Юридические исследования - ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ ПАРАДОКСЫ В МЕХАНИЗМЕ РЕГУЛИРОВАНИЯ УРОВНЯ ОПЛАТЫ ТРУДА РОССИЯН О.А. Парягина -

На главную >>>

Трудовое право: ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ ПАРАДОКСЫ В МЕХАНИЗМЕ РЕГУЛИРОВАНИЯ УРОВНЯ ОПЛАТЫ ТРУДА РОССИЯН О.А. Парягина


    Практика перехода России к рыночным методам хозяйствования в экономике выявила множество проблем в сфере оплаты труда граждан, работающих по трудовому договору (контракту). Крайне неудовлетворительным, по мнению большинства россиян, является решение основополагающих вопросов, связанных с установлением формы и обеспечением своевременности выплаты заработной платы. На второй план отодвинулись, но имеют чрезвычайное значение для рыночного саморазвития экономики правила регулирования уровня вознаграждения работников за труд.

     

     

    Критическая ситуация с оплатой труда сложилась в период модернизации правовых методов регулирования социально-трудовых отношений. В рыночной экономике в ходе реформ значительно сократился объем государственного нормирования заработной платы и возросла роль локальных, договорных способов ее регламентации. Нормативными полномочиями в сфере оплаты труда наделены субъекты Российской Федерации и субъекты социального партнерства. Тем самым механизм регулирования зарплаты был либерализован, но едва ли упростился.

     

     


    ЭКОНОМИКА  И  ПРАВО

     

     

     

     

     

     

    Сибирский юридический вестник. 1998. № 2

     

     

     

     

    © 1998 г.    О.А. Парягина

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ ПАРАДОКСЫ В МЕХАНИЗМЕ

     

     

    РЕГУЛИРОВАНИЯ УРОВНЯ ОПЛАТЫ ТРУДА РОССИЯН

     

     

     

     

     

     

     


    Практика перехода России к рыночным методам хозяйствования в экономике выявила множество проблем в сфере оплаты труда граждан, работающих по трудовому договору (контракту). Крайне неудовлетворительным, по мнению большинства россиян, является решение основополагающих вопросов, связанных с установлением формы и обеспечением своевременности выплаты заработной платы. На второй план отодвинулись, но имеют чрезвычайное значение для рыночного саморазвития экономики правила регулирования уровня вознаграждения работников за труд.

     

     

    Критическая ситуация с оплатой труда сложилась в период модернизации правовых методов регулирования социально-трудовых отношений. В рыночной экономике в ходе реформ значительно сократился объем государственного нормирования заработной платы и возросла роль локальных, договорных способов ее регламентации. Нормативными полномочиями в сфере оплаты труда наделены субъекты Российской Федерации и субъекты социального партнерства. Тем самым механизм регулирования зарплаты был либерализован, но едва ли упростился.

     

     

    В России как правовом рыночном государстве регулирование оплаты труда должно обеспечивать неуклонное соблюдение норм международного трудового права и выполнение экономических функций заработной платы на  рынке труда. С решением этих традиционных задач российское законодательство, по всей видимости, не справляется.

     

     

    Согласно ст. 23 Всеобщей декларации прав и свобод человека (1948 г.) “каждый работающий имеет право на  справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняется, при необходимости, другими  средствами социального обеспечения”. Для характеристики должного уровня зарплаты показательна также ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), предусматривающая, что вознаграждение за труд должно обеспечивать как минимум всем трудящимся удовлетворительное существование для них самих и их семей.

     

     

    В национальном законодательстве абсолютный уровень оплаты труда, начиная с минимального, призван служить воспроизводственной функции заработной платы. Уровень оплаты труда является экономически обоснованным, если устанавливается на основе так называемых социальных нормативов, применительно к  минимальной зарплате- прожиточного минимума.

     

     

    Величина минимальной оплаты труда в Российской Федерации не предопределена четкими правовыми критериями. Долгожданный Федеральный Закон РФ от 24 октября 1997 г.   “О прожиточном минимуме в Российской Федерации” не требует, чтобы минимальный размер зарплаты и социальных выплат устанавливался на федеральном уровне не ниже прожиточного минимума. По терминологии Закона, данный норматив предназначен “для обоснования” уровня минимальных выплат. До настоящего времени не унифицирована методика определения потребительской корзины для основных социально-демографических групп населения в целом по Российской Федерации и в субъектах Российской  Федерации, не принят Федеральный Закон “О базовой стоимости необходимого социального набора”.

     

     

    По официальной информации Госкомстата Российской Федерации, средняя величина прожиточного минимума в России составила в июле 1998 г. (до грянувшей в следующем месяце девальвации рубля) 438 руб. на человека.[1](1) Но и такой заниженный, исчисленный по устаревшей методике норматив несопоставим c установлением  федеральным законодательством минимумом заработной платы в размере 83 руб. 49 коп.; заведомо не способным удовлетворить  насущные жизненные  потребности работника. Еще ниже оплата труда некоторых  категорий бюджетников. Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 мая 1997 г. № 585 с 1 мая 1997 г. введены доплаты к тарифным ставкам (окладам) 1-5 разрядов Единой тарифной сетки (ЕТС) по оплате труда работников организаций бюджетной сферы, так как сами ставки не достигают даже установленного федеральной властью  мизерного минимума.

     

     

    В Концепции реформирования заработной платы, подготовленной  Минтруда России и ФНПР, сказано, что минимум зарплаты искусственно сдерживается во  многом из-за того, что вместо функции законодательного определения уровня оплаты труда он стал выполнять несвойственную ему роль минимального норматива при определении величины ряда социальных выплат и административных санкций. С этим объяснением  недопустимого низкого уровня оплаты труда можно согласиться лишь отчасти.

     

     

    Действительно, не всегда обоснованным бывает установление величины социальных выплат в непосредственном соотношении с размером минимальной  оплаты труда. Классикой науки  права социального обеспечения является, например, утверждение В.А. Ачаркана о том, что минимум пенсии должен содержать только одного неработающего, а минимум зарплаты - и неработающих членов семьи[2]. Нельзя не заметить что данная позиция согласуется с приведенными выше международно-правовыми стандартами  уровня обеспечения и не выдержана в действующем пенсионном законодательстве.

     

     

    Очевидно и то, что размеры социальных  выплат, административных штрафов вполне могут быть установлены автономно от минимальной заработной платы. Пока получается, что одну (и концептуальную) ошибку в государственной политике оправдывают  другой, легко поправимой и слабо связанной с действительными причинами существования низкой и минимальной оплаты труда работников.

     

     

    Обновленным трудовым законодательством предусмотрено, что месячная оплата труда работника, отработавшего полностью определенную на этот период норму рабочего времени и выполнившего свои трудовые обязанности (нормы труда) не может  быть ниже установленного  государством минимального размера оплаты труда (ст. 78 КЗоТ РФ). Судя по практике, российские работодатели примитивизируют условия  применения  данной нормы. Зарубежные экономисты еще в прошлом веке полагали разумным и справедливым гарантировать минимальную зарплату, когда работник участвует в доходах предприятия, а оно терпит убытки[3].        В России самостоятельно хозяйствующие субъекты склонны  скорее к немотивированному, нерегламентированному ограничению заработной платы, выплате минимума в каждом случае невыполнения нормы труда. В условиях сомнительной свободы заключения трудового договора (контракте) неестественно низкая цена рабочей силы становиться для работников фатальной.

     

     

    В контексте лаконичных кодифицированных норм о заработной плате затруднена односложная юридическая оценка имеющихся в российской действительности фактов понижения работникам установленной трудовым  договором (контрактом) оплаты труда до минимальной в связи с тяжелым экономических, финансовым положением предприятия.

     

     

    Анализируя случаи уменьшения заработной платы по инициативе администрации,         В. Ершов считает необходимым апеллировать к  ст. 310 ГК РФ, которая не допускает одностороннего отказа субъектов от исполнения обязательств и их изменения[4]. Следует подчеркнуть, что в соответствии с п.12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от  22 декабря 1992 г. “ О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров” изменение условий заключенного трудового договора (контракта) является переводом, требующим согласия работника. В практике Мосгорсуда признана также  несостоятельной ссылка   ответчика (АОЗТ) на то, что в трудовом договоре с К.  предусмотрена возможность одностороннего изменения размера заработной платы. Это положение  контракта является недействительным, так как  ухудшает положение работника по сравнению с законодательством о труде ( ст. 5 КЗоТ РФ) и, в частности, лишает его права участвовать в заключении соглашений с работодателем по поводу размера его зарплаты[5].

     

     

    Более сложным, но вероятным представляется предусмотренный ч. III ст. 25  КЗоТ РФ вариант изменения существенных условий оплаты труда в связи с изменениями в организации производства и труда. Если для преодоления экономических и финансовых проблем предприятие осуществляет целесообразные меры по реорганизации, совершенствованию производства и управления и это сопряжено с необходимостью пересмотра условий оплаты труда, не исключает выплаты работникам с учетом доходности предприятия только минимальной заработной платы, администрация обязана предупредить работников о введении новых правил за 2 месяца. Работники, не согласные на продолжение работы в таких условиях, подлежат увольнению по п.6 ст. 33 КЗоТ РФ  с предоставлением им выходного пособия. В спорных ситуациях, когда администрация действительно или мнимо злоупотребляет выплатой минимума зарплаты, за работниками остается право обращение в органы трудовой юрисдикции.

     

     

    Таким образом, проблематика толкования законодательства о минимальной оплате труда расширяет круг ее потенциальных получателей, и это актуализирует необходимость повышения минимума зарплаты.

     

     

    Материальное положение низкооплачиваемых категорий работников не может быть заметно улучшено посредством социальных выплат и услуг. Государственное  социальное  обеспечение переживает кризис финансирования и не выполняет своих изначальных задач. Программой социальных реформ в Российской  Федерации на период  1996-2000 годов установлен мораторий на новые виды социальных выплат. К тому же средства социального обеспечения чаще предоставляются членам семьи работника, расходы на которых не учтены в минимальном размере заработной платы.

     

     

    Разрешая вопрос о повышении минимума оплаты труда работников, не следует также переоценивать роль регионального законодательства и актов социального партнерства. В законодательстве субъектов Федерации, и тому пример Закон Иркутской области от 4 марта 1997 г. “О  прожиточном минимуме”, не ставится задача обеспечения  минимальной оплаты труда на уровне не ниже прожиточного минимума; расчетный норматив прожиточного минимума применяется для оценки уровня жизни населения области и разработки областных и местных социальных программ, для выявления  контингента малообеспеченных граждан в целях оказания им необходимой адресной социальной помощи. Актами социального партнерства минимальные тарифные ставки устанавливаются обычно выше минимума зарплаты, но система социального партнерства, тем более на стадии становления, имеет ограниченную сферы действия по кругу лиц , а  Генеральное соглашение до сих пор данный вопрос не регулировало. минимальная оплата труда как одна из важнейших социальных гарантий, предоставляемых гражданам, должна устанавливаться федеральным законодательством и, в свою очередь, является нормативом тарифной ставки I разряда в бюджетной сфере.

     

     

    В Концепции реформирования заработной платы вслед за Программой социальных реформ предлагается производить повышение минимального размера оплаты труда на основе нового социального стандарта -  минимальной часовой оплаты труда, имея  в виду приблизить этот размер к величине прожиточного минимума трудоспособного человека. Экономисты убеждены, что реализация идеи позволит выше оплачивать фактически отработанные часы с учетом выполненных норм труда, будет способствовать укреплению трудовой дисциплины и повышать производительность труда[6]. В результате проявится и  стимулирующая функция зарплаты, которая, действуя в полном объеме, обеспечивает установление относительного уровня оплаты труда в зависимости  от его количества, качества и результатов.

     

     

    Однако использование нового норматива представляется невозможным без высокого уровня нормирования труда,  тарификации оплаты труда на предприятиях разных форм собственности. Это предполагает более радикальную реформу заработной платы, чем планируемая. Для перехода на минимальную часовую оплату труда не обойтись тарификацией в рамках предназначенной для этого согласно Программе социальных реформ системы социального партнерства или подготовкой в соответствии с Концепцией реформирование заработной платы нормативных актов об условиях почасового найма. Зреет мнение, что развитие в рыночном секторе экономики индивидуально-договорного, бестарифного регулирования заработной платы приходит в противоречие с регулирующей функцией оплаты труда, которая выполняет интегрирующую роль между воспроизводственной и стимулирующей функциями и непосредственно  влияет на соотношение между спросом и предложением рабочей силы. Руководствуясь общегосударственными интересами, коренные вопросы тарификации оплаты труда, может быть, и надо решать в централизованном порядке.

     

     

    В документах о реформе заработной платы не предложены реальные способы перехода на новый социальный стандарт, а потому анализируемая идея не заслуживает полной поддержки. На этапе продолжающихся дискуссий о путях совершенствования трудового законодательства целесообразно приводить к прожиточному минимуму социальный стандарт минимальной зарплаты.

     

     

    По сравнению о дореформенным периодом  законодательство о труде  постулирует неограниченность заработной платы максимальным размером. Высокую оплату труда могут устанавливать самостоятельно и эффективно хозяйствующие субъекты рыночной экономики. Между тем со времени начала экономических реформ снижение российского производства составило уже около 60 процентов. Величина промышленного спада в январе-августе 1998 г. равняется 2,6 процента [7]. В бюджетных отраслях, где  действует ЕТС, максимальная тарифная ставка без высчета налогов  немногим превышает 600 руб., а возможности выплаты надбавок, доплат, премий ограничены.

     

     

    Размышляя о средствах повышения оплаты труда, Е. Гонтмахер предлагает, в частности, придать ЕТС не обязательный, а рекомендательный характер в отношении бюджетников, получающих зарплату из местного бюджета. По мысли известного экономиста, регионы получают право самостоятельно устанавливать наряду с надбавками и доплатами сами ставки, а также межотраслевые соотношения в оплате труда бюджетников[8]. 

     

     

    Анализ пожелания ученого прежде всего напоминает правоведам о нерешенности другой, более кардинальной юридической проблемы. В силу пдп. “к”  ст. 72 Конституции РФ вопросы трудового права находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Федерации. Механизм совместного участия федеральной и региональной власти в регулировании социально-трудовых отношений так и не создан. Если же исходить из общеотраслевых принципов регулирования труда, субъектам Федерации не возбраняется улучшать положение работников в нормах регионального законодательства, касается ли это тарифных ставок или надбавок и доплат к ставкам работников.

     

     

    Не требует изменения правовой природы ЕТС, но по-своему  непростым является  решение проблемы повышения зарплаты работников на основе социального партнерства, за счет консолидированных финансовых источников. Социально-партнерские соглашения способны гибко реагировать на лабильную в рыночных условиях социально-экономическую  ситуацию, обеспечить согласование интересов работников, работодателей, органов исполнительной власти и местного самоуправления.

     

     

    Широкому внедрению институтов социального партнерства препятствует несовершенство трудового законодательства, отсутствие Федерального  Закона о социальном партнерстве. Сказывается недостаточность опыта заключения социально-партнерских соглашений. Так, в Иркутской области после нескольких лет малоэффективной практики не подготовлено соглашение  на уровне субъекта Федерации на 1998 г. со ссылкой  на  первоочередность принятия регионального Закона о социальном партнерстве. В законодательстве России и ее субъектов должны быть синхронизированы процедуры заключения соглашений разного уровня, определен статус объединений работодателей, уточнена и усилена ответственность за нарушение законодательства в сфере социального партнерства. Действуя в ясно очерченном правовом поле, субъекты социального партнерства смогут принимать более обоснованные социально-экономические обязательства, повышать и дифференцировать уровень оплаты труда работников.

     

     

    Относительно высокой является оплата труда государственных служащих, устанавливаемая федеральным и региональными парламентами в пределах компетенции. Принятые решения аргументируют несомненной сложностью, ответственностью деятельности госслужащих и даже необходимостью компенсации им существующего риска потери чиновного кресла по истечении срока полномочий. Разумеется, не забыто о принятом уровне оплаты труда управленцев в развитых странах.

     

     

    Все это так. Но только федеральных чиновников в России около 1,2 млн., а расходы на содержание госаппарата превышают 20 процентов бюджетных  средств и много больше расходов цивилизованных государств в этой области[9].  В условиях перманентного экономического кризиса такие непомерные затраты не могут не угнетать общественное сознание.

     

     

    Примечательно, что в субъектах Федерации оплата труда служащих регионального уровня может быть выше установленной для федеральных чиновников. Специалисту понятны парадоксы подобного регулирования. По логике местных законодателей, труд, скажем, должностных лиц областной администрации является более высококвалифицированным и ответственным, чем труд российских министров. Вопреки канонам структуризации зарплаты, надтарифная часть в вознаграждении провинциальных чиновников порой приближается к основному окладу. Вызывает недоумение  степень обоснованности  условий премирования госслужащих, которых поощряют, несмотря на ухудшающие показатели социально-экономического развития регионов. Думается, что по мере укрепления вертикали государственной исполнительной власти было бы рациональным упорядочить оплату труда госслужащих на федеральном и региональном уровнях, освободить государственный и региональные бюджеты от  непосильных расходов.

     

     

    Вне орбиты трудового законодательства находятся депутаты. По данным ВЦИОМ, они входят в 1 процент россиян, получавших до августа 1998 г. вознаграждение в размере 1 тыс. долларов. Это в 15-20 раз больше оплаты труда учителя, врача, офицера и в общественном мнении расценивается как ущемление трудовых прав низкооплачиваемых категорий работников[10]. Отечественные  законодатели, конечно, должны полнее учитывать индикаторы социальных  настроений россиян в процессе реализации самостоятельных полномочий в сфере установления условий оплаты труда.

     

     

    Многократно превосходит зарплату рядовых работников оплата труда руководителей предприятий. Так, в Тульской области 46 генеральных директоров АО получили за 1997 г. около 600 млн. “новых” рублей[11]. Ничего, кроме социальной напряженности, такое претворение принципа неограниченности заработной платы не порождает.

     

     

    И снова возникает речь о практике, в определенной степени спровоцированной несовершенством правового регулирования. КЗоТ РФ  в двух нормах определяет основы регламентации вопроса, характеризуя возможные виды оплаты труда руководителей (ст.81) и полномочия трудового коллектива в сфере труда (ст. 235) Нормативы оплаты труда  руководителей  в КЗоТ не предусмотрены, а трудовому коллективу государственного, муниципального и приравненного к нему по статусу предприятия предоставлено  право совместно с учредителем устанавливать условия контракта с руководителем.

     

     

    Как и следовало ожидать, в условиях неразвитости производственной демократии трудовые коллективы государственных и приравненных к ним предприятий оказались отстраненными  от участия в регламентации оплаты труда руководителей. Не разрешило всех вопросов последующее принятие подзаконных нормативных актов о лимитировании вознаграждения за труд руководителей государственных предприятий и государственных федеральных предприятий. В целях детализации порядка выплаты различных видов вознаграждения подготовлен проект Положения “Об условиях вознаграждения (оплаты труда) руководителей государственных унитарных предприятий”.

     

     

    В соответствии с потребностями практики законодателю следует также разрешить, может ли является одним из источников получения руководителями дополнительных доходов совместительство. Российским законодательством оно прямо запрещено в основном для отдельных категорий госслужащих, а правомерность применения норм бывшего Союза ССР, ограничивающих совместительство, оспаривается некоторыми юристами.

     

     

    Полномочия трудового коллектива предприятия независимо от его организационно-правовой формы могут быть реализованы в порядке самоуправления, на основе учредительных документов предприятия, коллективного договора (ч. I ст. 235 -1  КЗоТ РФ). В кодифицированном акте о труде полномочия трудовых коллективов не конкретизированы и лишь частично развиты в законодательстве о профсоюзах, о коллективных договорах и соглашениях. Модели участия коллективов  в регулировании оплаты труда руководителей обозначены пунктирно и могут быть материализованы только при высоком уровне активности и правовой грамотности работников, чем они в большинстве случаев не обладают.

     

     

    Безусловно, государство не вправе регламентировать оплату труда руководителей предприятий, не находившихся в его собственности. Но, проводя цивилизованную политику на рынке труда, законодатель должен уточнить формы участия работников в регулировании социально-трудовых отношений, в формировании органов управления предприятием и реализации их компетенции. Попытка решения данного  вопроса содержится в проекте Федерального Закона “О  трудовых коллективах”.

     

     

    Современное нормотворчество  явило  и пример завершенного регулирования оплаты труда руководителей, причем, в отличие от указанного выше проекта, увязанного с организационно-правовой формой предприятия, пусть и не предусмотренной ГК РФ. Федеральный Закон РФ от 19 июля 1998 г. “ Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)” относит установление размера заработной платы генерального директора к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

     

     

    Подводя итог сказанному о технологии  регулирования высокой оплаты труда, следует констатировать, что в реализации идеи  неограниченности зарплаты максимальным размером наибольшими возможностями располагают и беззастенчиво в том преуспели руководители многих негосударственных предприятий, притом независимо от уровня менеджмента на предприятии. В законодательстве только положено начало обеспечению более обоснованной и прозрачной оплаты труда некоторых руководителей.

     

     

    А какова средняя зарплата россиян?  По  данным Госкомстата Российской Федерации, она  снизилась до 1077 руб. в августе против 1099 руб. в июле и 1121 руб. в июне 1998 г.[12] Статистика отражает также многофакторные  различия в средней оплате труда работников. Сложно признать официальные цифры достоверными, так как продолжается практика выплаты вознаграждения за труд черным налом. Но так или иначе информация характеризует государственную политику в сфере оплаты труда, формировании ее среднего уровня.

     

     

    Размер среднего заработка россиян - это главным образом, результат торжества рыночной стихии в оплате труда. В законодательстве и на практике не используется социальный норматив рационального потребительского бюджета, с которым принято соотносить средний заработок, создание благоприятных условий для существования среднего класса. Далека от рационального: потребительского бюджета средняя заработная плата тех, кто находится в сфере государственного регулирования  оплаты труда, - бюджетников. Чрезмерно увеличились межотраслевые различия в средней оплате труда. Так, средний заработок в газовой промышленности в 8,3 раза больше среднего заработка в легкой промышленности. Нарастает региональная дифференциация в средней оплате труда. Самое сложное положение в Дагестане и Северной Осетии, где средняя зарплата практически равна прожиточному минимуму. А в общей сложности средний заработок россиян составляет всего около двух прожиточных минимумов.

     

     

     Расчеты показывают, что до августовского кризиса заработки в России были в 7-12 раз  ниже, чем в передовых странах, в 2,5 -4 раза ниже, чем в развивающихся странах. Средняя зарплата в российской промышленности в 6,5-7 раз меньше, чем пособие по безработице на Западе. Но на единицу  зарплаты, как  утверждает академик Д. Львов, у нас производится примерно в 3 раза больше продукции, чем в США[13]. Если учитывать, что по сравнению с развитыми странами уровень производительности труда в России является низким, а рост зарплаты, как правило, не должен опережать рост  производительности труда, все равно стоимость рабочей силы россиян много ниже действительных затрат труда, его производительности.

     

     

    Российские радикалы-экономисты превратно трактуют данное обстоятельство, так как ставка на дешевую рабочую силу является неотъемлемым элементом монетаристской экономической политики. На рынке труда реализация монетаристских подходов уже ослабила стимулы к работе по трудовому договору (контракту), повлекла некоторые диспропорции   в подготовке и перемещении рабочей силы. Строго говоря, стоимость рабочей силы включает наряду с зарплатой расходы на подбор и подготовку персонала, социальные выплаты работникам и т.д. Чем меньше такие расходы и выплаты, тем больше цена рабочей силы отождествляется с заработной платой, и при всех вариациях зарплата  -    основной компонент этой стоимости.

     

     

    В структуре производственных расходов доля зарплаты должна соответствовать роли работника в экономическом процессе. Рабочая сила - это главная производительная сила общества, а эффективный труд - основной источник общественного богатства, условие поступательного социально-экономического развития общества. Исходя из этой идеологии, государство обязано усилить позиции в сфере оплаты труда, повысить гарантии выполнения экономических функций заработной платы.

     

     

    Настоятельность повышения уровня оплаты труда работников продиктована также тем , что для большинства из них зарплата остается единственным или преобладающим источником доходов. Авантюризм в социально-экономи-ческой политике, скоротечная приватизация не привели к созданию в России класса “эффектив-ных собственников.”

     

     

    Для гарантированного повышения заработной платы необходим основательный экономический потенциал. “Право, - писал недавний классик, экономист-социалист, -  никогда не может быть  выше, чем экономический  строй и обусловленное им культурное развитие общества.”[14]  С огромным внутренним  и внешним долгом России нелегко обеспечить рост даже минимальной зарплаты. Не выполняются сроки  поэтапного её повышения, предусмотренные Программой социальных реформ.

     

     

    Стратегически государство должно содействовать изменению структуры внутреннего валового продукта (ВВП), где доля заработной платы  составляет около 25 процентов и примерно вдвое ниже цивилизованного стандарта. Экономическая наука призвана обосновать пути достижения более  благоприятной структуры ВВП, иначе  она и впрямь достойна появившегося еще в девятнадцатом столетии иронического наименования “плохой литературы”. Для последующей реализации адекватных экономических мер нужны также добрая воля законодателя и сильная исполнительная власть.

     

     

    На текущем этапе государство несет прямые обязательства по увеличению бюджетных расходов на повышение зарплаты сравнительно узкого круга работников бюджетной сферы, государственных федеральных предприятий. В ряду средств, обеспечивающих решение приоритетной задачи повышения минимальной оплаты труда, заработков работников государственного сектора, может быть назван, например, эффективный налог с имущества “новых русских”.

     

     

    На предприятиях рыночного сектора экономики обязанность гарантировать оплату труда не ниже нового государственного минимума возлагается на работодателей. Заботясь о сохранении и стимулировании персонала, руководители должны бы пойти на соответствующее увеличение зарплаты всем работникам. Для производства огромных расходов по заработной плате следует освободить предприятия от непосильного налогового бремени, но средствами налоговой политики государство обязано  понудить работодателей к  сокращению доли затрат на возмещение материальных ресурсов, повышению доли оплаты труда в стоимости конечного продукта.

     

     

    Так,  утверждая либерализм в правовых методах регулирования оплаты труда, государство станет проводить более целенаправленную социально-экономическую политику. От повышения зарплаты выиграет и социальная сфера, так как суммарно увеличится подоходный налог, возрастут отчисления в бюджет и социальные фонды.

     

     

    Несмотря на провозглашение принципа неограниченности заработной платы максимумом, государственная политика в сфере оплаты труда должна быть направлена на устранение и предотвращение резкой дифференциации в заработках  низкооплачиваемых и высокооплачиваемых работников.

     

     

    В России она уже вызвала протестные настроения, в 4-5 раз превысив допустимое в мировой практике соотношение. В этой связи в числе первостепенных мер по выходу страны из экономического  кризиса представляется неосновательным предложение об установлении единой двадцатипроцентной ставки подоходного налога для всех работников. Государственный бюджет тем самым существенно не пополнится (налоговые поступления надо повышать в несколько раз, а не на несколько процентов), тогда как дифференциация в оплате труда только усилится.

     

     

    В целях обеспечения воспроизводства рабочей силы по регионам в более корректном  правовом регулировании нуждаются вопросы районного регулирования зарплаты. Обязанностью государства является принятие Федерального Закона “О районировании”, предусматривающего деление северных территорий на основе критериев дискомфортности и создающего правовую базу для районного регулирования оплаты труда и социально-трудовых отношений. Законодательством будет расширено  финансирование затрат на эти цели регионов и предприятий.

     

     

    В соответствии с Концепцией реформирования заработной платы в перспективе необходимо перейти к дифференцированному установлению минимальной оплаты труда по территориям страны путем  исчисления  ее  в процентах к величине регионального прожиточного минимума. Так как районные коэффициенты неполно отражают различия в стоимости жизни по регионам России, это предложение представляется перспективным.

     

     

    Финансовый кризис последнего времени донельзя обострил проблему индексации заработной платы. Менее чем за полтора месяца с начала августовского кризиса инфляция в стране составила 67%.[15] Ссылаясь на аргентинский опыт проведения экономических реформ, некоторые ученные стали пропагандировать идею отказа от индексации зарплаты. Норма, обязывающая производить индексацию оплаты труда, не всегда включается в проекты нового Трудового кодекса. Подобная постановка вопроса является неприемлемой. Индексация зарплаты - обязательный элемент государственного нормирования в оплате труда в условиях рыночной экономики и может производиться разными способами, компенсируя работникам рост стоимости потребительской корзины под влиянием рыночной конъюнктуры.

     

     

    Российское законодательство о труде не устанавливает методы индексации заработной платы, адресуя к Закону РФ от 24 октября 1991 г. “ Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР”. Предусмотренная здесь формула индексации по понятным причинам отвергнута практикой: компенсация производится в ограниченных пределах, а риск ухудшения состояния денежно-финансовой сферы весьма высок. Законодатель разрешает самостоятельное или в сочетании с основным способом индексации применение других методов регулирования доходов, но не раскрывает механизм их реализации.

     

     

    Проблема  индексации зарплаты работников частично разрешается на основе коллективных договоров и соглашений, локальных актов о труде, и такая практика успешно хозяйствующих субъектов может быть оценена положительно. В связи с очередным витком инфляции  индексацию оплаты труда городских бюджетников намерено провести Правительство Москвы.

     

     

    На государственном уровне индексация зарплаты подменена пересмотром минимального размера оплаты труда, причем повышение минимума не обусловлено нормативами инфляционных процессов, отстает от рыночного роста цен. С 1995 г. не повышалась тарифная ставка   I разряда ЕТС, что привело к падению реальной заработной платы бюджетников.

     

     

    Велением времени является индексация зарплаты путем повышения минимальной оплаты труда с одновременным соразмерным увеличением оплаты труда всех работников. С учетом образовавшихся неоправданных межотраслевых различий в уровне заработной платы было бы правильным “заморозить” на какое-то время заработки высокооплачиваемых категорий работников. Справедливости ради, индексация должна распространиться на задолженность россиян по зарплате. В дальнейшем  механизм индексации заработной платы работников должен быть законодательно отрегулирован.

     

     

     

     

     

     

     

     

          š   š   š   š   š   š

     

     

     

     

     


     

     

     

     

     

     

     



    [1] Статистика зарплаты // Российская газета. 1998.          21 августа.

     

     

    [2] См.: А ч а р к а н В.А. О перспективах развития пенсионного обеспечения // Вопросы социального обеспечения. М., 1970. Вып. 3. С. 58.

     

     

    [3] См.: Т а р д  Г. Социальная логика. СПб., 1996.               С. 406.

     

     

    [4] См.: Е р ш о в  В. Отношения, регулируемые гражданским правом // Российская юстиция. 1996. № 1.     С. 14.

     

     

    [5] См.: К у р е н н о й  А.М., М и р о н о в  В.И. Практический комментарий к законодательству о трудовых спорах. М., 1997. С. 154.

     

     

    [6] См.: Ж у к о в  А. Методы регулирования заработной платы // Человек и труд. 1998. № 6. С.  79.

     

     

    [7] Ц и ф р а // Труд. 1998. 24 сентября.

     

     

    [8] См.: Г о н т м а х е р  Е. Учитель без денег, а чиновник жирует // Труд. 1998. 26 мая.

     

     

    [9] См.: Б у н и ч  П. Не будем строить иллюзий // Труд. 1998. 11 сентября.

     

     

    [10] См.: Г е р а с и м е н к о  О. Чем Дума думает // Труд. 1998. 15 сентября.

     

     

    [11] См.: К и р е е в Н. То ли нет преступления, то ли нет прокурора // Российская газета. 1998. 7 мая.

     

     

    [12] Ц и ф р а  // Труд. 1998. 26 сентября.

     

     

    [13] См.: Л ь в о в  Д. Такая бедность при таком богатстве // Труд. 1998. 24 июля.

     

     

    [14] М а р к с  К., Э н г е л ь с  Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4.                С. 115.

     

     

    [15] Ц и ф р а  // Труд. 1998. 29 сентября.