюрократы из Американской федерации труда не стали полностью на сторону «плана». В течение долгого времени они так же горячо защищали капитализм, как сами капиталисты. Поддерживая высокие импортные пошлины и республиканскую партию, они стали в один ряд с предпринимателями.

    Основная причина того, что чиновники из КПП поддерживают «план Маршалла», — это страх перед новым кризисом, сопровождаемым безработицей и снижением заработной платы и могущим нанести удар профсоюзным организациям, как это уже неоднократно было в истории США. Этих чиновников удалось убедить в том, что «план Маршалла» необходим для поддержания высокого уровня занятости и заработной платы 13.

    Уолл-стрит и государственный департамент США не сочли нужным предоставить представителям профсоюзов ответственные посты в Администрации экономического сотрудничества, но так как поддержка со стороны профсоюзных организаций представляет для них определен-

    ную ценность, то несколько таких представителей назначили все же на второстепенные должности. Правительство поощряло созыв профсоюзами конференций и создание параллельных профсоюзных организаций, чтобы расколоть единство рабочего класса, борющегося против империалистической политики США. Но все попытки расколоть Всемирную федерацию профсоюзов окончились полной неудачей. Созывались сепаратные конференции представителей США, Британского конгресса тред-юнионов и некоторых раскольнических профсоюзных организаций других стран. Одна из таких конференций* заседавшая в Лондоне 9—10 марта 1948    г., приняла

    следующую декларацию:

    «Конференция изучила принципы, на которых основаны американские предложения, и с удовлетворением признала, что американское предложение о помощи не связано ни с какиминеприемлемыми условиями и что оно, в первую очередь, не является вмешательством во внутренние дела заинтересованных государств» 14.

    В тот же день, когда государственный департамент США передавал по радио эту декларацию, одно официальное лицо заявило:

    «Не может быть и речи о дальнейшей помощи Италии со стороны США, если там на предстоящий выборах победят коммунисты» 15.

    Трудящиеся Европы, расценивающие «план Маршалла» по его результатам, мало обращают внимания на агитационные речи правых профсоюзных деятелей. Но в США, где не так легко разобраться в результатах «плана», подобное заявление лондонской конференции имеет значение, так как оно вводит общественность в заблуждение относительно сущности «плана Маршалла».

    Американские трудящиеся на ноябрьских выборах 1948 г. забаллотировали члена конгресса, проводившего закон Тафта—Хартли. Можно надеяться, что они скоро разберутся и в более сложных международных делах и в том, насколько тесно эти международные дела связаны с их непосредственными интересами.

    В США пресса является крупным капиталистическим предприятием и в качестве такового поддерживает «план

    Маршалла»' как в собственных интересах, так и в интересах тех, кто помещает объявления в газетах и журналах. В европейских странах доход от объявлений незначителен, и в силу этого распространение американских газет и журналов в этих странах было для американских дельцов, с точки зрения доходности, сомнительным предприятием.

    Однако государственный департамент США считал, что антикоммунистическая пропаганда некоторых изданий должна иметь как можно более широкий круг читателей. Поэтому конгресс вынес решение об ассигновании 10 млн долл. в специальный фонд «плана восстановления Европы» для обмена валюты, выручаемой в других странах от продажи американских газет и журналов. Информационный отдел «Чикаго трибюн» сообщал, что государственный департамент США просил предоставить такую дотацию для увеличения тиража «нескольких избранных газет и журналов, которые особенно активно поддерживали план восстановления Европы»г.

    Были названы «Ньюс уик», «Тайм», «Лайф», «Ридерс дайджест», «Нью-Йорк геральд трибюн» и «Нью-Йорк тайме». Все эти газеты отрицали, что они просили субсидию, но форма, в которой они это сделали, подтверждала, что субсидия была им предоставлена.

    В «Нью-Йорк геральд трибюн» было помещено следующее краткое сообщение:

    «Нью-Йорк геральд трибюн» не просила ни о какой субсидии и не приняла бы ее. Вместе с другими издательствами она просила лишь принять какие-нибудь меры для гого, чтобы помочь ей преодолеть трудности при возмещении производственных расходов, возникающие вследствие необратимости или неустойчивости европейских валют. Этот проект еще должен быть утвержден конгрессом. Суммы, о которых шла речь в Вашингтоне, являются ориентировочными. Фактически в европейское издание «Нью-Йорк геральд трибюн» было вложено в течение года 462 тыс. долл., что дало возможность увеличить на 50 тыс. экземпляров количество газет, доставляемых немцам и австрийцам» 2.

    Читателю несколько трудно понять, в чем заключается разница, которую видит «Нью-Йорк геральд трибюн»

    1 Chicago Tribune, July 4, 1948.

    2 New York Herald Tribune, June 4, 1948.

    между субсидией и 462 тыс. долл., давшими ей возможность увеличить подписку на 50 тыс. экземпляров.

    Таким образом, империалистические, милитаристские и антикоммунистические элементы проводят в жизнь программу подготовки к войне, тогда как прямо противоположная программа скорее способствовала бы как внутреннему процветанию, так и достижению гуманных целей.

    Возникает вопрос, почему монополисты, понимающие, какие прибыли дают им правительственные расходы, приводящие к дефициту государственного бюджета, так решительно восстают против расходов на мирные цели внутри страны. Почему повышение пенсий по старости или увеличение расходов на просвещение, здравоохранение и на различные общественные работы не смогли бы с таким же успехом явиться средством повышения покупательной способности, как экспорт или производство военных материалов?

    С другой стороны, если бы дело заключалось только в гуманных соображениях или в высоком уровне экспорта, мог бы возникнуть вопрос, почему так быстро отказались от ЮНРРА. Это кажется на первый взгляд тем более непостижимым, что те, кто хоронили организацию ЮНРРА, с большим шумом требуют поддержки ООН и много говорят о восстановлении и реконструкции экономики стран, пострадавших от войны. Бывший президент Герберт Гувер, требуя прекратить «благотворительность при раздаче продовольствия в больших масштабах» и вернуться к политике времен первой мировой войны, когда продовольствие использовалось как оружие в политической войне, выдал главное соображение, в силу которого государственный департамент принял решение о ликвидации ЮНРРА К

    Другим недостатком организации ЮНРРА, с точки зрения американских экспортеров, было то, что ей, несмотря на трудности, все-таки удалось создать относительно хороший административный аппарат, который мог удовлетворять до некоторой степени действительные нужды разоренных стран. Избавляться от излишков товаров с помощью такой организации было бы сложно, а иногда,

    может бцть, и невозможно. Но важнейшим возражением монополистического капитала против ЮНРРА было то, что организация Объединенных наций в принципе призвана беспристрастно помогать восстановлению всех пострадавших от войны стран, что противоречит доктрине Трумэна о борьбе против социализма и коммунизма. Такая аполитичная помощь, да и вообще всякий неконтролируемый политический экспорт могли бы значительно ослабить то экономическое давление, которое осуществляют США для достижения своих экономических и политических целей.

    «НОВЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ»

    В декабре 1940 г. Вирджил Джордан, председатель Совета национальных промышленных съездов и давнишний слуга крупнейших промышленных и финансовых корпораций, заявил:

    «Каковы бы ни были результаты войны, Америка как во внешней политике, так и в других областях стала на путь империализма со всеми вытекающими отсюда последствиями. Несомненно, что после .войны резко изменится соотношение сил не только на международной арене, но и внутри страны... Англия станет, в лучшем случае, младшим партнером в новом англосаксонском империалистическом союзе, основой которого будут экономические ресурсы и военно-морская мошь Соединенных Штатов» *.

    Одним из первых шагов империалистов после войны был захват ими в свои руки государственного департамента, министерства торговли и военного министерства, так что весь правительственный аппарат как за границей, так и внутри страны стал использоваться для поддержки капиталистических афер. Монополии уже не удовлетворяются тем, что представители политических партий проводят их политику — в настоящее время государственная власть стала настолько значительным фактором, что монополисты сами начали занимать руководящие посты в правительстве. На заседании Национального совета внешней торговли 12 ноября 1946 г.

    Уэлч, казначей компании «Стандард ойл ов Нью-Джерси», заявил:

    «Частные предприниматели Америки должны или активно выступить и спасти свои позиции во всем мире, или оставаться пассивными и быть свидетелями собственных похорон... частные предприниматели должны начать проведение собственной внешней политики с самого важного — послать своих людей в правительство. Впрочем, это относится и к внутренней политике»

    В феврале 1948 г. на руководящие посты в правительстве было назначено 50 банкиров, финансистов и промышленников и около 30 генералов, адмиралов и крупных военных чинов. В Администрации экономического сотрудничества монополисты занимают все руководящие посты. Мало того, любое важное политическое мероприятие либо исходит с Уолл-стрита, либо должно быть там согласовано. Таким был, например, так называемый отчет комитета Гарримана, на котором главным образом основан закон об экономическом сотрудничестве, составленный под редакцией В. Рандольфа Бурд-жесса, вице-президента «Нейшнел сити бэнк». Любое важное решение по финансовым вопросам, относящееся к «плану восстановления Европы», должно быть одобрено Государственным советом по международным валютным и финансовым вопросам, совещательным органом которого является комитет Олдрича с Уинтропом Олдричем, директором «Чейз нейшнел бэнк», во главе 16.

    На внутреннем фронте Нацифнальная ассоциация промышленников — признанный представитель монополистического капитала — вела кампанию против контроля цен и ограничения прибылей. В своей пропаганде она оперировала доводом, что «предпринимательская деятельность, основанная на свободной конкуренции», быстро доведет производство до таких масштабов, что менее чем в полгода снизятся цены на все товары. Фактически же монополии упорно стремятся к распространению своего контроля над всей промышленностью, и их представителям не приходит и в голову допустить конкуренцию и снижение цен. В отчете Федеральной торговой комиссии за 1947 г. говорится, что после войны «усиливается концентрация путем объединения промышленных компаний, и это дает еще больше оснований для уже сделанного комиссией вывода, что... растущая концентрация экономической мощи в США является в настоящее время величайшим отрицанием американской теории свободного предпринимательства... Массовое объединение предприятий неизбежно ведет к картелизации как в Америке, так и в Европе... Концентрация экономической мощи в руках немногих неизбежно ведет к концентрации политической власти. Чтобы предотвратить такой исход, необходимо приостановить быстрый рост концентрации экономической мощи в руках частных предпринимателей, а для этого следует прежде всего приостановить развивающийся в настоящее время с угрожающей быстротой процесс объединения и слияния промышленных компаний» 17.

    На это открытое предостережение об угрожающих темпах роста фашизма конгресс, руководимый республиканцами, не обратил внимания. Наоборот, законом Тафта — Хартли он ослабил экономически и политически профсоюзные организации.

    Как и предвидела Национальная ассоциация промышленников, ослабление позиций рабочего класса ппи-вело к тому, что снова повысились чистые прибыли компаний, достигшие в 1947 г. за вычетом налогов 17,4 млрд. долл.

    Такие высокие прибыли вызвали большие трудности. Так как во время войны возможность покупок и частных капиталовложений была ограничена, то частные накопления увеличивались. Однако этот рост * быстро приостановился, а потребительский кредит вырос до невиданно высокого уровня. Задолженность потребителей, упавшая в феврале 1944 г. до 4832 млн. долл., возросла в июне 1948 г. до 14 149 млн. долл.18. Нетрудно объяснить причины такого быстрого роста этой задолженности. Инфляция беспрепятственно развивалась, как это признал и сам президент Трумэн, заявивший, что средний денежный доход на душу населения увеличился в конце 1947 г. на 18% по сравнению с началом 1946г., а покупательная способность заработной платы упала за тот же период на 8%. Трумэн говорил:

    «Падение покупательной 'Способности было еще большим у миллионов людей, получающих твердый доход, и у тех, рост дохода которых отставал от среднего показателя» х.

    Далее Трумэн сказал:

    «Несмотря на то, что результаты производственной деятельности были в этом году удовлетворительными, инфляционная тенденция вызвала серьезное беспокойство. Она не только привела к большому неравенству среди нашего народа, но и создала опасность возникновения больших трудностей» 19.

    Эти слова свидетельствуют о том, что президент признает наличие инфляции.

    «ПЛАН ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЕВРОПЫ» И ГЕРМАНИЯ

    США должны «ускорить восстановление двух великих мастерских Европы и Азии — Германии и Японии»,— объявил Ачесон 8 мая 1947 г. в своем выступлении в сенатской комиссии по иностранным делам20. Это выступление называли «первым официальным заявлением о том, что позже стало «планом восстановления Европы». Было ясно, что эта программа означает нарушение существующих договоров четырех держав. Перед ноябрьской сессией Совета министров иностранных дел в Лондоне английский журнал «Экономист» писал:

    «В беседах заместителей министров иностранных дел не выявилось никаких признаков того, что министры иностранных дел пойдут навстречу друг другу. Положение в настоящий момент, разумеется, более трудное, чем в марте прошлого года в Москве: весьма сомнительно, можно ли заключить какое-нибудь соглашение об экономическом объединении Германии, которое не коснулось бы основ «плана Маршалла», стоящего теперь в центре внимания трех из четырех министров иностранных дел» 21.

    Джон Фостер Даллес, не пытаясь даже сделать вид, что он придерживается Потсдамского соглашения, заявил:

    «В Потсдаме было заключено соглашение о демонтаже промышленных предприятий, повидимому, совершенно нереальное и противоречащее программе, которую мы здесь обсуждаем... Я полагаю, что Потсдамские соглашения могут в настоящее время считаться мертвой буквой...»

    В США официально признали, что «план Маршалла» несовместим с контролем четырех держав над Германией. Это заявили как сенатор Ванденберг, председатель сенатской комиссии по иностранным делам, так и государственный секретарь Маршалл при обсуждении в сенате закона о «плане Маршалла». Вацденберг задал при этом вопрос:

    «Перейдем к существу проблемы: правильно ли то, что, несмотря на ограничения, накладываемые на нас договорами четырех держав, мы не собираемся больше ожидать решения Совета министров иностранных дел по вопросу об объединении трех зон Западной Германии... и приступаем к нему, не ожидая плана, который нам предложит Совет министров, но стремясь к тому, чтобы каждый желающий мог присоединиться к нашему плану?»

    Государственный секретарь Маршалл ответил: «Верно, мы поступаем именно так» 22.

    Позже, когда военный министр Ройял подтвердил, что договор четырех держав был нарушен самим фактом увеличения промышленной продукции Западной Германии в августе 1947 г., сенатор Ванденберг высказался еще определеннее:

    «Мы начали теперь управлять Бизонией по собственному разумению, не считаясь с Потсдамским договором, и, если я не ошибаюсь, мы сделали это, исходя'из предположения, что этот договор был раньше нарушен кем-то другим».

    Ройял ответил: «Конечно, господа, но мы ставили вопрос не совсем так»23.

    Государственный департамент США показал, что, повышая уровень производства, он отдает себе отчет в том, что восстанавливает военный потенциал Германии. По этому вопросу он издал специальный меморандум, в котором между прочим говорится:

    «Расширение производства проводится главным образом с тем, чтобы промышленная мощность Бизонии была достаточной для обеспечения производства товаров примерно на уровне 1936 г.

    В 1936 г. нынешняя Бизония экспортировала промышленных товаров приблизительно на 1,75 млрд. долл. (в текущих ценах). При намечаемом теперь объеме промышленной продукции она могла бы вывозить на 15% больше.

    Не следует забывать, что на средства, которыми немцы располагали в 1936 г., они создали колоссальную военную машину»

    Французы, чехи и другие народы, ставшие в свое время жертвами нацистов, были серьезно обеспокоены таким восстановлением германской промышленности и тем, что в «плане» было отдано предпочтение потребностям германского хозяйства. Одновременно с увеличением промышленной продукции были внесены изменения в ту программу германских репараций, о которой договорились четыре державы. Глава Администрации экономического сотрудничества Гофман заявил, что «будет создана комиссия из руководящих промышленников США, которая поможет установить, какие промышленные предприятия Западной Германии, предназначенные .ранее для демонтажа в счет военных репараций, могли бы оказаться полезными делу восстановления, если бы остались на местах»24.

    На следующий день французский представитель сказал:

    «Государственный департамент США дал недавно отрицательный ответ на ноту, требующую возвращения 60 тыс. станков, вывезенных во время войны немцами из Франции. Государственный департамент считает, что это может нанести серьезный ущерб германской промышленности, хотя французы подчеркивали, что эти машинь1 необходимы для их промышленности, которая была ограблена и понесла большой урон во время войны» 25.

    1аким образом, государственный департамент США и американские промышленники на основе «плана Маршалла» решают, что украденное у французов машинное оборудование должно остаться в Германии вопреки международному праву и договорам, по которым имущество такого рода должно быть возвращено. Ричард М. Биссел, выступая от имени комитета Гаррима-на, сказал:

    «Комитет придает величайшее значение восстановлению производства в Германии... Он считает, что если бы восстановление Европы в целом могло происходить быстрее благодаря помощи, оказанной восстановлению Германии, и тому, что в Германию импортировалось бы больше товаров, чем в другие страны, то в таком случае следовало бы отдать предпочтение Германии, так как вопрос нужно рассматривать прежде всего с точки зрения наиболее быстрого и здорового восстановления экономики.

    Я думаю, что комитет отдает себе отчет в том, что если это решение будет неправильно понято, может создаться впечатление, что мы стремимся использовать помощь Соединенных Штатов для укрепления бывшего врага за счет бывшего союзника, чего, как я показал, комитет, конечно, не имел в виду» 26.

    Опасения господина Биссела, что программа восстановления германской промышленности может быть «неправильно» понята, не были лишены оснований. Это видно из следующего заявления министра Ройяла:

    «Германия больше нуждается для экономического оздоровления в помощи извне, чем всякая другая страна Западной Европы. Я не хочу этим сказать, что с Германией нужно обращаться так же, как с остальными государствами, но говорю, что немцы находятся в худшем положении, чем все другие народы Европы, и больше нуждаются в помощи. Необходимо, чтобы восстановление их хозяйства проводилось как составная часть всего европейского восстановления» 27.

    Ронял добавил:

    «Германия станет участницей плана восстановления Европы. В рамках этого плана военные органы получат в свое распоряжение фонды и товары, предназначенные на восстановление, и вспомогательные фонды. Распределение средств, предназначенных на восстановление Германии, будет проводиться под надзором всех участников Организации восстановления, так же как и в других европейских государствах, хотя бесспорно, что в данном случае достаточен был бы меньший контроль, так как правительство США все равно будет в значительной мере контролировать проведение восстановительной программы в Германии»28.

    На случай, если для кого-нибудь все же осталось бы неясным, кто же собственно управляет Германией, Ройял заявил:

    «Наше влияние в финансовых и экономических вопросах будет более или менее соответствовать размерам нашей помощи: это фактически значит, что наше мнение в этих вопросах будет решающим» 29.

    В этом действительная причина того, почему потерпело неудачу совместное управление четырех держав в Германии. Пока Советский Союз имел право голоса в решениях о Западной Германии, США не могли во всеуслышание заявлять, что они являются там единственными правителями и не могли заставить Францию, Великобританию и немецкий народ дать свое согласие на сохранение частных предприятий в Руре.

    В августе 1948 г. американский военный губернатор генерал Клей особенно подчеркнул, что он «не считает временное правительство западногерманского государства... постоянным».

    11 октября 1948 г. генерал Клей, заявив, что восстановление Германии идет «удивительно благоприятно», сделал неожиданное сообщение. Он объявил, что запрещение иностранных инвестиций в Германии будет скоро отменено 30.

    По данным д-ра Аденауэра, вождя немецких христианских демократов, не менее трети акций немецких угольных копей находится в руках иностранцев, главным образом американцевЭто акции довоенных картелей, поддерживавших Гитлера. Пауль Гофман, для того чтобы оправдать поддержку, оказываемую картелями, заявил следующее:

    «Наша политика, несомненно, не будет поощрять создание картелей. Но целью нашей программы является восстановление, и если бы мы столкнулись с планом, предполагающим картелизацию, но подающим надежду на оздоровление в какой-нибудь области, то мы, хотя и неохотно, но все же вынуждены были бы с ним согласиться» 31.

    Эти люди неистовствуют в своей ярости против Советского Союза, запретившего в соответствии с Потсдамским соглашением картели в Восточной Германии. Они могут пытаться свалить на Советский Союз вину в расчленении Германии, но остается фактом, что в объединенной Германии, управляемой на основе Потсдамского соглашения, они не смогли бы провести в интересах американского монополистического капитала американизацию Рура.

    Это те же самые люди, которые сразу после окончания войны, летом 1945 г., отдали приказ о расширении аэродрома Фюрстенфельдбрюк, возле Мюнхена. Уже в 1945 г. некоторые американские политики готовились более чем к «холодной» войне.

    Недавно несколько американских деятелей, посетивших Испанию, опубликовали заявление, которое, несомненно, доставило удовольствие генералу Франко.

    Сенатор республиканец Гарней, глава военной миссии, сказал после беседы с Франко:

    «У испанцев есть моральное мужество, возрождение которого нам, генералиссимусу и мне, хотелось бы видеть во всей Европе. Я полагаю, что экономическое восстановление Испании должно итти рука об руку с восстановлением других стран Европы» 32.

    Позднее сообщалось:

    «По словам свидетелей беседы в Виго, испанский генерал сказал сенатору Гарнею, что Испания в случае войны могла бы выставить на Пиренеях миллион солдат; но он добавил, что испанской армии нехватает вооружения и транспортных средств» г.

    Почти в то же время Джемс А. Фарлей, бывший министр почт США, писал из Мадрида:

    «Я считаю, что руководство нашими военными и морскими силами должно понять необходимость расширения сотрудничества с испанскими вооруженными силами. В случае конфликта с Россией Испания и Англия будут двумя странами, в которых смогут базироваться самолеты. Пиренейский полуостров окажется бесспорно весьма полезным .во время конфликта между Россией и Западом».

    Чем вызваны эти переговоры о Пиренеях, если не военным планом захвата Европы вплоть до этого хреб та? Если Пиренеи должны стать линией обороны, то чем объяснить лихорадочные усилия восстановить Рур, находящийся на расстоянии всего нескольких часов пути от расположения ближайших советских военных частей?

    Принесет ли пользу немецкому народу восстановление рурского арсенала? Конечно, нет. Интересы немцев типа Генриха Динкельбаха, который внес 50 млн. марок в фонд фашистской партии и был в 1947 г. назначен директором рурской чугуно- и сталелитейной промышленности 33, остались теми же, что и при гитлеровском режиме. Финансистов с Уолл-стрита благополучие немецких рабочих интересует еще меньше, чем благополучие рабочих американских. Английский генерал Брайан Робертсон сказал, что Западная Германия останется оккупированной в течение неопределенного периода времени и что при существующих условиях немцы Бизонин не могут себе позволить такую роскошь, как стачки...

    Около 5 млн. немецких рабочих провели 12 ноября однодневную стачку протеста с требованием национализации ключевых отраслей промышленности и установления контроля над ценами для прекращения новой инфляции, которая после проведенной недавно денежной реформы подрывает жизненный уровень немецких трудящихся. Они требовали проведения эффективной борьбы со спекуляцией, установления государственного контроля над производством и распределением продовольст* вия и потребительских товаров, провозглашения «чрезвычайного экономического положения»Г В своем ответе генерал Робертсон подтвердил, что «черный рынок» расширился еще больше, чем год назад, что закупки зерновых достигли всего 87% прошлогодних, хотя урожай был на 33% больше, а цены снизились на 18%.

    Робертсон призывал рабочих не бастовать и угрожал «ответными мероприятиями». Он признал, что до денежной реформы магазины в Германии были пусты, а карманы потребителей полны обесцененных денег, тогда как теперь витрины полны, а людям не на что покупать. «В настоящее время, — заявил Брайан, — не приходится ожидать, чтобы жизненный уровень немецкого народа достиг довоенного. Это невозможно. Немцы в течение многих лет должны будут удовлетворяться весьма скромным жизненным уровнем». Он закончил излюбленной угрозой западных военных губернаторов — прекратить поставки продовольствия.

    Политика «плана Маршалла», направленная на отделение Рура и Западной Германии и прекращение торговли с Востоком, означает, что Западная Германия в продовольственном отношении будет полностью зависеть от США.

    Рабочим Западной Германии предстоит еще много испытать при том военном режиме, который готовят для них американцы.

    «ПЛАН МАРШАЛЛ » И ЧАСТНЫЕ КАПИТАЛОВЛОЖЕНИЯ

    О значении, которое придается тому, чтобы Рур ч другие промышленные районы оставались сферой приложения американских капиталов, можно судить по следующему запросу сенатора Уилэя.

    «Я хочу задать вам несколько вопросов. Во-первых, здесь, очевидно, господствует убеждение, что в этих странах имеются благоприятные условия для частных капиталовложений. Так я это понял?»

    Маршалл ответил:

    «Да. Я придерживаюсь той же точки зрения. Я верю, хотя это отчасти вне сферы моей компетенции, что

    1 №у Уогк НегаЫ ТпЬипе, КоуетЬег 18, 1948.

    50

    успех плана создаст новые возможности для частным капиталовложений» Г

    Каким же образом возникнут новые возможности для капиталовложений?

    Министр финансов Снайдер раскрыл еще одну сторону «плана», сказав:

    «Важно предоставить американскому частному предпринимательству возможность принять участие в плане восстановления, делая новые капиталовложения или расширяя существующие предприятия, если для осуществления плана потребуется дополнительное капиталь-ное оборудование. Таким образом, частные компании будут способствовать восстановлению Европы и одновременно' проводить собственную программу экспансии за границу. Но мы должны отдавать себе отчет в том, что эти новые капиталовложения будут делаться в обстановке весьма неустойчивой, и капиталистам придется учитывать трудности, связанные с обменом на доллары прибылей, полученных в местной валюте. Поэтому, очевидно, необходимо будет, чтобы правительство для поощрения частных капиталовложений обеспечило обратимость в доллары местной .валюты, полученной в виде прибылей от капиталовложений или в результате продажи имущества, в которое был вложен капитал. Мы не можем никому гарантировать прибыли. Но мы можем обеспечить предпринимателям возможность в любой м'омент перевести свои деньги обратно в США, обменяв их на доллары» 34.

    Вильям Уайз, генеральный директор европейского издания «Нью-Йорк геральд трибюн», заявил в Ассоциации промышленников:

    «План восстановления Европы дает американским финансистам и промышленникам четырехлетний срок для того, чтобы включиться в подлинную международную торговлю. Соединенные Штаты, если они хотят существовать, должны экспортировать капитал. Западная Европа... является естественной сферой для таких капиталовложений. К 1960 г. необходимо будет вкладывать за границей около 3 млрд. долл. ежегодно» 35.

    Администрация экономического сотрудничества резервировала сумму в 300 млн. долл. в качестве гарантии обратимости частных капиталовложений на срок до 1962 г.!

    Это мероприятие произвело ожидаемое действие. В августе государственный департамент США сообщил:

    «Американские правительственные и частные капиталовложения за границей, включая взносы в Международный банк реконструкции и развития и в Международный валютный фонд, возросли в 1947 г. на 8100 млн. долл., достигнув огромной суммы в 28 800 млн. долл. Из этой суммы 16 700 млн. долл. приходится на частные капиталовложения и 12 100 млн. долл. — на правительственные кредиты. В некоторых странах начали значительно ограничивать покупку населением американских ценных бумаг» 1.

    Такой образ действия иногда называют «экспортом» кризиса.    £    -

    Журнал «Нью стейтсмэн энд нэйшн» писал:

    «Что произойдет, если американцы в своем стремлении инвестировать огромные капиталы, накопившиеся за последние несколько лет, начнут вкладывать деньги в промышленность Западной Германии и Японии? Одним из непосредственных результатов этого будет смягчение инфляции в США. Американские капиталисты будут охотнее переводить избытки своих прибылей за границу. В начале этого года миссия, направленная в Японию для разрешения вопросов, связанных с восстановлением японской экономики, и возглавляемая Дрейпером (речь идет о том самом Дрейпере с Уолл-стрита, который так настаивал на восстановлении Германии), представила отчет, в котором говорилось, что «Соединенные Штаты должны были бы в собственных интересах помогать восстановлению японской промышленности. В японских промышленных изделиях нуждается весь Дальний Восток». Среди важных рынков сбыта, завоеванных Англией после войны, находится текстильный рынок Восточной Африки, который был до сих пор в руках японцев. Сможет ли Ланкашир конкурировать с японской текстильной промышленностью, оснащенной американской техникой и управляемой американским капиталом?»2.

    1 USIS, Washington, August 25, 1948.

    2 The New Statesman and Nation, October 23, 1948.

    Инициаторы «плана Маршалла» неоднократно отри* цали свое намерение вмешиваться во внутренние дела стран, которым будет оказана помощь, и даже выражали «огорчение» по поводу подобных обвинений. Но их официальные заявления и действия с самого начала показали, что они намерены вмешиваться в наиболее важные внутренние дела. Так, военный министр Форрестол, бывший президент банкирского дома «Диллон, Рид энд К°» на Уолл-стрите, сказал:

    «Европа — континент, где в основном занимаются ремеслами, промышленным производством и торговлей. Производственные и деловые навыки там еще сохранились и скоро станут весьма важным фактором, если мы сумеем вновь создать предпосылки для развития торговли, т. е. установим твердый курс валюты, устраним таможенные барьеры и ограничения свободной предпринимательской инициативы»36.

    Под «свободной предпринимательской инициативой» Форрестол подразумевал деятельность монополистического капитала, которую фирма «Диллон, Рид энд К0» финансировала в Германии в период между двумя мировыми войнами. «Вновь создать предпосылки», при которых монополистический капитал сможет инвестировать свои излишки, означает, между прочим, создать преграду развитию социализма, к которому стремятся почти все народы Европы. Как мы видели, первым крупным мероприятием, направленным против социализма, было изъятие Рура из-под совместного контроля четырех держав и контроля немецкого народа. Для переговоров об «отсрочке» национализации промышленных предприятий Рура в Вашингтон были приглашены только англичане. Это было в августе 1947 г., в момент, когда. Англия добивалась получения чрезвычайного займа. Крупный банкир и помощник государственного секретаря Ловетт заявил на пресс-конференции в среду 13 августа 1947 г., что англо-американские переговоры о Руре начались накануне, а переговоры о возможности пересмотра англо-американского договора о займах начнутся в следующий

    понедельник. На вопрос о национализации шахт в РуРе Ловетт ответил:

    «Соединенные Штаты в первую очередь особ^нно за' интересованы во всем, что дает возможность увеличить добычу угля в Руре» 37.

    Спустя несколько дней в США было опубликовано сообщение о согласии англичан на «отсрочку» национализации. После этого работа конференции продолжалась в Лондоне, где французам сообщили о принятом решении, а также «убедили» их дать согласие на увеличение установленного объема продукции германской промышленности (и инвестиций). Таким образом, Рур был сохранен для картелей.

    Но для инвестиций Уолл-стрита недостаточно одной Западной Германии. Английская лейбористская партия во время предвыборной кампании обещала провести национализацию сталелитейной промышленности в. Англии. Весной 1948 г. усилились требования выполнить это обещание, и американские монополисты опасались, **то придется их удовлетворить. Глава Администрации экономического сотрудничества Гофман поторопился выразить свое несогласие с такой реформой. В его заявлении это было сказано не совсем прямо, но смысл был теМ не менее ясен:

    «Я считаю, что смешение программы восстановления с попытками перейти от одной системы к другой может привести к плохим последствиям. Это, может быть, не во всех случаях верно, но в общем я полагаю, ч'ГО чем меньше происходит изменений, тем лучше.

    В наши задачи не входит поучать Европу, должна или не должна она проводить национализацию. Н° я думаю, что в случае, если бы какое-нибудь правительство вступило на путь, препятствующий восстановлению промышленности, мне пришлось бы обратить на это серьезное внимание.

    Мы собираемся через четыре года уйти отсюДа» что является лучшим ответом на вопрос, намерены ли мы превратить европейские страны в доминионы иДи вассальные государства» 38.

    Хотя Гофман утверждал, что США намерены «уйти через четыре года», двухсторонние договоры заключаются сроком на пять лет, поставки сырья рассчитаны на шесть лет, а контроль валютных фондов установлен без ограничения срока!

    Особенно ясно Гофман высказал свои взгляды, выступая в бюджетной комиссии сената США. На вопрос одного сенатора, следует ли поддерживать национализацию в Великобритании, Гофман ответил:

    «Я считаю, что наша задача—способствовать восстановлению. Если бы нам предложили план, требующий предоставления долларов для модернизации сталелитейной промышленности, а английское правительство провозгласило бы план ее национализации, мы должны были бы взвесить, к каким результатам приведет это г шаг» 39. Гофман добавил, что, по его мнению, переход этой отрасли промышленности из частной собственности в государственную был бы опасным финансовым риском, чем легко убедил руководство лейбористской партии отказаться от «социалистических» идей. Четыре дня спустя английский военный министр и председатель лейбористской партии Шинуэлл заявил, что план национализации сталелитейной промышленности находится «еще в облаках»40.

    Как высоко «в облаках» и как далеко от социализма находится этот план, стало ясным, когда в конце октября 1948 г. был опубликован законопроект о «национализации». Этот законопроект предусматривает обмен существующих акций сталелитейных предприятий по их октябрьскому курсу на гарантированные государством акции новой гигантской сталелитейной корпорации! Таким образом, нынешним владельцам сталелитейных заводов с 1950 г. (с этого времени закон вступает в силу) будет обеспечен доход на уровне периода высокой конъюнктуры.

    «Файнэншл тайме» писала:

    «Национализированные сталелитейные предприятия сохраняют свои названия, свою самостоятельность, юридические права и своих директоров. Они будут попреж-нему публиковать свои индивидуальные балансы»41.

    Этот тип «социализма» господин Гофман наверное не сочтет финансовым риском.

    Герберт Моррисон, выступая на последнем съезде лейбористской партии и требуя прекращения дальнейшей национализации, заявил:

    «Мы не мчимся стремглав к социализму во имя самого социализма. Мы стремимся к тому, чтобы отрасли, которые мы уже национализировали, работали производительно» г.

    Что же можно сказать о честности такого представителя английской лейбористской партии, как Макнейл; который на заседании Экономического и Социального совета организации Объединенных наций в Женеве 28 июля 1948 г., отвечая советскому делегату Арутюняну, сказал:

    «Соединенные Штаты никогда и ни в какой форме не намекали, что мы можем получить помощь при условии отказа от национализации или ее замедления» ?.

    «Ветеран» французских социалистов Маржолен, генеральный секретарь Комитета европейского экономического сотрудничества, на обеде в Американском клубе в Париже заявил:

    «Все шестнадцать государств, участвующих в плане экономического восстановления Европы, считают, что для того, чтобы Евпопа вышла из создавшегося хаоса, настоятельно необходимо существование частного предпринимательства и частной инициативы» 42.

    Маржолен и другие экономисты в Папиже ве^ят якобы, что «план восстановления Европы» принесет новый вил «социализма», который не будет определиться застывшими доктринами социалистических партий. Этот новый «социализм» будет основан на «договорах» ме^ду правительствами, призывающими к планированию и контролю, тогда к^к свободная предпринимательская инициатива останется неприкосновенной... Вашингтонские создатели «плана экономического восстановления» и^ут, мол, в ногу с эпохой. Другими словами, в Париже «полагают», что «план экономического восстановление» расширит влияние социализма в самих Соединенных Штатах 1. Это не такая уж не имеющая значения бессмыс-лица, как кажется. Ее цель — убедить народы Европы, что «план Маршалла» можно примирить с социализмом.

    Продолжая проводить во внешней политике линию консервативной партии, лейбористы пытаются скрыть это от английских рабочих. Они не могут последовать совету Антони Идена, сказавшего, что «английские социалисты должны порвать свои связи с марксизмом, так как член лейбористской партии не может быть одновременно последователем Карла Маркса и барьером против коммунизма» 2.

    НЕФТЬ И «ПЛАН ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЕВРОПЫ»1

    Стремление использовать «план восстановления Европы» для получения ассигнований на империалистические авантюры, которые американский народ отверг бы в любом другом случае, ярко проявляется в вопросе о нефти. Д-р Саутард, директор Международного финансового управления, сказал:

    «В этом плане речь идет о различного рода предприятиях, электростанциях, нефтеперегонных заводах или заводах сельскохозяйственного машиностроения, могущих послужить объектами для частных капиталовложений.

    Следует обратить особое внимание на нефтеперегонные заводы» 3.

    В ходе дискуссии сенатор Конэлли задал следующий важный вопрос:

    «Не гоощрялось ли развитие нефтедобычи на Среднем Востоке в первую очередь для того, чтобы насытить европейский рынок и таким образом облегчить положение в Соединенных Штатах?»

    Министр торговли Крэг ответил:

    «Так оно и было. Как вам, вероятно, известно, ряд ведущих американских несЬтяных компаний поедпочи-таег добывать сыпье на Среднем Востоке и пповодить там очистку нефти, вместо того чтобы использовать наше сыпье и наши нефтеперегонные заводы для снабжения Европы».

    1 New Yo»“k HeralH Tribune, May 11, 1948.

    3 The New York Times, October 9, 1948.

    3 U. S. Senate Hearings on the European Recovery Program, p. 411.

    Затем он добавил:

    «Если нам не удастся обеспечить Европу нефтью, план Маршалла потерпит неудачу» L

    От чего только ни зависит успех «плана Маршалла»!

    Военный министр Форрестол имел веские основания не упоминать о нефти, ибо была бы слишком очевидна его личная заинтересованность. Бартлей Крам, известный республиканский адвокат, высказался следующим образом:

    «Фирма «Диллон, Рид энд К°» уже по уши завязла в нефти. В качестве пайщика и директора этой крупной банковской фирмы Форрестол принимал личное участие в предоставлении крупных займов «Стандард ойл ком-пани ов Калифорния» и «Техас ойл компани». Обе эти компании сильно заинтересованы в добыче нефти на Среднем Востоке, особенно в Саудовской Аравии и на Бахрейнских островах» 43.

    В какой мере с этим связана политика Соединенных Штатов в Палестине, видно из высказываний журнала «Мэгэзин ов Уолл-стрит», который писал:

    «События последнего времени показали, что военный министр готов быть в правительстве «тем, кто получает пощечины»... Форрестол взял на себя ответственность за политику эксплоатации нефтяных источников Среднего Востока в интересах Соединенных Штатов. А когда США сделали неожиданный поворот в своей политике в Палестине, — ругали за это Форрестола»44.

    Прибыли, получаемые на Среднем Востоке, так велики, что не страшна никакая оппозиция. Англо-иранская нефтяная компания, располагающая капиталом в 115 млн. долл., сообщила, что получила в 1947 г. 33 млн. долл. чистой прибыли, т. е. .втрое больше, чем в 1946 г., который был рекордным в отношении прибылей 45.

    1 мая военный министр Форрестол сообщил, что начальники штабов вместе с Управлением вооружений рекомендовали поставить дополнительно 55 тыс. т стали для трансарабского нефтепровода46.

    Дирекция «Стандард ойл компани ов Нью-Джерси» лицемерно сообщала, что «увеличивает свои капиталовложения в нефтяные предприятия Среднего Востока, так как убеждена, что надежда на сохранение мира во всем мире в значительной мере зависит от возможностей нефтепоставок из этих районов» 47. Одновременно сокращается добыча нефти в Америке. Г. Ф. Синклер, директор «Синклер ойл компани», считает, что недостаток нефти в США создан в известной мере искусственно в результате сокращения добычи и бурения, а также вывоза за границу необходимого оборудования для бурения 48. Президент Венецуэлы Галлегос заявил, что в случае необходимости добыча нефти в Венецуэле, составляющая 1300 тыс. баррелей* в день, могла бы быть утроена 49.

    Кроме того, можно получать из сланцев и битуминозных углей в течение неограниченного времени значительное количество нефти. Таким образом, стремление к захвату нефтяных источников на Среднем Востоке вызвано не стратегической необходимостью, а тем, что стоимость добычи нефти в этом районе вдвое ниже, чем в США. Государственный департамент США оказал неоценимую услугу американским нефтяным монополиям, лишив английские и французские компании господствующего положения, которое они до сих пор занимали в этих районах.

    Английскйй журнал «Лейбор резерч» с горечью констатировал, что «укрепление позиций Соединенных Штатов в странах Среднего Востока является результатом смелых экономических и стратегических шагов за последние двадцать лет» 50.

    Генри Уоллес следующим образом охарактеризовал эту сторону политики Соединенных Штатов:

    «Деятельность, связанная с планом восстановления Европы, становится с каждым днем все более определенной. Это американские деньги дали англичанам возможность поставлять оружие арабским странам в порядке «выполнения договорных обязательств». Это американскими деньгами оплачивается обучение и снаряжение арабских войск в государствах, окружающих Палестину. Это американские деньги дают англичанам возможность затрачивать на поддержку вооруженных сил Трансиордании 8 млн. долл. в год.

    А теперь по плану восстановления Европы предлагают вложить еще 600 млн. долл. для охраны интересов американских нефтяных компаний на Среднем Востоке, для обогащения арабских феодальных князей и создания новых вооружений для разрушительной войны.

    Затратив такие суммы, можно было бы через организацию Объединенных наций осуществить широкое строительство на Среднем Востоке. Необходимо создать комиссию по развитию экономики бассейна Иоодана, которая построила бы промышленные предприятия, ввела бы современные методы ведения сельского хозяйства на выжженных землях стран Среднего Востока и создала бы здоровую основу для соглашения между арабами и евреями»

    «ПЛАН МАРШАЛЛА» И ТОВАРНЫЕ ИЗЛИШКИ

    Помимо гарантий, которые «план Маршалла» дает тем, кто инвестирует излишки капиталов, он предоставляет также прекрасные возможности оетшбоди'тъея от «избытков» товаров, произведенных в США. Экспорт, финансируемый правительством, в особенности в форме субсидий, не влечет за собой импорта, создающего, конкуренцию, позволяет продолжать производство в отраслях промышленности, изготовляющих больше товаров, чем может поглотить внутренний рынок. Экспорт, достигающий нескольких миллиардов долларов, помогает избавиться от товарных излишков, которые в противном слуняе могли бы вызвать падение цен.

    Позиция предпринимателей выявилась совершенно отчетливо уже в первые дни деятельности Администрации ^^ономинеского сотрудничества.

    Журняд «Тайм», который никто может ияяпять рупором КоминсЬоома, писал, что «одна экспансивная барышня в только что открывшемся бюоо Администрации экономического сотрудничества, бросив телефонную трубку, раздраженно воскликнула: «Конина! Вот уж пятидесятый человек пытается продать нам конину для Европы!»

    Но торговцы кониной лучше знали Администрацию экономического сотрудничества, чем нервная барышня. В течение первых, трех месяцев выполнения «плана восстановления» в Европу было продано на 9,2 млн. долл. ч конины (в то время как тракторов и других сельскохозяйственных машин было поставлено лишь на 1,1 млн. долл.) *. Конина была единственным видом мяса, которое можно было вывозить из США. Запрещение вывозить для Администраций экономического сотрудничества говядину, свинину и баранину было издано в связи с обещанием, данным конгрессу министром сельского хозяйства Андерсоном, ответившим на вопрос сенатора Лоджа: «Вы, конечно, правы, говоря, что в течение первых двух лет США могут поставлять только конину. После этого в зависимости от положения мы решим, можем ли мы поставлять что-нибудь другое». Сенатор Лодж сказал: «Благодарю вас, я рад слышать, что вы так оптимистически смотрите на то, как повлияет этот план на наше собственное хозяйство» 51.

    «Тайм» 3 мая писал: «Как только на прошлой неделе Администрация экономического. сотрудничества приступила к своей деятельности, туда ринулись толпы нетерпеливых дельцов с предложением товаров... С начала войны Вашингтон не видел такого нашествия дельцов, прибывших в погоне за заказами на поставки для Администрации экономического сотрудничества и на военные нужды. Гостиницы были переполнены, за места в пульмановских вагонах платили громадные деньги, аэролинии были загружены, «как во .время войны»52.

    Это описание методов действия и моральных установок «свободной предпринимательской инициативы» свидетельствует не только о надежде предпринимателей, что «план восстановления Европы» избавит их от излишков товаров, но и о том, что их радует подготовка к войне, так же как радовала сама война.

    1 апреля П. С. Уиллис, президент Объединения американской пищевой промышленности, опубликовал обращение к министерству сельского хозяйства с предложением, чтобы оно закупало для Администрации экономического сотрудничества обработанные пищевые продукты. Если вместо пшеницы, указывал он, будут посылать муку, наши предприятия получат прибыль при помоле, тогда как европейские мельницы будут стоять. Уиллис писал также:

    «Многие консервные предприятия страдают теперь от избытка скопившейся продукции. Так, например, в марте магазины и склады компаний, производящих консервы, были переполнены; более 7 млн. банок помидоров, около И млн. банок томата и свыше 13 млн. банок зеленого горошка, вся продукция сладкого картофеля, расфасованная в 1946 г., остались не проданными. Если мы не избавимся от этих излишков, наши консервные заводы не смогут работать с полной нагрузкой... А это отразится на фермерах» Т

    Чем иным, как не жаждой наживы, можно объяснить, что в «план восстановления промышленности» был включен напиток «кока-кола» на сумму 398 тыс. долл.53 или легкие вина и табак для Франции вместо листовой стали для судов? В этом отношении показательно обсуждение в конгрессе США «плана восстановления Европы». «Конгрешнел рекорд» писал, что в течение четырех лет предполагается экспортировать в Европу 2 млрд. фунтов * табака54. 7 апреля депутат Джонсон из Южной Каролины сообщил, что Южным штатам пригрозили не включить экспорт табака в «план восстановления Европы», если они не будут голосовать за «план» в целом 55. 21 апреля «Нью-Йорк геральд трибюн» писала, что депутат Кули из Северной Каролины выразил удовлетворение по поводу высоких цен на табак (50 центов за фунт). «План восстановления Европы» «спас Юг»56.

    По оценкам американского министерства земледелия от 4 сентября, потребность Европы в табаке составляет приблизительно половину того количества, которое Хотят экспортировать торговцы табаком, рассчитывающие выручить за него 1 млрд. долл.Г

    Экспорт американского табака в Европу лишит Грецию и Турцию их постоянных рынков, но депутаты Юга, настаивающие на увеличении табачной «помощи», разумеется, больше интересуются голосами американских производителей табака, чем тяжелым положением людей, выращивающих табак в Европе и Азии.

    Торговцы шерстью также были очень довольны возможностью избавиться от запасов шерсти низкого качества, которая залеживалась на американских складах. «Нью-Йорк геральд трибюн» сообщила, что Администрация экономического сотрудничества ведет переговоры с Корпорацией товарного кредита США о продаже 100 млн. фунтов шерсти. Далее в газетном сообщении говорится:

    «Хотя у нас наблюдается острый недостаток хорошей шерсти, со стороны торговцев нет возражений против отправки по плану восстановления Европы 100 млн. фунтов шерсти, не удовлетворяющей специальным требованиям американских текстильных фабрик.

    Продажа такого количества шерсти в значительной мере способствовала бы освобождению складов Корпорации товарного кредита и избавила бы эту последнюю от многих трудностей. Если бы даже шерсть была продана Администрации экономического сотрудничества по более низким по сравнению с установившимися в результате дотаций ценам, это все-таки помогло бы избавиться от излишков, которые не могут быть поглощены внутренним рынком» 57.

    Торговцы шерстью рекомендуют правительству США продать Европе низкосортную шерсть дешевле, чем за нее было уплачено правительством на внутреннем рынке по поддерживаемым дотациями ценам, и таким образом сохранить высокие прибыли за счет налогоплательщиков. О примерах подобного «демпинга» мы можем прочитать в экономическом отделе любой американской газеты. Не так давно Гофман заявил:

    «Правительство предоставило в настоящее время организации, осуществляющей план восстановления Европы, преимущественное право при закупке американских излишков военного имущества. Способы вывоза в Европу этих излишков по умеренным ценам определяются договором с Дж. Ларсоном, директором Управления военным имуществом. В этот договор включены промышленное оборудование, потребительские товары, самолеты, запасные части и станки на сумму 2,6 млрд. долл., причем большими преимуществами при их закупке пользуются только вооруженные силы Соединенных Штатов» г.

    Наконец, пункт 112 г—1 «Закона об экономическом сотрудничестве» разрешает его администратору закупать «излишки сельскохозяйственной продукции» только в Соединенных .Штатах, в случае, если таковые там имеются.

    «ДВУХСТОРОННИЕ» ДОГОВОРЫ

    Пункт 115 б «Закона об экономическом сотрудничестве» требует, чтобы каждое государство, которое будет получать помощь, до 3 июля 1948 г. подписало с Со* единенными Штатами особый договор.

    Только после того, как государственный департамент США предложил каждому из участвующих в «плане Маршалла» государств проект двухстороннего договора, в европейских странах поняли, как жестко и последовательно будут США добиваться для себя экономических выгод. Газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала:

    «С того момента, как в различных европейских столицах были получены проекты договоров, там стало расти беспокойство относительно общего направления американской политики. Несомненно, во всех европейских странах, и особенно в Англии, отдают себе отчет в том, что условия этих договоров будут во многом весьма жесткими.

    Особенно серьезные опасения вызывают в Европе тон этих договоров и некоторые условия, требующие высокой платы даже за незначительную помощь, предоставляемую Соединенными Штатами. Нет возражений против жестких условий, если будет сохранен договорный характер отношений, но серьезные возражения вызывает политика, которую многие рассматривают как попытку .американцев навязать что-либо европейским правительствам как плату за помощь».

    Возмущение условиями, предложенными Соединенными Штатами, было всеобщим, и страны — участницы «плана» заявили против них протест через послов Великобритании, Франции, Швеции и Дании. Европейские страны внесли свои контрпроекты, но не добились принципиальных уступок. Корреспондент «Дейли мейл» писал:

    «Послы единодушны в мнении, что если проекты договоров, предложенные европейским государствам, не будут изменены, народы Европы окажутся в полной зависимости от США» 58.

    Хотя англичанам удал'ось добиться изменения редакции наиболее неприемлемого пункта, касающегося денежной реформы, содержание договоров осталось в основном прежним. Мнение послов было правильным. Это видно по договору с Италией, который государственный департамент США опубликовал как «образец». В договоре нет даже видимости соблюдения принципа взаимности, по крайней мере в части, обязательной для обеих сторон. США оставляют за собой право в любой момент расторгнуть договор * (раздел I), тогда как Италия в том же разделе обязуется приложить «величайшие усилия» для выполнения программы восстановления, а в разделе XII-A указано:

    «Договор, касающийся дефицитного сырья, остается в силе еще в течение двух лет после предупреждения о его расторжении» 59.

    Раздел XII устанавливает, что договор сохраняет силу до 30 июня 1953 г., т. е. в течение года после прекращения помощи. «Закон об экономическом сотрудничестве» и все связанные с ним положения действительны в течение только одного года, т. е. до 30 июня 1949 г., если фонды не будут исчерпаны до истечения этого срока.

    В разделе V Италия соглашается обеспечить получение из ее ресурсов Соединенными Штатами как можно большего количества сырья, которого им нехватает или может нехватить. Таким образом, после того как США или Италия расторгнут договор по остальным пунктам, Италия вынуждена будет поставлять сырье еще в течение двух лет. В этом отношении Италия, конечно, не может предложить США так много, как Бельгия, Голландия, Франция и Англия со своими колониями. И. Джаст, заведующий отделом стратегического сырья при Администрации экономического сотрудничества, объяснил, каким образом США получат сырье военного значения г. Он сказал:

    «Администрация экономического сотрудничества рассчитывает, что большая часть этого сырья будет получена из колоний стран — участниц плана Маршалла, так как оно добывается главным образом там» 60.

    В качестве примера того, как будет обеспечено получение этого сырья по «плану», Джаст привел никель и хром:

    «Будут вестись переговоры с Францией, так как эти металлы должна поставить Новая Каледония. Отдел стратегического сырья при Администрации экономического сотрудничества будет иметь филиалы в Париже и Вашингтоне. Перед ним будут стоять три задачи: облегчать доставку сырья, способствовать увеличению добычи этого сырья и проводить принцип «открытых дверей» для американского капитала» 61. '

    В договоре с Италией представляют интерес и другие пункты, например раздел II, устанавливающий, что для осуществления «плана» должны быть мобилизованы средства итальянцев в Соединенных Штатах; далее пункт Ш-Б-З, гарантирующий обмен на доллары новых частных американских капиталовложений в итальянские предприятия, а также раздел IV, обязывающий Италию внести в особый фонд в местной валюте сумму, равную помощи, оказываемой Соединенными Штатами, причем распоряжаться этим фондом она может только с разрешения США; далее постановление, в силу которого Италия должна сообщать США «все данные, необходимые для планирования и осуществления программы «восстановления» (раздел VII).

    От итальянцев, которые, естественно, не могут быть довольны условиями, предоставляющими США почти полное право распоряжаться экономическим будущим их страны, требуют, чтобы они с удовлетворением принимали эти условия. Согласно разделу VIII, итальянцы должны широко публиковать и сопровождать доброжелательными комментариями сведения об оказываемой им помощи! В случае, если итальянцы не выполнят какого-нибудь из пунктов договора, господин Гофман или конгресс имеют право в любой момент прекратить поставки товаров и сырья.

    Роберто Тремеллони, «антикоммунистический социалист», призывая итальянский парламент одобрить этот договор, высмеивал тех, кто считал, что Италия заплатит за «план Маршалла» частью своей самостоятельности, и утверждал:

    «Единственная свобода, в которой мы нуждаемся, это свобода сбалансировать наш бюджет без чрезвычайных мероприятий и без снижения жизненного уровня»62.

    Но Тремеллони вынужден был признать, что итальянцы лишены даже этой скромной свободы, так как им не-хватает 9 млн. квартир для бездомных и живущих в плохих условиях, и многих других шостроек. На это строительство требуется втрое больше средств, чем имеется в наличии.

    Раздел VII гласит, что США должны быть «всесторонне информированы». Что это означает, видно из сообщений Гофмана о назначении Э. Л. Колера «в некотором смысле верховным детективом с широкими полномочиями наблюдать за деятельностью Администрации экономического сотрудничества внутри страны и за границей... Наблюдатели будут следить за поставками Администрации, за тем, чтобы они не попали на «черный рынок» или не перепродавались в Восточную Европу» 63.

    Это сообщение, вероятно, смутило всех, полагавших, что крупный капитал будет управлять Администрацией экономического сотрудничества с «достаточной ловкостью», так как за два дня до того Гофман сообщил о назначении двух других лиц, перед которыми, казалось, были поставлены те же задачи контроля.

    «Экономист К- Б. Гувер был назначен главным наблюдателем над выполнением плана восстановления, а ревизор Дж. Ф. Брюер — контролером, состоящим в аппарате специального представителя Администрации экономического сотрудничества в Европе В. А. Гарримана.

    Гувер обязан следить за тем, как планируют и осуществляют восстановление отдельные участники плана восстановления Европы. Задача Брюера — контролировать, для каких «конечных целей» используются отдельные виды товаров, поставленных Администрацией, и проверять их использование по назначению» г.

    Но это только начало. 19 июля сенатор Стайлс Бриджес, председатель Объединенного комитета конгресса США по экономическому сотрудничеству с другими странами, заявил, что в Европу выезжает представитель этого комитета Чарльз Е. Дьюи, чтобы «лично убедиться в осуществлении плана восстановления Европы в течение первых трех месяцев». Этот Объединенный комитет был создан тем же законом, что и Экономическая администрация США, и перед ним была поставлена задача «систе матически следить за ходом осуществления экономической помощи США другим странам» 64.

    В соответствии с законом об экономическом сотрудничестве государственный департамент США сам заключает двухсторонние договоры, а Администрация экономического сотрудничества является при нем лишь совещательным органом 65. Это дает государст венному департаменту повод требовать отчеты через своих консулов. Конгресс будет ежегодно контролировать выполнение всей программы в целом. Кроме того — и это было большой неожиданностью для европейцев, — в дело могут вмешиваться также отдельные члены конгресса, как это сделал, например, председатель бюджетной комиссии Тэйбор, добившийся снижения уже ассигнованных сумм на 25%. Примером того, до чего может дойти вмешательство члена конгресса, если он считает свое мнение более важным, чем чье бы то ни было, является утверждение Тэйбора, что Франции достаточно ее собственной пшеницы и она может обойтись без импорта66.

    В маршаллизованных странах скоро перестанут понимать, перед кем, собственно, нужно отчитываться. Очевидно, как предприниматели, так и члены конгресса забыли предостережение Джона Фостера Даллеса, сказавшего: «Необходимо следить за тем, чтобы не создавалось впечатление, будто мы управляем их делами»67.

    Ясно, что американцы хотят вмешиваться во все области европейской экономической жизни. Страны — участницы «плана Маршалла» не смогут помешать этому, не нарушая пункта договора о «всесторонней информации».

    Как только какая-нибудь из этих стран получит «помощь» товарами, она должна изъять из обращения и внести в особый фонд в местной валюте сумму, равную стоимости этой «помощи». Частные торговцы, желающие получить кредит в долларах, получают его только внеся в центральный банк своей страны равную сумму в местной валюте. По мере увеличения «помощи» будет увеличиваться количество денег в этом фонде; распоряжаться же им можно только с согласия США. Это значит, что по мере осуществления «плана» США будут иметь все более прочную базу для того, чтобы принудить к «согласию» тех, кому они помогают.

    Угрозой пустить, в обращение этот фонд США могут подорвать любую неустойчивую валюту и заставить го или иное государство провести выгодную для них денежную реформу. США могут также использовать этот фонд для покупки необходимого сырья.

    Консервативный английский журнал «Экономно!» считал, что использование этих фондов на покупку .важных видов сырья для Америки должно быть запрещено. В противном случае соответствующие государства будут лишены возможности получать за свои товары доллары. «Экономист» писал:

    «Если через 10 лет Америка сможет покупать олово за валюту, являющуюся в сущности блокированной, то Англии через 12 лет понадобится новый план Маршалла. Европейские страны именно потому нуждаются теперь в помощи, что не могут получить достаточного количеств«! долларов. Каждое предложение, ограничивающее для Европы возможность получать доллары теперь или в будущем, приведет к краху всего плана восстановления» 

    Томас К. Финлеттер, работник Администрации экономического сотрудничества, сообщил 8 октября 1948 г., что в Англии закуплено «значительное количество» промышленных алмазов для «резервов» США.

    «Издержки на резервные закупки будут покрыты из сумм, внесенных в английское министерство финансов для погашения задолженности, связанной с помощью, оказанной Великобритании.

    Это пока вторая сделка, заключенная на таких условиях между США и Англией. Первой была закупка большой партии британского каучука» 68.

    Уже одно то, что в распоряжении иностранного правительства находятся большие фонды местной валюты, таит в себе серьезную и постоянную угрозу. США смогут использовать это при первой попытке стран — участниц «плана» проявить «излишнюю» самостоятельность. Эти фонды являются таким эффективным оружием дли подчинения экономики других стран, что США вряд ли когда-нибудь от них откажутся.

    В разделе ХИ-Б договора с Италией говорится, что «решение о взносах в особый фонд местной валюты останется в силе до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение о том, как этими взносами распорядиться».

    Следует полагать, что США не будут торопиться с заключением подобного соглашения, особенно в том случае, если какая-нибудь страна не будет достаточно активно содействовать США в выполнении их империалистических и милитаристских планов. «Экономист» подчеркивал, что «если правительство страны не может распоряжаться этими фондами, то это означает, что оно фактически и формально отказывается от существенной части своего суверенитета» 69.

    Журнал указывал также:

    «Ввиду существующей в Европе инфляции использование этих фондов придется отложить на много лет.

    В силу того, что решающий голос будет принадлежать уполномоченным американского правительства, в будущем могут возникнуть прямо-таки курьезные ситуации. Так, через десять лет представители США будут решать, следует ли Франции электрифицировать Марокко, или Британии строить мост через Северн» г.

    Американские предприниматели не стали, однако, ждать 10—12 лет, чтобы использовать эти фонды для ограничения английского суверенитета. Такое их использование имеет место со времени второй мировой войны, и требование создания и предоставления США стерлинговых фондов является просто средством закрепить на неопределенный период право вмешиваться во внутренние дела Англии.

    СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ И «СВОБОДНАЯ» ТОРГОВЛЯ

    Представители государственного департамента США заявляют, что «Соединенные Штаты поставили перед собой задачу — добиться роста мирового производства и торговли» 70.

    Займы, предоставленные Англии в 1946 г., были использованы Соединенными Штатами для разрушения системы имперских преференций и проникновения на рынки, которые прежде были доступны только для английских экспортеров. Теперь США используют «план Маршалла», чтобы подчинить своему контролю остальные западноевропейские рынки. На конференциях по вопросам международной торговли в Женеве и Гаване был достигнут лишь частичный успех в деле завоевания новых рынков для американского экспорта. 70% преференциальных пошлин Великобритании не потерпели никаких изменений и только 5% были отменены. Кроме того, большая часть ввоза и вывоза контролируется требованием специальных лицензий или депонированием определенных сумм 71.

    В то время как увеличивается нажим для устранения ограничений, препятствующих проникновению американских экспортеров на новые рынки, таможенные барьеры, защищающие рынки Соединенных Штатов, почти не

    ослабляются. Типичным примером того, к чему приводит ограничение импорта в США, является торговля США с Бельгией. В 1947 г. США ввезли в Бельгию товаров на сумму свыше 500 млн. долл., закупив бельгийских товаров всего на 60 млн. долл. Таким образом создался «дефицит» почти в 450 млн. долл. Бельгийский министр* внешней торговли Ван дер Страатен Вайетт, приводя эти цифры, писал:

    «Почти непреодолимые преграды для проникновения на американские рынки, тормозившие торговлю до войны, существуют в значительной мере и сейчас.

    В общем, пошлины слишком высоки, методы определения их размера и способы взимания очень неблаго* приятны для импортеров, а специальные предписания еще более усугубляют их жестко ограничительный характер.

    Существовало и, повидимому, существует до сих пор-скрытое противодействие импорту, который мог бы вызвать конкуренцию на внутреннем рынке США. Так, например, федеральный закон практически запрещает использование импортных материалов для строительства общественных зданий.

    И после женевского соглашения американские пошлины расцениваются бельгийцами как слишком высокие. Большая часть товаров, которые Бельгия могла бы продавать США, облагается в Америке пошлиной, превышающей на 50 и даже на 100% бельгийские импортные пошлины на подобные товары. В американских тарифах до сих пор имеются пошлины, достигающие 75%, а по многим важным товарам пошлины колеблются между 30 и 60% стоимости товара. Это относится к хлопку, шерсти,, искусственному шелку, многим видам кожаных изделий,, коврам, кружевам, хрусталю и зеркалам.

    Документы, необходимые для ввоза в США, многочисленны и разнообразны. Составление их сопровождается тысячами процедур и осложнений. Некоторые административные требования, становящиеся все более обременительными, до такой степени затрудняют ввоз в США, что многие из наших промышленников вообще от него> отказываются» !.

    Эти ограничения являются действительным показателем того, в какой степени США намерены восстановить, «нормальную свободу» торговли. Ограничения импорта в. комбинации с субсидируемым правительством экспортом привели к значительному дефициту торгового баланса.. В 1947 г. дефицит по заграничным товарным сделкам и услугам достиг 12,3 млрд. долл. Из этой суммы 7,8 млрд. долл. были покрыты займами и субсидиями, предоставленными правительством Соединенных Штатов, а 4,5 млрд. долл. — экспортом золота и долларовой валюты из стран-должников х.

    Такой ненормальный торговый баланс, способствующий поддержанию цен и производства в США, является одной из основных причин кризиса в остальных капиталистических странах. Помощник государственного секретаря Уиллард Торп признал это в своем выступлении в Национальном совете американских импортеров:

    «Дефицит нашей внешней торговли так велик, что мы вынуждены финансировать ее, чтобы не прекратилась хозяйственная деятельность в других странах»

    Стаффорд Криппс, указывая в сентябре 1948 г., что дефицит внешней торговли Англии с Западным полушарием до сих пор держится на уровне около 1,6 млрд. долл. в год’ сказал: «Сегодня для нас это является основной проблемой» 3.

    Если бы США были действительно заинтересовать 15 «восстановлении Европы», они не могли бы ничем так способствовать этому, как открыв свой огромный рынок для европейских экспортеров. Однако они этого не сделают, потому что экспорт европейских товаров в Америку привел бы к усилению конкуренции на рынках США,, снижению монопольных цен и углублению кризиса. Когда главу Администрации экономического сотрудничества Гофмана спросили, что будет Европа продавать Соединенным Штатам, кроме предметов роскоши, он смог только ответить: «Вы не должны считать существующее положение стабильным» 4. Высокая конъюнктура на рынках США действительно не останется «стабильной». Все признанные авторитеты, включая личных экспертов. Трумэна, пришли к заключению, что усиление инфляции может привести только к депрессии и к экономическому краху *. Такой крах вызвал бы внезапное и сильное сокращение рынка для импорта из Европы, как это было при предыдущих кризисах. Одновременно американские экспортеры еще больше стремились бы к демпингу товаров на европейские рынки.

    Поэтому нет надежды на то, что торговый баланс Западной Европы удается уравновесить увеличением экспорта в США. Какие другие надежды на погашение дефицита сулит «план Маршалла»? А. Грэхэм писал:

    «В 1938 г. платежный баланс Европы с остальным миром был в основном уравновешен. Избыток импорта в размере 2100 млн. долл. покрывался невидимым экспортом. Но в 1947 г. дефицит расчетного баланса Европы в целом достиг 7,5 млрд. долл. Складывался он из 6,9 млрд. долл. дефицита торгового баланса и 600 млн. долл. дефицита по «скрытым» статьям. Предполагали, что план Маршалла устранит это нарушение равновесия, но, отрывая Западную Европу от Восточной, он делает эту задачу почти невыполнимой» 72.

    Как произошел этот отрыв? Первым шагом было поощрение большего «единства и сотрудничества» между странами -v- участницами «плана Маршалла».

    24 июня Гофман напоминал маршаллизованным странам, что они еще далеко не достигли той степени сотрудничества, которая желательна США. Он рекомендовал централизованную «систему валютного клиринга» для финансирования межевропейской торговли73. Эта система заменила бы двухсторонние договоры об обмене товарами, заключенные в настоящее время каждой страной отдельно.

    При новой системе каждая страна представляет Администрации экономического сотрудничества свой торговый план, учитывающий помощь и займы Соединенных Штатов. На основе этой весьма сложной процедуры семнадцать государств подали Комитету экспертов Администрации экономического сотрудничества свои планы и 78 предположительных торговых балансов. Эксперты должны согласовать все эти планы между собой. «Нью-Йорк геральд трибюн» пишет:

    «Семьдесят восемь торговых балансов, рассмотренных лятью экспертами, оказались горькой пилюлей для всех правительств, участвующих в Комитете европейского экономического сотрудничества»74.

    Торговые планы вызвали разочарование не только потому, что каждая страна рассчитывала получать больше, а вывозить меньше, но главным образом потому, что Западная Германия получила значительные привилегии. Западная Германия должна была получить львиную долю средств по «плану восстановления Европы» — не менее трети всей суммы 75.

    Остальные шестнадцать маршаллизованных стран нашли эту долю слишком большой и снизили требуемую сумму более чем на 100 млн. долл. Американские воен-'ные ©ласти «от имени» Западной Германии каюгориче-ски отвергли это снижение. Но, поскольку все решения Организации европейского экономического сотрудничества должны приниматься единогласно, это означало, что «план» в целом не мог быть принят76.

    Шестнадцать государств проявили такую решительность потому, что, как выразился один государственный деятель в Париже, «никт'о не хочет ничего дать из собственного пустого кармана, чтобы финансировать восстановление Германии»77.

    Гарриман беседовал как со Спааком, премьер-министром Бельгии и председателем Организации европейского экономического сотрудничества, так и со Стаффордом Криппсом. Оба «хотя и неохотно», но все же дали свое согласие на то, чтобы Западная Германия получила на 145 млн. долл. больше, чем признали необходимым шестнадцать государств. Этот шаг вызвал следующие комментарии в «Нью-Йорк геральд трибюн», газете, поддерживающей «план Маршалла»:

    «Особенно характерна для данного случая трудность и даже невозможность четко разграничить функции США как финансового гаранта плана Маршалла и как державы, оккупирующей одну из зон Германии. Во втором случае США начинают играть важную и на данном этапе руководящую роль в планировании, в котором, как первоначально предполагалось, решающий голос должен был принадлежать европейцам»Г

    Д. Кук писал из Лондона:

    «Короче говоря, план восстановления Европы все более сводится к прямому вмешательству американцев-в деятельность Парижского комитета. Не существует органа для решения вопросов при непосредственном участии американцев и поэтому перед принятием Комитетом решений Гарриман проводит все больше и больше времени в полетах из одной столицы в другую, чтобы заручиться голосами за американское предложение» 78.

    Таким образом, США, повидимому, достигли уже значительных успехов на пути к захвату .в свои руки. межевропейсКой торговли. Через служащих Администрации экономического сотрудничества они регулярно «разрешают»79 торговлю, которая менее года назад бесспорно считалась входящей в компетенцию двух соответствующих суверенных государств.

    В то же время наблюдается известное соперничество между торговыми кругами и представителями армии ь самих США в вопросе о том, кто будет контролировать Западную Германию. Из Франкфурта поступило следующее сообщение:

    «В будущем бюджетном году (после июля 1949 г.) помощь по плану Маршалла уменьшится до 138 млн* долл., тогда как расходы на армию будут одновременна увеличены до 750 млн. долл. Средства армии США расходуются на продовольствие, медикаменты, удобрения и топливо...

    Это распределение расходов служит признаком того,, что американские военные власти будут в большей мере, чем Организация европейского сотрудничества в Париже, решать, кто должен быть хозяином экономики Западной Германии. Наряду с некоторыми находящимися там союзными представителями, желающими остаться неизвестными, американское военное командование по политическим и экономическим соображениям постепенно исключает Западную Германию из-под общего контроля плана восстановления Европы. Короче говоря, генерал Клей не хочет, чтобы ему предписывали, как он должен реорганизовывать экономику Западной Германии» *.

    «ПЛАН МАРШАЛЛА» ПРЕПЯТСТВУЕТ ТОРГОВЛЕ

    Европейская экономическая комиссия организации Объединенных наций опубликовала весьма интерес* ное сообщение о ходе .восстановления Европы. Агентство Ассошиэйтед пресс, резюмируя это сообщение, писало:

    «Из обзора, опубликованного сегодня Европейской экономической комиссией организации Объединенных наций, вытекает, что решающее значение для Европы имеет оживление торговли между Восточной и Западной Европой.

    Обзор, составленный под руководством английского экономиста Николаса Калдора, наглядно показал европейским народам, что, кроме установления торговых барьеров, приносящих ущерб обеим сторонам, возможны другие, не продиктованные политическими соображениями методы ведения дела.

    Совершенно не затрагивая политических вопросов, обзор показал, что, если бы Запад материально поддерживал промышленное строительство восточноевропейских стран, поставляя машины и промышленные изделия, Восток мог бы поставить Западу свыше четверти всего ввозимого последним продовольствия и сырья и превысить весь довоенный импорт пшеницы в страны Западной Европы.

    Если же западноевропейские страны не увеличат свое промышленное производство и не перестроят наивыгоднейшим образом свою внешнюю торговлю, говорится в обзоре, жизненный уровень их населения станет ниже даже теперешнего весьма низкого уровня.

    Ссылаясь на оценку возглавляемой Маршаллом Организации европейского экономического сотрудничества, обзор устанавливает, что к 1951 г., когда прекратится американская помощь, Западная Европа сможет полу-нить за свои товары в долларах максимум 5 млрд., а для импорта необходимых ей товаров нужно будет свыше 14 млрд. долл.

    Следует принять во внимание, что Восточная Европа, учитывая ее ресурсы, сможет поставить Западу товаров на сумму не менее 4 млрд. долл.» *.

    Таково действительное положение в торговых отношениях Востока и Запада, не искаженное политическими и военными соображениями. Сельскохозяйственная подкомиссия Экономического и Социального совета организации Объединенных наций пришла на основании этого отчета к заключению, что для предотвращения «чрезмерной» зависимости Европы от импорта из-за океана необходимо повысить внутреннее производство продовольствия. Эти планы стали реальными после того, как некоторые страны народной демократии дали согласие увеличить у себя производство продовольствия и начать ноставки его в Западную Европу80.

    Развитию торговли между Западом и Востоком пре-иятствуют отнюдь не нежелание стран народной демократии торговать с Западом. Один из американских сотрудников Администрации экономического сотрудничества сказал, что «Восточная Европа проявляет гораздо больше доброй воли в вопросе развития торговли, чем Западная Европа» 81. Кто же в Западной Европе препятствует торговле с Востоком?

    Государственный департамент США и представители Администрации экономического сотрудничества, правда, «одобряют» торговлю между Западом и Востоком, но всегда подчиняют ее политическим и военным соображениям. Одним из первых шагов для превращения контроля торговли в «эффективное оружие внешней политики Соединенных Штатов» было запрещение с 1 марта 1948 г. вывоза товаров из США без лицензий82.

    Это свидетельствует о том, что развитию торговли между Западом и Востоком препятствует проведение определенной политики, а не производственные возможности европейских маршаллизованных стран. В чем заключается эта политика?

    5 марта 1948 г. при обсуждении в сенате законопроектов, связанных с мероприятиями по «плану Маршалла», возник вопрос, будет ли разрешено участвующим в «плане» государствам продавать Советскому Союзу такие изделия, изготовленные из материалов, поставленных Соединенными Штатами, «которые могли бы способствовать военному строительству СССР».

    «Сенатор республиканец Лодж настойчиво поддерживал некоторых других сенаторов своей партии, требовавших, чтобы каждая европейская страна, ведущая такую торговлю, рассматривалась как нарушитель закона об экономическом сотрудничестве и чтобы администратор плана Маршалла лишал ее дальнейшей помощи.

    В ходе дебатов говорили также о торговых договорах между отдельными западными государствами и Советским Союзом, как о пути, по которому некоторые товары, поставляемые по плану Маршалла, могут попасть в СССР»83.

    Сенатор сам объясняет, почему «план Маршалла» является тормозом для восстановления нормальной торговли между Восточной и Западной Европой. Как может любая страна быть уверена в том, что поставляемые ею в СССР товары не были отчасти изготовлены из сырья, доставленного из США, или что их производству косвенно способствовали доставленные оттуда продовольствие или уголь?

    Чтобы еще больше запутать вопрос, Гофман сказал, что «не только ассортимент товаров, но и их количество» является показателем того, могут ли эти товары «быть использованы в военных целях» 84.

    Но крупные монополии не были удовлетворены даже и этими ограничениями, и 30 июня 1948 г. Гофман заявил:

    «Государства, поставляющие товары, которые могут быть использованы на военные нужды России, будут лишены помощи по плану Маршалла».

    В первый раз администратор «плана Маршалла» открыто признал, что эти ограничения относятся не только к важным в военном отношении товарам, поставляемым

    Соединенными Штатами, но и к товарам, полностью производимым в маршаллизозанных странахг.

    Гофман, как директор компании «Студебеккер», получившей во время войны большие прибыли от продажи грузовых автомобилей, отлично знает, что в современной войне почти каждый товар «может быть использован для военных целей». Гофман заявил, что для определения того, что следует считать «контрабандой», будут руководствоваться перечнем товаров, которые американское^ министерство торговли не разрешило вывозить в Вое iочную Европу. Министр торговли Сойер отказался, однако, составить твердый список таких товаров, предпочитая «гибкую» политику.

    Стремясь внести ясность в этот запутанный вопрос, англичане начали переговоры с видными деятелями США сб установлении твердого списка товаров, которые можно вывозить в Советский Союз и в страны народной демократии. Англичане согласились прекратить вывоз в Советский Союз реактивных двигателей.

    «Но по некоторым видам товаров Англия и США не могут договориться, так как англичане хотят получить разрешение на их вывоз в будущем, а США возражают против этого. Англичане утверждают, что торговля этими товарами (причем сами товары не называются) способствовала бы развитию торговых отношений с Восточной Европой.

    Английские руководящие круги подчеркивают необходимость поддерживать торговые отношения с Россией. Россия поставила Англии значительные количества зерновых продуктов. Англия хотела бы, чтобы эти поставки продолжались, так как она в них нуждается и не должна расплачиваться за них долларами. Кром'е того, Англия благодаря этому оказалась бы в более выгодном положении при будущих переговорах с Аргентиной, своим важнейшим поставщиком зерна после Канады» 85.

    Следует добавить, что в случае развития торговли между Западом и Востоком Великобритания окажется в более выгодном положении не только по отношению к Аргентине и Канаде, но, что еще важнее, по отношению к своему крупнейшему поставщику—Соединенным

    Штатам. 750 тыс. т пшеницы, поставленные Англии Советским Союзом, в значительной мере способствовали тому, что цены на зерно на мировом рынке не достигли еще более астрономических цифр, чем в 1947 и 1948 гг. Каждая закупка продовольствия, совершенная маршал-лизованными странами в Восточной Европе, уменьшает напряжение на рынках Запада и облегчает возврат к нормальным ценам. Не в этом ли причина того, что американские предприниматели препятствуют торговле между Западом и Востоком?

    16 сентября государственный департамент США сообщил:

    «Один из работников Администрации экономического сотрудничества сказал сещдня, что эта Администрация будет продолжать «в небольших размерах» закупать в Восточной Европе в первую очередь такие товары, в которых ощущается крайний недостаток» г.

    Но страны, участвующие в «плане Маршалла», знают, что для успешного восстановления их экономики далеко не достаточно «небольших размеров» торговли.

    «Нью-Йорк тайме» писала:

    «Швейцария, Бельгия и Швеция находят в Восточной Европе большой и хорошо оплачиваемый спрос на химикалии, различную продукцию машиностроения и в первую Очередь на станки, ввоз которых из США связан для восточноевропейских государств с большими трудностями.

    В кругах, хорошо знакомых с намерениями этих стран в области торговли, утверждают, что Швейцария, Бельгия и Швеция, по различным в каждом случае соображениям, стремятся взять на себя заказы, которые в силу необходимости не были размещены в США...

    Шведы, так же как и швейцарцы, откровенно говорят, что не намерены упускать выгодные сделки во имя того, что они считают чисто политическими интересами Соединенных Штатов»86. Доказательством того, что страны, участвующие в «плане Маршалла», возражают против сокращения торговли по политическим соображениям, служит вмешательство США в торговлю двумя видами товар'ов, весьма важных для восстановления Европы, — железным ломом и углем.

    «Нью-Йорк тайме» писала, что представитель США в Комитете стали при Европейской экономической комиссии ООН заявил, что США возражают против продолжения Комитетом стали переговоров о торговле железным ломом.

    В ответ на это власти Бизонии запретили поставку 50 тыс. т железного лома <в Чехословакию, несмотря на то, что это могло бы заложить основу экспорта в Восточную Европу. Газета «Нью-Йорк тайме» сообщала:

    «Под давлением со стороны сталепромышленников США и Бизонии американское правительство предложило перенести обсуждение вопроса о торговле железным ломом в Организацию европейского экономического сотрудничества, т. е. обсудить э^ вопрос без восточноевропейских государств. Западные же государства, за исключением Англии, предпочли бы вести переговоры по этому вопросу непосредственно с восточноевропейскими странами, так как торговля железным ломом между Западом и Востоком всегда была выгодной для Запада» г.

    Что касается угля, то США первоначально предложили Комитету по углю при Европейской экономической комиссии, И*гобы европейские государства увеличили использование низкосортных углей. Но когда договорились о вывозе из Польши в Германию 300 тыс. т низкосортного угля, что высвободило бы для Западной Европы около 200 тыс. т угля высокого качества, власти Бизонии запретили эту сделку! В заключение «Нью-Йорк тайме» писала:

    «За возражениями западных государств против такой непоследовательности кроется страх, что в Соединенных Штатах до такой степени увлечены мыслью об экономической войне против Советского Союза, что вопросы восстановления Европы отодвигаются на задний план» 87.

    ДРУГИЕ ПРОЕКТЫ «ВОССТАНОВЛЕНИЯ»

    Как далеко хотели бы некоторые американские «государственные деятели» зайти в своем вмешательстве во внутренние дела стран, участвующих в «плане Маршалла», видно из программы сенатора С. Бриджеса, председателя сенатской комиссии по ассигнованиям. Бриджес требует:

    1. Оказывать помошь в восстановлении только тем странам, которые открыто и безоговорочно присоединятся к Соединенным Штатам.

    2. Вооружить Западную Европу.

    3. Препятствовать торговле с СССР и странами народной демократии.

    4. Проводить тайную борьбу против Советского Союза г.

    Администрация экономического сотрудничества предусматривает «200 тыс. долл. на расходы конфиденциальною характера» 88. Нуждается ли «экономическое сотрудничество» в такой таинственности? Все это кажется весьма далеким от «восстановления Европы». Дело сводится к стремлению монополистического капитала превратить европейские страны в объекты открытой экс-плоатации. Из невозможности действовать таким же образом по отношению, к странам народной демократии вытекает стремление препятствовать их развитию или даже свергнуть их правительства путем активной поддержки или создания «подпольных движений».

    Так как некоторые сенаторы преследуют еще и другие, главным образом частные интересы, создается впечатление, что они хотят использовать доллары, предоставляемые по «плану Маршалла», для получения каких-нибудь новых концессий. Сенатор Уилэй при обсуждении в сенате вопроса о «плане восстановления Европы» сказал:

    «Мы говорим о Гренландии, о Дании и Исландии, о том, чтобы проложить международные авиалинии через Африку, где мы во время этой войны затратили сотни миллионов долларов, потеряли их и больше о них не заботились.

    Это должно послужить для нас уроком, и если мы снова будем вкладывать деньги, нужно обеспечить себе получение каких-нибудь прав. Это все, что я хотел сказать».

    Форрестол:

    «Не могу не согласиться с вашим основным тезисом» К

    Комиссия Гертера89 указала на другие возможности для осуществления американского вмешательства. Эта комиссия считает, что эмиссары американского капитала должны направляться непосредственно на предприятия и заводы, чтобы способствовать «лучшему использованию европейских промышленных предприятий».

    В отчете комиссии указывается, что участие США в европейской промышленной реконструкции будет проводиться двумя путями: во-первых, официально, т. е. путем непосредственной деятельности Администрации экономического сотрудничества в Европе, ео-вторых, посредством участия частного американского капитала в восстановлении Европы.

    Относительно участия частного американского капитала отчет рекомендует, чтобы в каждом основном договоре между США и отдельными странами было оговорено, что американский капитал будет пользоваться всеми правами и привилегиями, предоставляемыми местному капиталу. Эта мера является необходимой предпосылкой успеха программы, стремящейся поощрить участие частного американского капитала.

    В заключение отчет пытается опровергнуть тот факт, что американская помощь, оказываемая по «плану Маршалла», угрожает суверенитету европейских государств.

    Неудивительно, что комиссия, наметившая такую программу, заботится о сохранении видимости суверенитета! В обычном понимании государство считается «суверенным», если оно само распоряжается своей валкггой и внешней торговлей без вмешательства другого государства, если оно может отдавать предпочтение своему капиталу перед иностранным и если его предприятия не подчиняются иностранному контролю.

    В Великобритании самые сильные протесты против нажима, проводимого «планом Маршалла», были вызваны предложением о создании промышленной инспекции. При Администрации экономического сотрудничества был образован фонд в 6 млн. долл. для оплаты экспертов и специалистов-техников, задача которых заключалась в ознакомлении европейских стран с методами повышения производительности труда на предприятиях и одновременно в ознакомлении американцев со всеми производственными секретами европейцев. Гофман предложил послать таких специалистов во все страны, «которые согласятся принять их» Г Стаффорд Криппс, чтобы не допустить усиления вмешательства в работу британской промышленности со стороны Администрации экономического сотрудничества, предложил создать смешанные англо-американские комиссии для «содействия британской промышленности». Эти комиссии должны были состоять из представителей предпринимателей и профсою-зов. Лорд Бивербрук заявил, что это предложение, «мягко выражаясь, унизительно», а Антони Иден потребовал, чтобы оно было поставлено на обсуждение в парламенте90. Но возмущение продолжалось недолго. На следующий же день Британский совет тред-юнионов выделил шесть представителей в эту комиссию 91. Видимо, англичане постепенно привыкают к специфическому пониманию идеи суверенитета в трактовке комиссии Гертера.

    Возможно, что Гофман имел в виду именно это новое толкование суверенитета, когда на одной из пресс-конференций уверял журналистов, что «двухсторонние договоры нисколько не посягают на суверенитет отдельных государств... Мы никогда не думали руководить их внутренними делами» 92.

    Но народы Европы уже привыкли к тому, что каждое подобное заявление представителей США является предисловием к новому вмешательству. На той же пресс-конференции сотрудник Гофмана Биссел, приветствуя денежную «реформу» в Западной Германии, сказал, что «Западная Германия является одной из тех стран, где денежная реформа была особенно необходима». Он добавил, что не видит причин, по которым нужно было бы откладывать проведение денежных реформ в других странах до тех пор, пока Администрация экономического сотрудничества увеличит импорт в европейские страны. Австрия, Франция, Германия и Италия уже провели денежные реформы после войны. Какое же еще государство имели в виду Гофман и Биссел? Представители Великобритании имели все основания для беспокойства.

    Доллары, предоставляемые Администрацией экономического сотрудничества, используются для того, чтобы добиться уступок не только от европейских потребителей, но и от тех, кто хочет экспортировать свои товары в Европу.’ Некоторое время среди общественности поддерживали мнение, что Администрация экономического сотрудничества не делает закупок в Аргентине из-за соображений чисто морального порядка, а отнюдь не из-за того, что аргентинские цены слишком высоки. На истинную причину указал журнал «Тайм», сообщивший, что Аргентина не получит от Администрации экономического сотрудничества ни одного доллара, пока не уплатит «хотя бы часть из тех 475 млн. долл., которые она должна отдельным фирмам в США» 93. Соединенные Штаты заставили Перрона провести девальвацию аргентинской валюты, снизив ее курс на 20 %, и продолжают путем угроз принуждать Аргентину к уплате частных долгов. 29 августа 1948 г. американские дельцы прочли следующее приятное для них сообщение:

    «Как стало известно из достоверных источников, американское посольство получило заверения от правительства Аргентины, что прибыли, полученные от торговых поставок по плану восстановления Европы, будут использованы для уплаты аргентинских долгов» 2.

    ИЛЛЮЗИИ, ПОРОЖДЕННЫЕ ;ПЛАНОМ МАРШАЛЛА»

    Одна из наиболее распространенных иллюзий — это надежда на то, что «план Маршалла» повысит жизненный уровень в европейских странах, который во многих из них был нищенским и до войны. Надо сказать, что эта задача была поставлена и разрешена в новых народно-демократических странах Восточной Европы без пресловутой помощи США. При этом следует учесть, что все восточноевропейские страны пострадали от войны гораздо

    больше, чем страны, участвующие в «плане Маршалла». Естественно было бы предположить, что жизненный уровень в Западной Европе после нескольких лет американской помощи будет выше, чем в 1939 г. Но этого не предусматривает даже сам «план».

    Американский посол в Великобритании Дуглас особенно подчеркивал: «Важно то, что этот план не ставит задачу превышения довоенного уровня» г.

    С июня 1947 г. розничные цены возросли в Англии на 10%, тогда как заработная плата повысилась лишь на 6%. С другой стороны, чистая прибыль компаний, за вычетом налогов, амортизационных расходов и процентов, возросла с 225 млн. ф. ст. до 268 млн. ф. ст., т. е. на 19% 94. Снижение жизненного уровня трудящихся Англии подробно описывается в «Нью стейтсмэн энд нейшн»:

    «В последние дни увеличивается изъятие мелких вкладов, растет продажа в рассрочку, торговцы в рабочих кварталах утверждают, что увеличивается число семей,-не выкупающих свой паек, и среди них имеются такие, которые не выкупают даже полагающихся им яиц. На бюджете этих рабочих семей тяжело отразилась прошлогодняя отмена доплаты на одежду и обувь, повышение цен на продовольствие, достигшее, по официальным данным, почти 10%, и возобновление взнос'ов на социальное страхование» 95.

    Падение жизненного уровня происходит наряду с ростом выработки на одного рабочего, которая увеличивается почти на 1,5% в год, и увеличением экспорта в июле 1948 г. на 45% по сравнению с 1938 г. Эти трудности можно частично объяснить потерей Англией «невидимого экспорта» в результате войны и продолжающихся больших расходов на армию и связанное с этим отвлечение рабочей силы. Еще большую роль играет сильный рост цен на импортные товары и вытекающий из этого дефицит торгового баланса, достигший к концу 1948 г. 300 млн. ф. ст. вместо предполагавшихся по бюджету 250 млн.96.

    Дж. Р. Кэмпбэл писал:

    «Для того чтобы уяснить себе всю серьезность положения, нужно понять, насколько недостаточен современный импорт, составляющий всего 4А> импорта 1938 г., который журнал «Экономик сарвей» определял в 1938 г. как «недостаточный для поддержания здоровья и работоспособности населения», а в 1948 г. — как «минимум, необходимый для сохранения высокого уровня занятости». Это значит, что у нас очень малы запасы продовольствия и сырья, и мы едва перебиваемся. Учтите, что даже этот небольшой импорт мы не можем оплатить своим экспортом и нам необходимо дополнительно иметь ежегодно еще 325 млн. ф. ст. Каждому должно быть ясно, какую глубокую брешь нам нужно заполнить. Нам придется пройти большой путь, покуда английский народ сможет потреблять такое же количество продовольствия, как в 1938 г.» L

    Кэмпбэл считал, что для достижения довоенного уровня импорта необходимо повысить экспорт на 90% по сравнению с довоенным временем. Ясно, что достигнуть такого повышения экспорта очень трудно, пока лейбористское правительство проводит свою политику игнорирования огромных рынков Советского Союза и стран народной демократии. Трудно предположить, что западные рынки смогут поглотить больше товаров, чем в настоящее время.

    Значительная часть английской молодежи пришла к убеждению, что «план Маршалла» внушает мало надежд на будущее. При произведенном недавно анкетном опросе оказалось, что 58% английской молодежи в возрасте от 21 до 29 лет и 42% всего взрослого населения охотно бы эмигрировали из Англии. Хотя очень трудно достать место на пароходе раньше чем через два года, в канцеляриях пароходных компаний лежит свыше миллиона заявок. Англичане, повидимому, готовы воспользоваться любым видом транспорта и пойти на большой риск, только бы бежать от американских «благодеяний». Недавно при попытке перейти через Сахару был задержан караван, в котором находилось свыше ста таких беженцев. Один молодой горняк сказал: «У молодого человека в Англии нет будущности» 2. Все это, конечно, верно лишь в том случае, если правительство будет продолжать проводимую им политику. Великобритания обладает большими запасами каменного угля и наличием высококвалифицированных рабочих. Если бы действительно были осуществлены социалистическая программа и планирование хозяйства, если бы развернулась торговля со странами народной демократии, перед английской молодежью открылась бы будущность.

    В Италии премьер-министр дс Гаспери немедленно после своей победы на выборах начал поход против слишком больших надежд, возлагавшихся на «план Маршалла». Он заявил вновь избранному парламенту, что «план Маршалла» будет «большой помощью», и «мы должны быть благодарны Америке» (к этому обязывает кстати двухсторонний договор), но «план Маршалла» не устранит большой безработицы в Италии, не отстроит заново заводов и не выполнит ни одного из бесчисленных обещаний, данных народу антикоммунистическими ораторами перед выборами г.

    «Посол» Администрации экономического сотрудничества Гарриман предупреждал Италию, что она должна сама себе помочь97. Но тут же были приняты меры, чтобы Италия не смогла себе помочь способом, который бы не понравился американским капиталистам. Для этого был послан с ревизией Джемс Д. Зеллербак, крупный магнат бумажной промышленности из Калифорнии. Итальянское министерство торговли согласилось вести хозяйство «скорее на основе свободной предпринимательской инициативы, чем на основе планирования» 98.

    Что следует понимать под такой «свободной предпринимательской инициативой», выяснилось, когда А. Р. Джер-волино, министр почт и телеграфа, сообщил итальянскому сенату, что американская компания предлагает взять на себя управление итальянской междугородной телефонной сетью. Международную телеграфную и телефонную компанию в Нью-Йорке не удовлетворяет полная монополия в США, и она намерена поглотить еще наиболее важные итальянские линии. Она предложила восстановить итальянскую    телеграфную    и телефонную сеть на условиях, которые господин Джерволино назвал монопольным управлением телефонной сетью. Он указал также на то, что если будет использовано американское оборудование, то тем самым итальянская промышленность лишится заказов. Джерволино добавил, что на него «дипломатическим путем» оказывают давление, чтобы он принял это предложение *.

    В дополнение к этому ставились препятствия проведению реформ, необходимых для действительного восстановления хозяйства в Италии. 50% сельскохозяйственной площади принадлежит менее чем 1 % землевладельцев. Тысячи гектаров земли нуждаются в орошении или осушении и, несмотря на это, свыше 2 млн. сельскохозяйственных рабочих заняты всего 150 дней в год?. Безработица в Италии достигла колоссальных размеров, насчитывается 2 млн. полностью безработных99 и еще 2 млн., а может быть и больше, частично занятых 100. Вместо того чтобы пытаться ликвидировать безработицу путем расширения производства, господин Зеллербак предлагает еще усугубить ее «широким увольнением ненужных работников... Некоторые пришли к выводу, — говорит он,— что 3 из 10 занятых на каждом заводе должны были бы быть уволены»101. Причина, по которой еще 30% промышленных рабочих должны пополнить огромную армию безработных, заключается в том, что цены на товары, производимые в Италии, слишком высоки, и склады переполнены непроданными тракторами и автомобилями. Господин Зеллербак знает, что эти тракторы можно было бы продать в страны народной демократии, но торговлю между Востоком и Западом всячески тормозят. Господин Зеллербак соглашается с тем, что «план восстановления Европы» требует от Италии тяжелых жертв 102.

    О лишениях, которые терпит итальянский народ, ясно говорят сообщения об усиливающейся инфляции. В период, когда «помощь» по «плану Маршалла» достигла максимума, итальянское министерство финансов сообщало, что денежная масса в обращении возросла еще на 2 млрд. лир и достигла суммы в 867 млрд. лир 103. Жизненный уровень трудящихся еще более снизился после отмены 1 октября 1948 г. закона о контроле над квартирной платой. Предполагают, что квартирная плата возрастет на 30%.

    Для подавления недовольства, вызываемого такой политикой, правительство сформировало дополнительные полицейские отряды, снабдив их американским вооружением. Эти отряды «работают» не покладая рук, и «итальянские тюрьмы полны участников волнений — рабочих, дравшихся на баррикадах, и просто стачечников».

    В своем октябрьском отчете по «плану восстановления Европы» Роберто Тремеллони сказал:

    «Уровень итальянской промышленности лишь незначительно повысился против прошлого года и фактически остается ниже уровня сентября 1947 г., когда он достиг высшей Точки. Положение в Италии «неизменное». Его нельзя назвать ни депрессией, ни наступлением подъема. Промышленная продукция составляет около 80% продукции 1938 г. Считают, что Италия, чтобы быть независимой от американской помощи, должна достигнуть 140% уровня 1938 г. Уже сейчас ясно, что восстановление Италии за четыре года действия плана Маршалла не закончится» 104.

    Если итальянский администратор «плана Маршалла» допускает, что положение в Италии «неизменно» и ее хозяйство находится на уровне более низком, чем в 1947 г., то где же пресловутое «восстановление», за которое итальянские реакционеры заплатили такой дорогой ценой — независимостью своей страны?

    Будущее маршаллизованной Италии настолько мрачно, что два республиканца из Нью-Йорка, обследовавшие результаты «плана Маршалла» в Италии, не смогли посоветовать итальянцам ничего, кроме эмиграции 105. Мы должны согласиться с Генри Уоллесом, что в целом «план Маршалла» не помогает Италии, а ведет к тому, что «Уолл-стрит и военные круги, подготавливающие новую войну... превращают Италию в американскую колонию» х.

    Во Франции, которая достигла до изгнания коммунистов из правительства больших успехов в деле послевоенного восстановления, в настоящее время экономика находится в состоянии хронического кризиса. В 1947 г. дефицит внешней торговли был больше, чем когда бы то ни было и достиг 1120 млн. долл., тогда как в 1938 г. он составлял 445 млн. Предполагают, что в 1948 г. дефицит достигнет 1700 млн. долл. и что из средств «плана Маршалла» может быть покрыто лишь две трети этого дефицита 106. Остаток должен быть покрыт за счет истощающегося французского золотого запаса и других активов.

    В августе 1948 г. розничные цены во Франции поднялись на 9,3%, т. е. достигли самого высокого уровня за период с февраля 1948 г. Индекс розничных цен, если принять уровень 1938 г. за 100, достиг 1670. Цены на зерновые поднялись на 21—35%, а цены на мясо — на 10—40%, в зависимости от сорта107.

    Критическое положение французской экономики характеризует тот факт, что в 1948 г. ограничения потребления электроэнергии начали проводиться раньше, чем обычно. По всей Франции, начиная с октября 1948    г.,

    электрический ток для промышленного и домашнего потребления выключался на два дня в неделю с восхода и до захода солнца 108. Это снижает заработок рабочих и способствует еще большему росту несоответствия между доходами трудящихся и розничными ценами.

    Вильям Лоу следующим образом охарактеризовал экономическое положение Франции:

    «До сих пор не удалось создать здоровую экономическую атмосферу внутри страны, развернуть внешнюю торговлю, установить и сохранить финансовое равновесие, укрепить курс валюты, устранить препятствия в торговле.

    Несмотря на иностранную помощь и непрерывный рост производства внутри страны, цены во Франции поднялись значительно выше довоенного уровня. Покупательная способность заработной платы уменьшается. Жизнь людей становится с каждым днем все тяжелее. Так называемый французский «бюджет» будет кое-как уравновешен, если удастся хотя бы частично провести налоговые законы, да и то только потому, что в этот бюджет не включена значительная часть государственного долга. Разница между официальным и фактическим курсом франка с каждым днем увеличивается. Промышленникам выгоднее при растущих ценах придерживать товары, чем продавать их» К

    Позже в статье, написанной совместно с Димитрием Абхази, В. Лоу приходит к выводу:

    «Большинство европейских стран, как, например, Франция или Италия, так же далеки и может быть еще дальше в настоящее время от финансового равновесия, чем полгода назад» 109.

    Правильность этого заключения была подтверждена новой девальвацией франка (почти на 23%), объявленной 17 октября 1948 г.110    *

    На некоторое время Поль Рейно, правительство которого подготовило в 1940 г. захват Франции Гитлером, вошел в милость и возглавил столь важное учреждение, как министерство финансов. Он немедленно потребовал и получил широкие полномочия для реорганизации национализированной промышленности, позволившие ему в короткое время вернуть предприятия частным владельцам. Затем парламент предоставил Мари и его правительству диктаторские полномочия^для ограничения и перестройки как органов государственной власти, так и системы социального обеспечения. Все эти мероприятия, которые вели к фашизму, проводились под маской демократии, якобы «для того, чтобы французское хозяйство к 1952 г., когда закончится проведение плана Маршалла, зиждилось на здоровых основах» 111. Правительство Мари было свергнуто объединенной оппозицией фран-

    цузских трудящихся, и реакция возложила свои надежды на де Голля как руководителя откровенно фашистского правительства. На пресс-конференции Пауль Гофман заявил, что каждая страна, избравшая фашистский образ правления, будет лишена помощи по «плану Маршалла», Когда один из журналистов спросил, относится ли это также к де Голлю и Франции, Гофман ответил:    «Но

    ведь де Голля нельзя считать фашистом»г. Как бы желая немедленно опровергнуть такую характеристику, де Голль на следующей же неделе в своем выступлении в Ницце заявил, что кризисы расчищают для него путь к власти. «Если мы придем к власти... мы положим конец правлению партий с его губительными последствиями» 112.

    Во Франции, так же как и в Италии, рабочие решительно выступают против маршаллизации и фашизма. Несмотря на неоднократные попытки расколоть профсоюзные организации, удалось оторвать от них лишь небольшие группки. 18 октября особая полиция министра внутренних дел Мока попыталась вмешаться в стачку горняков. Всеобщая конфедерация труда ответила на это отзывом на 24 часа из шахт нескольких бригад службы безопасности. На следующий день при столкновении горняков с полицией ВКТ сообщила, что пока не будут уважать право рабочих на забастовки и не перестанут применять насилия против бастующих, будет продолжаться и стачка рабочих службы безопасности. Это может вызвать затопление шахт и полностью парализовать деятельность французской промышленности 113. Ничем нельзя лучше доказать, какое безумие превращать ограбление рабочих в основу «восстановления» по «плану Маршалла».

    Всюду, куда проникла «помощь» по «плану Маршалла», она приносила нарушение экономического равновесия. Турция получает подводные лодки, танки и американских военных советников, рассчитывающих использовать ее как плацдарм в войне против СССР. За это она расплачивается потерей своих рынков сбыта табака и других товаров, а народ ее страдает от недостатка потребительских товаров, несмотря на то, что турецкое золото непрерывно течет в США.

    В тяжелой экономической зависимости от США находятся не одни только европейские страны. Южная Африка, несмотря на свою огромную добычу золота, не может достигнуть равновесия торгового баланса с США, и господин Декох из Южноафриканского резервного банка заявил, что Южная Африка вынуждена будет ввести контроль над импортом, для того чтобы ограничить ввоз из долларовой зоны114. Мексика вынуждена была провести девальвацию своей валюты; Новая Зеландия уже объявила о дальнейшем ограничении импорта из США, в особенности ввоза автомобилей и т. д. и т. п.

    Ясно, что «помощь» по «плану Маршалла», в силу того что она выражается главным образом в экспорте предметов потребления и предметов роскоши, не только не способствует восстановлению хозяйства в других капиталистических странах, но, наоборот, понижает конкурентоспособность тех промышленных районов, которые наводнены импортными товарами.

    Монополисты Соединенных Штатов, для того чтобы прЬдлить свое существование, должны вывозить капитал и товары, но тем же законам подчиняется капиталистическое хозяйство Великобритании, Германии, Франции и других капиталистических стран. Экономика этих стран не сможет существовать и развиваться, если будет лишена внутренних и внешних рынков. Наоборот, будет расти безработица, будет падать курс местных валют.

    Вместо того чтобы способствовать укреплению национального хЪзяйства той или иной страны, капиталы будут вывозиться за границу, как это происходит в Италии, Франции и Англии. Господин Декох, которого мы уже цитировали, считает, что отлив капиталов из одной лишь Великобритании составил за 1947 г. и первую половину 1948 г. около 180 млн. ф. ст.115.

    Эти средства могли бы иметь большое значение для модернизации угольной промышленности Англии или для закупок строительных материалов, если бы английские капиталисты имели какую-либо уверенность в экономической будущности своей страны под «нежным попечением» «дядюшки Сама».

    «ПЛАН МАРШАЛЛА» НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЕТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ

    Американские капиталисты вовсе не собираются способствовать своей «помощью» восстановлению конкурентоспособности Европы. В количественном отношении эта «помощь» так незначительна, что США уже готовятся .взвалить вину за провал «плана Маршалла» на европейские страны. Администратор «плана Маршалла» Гофман, например, сказал:

    «Успех будет зависеть главным образом от наших заграничных партнеров, так как американская помощь, хотя она и кажется большой с точки зрения американского налогоплательщика, составляет менее 5% годового дохода стран, участвующих в плане. Действие этих решающих 5% будет зависеть прежде всего от изобретательности, мужества и энергии, с которыми шестнадцать европейских стран используют их для повышения производительности в промышленности и сельском хозяйстве, а также для улучшения управления» К

    Лорд Пакенхэм во время дебатов в парламенте признал, что «помощь» Соединенных Штатов будет составлять менее 5% английского национального дохода116.

    Еще важнее то, что США ограничивают поставки как раз тех товаров (промышленное оборудование, машины и т. д.), которые как европейские, так и американские специалисты считают наиболее необходимыми для подлинного восстановления европейского хозяйства. Бывший министр торговли Гарриман, а ныне — «летающий» посол в странах «плана Маршалла», подтвердил это в своем отчете, сделанном на заседании сенатской комиссии:

    «Программа электрификации является одним из важнейших звеньев экономического восстановления Западной Европы. Значение, придаваемое странами — участницами плана Маршалла этой программе, видно из проектов, составляемых в этих странах. Европейские страны намерены в такой степени увеличить производство электроэнергии, что для этого потребуется обору-до/вание стоимостью в 5 млрд. долл. Мы намерены поставить электрооборудования на сумму 70 млн. долл., т. e. 1,4% требуемого. Наша доля, таким образом, относительно мала, но в нее входит много специальных приборов» К

    Таким образом, Гарриман признает, что США собираются поставить 1,4% предполагаемой потребности шестнадцати государств в отрасли, которую он сам считает наиболее важной с точки зрения восстановления! Сравните 70 млн. долл. на электрификацию с 1 млрд. долл., предназначенных на вывоз американского табака, и сущность «плана восстановления» будет ясна.

    Положение,ж создавшееся в области электрификации, не является исключением. Ричард Биссел, заместитель администратора «плана Маршалла», сообщая, что до конца июня 1948 г. Администрация экономического сотрудничества ассигновала для Европы всего 900 млн. долл., т. е. половину затребованной суммы, сказал: «Требования стран — участниц плана совершенно непомерны... Недоразумение вызвано тем, что они ждали поставки большого количества средств производства»117. Возможно, это «недоразумение» возникло потому, что «план Маршалла» был назван «планом восстановления» и соответствующим государствам было предложено составить перечень товаров, необходимых для восстановления их промышленности.

    Частично это можно объяснить также противоречиями внутри капиталистической системы, где каждый стремится использовать «план Маршалла» для различных целей. Милитаристы и враги коммунизма вместе с экспортерами машин требуют, чтобы вывозилось промышленное оборудование, и особенно такое, которое способствовало бы восстановлению военного потенциала Германии. Другие монополисты, наоборот, опасаются, как бы экспорт капиталов не восстановил промышленной мощи и конкурентоспособности европейских капиталистических стран. В течение последних месяцев, когда было размещено много военных заказов, большие суммы были инвестированы в самих США, и в силу этого временно снизился интерес некоторых промышленных кругов к инвестициям за границей.

    На вывозе товаров из США по «плану Маршалла» отражается борьба различных интересов. В процессе этой борьбы на требования маршаллизованных стран о поставках оборудования обращали мало внимания. Из всей суммы в 835 млн. долл., ассигнованной до 25 июня 1948 г., только 17,9 млн. долл., или 2%, предназначав лось на промышленное оборудование

    Есть сообщение о дальнейшем снижении экспорта товарных вагонов, электрооборудования и приборов118. Новая программа вооружения принимает в США такие размеры и приносит такие прибыли, что поглощает большую часть машин и оборудования. Это признал Глэн Г. Крейг, руководитель промышленного отдела Администрации экономического сотрудничества, когда заявил: «Программа национальной обороны будет проводиться за счет средств, предназначенных на восстановление Европы» 119.

    Государства, которым придется довольствоваться только тем, что останется от средств, затрачиваемых на вооружение в США, неизбежно должны быть разочарованы. Те 5% национального дохода, которые они получат по «плану Маршалла», будут с избытком «возмещены» американским вмешательством в торговлю между Востоком и Западом и результатами политики США, направленной на то, чтобы труд и сырье использовались для вооружения, а не для восстановления.

    ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИЛИ ВООРУЖЕНИЕ?

    Программа «восстановления» все более оттесняетсзт на задний план, уступая место гонке вооружений.

    Газета «Нью-Йорк тайме» писала, что европейские деятели «считают, что усиленное вооружение в США, Англии и в Западной Европе отвлечет капиталы и рабочую силу, необходимые для достижения целей, поставленных планом Маршалла. По этим соображениям некоторые специалисты, работавшие над подготовкой четырехлетнего плана восстановления Европы, опасаются, что этот план в области повышения жизненного уровня и благосостояния не будет осуществлен. Они считают правдоподобным, что конгресс будущей весной будет больше заинтересован в вооружении Европы, чем в'восстановлении ее хозяйства... между тем экономисты говорят, что в Западной Европе нехватает капиталов и если она хочет быть в 1952 г. «жизнеспособной», каждый доллар и каждый рабочий ей необходимы для гражданского производства» г.

    Стаффорд Криппс, пытаясь успокоить англичан, сказал, что «если международное положение не ухудшится, основной бюджет не будет отягчен чрезвычайными расходами на вооружение»120.

    В чем разница для и без того обремененного налогами населения, проходят ли расходы на вооружение пэ «основному» или по «чрезвычайному» бюджету, Криппс не объяснил. Горькая истина стала известной через несколько дней:

    «Представители важнейших министерств сегодня договорились, что английские потребители должны буду!' внести свой вклад в дело вооружения нации за счет дальнейшего сокращения ассигнований на создание запасов потребительских товаров для внутреннего потребления.

    Уже запланировано сокращение строительства, в том числе жилищного, сокращение производства важнейшего жилищного оборудования, такого, как печи, котлы, кипятильники и т. д., сокращение количества автомобилей личного пользования.

    На основании решения министерств снабжения, торговли и финансов правительство пришло к выводу, что, кроме производства для экспорта, может увеличиваться только военное производство и что от английского народа потребуются дальнейшие жертвы. Хотя ограничения коснулись пока только, стальных изделий, в дальнейшем по мере проведения программы вооружений будут ограничены поставки текстиля, всех видов радио- и электрооборудования и различных предметов домашнего обихода» 121.

    Австралийский премьер-министр Джозеф Чифли, отвечая на вопросы в парламенте, сказал:

    «Европа в случае войны не сможет помешать русским занять весь континент, и потому «праздные разговоры о нашей силе — опасная глупость». Европейские страны не выдержат еще одной (Войны; это относится и к Великобритании»122.

    То обстоятельство, что страны Западной Европы не выдержат еще одной войны, не тревожит фабрикантов оружия в Соединенных Штатах. Американские капиталисты рассчитывают, что США будут поставлять оружие и производить воздушные налеты, роль же поставщиков пушечного мяса отводится странам Западной Европы. Первый шаг .в этом направлении был сделан И июня 1948 г., когда сенат США принял так называемую «резолюцию Ванденберга», в которой говорилось, что Соединенные Штаты присоединятся к дружественным державам, если это будет способствовать укреплению безопасности самих США123. 6 июля сообщалось, что послы Великобритании, Франции, Бельгии, Голландии и Канады «встретились с помощником государственного секретаря США Ловеттом для первой беседы по вопросам, затрагивающим их общие интересы в связи с так называемой «резолюцией Ванденберга». Дипломаты из Западной Европы представляют государства, подписавшие в Брюсселе 17 марта 1948 г. договор о союзе на 50 лет» 124.

    20 июля сообщалось, что не менее семи военных представителей США было послано в Лондон, где они должны были принять участие в конференции Западного союза125. Французский военный министр, один из наиболее ярых сторонников Западного союза, договорился 28 сентября с остальными четырьмя государствами об организации совместной обороны и создании для этих целей постоянного органа. Но 4 октября французское правительство изменило свое мнение. Оно возражало главным образом против того, что главнокомандующим был назначен не американец. Де Голль заявил, что руководство обороной из Лондона не много даст Франции. Другие указывали на то, что 30% французского народа голосовали за коммунистов и в случае конфликта с

    Советским Союзом на них нельзя будет положиться1. Последнее соображение могло бы охладить пыл даже самых ретивых милитаристов, но торговцев оружием и их политических агентов это не остановило.

    Сенатор республиканец Кэппер, выступая 10 октября 1948 г. по радио, сказал:

    «Соединенные Штаты почти готовы перестать официально делать вид, что они намерены использовать возможность договориться с Россией о мире. В то время как США готовятся к войне.., официальные представители двойственной внешней политики Вашингтона не сознаются в этом, во всяком случае перед выборами. США по всем признакам готовы «отказаться от ложного представления» о том, что организация Объединенных наций может быть эффективным орудием сохранения международного мира... Дальнейшим шагом будет субсидирование Америкой вооружения Европы, что обойдется, по подсчетам специалистов, в два миллиарда долларов в течение первого года» 2.

    Эти два миллиарда принесут сказочные прибыли американским предпринимателям, но что они дадут странам — участницам «плана Маршалла»?

    Английский журнал отвечает на это:

    «Кажется, в настоящее время официально господствует мнение, что мы не только должны предоставить аэродромы для американских бомбардировщиков, но также согласиться выставить такое количество людейг и военных материалов для сухопутной войны, что это поставит нас в полную зависимость от Америки»3.

    Многих может удивить, что западноевропейские . государства готовы продать свое первородство за миску чечевичной похлебки. Английская партия лейбористов будет нести за это ответственность перед историей. Позиция капиталистов вполне понятна. Не случайно участниками «плана восстановления Е(вропы» являются импе риалистические государства, владеющие колониями. Капиталисты этих стран обращаются к США, надеясь, что американцы защитят их частные интересы. Рост демократических сил ставит этих капиталистов перед выбором — лишиться капиталов и доходов в колониях и в метрополии либо в пользу американских126 капиталистов, либо в пользу народа. Они предпочли отдать себя под защиту своих конкурентов.

    Путем грубого нажима, при котором были использованы сила кредита, престиж США, их военная мощь и пропаганда, в течение короткого послевоенного периода были получены уступки, которых в другое время нельзя было бы добиться в течение многих лет. Европейские державы довольно охотно шли на эти уступки, так как, не будь американских поставок оружия и товаров, колониальные народы смогли бы добиться полной независи* мости. При создавшемся положении Соединенные Шта^ ты непосредственно заинтересованы в подавлении освободительного движения в колониях, так как оно могло бы лишить их концессий, полученных ими там, благодаря «плану восстановления Европы».

    Этим объясняется, например, присоединение Голландии к «плану восстановления Европы» и то, что США охотно предоставляют ей займы. В 1947 г. голландцы затратили свыше 365 млн. долл. на войну в Индонезии. Из фондов «плана восстановления Европы» им было предоставлено 400 млн. долл., а из Международного банка реконструкции и развития — 195 млн. долл.127 Это не принесет, однако, больших прибылей голландским капиталистам, богатевшим раньше за счет своих колоний, и ничего не даст голландским рабочим. Американцы устанавливают очень низкие цены на голландское сырье. Это видно из следующей выдержки:

    «Главным оружием в борьбе за новые рынки будет уровень цен. Как высокие цены, которые приходится платить за американское продовольствие, являются основной причиной экономических трудностей Англин, ее неспособности заплатить вывозом за самый необходимый ввоз, так и снижение цен на американские промышленные изделия вытесняет англичан (и других кон^ курентов США) с рынков, на которых они до сих пор господствовали. Можно ожидать, что установится тенденция к дальнейшему снижению цен на промышленные изделия. Этим объясняется стремление английского пра вительства к «удешевлению экспорта» и снижению заработной платы. Как только американцы прочно захватят^ свои руки торговлю Запада, они будут устанавливать наиболее выгодные для себя условия торговли. Уже теперь они платят за каучук и олово, получаемые из Британской империи, такие низкие цены, что английские предприниматели вынуждены снижать заработную плату, а это неизбежно приводит к волнениям среди рабочих. В Малайе, например, крайне низкая заработная плата кули является одной из основных причин, происходящих там в настоящее время волнений. Так же обстоит дело в Индонезии и Индо-Китае» х.

    НАПАДЕНИЕ—ЛУЧШИЙ МЕТОД ЗАЩИТЫ

    Еще до распределения первых сумм по «плану Маршалла» экономисты подсчитали, что «помощь» Европе не сможет поддержать американские прибыли на уровне 1947 г. Считали, что «план Маршалла» окажет общее стимулирующее действие, но для тяжелой промышленности лучшим стимулом может быть только война или подготовка к ней. Турмэн Арнольд, бывший заместитель государственного прокурора, говоря о «новом американском империализме восстановления», пришел к выводу, что попытка «поставить Европу на ноги» будет, «за исключением войны, самой лучшей поддержкой рысокой конъюнктуры» 128.

    Торговые журналы начали вести «ученые» рассуждения о военной стратегии и подготовлять почву для получения новых ассигнований. Крупный журнал «Фэктори менеджмент энд мейнтенэнс» в специальной статье писал:

    «План Маршалла появился в момент, когда начал ослабевать спрос, вызванный инфляцией. Этот план может удержать высокий уровень производства, но не сможет сохпанить общую высокую инфляционную конъюнктуру. План Маршалла непосредственно поможет экспорту тем, что торговля не уменьшится на 4—5 млрд. долл., как это неизбежно случилось бы при отсутствии этого плана»129.

    Эти рассуждения о войне и экономике становились тем агрессивнее, чем больше стирались воспоминания о совместных действиях союзников во время войны, и, наконец, закончились тем, что монополистический капитал объявил о неизбежности конфликта между капитализмом и коммунизмом. Добавлялось, что чем раньше этот конфликт произойдет, тем лучше. Ничем иным нельзя было оправдать огромные расходы на вооружение.

    17 марта 1948 г. Трумэн обратился к конгрессу с просьбой ускорить завершение программы восстановления Европы, ввести всеобщее военное обучение и воин^ скую повинность.

    Речь Трумэна представляла собой извращенное изображение международных событий и преследовала цель запугать конгресс, чтобы он, наконец, принял закон о «восстановлении Европы» и ассигновал огромные суммы на вооружение. Эти ассигнования должны были послужить гарантией того, что кризис не наступит до ноябрьских выборов и что известные круги наживут миллиарды долларов на повышении стоимости предприятий и на увеличении доходов от них. «Мэгэзин ов Уолл-стрит» писал:

    «До речи президента о вооружениях была заметна тенденция к дефляции. Теперь можно думать, что эта тенденция исчезнет. Логическим следствием необходимости затратить еще многие миллионы явится проведение государством инфляционной, а не дефляционной по литики. Правительство должно будет отказаться от стремлений ограничить банковский кредит и уменьшить государственную задолженность» г.

    Газета «Нью-Йорк пост» писала в одной статье:

    «Торопитесь! Получите еще сегодня миллиарды на государственной кассы! Скажите только, что эти деньги нужны для укрепления Америки против русской агрессии, намекните, что каждый возражающий против этого является предателем нашей дорогой родины, а потом можете увозить доллары тачками. Все так делают... За президентом идут все те, кто рассчитывает урвать что* либо, предлагая свои проекты борьбы с Россией в надежде, что миллион, а то и миллиард долларов перепадет в их карман. Золотой дождь действительно начинается»130. Газета «Нью-Йорк тайме» писала.

    «Менее года назад нам угрожало падение конъюнктуры; чтобы предотвратить его, отменили контроль над ценами, а затем последовал план Маршалла, плохой урожай зерновых, урегулирование заработной платы горняков, которое привело к повышению цен на сталь, — все это передвинуло производственные показатели ближе к отметке «инфляция» 131.

    Известные промышленные советники фирмы «Стан-дард энд пуарс» информировали своих заказчиков, что благодаря снижению налогов, росту расходов на вооружение и поставкам в Европу по «плану Маршалла» конъюнктура будет высокой и что общий ход событий «предвещает расширение производства, рост прибылей промышленных компаний, которые превысят даже нынешний чрезвычайно высокий уровень... Предприниматели могут быть уверены, что этот уровень некоторое время удержится; они не должны бояться скорого спада конъюнктуры» 132.

    Предполагалось, что авиационной промышленности удастся использовать значительную часть своей мощности для производства продукции мирн’ого времени, однако гражданский спрос оказался небольшим. Ожидали, что до 1955 г. будет продано около 400 тыс. самолетов легкого типа, фактически же в 1946 г. было продано всего 35 тыс., а в 1947 г. — еще меньше. Хозяева авиалиний, рассчитывавшие на крупные перевозки, понесли большие убытки и вынуждены были отказаться от заказов на новые самолеты. Продукция авиационной про мышленности в весовом выражении с 450 тыс.т в 1944 г. упала ниже 13,5 тыс. т в 1947 г. Число лиц, занятых в авиационной промышленности, снизилось с 1 млн. в 1944 г. до 161 тыс. в марте 1948 г.133. В первый год мирного производства компании авиационной промышленности продали товаров на сумму 747 млн. долл., тогда как в 1944 г. они выручили 8,2 млрд. долл. Правда, в результате возврата части налогов убыток в 78,6 млн. долл. превратился в 15 млн. долл. чистой прибыли, но промышленность не может существовать только за счет возврата налогов.

    Палата представителей не только вотировала (339 голосами против 3) ассигнование суммы в 2376 млн. долл., которую просил президент Трумэн, но, по предложению председателя бюджетной комиссии Тэйбора, увеличила эту сумму на 822 млн. долл.134

    Фабриканты оружия инкассировали прибыли еще раньше, чем конгресс ассигновал соответствующие суммы. Капиталисты получали прибыли при повышении курса акций авиационных предприятий. Журнал «Мэгэ-зин ов Уолл-стрит» в статье под заголовком «Какие ценные бумаги приобретать в период подготовки» писал:

    «Неожиданное повышение курса акций предприятий, строящих военные самолеты, превзошло все ожидания» 135.

    Такой удивительный успех авиационной промышленности разжег аппетиты предпринимателей стальной, судостроительной и других отраслей промышленности, имеющих возможность извлекать выгоду из военных поставок:    агентство Ассошиэйтед пресс сообщало

    3 июня 1948 г., что за 24 часа палата представителей приняла и передала на утверждение сенату проект ассигнований «на оборону» на сумму свыше 10 млрд. долл. Сюда входило 6 509 939 тыс. долл. на армию и 3 686 733 250 долл. на флот.

    Возникла необходимость успокоить народ, недовольный инфляцией, вызванной этими мероприятиями. Президент Трумэн созвал специальное заседание конгресса для обсуждения вопроса об инфляции.

    22 июля президент Трумэн сказал, что «имеются превосходные перспективы сохранения мира»136. Газета «Ньюс уик», всегда подстрекавшая к войне, задавала вопрос: «В чем причина этого успокоения?» и отвечала в редакционной статье: «Мир очутился на краю пропасти... заглянул в нее... и остановился... как раз вовремя». «Ньюс уик» объясняла это изменением во взглядах людей *. Она не могла решиться дать правдивый ответ. Ведь возможно, что придется снова вызывать военную истерию после того, как ассигнования будут исчерпаны и понадобится включить в бюджет новые большие расходы.

    Роберт С. Аллен проговорился, однако, что флот представил предварительный бюджет на 1949 г. на сумму свыше 11 млрд. долл., а армия — на сумму свыше 10 млрд. долл. Авиация потребует, вероятно, не менее 7 млрд. долл. В общем, потребуется израсходовать не менее 28 млрд. долл.137. Эти расходы настолько велики, что налогоплательщики могут согласиться на них только в состоянии страха, граничащего с психозом 138.

    Одна американская промышленная организация предсказывала на 1949 г. следующее:

    «Имеется много факторов, способствующих тому, чтобы в 1949 г. сохранился большой размах производственной деятельности и удержался высокий уровень цен. Но имеются также сильные дефляционные течения, и кажется, что в настоящее время они сильнее, чем когда-либо после окончания войны. Предприниматели должны учитывать, что в течение нескольких месяцев может произойти прекращение инфляции и сокращение производства. Правительство поддерживает инфляцию большими расходами на вооружение, на «помощь» Европе, на субсидии фермерам и ссудами под недвижимое имущество. Без этой поддержки неизбежно начался бы спад конъюнктуры» 139.

    Можно наверняка предсказать, что американские предприниматели сделают все, что в их силах, чтобы побудить конгресс ассигновать огромные суммы на «план Маршалла» и на вооружение. Они хотят, насколько возможно, отсрочить наступление кризиса. И для того чтобы отсрочить кризис в Америке, они в такой степени игнорируют потребности хозяйства других стран, что это может привести к тому, что капиталистический Самсон обрушит на себя свой храм.

    «Кажется, что расплаты не удастся избежать. Если американцы для предотвращения падения конъюнктуры будут попрежнему проводить у себя в стране мероприятия, которые они проводят или намечают проводить, то это может закончиться только тем, что они перенесут падение конъюнктуры в страны, менее способные сопротивляться этому падению или выдержать его.

    Однако это вовсе не в интересах самой Америки, так как кризис в Западной Европе может вызвать кризис и в США. Но Уолл-стрит никогда не отличался прозорливостью» г.

    выводы

    Мы теперь знаем, что породило «план Маршалла» и что поддерживает его. Важнейшей из всех причин является страх перед новым кризисом в Соединенных Штатах. Предприниматели поняли, что в 1929 г. они не могли выйти из кризиса с помощью обычных средств. Наоборот, экономическое положение все ухудшалось — к 1933 г. обанкротилось много крупнейших банков и корпораций.

    В противовес этому, годы войны были периодом подъема производства, больших прибылей и все большего подчинения правительства деловым кругам. В разгар войны правительство закупало половину всей национальной продукции, и прибыли достигали невиданной высоты.

    После второй мировой войны, когда сократился экспорт, а колебание оптовых и розничных цен предвещало приближение кризиса, был провозглашен «план Маршалла». Согласно этому «плану», правительство Соединенных Штатов должно было скупать излишки товаров и сбывать их за границей, используя всю свою экономическую мощь для завоевания новых рынков сбыта и новых сфер приложения капитала. Наряду с этой главной целью была еще побочная — использовать экономическую мощь США для «холодной войны». Об этом предприниматели говорят в тесном кругу.

    Более внимательный анализ «плана», начиная с высказываний его американских авторов, свидетельствует о том, что он вовсе не преследует цели быть «планом восстановления Европы». С помощью этого «плана» жизненный уровень трудящихся не превысит довоенный.

    Хотя суммы, предназначенные для субсидий и займов, кажутся большими, они составляют менее 5% национального дохода стран, участвующих в «плане Маршалла». По некоторым видам товаров, необходимых для восстановления, как, например, электрооборудованию, США обещают доставить Европе всего 1,4% того количества, которое просят маршаллизованные страны. Одновременно США настаивают на приобретении Европой излишков таких товаров, как табак, причем торговцы собираются вывезти его вдвое больше, чем нужно Европе. В первые месяцы проведения «плана восстановления Европы» стоимость промышленного оборудования составляла 2% всех поставок. Это свидетельствует о том, что американские предприниматели больше заинтересованы в завоевании новых рынков для сбыта изделий своей промышленности, чем в том, чтобы способствовать экономическому восстановлению и возрождению конкурентоспособности европейских государств.

    Чтобы полностью захватить в свои руки хозяйство Западной Германии, США де-факто отказались от выполнения Потсдамского соглашения, а покуда шли переговоры по этому поводу, постарались сделать невозможным совместный контроль четырех держав в Германии. Например, решение об отказе от национализации промышленности Рура было сообщено в Вашингтоне в августе 1947 г., и американцы пытались затем задним числом взвалить на Советский Союз вину за крушение совместного управления четырех держав в Германии.

    Формальной основой для вмешательства во внутренние дела маршаллизованных стран явились «двухсторонние договоры», которые вынуждены были подписывать отдельные страны, если они хотели получить «помощь». Все шестнадцать стран протестовали против условий этих договоров, ограничивающих их суверенитет, но все-таки подписали их. Эти договоры обеспечивают для США условия, при которых они могут прекратить свою «помощь», как только им не понравится политика или какие-нибудь действия отдельных стран. Характерно в этом отношении требование ограничения торговли со странами Восточной Европы. Подобные политические требования помогают США вести «холодную войну» и одновременно сохраняют Западную Европу как рынок сбыта для их товаров.

    Препятствия, которые «план Маршалла» чинит нормальной торговле между европейскими странами, и та^ моженные пошлины, охраняющие внутренний рынок. США, душат многие отрасли промышленности Западной. Европы. Промышленность, искусственно отрезанная от выгодных рынков в Восточной Европе, вынуждена конкурировать с американской промышленностью не только на мировых рынках, но даже в собственных колониях и у себя в стране.

    Затраты на «план Маршалла» не смогли создать достаточный инфляционный нажим для продолжения роста цен в США и не могли удовлетворить потребностей таких сильно разросшихся за время войны отраслей промышленности, как судо- и самолетостроительная. Стали все более настойчиво выдвигаться требования увеличить расходы на вооружение. Эти расходы необходимо было мотивировать наличием непосредственной военной опасности, поэтому быстрыми темпами начали проводить «холодную войну».

    Переход от «восстановления» к запугиванию войной дал многим крупным корпорациям в США выгодные* военные заказы, но он с каждым днем увеличивает экономические трудности в Западной Европе.

    Провал «плана Маршалла» очевиден. Разочарованные европейские промышленники и все те, кто страдает от инфляции, присоединяются к оппозиции рабочего класса против американского империализма. Монополистический капитал в Соединенных Штатах напоминает привыкшего к наркотикам больного, знающего, чта каждая следующая доза приближает его к гибели, и все-таки не могущего отказаться от возбуждающих средств: из страха перед немедленной смертью.

    Вступительная статья.......    .

    Экономический кризис в Соединенных Штатах......

    Что означает „план Маршалла и кто его поддерживает . .

    „Новый империализм...... ..........

    „План восстановления Европы и Германия........

    „План Маршалла и частные капиталовложения......

    „План восстановления Европы“ и социализм.......

    Нефть и „план восстановления Европы ........

    „План Маршалла“ и товарные излишки..........

    „Двухсторонние“ договоры...........

    Соединенные Штаты и свободная торговля

    „План Маршалла“ препятствует торговле.........

    Другие проекты „восстановления“ . .    .........

    Иллюзии, порожденные „планом Маршалла“........

    „План Маршалла“ не предусматривает действительного восстановления ......................

    Восстановление или вооружение?............

    Нападение — лучший метод защиты............

    Выводы.........................

    Редактор Ю Н. Андреев Технический редактор Б. И. Корнилов Корректор К. Иванова

    *

    Сдано в производство 25/KI 1949 г. Подписано к печати 14 XII 1949 г. А16673. Пач. л. 7. Уч.-изд. л. 6.2. Формат 84 X Юв'/щ. Издат. № 8/682.

    Цена 5 р Зак. >* 1656.

    *

    20-я типография „Союэполиграфпрома* Главполиграфиздата при Совете Министров СССР

    Москва, Ново-Алексеевская, 52

    Цена-5 руб.

    1

    В. М. Молотов, Тридцатилетие Великой Октябрьской социалистической революции. Доклзт иа торжественном заседании Московского Совета 6 ноября 1947 г., Госполитиздат, стр. 20.

    2

    А. А. Ж Д а н о в, О международном положении, 1947 г., «Московский рабочий», стр. 10.

    3

    Там же, стр. 567.

    4

    В. М. Молотов, Вопросы внешней политики, Госполит-издат, 1948 г., стр. 474.

    5

    Там же, январь 1948 г., табл. XXII, стр. 127.

    6

    Magazine of Wall Street, March 29, 1947, p. 715.

    7

    Там же, 21 июня    1947    г.,    стр.    300.

    8

    1 Там же, стр. 304.

    9

    Мадагте о[ Vall    Ли!у    19, 1947,    р.    416.

    10

    Там же, 27 сентября 1947 г., стр. 687.

    11

    Washington Post, November 23, 1947.

    12

    Magazine of Wall Street, November 11, 1947, p. 4.

    13

    Как известно, руководители КПП — верные лакеи империализма — полностью зависит от американского монопочисти -ческого капитала. Конечно, они меньше всего пекутся об интересах рабочего класса США и защищают «план Маршалла» потому, что он нужен капиталистам. Понятно, что «этих чиновников» совсем незачем «убеждать» в необходимости проведения «плана Маршалла». (Прим. ред.)

    14

    United States Information1 Service, Daily Wireless Bulletin, Washington, March 15, 1943.

    15

    Там же.

    16

    Там же.

    17

    U. S. Fédéral Trade Commission. The Présent Trend of Corporate Mergers and Acquisitions, March 4, 1947, p. 23.

    18

    U. S. Department of Commerce, Survey of Current Business, November 1947, p. 11; August 1948, pp. 5—16.

    19

    Там же, стр 5.

    20

    8 См. «The Wallace Plan or the (Hoover — Dulles) Marshall Plan», p- 7-

    21

    The Economist, November 22, 1947, p. 826.

    22

    Там же, стр. 12.

    23

    Там же, стр. 453.

    24

    USIS, Washington, September 10, 1948.

    25

    New York Herald Tribune, September 12. 1948.

    26

    U. S. Senate Hearings on the Euiopean Recovery Program, p. 269.

    27

    Там же, стр. 458.

    28

    U. S. Senate Hearings on the European Recovery Program, p. 459.

    29

    Там же, стр. 450.

    30

    New York Herald Tribune, October 13, 1948.

    31

    Testimony before U. S. Senate    Appropriation’s    Committee,

    May 13, 1948, p. 36.

    32

    The New York Times, October 1, 1948.

    33

    New York Herald Tribune, June 29, 1948.

    34

    TaM >Ke, CTp. 389.

    35

    New York Herald Tribune, June 2, 1948.

    36

    U. S. Senate Hearings on the European Recovery Program, p. 480.

    37

    11515, ОШВ, Аи^ 13, 1948.

    38

    Цитируется по Роб! МепсНит, и515, ОШВ,    Ю5 А* а у 3, 1948,

    39

    New York Ho(“ald Tribune, May 14, 1948.

    40

    Associated Press Dispatch^ May 18, 1948.

    41

    The Financial Times, October 30, 1948

    42

    New Ycrk Herald Tribune, May 14, 1948.

    43

    Congressional Record, March 22, 1948.

    44

    Magazine of Wall Street, April 10, 1948, p. 17.

    45

    Daily Mail, London, June 20, 1948.’

    46

    New York HeraJd Tribune, May 2, 1948

    47

    См. «The Wallace Plan or the (Hoover — Dulles) Marshall Plan», pp. 19, 20.

    48

    Там же, 29 мая 1948 г

    * 1 баррель нефти равен приблизительно 159 л. (Прим. ред.)

    49

    USIS, July 2, 1948.

    50

    Labor Research, July, 1947.

    51

    U. S. Senate Hearings on the European Recovery Program, January, 1948, pp. 319, 345.

    52

    Time, May 3, 1948, pp. 33—34.

    53

    Там же, 5 июля 1948 г.

    * Английский фунт равен 453,6 г. (Прим. ред.)

    54

    Congressional Record, February 2, 1948, p. 593.

    55

    Там же, 7 апреля 1948 г., стр. 4284.

    56

    Irf Fact, April 26, 1948.

    57

    Там же, 7 июня 1948 г.

    58

    Daily Mail, June 19. 1948.

    59

    USIS, DWB 4, Washington, June 28, 1948.

    60

    USIS, DWB, July 2, 1948.

    61

    Там же.

    62

    New York Herald Tribune, July 13, 1948.    ,

    63

    Time, June 28, 1948, p 12

    64

    Там жо, 19 июля 1948 г.

    65

    .3 Там. же, 10 июня 1948 г.

    66

    USIS, DWB, 10 июня 1948 г.

    67

    Senate Foreign Relations Committee hearings, January 20, 1948.

    68

    New York Herald Tribune, October 9, 1948.

    69

    The Economist, January 10, 1948.

    70

    USIS, Washington, March 13, 1948.

    71

    The Economist, November 22, 1947.

    72

    New York Herald Tribune, May 2, 1948.

    73

    Там же, 23 сентября 1948 г.

    74

    INfew York Herald Tribune, September 3, 1948.

    75

    Там же, 13 октября 1948 г.

    76

    Там же, 7 сентября 1948 г.

    77

    * Там же.

    78

    Там же, 8 сентября 1948 г.

    79

    См. сообщение Организации европейского экономического сотрудничества или сообщения из Вашингтона в USIS, Washington, August 31, 1948; September 15, 1948.

    80

    3 Там же, 18 сентября 1948 г.

    81

    USIS, Washington!, September 16, 1948.

    82

    Там же, 15 сентября 1948 г.

    83

    USIS, Washingtorf, March 5, 1948.

    84

    Time, June 28, p. 12.

    85

    Там же, 13 августа.

    86

    The New York Times, October 9, 1948.

    87

    Там же.

    88

    Закон о предоставлении помощи иностранным государствам в 1949 г., принятый 28 июня 1948 г., гл. 1.

    89

    Комиссия палаты представителей по оказанию помощи другим странам, председателем которой является депутат Гертер.

    90

    New York Herald Tribune, July 28, 1948.

    91

    Там же, 29 июля 1948 г.

    92

    USIS, DWB, No 43, Washington, June 30, 1948.

    93

    N’ew York Herald Tribune, August 29, 1948.

    94

    Labour Monthly, September, 1948, p. 274.

    95

    The New Statesman and Nation, September 25, 1948.

    96

    Там же.

    97

    Там же, 13 июня    1948 г

    98

    Там же, 7 сентября 1948    г.

    99

    Всеобщая итальянская конфедерация труда определяет число безработных в 2400 тыс. человек.

    100

    The New Statesman/ and Nation, September 25, 1948, p. 225.

    101

    New York Herald Tribune, September 4, 1948.

    102

    Там же.

    103

    New    York Herald Tribune,    October 9, 1948.

    104

    Там    же,    29    октября 1948 г.

    105

    к Там    же,    23    сентября 1948    г.

    106

    New    York    Herald    Tribune Monthly    Economic Review, May 30,

    1948.

    107

    New    York    Herald    Tribune, September 8, 1948.

    108

    Там    же, 18 сентября 1948 г.

    109

    Там же, 26 сентября 1948 г.

    110

    Там же, 18 октября 1948 г.

    111

    Там же, 11 октября 1948 г.

    112

    New York Herald Tribune, September 14, 1948.

    113

    Там же, 19 октября 1948 г.

    114

    J New York Herald Tribune, July 30, 1948-

    115

    Там же, 30 июля 1948 г.

    116

    The Manchester Guardian, July 28, 1948.

    117

    USIS, DWB, Washington, June 24, 1948.

    118

    Там же, 14 августа 1948 г., стр. 38.

    119

    New York Herald Tribune, 'May 25, 1948.

    120

    * New York Herald Tribune, October 20, 1948.

    121

    Там же, 22 сентября 1948 г.

    122

    News Chronicle, London, September 3, 1948.

    123

    USIS, Washington, June 15, 1948.

    124

    Там же, 6 июля 1948 г

    125

    Там же, 20 июля 1948 г.

    126

    Там же, 11 октября 1948 г.

    а The New Statesman and Nation, October 9, 1948.

    127

    The New Statesman and Nation, October 23, 1948, p. 342,

    128

    New York Herald Tribune, November 22, 1947.

    129

    Factory Management and Maintenance, December, 1947, p. 129.

    130

    The New York Post, April 4, 1948.

    131

    The New York Times, April 4, 1948.

    132

    J In Fact, April 26, 1948.

    133

    U. S. Department of Commerce Survey of Current Business June, 1948, pp. 6—7.

    134

    и515, ШаБЫп^оп, Аргп 15, 1948.

    135

    Маегаг1пе ей Ша11 81гее1;, АргП 24, 1948.

    136

    и518, 0\ГВ 51, ШаэЫг^оп, *1и1у 22, 1948.

    137

    Robert S. Allen, The Washington, Merry — Go — Round, August 24, 1948.

    138

    Генри А. Уоллес 17 сентября 1948 г. в своей речи в Рочестере предсказывал новую, искусственно вызванную волну «страха перед войной», которая приведет к срыву американо-советских переговоров.

    139

    New York Herald Tribune, September 30, 1948.