Юридические исследования - НЕЙТРАЛИТЕТ И НЕПРИСОЕДИНЕНИЕ. Б. В. ГАНЮШКИН (Часть 1) -

На главную >>>

Международное публичное право: НЕЙТРАЛИТЕТ И НЕПРИСОЕДИНЕНИЕ. Б. В. ГАНЮШКИН (Часть 1)


    Государства, провозгласившие политику неприсоеди­нения или принявшие статус нейтралитета, отказывают­ся вступать в организуемые империалистами военные блоки, предоставлять свою территорию под иностран­ные военные базы, проводят миролюбивую внешнюю политику. Тем самым государства, идущие по пути нейтралитета, расширяют зону мира, охватывающую страны, в которых живет более половины населения зем­ного шара.

    О  возникновении и развитии нейтралитета, его по­нятии и содержании, юридическом оформлении полити­ки нейтралитета и ее практическом осуществлении рас­сказывается в этой книге.


    Б. В. ГАНЮШКИН

    НЕЙТРАЛИТЕТ

    И НЕПРИСОЕДИНЕНИЕ

    ИЗДАТЕЛЬСТВО „МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ"
    Москва 1965


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    Введение ..............................................................................................          3

    Возникновение и развитие нейтралитета...................................       5

    Политика нейтралитета ................................................................. 23

    Понятие и основное содержание политики нейтралитета              23

    Формирование основных принципов политики нейтрали­тета                           53

    Юридическое оформление политики нейтралитета . .                   87

    Постоянный нейтралитет .........................................................   111

    Понятие постояного нейтралитета . ....................................       111

    История развития постоянного нейтралитета ....              133

    Современные постоянно нейтральные государства .                      138

    Роль и место нейтралитета в современных международ­ных отношениях      181

    Нейтралитет я системе коллективной безопасности . . .               202

    Нейтралитет и обязательства государств по Уставу Лиги

    наций и Парижскому пакту 1928 года ......            202

    Нейтралитет в системе ООН........................................................ 210

    Заключение              230



    Борис Владимирович Ганюшкчн НЕЙТРАЛИТЕТ И НЕПРИСОЕДИНЕНИЕ

    Редактрр Я. Г. Поволоцкий Оформление художника А. М. Муштакова Художественный редактор Л. М. Воронцова Технический редактор И. Г. Крейс Корректор Л. А. Выонкова А-12904, Сдано в набор 26/VII-65 г. Подписано в печать 29/IX-65 г. Формат 84Х108'/з2. Фнз. печ. л. 7,25. Уел. печ. л. И[1],89. Уч.-изд. л. 12,66. Тираж 3600 экз.

    Св. т. п. общ. полит, л-ры 1965 г.. Л'» 1681. Цена 76 коп Зак. 10035. Издательство «Международные отношения». Москва, И-90, 4-я Мещанская, 7. Отпечатано в областной типографии Япосла_вско_га.д'правлення по печати.

    1 JlbBiBCbfffl б1бя1отека |

    f АН УРСР ' 1


    Проблемы нейтралитета, во всех его проявлениях, в последние годы все чаще привлекают внимание государ­ственных деятелей, ученых и публицистов. В послевоен­ный период в Советском Союзе и за рубежом вышло не­мало монографий, брошюр и статей как о нейтралитете вообще, так и о его преломлении в практической внеш­неполитической деятельности отдельных государств *.

    Тем не менее многие аспекты современного нейтра­литета все еще требуют своего изучения.

    В нынешних условиях государства, провозгласившие политику неприсоединения или принявшие на себя меж­дународно-правовой статус нейтралитета, отказываются вступать .в организуемые империалистами военные бло­ки, предоставлять свою территорию под иностранные во­енные базы, проводят миролюбивую внешнюю политику.

    Такая политика находит одобрение и поддержку СССР и других социалистических государств.

    Иную оценку и отношение встречает нейтралитет со стороны империалистических государств, со стороны по­борников политики «с позиции силы», глашатаев «холод­ной войны». Стремясь втянуть нейтральные страны в НАТО, СЕАТО, СЕНТО и другие агрессивные блоки и империалистические группировки, представители правя­щих кругов западных держав и буржуазная пресса вы­ступают с нападками на нейтральный курс внешней по­литики, проводимой многими государствами Азии, Афри­ки,и Латинской Америки.

    Необходимо рассмотреть и проанализировать подлин­ные причины и практические последствия такого подхода империалистических государств к современному нейтра­литету.           _ ‘

    Важно выяснить и вопрос 6 роли и месте нейтралите­та в организациях коллективной безопасности, о том, как совместить обязанности члена такой организации с обязательствами по нейтралитету.

    Наконец, необходимо определить перспективы даль­нейшего развития нейтралитета в современных условиях, показать, что нейтралитет в наши дни характеризуется целым рядом положительных качеств, доказывающих его жизнеспособность и позитивное значение в международ­ных отношениях.

    ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НЕЙТРАЛИТЕТА

    Для того чтобы правильно раскрыть понятие нейтра­литета и выяснить содержание этого понятия, необхо­димо хотя бы кратко рассмотреть исторический путь, который прошли понятие и институт нейтралитета в сво­ем развитии.

    Как понятие, так и сам термин «нейтралитет» извест­ны с давних времен. В ряде работ советских юристов при­водятся убедительные доводы в пользу очень раннего происхождения идеи нейтралитета[2]. Такой же точки зрения придерживаются и некоторые западные авторы, например французский юрист Б. Бако[3]. Из английских авторов, выступавших за последние годы с работами на тему о нейтралитете, можно назвать нынешнего минист­ра обороны в лейбористском правительстве Дениса Хи­ли, который также считает, что'идея нейтралитета по­явилась очень давно[4].

    Нейтралитет, несомненно, был известен в рабовла­дельческом обществе. В качестве примера можно при­вести нейтрализацию Дельф — центра Дельфийско-Фер- мопильской амфиктионии, союза 12 древнегреческих го­родов-государств.

    Дальнейшее развитие нейтралитет получает в эпоху феодализма. Впервые сам термин «нейтралитет» в смыс-

    ле неучастия- в войне, по мнению некоторых западных юристов, встречается в 1378 году, а возможно, и раньше. В 1408 году о нейтралитете уже упоминается в офици­альном документе: 25 мая 1408 г. французский король из­дал декрет о том, что он сохранит нейтралитет в борьбе римских пап с авиньонскими. Уже в это время частыми становятся договоры о нейтралитете, а в 1478 году город Льеж даже предпринял попытку принять статус нейтра­литета, который во многих отношениях можно считать прообразом постоянного нейтралитета, и провозгласил свое решение «пребывать в добром и истинном нейтра­литете». Интересно, что этот нейтралитет Льежа 8 июля 1492 г. был признан жалованной грамотой Карла Фран­цузского К.

    Приведенный пример доказывает, что нейтралитет возник как неучастие в войне, но уже на ранних ступе­нях развития этого международно-правового института в него включаются нормы соответствующего поведения нейтрального государства и во время мира.

    В названной грамоте Карла Французского нейтрали­тет Льежа признавался лишь при условии соответствую­щего поведения самого Льежа как в военное, так и в мирное время, а именно при условии, что Льеж всегда будет оставаться нейтральным, «без обмана». Но основ­ные обязанности Льежа возникали лишь в случае вой­ны, когда он не должен был «ни благоприятствовать, ни оказывать поддержки» врагам другой договаривающей­ся стороны.

    Следует, однако, подчеркнуть, что в то время обязан­ности нейтральных государств в мирное время имели второстепенное значение. Более того, нейтральные госу­дарства обязывались не мешать как подготовке и раз­вязыванию, так и предотвращению войны в условиях мира, равно как и не участвовать в войне, когда она нач­нется, кроме случая самообороны нейтрального государ­ства. В большинстве договоров о нейтралитете обяза­тельства нейтральных государств в мирное время вовсе не предусматривались.

    В эпоху капитализма нормы права, связанные с ней­тралитетом, были разработаны весьма подробно. Это объясняется тем, что морская торговля, к тому времени уже сильно развитая, страдала от частых войн и захва­тов воюющими сторонами торговых судов даже не участ­вующих в войне государств. В целях защиты торговли нейтральных стран от произвола воюющих государств были уточнены старые и созданы новые нормы, относя­щиеся преимущественно к вопросам нейтралитета вовре­мя войны. Кроме того, необходимо отметить, что в период капитализма 'окончательно сложился институт посто­янного нейтралитета. Но и постоянный нейтралитет устанавливался в предвидении войн и отличался от ней­тралитета на случай данной войны главным образом тем, что предусматривал постоянное неучастие нейтраль­ного государства во всех и всяких войнах. В XIX веке статус постоянного нейтралитета был принят рядом государств. Разумеется, это объяснялось не толь­ко и даже не столько желанием самих постоянно ней­тральных государств не участвовать в войнах. С этим желанием крупные капиталистические державы могли и. не посчитаться, а отстоять свой нейтралитет малым странам практически было невозможно. Одной из глав­ных причин возникновения постоянно нейтральных госу­дарств были противоречия между великими державами, которые не могли договориться между собой о разделе мира. Постоянный нейтралитет в то время и опирался главным образом на противоречия между крупнейшими капиталистическими государствами. В 1815 году по­стоянно нейтральным государством стала Швейца­рия, в 1831 году — Бельгия, в 1867 году —Люксем­бург и т. д.

    Период империализма и мировых войн охарактери­зовался частыми нарушениями нейтралитета со стороны агрессивных государств. Примером может служить на­рушение Германией постоянного нейтралитета Бельгии в 1914 году и нарушение опять-таки Германией ее ней­тралитета (на этот раз не постоянного, а только в дан­ной войне) во время второй мировой войны. Вместе с тем участились нападки на нейтралитет со стороны им­периалистических держав, которые после появления на международной арене Советского государства настаива­ли на создании направленного против него единого фрон­та всех государств, входящих в сферу влияния мирового империализма.

    Однако, несмотря на отрицательное в целом отноше­ние к нейтралитету, правящие круги империалистических государств охотно использовали нейтралитет в качестве ширмы для маскировки своего нежелания предотвращать агрессию. Западные державы, вошедшие в так называе­мый Лондонский комитет по «невмешательству», создан­ный в период гражданской войны в Испании, прикрыва­ясь разговорами о.своем нейтралитете, по существу со­действовали оказанию военной помощи испанским фашистам со стороны Германии и.Италии. Позиция «ней­тралитета», занятая правительствами западных стран в отношении агрессивных государств, так называемая по­литика «умиротворения», лишь разожгла' аппетиты фа­шистских захватчиков и ускорила развязывание второй мировой войны.

    Развитие нейтралитета доказывает, что к оценке этого международно-правового института, как и всех явлений общественной и политической жизни, нужно подходить исторически. Нельзя раз и навсегда определить, что ней­тралитет вообще или нейтралитет тон или иной страны хорош или плох. Все зависит от конкретных исторических условий. В современных условиях, сложившихся после второй мировой войны, основным критерием оценки ней­тралитета является отношение .нейтральных стран к делу поддержания мира и предотвращения войны'—этой глав­ной цели, которую преследуют в своей внешней политике все истинно миролюбивые государства.

    Подходя к нейтралитету, с этой точки зрения, необхо­димо отметить, что в настоящее время нейтралитет,- если он проводится честно, служит делу укрепления мира во' всем мире, обеспечивает безопасность и независимость государств, вступивших на путь нейтралитета.

    Это обусловливается коренными изменениями в меж­дународном развитии в послевоенный период, определив­шими принципиально новую постановку и новое решение ,• вопроса о войне и мире, а следовательно, и о нейтрали­тете.

    В период, когда империализм был всеохватывающей мировой системой, а общественные и политические силы, не заинтересованные в войне, были слабы и'недостаточно организованы, войны были неизбежны. Нейтралитет в этих условиях выступал главным образом как институт военного времени, как неучастие в войне. Права и обязан-

    ности нейтральных государств относились по существу также военному времени, а существование самого нейтралитета малых стран опиралось в основном на про­тиворечия между крупнейшими империалистическими державами.

    В наши дни положение совсем иное. Возникло и пре­вратилось в могучую силу мировое содружество социа­листических государств, являющееся мощным оплотом мира и безопасности народов. За мир выступают десят­ки молодых независимых государств, возникших на раз­валинах колониализма. Большое значение в антивоенной борьбе имеет международное рабочее движение, а также всемирное движение сторонников мира, объединяющее представителей различных классов и общественных групп, искренне желающих избавить мир от термоядер­ной катастрофы и активно борющихся за мир.

    В этих условиях, как отмечается в Программе КПСС, «впервые в истории сложилась такая обстановка, при ко­торой не только большие, но и малые государства, стра­ны,'вступившие на путь самостоятельного развития, все стремящиеся к миру государства, независимо от их силы, имеют возможность проводить самостоятельный внешне­политический курс» [5].

    В настоящее время усилия всех миролюбивых госу­дарств и народов направлены прежде всего на.предот­вращение новой войны, на укрепление мира. В связи с этим качественно изменился и характер нейтралитета, поскольку в современной обстановке одним из главных направлений внешней политики нейтральных государств является их активная борьба за упрочение мира и их деятельность по развитию дружественных отношений с другими странами.

    Эти важнейшие особенности современного нейтрали­тета позволяют говорить о качественно новом содержа­нии этого международно-правового института. Посколь­ку этих особенностей раньше не существовало, они, есте­ственно, не отмечались и в юридической литературе до самого последнего времени. Более того, и в наши дни многие западные юристы не хотят замечать нового ха­рактера нейтралитета. Заслуга определения места иро-


    ли современного нейтралитета в борьбе за мир, призна­ния нейтралитета в качестве одной из форм борьбы за мирное сосуществование государств принадлежит со­ветской юридической науке. Новая постановка вопроса о нейтралитете в современный период заключается в том, что вопрос о нейтралитете рассматривается не в приме­нении к войне; а в условиях мирного времени, когда ней­тралитет предполагает активное участие в борьбе за укрепление мира.

    ф '^г

    В течение длительного периода нейтралитет был из­вестен в международном праве лишь как неучастие в войне, поэтому до недавнего времени в международно­правовой науке изучались и разрабатывались главным образом проблемы нейтралитета во время войны.

    В теории и на практике признавалось, что государст­ва, не участвующие в войне, обязаны занимать позицию беспристрастности по отношению к воюющим.

    Сначала эта беспристрастность понималась как ока­зание нейтральным государством равной помощи обеим воюющим сторонам в виде поставок оружия и продо­вольствия, пропуска войск, набора солдат и т. д. Даже в том случае, когда подобная помощь оказывалась лишь одному из воюющих, это не считалось нарушением ней­тралитета, особенно при.наличии у нейтрального госу­дарства с данным воюющим государством ранее заклю­ченного договора об оказании помощи.

    Позднее теория и практика пришли к выводу, что по­зицию беспристрастности следует понимать как полное неучастие в войне, предполагающее обязанность не ока­зывать помощи ни одному из воюющих. Государства, по какой-либо причине не заинтересованные в своем учас­тии в той или иной войне, стремились защитить свои интересы, в частности торговые, и отстаивали свои права.

    Столкновение интересов нейтральных и воюющих государств привело к тому, что еще в древности стали предприниматься попытки выработать общие для всех государств нормы, определяющие положение нейтраль­ных государств и регулирующие их отношения с воюющими.

    По мере роста морской торговли вырабатываются новые правила о нейтралитете, появляются сборники норм, регулирующих отношения государств во время морской войны. Среди них следует отметить Барселон­ский сборник правил морской торговли и прав нейтраль­ных государств («Consoiato del Маге»), созданный в XV веке *.

    Постановления этого сборника запрещали конфиско­вывать нейтральный груз на неприятельском судне, но отрицали право неприкосновенности неприятельского груза на нейтральном корабле.

    В ряде случаев отдельные государства, например Франция, в XVI—XVII веках не признавали названных выше правил и захватывали как неприятельский груз на нейтральном корабле, так и нейтральный груз на враже­ском судне.

    Развитие нейтралитета в XVIII—XIX веках характе­ризуется все более настойчивым требованием полной бес­пристрастности нейтральных стран по отношению к вою­ющим, равно как и требованием должного уважения к правам нейтральных государств.

    Важное значение имел вооруженный нейтралитет, провозглашенный в 1780 году по инициативе России и еновь вызванный к жизни 1800 году, а также Париж­ская декларация относительно начал Морского междуна­родного права, подписанная 4/16 апреля 1856 г.[6]

    По Парижской декларации неприятельский груз на нейтральном корабле не подлежал захвату. Точно так же не мог быть конфискован и нейтральный груз на неприя­тельском судне.

    Подробная регламентация норм нейтралитета содер­жится в Гаагских конвенциях 1899 и особенно 1907 года.

    V и XIII Гаагские конвенции 1907 года, подписанные 18 октября 1907 г., специально посвящены подробному изложению прав и обязанностей нейтральных и воюющих государств в сухопутной и морской войне. Гаагские кон­венции 1907 года были подписаны значительным числом


    государств, большинством из них ратифицированы и ос­таются в силе до сих пор [7].

    В соответствии с положениями V и XIII Гаагских кон­венций нейтральное государство имеет право защищать свою территорию от нападения, а воюющие обязаны ува­жать неприкосновенность нейтральной территории. На территории нейтрального государства воюющие не могут вести 'военных действий, а в нейтральных водах им, кро­ме того, запрещается производить осмотр, или задержи­вать как нейтральные, так ^и вражеские суда. На ней­тральной территории и в. нейтральных водах не могут быть образованы призовые суды.

    Воюющие не имеют права, а нейтральные государства обязаны запрещать им проводить через территорию ней­трального государства войска и обозы с военным снаря­жением или продовольствием. Если войска того или ино­го из воюющих государств окажутся на территории ней­трального государства, они должны быть интернированы. Нейтральные государства обязаны в своих пределах за­прещать воюющим формирование отрядов или вербовку солдат для их армий, снаряжение или вооружение судов, предназначенных для участия в военных действиях, соз­дание и использование в качестве средств сообщения с войсками станций радиотелеграфа и других приспособле­ний этого рода.

    Само нейтральное государство обязано полностью воздерживаться от участия в военных действиях, за ис­ключением случаев защиты собственной территории'от нападения, а также не оказывать ни прямой, ни косвен­ной помощи воюющим.

    Нейтральное государство обязано юридически одина­ково относиться ко всем воюющим. Это означает, что все ограничения и запрещения, принятые нейтральным госу­дарством в отношении одного воюющего, должны приме­няться и ко всем остальным государствам, участвующим в конфликте.

    Однако симпатии нейтрального государства могут на­ходиться на стороне лишь одного или некоторых из вою­ющих, причем свое сочувствие или осуждение действий одного или нескольких воюющих нейтральное .государст­во может выражать публично. Международное.праве не требует от нейтральных государств так . называемого «идеологического нейтралитета»,' «нейтралитета.прессы» и т. д.                •.                - .ч

    Нейтральное государство во время войны сохраняет право поддерживать нормальные отношения, в том числе и торговые, со всеми государствами. : Война -не прекра­щает торговли нейтральных стран не только, между со­бой, но и с воюющими. Исключение составляет воен­ная контрабанда, которая подлежит захвату - воюю­щими.     г          

    Следует отметить, что международное право, запре­щая оказание помощи воюющим со стороны нейтральных государств, предусматривает исключения для fex случа­ев, когда такая помощь осуществляется в целях'облегче- ння участи больных, раненых или военнопленных. Гааг­ские конвенции 1907 года предоставляют нейтральным государствам право разрешать перевозку через их тер­риторию* раненых и больных, принадлежащих'к армиям воюющих, при условии, что вместе с ними не перевозятся ни войска, ни военные материалы. Еще более .широкие возможности в отношении оказания помощи'больным, раненым, потерпевшим кораблекрушение, военноплен­ным, а также гражданскому населению на оккупирован­ной территории предоставляют нейтральным странам Женевские конвенции о защите жертв войны от'12 авгус­та 1949 г., заменившие ранее существовавшие кон­венции об обращении с ранеными, больными й" военно­пленными.

    Анализируя нормы и правила о правах й обязаннос­тях нейтральных и воюющих государств, нельзя не от­метить, что ряд вопросов остался нерешенным, а .многие вызывают разногласия. —■

    Опыт первой и второй мировых, войн подсказал не­обходимость корректировки отдельных норм .нейтрали­тета. После принятия Гаагских конвенций 1907 года не­однократно предпринимались новые попытки кодифика­ции и совершенствования правил нейтралитета во время

    веяны *. Вопросы нейтралитета во время войны продол­жают привлекать внимание политиков и юристов [8], тем более что и во второй мировой войне отдельные государ­ства смогли сохранить свой нейтралитет.

    Нельзя согласиться с теми западными юристами, ко­торые считают, что с ликвидацией так называемого «пра­ва на войну», признававшегося в прошлом за государст­вами международным правом, нормы нейтралитета во время войны утратили всякое значение.

    / Такую точку зрения высказывал, например, амери­канский профессор Иглтон, который писал: «Ликвидация права государства прибегать к войне — это изменение кардинального характера, из которого вытекает много следствий. Право войны и право нейтралитета должны исчезнуть — если они уже не исчезли»[9].

    Современное международное право действительно за­прещает агрессивную войну, лишая государства «права на войну», на которое они претендовали в прошлом.

    В условиях существования и возрастающего могу­щества мировой системы социализма, укрепления и рос­та других миролюбивых сил война не является неизбеж­ной, ее можно предотвратить, а затем и навсегда исклю-. чить из жизни человечества. В этих условиях долг каждого государства, всех народов мира состоит не в том, чтобы обеспечить нейтралитет своей страны в воз­можной войне, а в том, чтобы не допустить развязыва­ния войны. Эти положения признают, по крайней мере на словах, даже официальные представители крупней­ших империалистических государств.

    Однако мир еще не застрахован полностью от воен- • ных авантюр наиболее реакционных агрессивных кругов империалистических держав.

    Кроме того, военные действия нередко ведут народы колоний, добиваясь независимости. Вооруженная борь­ба народов колоний представляет собой справедливую, освободительную войну. Такая, война по существу яв­ляется самообороной народов колоний против агрессин колонизаторов, препятствующих осуществлению народа­ми колониальных стран права на самоопределение, яв­ляющегося императивным принципом (jus cogens) со­временного международного права.

    Утверждать, что к этим войнам[10] неприменимы зако­ны и обычаи войны или нормы нейтралитета во время войны,— значит, открывать широкие возможности для ничем не ограниченного произвола империалистических держав, не останавливающихся перед самыми варвар­скими методами и средствами ведения войны ради сохра­нения своего колониального господства.

    Между тем несомненно, что в таких войнах стороны должны соблюдать нормы, регламентирующие правила ведения войны, содержащиеся, например, в Женевском протоколе 1925 года о запрещении применения- на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бак­териологических средств, в Гаагских конвенциях 1899 и 1907 годов о законах и обычаях сухопутной и морской войны, Женевских конвенциях 1949 года о защите жертв войны и других международных соглашениях о прави­лах ведения войны. Необходимо соблюдать и нормы ней­тралитета во время войны, ограждающие от произвола воюющих государства, не участвующие в конфликте.

    Требование соблюдать эти нормы не имеет, разумеет­ся, ничего общего с раздающимися на Западе призыва­ми разработать «правила ведения ядерной войны», сде­лать ее «ограниченной» и тем самым «приемлемой»[11]. Эти человеконенавистнические «теории» порождены убеждением их авторов в неизбежности и даже жела­тельности ядерной войны. Когда же речь идет о необхо­димости соблюдать законы и обычаи войны в возникаю­щих время от времени по вине империалистической ре­акции военных конфликтах, имеется в виду ограничить произвол воюющих, помочь жертве агрессии, например
    народу тоП пли иной колонии, избежать применения'ко- ло'низаторами-агрессорамп наиболее варварских средств ведения войны. Колониальные воины, акты вооружен­ной агрессин, военные интервенции, совершаемые импе­риалистическими державами, сами по себе составляют преступление. Поэтому современное международное пра­во и запрещает такие действия. Однако преступления агрессоров были бы еще более усугублены применением варварских методов ведения воины.
    Hi- допустить этого и призваны законы п обычаи воины и нормы нейтрали­тета во время войны.

    Вместе с тем соблюдение этих норм- можно считать положительным явлением лишь’по сравнению с ничем не ограниченным произволом воюющих. Поэтому главная задача состоит в том, чтобы обеспечить сохранение ми­ра, решать спорные международные вопросы мирными средствами, заставить колонизаторов не препятствовать осуществлению народами зависимых от них стран права на самоопределение, с тем чтобы этим народам не при­ходилось прибегать к оружию для завоевания независи­мости.

    В современных условиях выта не я:зляется неизбеж­ной. Миролюбивые государства и народы имеют реаль­ную возможность предотвратить новую воину, а в даль­нейшем — навсегда исключить воину из жизни общества. Тогда, разумеется, потеряет свое значение и нейтралитет.

    Однако, до тех пор пока'эта задача полностью не ре­шена, законы и обычаи воины, а также нормы нейтрали­тета во время войны являются факторами, сдерживаю­щими агрессоров. Вместе с тем в новых условиях многие из этих норм, сформулированных в конце XIX — начале XX века, оказываются изрядно обветшавшими, а то н вовсе устаревшими.

    * * •*

    Значительно позднее нейтралитета во время войны возник и получил закрепление в международных до­говорах постоянный нейтралитет.

    Постоянный нейтралитет — это правовой статус государства, обязывающий его воздерживаться от войны, кроме случаев самообороны, а в мирное время про­водить миролюбивую внешнюю политику, не участвовать
    в военных союзах н коалициях, не заключать соглаше­ний, которые могут вовлечь постоянно нейтральное госу­дарство в войну, укреплять дружбу с другими странами. Пока п поскольку постоянно нейтральное государство выполняет свои обязательства, другие * государства, по международному праву, обязаны уважать его постоянный нейтралитет.

    В условиях войны постоянный нейтралитет, как и ней­тралитет во время войны, означает юридическое состоя­ние государства, не желающего принимать участие в вой­не. Однако есть, конечно, и различие. Состояние нейтралитета во время войны начинается с момента воз­никновения войны и заканчивается в результате прекра­щения войны или вступления в войну нейтрального госу­дарства *. В отличие от этого постоянный нейтралитет — это .правовой статус, который в принципе не ограничен во времени и сохраняет свое значение как во всех и всяких войнах, так и в дни мира.

    Если нейтралитет во время войны и постоянный ней­тралитет пришли в международное право «из глубины веков», то в современных условиях мы находим совер­шенно новое, не встречающееся ранее проявление нейтра­литета — политику нейтралитета, осуществляемую ныне значительным числом государств.

    Пол и тика нейтралитета — это проводимый тем или иным миролюбивым государством внешнеполи­тический курс, предусматривающий неучастие данного государства в военных блоках и группировках, в кото­рые входят великие державы, отказ от предоставления его территории под иностранные военные базы и уста­новление на основе взаимности дружественных отноше­ний этого государства с другими странами. Такая поли­тика является важным фактором борьбы за мир и на­циональную независимость.

    1  Вопрос о том, с какого именно момента -начинается и прекра­щается нейтралитет во врем я -войны, является спорным. Однако большинство авторов, выступавших с работами о нейтралитете, счи­тают, что состояние нейтралитета начинается с того момента, когда государство тем или иным способом узнает о начале войны, а за­канчивается с прекращением войны или с момента вступления .в нее нейтрального государства (см., например, Л. О п п е н г е й м, Меж­дународное право, т. П, п/т 2, ИЛ, 1950, стр. 200, 205).

    2                                                              Заказ № 10035              '  17

    Термин «политика нейтралитета» не является един­ственным при обозначении этого внешнеполитического курса. Подчеркивая специфичность и особые черты поли­тики нейтралитета, представители государств, проводя­щих ее, часто употребляют другие термины: «политика неучастия в блоках», «неприсоединение», «свобода от союзов», «позитивный или активный нейтралитет» и т. д. В настоящей работе предпочтение отдается терминам «политика нейтралитета» и «неприсоединение» как наи­более обобщающим и распространенным, хотя и эти тер­мины не выражают во всей полноте сущности внешней политики, проводимой молодыми независимыми государ­ствами.

    Нейтралитет во время войны, постоянный нейтралитет и политика нейтралитета представляют собой три о с- н о в ,н ы е формы нейтралитет a [12]. Каждая из этих форм имеет свои определенные отличительные признаки и существенные черты, позволяющие отграничить их од­ну от другой.

    В рамках каждой из указанных трех основных форм нейтралитета можно отметить различные виды нейтра­литета.

    Ввиду того что целыо этой книги является рассмотре­ние прав и обязанностей нейтральных государств в усло­виях мира, роли нейтралитета в борьбе за мир, против войны, вопрос о видах нейтралитета во время войны [13] подробно здесь не анализируется, хотя и затрагивается ниже, поскольку это может оказаться необходимым при дальнейшем исследовании некоторых вопросов нейтра­литета в современном международном .праве и для рас­крытия понятия института нейтралитета в целом.

    Подпись: 19На Западе принято различать отдельные виды ней­тралитета порой по чисто формальным и внешним приз­накам, без раскрытия существенных различий между ни­ми. В основе деления нейтралитета на виды лежат раз­личные аспекты нейтралитета: продолжительность нейтралитета, отношение нейтрального государства к воюющим, юридическая природа нейтралитета и т. д.

    Прежде всего по степени продолжительности разли­чают постоянный нейтралитет и нейтралитет во время войны, говоря о них как о двух видах нейтралитета. В на­стоящей работе постоянный нейтралитет и нейтралитет во время войны выделены в две основные формы нейтралитета, причем различие между ними далеко не ограничивается лишь их .продолжительностью.

    Продолжительность — это лишь формальный и коли­чественный (во времени) признак, отличающий постоян­ный нейтралитет от нейтралитета в данной войне. Каче­ственное же отличие постоянного нейтралитета заклю­чается в его отношении к войнам вообще, в его целях и т. д. Цели и задачи, юридическое оформление и практическое осуществление этих двух форм нейтралитета — постоян­ного нейтралитета и нейтралитета во время войны — мо­гут быть глубоко различными. В современных .условиях деление нейтралитета по его продолжительности только на два вида становится еще менее оправданным. Весьма продолжительной может быть и политика нейтралитета. Не случайна попытка французского юриста Бако объеди­нить в один вид постоянный нейтралитет и традицион­ный нейтралитет под общим названием «длительный нейтралитет» [14]. Под традиционным нейтралитетом Бако разумеет именно политику нейтралитета ряда стран, ко­торая вследствие своей .продолжительности преврати­лась в традицию.

    По объему нейтральной территории нейтралитет де­лят на общий и частичный. Под общим нейтралитетом понимают нейтралитет государства, ни одна часть тер­ритории которого не была ранее нейтрализована. Если какая-то часть территории государства была нейтрали­
    зована до того, как данное государство стало нейтраль­ным, то говорят о частичном нет ралитете.

    По отношению к воле нейтрально-о государства не­которые западные юристы [15] различают добровольный и договорный нейтралитет. Добровольным называют нейтралитет, провозглашенный государством односто­ронне; договорным — нейтралитет, обусловленный договором. Следует отметить, что такие деление нейтра­литета по меньшей мере неудачно с точки зрения терми­нологии, поскольку и договор о нейтралитете в современ­ных условиях, учитывая суверенное равенство всех госу­дарств, в принципе может и должен быть вполне добровольным. По нашему мнению, :-.десь можно гово­рить лишь о различном юридическом оформлении ней­тралитета. ..

    Довольно распространенной является классифика­ция нейтралитета по отношению нейтрального государ­ства к воюющим. Здесь различают полный, совершенный или абсолютный и неполный, несовершенный или благо­желательный нейтралитет. Пол н ы и, : о в е р ш е н н ы й или абсолютный нейтралитет означает, что нейтраль­ное государство строго соблюдает все свои обязанности по нейтралитету в отношении каждого из воюющих.

    При благожелательном нейтралитете ней­тральное государство нарушает свой нейтралитет в поль­зу одного воюющего, которому оно симпатизирует, и в ущерб другой воюющей стороне. В данном случае мы имеем дело по существу не столько с самим нейтралите­том, сколько с тем или иным отклонением от него, с тон или иной степенью его нарушения нейтральным госу­дарством.

    При неполном или несовершенном нейтра­литете нейтральное государство не выполняет некоторых своих обязанностей в отношении всех воюющих.

    Отметим, что указанное деление нейтралитета на пол­ный и неполный, совершенный и благожелательный и т. п. .могло иметь смысл лишь в то время, когда допускалось оказание той или иной помощи воюющим со стороны нейтрального государства. В настоящее же время, ког­да основной обязанностью нейтральных стран является
    отказ от прямой или косвенной помощи всем воюющим такое деление нейтралитета может лишь послужить при­крытием его нарушения. Здесь уместно подчеркнуть, что •Гаагские конвенции 1907 года о нейтралитете, содержа­щие наиболее подробную регламентацию прав и обязан­ностей по нейтралитету, не допускают отклонений от обя­занностей в виде благожелательного или неполного ней­тралитета. В теории международного права ряд видных ученых высказывается за строгое соблюдение обязан­ностей по нейтралитету. «Понятие нейтралитета,—писал советский юрист-международник Е. А. Коровин,— не допускает градаций. Поэтому всякие выражения «благо­желательный» нейтралитет, «строгий», «абсолютный» ц т. д. юридически несостоятельны,-поскольку всякое от­клонение от обязанностей нейтралитета в ту или иную сторону является не разновидностью нейтралитета, но его нарушением»[16].

    Кроме того, существует мнение, что проведение бла­гожелательного нейтралитета тем или иным государст­вом нарушало бы принцип равноправия государств, по­скольку нейтральные страны, строго следующие нормам международного права по вопросам нейтралитета, несли бы больше обязанностей, чем те, нейтралитет которых был бы благожелательным. Это было бы несправедливо, поскольку международное право предусматривает, что «все нейтральные государства несут одинаковые обязан­ности и пользуются одинаковыми правами»[17].

    Несмотря на это, в последнее время отдельные юрис­ты-международники вновь возвращаются к теории бла­гожелательного нейтралитета, пытаясь в ней найти вы­ход из кажущегося на первый взгляд непреодолимым противоречия между обязанностями по нейтралитету и обязанностями по Уставу ООН, который требует от чле­нов этой организации коллективных действий против агрессора.

    Представляется более правильной позиция, основан­ная не на ослаблении таких обязанностей или отклоне­нии нейтральных государств от нейтралитета, а на чест­ном и неуклонном соблюдении нейтралитета, а также на укреплении самой Организации Объединенных Наций путем строгого соблюдения норм ее Устава всеми госу­дарствами.

    I                                          * * *

    Несмотря на то что постоянный нейтралитет был ис­торически более ранним проявлением нейтралитета в ус­ловиях мира, исследование проблем современного ней­тралитета целесообразнее начать с политики нейтрали­тета (неприсоединения), которая выдвигается на первый план как по числу государств, проводящих ее, так и по значению, приобретаемому ею в международных отноше­ниях наших дней.


    ПОЛИТИКА НЕЙТРАЛИТЕТА

    ПОНЯТИЕ И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОЛИТИКИ НЕЙТРАЛИТЕТА

    В современных условиях нейтралитет находит свое выражение чаще всего в односторонне провозглашаемой политике нейтралитета.

    Наибольшее распространение политика нейтралитета (неприсоединения) получила среди молодых независи­мых государств Азии и Африки. Однако она отнюдь не представляет собой исключительно афро-азиатское явле­ние. Политики нейтралитета придерживаются и некото­рые страны Европы и Латинской Америки, например Финляндия, Мексика и т. д.

    Политика нейтралитета — это проводимый тем или иным миролюбивым государством внешнеполитический курс, предусматривающий неучастие данного государст­ва в военных блоках и группировках, отказ от предостав­ления его территории под иностранные военные базы и установление на основе взаимности дружественных от­ношений этого государства с другими странами.

    Политика нейтралитета представляет собой совер­шенно новое явление, неизвестное довоенным междуна­родным 'отношениям и довоенному международному праву. Эта политика стала возможной лишь в современ­ных условиях, в результате образования и неуклонного роста могущества социалистической системы, в резуль­тате победоносной национально-освободительной борь­бы, в обстановке, когда соотношение сил на мировой арене все больше изменяется в пользу мира и социализ­ма, когда социализм становится решающим фактором мирового развития.


    Получив политическую независимость, большинство молодых национальных государств, возникших на разва­линах колониальных империй, вступили на путь нейтра­литета, провозгласив политику нейтралитета в качестве избранного ими внешнеполитического курса.

    В прессе, официальных документах и научных иссле­дованиях для обозначения политики нейтралитета при­меняются многочисленные и разнообразные термины: «позитивный или активный нейтралитет», «внеблоковая политика», «политика свободы от союзов», «политика неприсоединения» [18] и др.

    Каждый из этих терминов более или менее точно от­ражает различные аспекты и стороны того внешнеполи­тического курса, который в данной работе определяется как политика нейтралитета. Для обозначения политики нейтралитета, основанной на односторонней декларации самого государства, в настоящем исследовании употреб­ляются также термины «политика нейтралитета» и «по­литика неприсоединения». Эти наименования являются наиболее распространенными и выражают одну it ту же сущность. Все они так или иначе отражают характерные черты внешнеполитического курса, избранного большой группой государств, прежде всего молодыми независи­мыми государствами Азии и Африки.

    Однако вряд ли можно утверждать, что эти термины во всей полноте выражают содержание политики нейтра­литета вообще или отдельные аспекты этой политики при­менительно к различным государствам, проводящим ее.

    Каждый из этих терминов и все они вместе дают пред­ставление лишь о характерных чертах, общей цели и ос­новном направлении внешней политики таких государств, позволяющее говорить о них как об особой группе — группе неприсоединившихся государств.

    Однако в пределах этой группы государств их поли­тика не является совершенно одинаковой. Политика ней­тралитета одних государств этой группы отличается от внешнеполитического курса других неприсоединившихся стран по степени своей активности, по способам юриди­ческого оформления этой .политики и вытекающим отсю­да правовым последствиям, по содержанию, которое
    вкладывается в понятие политики нейтралитета тем или иным государством, и т. д.

    Это объясняется тем, что до самого недавнего време­ни права и обязанности нейтральных государств в мир­ное время не регламентировались сколько-нибудь под­робно хотя бы применительно к какому-либо отдельному нейтральному государству.

    Считалось общепризнанным лишь, что государство, провозгласившее политику нейтралитета, не должно вхо­дить в военные блоки с участием великих держав и пре­доставлять свою территорию под иностранные военные базы. Во всем остальном государства, идущие по пути нейтралитета,— во всяком случае те из них, которые провозгласили политику нейтралитета односторонней де­кларацией (а таких большинство), — руководствовались своим собственным пониманием прав и обязанностей по нейтралитету в мирное время. Правовая основа односто­ронне провозглашенной политики нейтралитета предо­ставляла государствам в этом отношении значительную свободу.

    Правовую основу политики нейтралитета большинст­ва государств, проводящих ее, составляет односторонняя декларация самого государства о желании придержи­ваться нейтральной политики. Впрочем, специального за­явления об этом государство может и не сделать. Важно, чтобы такое государство проявляло и доказывало свое стремление следовать политике нейтралитета, не участ­вуя в военных союзах, в которые входят великие держа­вы, не разрешая создавать на своей территории иност­ранные военные базы, укрепляя дружбу со всеми стра­нами, которые со своей стороны желают установить с ним дружественные отношения, и внося свой вклад в де­ло упрочения мира во всем мире.

    Таким образом, в основе политики нейтралитета боль­шинства государств лежит односторонняя суверенная воля каждого такого государства, которое исходит из глубокого убеждения, что эта политика наилучшим об­разом отвечает его национальным интересам. Разумеет­ся, воля государства — это не абстрактное понятие. В ней находят свое выражение стремления и чаяния опреде­ленных классов, существующих в данном государстве. Волю каких же именно классов и общественных групп выражает политика нейтралитета? Кому она выгодна?

    По-видимому,'можно считать, что в неприсоединившихся странах на данном этапе их развития создалось такое положение, когда неприсоединение выражает интересы как широких масс рабочих и крестьян, так и других клас­сов и слоев населения, заинтересованных в укреплении политической и экономической независимости своих го­сударств: национальной буржуазии, прогрессивной ин­теллигенции и т. д.

    При этом само осуществление политики нейтралите­та в значительной степени зависит от соотношения клас­совых сил в данном государстве. Чем сильнее влияние трудящихся масс на внешнюю политику правительства того млн иного непрнсоедннившегося государства, тем активнее и последовательнее политика нейтралитета, проводимая им. В неприсоединившихся государствах на­ходит яркое подтверждение основанное на глубоком анализе международных событии современности поло­жение о том, что «в новую историческую эпоху неизмери­мо возросли возможности народных масс активно вмеши­ваться в решение международных вопросов» и что «народы все' активнее берут решение вопроса о мире и войне в свои руки»[19].

    Ныне стремление народов к миру не могут не учиты- тать даже империалистические правительства, вынуж­денные, по крайней мере на словах, признавать необхо­димость укрепления мира, осуществления всеобщего и полного разоружения и т. д.

    Это стремление народных масс к миру, несомненно, находит свое отражение и в суверенном волеизъявлении неприсоединившихся государств, провозглашающих по­литику нейтралитета.

    Каково же правовое положение государства, проводя­щего политику нейтралитета? Отвечая на этот вопрос, следует подчеркнуть, что пока и поскольку эта политика не получила закрепления в международном договоре, она не создает для государства особого международно-пра­вового статуса. Международное право не возлагает на такое государство каких-либо специальных обязанно­стей перед другими государствами в связи с односторон­ним актом провозглашения им политики нейтралитета.

    Все обязанности, которые неприсоединившееся государ­ство добровольно принимает на себя в результате про­возглашения политики нейтралитета,, проистекают ис­ключительно из суверенного волеизъявления самого этого государства, а провозглашение политики нейтрали­тета представляет собой его внутреннее дело.

    У других государств также не возникает каких-либо специальных юридических обязанностей или прав в от­ношении стран, идущих по пути политики нейтралитета. Короче говоря, неприсоединение, как выражение одно­сторонней воли неприсоединившегося государства, не порождает каких-либо особых международных .юриди­ческих последствий. Отрицать это,—значит, допустить, что то или иное государство может своим односторонним актом возложить на другое государство международно­правовые обязанности без ведома или даже вопреки воле последнего. Совершенно очевидно, что это противо­речило бы принципу государственного суверенитета, яв­ляющемуся одним из важнейших общепризнанных прин­ципов современного международного права.

    Утверждение о том, что неприсоединение не создает для государства, проводящего политику нейтралитета, особого международно-правового статуса, вовсе не оз­начает, что другие государства не должны считаться с политикой неприсоединения того или иного государства, не должны в своих взаимоотношениях с ним учитывать его желание придерживаться политики нейтралитета. Напротив, все государства обязаны уважать эту поли­тику. Но эта обязанность вытекает не из односторонне­го заявления государства о желании придерживаться по­литики нейтралитета или ее фактического проведения при отсутствии специальной декларации, а из основных принципов международного права, требующих невмеша­тельства во внутренние дела других стран, в том числе в определение ими форм и способов осуществления сво­ей миролюбивой внешней политики, и равного уважения к суверенным-правам больших и малых государств.

    Политика нейтралитета полностью соответствует целям и принципам ООН, записанным в Уставе этой организации: развивать дружественные отношения меж­ду нациями, способствовать укреплению всеобщего мира, осуществлять международное сотрудничество в разре­шении проблем экономического, социального, культур-
    кого и гуманитарного характера и т. д. Государства, проводящие политику нейтралитета, добросовестно вы­полняют принятые ими на себя по Уставу ООН обяза­тельства по укреплению мира, они неоднократно дока­зывали свою готовность разрешать международные спо­ры мирным путем, не прибегая к угрозе силой или к применению силы против других государств.

    Соответствие политики нейтралитета целям и прин­ципам Устава ООН и выполнение государствами, про­водящими политику нейтралитета, своих обязательств по укреплению мира дают этим государствам право на ува­жение их нейтральной политики всеми другими госу­дарствами.

    . Выбор неприсоединения в качестве курса внешней политики является неотъемлемым правом и внутренним делом любого государства. Поэтому все остальные стра­ны обязаны уважать это право и считаться с суверенной волен государств, ставших на путь нейтралитета.

    Следовательно, — и это еще раз необходимо подчер­кнуть,— обязанность уважать миролюбивый внешнепо­литический курс стран, проводящих политику нейтрали­тета, для всех других государств проистекает из основ­ных принципов международного права и положений Устава ООН, которые обязывают все государства ува­жать суверенитет других стран н воздерживаться от ка­кого бы то ни было вмешательства во внутренние дела друг друга. Что касается самого нейтрального государ­ства, то для него в известной мере обязующей является- его же односторонняя декларация о желании проводить политику неприсоединения. Такая декларация обычно имеет форму заявления главы государства или главы правительства.

    Согласно внутренним законам и общепризнанным нормам международного права, глава государства или правительства выступает от имени своего государства, не нуждаясь при этом в особых полномочиях.. Поэтому официальные выступления таких ответственных государ­ственных деятелей, поскольку в них излагается курс внешней политики данного государства, налагают на это государство определенные обязательства. Однако эти обязательства носят иной характер, чем обязательства, вытекающие из договора о нейтралитете в случае войны или о постоянном нейтралитете какого-либо государства.

    Односторонняя декларация о намерении государства придерживаться политики нейтралитета устанавливает круг обязанностей, которые такое государство само берет на себя. Эти добровольные обязанности основаны исклю­чительно на суверенной воле одного данного государ­ства. Поэтому государство вправе само определить объем этих обязанностей тогда как в случае договора о нейтралитете объем этих обязанностей устанавливается соглашением договаривающихся сторон. Определяя принципы своей внешней политики, нейтральные госу­дарства также вправе односторонне и изменять их, ес­ли, конечно, такое изменение внешней политики не на­рушает суверенитета других государств и действующих норм международного права.

    Одностороннее провозглашение политики нейтрали­тета большинством нейтральных стран отличает их ней­тралитет от договорного нейтралитета. Договорный ней­тралитет связывает нейтральное государство междуна­родно-правовыми обязательствами по отношению к другому или другим участникам договора н не может быть односторонне изменен одним только нейтральным государством. Такой международно-правовой обязующей силы политика неприсоединения, провозглашенная госу­дарством в одностороннем порядке, не имеет. Однако в этом нет опасности произвольного толкования неприсое- динившимися государствами своих обязанностей, так как их политика уважается другими государствами лишь постольку, поскольку сами неприсоединившиеся государ­ства проводят такую мирную политику. Если бы какое- либо нейтральное государство, определяя свои обязан­ности, сочло допустимым для себя вмешательство во внутренние дела других стран или участие в военных группировках, то другие государства перестали бы счи­тать его проводящим политику'нейтралитета, перестали бы относиться к нему как к государству, избравшему путь нейтралитета.     

    Непрнсоединившееся государство обязано строго сле­довать своей нейтральной политике, если оно само жела­ет, чтобы другие государства уважали эту политику.

    Вместе с тем нельзя не отметить, что различное тол­кование неприсоединившимися государствами своих прав и обязанностей, связанных с односторонним провоз­глашением политики нейтралитета, на практике порож­дает некоторую неопределенность и иногда служит пово­дом для осложнений в их отношениях с империалистиче­скими государствами, которые хотели бы видеть в политике нейтралитета лишь так называемый «классиче­ский» нейтралитет.

    Сравнивая «классический» нейтралитет, образцом ко­торого признается постоянный нейтралитет Швейцарии, с политикой нейтралитета, американский журнал «Биз­нес уик» писал, что Швейцария сохраняет свою независи­мость с помощью того, что тщательно избегает конфлик­тов, возникающих в Европе. «Швейцария,—продолжает журнал,— отказывается вступать в политические и воен­ные союзы, соглашаясь — и то не без колебаний — лишь па установление внешнеэкономических связей, и ограни­чивает свои попытки оказать влияние на мировые проб­лемы отдельными осторожными предложениями посред­ничества в разрешении споров» *.

    От этого «классического» нейтралитета, по мнению журнала, отличается «так называемый нейтрализм моло­дых независимых государств Азии и Африки, которые иногда называют себя неприсоединившимися или свобод­ными от союзов государствами» [20].

    Автор считает, что нелрнсоединившпеся государства отошли от «классического» нейтралитета, называя их «нейтралами, которые не нейтральны».

    «Каждый из этих новых нейтралов,— продолжает ав­тор рассматриваемой статьи,— осуществляет несколько отличный от других вид нейтрализма. Но есть и общие знаменатели. Все новые нейтралы избегают военных сою­зов с западными или коммунистическими державами, но часто получают военную помощь от тех и других. Многие имеют официальные или неофициальные политические связи с обеими сторонами. Многие нейтралы заключили экономические-соглашения с обоими блоками, и почти все получают от них экономическую помощь в той или иной форме. И, пожалуй, величайшим отступлением от традиционного нейтралитета является то, что эти новые нейтральные государства стремятся оказывать как мож­но большее влияние на мировые события» Ч

    Такая точка зрения характерна для многих буржуаз­ных политиков и юристов, выступающих по вопросам современного нейтралитета. По их мнению, «величай­шим отступлением» от «классического» нейтралитета является активность неприсоединившихся государств в международных отношениях. Они полагают, что «клас­сически» нейтральное государство должно прилагать все усилия к тому, чтобы остаться в стороне от полити­ки великих держав, тогда как «новые нейтралы изо всех сил рвутся в драку»[21].

    Из этого делается совершенно необоснованный вывод: «По-видимому, все, что требуется от новых нейтралов,— это избегать твердых политических или военных обяза­тельств в отношении той или другой стороны. В осталь­ном же они свободны маневрировать между двумя про­тивоположными блоками, часто используя один против другого к своей собственной выгоде»[22].

    Такая постановка вопроса совершенно искажает сущ­ность политики нейтралитета.

    Правда, как уже отмечалось, в случае односторонне­го провозглашения политики нейтралитета неприсоеди- нившиеся государства сами определяют круг своих обя­занностей и действительно обладают в этом вопросе значительной свободой действия по своему усмотрению. Однако они провозглашают такую политику не для то­го, чтобы играть на противоречиях великих держав, ма­неврировать между военными блоками и группировка­ми с целью извлечения выгоды для себя.

    Оставаясь свободными в определении своих прав и обязанностей, вытекающих из провозглашения политики нейтралитета, неприсосдинившиеся государства во внеш­ней политике занимают общую для всех таких государств позицию: решительно выступают за мир, против войны, против империализма и колониализма. Одни из них дей­ствуют более, другие — менее активно, одни толкуют свои обязанности, вытекающие из политики нейтралите­та, шире, другие — уже; но все эти государства идут в одном направлении — ведут борьбу за укрепление мира, за обеспечение мирного сосуществования. Это-то и не нравится противникам современного нейтралитета в им­периалистических государствах, которые хотели бы, если не заставить молодые независимые государства свернуть с избранного ими пути нейтралитета — как показала ис­тория, это им не по силам,—то хотя бы выхолостить из неприсоединения то новое, самое ценное, что отличает его от «классического» нейтралитета в понимании импе­риалистических политиков.

    Поэтому они и подвергают критике как раз те поло­жительные черты современного нейтралитета, которые позволяют ему играть столь заметную роль в междуна­родных отношениях наших дней.

    В этой критике, которая в подавляющем большинст­ве случаев является следствием преднамеренного жела­ния опорочить нейтралитет, а отнюдь не результатом добросовестного заблуждения или непонимания его сущ­ности, используется, в частности, тог факт, что до послед­него времени международное право не знало норм, ре­гламентирующих нейтралитет в мирное время даже по отношению к отдельным нейтральным государствам.

    «Отсутствие подобных норм порождает определенные трения между указанными государствами и иными стра­нами, особенно темн, которые отрицательно относятся к политике нейтрализма и вынуждены признавать допус­тимость и законность нейтральной -политики ряда стран Азии и Африки лишь в результате того, что на мировой арене сложилось новое соотношение сил социализма и капитализма»

    Таким образом, во-первых, в целях единообразного понимания прав и обязанностей по нейтралитету в мир­ное время, а также во избежание преднамеренно или ошибочно неправильного толкования сущности непри­соединения было необходимо выработать международ- но-правовые нормы современного нейтралитета, сформу­лировать основные принципы нейтральной политики, оди-

    Подпись: 33Четкая разработка таких .норм привела бы к тому, что все государства заранее знали бы, какой линии пове­дения можно ожидать от нейтралистских стран в. той или иной конкретной ситуации. С другой стороны, твердо придерживаясь определенных международным правом обязательств, единообразно понимаемых всеми государ­ствами, проводящими политику нейтралитета, нейтрали- стскиё государства были бы вправе рассчитывать на соответствующее отношение к ним других государств, закрепленное в специальных международно-правовых нормах.

    Во-вторых, ряд нейтралистских государств считал и считает весьма полезным юридически закрепить полити­ку нейтралитета во внутригосударственном законе или в международном договоре. При этом возник и вопрос о международных гарантиях политики нейтралитета, которые до сих пор были известны в международном праве лишь применительно к статусу постоянного ней­тралитета.

    Необходимость более четкого юридического оформле­ния и закрепления (политики нейтралитета в известной степени диктуется стремлением избежать опасности от­каза от политики -нейтралитета в случае смены прави­тельства и .прихода к власти реакционных кругов.

    Возможность подобного изменения внешней полити­ки по произволу реакционных кругов в определенной степени ограничивается, когда политика нейтралитета оформлена и закреплена в договорном порядке. Догово­ры о нейтралитете и тем более соглашения о статусе ней­тралитета обычно остаются неизменными при смене глав государств или правительств, так как для отмены до­говорного нейтралитета требуется формальная денонса­ция установившего его договора.

    Следовательно, договорная политика нейтралитета имеет более четкую международно-правовую форму, а ее юридическое оформление в договоре придает ей боль­шую правовую устойчивость и стабильность по сравне­нию с неприсоединением, лишенным договорного закре-- .пления.

    За последние годы в обоих этих направлениях до­стигнут определенный прогресс.

    Для того чтобы перейти к разработке международно­правовых норм нейтралитета в мирное время, необходи­мо прежде всего'выяснить основное содержание непри­соединения, то общее, что есть в политике нейтралитета всех или значительного большинства нейтралистских го­сударств.

    Этим и занялась доктрина международного права — юристы-международники различных стран[23], для кото­рых наилучшим материалом 'послужили официальные заявления о -политике нейтралитета руководителей са­мих нейтралистских государств, комментирующих и разъ­ясняющих свое понимание содержания этой политики'.

    ■ При анализе этих высказываний обращает на себя внимание прежде всего тот факт, что руководящие дея­тели нейтралистских стран всячески подчеркивают суще­ственное отличие неприсоединения от нейтралитета в его «классическом» понимании.

    В них прежде всего подчеркивается активный харак­тер неприсоединения, отличающий его от «классическо­го» нейтралитета, важнейшим- признаком которого на Западе считается пассивное безучастие по отношению к мировым проблемам.

    В выступлениях руководящих деятелей непрнсоеди- нившихся стран также неоднократно подчеркивалось, что в проведении политики нейтралитета эти страны ис­ходят отнюдь не из желания изолироваться от остально­го мира, замкнуться в кругу своих узконациональных, интересов и оставаться безразличными-к судьбам мира и других государств. Напротив, проводя .миролюбивую внешнюю политику, государства, вступившие на путь неприсоединения, расширяют зону мира, способствуют . укреплению мира и безопасности в тех районах, где они расположены, а следовательно, и,во всем мире. При этом политика нейтралитета не только.не.исключает, но, напротив, предполагает активное -участие стран, прово­дящих ее, в благородном.деле борьбы за мир.

    Именно на эту активность политики нейтралитета, на ее позитивный характер, на ее отличие от пзоляционнз- •ма, с которым обычно связывали в прошлом нейтрали­
    тет, всегда указывают государственные и общественные деятели непрнсоединившихся стран, говоря о внешней политике своих государств. Этим желанием подчеркнуть активность своей внешней политики и объясняется их стремление не употреблять термина '«нейтралитет» в при­менении к политике своих стран или по крайней мере к термину «нейтралитет» добавлять эпитеты «активный», «позитивный» и т. д.

    До самого последнего времени для обозначения поли­тики нейтралитета, проводимой на основе односторонне­го заявления того или иного государства, особенно при­менительно к странам Азии и. Африки, очень часто упот­ребляли термин «нейтрализм», «нейтралистские страны», Однако в настоящее время многие неприсоединившиеся государства и их руководители высказываются против употребления этих терминов, считая, что они предпола­гают известный элемент пассивности и безразличного отношения к мировым проблемам, тогда как это не­свойственно неприсоединившимся государствам.

    Поэтому в данной работе вместо терминов «нейтра­лизм» и «нейтралистские государства» почти всюду упот­ребляются термины «политика нейтралитета», «политика неприсоединения», «неприсоединение».

    Эти термины предпочитают употреблять и представи­тели непрнсоединившихся стран, подчеркивая в самом названии этой политики ее отличие от нейтралитета в его традиционном понимании, стремясь показать то новое, что они вкладывают в понятие неприсоединения, избран­ного в качестве внешнеполитического курса большой группой стран, прежде всего, молодыми независимыми государствами Азии и Африки. Называя курс своей внеш­ней политики «неприсоединением», представители таких стран стремятся подчеркнуть независимый характер по­литики неприсоединения, ее позитивное значение в деле борьбы за мир и безопасность народов.

    ' Разумеется, важен не тот или иной термин , а само желание подчеркнуть активность политики нейтралите­та, не имеющей ничего общего с самоустранением госу­дарств, проводящих ее, от участия в решении важнейших международных проблем. Такой самоизоляции не вле­чет за собой даже статус постоянного нейтралитета. Од­нако существует, хотя и является глубоко ошибочным, мнение о том, что нейтралитет будто бы в какой-то мере
    ограничивает суверенитет государства и делает его более пассивным в международных отношениях.

    Касаясь этого вопроса, президент Индонезии А. Су- карно в своем выступлении в парламенте Канады 5 ию­ня 1956 г. заявил: «Мы называем нашу внешнюю полити­ку не «нейтральной» внешней политикой. Мы называем нашу внешнюю политику «независимой» и «активной». Мы называем ее так потому, что занимаем независимую позицию в соответствии с тем, что, по нашему мнению, больше всего отвечает интересам всего мира и нашей собственной страны, и мы поступаем в соответствии с этим»[24],

    Выступая в Каире 21 марта 1958 г., президент Объ­единенной Арабской Республики Гамаль Абдель Насер также .подчеркивал активность политики нейтралитета. «Наша политика,— сказал он,—является политикой по­зитивного нейтралитета и неприсоединения к мировым лагерям. Проводя политику мирного сосуществования, мы вносим свои вклад в дело сохранения всеобщего мира» [25].

    Известный индийский дипломат Мехта также отме­чал, что внешняя политика Индии строится на основе глубокого понимания того непреложного факта, что «в настоящее время стремиться избежать войны — значит не оставаться в стороне и быть изолированным, а участво­вать в международных организациях и стараться укре­пить силы мира»[26].

    Отвечая на вопрос корреспондента «Правды» относи­тельно преимуществ политики нейтра титета, президент Ганы Кваме Нкрума заявил: «Политика позитивного нейтралитета, которую проводит Гана, основана на убеж­дении, что, сохраняя нейтралитет, малые нации могут беспристрастно[27] выражать свое мнение <по важнейшим международным вопросам, иметь свою точку зрения по этим вопросам. Значит, неприсоединение это не есть не­гативный нейтрализм. В сегодняшнем мире ни одно
    государство не может обеспечить свою безопасность, ес­ли оно отстраняется от решения международных проб­лем войны и мира» *. .

    Это положение развил, выступая на сессии Генераль­ной Ассамблеи ООН, видный политический деятель Ке­нии Огинга Одинга, который заявил: «Кения будет про­водить политику неприсоединения и позитивного нейтра­литета. Но наш нейтралитет не следует рассматривать как безразличие и пассивность в отношении мировых проблем. Кения, например, никогда не будет нейтральной в отношении колониализма и империализма»[28].

    Анализируя эти и многочисленные другие высказыва­ния официальных представителей нейтралистских госу­дарств, можно сделать вывод, что в основе политики ней­тралитета лежат принципы мирного сосуществования государств с различным социальным строем.,

    Неприсоединившиеся государства неоднократно заяв­ляли, что они поддерживают пять принципов мирного сосуществования, известные под названием принципов «панча шила»[29]: взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета; ненападение, невмешательст­во во внутренние дела друг друга; равенство и взаимная выгода; мирное сосуществование. Эти принципы призна­ет и поддерживает большинство государств мира[30].

    Так, президент Кваме Нкрума, выступая в Нацио­нальном собрании Республики Гана, отмечал: «Мирное сосуществование необходимо и незаменимо для дости­жения взаимопонимания между странами в период, когда ядерное оружие, словно дамоклов меч, занесено над че­ловечеством. Одна из наших великих надежд, которую мы связываем с задачей полного освобождения и един-- ства Африки,— это перспектива мира do всем мире и возможности, которые она открывает для достижения на­шей важнейшей цели — ликвидации колониализма и нео­колониализма»

    Глубоко научное определение мирного сосуществова­ния дано в Программе КПСС. «Мирное сосуществова­ние,—указывается в Программе,— предполагает: отказ от войны как средства решения спорных вопросов между государствами, разрешение их /путем переговоров; рав­ноправие, взаимопонимание и доверие между государст­вами, учет интересов друг друга, невмешательство во внутренние дела, признание за каждым народом права самостоятельно решать все вопросы своей страны; стро­гое уважение суверенитета и территориальной целостнос­ти всех стран; развитие экономического и культурного сотрудничества на основе полного равенства и взаимной

    ЕЫГОДЫ2.

    Нейтралистские государства по существу отстаивают именно эти принципы межгосударственных отношений, хотя и не всегда так четко формулируют их.

    Таким образом, активность политики нейтралитета имеет совершенно определенную направленность — это активность в деле борьбы за мир и мирное сосуществова­ние. Если же термины' «нейтралитет» или «нейтрализм» употребляются в смысле ограничения активности той или иной страны, то они не выражают действительных целей внешней политики государств, отказывающихся участво­вать в военных блоках и группировках, но желающих жить в мире со всеми странами и в меру своих сил спо­собствовать укреплению всеобщего мира. «Термины •«нейтрализм» и «нейтралитет», — отмечает Дж. Л. Мех- та,— в действительности вряд ли являются подходящи­ми, когда нет войны. Но даже в «холодной» войне пози­ция Индии — это не позиция «холодного нейтралитета». Если «нейтрализм» означает отсутствие чувства ответст­венности в отношении международных проблем, если он предполагает желание уклониться от международных обязательств, если он означает политику изоляции, тог­да, несомненно, такой термин неприменим к позиции Индии и других стран этого района, проводящих подоб­ную политику» J.

    На это указывал и президент Объединенной Респуб­лики Танзании Джулиус Ньерере, который еще в 1961 году заявил: «Мы считаем, что Танганьика обретает национальный суверенитет, не будучи вовлеченной нив какие конфликты между мировыми державами. Мы на­мерены и впредь не связывать себя никакими обязатель­ствами ни с одной из сторон в холодной войне. Но все же в некотором отношении было бы неверно сказать, что мы будем нейтральной страной. Иногда считают, что нейтралитет означает безразличие. Но некоторые основ­ные принципы для нас далеко не безразличны... Мы по­стараемся давать различным обстоятельствам трезвую оценку и основывать на ней свою позицию»[31].

    В своей книге «Финляндия и Советский Союз» прези­дент У. Кекконен также отмечал, что «в вопросе войны

    и мира мы не являемся нейтральными. Мы за политику мира, против политики войны. Мы против атомного вооружения и за разоружение»[32].

    Активность нейтралистских государств в деле упроче­ния мира отмечается в некоторых западных изданиях. Так, в статье с характерным названием «Против ли США нейтралисты?», опубликованной в феврале 1957 го­да, американский журнал «Форин .полней бюллетин» от­мечал, что «нейтрализм — не синоним изоляции»[33].

    Все приведенные заявления показывают, что предста­вители стран, идущих по пути нейтрализма, проводят четкое различие между политикой нейтралитета, осуще­ствляемой в мирное время, и правовым состоянием ней­тралитета, наступающим в случае войны, если данное государство в ней не участвует. Если состояние нейтра­литета во время войны налагает определенные ограниче­ния на взаимоотношения нейтральных стран с воюющи­ми, то политика нейтралитета, проводимая в мирное вре­мя, они в чем не стесняет стран, избравших неприсоединение в качестве курса своей внешней поли­тики, в отношении их политических, экономических, тор­говых и культурных связей со всеми другими страдами. Единственная область отношений, в которой эти страны не желают принимать участия,— это военные блоки и союзы, военно-политические группировки держав.

    Государства, проводящие политику нейтралитета, не входят ни в агрессивные блоки типа НАТО, СЕАТО и СЕНТО, ни в оборонительную Организацию Варшавско­го договора. В этом и заключается тот элемент нейтра­литета, который позволяет говорить о нейтральной поли-, тике, проводимой рядом стран Азии и Африки, а также некоторыми государствами Европы и Латинской Амери­ки, как об одной из форм современного нейтралитета.

    'Однако следует подчеркнуть, что между военными блоками, создаваемыми империалистами в агрессивных целях, и оборонительной организацией социалистиче­ских государств существует глубокое принципиальное различие. В то же время нельзя не отметить, что пред­ставители некоторых нейтралистских государств не за­мечают или не хотят замечать этого, говоря о военных

    блоках вообще, хотя цели, характер и значение агрессив­ных блоков Запада и оборонительной Организации Вар­шавского договора не только не одинаковы, но и /прямо противоположны. -

    . Не менее ошибочным является также встречающее­ся в молодых независимых государствах мнение относи­тельно того, что современный мир характеризуется глав­ным образом существованием двух военных блоков. Такое утверждение свидетельствует о непонимании его сторонниками характера современной эпохи.

    «Современная эпоха, основное содержание которой составляет переход от капитализма к социализму,— ука­зывается в Программе КПСС,— есть эпоха борьбы двух противоположных общественных систем, 'эпоха социа­листических и национально-освободительных революций, эпоха крушения империализма, ликвидации колониаль­ной системы, эпоха перехода на путь социализма все но­вых народов, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе. В центре современной эпохи стоят международный рабочий класс и его главное детище — мировая система социализма»'[34].

    Отсюда следует, что главное '.противоречие нашей эпохи — это противоречие между социалистической и капиталистической общественными системами. Разумеет­ся, военные блоки и общественные системы — не одно и то же, и-смешивать их нельзя.

    Каково же положение неприсоединившихся госу­дарств, возникших на месте прежних колоний, по отно­шению к двум противоположным социальным системам?

    «Молодые суверенные государства,— отмечается в Программе КПСС,— не входят ни в систему империали­стических государств, ни в систему социалистических го­сударств. Но подавляющее большинство из них еще не вырвалось из мирового капиталистического хозяйства, хотя и занимает там особое место. Это — все еще экс­плуатируемая капиталистическими монополиями часть мира. Пока эти страны не покончат с экономической за-

    висимостыо от империализма, они будут играть роль «мировой деревни», останутся объектом полуколониаль­ной эксплуатации»[35].

    Стремясь покончить- с вековой зависимостью от им­периалистических монополий, сократить сроки создания независимой экономики, обеспечить наиболее быстрое развитие всего народного хозяйства и повышение жиз­ненного уровня своих народов, многие молодые незави­симые государства избирают некапиталистический путь развития. Ряд таких государств провозгласил своей целью построение социализма. В то же время государст­венные деятели некоторых непрнсоединившихся стран все еще ставят знак равенства между социально-эконо- * мическими системами и военными блоками.

    Используя эти неверные представления некоторых государственных деятелей неприсоедннившихся стран, неоколонизаторы создали целую «теорию.», согласно ко­торой в мире существуют «два блока» или «две группи­ровки держав», и призывают молодые независимые го­сударства относиться к обоим блокам одинаково, подхо­дя к ним с одной и той же меркой. С помощью этой уловки колонизаторы стремятся подорвать основы анти­империалистического единства афро-азиатских госу­дарств и изолировать их от социалистических стран.

    Однако молодые независимые государства в своем большинстве хорошо понимают, что их собственные на­циональные интересы требуют поддержки борьбы за мир, в первых рядах'которон идут Советский Союз и другие страны социалистического содружества.

    Для укрепления своей политической независимости, для создания независимой экономики, которая позволи­ла бы положить конец засилью империалистических мо­нополий, для того чтобы успешно решить стоящие перед ними задачи в области внутренней и внешней политики, молодым национальным государствам нужен мир.

    Мир нужен и народам социалистических государств, строящим социализм и коммунизм, прокладывающим человечеству путь в светлое будущее.

    Поэтому — прежде всего в деле борьбы за укрепле­ние мира — внешнеполитические интересы социалисти-

    ческих государств и неприсоединившихся стран совпа­дают. Неприсоединившиеся страны в большинстве слу­чаев решительно поддерживают миролюбивые шаги социалистических государств, направленные на укрепле­ние мира и безопасности народов.

    Стремление к миру характерно для всех государств, провозгласивших политику нейтралитета, как для непри­соединившихся государств Азии и Африки, так и для идущих по пути нейтралитета стран других континентов.

    «В рамках своей мирной нейтральной политики,— подчеркивал, например, президент Финляндии У. Кекко­нен,— Финляндия, как в Организации Объединенных Наций, так и в других случаях, последовательно оказы­вала свою поддержку всем конструктивным мерам и инициативам, укрепляющим предусмотренное Уставом ООН международное сотрудничество и применение мир­ной процедуры при регулировании спорных вопросов ме­жду государствами» *.

    Примером мирной инициативы, с которой выступила сама Финляндия, может служить «план Кекконена», предусматривающий создание безъядерной зоны на се­вере Европы.

    Несколько ранее с подобным предложением выступил шведский министр иностранных дел Э. Унден, автор из­вестного «плана Ундена» и горячий сторонник традици­онного -нейтралитета Швеции[36].

    Эти и ряд других примеров показывают, что стремле­ние к сохранению и упрочению мира лежит в основе внешней политики всех стран, идущих по лути нейтрали­тета, отнюдь не являясь отличительной чертой лишь аф- ро-азиатской политики неприсоединения.

    Если же говорить о том, что выделяет нейтралистские государства Азии и Африки среди нейтральных стран, то следует отметить наряду с большой активностью внешней политики молодых независимых государств Азии и Афри­ки, что их внешняя политика в силу особенностей исто­рического развития афро-азиатских стран имеет ярко выраженный антиимпериалистический, антиколониаль­ный характер.

    Руководители молодых независимых государств Азии и Африки неоднократно подчеркивали, что империализм и колониализм во всех их проявлениях являются главны­ми врагами народов, сбросивших с себя оковы колони­ального гнета, главным препятствием на пути независи­мого экономического и.политического развития молодых национальных государств.

    ‘ Все большее число людей в молодых независимых го­сударствах начинает понимать, что единственное, что ме­шает полному освобождению Африки, Азии и Латинской Америки от остатков империализма, колониализма и ка­питализма,— это сам капитализм, империализм и коло­ниализм. Все меньше остается легковерных, готовых по­верить разглагольствованиям буржуазной пропаганды о «цивилизаторской миссии» западных держав, о беско­рыстии их «помощи» развивающимся странам и т. д.

    На антиколониальный характер политики неприсоеди­нения специально указывал покойный премьер-министр Индии Д. Неру, который подчеркивал, что неприсоедине­ние, «строго говоря, представляет собой лишь один ас­пект нашей политики. У 'нас есть также иные позитивные цели, такие как содействие освобождению от колониаль­ного господства, обеспечению расового равенства, мира и международного сотрудничества. «Неприсоединение» же стало собирательным термином для обозначения этой по­литики дружбы по отношению ко всем народам, не омра­ченной приверженностью к какому бы то ни было военно­му блоку» Ч

    Решительному осуждению подвергся империализм на Каирской конференции солидарности стран Азин и Афри­ки, проходившей с 26 декабря 1957 г. по 1 января 1958 г. Представители народов Азии и Африки, собравшиеся на эту конференцию, в специальной резолюции об империа­лизме отметили, что империалистическая политика при­водит к вмешательству во внутренние дела других стран, к сколачиванию военно-политических, .пактов и союзов, угрожающих миру во всем мире, к созданию постоянной напряженности, разжиганию «холодной войны» и усиле­нию гонки вооружений.

    Вторая конференция солидарности народов Азии и Африки[37], состоявшаяся в Конакри '(Гвинейс-кая Респуб­лика) 11 — 15 апреля 1960 г., также проходила под лозун­гом борьбы против колониализма и империализма, замир и безопасность народов [38].

    Гневным осуждением империализма и колониализма звучат слова резолюции об империализме[39], принятой на конференции в Конакри: «Конференция заявляет, что по­ставки империалистическими державами оружия, 'предо­ставление военных специалистов и финансовых средств странам, ведущим войны с целью нового колониального завоевания, представляют собой прямую агрессию про­тив всех афро-азиатских народов и угрозу всеобщему ми­ру. Она призывает страны, не оказывающие еще дейст­венной помощи национально-освободительной борьбе, внести свой бескорыстный вклад в дело освобождения афро-'азиатских народов.

    Конференция разоблачает перед лицом всего мира преступления, гнусные репрессии, политику геноцида, осуществляемую империалистическими державами, кото­рые всеми средствами противодействуют национальному освобождению народов Азии и Африки».

    Конференция в Конакри выразила твердое убеждение в том, что независимость не может быть подлинной, если те или иные действия от имени народа какой-либо стра­ны осуществляются без его полного согласия; если на территории этой страны находятся иностранные войска, иностранные военные базы; если эта страна входит в ор­ганизации, руководимые державой-колонизатором, или участвует в военных блоках империалистических дер­жав; если народ этой страны не обладает в политиче­ской, военной, экономической и социальной областях всеми признаками национального суверенитета; если не соблюдаются основные права человека, записанные во Всеобщей декларации прав человека[40].

    В документах конференции были намечены конкрет­ные меры по дальнейшему развитию антиимпериалисти­ческой, антиколониальной борьбы: оказание моральной и материальной помощи афро-азиатским народам, борю­щимся за свою свободу и независимость, созыв конферен­ции для объединения прогрессивных общественных орга­низаций обоих континентов, образование афро-азиатско­го фронта освобождения, создание афро-азиатского добровольческого корпуса для оказания помощи наро­дам Азии и Африки, борющимся за свое освобождение, создание фонда солидарности для оказания помощи этим народам и т. д.

    Важнейшим залогом успеха антиимпериалистической борьбы, по мнению участников конференции, являются единство и солидарность народов Азми и Африки. Спе­циальная резолюция, принятая на конференции в Ко­накри, призвала к еще более тесному сплочению наро­дов Азии и Африки в борьбе против империализма и колониализма.

    Третья конференция солидарности народов Азии и Африки, проходившая в Моши (Танганьика) с 4'по 10 февраля 1963 г., также была посвящена важнейшим вопросам борьбы против империализма и колониализма. Этот широкий международный форум [41] афро-азиатских народов подтвердил принципы и цели афро-азиатской солидарности, призвал к дальнейшему укреплению единства народов Азии и Африки и наметил программу решительных действий по расширению и активизации антиимпериалистической, национально-освободительной борьбы.

    Четвертая конференция солидарности народов Азии и Африки, состоявшаяся в Виннебе (Гана) 9—16 мая 1965 года, явилась новым важным этапом в их борьбе за
    полную независимость всех стран этих континентов, за торжество мира и мирного сосуществования, против ко­лониализма и неоколониализма. В выступлениях делега­тов и принятых на конференции документах гневному осуждению было подвергнуто империалистическое вме­шательство во внутренние дела независимых государств и в борьбу народов за независимость: агрессия США во Вьетнаме, интервенция США в Доминиканской Респуб­лике, провокации американского империализма против героической Кубы и т. д.

    Конференция осудила империалистическую политику создания военных баз на чужих территориях и потребо­вала их ликвидации. Делегаты конференции выступили с призывом усилить борьбу за запрещение ядерного ору­жия, за прекращение политики расовой дискриминации и апартеида, за полную ликвидацию колониализма и его последствий. Конференция призвала народы всего мира оказать решительную поддержку национально-освободи­тельной борьбе народов колоний и зависимых стран Азин, Африки и Латинской Америки. Было принято ре­шение провести в Гаване конференцию солидарности на­родов этих трех континентов[42]. Значительное место в ра­боте конференции в Виннебе заняло обсуждение эконо­мических проблем, от которых зависит достижение эко­номической независимости стран Азии и Африки.

    Вопросы борьбы против колониализма и империализ­ма, за мир и безопасность народов неоднократно обсуж­дались и на других совещаниях и конференциях предста­вителей общественности афро-азиатских государств, осуществляющих в своем большинстве политику нейтра­литета, политику неприсоединения к блокам [43].

    Следует отметить, что, хотя эти совещания и конфе­ренции представляют собой не правительственные, а общественные организации, их решения имеют огромное значение, так как они выражают волю народных масс афро-азиатских государств.

    В то же время антиимпериалистический, антиколони­
    альный характер миролюбивой внешней политики афро­азиатских государств, идущих по пути неприсоединения, неоднократно подтверждался и на официальных конфе­ренциях, а также-в международных соглашениях стран Азии и Африки.

    Выше уже приводились известные ныне всему миру «10 принципов Бандунга», одобренные на конференции 29 государств Азии и Африки в 1955 году. Эти принципы неопровержимо доказывают решимость афро-азиатских государств, большинство из которых провозгласило поли­тику неприсоединения, вести непримиримую борьбу про­тив колониализма и империализма, за мир и мирное со­существование.

    Другим примером такого рода международной конфе­ренции на официальном правительственном уровне мо­жет служить конференция глав государств и прави­тельств независимых стран Африки, состоявшаяся в Ад­дис-Абебе 22—25 мая 1963 г.[44]

    Главным вопросом, обсуждавшимся на этой конфе­ренции, было укрепление единства африканских госу­дарств. Но при этом было очень важно договориться о том, на какой основе создается это единство. Империа­листические державы, явно выдавая желаемое за дейст­вительное, пророчили, что в Африке будет создано нечто подобное пресловутой Организации американских госу­дарств, в которой, как известно, хозяйничают империа­листы США. Такое объединение африканских государств влолне устраивало бы империалистов, облегчая им осу­ществление коллективного колониализма и неоколониа­лизма.

    Однако, несмотря на происки империалистов и их ставленников, которые на конференции в Аддис-Абебе высказывались'за создание беспринципной ассоциации, лишь облегчившей бы колонизаторам эксплуатацию на­родов Африки и ее богатейших природных ресурсов, большинство представителей независимых государств Африки высказались за создание боевой организации африканских государств на антиимпериалистической ос­нове. Эту основу африканского единства составляют пять
    главных принципов, одобренных большинством Аддис- Абебской конференции: независимость, борьба против колониализма, неприсоединение к блокам, борьба за мир, международное сотрудничество.

    Подпись: 49.Члены ОАЕ обязуются координировать и согласовы­вать свою деятельность и развивать сотрудничество в об­ласти политики и дипломатии, экономики, включая тран­спорт и связь, просвещения и культуры, здравоохранения, санитарии и питания, науки и техники, обороны и безо­пасности.

    Важнейшее значение для правильного понимания ха­рактера объединения африканских государств имеют принципы, на которых основывается Организация афри­канского единства, закрепленные в ст. 3 хартии:

    «1. Суверенное равенство всех государств-членов.

    2.   Невмешательство во внутренние дела государств.

    3.   Уважение суверенитета и территориальной целост­ности каждого государства и его неотъемлемого права на независимое существование.

    4.  Мирное урегулирование спорных вопросов путем переговоров, примирения, посредничества и арбитража.

    5.   Безоговорочное осуждение любых убийств .по поли­тическим мотивам, а также подрывной деятельности со стороны соседних государств или любых других госу­дарств.

    6.   Безоговорочная приверженность делу полного осво­бождения африканских территорий, не являющихся еще независимыми.

    7.   Провозглашение политики неприсоединения к лю­бым блокам».

    Таким образом, Хартия африканского единства и дру­гие документы, принятые на конференции в Аддис-Абебе, подтверждают антиимпериалистический характер внеш­ней политики африканских государств, идущих по пути неприсоединения.

    Участники конференции вновь заявили о верности принципам этой политики, которую молодые независимые государства считают наплучшнм для себя путем в отно­шениях между государствами.

    Правда, не все государства, ■прово.-,гласившие полити­ку нейтралитета, последовательно проводят ее па прак­тике.

    Наряду с ярко выраженными антиимпериалистически­ми тенденциями политики нейтралитета одних афро-ази­атских государств во внешней политике других проявля­ются колебания, непоследовательность, противоречи­вость, стремление к соглашательству с империалистами *.

    Происходит это потому, что у власти в ряде молодых независимых государств стоят представители националь­ной буржуазии, уже порастерявшей революционность пе­риода борьбы за достижение политической независимости и в силу классовой ограниченности не желающей слиш­ком широких экономических и политических связей с социалистическими странами, опасающиеся подлинно со­циалистического развития своих стран.

    Для того чтобы последовательно проводить политику нейтралитета, необходимо правильно понимать интере­сы молодых независимых государств, чаяния и на­дежды их народов и, исходя из этого, осуществлять соот­ветствующую внешнюю политику, которая неизбежно бу­дет миролюбивой и антиимпериалистической по своему характеру. И именно такова политика неприсоединения большинства афро-азиатских государств.

    Противники нейтралитета, указывая на это, утверж­дают, что неприсоединение является чуть ли не «орудием международного коммунизма». «Последователи Джона Фостера 'Даллеса не хотят признавать того факта, что совместные выступления социалистических и нейтралист­ских государств в борьбе за разрешение важнейших меж­дународных проблем современности вовсе не результат сговора между ними, а закономерное явление, которое основано на общности интересов мировой социалнстиче- ской системы и мирового национально-освободительного движения»

    Следовательно, национальные интересы неприсоеди­нившихся стран приводят к тому, что в области внешней политики они по целому ряду важнейших вопросов вы­ступают с тех же или сходных позиций, что и страны со- цналистического содружества, против угрожающей миру и независимости молодых национальных государств'по­литики империалистических держав.

    Таким образом, антиимпериалистический характер по­литики неприсоединения афро-азиатских стран является одним из важнейших признаков этой политики, выра­жающей активную борьбу за укрепление мира, которую не могут не вести государства, избравшие путь нейтра­литета, если они искренне стремятся внести свой вклад в общее дело всех народов — предотвращение термоядер­ной войны.

    Антиимпериалистический характер политики непри­соединения афро-азиатских стран находит свое выраже­ние в их решительной борьбе против империалистических военных блоков, против иностранных военных баз на чу­жих территориях.

    Как уже указывалось, общепризнанными обязанностя­ми всех нейтральных государств в мирное время являет­ся отказ от участия в военных блоках и запрещение строи­тельства иностранных военных баз на территориях стран, идущих по пути нейтралитета.

    Что касается молодых независимых стран, то они справедливо усматривают в империалистических военных блоках и в военных базах империалистических держав не только угрозу миру, что уже само по себе служит доста­точно веским основанием для борьбы против них, но и но­вую форму колониализма, угрозу суверенитету и незави­симости государств Азии и Африки, лишь недавно сбро­сивших с себя колониальный гнет.

    Так, выступая 22 февраля 1964 г. на митинге в Каире, президент ОАР Насер заявил, что египетский народ хо­рошо понимает, какую серьезную опасность для всех арабов и свободолюбивых народов представляют собой иностранные военные базы, и в частности английские во­енные базы на Кипре, американские и английские воен- иые базы в Ливни. Эти базы, подчеркнул президент Насер, угрожают нашей безопасности и свободе. Они должны быть уничтожены. «Мы,— сказал он,— безогово­рочно поддерживаем борьбу кипрского народа'против неоколониализма, за ликвидацию на Кипре баз англий­ского империализма. Арабские народы с нетерпением ждут того дня, когда будут ликвидированы иностранные базы в Ливни» *.

    В начале сентября 1963 года газета «Гэниэн тайме» прямо писала, что существование в Африке иностранных военных баз угрожает национальному суверенитету афри­канских стран, создает угрозу неоколониалистского вме­шательства в дела тех стран, на территории которых они находятся [45].

    Вполне естественно поэтому, что молодые независи­мые государства Азии и Африки, в рамках своей .нейтра­листской -политики,, решительно требуют ликвидации им­периалистических военных блоков и баз.

    Некоторым из них удалось добиться эвакуации ино­странных военных баз со своей земли: в 1961 году Фран- дия была вынуждена ликвидировать несколько своих военных баз в Республике Мали, 15 октября 1963 г. тунис­скому народу была возвращена Бизерта — бывшая фран­цузская военно-морская база, ликвидирован ряд англий­ских и американских баз на чужих территориях и т. д. Однако военные блоки империалистов по-прежнему угро­жают миру и — как об этом свидетельствуют, например, события в Конго и на Кипре, в Лаосе и на границах Камбоджи — независимости молодых афро-азиатских го­сударств.

    Поэтому борьба народов и миролюбивых государств против -империалистических военных блоков -и баз при-* обретает все большую остроту.

    Одним из примеров активных действий в ходе этой борьбы может .служить Конференция за превращение Средиземноморского бассейна в безатомную зону на су­ще и «а море, состоявшаяся в Алжире 5—9 июля 1964 го­да. Принятое на конференции Алжирское воззвание пре­дусматривает, что «превращение Средиземноморского бассейна в подлинно безатомную зону должно включать в себя следующее:

    эвакуацию из этого района всех запасов атомного ору­жия и .всех уже существующих военных баз;

    запрещение производства, ■ввоза, распространения и накопления новых атомяых снарядов, а также создания новых- баз;

    безоговорочную поддержку усилий и ведущихся сей­час переговоров, направленных на эвакуацию военных 'баз из ряда средиземноморских стран;

    требование относительно действительной эвакуации из средиземноморских стран всех иностранных войск, а так­же баз стран, входящих в НАТО;

    фактическое прекращение ядерных испытании в соот­ветствии с Московским договором, в том числе и стра­нами, его не -подписавшими, и распространение этого за­прещения на подземные испытания;

    расторжение военных договоров и соглашений, имею­щихся в Средиземноморье;

    запрещение заключать новые подобные договоры и соглашения;

    недопущение того, чтобы какая-либо средиземномор­ская страна передавала атомное оружие другой стране, применяла такое оружие и содействовала- прямым или косвенным образом его .производству;

    установление повсеместного международного контро­ля для проведения в жизнь вышеуказанных мер» К На состоявшейся в сентябре 1964-года в Александрии второй встрече глав арабских государств наряду с други­ми вопросами был обсужден и 'вопрос об иностранных военных базах на чужих территориях. Участники конфе­ренции вновь потребовали ликвидации английских и всех других иностранных военных баз на территории арабских стран и на-Кипре.

    ФОРМИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ ПОЛИТИКИ НЕЙТРАЛИТЕТА Официальные заявления руководителей неприсоеди- нившихся государств, разъясняющие цели и задачи поли­тики нейтралитета, решения и резолюции различных международных совещаний и конференций правительст­венного и неправительственного уровня, а также—и это главное — практическая деятельность по претворению в жизнь полнтикн нейтралитета сделали возможным обоб- щенне принципов этой .политики.

    Стала возможной если не кодификация принципов политики нейтралитета, то хотя бы сведение воедино ос­новных ее характерных признаков, присущих внешней политике большинства неприсоединившихся государств.

    За последние годы многие юристы неоднократно пред­принимали попытки сформулировать в общем виде харак­терные черты нейтрализма. Весьма полезную работу в этом отношении проделал VII конгресс Международ­ной ассоциации юристов-демократов, состоявшийся 10 — 14 октября 1960 г. :в Софии.

    В резолюции конгресса МАЮД о юридических аспек­тах нейтралитета подчеркивалось, что современный ней­тралитет существенно отличается от его традиционного понятия. В резолюции отмечалось, что если традицион­ное понятие определяло положение нейтрального госу­дарства во время войны, а сам нейтралитет того време­ни объяснялся нежеланием таких стран вмешиваться з мировую политику, чтобы не быть вовлеченными в вой­ну между великими державами, то «современное поня­тие нейтралитета... основано главным образом «а необ­ходимости поддержать мир и национальный суверени­тет».

    Участники конгресса МАЮД отметили в этой резолю­ции, что политика нейтралитета представляет собой поло­жительное отношение к миру и мирному сосуществованию, а также к взаимопониманию между всеми народа­ми. Она дает возможность новым государствам сохра­нять свою независимость, которая была бы поставлена под угрозу в случае их присоединения к военным блокам.

    Права и обязанности нейтрального государства в мир­ное время были сформулированы в указанной резолюции следующим образом:

    1.   Отказ от участия в военных группировках.

    2.   Формальное запрещение создания или сохранения иностранных военных баз на территории нейтрального государства, а также размещения на его территории ино­странных вооруженных сил и использования его нацио­нального воздушного пространства в целях шпионажа, ядерной войны и других враждебных целях.

    3.   Запрещение иметь ядерное оружие.

    4.   Обязанность поддерживать дружественные отноше­ния со всеми государствами без дискриминации.

    5.      Обязанность не оказывать помощи и не допускать
    на своей территории оказания прямой или косвенной по­мощи агрессору. '

    ■6. Отказ от участия в каких бы то ни было пактах, на­лагающих обязательства, несовместимые с нейтралите­том.

    7.    Право нейтрального государства на уважение его политического и экономического суверенитета; право нейтрального государства на самооборону и на обраще­ние за .помощью к другим государствам в случае агрес­сии против него или нарушения его нейтралитета[46].

    Совершенно очевидно, что, .перечисляя основные пра­ва и обязанности нейтральных государств в мирно.е вре­мя, участники конгресса МАЮД учитывали существен­ные отличия современного нейтралитета от нейтралитета в его «классическом» понимании.

    Такое формулирование основных прав и обязанно­стей :по современному нейтралитету, предпринимавшееся юристами[47] как индивидуально, так и коллективно, не­сомненно способствовало лучшему уяснению существа политики нейтралитета. Однако при всей полезности этой работы ее значение не может быть больше обычного зна­чения неофициальной кодификации. Формулирование прав к обязанностей по нейтралитету в доктрине между­народного права, в том числе и на самых .представи­тельных съездах юристов, если они не были правитель­ственными конференциями, не является обязательным для государств.

    Поэтому огромное значение для утверждения основ­ных принципов политики нейтралитета, для определе­ния прав и обязанностей государств, проводящих такую
    политику, 'имеют официальные конференции неприсоеди- нившихся стран на уровне глав государств или прави­тельств.

    Первой такой конференцией, имевшей большое значе-- ние для формирования современного понятия нейтрали­тета, была Белградская конференция неприсоединивших­ся стран, состоявшаяся 1—6 сентября 1961 г.[48]

    Анализ выступлений делегатов этой конференции и принятых ею документов убедительно доказывает, что в основе политики неприсоединившихся стран лежит стремление к миру, обеспечению мирного сосуществова­ния, всеобщего и .полного разоружения и укреплению дружбы между народами, что эта политика имеет антиим­периалистический, антиколониальный характер.

    В повестку дня Белградской конференции были вклю­чены следующие вопросы:

    1.  Обмен мнениями относительно международного по­ложения.

    2.   Укрепление всеобщего мира и безопасности: уваже­ние права народов и стран на самоопределение, борьба против империализма и ликвидация колониализма и нео­колониализма, уважение суверенитета и территориальной целостности каждой страны; воздержание от вмешатель­ства во внутренние дела какой бы то ни было страны; ра­совая дискриминация; полное и всеобщее разоружение; запрещение ядерных испытаний и вопрос об иностранных военных базах; мирное сосуществование между страна­ми с различными социальными и политическими систе­мами; роль ООН, ее структура и претворение в жизнь ее резолюций.

    3.  Проблемы, проистекающие .из различия уровня эко­номического развития, и развитие экономического и тех­нического сотрудничества [49].

    Вся работа конференции проходила под лозунгом борьбы за укрепление мира, против империализма и ко­лониализма. Делегаты в своих выступлениях подчеркива­
    ли тесную связь борьбы против империализма и колониа­лизма с борьбой за смягчение международной напря­женности и упрочение .мира во всем мире.

    «В каждом отдельном случае,—заявил президент Ин­донезии Сукарно,— причиной, корнем международной на­пряженности являются империализм и колониализм и ис­кусственное разделение народов... История прошлого и настоящего подтверждает, что различные социальные си­стемы могут сосуществовать, но не может быть сосуще­ствования между -независимостью и справедливостью, с одной стороны, и -империализмом и колониализмом — с другой...»[50].

    Президент Ганы К. Нкру.ма заявил, что колониализм является одной из основных причин войн, потому что это зловещая система, которая порождает ненависть и кон­фликты между народами. Конфликты возникают и меж­ду самими колонизаторами, потому что в своем стрем­лении эксплуатировать ресурсы колоний они разделяют­ся на «имеющих» их и «не имеющих», а это становится постоянной угрозой для мира.

    Когда мы в Африке отвергаем колониализм, отметил К. Н-крума, мы делаем это в интересах мира во всем ми­ре. Колониализм, империализм и появившийся недавно неоколониализм, подчеркнул он, являются смертельным злом, которое должно .быть искоренено любой ценой.

    Обсуждению вопросов борьбы против этих реакцион­ных сил и была .по существу .посвящена вся работа кон­ференции. Причем участники конференции недвусмыс­ленно заявили, что они не ограничиваются обсуждением только афро-азиатских проблем, что их волнуют судьбы всего мира, что они активно выступают за справедливое мирное решение всех международных споров.

    Ярким примером заинтересованности неприсоединив- шихся государств :в решении важнейших мировых проб­лем может служить обсуждение на Белградской конфе­ренции германского вопроса. Подчеркнув необходимость признания реального факта существования двух герман­ских государств — ГДР и ФРГ, участники конференции высказались за скорейшую ликвидацию остатков ©торой мировой войны, за. заключение германского мирного до­
    говора, за нормализацию положения в Центральной Ев­ропе.

    В принятых на конференции документах1 были под­тверждены и закреплены в официальном порядке основ­ные принципы политики неприсоединения, цели и задачи внешней политики, пра'ва и обязанности государств, про­водящих политику нейтралитета.

    Так, в документе, озаглавленном «'"гроза воины и призыв к миру», участники Белградской конференции выразили свою озабоченность в связи с обострением меж­дународной обстановки, вызванным империалистически­ми державами, которые в ответ на миролюбивые пред­ложения Советского Союза о заключении германского до­говора и ликвидации остатков мировой воины в Европе начали бряцать оружием, наращивать вооружения, фор­сировать подготовку к войне.

    Отметив, что усиление международной напряженности чревато опасностью новой мировой войны, участники Белградской конференции обратились к заинтересован­ным государствам, и прежде всего к США и СССР, с при­зывом начать переговоры .по мирному урегулированию существующих между ними разногласий и .продолжать эти .переговоры до тех пор, пока не будут достигнуты полное разоружение и прочный мир.

    В Декларации глав государств и правительств непри­соединившихся стран, принятой на конференции, подчер­кивается, что «ни один народ и ни одно правительство не должны снимать с себя ответственности за сохранение мира во всем мире»2.

    В декларации отмечается, что огромное большинство людей все яснее осознает, что война между народами яв­ляется не только анахронизмом, но и преступлением про­тив человечества.

    Участники Белградской конференции заявили, что они «решительно отвергают тезис о том, что война,'вклю­чая и «холодную войну», является неизбежной, так как такая точка зрения выражает чувство беспомощности и безнадежности и является противоречащей мировому

    *  Полный текст всех документов Белградской конференции см. в сборнике материалов конференции: «The Conference of Heads of Sta­te or Government of non-aligned countries», Belgrade, September 1—6, 1961; pp. 252—261.

    прогрессу»[51]. Они считают, что «принципы мирного сосу­ществования являются единственной альтернативой «хо­лодной войне» и возможности общей атомной катастро­фы» и что «эти принципы должны быть единственной основой международных отношений»2. Участники конфе­ренции заявили о своей поддержке Декларации о предо­ставлении независимости .колониальным странам и наро­дам, принятой на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, и потребовали незамедлительно, безусловно, пол­ностью и окончательно ликвидировать колониализм.

    Они решили предпринять совместные усилия по лик­видации неоколониализма и империалистического гос­подства во всех их формах н проявлениях.

    Участники конференции решительно выступили про­тив 'вооруженных действий империалистов в отношении стран, борющихся за свою независимость, против импери­алистического вмешательства во внутренние дела незави­симых государств Азии и Африки, против политики апар­теида в Южно-Африканской Республике, против расо­вой дискриминации.

    Главы государств и правительств непрнсоединившихся стран вновь заявили, что они считают создание и содер­жание военных баз на территориях других стран грубым нарушением суверенитета этих стран. Они потребовали ликвидации всех иностранных военных баз на чужих тер­риториях. В специальном пункте декларации была под­черкнута необходимость ликвидации военной базы США на кубинской территории в Гуантанамо.

    Участники .конференции высказались за всеобщее и полное разоружение, за прекращение всех ядерных испы­таний, за использование космоса исключительно в мир­ных целях, за ликвидацию экономического неравенства, унаследованного от колониализма и империализма, за признание права стран, получающих экономическую по­мощь, самим решать, как использовать эту помощь, за изменение структуры ООН, с тем чтобы в ее аппарате были более равномерно представлены все районы зем­ного шара, и т. д.

    Относительно германской проблемы в декларации ука­зывалось, что неприсоединившиеся страны «призывают

    все заинтересованные стороны не прибегать к примене­нию силы или к угрозе силой для решения германского вопроса или проблемы Берлина»[52]. .

    Таким образом, документы Белградской конференции явились новым, официальным подтверждением всех ос­новных принципов и целей политики неприсоединения,, ярким свидетельством активного участия неприсоединив- шихся государств в борьбе за мир и мирное сосущество­вание, против империализма и колониализма.

    Стремясь содействовать смягчению международной напряженности, главы делегаций на конференции непри­соединившихся государств направили письма аналогич­ного содержания правительствам СССР п США, шрнзы- в'а-я заинтересованные державы, и прежде всего СССР и США, «возобновить и провести переговоры, с тем чтобы мир был избавлен от опасности войны и человечество встало на путь мирной жизни»[53].

    Это обращение еще раз свидетельствовало о серьез­ной озабоченности неприсоединившихся государств судь­бами мира и их стремлении внести свой вклад в дело смягчения международной напряженности.

    Призыв неприсоединившихся стран к разрядке между­народной напряженности и укреплению мира встретил полное понимание и поддержку со стороны Советского Союза, идущего во главе борьбы всех миролюбивых стран и народов за мир и укрепление безопасности.

    Практическим же ответом на решения конференции неприсоединившихся государств со стороны США была враждебная камлания против непрлсоединиешихся стран, призывы лишить их американской экономической помо­щи, усиление нажима на правительства этих стран, с тем чтобы заставить их свернуть с пути нейтралитета.

    Однако все нападки врагов мира и национальной неза­висимости молодых независимых стран лишь доказывали успех Конференции неприсоединившихся государств, большое значение ее вклада в дело укрепления мира и бе­зопасности народов.

    Сформулировав и закрепив в официальном порядке основные цели и принципы политики неприсоединения,'

    Белградская, конференция в значительной, степени со­действовала формированию танятия современного нейт-. ралитета. В документах конференции цели и принципы, основное содержание и главные направления политики нейтралитета были 'подтверждены главами государств и правительств 25 непрнсоединившихся стран. Такое под­тверждение и закрепление принципов и целей-политики -неприсоединения без преувеличения можно приравнять к официальной систематизации норм нейтралитета в .мир­ное .время.

    Еще более представительным форумом стран, идущих по пути нейтралитета, явилась вторая конференция глав непрнсоединившихся государств, состоявшаяся 5—10 ок­тября 1964 г. в Каире.

    - Еще в ходе подготовки к конференции многие руково­дители непрнсоединившихся государств высказывали по­желание, чтобы Каирская конференция вновь подтверди­ла основные принципы неприсоединения и послужила средством их дальнейшего развития.

    «Индонезийское правительство,—указывалось в опуб­ликованном накануне открытия Каирской конференции заявлении министерства информации Индонезии,—-выра­жает надежду, что конференция будет успешной в деле объединения всех прогрессивных сил с целью усиления борьбы против империализма и внесет свой вклад в уре­гулирование международных проблем и укрепление дружбы между народами»[54]. В заявлении отмечалось, что конференция непрнсоединившихся государств долж­на осудить империалистическую агрессию и подрывную деятельность против Лаоса и Южного Вьетнама, ДРВ и Северного Калимантана, Конго, Кипра и Кубы.1

    Газета «Индонезиан геральд» призывала открываю­щуюся конференцию высказаться за ликвидацию военных блоков и <баз империалистических держав. «Индонезия,—■ подчеркивала газета,— 'Выступает против военных'пактов и баз. Она убеждена в том, что военные пакты и базы не­совместимы с целями сохранения всеобщего мира и лишь усиливают холодную войну».

    В конференции 'приняли участие руководящие госу­дарственные деятели 47 стран Азии, Африки, Латинской Америки и Европы; кроме того, 10 государств были пред­
    ставлены наблюдателями5. В работе Каирской конферен­ции приняли также участие'представители Лиги арабских стран, Организации африканского единства, Организа­ций освободительного движения арабских и африканских народов.

    Цели второй конференции глав неприсоединившихся государств были сформулированы еще до ее открытия на совещании послов ряда неприсоединившихся стран в Коломбо, занимавшемся подготовкой к конференции. Эти цели — укрепление принципов неприсоединения, сохране­ние и упрочение мира, обеспечение мирного сосущество­вания, оказание поддержки народам, борющимся за до­стижение национальной независимости, ослабление меж­дународной напряженности, развитие всестороннего международного сотрудничества на основе равенства и взаимной выгоды.

    В 'повестку дня второй конференции глав государств и правительств был включен широкий круг вопросов: об­щее обсуждение международного положения; меры по упрочению мира и безопасности во всем мире; мирное сосуществование; уважение прав суверенных государств; сохранение целостности их территории; проблемы стран, подвергшихся разделу; колониализм; неоколониализм и империализм? расовая дискриминация и апартеид; разре­шение конфликтов мирным путем, без применения силы и угроз, в соответствии с принципами Устава ООН; всеоб­щее .и,полное разоружение; полное запрещение ядерных испытаний; установление безатомных зон; запрещение производства и уничтожение ядерного оружия; вопрос

    о  военных пактах, базах и иностранных войска,х на тер­ритории других стран; роль ООН в международных отно-

    f' шениях; меры по осуществлению принятых ООН резолю­ций и внесение поправок в Устав ООН; экономическое развитие и сотрудничество; взаимосвязь между разору­жением и экономическим развитием стран мира; резуль­таты Женевской конференции ООН по торговле и раз­витию и другие вопросы.

    I          Делегации .большинства государств— участников Ка­

    ирской конференции тщательно подготовились к -ней. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что еще накануне конференции на рассмотрение предварительно­го совещания министров иностранных дел было внесено около 30 различных предложений и 'рекомендаций учаот- j ников конференции, проектов резолюций по различным вопросам.

    Эти предложения были тщательно изучены и подроб­но обсуждены участниками конференции. Основные поло­жения проектов п рекомендаций, внесенных делегатами, нашли отражение в документах Каирской конференции.

    Конференцию открыл президент ОАР Насер. В своем приветственном 'выступлении он отметил успехи полити­ки .неприсоединения, сохранения мира и устранения угро­зы истребительной войны, вклад непрнсоединившихся стран в борьбу народов за мир.

    Президент ОАР отверг как лишенные какого бы то ни было основания утверждения о том, будто 'бы политика < неприсоединения изжила себя. Подчеркнув, что политика неприсоединения — это не коммерческая сделка, не нега­тивный 'подход к международным проблемам, он заявил, что эта политика служит делу мира, основанного на спра­ведливости, для достижения которого предстоит еще'мно­гое сделать.

    ,           Президент Насер заявил, что за период, прошедший

    " после Белградской конференции непрнсоединившихся стран; состоявшейся в 1961 году, произошло смягчение международной напряженности, .были одержаны много-

    I              численные победы над колониализмом, над силами вой­ны. Президент Насер приветствовал подписание Москов- | ского договора о частичном запрещении ядеряых испыта­ний, а также другие меры, направленные «а оздоровление международной атмосферы. Он подчеркнул, что народы непрнсоединившихся стран стремятся к миру и что уста­новление справедливого мира — это главная цель, кото­рая должна быть достигнута.

    Затем были зачитаны многочисленные приветственные послания, поступившие в адрес конференции от государ­ственных деятелей различных стран.

    В ходе состоявшейся на конференции .общей дискус­сии выступили представители почти всех государств, уча­ствовавших в работе Каирской конференции, а также ге­неральный секретарь Организации африканского един­ства Телли Бубакар Диалло .и генеральный секретарь Лиги арабских стран Абдель Халек Хасуна.

    Все выступления были проникнуты духом непримири­мости к империализму и колониализму во всех их про­явлениях, стремлением обеапечить мир и мирное сосу­ществование, право наций .на самоопределение, право народов на свободу строить свою жизнь по своему собст­венному желанию, расширять и укреплять экономические и культурные связи между всеми народами на основе ра­венства и взаимной выгоды.

    Первым в общей дискуссии выступил президент Ин­донезии Сукарно, •призвавший к дальнейшему сплочению афро-азиатских народов в борьбе против империализма и колониализма. Доктор Сукарно подчеркнул, что импе­риализм не только является источником колониального гнета и военной опасности, но и препятствует молодым афро-азиатским странам в деле быстрейшего создания своей независимой экономики.

    «Нам нужно развивать промышленность, — заявил он,— но «ак это сделать, если наша экономическая сис­тема отдает всю нашу продукцию в руки империализма? Было бы легко решить экономические проблемы, если бы не существовало сил империализма».

    «Мы должны бороться против империализма,—сказал далее президент Сукарно,— и для этого мы должны дей­ствовать совместно. Мы должны быть свободными для того, чтобы обеспечить нашу подлинную независимость и противостоять империализму»*.

    Президент .Югославии Иоспо Броз Тито в своем вы­ступлении, отметив все возрастающую активность в меж­дународной жизни большого числа молодых независи­мых афро-азиатских стран и присутствие на Каирской конференции ряда латиноамериканских государств, а также представителей освободительных движений, зая­вил, что это свидетельствует о том, что политика непри­соединения близка и понятна силам, выступающим за на­циональную независимость всех народов, о том, что ин­тересы мира и свободы нераздельны.

    Подпись: 65Указав яа необходимость модификации Организаци­ей Объединенных Наций принципов мирного сосущест­вования, что, по его мнению, укрепило бы авторитет Ор­ганизации Объединенных Наций, 'президент Тито предло­жил, чтобы Каирская конференция обсудила вопросы ко­дификации этих принципов и сделала соответствующие предложения Организации Объединенных Наций .по это­му вопросу.

    Человечество должно рассматривать мирное сосуще­ствование как единственный путь к укреплению всеобще­го мира, основанного на свободе, равенстве и справед­ливости, отметил далее президент Тито, подчеркнув, что, если без свободы нет мира, то и без мира нет свободы *.

    Коснувшись германского вопроса, президент Тито вы­сказался за решение его мирными средствами, путем пе­реговоров.

    Значительное внимание в выступлении президента Тито 'было уделено также вопросам ликвидации иност­ранных военных баз на чужих территориях, прекращения политики апартеида, проводимой правительством ЮАР, проблемам экономического развития и сотрудничества развивающихся стран и т. д.

    Министр иностранных дел Бирмы У Ти Хан в своем выступлении предложил, чтобы конференция призвала все страны мира присоединиться к Московскому догово­ру о частичном запрещении ядерных испытаний, жить в мире и согласии в соответствии с принципами мирного сосуществования. У Ти Хаи подчеркнул, что неприсоеди- нившиеся страны должны использовать свой авторитет и свои практические возможности в интересах защиты мира.

    Призывами к укреплению мира, к решительной борь­бе за полную ликвидацию колониализма, за всеобщее и полное разоружение были 'проникнуты выступления пре­зидента Туниса Бургибы, премьер-министра Ирака Аре- фа, императора Эфиопии Хайле Оелассие I и других представителей неприсоединившихся стран.

    Президент Ганы Кваме Нкрума в своем выступлении подчеркнул, что Каирская конференция выражает общую волю всех неприсоединившихся стран, которые «собра­лись здесь, чтобы найти решение проблем, угрожающих вызвать ужасную разрушительную 'войну. Конференция неприсоединившихся стран,— оказал он,— хочет, чтобы было покончено с империализмом й империалистическим вмешательством в дела других стран, чтобы были ликвидированы военные базы на чужих территориях и найдены пути мирного урегулирования пограничных споров».

    Остановившись на причинах международной напря­женности, Кваме Нкрума призвал участников конферен­ции решительно потребовать прекращения политики ра­совой дискриминации, вмешательства империалистиче­ских государств в дела Конго, карательных операций про­тив населения португальских колоний, осуществляемых с помощью союзников Португалии по НАТО. Он выступил также с предложением обратиться к обоим германским государствам с призывом обсудить германский вопрос и найти мирные -пути его 'решения. Мы должны, сказал да­лее К. Нкрума, занять решительную позицию против гон­ки 'вооружений," несущей угрозу всеобщему миру. Афри­ка должна быть превращена :в безъядерную зону, заявил в заключение президент Ганы, она должна стоять в сто­роне от «холодной войны» и 'военных пактов.

    Премьер-министр Индии Лал Бахадур Шастри, выс­тупая на конференции, выразил сильную озабоченность тем, что еще не все страны присоединились к Московско­му договору о частичном запрещении ядерных испыта­ний. Он подчеркнул, что моральный долг неприсоединив­шихся стран — убедить государства, еще не подписавшие этого договора, присоединиться к нему.

    Шастри приветствовал предложение Советского пра­вительства о мирном решении территориальных споров, а также призыв недавней конференции африканских стран об урегулировании пограничных конфликтов мирными
    средствами, путем переговоров. Он решительно осудил всякие попытки изменить существующие границы с по­мощью силы или подрывной деятельности.

    Премьер-министр Индии приветствовал борьбу наро­дов Анголы и других угнетенных народов и призвал к ока­занию им всемерной помощи в их героической борьбе за независимость. Он выступил против политики расовой дискриминации, 'проводимой правительством Южно-Аф­риканской Республики, и высказался за применение к ЮАР экономических санкций.

    Шастри выступил за восстановление прав КНР в Ор­ганизации Объединенных Наций.

    Выступления других делегатов также свидетельствова­ли об озабоченности непрнсоединившихся стран судьба­ми мира, об антиимпериалистической, антиколониальной направленности работы Каирской конференции, о еще бо­лее возросшей по сравнению с периодом Белградской конференции непримиримости непрнсоединившихся стран к империализму и колониализму — главным врагам мира и национальной независимости, противникам поли­тики неприсоединения.

    Представители непрнсоединившихся стран решитель­но высказались за немедленное прекращение империали­стического вмешательства в Конго, на Кипре, в Лаосе. Южном Вьетнаме, Камбодже и других странах, против экономической блокады и подрывной деятельности США в отношении Кубы и т. д.

    В своих выступлениях делегаты непрнсоединившихся стран приветствовали уже достигнутые успехи в деле смягчения международной напряженности, в особенно­сти Московский договор о частичном запрещении яд'ер- ных испытаний, и призывали к принятию новых мер в этом направлений.

    Большинство делегатов поддержали предложения правительства СССР' о мирном разрешении территори­альных споров.

    В выступлениях многих делегатов содержались при­зывы к решению мирным путем германской проблемы, к восстановлению прав КНР 'в ООН и т. д.

    Наряду с изложением своих взглядов по важнейшим политическим проблемам многие участники Каирской конференции специально останавливались на характер­ных особенностях политики неприсоединения, ее значе­
    нии в современном мире, истоках се силы и действен­ности.'-

    Как уже отмечалось,"'Президент О АР Насер в своем вступительном слове решительно отверг домыслы врагов политики неприсоединения, заявив, что эта политика не является ни спекулятивной игрой на противоречиях великих держав, принадлежащих к противоположным общественным системам, с целыо извлечения максималь­ной выгоды для нейтралистских 'стран, ни пассивной по­зицией самоизоляции и самоустранения от решения международных проблем, от которых зависят судьбы м'ира.

    Президент Насер (подчеркнул активный характер по­литики неприсоединения в борьбе за мир и .мирное сосу­ществование, против империализма, колониализма и нео­колониализма.

    Президент Югославии Тито также отметил, что боль­шое число участников Каирской конференции свидетель­ствует о том, что «политика неприсоединения завоевы­вает все большие симпатии и отражает значительные перемены, которые (произошли в мире, а именно: уси­ление влияния политики мирного сосуществования и по­литики укрепления мира во всем мире».

    Отметив, что в период между первой и второй конфе­ренциями неприсоединившихся стран было достигнуто определенное ослабление международной напряжен­ности, президент Тито подчеркнул: «Наша привержен­ность принципам мира и новым, более справедливым отношениям в мире не потеряла своего значения и в обстановке, когда достигнуто ослабление напряжен­ности».

    Президент Тито заявил, что сторонникам политики неприсоединения часто пытаются приписать стремление создать «третий блок», но «это означает полное непони­мание сути нашей политики неприсоединения и является отражением холодной войны».

    Президент Тито подчеркнул, что «политика неприсо­единения никогда не была и не будет политикой пассив­ного сопротивления разделению мира на блоки. Эта по­литика должна внести свой вклад в дело прекращения холодной войны и стать решительным фактором всеоб­щего движения за мир и .прогресс. Если мы хотим спасти мир от катастрофы и обеспечить социальный прогресс и
    счастливое будущее, мы должны и сможем решить су­ществующие проблемы только в рамках общих усилий, направленных на упрочение мира и. международного со­трудничества, .на основе равенства в соответствии с прин­ципами мирного сосуществования»

    Премьер-министр Афганистана Мухаммед Юсуф, от­метив успех Белградской конференции .неприсоединив- шнхся стран,.состоявшейся в 1961 году,.заявил, что этот успех «убедил ..нас в благотворном действии политики неприсоединения». Он подчеркнул, что политика непри­соединения, проводимая Афганистаном, основана на на­циональных чаяниях афганского народа и направ­лена на установление братских отношений со’всеми странами и на обеспечение социального и культурного развития 'всего мира.

    То, что объединяет непрнсоеди'нн'вшиеся страны, зая­вил премьер-министр Индии Лал Бахадур Шастри, яв­ляется не пактом, не союзом, даже не приверженностью какой-либо определенной догме или доктрине. Будучи не- присоединившимися странами, мы провозгласили, сказал Шастри, право думать за себя и говорить за себя. Наш голос — это не эхо, это голос народов, которых мы представляем и от имени которых мы говорим. Мы и на­ши народы, отметил далее Шастри, разделяем ряд идей и имеем общие цели: во-первых, мы верим в мир, в воз­можность решения всех конфликтов мирными средства­ми, в возможность предотвращения войны, особенно ядерной войны. Во-шторых, мы верим в свободу, в сво­боду для народа каждой страны решать свою судьбу без всякого 'вмешательства извне. Кроме того, мы верим в достоинство человека как индивидуума, к какой бы расе он ни принадлежал, в его право на лучшую, обеспечен­ную жизнь.            ;

    Шастри заявил, что настало время четко сформули­ровать программу движения неприсоединения, програм­му упрочения мира, включающую в себя следующие пункты: 1. Ядерное разоружение. 2. Мирное решение пограничных конфликтов. 3. Освобождение стран, все еще находящихся под иностранным гнетом, прекращение подрывной деятельности и расовой' дискриминации.

    4. Принятие мер для ускорения экономического разви­тия с помощью международного сотрудничества. 5. Пол­ная .поддержка ООН 'И ее программы укрепления мира и обеспечения развития.

    Президент Ганы Кваме Нкрума, говоря об основных принципах политики неприсоединения, заявил, что не- присоединившиеся страны 'выступают 'против эксплуата­ции человека человеком, против несправедливости, не­равенства и расизма и в то же «время призывают к про­грессу, миру и справедливости.

    Отвергая домыслы империалистов о том, что политика неприсоединения должна будто бы означать, что непри-- соединившиеся страны и в идеологической борьбе обяза­ны быть нейтральными и если уж ие принимать буржуаз­ного мировоззрения, то не склоняться и к идеям социа­лизма, являя собой некую «третью силу», одинаково далекую как от империализма, так и от социализма, Кваме Нкрума заявил: «Неприсоединившиеся страны должны иметь право выбора той идеологии, которая со­ответствует их развитию».

    Идеи и предложения относительно целей и задач политики неприсоединения, относительно ее сущности и содержания, высказанные в ходе общей дискуссии, на­шли свое отражение и в десятках 'проектов резолюций, представленных в комитеты Каирской конференции.

    Так, Объединенная Арабская Республика представи­ла Конференции неприсоединившихся стран проект резолюции по .вопросам мирного сосуществования, лик­видации иностранных военных бяз, осуществления разоружения, запрещения расовой дискриминации, ис­пользования космоса исключительно в мирных целях, запрещения использования силы для разрешения между­народных споров.

    Проект резолюции подтверждал в качестве важней­ших принципов отношений между, государствами уваже­ние суверенности и территориальной целостности всех стран, отказ от вмешательства во внутренние дела любо­го государства, признание права народов на выбор поли­тической, социальной и экономической системы по соб­ственному желанию, права на самоопределение.

    В проекте резолюции указывалось, что ответствен­ность за проведение* политики, представляющей угрозу всеобщему миру, возлагается на империалистические

    государства, и содержался пр'изью к империалистиче­ским державам уважать мировое общественное мнение, выраженное в Декларации о предоставлении .независи­мости колониальным странам и народам, принятой ООН 14 декабря 1960 г.

    Проект резолюции, предложенный ОАР, призывал изолировать от цивилизованного мира правительства, проводящие политику расовой дискриминации, запре­тить торговлю с государствами, правительства которых осуществляют расовую дискриминацию, до тех пор, пока они не откажутся от такой политики.

    Отмечая некоторые успехи в переговорах о разору­жении, проект резолюции констатировал, что эти успехи не соответствуют темпам, которыми развивается произ­водство (вооружений, и рекомендовал .предпринять новые шаги для достижения соглашения о всеобщем и полном разоружении под эффективным международным конт­ролем.

    Проект резолюции призывал все страны мира подпи­сать Московский договор о запрещен.ни испытаний ядер- ного оружия 'В атмосфере, космическом пространстве и под .водой, имея в;виду, что он в дальнейшем будет‘вклю­чать также и подземные ядерные испытания.

    В качестве частичных мер в области разоружения в проекте подчеркивалась необходимость 'постепенного сокращения военных бюджетов великих держав и недо­пущения передачи ядерного оружия и расщепляющихся материалов странам, которые их еще не имеют.

    Проект резолюции приветствовал предложения о соз­дании зон, свободных от ядерного оружия, расценивая решение некоторых- африканских и .латиноамериканских стран не иметь ядерного оружия на своей территории как важный шаг на пути укрепления мира во всем мире.

    Югославская делегация внесла «а рассмотрение конференции проект декларации, определяющей роль непрнсоединившихся стран т деле упрочения мира.

    В этом проекте декларации, состоявшем из 14 пунк­тов, .содержался анализ международной обстановки за период от Белградской до Каирской конференции непри- соединившихся стран. В нем подчеркивалась необходи­мость урегулирования международных проблем мирны­ми средствами, усиления борьбы против империализма, колониализма и расовой дискриминации.

    В проекте декларации, представленном Югославией, вновь подтверждалось, что непрнсоедшшвшнеся государ­ства решительно поддерживают борьбу колоний п зави­симых стран за свободу и требуют от ООН принятия конкретных шагов, направленных на предоставление колониям независимости.

    Югославский проект осуждал 'военные блоки, создание иностранных военных баз и размещение иностранных войск на чужих территориях и призывал ООН созвать международную конференцию или провести специаль­ную сессию Генеральной Ассамблеи по вопросу о всеоб­щем и полном разоружении.

    . В этом проекте специально отмечались экономические проблемы, стоящие перед миром вообще и перед разви­вающимися странами в частности, а также содержался призыв к совместным действиям неприсоединившихся государств, направленным на претворение .в жизнь прин­ципов и решений Женевской конференции ООН по тор­говле и развитию и на достижение координации усилий неприсоединившихся стран в Организации Объединен­ных Наций.   ' Делегация Республики Куба предложила проект ре­золюции, предусматривавший принятие Генеральной Ассамблеей ООН декларации, подчеркивающей жизнен­но важное значение принципов мирного сосуществова­ния. Кубинский проект резолюции предусматривал так­же, чтобы главы государств и правительств неприсоеди­нившихся стран в своих решениях подчеркнули право народа любой страны «а создание такого правительства, которое наиболее всего отвечает его интересам.

    В индийском проекте резолюции [55] также отмечалось, что одним из основных'принци’пов независимости являет­ся право каждого народа свободно выбирать наиболее подходящую ему 'политичеокую, экономическую и соци­альную систему.

    Кроме того, индийская делегация предложила, чтобы Каирская конференция объявила одной из главных основ международных отношений уважение суверенитета и
    территориальной целостности больших и малых госу­дарств. В проекте резолюции, предложенном Индией, отмечалось, что участники конференции будут противо­действовать всякой попытке нарушения их суверенитета и агрессии 'против них. С другой стороны, в проекте пред­лагалось заявить об уважении и соблюдении границ, которые существовали в момент получения государства­ми независимости.

    Индия предложила участникам Каирской конферен­ции поддержать народы разделенных стран в их стрем­лении к воссоединению.

    Индийская делегация внесла также предложение, чтобы Каирская конференция потребовала от ООН коди­фицировать принципы мирного сосуществования и ре­шительно претворять их в жизнь.

    Индия, Кения и Танзания представили конференции проекты резолюций по вопросу о расовой дискриминации и политике апартеида.

    В индийском проекте резолюции по этому вопросу содержался призыв к Организации Объединенных На­ций, чтобы члены этой организации коллективно и инди­видуально принимали меры . по ликвидации политики расовой дискриминации и апартеида в Южно-Африкан­ской Республике. В качестве таких мер предлагались: разрыв дипломатических отношений с ЮАР; закрытие всех портов для .кораблей, плавающих под флагом ЮАР, и запрещение кораблям других государств заходить в порты ЮАР; экономический бойкот ЮАР, включая отказ от экспорта в эту страну различных товаров, в частности вооружения; запрещение посадки самолетов южноафри­канских авиакомпаний в аэропортах других стран.

    «Бесчеловечная политика расовой дискриминации,— подчеркивалось в проекте резолюции, внесенном Инди­ей,—представляет угрозу миру и безопасности. Все ми­ролюбивые нации должны предпринять шаги и сделать все возможное, чтобы народ ЮАР мог пользоваться основными свободами и правами человека».

    Проект резолюции Кении также содержал предложе­ние об экономическом бойкоте ЮАР, включая прекраще­ние всяких отношений с «ей через третьи страны.

    Проект Танзании призывал участников Каирской конференции выступить с требованием об освобождении всех политических заключенных в- ЮАР, поддержать
    резолюции ООН об эмбарго .на ввоз нефти в ЮАР и под­вергнуть эту страну экономическому бойкоту. ,

    Делегация Сомали предложила проект резолюции по вопросу о гтраве наций на самоопределение, предусмат­ривающий, что это право должно уважаться независимо от каких бы то ни было политических, экономических и стратепичесюих соображений.

    Индийский проект резолюции по тому же вопросу предусматривал, что Каирская конференция подтверж-

               дает право .народов на самоопределение, что народы имеют право жить в условиях свободы и независимости в-соответствии с их собственным желанием и выбором. Проект резолюции осуждал всякие попытки силой вос­препятствовать народам пользоваться правом на неза­висимость и самоопределение, а также попытки .империа­лизма прибегать к извращению'этого принципа с целыо разделения существующих государств или нарушения их территориального единства и изменения традиционно сложившихся границ между государствами.

    Сомали, Индия, Цейлон и Танзания предложили про­екты резолюций по вопросу о военных пактах, иностран­ных базах и иностранных войсках на чужих территори­ях, в которых содержится призыв распустить военные блоки, ликвидировать иностранные военные базы и вы­вести иностранные войска с территорий всех стран.

    Делегация Камбоджи внесла проект резолюции, пре­дусматривающий созыв в Женеве новой 'конференции по Индокитаю для признания и гарантии нейтралитета и территориальной целостности Камбоджи и принятия решительных мер по обеспечению точного выполнения Женевских соглашений 1954 и 1962 годов по Лаосу, а также .в целях поиска 'путей политического решения вьетнамской проблемы[56].

    Следует отметить также предложения делегации Цейлона о создании безъядерных зон >в Африке, Индий­ском океане и Южной Атлантике.

    Эти и многие другие предложения подверглись тща­тельному обсуждению на Каирской конференции. В ходе этого обсуждения выявились некоторые разногласия, об­наружилось известное различие политических позиций.

    Это не удивительно, если .учесть, что. «а Каирской конфе­ренции были представители стран, строящих социализм или вступающих на путь социализма, и государств, в ко­торых господствуют феодальные и даже дофеодальные отношения, делегации республик и абсолютных монар­хий, посланцы подлинно независимых государств и стран, формально независимых, но остающихся факти­чески под контролем империалистов. Столь разнообраз­ный состав участников не мог не сказаться на ходе об­суждения стоящих перед нею проблем.

    «С трибуны конференции порой раздавались призывы соблюдать «умеренность», избегать «'пропаганды». В не­которых выступлениях явно недооценивалась проблема защиты мира или ей неоправданно противопоставлялись вопросы антиимпериалистической борьбы. Кое-кто избе­гал упоминаний об империализме и неоколониализме, славно боясь кого-то разгневать. При обсуждении эко­номических проблем можно было услышать и рассужде­ния о «богатых» и «бедных» нациях, без учета того, что богатство одних явилось результатом ограбления стран Азии, Африки и Латинской Америки, в то время как бо­гатство других создано руками народов, которые социа­лизм поднял из нищеты и отсталости» ’.

    Однако, .несмотря на некоторые разногласия, по ос­новным вопросам на конференции было достигнуто единодушие[57].

    Об этом свидетельствуют документы, принятые на Каирской конференции, и прежде всего ее главный до­кумент — декларация, озаглавленная «Программа обес­печения мира и международного сотрудничества»[58].

    Эта декларация представляет собой программу даль­нейших действий «©присоединившихся стран в деле претворения в жизнь принципов мирного сосуществова­ния, борьбы за полную ликвидацию колониализма, про­тив империализма, за взаимовыгодное сотрудничество и процветание всех народов.

    В ней отмечается, что'Каирская конференция «про­извела анализ международного положения, чтобы вне­сти эффективный вклад в решение важнейших проблем, волнующих человечество, в овете их воздействия на мир и безопасность во всем мире» '.

    Отметив, что за период, прошедший после Белград­ской конференции неприсоединившихся стран, произо­шло определенное смягчение международной напряжен­ности, участники Каирской конференции вместе с тем констатировали, что источники напряженности все еще существуют во многих частях мира.

    «Такая ситуация,— предупреждают в декларации участники Каирской конференции,— говорит о том, что силы империализма все еще могущественны и что они без колебаний прибегнут к применению силы для защи­ты своих интересов и сохранения своих привилегий.

    Эта политика, если против нее не будут решительно выступать силы свободы и мира, м-ожет поставить под угрозу имевшее место улучшение международного поло­жения и ослабление напряженности и будет служить угрозой всеобщему миру».

    , В декларации указывается, что не присоединившиеся страны призваны сыграть весьма позитивную роль в уре­гулировании международных спорных проблем.

    «Принципы неприсоединения,— подчеркивается в де­кларации,— благодаря тому доверию, которое они вну­шают во всем мире, превращаются во все' более дина­мичную и мощную силу, способствующую укреплению мира и повышению благосостояния человечества».

    Участники Каирской конференции заявили, что «проч­ный мир во всем мире нельзя обеспечить, пока сущест­вуют несправедливые условия и народы, находящиеся под иностранным господством, лишены своего основного права на свободу, независимость и -самоопределение».

    «Империализм, колониализм и •неоколониализм,-— указывается в декларации,— представляют собой основ­ной источник международной 'напряженности и конфлик­та, так как они ставят под угрозу мир и безопасность во всем мире».

    Участии ми конференции выразили сожаление по по­воду того, что Декларация ООН о предоставлении неза­висимости колониальным странам и народам не выпол­няется, и призвали к немедленной, безусловной, полной и окончательной ликвидации колониализма.

    Империализм, отметили далее участники Каирской конференции, использует многочисленные способы, что­бы навязать свою волю независимым странам. Расовая дискриминация, экономический нажим, 'вмешательство во внутренние дела, подрывная деятельность, интервен­ция и угроза применения силы — таковы методы неоко­лониалистов, от которых странам, недавно получившим независимость, приходится ограждать себя. Конферен­ция, подчеркивается в декларации, осуждает всю колониалистскую, неоколониалистскую и империали­стическую политику, применяемую в различных ча­стях мира.

    Выразив глубокую озабоченность в связи с .ухудшаю­щимся положением в Конго (Леопольдвиль), участники Каирской конференции заявили, что они поддерживают усилия Организации африканского единства по.обеспе­чению мира и согласия в этой стране; призывают конго­лезское правительство добиваться решения, делающего возможным национальное примирение и восстановление порядка и мира; предлагают всем иностранным держа­вам прекратить вмешательство «о внутренние дела Конго; призывают правительство Конго немедленно пре­кратить вербовку наемников и выслать всех наемников, независимо от их происхождения, которые уже находят­ся в Конго, чтобы облегчить африканское решение этого вопроса.

    Подтвердив свое стремление к уничтожению всех остатков колониализма, участники Каирской конферен­ции заявили, что «колониальные народы могут законно использовать оружие, чтобы полностью обеспечить свое право на самоопределение и независимость, если коло­ниальные страны будут настойчиво подавлять их естест­венные стремления».

    Конференция решительно осуди,! а правительство Португалии за упорный отказ признать неотъемлемое право народов Анголы, Мозамбика, так называемой Пор­тугальской Гвинеи и других португальских колоний в Африке и Азии «а самоопределение и независимость. В целях обеспечения скорейшего освобождения народов этих колоний от -гнета португальских колонизаторов Каирская конференция призвала страны — участницы этой конференции оказывать всю необходимую матери­альную поддержку, включая финансовую и .военную помощь, борцам за свободу территорий, находящихся под португальским колониальным господством. Конфе­ренция предложила всем государствам, участвовавшим в ее работе, разорвать дипломатические и консульские отношения с правительством Португалии и прекратить торговые и экономические отношения с этой страной,

    . с тем чтобы заставить Португалию выполнить решения Генеральной Ассамблеи ООН, требующие предоставле­ния независимости португальским колониям.

    . Страны — участницы'Каирской конференции призва­ли все государства не признавать независимости Южной Родезии, если она будет провозглашена в условиях гос­подства расового меньшинства, и, напротив, положитель­но отнестись к признанию африканского националист­ского правительства этой страны в эмиграции, если такое правительство будет создано. Декларация призывает Англию обеспечить в Южной Родезии власть боль­шинства.

    Отдельные разделы - декларации посвящены также проблеме Юго-Западной Африки,, аннексированной ЮАР, вопросам обеспечения территориальной целостно­сти Свазиленда, Басутоленда, Бечуаналенда, освобожде­ния «французского» Сомали, ликвидации остатков коло­ниализма на Среднем Востоке и в Латинской Америке, в частности вопросам предоставления независимости Мартинике, Гваделупе и Пуэрто-Рико.

    «Конференция,— говорится в декларации,— осуждает позицию тех держав, которые противятся осуществле­нию права народов на самоопределение.

    Она обсуждает применение' силы и всяких форм запугивания, вмешательства и интервенции, направ­ленных на то, чтобы помешать осуществлению этого пра­ва».

    Далее главы государств и правительств заявили, что расовая дискриминация, и в частности ее самое отврати­тельное проявление — апартеид, представляет собой на­рушение Всеобщей декларации прав человека и прин­ципа равенства -народов. Поэтому все правительства, которые по-прежнему упорствуют в осуществлении расо­вой дискриминации, должны быть подвергнуты полному остракизму, пока он-и. не откажутся от своей -несправед­ливой н бесчеловечной политики. В частности, прави­тельства и народы, представленные и а конференции, решили больше не терпеть присутствия в сообществе стран Южно-Африканской Республики, расистская по­литика которой служит угрозой для международного мира и безопасности.

    В целях применения к Южно-Африканской Республи­ке санкций, чтобы заставить правительство ЮАР отка­заться от политики расовой дискриминации и апартеида, Каирская конференция призвала все государства бойко­тировать все южноафриканские товары и воздержи­ваться от экспорта в Южную Африку товаров, и особенно оружия, боеприпасов, нефти и полезных иско­паемых.

    Конференция призвала также все государства, еще не сделавшие этого, разорвать дипломатические, консуль­ские и другие отношения с ЮАР.

    Каирская конференция обратилась ко- всем прави­тельствам, представленным на этой конференции, с просьбой запретить самолетам и -судам, -направляющим­ся в ЮАР или из нее, полеты над своей территорией и использование своих аэродромов и портов, а также пре­кратить все автомобильное и железнодорожное сообще­ние с Южно-Африканской Республикой.

    Участники Каирской конференции потребовали осво­бождения властями ЮАР всех лиц, заключенных в тюрь­му, интернированных или подвергнутых другим ограничениям вследствие их оппозиции политике апар­теида.           .           .

    Конференция признала все страны оказать поддерж­ку специальному бюро, созданному Организацией афри­канского единства для применения санкций против ЮАР.

    Во вопросу о мирном сосуществовании и кодифика­ции его принципов Организацией Объединенных Наций
    участники Каирской конференции ©новь подтвердили свое глубокое убеждение в том, что в нынешних обстоя­тельствах человечество должно считать мирное сосуще­ствование единственным путем к укреплению мира во всем мире, основанного на. принципах национальной свободы, равенства и справедливости.

    Принципы мирного сосуществования, указывается в декларации, основываются на праве всех народов быть свободньши и 'выбирать свою собственную политиче­скую, экономическую и социальную систему, соответст­вующую их национальным идеалам. Мирное сосущество­вание несовместимо с любой формой иностранного гос­подства. •

    Конференция высказала убеждение в том, что абсо­лютное запрещение угрозы силой или применения силы, в прямом или. замаскированном виде, осуждение всех форм принуждения в международных отношениях, лик­видация неравенства и развитие международного со­трудничества с целью ускорения экономического, соци­ального и культурного развития являются необходимы­ми условиями упрочения мира н достижения общего продвижения человечества вперед.

    Конференция рекомендовала Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций принять в связи с 20-й годовщиной ООН Декларацию о принципах мир­ного сосуществования, которая, по мнению участников Каирской конференции, послужит важным шагом на пути к кодификации этих принципов.

    В декларации подтверждается приверженность не­прнсоединившихся стран принципам уважения суверени­тета и территориальной целостности и намерение неза­висимых государств — участников Каирской конферен­ции «противиться всеми средствами, имеющимися в их распоряжении, любым попыткам поставить под угрозу их суверенитет или нарушить их территориальную це-. лостность».

    Участники конференции заявили, что они «обязуются соблюдать границы в том виде, в каком они существова­ли, когда государства добились независимости». Тем не менее, указывается в декларации, те части территорий, которые были отобраны колонизаторами и превращены в автономные базы для их собственной выгоды, должны быть возвращены обратно соответствующим странам.

    В декларации торжественно подтверждено также «право - всех народов принимать ту форму правления, которую они считают наиболее подходящей для своего развития».

    Считая, что иностранный нажим и. вмешательство в целях навязать изменения в политической, экономиче­ской и социальной системе, избранной той или иной страной, противоречат, принципам международного пра­ва и мирного сосуществования, конференция потребова­ла от правительства США снять торговую и экономиче­скую блокаду, установленную >в отношении Кубы.

    Отмечая готовность правительства Кубы урегулиро­вать свои разногласия с США на нормальной основе, участники Каирской конференции призвали правитель­ства США и Кубы вступить в переговоры с этой целыо в соответствии с принципами мирного сосуществования и международного сотрудничества.

    В декларации подчеркивается, что «споры между го­сударствами должны решаться мирными средствами в соответствии с Уставом ООН, на основе равенства, суве­ренитета и справедливости». В декларации указывается, что все государства своих международных отношениях должны воздерживаться от угрозы силой или примене­ния силы против территориальной целостности и поли­тической независимости любого государства или каким- либо другим путем, противоречащим целям Устава ООН.

    Страны — участницы Каирской конференции уделили особое внимание пограничным вопросам, которые могут угрожать международному миру или нарушить друже­ственные отношения между государствами, и пришли к убеждению в том, что «для урегулирования таких проблем все государства должны прибегать к перегово­рам, посредничеству, арбитражу или другим мирным средствам, предусмотренным Уставом ООН, в соответст­вии с законными правами всех народов».

    Подпись: 816    Заказ 10035

    вий, которые могли бы ухудшить и без того напряжен­ное положение в Индокитае; прекратить всякое иност­ранное вмешательство во внутренние дела стран этого района; срочно созвать новое Женевское совещание по Индокитаю с целью обеспечения строгого соблюдения соглашений по Лаосу, признания и гарантирования нейтралитета и территориальной целостности Камбоджи, обеспечения строгого соблюдения Женевских соглаше­ний 1954 года по Вьетнаму и изыскания политического решения вьетнамской проблемы в соответствии с закон­ными стремлениями народа Вьетнама к свободе, миру и' независимости.

    Участники конференции подчеркнули первостепенное значение разоружения как одной из основных проблем современного мира и необходимость безотлагательного изыскания практических, решений, которые освободили бы человечество от угрозы войны и от чувства неуве­ренности.

    С беспокойством отметив, что продолжающаяся гон­ка вооружений и накопление запасов оружия массового истребления людей угрожают миру 'вооруженным конф­ликтом и уничтожением, конференция призвала великие державы «принять новые и неотложные меры к дости­жению всеобщего и полного разоружения под строгим и эффективным международным контролем».

    Конференция призвала все государства присоеди­ниться к Московскому договору о частичном запрещении ядерного оружия, а также к расширению этого договора с целью распространения его на подземные испытания и к прекращению таких испытаний впредь до распростра­нения на- них Московского договора.

    Указав на огромную опасность распространения ядерного оружия, конференция призвала все государст­ва, особенно государства, обладающие ядерным оружи­ем, заключить соглашения о его нераспространении и договориться о мерах, обеспечивающих постепенную ликвидацию существующих запасов ядерного оружия. Конференция обратилась к великим державам с призы­вом «воздерживаться от всякой политики, способствую­щей распространению ядерного и аналогичного оружия среди тех стран, которые в настоящее время его не имеют».

    Со своей стороны участники Каирской конференции заявили о своей готовности не производить, не приобре­тать и не'.проводить испытаний никакого ядерного ору­жия и призвали все страны, включая те, которые не при­соединились к Московскому договору, ©зять на себя такое же обязательство и принять необходимые меры с целью предотвращения использования ядерными дер­жавами их территорий* портов и аэродромов для разме­щения ядерного оружия, заключив на международной конференции, созванной под эгидой ООН, соответствую­щий договор.

    Конференция приветствовала советско-американское соглашение о невыводе на орбиту в космосе объектов с ядериым оружием на борту и выразила убеждение в необходимости заключить международный договор, за­прещающий использование космического пространства

               в военных целях.

    Участники Каирской конференции высказались за создание безъядерных зон в Африке, Латинской Америке, Европе и Азии, считая, что это способство­вало бы укреплению международного мира и безопас­ности.

    В целях осуществления всеобщего и полного разору­жения неприсоединившиеся страны предложили созвать под эгидой ООН Всемирную конференцию по разоруже­нию с участием всех государств.

    Неприсоедини'вшиеся страны в Каирской декларации вновь выступили против военных пактов и союзов, за ликвидацию иностранных военных баз,и вывод иностран­ных войск с чужих территорий. В декларации подчерки­вается, что «конференция считает сохранение или созда­ние в будущем иностранных военных баз и размещение иностранных войск на территориях других стран против •выраженной воли этих стран грубым нарушением суве­ренитета государств и угрозой свободе и международно­му миру».

    Конференция специально подчеркнула, что «сохране­ние в Гуантанамо (Куба) военной базы Соединенных Штатов Америки вопреки воле правительства и народа Кубы и вопреки положениям, содержащимся в Декла­рации Белградской конференции, является нарушением суверенитета и территориальной целостности Кубы». Каирская конференция призвала правительство США
    начать переговоры с правительством Кубы об эвакуации этой базы.

    Каирская конференция осудила намерение империа­листических держав создать базы в Индийском океане как «предумышленную попытку запугать новые страны Африки и Азии и как неоправданное расширение поли­тики неоколониализма и империализма».

    По вопросу об Организации Объединенных Наций, ее-роли в международных делах, выполнении решений ООН и изменения ее Устава 'неприсоединившиеся стра­ны заявили, что для плодотворного функционирования ООН необходимо, чтобы все государства соблюдали принципы мирного сосуществования, сотрудничества, отказа от угрозы силой и применения силы, принципа свободы и равенства без дискриминации на основании расы, пола, языка или религии.

    Подчеркнув необходимость справедливого представи­тельства различных географических районов в органах ООН и приветствуя резолюцию 1991 (XVIII) Генераль­ной Ассамблеи о некотором преобразовании структуры ООН, участники Каирской конференции обратились ко всем членам ООН с призывом как можно скорее ратифи­цировать поправки к Уставу ООН, принятые >на XVIII сессии Генеральной Ассамблеи.

    Неприсоединившиеся страны выразили пожелание, чтобы сессия Генеральной Ассамблеи, посвященная 20-летию ООН, была проведена с участием глав госу­дарств или правительств.

    Напомнив о рекомендации Белградской конференции, неприсоединившиеся страны вновь выстушли с призы­вом восстановить законные права КНР в ООН.

    Участники Каирской конференции призвали к унич­тожению дискриминации в области международных эко­номических отношений и установлению более тесного экономического и культурного сотрудничества между развивающимися странами.

    Специальный раздел декларации посвящен вопросам Сотрудничества в области культуры, науки и просвеще­ния и укрепления международных и региональных орга­низаций, работающих в этих областях. В нем участники Каирской конференции высказались за '.всестороннее сотрудничество в этих областях между всеми странами и народами.

    Участники Каирской конференции приняли решение провести третью конференцию неприсоедонившихся го­сударств, дата и место созыва которой будут определены в зависимости от обстоятельств.

    Подводя итоги Каирской конференции, нельзя не признать, что она представляла собой несомненный успех и значительную победу миролюбивых сил.

    Прогрессивные антиимпериалистические силы всего ммра приветствовали крупный вклад, который внесла в дело укрепления мира, борьбы против империализма и колониализма Каирская конференция.

    Официальные представители и печать социалистиче­ских государств, преоса непрнсоединившихся стран и да­же некоторые объективно мыслящие обозреватели западных газет и журналов отмечали большой успех Каирской конференции и .высказывали одобрение приня­тых ею решений.

    «Империализм, колониализм и неоколониализм по­терпели крупное моральное поражение»,— писала газета «Гэниэн тайме», оценивая значение Каирской конфе­ренции[59].

    Успех конференции в деле активизации борьбы не- присоединившихся стран за мир, укрепление националь­ной независимости, против империализма и колониализ­ма отмечали газеты ОАР, Индии, Швеции и других с гран, проводящих политику нейтралитета.

    Печать же империалистических держав, например США и ФРГ, якно стремясь выдать желаемое за дейст­вительное, пыталась внушить своим читателям, что ре­зультаты Каирской конференции были якобы отрица­тельными[60], или сосредоточивала все свое внимание на некоторых разногласиях, имевших место на конфе­ренции[61].

    Однако эти измышления империалистической прессы встретили решительный отпор со стороны непри-соединив- шихся стран.

    «Империалистическая пропаганда,— заявила 8 ок­тября 1964 г. тунисская газета «Аль-Амаль», — пытается утверждать, что неприсоединившиеся страны неспособ-
    кы сам'И решать свои жизненно важные проблемы. Она стремится сейчас сконцентрировать внимание обществен­ности на наличии противоречий и разногласий между этими странами и пытается дискредитировать самих глав государств и правительств, участвующих в конфе­ренции в Каире.

    Однако, подчеркивала «Аль-Амаль», эти попытки антинародных сил и их пропаганды тщетны. Как явству­ет из выступлений глав делегаций «а конференции, их объединяет общее стремление к полной ликвидации ко­лониализма. на земле, сохранению >и упрочению мира, к совместному сотрудничеству во имя прогресса и про­цветания народов своих стран. Эти общие цели и стрем­ления значительно глубже и прочнее, нежели наличие разногласий ' 'между ‘неприсоединившимися странами, созданных империалистами и их прихвостнями».

    Единств о неприсоединившихся стран по основным вопросам вынуждены были признать даже газеты, отно­сящиеся в целом отрицательно к Каирской конференции. Так, итальянская газета «Пополо» 6 октя!бря 1964 г. в передовой статье писала, что, «несмотря на противоре­чия, которые к тому же являются естественными для такого собрания, мы, очевидно, можем вьшвить некото­рые позитивные элементы; они таятся главным образом в стремлении народов, которых сблизила судьба в этом чреватом взрывом XX веке, найти друг друга «а берегах реки новой истории, идя вдоль которой они с одинако­вым пылом, хотя и с помощью различных методов, пре­следуют одну и ту же цель».

    Правда, по мнению этой газеты, «пока еще, пожалуй, далеко до составления нейтралистского кодекса, кото­рый в общем стремлении к миру мог бы установить еди- . нообразные отношения между отдельными странами».

    С этим последним утверждением нельзя согласиться, так как Каирская конференция и ее решения доказыва­ют, что сложилось и принимает все более четкие очерта­ния единообразное понимание политики неприсоедине­ния большинством проводящих ее стран, и главные, характерные черты и особенности этой политики, опре­деляющие ее основное содержание,— стремление- к ук­реплению мира й обеспечению мирного сосуществования, непримиримость ко всем проявлениям колониализма и империализма — нашли свое новое подтверждение и
    закрепление в документах Каирской конференции. В бо­лее четком определении прав и обязанностей нейтралист­ских стран, принципов и целей политики неприсоедине­ния, в содействии дальнейшему формированию понятия современного нейтралитета заключается одна из важных положительных сторон второй конференции неприсоеди- нившихся стран.

    ЮРИДИЧЕСКОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ПОЛИТИКИ НЕЙТРАЛИТЕТА

    Одновременно с формулированием и, если так можно выразиться, кристаллизацией принципов политики нейт­ралитета, формированием норм, регламентирующих права и обязанности нейтральных государств в мирное время, происходит процесс юридического оформления и закрепления политики нейтралитета в национальном или международном порядке с целью придания политике нейтралитета большей стабильности и прочности.

    Способы такого юридического оформления и закреп­ления могут быть различны.

    Одним из способов закрепления политики нейтрали­тета в национальном законодательстве является приня­тие высшим органом законодательной власти того или иного государства соответствующего закона о нейтра­литете.

    Закон о нейтралитете порождает определенные обя­зательства, разумеется, лишь для самого государства, принявшего этот закон. Однако другие государства должны считаться с выраженным в этом законе желани­ем данного государства идти путем мира л нейтралитета и уважать это желание.

    Такой закон приняла 12 января 1957 г. Камбоджа. Закон предусматривает, что Камбоджа является нейт­ральным государством. Она обязуется воздерживаться от любых военных или идеологических союзйв с ино­странными государствами и не совершать никакой агрес­сии против какого бы то ни было другого государства. Если же Камбоджа сама подвергнется агрессии, то она оставляет за собой право самостоятельно защищаться силой оружия, обратиться за помощью к ООН или ка- кой-либо дружественной державе.

    Следует признать, что подобные законы в известной степени гарантируют нейтралитет на случай смены гла­
    вы государства или правительства, так как в случае их •принятия на отказ от нейтралитета в будущем требуется согласие высших органов законодательной власти. Одна­ко такой закон является лишь более твердым выражени­ем односторонней воли государства, желающего прово­дить политику нейтралитета. Как уже указывалось выше, такое (выражение 'суверенной воли государства, являясь внутренним делом этого государства, не порож­дает каких-либо новых международно-правовых послед­ствий, хотя и пользуется уважением в силу требований общепризнанных норм международного права, и в част­ности положений Устава ООН, запрещающих государст­вам вмешиваться во внутренние дела друг друга. Поэто­му политику нейтралитета Камбоджи следует считать основанной лишь на односторонней суверенной воле Камбоджи.

    Определенное значение для придания политике нейт­ралитета большей стабильности имеет включение соот­ветствующих положений в программные документы пра­вящих партий ряда государств Азии и Африки: партии Индийский национальный конгресс, Народной партии Конвента Ганы, партии Суданский союз, партии «Истик- ляль» (Марокко)[62] и т. д.

    Однако нельзя не отметить, что юридически такое фиксирование политики нейтралитета в программах политических партий не может быть приравнено к ее за­креплению в законе, принятом в конституционном порядке.

    Специфической формой юридического закрепления политики нейтралитета можно считать заключение дву­сторонних договоров о нейтралитете на случай войны. Примерам такого рода договоров может служить совет­ско-афганский договор о нейтралитете и взаимном нена­падении от 24 июня 1931 года[63].

    По условиям этого договора[64] «в случае войны или
    военных действий между одной из договаривающихся сторон и одной или несколькими третьими державами, другая договаривающаяся сторона обязуется соблюдать нейтралитет по отношению к.первой» (ст. 1). Кроме того, согласно ст. 2 каждая договаривающаяся сторона «обязуется воздерживаться от всякого нападения на дру­гую». Эти
    положения договора относятся к.вопросам войны.

    Договор содержит также обязанности договариваю­щихся сторон, которые подлежат выполнению в мирное время. Так, по ст. 2 «каждая из договаривающихся сторон обязуется... не предпринимать таких шагов и не допускать с чьей бы то ни было стороны таких действий, которые -причинили бы другой договаривающейся сторо­не политический или военный ущерб». Эта же статья содержит обязательства .каждой из договаривающихся сторон «не принимать участия ни в союзах или соглаше­ниях военного или политического характера.., ни в фи­нансовом или экономическом бойкоте или блокаде, на­правленных против другой договаривающейся сто­роны» [65].

    Более того, ст. 2 предусматривает, что «в случае, если линия поведения третьей державы или третьих дер­жав по отношению к одной из договаривающихся сторон будет носить враждебный характер, другая договари­вающаяся сторона обязуется не только не поддерживать такую линию поведения, но обязана на своей террито­рии противодействовать ей и вытекающим из нее враж­дебным действиям и начинаниям».

    Статья 3 также содержит взаимные обязательства договаривающихся сторон, которые они соглашаются принять на себя как на случай войны, так и во время мира. По ст. 3 стороны обязуются воздерживаться от всякого вмешательства во внутренние- дела друг дру­га, «воздерживаться от содействия и участия в какой- либо интервенции со стороны одной или нескольких
    третьих держав» против одной из них. СССР и Афгани­стан в силу этой статьи обязаны также не допускать и препятствовать на своей территории организации и дея­тельности группировок или отдельных лиц, которые ка­ким-либо образом вредили бы одной из договариваю­щихся сторон.

    В случае войны между одной из договаривающихся сторон и одной или несколькими третьими державами другая договаривающаяся сторона, оставаясь нейтраль­ной, не будет разрешать и не допустит «пропуска и про­воза через свою территорию вооруженных сил, оружия, огнестрельных припасов, военного снаряжения и всяко­го рода военных материалов, направленных против дру­гой договаривающейся стороны».

    Как Советский Союз, так и Афганистан строго соблю­дают положения указанного договора '. Советский Союз последовательно проводит миролюбивую внешнюю по­литику, не заключает каких-либо соглашений, идущих во вред Афганистану или пагубно влияющих на действие договора о нейтралитете и взаимном ненападении с Аф­ганистаном. ___

    Со своей стороны Афганистан также не входит в союзы и блоки, враждебные Советскому Союзу, не за­ключает каких-'бы то ни было соглашений, которые мог­ли бы нарушить условия советско-афганского договора о нейтралитете и ненападении, проводит миролюбивую н ейтр.а л истекую политику.

    Таким образам, для того чтобы обеспечить выполне­ние условий договора в случае нападения третьих стран на СССР, Афганистан уже в мирное время придержи­вается определенного внешнеполитического курса, кото­рый по существу ничем не отличается от политики не­присоединения. Однако источником такой политики Афганистана по отношению к СССР служит советско- афганский договор о нейтралитете и 'взаимном ненапа­дении, тогда как неприсоединение, являющееся резуль­татом одностороннего волеизъявления того или иного государства, такого договорного оформления нё имеет.

    Правда, договор о ненападении и нейтралитете обя­зывает Афганистан к определенному поведению лишь в отношении- СССР или другого государства, с которым. Афганистан заключил подобный договор. В отношении же государств, не имеющих такого, договора с Афгани­станом, он не :связан в договорном порядке в вопросе определения своей позиции, ни в дни мира, ни в случае войны. Отношения Афганистана с такими государствами регулируются общепризнанными принципами современ­ного международного права, обязательными для соблю­дения всеми государствами.

    В то же время, для того чтобы выполнить свои обя­зательства хотя бы но одному такому договору, как со­ветско-афганский договор о нейтралитете и ненападении, Афганистан . • проводит строго нейтральную политику, предусматривающую его неучастие в военных блоках, отказ от предоставления его территории под иностран­ные военные базы и т. д.

    Афганистан отказывается от всяких военных союзов и соглашений, не допускает строительства чьих бы то ни было иностранных военных баз на своей территории, стремится к установлению и укреплению дружеских свя­зей со всеми странами. Эта миролюбивая нейтральная внешняя политика отвечает интересам самого Афгани­стана и способствует упрочению мира во всем мире.

    Но если в отношении СССР или других государств, с которыми Афганистан заключил или заключит догово­ры о нейтралитете, он обязан проводить такую политику в силу договора, то в отношении всех остальных госу­дарств политика нейтралитета Афганистана основана лишь на его односторонней воле.

    На примере политики нейтралитета, проводимой Аф­ганистаном, можно видеть своеобразное сочетание дого­ворной политики нейтралитета и основанного на одно­стороннем волеизъявлении неприсоединения, одно из различий между которыми заключается в том, что до­говорная политика нейтралитета получает международ- ночправовое оформление в договоре, основанном на соглашении государств, тогда как односторонне провоз­
    глашеН'Ная политика нейтралитета такого оформления и закрепления не имеет.

    Особой формой договорного оформления политики нейтралитета является ее закрепление в совместных коммюнике двух или нескольких государств. Такие сов­местные коммюнике представляют собой один из видов международных договоров, находящий в современных условиях весьма широкое применение.                      

    Так, в Совместном советско-непальском коммюнике, -подписанном 25 октября 1963 г., указывалось: «Обе сто­роны с удовлетворением отметили, что проводимая Советским Союзом и Королевством Непал политика мирного сосуществования, а также приверженность Ко­ролевства Непал политике нейтралитета и неучастия в военных группировках служат делу укрепления мира и смягчению международной напряженности» !.

    Из этих и других подобных совместных коммюнике можно безошибочно сделать по мерный ей мере один вы­вод: они подтверждают в двустороннем международном договоре проведение политики нейтралитета одним из контрагентов и ее положительное значение в деле укрепления мира и смягчения международной напря­женности.

    Однако не будет преувеличением и более широкий вы­вод: учитывая, что в тексте коммюнике подтверждается «приверженность политике нейтралитета и неприсоеди­нения» одного из участников договора — в машем при­мере— Непала,—■ можно считать, что с его стороны при­нимается обязательство и впредь придерживаться этой политики. Со своей стороны, Советский Союз, одобряя по­литику Непала, тем самым обязуется ее уважать.

    Следовательно, политику нейтралитета Непала и дру­гих государств, подписавших подобные коммюнике с СССР или другими странами, можно считать договорной в отношении этих стран и односторонне провозглашен­ной— в отношении всех остальных.

    Процесс формулирования целей и принципов полити­ки нейтралитета и процесс ее международно-правового оформления, закрепления в международном договоре как бы слились в документах, установивших нейтралитет Лаоса.

    Первым шагом к установлению нейтралитета Лаоса, а также Камбоджи явились решения Женевского сове­щания 1954 года ото восстановлению мира в Индокитае. Это совещание, положившее конец войне'французских ко­лонизаторов в Индокитае, приняло.к сведению заявления правительств Лаоса и Камбоджи, «в силу которых они не присоединятся к какому-либо соглашению с други­ми государствами, если в этом соглашении содержится обязательство участвовать в военном союзе, не соответ­ствующем принципам Устава Организации Объединенных Наций, или, в том, что касается Лаоса, принципам согла­шения о прекращении военных действий в Лаосе, или, пока их безопасность не подвергнется угрозе, создавать базы для военных сил иностранных держав на камбод­жийской или лаосской территории» ‘.

    Таким образом, у истоков нейтралитета Лаоса и Кам­боджи общепризнанные обязанности нейтральных госу­дарств в мирное время — неучастие ’в военных блоках и отказ от предоставления своей территории под иностран­ные военные базы — основывались в. отношении обоих этих государств Индокитая на одностороннем заявлении каждого из них, включенном в международное соглаше­ние и закрепленном в нем. Приняв эти заявления пра­вительств Лаоса и Камбоджи к сведению, СССР, КНР, .США, Англия и Франция— пять великих держав — уча­стниц Женевского совещания 1954 года[66], тем самым вы­ражали свое согласие с избранием Лаосом и Камбоджей пути нейтралитета и признавали их нейтралитет.

    В дальнейшем, как уже отмечалось, Камбоджа при­няла конституционный закон о нейтралитете, явившийся еще одним убедительным доказательством воли камбод­жийского народа следовать по‘пути мира и нейтралитета.

    Что же касается Лаоса, то гражданская война в этой стране, инспирированная и поддерживаемая империали­стами США, 'помешала осуществлению решений Женев­ского совещания 1954 года, относящихся к Лаосу, и по­требовались упорная борьба патриотических сил Лаоса, возглавляемых партией Нео Лао Ха к Сат, а также ог­ромные-усилия миролюбивых государств и народов все­го мира, для того чтобы восстановить мир в этой стра­не, обеспечить независимость и единство Лаоса, создать условия, необходимые для того, чтобы Лаос мог уверен­но идти in о пути мира и нейтралитета, отвечающему глу­боким чаяниям лаосскою народа.

    В 1961 —1962' годах созванное -тго инициативе нейт­ральной Камбоджи новое Женевское совещание, в кото­ром участвовали 14 государств[67], .приняло решения, за­кладывающие основы создания подлинно независимого, единого, мирного ;и нейтрального Лаоса.

    Подписанная 23 июля 1962 г. Декларация о нейтра­литете Лаоса и включенное в ее текст в качестве состав­ной части заявление правительства Лаоса о нейтралите­те от 9 июля 1962 г. провозглашают, что Лаос будет нейт­ральным государством и его нейтралитет будет пользо­ваться международной защитой. Был также принят Протокол к Декларации о нейтралитете Лаоса, касаю­щийся вопросов вывода из Лаоса иностранных войск, деятельности Международной комиссии по наблюдению и контролю в Лаосе[68] и т. д.

    В этих документах подробно изложены права и обя­занности как нейтрального Лаоса, так и других госу­дарств— участников Женевского совещания, изъявивших готовность обеспечить международную защиту его нейт­ралитета.

    Интересно отметить, что, перечисляя обязанности Лао­са по нейтралитету, правительство Лаоса вопреки утвер­ждениям тех западных политиков и юристов, которые хо­тели бы ограничить современный нейтралитет лишь воен­ными аспектами,'на первый план выдвинуло обязанность осуществлять-на практике политику мирного'сосущество­вания и дружбы народов, заявив* что «оно будет твердо проводить в жизнь шять принципов мирного сосущество­вания в международных отношениях, будет развивать дружественные отношения и установит дипломатические отношения со всеми странами, в первую очередь с сооед-
    ними странами, на'основе равенства и уважения незави­симости и суверенитета Лаоса».

    Таким образом, основу политики нейтралитета Лаоса составляют принципы мирного сосуществования и стрем­ление развивать дружественные отношения с другими странами. От этих стран нейтральный Лаос ожидает лишь равенства во взаимоотношениях и уважения своей неза­висимости и суверенитета. Причем Лаос решительно настаивает на соблюдении этих -принципов всеми госу­дарствами. «Воля лаосского народа,—'подчеркивается в заявлении правительства Лаоса от 9 июля 1962 г., вклю­ченного в Декларацию о нейтралитете Лаоса,— выра­жается в том, чтобы защищать и заставить уважать су­веренитет, независимость, нейтралитет, единство и тер­риториальную целостность Лаоса».

    Со своей стороны Лаос обязуется не прибегать «к применению силы или к угрозе применения силы, так что­бы это могло нанести ущерб миру в других странах, и не будет вмешиваться во внутренние дела других стран».

    В документах Женевского совещания подробно регла­ментированы и обычные для всех современных нейтраль­ных государств обязательства об отказе от участия в во­енных блоках и от предоставления территории нейтраль­ного государства под иностранные военные базы.

    Лаос не только обязуется .не участвовать ни в каких военных союзах или в других соглашениях военного или иного характера, несовместимых с его нейтралитетом, не только не допустит создания каких-либо иностранных во­енных баз на своей территории и не разрешит никаким странам использовать свою территорию в военных целях или в целях вмешательства’ во внутренние дела других стран, но и «не будет признавать защиты со стороны ка- кого-либо союза или военной коалиции, включая СЕАТО».

    Это последнее положение особенно важно в связи с тем, что организаторы агрессивного блока СЕАТО рас­пространили его действие на Лаос, Камбоджу и Южный Вьетнам в нарушение общепризнанного ъ теории и прак­тике международного права положения, согласно кото­рому никакой договор не может распространяться на го­сударства, не участвующие .в нем, не порождает для этих государств никаких юридических последствий и не связы­вает их. Исключение из этого правила составляют лишь договоры, заключаемые в пользу третьих стран, дающие
    им те или иные преимущества. Но и в этом последнем случае требуется согласие -заинтересованных третьих 'стран на то, чтобы воспользоваться преимуществами, ко­торые им предоставляет договор, заключенный другими государствами.

    Вполне естественно, что Лаос, неоднократно имевший возможность убедиться в том, что такое СЕАТО и какую опасность его деятельность таит для молодых независи­мых государств, не только не выразил своего согласия на распространение на него действия СЕАТО, но и катего­рически отверг все возможные попытки вмешательства этого агрессивного блока в его внутренние дела под предлогом «защиты» Лаоса. ’

    Важное значение имеет также обязательство Лаоса потребовать вывода со своей территории всех иностран­ных войск и всего иностранного военного персонала *. Этому обязательству Лаоса соответствует обязанность других участников Женевского совещания, зафиксирован­ная в ст. 2 Декларации о нейтралитете Лаоса. Эту обя­занность дополняет обязательство, закрепленное в ст. 4 Протокола к Декларации о нейтралитете Лаоса, которая гласит, что «ввод иностранных репулярных и нерегуляр­ных войск, иностранных полувоенных формирований и иностранного военного персонала в Лаос запрещается».

    Включение, этих положений в Декларацию о нейтрали­тете Лаоса и Протокол к ней означает, что участники Женевского совещания признали в качестве важного ус­ловия нейтралитета Лаоса необходимость вывода иност­ранных войск с его территорий и недопущение их ввода в будущем. Это признание весьма существенно как для определения норм, регламентирующих нейтралитет Лао­са, так и вообще для определения прав и обязанностей современных нейтральных государств.

    Важнейшее значение для формирования современного понятия нейтралитета имеет также ст. 6 Протокола к Декларации о нейтралитете Лаоса, в которой говорнт- ся: «Запрещается ввоз и Лаос--погружении, боеприпасов и военных материалов вообще, за исключением такого количества вооружения обычного вида, которое королев­ское правительство Лаоса может-счесть необходимым для'национальной обороны Лаоса».

    Подпись: <17В самом деле, это подтверждается не только практи­кой государств, идущих по пути нейтралитета, ни одно из которых не имеет н, за единичными исключениями, не обнаруживает стремления иметь ядерное оружие, но и поддержкой, которую большинство неприсоеднннвшнхся стран оказывает предложениям о нераспространении ядерного оружия, о создании безъядерных зон и т. д. В поддержке нейтральными странами этих предложений, которые относятся и к ним самим, к их собственной тер­ритории, «аходит -свое выражение признание в качестве важнейшей обязанности, современных нейтральных госу­дарств их обязательства воздерживаться от обладания ядерным оружием.

    По вопросу-о принципах своих экономических связей с другими государствами правительство Лаоса заявило, что оно примет прямую и ничем не обусловленную по­мощь от всех стран, которые желают оказать помощь Ко­ролевству Лаос в создании независимой и самостоятель­ной национальной экономики на основе уважения суве­ренитета Лаоса.

    Это положение означает, что Лаос обязуется прини­мать только такую ломот’., которая не связана с поли­тическими пли иными ущемляющими его суверенитет, условиями. Тем самым как бы подтверждается, что нейт­ральное государство, для того чтобы оставаться подлин­но нейтральным, должно быть полностью независимым.

    Наконец, правительство Лаоса обязуется соблюдать договоры и соглашения, подписанные в соответствии с интересами лаосского народа и с «политикой мира и нейт­ралитета Лаоса, в частности Женевские соглашения

    1962    года, и отменить все договоры и соглашения, кото­рые противоречат этим принципам. Иными словами, Лаос обязуется не вступать «и в какие договоры и соглаше­ния не только военного характера, но и в любые "другие договоры и соглашения, если они противоречат его ней­тралитету, его миролюбивой политике'.

    В ответ на просьбу Лаоса участники Женевского со­вещания по урегулированию лаосского вопроса заяви­ли, что они «будут уважать и всячески соблюдать суве­ренитет, независимость, нейтралитет, единство и террито­риальную целостность Королевства Лаос».

    В этом заявлении со всей определенностью выраже­на обязанность всех участников Женевского совещания признать и уважать нейтралитет Лаоса[69].

    Во исполнение этой общей и основной обязанности участники Женевского совещания приняли на .себя ряд конкретных обязательств по отношению к нейтральному Лаосу. Причем в тексте Декларации о нейтралитете Ла­оса говорится, что государства—участники Женевского совещания «обязуются, в частности» (разрядка моя:— Б. Г.), воздержаться от определенных действий, которые могли бы -привести к 'нарушению нейтралитета Лаоса. Слово «в частности» следует, очевидно, понимать в том смысле, что приводимый в Декларации о (нейтрали­тете Лаоса перечень действий, от которых обязались воз­держиваться участники Женевского совещания, надо тол­ковать расширительно. Иными словами, участники Же­невского совещания приняли на себя обязательство не со­вершать не только тех действий, которые перечислены в тексте Декларации, но и вообще любых действий, кото­рые могл'и бы нанести ущерб нейтральному Лаосу.

    Такое толкование прямо вытекает из текста п. «а» ст. 2 Декларации о нейтралитете Лаоса, где указывается, что участники Женевского совещания «никоим образом не бу­дут совершать какого-либо действия или участвовать в таких действиях, которые могли бы .прямо или косвенно нанести ущерб суверенитету, независимости, нейтралите­ту, единству или территориальной целостности Королев­ства Лаос».

    Далее 13 государств — участников Женевского сове­щания [70] обязались не прибегать к силе или угрозе силой, а также к иным мерам, которые могли бы нанести ущерб миру в Лаосе; воздерживаться от какого бы то ни было прямого или косвенного вмешательства в его внутренние дела, не сопровождать помощь, оказываемую Лаосу, ус­ловиями политического характера; не втягивать Лаос ни в какие военные союзы или иные соглашения, несовмес­тимые с его нейтралитетом; уважать желание Лаоса не признавать защиты со стороны какого-либо союза или военной коалиции, включая СЕАТО; не вводить в Лаос иностранные войска или военный персонал и не создавать на его территории иностранных военных баз, опорных пунктов или других иностранных военных сооружений.

    В Декларации о нейтралитете Лаоса оговорено так­же, что участники Женевского совещания не будут ис­пользовать территорию Лаоса для вмешательства во внутренние дела других стран, а также не будут исполь­зовать территорию любой страны, включая свою собст­венную, для вмешательства во внутренние дела Лаоса.

    Не ограничиваясь принятием этих обязательств, ко­торые, строго говоря, связывают лишь государства, под­писавшие Декларацию о нейтралитете Лаоса, участники Женевского совещания обратились ко всем другим госу­дарствам с призывом уважать и всячески соблюдать су­веренитет, независимость, нейтралитет, единство и терри­ториальную целостность Лаоса и воздерживаться от лю­
    бых действий, несовместимых с этими принципами пли с другими положениями Декларации о нейтралитете Лаоса.

    Необходимо выяснить, каково же юридическое значе­ние такого призыва, обращенного ко всем государствам, если учесть, что, как уже отмечалось, страны, не участ­вующие в договоре, им непосредственно связаны быть не могут. Это положение справедливо и в данном случае. Однако любое государство, не подписавшее Декларацию о нейтралитете Лаоса, обязано считаться с ней, посколь­ку она выражает суверенную волю четырнадцати госу­дарств. При этом, осуществляя свой суверенитет при уре­гулировании лаосского вопроса, участники Женевского совещания отнюдь не нарушили суверенитета какого- либо другого государства, действуя вполне правомерно. Необходимо иметь в виду и то обстоятельство, что при­нятием Декларации о нейтралитете Лаоса участники Женевского совещания внесли определенный вклад в дело упрочения мира и смягчения международной на­пряженности. Поэтому всякое действие в ущерб ней­тральному Лаосу со стороны любого государства яви­лось бы не только нарушением принципа уважения су­веренитета государств — участников Женевского совещания, но и действием, направленным на срыв уси­лий, по укреплению мира, которое можно квалифициро­вать как угрозу международному миру и безопасности. Против государства, виновного в совершении таких дей­ствий, могли бы быть предприняты меры, предусмотрен­ные Уставом ООН.

    Со своей стороны участники Женевского совещания предусмотрели обязанность, «в случае нарушения или возникновения угрозы нарушения суверенитета, незави­симости, нейтралитета, единства или территориальной це­лостности Королевства Лаос, провести совместные кон­сультации с королевским правительством Лаоса и между собой для того, чтобы рассмотреть меры, которые могли бы оказаться необходимыми для обеспечения соблюде­ния этих принципов и других положений настоящей Де­кларации».

    Содержащееся в Декларации о нейтралитете Лаоса указание на то, что государства — участники Женевского совещания «не будут мириться» с вводом в Лаос иност­ранных войск или военного персонала, с созданием в Лаосе иностранных военных бяз, опорных пунктов или
    других иностранных военных сооружении какого-либо рода, недвусмысленно подтверждает решимость участни­ков Женевского совещания н их обязанность не только самим не прибегать к таким действиям, но и воспрепятст­вовать их совершению другими государствами.

    Таким образом, речь по существу идет о международ­ной гарантии нейтралитета Лаоса и других принципов, провозглашенных в декларации, хотя сам термин «гаран­тия» в материалах Женевского совещания и не употреб-. ляется. Такого рода гарантии представляют собой новое явление в международном праве. Во-первых, примени­тельно к нейтралитету в международном праве до сих пор были известны лишь гарантии статуса постоянного нейтралитета. Между тем нейтралитет Лаоса — это не. по­стоянный нейтралитет, а политика нейтралитета, полу­чившая оформление, и закрепление в международном договоре и сообщавшая в силу этого Лаосу особый меж­дународно-правовой статус нейтралитета. Этот статус имеет сходство с. постоянным нейтралитетом или договор­ным нейтралитетом других видов в том отношении, что такой статус не может быть изменен.или отменен в одно­стороннем порядке, без согласия других договариваю­щихся сторон.

    По своему же содержанию, объему прав и обязан­ностей, целям и задачам нейтральный статус Лаоса от­личается от постоянного нейтралитета, по крайней мере в его «классическом» понимании, и совпадает с полити­кой нейтралитета, неприсоединения, точнее, представляет собой политику нейтралитета, закрепленную в -между­народном договоре.

    Вторая особенность гарантий, данных Лаосу, состоит в том, что гаранты не приняли на себя категорического обязательства «заставлять уважать» нейтралитет Лаоса, как это было в гарантиях, которые в свое время были даны постоянно нейтральным государствам. Участники Женевского совещания ограничились лишь призывом ко всем государствам воздерживаться от нарушений нейтра­литета Лаоса и обязались консультироваться между собой, если такое нарушение все-таки произойдет или будет существовать угроза такого нарушения. ■ Таким образом, за исключением взаимных консультаций, пря­мой обязанности гарантов всех вместе или порознь вы­ступить в защиту нейтралитета Лаоса путем тех или
    иных действий в Декларации о нейтралитете Лаоса нет

    Это обстоятельство отнюдь не умаляет ценности га­рантий, данных Лаосу, и не делает их неэффективными. В конце концов после соответствующих консультаций участники Женевского совещания могут решить оказать Лаосу в случае необходимости любую помощь, в том числе и вооруженными силами, если это потребуется для обеспечения нейтралитета и независимости Лаоса.

    Но дело не только в этом. Сам факт замены прямого обязательства оказать вооруженную поддержку Лаосу в случае нарушения его нейтралитета обязательством провести консультации по вопросу о том, какие меры следует предпринять, свидетельствует о том, что в слу­чае возможных осложнений усилия гарантов должны быть направлены на поиски мирного разрешения конфликта, на пресечение нарушения нейтралитета или устранение угрозы его нарушения с помощью мирных средств, не допуская вооруженного столкновения.

    Не будет преувеличением утверждать, что при усло­вии единства действий гарантов[71], соблюдения всеми ими своих обязательств, по отношению к Лаосу, какие-либо принудительные меры по защите его нейтралитета, суве­ренитета, независимости, единства и территориальной целостности, по всей вероятности, и не потребовались бы.

    Следовательно, главна я гарантия нейтрального ста­туса Лаоса состоит в соблюдении всеми участниками Женевского совещания своих обязательств по отноше­нию к Лаосу, в единстве их действий по сохранению и упрочению его нейтрального статуса.

    Наконец, еще одна отличительная особенность гаран­тий, данных Лаосу, состоит в точном определении объ­екта гарантии. Если, например, в отношении Швейцарии юристы немало спорили но поводу того, что является объектом данных ей гарантий, то есть что именно гаран­тируется— только ли нейтралитет или-также независи­мость и территориальная целостность, то в отношении Лаоса для каких бы то ни было сомнений в этом отноше­нии абсолютно нет оснований. В Декларации о нейтра­литете Лаоса неоднократно подчеркивается, что участ­ники Женевского совещания обязуются уважать, соблю­дать и охранять от нарушений, иными словами гарантировать, суверенитет, независимость, нейтралитет, единство и территориальную целостность Лаоса, кото­рые, таким образом, и составляют объект данных ему гарантий.

    Таковы основные положения решений Женевского со­вещания по урегулированию лаосского вопроса, создавав­ших хорошую основу для восстановления мира в Лаосе, для обеспечения его суверенитета, независимости, ней­тралитета, единства и территориальной целостности.

    Правда, как .показали дальнейшие события, в резуль­тате вмешательства США во внутренние дела Лаоса эти решения неоднократно грубо нарушались и Лаос до сих пор лишен возможности идти избранным им путем мира и нейтралитета, получившим признание и гарантии уча­стников Женевского совещания. Однако факты наруше­ния империалистами США и их пособниками в Лаосе решений Женевского совещания отнюдь не умаляют большого политического значения этих решений, не ли­шают их юридической силы.

    Дело не в том, что решения Женевского совещания, закрепляющие нейтралитет Лаоса, будто бы мало эффек­тивны. или лишены обязывающей силы,.а в том, что США и опирающиеся на их поддержку силы лаосской реакции нарушают эти решения. Следовательно, задача всех ми­ролюбивых сил состоит в том, чтобы заставить американ­ских империалистов строго выполнять принятые Соеди­ненными Штатами Америки обязанности в отношении нейтрального Лаоса. Одним из способов обеспечить со­блюдение решений Женевского совещания по лаосскому вопросу могло бы явиться новое совещание его участни­ков, провести которое неоднократно предлагал Советский Союз и другие миролюбивые государства. Проведению нового совещания по лаосскому вопросу препятствует
    отрицательная позиция США и других западных держав. Заставить империалистов прекратить вмешательство во внутренние дела Лаоса, обеспечить мир и нейтралитет этой страны —одна из важных задач миролюбивых сил в современный период.

    Что же касается нейтрального статуса Лаоса, его прав и обязанностей по нейтралитету и данных ему междуна­родных гарантий, то одним из доказательств их ценности может служить тот факт, что Камбоджа, нейтралитет ко­торой был провозглашен в односторонней декларации, а затем закреплен в принятом ею в 1957 году законе о ней­тралитете, ныне, в условиях непрекращающихся нападок и провокаций по отношению к ней со стороны Южного Вьетнама н Таиланда, выразила желание получить такие же международные гарантии, какие получил Лаос. Пред­ложив провести для этой цели международное совеща­ние, аналогичное Женевскому совещанию по урегулиро­ванию лаосского вопроса, Камбоджа рассчитывала, оформив свой нейтралитет в- многостороннем договоре, оградить свою независимость и территориальную целост­ность от угроз и провокаций южновьетнамской и таиланд­ской реакции с помощью признания и гарантии своего нейтрального статуса государствами — участниками та­кого совещания.

    Советский Союз и другие социалистические государ­ства дали положительный ответ на предложение Камбод­жи, заявив о своей готовности принять участие в таком совещании [72],-

    Со своей стороны Советское правительство предпри­няло практические шаги к осуществлению предложения Камбоджи. Так, 18 января 1964 г. министерство иност­ранных дел СССР передало послу Великобритании в Москве проект совместного послания сопредседателей Женевского совещания 1954 года гю Индокитаю, в кото­ром предлагалось созвать совещание по Камбодже в ап­реле 1964 года в Женеве[73].

    Совещание по Камбодже не состоялось из-за отрица­тельного отношения к нему западных держав, и прежде всего США.

    -     Несмотря на то что совещание по Камбодже созвать не удалось, вопрос о нем остается открытым, и Камбод­жа не снимает своего предложения о предоставлении.ее нейтралитету и территориальной целостности междуна­родных гарантии по примеру Лаоса.

    Однако."значение решений Женевского'совещания по урегулированию лаосского вопроса и принятых им Дек­ларации о нейтралитете Лаоса и Протокола к ней не исчерпывается тем, что в них были закреплены междуна­родно-правовые принципы и нормы, соблюдение которых обеспечило бы развитие Лаоса по пути мира, независи­мости и нейтралитета. Закрепление в этих документах прав и обязанностей нейтрального Лаоса в значительной степени содействовало формированию современного по­нятия нейтралитета.

    Правда, эти принципы и нормы непосредственно от­носятся лишь к нейтральному Лаосу, но вполне право­мерно предположить, что, вырабатывая их применительно к Лаосу, государства —участники Женевского совещания руководствовались своим ■ пониманием характера совре­менного нейтралитета вообще. Учитывая представитель­ный состав Женевского совещания, в котором участво­вали социалистические и нейтралистские государства, а также страны, входящие в империалистические военные блоки, молено без преувеличения сказать, что выработан­ные на этом совещании кормы международного права, регламентирующие права и обязанности нейтрального Лаоса, получили широкое международное признание в качестве норм, определяющих права и обязанности любо­го современного нейтрального государства.

    Суммируя лоложения, содержащиеся в документах, оформивших нейтральный статус Лаоса, можно сделать вывод, что эти нормы предусматривают, в частности, следующие права и обязанности современных нейтраль­ных государств.

    Нейтральное государство обязано: проводить миро­любивую внешнюю политику на основе принципов мирно­го сосуществования; развивать дружественные отноше­ния со всеми странами на условиях взаимности; не при­бегать к применению силы пли к угрозе ее применения:
    не вмешиваться во внутренние дела других стран; не участвовать в военных блоках, в военных или иных со­глашениях, несовместимых с нейтралитетом; не допус­кать создания иностранных военных баз на своей тер­ритории и использования ее другими государствами в военных целях или в целях вмешательства во внутренние дела каких бы то ни было государств; не обладать ядер- ным оружием; соблюдать все международные договоры и соглашения, отвечающие общепризнанным принципам международного права и национальным интересам ней­трального государства, и отменить все договоры, проти­воречащие им; не принимать экономической или иной иностранной .помощи на условиях, ущемляющих его суверенитет или угрожающих его независимости; не при­знавать защиты со стороны какого-либо союза или воен­ной коалиции.

    Нейтральное государство имеет право; на уважение своего суверенитета, независимости, нейтралитета и тер­риториальной целостности; на невмешательство в свои внутренние дела, на предоставление ему экономической помощи без политических или иных условий, угрожаю­щих его независимости; на уважение его права на отказ от признания защиты со стороны какого-либо союза или военной коалиции.

    Разумеется, этот перечень прав и обязанностей совре­менных нейтральных государств нельзя считать исчерпы­вающим, -в него могут быть включены и дру­гие нормы, направленные на укрепление нейтрали­тета и усиление его позитивной роли в международных отношениях.

    Легко заметить, что носителями многих из перечис­ленных прав и обязанностей, например .права на уваже­ние суверенитета и территориальной целостности или обязанности не вмешиваться во внутренние дела других стран, могут быть и государства, никогда не заявляв­шие о своем нейтралитете или о своей позиции неприсое­динения. Это действительно так. Но в случае провозгла­шения политики нейтралитета, принятия нейтрального статуса или установления постоянного нейтралитета со­блюдение этих прав и обязанностей получает как бы до­полнительную поддержку международного права, а в слу­чае предоставления гарантий—и прямую защиту со сто­роны государств-гарантов.

    При этом следует вновь подчеркнуть, что наилучшей гарантией того, что нейтральное государство сможет реализовать свои права и полностью выполнить свои обязанности по нейтралитету, является сохранение и упрочение мира и безопасности народов. Поэтому нейт­ральные государства не могут не быть заинтересованы в укреплении мира и должны вносить свой вклад в дело борьбы за мир во всем мире.

    Рассмотрение международно-правовых норм, регла­ментирующих положение современных нейтральных госу­дарств, показывает, что, за исключением статуса посто­янного нейтралитета‘, позиция нейтральных государств в случае возникновения войны международным правом заранее не определяется. Следовательно, политика ней­тралитета независимо от ее оформления, в отличие от постоянного нейтралитета или нейтралитета на случай войны третьих стран против одного из участников соот­ветствующего договора, — это институт’мирного време­ни. Она осуществляется в условиях мира и рассчитана на его сохранение и упрочение.

    В войне между третьими странами неприсоединив- шееся государство, если оно само не подверглось агрес­сии, может остаться нейтральным и соблюдать нормы нейтралитета во время войны. Но оно может и выступить на стороне жертвы агрессии, в защиту -правого дела, в по­рядке осуществления права на коллективную самооборо­ну, соблюдая требования Устава ООН и другие нормы современного международного права, применимые к данному случаю.

    В агрессивных войнах, военных авантюрах империа­листических держав и других действиях, составляющих угрозу миру или его нарушение, в каких-либо актах, являющихся вмешательством во внутренние дела других стран, нейтралистское государство не должно принимать участия, если оно хочет, чтобы другие государства про­должали считать его идущим по пути нейтралитета.

    Из всех государств, провозгласивших политику нейтралитета в одностороннем порядке, лишь Швеция безоговорочно объявила о том, что целью такой поли­тики является сохранение нейтралитета в случае войны.’

    «Для нашей страны,— подчеркивал еще в 1957 году тогдашний министр иностранных дел Швеции Э. Унден,— жизненно важно, чтобы другие державы понимали нашу политику так, как она мыслится риксдагом и правитель­ством, то есть как политику, направленную на то, чтобы удержать страну вне войны _ между великими дер­жавами» *.

    Можно предположить, что в том случае, если бы войну не удалось предотвратить, и другие государства, ныне идущие по пути нейтралитета, руководствуясь своими национальными интересами, пожелали бы остаться ней­тральными и не принимать в ней участия.

    В этом случае политика нейтралитета, проводившая­ся ими в мирных условиях, дала бы нм возможность при­нять необходимое решение вполне свободно, исходя из своих собственных интересов, тогда как государства, свя­занные участием в империалистических военных блоках, были бы лишены такой возможности и оказались бы сразу же втянутыми в войну. Следовательно, и в таком жизненно важном для государства вопросе, как вопрос

    о  том, вступать или не. вступать в войну, политика нейт­ралитета дает неприсоединившимся странам неоценимое преимущество перед малыми государствами, привязанны­ми к агрессивным империалистическим блокам.

    На эту связь политики нейтралитета в мирное время с возможностью остаться в стороне с т военного пожара в случае войны’указывал, например, министр иностранных дел Финляндии В. Мерикоски, выступивший 29 марта

    1963    г. в Хельсинки с большой речью о политике нейтра­литета Финляндии.

    «Основная теоретическая установка права нейтрали­тета,— заявил В. Мерикоски, — весьма ясна: нейтраль­ным является такое государство, которое, придерживаясь некоторых основных лравил, остается вне войны между двумя или несколькими государствами. На практике, однако, следует исходить из того, что государство, кото­рое стремится к нейтральному положению, должно уже в мирное время создать предпосылки для того,.чтобы оно смогло остаться вне возможной войны.

    Политика нейтралитета мирного времени.и нейтрали­тет военного времени, следовательно, тесно связаны друг с другом: последовательное проведение первой составля­ет предпосылки второго. Политика нейтралитета, конеч­но, не может быть какой-то.самоцелью — она представля­ет собой способ сохранения безопасности нации, просто ее существования, при возникновении войны путем удер­жания страны вне военных действии».

    С другой стороны, можно отметить опубликованную

    1  марта 1964 г. в финской газете «Пяйван саномат» статью профессора Б. Бромса, который пишет, что «18 ап­реля 1963 года в Финляндии был издан указ' о положени­ях, которые страна должна будет соблюдать во время войны между другими государствами. Согласно этому указу,— отмечает Б. Броме,— во время подобной войны Финляндия отнюдь не будет стремиться к тому, чтобы со ссылкой на свой нейтралитет уклоняться от выполнения обязательств, вытекающих для нее из соблюдения прин­ципов международного права».

    Что же касается афро-азиатских нейтралистских госу­дарств, то их официальные представители неоднократно подчеркивали, что возможность сохранения нейтралитета в случае войны — не главное для них в политике нейтра­литета.

    Так, президент Сукарно, поясняя в своем выступлении на Белградской конференции, что политику неприсоеди­нения нельзя смешивать с нейтралитетом, понимаемым как безучастное отношение к событиям и стремление во что бы то ни стало сохранить нейтралитет в случае вой­ны, заявил:

    «Нет, неприсоединение — это не нейтралитет. Это не ханжеская позиция человека, который держится в сторо­не — «чума на оба ваши дома». Политика неприсоедине­ния — это не политика 'поисков нейтральной позиции в случае войны. Политика неприсоединения — это не поли­тика нейтралитета, лишенного своей собственной окрас­ки; быть неприсоединившнмся — не значит стать буфер­ным государством между двумя гигантскими блоками. Неприсоединение — это активная приверженность вели­
    кому делу независимости, постоянного мира, социальной справедливости и свободы быть свободным» *.

    Подобные заявления, с которыми не раз выступали представители различных нейтралистских государств, еще раз доказывают, что политика нейтралитета, не пред­определяя заранее позиции нейтралистского государства на случай войны, осуществляется в условиях мира, слу­жит целям укрепления мира и безопасности народов. В этом и состоит основное содержание и значение поли­тики /нейтралитета в современных условиях.




    [1] Примерами работ советских авторов по вопросам нейтралите­та могут служить: О. Афанасьева, К истории швейцарского нейтралитета, «Международная жизнь», 1956 г., № 1, стр, 78—84; ее же, Политика нейтралитета под угрозой. «Международная жизнь», 1961 г., № 12, стр. 109—111; Д. Й. Бараташвили, По­зитивный нейтралитет в современном международном праве, «Совет­ское государство и право», 1963 г., № 6, стр. 95—103; Б. В. Г а н юш­ки к, Современный нейтралитет, Изд-во ИМО, 1958; В. Н. Д у р д е- н&вский, В чем сущность нейтралитета Швейцарии и какова его история?, «Ответы на вопросы трудящихся», вып. 61, 1955, стр. 43— 48; его ж е, Нейтралитет в системе коллективной безопасности, «•Советское государство и право», 1957 г., № 8, стр. 81—91; Г. И. Жу­ков, В интересах Японии — нейтралитет, Изд-во ИМО, I960; Г. П. 3 а д о р о ж и ы й, Еще о нейтралитете, «Новое время», 1957 г., № 29, стр. 17—18; Е. А. Коровин, Проблема нейтралитета на со­временном этапе, «Международная жизнь», 1958 г., № 3, стр. 48— 54; М. К рем не в, Непр.исоединившиеся страны и мировая полити­ка, «Проблема мира и социализма», 1963 г., № 4, стр. 30—36; Л. А. М о д ж о р я н, Идея нейтралитета в наши дни, «Новое вре­мя», 1956 г., № 8, стр. 12—15; ее же, Политика нейтралитета, изд-во «Знание», 1961; ее же, Политика подлинного нейтралитета — важный фактор борьбы народов за мир и независимость, изд-во «Знание», 1956; ее ж е, Постоянно нейтральные государства и меж­дународное право, «Советское государство и право», 1955 г., № 7, стр. 109—114; Г. О с н и ц к а я, Нейтралитет и «общий рынок», «Международная жизнь», 1962 г., № 2, стр. 73—77; О. Н. Хлестов, Женевские соглашения по Лаосу —важный шаг в формировании современного понятия нейтралитета, «Советское государство и пра­во», 1963 г., № 5, стр. 91—100; Я. Э т и н г е р, О. М е л и к я н, Нейт­рализм и мир, изд-во «Мысль», 1964, и многие другие.

    [2] Одной из таких работ является, например, статья проф. Л. А. Моджоряна, Политика нейтралитета и ее значение в расшире­нии зоны мира, «Международно-правовые формы мирного сосущест­вования государств и наций», Изд-во ИМО, 1957, стр. 59—8-5.

    [3] См. В. В a cot, Des Neulr aiites durables, P., 1945, p. 19.

    [4]  Cm. D. Healey, Neutralism, L., 1955, p. 8.

    [5] «Программа Коммунистической партии Советского Союза», Госполнтиздат, 1961, стр' 57.

    [6] См. Ф. Мартенс, Собрание трактатов и конвенций, заклю­ченных Россией с иностранными державами, т. XV, СПб., 1909, стр. 332—334.

    И

    [7] 7 марта 1955 г. Советский Союз заявил, что ои «признает ра­тифицированные Россией Гаагские конвенции и декларации 1899 и 1907 гг., разумеется, в той мере, .в какой эти конвенции и декларации ке противоречат Уставу ООН н если они не были изменены или за­менены последующими международными соглашениями, участником которых является СССР» («Известия», 9 марта 1955 г.).

    [8] Значительный интерес представляет, например, книга финского юриста Э. Кастрена (см. ~Е. С a s t г ё п, The Present Law of War and Neutrality, Helsinki, 1954).

    [9] C. Eagleton, Ferment of Revolution, «The American Journal of International taw (AJIL)», vol. 50, 1956, p. 920.

    [10] Особым случаем является гражданская война в тон или иной стране. Не рассматривая' всех правовых проблем, связанных с граж­данской войной, отметим, что законы и обычаи войны должны соблю­даться и сторонами в гражданской войне.

    [11] Одним из авторов подобных «теорий» является, как известно, министр обороны США Р. Макнамара.

    [12] Внутри каждой из основных форм нейтралитета можно выде­лить несколько видов нейтралитета. Таким образом, под термином «форма нейтралитета» подразумевается более широкое понятие по сравнению с тем, что называется «видом нейтралитета». Делается это исключительно по 'соображениям удобства, с целыо более под­робного освещения различных сторон и оттенков современного нейт­ралитета.

    [13] Подробнее о нейтралитете во время войны см., например. Е. А. Коровин, Краткий курс международного права, ч. II, М., 1944; его же Международное право, нзд-во «Международные отно­шения», 1964, стр. 653—661; А. Фердросс. Международное право, ИЛ, 1959; Е. С a s t г ё п. The Present Law of War and Neutrality. Helsinki, 1954; Ch. Rousseau, Droit International public appro- fondi, P., 1961.

    IS

    [14] См. В. В а с о f, Des Neutralifes durables.

    2*

    ' См., например, А. V е г d г о s s, Die imnenvahrende Neutrali­st der Republik Osterreich, Wien, 1958, SS. 11—13.

    [15] Вопрос об участии нейтральных стран в организациях коллек­тивной безопасности, предусматривающих совместные действия по пресечению агрессии, рассматривается в специальной главе настоя­щей книги. Здесь же имеются в виду обязанности государства по нейтралитету во время войны.

    [16] Е. А. Коровин, Краткий курс международного права, ч. П, стр. 105.

    [17] В. В a cot, Des Neutralites durables, p. 51.

    [18] После Белградском конференции неприсоединившихся госу­дарств. состоявшемся в 1961 году, термин «политика неприсоедине­ния» стал одним из самых распространенных.

    [19] «Программа Коммунистической партии Советского Союза», Госполитиздат, 1961, стр. 58.

    [20] Ibid.

    * Ibid.

    [22] Ibid.

    [23] Говоря об этом, нельзя ие отметить крупного (вклада в разра­ботку проблемы нейтралитета в мирное время, внесенного советски­ми юристами В. Н. Дурденевским, Л. А. -Моджорян и др.

    [24] «Правда», 7 шоня 1956 г.

    «Правда», 22 марта 1958 г.

    [26] J. L. Mehta, India in World Affairs, • Vital Speeches of the Days, v. XXI, No 18, July 1, 1955, p. 1324.

    [27] Совершенно очевидно, что такое беспрт трасте коренным об­разам отличается от .пассивного безучастия в решении мировых проблем, которым, по мнению буржуазных юристов, характеризуется «классический» нейтралитет.

    [28] Уважение, суверенитета и территориальной целостности всех стран.

    [29] Признание равенства всех рас и равенства всех наций, боль­ших и малых.

    [30] Воздержание от интервенции п вмешательства во внутренние дела другой страны.

    [31] «East Africa and Rhodesia», December 7, 1961.

    [32] У р х о Калева Кекконен, «Финляндия и Советский Союз», Речи и выступления 1960—1962 годов. ИЛ, 1963, стр. 46.

    [33]    «Foreign Policy Bulletin», vol. 36, No 11, February 1957, p. 87.

    [34] «Программа Коммунистической партии Советского Союза», стр. 5. Диалогичное определение современной эпохи .содержится и в Заявле­нии совещания представителей коммунистических н рабочих партий, состоявшегося в Москве в ноябре 1960 года (см. «Программные до­кументы борьбы за мир, демократию и социализм», Госполитиздат, 1961, стр. 39).

    [35] «Программа Коммунистической партии Советского Союза», стр. 45.

    [36]  В недавно вышедшей книге ныне находящегося в отставке

    Э. Ундеиа «Мысля о внешнем политике» «навь подчеркивается боль­шое значение политики неприсоединения как для самой Швеции, так и для дела мира (см. О. Unde n, Tankar orn utrikes-politik, Stock­holm, 1963).

    [37] J a w a h а г I a I Nehru, Changing India, «Foreign Affairs», .vol. 41, No 3, April 1963, p. 456,

    [38] Решимость народов Азин и Африки продолжить эту борьбу нашла свое выражение в документах, принятых на конференции: в Декларации Второй конференции солидарности народов Азии и Аф­рики; Резолюции о сосуществовании и разоружении, Резолюции

    о  единстве и солидарности народов Азии и Африки в борьбе против •колониализма и империализма и т. д. (см. «Вторая конференция со­лидарности народов Азии и Африки», Конакри, .11—15 апреля 1960 г., Соцэкгиз, 1961, стр. 301—346).

    [39] См. «Вторая конференция солидарности народов Азии и Аф­рики», «Государство и право зарубежных стран, Информационный сборник», 1960 г., № 5, стр. 132—134.

    [40] Всеобщая декларация прав человека была принята ООН 10 де­кабря 1948 г. (см. «Международное право в избранных документах», т. I, стр. 206—212).

    [41] Если на Каирской конференции были представлены народы 45 стран Азии и Африки, на конференции ib Конакри —- 55, то в Мо­ши прибыли делегаты от 60 стран и большое количество наблю­дателей.

    [42] См. «Правда», 24 мая 1965 г.

    [43] См., например, документы н материалы Первой (Аккра, де­кабрь 1958 г.), Второй (Тунис, январь 1960 г.) и Третьей (Каир, март 1961 г.) конференций народов Африки; сессии Исполкома Ор­ганизации солидарности народов Азии и Африки (Никозня, сентябрь

    1963   г.), VI сессии Совета этой организации (Алжир, март

    1964 г.) и т. д.

    [44] В работе конференции принимали участие представители 31 из 33 независимых тогда государств Африки. Ныне т состав Организа­ции африканского единства, созданной на конференции, входят все независимые государства Африки, кроме ЮАР.

    [45] См. «The Ghanian Times», September 3, 1063. - с

    [46] См. «VII Congres de 1’Association Internationale des Juristes Democrates, Sofia, 10—14 Octobre 1960. Aspects juridiques tie la neutrality», Bruxelles, p. 120.

    [47] Впрочем, попытки сформулировать основные права и обязан­ности нейтральных государств предпринимались не только юристами, занимающимися проблемами международного права. Так, например. М. Кремнев дал сжатую характеристику нейтрализма, отметив, что его сущностью являются:

    «а) поддержка принципов мирного сосуществования, борьба за разоружение, за запрещение ядерного оружия;

    б)     постоянная поддержка движений за национальное освобож­дение;

    в)     отказ от участия в военных блоках;

    г)     отказ от предоставления своей территории для военных баз иностранных держав» («Проблемы мира и социализма», 1963, № 4, стр. 30).

    [48] В ней приняли участие 25 государств: Афганистан, Алжир, Бирма, Цейлон, Эфиопия, Гана. Гвинея, Индия, Индонезия, Ирак, Йемен, Югославия, Камбоджа, Кипр, Конго (Леопольдвиль), Куба, Ливан, Марокко, Мали, Непал, Саудовская Аравия, Сомали, Судан, Тунис, ОАР. Кроме того, Боливия, Бразилия.и Эквадор прислали на конференцию своих .наблюдателей.

    [49] См. «The Conference of Neads of State nr Government of non- aligned countries», Belgrade, September 1—6, 1961; Beograd, 1961, p. 21.

    [50] «The Conference of Heads of state or Government of non-alig­ned countries», Belgrade, September ]—6, 1961, p. 26.

    [51] «The Conference of Heads of State or Government of non-alig­ned countries», pp. 254—255.

    [52] «The Conference of Heads of Stale or Government of non-alig­ned countries», p. 261.

    [53] Ibid., p. 263.

    6‘1

    [54] В работе Каирской конференции участвовали следующие не- присоединмвшиеся страны: Афганистан, Алжир, Ангола, Бирма, Бу­рунди, Камбоджа, Камерун, Центральноафриканская Республика, Цейлон, Чад, Конго (Браззавиль), Куба, Кипр, Дагомея, Эфиопия, Гана, Гвинея, Индия, Индонезия, Ирак, Мавританская Исламская Республика, Иордания, Кения, Кувейт, Лаос. Ливан, Либерия, Ли­вия, Малави, .Мали, Марокко, Непал, Нигерия, Саудовская Аравия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Сомали, Судан, Сирия, Того, Тунис, Уганда, Объединенная Арабская Республика, Объединенная Республика Танганьики и Занзибара, Йемен, Югославия и Замбия. Делегация Конго (Леопольдвиль) участвовала не во всех заседаниях конферен­ции и не подписала принятых на ней документов. Наблюдателями были представлены Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Финляндия, Ямайка, Мексика, Тринидад и Тобаго, Урупван, Венесуэла.

    [55] Всего Индия внесла в политический ’комитет Каирской конфе­ренции 9 проектов резолюций, в том числе о мирном сосуществова­нии, о совместных действиях неприсоединившихся стран в деле осво­бождения порабощенных народов и искоренении всех форм колониа­лизма и т. д.

    [56] Камбоджа выступила также с предложением обсудить вопрос

    о нейтрализации Юго-.Восточной Азии.

    г Большинство предложений, содержавшихся в проектах резо­люций, нашло свое отражение в принятой на Каирской конференции декларации.

    [58] Каирская конференция приняла решение направить эту декла­рацию Генеральному секретарю ООН и всем членам этой организа­ции. Кроме того, по предложению -президента Тито текст декларации было решено направить также XIX сесоии Генеральной Ассамблеи ООН. Конференция приняла также отдельную резолюцию поддерж­ки и солидарности с Организацией африканского единства, которая по решению конференции прилагается к декларации. Были приняты также резолюции по экономическим вопросам, резолюция о культур­ном сотрудничестве стран — участниц Каирской конференции и дру­гие документы.

    [59] «The Ghanian Times», October 12, 1964.

    [60] См. «New York Herald Tribune», October 12, 1964; «The New York Times», October 13, 1964.

    [61] Cm. «Die Weit», 9 October 1964

    ! См. Я. Этингер 11 О. Меликя.н, Нейтрализм и мир, стр. 15—-17.

    [63]    См. «Внешняя политика СССР», т. III, М., 1945, стр. 499—500.

    [64] Подобные положения содержались и в Договоре о нейтрали­тете и взаимном ненападении между Союзом ССР и Высоким Госу­дарством Афганистаном, который был заключен 31 августа 1926 г. (см. «Внешняя политика СССР», т. III, стр. 78—79). В 19-31 году этот договор был несколько изменен, а срок его действия продлен.

    [65] О том, какое важное значение придавали стороны обязательст­ву не участвовать в союзах и соглашениях, враждебных одной из них, свидетельствует тот факт, что соответствующее обязательство было включено и в более ранний Договор между Российской Социа­листической Федеративной Советской Республикой и Афганистаном, подписанный 28 февраля 1921 г. (см. «Сборник действующих догово­ров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государ­ствами», вып. I—II, изд. НКИД, 1935, стр. 13—16).

    [66] Кроме названных пяти великих держав, Лаоса и Камбоджи в .работе Женевского совещания участвовали также Демократическая Республика Вьетнам и Южный Вьетнам.

    [67] СССР, Польша, КНР, ДРВ, США, Англия, Франция, Индия, Бирма, Канада,-Лаое, Камбоджа, Таиланд и Южный Вьетнам.

    [68] См. «Внешняя политика СССР. Сборник документов. 1962 год», Изд-во ИМО, 1963, стр. 311—323.

    [69] Эта обязанность, разумеется, предполагает признание и уваже­ние не только нейтралитета, но и суверенитета, независимости, един­ства и территориальной целостности Лаоса, но для целей настоящей работы имеет в первую очередь значение обязанность признать и ува­жать нейтралитет.

    [70] Четырнадцатым участником был сам Лаос. Кстати, факт ак­тивного участия Лаоса в Женевском совещании не оставляет мес­та для споров юристов (как это было в отношении Швейцарии), был ли договор о нейтралитете Лаоса заключен с ним или о нем.

    [71] По самому смыслу гарантий, данных Лаосу, они являются, кол­лективными, так как индивидуально, в одиночку проводить консуль­тации о мерах, которые необходимо предпринять в случае наруше­ния или угрозы нарушения нейтралитета Лаоса, попросту невоз­можно.

    [72] См. «Внешняя политика СССР. Сборник документов. 1962 год», стр. 338.

    [73] Посяаине предполагалось направить государствам, которые на­ряду с СССР, Англией и Камбоджей участвовали в Женевских со­вещаниях 1054 года и 1961 — 19G2 годов: Бирме, ДРВ, Индии, Кана­де, КНР, Лаосу, Польше, США, Таила» tv, Франции и Южному Вьетнаму (см. «Правда*-, 22 января 1964 г.).



  • Детская мебель, рейтинг статья. Интернет магазин мебели, мебель для детской комнаты.