Юридические исследования - Плановые нормы развития социалистического производства. В. Апетрищев. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: Плановые нормы развития социалистического производства. В. Апетрищев.


    Система плановых норм включает в себя не только нормы затрат живого труда, расхода средств производства (сырья, материалов, топливно-энергетических ресурсов и оборудования), но и нормы полезного эффекта труда и продукта, эффективности производства и капитальных вложений, общественных потребностей и степени их удовлетворения в каждый плановый период, уровня производства, уровня жизни и т. д. Так, Система прогрессивных технико-экономических норм и нормативов по видам работ н затрат (экономии) труда, сырья, материалов и топливно-энергетических ресурсов, нормативов использования производственных мощностей и удельных капитальных вложений, норм и нормативов определения потребности в оборудовании и кабельных изделиях (порядок нх разработки и утверждения), одобренная Госпланом СССР в январе 1980 г., включает 10 основных групп норм и нормативов, начиная от нормативов эффективности общественного производства и кончая нормами и нормативами охраны окружающей среды. Нормы же затрат составляют в ней лишь две группы 6.



    В. АПЕТРИЩЕВ

    ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ

    РАЗВИТИЯ

    СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО

    ПРОИЗВОДСТВА

    ББК 65.011.73

    РЕДАКЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    Рецензенты —

    кандидат экономических наук Л. С. Брагина, доктор экономических наук А. А. Сергеев

    © Издательство «Мысль». 1983

    0604020100-063

    П -79-83


    ВВЕДЕНИЕ

    Совершенствование механизма планового управления развитой социалистической экономикой имеет свой исходный принцип. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы» (июль 1979 г.) в качестве такого принципа определяет развитие плановых норм общественного производства. В этом постановлении отмечается, что пятилетние планы необходимо «составлять на основе системы научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов по видам работ, затратам труда, сырья, материалов и топливно-энергетических ресурсов, а также нормативов использования производственных мощностей и удельных капитальных вложений»'. Развивая это положение, XXVI съезд КПСС указал на необходимость «существенно улучшить нормирование всех производственных ресурсов, систематически пересматривать устаревшие и внедрять прогрессивные нормы, соответствующие современному уровню техники, технологии, организации производства и труда»1.

    Эту роль плановых норм в эффективном функционировании и динамичном развитии социалистической экономики .подчеркивал В. И. Ленин. Он считал, что «социализм немыслим... без планомерной государственной организации, подчиняющей десятки миллионов людей строжайшему соблюдению единой нормы в деле производства и распределения продуктов»2. Значение плановых норм особенно возрастает в условиях экономики зрелого социализма, которая отражает достижение нового уровня обобществления производства — его развитие как единого народнохозяйственного комплекса. В этом комплексе «конечные результаты все больше зависят от множества промежуточных звеньев, от сложной системы внутриотраслевых и межотраслевых связей. В таких условиях в погоне за промежуточными результатами, которые сами по себе еще не решают дела, легко упустить главное — результаты конечные. И, наоборот, не уделив должного внимания каким-то промежуточным звеньям, можно подорвать конечный, суммарный эффект больших усилий и вложений»3. Это диалектическое единство промежуточных и конечных результатов общественного производства может быть обеспечено только системой его плановых норм.

    И действительно, с плановыми нормами связаны все стороны планирования и оценки деятельности работников, предприятий (объединений) и всего народного хозяйства. «Нет такого раздела плана, который не основывался бы на нормах и нормативах, будь то нормы материальных или трудовых затрат, потребностей населения в продуктах питания и товарах широкого потребления или нормативы, характеризующие производственные запасы, продолжительность строительства объектов, сроки освоения проектных мощностей» 4. Плановые нормы — основа составления балансов производства и потребления, организации планового ценообразования, социалистического соревнования, распределения по труду и хозяйственного расчета. От того, насколько теоретически верно определена природа и механизм действия плановых норм, зависит практика планомерной организации удовлетворения общественных потребностей, стимулирования роста эффективности производства и качества работы.

    Система плановых норм включает в себя не только нормы затрат живого труда, расхода средств производства (сырья, материалов, топливно-энергетических ресурсов и оборудования), но и нормы полезного эффекта труда и продукта, эффективности производства и капитальных вложений, общественных потребностей и степени их удовлетворения в каждый плановый период, уровня производства, уровня жизни и т. д. Так, Система прогрессивных технико-экономических норм и нормативов по видам работ н затрат (экономии) труда, сырья, материалов и топливно-энергетических ресурсов, нормативов использования производственных мощностей и удельных капитальных вложений, норм и нормативов определения потребности в оборудовании и кабельных изделиях (порядок нх разработки и утверждения), одобренная Госпланом СССР в январе 1980 г., включает 10 основных групп норм и нормативов, начиная от нормативов эффективности общественного производства и кончая нормами и нормативами охраны окружающей среды. Нормы же затрат составляют в ней лишь две группы 6.

    Определить научные основы системы клановых норм — значит показать связь между ними, обосновать основополагающий характер одних и производный — других, выявить главный принцип установления каждой нормы и всей системы в целом. Большой вклад в разработку этой проблемы внесли Б. М. Генкин,

    A. М. Еремин, Б. М. Косминский, В. И. Котелкнн,

    B. А. Медведев, П. Ф. Пет{Точенко, Г. Е. Хачатрян, Г. Н. Холодная, Н. И. Шехет и другие исследователи, подвергшие научному анализу нормы труда. Однако, несмотря на бесспорные успехи, достигнутые в решении данной проблемы, на многие теоретические и практические вопросы до сих пор не найдены ответы. Это касается, в частности, анализа противоречий и форм развития плановых норм труда, экономического механизма пересмотра устаревших и установления прогрессивных норм, их системного обоснования. Необходимость же решения таких вопросов велика. Она особенно возрастает в связи с усилением роли долгосрочных экономических нормативов государственного плана, предусмотренных постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 июля 1979 г. о совершенствовании хозяйственного механизма.

    Продолжается работа по созданию целостной системы плановых норм. Создание такой системы обеспечит дальнейшее развитие планомерной организации социалистического производства, смысл которой состоит в том, что «пролетарская государственная власть организует в общенациональном масштабе крупное производство на государственной земле и в государственных предприятиях, распределяет рабочие силы между разными отраслями хозяйства и предприятиями, распределяет массовые количества принадлежащих государству продуктов потребления между трудящимися»5.

    Этим ленинским положением определяется логика настоящего исследования системы плановых норм. На наш взгляд, их необходимо рассмотреть как непосредственно общественную форму

    — организации социалистического производства;

    — распределения рабочей силы и установления социальных целей — норм процесса социалистического производства;

    — распределения предметов потребления, создающего стимулы к дальнейшему росту и соворшенствова-нию производства.

    Изучение в таком порядке системы плановых норм и современной практики их использования позволит выяснить их социально-экономические основы, установить практические недостатки их внедрения и пересмотра, наметить пути развития системы плановых норм как основного элемента хозяйственного механизма, воздействующего на более рациональное использование материальных и трудовых ресурсов в интересах всех трудящихся.

    Автор не ставит своей целью дать вполне законченную научную теорию системы плановых норм развития социалистического производства. В данной работе рассматриваются лишь политико-экономическая природа плановых норм, пути повышения действенности социально-экономического механизма их функционирования. Эта ступень исследования является необходимой предпосылкой успешного решения проблемы в целом. От-четливо сознавая трудности, стоящие перед нами, дис-куссиоиность отдельных концептуальных направлений анализа, мы тем не менее делаем попытку внести в решение этой остро актуальной проблемы свою посильную лепту.

    Автор выражает признательность доктору экономических наук А. А. Сергееву'И кандидату экономических наук Л. С. Брагиной, чьи советы и критические замечания помогли подготовить эту книгу к изданию.

    ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ ТРУДА-ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

    § 1. Плановые нормы

    структуры совместного труда

    Плановые нормы — это одна из подсистем социальных норм, действующих в социалистическом обществе. Ее «компетенция» — сфера экономики. Так же как и все социальные нормы, плановые нормы возникают и действуют там, где есть более или менее устойчивые группы или организации людей, связанных общими целями, достигаемыми в процессе общей деятельности'. Плановые нормы — это прежде всего нормы совместной трудовой деятельности. Для исследования отношений, возникающих в совместном труде и отраженных в его плановых нормах, необходимо представить совместный труд в виде последовательной смены фаз, стадий или состояний, т. е. нужно «исходить из факта движения материи, причем из движения, понимаемого как изменение состояний» 6.

    Простейший элемент совместного труда, его фаза — это отдельный особый процесс труда, в котором должен быть достигнут определенный полезный эффект, необходимый для дальнейшего движения совместного труда. Иначе говоря, каждый отдельный процесс труда может быть вычленен только по его полезному эффекту, отличному от полезных эффектов других процессов труда. Тем самым особый процесс труда предстает уже как относительно самостоятельный по отношению к другим процессам труда и к совместному труду в целом.

    Итак, совместный труд предстает как цепь его промежуточных звеньев, т. е. отдельных процессов труда, каждый из которых имеет свой полезный эффект и свою продолжительность.

    Отдельные, дополняющие друг друга и взаимосвязанные процессы труда, закрепленные за конкретными исполнителями, образуют органические части совместного труда. Для того чтобы такой труд мог существовать, необходимо установить заранее нормы (правила) осуществления каждого особого процесса труда. Какие же это нормы?

    Труду присущи качественная и количественная характеристики, т. е. он проявляется в определенном полезном эффекте и имеет определенную продолжительность— рабочее время. «Рабочее время суть живое бытие труда, безразличное по отношению к его форме, содержанию, индивидуальности; оно является живым количественным бытием труда и в то же время имманентным мерилом этого бытия» 7. Чтобы совместный труд не прерывался, на осуществление каждого особого процесса труда необходимо установить норму рабочего времени. Но достаточно ли этого, чтобы труд всех работников стал совместным? Если ограничиться нормированием труда только по его количеству, вне качественной определенности соединяемых частей, то совместного труда не будет. Поэтому труд каждого работника (или коллектива) заранее должен быть определен не только по его продолжительности, но и по целесообразности, т. е. по его полезному эффекту.

    Нормы полезного эффекта каждого трудового процесса занимают ведущее место в нормах совместного труда. Их «полезность» имеет тот смысл, что без них нет целесообразного характера совместного труда и его результата. И так как совместный труд есть ряд особых трудовых процессов, взаимодействие и взаимоотношение которых «приобретают характер взаимодействия на получение фиксированного полезного результата»8, то определению нормой подлежат те момепты качественной определенности особого процесса труда, которые входят в соединение с другими процессами. В нормах полезных эффектов каждого процесса труда и заключен исходный момент связи работников в совместном труде.

    Может возникнуть вопрос:    нельзя    ли    говорить    о

    нормах качества труда, а не его полезного эффекта? Но чем непосредственно определяется труд как «качество», т. е. в чем заключается полезный характер труда как процесса, как трудового действия? Очевидно, что это качество может получить внешнее существование и обнаружиться только в отношении одного трудового процесса к другому, т. е. в его свойствах. Таким свойством, обнаруживающим качество особого процесса труда, является его полезный эффект, создаваемый за определенное время. Причем в норме полезного эффекта должна быть «схвачена» характеристика качества труда не самого по себе, а качества, способного перейти в другие процессы труда и в конечный результат совместного труда.

    Возможность фиксировать качество труда только через его полезный эффект подтверждается и <? точки зрения прерывности и непрерывности процесса совместного труда. Так, если рассматривать этот процесс за определенный период, то он берется как единое целое, как непрерывное. Но для изучения образования и внутреннего течения этого явления необходимо выделить процессы, его составляющие, одни из которых уже пришли в состояние покоя (как момента движения), а другие совершаются параллельно или последовательно. В любом случае процесс совместного труда выступает как «некая сложная операция, как переплетение многих операций, которые, будучи независимы одна от другой, могут дополнять друг друга...»9. Относительная независимость трудовых действий работников образует момент прерывности совместного труда, а их взаимодополняемость— момент его непрерывности®. Прерывность имеет выражение в полезных эффектах особенных процессов труда, а непрерывность — в заранее установленных нормах полезных эффектов и нормах рабочего времени на их создание.

    Рассматривая совместный труд как движение, не имеющее моментов прерывности, нельзя раскрыть его внутреннюю структуру. Лоэтому необходимо выделить фазы труда, их взаимную зависимость и свойства (полезные эффекты и продолжительность). Лишь в этом случае отношения людей в совместном трудовом процессе выступают как определенная взаимозависимость конечных результатов реальных процессов, материальных связей. Иначе говоря, если работники выполняют совместные трудовые действия, то соединить эти действия можно, установив нормы их полезных эффектов. В противном случае невозможно ни вычленить отдельные процессы труда, ни соединить их в общий процесс.

    Поскольку полезные эффекты особых трудовых действий различаются прежде всего качественно, они в этом смысле выступают как различия трудовых функций каждого участника совместного труда. Каждый эффект необходим не потому, что он подобен другим, а потому, что качественно отличен от них10. Можно, конечно, сказать, что полезные эффекты всех процессов труда одинаково нужны (равно полезны) для осуществления совместного труда. Но нельзя не признать, что нужны они как разнокачественные полезные эффекты.

    В совокупности разнокачественных полезных эффектов особых процессов труда проявляется разделение совместного труда, взятого с его материально-вещественной стороны. Полезный эффект отдельного трудового действия может состоять как в придании предмету труда формы потребительной стоимости (изготовление детали, узла, продукта), так и в частичном его изменении перед дальнейшей обработкой. Полезным эффектом может быть и организация процесса совместного труда, которая обеспечивает необходимое соответствие между различными трудовыми функциями. Тогда полезным эффектом будет само согласование отдельных процессов (установление их норм), т. е. выполнение общей функции движения совместного труда. Ведь в обособленном труде каждую порцию труда человек регулирует сам, своим сознанием. В совместном труде общее сознание, выраженное в плановых нормах, регу-лнрует порцию труда каждого в определенном виде, объеме и последовательности11.

    Итак, полезный эффект особого процесса труда может быть как материальной вещью, осязаемым предметом, так и трудовой операцией по контролю за работой машин, управлением или информационным обеспечением процесса совместного труда. Поэтому положение о том, что трудоЪая деятельность воплощается в продукте, верно либо по отношению к обособленному труду, либо по отношению к совместному труду в целом. Но оно неприменимо к характеристике результата деятельности каждого его участника. Их труд и его полезный эффект не «застывают» сами по себе, не всегда образуют продукт, а составляют лишь фазу совместного труда.

    Полезный эффект труда — термин, использовавшийся К. Марксом в тех случаях, когда он характеризовал либо совместную трудовую деятельность и ее структуру, либо результат труда, который не есть вещь, тело (потребительная стоимость)12. Так, он писал, что кооперация— это взаимодействие рабочих для «достижения одного и того же результата, для производства одного и того же продукта, одной и той же потребительной стоимости (или одного и того же полезного эффекта)»13. Это различие потребительной стоимости (или продукта) и полезного эффекта объясняется тем, что полезный эффект — понятие более широкое. Он характеризует труд как процесс со стороны его цели и состояния, соединяющийся с другими процессами труда, их полезными эффектами. Поэтому он не всегда — полезная вещь, прямо предназначенная для удовлетворения человеческой потребности, а может быть материальным эффектом особого процесса труда в форме, доступной для его дальнейшего использования в процессе совместного труда. Так, Система прогрессивных технико-экономических норм н нормативов по видам работ н затрат (экономии) труда, сырья, материалов и топливно-энергетических ресурсов, нормативов использования производственных мощностей и удельных капитальных вложений, норм и нормативов определения потребности в оборудовании и кабельных изделиях (порядок их разработки и утверждения), одобренная в январе 1980 г. Госпланом СССР, включает следующие виды объектов нормирования: операцию, деталь, узел, изделие, вид продукции, вид работы".

    Для понимания и определения норм полезного эффекта особого процесса труда необходимо исходить из того, что он создается не ради него самого, а ради функционирования совместного труда. Этот полезный эффект есть лишь промежуточный момент совместного труда и поэтому не может быть самоцелью. Его полезное действие происходит в самом трудовом процессе, только последний придает ему смысл14. Поэтому полезность эффекта особого процесса труда и его норма определяются по величине его параметров, входящих в соединение с другими полезными эффектами, т. е. позволяющих данному процессу без задержки переходить в другие трудовые процессы. Следовательно, норма указанного полезного эффекта отражает его системное качество, а совокупность таких норм устанавливает качественную определенность всей совместной трудовой деятельности.

    Нормы полезных эффектов отражают прежде всего меру самих реальных трудовых процессов и нх материальных условий, т. е. количество произведенных вещей, параметров технологических операций (шероховатость обработки, температура нагрева, скорость и глубина резания и т. д.) или количества информации. Но определение норм полезных эффектов только как количества вещей или параметров технологических операций в их «физическом» выражении не отражает действительных, системных норм особых процессов труда.

    Последние должны выражать не только «физические» величины эффектов, но и их полезность для совместного труда. Хотя каждый полезный эффект отличен от другого, противостоит ему, но друг без друга они не имеют смысла. Они поэтому не только различны, но и едины. Такое единство и должно быть отражено в плановых нормах полезности эффектов особых процессов труда. Соответственно величины полезных эффектов — это их «физические» параметры, приведенные по полезности к нормальным 15.

    Понятие нормальных параметров полезных эффектов исходит из такой пропорциональности совместной трудовой деятельности, которая обеспечивает при прочих равных условиях максимум конечного продукта. Следовательно, о заниженности или завышеиности величин полезного эффекта отдельного процесса труда можно судить лишь по соотношению его с другими трудовыми процессами, вместе с которыми он образует совместный труд. Например, эффект труда вида Х| может быть сам по себе высоким, но частично «бесполезным», если труд вида х2, с которым он входит в соединение, имеет здесь несоразмерно низкий (относительно эффекта труда хО эффект. Нормы и первого и второго должны определяться прямо потребностями совместного труда.

    Такое определение норм полезных эффектов вступает в противоречие с тем, что параметры этих эффектов фактически зависят от условий производства в каждом особом процессе труда. На одних участках совместной трудовой деятельности применяются лучшие средства производства и могут быть достигнуты высокие параметры определенного полезного эффекта труда. На других участках используются худшие средства производства и не всегда могут быть достигнуты даже средние величины полезного эффекта того же вида труда. Поэтому, для того чтобы разрешить указанное противоречие, во-первых, необходимо заранее определить, может ли быть в данном звене совместной деятельности создан нужный полезный эффект, во-вторых, норма полезного эффекта должна быть установлена исходя из пропорциональности совместного труда. Но так как средства производства своей потребительной стоимостью детерминируют рабочее время на создание определенного полезного эффекта, то норма этого рабочего времени должна определяться не средними, а конкретными условиями производства.

    Установить соответствие фактического полезного эффекта его плановой норме можно лишь на определенной стадии совместного труда. Всего же в нем можно выделить три стадии.

    Во-первых, идеальное определение процесса и цели совместного труда на основе объективных условий производства: что должно быть создано в конечном счете, а поэтому что и за какое время должно быть достигнуто в каждом особом трудовом процессе. Это, следовательно, есть само установление плановых норм совместного труда.

    Во-вторых, совместный труд предстает как опредмечивание труда 14, т. е. сама живая деятельность работников, осуществляющих достижение их общей цели. «Сама эта деятельность по реализации цели распадается... вплоть до элементарнейших трудовых операций, которые точно так же могут быть разложены на свои частные цели, средства и результаты» 15. И в каждом из элементарных трудовых процессов прямо или косвенно опредмечивается деятельность каждого работника или коллектива, т. е. образуется ее полезный эффект. При этом последующие процессы «принимают» полезный эффект предыдущих и, целесообразно преобразуя его, обеспечивают движение к конечному результату совместного труда. Реальный переход одного трудового процесса в другой подтверждает как обоснованность норм полезного эффекта, так и соответствие фактического полезного эффекта его норме.

    В-третьих, образуется предметный итог совместной трудовой деятельности, когда «процесс угасает в продукте» ,в. На этом этапе уже нельзя вычленить величины полезных эффектов отдельных процессов, они «угасли» в конечном продукте.

    Установление плановых норм полезных эффектов особых процессов труда и норм рабочего времени на их осуществление, соблюдение этих норм в действительности обеспечивают соединение всех особых полезных эффектов в одно целое — совместный труд. Это соединение отражается уже на первой ступени совместного труда, который в плановой форме баланса подразделяется на ряд особых трудовых процессов и их полезных эффектов. Эта форма в общем виде может быть изображена так:

    Хп = Эп.Х! + а„,х* + ... +а„пХп.

    В этом соединении полезных эффектов особых процессов труда вида хь хз, ... хп в объемах ап,, ап,, ... апп в конечный результат х„ имеются две пропорции. Первая — это пропорция между самими особыми трудовыми процессами и их полезными эффектами. Так, для соединения с ап, полезного эффекта XI необходимо создание именно а„, полезного эффекта хз и т. д., чтобы получить конечный результат совместного труда Х„. Вторая пропорция — это равенство соединяемых полезных эффектов особых процессов труда их общему результату. Первая пропорция изображена знаком суммы ( + ), вторая— знаком равенства ( = ).

    В первой пропорции отражено «суммирование» полезных эффектов отдельных трудовых процессов. Речь идет о том самом конечном, суммарном эффекте, который, как указывалось на XXV съезде КПСС, требует согласования больших усилий и вложений16. Знак ( + ) в соединении полезных эффектов разных процессов труда не означает их механической суммы. Хотя К. Маркс указывал на такой случай, когда «готовый продукт представляет собой чисто механическое соединение частичных продуктов»17, но в целом «совокупный полезный эффект живого труда не есть арифметическая сумма, простое наложение эффектов, доставляемых живым трудом, затраченным на отдельных стадиях изготовления продукта. Это синтез эффектов...»18. Поэтому знак (+) означает этот синтез полезных эффектов, последовательность их соединения и переходы друг в друга.

    Соединение полезных эффектов, конечно, невозможно без второй пропорции, без их равенства конечному результату совместного труда, ибо эти пропорции не существуют одна без другой. Во-первых, нет никакого смысла и определенности в соединении полезных эффек-/ тов разных процессов труда вне их отношения к конеч^ ному игогу совместного труда. Соответственно нельзя установить и их плановые нормы. Во-вторых, нет и итога совместного труда без соединения (синтеза) полезных эффектов труда в определенной пропорции между собой. Поэтому и знак равенства ( = ) в изображении совместного труда — это не знак обмена готовыми продуктами труда, а знак равенства целого его соединяемым частям или равенства распределяемого целого и его частей20. Например, «сумма личных планов должна составлять бригадный план, а сумма бригадных планов — обеспечить выполнение плана производственного участка... Сумма планов участков — цеховой план, сумма цеховых планов — заводской объем производства»21.

    Что же выражают указанные пропорции? Рассмотрим первую пропорцию: соединение полезных эффектов разных видов труда. Поскольку полезные эффекты качественно различны, они не могут быть заменены один другим, поэтому знаки суммы не могут непосредственно относиться к ним, ибо суммироваться могут только качественно одинаковые, тождественные элементы. Стало быть, знак суммы относится к тому одинаковому, что содержат в себе полезные эффекты особых процессов труда. Этим одинаковым (тождественным) является рабочее время, затрачиваемое в каждом звене совместного труда.

    Однако данная пропорция не определяется рабочим временем, затраченным на получение полезных эффектов, так как предполагает лишь одинаковость, качественную однородность соединяемого, а не его равенство. Поэтому затраты рабочего времени на а», полезного эффекта XI и на а„, полезного эффекта х2 могут быть весьма различны. Только в меновых отношениях равенство товаров есть равенство овеществленного в них общественного рабочего времени. Иначе обстоит дело в отношениях совместного труда. Пропорция соединения полезных эффектов разных видов труда не может быть выяснена, если отвлечься от самих полезных эффектов и рассматривать лишь затраты рабочего времени. Она (пропорция) прямо определяется той функциональной ролью, которую играет каждый особый процесс труда в выполнении совместного труда, т. е. полезностью каждого из них для конечного результата совместного труда.

    Следовательно, не величина рабочего времени, затрачиваемая на достижение полезного эффекта, а необходимость получения указанного конечного результата определяет объективно необходимую пропорцию соединения полезных эффектов. Это и должно фиксироваться в плановых нормах. Отклонения же от этой объективно необходимой пропорции вызывают изменения общественной полезности эффектов отдельных видов' труда.

    Предположим, что для производства конечного полезного результата совместного труда Хп (например, определенного количества потребительных стоимостей) необходимо выполнить ряд особых процессов труда, характеризующихся полезными эффектами ап,хь а^х», ... а„п хп- Фактическое же производство совершается, например, в объемах ЬП| х, и т. д. Чтобы при этих условиях соединить полезные эффекты хь хз ... х» в конечный полезный результат, необходимо соблюдать пропорцию:

    Приращение же полезного эффекта какого-либо одного вида труда, выходящее за рамки указанной пропорции, будет бесполезным.

    Иначе говоря, если не соблюдается указанная пропорция, то полезные эффекты хь х2 ... хп будут иметь разную значимость (полезность) для получения конечного результата совместного труда. Если, например, а„ X] а.хг

    ■    <    —'■— > то приращение эффекта х2 будет более

    ЬП,ХХ ЬП.Х«

    полезным, чем приращение эффекта труда Х|. Приращение полезного эффекта труда хг ведет к прямому увеличению конечного результата (так как восстановится указанная .выше пропорция), приращение же полезного эффекта Х| в этих пределах не меняет величины конечного результата общего труда.

    В общем виде это положение выглядит так: если приращение эффекта Х| на дает прирост конечного результата на ДХ„,, а такое же приращение эффекта труда хг дает приращение конечного результата на ДХП|, то при условии, что ДХП, > ДХП,, увеличение эффекта труда ха признается более полезным для общего труда, чем увеличение эффекта труда хь Именно в этом смысле и может ставиться вопрос о неодинаковой полезности эффектов разных видов труда. Он возникает при отклонении фактической их пропорции в совместном труде от объективно необходимой.

    Плановые нормы полезных эффектов разных видов труда как раз призваны фиксировать объективно необходимую пропорциональность совместного труда. Эти нормы не измеряют абсолютной полезности разных видов труда (ее не существует), а отражают их относительную полезность для осуществления совместного труда. Это значит, что полезные эффекты разных видов труда непосредственно несопоставимы. Их сопоставимость обеспечивается опосредованно, через установленные на основе общей цели совместного труда плановые нормы. Только через отношение к конечному результату определено и отношение отдельных процессов труда друг к другу. Поэтому нет собственной (внутренней) полезности эффектов труда вне их отношения к конечному итогу совместного труда. Промежуточные результаты, как отмечалось на XXV съезде КПСС, «сами но себе еще не решают дела» 19.

    Таким образом, пропорциональность полезных эффектов отдельных видов труда прямо определяется потребностями создания общего конечного продукта, а не затратами труда на каждый полезный эффект. Такие затраты выступают критерием пропорциональности лишь в том случае, если существуют варианты пропорции совместного труда для получения одного и того же конечного результата. Тогда выбор варианта пропорции определяется минимизацией затрат рабочего времени на выполнение совместного труда в целом.

    Следовательно, соединение полезных эффектов труда в его конечный результат рассматривается в двух разных аспектах. Во-первых, как соответствие фактически производимых полезных эффектов труда их объективно необходимой пропорциональности в совместном труде. Во-вторых, как объективная возможность существования разных вариантов пропорции полезных эффектов для получения одного и того же конечного результата. В первом случае необходимо возрастание каждого полезного эффекта труда, чтобы получить увеличение конечного результата совместного труда. Во втором же случае минимизируются затраты рабочего времени на заданный конечный результат.

    Поэтому прежде всего решается вопрос, как установить объективно необходимую пропорциональность совместного труда, а затем—как достичь конечного результата с минимальными затратами рабочего времени. Иначе говоря, «ответ на вопрос о том, что производить и в каком количестве, следует искать не в сопоставлении различных потребительных стоимостей, а в самой объективно существующей системе общественных потребностей» 20. И определение этих потребностей в принципе достигается в той же общественной форме, в какой регулируется совместный труд — в форме плановых норм, о чем подробно пойдет речь во второй главе. После установления норм общественных потребностей решается вопрос о сопоставлении самих полезных эффектов отдельных видов труда как вопрос соблюдения необходимой пропорциональности совместного труда при минимальных его затратах.

    Следовательно, структура совместного производства существует двояко. Во-первых, как внутренняя структура совместного труда, что и рассматривалось выше. Во-вторых, как структура продукта, произведенного совместным трудом. Сама же структура продукта определяется сущностью социалистического производства, в форме которого дан лишь нормативный характер определения общественных потребностей.

    Исходя из такого понимания полезности эффектов разных процессов труда уточняется количественная определенность их плановых норм. За единицу полезного эффекта определенного вида труда принимается та его «физическая» единица, которая обладает нормативными полезными параметрами при общем планово-нормативном объеме данного полезного эффекта. Если же рост полезных параметров и объема эффекта определенного вида труда не признан плановой нормой, то он является бесполезным. Или, иначе говоря, неплановое, несогласованное повышение качества и объема продукции отдельными работниками или на отдельных предприятиях, выступающих звеньями совместного труда, чаще всего будет бесполезным для общества.

    Итак, можно сделать вывод, что в первой пропорции совместного труда отражены два момента. Во-первых, планово-нормативное соотношение полезных эффектов разных видов труда по их значимости для получения конечного результата совместного труда *4. Во-вторых, действительное суммирование затрат рабочего времени на каждый полезный эффект, которое неприменимо к самим полезным эффектам, качественно различным между собой.

    Как отмечалось выше, первая пропорция совместного труда не существует вне отношения ее к конечному результату совместного труда, т. е. без второй пропорции. Именно в ней — в равенстве соединяемых полезных эффектов их конечному результату — фиксируется равенство того общего, что присуще всем частям уравнения, изображающего совместный труд. И этим общим является не полезность эффектов и полезность конечного их результата (они качественно различны и увязываются в единое целое через плановые нормы), а затраты рабочего времени на «сумму» полезных эффектов всех особых процессов труда и на конечный результат общего труда. Равенство:

    Х„ = Эп.Х! 4- а„,х, +... +аПпх„ есть равенство обеих его частей по затраченному рабоче-

    ** Формой устаиоплення норм качества продукции или полезности эффектов труда служит стандартизация, а различие конкретных видов стандартов (ГОСТ, ОСТ и т. д.) отражает различие масштабов совместного труда, к которому относятся эти стандарты.

    му времени. Равны не полезные эффекты и конечный результат, а планово-нормативное рабочее время, затраченное во всех особых процессах труда, и рабочее время, воплощенное в конечном результате совместного труда.

    Эти положения могут быть поняты правильно, если будет учтено, что в отличие от стоимости, для которой в сущности безразлична форма ее существования (ее носитель) — потребительная стоимость, планово-нормативное рабочее время небезразлично к общественной определенности полезного эффекта труда. Оно не может быть установлено без предварительного определения и последующего соблюдения нормы полезного эффекта. Поэтому всякий раз идет речь о норме рабочего времени на определенную величину нормативного полезного эффекта.

    Создание полезного эффекта с параметрами ниже его плановой нормы означает й меньшее планово-нормативное рабочее время, хотя фактическое рабочее время могло бы быть и больше нормы. Правда, в этом случае нет обратного правила — что фактическое увеличение параметров или объема полезного эффекта особого процесса труда обязательно означает увеличение общественного рабочего времени. Такое правило действует лишь тогда, когда указанный рост полезного эффекта заранее признан необходимым для совместного труда (через увеличение плановой нормы создания данного эффекта труда). Лишь в этом случае рост полезного эффекта означает и рост планово-нормативного рабочего времени. Следовательно, если фактический полезный эффект труда не соответствует его плановой норме (а такая возможность существует), то -и фактическое рабочее время не соответствует его плановой норме и не признается за общественно необходимое рабочее время. Причины этого явления мы рассмотрим несколько ниже.

    Норма рабочего времени не может быть равна его фактическим затратам, так как она отражает не индивидуальное, а общественно необходимое рабочее время. Последнее имеет здесь иной смысл, чем общественно необходимое рабочее время в форме величины стоимости товара. Величина плановой нормы рабочего времени как особая форма общественно необходимого рабочего времени прежде всего отражает непосредственно общественный характер труда25. Поэтому само общественно необходимое рабочее время здесь «индивидуализируется» по условиям производства в каждом звене совместного труда.

    «Индивидуальность» плановой нормы рабочего времени относится лишь к объективным условиям производства, в которые поставлены работники (или коллективы), ибо возможность установления нормы рабочего времени основана на прямой общественной определенности (планово-нормативном распределении) средств производства по участкам совместного труда. Работники (или коллективы) различаются как исполнители, но их труд направлен на создание нормативного полезного эффекта и совершается при планово-нормативных средствах производства. Этим предопределены затраты среднего (нормального) работника на создание нормативного полезного эффекта при определенных условиях производства. Иначе говоря, имеются две группы факторов, влияющих на величину затрат рабочего времени: 1) характеризующие производство (состав предметов труда и оборудования, параметры технологического процесса, условия труда), 2) характеризующие исполнителя (квалификация, активность, антропометрические и психофизические характеристики)26. Факторы первой группы рассматриваются при установлении норм труда как объективные, от исполнителя не зависящие. Факторы второй группы усредняются. Исходя из этого определяются плановые нормы затрат труда. Поэтому в своей основе затраты рабочего времени и полезный эффект труда каждого работника объективно предопределены факторами, характеризующими производство (факторами первой группы), и для совпадения индивидуальных и нормативных затрат требуется лишь нормальное функционирование рабочей силы.

    Итак, затраты рабочего времени в форме плановой нормы признаются общественно необходимыми при индивидуальных условиях производства. Поэтому различия в нормах рабочего времени прямо отражают разли-

    * «Норма труда является конкретной формой проявления общественно необходимого рабочего времени н народнохозяйственной трудоемкости. Вместе с тем норма труда — это не стоимостная категория» (Политическая экономия социализма — научная основа руководства народным хозяйством. М., 1975, с. 223).

    54 См.: Социалистический труд, 1979, № 8.

    чия в условиях производства. В норме рабочего времени погашены индивидуальные различия между самими работниками, но учтены различия в условиях производства. Соответственно на образование одного и того же полезного эффекта в разных условиях производства существуют разные нормы рабочего времени — они дифференцированы по условиям производства. Поэтому необходимо «установление нормативов затрат труда на изготовление продукции, начиная от минимальных затрат в лучших условиях производства и кончая предельными, максимально допустимыми затратами труда в худших условиях производства, включенными в народнохозяйственный план»21. И хотя плановые нормы рабочего времени различаются для одного и того же полезного эффекта, создаваемого в разных условиях производства, они суммируются как тождественные, нбо представляют собой общественно необходимое рабочее время.

    Рост производительности общественного труда ведет к снижению нормы рабочего времени на единицу полезного эффекта. В изменении величины планово-нормативного рабочего времени есть сходство с изменением величины стоимости. Однако при выявлении следствий роста индивидуальной производительности труда видно и их различие. Известно, что рост индивидуальной производительности товаропроизводителя не затрагивает величины стоимости товара, т. е. тождествен росту интенсивности его труда. По-иному обстоит дело с изменением планово-нормативного рабочего времени. Рост индивидуальной производительности труда участников совместного труда возможен лишь в том случае, если происходит уменьшение их численности (общая величина конечного продукта не изменяется) или соответственно расширяется весь процесс совместного труда (при неизменном числе работников). Кроме того, норма рабочего времени снижается, если рост индивидуальной производительности труда достигнут за счет улучшения условий производства.

    Рост интенсивности труда работника оправдан, если это необходимо для получения конечного результата совместного труда. Тогда рост индивидуальной интенсивности труда не затрагивает нормы рабочего време-пи. Это иерно, однако, лишь в статике. В динамике же обнаруживается следующее. Если индивидуальная интенсивность труда превосходит общественно среднюю, отраженную в норме рабочего времени, то работнику засчитывается общественное рабочее время большее, чем он фактически затрачивает. Когда же рост индивидуальной интенсивности труда охватывает значительное количество работников, тогда снизившееся фактическое рабочее время становится общественно необходимым, что и фиксируется снижением нормы рабрчего времени на единицу полезного эффекта данного вида труда. Новая норма вновь служит исходным уровнем общественного определения рабочего времени (в том числе и интенсивности труда), которую работники вновь превосходят, стремясь получить признание своего индивидуального труда как большего общественного труда.

    Таким образом, индивидуальная интенсивность труда переходит в общественно нормальную интенсивность, а последняя сама является моментом (фактором) производительности общественного труда. Что же касается изображенного выше механизма снижения нормы рабочего времени, то он есть основной элемент отношений социалистического соревнования. Последнее является той общественной силой, которая заставляет каждого работника снижать фактическое рабочее время, а на этой основе снижается норма рабочего времени, что подробнее рассматривается в § 3 данной главы.

    § 2. Противоречия

    плановых норм труда

    Фактическое рабочее время и его плановые нормы не всегда совпадают. В этом несовпадении проявляется известное противоречие между полезным эффектом труда и планово-нормативным рабочим временем. Это противоречие связано с особой двойственностью труда, с тем, как труд проявляется, с одной стороны, в полезном эффекте, с другой — в норме рабочего времени. В чем же состоят это противоречие и двойственность труда, отраженного в плановых нормах?

    Как указывалось, плановые нормы присущи совместному, непосредственно общественному труду. Поэтому при их установлении не приходится абстрагироваться от основных особенностей конкретного труда. Плановые нормы труда определяются применительно к конкретным условиям производства и в расчете на конкретный (нормативный) полезный эффект. В этом смысле нормы рабочего времени отражают конкретный труд, имеющий в основе непосредственно общественный характер.

    Однако было бы неверно не замечать, что плановым нормам труда присуще некоторое отвлечение от особенностей труда отдельных работников. Ведь фактическое рабочее время и его норма не совпадают. То же следует сказать и о фактическом полезном эффекте труда и его норме. Это означает, что, несмотря на непосредственно общественный (в основе) характер труда каждого участника совместной деятельности, в его нормах имеются моменты абстрагирования от конкретности труда. Можно ли на этом основании полагать, что плановые нормы рабочего времени отражают абстрактный труд?

    Если «да», то возникает ряд вопросов следующего порядка. Во-первых, почему и от каких моментов труда необходимо абстрагироваться, если труд в основе есть непосредственно общественный? Во-вторых, если действительно требуется отвлечение.от каких-либо моментов конкретного труда, чтобы последний был выражен плановыми нормами и приобрел общественный характер, то разве не ясно, что эти моменты не имеют непосредственно общественного характера? В-третьих, если общественный труд по преимуществу есть абстрактный, то разве не ясно, что в своей конкретной форме он не был в основе непосредственно общественным трудом? Ведь если труд есть в основе непосредственно общественный, то как общественный труд он не может быть в основе абстрактным трудом. Иначе в чем состоит сам смысл непосредственной общественности труда?

    Ответ на эти вопросы состоит в следующем. В той степени, в какой труд есть непосредственно общественный, в той же степени конкретные виды труда социально-экономически однородны, общественно одинаковы, несмотря на различие их полезных форм. Абстрагирование от конкретного труда при установлении его плановых норм необходимо лишь в меру общественных различий труда работников, в меру отсутствия непосредственной общности (общественности) их трудовой деятельности. Поэтому вопрос об особом характере труда, отраженном в его плановых нормах, и о противоречиях, заключающихся п них, сводится прежде всего к определению тех моментов особых процессов труда, которые (как фазы совместного труда) имеют непосредственно общественный характер, и тех, которые определяют общественные различия труда работников, не приобретя такого характера.

    Плановые нормы устанавливаются прежде всего по отношению к полезному эффекту труда. Это основная характеристика конкретного труда, который «определяется своей целью, характером операций, предметом, средствами и результатом»22. Поэтому характеризовать общественную природу конкретного труда участников совместной деятельности следует по таким его моментам, как средства производства и рабочая сила, используемые в особом процессе труда, и его полезный эффект.

    Средства производства, как бы технически они ни различались на отдельных участках совместного труда, в условиях социализма имеют непосредственно общественный характер. Такой вывод вытекает уже из того, что существование совместного труда предполагает обоб-ществленность, общность использования средств производства. Соответственно труд работников в этом моменте социально однороден, общественно одинаков. Отвлечение (абстрагирование) от конкретно используемых средств производства при установлении норм труда недопустимо23. Работники используют непосредственно общественные средства производства 24, и их труд в этом моменте выступает как общественный в своей конкретной форме. Соответственно плановые нормы рабочего времени, как указывалось выше, индивидуализированы, дифференцированы по условиям производства, что отражает признание непосредственно общественного характера этих условий. И такой «дифференцированный труд нельзя квалифицировать как абстрактный»25.

    Полезный эффект труда каждого участника совместной деятельности имеет непосредственно общественный характер постольку, поскольку он предопределен используемыми средствами производства, и на этой основе устанавливается норма полезного - эффекта. Поэтому можно утверждать, что конкретный полезный эффект особого процесса труда в основном (но не в полной мере) имеет непосредственно общественный характер. Действительно общественным является такой полезный эффект, который соответствует его плановой норме.

    Характеристика конкретного полезного эффекта как непосредственно общественного в своей основе уже предполагает (допускает) отклонения фактического полезного эффекта от его плановой нормы. Разумеется, здесь нас интересуют не возможное несоответствие планово-нормативного и общественно необходимого полезного эффекта, вызванное действиями субъекта, устанавливающего эти нормы, а лишь те отклонения фактического полезного эффекта от его нормы, которые зависят от самих работников. Эти отклонения объясняются следующими причинами.

    Уровень развития и проявления способностей работников неодинаков, т. с. их рабочие силы непосредственно не тождественны друг другу. Правда, поскольку они заняты совместным трудом, то их индивидуальные рабочие силы выступают как части одной общественной рабочей силы. Тем самым закладываются основы непосредственно общественного функционирования каждой рабочей силы. Однако в самом процессе труда индивидуальные рабочие силы отличаются друг от друга различной степенью умелости и интенсивности труда, разным расходованием средств производства на единицу одинакового полезного эффекта, неодинаковым соблюдением нормы полезного эффекта труда при равных условиях производства. Эти моменты функционирования индивидуальных рабочих сил не могут быть отнесены к их непосредственно общественной характеристике. Наоборот, они указывают на частичное несовпадение индивидуальных и общественно необходимых рабочих сил. И чтобы подчеркнуть и выделить этот особый характер индивидуальных рабочих сил участников совместного труда, назовем их личными рабочими силами. В своей основе это непосредственно общественные рабочие силы, но имеющие моменты особого личного проявления.

    В плановых нормах труда содержится абстракция от личных рабочих сил, т. е. личные рабочие силы сводятся к общественно средней рабочей силе. Расходование такой (общественной) рабочей силы в планово-нормативное рабочее время есть труд вообще, физиологический труд. Однако это только материальная основа плановой нормы рабочего времени. Какова же общественная основа плановых норм рабочего времени, т. е. какова здесь общественная специфика труда вообще?

    При установлении норм совместного труда конкретные условия производства и конкретный полезный эффект выступают в основе как непосредственно общественные, поэтому не требуется абстрагирования от этих моментов конкретного труда. Стало быть, плановые нормы рабочего времени отражают в основе конкретный труд. Но этот конкретный труд представляет собой расходование личных рабочих сил. В нем, Следовательно, соединяются основы непосредственно общественного и моменты индивидуально-личного характера труда. Чтобы отличить этот труд от действительно общественного, назовем его личным трудом32.

    Использование термина «личный труд» для определения специфического общественного характера конкретного труда при социализме позволяет показать отличие его от частного труда при капитализме и от действительно общественного труда при социализме. Конечно, отличие личного труда от частного не равно отличию личного от действительного общественного труда. Первое отличие (личного труда от частного) отражает различия между принципиально разными способами участия индивидуумов в общественном производстве, между разными формами собственности на средства производства. Ведь личный труд есть в основе непосредственно общественный, его выполняют участники совместного труда. Частный же труд выполняют полностью обособленные мелкие производители и на-смные рабочие. Личный труд возможен лишь в коллективе, т. е. он есть органическая часть непосредственно обобществленного труда. Частный труд — это труд вне коллектива, обособленный труд. Второе отличие —личного труда от действительно общественного—лишь подчеркивает момент известной незавершенности развития непосредственно общественного характера труда в системе планово-нормативных отношений. Личный труд как общественная характеристика конкретной деятельности участников совместного труда отражает момент раздельности в их тождестве.

    Есть и некоторые практические основания к определению конкретного труда каждого работника как личного труда, поскольку, характеризуя деловые качества работника, мы говорим о его личных трудовых усилиях, о его личном трудовом вкладе в общие результаты.

    Личный труд не тождествен индивидуальному. Во-первых, хотя личный труд — это характеристика индивидуального труда, но характеристика особая. Ведь индивидуальный труд как таковой не выражает социально-экономической специфики труда. Он может быть частным трудом, а может быть в основе непосредственно общественным (личным). Поэтому смысл противопоставления индивидуального труда общественно необходимому всегда определяется общественной характеристикой самого индивидуального (конкретного) труда.

    Во-вторых, имеющееся в литературе противопоставление непосредственно общественных сторон труда его индивидуальным моментам означает, что противоречия непосредственно общественного труда рассматриваются не как внутренне ему присущие, а как внешние по отношению к нему: как отношение непосредственно общественного к индивидуальному в конкретном труде. Напротив, личный труд отражает единство основ непосредственно общественного характера труда и его относительной неразвитости при социализме, поэтому именно личный труд раскрывает общественный характер индивидуального труда, для которого устанавливаются плановые нормы.

    В плановых нормах труда содержится абстракция от личного характера труда отдельных работников. В той мере, в какой личный труд прямо не совпадает с общественным, в той же мере необходимо указанное абстрагирование. А поскольку в действительности это различие индивидуального и общественного труда разных работников касается лишь их личных рабочих сил, а не всех моментов труда, то абстракция от конкретного труда имеет здесь частичный характер, она не затрагивает основ конкретности труда. Поэтому плановые нормы труда отражают в основе конкретный или «частично абстрактный труд». Этот термин, однако, не определяет смысла частичного абстрагирования. Следовательно, необходимо вводить иной термин, более точно отражающий это единство основ конкретности и частичной абстрактности в плановых нормах труда33-34. Представляется, что раз речь идет об абстрагировании от ряда сторон функционирования личного фактора производства, от конкретного проявления в процессе труда личных рабочих сил, то и плановые нормы отражаютобезличенный конкретный труд. Это относится как к плановой норме рабочего времени, так и к норме полезного эффекта26.

    Подчеркнем прежде всего принципиальное различие обезличенного конкретного труда как основы плановой нормы труда и абстрактного труда как субстанции стоимости товара.

    Во-первых, в абстрактном труде содержится отвлечение от всех моментов, характеризующих конкретность труда. Абстрактный труд, стоимость есть «нечто всеобщее, в чем всякая индивидуальность, всякие особые свойства отрицаются и погашены»27. В противоположность этому в плановых нормах такое отрицание индивидуальности касается только функционирования личных рабочих сил 28, но оно не затрагивает конкретных условий производства, общественной необходимости каждого вида конкретного труда и его объема.

    Во-вторых, абстрактный труд есть противоположность такого конкретного труда, который имеет частный характер. Обращая внимание на это обстоятельство, К. Маркс писал: «Частный труд должен... выявить себя непосредственно как свою противоположность, как общественный труд; этот превращенный труд, как непосредственная противоположность частного труда, есть абстрактно-всеобщий труд»3®. Напротив, обезличенный конкретный труд, плановая норма рабочего времени есть противоположность такого конкретного труда, который имеет личный характер и который, как указывалось ранее, в основе непосредственно общественный и по своей социально-экономической сущности в большей мере однороден, чем различен.

    В-третьих, хотя в обоих случаях речь идет об общественном труде, тем не менее измерение его плановыми нормами «существенно отличается от измерения меновых стоимостей (работ или продуктов труда) рабочим временем»29. Это не косвенное, а в основе прямое, непосредственно общественное определение затрат труда.

    Подводя итог, можно согласиться с К. П. Троневым, что в плановых нормах труд «имеет не форму абстрактного труда, а другую социально-экономическую форму. _ Эта форма труда, будучи выражением индивидуального (личного. — В. П.) труда... есть не «скрытый» момент, а налично сущая форма. Внутренняя мера этого труда также существует не «скрыто», а непосредственно в виде прямого сопоставления индивидуальных затрат труда с общественными нормами труда, установленными до процесса производства» 30. И эта последняя мысль особенно важна — речь идет о непосредственно общественном измерении рабочего времени. Но совершается оно не в фактическом рабочем времени, а в его плановых нормах.

    В абстрактно-всеобщем и обезличенном конкретном труде есть, конечно, формально общее. Во-первых, в обеих формах общественного труда материальной основой выступает физиологический труд — затрата человеческой рабочей силы вообще. Во-вторых, имеется формально общее уравнивание некоторых моментов функционирования индивидуальных рабочих сил, хотя для абстрактного труда дело не ограничивается только таким уравниванием.

    Противопоставляя абстрактно-всеобщий и обезличенный конкретный труд, указывая на их формальную общность по некоторым моментам, необходимо учитывать, что плановые нормы абстрактны по отношению к интенсивности и умелости труда, т. е. к личным рабочим силам. Ведь «норма труда не учитывает индивидуальные различия в способностях к труду работников, исполняющих данную работу. Она «усредняет» эти способности» 41. В этих нормах, таким образом, отражена простая рабочая сила, функционирующая с нормальной интенсивностью в определенном процессе труда при конкретных условиях производства. Поэтому в плановых нормах рабочего времени отражено не фактически конкретное, а общественное рабочее время — простой обезличенный конкретный труд42.

    Итак, плановые нормы труда есть единство различных общественных норм — норм полезного эффекта труда и норм его продолжительности. За их различием стоит противоположность конкретного и обезличенного конкретного труда. Сама же эта противоположность обусловлена противоречием личного и общественного труда.

    § 3. Развитие плановых норм рабочего времени

    Как говорилось выше, в плановых нормах разного рода полезных эффектов рабочее время не находит прямого проявления. Не продолжительность, а необходимость данного вида труда для образования конечного результата совместного труда определяет пропорции полезных эффектов. Стало быть, само рабочее время определяется (при заданных средствах производства) полезностью каждого эффекта особого процесса труда в системе совместного труда.

    Но является ли норма полезного эффекта труда общественным отношением? Видимо, нет, так как она определяется пока только необходимостью создания конечного продукта общего труда. Организационно-технические связи, выраженные в нормах полезных эффектов, соответствуют разделению труда внутри совместного труда. К. Маркс характеризовал такое разделение труда как чисто техническое31. Поэтому сама по себе норма полезного эффекта есть техническая норма. Отклонение же фактических полезных эффектов разных видов груда от объективно необходимых, выраженных в их плановых нормах, еще должно получить общественную форму проявления, общественную оценку.

    Плановая норма рабочего времени, напротив, есть собственно общественная форма. Это общественное рабочее премя, прямо не совпадающее с фактическим рабочим временем. Иначе говоря, хотя труд участников совместной трудовой деятельности может быть учтен непосредственно в фактическом рабочем времени, но оно есть общественное рабочее время лишь в своей основе. Поэтому фактическое рабочее время должно быть сведено к общественному, к его плановой норме. Как же она определяется?

    Ответить на этот вопрос — значит выяснить, что объективно определяет и вынуждает изменять плановые нормы труда, какие противоречия разрешаются установлением и пересмотром норм, каковы формы норм рабочего времени и как происходит их развитие. Ведь установление плановых норм рабочего времени есть субъективная сознательная деятельность общества, выступающего как коллективный субъект отношений32. Однако это не значит, что их нужно понимать как волевые, административные решения и оценки, не имеющие объективного экономического содержания. Понимать так плановые нормы труда — значит отождествлять субъективную деятельность и ее объектирное содержание. А «если отождествлять экономические отношения с волевой формой, формой субъективной деятельности, в которой они осуществляются... и затем на основе этого делать вывод об их неэкономическом характере, то при таком подходе не остается вообще ни одного отношения, которое можно было бы назвать экономическим. Ведь все экономические отношения осуществляются в форме субъективной деятельности. Экономическая наука изучает производственные отношения или экономическую определенность общественных отношений. Необходимым условием такого изучения, естественно, является четкое различие между экономическим содержанием этих общественных отношений и сопровождающей формой субъективной деятельности» 33.

    Сказанное полностью относится к изучению форм плановых норм труда. Отождествление объективного производственного отношения, выражаемого той или иной нормой, с субъективной деятельностью по их установлению приводит к отрицанию объективности социалистических производственных отношений вообще.

    За формой планово-нормативного регулирования надо видеть ее экономическое содержание. Тогда не будет основания, как замечает А. Еремин, «противопоставлять нормативы объективности экономического развития»34.

    Плановые нормы труда устанавливаются общественным сознанием, но в конечном счете определяются не им, а объективными условиями производства. Кроме того, постижение обществом последствий, к которым приводит установление норм и соответствующий их пересмотр, — это необходимые моменты планово-нормативного регулирования общественно-экономических процессов 35.

    Иначе говоря, как бы совершенно не было налажено сознательное установление норм труда, всегда остается вопрос о проявлении в этой субъективной деятельности ее объективной основы. В этом смысле расчет средних (при конкретных условиях производства) затрат из фактических есть сознательное определение норм рабочего времени. Но при этом не отменяется вопрос о приведении этих расчетных норм к объективно необходимым. Вопрос о форме определения плановых норм рабочего времени состоит не в том, чтобы указать на их сознательное исчисление, а чтобы вскрыть объективный механизм сознательного изменения этих норм.

    Нормо-час — простая форма нормы рабочего времени

    Простейшее выражение плановой нормы рабочего времени связано с соединением полезных эффектов двух особых процессов труда в общий труд и общий конечный результат. Именно двух процессов труда, потому что «низшей границей кооперации труда... служит скооперированный труд двух рабочих, т. к. возможность кооперации труда может появиться при численности не менее двух рабочих» 48.

    Простая форма нормы рабочего времени, следовательно, связана с отношением двух членов совместного труда (кооперации) через их целое — через общий результат их совместной деятельности. Поэтому речь идет не о непосредственном отношении двух работников друг к другу, а о их связи через объединение в процессе труда, через их общую деятельность. В противном случае работники выступали бы как обособленные, а не совместные производители.

    Итак, простая форма совместного труда может быть представлена так:

    Хп —    -|-    а„,х2.

    Может показаться, что здесь оба полезных эффекта труда (Х) и Х2) играют одинаковую роль и поэтому один из них можно убрать при анализе простой формы совместного труда. Таким образом, следовало бы анализировать не отношение двух работников к обществу, а отно-

    4* Известия АН СССР. Серия экономическая, 1978, Л* 2, с. 41.

    шение «общество — работник». Но тогда форма совместного труда имела бы вид равенств:

    Хп = зПвХх*, Хп — Х„.

    Подобные равенства должны отражать либо отношение обмена товаров (Хп и аЛ|Х1), либо «Робинзонаду» (Хп -Хп). Указанные равенства не показывают действительных отношений общества и работника: не ясно, что представляет здесь общество и откуда оно взялось, а член общества стоит пне общества, т. е. не изображен как его член. В том и состоит вопрос, чтобы уже в простой форме нормы рабочего времени показать общество как общество двух работников, объединенных для совместного труда, а каждого из них — как члена этого общества.

    Итак, с одной стороны, простейшая форма совместного труда есть соединение полезных эффектов двух особенных процессов труда. С другой стороны, «простейшим, еще не имеющим дальнейшей специфики видом кооперации является, очевидно, тот, при котором сосредоточенные... в одном пространстве и работающие одновременно рабочие выполняют не различные операции, а одну и ту жгс»49-50. Эта мысль об одном и гом же виде работ, выполняемых в простой кооперации, неоднократно повторяется К. Марксом: «При простой кооперации имеет место совместный труд многих рабочих, выполняющих одну и ту же работу» 5|. Поэтому далее простая форма совместного труда изображается как соединение одинаковых по виду полезных эффектов двух процессов труда. И действительно, «существует целый ряд производств, где труд затрачивается в одной и той же конкретной форме: токари, изготовляющие из одного и того же материала па одинаковых станках одинаковые детали, ткачи, работающие в идентичных условиях»36.

    Уже в такой кооперации заранее определен вид особенного груда, выполняемый работниками, т. е. установлена норма полезного эффекта труда. Конечно, здесь еще нет достаточно тесной связи соединяемых полезных эффектов друг с другом, т. е. существует их известное безразличие к объему производства и порядку выполнения. Норма полезных эффектов относится, скорее, к виду труда и его полезным параметрам, чем к его объему.

    Таким образом, простая форма нормы рабочего времени предполагает соединение в совместный труд двух одинаковых особых процессов труда. Поэтому эта простая форма совместного труда изображается как равенство соединяемых однородных полезных эффектов (обозначенных Х1) их общему результату (Хп):

    Х„ = зп,Х1 а„,х,.

    Это отношение отражает: 1) общественную одинаковость рабочего времени в особых полезных эффектах и в конечном результате, 2) равенство (а не только одинаковость) рабочего времени в сумме его затрат в отдельных процессах труда и в конечном результате. Поскольку же в рассматриваемом случае создаются одинаковые но виду полезные эффекты, то на их единицу при равных условиях производства затрачивается одно и то же общественно необходимое рабочее время, что и фиксируется в его плановой норме. Как она устанавливается в данном случае?

    Образование полезных эффектов ап,Х! и ап,Х1трсбует затрат фактического рабочего времени 11 и Ь. Это рабочее время не является произвольным: в основе оно предопределено услбвиями производства (применяемым оборудованием, используемыми предметами труда, технологией, известными приемами труда, организацией рабочего места). И так как заранее задан способ выполнения трудовой операции, то может быть установлена и технически обоснованная норма рабочего времени для достижения определенного полезного эффекта.

    Однако в самой технически обоснованной норме времени предполагается какая-то «нормальная» или средняя интенсивность труда и умелость работников, выполняющих данный внд труда. А эта нормальная интенсивность определяется не только технической стороной производства, но и личными качествами работников. Поэтому кроме технического обоснования нормы рабочего времени необходимо ее экономическое обоснование. Только в этом случае можно определить научно обоснованную норму. Для этого нужно раскрыть объективный механизм экономического обоснования нормы рабочего времени. Научно обоснованная норма — это но просто научно рассчитанная норма затрат рабочего времени, исходящая из соображений рационального трудового процесса. Любая расчетная норма должна стать нормой на деле. Превращение первой во вторую состоит в следующем.

    Хотя фактическое рабочее время в основе определено технически, по оно не во всех отношениях является общественно необходимым рабочим временем, так как в простой форме совместного труда оно различается по интенсивности труда. В остальном это общественно необходимое рабочее время. Поэтому норма рабочего времени здесь определяется так: если на а„,Х1 фактически затрачено I) часов рабочего времени, а на а„, Х| затрачено *2 часов рабочего времени, то на Хп израсходовано (1| + Ь) часов рабонего времени. Соответственно на единицу полезного эффекта данного вида труда норма рабочего времени (1„) составит:

    1В =    —    11    ~г    (нормо-часов).

    ап, + ап.    Х„

    Это и есть общественно необходимое рабочее время на единицу планово-нормативного полезного эффекта. На каждый данный момент оно выступает не как часы фактического рабочего времени, а как нормо-часы:на ап, X! при наличных условиях производства должно расходоваться не 1| часов времени, а равное:

    С количественной стороны нет различий в определении общественно необходимого рабочего времени, затраченного работниками, путем суммирования их фактического рабочего времени (1[ и Ь) или же умножения количества нормо-часов (1„) на величину всего объема созданного полезного эффекта. Однако с качественной стороны здесь есть различие, которое количественно проявляется только при определении общественно необходимого рабочего времени, затраченного отдельным работником.

    Так, суммирование фактического рабочего времени для исчисления общих затрат имеет своей предпосылкой непосредственно общественный в основе характер труда, т. е. когда все характеристики труда, за исключением его интенсивности, общественно однородны. Поэтому и общественное рабочее время в целом получается равным сумме фактического рабочего времени, если соблюдаются нормы полезного эффекта труда. Но для отдельного работника фактическое рабочее время не равно общественно необходимому (планово-нормативному) в меру различий фактической и общественно средней интенсивности труда м.

    Норма рабочего времени устанавливается на нормативный полезный эффект труда. Если же фактический полезный эффект не совпадает с его плановой нормой, то в меру различий между ними существует и несовпадение фактического рабочего времени и его нормы: на меньший объем нормативного эффекта труда в каждый данный момент требуется н меньшее общественно необходимое рабочее время. Иначе говоря, труд работника прежде должен проявить себя как соответствующий по полезности норме, а потом будет определена норма его продолжительности.

    В этих условиях каждый работник, для того чтобы его труд был признан общественным трудом, должен, во-первых, соблюдать норму полезного эффекта труда и норму его продолжительности; во-вторых, снижать индивидуальное рабочее время, повышать интенсивность труда, если норма рабочего времени ниже этого индивидуального времени. Но если один работник уменьшит фактическое рабочее время (бывшее 1|), а другой работник будет расходовать прежнее рабочее время, то изменится общее рабочее время, а поэтому должна быть установлена новая норма рабочего времени на единицу полезного эффекта. Приведем пример.

    Если 1| = 12 часам, а 1г = 8 часам, полезный эффект ап,Х1 = 4 единицам и полезный эффект аП1Х) = 6 единицам, то общий результат их труда будет равен 10 единицам, а норма рабочего времени на единицу полезного эффекта составит:

    1„, = 12 + 8 (ч*с?в) _ 2 0 (нормо-часа).

    10 (единиц)    '    У    ’

    Это означает, что первый работник на 4 единицы полезного эффекта должен расходовать не 12 часов, а (2,0 X 4) = 8 часов. Второй работник должен затрачивать 12 часов рабочего времени. Допустим, что теперь первый работник повысит интенсивность своего труда и будет соблюдать норму рабочего времени, а второй будет расходовать прежнее рабочее время. Общее рабочее время составит 16 часов. Тогда новая норма рабочего времени должна быть равна:

    1    8 + 8 (часов) 1 /? ,    ч

    *"• = “ТТЛ Г- = '*6 (нормо-часа).

    Ю (единиц)

    Первый работник по новой норме должен расходовать па 4 единицы полезного эффекта 6,4 часа рабочего времени, т. е. он еще не достиг новой нормы рабочего времени. Второй же работник по сравнению с новой нормой затрачивает меньше своего рабочего времени, но не на 4 часа (как раньше), а лишь на 1,6 часа. Таким образом, эти работники, стремясь снизить фактическое рабочее .время, достигнуть и превзойти 'плановую норму рабочего времени, снижают общее рабочее время, а поэтому и его плановую норму на единицу полезного эффекта. Здесь проявляется отношение соревнования. Оно исходит из сравнения индивидуального рабочего времени участников совместного труда и установления его плановой нормы. Таким образом, степень выполнения нормы труда выступает критерием оценки соревнующихся.

    Именно соревнование выступает тем экономическим механизмом, который не только ведет к приближению фактического рабочего времени к технически обоснованной его норме, но и позволяет превосходить ее. Если технически обоснованную норму устанавливать в административном порядке, то ее придется «внедрять», может быть, даже помимо желания самих исполнителей нормы. Если же «работает» механизм социалистического соревнования, то передовой опыт неизбежно превращается в достояние масс, и технически обоснованная норма становится уже фактически выполняемой (подробнее об этом речь пойдет в третьей главе).

    Сравнение фактического рабочего времени различных работников, выполняющих одну и ту же работу, предполагает равенство условий производства. В противном случае нормо-часы одного н того же вида труда становятся общественно различными и несопоставимыми. Поэтому, как указывалось ранее, при разных условиях производства нормы рабочего времени па один и тот же полезный эффект соответственно дифференцируются.

    Таким способом определяется норма рабочего времени в каждый данный момент. При установлении нормы рабочего времени на предстоящий плановый период нужно учитывать изменения в условиях производства (например, применение нового оборудования, новой технологии и т. д.), а также предполагаемый рост интенсивности труда. В конечном счете плановая норма рабочего времени на новый плановый период определяется ростом производительности труда (р)), т. е. новая норма 1„, будет равна:

    г = У100 “■ 100 -|- Рх

    Практически установленные нормы рабочего времени могут отклоняться от объективно необходимых как из-за укрупненное™ факторов определения норм, так и из-за постоянного изменения условий производства, особенно из-за незначительного, при котором нормы рабочего времени не могут пересматриваться. И это нормально для таких отношений. Важно, что отклонение фактических норм от объективно необходимых позволяет работнику оценивать «выгодность» или «невыгодность» данного вида труда. Это приводит к тому, что работники стремятся перейти туда, где норма рабочего времени установлена выше общественно необходимого рабочего времени, т. е. на «выгодные» работы.

    Поскольку простая форма совместного труда предполагает выполнение одной и той же работы, то здесь еще ие может быть «выгодных» и «невыгодных» видов работ. Но существует «выгодность» и «невыгодность» одних и тех же работ при разных условиях производства. Речь идет о том, что нормы рабочего времени дифференцированы в зависимости от условий производства. И если такая дифференциация осуществлена неверно, то это ведет к появлению «выгодных» и «невыгодных» для работника условий производства. Так, если норма рабочего времени завышена для конкретных условий производства, то работник с меньшей интенсивностью труда соблюдает плановую норму рабочего времени. Эти условия осознаются им как «выгодные». Если же норма времени занижена (относительно объективно необходимой для данных условии производства), то выполнить ее работник может только за счет повышенной (по сравнению со средней) интенсивности труда, и эти условия производства воспринимаются им как «невыгодные».

    Учитывая заинтересованность работников в смене «невыгодных» условий производства, общество должно изменить нормы рабочего времени, обеспечить «равно-выгодность» всех условий выполнения данного вида работы. Разумеется, что предварительная дифференциация норм рабочего времени по условиям производства исходит из расчетов производительности оборудования, качества используемого сырья и т. д. Но эти расчетные нормы также пройдут проверку на практике как «выгодные» и «невыгодные» и должны быть соответствующим образом скорректированы — приведены к «равно-выгодиости».

    Большая или меньшая затрата индивидуального рабочего времени на единицу полезного эффекта при данных условиях производства может быть следствием как разного напряжения сил человека, так и различной его умелости (квалификации, опыта, навыков). Но так как в простой кооперации выполняется один и тот же труд, то большая умелость работника еще не проявляется как повышенная сложность труда, а выражается в более интенсивном труде. Большая умелость здесь есть способность за меньшее фактическое рабочее время выполнить больший объем работ. «Именно эта количественная форма квалификации... является первичной ее формой» м. Поэтому она проявляется в выполнении более квалифицированным работником большего объема данной работы, что засчитывается ему как выполнение большего количества нормо-часов рабочего времени.

    Плановыми нормами определены не только полезный эффект труда и рабочее время. Расход средств производства (сырья, материалов, топлива, энергии, оборудования) также различен у разных работников. Этот расход определяется как техническими параметрами использования средств производства, так и интенсивностью труда. То и другое отражается в нормах расхода средств производства, исходящих из общественно средних его величин при конкретных условиях ироизводст-ва. Такие нормы выражаются в единицах потребительной стоимости различных средств производства на единицу нормативного полезного эффекта. Механизм снижения норм расхода средств производства по существу тот же, что и для норм рабочего времени: Социалистическое соревнование вынуждает снижать фактический расход средств производства на единицу полезного эффекта по сравнению с нормой расхода. На этой основе снижаются и сами нормы. Такой механизм необходимо использовать в ходе реализации мер, намеченных постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении работы по экономии и рациональному использованию сырьевых, топливно-энергетических и других материальных ресурсов» от 30 июня 1981 г., иначе предусмотренные этим постановлением задания по снижению норм расхода средств производства будут носить административный характер.

    Как существование «выгодности» и «невыгодности» работ в разных условиях производства показывает, что при установлении норм рабочего времени допускаются ошибки, так и «выгодность» и «невыгодность» экономии средств производства в зависимости от их видов и по сравнению с экономней живого труда свидетельствуют об отклонении фактических норм расхода средств производства от объективно необходимых.

    Итак, нормы рабочего времени в рассматриваемой форме выражаются прямо в нормо-часах. Но если норма рабочего времени устанавливается на единицу планово-нормативного полезного эффекта, то последний становится показателем всего общественного рабочего времени, затраченного работником. Например, если единица полезного эффекта Х| предполагает расход общественного рабочего времени 1и, нормо-часов, то на ап*1 требуется 1и, • а„, нормо-часов рабочего времени. И следовательно, полезный эффект становится показателем своей противоположности — планово-нормативного рабочего времени.

    Здесь есть существенное отличие от определения стоимости и ее величины рабочим временем. В совместном труде не рабочее время определяет стоимость товара, а, наоборот, затраченное рабочее время измеряется его нормой на единицу полезного эффекта труда и объемом планово-нормативного полезного эффекта, созданного работником. Это предполагает как наличие плановой нормы на единицу полезного эффекта, так и удостоверение обществом величины последнего, т. е. установление норм полезного эффекта и контроль за их исполнением.

    Раз получение определенного объема нормативного полезного эффекта становится показателем общей величины планово-нормативного рабочего времени, то ясно и противоречие между ними. Так, если объем полезного эффекта будет определяться лишь по его «физической» величине, то указанное противоречие проявится как противоречие между качеством и количеством работы, качеством и количеством производимого работником или предприятием продукта. Будет «выгодно» увеличение «физической» величины полезного эффекта (как показателя, за который начисляются нормо-часы рабочего времени), и «невыгодно» увеличение его полезных параметров (за них нормо-часы не начисляются). Уже здесь ясно, что заинтересованность работников и предприятий в повышении качества работы предполагает «равновы-годность» в увеличении и «физического» объема эффекта труда, и его полезных параметров, т. е. равновыгод-иость повышения качества и роста количества продукции.

    Нормо-час как форма нормы рабочего времени заключает в себе абстрагирование от одного-единственно-го момента конкретного труда — его интенсивности. Во всех остальных моментах нормо-час — это фактический конкретный труд. Приравнивание определенного количества полезного эффекта к определенному количеству нормо-часов отражает, следовательно, противоречие конкретного и обезличенного по интенсивности труда.

    Поскольку в конечном результате совместного труда представлен обезличенный конкретный труд, то равенство:

    Х„ = з(1,х1 аП|Х1

    отражает приравнивание конкретного труда к обезличенному конкретному труду. Но здесь это совершается прямо, а не так, как в форме стоимости, где один конкретный труд противостоит другому конкретному труду (первый находится в относительной форме, а другой — в эквивалентной). В простой форме нормы рабочего времени конкретный труд противостоит обезличенному конкретному труду, имеющему самостоятельное существование в виде нормо-часов рабочего времени.

    Нормо-час — это простейшее выражение непосредственно общественного труда. В определенном же (конкретном) полезном эффекте представлен личный труд. Поэтому равенство полезного эффекта нормо-часам рабочего времени отражает противоречие личного и общественного труда. Оно обнаруживается как непосредственное противопоставление фактического рабочего времени его нормо-часам, а не как противопоставление одного личного труда другому, где последний был бы эквивалентом первого. Фактическое рабочее время (личный труд) соотносится с нормой рабочего времени (общественный труд) и через нее получает отношение к другому фактическому рабочему времени (другому лич-' ному труду).

    Механизм определения нормо-часов рабочего времени, т. е. общественный процесс приближения фактически установленных норм труда к их объективной основе, состоит в обеспечении (через социалистическое соревнование) их равнонапряженности и установлении их равно-выгодности.

    Рост числа членов простой кооперации не меняет формы проявления плановой нормы рабочего времени, хотя количественно развивает большую усрсдненность фактического рабочего времени при его сведении к нормо-часам (при сведении индивидуальной интенсивности труда к общественно средней). Поэтому качественное изменение формы нормо-часов рабочего времени связано не с увеличением количества работников в простой кооперации, а с развитием разделения труда в ней, т. е. с превращением простой кооперации в сложную.

    Сложный труд и редукция нормо-часов

    В простой кооперации работники еще не объединены общностью самого труда, так как выполняют одинаковые работы. Однако ее развитие ведет к дифференциации и умножению элементарных производительных организмов37, т. с. к разделению и специализации работ внутри совместного труда. Образуется сложная кооперация труда.

    Конечно, сложность такой кооперации относительна: она сложна лишь по сравнению с качественной однородностью работ в простой кооперации.

    Переход к сложной кооперации означает, что образуется последовательная цепь связанных между собой особых процессов труда, где «результат труда одного образует исходный пункт труда другого» 55 Соединение полезных эффектов отдельных стадий совместного труда становится более определенным, более жестким57, что «вынуждает каждого из них употреблять на свою функцию лишь необходимое рабочее время»б8. Норма времени становится здесь технически обоснованной и действительно плановой нормой, так как в сложной кооперации «виды общественного процесса производства разложились на сознательно планомерные, систематически расчлененные, в зависимости от желаемого полезного эффекта ,.»59.

    Для анализа формы плановой нормы рабочего времени в сложной кооперации можно предположить соединение работ лишь двух работников (или предприятий), но выполняющих различные виды труда. Если же в действительности в каждом из двух видов труда занято много работников, выполняющих однородный труд, то их следует рассматривать как двух совокупных работников, выполняющих два разных вида труда. Рабочее время всех членов совокупного работника уже выражено в нормо-часах данного вида труда.

    В сложной кооперации соединение различных полезных эффектов имеет вид:

    Хп — Эп.Х, -(-.Зп.Хг-

    Труд вида XI и труд вида 2 выражен в нормо-часах рабочего времени. Для организации процесса совместного труда эти иормо-часы могут быть использованы как равнозначные, прямо сопоставимые. Но с общественной стороны они не равнозначны, а поэтому не могут быть прямо суммированы. Ведь это нормо-часы труда раз-

    “ Там же, с. 357.

    57 «...Железный закон строго определенных пропорций и отношений распределяет рабочие массы между различными функциями» (там же, с. 368).

    ** Там же, с. 358.

    •• Там же, с. 497.

    «в личной сложности80. Чтобы они были общественно однородными, их необходимо выразить как лишенный различий простой труд61.

    Сложность труда в абсолютных величинах рабочего времени выразить невозможно. Она имеет лишь относительное выражение. Но эта относительность проявления сложности планово-нормативного труда состоит не в непосредственном приравнивании нормо-часов одного вида труда к нормо-часам другого, где первые выступали бы в относительной форме, а вторые были бы их эквивалентом. В действительности, как будет показано ниже, сложность нормо-часов каждого вида труда выражается Не через их отношение друг к другу, а через непосредственное отношение к общественному труду, т. е. через присвоение каждым работником (или коллективом) части общего продукта совместного труда.

    Конечно, общественно-сознательным образом можно (исходя из определенной теоретической концепции о содержании сложности труда) «подсчитать» сложность каждого вида труда в условных единицах, в условных часах простого труда или в коэффициентах редукции. На этой основе затем можно определить, что 1 нормо-час труда X] равен, например, 3 нормо-часам труда хг> т. е. коэффициент редукции труда X) в данном примере равен 3. Однако этот подсчет имел бы тогда совершенно иной смысл, чем объективная форма выражения нормы сложности труда. При исследовании этой формы вопрос стоит не об исчислении сложности труда, а о том, как на самом деле происходит редукция нормо-часов сложного труда.

    Редукция труда посредством его плановых норм — это объективное производственное отношение. И поэтому дело состоит не только в подсчетах коэффициентов редукции труда, но и в том, чтобы раскрыть объективный механизм установления норм сложности различных видов труда и обнаружить присущие ему противоречия. Расчет коэффициентов редукции — это необходимая но лишь предварительная ступень в установлении норм сложности труда. Важно показать, как проверяются на практике эти расчеты коэффициентов редукции или фактически установленные нормы сложности труда.

    Практическое установление норм сложности равных видов труда связано с дифференциацией в присвоении работниками- продукта их общего труда при равенстве отработанных ими нормо-часов. Равенство:

    1Н, нормо-часов труда • х1 = 1н, нормо- часов труда-х2

    может состоять лишь в том, что выполнение того и другого обеспечивает равное участие работников, выполнивших эти виды труда, в коллективно произведенном продукте. Так, если определено, что за 1я, нормо-часов труда XI работник получает Х„, общего продукта, а за нормо-часов труда х2 другой работник получает Хп* общего продукта, то труд XI сложнее труда х2 а

    (раз).

    Хп.'Ч

    Тем самым устанавливается следующая пропорция:

    *нлиормо-час°в х, _ Хяд 1Н> нормо-часовх2 Хп^

    Эта пропорция и фиксируется как относительная норма сложности труда X] и х2 на каждый плановый период.

    Таким образом, сложность каждого вида труда проявляется в виде натуральных расценок:

    1Н, нормо-час. труда-х2 = Хп,,

    1„, нормо-час. труда-ха = Х„,.

    А так как величина нормо-часов конкретного вида труда, выполненного работником, определяется по величине полезного эффекта его труда, то вышеуказанная пропорция относительной сложности труда предстает в виде:

    оп< полезного эффекта хх    Х„4

    ав, полезного эффекта ха    Хп<

    Эта пропорция означает, что общественно необходимое рабочее время на создание а полезного эффекта Х| признается равным общественно необходимому рабочему времени на создание ап, полезного эффекта х2, что и подтверждается присвоением равных частей коллективно произведенного конечного продукта. Равенство: аП|хх = Х„, имеет смысл в том случае, если предполагается другое равенство:    а„,х? = Х„,, Через присвоение

    каждым работником части общего продукта устанавливается норма сложности выполняемых ими видов труда:

    = Х„, = а„пхп.

    Фактически установленная норма сложности какого-либо вида труда может не соответствовать его действительной (объективной) сложности. Указанное несоответствие проявляется как наличие «выгодных» и «невыгодных» видов труда. Если общество устанавливает норму сложности ниже объективно необходимой, то работник оценивает данный вид труда как «невыгодный» по сравнению с другими видами труда. Он не желает участвовать или фактически не участвует в «невыгодном» виде труда, стремится перейти к «выгодным» его видам. Это особенно ясно проявляется, когда в общественное производство включаются новые работники. Они (при прочих равных условиях) выбирают «выгодные» виды труда. Учитывая это и анализируя тенденции движения работников по различным видам труда, общество должно изменять ранее установленные нормы сложности видов труда.

    Механизм планово-нормативной редукции сложного труда к простому имеет, следовательно, следующие причинно-следственные связи:

    — плановая норма сложности определенного вида труда устанавливается обществом сознательным образом (с учетом научных определений сложности труда) путем исчисления нормы присвоения результата совместного труда в расчете на 1 нормо-час каждого вида труда;

    — несовпадение фактически установленных и объективно необходимых норм сложности определяет «выгодность» и «.невыгодность» видов труда и тенденции перераспределения работников по видам труда;

    — указанные тенденции в движении рабочей силы побуждают общество устанавливать новые нормы сложности труда, обеспечивающие «равновыгодность» видов труда. И таким образом первоначальная расчетная норма сложности находит свое подтверждение и уточнение в процессе совместного труда и присвоения его результата. Она становится нормой на деле, подтверждается и проверяется практикой.

    Противоречия нормы полезного эффекта и плановой нормы рабочего времени, конкретного и обезличенного конкретного, личного и общественного труда, имеющиеся уже в простой форме норм рабочего времени, получают дальнейшее развитие в форме норм сложного труда.

    Различия в присвоении конечного результата разными работниками при равенстве их фактического рабочего времени становятся формой проявления отличий не только в интенсивности труда, но и в его сложности. Этим определяется развитие противоречия между качеством и количеством труда, качеством и количеством продукции в системе планово-нормативных отношений.

    Конкретный труд работников, выполняющих разные виды труда, выражается как обезличенный не только по интенсивности, .но и по сложности. Если в простой форме норм рабочего времени сохраняется конкретность труда по его виду (например, труд столяра, шахтера и т. д.), то натуральные расценки нормо-часов разных видов труда отражают действительно обезличенный труд.

    Личный труд выражен как общественный посредством плановых норм интенсивности и сложности. Сложность личного труда одного работника может быть выше или ниже сложности личного труда других работников. Но проявляется это не как противопоставление одного личного труда другому, а как приравнивание личного труда каждого работника непосредственно общественному труду. Ведь если создание ап полезного эффекта XI дает участие в присвоении общего продукта в размере Хп,. то тем самым выражено отношение личного труда к общественному, а через это — отношение к любому другому личному труду.

    Плановые нормы сложности разных видоз труда изменяются с повышением или понижением сложности каждого из них в отдельности. Поэтому норма сложности вида труда может оставаться прежней, если изменения сложности ряда видов труда происходят в равной мере и в одинаковом направлении. При этом абсолютная величина общего продукта, присваиваемого работниками, соответственно изменяется, а относительная их пропорция остается той же. Так, если труд х* стал сложнее в 1,5 раза и то же произошло с трудом х2, то их относительная сложность останется той же:

    а„Х! Хп 1,5Х

    П | *  1Ц   38 П|

    а„ “ X - 1,5Х '

    П| 1    Па    ' па

    С увеличением числа видов труда, участвующих в сложной кооперации, форма планово-нормативного рабочего времени не изменится. Ведь все виды труда выражают свою сложность не относительно друг друга, а через непосредственное отношение к общему продукту совместного труда, т. с. к непосредственно общественному труду. Поэтому с расширением сложной кооперации растет число норм сложности, .но их форма остается той же.

    И простая и сложная формы плановой нормы рабочего времени связаны с кооперацией многих (одинаковых или различных) видов труда, участвующих в производстве одного готового продукта, удовлетворяющего определенную общественную потребность. Поэтому нормы труда развиваются лишь среди его видов, производящих один готовый продукт. Развитие кооперации иного типа — кооперации видов труда, участвующих в производстве многих готовых продуктов, — ведет к возникновению всеобщей натуральной формы плановой нормы рабочего времени.

    Всеобщая натуральная форма плановой нормы рабочего времени

    Всеобщая натуральная форма нормы рабочего времени отражает ту ступень развития совместного труда, «когда из одного центра распоряжаются всеми стадиями последовательной обработки материала вплоть до получения целого ряда разновидностей готовых продуктов» в| Эта форма отражает «оба признака этого обобществления: 1) работу на все общество и 2) объединение отдельных работников для получения продукта общего труда»810. Втором признак обобществления отражен уже в первой и второй формах нормы рабочего времени, тогда как первый признак как раз и отражается во всеобщей натуральной форме этой нормы: не несколько работников или несколько коллективов производят один общий продукт, а все работники и коллективы создают все виды готовых продуктов.

    Всеобщая натуральная форма нормы рабочего времени означает соединение полезных эффектов всех особых процессов труда (х)( х2... хп), обеспечивает создание ряда готовых продуктов (Рь Р2... Р„). Поэтому эта форма имеет вид:

    хРх + уР* + - +пР„ = Зп.Х! + а„,х, + ...+аЛпх„.

    Пропорции соединяемых полезных эффектов труда при создании готового продукта определяются по существу технологически и выступают в виде норм полезных эффектов. Инос дело пропорции готовых продуктов. Они, конечно, также устанавливаются планово-нормативно, но определяются не технологически, а пропорциями действительных общественных потребностей. Подробнее об этом пойдет речь ниже.

    Форма выражения планово-нормативного рабочего времени здесь состоит в следующем. Нормо-часы всех видов труда должны быть выражены (расценены) не только в долях одного готового продукта, а в долях всех готовых продуктов, т. е. и в Рь и в Р2, и в Рп- Соответственно и ссютношсние полезных эффектов дано через присвоение работниками не только частей одного продукта, но и частей всех готовых продуктов (в каждом отдельно). Плановые нормы рабочего времени выражены поэтому множеством натуральных расценок каждого полезного эффекта и каждого нормо-часа любого вида труда в каждом виде гбтового продукта:

    ап.Хх = 1„, нормо-часов труда хх = х^ 4-

    + УхР» + — + пгРп-

    ап>х, = 1„, нормо-часов труда х, = х,Рх 4-4* У,Р* + ••• 4* п,Р„.

    а„пх„ = нормо-часов труда х„ = хпРх 4-4- У„Р2 4- •••+ п„Р„.

    С|® Ленин В. И. Поли. собр. соч.. т. 1, с. 328; см.: Маркс К, Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 280.

    •а

    Поэтому отношение ап, полезного эффекта Х| к аЛ| полезного эффекта Хг и отношение нормо-часов разных видов труда, образующих эти полезные эффекты, выражены в соотношении частей всех видов продуктов, присваиваемых работниками:

    а",Х1 _ *н, _ х1Р, _ у.Р,    п1Рп

    ап,Х*    {Я,    Х*Р1    У*р1    П,рп

    Противоречия всеобщей натуральной формы, плановой нормы рабочего времени состоят в следующем:

    1. Нормы рабочего времени выражены как редуцированный труд через участие каждого работника в присвоении каждого готового продукта. Воплощением непосредственно общественного труда здесь является не один, а множество готовых продуктов;

    2. Конкретный труд, представленный в каждом отдельном полезном эффекте, выражен в его нормах как обезличенный в масштабе всех видов труда, а не только тех, которые участвуют в создании одного готового продукта (как это было в простой и сложной формах). Труд, воплощенный в каждом готовом продукте, есть конкретный на более общем уровне. В отношении же к полезным эффектам отдельных процессов труда он представляет обезличенный конкретный труд;

    3. Личный труд работника выражается как общественный через присвоение им множества продуктов непосредственно общественного труда, в том числе и тех, в производстве которых он прямо не участвовал. Лишь в силу того, что этот личный труд включен в совместный труд, он приравнивается к непосредственно общественному труду, воплощенному в каждом готовом продукте;

    4. В анализируемой форме участие работников в присвоении результата совместного труда дано в каждом отдельном продукте, но не ©о всех сразу. Следовательно, потребности работников представлены как буквально совпадающие с потребностями общества в целом. Поэтому свободного выбора (возможности вместо одного продукта получить некоторое количество другого) здесь не существует39. Нет возможности, например, вместо некоторого количества продукта Р| получить соответствующее количество продукта Р2. Выше-

    X р    у    р

    приведенное равенство—— =    1 1 и т. д. не означает

    хЛ У»Р*

    возможности вместо тюлучить у,Р2. Такое равенство показывает лишь, что за выполнение ап, полезного эффекта X) работнику засчитывается 1и, нормо-часов и он получает XI продукта Рь у) продукта Р2 и т. д.

    Чтобы существовал выбор работниками готовых продуктов, необходимо определить затраты рабочего времени на каждый из этих продуктов, т. е. «общество должно... знать, сколько труда требуется для производства каждого предмета потребления» 40. Только тогда можно обеспечить участие каждого работника в присвоении не только каждого отдельного готового продукта, но и всех сразу. Для этого необходимы не только расценки всех видов труда в каждом продукте. Нужно, наоборот, «расценить» сами готовые продукты по затратам рабочего времени на каждый из них.

    Денежная форма

    плановой нормы рабочего времени

    Определение затрат общественного рабочего времени на производство каждого готового продукта предполагает учет не только живого, но и овеществленного труда, перенесенного с расходуемых средств производства. Живой труд во всеобщей натуральной форме выражен как натуральные расценки нормо-часов каждого вида труда. Труд же, овеществленный в средствах производства, такого выражения не имеет. Плановые нормы расхода средств производства на единицу нормативного полезного эффекта труда или на единицу конечного продукта даны в натуральной форме самих средств производства. А для определения затрат совокупного рабочего времени

    На производство каждого готового продукта необходима единая форма учета и живого и овеществленного труда.

    Иначе говоря, там, где господствует непосредственно общественный характер труда, указывал Ф. Энгельс, «общество может просто подсчитать, сколько часов труда заключено в паровой машине, в гектолитре пшеницы последнего урожая, в ста квадратных метрах сукна определенного качества»41. Идет ли здось речь не только о часах живого труда, но и о расходе овеществленного труда, воплощенного в средствах производства и перенесенного с них на указанные готовые продукты? Если да, то каким образом овеществленный труд получает выражение в часах рабочего времени? Ведь он выступает как натуральный расход средств производства во всем их конкретном многообразии. Как прошлый труд он непосредственно не имеет формы рабочего времени.

    В литературе делаются попытки ответить на этот вопрос. Если живой труд выражается непосредственно в рабочем времени (например, в редуцированных нормо-часах), то возможно расчетное приведение овеществленного труда к живому85. При этом предполагается, что израсходованный по нормам овеществленный труд равен живому труду, ранее затраченному на создание этих сфедств производства (Тж), плюс нормативный расход на них ранее примененных средств производства (Т«о). И далее рассуждения строятся таким же образом. В итоге считают, что затраты овеществленного труда примут вид затрат живого труда:

    Т = Тж + ТСп =» Тж + Тж. + Тсп. =

    = тж -Ь Тж. + ••• ТЖп + ТСпп.

    Пренебрегая Тс«п, получают искомое.

    Чем же не удовлетворяет такой ответ? Дело не только в практических трудностях таких расчетов. Гораздо важнее, что здесь не решается вопрос об объективно существующей форме норм рабочего времени на производство готовых продуктов. Расчетами затрат дело ограничиться не может, необходимо исследование реальной формы единообразного выражения планово-нормативных затрат живого н овеществленного труда.

    Эта форма исходит нз исторической преемственности ею денежной формы выражения. По мерс налаживания планомерного ведения хозяйства, развития системы плановых норм затраты труда на производство готовых продуктов хотя и продолжают учитываться п денежной форме, но все более определяются (ив отношении живого, и в отношении прошлого труда) планово-нормативно. Плановые нормы затрат живого труда (нормо-часы) получают расценки не в натуральной форме каждого продукта, а в денежной форме. Последняя выражает и затраты средств производства. Поэтому и затраты на производство готового продукта выступают в той же форме. Возникает денежная форма плановой нормы рабочего времени, обеспечивающая единообразное выражение норм живого, овеществленного и совокупного труда.

    Денежная форма планово-нормативного рабочего времени означает, следовательно, что «если рассматривать процесс создания продукта по всей цепн производства, то все издержки на его создание сводимы к труду, оплаченному деньгами в соответствии с общественными нормативами (тарифы, ставки, нормы выработки и т. п.)>66. Иначе говоря, раз все затраты на производство готового продукта определены планово-нормативно, то хотя они и выражены в денежной форме, но остаются непосредственно общественными затратами и выступают в виде плановой цены. Она становится формой существования планово-нормативного времени и называется планово-нормативной ценой. Соответственно и денежные знаки в этих отношениях приобретают роль непосредственно общественных удостоверений планово-нормативного рабочего временив7.

    На этой основе вместо натуральной формы расценок нормо-часов всех видов труда в каждом из готовых про-

    05 Теоретические проблемы планомерной организации общественного производства. М., 1973, с. 46.

    07 Изменение природы денежных знаков возможно потому, что «любой конкретной формой своего существования любой единичный предмет обязан цс себе, не своей самодовлеющей природе, а той конкретной, исторически развившейся системе вещей, в которую он попал...» (Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» Маркса. М., 1960, с. 92).

    дуктов возникает и развивается форма денежных расценок всех видов труда. Она имеет вид:

    ап,Х1 _    *Н,    _ ХгРг _ у1Р1    __    __    П|РП = Д!

    ап,х*    1н, х*ра У*р*    парп Д*

    Здесь все полезные эффекты особых процессов труда, все виды нормо-часов получают выражение не в одном особенном продукте и не в каждом из многих особенных продуктов, а в денежных знаках (Д). Благодаря этому участие работников в присвоении продуктов совместного труда дано в такой форме, что возможно сопоставление готовых продуктов по затратам общественно необходимого рабочего времени. Возможно вместо определенного количества продукта Р| получить некоторое количество продуктов Р2 или Р3 и т. д. Это значит, что    непосредственно    общество удостоверило

    равенство планово-нормативного труда,    затраченного    на

    их производство.

    Стало быть, не приравнивание товара к товару, вещи к вещи, а непосредственно общественное определение затрат планово-нормативного рабочего времени позволяет установить плановую цену и плановую расценку нормо-часов всех видов труда08:

    *н, = Д| = ХЛ + У,Р, + ... + ПхРп.

    Это особая форма планово-нормативных отношений, а именно денежная форма планово-нормативного рабочего времени.

    Выполнение денежными знаками роли непосредственно общественных удостоверений нормативного рабочего времени отделяет эти знаки от их стоимостной основы, все более превращает их в форму существования непосредственно общественного труда при социализме. В удостоверении обществом планово-нормативного рабочего времени не вещь противостоит вещи, а личному труду противостоит денежный знак как символ непосредственно общественного труда. Такой символ необходим уже потому, что конкретный труд не есть непосредственно общественный в полной мере, а является таковым лишь в основе. Этот символ представляет общественный труд как противоположность личного труда, поэтому в непосредственно общественных трудовых удостоверениях внешне выражено то противоречие, которое заключено внутри плановых норм труда.

    Следовательно, указанные удостоверения есть символ планово-нормативного рабочего времени как особой формы общественного рабочего времени. Соответственно конкретный полезный эффект, личный труд противостоят этим удостоверениям как обезличенному конкретному труду. Но это не действительное противопоставление одного труда другому (как товар противостоит деньгам), а символическое удостоверение непосредственно обществом планово-нормативного времени, выполненного отдельными работниками или коллективами. Ведь непосредственно общественные удостоверения не есть сами результат какого-то конкретного труда, если, конечно, не учитывать труд по-производству этих удостоверений. Получить указанные удостоверения—значит получить от общества подтверждение, что личный труд не только действительно имеет непосредственно общественную пользу (соблюдается норма полезного эффекта), но и совершается как общественно нормальное функционйрованис рабочей силы (соблюдается норма рабочего времени). Это и удостоверяется непосредственно обществом в форме денежных знаков, приравниваемых к определенному количеству нормо-часов труда каждого вида.

    Понимание сущности денежных знаков как непосредственно общественных трудовых удостоверений предполагает раскрытие их исторической связи с отрицанием денег как товарного эквивалента, известным «удержанием* последних в первых. Собственное развитие денег ведет к переходу от металлических (золотых и серебряных) денег к их заместителям — бумажным деньгам, символам стоимости. В обращении денег «уже скрыта •возможность заместить Металлические деньги в их функции монеты знаками из другого материала или простыми символами»®*. В бумажных деньгах стоимость уже получает символическое существование. Если знак стоимости (металлические деньги) имеет с товарами общую субстанцию — овеществленный абстрактно-всеоб-цций труд, то символ стоимости есть ее общественно условное представление.

    Дальнейшее развитие денег связано с кредитными деньгами, и особенно с кредитными деньгами государства. «...Эволюция денежной системы доходит до того пункта, когда осуществляется диалектическое «снятие» принципов металлического стандарта новым типом денежного обращения, имеющим кредитную природу»42. Кредитные деньги государства, однако, еще не образуют сами по себе непосредственно общественных трудовых удостоверений, а создают лишь материальную основу для этого. Деньги как товарный эквивалент еще должны быть диалектически сняты более высокой общественной формой — непосредственно общественными трудовыми удостоверениями. Такое «снятие» совершается по мере обобществления «а деле, по мерс налаживания планово-нормативного регулирования производства 43. В этой мерс теряется связь денежных знаков с обменом товаров, они все в большей степени обслуживают планово-нормативное распределение труда и продукта и все чаще выполняют роль непосредственно общественных удостоверений планово-нормативного рабочего времени. Стало быть, денежные знаки в системе планово-нормативных отношений «являются тем инструментом буржуазной экономики, который взяла в свои руки советская власть и приспособила к интересам социализма»44.

    Это, разумеется, не означает, что при социализме вообще исчезают деньги как товарный эквивалент. Речь идет о том, что лишь в меру планово-нормативного регулирования производства денежные знаки «приспосабливаются» к новым отношениям, становятся непосредственно общественными трудовыми удостоверениями. В товарных же отношениях, сохраняющихся в социалистической экономике, деньги остаются всеобщим товарным эквивалентом.

    Таким образом, исторический процесс расширения сферы планово-нормативного распределения общественного труда, доведения совместного труда до рамок всего общества развивает различие конкретного и обезличенного конкретного труда, доводит его до противоположности и противоречия, выражающегося в признании личного труда общественным в форме денежных знаков, играющих здесь роль непосредственно общественных удостоверений. Они обладают функциями непосредственно общественного учета, планово-нормативного распределения и организации потреблении трудящихся.

    В своем функционировании непосредственно общественные трудовые удостоверения являются прежде всего средством учета планово-нормативного рабочего времени. Исторически они заимствуют эту функцию у денег. Известно, что в бухгалтерском учете существование товаров как стоимостей «фиксируется в счетных деньгах»45. Такая счетная роль денег не может исчезнуть бесследно, не может не сохраниться в непосредственно общественных трудовых удостоверениях, когда происходит планово-нормативное регулирование производства, непосредственно общественное удостоверение затрат рабочего времени как в части живого, так и в части овеществленного труда.

    Осуществление удостоверениями своей функции учета планово-нормативного рабочего времени предполагает использование непосредственно общественного аппарата учета и счетоводства. Такой аппарат подготавливается развитием капитализма и при социализме должен, указывал В. И. Ленин, «направляться в сторону превращения банков Ь единый аппарат счетоводства и регулирования социалистически организованной хозяйственной жизни всей страны в целом»46. «Единый крупнейший из крупнейших государственный банк, с отделениями в каждой волости, при каждой фабрике — это уже девять десятых социалистического аппарата. Это — общегосударственное счетоводство, общегосударственный учет производства и распределения продуктов, это, так сказать, нечто вроде скелета социалистического общества»47. Создание и использование такого аппарата означает, что денежные знаки в системе планово-нормативного регулирования выступают непосредственно общественными трудовыми удостоверениями и выполняют роль средств учета непосредственно общественного в основе труда членов общенародной кооперации.

    Функцию учета планово-норматив'ного рабочего времени можно выразить равенством:

    1„, нормо-часов труда X! = Дх денежных знаков = хР^.

    Здесь образуется «расценка» живого труда (1В, нормо-часов труда XI =Д) денежных знаков) и плановая цена продукта (хР 1= Д1 денежных знаков). То и другое есть формы проявления планово-нормативного рабочего времени 7в.

    Реальность плановой цены как формы планово-нормативного рабочего времени раскрывается в механизме ее установления. Планово-нормативная цена исходит из норм затрат живого и овеществленного труда на единицу планово-нормативного полезного эффекта или готового продукта, т. с. из сравнения затрат на производство однородной продукции в примерно равных условиях производства. При этом отклонения этих цен от объективной основы — планово-нормативного рабочего времени — ведут, как показано выше, к тому, что одни виды работ и производимых готовых продуктов становятся «выгодными», а другие—«невыгодными». По тенденциям перехода к производству (потреблению) «выгодных» видов продукции обнаруживаются указанные отклонения цен от их объективной основы. На этой основе общество в целом уточняет ранее установленные планово-нормативные цены, приближает их к объективной основе.

    Масштаб плановой цены есть количество нормо-часов простого труда, удостоверяемого денежной единицей 48.

    Рост производительности труда вызывает снижение общественного рабочего времени на единицу продукции или на единицу полезного эффекта. Если в этих условиях плановая цена продукта остается неизменной, то то же количество денежных знаков представляет меньшее количество рабочего времени или то же общественное рабочее время выражено большим количеством денежных знаков. Масштаб последних в этом случае изменяется — они выражают иное количество общественного труда. Если же по мере роста производительности труда снижаются и плановые цены, то масштаб денежных знаков как непосредственно общественных удостоверений планово-нормативного рабочего времени остается неизменным. Наконец, изменение плановых цен при неизменной производительности труда соответственно изменяет трудовой масштаб денежной единицы. Все это означает, что «любое изменение уровня действующих цен (их повышение или снижение), если это изменение не связано с пересмотром нормативной базы материально-трудовых затрат в производстве, означает не что иное, как только переход от сложившегося к новому масштабу денежного измерения материально-трудовых затрат»49.

    Таким образом, определенное количество рабочего времени, планово-нормированного по интенсивности и сложности, удостоверяется денежной единицей. Поэтому она является прежде всего средством учета плановонормативного рабочего времени. Так, выделяя в натуре средства производства для какого-либо предприятия, общество учитывает их плановую цену для выбора варианта наиболее дешевого производства продукции и для учета затрат на данном предприятии. Здесь денежные знаки выполняют функцию учета планово-нормативного рабочего времени в форме записей на счетах государственного банка. Но общество может выделить предприятию только денежные знаки, предоставляя выбор средств производства в натуре. При этом общество не просто выделяет предприятию средства производства, но и устанавливает плановые нормы производимой продукции (вид, объем, полезные свойства) и нормы рабочего времени на ее производство, учтенного как в нормо-часах, так и в денежных знаках 50.

    Если учет рабочего времени выражается отношением:

    нормо-часов труда XI = Д1 денежных знаков, или хР 1= Д1 денежных знаков, то в распределении общественного труда денежные знаки выполняют роль средства этого распределения:

    1н4 нормо-часов труда X! = Д! денежных знаков = хРх.

    Как средство планово-нормативного распределения труда денежные знаки опосредуют движение средств производства (выделение их не в натуре, а в денежной форме) и распределение коллективно произведенных предметов потребления. А приравнивая труд к денежным знакам, т. е. неодинаково расценивая нормо-часы разных видов труда, общество распределяет работников по видам труда, по отраслям и территориям. Поэтому деньги здесь служат средством прямого учета и распределения труда, рабочих сил и материальных благ. Имея свойства учетного средства и трудового сертификата ®°, денежные знаки позволяют осуществлять планово-нормативную организацию производства и распределения в социалистическом обществе. Следовательно, нормы и нормативы труда в виде нормо-часов и денежных знаков выполняют функцию его учета, распределения и стимулирования.

    В качестве средства планового распределения непосредственно общественные трудовые удостоверения выступают посредником в признании затрат труда и получении доли общего продукта членами кооперации. Но между получением удостоверений о затраченном планово-нормативном рабочем времени и получением доли коллективного продукта может быть временной разрыв. Он возникает в тех случаях, когда сумма удостоверений должна быть достаточна для получения так называемых предметов длительного пользования или когда в коллективно произведенном и потребляемом про-

    ственное учетное средство в социалистической экономике. «Нормативный учет базируется на основе так называемого нормативного хозяйства — системы регистрации и хранения нормативной информации и се изменения» (Экономическая газета, 1973, № 40, с. 7).

    90 См.: Всстннк МГУ. Серия «Экономика», 1977, № 4, с. 15.

    дукте нет желаемого продукта (отложенный спрос).

    И в этих случаях непосредственно общественные трудовые удостоверения выступают средством организации потребления, в том числе и средством сбережения трудовых доходов.

    Функционирование непосредственно общественных трудовых удостоверений как средства организации потребления проявляется также в формировании структуры потребления. Так, отклоняя планово-нормативные цены от их объективной основы (планово-нормативного рабочего времени), общество стимулирует потребление одних продуктов (цены ниже планово-нормативных затрат) и непотребление других (цены выше указанных затрат). Причем важно, что такие отклонения осуществляются планово-нормативно и в условиях сложившейся структуры производства без ее изменения.

    Однако указанное корректирование структуры потребления без изменения структуры производства является вспомогательной мерой. Принципиальное изменение структуры производства соответственно структуре потребностей достигается не через соизмерение «выгодности» и «невыгодности» производства и потребления отдельных видов продуктов, а путем прямого, непосредственно общественного установления новых плановых норм затрат и результатов, новых норм объемов производства в каждом особом виде труда. Ведь общество как единый производитель и единый потребитель ясно видит как дефицит, так и относительный избыток определенных продуктов и корректирует нормы их производства.

    Отклонения планово-нормативных цен от их объективной основы касаются лишь цен в сфере производительного и индивидуального потребления и не влияют на цены для производителей отдельных продуктов. В отношении* а„, полезного эффекта труда х^Д, денежных знаков = хР| планово изменяется (отклоняется от объективной основы) лишь второе равенство, т. е. цена готового продукта. На первое же отношение не должен, влиять дефицит или избыток продукта Р). Например, если общество стимулирует увеличение потребления угля и уменьшение потребления нефти, то оно снижает плановые цены на уголь и повышает цены на нефть. Но такого рода отклонения не должны касаться производителей нефти и угля — нормы рабочего времени у тех и

    других не должны зависеть от подобного дефицита или избытка продукта. Если же общество хочет расширить производство нефти, то оно должно сделать это прямо — увеличением производства этого продукта, выделением соответствующих трудовых и материальных ресурсов, а не путем высоких цен на нефть для тех, кто ее производит.

    Во всех указанных примерах отклонение плановых цен от их основы совершается общественно осознанным образом и плановая цена не становится товарной ценой. Законом плановых цен остается планово-нормативное рабочее время, а не стоимость. Иной вопрос, если отклонения .цен совершаются помимо общественного центра. Тогда они тяготеют к стоимостной основе.

    Из рассмотренных последних двух функций удостоверений ясно, что они имеют определенные закономерности функционирования, отражающие в конечном счете противоречие личного и общественного труда. Но тогда должно быть понятно и то, что общественно сознательное регулирование плановыми нормами производства, распределения и потребления тоже «не безгрешно». Всякого рода ошибки в установлении плановых норм, их несвоевременное изменение ведут к несоответствию действительно затрачиваемого общественного труда его символизации в непосредственно общественных удостоверениях. Отсюда ясно, что стоит вопрос обеспечения устойчивости непосредственно общественных трудовых удостоверений, плановой организации их движения соответственно движению общественного труда, воплощенного в массе распределяемых коллективно произведенных продуктов.

    Итак, в форме денежных знаков, как непосредственно общественных трудовых удостоверений, норма рабочего времени получает завершенность' своего выражения, всеобщность не только по существу, но и по форме проявления. Обеспечивается соизмерение живого и овеществленного труда в форме планово-нормативной цены продуктов. Противоречие личного и общественного труда выражается как противоречие фактического рабочего времени и денежных знаков (непосредственно общественных удостоверений общественного рабочего времени), как противоречие конкретной деятельности и ее обезли-ченностн в денежных знаках.

    ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

    § 1. Нормы формирования и развития рабочей силы общества

    Плановые нормы труда как общественная форма организации производства развиваются по мере расширения и углубления масштабов совместного труда. Поскольку эта форма наполнена определенным социально-экономическим содержанием, постольку плановые нормы необходимо рассматривать не только как свойство совместного труда, но и как отражение в совместном труде социалистических производственных отношений

    Соответственно конечный результат совместной трудовой деятельности предстает как результат социалистически объединенного труда и выражается в социальных нормах и нормативах общественного производства. Причем «система социальных плановых нормативов должна охватывать все важнейшие сферы социального развития, труда, распределения и потребления... определяющих режимы труда и отдыха, удовлетворенность трудом, его интенсивность и условия, свободное время, нормы потребления материальных благ и услуг...»51. Исходными в этой системе являются плановые нормы формирования и развития производительных способностей трудящихся.

    Развитие совместного труда до масштабов всего общества, когда нормами охватывается распределение всех факторов производства, означает распространение непосредственно общественных отношений как на средст-

    ва производства, так и на рабочую силу, т. е. превращение плановых норм во всеобщее отношение. А это возможно лишь тогда, когда образуется единая ассоциация трудящихся, владеющих всеми материальными условиями собственного производства, когда «общество организовано как сознательная н планомерная ассоциация» 52.

    Такая ассоциация, говоря словами К. Маркса, есть «союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно [$е1Ь$Ье*гиб1] расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную рабочую силу»53. Здесь, во-первых, средства производства есть собственность объединенных производителей. Во-вторых, непосредственные производители лично свободны, они образуют союз свободных людей. В-третьих, все индивиды соединяют свои рабочие силы в одну общественную рабочую силу, а для этого еще до начала процесса совместного труда устанавливаются нормы развития индивидуальных производительных способностей.

    Таким образом, трудящиеся объединены для общего владения средствами производства и для совместного труда в масштабе общества. Поэтому ассоциация трудящихся есть противоречивое единство двух сторон: она и ассоциированный собственник, и ассоциированный совокупный работник. Эти стороны различны, так как различны функции собственника и работника, но они в то же время и едины, так как взаимополагают друг друга: ассоциированными собственниками являются трудящиеся, что предполагает их ассоциированность как работников; в то же время работники не могут быть свободно ассоциированы, если они не являются ассоциированными собственниками. Исходным моментом здесь выступает объединенность членов общества для совместного труда, достигаемая плановыми нормами. Общее же владение средствами производства превращает объединенность их труда в свободный союз трудящихся. Этим обеспечивается непосредственное единство всех членов общества в их общем труде (ассоциация работников) и в отношении к совместно используемым средствам производства (ассоциация собственников).

    Все это означает, что при социализме и вещественные и личные факторы производства распределяются на планово-нормативных началах. С этой целью на основе плановых норм разрабатываются, во-первых, материальные балансы распределения средств производства по основным «фондодержателям»54 и, во-вторых, баланс труда, включающий баланс рабочего времени и баланс трудовых ресурсов в отраслевом и территориальном аспектах 55.

    Указанные процессы основываются на системе норм затрат живого и овеществленного труда, отражающих общественные требования к индивидуальным рабочим силам и позволяющих организовать их в рабочую силу общества. Ведь плановые нормы создают реальную возможность прямого определения общественно необходимых работ и требуемых затрат на их выполнение. Здесь «главное: нормы (т. е. столько человек на такую-то сумму работы)»56. Кроме того, нормы труда позволяют определить нормативную потребность в рабочей силе для каждой отрасли и каждого предприятия. Это обеспечивает плановое распределение рабочих сил по видам производства, т. е. организацию единой рабочей силы общества. В чем суть этой организации?

    Как известно, индивидуальные рабочие силы различаются по уровню своего развития. Учитывая эти различия, общество заранее определяет количество рабочих мест и объем общественно необходимых работ, а также число работников в каждом виде труда и их способность выполнить (при заданных средствах производства) определенный объем работ за данное время, для чего «рабочие делятся, классифицируются и группируются сообразно их преобладающим способностям»57; предусматривает развитие способностей членов общества заботится о переподготовке занятых в соответствии с общественными потребностями каждого планового периода. Таким образом обеспечиваются основы непосредственно общественного характера индивидуальной рабочей силы.

    С количественной стороны рабочая сила общества характеризуется числом рабочих сил, уровнем развития каждой из них и оптимизацией их соединения в единую рабочую силу. Следовательно, чем выше зрелость пла' ново-нормативной формы труда, чем более обоснованны плановые нормы, тем выше степень осуществления принципа «от каждого — по способности», тем больше совпадение действительных способностей и желаний индивидуумов с объективной возможностью общества предоставить им выбор конкретного места их включения в общественное производство. Для этого необходимо определить фактический и общественно необходимый уровень развития способностей у каждого индивидуума. И речь идет не о формальном удостоверении этих способностей (дипломы, аттестаты и т. п.), а о реальном и повседневном их проявлении в общественном труде. Такое выявление способностей и сравнение их у разных индивидуумов может быть достигнуто, в частности, на основе выполнения и перевыполнения плановых норм труда. Они позволяют «поставить всякого способного рабочего в такие условия, при которых его способности могли бы получить полное развитие и полное применение»58. И чем полнее выявлены способности работников, тем выше степень оптимизации соединения индивидуальных рабочих сил в единую общественную рабочую силу.

    Рабочая сила общества может умножаться как экстенсивно — за счет прибавления новых членов и развития уже имеющихся у них способностей, так и интенсивно — путем приобретения каждым работником новых способностей и более органичного их включения в единую рабочую силу. В последнем случае рабочая сила общества — это уже не просто сумма индивидуальных рабочих сил 59. Как целое она больше этой суммы и при одном и том же числе и уровне развития индивидуальных рабочих сил производительная сила общего труда определяется их организованностью, т. е. степенью распространенности, научной обоснованности и соблюдении норм труда.

    Для простого воспроизводства рабочей силы общества необходим фонд жизненных средств п. Его размеры определены уже сложившимися действительными потребностями всех трудящихся, и в этом смысле он есть величина, определенная в каждый данный период. С ростом потребностей трудящихся должен увеличиваться и фонд жизненных средств. А так как рабочая сила общества не только сохраняется, но и умножается (экстенсивно и интенсивно), то фонд жизненных средств также должен расширяться, превышая в каждый момент ту его величину, которая обеспечивает простое воспроизводство общественной рабочей силы. Следовательно, фонд жизненных средств прежде всего определяется необходимостью сохранения, увеличения и развития рабочей силы общества, а значит, и каждого его члена.

    Однако если речь идет не только о сохранении и развитии рабочей силы общества, но и о развитии самой ассоциации трудящихся как собственника и иаправите-ля производства, то этого фонда недостаточно. Ведь чтобы овладеть навыками управления производством, всенародного учета и контроля за производством и распределением, всем трудящимся необходимы жизненные средства, обеспечивающие всестороннее развитие способностей 60. Следовательно, фонд жизненных средств должен включать как средства существования, так и средства всестороннего развития трудящихся. Мысль о том, что развитие членов общества и как ассоциированных работников, и как совместных хозяев производства требует не просто воспроизводства их рабочей силы, но и всестороннего развития, была высказана В. И. Лениным, критиковавшим буржуазное учительство, «которое привыкло думать, что настоящее образование могут получать только богатые и что для большинства трудящихся достаточна только подготовка хороших слуг и хороших рабочих, но не настоящего хозяина жизни» 61.

    Натуральная форма фонда жизненных средств ассоциированных тружеников определяется плановыми нор* мами удовлетворения действительных общественных потребностей воспроизводства и развития способностей всех трудящихся. По каждому виду потребностей (жилищной обеспеченности, продовольственной обеспеченности и т. д.) нормы рассчитываются исходя из данных медицины о рациональном питании, санитарно-гигиенических требований к жилищу, одежде, обуви и т. д. Как указывал В. И. Ленин, «нормой считать, сколько надо человеку, по науке...»и. В этих рациональных нормах отражены перспективные потребности, соответствующие задаче всестороннего развития трудящихся на длительный период. Система таких потребностей, характеризуемая научно обоснованными нормативами потребления материальных благ и услуг, представляет отправной момент определения направлений перспективного развития общественного производства в целом ,5.

    В настоящее время рациональные нормы потребления утверждены Госпланом СССР по многим видам жизненных благ, в том числе по предметам питания, одежде и обуви, по товарам длительного пользования. В них отражены сложившиеся научные представления о разумных потребностях и рациональном образе жизни. По мере развития производства, изменения данных науки о рациональном потреблении и разумных потребностях эти нормы пересматриваются (как правило, раз в 10—15 лет). Кроме того, они уточняются (дифференцируются) по уровням обеспеченности (доходов) населения. Для этого составляются рациональные потребительские бюджеты.

    На ближайший плановый период нормы потребления устанавливаются для вполне реальных условий развития страны. Иными словами, рациональные нормы корректируются исходя из производственных возможностей и действительных общественных потребностей, имеющихся в данный период. Такие нормы удовлетворения основных действительных общественных потребностей, а соответственно и генеральной плановой структуры фонда жизненных средств предварительно определяются научными расчетами плановых органов, опирающихся на данные о ресурсах, соотношении спроса и предложения по видам жизненных средств, о степени приближения фактических норм потребления к рациональным. Однако действительно установленные нормы выступают как проявление всеобщей воли трудящихся на основе принципа демократического централизма, что находит свое выражение в социальной программе партии и государства на каждый плановый период 1в. В ней устанавливается система основных социальных норм и нормативов, в том числе плановые нормы производства основных видов предметов потребления и услуг, социально-культурного и жилищного строительства. Руководствуясь этими нормами и располагая нормами расхода средств производства и нормами затрат живого труда, плановые органы определяют производственные потребности, т. е. структуру производства, обеспечивающую реализацию конкретной социальной программы.

    Чем выше степень демократического участия всех трудящихся в выработке такой программы, тем полнее она отражает объективно необходимые общественные потребности. Однако и при таком условии нормы структуры фонда жизненных средств могут в известной мере отклоняться от объективно существующей структуры общественных потребностей. На том или ином этапе может обнаружиться относительный излишек одних продуктов или услуг и нехватка других, излишек или недостаток свободного времени относительно создаваемых средств развития способностей. Осознавая эти несоответствия, общество (как единый производитель и потребитель) уточняет плановые нормы и устанавливает новую структуру фонда жизненных средств на следующий плановый период, и потому структура производства изменяется не стихийно, а целенаправленно.

    Какой-то идеальной структуры фонда жизненных средств, в которой сознательно установленные нормы в точности совпадают с объективно необходимыми, быть не может. Всегда остается вероятность расхождения установленных норм удовлетворения общественных потребностей и их объективной структуры. Норма не может претендовать на абсолютно точное выражение общественной потребности уже потому, что потребности непрерывно изменяются, а нормы их удовлетворения известное время остаются стабильными. Однако от норм и не требуется такой точности. «Достаточно, если при их разработке будет учтено все то, что известно об основных путях рационализации структуры потребления, и они будут систематически пересматриваться с появлением новой информации»62. Уточнение плановой структуры производства — вопрос будущего планового периода (месяца, года, пятилетки), вопрос новых плановых норы.

    Хотя существует известное несовпадение плановых норм производства и общественных потребностей, но установленные указанным образом плановые нормы структуры фонда жизненных средств — это исходный момент в определении объема и структуры всего общественного производства. Этим обеспечивается формирование и действие принципиально иного механизма взаимосвязи структуры общественных потребностей и структуры фонда жизненных средств ассоциированных производителей. Не рынок, а непосредственно «общество создает связь между количеством общественного рабочего времени, затрачиваемым на производство определенного предмета, и размерами общественной потребности, подлежащей удовлетворению при помощи этого предмета» Это и выражено в плановых нормах рабочего времени, выделяемого обществом на производство продукта для удовлетворения каждой особой потребности.

    Установление всем обществом трудящихся в лице социалистического государства плановых норм общественного производства, т. е. норм удовлетворения общественных потребностей, — важнейшая часть их отношений как совместных собственников. Это их общая свобода над собственным производством, проявление их действительного участия в контроле за производством и управлении им. Не воля отдельных лиц и их субъективные соображения, не законы рынка, а всеобщая воля всех трудящихся, выраженная в программе социального развития, вырабатываемой партией и государством на каждый период, определяет основную структуру фонда жизненных средств, т. е. важнейший социальный норматив развития всего общественного производства.

    Решая вопрос о нормах удовлетворения общественных потребностей (нормах производства каждого вида продукта), обществу приходится учитывать, что «недостаточный уровень обобществления потребления, достигнутый на стадии социализм^, определяет существенную неоднородность социально-экономического характера различных личных потребностей» 63. Например, производство определенного предмета потребления для одних групп трудящихся необходимо, он входит в круг их действительных потребностей. Для других он бесполезен или же в системе их потребностей занимает менее значимое место. Труд по производству этого предмета, с точки зрения последних, мог бы быть затрачен на иные необходимые большинству трудящихся жизненные средства, потребности в которых еще недостаточно удовлетворяются. Как же разрешается это противоречие?

    В плановых нормах структуры фонда жизненных средств потребности всех трудящихся выражаются как социально однородные, в них «сняты» социальные различия в потребностях отдельных трудящихся. Это означает, что общественная полезность различных продуктов определяется не индивидуальными, а совокупными общественными потребностями. Плановое производство продукта определенного вида, объема и качества означает признание индивидуальной или групповой потребности как общественно необходимой. Это «снятие» неоднородности индивидуальных потребностей и признание их общественно необходимыми происходит с позиций общенародного интереса, т. е. с позиций рабочего класса в интересах всех трудящихся. Отсюда видно первостепенное значение социальной программы партии и государства и устанавливаемых ею норм для сопоставления индивидуальных потребностей, определения их общественной насущности. Сами общественно необходимые потребности выступают как планово-нормативные, «на их основе осуществляется ранжирование потребностей общества по степени насущности и устанавливаются объективно обусловленные нормы потребления» м.

    Ранжирование потребностей, определение общественной полезности благ не может быть обеспечено только плановыми расчетами. Плановые органы, конечно, располагают информацией о степени удовлетворения потребностей относительно рациональных норм, об удовлетворении спроса населения. Но окончательная роль в определении общественной насущности той или иной потребности принадлежит социальной программе партии н государства, являющейся выражением всеобщей воли всех трудящихся. Она не может быть подменена расчетами по «максимизации полезности» фонда жизненных средств, исходящими из степени удовлетворения интегральной потребности благосостояния. Вряд ли можно согласиться с утверждением, -что «все разнообразие предметов потребления сводится в единый потребительский набор, который обладает одним свойством — удовлетворять комплекс потребностей человека. Все многообразие потребностей человека сводится к одной потребности — потребности нормальной жизни и развития»64. При этом известная взаимозависимость, системность общественных потребностей ассоциированных трудящихся выдается за непосредственное тождество потребностей человека вообще. На самом деле благосостояние и всестороннее развитие способностей трудящихся связаны с удовлетворением дифференцированной и социально-экономически неоднородной совокупности общественных потребностей.

    Определение структуры фонда жизненных средств на основе указанных норм означает, что все включенные в него блага «равнополезны» для общества в целом, т. е. обеспечивают в совокупности максимально возможное в данных условиях благосостояние и развитие всех трудящихся. А это происходит тогда, когда все их жизненно необходимые (действительные) общественные потребности удовлетворяются в равной степени, т. е. «распределение труда в плановом обществе ставит своей задачей равномерное удовлетворение всех общественных потребностей»65. Иначе говоря, устанавливая плановые нормы производства различных жизненных средств, общество тем самым признает планово производимые массы этих средств «равнополезными» для потребления и развития всех трудящихся. Эта равная полезность благ выражается пропорцией:

    пР,   уР» _

    потребность в Рх потребность в Р*

    __пР„__

    потребность в Рп

    Постановка же вопроса о разной полезности различных благ имеет прежде всего тот смысл, что действительные общественные потребности могут фактически удовлетворяться в разной степени. Если, например, действительная потребность в продукте Р1 удовлетворяется в меньшей степени, чем в продукте Р2, то рост степени удовлетворения потребности в продукте Р1 более полезен для общества, чем в продукте Р2. Это должно быть признано более высокой плановой нормой производства продукта Рь

    Кроме разной общественной полезности различных жизненных средств, обусловленной неодинаковой степенью удовлетворения действительных общественных потребностей, существует и разная полезность продуктов, удовлетворяющих одну и ту же потребность. Эти два вида обстоятельств и определяют количество общественного рабочего времени, выделяемое на произволе во того или иного продукта66. Оно фиксируется его плановой нормой и зависит от: 1) размера самой действительной потребности в продукте; 2) производительности труда, создающего этот продукт; 3) полезности данного продукта в сравнении с другими, способными удовлетворить ту же потребность; 4) степени удовлетворения данной потребности в сравнении с удовлетворением других потребностей.

    Бопрос о степени общественной полезности продуктов не следует смешивать с вопросом о разной значимости удовлетворения потребностей для всестороннего развития способностей трудящихся. В каждый данный период существует реальная система действительных общественных потребностей, удовлетворение которых в различной степени способствует всестороннему развитию трудящихся. Однако из этого не следует, что потребительные стоимости, в меньшей степени способствующие развитию способностей трудящихся, нужно производить в меньшем объеме. Если потребность в них в данный период существует как жизненно необходимая, то она должна удовлетворяться в той же степени, как и все прочие общественные потребности. Было бы наивным признать какую-то реальную общественную потребность (например, в табаке) «неполезной» и не удовлетворять ее. Это вызвало бы лишь искажение потребностей и стремление к удовлетворению «неполезной» потребности иными способами, посредством иных продуктов, предназначенных для удовлетворения других потребностей.

    Иначе обстоит дело с целенаправленным изменением существующих потребностей, с приближением их к потребностям всестороннего развития личности и их удовлетворением по рациональным нормам. Поэтому, когда встает вопрос, удовлетворению каких потребностей отдать предпочтение, он может быть решен либо в аспекте целенаправленного изменения существующих потребностей в сторону приближения их к потребностям всестороннего развития трудящихся, либо в совершенно ином аспекте, когда предпочтение при определении темпов роста производства различных жизненных средств отдается тем из действительных потребностей, которые удовлетворены в меньшей степени. Таким образом обеспечивается соответствие структуры фонда жизненных средств существующей структуре действительных потребностей без изменения последних. Соответственно и приближение к потреблению по рациональным нормам предполагает как повышение степени удовлетворения уже существующих потребностей, так и изменение их структуры в пользу потребностей всестороннего развития трудящихся.

    Трактовка вопроса о нормах удовлетворения потребностей может внешне выглядеть совершенно иначе, если речь идет не о действительных, а об абсолютных потребностях. Именно абсолютные потребности имеются в виду, когда указывается, что «оптимальному развитию соответствует неравная степень насыщения различных потребностей»67. Здесь в нерасчлененном виде решаются сразу два вопроса: 1) установление объема действительных потребностей в отличие от абсолютных, 2) определение степени удовлетворения каждой действительной потребности в связи с фактическими различиями в мере их удовлетворения. Соответственно настоятельность удовлетворения некоторых абсолютных потребностей может быть разной не только потому, что они не совпадают с действительными, но и потому, что более насущными для общества становятся те действительные потребности, которые фактически удовлетворяются' в меньшей степени по сравнению с другими.

    Все эти обстоятельства, а также степень точности определения рациональных норм, отражающих перспективные (в этом смысле абсолютные, а не действительные) потребности, объясняют, почему фактическая мера удовлетворения разных потребностей относительно рациональных норм различна. Соответственно средний уровень удовлетворения потребностей относительно рациональных норм не может быть показателем «общественной полезности» фонда жизненных средств. Во-первых, рост средней степени удовлетворения потребностей относительно указанных норм ничего не говорит о соответствии структуры фонда жизненных средств структуре действительных общественных потребностей в каждый плановый период. Во-вторых, так как степень удовлетворения потребностей в одних продуктах (например, в мясе, фруктах и т. д.) постепенно растет, а в других продуктах (например, в хлебе, картофеле) снижается относительно рациональных норм, то нет пропорциональности между повышением средней степени удовлетворения потребностей по сравнению с рациональными нормами и реальным ростом количества и качества жизненных средств.

    Существует точка зрения, что величину полезности фонда жизненных средств можно определить по числу членов общества (Ы), чьи потребности удовлетворяют -в полном соответствии с рациональными нормами.

    Для расчета предлагается формула68:

    до__фонд    жизненных средств общества_

    нормативное потребление работника и его семьи

    Однако в приведенной формуле и числитель и знаменатель можно выразить лишь в планово-нормативном рабочем времени, т. е. в денежных знаках как непосредственно общественных трудовых удостоверениях. Кроме того, известное реальное значение для планово-нормативной деятельности общества может иметь лишь показатель степени текущего удовлетворения каждой отдельной потребности относительно рациональной ее нормы, а не расчет общей полезности фонда жизненных средств. Поэтому его действительная величина определяется по затраченному на создание этого фонда планово-нормативному рабочему времени. Увеличение фонда (в расчете на одного члена общества) в денежных знаках и по его общественной полезности (по повышению меры удовлетворения действительных потребностей) совпадает постольку, поскольку предполагается соответствие структуры фонда жизненных средств структуре общественных потребностей.

    Конечно, отклонение плановых норм удовлетворения общественных потребностей от их объективно необходимого уровня означает (при прочих равных условиях) фактическое снижение реальных возможностей обеспечения благосостояния и всестороннего развития трудящихся при данных трудовых и материальных ресурсах. Но это не может отразиться на величине фонда жизненных средств, выраженной в денежных знаках, если не меняются масштаб плановых цен и нормы рабочего времени. В подобных случаях необходимо изменять плановую структуру производства жизненных средств, а не нормы затрат на их производство. Если же количество общественного рабочего времени, выделяемое на создание каждого продукта, будет определяться равномерным удовлетворением действительных общественных потребностей, то и, наоборот, по затраченному нормативному рабочему времени можно судить об увеличении «полезности» производимых жизненных средств. Таким непосредственным показателем общественной полезности продуктов рабочее время может быть только в системе планово-нормативных отношений.

    Итак, ассоциация трудящихся планово-нормативно устанавливает затраты живого труда и средств производства на единицу полезного эффекта каждого особого ■процесса труда н готового продукта; определяет основные общественные потребности и нормы их удовлетворения в каждый плановый период; на основе указанных условий определяет общественно необходимые работы; распределяет средства производства по отраслям и предприятиям для выполнения указанных работ; на базе имеющегося фонда жизненных средств планово распределяет рабочие силы, организует нх в одну общественную рабочую силу. Все это обеспечивает планово-нормативное соединение рабочей силы со средствами производства, т. е. все предпосылки процесса социалистического производства.

    § 2. Нормы процесса труда н процесса всестороннего развития способностей трудящихся

    Процесс социалистического производства есть прежде всего процесс труда как такового, независимо от его общественной формы. Работает ли человек непосредственно на самого себя или на капиталиста или трудится как член ассоциации свободных производителей — это не меняет общего характера процесса труда как отношения человека к природе. Этот процесс труда независимо от его общественной формы обстоятельно рассмотрен в первом параграфе пятой главы 1-го тома «Капитала» К. Маркса. Поэтому следует обратиться сразу к особенностям процесса труда в социалистическом производстве. Они состоят в следующем.

    Во-первых, процесс труда при социализме может протекать только под контролем всего общества. Известно, что «всякий непосредственно общественный или совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма в отличие от движения его самостоятельных органов»269. Эти функции улравления и согласования индивидуальных работ в социалистическом обществе переходят к самим объединенным трудящимся и состоят в их собственной организованности. Последняя выражена в плановых нормах совместного труда и контроле за их соблюдением. Причем указанные нормы отражают не только форму совместного труда, но и интересы и власть всех трудящихся.

    В условиях, когда сохраняются различия между физическим и умственным трудом и существует профессиональное разделение труда, работники, выполняющие функции управления и контроля, устанавливают плановые нормы труда, т. е. управляют процессом совместного труда от имени общества. Подчинение этих работников объединенному контролю всех трудящихся является условием того, что всеобщие интересы находят отражение в устанавливаемых плановых нормах процесса производства.

    Во-вторых, результат процесса труда принадлежит обществу в целом, а не отдельному работнику или производственному коллективу. Это следствие того, что вещественные факторы .производства представляют собой единый производственный фонд, находящийся в собственности всего общества. Оно же располагает и объединенной рабочей силой. Распределение обоих факторов производства обеспечивается плановыми нормами затрат труда и его полезного эффекта. Поэтому каждый производитель как органическая часть единой рабочей силы и как ассоциированный собственник средств производства трудится на основе установленных норм и с помощью обобществленных средств производства. Этим обеспечивается коллективный характер производства, который делает и продукт коллективным, всеобщим 2Т.

    Известно, что «часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остается общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза»28. Чем же предопределены плановые нормы этих частей непосредственно общественного продукта?

    Этот продукт, с одной стороны, совокупность потребительных стоимостей (жизненных средств и средств производства), произведенных на основе плановых норм удовлетворения общественных потребностей. С другой стороны, он воплощение планово-нормативного рабочего времени. Последнее включает в себя прежде всего то общественно необходимое рабочее время, которое было заключено в израсходованных средствах производства. Так как в каждом звене общественного производства определены нормы общего объема средств производства (в том числе нормы условий труда и техники безопасности), то и сами эти средства расходуются по нормам, а учитываются в натуре и в денежной форме.

    Если отдельные работники превышают нормы расхода средств производства, то этот перерасход не включается в планово-нормативное рабочее время, ибо «не должно иметь места нецелесообразное потребление сырого материала и средств труда, потому что неразумно израсходованные материал и средства труда представляют излишне затраченные количества овеществленного труда...»70. Такого рода перерасход ведет к уменьшению личного трудового вклада работника и соответствующему уменьшению нормы жизненных средств для него71.

    Кроме планово-нормативного рабочего времени, перенесенного на непосредственно общественный (плановонормативный) продукт в связи с целесообразным расходом средств производства, затрачивается и непосредственное рабочее время ассоциированных тружеников. Общая норма этого времени для всего общества определяется прежде всего необходимостью воспроизводства фонда жизненных средств, достаточного для сохранения и всестороннего развития способностей трудящихся Вслед же за развитием способностей трудящихся растут их действительные потребности

    Следовательно, каждый раз процесс производства должен способствовать возрастанию фонда жизненных средств. Причем речь идет о таком росте, который сопровождается совершенствованием структуры потребностей. Само по себе удовлетворение растущих потребностей нельзя рассматривать как самоцель, в условиях социализма это лишь момент решения более высокой задачи, связанной со всесторонним развитием личности. Если бы этой задачи не существовало, то нормы удовлетворения потребностей отражали бы не более чем простой количественный рост ранее существовавших потребностей.

    Следовательно, процесс социалистического производства есть не только процесс труда, но и .процесс производства жизненных средств как основного условия всестороннего, гармоничного развития способностей трудящихся. Кроме того, он есть и процесс преобразования в творческую деятельность самого труда, преобразования его условий, превращения его в первую жизненную потребность. Для этого, например, при производстве и внедрении новой техники, на данный плановый период разрабатываются нормы, характеризующие не только ее экономичность, но и изменение условий и характера труда72. Эти нормы не могут не зависеть от имеющегося фонда жизненных средств. Диалектика их взаимосвязи с нормами удовлетворения .потребностей трудящихся в жизненных средствах состоит в том, что развитие творческого характера труда и улучшение его условий рождают потребность в развитии способностей, а фонд жизненных средств обеспечивает удовлетворение этой потребности. Реализация каждой социальной программы призвана обеспечить это единство норм удовлетворения потребностей и норм изменения характера и условий труда. Так, решениями XXV и XXVI съездов КПСС предусматривается дальнейшее повышение уровня жизни трудящихся путем не только увеличения их реальных доходов, но и прежде всего улучшения социально-экономических и производственных условий и изменения характера труда, ликвидации малоквалифицированного и тяжелого физического труда 73.

    Кроме производства жизненных средств и преобразования труда в творческий труд для всестороннего развития трудящихся необходимо свободное время как особое материальное условие человеческого развития. Поскольку свободное время служит всестороннему развитию способностей самих тружеников, постольку оно затем материализуется во всевозрастающих способностях трудящихся, а следовательно, и в увеличивающемся общественном труде, который вновь используется для создания условий, способствующих всестороннему развитию личности. К числу таких условий относится увеличение жизненных средств, рост свободного времени, улучшение условий и изменение характера труда.

    Таким образом, ассоциация трудящихся производит фонд жизненных средств, изменяет характер и улучшает условия труда, выделяет часть своего времени для всестороннего развития способностей всех ее членов. Эти три момента в известном смысле взаимополагают и взаимоисключают друг друга: можно увеличить одно за счет другого, хотя они немыслимы друг без друга. Их необходимую пропорциональность фиксируют нормы, устанавливаемые на каждый плановый период социальной программой партии и государства.

    Производство материально-вещественного богатства выступает основным условием, базой, на которой совершается и изменение условий и характера труда, и возрастание времени для всестороннего развития способностей трудящихся, и потребление, обеспечивающее такое развитие. Тем самым развитие способностей индивидов предстает не как какое-то их внутреннее самоусовершенствование, а как развитие, происходящее в свободное время на базе определенных материальных условий, и как планово-нормативное организованное проявление этих способностей в процессе совместного труда. Сама же задача всестороннего развития трудящихся придает материальному богатству особый смысл и структуру. И поскольку богатством становится всестороннее развитие способностей трудящихся, происходящее в свободное время, постольку свободное время становится мерилом этого богатства. Разумеется, что мерилом материально-вещественного богатства остается рабочее время.

    Итак, совместный труд участников социалистического производства, организованный на основе плановых нормативов, направлен на всестороннее развитие производи тельных способностей социалистических тружеников74. В свою очередь этот результат производства превращается в больший общественный труд, образующий новый базис развития способностей. Поэтому хотя социалистическое производство есть производство для человека, но и человек (его способности) существует для производства и развития его же способностей. Это уже не подчинение производству как чуждой силе, а взаимодействие его специфических предпосылок и результатов: производительных способностей всех трудящихся, служащих общему производству, и всестороннего развития этих способностей как результата производства и обогащения предпосылок нового процесса производства. С точки зрения предпосылок производства каждый работник руководствуется плановыми нормами труда, а с точки зрения результата социалистического производства сами плановые нормы подчинены задаче всестороннего развития всех трудящихся.

    § 3. Норма необходимого труда и ее динамика

    В приведенных выше определениях процесса социалистического производства и его норм не отражено расширение этого процесса со стороны вещественных условий производства, а без этого цроизводнтельная сила труда осталась бы без изменений, и развитие способностей трудящихся имело бы единовременный (разовый) характер — в следующий плановый период фонд жизненных средств остался бы прежним. То же следовало бы сказать об условиях, характере труда и свободном времени.

    В действительности постоянный рост фонда жизненных средств, увеличение свободного времени и изменение условий и характера труда требуют производства более совершенных средств производства. Поэтому при определении общей нормы рабочего времени членов ассоциированного общества учитывается, что в каждый данный период помимо рабочего времени, затрачиваемого на воспроизводство жизненных средств, необходимо дополнительное рабочее время для расширения и совершенствования средств производства. Оно обеспечивает в следующий плановый период не только изменение условий и характера труда, но и рост его производительности, а значит, за то же рабочее время будет произведен больший фонд жизненных средств и больший фонд добавочных средств производства.

    Как показано выше, созданный в прошлом и потребляемый в текущем периоде фонд жизненных средств всякий раз воспроизводится в расширенном масштабе. Время этого воспроизводства называется необходимым рабочим временем. Необходимый труд, затрачиваемый в это время, есть условие благосостояния и развития всех трудящихся и каждого отдельного члена общества. Поэтому плановая норма необходимого рабочего времени — одна нз основных в системе социально-экономических норм и нормативов развития социалистического производства.

    Дополнительное рабочее время (сверх необходимого), в течение которого расширяются и совершенствуются средства производства, является прибавочным рабочим временем ассоциации трудящихся38. Оно, конечно, тоже необходимо всем трудящимся, но это необходимость уже другого рода. Во-первых, в известном смысле всякий труд необходим, и прибавочный тоже. Во-вторых, необходимый труд понимается здесь в совершенно определенном смысле — как необходимый для потребления и развития способностей трудящихся, как воспроизводящий (в расширенном масштабе) условия их благосостояния и всестороннего развития. Если же понимать прибавочный труд как «отчуждаемый» от трудящихся (что характеризовало его 'Хо социализма), то в этом смысле прибавочного труда при социализме нет — весь труд необходимый.

    Для того чтобы показать смысл объективно обуслоп-ленного соотношения необходимого и прибавочного рабочего времени, предположим его некоторую общую величину. Обозначим ее Тж. В соответствии с данной производительной силой труда в течение этого рабочего времени общество может создать определенный объем чистого продукта. Одна часть его воспроизводит фонд жизненных средств, другая — фонд дополнительных и более совершенных средств производства. Если на воспроизводство фонда жизненных средств выделенно Ти (необходимое рабочее время), то на расширение и совершенствование средств производства остается Тп(прибавочное рабочее время). Чем же определяются нормы Тн и Тп и их соотношение?

    Предположим, что норма Ти равна тому рабочему времени, которое необходимо для создания фонда жизненных средств, обеспечивающего лишь простое воспроизводство общественной рабочей силы. Тогда рабочее время Т0 обеспечивает максимально возможное расширение и совершенствование средств производства, а потому и максимально возможный рост национального дохода и совокупного валового продукта75. Если такими условиями будут определяться нормы Тн и Т«, то в каждом последующем периоде Тн будет уменьшаться, а Т„ — расти. В таком случае мотивом производства выступал бы рост совокупного продукта, а не рост благосостояния и всестороннего развития трудящихся, что не соответствует природе социалистического производства.

    Предположим теперь прямо противоположное — все рабочее время общества затрачивается на создание жизненных средств, а Тп равно нулю. В таком случае в одном плановом периоде потребление трудящихся будет максимизировано. Но уже в следующем периоде фонд жизненных средств не увеличится и общество придет к тому же варианту, что и в первом случае — к простому воспроизводству своего потребления. Следовательно, и такое соотношение необходимого и прибавочного рабочего времени не соответствует мотиву социалистического производства.

    Действительное соотношение указанных частей общественного рабочего времени диктуется необходимостью неуклонного и максимально возможного роста фонда жизненных средств (в расчете на каждого члена общества) и постоянного улучшения условий и характера труда. Количественное выражение этого соотношения дано ниже. Пока же понятно, что «общество добивается такого соотношения между необходимым и прибавочным продуктом, при котором обеспечивался максимально возможный при данном уровне развития производительных сил объем потребления и достигался бы в то же время такой темп накопления, который обеспечивает быстрый и устойчивый рост потребления»зт. Кроме того, прибавочное рабочее время требуется и для создания дополнительных средств производства, которые необходимы для вовлечения в производство как новых рабочих сил, так и высвобождающихся в результате внедрения новой техники.

    Абсолютная величина необходимого и прибавочного рабочего времени зависит не только от их внутреннего соотношения, но и от продолжительности рабочего дня, плановая норма которого объективно определяется в его соотношении со свободным временем. Так как «обоснование пропорции между рабочим и свободным временем в каждый конкретный период является одной из важнейших исходных посылок планирования народного хозяйства и жизненного уровня населения»38, то рассмотрим объективные основы этой пропорции.

    Материальной основой использования свободного времени является фонд жизненных средств, а именно та его часть, которая непосредственно предназначена для развития способностей трудящихся. Так, К. Маркс отмечал, что при социализме происходит «развитие индивидов благодаря высвободившемуся для всех времени и созданным для этого средствам»39. Отсюда ясно, что величина свободного времени прямо связана с объемом жизненных средств, предназначенных для развития способностей трудящихся. Этим определена и взаимосвязь норм рабочего и свободного времени общества, в самом общем виде, состоящая в том, что, чем выше производительность общественного труда, тем больше создаваемый фонд жизненных средств, тем больше часть этого фонда, предназначенная для всестороннего развития трудящихся, и тем шире должно быть само «пространство для развития»— свободное время общества.

    Если норма рабочего времени занижена, а норма свободного— завышена, то часть свободного времени не будет обеспечена материальными средствами для развития способностей трудящихся. Ясно, что в этом случае общество должно установить новые нормы рабочего и свободного времени — увеличить рабочий день (или рабочую неделю) и в той же мере уменьшить свободное время.

    Если норма рабочего времени завышена, а свободного времени занижена, то часть средств, предназначенных для всестороннего развития производителей, не будет использована из-за недостатка свободного времени. В этом случае общество должно отказаться от производства части жизненных средств, т. е. уменьшить рабочий день и увеличить свободное время.

    В приведенных выше примерах допущены отклонения фактически установленных норм рабочего и свободного времени от объективно необходимого уровня. Поэтому в обоих случаях развитие способностей трудящихся происходило бы медленнее, чем это объективно возможно. Оптимальные нормы рабочего и свободного времени ассоциации трудящихся должны быть таковы, чтобы не было ни избытка, ни недостатка свободного времени относительно производимых средств развития. Следовательно, с ростом производительной силы труда и увеличением доли средств развития в фонде жизненных средств соотношение рабочего и свободного времени будет изменяться в пользу свободного. В этом проявляется определяющая роль улучшения материальных условий для всестороннего развития трудящихся, совершающегося в свободное время.

    Более конкретное определение плановой нормы свободного времени предполагает изучение структуры его фактического использования и сопоставление этой структуры с рациональными нормами использования свободного времени и с существующими материальными средствами развития способностей трудящихся. Па этой основе можно судить об эффективности использования этих средств как группами трудящихся, так и обществом в целом. Для этого необходимы конкретные социологические исследования. С учетом их результатов и исходя из всеобщей воли тружеников устанавливаются фактические нормы рабочего и свободного времени на ближайший плановый период и на перспективу.

    Для определения плановой нормы необходимого труда важно также учесть, что добавочные жизненные средства для новых членов ассоциации трудящихся создаются не за счет части прибавочного труда, а за счет роста производительности труда. Ведь социализм есть непосредственно общественное производство, где все трудящиеся выступают совокупным производителем и ассоциированным собственником. Поэтому здесь прибавочный труд опосредует рост необходимого продукта лишь в том смысле, что совершенствование средств производства (за счет прибавочного труда) повышает производительность необходимого труда, обеспечивая тем самым производство большего фонда жизненных средств. И напротив, при включении в производственное накопление предметов потребления, необходимых для привлечения дополнительных рабочих, создавалось бы впечатление, будто потребление этих рабочих на первых порах осуществляется за счет прибавочного продукта, созданного ранее включенными в ассоциацию работниками и авансируемого ими для привлечения дополнительных рабочих. Тем самым искажалась бы сущность отношений внутри социалистического общества76.

    Проблема определения плановых норм необходимого и прибавочного труда, рабочего и свободного времени в условиях социалистического производства пока не имеет однозначного .решения. Так, все определения сущности необходимого и прибавочного продукта при социализме, имеющиеся в экономической литературе, можно свести к двум различным точкам зрения. Согласно первой точке зрения, необходимый продукт при социализме обеспечивает воспроизводство рабочей силы каждого работника. Сторонники второй считают, что необходимый продукт производится и используется не только для воспроизводства способностей ассоциированных тружеников, но и для их всестороннего развития.

    При обосновании норм необходимого и прибавочного труда предпочтение должно быть отдано, на наш взгляд, второй точке зрения. В самом деле, если следовать пср-вой точке зрения, то необходимый продукт при социализме сведется него абстрактно-всеобщему понятию. Ведь во всяком обществе необходимо, чтобы продукт для потребления производителя обеспечивал бы воспроизводство его рабочей силы. Никакой специфики социализма здесь нет. В социалистическом обществе, как показано выше, необходимо не только воспроизводство способностей работника, но и их всестороннее развитие, что определяется прежде всего его положением как ассоциированного собственника. Вторая точка зрения учитывает это обстоятельство.

    Однако и первая и вторая точки зрения на специфику необходимого и прибавочного труда при социализме не отражают непосредственно общественный характер социалистического производства, коллективный характер производства и коллективный характер присвоения необходимого и прибавочного продукта всей ассоциацией трудящихся. Но именно эта черта — коллективное производство и коллективное присвоение — признана решающей в определении специфики необходимого и прибавочного продукта при социализме. Их плановые нормы определяются не на уровне отдельных работников, а на уровне всего общества. «В масштабе общества необходимый продукт представляет собой фонд жизненных средств, необходимых для воспроизводства совокупной рабочей силы, всестороннего развития членов общества»4|.

    Определение необходимого и прибавочного продукта как непосредственно общественных фондов имеет то значение, что становятся более ясными источники воспроизводства и развития трудящихся, занятых в непроизводственной сфере77. Эти источники связаны с необходимым продуктом, который создается работниками материального производства. Но его объем должен обеспечивать потребление и развитие всех трудящихся, в том числе и работников непроизводственной сферы. Это обстоятельство прямо учитывается в плановой норме необходимого продукта, создаваемого в материальном производстве. Одна его часть потребляется работниками материального производства, а другая либо прямо направляется обществом на содержание непроизводственной сферы и образует часть общественных фондов потребления, либо обменивается на услуги этой сферы в порядке распределения по труду.

    Итак, необходимое рабочее время при социализме связано с текущим потреблением трудящихся, прибавочное — с их будущим развитием. Поэтому норма необходимого труда Н' определяется как отношение:

    Н' = Л. 100% =

    Тп

     необходимый труд ассоциации |Д0 %

    прибавочный труд ассоциации

    Если норма необходимого труда равна, например, 200%, то в данный период общество устанавливает норму рабочего времени на текущее потребление в два раза большую, чем на расширение условий развития в будущем периоде.

    Количественная определенность и динамика нормы необходимого труда при социализме далее рассматривается нами при следующих условиях: 1) продолжительность рабочего дня неизменна или его изменения компенсируются соответствующими изменениями интенсивности труда; 2) средства производства расходуются в течение одного планового периода; 3) все общество образует общенародную ассоциацию трудящихся.

    Так как прибавочный труд ассоциации затрачивается на совершенствование и расширение средств производства, то в данном плановом периоде он расходуется в той мере, в какой это требуется для роста фонда жизненных средств, улучшения условий и характера труда и увеличения свободного времени в следующем плановом периоде. Следовательно, чтобы определить плановую величину прибавочного труда, нужно прежде всего установить плановую норму роста фонда жизненных средств. Этот рост обеспечивается за необходимое рабочее время благодаря возрастающей производительности общественного труда. В свою очередь увеличение производительности труда обеспечивается совершенствованием средств производства в данном плановом периоде (за счет прибавочного труда). Поэтому при определении плановой нормы прибавочного труда требуется установить соотношение роста производительности труда и обеспечивающего его совершенствования средств производства. Это соотношение отражает эффективность затрат по совершенствованию средств производства78, т. е. производительность прибавочного труда 79.

    Изучение взаимосвязи между ростом фонда жизненных средств и повышением эффективности труда, направленного на совершенствование средств производства, имеет непосредственное практическое значение. Как указывалось на XXVI съезде КПСС, «главная задача одиннадцатой пятилетки состоит в обеспечении дальнейшего роста благосостояния советских людей на основе устойчивого, поступательного развития народного хозяйства, ускорения научно-технического прогресса и перевода экономики на интенсивный путь развития, более рационального использования производственного потенциала страны, всемерной экономии всех видов ресурсов и улучшения качества работы»80. Это означает, что возможности роста народного благосостояния непосредственно связаны с эффективным использованием имеющихся общественных ресурсов и в особенности с эффективностью затрат труда на совершенствование средств производства.

    Для количественного выражения этой связи предположим, что в данном плановом периоде из общего количества живого труда (Тж) на совершенствование средств производства выделяется часть прибавочного труда (Тпс). Это позволяет в следующем периоде увеличить производительность труда па р процентов. Если Т„с по-называет, чего «стоит» рост общей производительности труда, то отношение Тпс: р показывает, чего «стоит» ее рост на 1 %.

    Предположим далее, что в данный плановый период общество имеет фонд средств производства (Тсп). Тогда эффективность затрат прибавочного труда на совершенствование средств производства (кэ) составит: к Тпс-100 Тс„Р

    т

    Показатель —~ выражает относительный прирост Тсп

    средств производства в результате их совершенствования в данном пероде, а показатель р — относительный рост производительности труда в следующем периоде как результат указанного совершенствования средств производства. Сопоставление того и другого дает выражение эффективности затрат прибавочного труда (к*). Если прирост средств производства превышает прирост производительности труда, то к» будет больше единицы. Если же, наоборот, в указанном соотношении выше будет прирост производительности труда, то к» — меньше единицы. Чем выше к», тем больше прибавочного труда требуется, чтобы обеспечить рост производительности труда на одну « ту же величину. Поэтому в каждом плановом периоде общество должно определять норму эффективности использования прибавочного труда и устанавливать ее как плановое задание отраслям и объединениям (например, в виде нормы эффективности капитальных вложений).

    Прибавочный труд не исчерпывается трудом по совершенствованию средств производства. Ведь в каждом плановом периоде должен быть затрачен и труд на расширение средств производства (Тпр). Его необходимость диктуется ростом рабочей силы общества, т. е. дополнительные средства производства нужны для того, чтобы все члены общества могли реализовать право на труд. Если число работников в данный период равно Ч(, в следующий — Ч2, а высвобождение работников из общественного производства в результате применения новой техники составило Чв, то коэффициент роста численности работников (п) можно выразить так:

    п--Ь=й.±й..1оо%.

    Прирост работников требует добавочных средств производства. Труд по их созданию (с учетом совершенствования средств производства) составит:

    X п (Тсп + Тпс)

    Р    100    +    р

    Общее количество прибавочного труда, затраченное в данном плановом периоде на совершенствование и расширение средств производства, составит:

    Тп * Тпс + Тпр.

    Подставляя в последнюю формулу значение прибавочного труда по расширению средств производства (Тпр), получим:

    Т   Т I П (Тсп Ч" Тис) _

    Тп“Т"С+ ' 100 + р--

    ТПс (100 + Р) + (Тсп + Тпс) п

    100 + р

    Отсюда выразим Тпс:

    т __ Тп (100 + р) — ТСп'П "с    100    + р + п

    Предположим, что соотношение между трудом, овеществленным в применяемых средствах производства, и живым трудом общества равно з:

    5 = ТСп Тн + Т„

    Учитывая это, определим к»:

    к    Тпс-100 _ 1001Тп(100+р)-ТСп-п) _

    Тспр    р-Тс„    (100    +    р    +    п)

    100 (100 (100 + р)— п» (100 + Н'))

    =    р5(Ю0 + Н')(Ю0+р + п)

    Исходя из данного уравнения можно выразить норму необходимого труда на данный плановый период:

    н, = 100 [100(100 + р) — 100пз—рк»з( 100 + р + п))

    =    * [рк, (100 + р + п) + ЮОп)

    Как видно из этого уравнения, норма необходимого труда снижается, если растет соотношение овеществленного и живого труда, увеличивается прирост рабочей силы общества, повышается плановый рост производительности общественного труда, снижается эффективность затрат прибавочного труда на совершенствование средств производства.

    Для определения нормы необходимого труда на первый плановый период нужно знать норму роста производительности труда во втором плановом периоде. Иначе говоря, с одной стороны, норма необходимого труда каждого планового периода есть функция от роста производительности труда в следующем периоде: Н» = I (р*) > Н,’ = {(рз) и т. д. С другой стороны, сама норма роста производительности труда всякий раз зависит от эффективности прибавочного труда по совершенствованию средств производства (величины к») и нормы необходимого труда в данном и следующем плановых периодах, т. е. р2=1(к„ НьН2').

    'Следовательно, для определения Н| нужно знать р?, а для этого нужно знать Н2 и т. д. Поэтому только из этой зависимости установить норму необходимого труда и плановую норму роста производительности труда невозможно. Необходимо рассмотреть еще одну зависимость нормы необходимого труда. Она выражается в том, что объем фонда личного потребления определяется при социализме в результате нахождения оптимального соотношения воспроизводственных моментов. Критерием этого оптимума является наиболее благоприятная перспектива для личного потребления, отраженная в постоянном и максимально возможном темпе роста (К) фонда жизненных средств (V). Именно в этом прежде всего и состоит превращение коллективной, общественной производительности в общественное достояние всех трудящихся 81.

    С учетом указанных зависимостей изобразим варианты динамики норм необходимого труда, роста производительности труда и роста фонда жизненных средств при изменениях эффективности прибавочного труда. Для этого будем поочередно полагать одну из указанных величин (Н', р, К) постоянной, а две другие — переменными. Так, темп роста фонда жизненных средств будет следовать за изменениями роста производительности общественного труда, если норма необходимого труда будет постоянна (см. рис. 1).

    На рис. 1 показано, как меняется соотношение исследуемых величин82 при изменении эффективности использования прибавочного труда, т. е. в прямой зависимости от величины к,. Во-первых, там, где к» больше единицы, при постоянной норме необходимого труда темпы рос га

    производительности труда ниже. Там же, где кэ меньше единицы, обеспечивается повышение темпа роста производительности труда. Это и понятно: один и тот же прибавочный труд имеет разную эффективность. Во-вторых, при постоянной норме необходимого труда темпы роста производительности труда и фонда жизненных средств совпадают. Это объясняется тем, что, несмотря на изменения величины к», норма необходимого труда остается постоянной.

    Если же общество в своей плановой деятельности будет исходить из постоянной нормы роста производительности общественного труда, то темп роста фонда жизненных средств будет прямо отражать изменения нормы необходимого труда. Графически это изображено на рис. 2.

    При изменении величины к» постоянный рост производительности труда может быть обеспечен только соот-

    ветствующими изменениями нормы необходимого труда. В тех периодах, где к» больше единицы, необходимо снижать норму необходимого труда (увеличивать прибавочный труд). Если же кэ меньше единицы, то тот же рост производительности труда достигается при более высокой норме необходимого труда и меньшей величине прибавочного труда. Это прямо соответствует положению о том, что «повышение удельного веса фонда потребления является одним из показателей роста конечных результатов общественного производства и повышения его эффективности» ч#.

    Наконец, если общество стремится обеспечить постоянный темп роста фонда жизненных средств (К—соп$), то это может быть достигнуто взаимно противоположным движением нормы необходимого труда и темпа роста производительности общественного труда (см. рис. 3),

    44 Материалы XXV съезда КПСС, с. 125.

    Как видно, равномерный рост фонда жизненных средств в условиях изменяющейся эффективности прибавочного труда достигается следующим образом. В тех периодах, где к* больше единицы, рост производительности труда замедляется, но норма необходимого труда

    планомерно повышается. В тех же периодах, где к, меньше единицы, темп роста производительности труда увеличивается, но норма необходимого труда планомерно снижается.

    Таким образом, в данном случае необходимо прежде всего научно обоснованное прогнозирование величины кэ и на этой основе планомерное изменение нормы роста производительности труда и нормы необходимого труда. Действительно, общество может пойти на снижение величины прибавочного труда (увеличение нормы необходимого труда) в условиях снижающейся его эффективности лишь в том случае, когда точно известно, что в следующем плановом периоде эффективность прибавочного труда возрастет83. Как указывал А. В. Бачурин, «максимизировать фонд потребления без максимизации национального дохода можно лишь за счет снижения доли накопления в национальном доходе. Это возможно или на отдельных этапах развития зрелой социалистической экономики, или при сокращении неэффективных капитальных вложений, или при наличии больших резервов производственных мощностей» 84.

    Во всех трех вариантах динамики рассматриваемых показателей предполагалось, что эффективность прибавочного труда меняется: в одном плановом периоде к, больше единицы (прирост производительности труда меньше прироста фондовооруженности), в другом — к, меньше единицы (прирост производительности труда выше прироста фондовооруженности). Если же эффективность прибавочного труда будет постоянно падать (см. рис. 4), то в каждом плановом периоде придется снижать не только темп роста производительности труда, но и норму необходимого труда, а потому и темп роста фонда жизненных средств.

    Фактический рост фонда жизненных средств, фондовооруженности и производительности труда, а также изменения эффективности прибавочного труда и нормы необходимого труда за период 1966—1985 гг. складываются следующим образом (см. табл. 1).

    Динамик* показателей экономического разаитиа СССР за 1966—1985 гг.*1

         

    Пятилетки

     

    С

    с

    2

    Показатели

    к

    3

    о

    2

    девятая

    десятая

    к

    я

    н

    3

    а

    3

    о

    1

    Рост фондовооруженности труда за пятилетку (%)........

    40,5

    42.0

    37,0

    34,0

    2

    Рост производительности труда за пятилетку (%).........

    39,0

    25,0

    17,0

    17—20

    3

    Коэффициент эффективности прибавочного труда (1:2)......

    1,04

    1,68

    2,18

    1,7-2,0

    4

    Фонд жизненных среде  в в последнем году пятилетки (млрд. руб.)

    175,3

    239,1

    314,1

    384,5

    5

    Темп роста фонда жизненных средств (%)...........

    35,3

    36,3

    31,4

    22,4

    6

    Прибавочный продукт в последнем году пятилетки (млрд. руб.) . . .

    90,6

    104,5

    117,1

    132,1

    7

    Норма необходимого труда в последнем году пятилетки (%) . . .

    193,0

    230,0

    268,0

    291,0

    Динамика основных показателей развития общественного производства в СССР за 1966—1985 гг. отражает те закономерности, которые в общем виде были указаны на рис. 1—4. Во-первых, темпы роста производительности труда прямо следуют за изменениями эффективности прибавочного труда: в 1966—1980 гг. растет к, и соответственно снижаются темпы роста производительности труда. В одиннадцатой пятилетке намечено несколько повысить эффективность прибавочного труда (к, снизится с 2,18 в 1980 г. до 1,85 в 1985 г.) и увеличить темпы роста производительности труда. Во-вторых, темпы роста фонда жизненных средств определяются ростом производительности труда и изменением нормы необходимого труда. За прошедшие три пятилетки темп роста фонда жизненных средств хотя и снизился (это обусловлено снижением темпов роста производительности труда), но поддерживался на достаточно высоком уровне (что в определенной мере обеспечивалось возрастанием нормы необходимого труда). В перспективе необходимо сблизить темпы роста фондовооруженности и производительности труда и обеспечить опережающий рост производительности труда по сравнению с ростом фонда жизненных средств. Для этого нужно «особое внимание уделять повышению производительности труда, увеличению отдачи основных фондов во всех отраслях народного хозяйства»85. Это, в частности, предполагает совершенствование системы норм и нормативов распределения по труду и хозяйственного расчета.

    ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПО ТРУДУ И ЧЕРЕЗ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ФОНДЫ

    ПОТРЕБЛЕНИЯ

    § 1. Объективные основы

    соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления

    Фонд жизненных средств общества распределяется, как известно, по труду и через общественные фонды потребления. Определение норм распределения поэтому должно начинаться с решения вопроса: в чем состоит научная основа соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления?86 Лишь после этого можно выяснить и нормы распределения по труду, и нормы выплат и льгот из общественных фондов потребления.

    Ответ на поставленный вопрос требует.уяснения того, как трудящиеся включаются в общественный труд. Если непосредственно, то участие каждого в присвоении жизненных благ должно быть прямым, непосредственно общественным. Если опосредованно, то соответственно таким же опосредованным будет и их участие в общественном фонде жизненных средств.

    Представляется, что такой подход к выяснению соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления соответствует указанию К- Маркса, что «определенный способ участия в производстве опре-

    деляет особую форму распределения»87, форму, в которой каждый принимает участие в распределении. Следовательно, чтобы знать объективные основы плановой нормы разделения фонда жизненных средств на фонд распределения по труду и общественные фонды потребления, необходимо установить объективные формы участия работников в общественном труде, используемые на первой фазе коммунизма, и развитие этих форм по мере перехода к его высшей фазе.

    Способ участия работников в общественном производстве определяется двумя объективными условиями: формой собственности (и соответствующим ей способом соединения факторов производства) и уровнем развития личного фактора производительных сил в каждый данный период. Способ распределения, писал К. Маркс, «будет изменяться соответственно характеру самого общественно-производственного организма и ступени исторического развития производителей»88. Поэтому способ участия трудящихся в социалистическом общественном производстве и социалистическая ступень их развития подлежат ближайшему и детальному рассмотрению.

    Как показано во второй главе, одной из предпосылок осуществления социалистического процесса производства является планово-нормативная организация индивидуальных рабочих сил в рабочую силу общества. Это означает, что реализация принципа «от каждого — по способности» обеспечивается в основе непосредственно общественным образом. Благодаря «предпроизводствен-ным» действиям общества по планомерной организации производства индивидуальные рабочие силы выступают в основе как непосредственно общественные.

    Однако было бы неверно полагать, что при социализме индивидуальные рабочие силы стали непосредственно общественными во всех своих проявлениях. Последнее означало бы, что индивидуальные рабочие силы не только планово-нормативно организованы в единую рабочую силу общества, но и вообще не имеют никаких социально-экономических различий между собой, т. е. прямо и во всех отношениях выступают как общественно нормальные и общественно равные рабочие силы. Тогда не существовало бы проблемы привлечения членов общества к труду.

    Но, как отмечал В. И. Ленин, «привлечение к труду — важнейшая и труднейшая проблема социализма»89. Эта проблема связана с тем, что при социализме еще существуют различия между умственным и физическим трудом, еще сохраняется закрепленность работников за определенными профессиями, когда «для самого рабочего не существует комбинации деятельностей»90. Соответственно труд для них в основе своей представляет собой средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не первую жизненную потребность.

    С этими особенностями общественного труда при социализме связано частичное обособление рабочих сил (в границах их ассоциированной природы) друг от друга внутри рабочей силы общества. Поэтому определение специфического общественного характера рабочей силы при социализме не может ограничиться указанием па ее ассоциированную сущность и непосредственно общественную форму. Такая форма достигнута лишь в основе. В процессе производства еще существует необходимость «снятия» многих личных проявлений индивидуальных рабочих сил, не отвечающих общественным требованиям к ним. Иначе говоря, должны быть «сняты» относительные социально-экономические различия индивидуальных рабочих сил, чтобы они стали действительно общественными рабочими силами. Для этого необходима система норм и нормативов, выражающих общественные требования к индивидуальным рабочим силам в части их личных особенностей развития и проявления в общем труде, необходим контроль за соблюдением этих норм.

    Отсюда следует, что определение рабочих сил как непосредственно общественных по форме и ассоциированных по существу — это специфика коммунистического способа производства в целом. Для первой же фазы коммунизма эта характеристика рабочих сил хотя и остается верной, но является недостаточной. При социализме индивидуальные рабочие силы непосредственно общественные лишь в основе. Частично же (по личным моментам их развития и проявления) они выступают как относительно обособленные рабочие силы. В этой мере рабочие силы не имеют социально-экономического равенства. Фактические, в том числе физиологические, различия способностей отдельных трудящихся становятся их социально-экономическими различиями.

    Однако указанные элементы обособления и неравенства рабочих сил являются подчиненными непосредственно общественному в основе характеру соединения рабочих сил в одну общественную рабочую силу. Поэтому представляется ошибочным утверждение польского экономиста 3. Морецка, что при социализме существует «частный характер рабочей силы», что «на социалисту ческом этапе развития коммунистического общества преобладают элементы индивидуального экономического обособления...»91. Ведь основы отношения «от каждого — по способностям» определяются планомерно и в непосредственно общественном порядке. И лишь ряд второстепенных (хотя и существенных) моментов личного развития и проявлений индивидуальных рабочих сил (интенсивность труда, его сложность и т. д.) имеют относительно обособленный характер. Определение такого особого характера индивидуальных рабочих сил при социализме дано в первой главе (в понятии личной рабочей силы).

    Моменты личного характера индивидуальных рабочих сил определяют и смысл опосредования в соединении их в рабочую силу общества. Однако это опосредование ни по степени, ни по существу не означает товарной формы рабочей силы.

    Во-первых, моменты личного характера рабочих сил не противостоят их ассоциированной сущности. Наоборот, это особенность самих ассоциированных рабочих сил на первой фазе коммунизма. Они здесь имеют непосредственно общественные основы и моменты личного обособления.

    Во-вторых, эти моменты личного характера ассоциированных рабочих сил существуют на ином, более поверхностном уровне системы производственных отношений социализма, чем товарная определенность рабочей силы при капитализме. На сопоставимых уровнях отношений товарной природе рабочей силы при капитализме противостоит ассоциированная природа рабочей силы при социализме.

    В-третьих, указанные моменты опосредования в соединении индивидуальных рабочих сил в рабочую силу общества имеют качественно иную специфику и меру, чем товарное обособление. Последнее в конечном счете означает частный, скрыто общественный характер рабочей силы, тогда как моменты личного обособления ассоциированной рабочей силы предполагают ее непосредственно общественный в основе характер и непосредственно общественную форму «снятия» такого обособления.

    В-четвертых, личные моменты ассоциированной рабочей силы не определяют и не отменяют непосредственно общественного соединения рабочей силы со средствами производства92. Только при конкретизации этого соединения в условиях социализма (в отличие от высшей фазы коммунизма) встает вопрос о моментах личного обособления индивидуальных рабочих сил, о «снятии» этих моментов при организации и функционировании единой рабочей силы общества. «Социализм, таким образом, снимая проблему соединения рабочей силы со средствами производства путем общественного присвоения последних, сохраняет проблему планомерного включения рабочей силы в общественно-организованный производственный процесс...»93 Это указывает на частичное (личное) обособление работников не от общества, а друг от друга.

    Вместе с тем тот факт, что рабочая сила при социализме не является товаром, не характеризуется как частная рабочая сила, что в ней преобладают непосредственно общественные черты, не .может быть основанием для отрицания моментов личного характера рабочей силы. При таком отрицании «личный» понимают фактически как «частный», а потому противопоставляют элементы личного характера рабочей силы ее ассоциированной природе, полагая, что эти элементы означают двойственную природу рабочей силы. В действительности личное обособление имеют ассоциированные по существу рабочие силы. Поэтому противоречие личных сторон рабочей силы ее общественно необходимому развитию и проявлению — это внутреннее противоречие ассоциированной рабочей силы при социализме. Моменты личного характера индивидуальной рабочей силы, следовательно, не образуют двойственности ее природы, а отражают относительную незрелость ее непосредственно общественного характера.

    Из-за моментов личного характера рабочих сил участие членов общества в коллективном труде опосредовано сведением их личного труда к общественному. Соответственно и распределение коллективно произведенного фонда жизненных средств опосредовано этой предпосылкой совместного труда. Оно (распределение) должно быть пропорциональным труду каждого работника, учтенному на основе норм полезного эффекта труда и норм рабочего времени. Поэтому если бы моменты личного обособления касались всех способностей трудящихся, то и весь фонд жизненных средств распределялся бы по труду и не существовало бы другой формы распределения — общественных фондов потребления.

    Однако вывод о моментах личного характера индивидуальных рабочих сил и обусловленном ими распределении общего фонда жизненных средств по труду основывается на существовании остатков старого разделения труда (на умственный и физический и т. д.). Между тем совершенствование социалистического производства, процесс всестороннего развития способностей трудящихся и изменение характера труда ведут к ликвидации этих остатков в разделении труда и в конечном счете к превращению труда в первую жизненную потребность всех тружеников. Это углубляет общественное равенство всех работ и всех рабочих сил, отрицает моменты личного характера в развитии и проявлении способностей трудящихся, развивает их непосредственно общественный характер. В этой мерс отмирает указанное опосредование в соединении индивидуальных рабочих сил в общественную рабочую силу, а равно отпадает и необходимость в распределении по труду.

    Но формирование нового разделения труда и развитие непосредственной потребности в труде не единовременный акт. «...Строить новые формы н приемы привлечения людей к труду, это — работа многих лет и десятилетий» 94.

    В социалистическом обществе сосуществуют остатки старого и элементы нового разделения труда. И пока различия умственного и физического труда существенны, пока в основе не достигнута всеобщая перемена труда и сохраняется профессиональная закрепленность работников, их индивидуальные способности имеют моменты личного обособления. Соответственно основной формой распределения фонда жизненных средств остается распределение по труду. В меру же развития непосредственной потребности в труде для всех членов общества должны существовать общественные фонды потребления.

    Превращение труда в первую жизненную потребность всех трудящихся — решающая причина отмирания моментов личного характера рабочих сил и углубления их непосредственно общественной природы. Но его нельзя считать единственной причиной образования общественных фондов потребления при социализме. В противном случае мы придем в противоречие с действительностью реального социалистического общества. Ведь, с одной стороны, в настоящее время для большинства трудящихся труд еще не развит как первая потребность их жизни. Отсюда пришлось бы сделать вывод, что весь фонд жизненных средств должен распределяться по труду. С другой же стороны, более 27% этого фонда фактически распределяется в нашей стране не по труду, а через общественные фонды потребления. Таким образом, при отсутствии первой жизненной потребности в труде все-таки существует непосредственно общественное воспроизводство и развитие части способностей всех трудящихся. Соответственно существует и особая причина этого. Для ее выяснения необходимо обратиться к основам формирования и функционирования рабочей силы общества.

    Планомерное формирование и оптимальное функционирование рабочей силы общества предполагает известный уровень развития способностей каждого работника. Требуется «объективно необходимое для общества развитие индивидуального работника в отношении знаний, развитых способностей, навыков и уменья, делающих возможным эффективное использование этого работника

    в народном хозяйстве страны» 95. Это означает, что среди всех способностей к труду непосредственно общественным образом .развиваются те, которые являются первоочередными для формирования и функционирования рабочей силы общества. Таковы прежде всего способности, обусловленные уровнем образования н специальной подготовки. Уже определение обществом нормы всеобщего образования (начального, неполного среднего и среднего) создает основы для планомерного формирования общественной рабочей силы. Эти основы углубляются с развитием системы планомерной подготовки кадров. К важнейшим моментам формирования рабочей силы общества относится и непосредственно общественная охрана здоровья или общей дееспособности каждого, так как без них нет вообще никаких способностей к труду.

    Иначе говоря, потребности в сохранении и развитии указанных способностей — это не только индивидуальные, но и непосредственно общественные потребности ". Не случайно К. Маркс определял эти потребности индивида как потребности члена общества в отличие от его потребностей как частного лица96. Плановая норма удовлетворения непосредственно общественных потребностей определяется их местом в обшей структуре общественных потребностей и величиной фонда жизненных средств. На каждый плановый период эти нормы прямо определяются социальной программой партии и государства, предусматривающей {развитие общего и специального образования, увеличение затрат на здравоохранение, физическую культуру и спорт, социальное обеспечение и т. д.

    Необходимость непосредственно общественного воспроизводства и развития указанной части способностей работников существует не только со стороны предпосылок социалистического производства, ио и со стороны его результатов, что отмечается в экономической литературе. Указывается на необходимость всестороннего развития способностей всех членов общества, обеспечения им равного доступа к определенному минимуму условий развития их как сохозяев, коллективных собственников производства |3.

    Благодаря обобществлению социалистического производства в масштабе общества непосредственно общественное воспроизводство и развитие части способностей трудящихся не только необходимо, но и реально возможно. Это означает, что члены общества могут трудиться в общественном производстве только как члены ассоциации производителей под контролем всего общества, поэ-' тому труд, затраченный обществом на воспроизводство и развитие указанных способностей работников, возвращается в дальнейшем ему же. Он остается непосредственно общественным трудом, проявлением непосредственно обобществленных способностей. Эти способности имеют и особый материальный характер проявления в общем труде, состоящий в следующем.

    Разные способности к труду по-разному проявляются в общем труде. Одни (например, здоровье или общая дееспособность, общая и специальная подготовка) проявляются в процессе труда постоянно, т. е. они имеют «объективный» характер проявления (прямо не зависят от субъективных намерений и желаний самих работников во время процесса труда). Другие же способности (например, физическая сила, целесообразная воля, выражающаяся во внимании, и т. д.) проявляются в труде только при желании работников, в прямой зависимости от их воли, т. е. «субъективно». Соответственно первая группа способностей может развиваться непосредственно за счет общества даже при отсутствии прямой потребности в труде у его членов. Иначе обстоит дело со второй группой способностей. Хотя эти способности также воспроизводятся и развиваются за счет части общего фонда жизненных средств, но происходит это в известной мере опосредованно — по труду каждого работника. В противном случае был бы подорван принцип заинтересованности членов общества в труде.

    Таким образом, если необходимость непосредственно общественного развития указанной части способностей трудящихся определяется непосредственно общественным характером социалистического производства и его целью, то возможность этого связана с обобществлением

    производства в масштабе общества. «Объективный» же характер проявления этих способностей в общем труде не причина, а условие их развития прямо за счет общества.

    Подведем теперь итоги анализа условий непосредственно общественного характера способностей к труду членов социалистического общества и существования общественных фондов потребления. Таких условий показано два. Первое — превращение труда в первую жизненную потребность всех трудящихся. Второе — непосредственно общественный характер социалистического производства и его цель. Первое условие, конечно, предполагает второе, но реальным является то, которое обусловливает в данный период более высокую меру развития непосредственно общественного характера рабочих сил. Так, в настоящее время общественные фонды потребления и их плановые нормы связаны со вторым условием. Нос превращением труда в первую жизненную потребность всех трудящихся возникает более высокая мера непосредственно общественного характера рабочих сил и более высокая норма общественных фондов потребления Что же отражено в такой норме?

    В реальном социалистическом обществе способности трудящихся по степени развития их непосредственно общественного характера подразделяются на две группы. Способности первой группы имеют непосредственно общественный характер в полной мерс (что и обусловливает существование общественных фондов потребления). Способности второй группы имеют моменты личного обособления, т. е. они имеют непосредственно общественный характер лишь в основе (что обусловливает распределение по труду). Причем без развития потребности в труде как первой жизненно необходимой потребности всех трудящихся вторая группа способностей преобладает. Все это означает, что непосредственно общественный характер касается обеих групп способностей и обеих форм распределения, хотя и в разной мере.

    Иначе говоря, общий фонд жизненных средств всех трудящихся отражает их непосредственное единство в общем труде и в общем присвоении средств производства. Деление же его на две указанные части выражает социально-экономические различия трудящихся внутри их единства, указывает на неантагонистические противоречия их отношений. Первое — это внешнее противоречие двух форм распределения. Плановая норма общественных фондов потребления показывает степень развития элементов прямого экономического равенства всех трудящихся, степень непосредственного общественного равенства в потреблении и развитии всех членов общества. Распределение же по труду отражает не только единство всех трудящихся, но и известное их неравенство. Но это неравенство существует только в меру личных особенностей в развитии и проявлении индивидуальных рабочих сил. В этом неравенстве заключена причина второго противоречия: внутреннего противоречия между личными сторонами индивидуальных рабочих сил и их общественно необходимыми развитием и проявлением, разрешаемыми посредством распределения по труду. Распределение по труду, следовательно, хотя и является непосредственно общественным, но одновременно отражает его относительную незрелость.

    Развитие непосредственно общественного характера рабочих сил ведет к углублению экономического равенства трудящихся, к изменению нормы соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления в пользу последних. Это общее положение в настоящее время конкретизировано тем, что полный непосредственно общественный характер части способностей работников покоится на обобществлении производства в масштабе общества, а не на превращении труда в первую жизненную потребность всех трудящихся. Но без развития непосредственной потребности в труде невозможно непосредственно общественное развитие всех способностей трудящихся. Поэтому и плановая норма общественных фондов потребления в этих условиях увеличивается по мере изменения структуры потребностей (в пользу непосредственно общественных) в связи с развитием способностей трудящихся и роста степени удовлетворения этих потребностей благодаря увеличению фонда жизненных средств. Соответственно повышается доля общественных фондов потребления. Однако в этом случае она имеет предел. Этот вывод подтверждается при анализе фактического соотношения фонда распределения Но груду и общественных фондов потребления за 1940—1985 гг. (см. табл. 2).

    Таблица 2

    Соотношеже фонда распределения по труду и общестаенных фондов потребления за 1940—1985 гг.15

    Показатели

    1940 г.

    1950 г.

    1960 г.

    1970 г.

    1980 г.

    1985 г. (план)

    Среднемесячная зарплата

             

    195,0

    рабочих и служащих (руб.)

    Общественные фонды потребления на 1 работника

    33,1

    64,2

    80,6

    122,0

    168,9

    в месяц (руб.).......

    Доля общественных фондов потребления в фонде

    7,5

    18,2

    27,1

    42,5

    63,9

    76,6

    жизненных средств (%) . .

    18,5

    22,1

    25,2

    25,8

    27,4

    около

    28,2

    Как видно из таблицы, доля фонда распределения по труду уменьшается, а доля общественных фондов потребления растет, хотя темпы этого роста снижаются. Так, за каждое десятилетие прирост доли общественных фондов потребления составил: за 1940—1950 гг.— 3,6%, за 1950—1960 гг. —3,1, за 1960—1970 гг. —0,6, за 1970—1980 гг.— 1,6%. Отсюда видно, что имеет место тенденция (она, как будет показано ниже, носит временный характер) к стабилизации соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления. Эта тенденция проявилась и в том, что в восьмой пятилетке среднегодовые темпы роста общественных фондов потребления превышали среднегодовые темпы роста заработной платы в 1,3 раза, в девятой — в 1,2, в десятой — почти в 1,1 раза.

    В связи с анализом рассматриваемого соотношения некоторые исследователи приходят к выводу, что в настоящий период удельный вес выплат из фондов общественного потребления в реальных доходах рабочих и служащих стабилизировался на уровне 25—26% 97.

    Представляется, однако, что правильнее было бы говорить не о стабилизации в соотношении распределения по труду и общественных фондов потребления, а о тенденции к ней. Во-первых, рассматриваемое соотношение уже фактически составляет более 27%. Во-вторых, эта тенденция к стабилизации имеет временный характер. Принципиальное изменение указанного соотношения, быстрый рост общественных фондов потребления будут связаны в длительной перспективе с иной, более высокой мерой непосредственно общественного характера рабочих сил — с превращением труда в первую потребность жизни всех трудящихся.

    В конкретной действительности социалистического общества норма соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления в один и тот же период может быть различной. Было бы неправомерно искать объяснение этому только в производственных отношениях социализма. Как указывал В. И. Ленин, «определенность» надо понимать, конечно, не в том смысле, что наука может конкретно определить эту долю, а в том смысле, что известны условия, определяющие в общих чертах размер этой доли»98. Конкретизация нормы соотношения распределения по труду и общественных фондов потребления, обусловленной способами включения трудящихся в общественное производство, связана с организационно-хозяйственным уровнем социалистической экономики и конкретно-историческими особенностями развития страны.

    Например, в связи с совершенствованием порядка планирования и стимулирования производственных коллективов, начатым в 1965 г., быстро росла та часть фонда распределения по труду, которая представлена фондами материального поощрения и некоторыми другими формами премирования. Эти фонды увеличивались быстрее, по сравнению не только с общим фондом оплаты по труду, но и с общественными фондами потребления. Так, за 1965—1975 гг. доля общественных фондов потребления в реальных доходах рабочих промышленности не только не возросла, но даже несколько снизилась. В 1965 г. она была равна 22,8%, в 1970 г.— 22,1, а в 1975 г. — 22,5%, т. е. не достигла уровня 1965 г.99 Причем рост фондов материального поощрения не всегда был связан с действительным трудовым вкладом производственных коллективов в общественное производство, т. е. отчасти происходил вне плановых норм труда и норм вознаграждения коллективов предприятий. Все это не могло не отразиться на общих основах соотношения фондов распределения по труду и общественных фондов потребления, не могло не замедлить рост доли последних.

    § 2. Нормы трудового вклада

    н трудового пая

    В «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981 —1985 годы и на период до 1990 года» намечено обеспечить «усиление зависимости заработной платы и премий каждого работника от его личного трудового вклада и от конечных результатов работы коллектива, повышение их стимулирующей роли в подъеме производительности труда, в улучшении качества продукции и экономии всех видов ресурсов; совершенствование тарифной системы и нормирования труда; совершенствование заработной платы различных категорий трудящихся с учетом сложности и ответственности выполняемых работ, условий и интенсивности труда, а также по отраслям народного хозяйства и районам страны»100.

    Решить эти вопросы можно только на основе распределения по труду, так как «главным критерием распределения при социализме может быть только труд — его количество и качество...

    Наша система материальных и моральных стимулов должна всегда и повсеместно обеспечивать справедливую и объективную оценку трудового вклада каждого»101. Мерой трудового вклада работника в общественное производство являются плановые нормы рабочего времени. Здесь «рабочее время служит вместе с тем мерой индивидуального участия производителей в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта»102. Сама же доля работника в фонде распределения по труду выступает как его трудовой пай.

    Норма трудового пая работника обусловлена тремя величинами: 1) фондом распределения по труду в его денежном выражении (ТН1 ), 2) общей величиной затрат труда общества в данном периоде в нормо-часах каждого вида труда (Тж), 3) трудовым вкладом самого работника в нормо-часах определенного вида труда (Тп). Трудовой пай (Пт) определяется следующим образом:

    Трудовой пай и его нормы выражают две группы отношений. Первая группа — отношения непосредственного единства работника и общества. Они выражены в существовании общего фонда распределения по труду, в его величине и структуре, в среднем размере трудового пая в расчете на нормо-час каждого вида труда 103. На этом уровне отношений определяются плановые нормы трудового вклада (нормы полезного эффекта и нормы рабочего времени), нормы среднего трудового пая в каждом виде труда. И именно этот уровень отношений является ведущим, определяющим для уровня заработной платы каждого работника104.

    Вторая группа — отношения между работниками как носителями относительно обособленных (личных) рабочих сил. Указанное единство работника и общества сохраняется и здесь, но оно опосредуется трудопаевым участием работников в фонде индивидуального потребления. На этом уровне «господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой»105. Это принцип эквивалентности, раз речь идет о равном количестве труда в таком обмене106. Это принцип трудовой (не стоимостной) эквивалентности, раз речь идет об обмене живым трудом, а не об обмене трудом, овеществленным в товарах107. Причем он «касается распределения последних (предметов потребления. — В. П.) между отдельными производителями» 2Г, а не между производителем и обществом.

    В таком случае возникают вопросы: возможен ли непосредственный обмен живым трудом между работниками? И обмен ли это как особая фаза общественного производства?

    Известно, что непосредственный обмен между отдельными производителями возможен лишь как товарный обмен, как отношение стоимостной эквивалентности, как обмен трудом, овеществленным в товарах. В простейшей форме такого обмена участвуют два субъекта отношений (А и В). Наглядно это отношение можно изобразить так:

    Здесь равенство общественного труда (11 = 1г) проявляется не непосредственно, а опосредованно—.как равенство товарообмена:

    х товара А = у товара В.

    Трудовая эквивалентность подобным образом неосуществима, так как невозможно определенное количество живого труда одного вида непосредственно обменять на некоторое количество живого труда другого вида. Невозможно уже потому, что живой труд есть процесс, текучее состояние, деятельность. Поэтому действительный обмен живым трудом между работниками возможен не непосредственно, а через посредство общества в целом. Иначе говоря, трудовая эквивалентность структурно сложнее, чем стоимостная: в товарообмене общество (всеобщее) есть лишь тождественное в единичном (стоимость в товарах), а в отношениях трудовой эквивалентности общество, напротив, есть особый субъект отношений. А это означает, что трудовая эквивалентность есть непосредственно общественный обмен живым трудом.

    Чтобы вступить в такой обмен, каждый работник должен стать ассоциированным тружеником, т. е. через посредство ассоциации принять участие в коллективно организованном производстве. Совместным трудом работники производят совокупный общественный продукт. После известных вычетов он распределяется между ними пропорционально трудовому вкладу каждого, выраженному через нормы труда как общественно разный труд. Это и позволяет говорить о трудовой эквивалентности в отношениях между работниками. Она проявляется как пропорциональность трудового вклада (Тв) и трудового пая (Пт) каждого работника:


    Наглядно это отношение в его простейшем виде можно представить так:



    Как видно, трудовая эквивалентность осуществима только через общество в целом. Однако именно поэтому отношение трудового обмена «распадается» на составные части:

       

    т.

    В1

     
           

    1)

    Работник А

    Пт,

    Общество

           
       

    т..

     

    2)

    Работник В

    "т.

    Общество

    Каждая из частей трудовой эквивалентности образует внешне самостоятельное отношение обмена между обществом и работником: со стороны работника — живой труд (Т»), со стороны общества — труд, овеществленный в продуктах, составляющих трудовой пай работника (Пт). Это означает, что «за вычетом того количества труда, которое идет на общественный фонд, каждый рабочий, следовательно, получает от общества столько же, сколько он ему дал»108. Однако отсюда не следует, что общество и работник вступают в товарностоимостный обмен. В действительности равенство трудового вклада и трудового пая отдельного работника (Т в, = Пт, ) не имеет самостоятельного существования вне пропорциональности трудового вклада и трудового пая всех работников. Болес того, такое равенство вообще не является обменом как особой фазой общественного производства. Поясним это.

    То, что работник получает трудовой пай от общества, характеризует его как члена ассоциации трудящихся, производящего вместе с другими се членами общественный продукт. Но то, что он получает от обществатрудовой пай, характеризует его по отношению к другим работникам как носителя относительно обособленной рабочей силы. Это выделение разных сторон трудового пая отражает действительные разные уровни его формирования. Первый уровень — отношения работника и общества, где формируется общий фонд жизненных средств всех трудящихся, его часть, распределяемая по труду, и средний трудовой пай —не характеризуется принципом эквивалентности. Второй уровень — отношения между работниками, где конкретизируются и дифференцируются размеры трудового пая каждого работника, — дополняется принципом трудовой эквивалентности.

    Отсюда ясно, что трудовая эквивалентность есть определение особого характера отношений производства и распределения при социализме. Обмен живым трудом между работниками и его часть — «обмен» живого труда на труд, овеществленный в продуктах, составляющих трудовой пай — не есть особая фаза обмена наряду с фазами производства и распределения. Трудовая эквивалентность осуществляется не в меновых отношениях, а в непосредственно общественном производстве и в непосредственно общественном распределении по труду.

    Чтобы определить индивидуальный трудовой пай, необходимы нормы среднего трудового пая в расчете на нормо-час каждого вида (нормы «цены труда»), нормы полезного эффекта и рабочего времени, позволяющие учесть индивидуальный трудовой вклад каждого работника. Как указывал в этой связи В. Г. Лопат-кин, «распределение по труду осуществляется на основе прямого, внерыночного соизмерения затрат труда, на основе тарифных условий, а не стоимости продукции»109. Следовательно, распределение по труду исходит из непосредственно общественного характера труда, т. е. отражает распределение по непосредственному (живому, а не овеществленному) труду, выполняемому при непосредственно общественных условиях производства.

    Конечно, было бы преувеличением утверждать, что в основе распределения по труду лежит труд, рассматриваемый как затрата непосредственно общественной рабочей силы. Если бы рабочая сила была непосредственно общественной во всех своих проявлениях, то не возникало бы самой необходимости распределения по труду. В том и состоит его природа, что трудовой вклад каждого работника — это непосредственно общественный труд носителя относительно обособленной (личной) рабочей силы. Если ошибочно представлять распределение по труду как распределение по стоимости, то не менее ошибочно определять его и как распределепие по фактическому индивидуальному времени, по конкретному (во всех его моментах) труду.

    Исходя из этого по-разному определяется субстанциональная основа распределения по труду, по-разному решается вопрос: какой (абстрактный или конкретный) труд лежит в основе норм рабочего времени и распределения по труду. В литературе нет однозначного и достаточно убедительного ответа на этот вопрос. Даже экономисты, хорошо понимающие непосредственно общественную природу распределения по труду, полагают, что оно есть распределение по абстрактному труду. Почему же распространено такое представление?

    Оно возникает потому, что происходит отождествление абстрактного*и обезличенного конкретного труда. Любое усреднение труда принимается за сведение его к абстрактному труду. При этом не рассматривается степень и моменты абстрагирования. Полагают, что «категория абстрактного труда применима для экономики, в которой происходит фактическое сведение всех работ друг к другу и тем самым к однородному труду. Социалистическая экономика обладает такой особенностью уже потому, что в ней осуществляется распределение по труду»110. Ясно, что здесь в конечном счете смешивается абстрактный труд с физиологическим трудом и с обезличенным конкретным трудом. Чтобы определить общественную природу такого труда, необходимо специально рассмотреть степень и моменты абстрагирования от личных особенностей индивидуальных рабочих сил, показать отсутствие такого абстрагирования от вещественных условий выполнения труда, от его непосредственно общественных основ. Тогда будет ясно, что в основе распределения по труду и в основе плановых норм рабочего времени, определяющих меру труда, лежит не абстрактный, а обезличенный конкретный труд. Последний предполагает учет конкретных условий производства, чтобы худшие или лучшие условия производства не сказывались на оплате труда;

    Значит ли вышесказанное, что в основе распределения по труду лежит конкретный труд? Да, но только в основных моментах. Поскольку распределение по труду связано с относительной незрелостью непосред-ствснно общественного труда, со сведением личных моментов в функционировании индивидуальных рабочих сил к общественно необходимому функционированию, с нормами полезных эффектов и нормами рабочего времени, постольку оно связано с обезличенным конкретным трудом.

    Определение труда (при его оплате) как абстрактного в литературе связывают с проблемой редукции труда. Если нормо-часы определенного вида труда нельзя не признать в основе конкретным трудом, то редукция нормо-часов разных видов труда представляется как сведение конкретного труда к абстрактному. Именно в связи с этим утверждается, что «нельзя представить себе соизмерение многообразных видов труда без отвлечения от их конкретного содержания»111. В таком случае четко не различаются вопросы: идет ли речь об отвлечении, вызванном социально-экономическими различиями конкретных видов труда, или же об отвлечении от целесообразных (конкретных) форм социально однородного (непосредственно общественного) в основе труда. Ведь если имеется в виду последнее, то отвлечение от конкретного содержания разных видов труда в нормах редукции необходимо лишь в меру незрелости непосредственно общественного труда, т. е. частично, а не в основе. Такое отвлечение не обусловливает существования абстрактного труда, а лишь обезличивает конкретный труд.

    В первой главе уже показаны основы планово-нормативной редукции сложного труда к простому и моменты абстрагирования в этом процессе от личных особенностей индивидуальных рабочих сил. Теперь необходимо вновь вернуться к этим вопросам в связи с особым характером процесса социалистического производства и нормами распределения по труду112.

    Редукция труда рассматривается в литературе чаще всего как стоимостный процесс, как сторона товарно-денежных отношений. Поэтому и при изучении сложного труда в системе распределения по труду исходят из того, что «основным вопросом теории редукции является вопрос об источниках более высокой стоимости, создаваемой квалифицированным трудом, по сравнению со стоимостью, создаваемой простым трудом»113.

    Конечно, поскольку при социализме существуют товарно-денежные отношения, постольку в их сфере совершается и стоимостная редукция труда. Однако при социализме такой подход к редукции труда не должен рассматриваться как единственно возможный. «Непосредственно общественный характер труда при социализме предопределяет не косвенную, а именно непосредственно общественную форму редукции»114. Именно эту форму редукции необходимо рассматривать и при изучении плановых норм труда, и при распределении по труду.

    Непосредственно общественная форма редукции сложного труда к простому означает, что пропорции редукции труда устанавливаются как плановые нормы его сложности115. Они выражаются как отношение: нормо-часов труда вида Х| равны (щ нормо-часов труда вида х2, если за выполнение каждого из них общество выдает Д денежных знаков. Такое равенство фиксируется • обществом как плановая норма сложности каждого вида труда, что и проявляется в отношениях трудового пая. Соотношение средних величин трудового пая, устанавливаемое обществом по разным видам труда, должно отражать их относительную сложность. Иначе говоря, трудовой пай работников, выполняющих труд *ь во столько раз больше среднего трудового пая работников, выполняющих труд х2, во сколько труд вида XI сложнее труда вида х2. Это означает следующую пропорцию, планово-нормативно фиксируемую обществом:

    нормо-час труда х,___Д1_

    нормо-час труда х,    Д,

    Не исключено, что фактически установленные нормы сложности каких-либо видов труда могут не соответствовать их действительной сложности. Но такое несоответствие вызовет отток рабочих сил из сферы приложения труда этих видов, если нормы их сложности занижены, и обусловит приток, если нормы сложности завышены относительно объективно необходимых. В первом случае «свое действительное отношение к этому (занижению фактических норм сложности. — В. П.) работники показывают актами увольнения... т. е. непризнанием установленной нормы. И в этом своем качестве движение рабочей силы несет экономическую функцию общественного объективного критерия нормативов развития производства»зв.

    Следовательно, приближение фактических норм сложности труда к объективно необходимому уровню предполагает прежде всего определенное «экономическое поведение» работников. Они осознают реальные условия труда и его оплаты, виды труда как «выгод-ные»,, или «невыгодные» и после этого либо продолжают заниматься данным видом труда, либо переходят к другим видам работ. Этот переход не происходит без известных трений, он требует либо определенных затрат со стороны работника, либо его дополнительной подготовки и образования.

    Указанное движение работников по видам труда вынуждает общество изменять нормы сложности труда в тех его видах, где происходит чрезмерный отток рабочей силы. Таким образом, движение рабочей силы, вызванное определенным несоответствием между условиями и требованиями производства, может быть косвенно использовано для оценки эффективности установленных норм трудовой деятельности. На ее основе общество планомерно изменяет нормы сложности, т. е. практически изменяет нормативное соотношение в оплате разных видов труда. Следовательно, весь процесс редукции труда происходит здесь не стихийно-автоматически, а общественно-планомерно, как общественный процесс, постигнутый коллективным разумом трудящихся.

    Вне общественного признания эффективности действующих норм не могут быть обоснованно установлены новые нормы сложности труда. Отсюда возникают определенные требования к самому обществу и его планово-экономическим органам по изучению межвидового движения рабочей силы и своевременному изменению тех норм, которые не отражают действительную сложность определенных видов труда. Для этого необходимо определить наметившиеся тенденции в движении рабочей силы, выявить «выгодные»116 и «невыгодные» виды труда, чтобы при установлении новых норм сложности обеспечить «равновыгодность» всех видов труда 117 (если не возникает задача перераспределения рабочей силы для иного рода общественных потребностей). Длительное же сохранение заниженных норм сложности опреде* ленного вида труда, его постоянная «невыгодность» вызывают резкий дефицит рабочей силы в нем.

    Механизм планово-нормативной редукции труда исходит, следовательно, из того, что пропорции сложности разных видов труда устанавливаются в непосредственно общественном порядке, не «за спиной производителей». Объективность норм сложности труда обеспечивается изучением тенденций движения рабочей силы и непосредственно общественным изменением «выгодных» и «невыгодных» норм.

    Прямая связь — установление норм сложности через плановую дифференциацию заработных плат по видам труда — дополняется и испытывает на себе воздействие обратной связи — движения работников по видам труда. «Это постоянное и естественное стремление у работников производства получить за свой труд именно соответствующую его качеству заработную плату, подтверждаемое непрестанным движением рабочей силы внутри предприятия по разрядам квалификации, между предприятиями и между отраслями, служит залогом действительного осуществления па практике социалистического принципа оплаты но труду, а следовательно, и правомерности использования заработной платы для построения коэффициентов редукции труда»118. Такой механизм редукции труда соответствует основам непосредственно общественного характера социалистического производства.

    Однако эта точка зрения критикуется теми, кто возражает против метода редукции труда «по заработной плате» на том основании, что «не уровень заработной платы определяет сложность труда, а, наоборот, степень сложности труда (наряду с некоторыми другими факторами) определяет различия в заработной плате»119. Это, конечно, само по себе верно. Только речь идет о другом. О том, что общество фиксирует плановые нормы сложности разных видов труда посредством дифференциации средних заработных плат в каждом из них. Различие этих заработных плат выступает как единственная общественная форма, в которой только и может быть «схвачена» разная сложность разных видов труда. Именно равенство заработной платы показывает, что сложность этих видов труда одинакова. На это обращал внимание и К. Маркс 120.

    Тем не менее встречаются утверждения, что «по дифференциации в заработной плате нельзя судить о различии в сложности труда, ибо последним в существенной мере определяется первое»121. Но именно потому, что «последним определяется первое», это «первое» и дает возможность планово фиксировать нормы сложности труда.

    Конечно, здесь возникает вопрос: верно ли установленные пропорции заработных плат отражают сложность разных видов труда? Полагать, что «действующие соотношения оплаты труда есть результат административно установленных расценок и окладов, которые сами нуждаются в научном обосновании и уточнении»122, — значит видеть только субъективную сторону деятельности общества и не видеть того объективного механизма регулирования норм сложности труда, который описан выше. На деле административно установленные пропорции заработной платы и сложности разных видов труда находят свое объективное основание в движении работников по видам труда, вынуждающем уточнять ранее установленные нормы. Таким способом обеспечивается практическая проверка фактически устанавливаемых норм сложности.

    Следовательно, объективный механизм непосредственно общественной редукции труда связан с плановыми нормами труда и нормами трудового пая (заработной платы). Его действие предполагает, что отклонения фактических норм оплаты труда от объективно необходимых выступают на поверхность в тенденциях движения работников по видам труда и эти отклонения обычно оперативно устраняются. Поэтому совершенствование организации заработной платы и порядка установления норм сложности труда состоит в дальнейшей «отладке» механизма планово-нормативной редукции труда, в обеспечении на практике оперативности прямой и обратной его связи. Это предполагает определенный уровень плановой работы, постоянный анализ тенденций движения рабочей силы по видам труда на каждом предприятии и в каждой отрасли и изменение пропорций заработной платы. В этом направлении и следует вести работу по научному обоснованию норм сложности труда и сто вознаграждению123.

    Конечно, при социализме уровень оплаты конкретного вида труда не может быть снижен только потому, что наблюдается избыток желающих выполнить его. Но тем более важно при общем повышении заработной платы, при изменении ее пропорций по видам труда определить этот «избыток» рабочих сил в одних видах труда и нехватку в других.

    Как видно, вопрос о редукции труда при социализме заключается не столько в том, каким методом рассчитывать коэффициенты редукции, сколько в том, каков механизм объективной проверки устанавливаемых норм-сложности труда. Нельзя вместо выяснения объективного механизма планово-нормативной редукции груда все сводить только к расчету коэффициентов редукции, которые должны показать «истинную», «абсолютную» сложность каждого вида труда. Но чем на практике подтвердится правильность этих расчетов?

    Определение коэффициентов редукции, конечно, необходимо. Но оно требуется для расчета плановых норм сложности труда, а не как замена объективного общественного механизма редукции труда, действующего и тогда, когда определение коэффициентов редукции еще не совершенно или вообще не налажено. Без учета движения рабочих сил по видам труда любые расчетные пропорции сложности труда и пропорции заработной платы действительно превратились бы в «административно установленные».

    Расчет плановых норм сложности труда н практическое сознательное использование объективного механизма планово-нормативной редукции труда требуют уяснения содержания сложности труда при социализме. В чем же оно состоит?

    Широко распространено мнение, что сложность труда и ее нормы определяются затратами на воспроизводство рабочей силы. В таком случае предлагается устанавливать нормы заработной платы (и соответственно нормы сложности труда) на основе различий в стоимости воспроизводства рабочей силы по разным видам труда45. Представляется, однако, что распределение по труду в форме заработной платы — это не распределение по затратам на воспроизводство рабочей силы.

    Во-первых, тот труд, которого стоит воспроизводство рабочей силы, и тот труд, который доставляет работник, — вещи, как известно, различные. «...Рабочее время, затрачиваемое на воспроизводство и содержание рабочей силы, весьма отличается от того труда, который может выполнить она сама»4в.

    Во-вторых, сторонники указанной точки зрения на редукцию труда вынуждены редуцировать и затраты на воспроизводство рабочей силы. Получается, что редукция труда определяется затратами на воспроизводство рабочей силы, а редукция этих затрат — какими-то иными принципами. Так, П. С. Осипенков, определяя редукцию труда по срокам подготовки рабочей силы, по существу говорит и о редукции времени на подготовку, указывая, что «год специального обучения можно в среднем приравнять к полутора годам общего образования, а год общего образования — к двум годам работы по специальности»124. Спрашивается, на какой основе происходит эта «вторичная» редукция? Совершается ли она на практике и каков сс объективный механизм?

    В-третьих, кроме затрат на воспроизводство, связанных с приобретением квалификации, в сложность труда (как будет показано ниже) входят затраты, обусловленные разной сложностью труда по факторам его напряженности, вредности, ответственности. Ясно, что нет-однозначной прямой связи между затратами на воспроизводство рабочей силы, вызванными указанными факторами, и количеством труда повышенной трудности, напряженности и т. д.

    В-четвертых, заработная плата вместе с поступлениями из общественных фондов потребления обеспечивает не только воспроизводство, но и всестороннее развитие способностей работников. Как же это отражается в редукции труда, если она исходит из затрат только на воспроизводство рабочей силы?

    В-пятых, если исходить в оценке сложности труда из затрат на воспроизводство рабочей силы и признавать, что при социализме рабочая сила не является товаром, то необходимо прийти к выводу о переносе этих затрат на готовый продукт труда, о переносе части стоимости квалифицированной рабочей силы на стоимость продукта125. Но такие выводы не соответствуют марксистской теории стоимости, учению о двойственном характере труда в товаре. Известно, что стоимость средств производства переносится на стоимость готового продукта конкретным трудом благодаря целесообразному их потреблению (превращению в новую потребительную стоимость). Что же касается потребительной стоимости рабочей силы, то в процессе труда она не превращается в потребительную стоимость готового продукта. Здесь работник абстрактным трудом создает новую стоимость. Поэтому не может быть и речи о переносе стоимости рабочей силы на стоимость готового продукта.

    Таким образом, попытки определения норм заработной платы и норм сложности труда по затратам на воспроизводство рабочей силы—это подмена распределения по труду распределением по стоимости рабочей силы.

    Сложный труд часто отождествляют с квалифицированным трудом. Прн прочих рапных условиях между понятиями «сложный» н «квалифицированный» труд действительно можно поставить знак равенства. Тождество этих понятий встречается н у К. Маркса126. Но только при прочих равных условиях. В целом же сложный труд — это не только квалифицированный, но и напряженный (тяжелый) и вредный труд. К. Маркс прямо указывал на это. Он писал: «Но как быть с сложным трудом, который возвышается над средним уровнем как труд более высокой напряженности, большого удельного веса? Труд этого рода сводится к сложенному простому труду, простому труду, возведенному в степень...»127 Он далее, отмечал, что сложный и простой труд иногда меняются местами и труд стригальщика овец, «хотя он требует большого физического напряжения, и, кроме того, очень вреден для здоровья, фигурирует как «простой труд»», что «грубые работы, которые требуют большой мускульной силы, в общем занимают более высокую ступень по сравнению с много более тонкими работами, которые опускаются до ступени простого труда...»128. Как видно, напряженность и вредность труда рассматривались К. Марксом как факторы, без которых не может быть определена сложность труда.

    Что же касается условий труда (освещенность, шум, вибрация, загазованность и т. д.), то они не есть сами по себе момент сложности труда. Но, как типичные для определенного вида труда, они обусловливают его напряженность и вредность. Неблагоприятные условия труда часто требуют особого мастерства работника, особого умения, связаны с увеличением затрат физической и нервно-психической энергии. И наоборот, улучшение условий труда равносильно снижению затрат труда, уменьшению его сложности.

    Напряженность внутри каждого вида труда определяется как его интенсивность, а межвидовые различия напряженности труда выступают одним из моментов, влияющих на сложность труда. Поэтому нельзя говорить о различиях интенсивности в разных видах труда. В самом деле, какой труд интенсивнее — учителя или шахтера, шофера или столяра? На этот вопрос ответить невозможно, ибо соизмерение разных видов труда уже предполагает нормальную интенсивность внутри каждого из них. Только на этой основе можно понять взаимопереходы интенсивности и сложности труда.

    Так, при введении технически обоснованных норм в определенном виде труда происходит увеличение его напряженности (а соответственно и сложности) по отношению к труду, использующему прежние нормы. Повышение сложности труда учитывается в этом случае через увеличение до 20% расценок на работах, где применяются технически обоснованные нормы. Возможен и обратный переход различий сложности труда в различия его интенсивности. Это имеет место на практике при занижении обществом фактически установленных норм сложности в каком-либо виде труда, тогда на предприятиях вынуждены устанавливать заниженные нормы интенсивности (в частности, заниженные нормы выработки), чтобы удержать работников в данном виде труда. Вариант разрешения этого противоречия предлагается в четвертой главе.

    Таким образом, при установлении норм сложности труда и пропорций заработной платы общество должно исходить из того, что сложный труд — это труд квалифицированный, напряженный, вредный. Для планового установления этих норм важно определить тенденции в изменении сложности труда по мере развития социалистической экономики.

    Сложность труда — это исторически развивающееся отношение. К. Маркс говорил об историческом характере простого труда129. Поэтому нельзя переносить на социализм определение простого труда, данное К. Марксом для капиталистического производства, как труда,

    Не требующего особой подготовки и развития способностей. Если 60 лет назад умение считать, писать и читать входило в весьма сложный труд, то теперь без этого умения немыслим самый простой труд.

    Смысл простого труда всегда состоит в том, что его в состоянии выполнить все или подавляющее большинство членов общества. Раз трудящиеся при социализме имеют достаточно высокое развитие способностей, значит, они все в состоянии выполнить довольно сложный (в прежнем смысле слова) труд. Процесс же дальнейшего развития способностей всех трудящихся ведет к тому, что сам простой труд предполагает все более высокое развитие способностей, т. е. он не является простым в прежнем (капиталистическом)смысле этого понятия м.

    Содержание сложного труда существенно меняется в соответствии с процессом всестороннего развития всех тружеников. Традиционно сложность труда связывалась прежде всего с уровнем необходимой подготовки и образования. Но поскольку уровень образования при социализме повышается быстрее, чем того требует сам процесс труда, постольку способности работников к труду повышаются и в известной мерс выравниваются, растет сложность нетворческого труда.

    Конечно, в настоящее время можно говорить лнщь о тенденции выравнивания способностей по фактору требуемого образования, о тенденции возрастания сложности нетворческого труда. Тем не менее нельзя не видеть, что «систематический рост народного благосостояния, культурно-образовательного уровня трудящихся обусловливает определенные сложности в привлечении кадров (и их закреплении) на участки с тяжелыми и вредными условиями труда» м.

    Объяснение этой проблемы часто связывают с так называемой низкой привлекательностью отдельных видов труда, их недостаточной социальной престижностью. На этой основе (а не на основе повышенной общественной сложности труда) делаются попытки обосновать необходимость повышения оплаты таких видов труда. Так, Н. М. Тихонов пишет: «Когда повышенная заработная плата связана с непривлекательностью отдельных видов труда и необходимостью привлечения рабочей силы для его выполнения, мы имеем не что иное, как планомерное отклонение меры оплаты от меры затраченного труда, осуществляемое в интересах усиления материальной заинтересованности работников. Если, например, труд уборщицы в одном случае выполнялся работницей с 4-классным образованием, а в другом — работницей, имеющей среднее образование, то отсюда вовсе не следует, что во втором случае мы имеем труд более высокой сложности... для работницы сравнительно высокого уровня развития он является трудом непривлекательным... приходится его более высоко оплачивать, но уже не в меру, а сверх меры затраченного труда»130.

    Но во-первых, при определении общественной сложности труда необходимо брать не отдельные случаи в уровне образования тех, кто выполняет труд уборщицы. Речь должна идти о типичной ситуации, обычном для данного периода времени уровне образования работников, выполняющих определенный вид труда.

    Во-вторых, необходимо ответить на вопрос: чем определяется привлекательность и непривлекательность разных видов труда, материальная заинтересованность и незаинтересованность работников в их выполнении, если, как признает указанный автор, сам труд одинаков, общественно равен в обоих случаях? Если виды труда общественно равны, то при равной оплате их привлекательность и непривлекательность остается объяснить какими-то субъективными причинами. А если это так, то нужно устранять непривлекательность труда на этом же уровне общественных отношений, т. е. не повышать заработную плату «сверх меры затраченного труда», а формировать правильное общественное мнение и т. п.

    В-третьих, монотонность и однообразие труда возникают именно для работников, имеющих высокий уровень развития способностей, при выполнении ими труда, не требующего таких способностей. Но оказывается, что монотонность труда непосредственно влияет на его напряженность. Однообразная нетворческая работа вызывает у работников с развитыми способностями такую же повышенную утомляемость (сдвиги в функциональном состоянии организма), как и повышенная интенсивность труда. На этой основе «становится возможной оценка так называемой «непривлекательности» труда. Как показывают исследования физиологов, однообразный (монотонный), вообще связанный с отрицательными эмоциями труд вызывает вполне определенные сдвиги временных порогов утомления, поддающиеся прямому учету»5®, обусловливает повышение затрат нервно-психической энергии работников.

    Напротив, творческий труд с присущей ему переменой деятельности возбуждает жизненные силы и тем самым является более легким трудом. «Исследования советских психологов и физиологов убедительно подтверждают, какое положительное воздействие оказывает на человека выполняемая с интересом работа. При такой работе в организме возбуждается эмоциональная реакция, противодействующая утомлению»131. При этом, когда речь идет о творческом труде, его не следует отождествлять с трудом умственным, который может быть нетворческим, напряженным, проходить в плохих условиях. Следовательно, при прочих равных условиях противопоставлять можно только творческий труд нетворческому как простой сложному.

    Таким образом, не привлекательность труда определяет повышенную заработную плату, а, наоборот, заработная плата в ее отношении к действительной сложности труда, к действительным общественным затратам рабочей силы определяет возможность привлечения людей к данному виду труда “. Речь должна идти о признании более сложным трудом (при прочих равных условиях) нетворческого, тяжелого, вредного труда, называемого «непривлекательным». И руководствоваться в установлении пропорций заработной платы в «привлекательных» и «непривлекательных» видах труда необходимо не рассуждениями о «правильности» оплаты труда, а реальным процессом привлечения работников в эти виды труда. Этот вывод следует из ленинского указания о том, что, «когда речь идет о распределении продовольствия, думать, что нужно распределить только справедливо, нельзя, а нужно думать, что это распределение есть метод, орудие, средство для повышения производства» и.

    Итак, простым (с общественной точки зрения) трудом прн социализме постепенно становится труд, оптимально сочетающий в себе физические и умственные усилия, включающий перемену деятельности, протекающий в благоприятных условиях. Наоборот, сложным все более признается на практике труд, требующий не только высокой квалификации, но и высокого физического или нервного напряжения, особого напряжения целесообразной воли из-за нетворческого характера труда. К сложному относится ы вредный труд. Не случайно рабочие низшей квалификации при выполнении тяжелых работ тарифицируются по более высокому разряду, так как для них указанным путем создаются преимущества в оплате за более тяжелый труд. Пока существует такой труд (проблема его устранения — вопрос иной), общество признает его повышенную (по сравнению с легким) сложность более высокой нормой заработной платы.

    Сказанное не означает принижения роли умственного или квалифицированного труда и их сложности. Наоборот, потребность в них возрастает по мере совершенствования производства и всестороннего развития способностей всех трудящихся. Повышенная оплата соответствует их более высокой сложности.

    Отношения общественной редукции труда существуют при социализме лишь в той сфере отношений, где происходит сведение личного труда к общественному. Тем самым определяется не какая-то внеисторическая сложность труда, а сложность труда работника как члена ассоциации трудящихся и как носителя ассоциированной, но относительно обособленной (личной) рабочей силы. В сфере функционирования Непосредственно общественных способностей, воспроизводимых и развиваемых за счет общественных фондов потребления, труд имеет социально-экономическую однородность и выступает как равносложный. Иначе говоря, в этой сфере отношений сложности труда не существует.

    В силу этого попытка расчетов коэффициентов редукции с учетом затрат из общественных фондов потребления не способствует определению действительных отношений сложности труда в социалистическом обществе. Некоторые исследователи считают, что при социализме не может быть точной пропорциональности оплаты труда по его сложности, ибо кроме фонда оплаты по труду существуют еще общественные фонды потребления, в определенной части компенсирующие ряд трудовых различий132. Но сложность труда не определяется затратами из общественных фондов потребления. В меру этих затрат сложность труда одинакова у всех работников, и поэтому работник не вправе претендовать на дополнительную оплату. Это отвечает указанию Ф. Энгельса о том, что «в обществе, организованном социалистически, эти расходы (по обучению работника. —В. П.) несет общество, поэтому ему принадлежат и плоды, т. е. большие стоимости, созданные сложным трудом»133. В том и состоит вопрос, что, получая из общественных фондов по-разному, все трудящиеся в равной мерс отдают труд на создание общественных фондов. Здесь непосредственно общественному воспроизводству и развитию способностей соответствуют отношения непосредственно общественного присвоения результатов производства.

    Однако не «теряются» ли в таком случае эти затраты общества? Представляется, что нет. Затраты на общественные фонды потребления выступают как часть общего фонда жизненных средств. Эта часть предназначена для всех трудящихся и высчитывается из фонда жизненных средств прежде, чем дело дойдет до распределения по труду. Практически это означает, что в плановую цену продукта закладывается норма дохода в пользу всего общества, обеспечивающего не только

    Нужды развития народного хозяйства, по и формирование общественных фондов потребления.

    В связи с определением норм труда и его сложности встает вопрос об их взаимосвязи с качеством труда. Для решения этого вопроса прежде всего уточним, в каком смысле используется понятие «качество труда» в экономической науке и хозяйственной практике и каков его смысл в установлении норм труда и его вознаграждении.

    Первое понятие качества труда — его вид, его полезный характер, «расходование человеческой рабочей силы в особой целесообразной форме»в2. Это конкретный труд. Именно в этом смысле шла речь о плановых нормах качества (полезного эффекта) труда в первой главе данной работы.

    Второе понятие качества труда — это его разное социально-экономическое качество. Так, труд частных, обособленных производителей непосредственно не сопоставим между собой, так как социально-экономически качественно различен. При общественном выражении такого труда (на рынке) необходимо абстрагироваться и от его разного качества в первом смысле, но причина абстрагирования — разное качество труда во втором смысле.

    Третье понятие качества труда — его существование в определенном общественном качестве. Так, труд может выступать как стоимость или как ее противоположность — непосредственно общественный труд. Здесь качество труда может быть определено как общественная форма труда. Оно выражается в общественной мере труда. Так, стоимость проявляется в меновой стоимости, в цене, а непосредственно общественный труд — в его плановых нормах.

    Четвертое понятие качества труда — это характеристика разных видов труда по их напряженности, вредности, квалификации и т. д. Такое понимание качества труда выше определялось как его сложность, и это тождество понятий качества и сложности встречается у К. Маркса •*. В это же понятие качества труда часто включают его народнохозяйственную значимость и ответственность. Что касается последней, то ясно, что она есть один из факторов сложности труда. Ведь ответственность предполагает особое напряжение человеческой воли, состояние готовности, повышенного внимания, сосредоточенности во время процесса труда. Например, московские ученые установили, что во время работы х режиссеров телевизионных передач количество сахара в крови возрастает в 1,6 раза против нормы, у диспетчеров метро — в 1,4 раза, а у диспетчеров аэродромов в часы «пик» содержание сахара в крови — как у больных диабетом. Такова цена предельного сосредоточения внимания, ежесекундной готовности мгновенно принимать решения.

    Иное дело — народнохозяйственная значимость труда. В дифференциации норм Заработной платы по этому фактору отражается необходимость движения рабочей силы в отрасли, которые необходимо развивать более быстрыми темпами, так как они имеют большую общественную значимость в данный период. Конечно, такое движение рабочей силы возможно и прямым путем при подготовке новых рабочих сил за счет общества. Однако это лишь один из способов непосредственно общественного регулирования распределения рабочих сил по отраслям. Другим способом выступает планомерное отклонение нормы вознаграждения от нормы труда по отраслям или видам труда. (Эти отклонения не следует смешивать с устойчивыми различиями заработной платы по отраслям из-за разных условий труда, разной подготовки к труду, требуемой даже в одинаковых разрядах работ в разных отраслях.) Указанное отклонение норм вознаграждения от норм труда по отраслям будут уменьшаться по мере развития непосредственно общественных форм воспроизводства и развития рабочих сил и по мере повышения сбалансированности экономики.

    Так о каком же качестве труда идет речь при определении норм трудового вклада? Прежде всего о качестве труда в его четвертом смысле. Оно в действительности есть общественная сложность труда, и поэтому его роль в определении норм трудового пая показана выше. Но распределение с учетом качества труда может иметь и смысл его целесообразности, его полезного характера. В таком случае при распределении по труду учитывается, что плановые нормы рабочего времени определяются в расчете на единицу планово-нормативного полезного эффекта (качества) труда. Соблюдение плановых норм полезного эффекта — необходимое условие соответствия фактического рабочего времени его плановым нормам, а следовательно, и условие получения нормы вознаграждения за труд. Это связано с тем, что различия в качестве труда и продукта часто равносильны различиям в производительности индивидуального труда. Отсюда и различия в его общественной мере — планово-нормативном рабочем времени.

    Качество труда как его целесообразность проявляется и в разном расходе средств производства. С одной стороны, чем целесообразнее труд, тем выше качество продукта, следовательно, тем меньше израсходовано средств производства на единицу продукта нормального качества. С другой стороны, чем целесообразнее труд, тем полнее потребительная стоимость средств производства превращается в новый продукт (при данном его качестве), следовательнс;, тем меньше израсходовано средств производства на его создание.

    Все это позволяет согласиться с выводом, что «эффективность (производительность) конкретного (живого) труда проявляется: 1) в увеличении производства потребительных стоимостей, следовательно, в снижении затрат живого труда в расчете на единицу продукта;

    2) в повышении качества потребительных стоимостей;

    3) в сбережении средств производства, сокращении затрат овеществленного труда на производство единицы продукта»134. Первое проявление эффективности труда отражено в плановых нормах его интенсивности (нормах выработки, нормах численности и т. д.). Второе и третье проявления прямо не вписываются в вышеизложенный механизм определения трудового вклада каждого работника. Конечно, в принципе и здесь ясно, что повышение качества продукции и экономия средств производства требуют повышения количества труда. Но оно связано не с его интенсивностью, а с его сложностью — квалификацией, напряженностью (повышенным вниманием). А главное, как установить эти нормы количества труда, которые «улавливали* бы различия в его качестве (целесообразности), влияющем на качество продукта и расход средств производства?

    При определении норм вознаграждения за рост качества труда, выражающийся в экономии средств производства, следует исходить не из того, сколько общественного труда сэкономлено, а из того, сколько общественного труда затрачено самим работником на эту экономию. Ведь если нормы вознаграждения за нее установлены, например, в процентах к стоимости сэкономленных средств производства, то получится, что при равных усилиях работников, использующих разные (по стоимости) средства производства, их вознаграждение будет разным. Поэтому нормы вознаграждения за экономию средств производства должны быть дифференцированы соответственно различиям в общественных затратах труда самих работников, т. е. эти нормы должны соответствовать закону распределения по труду.

    При обосновании дифференциации норм поощрения за экономию средств производства следует исходить в конечном счете из условия «равновыгодности» норм затрат труда на увеличение количества продукции и норм расхода (экономии) средств производства. Так, если установленные нормы вознаграждения за экономию средств производства занижены, то работникам выгоднее дать большее количество продукции, небрежно расходуя средства производства. Если же эти нормы завышены, то работнику выгоднее произвести несколько меньше продукции, но больше сэкономить средств производства. Действительные нормы, очевидно, должны исходить из равновыгодности увеличения затрат труда на рост количества продукции и экономии средств производства.

    То же в принципе можно сказать и о нормах поощрения за рост качества продукции. Работники должны быть заинтересованы в росте качества продукции (если этот рост общественно необходим и признан соответствующей нормой) так же, как и в росте количества продукции. Иначе говоря, труд по повышению качества продукции должен обеспечивать такое же вознаграждение, как и равный труд по увеличению ее количества. На практике пока дело обстоит иначе — рост количества продукции поощряется в большей мере, чем плановый рост качества.

    Особый аспект определения норм трудового вклада и его вознаграждения — это территориальные различия норм трудового пая, когда все моменты самого труда одинаковы. Такие различия вызваны неодинаковыми потребностями воспроизводства и развития в разных районах страны. Для общественно нормального удовлетворения этих потребностей общество устанавливает районные коэффициенты и надбавки к заработной плате, являющейся при социализме формой трудового пая. Однако к распределению по труду это не имеет прямого отношения. По существу через заработную плату и дифференциацию норм вознаграждения при равном трудовом вкладе общество решает иную задачу, чем распределение по труду в собственном его смысле. Эта задача — обеспечение равных условий воспроизводства и всестороннего развития способностей всех трудящихся, что соответствует как созданию нормальных предпосылок социалистического производства, так и его результатам •*. Поэтому, на наш взгляд, решать данную задачу было бы целесообразнее не столько через совершенствование норм оплаты труда в северных и отдаленных районах страны, сколько через совершенствование норм общественных фондов потребления для этих районов.

    Отклонения фактически установленных норм распределения жизненных средств по районам страны от объективно необходимых обнаруживаются по движению населения в территориальном аспекте. Хотя такое движение опосредовано массой иных факторов, но в основе оно определяется региональными различиями условий воспроизводства и развития способностей трудящихся. Поэтому при регулировании обществом норм заработной платы и норм общественных фондов потребления в территориальном аспекте необходимо точнее выявлять и учитывать тенденции движения населения по районам страны и потребности обеспечения производства рабочей силой в этих районах.

    § 3. Рост заработной платы и пересмотр норм труда

    Если абстрагироваться от территориальных и отраслевых различий заработной платы, то ее доля в затратах живого труда должна быть одинаковой для всех трудящихся. Эту долю можно выразить как отношение общего фонда распределения по труду к затратам живого труда всех работников или как долю фонда распределения по труду в национальном доходе:

    Тн, .

    Тв + Т„

    При определении фонда заработной платы производственного коллектива можно исходить из того, что (Тв+Тц) — это величина чистой продукции. Соответственно этот фонд должен быть равен величине чистой продукции, умноженной на норматив, единый для всех предприятий отрасли (в пределах каждого региона). З^гот норматив заработной платы, в среднем соответствующий доле фонда распределения по труду в национальном доходе (по нашим расчетам, в 1980 г. он составил 45,8%; см. табл. 1 и 2), устанавливается в том случае, когда обоснованно дифференцированы нормативы чистой продукции 66.

    Изменения величины нормативного фонда заработной платы при едином (для всех предприятий отрасли) нормативе определяются ростом: общественной производительности труда, индивидуальной интенсивности труда на отдельном предприятии, общественной интенсивности труда, индивидуальной производительности труда за счет личной умелости работника, индивидуальной производительности труда при введении новых средств производства.

    Рассмотрим подробнее их влияние на величину норматива фонда заработной платы.

    1. Изменения норматива фонда заработной платы в чистой продукции при росте общественной производительности труда определяются двумя обстоятельствами. С одной стороны, рост общественной производительности труда способствует увеличению фонда жизненных средств (см. § 3 второй главы). С другой стороны, если бы соотношение фонда распределения по труду и общественных фондов потребления не изменялось, то фонд заработной платы увеличивался бы пропорционально общей величине фонда жизненных средств.

    2. Повышение индивидуальной интенсивности труда на отдельном предприятии означает увеличение количества общественного труда, поэтому пропорционально этому увеличению должен возрастать фонд заработной платы, т. е. его норматив в чистой продукции не должен изменяться. Однако при пересмотре норм выработки здесь возникает противоречие между необходимостью повышения вознаграждения за труд и неизменностью тарифов в течение определенного периода. Подробнее об этом противоречии речь пойдет несколько ниже.

    3. Возрастание общественной интенсивности труда равнозначно увеличению общественной производительности труда по количеству производимого продукта и общественной мере труда. Но в этом случае общественная производительность труда повышается не за счет использования части прибавочного труда, а за счет увеличения общественной интенсивности труда, поэтому ее рост и рост фонда жизненных средств должны совпадать. Соответственно норматив заработной платы в чистой продукции может изменяться только в соответствии с изменениями соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления.

    4. С общественной точки зрения повышение индивидуальной (личной) производительности труда на основе опыта и умения работника равнозначно увеличению индивидуальной интенсивности труда. В этом случае норматив фонда заработной платы также не должен изменяться в7.

    5. При введении новой техники рост индивидуальной производительности труда происходит при той же интенсивности труда и умелости работника. Поэтому, с одной стороны, так же как и при росте общественной производительности труда, норматив заработной платы от рубля нормативной чистой продукции должен соответственно снижаться. С другой стороны, здесь возникают два дополнительных обстоятельства. Во-первых, переход к использованию новой техники все-таки сопряжен с временным ростом индивидуальных затрат труда работников. Соответственно на это время должно быть обеспечено и повышение их заработной платы. В противном случае не будет личной материальной заинтересованности тружеников во введении новой техники. Поскольку в подобном случае норматив заработной платы в чистой продукции менять практически нельзя, постольку на период освоения новой техники целесообразно либо временно понизить нормы выработки, либо (что предпочтительнее) установить технически обоснованные нормы выработки и премии за их выполнение свыше определенного процента (например, за выполнение на 80% и выше), используя положительный опыт ВАЗа.

    Во-вторых, введение новой техники на отдельном рабочем месте или отдельном предприятии способствует повышению не только индивидуальной, но и общественной производительности труда. Но так как рост общественной производительности труда в этом случае будет невелик, то он не может вести к следствиям, указанным в пункте 1. Практически вся выгода от введения новой техники па отдельном рабочем месте или отдельном предприятии пойдет на увеличение продукта для общества (в частности, на увеличение прибыли). Поэтому при введении новой техники на отдельном предприятии рост заработной платы можно привести в соответствие с ростом производительности труда по отдельным .периодам по мере существенного роста производительности труда во всем обществе, позволяющего повысить тарифные ставки. В промежутке между этими периодами целесообразно более гибко использовать премиальные системы, стимулирующие работу по более напряженным нормам. Рассмотрим эту проблему подробнее.

    Как известно, предприятия (объединения) не могут самостоятельно устанавливать или пересматривать тарифы, однако им предоставлено право пересматривать в соответствующих условиях нормы интенсивности (нормы выработки, численности, времени, обслуживания). По времени пересмотр тарифов, осуществляемый вышестоящими органами, и пересмотр норм интенсивности чаще всего не совпадают. Так, система норм и нормативов предусматривает, что тарифные ставки разрабаты-баются Госкомтрудом СССР один раз в пять лет и утверждаются Советом Министров СССР. Пересмотр же норм интенсивности предусматривается не реже одного раза в год в зависимости от среднего уровня их перевыполнения на отдельных предприятиях. Отсюда возникают известные противоречия, связанные с пересмотром норм как при тех же производственных условиях, так и при введении новой техники на период, когда тариф остается неизменным и расценки снижаются пропорционально росту выработки.

    Форма разрешения этих противоречий пока несовершенна. Основная и. объективно существующая трудность, с которой сталкиваются иа ряде предприятий в условиях сдельной оплаты, состоит в том, что ежегодно планируемое повышение заработной платы при неизменности в течение длительного периода тарифных ставок нередко связывается с завышением норм времени, т. е. снижением качества нормированиявх. Это порождает такие негативные для общества явления, как недоиспользование возможностей дальнейшего роста общественно нормального уровня интенсивности труда, ослабление заинтересованности во введении новой техники, занижение норм выработки, различия в нормах интенсивности для одного и того же вида труда в зависимости от предприятия и отрасли.

    Каковы же возможные формы разрешения указанных противоречий, обеспечивающие реализацию как общенародных, так и личных интересов?

    Во-первых, необходимо сочетание динамичности и стабильности норм труда. Динамичность норм отражает развитие и рост социалистической экономики, совершенствование условий производства, рост производительности и интенсивности общественного труда. Она (динамичность) зависит от действенности механизма социалистического соревнования, стимулов внедрения новой техники, стимулов снижения трудовых затрат на единицу продукции нормального качества. Стабильность же норм призвана отражать существующие условия производства, их общественно нормальное использование, уверенность каждого работника и производственного коллектива в том, что установленная норма труда обеспечивает определенную норму вознаграждения.

    Оптимальное сочетание стабильности и динамичности норм обеспечивается тогда, когда освоение технически обоснованных норм и работа по ним стимулируются путем использования премиальных систем. Так, например, решается эта проблема на предприятиях, использующих опыт ВАЗа. Здесь, с одной стороны, существуют премии (до 30—40% от постоянной части заработной платы) за работу по технически обоснованным отраслевым и межотраслевым нормам, с другой — выплачиваются премии за снижение трудоемкости, за достижение ее проектного уровня. В последнем случае размеры премий могут снижаться по мере освоения проектной трудоемкости. Это повышает заинтересованность работников в труде по более высоким нормам (в расчете на большее вознаграждение).

    Во-вторых, чтобы тариф был инструментом социалистического распределения и обеспечивал стимулы к труду, теоретически необходим одновременный пересмотр не только норм интенсивности, но и тарифных ставок. В печати имеются доводы в пользу этого предложения. Однако его реализация на практике сопряжена с большими трудностями. По-видимому, в качестве промежуточной меры, можно было бы предложить раз в пятилетие осуществлять «авансовый» пересмотр тарифов без изменений их пропорций по разрядам, а окончательный их рост устанавливать по итогам выполнения пятилетнего плана. Это позволило бы пересматривать нормы интенсивности труда дважды в пять лет одновременно с ростом тарифов.

    В-третьих, разрешению указанных противоречий, на наш взгляд, способствовал бы также иной порядок пересмотра норм интенсивности труда. Если он будет зависеть не от перевыполнения их на отдельном предприятии или участке, а от общего уровня выполнения норм по данному виду труда в стране или хотя бы в отрасли, то на каждом отдельном предприятии повысится стимул к поиску скрытых, внутренних резервов роста интенсивности труда. Когда же пересмотр норм зависит от их перевыполнения на отдельном предприятии, происходит либо «перевод» премий по фонду заработной платы в фонд материального поощрения (если существует нормативный метод установления фонда заработной платы), либо уменьшение норм оплаты труда и подрыв стимулов к росту интенсивности (если фонд заработной платы определяется по штатной численности работников). Поэтому, чтобы обеспечить равнонапряженность норм в каждом виде труда, необходимо знать не только средний процент их выполнения на каждом предприятии, но и средний процент выполнения по всему виду труда в стране. При изменении норм на отдельном предприятии целесообразно исходить не из первого, а из последнего уровня выполнения. Конечно, такой порядок потребует увеличения объема централизованной планово-аналитической работы, однако вряд ли при существующем положении дел потери труда «на местах» меньше. Это дает основание считать, что в конечном счете меры по централизации пересмотра норм окажутся эффективными.

    В целом, для пересмотра норм интенсивности труда необходимо эффективнее использовать механизм социалистического соревнования, ориентированный на сравнение фактических затрат труда и установленной плановой нормы. При этом сама плановая норма должна определяться на основе сравнения показателей, характеризующих затраты труда по предприятиям и общественно нормальное использование производственных мощностей. Если вновь устанавливаемая норма труда будет не следствием административного «внедрения», а следствием действия экономического механизма социалистического соревнования, то работники и коллективы, использующие технически обоснованные нормы выработки и заимствующие передовой опыт, будут в преимущественном положении. В этом случае не будет необходимости частого пересмотра норм интенсивности, рост тарифов будет непосредственно вести к росту заработной платы. Тем самым за большую норму труда будет обеспечено большее вознаграждение, т. е. снимутся факторы, неблагоприятно влияющие на рост общественно нормальной интенсивности труда и введение технически обоснованных норм труда.

    В-четвертых, возможен вариант переменных тарифных ставок, зависящих от соответствия местных норм технически обоснованным. Конечно, ^акой вариант невозможен, если заработная плата планируется в расчете на штатную численность работников, так как это не позволит увязать величину заработной платы ни с ростом производительности труда, ни с внедрением технически обоснованных норм выработки. Если же использовать нормативный метол планирования фонда заработной платы с установлением нормативов заработной платы от рубля нормативной чистой продукции, то фонд заработной платы возрастет в нормативном соответствии с ростом производительности труда на этом предприятии.

    Однако при неизменных тарифах этот рост фонда заработной платы для каждого работника предприятия выразится только через рост премий, а не основной заработной платы. Но последняя обеспечивает более существенные стимулы к труду по сравнению с премиальными выплатами из фонда материального поощрения. Поэтому в периодах между централизованным изменением тарифных ставок можно было бы шире использовать предоставленное предприятиям (объединениям) право по мере роста объема нормативной чистой продукции и производительности труда повышать расценки на те виды работ, где используются технически обоснованные нормы. Например, если опытно-статистические нормы по объему выработки составляют 80% от технически обоснованных, то за выполнение первых выплачивается полный тариф, а при введении технически обоснованных норм (в соответствии с правом, предоставленным руководителям предприятий) тарифные ставки могут быть увеличены в пределах 20% до общего повышения тарифа*’. Такой опыт уже имеется. Около 20 предприятий, в том числе Горьковский автозавод, Ярославский моторный завод, Азовский завод кузнечно-прессовых автоматов, производственное объединение «Брянский автомобильный завод» поставили расценки в зависимость от напряженности местных норм в сравнении с общемашиностроительными нормами. Госкомтруд СССР и ВЦСПС одобрили это начинание.

    Введение повышенных тарифных ставок при применении технически обоснованных норм выработки соответствует теоретическим положениям о взаимопереходах интенсивности и сложности труда. Об этом говорилось в начале работы (см. § 3 первой главы). Труд по более высокой норме выступает как более напряженный. Поэтому выполнение одного и того же вида труда, но с разными нормами интенсивности равносильно выполнению разных видов труда, имеющих разную сложность. Объективным критерием различий в оплате труда при применении разных норм выработки служат рассмотренные нами ранее процессы, отражающие стремление работников отказаться от выполнения «невыгодных» видов труда и увеличить объем «выгодных». В этом процессе практически обнаруживается, что на разных предприятиях напряженность норм интенсивности различна, хотя уровень заработной платы часто одинаков.

    Однако при пересмотре норм труда наиболее эффективные формы сочетания интересов работников и общества достигаются путем использования коллективных Интересов, т. е. через установление норм труда и норм вознаграждения производственных коллективов в целом. К рассмотрению этого вопроса необходимо обратиться и потому, что нормы поощрения за рост качества продукции и за экономию средств производства не всегда моТут устанавливаться для каждого отдельного работника. Поскольку и качество продукции, и расход средств производства чаще всего могут быть определены лишь по конечным результатам деятельности производственных коллективов, постольку увязка норм рабочего времени, дифференцированных по предприятиям, с плановыми показателями их деятельности, установление норм качества труда и расхода средств производства требуют более тщательного изучения сущности и способов планово-нормативного регулирования хозрасчетных отношений.

    Конечно, в значительной мере разрешение противоречий личных и общественных интересов успешно достигается через коллективную (бригадную) оплату труда. Такая оплата в рамках бригады в основном снимает проблему деления работ на «выгодные» и «невыгодные». Однако отдельные ее аспекты все же существуют и в бригаде. Ведь бригадная форма оплаты труда предполагает, что личный трудовой вклад каждого работника в итог коллективного труда учитывается, поэтому, следовательно, учитывается и выполнение норм выработки. Опыт Новокаховского электромашиностроительного завода, где наряду с бригадной расценкой и бригадной нормой рабочим сообщаются и индивидуальные нормы и расценки, позволяет оперативно устранять «разновы-годность» работ, так как бригада имеет право пересматривать индивидуальные нормы при условии, что на изделие в целом норма остается неизменной. Это не «консервирует» невыгодные и выгодные работы, а приближает фактические нормы к объективно необходимым. Наконец, особенно актуальными становятся вопросы пересмотра нормативных заданий бригадам, укрепления стимулов к росту качества конечного продукта предприятия и экономии средств производства. Эти проблемы наиболее эффективно решаются лишь через систему норм хозяйственного расчета.

    ПЛАНОВО-НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВЫ ХОЗРАСЧЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ

    § 1. Планово-нормативные н товарные отношения в хозяйственном расчете

    XXVI съезд КПСС выдвинул перед страной задачу «всемерно развивать и укреплять хозяйственный расчет на основе заданий пятилетнего плана и долговременных экономических нормативов... Усилить мобилизующую роль технически обоснованных норм в осуществлении режима экономии и укреплении хозрасчета»135. Анализ этой системы норм и нормативов прежде всего предполагает определение их места и значения в регулировании хозрасчетных отношений производственных коллективов.

    Не так давно многие экономисты полагали, что непосредственно общественный труд и его плановые нормы существуют лишь на уровне отдельных работников. Уровень же отношений предприятий целиком связывался с законом стоимости, и распределение по результатам деятельности производственных коллективов оказывалось за рамками действия плановых норм и закона распределения по труду. Как обоснованно заметил Г. А. Егиазарян, «теоретические корни этой концепции связаны с ограничением непосредственно общественного труда рамками индивидуального труда отдельного работника» 136.

    В настоящее время распределение по труду и его нормы все чаще рассматриваются в связи с уровнем производственных коллективов. Но связь нормативов образования фондов поощрения с законом распределения по труду обнаруживается скорее эмпирически. Практически, конечно, ясно, что «предприятия с наибольшими затратами, продолжающие выпускать данный продукт, получают минимальную прибыль, что, однако, при хорошо отлаженной системе хозрасчетного распределения прибыли, не должно отрицательно сказываться на размерах индивидуального вознаграждения работников этого предприятия»137. Однако последовательное доказательство обусловленности нормативов фонда материального поощрения законом распределения по труду предполагает определение труда производственных коллективов как в основе непосредственно общественного. Л это означает признание ведущей роли системы плановых норм в хозяйственном расчете138. Тогда использование товарных отношений необходимо связывать не с его основополагающим уровнем, а со сферой форм его осуществления, сферой, связанной с незавершенностью обобществления производства и относительной неполнотой планомерности в регулировании деятельности государственных предприятий.

    Понимание природы хозрасчетной деятельности производственных коллективов и места плановых норм в ее регулировании прямо зависит от определения социально-экономического характера и меры обособления предприятий в общенародном производстве. Если характеризовать социалистическую экономику как планомерно организованное, непосредственно общественное производство в виде единого народнохозяйственного комплекса, то ясно, что государственные предприятия не могут быть в основе обособленными и частично непосредственно общественными. Наоборот, их обособление должно быть частичным, относительным, а непосредственно общественная природа — ведущим, опре-

    деляющим моментом отношений с обществом и друг с другом139.

    В советской экономической литературе довольно широко распространено товарно-стоимостное понимание характера обособления производственных коллективов. Конечно, такое обособление имеет место в социалистической экономике. Но является ли оно всеохватывающим и господствующим? Как увязать полное товарное обособление этих коллективов с тем, что, во-первых, существование при социализме общенародной кооперации труда означает (если не рассматривать ее относительную незавершенность в настоящий период), что ее члены (как члены любой кооперации) не могут быть по существу товаропроизводителями. Ведь «кооперация — это прежде всего непосредственное — не опосредованное обменом — взаимодействие многих рабочих...»140. Во-вторых, стоимостная мера труда отражает не собственный трудовой вклад производственного коллектива, а усредненный во всех отношениях овеществленный общественный труд, абстрагированный не только от различий рабочих сил производственных коллективов, но и от фактических различий в уровне используемых ими средств производства. Такой абстрактно-всеобщий труд не может быть основанием для плановых норм труда и распределения по труду.

    В чем же заключено действительное обособление производственных коллективов в социалистическом производстве? Можно ли рассматривать это обособление как совершенно однородное во всех моментах деятельности предприятий? Имеются ли в хозяйственном расчете различные виды обособления или оно характеризуется только товарной деятельностью предприятия? Таковы вопросы, без ответа на которые нельзя определить и природу хозяйственного расчета, и его нормативы141.

    Раскрытие действительной природы и норм хозрасчетной деятельности предполагает, что необходимо различать два уровня обособленности производственных коллективов, во-первых, как членов общенародной социалистической кооперации труда, т. е. как звеньев единого народнохозяйственного комплекса, и, во-вторых, как товаропроизводителей. Первое состоит, на наш взгляд, в следующем.

    Социалистический труд, базирующийся на крупном машинном производстве, с его материально-вещественной стороны имеет особый тип разделения: существует разделение в пространстве и времени отдельных производственных процессов по изготовлению готовых продуктов. Эта известная функциональная замкнутость процесса производства продукта определяет существование предприятия (объединения) —технологически самостоятельного звена, производящего готовый продукт, предназначенный для непосредственного потребления®. Поэтому «социалистическое производство представляет не обычную кооперацию труда, раздвинувшую свои границы в масштабах всего общества, а кооперацию социалистических предприятий»142.

    Пространственно-технологическое обособление предприятий есть материальная основа их социально-экономического обособления. Последнее состоит в следующем. Как показано выше, отдельные работники относительно обособлены как носители личных рабочих сил. В значительной мере такое обособление снимается через плановые нормы интенсивности и сложности индивидуального труда. По такое снятие не может быть полным на уровне каждого работника. Ведь в условиях непосредственной кооперации труд каждого работника частично не находит индивидуального проявления, сливается в непосредственно общий труд. В большей мере такое слияние происходит на первичном уровне совместного труда — на уровне бригады, в меньшей — на уровне общества в целом 143. Это слияние обусловлено следующими причинами.

    Во-первых, сам кооперативный характер процесса труда обусловливает совместное использование средств производства, а поэтому невозможно полностью вычленить их расходование отдельным работником. Как отмечал К. Маркс, «экономия на условиях производства, характеризующая производство в крупном масштабе, в основном возникает благодаря тому, что эти условия функционируют как условия общественного, общественно-комбинированного труда... Они используются в процессе производства сообща, совокупным рабочим..,»144. Расходование средств производства (и их экономия) может быть в большинстве производственных процессов отнесено только на счет всего производственнога коллектива.

    Во-вторых, достижение определенного уровня качества готовой продукции есть результат коллективного труда, а не простой механической суммы качества продуктов отдельных видов труда. Кроме того, на уровне отдельного работника невозможно определить все нормы качества труда, от которых зависит качество готового продукта. Поэтому ряд моментов качества труда можно определить лишь в целом для коллективного труда, для конечного результата совместного труда.

    В-третьих, установление плановых норм труда предполагает его предметную завершенность. Между тем трудовые усилия по организации производства, непосредственному сотрудничеству, обмену опытом и т. д. отдельно не характеризуются такой завершенностью. Их необходимость связана исключительно с совместным характером производства, с функционированием кооперации труда. Каждый ее член включен в предметную деятельность совокупного целого, «члены которого ближе или дальше стоят от непосредственного воздействия на предмет труда»,г. Их деятельность предметна, поскольку они включены в предметную деятельность производственного коллектива, но этого нельзя сказать о труде каждого его члена. В совместном труде понятие производительного труда как создающего потребительную стоимость применимо не ко всем работникам. Как указывал К. Маркс, «первоначальное определение производительного труда, выведенное из самой природы материального производства, всегда сохраняет свое значение в применении к совокупному рабочему, рассматриваемому как одно целое. Но оно не подходит более к каждому из его членов, взятому в отдельности»145. Так труд организации и управления производством получает смысл предметной деятельности, когда включается в совместный труд, хотя и не характеризуется собственным опредмечиванием.

    Но если труд члена кооперации не есть непосредственно предметная деятельность, то, учитывая, что «человеческая субъективность пе имеет самостоятельного существования в непредметной форме»146, он не может быть прямо нормирован. «Предметная завершенность процесса труда (полного его цикла) имеет место лишь тогда, когда полученный материальный продукт готов к непосредственному общественному потреблению» 147. Труд по организации производства, обмену опытом, сотрудничеству и т. д. предметно выражается лишь в общем продукте, в конечном результате совместного труда. И только на этом уровне он может быть фиксирован плановой нормой.

    В-четвертых, нормы интенсивности труда внутри предприятий индивидуализируются применительно к конкретным условиям производства и часто отличаются от отраслевых и межотраслевых. Такая дифференциация норм труда по предприятиям должна быть «снята» на уровне предприятия в целом. Действуя от имени общества в нормировании индивидуального труда, предприятие должно быть само поставлено обществом в планово-нормативные условия труда и его вознаграж-

    Дения. В противном случае у производственного коллектива не будет заинтересованности в приближении «местных» норм к общественно необходимым. Устанавливая нормы для отдельных работников, производственный коллектив должен сам получать от общества нормы труда и вознаграждения всего производственного коллектива в целом.

    В конечном счете оказывается, что коллективы предприятий, использующие равные общественные условия производства и равное число работников, имеют-различные производственные результаты. И не только из-за различной индивидуальной интенсивности и сложности труда, но более всего из-за различий в условиях, проявляющихся в непосредственно коллективном труде,— разных комбинаций рабочих сил внутри коллектива, экономии коллективно используемых средств производства, качества конечного продукта, слаженности и дисциплины труда, взаимопомощи в процессе труда, использования передового опыта и т. д. Коллективные рабочие силы тех или иных предприятий проявляют себя в разном труде, прямо не совпадающем с общественно нормальным трудом. Поэтому в общественном смысле коллективная рабочая сила отдельного предприятия выступает в основе как непосредственно общественная, но относительно обособленная, подлежащая сведению к общественной.

    Следовательно, относительное обособление производственных коллективов предприятий становится прежде всего особой формой проявления относительной обособленности своих членов. В сущности (если не рассматривается обособление предприятий как товаропроизводителей) относительное обособление работников н производственных коллективов имеет здесь разные формы, но одну и ту же общественную природу. Обособление работников как носителей личных рабочих сил приводит к обособлению их производственных коллективов. Поэтому здесь существует задача не только сведения коллективной рабочей силы к общественной, но и вычленения в труде коллектива усилий каждого его члена, ибо обособление коллектива здесь не самоцель, а средство разрешения противоречия личного и общественного труда.

    Прямо вычленить индивидуальные усилия в коллективном труде часто невозможно. Но сделать это в ус-

    ловиях распределения по труду необходимо. Поэтому, во-первых, вычленение этих усилий происходит по ступеням коллективного труда:    бригада — цех — завод —

    производственное объединение — промышленное объединение. Во-вторых, необходимо самое широкое участие всех членов коллектива в решении вопросов распределения фондов поощрения данного коллектива, использование прав трудовых коллективов, соответственно статье 8 Конституции СССР. В противном случае самая лучшая система хозрасчета объединения (предприятия) не обеспечит личной заинтересованности. Она не проявится в обоснованном индивидуальном присвоении жизненных благ соответственно личному трудовому участию работника в итогах коллективной деятельности. Но «никакая экономическая заинтересованность производственного коллектива не будет реальной, пока она ие разделяется каждым работником, который своим трудом влияет на достижение общих целей» 148.

    Таким образом, рассматривая первую причину н первый уровень относительного обособления производственных коллективов, мы исходим из того, что предприятия здесь являются элементами общенародной кооперации труда и относительное обособление коллективов предприятий не идет далее обособления ряда моментов их коллективной рабочей силы. Если мы берем лишь этот уровень, то хозяйственный расчет есть форма планово-нормативных отношений и распределения по труду производственных коллективов.

    Но конечно, существует и вторая причина относительного обособления производственного коллектива предприятия — его деятельность как товаропроизводителя. Ведь возможности регулирования натуральных и трудовых пропорций социалистического производства посредством плановых норм труда зависят от степени развития социалистической общенародной кооперации, от степени развития совместного труда в масштабе всего общества. Фактически же дело обстоит так, что «на стадии социализма единая кооперация труда в масштабе общественного производства в целом оказывается развитой полностью не во всех своих чертах, что объясняется уровнем специализации и кооперирования производства»149. Поэтому в социалистическом производстве существует сфера товарных отношений, связанных с законом стоимости. Она отражает незавершенность обобществления производства, незавершенность развития общенародной кооперации труда.

    Указанная незавершенность обобществления производства означает относительную экономическую обособленность предприятий. Но это не та обособленность, которая присуща непосредственно общественному труду при социализме и обусловливает планово-нормативные отношения предприятий. Товарные отношения связаны с более глубокой обособленностью, отражающей развитие товарных отношений в непосредственно общественные, а не характеристику последних.

    К сфере товарных отношений в общенародном производстве относится прежде всего та его часть, которая не охвачена народнохозяйственным планированием и в которой пропорции распределения труда по его видам прямо обществом не определяются. В настоящее время «номенклатура государственного плана охватывает не всю, а лишь важнейшую продукцию. В ряде отраслей промышленности ее объем не превышает 60—70%* Например, плановые органы предопределяют выпуск лишь части товаров народного потребления, а выпуск огромной массы изделий не регламентируется в централизованном порядке150. В частности, «в народнохозяйственном плане сегодня вы не найдете сводного раздела о товарах народного потребления, выпускаемых на заводах тяжелой индустрии. Госплан СССР занимается отнюдь не всеми видами изделий массового спроса... предприятие выпускает то, что проще и выгоднее предприятию» 151.

    Практическое хозяйствование, связанное с товарными отношениями, проявляется и в децентрализованных капиталовложениях, в воспроизводстве части средств производства на предприятии не в прямой зависимости от общественной потребности в его продукции, а в зависимости от стоимостных итогов его деятельности152. В этом случае развитие хозяйственного звена не в полной мере определяется плановыми нормами. Так, самофинансирование предприятий, когда темпы расширенного воспроизводства на нем определяются только его доходами, выходит за рамки планово-нормативного регулирования 153.

    Наконец, существование товарных отношений связано с элементами самостоятельного регулирования предприятиями структуры производимого продукта154. В этом случае товарные отношения существуют внутри (в «порах») планомерно регулируемых непосредственно общественных отношений. Это положение достаточно ясно раскрыто Н. И. Шехетом, который пишет: «Несмотря на то что основные пропорции общественного производства регулируются планом, подетальный ассортимент производства в какой-то мере определяется его выгодностью с точки зрения стоимости»155.

    В этом случае конкретная продукция производится не потому, что непосредственно определена общественная потребность в ней, т. е. заданы плановые нормы ее выпуска, а потому, что это выгодно тому или иному предприятию. Такая самостоятельность предприятий, конечно, ограничена, на она имеет место. Ведь, как известно, из 12 млн. наименований конкретной продукции планово-нормативно (в укрупненной номенклатуре) определяется 48 тыс. видов продукции.

    Конечно, эти товарные отношения не остаются без воздействия со стороны планово-нормативного регулирования общества. Планово-нормативно устанавливаются цены, сроки ввода производственных мощностей, нормы эффективности капитальных вложений, контролируется (в основном) установление договоров и заказов и т. д. В свою очередь «рынок служит средством дополнительной проверки соответствия труда коллектива разработанным государством нормативам»18, т. е. товарные отношения воздействуют на непосредственно общественные, планово-нормативные. Тем не менее необходимо различать непосредственно общественные и товарные отношения156. Для сферы товарных отношений стоит задача налаживания их планово-нормативного регулирования, разработки и внедрения плановых норм для тех условий, когда «отсутствие товарного опосредования между производством и потреблением потребует качественно более развитого нормативного хозяйства»157. Для сферы непосредственно общественных отношений задача стоит иная. Здесь необходимо научное обоснование плановых норм, развитие материальной ответственности за соблюдение этих норм и т. д.

    Иногда полагают, что плановые нормы — это нормы регулирования товарных отношений, а не форма существования непосредственно общественных отношений при социализме. В таком случае, пишут, что «используемые обществом в плановом централизованном управлении народным хозяйством товарно-денежные рычаги... приобретают характер плановых общественных нормативов*2*. Однако это явное смешение различных способов регулирования производства и принижение роли плановых норм.

    Во-первых, плановые нормы — это, как говорилось, свойство совместного труда, тогда как товарные отношения связаны с обособленным трудом. Установление норм обособленного труда было бы администрированием, отрицанием его обособленности.

    Во-вторых, плановые нормы — это категория непосредственно общественных, а не товарно-стоимостных отношений. В последних если и бывает «норма» (например, норма прибыли), то она имеет совершенно иной общественный смысл, т. е. не является непосредственно общественным плановым нормативом. Поэтому, как замечает Б. М. Генкин, «при установлении норм труда нет необходимости учитывать какие-либо специфические требования, связанные с действием закона стоимости» *•.

    В-третьих, в рассматриваемом положении получается, что товарные отношения — это сущность, а плановые нормы —это их форма. В действительности же, наоборот, планово-нормативные отношения — это для социализма отношения более существенного порядка, чем товарные отношения. Ведь первые имеют здесь господствующее значение, а вторые — подчиненное158.

    В-четвертых, плановые нормы труда и товарные отношения — это в принципе разные общественные отношения, образующие принципиально различные механизмы общественного регулирования производства. По мере развития товарных отношений в непосредственно общественные происходит, как указывает Б. Космин-ский, «формирование совершенно нового механизма общественной оценки затрат — всеобъемлющей системы трудовых и материальных норм и нормативов»91.

    Таким образом, хозрасчет выражает не одно-един-ственное, простейшее отношение, а систему отношений. Эта система имеет более и менее существенные уровни. К более существенному уровню относится непосредственно общественное регулирование деятельности производственных коллективов на основе плановых норм труда и поощрения. Этот уровень отражает не просто «экономический расчет», а расчет хозяйственный, основанный на материальной заинтересованности посредством норм распределения по труду производственных коллективов в целом.

    На ином, также существенном, но более поверхностном и подчиненном уровне отношений социалистических государственных предприятий проявляется вторая сторона хозрасчета — товарные отношения и стоимостные оценки деятельности трудовых коллективов. Для практики организации хозрасчета важно, однако, разграничивать эти уровни хозрасчетных отношений и учитывать, что хотя связь хозяйственного расчета с товарными отношениями несомненна, но определяющими в нем являются планово-нормативные (непосредственно общественные).

    Между указанными уровнями отношений хозяйственного расчета есть объективное соотношение. Суть его состоит в том, что превышение в конкретных условиях допустимой для развитой социалистической экономики меры обособленности предприятий, расширение товарных отношений сверх объективно необходимого уровня осознается затем как преувеличение роли стоимостных показателей, как необходимость усиления роли натуральных показателей и введения качественных показателей плана (производительности труда, фондоотдачи, введения новой техники, выпуска новой продукции и т. д.). Нарушение же меры товарного обособления, усиление планово-нормативного регулирования там, где для этого нет достаточных объективных основ, осознается как администрирование, излишняя централизация и т. д.

    Если же исходить только из товарной формы хозяйственного расчета, то придется прийти к выводу о его товарной сущности, о том, что «содержание хозрасчета как категории и должно характеризоваться именно товарно-денежными отношениями»3*. Но в таком случае и закон стоимости должен быть регулятором всей хозрасчетной деятельности производственных коллективов, а с плановыми нормами предприятия должны были бы считаться лишь в той мере, в какой это не нарушает их выгоды, не нарушает действия закона стоимости. Тем самым были бы «оправданы» отказы промышленных и торговых предприятий от нужных обществу, но невыгодных предприятию заказов, избегание ими прямых связей, точных сроков поставок — фактов, имеющих место в действительности33.

    Однако на деле не все стимулы хозрасчетной деятельности предприятий связаны с законом стоимости. Есть и занимают ведущее место стимулы, обеспечиваемые плановыми нормами затрат и результатов, плановыми нормами поощрения, отвечающими закону распределения по труду. «Расширение использования таких нормативов отражает развитие качественно новой формы отношений между государством и предприятием (объединением) по поводу планового регулирования и стимулирования деятельности хозрасчетного звена — нормативных отношений. Этот процесс — важная особенность совершенствования хозрасчетных отношений в условиях развитого социализма»159.

    По мере дальнейшего обобществления производства и завершения формирования общенародной кооперации труда происходит развитие плановых норм хозрасчетных отношений не только «вглубь», но и «вширь». Последнее означает вытеснение товарных отношений в хозяйственном расчете предприятий. Но вытеснение это не механическое, а соответствующее развитию товарных отношений в непосредственно общественные связи, регулируемые плановыми нормами труда.

    § 2. Нормативная оценка

    затрат труда производственных коллективов

    Установление плановых норм труда производственных коллективов основано на непосредственно общественном характере их труда, на непосредственно общественном характере используемых ими средств производства. Последние не выступают элементом социалыю-эконо-мической неоднородности труда предприятий. Они его непосредственно общественный момент. Но от предприятий зависит своевременное освоение и целесообразное использование общественных средств производства. При таких условиях расход средств производства и затраты живого труда коллективов предприятий определяются обществом в виде плановых норм, исходящих из конкретных условий производства, их общественно нормального использования и общественно нормального функционирования рабочей силы коллектива.

    Общество в этом случае признает нормальным (т. е. фиксирует плановой нормой) различие величин рабочего времени на единицу продукции, если оно обусловлено применением столь же разных общественных средств производства. Поэтому, как уже говорилось, плановые нормы рабочего времени на производство одинакового продукта различны по предприятиям, имеющим разные условия производства. Это соответствует тому, что «в условиях господства непосредственно общественного производства в качестве общественно необходимых затрат труда выступает не единая усредненная их величина, а ряд затрат, различия между которыми обусловлены объективными, не зависящими от данных конкретных производителей факторами»85.

    Иное дело, если предприятия экономически обособлены не только как особые коллективные рабочие силы, но и по средствам производства. Тогда затраты их труда признаются равными, если они произвели одинаковое количество потребительных стоимостей независимо от того, какие (худшие или лучшие) средства производства использованы на предприятиях.

    Таким образом, общественная мера труда коллективов предприятий при обособленных и непосредственно общественных средствах производства, при стоимостной и планово-нормативной мере труда будет существенно различной. Проиллюстрируем это на условном примере (см. табл. 3).

    Расчет общественно необходимых затрат как величины стоимости исходит из того, что общественные затраты по всем предприятиям должны быть равны на

    55 Вопросы экономики, 1973, № 1, с. 94.

    Оценка деятельности предприятий при стоимостной и планово* нормативной мере труда

    Предприятия

    Производительная сила труда,: обусловленная применением разных средств производства (в % к таковой на предприятии)

    Произведено потребитель-ных стоимостей (единиц)

    Индивидуаль

    ные

    затраты

    труда

    (часов)

    Общественные затраты труда

    стоимость

    (часов)

    плановые

    нормы

    рабочего

    времени

    (часов)

    • Ь

    в а ы

    всего

    X

    6

    5

    8&

    всего

    я

    я

    а

    V

    т >* в =г

    всего

     

    ■Ч.

           

    Ы V-

       

    1

    100

    200

    1.0

    200

    1.0.

    200

    1.0

    200

    2

    150

    300

    0,8

    240

    1.0

    300

    0,67

    200

    3

    50

    100

    1.6

    160

    1,0

    100

    2.0

    200

    единицу продукции, т. е. они исчисляются как среднеобщественные из индивидуальных:

    1,0.200 + 0,8-300+ 1,6-100    ,    ____

    ■    **    1    час,

    600

    Плановая норма рабочего времени на производство единицы продукции величиной в 1 час в данном примере действительна только для первого предприятия, использующего общественно-средние средства производства. Но второе предприятие, применяющее средства производства в 1,5 раза лучше средних, должно на единицу продукции расходовать не 1 час, как первое предприятие, и не 0,8 часа (его индивидуальные затраты), а 0,67 часа. Это и должно фиксироваться плановой нормой рабочего времени. Соответственно на третьем предприятии, где средства производства в 2 раза хуже средних, устанавливается иная плановая норма затрат на единицу продукции — 2 часа.

    Как видно из примера, сведение разных индивидуальных затрат труда к общественному труду, выраженному как стоимость, определяет второе предприятие как лучше работающее, а третье предприятие — как хуже работающее. Напротив, при определении общественного труда посредством плановых норм рабочего времени в данном примере признается равенство их работы. Последний подход и характерен (в основном) для оценки

    деятельности социалистических хозрасчетных предприятий 160.

    С общественной оценкой труда предприятий связано дополнительное вознаграждение их коллективов. При стоимостной оценке большее поощрение (при прочих равных условиях) получали бы коллективы, имеющие лучшие средства производства. При планово-нормативной мере труда поощрение зависит лишь от трудовых затрат самого коллектива предприятия, а не от того, какие средства производства используются на данном предприятии. Другое дело — как они используются, все ли выделенные средства производства внедрены и освоены и т. д.

    Такое поощрение, совершенно не связанное с товарными отношениями, является вместе с тем хозрасчетным поощрением.

    В приведенном примере второе и третье предприятия получают равное поощрение в расчете на весь коллектив предприятия. Но затраты индивидуального труда у них различны. Второе предприятие расходует 240 часов труда на 300 единиц продукции, а плановая норма рабочего времени для него установлена 200 часов. Тем самым общество не засчитывает 40 часов индивидуального труда второго предприятия, экономически наказывает его161. В то же время третье предприятие на 100 единиц продукции расходует 160 часов, а общество устанавливает плановую норму рабочего времени для этого предприятия в 200 часов рабочего времени. Тем самым оно экономически поощряет его.

    Следовательно, уже плановые нормы труда производственных коллективов, а не только товарные отношения обеспечивают стимулирование снижения затрат общественного труда, повышение его качества. Практика хозяйствования в основном опирается на этот нормативный уровень хозрасчетных отношений. Нормы деятельности предприятий в основном исходят из того, что объем средств производства, используемых на каждом предприятии, а главное, их технический уровень не зависят от самих предприятий. От них зависит своевременное освоение и целесообразное использование средств производства. В этом смысле отдельное предприятие может уменьшить объем имеющихся у него общенародных средств производства и, лучше используя их, выпустить прежний или больший объем продукции. Ясно, что это означает рост трудового вклада коллектива предприятия и должно быть признано более высокой нормой поощрения.

    В условиях научно-технической революции каждое предприятие должно быть заинтересовано во введении новой техники, ее быстрейшем освоении и эффективном использовании. Это вело бы к экономии как живого, так и овеществленного труда. Распространено суждение, что плановые нормы и распределение по труду стимулируют -снижение затрат только живого труда, а внедрение, освоение и использование новой техники должно поощряться исходя из закона стоимости. Утверждение это Верно лишь для товарных отношений, где стимулы к внедрению новой техники исходят из того, что оценка Деятельности предприятия ориентирована на средний технический уровень их развития. Предприятия, отстающие по уровню технического развития, оцениваются как хуже работающие. Наоборот, лучшими будут не обязательно те предприятия, которые вносят большой •собственный трудовой вклад, а те, которые дают больше продукта, хотя это может быть только следствием нрименения на данном предприятии лучших общественных средств производства. Здесь распределение по стоимости — стимул к снижению затрат труда, к внедрению и использованию новой техники.

    Как же обеспечиваются стимулы к внедрению и использованию новой техники посредством плановых норм? Возможны ли вообще такие стимулы?

    ЕЬли плановые нормы труда и поощрения коллективов предприятий определены не по фактически действующим на предприятиях средствам производства, а по выделенным им обществом с учетом нормативных сроков освоения 37а, то такие стимулы будут. Для разработ-

    37а «...Необходимо разработать, — указыоает К. Ефимов, — действенные нормативы стадий освоения: технической (первая опыт-ки подобных норм сейчас составляются паспорта объединений (предприятий), содержащие сведения о производственных мощностях и их использовании. На основе этих данных и должны определяться технически обоснованные нормы объемов производства на каждом предприятии. Применение этих норм, «отражение в нормах и нормативах динамики текущих и единовременных производственных затрат при использовании улучшенной техники создаст основу для планирования на государственном уровне изменений натуральных и стоимостных показателей хозяйственной деятельности»162. В частности, «Методические указания о порядке определения напряженности планов», одобренные Госпланом СССР 15 января 1980 г., устанавливают соответствие планов производства нормативам использования производственных мощностей и затрат материальных, трудовых. финансовых и других ресурсов.

    Равнонапряженность норм труда производственных коллективов устанавливается через коэффициенты использования нормативной мощности предприятий. Такие нормы использования мощностей должны стать важнейшим критерием оценки деятельности предприятий. Так, на Новокраматорском машиностроительном заводе используется показатель «нормативная загрузка оборудования» в нормо-часах, отражающий напряженность деятельности данного предприятия. В Сумском машиностроительном объединении им. М. В. Фрунзе в нормо-часах рассчитывается нормативная производственная мощность цехов и объединения в целом. Затем определяется коэффициент использования нормативной производственной мощности, выступающий одним из основных показателей премирования. Могут быть и иные нормативы, отражающие проведение научно-технических мероприятий и обеспечивающие заинтересованность в этом производственных коллективов. Но в любом случае речь идет о стимулах к введению — освоению новой техники, обусловленных плановыми нормами деятельности предприятий.

    Если же речь идет о конкретных нормах научно-технического прогресса на предприятии и стимулах к нему, то, на наш взгляд, целесообразно утверждать не отдельные мероприятия по вводу новой техники или отдельные нормы его экономического эффекта, а нормы и стимулы, включенные в систему хозрасчетного стимулирования. «Сравнивая результаты функционирования своих подразделений с общественными нормативами, определяющими нижнюю допустимую границу эффективности использования ресурсов или результатов трудовой деятельности, хозяйственное звено оптимизирует свою структуру, стремится улучшить показатели своей деятельности»39. Нормативное использование всех ресурсов становится в этом случае основой определения напряженности плана и позволяет поэтому оценить фактическую деятельность предприятия и меру ее вознаграждения.

    При создании системы долгосрочных экономических нормативов деятельности предприятий (цены, норматива чистой продукции, фонда заработной платы и стимулирующих фондов) необходимо обеспечить «выгодность» внедрения новой техники, т. е. величина норм поощрения за внедрение и освоение новой техники должна быть не ниже норм поощрения за текущий выпуск продукции. Следовательно, нужна как минимум «равновы-годность» работ по внедрению новой техники и по текущему выпуску освоенной продукции. Предприятие должно «почувствовать», что ему столь же выгодно внедрять новую технику, сколь и затрачивать труд по текущему выпуску продукции. «Надо, — указывалось на ноябрьском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС, — чтобы те, кто смело идет на внедрение новой техники, не оказывались в невыгодном положении».

    Такого рода отношения пока не охватывают всего производства, нормативы освоения и использования производственных мощностей еще не являются основой планирования и оценки деятельности всех предприятий. Однако хотя практика планово-нормативного стимулирования введения новой техники не стала всеобщей, но

    *• Известия АН СССР. Серия экономическая, 1979, М 5, с. 83.

    т

    она нацелена на это постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР ог 12 июля 1979 г. Разработка конкретных плановых норм освоения и использования общенародных средств производства, а соответственно и норм дополнительного поощрения за более интенсивное использование общенародных средств на предприятиях— насущная задача развития системы плановых норм деятельности производственных коллективов163.

    Конкретные формы планово-нормативных отношений предприятий в системе хозяйственного расчета могут быть различны. Возможно установление единых (на определенный вид продукции) оптовых цен предприятия, что приведет к существованию высокорентабельных и планово-убыточных предприятий. Но это не значит, что общество здесь вообще отвлекается от конкретных условий производства каждого предприятия. Абстрагируясь от них при установлении оптовых цен, общество учитывает конкретные условия производства на разных предприятиях при определении норм поощрения их коллективов. При этом должны поощряться не только рентабельные, но и планово-убыточные предприятия. Последнее положение можно пояснить на том же условном примере, приведенном в табл. 3.

    Если плановые нормы усреднены и установлены на уровне затрат при средних средствах производства (1 час), то второе предприятие окажется высокорентабельным, а третье предприятие — планово-убыточным. Но, как показано ранее, они затрачивают равное планово-нормативное рабочее время. Поэтому нормативы поощрения должны быть дифференцированы так, чтобы в расчете на весь коллектив было обеопечено равное поощрение обоих предприятий. В расчете же на единицу затраченного индивидуального труда третье предприятие должно получить большее вознаграждение. Такие условия поощрения отражали бы непосредственно общественный характер их труда.

    Более ясно непосредственно общественный характер отношений в хозрасчете обнаруживается тогда, когда устанавливаются различные (в меру различий в усло-внях производства) плановые нормы (цены) для предприятий — производителей однородной продукции и одинаковые оптовые цены промышленности для потребителей этой продукции. Так, если второе предприятие увеличивает выпуск продукции и добавочная продукция обходится ему, например, в 0,9 часа за единицу (предполагается, что добавочная продукция требует и дополнительных средств производства), то ясно, что обществу такой выпуск невыгоден. Только если бы предприятие выступало как товаропроизводитель, то и ему и обществу выпуск дополнительной продукции по 0,9 часа за единицу был бы выгоден, так как среднеобщественные затраты (стоимость) составят 1 час. Но если предприятие использует для производства этой добавочной продукции дополнительные общенародные средства производства, которые в 1,5 раза лучше средних, то общество устанавливает для этого предприятия плановую норму затрат в 0,67 часа на единицу продукции, и это в данном случае служит пределом общественных затрат.

    Разумеется, если второе предприятие выпустило добавочную продукцию без дополнительных общенародных средств производства, т. е. лучше используя имеющиеся, то общество может и должно признать затраты выше 0,67 часа, так как в этом случае выпуск дополнительной продукции сопровождается большим трудом самого коллектива предприятия. Устанавливая повышенную плановую норму рабочего времени на выпуск дополнительной продукции, общество тем самым определяет и ее общественную необходимость (полезность). Выпуск же дополнительной продукции на первом и третьем предприятиях потребовал бы признания затрат выше 1 часа и даже выше двух часов (для третьего предприятия). Общество должно решить, нужен ли такой выпуск на этих предприятих, и разрешить его повышенной плановой нормой затрат. Ясно, что выпуск дополнительной продукции выгоднее для общества на предприятии, использующем лучшие общенародные средства производства. Равно и потери от недоиспользования лучших средств производства при прочих равных условиях выше на этом предприятии.

    Итак, ясно, что при установлении плановых норм деятельности предприятий нет социально-экономического их обособления в отношении к средствам производства. Но тем не менее необходимо закрепление этих средств за предприятиями. Такое закрепление — предпосылка планового нормирования деятельности производственных коллективов, оценки обществом рациональности использования ими общенародных средств. Уже отсюда, а не только из товарной деятельности предприятий вытекают относительно самостоятельный оборот производственных фондов предприятий и возмещение затрат предприятий за счет их доходов. Поэтому «общество, для того чтобы осуществлять производство за свой счет, вовсе не обязательно должно (и вряд ли это было бы рационально) сначала «собрать» все денежные средства в общий банк, а затем распределять их — оно определяет правила и нормативы движения этих.средств между разными уровнями хозяйственной иерархии»4,_42.

    Так называемый возмездный переход средств производства от общества к хозрасчетному предприятию представляет собой (если не входить в товарные отношения предприятий) необходимую форму общественного учета за движением и использованием общенародных средств производства, предпосылку установления плановых норм труда производственных коллективов. Но на этом уровне связь доходов предприятий с воспроизводством его фондов, с темпами роста производства на предприятии носит частичный характер. Она ограничена необходимостью определения трудового вклада предприятия в общенародное производство и установления норм поощрения за этот трудовой вклад. Таким путем в системе планово-нормативных отношений предприятия экономически отвечают (этим обусловлена и граница ответственности) за общественно нормальное использование общенародных средств производства.

    Другое дело, что эти отношения дополняются еще н товарно-денежными связями предприятий. В таких связях предприятия относительно обособлены и по средствам производства, их труд выступает как стоимость, и стоимостные показатели в той же мере становятся ведущими для экономического поведения коллективов предприятий. Полагать, что «директивную роль должны играть только стоимостные показатели, чтобы плановые задания не противоречили показателям экономического

    4,-41 Вопросы экономики, 1978, № 5, с. 10.

    стимулирования»48, — значит поставить стоимостные показатели вне плановых и выше плановых, а сами плановые показатели — вне экономических стимулов. Если, выдвигая это положение, утверждают, что устанавливаемые плановые нормы затрат труда должны соответствовать общественному рабочему времени и нужную обществу продукцию делать выгодной для предприятия, а ненужную обществу — невыгодной для предйриятия, то это верно. Но это-то как раз и предполагает, что нормативными плановыми показателями являются не только затраты труда, но и номенклатура продукции. В противном случае оказался бы необходимым рыночный механизм выбора номенклатуры самими предприятиями, руководствующимися одной только «выгодностью», а плановые нормы затрат не могли бы быть дифференцированы по условиям производства. В этом случае уровень экономической эффективности (прибыль) предприятий неизбежно зависел бы прежде всего от «стартовой» технической оснащенности, положения в отрасли и т. д., а не от трудового вклада. Процветающие на этой основе предприятия имели бы избыток желающих трудиться на них, а на отстающих наблюдался бы отток рабочей силы.

    Последствия этого хорошо известны из критики модели «рыночного социализма».

    По мере налаживания плановых норм становится все яснее, что они присущи не только уровню «общество — работник», но и уровню «общество — предприятие», поскольку предприятие (объединение) выступает звеном общенародной кооперации, элементом единого народнохозяйственного комплекса. Развитие плановых норм труда коллективов предприятий (объединений) является ведущим источником повышения производительности общественного труда, которая возрастает с каждой новой ступенью кооперации. Поэтому необходимо искать источники роста эффективности производства не только на рабочем месте, иа предприятии, но и в масштабе всего общества, совершенствуя плановые нормы труда на всех уровнях народного хозяйства.

    Это положение удачно выразил С. Спирин, отметив, что «в современных условиях образное ленинское сравнение нашего хозяйства с одной фабрикой приобретает

    и Экономика и организация промышленного производства, 1977, .** 1, с. 32.

    особое значение, так как обеспечить непрерывность технологических процессов и бесперебойность работы предприятий при большой зависимости каждого из них от поставок продукции смежных предприятий возможно только при создании между ними связей, аналогичных имеющимся внутри предприятий между цехами и другими хозяйственными звеньями» 44. Это и есть плановонормативные связи. Их неналаженпость (чрезмерное укрупнение номенклатуры в плане, несогласованность в повышении качества продукции на смежных предприятиях) чревата потерями общественного рабочего времени. Такая неналаженность отчасти зависит от объективных факторов, связанных с незавершенностью обобществления производства, отчасти же имеет субъективный характер 45.

    § 3. Совершенствование нормативов хозрасчетной деятельности предприятий

    6 связи с развитием как планово-нормативных основ хозяйственного расчета, так и товарных отношений в непосредственно общественные основным направлением совершенствования хозрасчетной деятельности социалистических государственных предприятий становится установление обществом плановых норм их деятельности — норм потребительной стоимости, рабочего времени на единицу конечного продукта предприятия (себестоимости и плановых цен), нормативов освоения и использования имеющихся производственных мощностей, плановых норм распределения прибыли и норм поощрения. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от (2 июля 1979 г. определило систему технико-экономических нормативов, призванных направить деятельность предприятий на достижение высоких конечных народнохозяйственных результатов, на повышение эффективности производства и качества работы.

    Общую предпосылку совершенствования хозрасчетной деятельности предприятий составляет развитие плановых норм потребительной стоимости. Это объясняется тем, что «натуральные показатели являются исходными, первичными для формирования всей системы показателей. Только на основе натуральных показателей можно определить объем продукции в других измерителях—стоимостных и трудовых»164. Такими нормами кроме государственных и отраслевых стандартов, устанавливающих параметры общественно полезных свойств продукции, выступают вид и объем продукции, заданные как плановая номенклатура производства па каждом предприятии.

    Предпосылкой установления плановой номенклатуры продукции является определение размеров общественной потребности в этой продукции. Как показано ранее, на уровне общества эти потребности проявляются как социальные цели — нормы производства. Их необходимо конкретизировать для каждого предприятия (объединения). Неопределенность же норм потребительной стоимости в той же мере ведет к неопределенности плановых норм рабочего времени на ее производство. Не устанавливая нормы затрат труда и нормы потребительной стоимости, общество не может рассчитывать на определенный результат деятельности производственных коллективов, необходимый для получения конечных народнохозяйственных результатов.

    Таким образом, планово-нормативный характер деятельности производственных коллективов предполагает четкое разделение функций общества и коллективов п определении общественной потребительной стоимости. Трудовые коллективы обязаны обеспечить соответствие фактически произвсденпой-потребитслыюй стоимости ее плановой норме, а общество — соответствие плановых норм потребительной стоимости общественной потребности в ней. Выполнение же последней функции предприятиями ведет к неопределенности норм их деятельности, и их вознаграждение определяется не только собственным трудовым вкладом, но и тем, правильно ли они определили общественную потребность в их продукции. Поэтому нужно централизованно определять те пределы, в которых предприятия как хозрасчетные единицы получают заказы и устанавливают договоры с другими предприятиями, сбытовыми, торгующими организа-днями об объеме, ассортименте, качестве и сроках поставки продукции. Здесь прежде всего нужно учесть, что каждое предприятие в первую очередь «ожидает» заказы для себя, так как «даже при наличии прямых хозяйственных связей оно (предприятие. — В. 77.) не сможет дать точные заказы другим, не зная заказов в свой ялпес»47. Кроме того, если договоры и заказы между предприятиями не регулируются централизованно плановыми нормами, то возникают значительные расхождения между трудом самого коллектива и стоимостными итогами его деятельности, а соответственно расхождения в заработной плате и особенно в премиях по предприятиям при равенстве их трудового вклада. Этим порождается дополнительная текучесть рабочей силы. Работники ищут «выгодные» предприятия, где за тот же труд можно получить более высокое вознаграждение.

    Когда номенклатура продукции определяется самими предприятиями, тогда «заводы получают из своего министерства задания, как правило, в рублях. Иначе говоря, делайте что хотите, и сбывайте куда сумеете. И начинается блуждание в потемках»48. Господство подобных отношений означало бы формальный характер планомерного регулирования производства и не избавляло бы от затоваривания, а увеличивало бы его. Поэтому нужно учитывать, что в той же мере, в какой предприятия получат больше свободы в определении номенклатуры продукции, возрастет и неуправляемость спроса, снизится планово-нормативное регулирование структуры производства.

    Практика народнохозяйственного планирования подтверждает необходимость расширения планово-нормативного регулирования потребительной стоимости. В одиннадцатой пятилетке Госпланом СССР планы распределения продукции по основным фондодержателям будут составлены по 331 виду продукции. Материальные балансы будут разрабатываться Госпланом СССР по 410 видам продукции, т. е. в 1,8 раза больше, чем в 1976— 1980 гг. Такое совершенствование практики планирования предопределено постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об улучшении планирования н усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы», в котором содержится требование большей детализации плановой номенклатуры продукции в годовых планах предприятий.

    В научной литературе часто говорят о необходимости развития непосредственных связей между потребителями и производителями. Ясно, что при установлении плановых норм деятельности предприятий такая связь нужна, ибо эти нормы оставляют открытыми вопросы: насколько установленные нормы соответствуют фактическим общественным потребностям; насколько фактически произведенная потребительная стоимость соответствует установленным плановым нормам. Для их успешного решения необходимы совместные усилия потребителей и производителей. Их договоры и заказы должны быть органической частью плановых норм деятельности предприятий. Если же отчетные плановые показатели не совпадают с показателями по договорам и заказам, то производители или не соблюдают договора или не принимают заказы. Так, из-за несовпадения плановых отчетных показателей и договорных поставок Мытищинский машиностроительный завод в свое время не выполнил договор по поставкам комплектующих изделий «Союзпромстроймеханизацин», ибо выполнение договора не способствовало выполнению плана и соответствующему поощрению коллектива за соблюдение договоров и заказов4#.

    Итак, непосредственно общественная связь между производителем и потребителем, безусловно, нужна. Она выражается в разработке и установлении обществом плановых норм потребительной стоимости с участием производителей и потребителей. На основе распределения по труду производители должны нести материальную ответственность за соблюдение этих норм. В этом смысле предприятия обязаны заботиться как о производстве, так и о реализации продукции. Но забота о реализации произведенной продукции должна сводиться прежде всего к точнейшему соблюдению плановых норм качества (что устанавливается как ОТК и другими органами государственного контроля, так и потребителем), а не к «коммерции», не к давлению на потребителя165”.

    В условиях незавершенности обобществления производства товарные связи необходимы, хотя они и приводят к известным потерям общественного труда уже потому, что отдельный производитель сам не может определить общественные потребности. Поэтому необходимо всемерно развивать плановые нормы производства по номенклатуре выпускаемой продукции, координирующие промежуточные результаты по объему и ассортименту для получения конечного продукта совместного труда. Такая координация особенно необходима по качеству продукции. Превышение норм качества продукции или вообще самостоятельное «творчество» предприятия в отношении уровня качества его продукции чаще всего оказываются бесполезными с точки зрения конечного общественного продукта, где соединен труд многих предприятий. И наоборот, решающим становится соблюдение плановых норм качества всеми предприятиями, участвующими в выпуске конечного продукта.

    Если допустить, что каждое предприятие будет отступать от нормы полезного эффекта, пусть даже превосходя его, или вообще не иметь четких норм потребительной стоимости производимого продукта, то общество не сможет контролировать и регулировать производство и распределение. Пока «производители могут широко варьировать ассортимент изделий, перевыполнять планы производства одной продукции и недовыполнять другой и добиваться нередко выполнения групповых позиций и объемных показателей в целом за счет сравнительно «выгодных» заказов»51, трудно добиться сбалансированного и эффективного развития экономики, обеспечить рост качества продукции при минимуме затрат общественного труда.

    Исходным пунктом совершенствования плановых норм деятельности производственных коллективов становятся централизованное изучение общественных потреб-постей (в том числе изучение и формирование спроса) и установление на этой основе норм потребительной стоимости (плановой номенклатуры) с нарастающей степенью детализации от народного хозяйства и отрасли к предприятию52. На уровне предприятия необходимо планировать все виды выпускаемой им продукции. Соответственно первым показателем совершенствования хозрасчетной деятельности производственных коллективов должна быть степень развития плановых норм потребительной стоимости на всех уровнях общественного производства.

    Соблюдение предприятиями плановых норм качества потребительной стоимости контролируется как непосредственно обществом и его прямыми органами (Госбанк СССР, Госстандарт СССР, органы материально-технического снабжения и торговли по отношению к предприятиям), так и непосредственными потребителями. В последнем случае указанная функция контроля выполняется отдельными предприятиями или отдельными трудящимися от имени общества. Хотя формой этой функции служит купля-продажа, общество непосредственно устанавливает плановые нормы деятельности производителей, а потребители по сути дела подтверждают выполнение плановых норм перечислением соответствующих денежных сумм. Это остается особой формой непосредственно общественного контроля за соответствием фактического производства его плановым нормам53.

    Такая товарная форма может в большей мере наполниться товарным содержанием, если плановая деятельность общества будет сопровождаться моментами формальности. При несоответствии действительных потребностей плановым нормам их удовлетворения развивается реальное содержание купли-продажи, регулирующая роль плановых норм труда понижается, и они превращаются во внешнюю форму товарных по существу отношений. В таком случае «сравнивание> затрат на производство продуктов происходит не по плановым

    93 Смысл этого положения детализирован на схеме (см. там же, с. 42).

    99 «Хотя учет выполнения заданий по поставкам ведется в стоимостной форме, но по содержанию он является средством контроля за соответствием фактического состава продукции в натуральном выражении предусмотренному в плане и заключенных на его основе договорах» (Вопросы экономики, 1980, ЛЬ И, с. 52).

    нормам рабочего времени, а по стоимости или выше ее. Может возникнуть ситуация, подобная этой, когда «на все виды работ существуют установленные и надлежащим образом утвержденные нормы н расценки. Однако в пусконаладочном управлении треста «Днепрометаллург-монтаж» Министерства монтажных и специальных строительных работ УССР нормы и расценки на производство пусконаладочных работ по видам оборудования отсутствуют. Нет расценок, и с заказчиков можно запрашивать любую сумму, а те вынуждены соглашаться»84.

    Развитие плановых норм общественной потребительной стоимости — предпосылка совершенствования плановых норм рабочего времени, при установлении которых необходимо исходить из того, что на каждом нормально работающем предприятии характер труда производственного коллектива является непосредственно общественным, а затраты на производство продукта — общественно необходимыми. Как отмечал А. С. Гусаров, ««нормальные затраты предприятия» — категория непосредственно общественного труда... Эта категория имеет нормативный характер. В основе нормальных затрат предприятия лежат нормы затрат живого и овеществленного труда»166. Соответственно «критерием оценки труда работника или коллектива должно быть соотношение фактических затрат труда и нормативных, свободных от влияния факторов, не зависящих от них и находящихся в распоряжении общества»167.

    Плановые нормы рабочего времени для производственных коллективов выступают в форме планово-нормативных цен, по внешней форме совпадающих с товарной ценой. Но товарная цена есть денежное выражение стоимости, тогда как планово-нормативная цена является прежде всего непосредственно общественной формой учета труда при социализме, плановым нормативом затрат живого и овеществленного труда 168. Последовательным выражением такой природы плановых цен являются не средние, а планово-расчетные цены, дифференцированные для производителей (единые для потребителей) в соответствии с условиями их производства. В такой же дифференциации, как и цены, нуждаются и нормативы чистой продукции. Лишь в этом случае показатель нормативной чистой продукции устраняет деление продукции на «выгодную» и «невыгодную» (в том случае, если нормативы установлены правильно).

    Реально применяются и дифференцированные планово-расчетные цены, и средние оптовые цены, дифференцированные и среднеотраслевые нормативы чистой продукции. При средних ценах (отчасти связанных с товарным элементом плановой цены) для отражения непосредственно общественного присвоения средств производства приходится вводить дифференцированные фиксированные платежи и государственные дотации, что «утяжеляет» Хозяйственный механизм и всю систему планово-нормативного регулирования, затрудняет распределение по труду. Средние цены порождают плановую убыточность предприятий, противоречащую законам социалистического производства169*. Обеспечить возмещение затрат на производство продукции и получение нормальной прибыли каждым нормально работающим предприятием можно при помощи дифференцированных планово-расчетных цен, которые непосредственно отражают плановые нормы труда. Вместе с дифференцированными (по условиям производства) нормативами чистой продукции они могли бы, на наш взгляд, способствовать созданию единых (по отраслям и регионам) нормативов фонда заработной платы и фондов поощрения по отношению к нормативной чистой продукции, ликвидации системы фиксированных платежей и государственных дотаций.

    Как говорилось, для этого требуется установление дифференцированных планово-расчетных цен для производителей и единой оптовой цены для потребителей. Существующая система ценообразования дает возможность такой дифференциации для производителей (оптовые цены предприятий) и их последующего усреднения для потребителей (оптовые цены промышленности). Так, для того чтобы исключить необоснованно высокую рентабельность, можно было бы пересмотреть оптовые цены на отдельные виды продукции только у ее изготовителей, не меняя цены для потребителей. Основа для этого создана. В 1981 г. Госкомцен СССР по согласованию с Госпланом СССР и Минфином СССР утвердил «Ука-зания о порядке установления новых оптовых цен.на отдельные виды продукции только для изготовителей этой продукции при сохранении действующих оптовых цен для потребителей».

    Теоретическую базу такого сочетания цен для производителей н потребителей составляет планово-нормативная природа цен, которые дифференцируются по условиям производства у производителей и усредняются, когда продукция распределяется из общественного фонда по потребителям. Эта мысль была высказана, например, Б. Ф. Андреевым: «В качестве результата трудовой деятельности коллектива определенного участка производства продукт заключает в себе плановые индивидуальные затраты рабочего времени. В общественных же фондах он воплощает уже общественное время, приходящееся на каждый его экземпляр в среднем»59.

    На основе дифференцированных планово-расчетных цен можно составить четкий ряд непосредственно общественных затрат труда, ряд его плановых норм на изготовление однородной продукции на разных участках общественного производства. Это дает четкое представление и о возможностях снижения затрат общественного рабочего времени на каждом из участков производства, а также в общественном масштабе. Кроме того, «индивидуальные различия в затратах живого труда столь существенны, что это требуется специально учитывать, иначе нормативы не будут стимулировать снижение затрат, когда они завышены или будут слишком невы-

    Вестник МГУ. Серия «Экономика», 1972, «V» 5, с. 15.

    годными, если они занижены»60. Усредненные же нормативы затрат не снимают, а обостряют проблему разно-выгодности одинаково трудоемкой продукции.

    Определение дифференцированных планово-расчетных цен, как и нормативов чистой продукции, предполагает сравнительную группировку предприятий по условиям производства и сравнение затрат внутри группы на производство однородной продукциий|. Это соответствует ленинскому указанию о том, что необходимо <гсравнение деловых итогов . хозяйства отдельных коммун»62. Такое сравнение дает основание для установления норм труда производственных коллективов (расчетных цен и нормативов чистой продукции) не на базе фактических индивидуальных затрат каждого прёдпрн-ятия, а на основе общественно необходимого труда в группе предприятий, использующих равные производственные мощности па технически обоснованном уровне. Поэтому отраслевой характер нормативов чистой продукции не должен означать их усреднения без учета условий производства по предприятиям. Как и вообще нормы рабочего времени, эти отраслевые нормативы чистой продукции устанавливаются применительно к данным условиям производства, а не к конкретным исполнителям. Этим и достигается их необходимая дифференциация соответственно объективным условиям производства, отражение ими общественно необходимых затрат труда при социализме.

    Дифференцированные планово-расчетные цены и нормативы чистой продукции можно определить и на основе нормативов затрат по каждой стадии производства с учетом суммы чистого дохода по нормативам на расширенное воспроизводство ресурсов. Но в этом случае предполагается технико-экоиомическое обоснование всех используемых нормативов расхода ресурсов, которое также включает указанное выше сравнение затрат на производство. Так, например, нормативы чистой продукции можно определить не только на базе сравнения собственных трудовых затрат по группе предприятий с равными условиями производства, но и на базе нормативов заработной платы и прибыли. При этом возможны два принципиально разных подхода к определению нормативов прибыли. Первый (стоимостный) подход основан на том, что норматив прибыли исчисляют в процентах к себестоимости или к производственным фондам. В этом случае неизбежна разновыгод-ность равнотрудоемкой продукции. Второй подход, более правильный, предусматривает определение норматива чистой продукции как нормы рабочего времени170.

    Одно из возражений против применения дифференцированных планово-расчетных цен состоит в том, что они якобы «ликвидируют стимулирующее воздействие оптовой цены промышленности на снижение индивидуальных затрат предприятия»171. Однако так как эти цены основаны не на индивидуальных затратах, а на нх плановой норме, вычлененной из сравнительной группировки затрат производственных коллективов, то дифференцированные планово-расчетные цены действуют как «принудительный» закон социалистического соревнования, побуждающий для получения большего вознаграждения снижать индивидуальные затраты. Механизм его действия описывается так: «Если улучшение работы отдельных предприятий группы ведет к снижению затрат на производство продукции, это сказывается на уровне групповой расчетной цены (она должна снижаться), что. в свою очередь, побуждает другие предприятия также снижать свои производственные затраты»172. Они вынуждены делать это, иначе их затраты будут выше затрат, установленных новой плановой нормой для данной группы предприятий. И наоборот, чем ниже будут их затраты по сравнению с плановой нормой, тем большее поощрение они должны получить.

    Но все это верно, если плановые нормы труда устанавливаются путем сравнения затрат по группе предприятий, имеющих равные производственные условия, на базе затрат передовых предприятий этой группы, а не отдельного предприятия.

    Существует мнение, что дифференцированные планово-расчетные цены не стимулируют инициативу предприятий по выпуску дополнительной продукции на тех же .производственных мощностях, т. е. при росте индивидуальных затратм. Оно основано на предположении, что при таком выпуске продукции дифференцированная планово-расчетная цена останется неизменной. Однако если эти цены отражают планово-нормативное рабочее время, то подобный рост производства должен быть признан обществом как более высокая норма затрат. Такой нормой общество разрешает выпуск дополнительной продукции (ибо он не всегда нужен) и стимулирует его. При неизменных же дифференцированных плановорасчетных ценах выпуск дополнительной продукции за счет внутренних резервов может стимулироваться повышением нормативов отчислений в фонды поощрения. Эти нормативы поощрения повышаются в зависимости от степени напряженности плана дополнительного выпуска продукции подобно тому, как это делается в сдельнопремиальных системах оплаты труда путем увеличения тарифной ставки при работе по технически обоснованным нормам. Иначе говоря, при неизменных планово-расчетных ценах использование внутренних резервов по выпуску дополнительной продукции при тех же производственных ресурсах стимулируется путем повышения «расценок» оплаты труда производственных коллективов в целом.

    Выдвигается также утверждение, что дифференцированная планово-расчетная цена «препятствует стимулированию специализации производства»®7. Речь, конечно, идет о препятствиях к специализации со стороны отдельных предприятий, об отсутствии у них заинтересованности в развитии специализации при дифференциации цен соответственно условиям производства. Однако вопросы специализации продукции должны решать не отдельные предприятия, а общество, увязывающее специализированные звенья в единый комплекс. Кроме того, дифференцированная планово-расчетная цена устанавливается исходя из среднегрупповых условий производства. Поэтому предприятие, имеющее более высокую специализацию, будет иметь фактические затраты

    * См.: Шехет Н. И. Плановая цена в системе экономических категорий социализма. М., 1972, с. 140.

    *т Там же.

    ниже указанной расчетной цены, а предприятЛ с низкой (относительно общественно необходимой) специализацией — затраты выше этой расчетной цены. При таких условиях дифференцированные планово-расчетные цены дают стимул для самих предприятий к углублению специализации.

    И наконец, общество решает вопрос о необходимости производства определенного вида продукции в худших условиях, сравнивая затраты по видам продукции и по группам предприятий и устанавливая плановую норму—предел затрат. Поэтому развитие специализации и заинтересованность производственных коллективов в ней (вообще заинтересованность в выпуске новой продукции) обеспечивается: установлением обществом плановой номенклатуры продукции, основной специализации предприятий; установлением дифференцированных планово-расчетных цен, отражающих среднегрупповые затраты; установлением новых планово-расчетных цен, учитывающих планово-нормативные затраты предприятий при переходе их на новую номенклатуру продукции.

    На наш взгляд, приведенные выше доводы позволяют утверждать, что обнаруживаемые на практике недостатки дифференцированных планово-расчетных цен относятся не столько к их существу, сколько к их практическому применению, к степени действительного отражения в них планово-нормативных затрат труда производственных коллективов. Построение системы средних цен и средних нормативов чистой продукции с дифференцированными платежами и дотациями или же системы дифференцированных планово-расчетных цен и дифференцированных нормативов чистой продукции соответственно условиям производства с едиными (по отраслям и регионам) нормами поощрения — это вопросы конкретных форм организации, а не существа социалистических производственных отношений. Эти системы «отличаются друг от друга не целью, а объектом корректировки. Цель в обоих случаях одна и та же: создать для всех предприятий равные условия поощрения независимо от степени влияния объективных факторов на показатели деятельности» ®8.

    Таким образом, эта цель соответствует закону рас-

    ** Формы необходимого продукта при социализме. Минск, 1976, с. 151.

    пределения по труду. Как замечает в этой связи В. А. Медведев, «использование нормативов, учитывающих конкретные условия хозяйствования, нивелирует влияние материально-вещественных факторов на результаты труда. И только после такого очищения последние могут рассматриваться как плод усилий данного коллектива»99. Делается ли такое «очищение» в расчетных ценах или в дифференцированных нормативах поощрения и платежах — это не отрицает планово-нормативного, подхода к оценке деятельности производственных коллективов, хотя эффективность указанных форм организации плановых норм будет различной.

    Некоторые исследователи выступают против дифференциации норм затрат предприятий, ратуя за установление их на среднеотраслевом уровне. Но при таком подходе «консервируется» неразграниченность затрат общества и затрат отдельного предприятия в общих результатах деятельности последнего (а следовательно, и неразграниченность ответственности за ухудшение результатов деятельности). Поэтому практические трудности определения и пересмотра дифференцированных планово-расчетных цен и дифференцированных нормативов чистой продукции не могут отменить их необходимость. Все равно приходится вести такую же работу при дифференциации нормативов поощрения, фиксированных платежей, государственных дотаций173. Но в последнем случае нет ясных критериев дифференциации нормативов и потому столь часты субъективные их корректировки и ежегодные пересмотры.

    Сейчас «индивидуальный характер нормативов при углубленной, доходящей до отдельного предприятия дифференциации оценки и стимулирования производства (расчетные цены, фиксированные (рентные) платежи, нормативы отчислений в поощрительные фонды) теряет форму исключительности, допускавшуюся в начальный период экономической реформы, и по существу становится повсеместным»174. А для этого необходимо использовать указанные выше критерии дифференциации норм затрат, чтобы затем установить единые нормы поощрения за единицу собственного трудового вклада каждого коллектива. На необходимость такого подхода указывал в свое время С. Г. Струмилин, отмечая, что «именно потому, чтобы поставить работников разных предприятий в равные условия хозрасчета и соревнования, необходимо принимать от них в сбытовые органы всю их продукцию по расчетным ценам, соответствующим полной их плановой индивидуальной стоимости на каждом предприятии»175. Это соответствовало бы последовательному осуществлению плановонормативного регулирования деятельности производственных коллективов и распределению по труду на этом уровне.

    Пока существует товарный элемент цены, вряд ли можно организовать систему расчетных цен и дифференцированных нормативов чистой продукции во всем народном хозяйстве. Приходится исходить из средних цен, средних нормативов чистой продукции, вводить и дифференцировать фиксированные платежи, государственные дотации, нормативы поощрения. Но постепенное преобразование товарных отношений в непосредственно общественные и разработка системы научно обоснованных групповых нормативов создадут предпосылки для всеобщего перехода к определению цен и чистой продукции как плановых норм рабочего времени.

    Существующая практика хозрасчетных отношений допускает иногда укрупненность норм потребительной стоимости, опытно-эмпирический характер фиксированных платежей и нормативов поощрения, не соответствующий присвоению по труду, необоснованный выбор показателей нормативной деятельности производственных коллективов, недостаточное применение наряду с нормами индивидуального труда норм коллективного труда предприятий и объединений. Все это снижает стимулы роста эффективности производства и качества готового продукта. Обращение к системе научно обоснованных дифференцированных планово-расчетных цен и нормативов чистой продукции будет означать качественный скачок в организации планово-нормативного регулирования деятельности производственных коллективов как членов общенародной кооперации, знаменуя собой переход от опытных норм труда производственных коллективов (единых цен, фиксированных платежей, норм поощрения) к технически обоснованным нормам. В конечном счете это новый уровень организации «обществен-ной бухгалтерии», охватывающей производство и распределение, прямое выражение развития «вглубь» и «вширь» непосредственно общественного характера социалистического производства.

    Развитие - плановых норм деятельности производственных коллективов позволяет согласовать индивидуальные и коллективные результаты труда. Для решения этой проблемы, помимо прочего, необходимо соединить в единое целое не всегда связанные ныне фонд заработной платы и фонд материального поощрения. Это становится возможным с переходом к нормативному методу образования фонда заработной платы и фонда материального поощрения (от рубля нормативной чистой продукции) 176, когда усиливается связь этих фондов с распределением по труду. Единство сущности и принципов образования фонда заработной платы и фонда материального поощрения позволяет говорить о возможности создания на этой основе общего фонда оплаты труда производственного коллектива. Такая идея уже высказывалась в печати. Так, С. Военушкин, Е. Белов и Ю. Миронов писали: «С введением показателя расчетночистой продукции фонд заработной платы и фонд материального поощрения целесообразно образовывать как составные элементы общего фонда оплаты труда»177. Практически это осуществляется в Народной Республике Болгарии, где все средства, идущие на оплату труда, объединены в единый фонд, зависящий от общей результативности хозяйственной деятельности.

    Планирование фонда заработной платы, ориентированное на численность работников, дублирует установленные на предприятии нормы рабочего времени и расценки оплаты труда. В этих условиях для отражения эффективности коллективного труда необходим фонд материального поощрения. Когда же фонд заработной платы образуется по нормативному методу (от нормативной чистой продукции), тогда фонд материального поощрения должен включаться в общий фонд оплаты труда коллектива. Одновременно это означало бы включение этих затрат в себестоимость, что положительно сказалось бы на процессах введения новой техники, способствовало бы упрощению расчета плана по труду и т. д.

    В пользу установления единого фонда оплаты труда говорит также и то, что в «Методических указаниях о порядке определения долгосрочных нормативов заработной платы на рубль продукции», утвержденных Госпланом СССР, Минфином СССР, ЦСУ СССР от 12 октября 1979 г., в пункте 14 предусмотрено неиспользованную экономию по фонду заработной платы, имеющуюся у предприятий на конец года, перечислять в фонд материального поощрения. Равно и перерасход фонда заработной платы покрывается из средств фонда материального поощрения. Налицо фактические взаимоперехо-ды фонда заработной платы и фонда материального поощрения, их реальная общность.

    Единый фонд оплаты труда оправдан и тем, что ряд премий фактически безразличен к их источнику, на предприятиях они выплачиваются то из фонда заработной платы, то из фонда материального поощрения. Единый фонд оплаты труда производственного коллектива может распределяться внутри коллектива при сохранении действующего порядка оплаты и премирования труда работников. Важно, однако, чтобы премиальный фонд формировался как остаток из общего фонда оплаты труда после вычета из него оплаты по тарифу. Это означало бы, что различия в нормах труда на разных предприятиях (их разная напряженность) «снимаются» на уровне коллектива предприятия. Чем .хуже организовано нормирование труда внутри предприятия, тем больше будет израсходовано на оплату по тарифу, тем меньше будет фонд премирования. Наоборот, улучшение нормирования при прочих равных условиях увеличивает фонд премирования.

    Улучшение нормирования (особенно введение технически обоснованных норм) сопряжено с установлением повышенных тарифных ставок. Предприятиям предоставлено такое право за счет экономии фонда заработной платы. Но это пока не затрагивает взаимосвязи индивидуальных и коллективных результатов труда. При едином фонде рплаты по труду рост тарифных ставок мог бы по необходимости осуществляться и за счет нынешнего фонда материального поощрения. Таким образом, предприятие получало бы большую свободу в выборе средств стимулирования работы по технически обоснованным нормам и делало бы это не в ущерб общенародным интересам; было бы обеспечено сочетание централизованно планируемых норм труда и норм вознаграждения производственных коллективов с их инициативой в выборе и применении наиболее эффективных форм оплаты более напряженного труда. Если при этом планирование единого фонда оплаты труда будет осуществляться по нормативам длительного действия, как это предусмотрено постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 июля 1979 г., то предприятия будут иметь реальные условия к введению и стимулированию технически обоснованных норм труда.

    Для стимулирования инициативы предприятий по принятию напряженных, технически обоснованных планов можно использовать опыт ВАЗа. Ныне этот опыт распространен при бригадной оплате труда. Его необходимо учесть и в отношении хозяйственного расчета прй определении нормативов общего фонда оплаты труда.

    Во-первых, за установленный «по базе» план предприятие получало бы базовый фонд оплаты труда согласно вышеназванным «Методическим указаниям о порядке определения долгосрочных нормативов заработной платы па рубль продукции».

    Во-вторых, к этому общему фонду оплаты труда могут быть введены надбавки за удельный вес продукции высшей категории качества аналогично доплатам за профессиональное мастерство по системе оплаты ВАЗа.

    В-третьих, за напряженный план, установленный по технически обоснованным нормам использования производственных мощностей (согласно паспортам предприятий), норматив фонда оплаты труда предприятия должен увеличиваться до 20% от базового. Этот процент должен учитывать степень напряженности плана данного предприятия по сравнению со средней напряженностью и темп роста производительности труда, обеспечиваемого напряженным планом.

    В-четвертых, за переход в новом плановом периоде на более напряженный план предприятие должно получать надбавку к нормативу общего фонда оплаты коллектива предприятия. Эта надбавка снижалась бы в следующем плановом периоде, если бы новый план не становился напряженнее. При этом напряженность плана должна оцениваться на основе «Методических указаний о порядке определения напряженности планов», одобренных Госпланом от 15 января 1980 г.

    Исходный базовый норматив общего фонда оплаты по труду производственного коллектива может соответствовать единому нормативу, указанному в предыдущей главе (§ 3), если нормативы чистой продукции дифференцированы пропорционально различиям в условиях производства. Если же установлены единые и неизменные на пятилетку нормативы чистой продукции независимо от конкретных условий производства на предприятии, то необходимо дифференцировать нормы единого фонда оплаты по труду и устанавливать норму их снижения по годам пятилетки. На наш взгляд, в перспективе было бы целесообразно вести работу по установлению единого (в пределах отрасли и региона) норматива фонда оплаты по труду и дифференцированных норм чистой продукции. Тогда указанный норматив оплаты по труду изменялся бы только при изменении доли фонда распределения по труду в национальном доходе, отраслевых н региональных изменениях в оплате труда.

    Сосредоточение всех премий в едином фонде, образующемся как разность общего фонда оплаты производственного коллектива и оплаты по тарифу, предполагает, конечно, и большую обоснованность распределения премий внутри коллектива. Поэтому образование единого фонда премирования возможно лишь при многоступенчатости и системности распределения по труду, при организации не только хозрасчета предприятий (объединений), но и хозрасчета цехов, участков, бригад с определением общего фонда оплаты труда в каждом хозрасчетном звене.

    Нормативный метод образования фонда заработной платы предполагает, что плановая номенклатура продукции достаточно детализирована. В условиях же сильно укрупненной номенклатуры и действия в этих пределах товарных отношений будут неизбежны существенные расхождения между трудовым вкладом производственных коллективов и их доходами, так как тогда коллективы сами будут отвечать за соответствие (и несоответствие) фактического производства продукции и спроса на нее, что таит в себе возможность нереализа-цин продукции не но «вине» предприятия. В таких условиях могут возникать ситуации, когда нормативный фонд заработной платы будет недостаточен даже для оплаты по тарифу. Поэтому в хозяйственной практике наряду с использованием нормативного метода формирования заработной платы важно последовательно развивать планово-нормативный характер потребительной стоимости, т. е. усиливать детализацию плановой номенклатуры продукции предприятий в соответствии с июльским (1979 г.) постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы».

    * * *

    На основе социалистического производства непосредственно общественный труд и его плановые нормы становятся всеобщим отношением и подчиняются цели повышения благосостояния и всестороннего развития способностей всех трудящихся.

    Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества ра.боты» усиливает действенность плановых норм, ориентирует предприятия иа сочетание хозяйственной инициативы производственных коллективов и централизованного руководства на основе этих норм. Пример этому — включение встречных планов, принятых по инициативе трудовых коллективов, в состав годовых планов, т. е. превращение личной и коллективной инициативы в плановую норму. С этой целью предусматривается, что годовые планы будут разрабатываться на предприятиях и в объединениях и встречные планы уже на этапе их составления будут органически включаться в государственный план. При таком порядке установления норм деятельности производственных коллективов более полно реализуется принцип демократического централизма, обеспечивается сочетание инициативы трудящихся и централизованного руководства.

    Ориентация на конечные народнохозяйственные результаты предполагает не противопоставление инициативы плану, а последовательное развитие системы норм, в установлении которых широкое участие принимают все трудящиеся. Такое участие становится важнейшей формой проявления их инициативы в улучшении организации производства и повышении его эффективности, формой развертывания производственной демократии в зрелом социалистическом обществе. Представления, что плановые нормы — это выражение только централизации управления, что установление норм — компетенция только вышестоящих органов управления, что на долю работников и коллективов остается роль пассивных исполнителей этих норм, не отражают ни смысла плановых норм, ни природы социалистического общества. «... Надо ясно понять, как далеко отличается демократический централизм, с одной стороны, от централизма бюрократического, с другой стороны — от анархизма... Централизм, понятый в действительно демократическом смысле, предполагает в первый раз историей созданную возможность полного и беспрепятственного развития не только местных особенностей, но и местного почина, местной инициативы, разнообразия путей, приемов и средств движения к обшей цели»178.

    Плановые нормы отражают эту общую цель деятельности трудящихся и устанавливаются ими демократически. При этом речь идет не о том, что каждый сам себе устанавливает нормы, а о том, что норма — это выражение общей воли трудящихся. «...Предприятия вообще не могут функционировать правильно, если нет единства воли, связывающего всю наличность трудящихся в один хозяйственный орган, работающий с правильностью часового механизма»179. Демократически обсуждаемая до начала производства, установленная норма становится законом производства и подлежит неукоснительному исполнению всеми трудящимися.

    Участие работников в определении норм их совместной деятельности и ее результатов становится не менее важным для повышения эффективности ,производства, чем само установление норм. Последнее отражает лишь форму его непосредственно общественной организации, тогда как первое — его содержание. Конечно, нарушения принципа демократического централизма в установлении плановых норм способны исказить практику их применения. В таких случаях появляется администрирование и мелочная опека, от которых, как указано на майском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС, необходимо решительно избавляться180. Регулированию нормой подлежат лишь те параметры деятельности работников или предприятий, которые совершенно необходимы для получения конечного результата совместного труда.

    Следовательно, норма сама устанавливает конечный результат деятельности каждого звена совместного труда. Необходимость укрепления централизованных начал в экономике не означает, что Госплан СССР и министерства должны брать на себя установление все большего числа норм и доводить их до каждого предприятия. Речь идет о выделении ступеней совместного труда (бригада — цех — предприятие — отрасль — народное хозяйство) и соответствующих субъектов, устанавливающих его нормы и сферу их действия.

    Таким образом, развитие инициативы трудящихся должно быть не вне плана, а в учете ее планом. Понятно, что норма не может учесть всех особенностей деятельности предприятия. Но от нее этого и не требуется. Достаточно, если она отразит конкретные условия производства, их общественно нормальное использование, общественно необходимые параметры производимого продукта, т. е. обеспечит оптимальное соединение всех усилий в конечный результат совместного труда.

    В этом случае местная инициатива и почин выразятся в улучшении организации труда, повышении его интенсивности и умелости, заимствовании передового опыта, внедрении новой техники. «Коль скоро общие нормативы и правила предполагают принятие на их основ? самостоятельных решений, они выступают в качестве одной из главных предпосылок развития социалистической предприимчивости»181. Поэтому установление долгосрочных, научно обоснованных и демократически принятых норм побуждает трудовые коллективы и отдельных работников к использованию внутренних резервов, к реализации инициативы каждого трудящегося по достижению нормы с меньшими затратами личного труда. На этих путях и должна создаваться «выгода» каждого предприятия.

    Развитие производственной демократии должно сопровождаться усилением материальной и административной ответственности за нарушения плановых норм и их необоснованное установление. Только четкое исполнение общественно установленных норм производства и распределения означает и осуществление экономических обязательств предприятий и работников перед обществом и друг другом. Соблюдение научно установленных норм препятствует субъективизму в управлении экономикой, позволяет увязать интересы всех трудовых коллективов в единый общенародный интерес по достижению высоких народнохозяйственных результатов. Поэтому необходимо не только иметь систему плановых норм и нормативов, но и обеспечить условия реализации этой системы. Для этого необходимо оперативно реагировать на проявления бесхозяйственности, нарушения установленных плановых норм, обеспечить условия «более строгого спроса за перерасход, превышение норм и лимитов» 7в, т. е. создать всю совокупность необходимых предпосылок эффективного функционирования системы плановых норм.

    Введение........... 3

    Глава /. ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ ТРУДА - ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА ............. 7

    | 1. Плановые нормы структуры совместного труда    —

    5 2. Противоречия плановых норм труда ...    24

    $ 3. Развитие плановых норм рабочего времени    32

    Нормо-час — простая форма нормы рабочего времени ...    35

    Сложный труд н редукция нормо-часов....... 45

    Всеобщая натуральная форма плановой нормы рабочего времени    51

    Денежная форма    плановой нормы рабочего    времени    ...    54

    Глава П. ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ ПРОЦЕССА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО    ПРОИЗВОДСТВА......66

    $ I. Нормы формирования и развития рабочей силы

    общества     —

    § 2. Нормы процесса труда н процесса всестороннего

    развития способностей трудящихся.....60

    § 3. Норма необходимого труда и ее динамика    66

    Глава ///. ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПО ТРУДУ И ЧЕРЕЗ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ФОНДЫ

    ПОТРЕБЛЕНИЯ..........103

    ( 1. Объективные основы соотношения фонда распределения по труду и общественных фондов потребления ...........—

    § 2. Нормы трудового вклада и трудового пая    116

    § 3. Рост заработной платы и пересмотр норм труда    143

    Глава (V. ПЛАНОВО-НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВЫ ХОЗРАСЧЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ .    .    152

    ( I. Планово4шрматнвные и товарные отношения в хозяйственном расчете ........ —

    | 2. Нормативная оценка затрат труда производственных коллективов.........166

    $ 3. Совершенствование нормативов хозрасчетной деятельности предприятий........176

    1

    5 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 300.

    2

    3

    Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 59.

    4

    ные результаты н плановые показатели производства. М., 1979, с. 25.

    ( См.: Совершенствование хозяйственного механизма. Сборник документов, с. 59.

    5

    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 39, с. 273.

    6

    Вопросы философии, 1979, № 1, с. 90.

    7

    * Маркс К-, Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 16.

    8

    Анохин П. К■ Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. М., 1971, с. 28.

    9

    Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 47, с. 310.

    -в «Мы не можем представить, выразить, смерить, изобразить движение, не прервав непрерывного...» (Ленин В. И. Поли. собр. соч.. т. 29, с. 233).

    10

    «Отдельные компоненты образуют единство не потому, что они тождественны друг другу, одинаковы, неразличимы. Напротив, каждый из них обладает своей собственной определенностью, особенностями, характерными чертами. Они образуют единство вследствие той связи, которая соединяет их в целое н в пределах которой они могут взаимодействовать» (Покрытой А. К. Историческое н логическое в экономической теории социализма. М., '1978, с. 184).

    11

    • Это предполагает наличие единого субъекта, устанавливающего нормы и представляющего общее сознание. Об этом К. Маркс писал так: «Если мы возьмем за образец разделение труда на современной фабрике, чтобы применить его затем к целому обществу, то мы найдем, что общество, нанлучшим образом организованное для производства богатств, бесспорно должно было бы иметь лишь одного главного предпринимателя, распределяющего между различными членами общественного коллектива их работу по заранее установленным правилам» (Маркс /С., Энгельс Ф. Соч., т. 47, с. 327).

    12

    См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 486.

    13

    Маркс КЭнгельс Ф. Соч., т. 47, с. 285.

    И

    14

    К. Маркс цитирует Т. Годскнна, который правильно пишет, что в совместном труде «труд отдельного индивида представляет собой часть некоего целого, которая сама по себе не имеет никакой ценности или полезности* (Маркс АС.,Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. И, с. 218).

    15

    '* См.: Азгальдов Г. Г. Потребительная стоимость и ее измерение М.. 1971, с. 57.

    16

    См.: Материалы XXV съезда КПСС, с. 59.

    17

    '• Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 366.

    18

    Экономические пауки, 1979, № 10, с. 48.

    19

    Материалы XXV съезда КПСС. с. 59.

    20

    53 Вопросы политической экономии социализма. Сборник статей, вып. 4. Томск, 1972,0. 25.

    21

    77 Вопросы экономики, 1979, № 1!, с. 7.

    22

    п Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 50.

    23

    * «Норма труда на каждую работу или единицу продукции устанавливается с учетом конкретных условий производства» (Холодная Г. Н. Нормирование труда в промышленности. М., 1969, с. 5).

    24

    Иной вопрос, как они используют непосредственно общественные средства производства. Это рассматривается в четвертой главе.

    25

    Вестник МГУ. Серия «Экономика», 1975, № 2. с. 11.

    26

    сСтандарт как бы абстрагирует, отвлекает нас от всех тех различий, которые имеют место в реальном производстве; он стремится подчинить себе эти условия, а не подчиниться им» (Злобин Б. К. Экономический механизм повышения качества продукции. М., 1980, с. 39).

    27

    38 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с. 100.

    28

    П. Ф. Петроченко обращает внимание на то, что при установлении норм труда на предприятиях учитываются пол и возраст работников (см.: Нормирование труда в условиях совершенствования хозяйственного механизма в промышленности. М., 1981, с. 11). В этой мере нет и обезличеииости труда в этих особых нормах.

    29

    Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 1, с. 117.

    30

    Вестник МГУ. Серия «Экономика», 1975, № 3, с. 42. См. также: Зарплата и непосредственно общественный характер социалистического производства. Ярославль, 1979, с. 7.

    31

    См.: Маркс /С, Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 431.

    32

    «Когда мы имеем дело с совместной деятельностью, вполне правомерно говорить о коллективном субъекте или совокупном субъекте этой деятельности» (Вопроси философии, 1979, М* 1, с. 128).

    33

    4в Методология определения издержек производства. М., 1975,

    34

    с. 12.

    35

    Нормы существуют не только в сфере экономических отношений. Они свойственны всем видам непосредственно общественных отношений: правовым, идеологическим, нравственным и т. п. Но в любом случае «марксизм... рассматривает нормы как отражение определенных конкрстно-нсторичсскнх общественных отношений, выявляет нх роль как регуляторов различных видов социальной деятельности» (Вопросы философии, 1979, № 3, с. 126).

    36

    Муравьев Г. А. Производственное соревнование. Л., 1970, с. 77.

    37

    м См.: Маркс КЭнгельс Ф. Соч., т. 23, с. 369.

    38

    "* Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 27, с. 425.

    39

    92 Это отражает определенную историческую ступень развития плановых норм труда, что показывает следующее положение: «Фонд иатурпремирования формировался и за счет продукции данного дред-

    40

    приятия. Но она не всегда могла быть использована в натуре для удовлетворения потребностей рабочего, а если и могла, то практиковать это непрерывно не представлялось возможным, ибо в одном виде изделий рабочие уже не нуждались, а другие пользовались повышенным спросом. Возникла потребность в обмене фонда на-турпремирования данного предприятия на изделия других предприятий, которые были необходимы этому производственному коллективу» (Янченко Е. С. Возникновение социалистических производственных отношений. Минск, 1977, с. 87).

    ** Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 321.

    41

    Там же.

    м См.: Общественный труд в период развитого социализма. Ярославль, 1977, с. 127.

    42

    Вестник МГУ. Серия «Экономика», 1976, Л? 6, с. 34.

    43

    «В той мере, в какой социалистический продукт уже пето* вар, денежные знаки представляют собой выражение непосредственно обобществленного труда, символы, подтверждающие затрату труда в общественном производстве и дающие право па получение соответствующей доли в совокупном продукте» (Балуков И. Т. Процесс социалистического производства (вопроси теории и методологии), Киев — Одесса. 1978, с. 35).

    44

    XVII съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М., 1934, с. 26.

    45

    Маркс К-, Энгельс Ф. Соч., т. 24, с. 152.

    46

    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 220.

    47

    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 34, с. 307.

    48

    Реформа 1961 г. изменила покупательную способность рубля в 10 раз, а в системе товарных отношении золотое содержание рубля увеличилось лишь в 4,45 раза. Уже отсюда видно различие в движении масштаба планово-нормативных и товарных цен, видна ошибочность их отождествления.

    49

    7* Известия АН СССР. Серия экономическая, 1980, № 1, с. 80.

    50

    7* Функционирование денежных знаков как средства учета планово-нормативного рабочего времени не означает, что они есть еднн-

    51

    Социалистический труд. 1980, № б, с. 30.

    52

    1 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 213.

    53

    Маркс К-, Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 88.

    54

    На необходимость распределения средств производства на основе норм их расхода, а не на основе субъективных заявок потребителей указывает Г. Фелнцнус (см.: Правда, 1980, 22 сентября).

    55

    • См.: Костаков В. Г., Лите яков П. П. Баланс труда (содержание и методика разработки). М., 1970, с. 45.

    56

    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 54, с. 278.

    57

    ' Маркс К-. Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 361.

    58

    • Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 6, с. 132—133.

    59

    См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 337.

    60

    «Промышленность же. которая ведется сообща и планомерно всем обществом... предполагает людей со всесторонне развитыми способностями, люден, способных ориентироваться во всей системе производства» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4. с. 335).

    61

    Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 37, с. 432.

    62

    Потребности, доходы, потребление. М., 1979, с. 50. " Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. I, с. 205.

    63

    лизма. Вопросы методологии исследования, с. 166.

    64

    Смирнов В. Т. Общественная полезность при социализме (политико-экономические проблемы). Минск, 1979, с. 53.

    65

    12 Струмилин С. Г. Проблемы экономики труда. М., 1957, с. 670.

    66

    «В будущем обществе... количество времени, которое будут посвящать производству того или другого предмета, будет определяться степенью общественной полезности этого предмета» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 97).

    67

    54 Вопросы экономики, 1981, № 1, с. 125.

    68

    В. Т. Смирнов делит национальный доход на нормативный доход работника и определяет величину суммарной индивидуальной полезности национального дохода (см.: Смирнов В. Т. Общественная полезность при социализме (политико-экономические проблемы), с. 85).

    69

    Маркс К., Энг