Юридические исследования - РОЛЬ ПРЕЦЕДЕНТОВ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ И.А. Минникес -

На главную >>>

Гражданское право: РОЛЬ ПРЕЦЕДЕНТОВ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ И.А. Минникес


    В советском и затем и в российском правоведении, как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках, долгое время господствовала точка зрения, согласно которой прецедент не мог быть отнесен к числу источников права. Однако, по образному выражению А.В.Наумова, изгоняемый «в дверь» судебный прецедент упрямо «лез в окно»,  и зачастую небезуспешно.

     

     

    Думается, что в настоящее время есть все основания перейти от огульного отрицания прецедента в современном российском  праве к серьезному изучению его роли в различных сферах правовой действительности. В первом приближении весьма перспективными представляются не только традиционный подход - «может или не может прецедент быть источником российского права ?»,  но и  такие направления как влияние прецедента на правотворчество, роль прецедента в правоприменительной деятельности, его значение о формировании юридической практики.

     

     


    Сибирский юридический вестник. 1998. № 3

     

     

     

     

    НАУЧНЫЕ  СООБЩЕНИЯ

     

     

     

     

     

     

    ©1998 г.  И.А. Минникес

     

     

     

     

    РОЛЬ ПРЕЦЕДЕНТОВ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

     

     

     

     

     

     

     

     


    В советском и затем и в российском правоведении, как в общей теории права,[1] так и в отраслевых юридических науках,[2] долгое время господствовала точка зрения, согласно которой прецедент не мог быть отнесен к числу источников права. Однако, по образному выражению А.В.Наумова, изгоняемый «в дверь» судебный прецедент упрямо «лез в окно»,  и зачастую небезуспешно.[3]

     

     

    Думается, что в настоящее время есть все основания перейти от огульного отрицания прецедента в современном российском  праве к серьезному изучению его роли в различных сферах правовой действительности. В первом приближении весьма перспективными представляются не только традиционный подход - «может или не может прецедент быть источником российского права ?»,  но и  такие направления как влияние прецедента на правотворчество, роль прецедента в правоприменительной деятельности, его значение о формировании юридической практики.

     

     

    Рассматривая прецедент как возможный источник российского права следует выделить два аспекта этой проблемы.

     

     

    В первом случае, прецедент должен рассматриваться как непосредственный источник права, т.е. надлежащим образом оформленное правоположение, на которое можно ссылаться при принятии юридически значимых решений.

     

     

    Во втором случае, речь идет в влиянии прецедента, и главным образом судебной практики, на процессы правотворчества и правоприменения, а также на формирование юридической практики в целом.

     

     

    Именно понимание прецедента в первом значении долгое время было неприемлемо в нашем правоведении. Объясняется это многими причинами и в том числе тем, что в советской юридической науке долгие годы господствовал нормативистский подход к пониманию права.[4] Думается, что методологически подобный подход весьма оспорим. Во-первых, нормативизм распространен во многих, в том числе и англо-саксонских странах, где роль прецедента как источника права общепризнана. Во-вторых, признавая то, что широкое правопонимание дает больший исследовательский простор для изучения данной проблемы, хотелось бы отметить следующее. Формирование нормы права как правила поведения возможно различными способами, в том числе путем прецедента. Главенствующим в данном случае является способ придания этой норме общеобязательной юридической силы. Следовательно, дело лишь в признании прецедента источником права, как господствующей юридической доктриной, так и официальным законодателем.

     

     

    Когда же речь шла о возможном влиянии прецедента на многие правовые явления, то эта позиция особых возражений не вызывала. Обобщения судебной практики принимались во внимание в процессе правотворчества при создании и совершенствовании нормативно-правовых актов, ранее принятые и вступившие в законную силу решения влияли за процесс юридической квалификации и конкретизацию оценочных понятий.

     

     

    Особое место в юридической науке заняла дискуссия о юридической природе постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховных судов союзных республик.[5]

     

     

    Однако, отдавая должное всем прежним исследованиям, думается, что в современный период возможна более конкретная постановка проблемы правовых прецедентов.

     

     

    Следует поддержать мнения тех исследователей, которые предлагают официально включить прецедент в систему источников российского права. Например, предлагает предоставить судам право официально ссылаться в своих решениях на прецедент Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам наряду и после ссылки на применяемую уголовно-правовую норму ( уголовный закон ).[6]

     

     

    Вместе с тем, к прецеденту как источнику права должны предъявляться определенные требования. Во-первых, правовым прецедентом может считаться только вступившее в законную силу решение, во-вторых, только те ранее принятые решения могут претендовать на роль источников права, которые не противоречат законодательству, действующему в современный период, и, в-третьих, прецедент должен быть надлежащим образом оформлен.

     

     

    Кроме того, не следует сводить проблему прецедентов только к судебной практике. В этом случае вне поля зрения остаются решения административных органов, что весьма нежелательно для всестороннего исследования проблемы правовых прецедентов.

     

     

     

     

     

    Совершенно новое звучание проблема правового прецедента получила с созданием в Российской Федерации Конституционного Суда. Его компетенция и правовая природа его решений прямо говорит о том, что постановления Конституционного Суда Российской Федерации не только разъясняют действующее законодательство на предмет конституционности, но изменяют и дополняют закон. Следовательно, по крайней мере на этом уровне, прецедент, созданный Конституционным Судом, является источником российского права.

     

     

     

     

     


    [1] См., например: Зивс С.Л. Источники права. М.: Наука, 1981. С. 10.

     

     

    [2] См.: Курс советского уголовного права. Т. 1. Уголовный закон. М.: Наука, 1970. С. 156.

     

     

    [3] См.: Наумов А.В. О судебном прецеденте как источнике уголовного права // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства.  М., 1994,  С.  31. Он же. Судебный прецедент как источник уголовного права // Рос. юстиция.  1994.  № 1.  С. 8.

     

     

    [4] См., например: Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права // Журнал российского права.  1997. № 6. С. 49-50.

     

     

    [5] Дискуссия, начавшаяся еще в 40-е годы, продолжается до сих пор. См., например: Курс советского уголовного права. Т. 1.  С. 158-159; Лившиц Р.З. Указ. соч. С. 50 и др.

     

     

    [6] См.: Наумов А.В. О судебном прецеденте как источнике уголовного права.  С. 32.